WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

КОСТУСЕНКО Илья Ильич

Пространственное распределение

продовольственных ресурсов:

  вопросы дифференциации и пути сглаживания

неравномерности

Специальность 08.00.05 - Экономика и управление народным хозяйством  (региональная экономика)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Санкт-Петербург – Пушкин,  2009

Работа выполнена в ГОУ ВПО  «Новгородский государственный университет

  имени  Ярослава Мудрого»

Научный консультант: 

доктор экономических наук,

профессор, академик РАСХН Костяев Александр Иванович

Официальные оппоненты:

доктор экономических наук,

профессор,

член-корреспондент РАСХН Алтухов Анатолий Иванович

доктор экономических наук,

профессор,

член-корреспондент РАСХН Никонова Галина Николаевна

доктор экономических наук,

профессор  Жихаревич Борис Савельевич

Ведущая организация: Санкт-Петербургский государственный университет 

  экономики и финансов

Защита состоится « 30» июня  2009 года в  10  часов на заседании Диссертационного Совета Д.006.055.01 в Государственном научном учреждении «Северо-Западный научно-исследовательский институт экономики и организации сельского хозяйства Российской академии сельскохозяйственных наук» по адресу: 196608, Санкт-Петербург-Пушкин,  шоссе Подбельского, д. 7, к. 233, актовый зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке института.

Автореферат  разослан «29» мая 2009 года.

Ученый секретарь

диссертационного Совета,

кандидат экономических наук, с.н.с.                                Е.О. Никифорова

Общая характеристика работы



Актуальность темы исследования. Трансформационные изменения в экономике страны в период перехода к рыночным отношениям привели к структурной перестройке всей системы формирования и пространственного распределения продовольственных ресурсов. Система централизованного планового формирования и распределения продовольственных ресурсов между регионами страны была ликвидирована, а на ее смену пришла модель, построенная на принципах экономического либерализма.  Следствием трансформации агропродовольственного сектора экономики стали: резкий спад объемов производства и потребления продовольствия, рост импорта продуктов питания, утрата продовольственной безопасности страны по ряду продуктов, усиление пространственной неоднородности и поляризации регионов по уровню потребления основных продуктов питания и ряд других негативных явлений.

Изменение с 2000 года агропродовольственной политики государства позитивно отразилось на решении существующих проблем: в 30 регионах страны выросло потребление молока и молокопродуктов, в 54 – мяса и мясопродуктов, в 61 – яиц. Вместе с тем, в 48 субъектах РФ продолжалось снижение уровня потребления молока и молокопродуктов, в 25 – мяса и мясопродуктов, в 18 – яиц. В значительной степени причиной этого явилось то, что в большинстве указанных регионов не наступил восстановительный рост производства сельскохозяйственной продукции, а происходил его дальнейший устойчивый спад. В этой связи, тема диссертации, предполагающая исследование факторов, тенденций, закономерностей формирования и пространственного распределения продовольственных ресурсов является актуальной.

Актуальность темы исследования вытекает также из конкретных действий органов управления федерального уровня по корректировке стратегии развития агропродовольственного сектора Российской Федерации. В 2006-2007 годах в стране осуществлялась реализация Приоритетного национального проекта «Развитие АПК», в котором центральное место занимает направление «Ускоренное развитие животноводства». С 2008 года берет свое начало Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы. В течение 2008 года шла активная работа по подготовке Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации и проекта соответствующего Указа Президента. Это указывает на то, что тема диссертационного исследования полностью находится в русле целей и задач обеспечения продовольственной безопасности страны, сформулированных в Доктрине, и направлена на конкретизацию и углубленное решение проблем на региональном уровне.

Состояние изученности проблемы. Проблемы продовольственного обеспечения страны и ее отдельных регионов исследовались рядом  ученых с различных точек зрения. Изучению проблем обеспечения продовольственной безопасности и продовольственной независимости страны и регионов посвящены работы А.И.Алтухова, Г.В.Беспахотного, В.Р.Боева, Е.Н.Борисенко, Д.В.Вермеля, А.В.Гордеева, В.А.Дадалко, А.Г.Жаркова, А.И.Костяева, О.А.Масленниковой, В.В.Милосердова, В.И.Назаренко, А.Г.Папцова, Е.Е.Румянцевой, А.Ф.Серкова, И.Г.Ушачева, Ю.С.Хромова, Б.А.Чернякова и других авторов.

Вопросы формирования национальных и региональных продовольственных рынков, их защиты, создания конкурентной среды и повышения уровня доступности продуктов питания исследовались в работах А.И.Алтухова, М.З.Головатюка, В.Д.Гончарова, Е.Ф.Злобина, С.В.Киселева, В.А.Клюкача, Э.Н.Крылатых, М.Н.Малыша, В.И.Нечаева, Б.И.Пошкуса,  А.Н.Семина, В.И.Тарасова, И.Ф.Хицкова, О.Г.Чарыковой и др.

Результаты исследования проблем производства сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия как базы формирования продовольственных ресурсов регионов представлены в работах И.Н.Буздалова, И.Н.Буробкина, Б.С.Жихаревича, В.В.Кузнецова, И.И.Летунова,  В.В.Милосердова, А.С.Миндрина, Г.Н.Никоновой,  П.М.Першукевича, А.В.Петрикова, П.В.Смекалова, А.Г.Трафимова, А.И.Тянутова, А.А.Черняева, А.С.Шелепы, Д.Б.Эпштейна и др.

В последнее время был защищен ряд докторских диссертаций, посвященных конкретным аспектам продовольственного обеспечения страны и ее различных регионов. Так,  проблемы  формирования и развития общероссийского и региональных рынков продовольствия были рассмотрены в работах К.Г.Бородина, И.И.Лютовой, С.С.Фирсенко, К.К.Шебеко, А.В.Шибайкина. Вопросы продовольственной безопасности исследовались в диссертациях С.Г.Афанасьева, Е.И.Маргулиса, А.В.Сачкова, Е.В.Черновой, продовольственного обеспечения регионов с экстремальными природными условиями - А.А.Колесник, а промышленных регионов - К.В.Пьянковой.

Вместе с тем, закономерности и тенденции  пространственного распределения продовольственных ресурсов, их межрегиональной дифференциации, поляризации регионов по уровням потребления основных видов продовольствия, типам динамики развития аграрного сектора в экономике регионов, факторам и источникам продовольственного обеспечения остаются мало  исследованными. При этом недостаточно исследований, базирующихся на методологии региональной экономики, что не позволяет системно выявлять существующие территориальные проблемы и разрабатывать меры по их устранению.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является разработка теоретических, методологических и методических положений в отношении пространственного распределения продовольственных ресурсов и обоснование возможных путей сокращения различий в уровне продовольственного обеспечения регионов. 

В соответствии с поставленной целью были сформулированы и решены следующие основные задачи:

- обоснованы теоретические подходы и факторы формирования продовольственных ресурсов, а также представления о сущности продовольственной безопасности регионов;

- систематизированы методологические подходы и методы изучения пространственного распределения продовольственных ресурсов, осуществлена оценка степени его неравномерности;

- осуществлены группировка и классификация субъектов Российской Федерации по уровню их обеспеченности и самообеспеченности продовольственными ресурсами;

- исследованы факторы, механизмы, основные тенденции и закономерности трансформации межрегионального распределения продовольственных ресурсов, а также региональные различия в потребительском спросе на продовольствие и особенности поляризации регионов по уровню обеспеченности продовольственными ресурсами;

- проведен анализ источников формирования продовольственных ресурсов субъектов Российской Федерации, дана научная оценка динамики развития регионального аграрного производства и ввоза продовольствия в регионы;

- обоснованы направления агропродовольственной политики по сглаживанию в перспективе различий в пространственном распределении продовольственных ресурсов в направлении снижения уровня избыточной поляризации;

- разработаны организационно-экономические схемы формирования продовольственных ресурсов регионов, содействующие повышению устойчивости региональных агропродовольственных систем;

- обоснованы предложения по совершенствованию государственных  программ и национальных проектов развития АПК в целях снижения уровней избыточной дифференциации и поляризации субъектов Российской Федерации.

Объектом исследования являлось пространственное распределение продовольственных ресурсов Российской Федерации, включая 77 регионов по их формированию за счет местного сельскохозяйственного производства и 79 регионов их потреблению.

Предметом исследования выступали факторы, закономерности и тенденции формирования и использования ресурсов картофеля, овощей и бахчевых культур, молока и молокопродуктов, мяса и мясопродуктов, яиц и яйцепродуктов в разрезе регионов Российской Федерации. При этом зерно, как специфический ресурс, который на рынке продовольствия подчиняется особым законам пространственного движения, в диссертации отдельно не рассматривалось.

Теоретическую, методологическую и методическую основу исследования составили базовые положения теории региональной экономики о пространственной неоднородности распространения явлений и процессов; территориальном разделении труда; дифференциации и поляризации регионов; региональном социальном и экономическом выравнивании; региональной экономической политике; специализации и концентрации; комплексном развитии регионов и др.

Теоретические и методологические позиции автора основывались также на проецировании подходов классиков экономической теории к исследованию проблемы пространственного распределения продовольственных ресурсов, в части воздействия рыночных механизмов на формирование региональных рынков продовольствия и т. д.

В основу построения методологии и методики исследования были положены подходы Росстата к построению балансов продовольственных ресурсов.

Исходными материалами для исследования послужили официальные данные Федеральной службы государственной статистики и Министерства сельского хозяйства Российской Федерации.

В работе применялись расчетно-конструктивный, математико-статистические, экономико-статистические  и балансовые методы исследования.

Научная новизна полученных результатов заключается в том, что на основе пространственного подхода к исследованию выявлены закономерности и тенденции трансформации процессов формирования и распределения продовольственных ресурсов между субъектами Российской Федерации, их группами и классами, что позволяет обосновать механизмы сглаживания существующей территориальной неравномерности в потреблении продуктов питания.

Общее определение новизны результатов исследования конкретизируется следующими основными положениями:

1. Установлено, что формирование продовольственных ресурсов регионов целесообразно осуществлять, исходя из основных положений  теории территориального разделения труда, рационального сочетания  местного производства и ввоза продовольствия. Это позволит избежать рисков, сопровождающих реализацию агропродовольственной политики, построенной на принципах экономического либерализма, а также исключить неэффективное расходование бюджетных средств при ставке на стратегию полной продовольственной самообеспеченности регионов.

2. Осуществлена систематизация факторов формирования продовольственных ресурсов регионов и выделены их две основные группы – «факторы спроса» и «факторы предложения», в том числе: регулирующие спрос (доходы и покупательная способность населения) и влияющие на объем предложения (состояние и уровень развития агропродовольственного сектора), воздействуя на которые можно получить желаемый тип формирования продовольственных ресурсов в субъектах Российской Федерации. При этом предложено для уровня региона ввести более низкие пороговые значения продовольственной безопасности, чем по стране в целом, а вместо понятия «продовольственная независимость региона» ввести понятие «уровень продовольственной зависимости региона». 

3. На основе использования методов количественной оценки (расчет индекса Джинни, построение кривой Лоренца, вариационного анализа и др.) установлено наличие значительной неравномерности в распределении продовольственных ресурсов между субъектами Российской Федерации, определены закономерности и тенденции трансформации территориального распределения продовольственных ресурсов. В разрезе отдельных видов продовольствия выделены 6 классов регионов по уровню самообеспеченности продовольственными ресурсами животного происхождения, в том числе с предельными характеристиками: 13 субъектов Российской Федерации полностью зависимых и 9 – абсолютно независимых от ввоза молока и молокопродуктов, мяса и мясопродуктов, яиц.

4. Выявлено, что реальный потребительский спрос в регионах Российской Федерации в большей степени зависит от уровня местного производства сельскохозяйственной продукции, чем от размеров располагаемых доходов населения. При этом распределение продовольственных ресурсов в недостаточной степени осуществляется под воздействием механизмов территориального разделения труда, а в основе трансформации пространственного распределения картофеля, овощей, молока и молочных продуктов находятся не только ценовые механизмы балансировки спроса и предложения, но и механизмы натурализации потребления. Определено, что избыточная поляризация регионов по уровню обеспеченности всеми видами продовольственных ресурсов (кроме молока и молокопродуктов) возрастала до середины 90-х годов, а в последующем ее значение стало снижаться. Для молока и молокопродуктов отмечается тенденция нарастания избыточной поляризации регионов вплоть до настоящего времени, что необходимо учитывать при решении проблем территориального развития. 

5. Выявлено, что положительные изменения в региональной структуре потребительского спроса в направлении сглаживания территориальных диспропорций обусловлены:

- в группе регионов с ростом спроса на продукты питания, преимущественно, повышением уровня потребления, а не ростом численности населения;

- в регионах с сокращающимся спросом снижением численности населения при незначительном падении уровня потребления или при его росте.

6. Установлено соотношение источников формирования продовольственных ресурсов в субъектах Российской Федерации, в том числе определены регионы с соотношением объемов ввоза продукции и местного производства за пределами продовольственной безопасности. В разрезе федеральных округов и по стране в целом в диссертации выделены четыре типа динамики: стабилизация производства с колебаниями его объемов по годам; устойчивый восстановительный рост; неустойчивый восстановительный рост;  устойчивый спад, которые необходимо рассматривать как индикаторы, характеризующие  уровень межрегиональной неравномерности при формировании продовольственного рынка.

7. Обоснованы предложения по снижению избыточной поляризации  субъектов Российской Федерации в пространственном распределении продовольственных ресурсов на основе совершенствования региональной агропродовольственной политики в направлении дальнейшего развития государственно-частного партнерства как в сфере производства сельскохозяйственной продукции, так и ее продвижения к потребителю.

8. Предложены организационно-экономические схемы межрегионального взаимодействия, создания межрегиональных сырьевых поясов в зоне деятельности перерабатывающих предприятий крупных городских агломераций, территориальной организации формирования продовольственных ресурсов на основе кластерного подхода.

9. Рекомендована система мер по снижению уровней избыточной дифференциации и поляризации регионов посредством совершенствования и корректировки государственных  программ и национальных проектов развития агропродовольственного сектора, в том числе Государственной программы развития сельского хозяйства, рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы, экономически значимых региональных программ, национальных проектов по решению наиболее острых проблем в продовольственном обеспечении отдельных регионов.

Практическая значимость работы.  Результаты диссертационного исследования позволяют на научной основе регулировать процесс территориального распределения продовольственных ресурсов в целях снижения избыточной дифференциации и поляризации регионов, повышать устойчивость обеспечения субъектов Российской Федерации продовольствием, совершенствовать региональную агропродовольственную политику.

Результаты исследования имеют практическое значение для совершенствования продовольственной стратегии Российской Федерации  в части ее региональной составляющей, реализации мероприятий по обеспечению продовольственной безопасности страны и укреплению ее продовольственной независимости. Основные разделы диссертации могут быть использованы при проведении занятий со студентами высших учебных заведений и слушателями курсов повышения квалификации специалистов органов государственного управления различных уровней иерархии управления. 

Апробация результатов исследования. Материалы диссертации по оценке степени самообеспеченности регионов Российской Федерации молоком и молокопродуктами, а также мясом и мясопродуктами,  были представлены в качестве предложений в проект разрабатываемой Доктрины продовольственной безопасности страны.

Результаты диссертационного исследования доложены на четырех международных, двух всероссийских и одной региональной конференциях, проходивших в г. Великий Новгород и г. Санкт-Петербург, изложены в серии учебно-методических пособий и апробированы в учебном процессе.

По теме диссертации опубликовано свыше 40 работ, в том числе 7 статей  в журналах, рекомендованных ВАК  России, а также  2 монографии.

Структура диссертационной работы. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, списка использованной литературы, приложений. 

Основное содержание работы

1. Теоретические подходы к формированию продовольственных ресурсов регионов

Продовольственные ресурсы любого региона формируются из двух основных источников: местного производства и ввоза, включающего в себя также импорт, зависящий от принятых в стране принципов и механизмов внешней торговли. Обоснование соотношения объемов продовольствия, произведенного в каждом субъекте Российской Федерации, и привезенного в него, особенно по импорту, имеет решающее значение в построении региональной агропродовольственной политики.

В теоретическом плане в диссертации исследованы два противоположных подхода к решению проблемы формирования продовольственных ресурсов регионов:

- подход, базирующийся на принципах экономического либерализма, то есть полной экономической свободы, когда отвергаются какие либо ограничения со стороны государства на ввоз-вывоз продовольствия, а международная и межрегиональная торговля строится на основе принципа сравнительных преимуществ;

- подход, предполагающий достижение самообеспеченности регионов всеми видами продовольствия, которые возможно в них производить, исходя из почвенно-климатических факторов, и необходимости учета некоторых геополитических условий, то есть принцип продовольственной автаркии, реализуемый при сильной протекционистской внешней политике.

Как известно, переход к рыночным отношениям в России характеризовался непримиримой борьбой сторонников этих двух подходов и либерализм фактически стал государственной экономической политикой России на протяжении 1992-1999 годов, в том числе и в агропродовольственной сфере. В страну ввозилось в больших объемах импортное продовольствие, а отечественное сельское хозяйство в значительной степени утратило влияние такого мощного фактора как внутренний спрос и производство сырья для формирования продовольственных ресурсов стало резко сокращаться.

При рассмотрении источников формирования продовольственных ресурсов на уровне субъекта РФ возникает необходимость решения традиционной для региональной экономики задачи – рационального сочетания специализации региона и его комплексного развития.

Ставка на формирование продовольственных ресурсов в регионе на основе принципов экономического либерализма подрывает основу для комплексного развития производительных сил в нем, сдерживает устойчивое развитие сельских территорий, ведет к их деградации.

Формирование продовольственных ресурсов региона на основе принципа их самообеспеченности продуктами питания за счет собственного производства, в отличие от рассмотренного выше подхода, предполагает сведение к минимуму объемов ввоза продукции. В этом случае в экономике региона сохраняются рабочие места, мощности производств по переработке сельскохозяйственной продукции, увеличивается налогооблагаемая база, и получают развитие сельские территории. При таком подходе  создаются основы для обеспечения продовольственной безопасности регионов.

Вместе с тем у регионов с неблагоприятными почвенно-климатическими условиями возникают проблемы конкурентоспособности местной продукции на фоне более дешевого ввозимого продовольствия, что требует высокого уровня бюджетной поддержки, объемы которой, как правило, ограничены.

Таким образом, ставка на самообеспеченность продовольствием регионов с неблагоприятными для сельскохозяйственного производства условиями с теоретической и практической точки зрения является нереализуемой.

  Как показали исследования, обеспечение рационального сочетания двух данных источников формирования продовольственных ресурсов регионов, то есть местного производства и ввоза, может быть построено на основе положений теории территориального разделения труда,  которая была выдвинута в работах К.Маркса, В.И.Ленина и впоследствии далее развита в работах советских и российских ученых-экономистов.

По нашей оценке, государственный протекционизм, взятый на вооружение в агропродовольственной сфере Российской Федерации, не доведен до логического завершения, так как отсутствует внятная региональная политика, направленная на стимулирование производства сельскохозяйственной продукции в местах с наиболее благоприятными для этого условиями, с последующим межрегиональным обменом готовыми продовольственными товарами. 

В диссертации рассмотрена совокупность факторов формирования региональных продовольственных ресурсов, которые предлагается подразделять на две группы: определяющие спрос на продовольствие и обуславливающие его предложение.

Первая группа факторов включает цены на продовольствие, доходы и покупательную способность населения, потребность населения в продовольствии на основе физиологических, национальных, религиозных и региональных особенностей потребления продуктов питания.

Ко второй группе факторов автор относит состояние и уровень развития сельскохозяйственного производства, пищевой и перерабатывающей промышленности, инфраструктуры продовольственного рынка региона; ввоз (включая импорт) продовольствия из-за пределов региона.

В концентрированном виде эти факторы определяют как спрос на продовольствие, так и его предложение, количественное выражение которых, на наш взгляд и следует рассматривать в качестве результата совокупного действия соответствующей группы факторов. 

Следует при этом различать потенциальный (физиологический) и фактически существующий потребительский (действенный) спрос. Определение потенциального спроса в том или ином регионе необходимо осуществлять в рамках стратегического и индикативного планирования, в том числе при разработке Продовольственной доктрины страны, программ развития агропромышленного комплекса, перерабатывающей промышленности и т.п.

Расчет регионального потенциального потребительского спроса основывается на данных медицинских научно-исследовательских учреждений, демографическом составе населения, учете особенностей природно-климатических условий и ряда других факторов.

Аналогичным образом следует различать потенциальное (плановое, проектное) и фактическое предложение продовольствия. Потенциальное его  предложение в регионе рассчитывается с учетом совокупности основных факторов сельскохозяйственного производства, прежде всего, ресурсного потенциала, включающего в себя агроклиматический и почвенный потенциал, земельные, трудовые и материально-технические ресурсы, а также управленческий и инновационный потенциал.

В свою очередь, реальный потребительский спрос и реальное предложение продовольствия формируются под воздействием объективно действующих рыночных механизмов в зависимости от складывающейся ситуации на товарных рынках. Классики экономической теории изучали эти вопросы в отношении товарных рынков, одним из разновидностей которых является продовольственный рынок.

На основе систематизации взглядов известных экономистов, исследовавших факторы спроса и предложения, а также действие рыночных механизмов, в диссертации показано, какие последствия они вызывают на региональных продовольственных рынках, в частности тенденции снижения потребления продовольствия до предела, ограниченного уровнем  прожиточного минимума, тенденции роста потребления продовольствия до уровня, ограниченного физиологическим оптимумом и др.

Как показали исследования, факторы спроса и факторы предложения территориально дифференцированы по регионам страны, что придает специфику модели и механизмам формирования продовольственных ресурсов в разрезе субъектов Российской Федерации.

Территориальная дифференциация факторов спроса, определяющих продовольственные ресурсы регионов, обуславливается межрегиональными различиями в природных и экономических условиях, демографическом составе, доходах и покупательной способности их населения, региональной спецификой неформальных институтов в сфере продовольственного потребления и особенностями ценообразования.

Территориальная дифференциация факторов предложения, оказывающих решающее влияние на формирование продовольственных ресурсов региона, предопределена их неоднородностью относительно базовых факторов сельскохозяйственного производства (земли, труда, капитала и менеджмента), которые в исторической ретроспективе обусловили определенное состояние и уровень аграрного сектора региональной экономики, и которые будут влиять на них в перспективе.

Таким образом, можно констатировать, что территориальное сочетание факторов спроса и предложения является решающим условием, определяющим тип формирования продовольственных ресурсов региона.

Следовательно, желаемый тип формирования продовольственных ресурсов региона, в том числе обеспечивающий его продовольственную безопасность, может быть создан посредством воздействия на регулируемые факторы спроса (доходы и покупательную способность населения) и предложения (состояние и уровень развития отраслей АПК и инфраструктуры продовольственного рынка). При этом необходимо учитывать ряд следующих теоретических положений:

- установление устойчивой тенденции роста спроса на продукты питания вызывает потребность в запуске нормативных механизмов увеличения предложения;

- рыночные цены на продукты питания не должны опускаться ниже цены производства и, как предел - ниже издержек производства;

- нижним пределом потребления продуктов питания является уровень прожиточного минимума, а верхним пределом – потребление продовольствия в соответствии с научно-обоснованными физиологическими нормами;

- равновесие спроса и предложения продовольствия в каждом регионе, выражающееся на практике в региональных балансах формирования и использования продовольственных ресурсов, может обеспечиваться с использованием нормативных механизмов, базирующихся на положениях теории сравнительных преимуществ и теории территориального разделения труда. 

2. Теоретические представления о сущности продовольственной безопасности и продовольственной независимости регионов

Как отмечается в диссертации, понятия «продовольственная безопасность» и «продовольственная независимость» в отношении регионов в научной литературе не являются достаточно устоявшимися и первоначально употреблялись применительно к характеристике степени самообеспеченности продуктами питания  населения на уровне страны.

Исследование множества публикаций, посвященных обозначенному вопросу, позволило автору выделить три основных подхода.

Ряд ученых считает, что в отношении регионов использование определений «продовольственная безопасность» и «продовольственная независимость» некорректно в силу единства продовольственного рынка страны, отсутствия барьеров по перемещению продовольствия между регионами.

Вторая точка зрения по данному вопросу является диаметрально противоположной, т.е. в отношении регионов необходимо отдельно рассматривать состояние продовольственной безопасности и продовольственной независимости, также как и применительно к масштабам страны. В этом случае исследователи сводят понятие продовольственной безопасности к самообеспеченности продовольствием, что, собственно, и характеризует продовольственную независимость региона.

Третий подход заключается в том, что для регионов вполне правильным и корректным является рассмотрение их продовольственной безопасности, а понятие «продовольственная независимость» применимо только к национальному уровню.

В диссертации предлагается авторский подход, сущность которого заключается в том, что с позиций нормативной теории к региональному уровню приемлемо лишь понятие «продовольственная безопасность». То есть речь идет о том, что для любого региона может быть разработаны и реализованы такие нормативные документы по обеспечению его продовольственной безопасности как закон, концепция, стратегия, программа и т.п. 

При этом сущность понятия «продовольственная безопасность региона» принципиально отличается от аналогичного понятия на уровне страны.

Под продовольственной безопасностью любого региона в диссертации понимается такое состояние его экономики, при котором существуют условия, и имеется отлаженный механизм удовлетворения потребностей населения в основных продуктах питания в соответствии с платежеспособным спросом.

Из данного определения следует, что продовольственная безопасность региона обеспечивается не только за счет внутреннего производства сельскохозяйственной продукции, но и в значительной степени – путем ввоза, который, однако, рассматривается не как стихийное явление, а как результат целенаправленных экономических, правовых и организационных мер, осуществляемых органами государственной власти субъекта Федерации. При этом пороговые значения продовольственной безопасности для уровня регионов могут быть ниже, чем для страны в целом.

В отличие от продовольственной безопасности региона постановка вопроса об обеспечении его  продовольственной независимости на нормативной основе, на наш взгляд, является некорректной.

Разработка и реализация программ, концепций и других нормативных документов по обеспечению продовольственной независимости регионов полностью противоречит основным принципам рыночной экономики, закономерностям, лежащим в основе размещения сельскохозяйственного производства, в том числе базирующихся на положениях теории территориального разделения труда и др.

Реализация мероприятий по обеспечению продовольственной независимости регионов приведет к их изоляции друг от друга, нерациональному, непроизводительному использованию основных ресурсов сельскохозяйственного производства, замедлению процесса обеспечения продовольственной независимости страны.

Вместе с тем, как показали исследования, целесообразно анализировать и давать оценку складывающегося состояния продовольственной зависимости регионов, которая может быть рассмотрена через показатели самообеспеченности отдельными видами продовольствия.

Часть регионов страны, экономика которых специализируется на производстве соответствующих видов продовольствия, будет иметь показатели самообеспеченности ими свыше 100%, и мы вправе говорить о продовольственной независимости, которая, между тем не является самоцелью, а констатирует факт территориальной специализации.

Регионы, не располагающие благоприятными условиями и факторами сельскохозяйственного производства, либо имеющие высокую численность населения, будут являться продовольственно зависимыми. Продовольственные ресурсы данной группы регионов будут формироваться в значительной степени за счет ввоза продовольствия, а показатель самообеспеченности продуктами питания в них будет всегда менее 100%.

В диссертации предложены следующие уровни продовольственной зависимости регионов в соответствии с количественными значениями показателя самообеспеченности:

- 80-90% - незначительная зависимость (продовольственная безопасность не утрачена);

- 50-79% - существенная зависимость (продовольственная безопасность региона обеспечивается за счет организованного ввоза продуктов питания);

- менее 50% - сильная зависимость (продовольственная безопасность утрачена).

Количественная оценка продовольственной безопасности и продовольственной зависимости регионов позволяет выявить дифференциацию субъектов Российской Федерации по их уровню.

Показатели уровня продовольственной безопасности и продовольственной зависимости регионов дают возможность проведения классификации субъектов Федерации и выработки мероприятий по выравниванию территориальной неоднородности в формировании продовольственных ресурсов страны.

3. Методологические подходы к исследованию распределения продовольственных ресурсов регионов

На основе проведенного исследования в диссертации выделены следующие методологические подходы к изучению распределения продовольственных ресурсов регионов:

- экономический подход, направленный на исследование продовольственного обеспечения населения с позиций уровня социально-экономического развития регионов;

- маркетинговый подход, предполагающий исследование региональных и межрегиональных продовольственных рынков, в том числе спроса и предложения различных товаров, цен на них, конкурентоспособность местных и привозных продуктов питания и т.п.;

- социальный подход, нацеленный на изучение распределения продовольственных ресурсов по социальным группам населения, в том числе по группам с различным уровнем денежных доходов;

- бюджетный подход, заключающийся в периодическом проведении выборочных обследований домашних хозяйств,  и определении на этой основе среднедушевого потребления продуктов питания населения расчетным путем;

- балансовый подход, предполагающий увязку источников формирования продовольственных ресурсов и каналов их распределения в разрезе регионов по объемам и конкретным продуктовым группам, таким, как овощи и бахчевые,  мясо и мясопродукты, молоко и молокопродукты и т.п.

Анализ различных методологических подходов к распределению продовольственных ресурсов показывает, что для решения исследовательских задач в отношении пространственного распределения продовольственных ресурсов, сформулированных в диссертации, на наш взгляд, в большей степени подходит балансовый подход, который взят автором за основу при проведении конкретных аналитических расчетов.

Прообразом применения балансового подхода в экономических исследованиях, как известно, является экономическая таблица Франсуа Кенэ. Использование балансового подхода мы находим у К. Маркса при обосновании процесса общественного воспроизводства и у Леона Вальраса в модели общего равновесия. Балансовый подход к решению экономических задач на практике впервые стал использоваться в СССР в 20-х годах прошлого столетия, и был в этой связи доведен до метода, базирующегося на использовании системы балансовых уравнений.

В наиболее законченном виде теория балансовых моделей была завершена В.В. Леонтьевым, который, используя метод «затраты-выпуск», осуществил не только анализ межотраслевых балансов в статике, но и исследовал проблемы экономического роста и развития экономики в динамике.

Балансы формирования и распределения продовольственных ресурсов в своей основе имеют ту же сущность, что и любые другие балансы, то есть объем продовольствия той или иной продуктовой группы, поступающего по всем источникам, должен быть равен объему продовольствия этой же группы, распределенному по всем направлениям в течение календарного года.

Такой подход является не только исследовательским инструментом, но и длительное время используется на практике в учете, анализе и планировании в нашей стране.

Как представляется, схема регионального продовольственного баланса в обобщенном виде может быть описана следующей формулой, вытекающей из балансового уравнения в целом по стране, принятого в органах государственной статистики Российской Федерации:

Зн + П + ВВ = ПП + ПНЦ + Пот + ВЗ + ФЛП + Зк, где

Зн и Зк – запасы товаров продовольственного назначения соответствующей продуктовой группы в сельском хозяйстве, перерабатывающей промышленности, оптовой и розничной торговле региона на начало и конец года;

П –  производство товаров продовольственного назначения соответствующей продуктовой группы в регионе за год;

ВВ – ввоз товаров продовольственного назначения соответствующей продуктовой группы в регион, включая импорт;

ПП – производственное потребление продуктов продовольственного назначения соответствующей продуктовой группы в сельском хозяйстве;

ПНЦ – промышленная переработка товаров продовольственного назначения соответствующей продуктовой группы на непищевые цели;

Пот – потери продовольствия соответствующей продуктовой группы;

ВЗ – вывоз товаров продовольственного назначения соответствующей продуктовой группы за пределы региона, включая экспорт;





ФЛП – фонд личного потребления населения товаров продовольственного назначения соответствующей продуктовой группы.

Достоинство балансового метода при исследовании проблемы пространственного распределения продовольственных ресурсов заключается в том, что на его основе может быть изучена межрегиональная дифференциация уровней потребления продуктов питания, показателей продовольственной безопасности и продовольственной зависимости и т.п.

Весьма примечательным является тот факт, что продовольственные балансы в регионах отражают равновесие потребительского спроса и предложения во временных пределах одного года. Действительно, фонд личного потребления населения региона представляет собой ничто иное, как платежеспособный спрос его на продовольствие.

Производственное потребление продуктов продовольственного назначения в сельском хозяйстве отражает реальный спрос на эти товары, связанный с технологией производства. Точно также выглядит реальный спрос промышленности на товары продовольственного назначения, необходимые для переработки на непищевые цели. Данный совокупный спрос на продовольствие равновесен совокупному предложению – сумме объемов производства продовольственных товаров в регионе, сальдо ввоза-вывоза продукции и  разницы в запасах на начало и конец года.

При этом платежеспособный потребительский спрос в том или ином регионе зависит от уровня доходов населения, которые в свою очередь непосредственно связаны с социально-экономической ситуацией на данной территории. Динамика спроса сельскохозяйственного производства на продукты, произведенные в нем же, определяются типом воспроизводства в сельском хозяйстве региона.

При расширенном типе воспроизводства спрос на семена, молодняк скота, корма и т.п. будет расти, но при этом будет увеличиваться и предложение продовольствия со стороны местного сельскохозяйственного производства. При суженном типе воспроизводства, как это сложилось в значительной части регионов Российской Федерации после 1990 года, спрос на семена, молодняк скота, корма и т.п. будет падать, также как и  предложение продовольствия в регионе со стороны местного сельскохозяйственного производства.

Сальдо ввоза-вывоза в регионе зависит, как от уровня спроса, так и уровня предложения продовольственных товаров, произведенных на месте. 

На основе балансового метода органами государственной статистики ежегодно составляются продовольственные балансы для каждого субъекта Российской Федерации и страны в целом.

Выполненное в диссертации исследование данных балансов за 10-летний период позволило установить закономерности трансформации процессов формирования и распределения продовольственных ресурсов в территориальном аспекте, а также динамику уровня самообеспеченности регионов основными видами продовольствия. В процессе анализа продовольственных балансов могут быть выявлены реальные ситуации, которые складывались на региональных продовольственных рынках в ретроспективе,  и  разработана система мер по их регулированию.

4. Методы и результаты оценки пространственной неравномерности распределения продовольственных ресурсов

При исследовании пространственного распределения продовольственных ресурсов автором решены две основные научные задачи:

1. Осуществлена проверка гипотезы о межрегиональной дифференциации формирования продовольственных ресурсов за счет местного производства и пространственной неравномерности потребления продовольствия населением по основным продуктовым группам.

2. Проведена количественная оценка пространственной неравномерности формирования и распределения продовольственных ресурсов.

Для решения этих задач в диссертации использовались проверенные наукой методы, которые достаточно широко применяются в экономических исследованиях при количественной оценке пространственной неравномерности проявления тех или иных явлений (построение кривой Лоренца, расчет индекса Джинни, вариационный анализ и др.), а также собственные подходы  ссоискателя.

Для построения кривой Лоренца и расчета индекса Джинни были выделены десять равных групп (децильных) в ранжированном ряду распределения объемов производства и потребления основных видов продовольствия, полученных из продовольственных балансов по основным продуктовым группам.

Результаты исследования позволяют сделать вывод о неравномерности распределения производства всех рассматриваемых видов продовольствия, а близость друг к другу всех кривых на графике отразила слабые различия в их пространственной концентрации (рис. 1).

Рис. 1. Распределение производства различных видов продовольствия  между регионами Российской Федерации, 2006 г.

Тем не менее, на рис. 1 можно заметить, что более равномерно по территории страны размещены картофель, овощи и молоко,  менее – производство мяса и яиц. Данная закономерность связана с тем, что картофель и овощи в настоящее время производятся, преимущественно, в личных подсобных хозяйствах населения и, фактически их размещение коррелирует с размещением населения, в особенности, проживающего в сельской местности регионов.

В то же время производство яиц и мяса (прежде всего, мяса птицы и свиней) сосредоточено на крупных предприятиях промышленного типа, которые размещены по территории страны крайне неравномерно и, преимущественно, в крупных регионах, относящихся по объемам производства к 9-ой и 10-ой децильным группам.

Распределение объемов потребления различных видов продуктов питания между регионами Российской Федерации представлено на рис. 2.

Сравнительный анализ пространственной неравномерности потребления продуктов питания по видам показывает, что различия в их распределении несущественны. Кривые Лоренца, практически, накладываются одна на другую. Вместе с тем, более равномерно опять же распределяются между регионами объемы потребления картофеля и овощей, а менее равномерно – молока, мяса и яиц.

Проведенный в диссертации расчет индексов Джини, характеризующих уровень концентрации производства и потребления основных видов продовольствия по продуктовым группам в субъектах Российской Федерации позволил дать количественную оценку данного явления (табл. 1).

Рис. 2. Распределение потребления различных видов продовольствия между регионами Российской Федерации, 2006 г.

Данные табл. 1 подтверждают сделанные выше выводы:

- различия в степени неравномерности распределения между регионами страны объемов производства и потребления основных видов продовольствия по отдельным продуктовым группам незначительны;

- большей равномерностью характеризуется распределение по децильным группам регионов производство и потребление картофеля, а также продуктовой группы «овощи и бахчевые культуры»;

- наибольшая неравномерность рассматриваемого явления характерна для яиц и яйцепродуктов, а среднее положение занимают молоко и молокопродукты, мясо и мясопродукты.

Таблица 1.Уровень концентрации производства и потребления основных видов продовольствия по продуктовым группам в субъектах Российской Федерации, 2006 г.

Продуктовые группы

Индексы Джинни

Производство

Потребление

Картофель

0,434

0,419

Овощи и бахчевые культуры

0,459

0,421

Молоко и молокопродукты

0,466

0,451

Мясо и мясопродукты

0,493

0,445

Яйца и яйцепродукты

0,505

0,466

 

Между тем необходимо отметить, что анализ распределения объемов производства и потребления основных видов продовольствия между субъектами Российской Федерации, выполненный на основе общепринятых подходов, характеризуется некоторой некорректностью. Прежде всего, объемы производства и потребления в регионах не соотнесены с численностью населения в них и, в этой связи, в первые группы регионов попали субъекты Российской Федерации с малой, а последние - с большой численностью населения.

Для устранения этого недостатка в диссертации были рассчитаны по регионам размеры среднегодового потребления продуктов питания в расчете на душу населения и на этой основе проранжированы регионы, которые затем были поделены на децильные группы, построены кривые Лоренца и определены индексы Джинни (рис. 3, табл. 2).

На рис. 3 видно, что, построенные кривые по своей форме отличаются от привычного вида «кривой Лоренца», так как в целом ряде регионов высокий уровень среднедушевого потребления в силу малой численности населения не обеспечивает большие объемы суммарного потребления.

Во-вторых, при данном подходе выявляется более равномерное распределение объемов потребления между регионами, чем при построении традиционной кривой Лоренца, так как учитывается численность населения в субъектах Федерации.

В-третьих, при данном подходе выявляются те же закономерности в потреблении, что и при построении традиционной кривой Лоренца: наиболее равномерно распределяется между регионами потребление овощей и картофеля, а наименее – мяса и яиц.

Рис. 3. Распределение потребления различных видов продовольствия между регионами Российской Федерации с учетом его среднедушевого уровня, 2006 г.

Расчет индексов Джинни в отношении распределения объемов потребления продуктов питания по децильным группам регионов Российской Федерации, выделенным с учетом его среднедушевого уровня, показывает, что степень пространственной неравномерности в этом случае существенно ниже, чем определенной на основе традиционного подхода (табл. 2).

Таблица 2. Индексы Джинни, рассчитанные на основе традиционного подхода и с учетом среднедушевого уровня потребления в субъектах Российской Федерации, 2006 г.

Продуктовые группы

Традиционный

подход

С учетом среднедушевого уровня потребления

Картофель

0,419

0,128

Овощи и бахчевые культуры

0,421

0,095

Молоко и молокопродукты

0,451

0,158

Мясо и мясопродукты

0,445

0,198

Яйца и яйцепродукты

0,466

0,309

Несмотря на существенные различия в значениях индексов Джинни, рассчитанных на основе разных подходов, отмечается проявление фактически идентичных закономерностей в отношении неравномерности  распределения продовольственных ресурсов, отнесенных к одной и той же продуктовой группе:

- большей равномерностью распределения по децильным группам регионов характеризуются объемы потребления картофеля и продуктовой группы «овощи и бахчевые культуры»;

- наибольшая неравномерность рассматриваемого явления характерна для яиц и яйцепродуктов, а среднее положение занимают молоко и молокопродукты, мясо и мясопродукты.

Таким образом, исследование, проведенное на основе построения кривой Лоренца, расчета индексов Джинни и др. наглядно показывает наличие пространственной неоднородности в распределении объемов производства и потребления основных видов продовольствия  между регионами Российской Федерации, что подтверждает сформулированную выше гипотезу, а также дает количественную оценку пространственной неравномерности формирования и распределения продовольственных ресурсов в стране.

5. Методические подходы и результаты классификации регионов по уровню обеспеченности и самообеспеченности продовольственными

ресурсами

В диссертации осуществлена классификация субъектов Российской Федерации по уровню их обеспеченности и самообеспеченности основными видами продовольствия

Под обеспеченностью продовольственными ресурсами в этом случае нами понимается отношение фактического потребления того или иного вида продовольствия в рамках соответствующей продуктовой группы к сумме данных ресурсов в регионе.

Исходя из введенных выше условных обозначений, уровень обеспеченности  (Уо) регионов продовольственными ресурсами был определен по следующей формуле:

Уо  = (П + ВВ + Зн) : (ПП + ПНЦ + Пот + ФЛП + Зк) х 100

Обеспеченность продовольственными ресурсами по каждой продуктовой группе, достигаемая как за счет собственного производства, так и его ввоза, характеризует, с одной стороны, физическую доступность продовольствия, а, с другой – отражает баланс спроса и предложения на региональных продовольственных рынках. Фактически в каждом регионе потребляется лишь такое количество каждого вида продовольствия, которое соответствует совокупному спросу на него в регионе, то есть сумме платежеспособного спроса населения, спроса на него для производственных нужд и необходимого объема для пополнения запасов. Таким образом, уровень обеспеченности в регионах не может быть ниже 100%, и этот показатель является минимальным. По уровню обеспеченности продовольственными ресурсами разрезе каждого их вида автором выделено по четыре группы регионов (табл. 3).

В зависимости от конкретных видов продуктов показатель уровня обеспеченности в размере 100% (I группа регионов) имеют от 15 (овощи) до 22 (картофель) субъектов Российской Федерации, в которых продовольственные ресурсы формируются либо, преимущественно, за счет ввоза, либо посредством местного производства, осуществляемого в минимальных объемах. Продовольственные ресурсы в данной группе регионов формируются лишь в размерах, соответствующих местному совокупному спросу на них.

Таблица 3. Группы регионов Российской Федерации по показателям обеспеченности их основными видами продовольственных ресурсов, 2006 г.

Показатели

Группы регионов

В целом по России

I

II

III

IV

Картофель

Интервал

100

100,1-101

101,1-105

Свыше 105

100-146,4

Число регионов

22

23

20

14

79

Овощи и бахчевые культуры

Интервал

100

100,1-102

102,1-110

Свыше 110

100-236,2

Число регионов

15

22

26

16

79

Молоко и молочные продукты

Интервал

100

100,1-110

110,1-130

Свыше 130

100-198,9

Число регионов

16

22

22

19

79

Мясо и мясопродукты

Интервал

100

100,1-110

110,1-125

Свыше 125

100-413,8

Число регионов

17

24

17

21

79

Яйца и яйцепродукты

Интервал

100

100,1-110

110,1-130

Свыше 130

100-354,8

Число регионов

17

17

23

22

79

В IV группу регионов, характеризующихся максимальными показателями уровня обеспеченности продовольствием, входят от 14 (картофель) до 22 (яйца и яйцепродукты) субъектов Федерации, в которых сформированные продовольственные ресурсы (собственное производство + ввоз) существенно превышают их внутренние потребности. Вследствие этого значительная доля продукции вывозится за пределы данных регионов для поставки субъектам Федерации, входящим в I и II группы. Доля регионов IV-ой группы в объемах общероссийского вывоза составляет в пределах от 64,4% (молоко и молокопродукты) до 84,9% (овощи). При этом в указанной группе субъектов Федерации выделяются транзитные регионы, являющиеся своеобразными «перевалочными пунктами», в которых продовольственные ресурсы в значительной степени формируются за счет ввоза, но не потребляются, а после некоторой доработки или переработки вывозятся за их пределы.

В свою очередь, уровень самообеспеченности регионов продовольственными ресурсами автором определялся на основе подходов и формулы, приведенных выше.

Самообеспеченность продовольственными ресурсами региона, отражающая соотношение местного производства продовольствия и совокупного спроса на него, характеризует степень продовольственной безопасности и уровень продовольственной зависимости субъектов Российской Федерации, а  также  его вклад в продовольственную безопасность и продовольственную независимость страны. В отличие от показателей обеспеченности, уровень самообеспеченности может быть не только ниже 100%, но и достигать минимально низких показателей: 2,9% - картофель и 3,1% - молоко и молокопродукты (Чукотский АО), 4% - овощи (Мурманская область), 4,5% - мясо и мясопродукты (Магаданская область), 7,1%  - яйца и яйцепродукты (Республика Ингушетия).

Группировка субъектов Российской Федерации по уровню их самообеспеченности основными видами продовольственных ресурсов приведена в таблице 4.

В диссертации проведена классификация регионов и выделены следующие классы по уровню их самообеспеченности продовольственными ресурсами животного происхождения:

1. Регионы, полностью зависимые от ввоза продовольственных ресурсов по продуктовым группам «мясо и мясопродукты», «молоко и молокопродукты», «яйца и яйцепродукты» (уровень самообеспеченности по данным  продуктовым группам ниже 80%).

В данный класс регионов входят 13 субъектов Российской Федерации, девять из которых представляют территории зоны Севера и Дальнего Востока, что является вполне объяснимым, в силу неблагоприятных условий развития здесь отраслей животноводства. К числу остальных регионов данного класса относятся Республика Ингушетия, а также Самарская, Московская и Калининградская области.

2. Регионы, формирующие продовольственную зависимость страны по двум из трех продуктовых групп (чаще всего по группам «мясо и мясопродукты», «молоко и молокопродукты»). К данному классу нами отнесены 22 региона, представляющие фактически все федеральные округа: ЦФО – 3; СЗФО – 2; ЮФО – 3; ПФО – 2; УФО – 3; СФО – 6; ДФО – 3.

3. Регионы, зависимые в продовольственном обеспечении от ввоза ресурсов хотя бы одной из трех рассматриваемых продуктовых групп, как правило, «мяса и мясопродуктов» или «молока и молокопродуктов», а иногда «яиц и яйцепродуктов». В данный класс попадают 18 субъектов Российской Федерации, одну треть из которых представляют области Центральном ФО (Костромская, Тульская, Владимирская, Ивановская, Смоленская и Рязанская области). Пять регионов данного класса  являются республиками юга страны (Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская, Адыгея, Дагестан, Калмыкия), три расположены в Сибирском ФО (Красноярский край, Иркутская область, Республика Алтай), два - Приволжском ФО (Пензенская и Ульяновская области), по одному региону находится в Северо-Западном (Псковская область) и Уральском (Тюменская область) федеральных округах.

Таблица 4. Группы субъектов Российской Федерации по уровню самообеспеченности 

  основными видами продовольственных ресурсов, 2006 г.*

Группы

регионов

Число регионов

Уровень

самообеспеченности, %

Ввоз

Вывоз

Интервал

Среднее значение

Тыс.т.

Доля в % от итога

Тыс.т.

Доля в % от итога

Картофель

I

10

До 80

70,3

502,5

37,1

1,3

0,1

II

24

80-100,0

95,3

655,7

48,3

301,2

13,9

III

19

100,1-110,0

104,4

66,4

4,9

220,7

10,2

IV

24

Свыше 110

126,7

132

9,7

1638,7

75,8

Всего

77

2,9-176,8

107,2

1356,6

100,0

2161,9

100,0

Овощи и бахчевые культуры

I

17

До 80

59,2

942,6

31,2

37,4

1,4

II

29

81-99,9

92,6

1011,4

33,5

443,6

16,0

III

18

100-110

104,3

212,6

7,1

228,4

8,3

IV

13

Свыше 110,0

139,9

849,8

28,2

2058,5

74,4

Всего

77

4,0-201,5

100,7

3016,4

100,0

2767,9

100,0

Молоко и молочные продукты

I

26

До 80

60,9

5622,4

55,0

1561,9

21,6

II

21

80-99,9

90,8

2099,7

20,6

1254,9

17,3

III

14

100-110

105,2

888,5

8,7

1215,8

16,8

IV

16

Свыше 110

118,8

1602,4

15,7

3211,3

44,3

Всего

77

3,1-141,1

91,5

10213

100,0

7243,9

100,0

Мясо и мясные продукты

I

23

До 50

32,5

1916,3

50,3

532

31,8

II

25

50-79,9

63,2

1018

26,7

218,1

13,1

III

17

80-100

89,5

470,2

12,4

261,8

15,7

IV

12

Свыше 100

123,5

401,7

10,6

658

39,4

Всего

77

4,5-229,1

71,0

3806,2

100,0

1669,9

100

Яйца и яйцепродукты

I

29

До 80

54,7

4492,5

52,8

900,9

7,6

II

15

80,1-99,9

94,9

1247,3

14,6

908,8

7,7

III

19

100-130

111,7

1783,8

21,0

3343,9

28,4

IV

14

Свыше 130

184,2

990,5

11,6

6634,5

56,3

Всего

77

7,1-372,6

109,7

8514,1

100,0

11788,1

100,0

  *Показатели уровня самообеспеченности приведены без  г. Москвы и г.Санкт-Петербурга.

4. Регионы, полностью обеспечивающие себя продовольственными ресурсами хотя бы по одной из трех продуктовых групп, а по остальным, в допустимых пределах, использующие ресурсы ввоза (до 20% от общего объема потребления). В состав данного класса попадают всего 7 регионов: Саратовская, Орловская, Новосибирская, Воронежская и Ростовская области, а также Чувашская Республика и Республика Татарстан.

5. Регионы, полностью обеспечивающие себя продовольственными ресурсами по двум из трех продуктовых групп, а по третьей группе до 20% от общего объема потребления составляет ввоз. К данному классу относятся 8 регионов: Оренбургская, Кировская, Вологодская, Брянская, Курская и Тамбовская области, Алтайский край и Республика Башкортостан.

6. Регионы, полностью обеспечивающие себя продовольственными ресурсами по продуктовым группам «мясо и мясопродукты», «молоко и молокопродукты», «яйца и яйцепродукты» (уровень самообеспеченности по данным продуктовым группам выше 100%). В состав этого класса входит 9 регионов Южного (Ставропольский и Краснодарский края), Центрального (Липецкая и Белгородская области), Приволжского (республики Мордовия, Марий Эл, Удмуртия) федеральных округов, а также Омская область (Сибирский ФО) и Ленинградская область (Северо-Западный ФО).

Для определения ситуации с самообеспеченностью продовольственными ресурсами по продуктовым группам в диссертации предложено использовать межгрупповые коэффициенты самообеспеченности, исчисляемые отношением количества регионов, входящих в состав  групп с уровнем самообеспеченности в пределах продовольственной безопасности (80% и выше), к числу регионов с показателями самообеспеченности менее 80%. 

Проведенный расчет межгрупповых коэффициентов показывает, что в современных условиях развития экономики АПК в целом по Российской Федерации наихудшая ситуация отмечается с самообеспеченностью регионов мясом и мясопродуктами: коэффициент равен 0,60. По яйцам, группе «молоко и молокопродукты» положение заметно лучше, и коэффициенты, соответственно, равны 1,65 и 1,96.

Как показали исследования, в территориальном аспекте наиболее неблагоприятная ситуация с формированием рассматриваемых продовольственных ресурсов складывается в Дальневосточном федеральном округе. Межгрупповой коэффициент самообеспеченности здесь по мясу и мясопродуктам равен нулю, по молоку и молокопродуктам – 0,12. Неблагоприятная ситуация также в Уральском ФО, где межгрупповой коэффициент самообеспеченности по мясу и мясопродуктам равен нулю и в Северо-Западном ФО, где он по мясу и мясопродуктам составляет 0,12, молоку и молокопродуктам  – 0,50.

Наиболее благоприятное положение характерно для Южного и Приволжского ФО, где эти коэффициенты, соответственно, составляют по мясу и мясопродуктам – 2,0 и 2,5; молоку и молокопродуктам – 3,0 и 3,66.

Исследование  также показывает, что в одних случаях дифференциация в показателях обеспеченности и самообеспеченности продовольственными ресурсами в пространственном  аспекте объясняется существенными различиями между регионами в объективных условиях ведения сельского хозяйства и уровне платежеспособного спроса на продовольствие, что отражается в развитии территориального разделения труда, представляющим собой позитивное явление. В других случаях эти различия сформировались вопреки здравому смыслу, и определяются неконтролируемой экспансией импорта, прежде всего, мяса и мясопродуктов, отсутствием эффективных рыночных рычагов его регулирования.

6. Основные тенденции и закономерности трансформации

распределения продовольственных ресурсов

В диссертации показано, что исходной позицией для трансформации системы формирования и распределения продовольственных ресурсов в Российской Федерации явилось то ее состояние, которое сложилось в годы плановой экономики. К началу перехода к рынку в стране существовала система государственного заказа, которая, с одной стороны, обеспечивала сельскохозяйственным предприятиям гарантированный сбыт продукции, а с другой – концентрировала в руках государства основную часть продовольственных ресурсов. Это давало возможность планового их распределения между регионами, а затем в регионах позволяла  делить между фондом личного потребления населением, производственным потреблением, резервным фондом и экспортными поставками.

С точки зрения экономической теории социализма, такой подход обосновывался высоким уровнем общественного разделения труда между отраслью сельского хозяйства и промышленностью в рамках социалистической собственности на средства производства.

В преддверии перехода к рынку группой экспертов Международного валютного фонда, Международного банка реконструкции и развития, Организации экономического сотрудничества и развития и Европейского банка реконструкции и развития, по рекомендации совещания на высшем уровне семи ведущих промышленно развитых стран был подготовлен доклад «Экономика СССР: выводы и рекомендации», который явился стратегией трансформации плановой экономики Российской Федерации в рыночную систему.

Базовой основой трансформации планового принципа формирования и распределения продовольственных ресурсов в рыночную систему явились либерализация цен на продовольствие и торговли продуктами питания, отказ от государственных заказов на поставки продовольствия в централизованные фонды.

Распределение продовольственных ресурсов, осуществляемое в период плановой экономики исключительно на нормативной основе, стало базироваться в новых условиях на рыночном механизме, что привело к серьезной трансформации всей системы продовольственного обеспечения страны.

Прежде всего, произошло сокращение объемов продовольственных ресурсов всех продуктовых групп, кроме картофеля, овощей и бахчевых культур (рис. 4).

Рис. 4. Динамика объемов продовольственных ресурсов основных продуктовых групп в целом по Российской Федерации, 1993-2006 гг.

Вследствие резкого роста цен на продукты питания и  снижения реальных текущих доходов населения Российской Федерации сократился его платежеспособный спрос, что выразилось в уменьшении потребления продуктов питания в расчете на душу населения (рис. 5).

Рис. 5. Динамика потребления основных продуктов питания в расчете на душу  населения в целом по Российской Федерации, 1991-2006 гг.

Как видно на рис. 5, потребление на душу населения молока и молокопродуктов сократилось относительно других продуктовых групп в большей степени, достигнув своего минимума к 1999 году, в последующем возросло незначительно, увеличившись к 2006 году лишь на 6,7 процентных пункта.

  Уровень среднедушевого потребления мяса и мясопродуктов в 2006 году составил 84% к уровню 1991 года. Его динамика за этот период характеризуется спадом до 1999 года (65% относительно 1991 года) и последующим ростом на 19 процентных пунктов. Динамика среднедушевого потребления яиц характеризуется снижением этого показателя до 72%  (1996 год) и последующим ростом до 89% (2006 год).

Среднедушевое потребление картофеля, также как хлеба и хлебопродуктов, с вступлением в переходный к рынку период (в особенности в первые годы) существенно возросло, но в отличие от последнего осталось на высоком уровне на протяжении всего рассматриваемого отрезка времени.

Потребление овощей и бахчевых культур в расчете на душу населения уменьшалось лишь в первые годы переходного периода (1992-1994 годы). В последующем отмечается устойчивая положительная динамика: с 79% к уровню 1991 года (1994 год) до 123,3% (2006 год).

Сокращение потребления продуктов питания в расчете на душу населения при этом отмечалось практически в каждом регионе страны. Тем не менее, соотношение степени падения доходов и роста цен варьировало между регионами, что вызвало территориальные различия в платежеспособном спросе, и, в конечном счете, привело к трансформации распределения продовольственных ресурсов в пространственном отношении, дифференциации регионов по уровню потребления продуктов питания (табл. 5).

Сравнительный анализ влияния последствий трансформации распределения продовольственных ресурсов на уровень потребления в разрезе отдельных продуктовых групп показывает, что большая численность регионов страны в настоящее время по мясу и мясопродуктам, молоку и молокопродуктам относится к группе с пониженным, по яйцу и яйцепродуктам – с повышенным уровнем потребления.

Результаты исследования позволяют констатировать, что численность регионов в данных группах растет за счет сокращения их количества в группах с низким уровнем потребления. Группа с высоким уровнем потребления продуктов животного происхождения увеличивается медленно и в нее к 2006 году входило всего 7-8 регионов, или около 10% их общего количества.

Весьма примечательно, что число регионов в группе с низким уровнем потребления, практически для всех рассматриваемых продуктов, является выровненным и находится в пределах от 10 (овощи и бахчевые культуры) до 18 (молоко и молокопродукты). При этом целый ряд субъектов Российской Федерации входит в группы с низким уровнем потребления не по одному, а по ряду продуктов питания: Республика Тыва и Чукотский АО – по пяти; Архангельская область, республики Дагестан и Ингушетия – по четырем, Магаданская область и Республика Адыгея – по трем.

По двум продуктам входят в группу с низким уровнем потребления 11 субъектов Российской Федерации: по мясу и мясопродуктам, молоку и молокопродуктам (Амурская, Владимирская, Ивановская, Тюменская области и Еврейская автономная область), молоку и молочным продуктам, яйцам и яйцепродуктам (Камчатская и Иркутская области, Приморский край), овощам и яйцам (Республика Алтай), картофелю и овощам (Республика Якутия, г. Москва, г. Санкт-Петербург). 

Таблица 5. Распределение субъектов Российской Федерации по уровню потребления

основных продуктов питания на душу населения на различных этапах

трансформации экономики в период 1991-2006 годов

Группы регионов

по уровню потребления

Переломные годы

этапов

трансформации

Продукты питания

Мясо и мясопродукты

Молоко и молокопродукты

Яйца и яйцепродукты

Картофель

Овощи и бахчевые культуры

Группа с высоким

уровнем

потребления

Критерии уровня потребления, кг/чел, яйца – шт. /чел. в год

> 70

> 300

> 300

> 140

> 120

Число регионов в группе

До начала трансформации (1991 г.)

36

61

34

19

7

Конец 1-го этапа (1994 гг.)

8

38

11

31

2

Год перелома негативной тенденции*

-

2

2

40

6

2006 г.

7

8

7

34

22

Группа с повышенным

уровнем

потребления

Критерии уровня потребления, кг/чел, яйца – шт./чел. в год

61-70

251-300

251-300

101-120

121-140

Число регионов в группе

До начала трансформации (1991 г.)

22

13

29

18

10

Конец 1-го этапа (1994 гг.)

25

23

24

14

6

Год перелома негативной тенденции

3

15

14

10

10

2006 г.

16

16

32

15

25

Группа  с пониженным

уровнем

потребления

Критерии уровня потребления, кг/чел, яйца – шт./чел. в год

50-60

200-250

200-250

80-100

100-120

Число регионов в группе

До начала трансформации (1991 г.)

18

4

9

15

25

Конец 1-го этапа (1994 гг.)

30

10

30

10

15

Год перелома негативной тенденции

14

29

24

10

15

2006 г.

42

37

28

16

21

Группа с низким уровнем потребления

Критерии уровня потребления, кг/чел, яйца – шт./чел. в год

< 50

< 200

< 200

< 80

< 100

Число регионов в группе

До начала трансформации (1991 г.)

3

1

7

26

36

Конец 1-го этапа (1994 гг.)

16

8

14

23

55

Год перелома негативной тенденции

60

33

39

18

47

2006 г.

14

18

12

13

10

  * Годами перелома негативной тенденции являются для картофеля и овощей – 1995 г., яиц -1997 г., мяса и мясопродуктов, молока и молокопродуктов – 2000 г.

Таким образом, следует подчеркнуть, что в 1992-2006 гг. в России произошли существенные трансформационные изменения в территориальном распределении продовольственных ресурсов, выразившиеся в снижении общего уровня потребления продуктов животного происхождения и роста потребления картофеля и овощей. Из произошедших изменений позитивный характер имеет только рост уровня потребления овощей и бахчевых культур. Все другие трансформационные изменения сформировали негативные структурные сдвиги в распределении продовольственных ресурсов, в том числе и в пространственном аспекте.

7. Факторы и механизмы трансформации пространственного

распределения продовольственных ресурсов

Как показали исследования, главными факторами, оказывающими основное влияние на процесс трансформации распределения продовольственных ресурсов в территориальном аспекте, являются пространственные различия в потребительском спросе населения на продовольствие и его предложении со стороны производства в соответствующем регионе. В свою очередь, пространственные различия в потребительском спросе формируются под воздействием межрегиональной дифференциации цен на продовольствие и доходов населения, а различия в предложении продовольствия - под влиянием территориальной неравномерности трансформации сельскохозяйственного производства.

В диссертации показана корреляционная зависимость между среднедушевыми показателями по регионам страны, с одной стороны, потребления основных продуктов питания, с другой - располагаемых доходов населения и объемов производства сельскохозяйственной продукции. Теснота зависимости уровня потребления всех основных продуктов (кроме мяса) от местного производства довольно существенна. Исключение по мясопродуктам объясняется высоким объемами их импорта, отчего связь потребления и местного производства является незначительной (коэффициент корреляции – 0,13) (табл. 6).

Таблица 6. Коэффициенты ранговой корреляции между размером дохода, объемом производства и уровнем потребления основных продуктов питания в расчете на душу населения в субъектах Российской Федерации, 2006 г.

Виды продуктов

Корреляция между уровнями

потребления  и дохода

потребления и производства

Картофель

-0,26

0,76

Овощи и бахчевые культуры

-0,18

0,75

Молоко и молокопродукты

-0,12

0,76

Мясо и мясопродукты

0,27

0,13

Яйца и яйцепродукты

0,08

0,95

В ходе исследования в диссертации были рассчитаны коэффициенты эластичности уровня потребления в разрезе субъектов Российской Федерации в зависимости от располагаемых доходов населения и предложения продовольствия за счет местного сельскохозяйственного производства. 

Проведенное исследование позволило сделать весьма важный вывод: среднедушевое потребление основных видов продовольствия в условиях его относительно низкого уровня при доминировании в регионах низких реальных располагаемых доходов населения в большей степени эластично по предложению за счет местного производства, чем по доходу. Отмеченная закономерность объясняется следствием проявления закона Энгеля, согласно которому рост доходов на душу населения не ведет к пропорциональному увеличению роста расходов на питание, а, следовательно, и  объема спроса на продовольствие.

Исследование показало, что эластичность спроса по доходу повышается в периоды смены тенденций в динамике уровня потребления продуктов питания, на что указывают результаты расчетов, проведенных нами для 2000-2001 годов. При этом в отношении более дорогого вида продовольствия – мясопродуктов эластичность спроса  по доходу выше в регионах с низким уровнем потребления. С ростом доходов в них заметно возрастает среднедушевое  потребление мясопродуктов, в то время как в регионах с высоким уровнем потребления мясопродуктов при повышении покупательной способности населения значительного роста потребления не отмечается.

Существенная зависимость уровня потребления картофеля, овощей, молока и молочных продуктов от местного сельскохозяйственного производства связана с тем, что основная часть объемов производства картофеля (90% - 2006 г.), овощей (около 80%) и молока (51%) приходится на личные подсобные хозяйства населения и имеет, в значительной степени, нетоварный характер. Поэтому в основе трансформации пространственного распределения картофеля, овощей и молока находятся не только ценовые механизмы балансировки спроса и предложения, но и механизмы натурализации потребления.

Исходя из результатов проведенных исследований можно сделать вывод, что в отношении распределения продовольственных ресурсов в недостаточной степени действуют механизмы территориального разделения труда и межрегионального обмена продуктами питания. Это связано с рядом факторов:

1. Общий объем производства основных видов продовольствия в Российской Федерации относительно 1990-1991 годов резко снизился и в большинстве регионов едва удовлетворяет местные потребности. Достаточно сказать, что 20 регионов вообще не вывозят за пределы своих территорий картофель, 12 – овощи, 14 – молоко и молочные продукты, 10 – мясо и мясопродукты,  15 – яйцо.

При этом, удельный вес регионов, вывозящих за свои пределы 10% продукции и менее, по картофелю составляет 82,2%, овощам – 68,4%, молоку и молокопродуктам – 40,5%, мясу и мясопродуктам и яйцу – 38%.

Механизмы натурализации производства в большей степени проявляются в отношении картофеля и овощей, а объемами вывоза этих продуктов выделяются только те регионы, где еще сохранились и получили развитие крупные специализированные сельскохозяйственные организации (Московская, Ленинградская области), либо имеется избыток продукции, в том числе и у населения в силу благоприятных природных условий ее производства (по овощам – Астраханская, Волгоградская, Ростовская области, Республика Дагестан и др.).

В отношении молочных и мясных продуктов высокий удельный вес вывоза в объемах их производства имеют регионы, ориентированные на обеспечение населения г. Москвы (Белгородская, Калужская, Владимирская, Вологодская, Воронежская, Московская, Смоленская, Тверская области и др.) и г. Санкт-Петербурга (Вологодская, Ленинградская, Новгородская, Псковская области), которые в значительной степени производили готовые мясо- и молокопродукты из сырья (мяса мороженного в блоках и сухого молока), поступивших сюда по импорту из-за рубежа. При этом, как показал анализ,  население многих из регионов, выделяющихся повышенной долей вывоза мясных и молочных продуктов, потребляет их в меньших размерах, чем в среднем по стране: по мясу и мясопродуктам это Владимирская, Калужская, Ленинградская, Новгородская и Тверская области, молоку и молокопродуктам – Воронежская, Новгородская, Смоленская области.

Наличие регионов, вывозящих в значительных объемах за свои пределы мясные и молочные продукты, вряд ли следует воспринимать в качестве проявления механизмов территориального разделения труда и межрегионального обмена, поскольку эти продукты в значительной степени производятся не на местном сырье и, кроме того, потребности населения вывозящих регионов  удовлетворяются на уровне, меньшем, чем по стране в целом. 

2. Ряд регионов Крайнего Севера и Дальнего Востока (Хабаровский край, автономные округа Тюменской области, Сахалинская область, северные территории Республики Коми, Ненецкий и Чукотский автономные округа) имеет более высокую покупательную способность доходов населения, чем в среднем по стране, и оно могло бы потреблять больше продуктов, чем в настоящее время, но доставка сюда продовольственных ресурсов сопряжена со многими проблемами, в том числе и с сезонным северным завозом.

3. Территориальное разделение труда и межрегиональный обмен как механизмы трансформации распределения продовольственных ресурсов по своей природе должны рассматриваться не только и не столько в виде проявления действия рыночного равновесия в пространстве, но и как влияние регулирующих рычагов нормативного типа. Однако в Российской Федерации фактически отсутствует идеология региональной политики в отношении размещения и территориальной специализации сельского хозяйства, а поддержка аграрного сектора в субъектах Федерации осуществляется в зависимости от возможностей их бюджетов и желания руководителей осуществлять такую поддержку, что искажает действие рыночных механизмов.

8. Поляризация регионов по уровню обеспеченности

продовольственными ресурсами

В диссертации осуществлено многоаспектное исследование процесса поляризации регионов по уровню обеспечения продовольственными ресурсами:

- в теоретическом плане рассмотрены процессы, формирующие поляризацию регионов;

- проанализированы методы количественного измерения уровня поляризации регионов, дана оценка и предложены направления их использования для конкретных расчетов;

- рассчитаны для 1990 г., 1995 г., 2000 г. и 2006 г.  показатели уровня поляризации регионов по обеспеченности каждым видом рассматриваемых продовольственных ресурсов, с использованием метода графического моделирования для определения количества субъектов Федерации на левом и правом рядах распределения, а также с применением коэффициентов квартильной и децильной вариации;

- изучены теоретические подходы к исследованию избыточной поляризации субъектов Российской Федерации, а также предложен авторский вариант для ее определения и количественной оценки относительно уровня обеспеченности продовольственными ресурсами;

- осуществлена оценка степени поляризации регионов по уровню совокупной обеспеченности всеми рассматриваемыми продовольственными ресурсами на основе проведения интегральной оценки;

- установлен характер процессов, формировавших поляризацию регионов в 1990 году, 1995 году, 2000 году и 2006 году. 

При исследовании данного явления в диссертации была выделена поляризация регионов по уровню потребления отдельных видов продовольственных ресурсов, как соотношение числа регионов, расположенных на левом и правом краях рядов их распределения и соотношение населения регионов с высокими и низкими показателями потребления.

Вслед за проф. А.Ю. Шевяковым мы предлагаем различать общую и избыточную поляризацию в потреблении продовольствия.

Общую поляризацию регионов по уровню потребления основных видов продовольственных ресурсов с большей степенью объективности в методическом плане можно охарактеризовать с помощью показателя уровня поляризации (Pol), с учетом значений коэффициента поляризации (Kp) и коэффициентов децильной и квартильной вариации, размаха вариации и др.

Избыточную поляризацию регионов по уровню среднедушевого потребления населением основных видов продовольствия предлагается исчислять путем отношения  численности субъектов Российской Федерации с уровнем потребления ниже нормативов потребительской корзины (левый край распределения) к их числу с потреблением выше этих нормативов (правый край распределения).

Проведенное исследование динамики общей поляризации регионов по исследуемым признакам показало, что максимальные показатели ее уровня для потребления картофеля и яиц  относятся к 1995 году, после которого отмечается тенденция их снижения. Для молока и молочных продуктов пик уровня общей поляризации приходится на 2000 год, для мяса и мясопродуктов – на 1990 г., овощей и бахчевых культур – на 2006 год.

При этом высокие показатели поляризации регионов по мясу и мясопродуктам в 1990 году, картофелю в 1995 году овощам и бахчевым культурам в 2006 году определялись их высоким уровнем потребления в регионах, относящимся к 10-ой децильной и 4-ой квартильной группам ранжированного ряда распределения,  на фоне общего высокого уровня потребления данных продуктов в эти годы по стране в целом.

Напротив, высокие показатели поляризации регионов по яйцу и яйцепродуктам в 1995 году, молоку и молокопродуктам в 2000 году определялись их низким уровнем потребления в регионах, относящимся к 1-ой децильной и  1-ой квартильной группам ранжированного ряда распределения,  на фоне общего низкого уровня потребления данных продуктов в эти годы по стране в целом.

Динамика показателей избыточной поляризации регионов по всем продуктам (кроме молока и молокопродуктов) отражает в 1995 году максимум ее уровня, который в последующем имеет тенденцию к снижению. В значительной степени такая динамика определяется тенденциями роста объемов отечественного производства данных продуктов.

Для молока и молочных продуктов отмечается тенденция нарастания избыточной поляризации регионов по уровню их потребления населением вплоть до 2006 года, для которого характерен его максимальный показатель. Основным фактором нарастания избыточной поляризации регионов в этом случае выступают высокие темпы сокращения объемов производства молока в субъектах Российской Федерации, находящихся на левом краю ранжированного ряда их распределения по уровню среднедушевого потребления. Следствием этого является рост численности населения регионов, потребление молока и молочных продуктов в которых находится ниже уровня минимальной потребительской корзины. В 1995 году удельный вес такого населения составлял 16,4% от общей численности населения Российской Федерации, в 2000 г. – 51,6%, 2006 г. – 67,1%.

Расчеты интегрального показателя по совокупному потреблению всех рассматриваемых продуктов позволили выделить регионы с крайне низким его уровнем. К числу таковых относятся, прежде всего, республики Северного Кавказа и Восточной Сибири: Ингушетия, Дагестан, Северная Осетия (Алания), Тыва, Бурятия, а также субъекты Российской Федерации, расположенные в северных широтах страны: Архангельская, Мурманская, Тюменская, Тюменская области и Чукотский автономный округ.

Среди прочих регионов к данной группе следует отнести только Ивановскую области, общий уровень потребления продовольствия в которой в последние годы падает.

Отрицательные последствия такой поляризации очевидны и проявляются в обострении социальной напряженности в данных национальных образованиях, доходящей до ее выражения в крайне нежелательных формах. 

Проведенное в диссертации сопоставление численности населения, проживающего в субъектах Российской Федерации, расположенных в ранжированных рядах распределения в зависимости от интегрального показателя совокупного потребления основных видов продовольственных ресурсов в крайних группах, позволило установить, что:

- соотношение численности населения регионов крайних децильных групп указывает на доминирование во всех рассматриваемых годах субъектов Российской Федерации, попавших в состав 10-ой децильной группы; при этом разрыв между ними год от года увеличивается за счет роста численности населения регионов в составе 10-ой децильной группы, что в целом является положительным явлением;

- соотношение численности населения регионов крайних квинтельных групп в 1990 г. и 2000 г. отражает ту же закономерность, которая была отмечена для децильных групп; для 1995 г. и 2000 г. характерно доминирование численности населения регионов 1-ой квинтильной группы над численностью населения регионов 5-ой группы, что указывает на негативную социально-экономическую ситуацию, которая была характерна для этих лет.

9. Региональные различия в потребительском спросе  на продовольствие

По результатам диссертационного исследования региональных различий в потребительском спросе на продовольствие можно сделать ряд принципиальных выводов.

Как показал анализ, различия в потребительском спросе по территории страны достигли максимальных размеров к концу 1997 года. При этом в регионах с низким уровнем потребления мясных и молочных продуктов отмечалось  явное преобладание потребительского спроса на наиболее доступные по цене для соответствующих территорий виды продовольствия (картофель, овощи и бахчевые культуры, яйца), позволяющие поддерживать калорийность и питательную ценность рациона питания населения.

В последующий период (1998-2006 годы) произошло определенное сглаживание региональных различий в потребительском спросе на продовольствие. Причем данный процесс шел в направлении его наиболее заметного роста в регионах с относительно низким уровнем потребления основных продуктов питания, прежде всего, в Северо-Западном, Южном и Дальневосточном федеральных округах. В связи с этим несколько утратили свои позиции регионы Центрального и Приволжского федеральных округов.

В Северо-Западном ФО структурно выделился потребительский спрос на все животноводческие продукты: молоко и молокопродукты, мясо и мясопродукты, яйца. В Центральном ФО стал доминировать спрос на мясо и мясопродукты и яйца, Южном ФО – овощи и бахчевые культуры и яйца, Приволжском ФО - молоко и молокопродукты, картофель, Уральском ФО – яйца, Сибирском ФО – картофель, молоко и молокопродукты, Дальневосточном ФО – картофель, мясо и мясопродукты (рис. 6).

Рис. 6. Распределение потребительского спроса на основные продовольственные

ресурсы по федеральным округам Российской Федерации в 2006 году, %

На наш взгляд, весьма важным в исследовании региональных различий потребительского спроса на продовольствие является выявление в федеральных округах регионов с различными типами его динамики в 1998-2006 годах. С этой целью при проведении расчетов все субъекты Российской Федерации по каждому виду продовольствия были подразделены на два основных типа:

1-ый тип - регионы с ростом потребительского спроса населения;

2-ой тип - регионы с сокращением потребительского спроса населения.

Подразделение субъектов Российской Федерации на два типа  позволило выявить основные факторы, формирующие динамику региональных различий в потребительском спросе, что принципиально важно для оценки происходящих структурных сдвигов, а также определения перспектив на основе сформировавшихся тенденций.

Анализ показал следующее: положительные изменения в региональной структуре потребительского спроса в направлении сглаживания территориальных диспропорций обусловлены тем, что в регионах с ростом спроса на продукты питания  позитивная динамика, практически, по всем регионам и всем продуктовым группам обеспечивалась не в связи с увеличением численности населения, а за счет повышения уровня потребления (табл. 7).

Наибольшее число регионов страны (61,5% их числа) сократили потребительский спрос на картофель, молоко и молочные продукты. В то же время лишь в 15,4% регионов снизился спрос на овощи и бахчевые культуры, в 31,6% регионов – на мясо и мясопродукты, в 22,8% - на яйца.

Сокращение потребительского спроса на картофель, а также молоко и молочные продукты произошло в половине и более регионов всех (кроме Южного) федеральных округов. Следует также отметить снижение спроса на мясо и мясопродукты в 62,5% регионов ДФО.

Таблица 7. Вклад факторов «численность населения» и «уровень потребления» в 

прирост потребительского спроса на основные виды продовольствия

  в Российской Федерации в 1998-2006 годах

Показатели

Федеральные округа

Российская Федерация

ЦФО

СЗ

ФО

ЮФО

ПФО

УФО

СФО

ДФО

Картофель

Число регионов с ростом потребительского спроса

4

4

10

3

1

4

4

30

Доля регионов в ФО, %

22,2

40,0

83,3

21,4

25,0

33,3

50,0

38,5*

Прирост потребительского спроса, всего %

33,4

8,9

30,3

37,5

9,8

4,6

8,5

24,1

в т.ч. за счет прироста (+), снижения (-):

- численности населения

+7,7

-5,9

-0,5

-2,3

-4,0

-4,8

-10,6

+0,9

- уровня потребления

+25,7

+14,8

+30,8

+39,8

+13,8

+9,4

+19,1

+23,2

Овощи и бахчевые культуры

Число регионов с ростом потребительского спроса

13

9

11

11

4

11

7

66

Доля регионов в ФО, %

72,2

90,0

91,7

78,6

100,0

91,7

87,5

84,6*

Прирост потребительского спроса, всего %

19,7

18,7

60,1

36,2

35,4

40,4

52,0

35,9

в т.ч. за счет прироста (+), снижения (-):

- численности населения

+1,1

-7,6

+9,1

-4,8

-3,1

-6,4

-11,1

-2,8

- уровня потребления

+18,6

+26,3

+51,0

+41,0

+38,5

+46,8

+63,1

+38,7

Молоко и молочные продукты

Число регионов с ростом потребительского спроса

2

5

10

4

1

4

4

30

Доля регионов в ФО, %

11,1

50,0

83,3

28,6

25,0

33,3

44,4

38,5*

Прирост потребительского спроса, всего %

3,2

30,6

24,8

9,6

12,5

11,5

9,4

14,2

в т.ч. за счет прироста (+), снижения (-):

- численности населения

+16,6

-7,1

+3,2

-1,9

-5,6

-6,9

-13,3

+0,3

- уровня потребления

-13,3

+37,7

+21,6

+11,5

+18,1

+18,4

+22,7

+13,9

Мясо и мясные  продукты

Число регионов с ростом потребительского спроса

12

10

10

9

3

6

4

54

Доля регионов в ФО, %

66,7

100,0

83,3

64,3

75,0

5,0

44,4

68,4*

Прирост потребительского спроса, всего %

18,7

11,1

25,7

13,2

17,5

13,2

16,5

16,9

в т.ч. за счет прироста (+), снижения (-):

- численности населения

+1,9

-7,9

+3,6

-4,0

-2,3

-7,6

-10,6

-2,1

- уровня потребления

+16,8

+19,0

+22,1

+17,2

+19,8

+20,8

+27,1

+19,0

Яйца

Число регионов с ростом потребительского спроса

9

10

12

10

4

9

7

61

Доля регионов в ФО, %

50,0

100,0

100,0

71,4

100,0

75,0

77,8

77,2*

Прирост потребительского спроса, всего %

23,2

21,4

42,4

18,0

7,2

18,7

50,9

23,2

в т.ч. за счет прироста (+), снижения (-):

- численности населения

+4,2

-7,9

+8,8

-4,3

-3,1

-6,0

-11,0

-2,1

- уровня потребления

+19,0

+29,3

+33,6

+22,3

+10,3

+24,7

+61,9

+25,3

* Удельный вес регионов в % от числа всех субъектов Российской Федерации

В целом по данному типу регионов произошло снижение потребительского спроса на картофель на 17,4%, овощи и бахчевые культуры – 12,8%, молоко и молокопродукты – 10,6%, мясо и мясопродукты – 7,5%, яйца – на 8,3%. Максимальное сокращение спроса на картофель в данном типе регионов произошло в Северо-Западном федеральном округе (30%), овощи и бахчевые культуры – в Южном ФО (22,8%), молоко и молокопродукты – в Центральном ФО (12,5%), мясо и мясопродукты – в Уральском ФО (12,7%), яйца – в Дальневосточном ФО (12,6%).

В регионах с сокращающимся потребительским спросом, в свою очередь, отрицательная динамика спроса формировалась, в подавляющем большинстве случаев, в связи сокращением численности населения регионов при незначительном падении уровня потребления, а в целом ряде случаев и при его росте. Сохранение в перспективе рассмотренных выше тенденций будет способствовать дальнейшему выравниванию региональных различий в потребительском спросе на рассматриваемые виды продовольствия. 

10. Региональное аграрное производство как фактор

и источник формирования продовольственных ресурсов регионов

В диссертации отмечается, что трансформация аграрного сектора России в период становления рыночных отношений оказала существенное влияние на динамику и объемы производства сельскохозяйственной продукции, как в целом по стране, так и в разрезе федеральных округов и субъектов Федерации. Произошедшие изменения привели к структурным сдвигам в размещении основных видов сельскохозяйственной продукции, которые имеют как позитивный, так и негативный характер.

  Производство растениеводческой продукции за годы рыночных реформ имело тенденцию роста и вследствие этого валовые сборы картофеля к 2007 году возросли на 7,2%, овощам – 46,3%. На динамику производства картофеля и овощей повлияло то, что они на 80-90% возделывается в семейном секторе аграрной экономики.

Динамика производства животноводческой продукции имела противоположную направленность: в 2007 году было произведено яиц на 19,3%, молока – на 38,5%, мяса – на 39,7% меньше, чем в 1991 году. При этом в ряде регионов с 1997-2000 годов отмечается восстановительный рост объемов производства животноводческой продукции, в то время как в других – продолжается их спад.

Более высокие темпы роста объемов производства картофеля были характерны для Южного ФО, Дальневосточного ФО и Центрального ФО, а их отрицательный  прирост произошел в Приволжском федеральном округе. Вместе с тем, это кардинальным образом не повлияло на размещение картофеля по территории страны: удельный вес объемов его производства вырос в Дальневосточном ФО на 0.78 процентных пункта, в Центральном ФО – на 1.07, в Южном ФО – на 1.4 процентных пункта, при одновременном снижении его Северо-Западном ФО, Уральском ФО и Сибирском ФО на 0.3, а в Приволжском ФО – на 2.35 процентных пункта.

В овощеводстве наиболее высокие темпы производства продукции были характерны для регионов Приволжского, Уральского, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов, где их объемы в 2007 году относительно 1991 года возросли, соответственно, на 71%, 99,8%, 65% и 58,6%.

Высокие темпы прироста объемов производства овощей в названных округах предопределили структурные сдвиги в размещении овощеводства. Удельный вес данных федеральных округов в общих объемах производства овощей в Российской Федерации, соответственно, вырос на 3,4; 2,0; 1,6 и 0,3 процентных пунктов. Несмотря на то, что в остальных федеральных округах прирост объемов производства за анализируемый период составил 28-33%, их доля в территориальной структуре сократилась.

Исследование тенденций производства животноводческой продукции позволило выделить типы динамики, характерные для современного периода аграрной экономики, после перехода субъектов Федерации и федеральных округов через нижнюю точку падения их объемов, которая приходится в производстве яиц на 1996 год, а в производстве молока и мяса – на 1999 год.

В этой связи относительно федеральных округов и страны в целом в диссертации были выделены четыре типа динамики:

- стабилизация производства с колебаниями его объемов по годам;

- устойчивый восстановительный рост;

- неустойчивый восстановительный рост;

- устойчивый спад.

Исследования показали, что для России, большинства ее федеральных округов и регионов наиболее неблагоприятные тенденции характерны в развитии молочного скотоводства. По стране в целом после достижения нижней точки падения объемов производства молока не наступил период последующего восстановительного роста, и отрасль стабильно держится на этом низком уровне фактически 10 лет исключительно за счет роста продуктивности коров при сокращении их поголовья.

При этом данный статус-кво обеспечивается за счет динамики устойчивого восстановительного роста производства молока в Южном ФО и неустойчивого восстановительного роста – в Приволжском федеральном округе. Десять субъектов Федерации из 12 в Южном ФО и половина – в Приволжском ФО имеют динамику восстановительного роста.

Крайне негативное воздействие на общую неблагоприятную ситуацию в молочном животноводстве страны оказывает динамика устойчивого спада объемов производства молока в Центральном, Северо-Западном и Дальневосточном федеральных округах. Все субъекты Федерации Центрального ФО, 75% Северо-Западного ФО и 75% Уральского ФО характеризуются динамикой спада производства молока.

В производстве мяса для России в целом характерна динамика неустойчивого восстановительного роста. Позитивные тенденции в большей степени формируют Центральный, Южный, Приволжский и Дальневосточный федеральные округа, для которых характерна динамика устойчивого восстановительного роста производства мяса. Для остальных федеральных округов спецификой является неустойчивый восстановительный рост. При этом наибольшее количество регионов восстановительный рост затронул в Южном ФО (92%), Приволжском ФО (79%), Уральском и Сибирском федеральных округах (по 75%).

Производство яиц в России характеризуется динамикой устойчивого восстановительного роста, который обеспечивается в большей степени за счет Южного, Приволжского, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов, имеющих динамику устойчивого восстановительного роста. Восстановительный рост был характерен для 79% регионов Приволжского ФО, 78% - Дальневосточного ФО,  58% - Сибирского ФО, 50% - Южного федерального округа.

В меньшей степени формированию положительной тенденции способствовали регионы Северо-Западного ФО и Уральского ФО, характеризующиеся динамикой неустойчивого восстановительного роста и Центрального ФО, производство в котором стабильно с 1997 г. с некоторыми колебаниями его объемов по годам.

Следует отметить, что за годы рыночных реформ повысился уровень концентрации производства:

- картофеля в Центральном, Южном, Сибирском, и Дальневосточном федеральных округах;

- овощей в Приволжском, Уральском, Сибирском и Дальневосточном федеральных округах;

- молока в Южном, Приволжском, и Сибирском федеральных округах;

- мяса в Центральном, Приволжском и Уральском федеральных округах;

- яиц в Северо-Западном, Приволжском, Уральском и Сибирском федеральных округах.

В начале 2008 года Приволжский федеральный округ отличался повышенным уровнем концентрации производства всех рассматриваемых видов сельскохозяйственной продукции,  Сибирский – по всем видам, кроме овощей, Южный – по овощам, молоку и яйцу, Центральный ФО – по картофелю, Северо-Западный и Уральский федеральные округа – по яйцу.

Негативные тенденции в развитии молочного скотоводства характерны  для Центрального и Северо-Западного федеральных округов. Регионы, входящие в данные округа,  отличаются благоприятными природно-климатическими условиями развития данной отрасли, а потребительский спрос на молоко и молочные продукты здесь формируют свыше 50 млн. чел, что составляет почти 36% населения страны, в то время как в аграрном секторе этих округов производится только 25% всего объема молока.

При этом в таких крупных мегаполисах как г. Москва и г. Санкт-Петербург находится свыше 15 млн. чел. постоянного населения, а с учетом временно проживающих – 20-25 млн. чел., которые не могут удовлетворять свои потребности в молоке и молочных продуктах за счет личного подсобного хозяйства.

Не вполне благоприятной следует считать тенденцию повышения уровня территориальной концентрации картофеля в Южном федеральном округе, в большинстве регионов которого площади пашни ограничены. В данном случае картофель выступает в качестве конкурента для овощных культур, которые, в силу природно-климатических, демографических и экономических условий, традиционно составляют основу территориальной специализации. За годы рыночных реформ уровень концентрации производства овощей в Южном ФО снизился, что указывает на тенденцию разрушения системы территориального разделения труда, целенаправленно сформированной в период плановой экономики.

11. Ввоз продуктов питания и формирование продовольственных

ресурсов регионов

В начале переходного периода, когда стало поступать субсидированное продовольствие из-за рубежа, оно заполнило вакуум недостатка продуктов питания в России, а в последующем стало просто вытеснять российских производителей с продовольственного рынка страны. Особо острая ситуация при трансформации системы  формировании продовольственных ресурсов сложилась по продуктовой группе «мясо и мясопродукты» (рис. 7).

 

Рис. 7. Динамика объемов продовольственных ресурсов продуктовой группы «мясо и мясопродукты» в целом по Российской Федерации в 1993-2006 годах

При этом необходимо отметить, что в пространственном отношении число регионов с доминированием ввоза в процессе формирования продовольственных ресурсов на их территории год от года увеличивается (табл. 8).

Так, если в 1997 году  в стране было только 12 регионов с долей ввоза в общем объеме продовольственных ресурсов свыше 50% (или 15,2% их количества), то в 2003 году их число достигло 24 (30,4%), а в 2006 году – 28 (35,5%). Напротив, в группах с долей ввоза до 20% в 1997 году насчитывалось 30 регионов (38%), 2003 году – 25 (31,6%), 2006 году – 17 регионов (21,5%).

Таблица 8. Распределение субъектов Российской Федерации в зависимости от доли 

ввоза (включая импорт) в региональных продовольственных

ресурсах мяса и мясопродуктов

Группы по доле ввоза в общем объеме

продовольственных ресурсов региона, %

1997 г.

2003 г.

2006 г.

Число

регионов

Доля

от итога, %

Число

регионов

Доля

от итога, %

Число

регионов

Доля

от итога, %

До 15

12

15,2

16

20,2

9

11,4

15-20

18

22,8

9

11,4

8

10,1

20,1-30

7

8,9

8

10,1

12

15,2

30,1-40

17

21,5

19

24,1

11

13,9

40,1-50

13

16,5

3

3,8

11

13,9

Свыше 50

12

15,2

24

30,4

28

35,5

Всего

79

100,0

79

100,0

79

100,0

Из других продуктовых групп, формирование продовольственных ресурсов по которым осуществляется в значительной степени за счет ввоза, следует выделить молоко и молочные продукты. В отношении данных продуктов проявляются те же тенденции, что и по продуктовой группе «мясо и мясопродукты», только лишь с той разницей, что доля импорта в объеме продовольственных ресурсов здесь ниже.

Рост размеров импорта и его удельного веса происходил до 1997 года. В 1998 году отмечается минимальный объем импорта – 3694 тыс. т, и его доля опускается с 15,1% до 9,6%. В 1999 году импорт вновь возрастает более, чем один миллион тонн, а его доля в ресурсах молока и молокопродуктов поднимается до 12,4% и на этом уровне держится вплоть до 2003 года,  в котором объем импорта увеличивается еще на 628 тыс. т, а его доля достигает 13,9%.

При этом в 2000-2002 годы происходит незначительный рост объемов производства молока. С 2003 года устанавливается тенденция роста импорта на фоне спада отечественного производства молока и в 2006 году объем импорта достигает 7293 тыс. т или 18,1% от всех ресурсов молока и молокопродуктов страны. Как в абсолютном, так и в относительном выражении это максимальные показатели за весь трансформационный период с 1990 года. Следовательно, можно сделать вывод, что Россия вплотную приблизилась к опасной черте потери продовольственной безопасности и продовольственной независимости по такой продуктовой группе как «молоко и молокопродукты».

Трансформационные тенденции в территориальном аспекте при формировании продовольственных ресурсов проявляются в том же направлении, что и в отношении продуктовой группы «мясо и мясопродукты»: численность и удельный вес регионов год от года с высокой долей ввоза молока и молочных продуктов растут, а с низкой - сокращается (табл. 9).

Таблица 9. Распределение субъектов Российской Федерации в зависимости от доли ввоза (включая импорт) в региональных продовольственных ресурсах

молока и молокопродуктов

Группы по доле ввоза в общем объеме

продовольственных ресурсов региона, %

1997 г.

2003 г.

2006 г.

Число

регионов

Доля

от итога, %

Число

регионов

Доля

от итога, %

Число

регионов

Доля

от итога, %

До 5

19

24,1

13

16,5

9

11,4

5,1-10

21

26,6

13

16,5

12

15,2

10,1-20

17

21,5

23

29,0

14

17,7

Свыше 20

22

27,8

30

38,0

44

55,7

Всего

79

100,0

79

100,0

79

100,0

При этом шесть регионов (Белгородская, Брянская, Владимирская, Смоленская, Ленинградская и Псковская области), формирующие ресурсы молока и молокопродуктов более чем на 25% за счет ввоза, имеют положительное сальдо «ввоза-вывоза», то есть перерабатывающая промышленность данных субъектов Российской Федерации ориентируется на поставки молочных продуктов, произведенных с добавлением сухого молока, в другие регионы.

Из остальных продуктовых групп в большей степени импорт представлен по овощам (7-8%), в меньшей – для яиц и яйцепродуктов (2-3%)  и, практически, не представлен в группе «картофель» (0,1-1%). В то же время тенденции трансформации распределения субъектов Российской Федерации в зависимости от доли ввоза в продовольственных ресурсах по яйцу и яйцепродуктам являются сходными с продуктовыми группами «мясо и мясопродукты», «молоко и молокопродукты» (табл. 10).

Таблица 10. Распределение субъектов Российской Федерации в зависимости от доли ввоза (включая импорт) яиц и яйцепродуктов в региональных продовольственных ресурсах

Группы по доле ввоза в общем объеме

продовольственных ресурсов региона, %

1997 г.

2003 г.

2006 г.

Число

регионов

Доля

от итога, %

Число

регионов

Доля

от итога, %

Число

регионов

Доля

от итога, %

До 2

18

22,8

10

12,7

3

3,8

2-5

20

25,3

9

11,4

8

10,1

5,1-10

13

16,5

17

21,5

16

20,3

10,1-20

12

15,2

15

19,0

15

19,0

Свыше 20

16

20,2

28

35,4

37

46,8

Всего

79

100,0

79

100,0

79

100,0

При малых объемах импорта яиц и яйцепродуктов в Российскую Федерацию, рассматриваемая тенденция обусловлена внутренними для страны факторами. В условиях достаточно высокой конкуренции крупные птицефабрики, имея сравнительные преимущества перед мелкими птицефермами в издержках производства, производительности труда и т.д., стали вытеснять их с межрегиональных рынков яиц.

Результаты исследования позволяют констатировать, что в структуре источников, формирующих ресурсы мяса и мясопродуктов, молока и молокопродуктов, яиц и яйцепродуктов, прослеживается закономерность усиления межрегиональных различий в части доли их ввоза на территорию регионов в общих ресурсах.

Это обуславливается как территориальной дифференциацией платежеспособного спроса, так и усилением конкуренции на межрегиональных рынках продовольствия и неспособностью ее выиграть организациям в регионах с ослабленным в процессе рыночных реформ сельскохозяйственным производством.

Кроме того, межрегиональная дифференциация в распределении ввозимых ресурсов мяса и мясопродуктов, молока и молокопродуктов формируется под влиянием приграничных территорий в связи с близостью морских портов и железнодорожных станций, в которые поступают замороженное в блоках мясо и сухое молоко в больших количествах.

В отношении картофеля и овощей распределение регионов по доле их ввоза недостаточно сильно трансформируется во времени, что обуславливается размещением их производства в хозяйствах населения и коррелирует с их численностью по субъектам Российской Федерации.

Таким образом, как показал анализ, под влиянием данных закономерностей проявляются следующие тенденции:

- число регионов с доминированием ввоза, значительную часть которого занимает импорт,  при формировании продовольственных ресурсов мяса и мясопродуктов год от года увеличивается, что существенно ухудшает ситуацию с продовольственной безопасностью страны, усиливает ее продовольственную зависимость;

-  количество и удельный вес регионов с высокой долей ввоза молока и молочных продуктов год от года растет, а с низкой – сокращается, что усиливает дифференциацию субъектов Российской Федерации по источникам формирования ресурсов и ведет к росту числа регионов, зависимых от ввоза данных продуктов из-за пределов их территории;

- в производстве яиц и яйцепродуктов отмечаются те же тенденции, что и в пространственной трансформации молока и молочных продуктов с одной лишь разницей, что в данном случае роль импорта практически равна нулю; вместе с тем, проявление указанной тенденции влечет за собой усиление интенсивности межрегиональных связей в процессе распределения продовольственных ресурсов яиц и яйцепродуктов, а также зависимость одних регионов от других;

- тенденции трансформации распределения субъектов Российской Федерации в зависимости от доли ввоза в продовольственных ресурсах в отношении овощей и бахчевых культур в четком виде не просматриваются, а относительно картофеля проявляются незначительно.

12. Совершенствование региональной агропродовольственной политики

В диссертации, с учетом результатов, полученных во 2-4 главах работы, определены объекты и субъекты региональной агропродовольственной политики.

Субъектами региональной агропродовольственной политики являются органы государственной власти федерального и регионального уровня, которые воздействуют на объекты политики, соответственно, посредством макро – и микроинструментов (рис. 8). 

В качестве объектов политики для федеральных органов власти определены классы регионов с однотипными причинами, формирующими их избыточную поляризацию и высокий уровень продовольственной зависимости по тому или иному виду продовольствия.

Таких классов выделено семь:

1. Мегаполисы с доминантой многомиллионного города.

2. Регионы в зоне влияния  мегаполисов (расстояние до 500 км).

3. Урбанизированные регионы с долей городского населения свыше 70% от его общей численности.

4. Регионы с высокой долей сельского населения (свыше 30%), благоприятными природными условиями для сельскохозяйственного производства.

5. Северные регионы со сложными и экстремальными условиями сельскохозяйственного производства.

6. Горные регионы.

7. Засушливые регионы с наличием  полупустынь.

Для каждого класса регионов сформулированы цели региональной агропродовольственной политики, реализуемые органами федеральной власти посредством макро- инструментов, представляющих собой набор монетарных, фискальных и торговых регуляторов. Цели региональной государственной политики предлагается структурировать на цели в отношении продуктовой специализации сельского хозяйства, межрегионального обмена сельскохозяйственным сырьем и продовольствием, типа динамики роста производства.

Органы федеральной власти, как субъекты в реализации региональной агропродовольственной политики, воздействуя на классы регионов посредством дифференцированных монетарных (субсидии, кредиты), фискальных (налоги, платежи), торговых (тарифы, квоты) инструментов обеспечивают формирование рациональных территориальных макропропорций с точки зрения продуктовой специализации сельскохозяйственного производства, межрайонного обмена продукцией и приоритетов в темпах развития регионов соответствующего класса.

Рис. 8.  Принципиальная схема формирования региональной агропродовольственной политики

Осуществляя региональную агропродовольственную политику, органы федеральной власти должны исходить из глобальных целей ее реализации в перспективе до 2015-2020 годов:

- снижение пространственной дифференциации в уровне потребления основных продуктов питания, формируемых на основе продукции и сырья, произведенных в сельском хозяйстве;

- снижение уровня продовольственной зависимости регионов и страны в целом.

Для обоснования региональной агропродовольственной политики в диссертации предложено руководствоваться следующими принципами территориального разделения труда:

- минимизации совокупных затрат на производство и межрегиональный обмен всех видов основных агропродовольственных ресурсов;

- размещения производства сельскохозяйственной продукции в регионах с благоприятными природными условиями, избытком в сельской местности трудовых и земельных ресурсов; 

- приближения производства малотранспортабельной продукции, в сильной степени независимого от природных условий, к местам ее массового потребления;

- минимизации потерь сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия при осуществлении межрегионального обмена;

- обеспечения беспрепятственного передвижения продовольственных ресурсов по территории страны;

- активизации экономики регионов за счет повышения уровня комплексности развития их производительных сил;

- минимизации производственных, коммерческих и потребительских рисков;

- обеспечения роста уровня продовольственной безопасности и продовольственной независимости страны в целом.

В свою очередь региональные органы власти, как субъекты реализации агропродовольственной политики на иерархическом уровне, воздействуют посредством микроинструментов: регуляторов рынка труда (стимулирование привлечения рабочей силы и создания новых рабочих мест) и рынка капитала (создание благоприятного инвестиционного климата, реализация принципов государственно-частного партнерства) на рост объемов производства сельскохозяйственной продукции в регионе.

Это, в зависимости от ситуации с продовольствием в регионе, либо способствуют решению проблемы снижения уровня избыточной поляризации в уровне потребления продуктов питания, либо расширяет возможности  участия  субъекта Российской Федерации в системе территориального разделения труда.

В диссертации определен состав классов объектов агропродовольственной политики, для каждого класса сформулированы цели реализации политики по продуктовой специализации, межрегиональному обмену, типу динамики производства.

13. Межрегиональное взаимодействие в формировании

продовольственных ресурсов

В диссертации рассмотрены различные варианты организационных схем взаимодействия субъектов РФ в рамках системы территориального разделения труда между классами регионов, представленных в предыдущем разделе автореферата.

Классы регионов нами подразделены на «доноров» и «реципиентов». При этом регионы-«продовольственные доноры» в своем большинстве, с точки зрения формирования и распределения федерального бюджета, являются «реципиентами» и характеризуются ограниченными инновационными и инвестиционными ресурсами при высоком уровне обеспеченности землями сельскохозяйственного назначения и наличии резервов для расширения масштабов аграрного производства.

В свою очередь, мегаполисы и урбанизированные регионы, как правило, относятся к бюджетным «донорам» и располагают крупным инновационным и инвестиционным потенциалом, а также неудовлетворенным потребительским спросом на продовольствие.

В диссертации предлагается конкурентные преимущества регионов, относящихся к противоположным классам, использовать на взаимовыгодной основе посредством реализации следующей схемы взаимодействия:

- мегаполисы и урбанизированные регионы, относящиеся к «продовольственным донорам», в целях создания стабильных внешних источников их продовольственного снабжения формируют устойчивые зоны приложения знаний, инноваций, инвестиционного и оборотного капитала;

- формирование таких зон осуществляется на основе Соглашений между Правительствами конкретных субъектов Российской Федерации, относящихся к противоположным классам, и разработанных на их основе программ и планов;

- принимаемые Соглашения, также предполагают развитие прямых связей производителей сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия с торговыми структурами регионов-«продовольственных реципиентов»;

- инвесторы (частные предприниматели, корпорации, агрохолдинги и др. хозяйствующие субъекты), ставшие участниками программ межрегионального взаимодействия в продовольственной сфере на основе конкурса, получают налоговые и бюджетные преференции на основе разработанного регламента, исходя из основных принципов государственно-частного партнерства;

- в регионах-«продовольственных донорах» создаются уполномоченные их исполнительными органами власти, структуры по обеспечению централизованных поставок сельскохозяйственной продукции и продовольствия в рамках разработанных программ в регионы-«продовольственные реципиенты»;

-  правительственные структуры, предприятия и организации регионов-«продовольственных реципиентов», заинтересованные в развитии межрегиональных интеграционных связей, участвуют в авансировании и субсидировании производства сельскохозяйственной продукции, предназначенной для поставки в эти регионы;

- на межрегиональном уровне формируются продовольственные кластеры, структурные элементы которых находятся, как в тех, так и других классах регионов. 

Исходя из того, что в настоящее время еще не сформировались устойчивые сырьевые зоны крупных перерабатывающих предприятий  мегаполисов и урбанизированных районов, предлагается, используя имеющийся зарубежный и отечественный опыт и вышеприведенные результаты нашего исследования, создать систему сырьевых поясов.

Сельские территории Московской, Ленинградской областей, а также субъектов Российской Федерации, отнесенные к классу урбанизируемых регионов, с точки зрения перспективы необходимо рассматривать в качестве пригородного пояса, в первую очередь специализирующегося на производстве цельномолочной и кисломолочной продукции, тепличных овощей, диетического яйца, парной свинины и телятины, парного мяса птицы. Во вторую очередь, если позволяют площади сельскохозяйственных угодий и сформирован соответствующий производственный потенциал, осуществляется производство овощей местного ассортимента и картофеля в пределах имеющихся ресурсных возможностей.

Второй сырьевой пояс вокруг мегаполисов формируют регионы, находящиеся в зоне их влияния (до 500 км), а для урбанизированных регионов – непосредственно примыкающие к ним регионы с высокой долей сельского населения (свыше 30%) и благоприятными природными условиями сельскохозяйственного производства.

Аграрное производство второго пояса обеспечивает (при наличии необходимости) перерабатывающие предприятия мегаполисов и урбанизированных регионов недостающим сырьем и специализируется на производстве молочной продукции с длительными сроками хранения (масло животное, сыры всех видов, сгущенное молоко и др.), говядины (с переходом в перспективе, преимущественно, на «мраморное» мясо), охлажденного и замороженного мяса свиней и птицы, картофеля и овощей для закладки на зимнее хранение.

В процессе межрегионального взаимодействия формируются продовольственные кластеры в составе:

- в регионах-«продовольственных реципиентах»: специализированных банков, лизинговых компаний, проектных организаций, ВУЗов и НИУ, инвестиционных компаний, инновационных фондов, венчурных фирм; оптовых продовольственных рынков и баз; торговых сетей, крупных перерабатывающих предприятий и др.;

- в регионах-«продовольственных донорах» - филиалов и представительств специализированных банков, лизинговых компаний, проектных организаций, ВУЗов и НИУ, инвестиционных компаний, инновационных фондов; крупных животноводческих комплексов и ферм, бройлерных и яичных птицефабрик, откормочных площадок КРС, комбикормовых заводов, специализированных овощеводческих и картофелеводческих предприятий, тепличных комбинатов, перерабатывающих предприятий и др. 

Взаимодействие северных регионов и регионов с благоприятными природными условиями сельскохозяйственного производства предлагается осуществлять на основе взаимовыгодного использования инвестиционного потенциала первых и земельных и трудовых ресурсов, необходимых для производства сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, вторых.

В горных и засушливых регионах, имеющих ограниченные возможности для осуществления самообеспеченности всеми видами продовольствия, межрегиональное взаимодействие возможно проводить посредством поставок из них на национальный продовольственный рынок овощей и бахчевых культур, баранины и др. продуктов региональной специализации и привлечение с национального рынка капитала инвестиций для ликвидации избыточной продовольственной поляризации. Для этого данные регионы предлагается сделать зонами свободного предпринимательства в агропродовольственной сфере, что будет, к тому же, способствовать решению занятости в трудоизбыточных регионах данного класса.

  14. Государственные проекты и программы в решении проблемы поляризации регионов

Исследования показали, что в процессе реализации ПНП «Развитие АПК» в 2006-2007 гг. произошла определенная дифференциация его мероприятий по территории страны. В большинстве урбанизированных регионов доминировали  мероприятия направления «Ускоренное развитие животноводства», горных и засушливых регионах – направления «Стимулирование развития малых форм хозяйствования в АПК», регионах с благоприятными условиями сельскохозяйственного производства отмечается сочетание мероприятий данных двух  направлений. 

При этом был достигнут существенный прирост объемов производства в субъектах Российской Федерации, характеризующихся низким  уровнем потребления животноводческой продукции. Прежде всего, это горные и засушливые регионы страны с высокой долей сельского населения и семейным типом организации хозяйства.

Наличие большого количества семейных личных подсобных и крестьянских (фермерских) хозяйств, а также  низкий уровень занятости местного населения стимулировали спрос на субсидированные кредиты в рамках направления проекта «Стимулирование развития малых форм хозяйствования». Сумма кредитов в расчете на одного сельского жителя в большинстве регионов данных классов была получена в пределах 2500-7500 руб., в то время как в среднем по Российской Федерации – 1797 руб.

В рамках реализуемой Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы в определенной степени также просматривается учет региональной специфики сельскохозяйственного производства страны и, соответственно, особенностей формирования продовольственных ресурсов. Мероприятия разделов программы «Развитие оленеводства и табунного коневодства», «Развитие овцеводства и козоводства», «Поддержка сельскохозяйственных товаропроизводителей в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях», предполагающие стимулирование развития сельского хозяйства в северных, горных, засушливых регионах со сложными и экстремальными  условиями производства, будут содействовать решению проблемы снижения уровня избыточной поляризации в уровне потребления.

Вместе с тем, мероприятия других разделов не имеют четко выраженной территориальной дифференциации, учитывающей состояние пространственной неоднородности в уровнях потребления и производства сельскохозяйственной продукции, а также региональной специфики ведения сельского хозяйства.

Прежде всего, следует отметить, что мероприятия данной программы предполагают косвенное, а не прямое действие на производство сельскохозяйственной продукции продовольственного назначения (создание предпосылок для развития сельских территорий, создание общих условий функционирования сельского хозяйства, развитие племенного животноводства, элитного семеноводства и т.п.).

При корректировке программы предлагается ввести в нее новые разделы: «Формирование продовольственных ресурсов молока и молокопродуктов», «Формирование продовольственных ресурсов мяса и мясопродуктов», «Формирование продовольственных ресурсов яиц и яйцепродуктов», предусматривающие сглаживание избыточной дифференциации и поляризации за счет реализации мероприятий по поддержке сельскохозяйственного производства того или иного вида продукции в соответствующих регионах.

Во-вторых, применение принципа дополнительности при финансировании мероприятий программы не предполагает территориальной дифференциации доли федерального бюджета в зависимости от различий состояния бюджетов регионов и экономического положения хозяйствующих субъектов в них. Вследствие этого, из федерального бюджета средства могут получать не те регионы, где необходимо стимулировать ускоренное развитие сельскохозяйственного производства в целях решения продовольственных проблем в них, а те субъекты Российской Федерации, которые отличаются хорошей наполняемостью региональных бюджетов.

В связи с этим в диссертации предложено с учетом региональной специфики дифференцировать пропорции источников финансировании из федерального бюджета, региональных бюджетов и внебюджетных источников, которые в программе, фактически приняты для всей страны как 3:3:4.

В-третьих, мероприятия программы по созданию общих условий функционирования сельского хозяйства, главным образом,  направлены на повышение плодородия почв посредством субсидирования приобретения минеральных удобрений сельскохозяйственными товаропроизводителями.

В диссертации предлагается учитывать специфику регионов страны, расположенных в нечерноземной зоне, где сельскохозяйственное производство ведется на кислых почвах и включить для данной территории мероприятия по субсидированию приобретения сельскохозяйственными товаропроизводителями известковых материалов. Для регионов нечерноземной зоны, не располагающих условиями для производства фуражного зерна в количестве, достаточном для развития в рациональных масштабах производства мяса птицы, мяса свиней и яиц, предлагается предусмотреть в рамках Госпрограммы бюджетную поддержку товаропроизводителей посредством компенсации части стоимости концентратов.

В четвертых, отбор для финансирования экономически значимых региональных программ, по нашему мнению, следует осуществлять по критериям, отражающим их роль в развитии экономики регионов в целом, а не только по показателям прироста поголовья скота, продуктивности, валового производства продукции и т.п., имеющим отраслевой характер.

Наконец, следует вернуться к бюджетному субсидированию реализации конкретных инвестиционных проектов в заранее определенных регионах, рассматривая это как оперативную реакцию на проблемы, связанные с избыточной поляризацией уровня потребления.

Обобщая результаты проведенного исследования, можно констатировать, что территориальная дифференциация распределения продовольственных ресурсов в разрезе субъектов РФ несет на себе отпечаток специфики трансформационных изменений в АПК и экономике страны в целом, произошедших при переходе к рынку. Выявление закономерностей и тенденций развития этих процессов позволит разработать и реализовать систему мер для сглаживания существующей неравномерности в уровне продовольственного обеспечения регионов, что обеспечит управляемость формированием продовольственного рынка, создаст предпосылки для смягчения неблагоприятной динамики.

По теме диссертации опубликованы следующие работы автора:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК России:

1.Золин П.М, Костусенко И.И. Структура потребления продуктов питания в мире и России // АПК: экономика и управление. – 2002. -  №6. - 0,8 п.л., в т.ч. автора – 0,5 п.л.

2.Костусенко И.И. Качество товаров продовольственного рынка России // Экономика сельского хозяйства России. – 2002. -  №6. – 0,3 п.л.

3.Костусенко И.И. Стратегия продовольственных рынков  регионов России  и ВТО // АПК:  экономика и управление. – 2004. -  №2. - 0,4 п.л.

4.Костусенко И.И. Региональный продовольственный рынок // Экономика сельского хозяйства России. – 2004. -  №3. – 0,2 п.л.

5.Костусенко И.И.Особенности подходов к формированию продовольственных ресурсов региона: теоретический базис и реалии практики //Аграрный вестник Урала. -2008. - №12.  -  0,8 п.л.

6.Костусенко И.И. Продовольственная безопасность и продовольственная независимость регионов: сущность и подходы к их оценке // Аграрный вестник Урала. - 2009. - №1. -1,4 п.л.

7.Костусенко И.И. Самообеспеченность регионов Российской Федерации молочными и мясными продуктами // Аграрный вестник Урала. - 2009. - №3. -  0,7 п.л. 

Монографии и статьи в научных трудах:

8.Костусенко И.И.Стратегия и концепция формирования продовольственного рынка региона.- В. Новгород: Изд-во НовГУ, 2003.- 12,7 п.л.

9.Костусенко И.И. Формирование и развитие продовольственного рынка региона: Теория, методология, практика.- СПб.: Изд-во СПбГАУ, 2004.- 17,0 п.л.

10.Костусенко И.И. Проблемы реализации агропродукции // Экономический вестник / ИЭиУ НовГУ. - 1998. - №1. - 0,5 п.л.

11.Костусенко И.И. Проблема реализации продукции предприятиями АПК в условиях рынка Севера-Запада России // Эффективность реформируемых экономик: Россия и регионы. Материалы международной научно-практической конференции. Вып. первый. - Новгород: Изд. АО «Тип. Новгород», 1998. -  0.3 п.л.

12.Костусенко И.И. Теория реализации агропродукции // Эффективность реформируемых экономик: Россия и регионы. Вып. второй. - Новгород: Изд. АО «Тип. Новгород», 1998.  -  0.2 п.л.

13.Костусенко И.И. Актуальные аспекты реализации агропродукции // П.А.Столыпин: аграрная реформа России и современные крестьянские хозяйства. Материалы международной конференции. Вып. второй. – СПб.: Изд-во СПбГАУ, 1999. - 0,5 п.л.

14.Костусенко И.И. Рынки и сбыт в системах «город-село» // Экономика систем сел и перспективы ее оптимизации. - В.Новгород:  Изд-во НовГУ, 1999. - 0,3 п.л.

15.Костусенко И.И., Бойцов А.С., Барабан Д.И. Маркетинг и диверсификация - разнообразие товаров и услуг // Экономический вестник / ИЭиУ НовГУ. - 2000. - №5. - 0,3 п.л., в т.ч. автора 0,1 п.л.

16.Костусенко И.И. Оценки и основы прогнозов состояния продовольственного рынка Новгородской области  //  Экономический вестник / ИЭиУ НовГУ. - 2001. - №6. - 0,4 п.л.

17.Костусенко И.И Тарифы и пошлины в международной торговле // Экономический вестник/ ИЭиУ НовГУ. - 2001. - №6. - 0,55 п.л..

18.Костусенко И.И. Управление и агропротекционизм // Экономический вестник / ИЭиУ НовГУ. - 2001. - №6. - 0,5 п.л.

19.Костусенко И.И. Проблемы единой системы продовольственного рынка // Экономический вестник / ИЭиУ НовГУ. - 2001. - №6. - 0,6 п.л.

20. Костусенко И.И. К теории агробизнеса // Экономический вестник / ИЭиУ НовГУ. - 2001. - №6. - 0,35 п.л.

21.Костусенко И.И., Бондаренко Е. А., Золин П. М. Вероятность устойчивого социально-экономического развития Северо-Западного федерального округа // Проблемы формирования устойчивого социально-экономического развития региона  (сб. мат. науч.-практ. конф.  25 декабря 2001 г.) / НовГУ. - В. Новгород,  2001. - 1,1 п.л.,  в т.ч. авт.  0,7  п.л.

22.Костусенко И.И, Клоренс Пит Хьюз. Овладевать международными стандартами // Формирование рынка промышленных и продовольственных товаров. Мат. науч.-прак.  конф. с межд. участием / НовГУ . - В. Новгород, 2001.- 0,8 п.л., в т.ч. автора 0,6 п.л.

23.Костусенко И.И., Герасимов А.В., Юзбеков М.А. Развитие платежеспособного спроса на продовольственном рынке Новгородской области // Проблемы развития АПК России. Мат. Всеросс. науч.-практ. конф. (12-13 сентября 2002 г.). – СПб., Пушкин: Изд-во СЗ НИЭСХ,  2002. - 0,4 п.л., в т.ч. автора 0,3 п.л.

24.Костусенко И.И. Влияние потребительских факторов на развитие продовольственного рынка России и мира // Проблемы развития АПК России в условиях глобализации экономики. Мат. Всеросс. науч.-практ. конф. (12-13 сентября 2002 г.). – СПб., Пушкин: Изд-во СЗ НИЭСХ. - 2002. -  0,25 п.л.

25.Костусенко И.И Перспективы продовольственного рынка Северо-Западного федерального округа России // Экономика Северо-Запада: проблемы и перспективы развития. Мат. 1У регион. науч.-прак. конф. 19-20 июня. Секция 1. Часть 1 / СПбНЦ РАН. - СПб., 2002.- 0,8 п.л.

26.Костусенко И.И., Бондаренко Е.А., Сучков А.В. Механизмы реализации региональной концепции развития экономики // Проблемы экономического роста в условиях трансформирующейся России. Мат. науч. конф. 30-31 мая 2002 / НовГУ. – В. Новгород, 2002. - 0,5 п.л., в т.ч. автора 0,2 п.л.

27.Костусенко И.И. Рынки конкретных продуктов в субъектах Российской Федерации // Проблемы экономического роста в условиях трансформирующейся России. Мат. науч. конф. 30-31 мая 2002 / НовГУ. – В. Новгород, 2002. - 0,6 п.л.

28.Костусенко И.И. Концепция формирования продовольственных рынков и стратегия интеграции в России (опыт областей Северо-Запада РФ) // Экономический вестник / ИЭиУ НовГУ. – 2002.  - №7. - 0,6 п.л.

29.Костусенко И.И. К вопросу о методах учета факторов, влияющих на продовольственные рынки // Экономический вестник / ИЭиУ НовГУ. - 2002. - №7. - 0,5 п.л.

30.Костусенко И.И. Варианты и альтернативы формирования продовольственного рынка региона // Экономический вестник / ИЭиУ НовГУ. - 2002. - №7. - 0,5 п.л.

31.Костусенко И.И. Продовольственный рынок и преодоление агрокризиса в России // Государство в рыночной экономике. Мат. Всеросс. науч.-практ. конф. / Фил. Эконом. Общ. России.  - Пенза, 2002. - 0,6 п.л.

32.Костусенко И.И. Потребительские факторы на продовольственном рынке // Экономический вестник / ИЭиУ НовГУ. - 2002. - №8. - 0,3 п.л.

33.Костусенко И.И. Ресурсы национальных счетов // Экономический вестник / ИЭиУ НовГУ. - 2003. - №9. - 0,4 п.л.

34. Костусенко И.И. Число едоков и работников в стране // Экономический вестник / ИЭиУ НовГУ. - 2003. - №9. - 0,5 п.л.

35.Костусенко И.И., Барабан Д.В. Инновационные услуги рынка и их перспективы // Возрождение сервиса России. – СПб.: Изд-во СПбГАСЭ, 2003. – 0,3 п.л., в т.ч. автора 0,2 п.л.

36. Костусенко И.И. Колов К.Н. Факторный анализ прогнозирования спроса на продукцию сельскохозяйственных предприятий // Маркетинг и экономика труда в управлении инновационно-инвестиционной деятельностью. Мат. науч.-практ. конф. / НовГУ. – В.Новгород, 2006. - 0,3 п.л., в т.ч. автора 0,2 п.л.

37.Костусенко И.И. Российский и зарубежный опыт проведения маркетинговых исследований на потребительском рынке // Маркетинг и экономика труда в управлении инновационно-инвестиционной деятельностью. Мат. науч.-прак. конф. / НовГУ. - В.Новгород,, 2006. - 0,5 п.л.

38. Костусенко И.И. Основные направления исследования инфраструктуры региональных потребительских рынков // Организационно-экономические проблемы современного предпринимательства.- В.Новгород: Изд-во НовГУ, 2007. - 0,3 п.л..

39.Костусенко И.И., Светлова Н.В.  Методы исследования конъюнктуры рынка // Организационно-экономические проблемы современного предпринимательства.  - В.Новгород: Изд-во НовГУ, 2007. - 0,4 п.л., в т.ч. автора 0,2 п.л.

40.Костусенко И.И.Факторы формирования продовольственных ресурсов региона: вопросы теории // Вестник агроэкономической науки Северо-Запада. Региональные программы развития АПК: вопросы теории и практики / ГНУ СЗНИЭСХ РАСХН. - 2008. -№1. - 0,6 п.л.

Учебно-методические работы

41.Костусенко И.И. Экономическая эффективность реализации сельскохозяйственной продукции в условиях рынка / Учебно-методическое пособие. – Новгород,  1999.  - 1,5 п.л.

Подписано к печати  _____  .

Формат 60х90 1/16 Бумага офсетная.

Объем 2,5 п.л.Тираж 100 экз. Заказ №______

_______________________________________________________________________

Отпечатано в типографии

Санкт-Петербургского государственного аграрного университета

ООО «Литера»

Санкт-Петербург_- Пушкин, ул. Садовая, д.14.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.