WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

РОССИНСКАЯ

ГАЛИНА МИХАЙЛОВНА

ОСОБЕННОСТИ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО ПОВЕДЕНИЯ

ДОМОХОЗЯЙСТВА В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ

РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

Специальность 08.00.01 – Экономическая теория

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Москва 2009

Работа выполнена в Институте экономики Российской академии наук.

Научный консультант: доктор экономических наук, профессор

Иванова  Роза Константиновна

Официальные оппоненты:

Ведущая организация:

Защита состоится «__» _______ 2009 г. в ___ час. на заседании диссертационного совета Д.002.009.04 по присуждению ученой степени кандидата экономических наук и доктора экономических наук в Институте экономики Российской академии наук по адресу: 117218, Москва, Нахимовский проспект, 32.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института экономики Российской академии наук.

Автореферат разослан «___» ___________ 2009г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат экономических наук Серебренникова Т.И.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. В условиях трансформации российской экономики произошло качественное изменение экономического поведения потребителя, мало изученное экономической наукой. Особенно значимым с теоретической и практической точки зрения является исследование изменения потребительского поведения такого первичного потребительского звена социума как домохозяйство.

Фрагментарность исследований проблемы экономического поведения потребителя в целом, отсутствие комплексных исследований, учитывающих междисциплинарный характер проблематики потребительского поведения, приводят как к недостаточной теоретической разработанности проблемы, так и к отсутствию четкого, продуманного научного подхода к анализу закономерностей экономического поведения потребителя в условиях современной российской экономики, к их практической оценке. Теория потребительского поведения – один из наиболее старых разделов экономической теории. Между тем сегодня это направление исследований в значительной степени «отдано на откуп» прикладным исследованиям рынка и рассматривается зачастую как раздел маркетинга. Связь с экономической теорией оказывается, таким образом, в значительной мере косвенной. Подобный прикладной, чисто «маркетинговый» подход к пониманию содержания категории «потребительское поведение» представляется весьма ограниченным. Неразработанность теории затрудняет исследование закономерностей потребительского поведения домохозяйства как основного субъекта потребительских отношений.

Отсутствие системного подхода, который дал бы возможность проследить всю цепочку причинно-следственных связей, формирующих потребительское поведение на микроуровне и обратное воздействие параметров этого поведения на макроэкономические индикаторы, обусловливает недостаточное внимание к тенденциям изменения потребительского поведения (например, его дифференциации) как к проявлению негативных закономерностей, складывающихся за пределами сферы потребления, как к серьезному негативному фактору социально-экономического развития.

Степень разработанности проблемы. Теория потребления и потребительского поведения имеет длительную историю развития. В тот или иной исторический период свой вклад в разработку данной теории сделали И.Бентам, М.Вебер, Т.Веблен, Ф.Визер, К.Менгер, Т.Мальтус, К.Маркс, А.Маршалл, А.Пигу, Дж.К.Гэлбрейт, Дж.М.Кейнс, Г.Беккер, Дж.Дюзенберри, Ф.Модильяни, И. Фридмен, К.Ланкастер, Х.Лейбенстайн, Т.Скитовски, Дж.Катона. Со второй половины прошлого века теория потребительского поведения была взята на вооружение разработчиками теории и практики маркетинга, и ее развитие пошло преимущественно в направлении, определяемом заинтересованностью производителя в изучении конкретных мотивов, реакций потребителя.

В отечественной литературе теория потребления и потребительского поведения получила развитие в трудах К.Вальтуха, Т.Заславской, В.Ильина, А.Левина, В.Маевского, В.Майера, А.Махмутова, Э.Миженской, Л.Ржаницыной, Н.Римашевской, В.Рутгайзера, И.Столярова и др. Проблемы экономического поведения потребителя обсуждаются в работах В.Бобкова, Е.Капустина, Д.Львова, А.Суринова и др., посвященных проблемам уровня и качества жизни населения в условиях трансформационной экономики современной России.

В реальной практике имеет место множественность субъектов потребительского поведения, соответственно в научных исследованиях разработаны различные подходы к их классификации. В данной работе в качестве базового субъекта потребительского поведения взято семейное домохозяйство, поэтому к исследованию проблемы в целом имеют отношение вопросы экономического поведения семейного домохозяйства, разрабатываемые в работах Н.Бондаренко, Ю.Васильчука, В.Жеребина, Р.Ивановой, М.Красильниковой, А.Митояна, Г.Никольской, А.Олейника и др.

Отсутствие комрлексного исследования потребительского поведения домохозяйства в условиях трансформационной экономики России, тенденций его изменения и факторов, определяющих эти тенденции, обусловило цель исследования и его задачи.

Целью исследования является разработка концепции экономического поведения семейного домохозяйства как базового субъекта потребительских отношений, рассматриваемого в многоуровневой системе этих отношений, в единстве определяющих его факторов, форм и механизмов реализации, а также как самостоятельного фактора, влияющего на состояние трансформационной российской экономики; выявление на основе этой концепции особенностей потребительского поведения российских семейных домохозяйств.

Данная цель обусловила необходимость решения следующих задач:

1) На основе выявления места потребителя в экономической системе раскрыть содержание потребительского поведения как механизма реализации многоуровневой системы потребительских отношений, разворачивающихся на уровне индивида, микро-, мезо- и макроуровнях экономической системы;

2) Обосновать роль семейного домохозяйства (микроуровень) как базового субъекта потребительского поведения в системе потребительских отношений и показать линии его взаимосвязей с субъектами других уровней;

3) Раскрыть особую роль потребительской функции домохозяйства в реализации основных социально-экономических функций семьи и ее главной функции – воспроизводства  человеческого потенциала;

4) На основе разработанной концепции потребительского поведения домохозяйства как базового субъекта многоуровневой системы потребительских отношений, а также анализа закономерностей и факторов потребительского поведения в условиях трансформации российского общества выявить специфику социально-экономических функций семейного домохозяйства и в связи с этим –  особенности и тенденции изменения его потребительского поведения в условиях трансформации;

5) Раскрыть роль потребительского поведения домохозяйств в реализации социальной структуры российского общества;

6) Показать роль потребительского поведения домохозяйств как самостоятельного фактора, оказывающего обратное влияние на состояние трансформационной российской экономики в целом.

Объектом исследования является многоуровневая система характерных для трансформационной экономики России потребительских отношений, в конечном счете реализуемых на микроуровне – уровне домохозяйства.

Предметом исследования выступает потребительское поведение семейного домохозяйства как базового субъекта потребительских отношений в условиях трансформации российского общества, характеризующие его тенденции и факторы, детерминирующие эти тенденции.

Методологическая и теоретическая основа исследования. Методологической основой работы является совокупность таких методов познания как анализ и синтез, единство исторического и логического подходов. Осуществлен системный междисциплинарный подход к анализу сферы потребительских отношений и потребительского поведения, предопределивший рассмотрение данной сферы, с одной стороны, как подсистемы социально-экономических отношений, а с другой – как системы отношений, процессов и явлений с характерными для этой системы субъектами экономического поведения и факторами, определяющими их поведение.

Теоретическую базу исследования составили положения, содержащиеся в работах отечественных и зарубежных авторов по проблемам, связанным с природой экономического поведения, в том числе – поведения потребителя, включая труды по проблемам институциональной теории, а также в работах, посвященных экономическим проблемам семьи и домохозяйства, связанным с их функционированием в условиях трансформационной экономики России.

Информационную базу исследования составляют отечественная и зарубежная монографическая литература, публикации в научной периодике, статистические материалы и материалы социологических исследований, посвященных проблемам условий и уровня жизни населения, в том числе исследований, проводимых (с участием автора) в Республике Башкортостан с конца 80-х годов. Использованы также авторские аналитические разработки, опубликованные в научных изданиях

Научная новизна диссертации. Разработана комплексная политэкономическая концепция потребительского поведения семейного домохозяйства, как базового субъекта многоуровневой системы потребительских отношений, в условиях трансформации российского общества, позволившая выявить тенденции изменения этого поведения и показать специфику этих тенденций.

Содержание концепции отражено в следующих результатах, представляющих научную новизну:

  1. Показано, что в потребительском поведении реализуется многоуровневая система потребительских отношений, субъект которых функционирует одновременно на нескольких уровнях: на элементарном уровне – как индивид с определенными потребностями, установками, системой ценностей; на микроуровне – как домохозяйство, результирующее потребности, установки и т.д. членов семьи и осуществляющее экономическое взаимодействие с другими домохозяйствами, фирмами, государством; на мезо- и макроуровне – как «совокупный потребитель» региона и страны в целом; соответственно потребительское поведение на каждом из уровней  получает специфические формы реализации.
  2. Обосновано, что базовым субъектом потребительского поведения, в рамках которого проявляется в конечном счете действие факторов всех уровней, является семейное домохозяйство. Показано, что все социально-экономические функции домохозяйства выступают подфункциями целевой функции (обеспечение материальных условий и организация воспроизводства человеческого потенциала семьи), которые реализуются в значительной мере посредством потребительской функции. Выявлено, что потребительское поведение домохозяйств в условиях трансформационной экономики модифицируется под влиянием их трансформационных и приобретающих определенную специфику традиционных функций. Обосновано, что реализация потребительской функции основной части российских семейных домохозяйств в современных условиях выступает механизмом выживания и адаптации.
  3. Выявлен механизм реализации потребительской функции через потребительское поведение. Показано, что потребительское поведение домохозяйства складывается в процессе реализации его потребительского потенциала, обусловленного материальными возможностями семьи и ее потребностями, которые в значительной степени определяются государственной социальной политикой, общеэкономической ситуацией. Деградация потребительского потенциала значительной части семейных домохозяйств и связанное с этим угнетение их потребительской функции, а через нее – и других функций  нарушают воспроизводство человеческого потенциала семьи и общества в целом. Целевая функция семейного домохозяйства мутирует, вырождаясь в функцию выживания, что разрушает потенциал семьи и общества.
  4. Выделены тенденции изменения потребительского поведения домохозяйств, связанные с нарастанием дифференциации в потреблении на микроуровне на фоне благоприятных общих и средних показателей потребительского поведения на мезо- и макроуровне. Показано, что разноуровневые факторы потребительского поведения домохозяйства в современных условиях становятся факторами усиления его дифференциации, что в конечном счете отражается на социальной структуре общества. Доказано, что дифференциация потребительского поведения домохозяйств, наблюдаемая  «во времени» (при анализе в динамике) и «в пространстве домохозяйств» (при сравнительном анализе их потребления в фиксированный момент) подчинена одним и тем же закономерностям.
  5. Обосновано, что селективный характер рыночных закономерностей обусловливает тот факт, что для основной массы населения выигрыш по ликвидации дефицита, связанный с трансформационными преобразованиями, не компенсирует проигрыша по доходам. В результате формируется специфическое социально-экономическое явление – «дефицит наоборот», когда в условиях формальной свободы потребительского выбора значительная часть домохозяйств в силу сжатия своего платежеспособного спроса не в состоянии реализовать свободу выбора и оказывается крайне ограничена в потреблении.
  6. Показано, что тенденции изменения потребительского поведения домохозяйств связаны с показателями развития экономики и общества в целом как прямыми, так и обратными связями. Обосновано, что, с одной стороны, расслоение потребителей – внешнее проявление глубинных социально-экономических процессов, результирующее выражение отношений, складывающихся в сфере собственности, распределения, социально-трудовых отношений. С другой стороны, тенденция усиления социальной дифференциации, проявляющейся в конечном счете в сфере потребительского поведения, выступает самостоятельным фактором, оказывающим угнетающее влияние на воспроизводство человеческого потенциала общества и развитие отечественного производства. Обосновано, что основным объектом государственного социального регулирования должна стать семья и ее материальная основа – потребительский потенциал домохозяйств.

Научная и практическая значимость работы. Научное значение исследования состоит в разработке теоретико-методологических положений и подходов, которые могут быть использованы в ходе дальнейших исследований проблем экономического поведения потребителя в контексте трансформационных процессов, происходящих в российской экономике. Данные положения и подходы позволяют анализировать такую субъективно-объективную экономическую категорию как потребительское поведение системно, с учетом ее взаимосвязей с «окружающей экономической средой», в единстве формирующих это поведение факторов, реализующих его субъектов, форм реализации потребительского поведения на разных уровнях экономической системы и влияния параметров потребительского поведения на функционирование экономики России в целом.

Практическая значимость результатов исследования заключается в возможности формирования на основе полученной концепции автора обоснованных предложений по совершенствованию государственной социально-экономической политики, связанной с формированием потребительского потенциала домохозяйства и, соответственно, с обеспечением нормального воспроизводства человеческого потенциала на микро- и макроуровне.

Разработанные в диссертации положения могут найти применение при подготовке соответствующих разделов учебных курсов «Экономическая теория», «Национальная экономика», «Проблемы трансформационной экономики».

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения и выводы, сформулированные в диссертации, доложены и отражены в материалах ряда международных, всероссийских и межрегиональных научных и научно-практических конференций: Всесоюзной научно-практической конференции «Пути совершенствования социалистического образа жизни в период перестройки» (Москва, ИСИ АН СССР, 1988); Всесоюзной научной конференции «Обновление советского общества: проблемы и варианты» (Москва, 1991); Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы экономической теории: развитие и применение в практике российских преобразований» (Уфа, УГАТУ, 2006); Международной научно-практической конференции, посвященной 60-летию кафедры ОЭТ БашГУ (Уфа, БашГУ, 2007; III Международной научно-практической конференции «Воспроизводственный потенциал региона» (Уфа, БашГУ, 2007); научной конференции «Структурные преобразования в экономике: переход на инновационный путь развития» (Москва, МГУ, 2007); научной конференции «Социальная функция государства в экономике XXI века» (Москва, МГУ, 2007); Российского научного экономического собрания «Проблемы модернизации экономики и экономической политики России. Экономическая доктрина Российской Федерации» (Москва, 2007); Ломоносовских чтениях – 2007 (Москва, МГУ, 2007); IX Международной конференции по истории управленческой мысли и бизнеса «Российская модель управления: вчера – сегодня – завтра» (Москва, МГУ, 2008); Международной научно-практической конференции  «Технологии управления социально-экономическим развитием региона» (Уфа, ИСЭИ УНЦ РАН, 2008) и др.

Материалы и результаты исследования использованы автором в разработке и преподавании учебных дисциплин «Экономическая теория», «Экономика переходного периода», «Экономическая психология» в Башкирском государственном университете и Башкирской академии государственной службы и управления.

Отдельные результаты диссертационного исследования использованы при создании ряда концепций, разработанных в Республике Башкортостан: «Стратегии социально-экономического развития Республики Башкортостан на средне- и долгосрочную перспективу «Башкортостан – 2015» (2004г.); «Концепции целевой Программы преодоления бедности населения Республики Башкортостан» (2007г.).

Результаты исследования опубликованы в 65 работах (в т. ч. в 3 авторских монографиях), авторский объем публикаций – 73,1 п. л.

Структура работы обусловлена целями, задачами и общей логикой исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав (объединенных в два раздела), заключения и библиографии.

Введение

Раздел I. Экономическое поведение потребителя: теория и методология анализа

Глава 1. Потребитель в системе экономических отношений: теоретико-методологические основы исследования потребительского поведения

    1. Потребитель и его экономическое  поведение в системе экономических отношений.
    2. Природа экономического поведения потребителя в условиях рынка

1.3. Экономическое поведение потребителя: институциональный аспект

Глава 2. Потребительское поведение в многоуровневой системе потребительских отношений

2.1. Многоуровневая система потребительских отношений

2.2. Потребительское поведение: уровень индивида, микро-  и макроуровень

2.3. Потребительское поведение: мезоуровень

Глава 3. Домохозяйство как базовый субъект потребительского поведения в рыночной экономике

3.1. Место домохозяйства в системе разноуровневых субъектов потребительского поведения

3.2. Потребительское поведение домохозяйства как механизм реализации его социально-экономических функций

    1. Взаимосвязь потребительского поведения и других форм экономического поведения домохозяйства: детерминирующая роль потребительского поведения

Раздел II. Потребитель в условиях трансформационной экономики России

Глава 4. Специфика потребительского поведения в условиях трансформации российского общества

4.1. Потребительское поведение в условиях административно-командной системы и рыночной экономики

4.2. Эволюция потребительского поведения на разных этапах трансформации

4.3. Факторы и закономерности потребительского поведения населения в условиях трансформационной экономики

Глава 5. Домохозяйство: особенности и тенденции изменения потребительского поведения в трансформационной российской экономике

5.1. Специфика функций домохозяйства в трансформационной экономике и ее отражение в потребительских расходах

5.2. Дифференциация потребительского поведения домохозяйств по социально-доходным группам: проявления и последствия на микро- и макроуровне

Заключение

Библиография

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Поставленная цель исследования и связанные с ней задачи определили логику и содержание исследования, представляющего анализ следующих основных проблем:

1. Теоретико-методологические основы исследования потребительского поведения.  Представления о месте и роли потребителя в экономической системе и закономерностях его поведения в ходе развития экономической мысли претерпели определенную эволюцию1. В процессе перехода во второй половине XX века от массового производства к индивидуализированному в западных экономиках потребовалось более глубокое теоретическое осмысление потребительского поведения с учетом новых экономических реалий. Вместо концепции абсолютной рациональности, принятой в традиционной теории потребления, получает все большее распространение концепция ограниченной рациональности потребителя, основанная на предпосылке ограниченности когнитивных возможностей потребителя. К концу XX в. наряду с традиционной школой получило признание новое направление в изучении поведения потребителей, характеризующееся фокусированием внимания на социально-культурных и социально-психологических факторах поведения потребителя. Постепенно становится все более очевидным тот факт, что «истину», то есть реальные законы и закономерности человеческого поведения в любой сфере, в том числе – и потребительского поведения, нужно искать «на стыке» различных наук – экономики, психологии, социологии и т.д. Поведение потребителя является междисциплинарной областью исследования. Об этом свидетельствует тот факт, что кроме обширной литературы, трактующей поведение потребителей с точки зрения теории и практики маркетинга, существует и развивается интерес к данной тематике в рамках таких смежных по отношению к экономической теории дисциплин как экономическая социология и экономическая психология.

Представляя собой систему, отношения потребления одновременно выступают как подсистема более сложной системы отношений. На потребителя «проецируются» и в его экономическом поведении реализуются все характеристики, противоречия системы в целом. Он сам, в свою очередь, во многом определяет характеристики системы в целом, являясь носителем наиболее глубинной мотивации – стремления к удовлетворению потребностей.

В работе выявлено различие понятий «экономическое поведение потребителя» и «потребительское поведение» (одна из форм экономического поведения потребителя). Экономическое поведение потребителя, в отличие от потребительского поведения, не ограничивается сферой потребления. Такие формы экономического поведения, как поведение на рынке труда, в сфере занятости, предпринимательское поведение и т.п., во многом обусловленные потребительской ориентацией их носителей,  тесно связаны с потребительским поведением, а вся система экономических отношений – с потребительскими отношениями.

Потребительское поведение – один из механизмов и одна из форм реализации общественных отношений, связанных с потреблением, – потребительских отношений. Роль потребительского поведения определяется ролью самого потребления в экономической системе:

  • Потребление выступает результатом, заключительной стадией системы воспроизводства, несущей на себе отпечаток всех предшествующих стадий и одновременно – фактором, воздействующим на экономическое поведение на всех других стадиях процесса воспроизводства;
  • Потребление представляет собой производство особого рода: в процессе потребления происходит производство базовых потребительских благ, непосредственно входящих в целевую функцию потребителя. Потребитель, используя товары и услуги, в процессе потребления извлекает из них полезные эффекты и тем самым удовлетворяет свои потребности.
  • Результатом процесса потребления (т.е. процесса производства базовых благ, извлечения полезных эффектов из товаров) выступает воспроизводство человеческого потенциала – комплекса физических, интеллектуальных, духовных возможностей человека.
  • Потребление выступает не только компонентом воспроизводственного процесса, но и формой и механизмом реализации социальной структуры общества, ее противоречий и деформаций. Именно в сфере потребления проявляются в конечном счете складывающиеся в обществе социально-экономические отношения. Так, поляризация характеристик потребления в условиях трансформационной российской экономики выступает лишь внешним проявлением особенностей и противоречий социально-экономических процессов, происходящих на предшествующих этапах воспроизводственного процесса.

Потребительское поведение складывается из следующих фаз: фазы «преддействия», состоящей в формировании приоритетов, намерений, настроений, оценок, предшествующее конкретным потребительским решениям и действиям; фазы потребительского действия по обретению благ, включающей поиск и получение благ (покупка или обретение их каким-либо другим способом); фазы получения потребительского удовлетворения (эффекта), т.е. процесса производства базовых потребительских благ2 (подготовка рыночных благ к потреблению и их потребление).

Потребительское поведение обусловлено потребительским потенциалом. Формирование потребительского потенциала предшествует потребительскому поведению как таковому, создает его материальные предпосылки, во многом определяет характер, структуру потребления, иные характеристики потребительского поведения. Кроме объема ресурсов, которыми располагает потребитель, потребительский потенциал зависит от объема и структуры потребностей, уровня и соотношений цен на товары и услуги, а также от широты выбора, степени доступности товаров и услуг, особенностей социальной политики государства, влияющей на все компоненты потребительского потенциала. Реализация потребительского потенциала происходит посредством потребительского поведения.

Как экономическая категория потребительское поведение рассматривается в следующих аспектах:

  1. Как механизм и форма реализации  экономических интересов субъекта экономических отношений (как потребителя и производителя базовых благ), механизм реализации потребительских отношений через деятельность экономических субъектов, обеспечивающий выполнение потреблением его функциональной роли.
  2. Как отражение и механизм реализации социальной структуры общества; именно через данный механизм происходит реализация системы отношений, формирующих атрибутивные признаки социальной структуры;
  3. Как механизм обеспечения обратной связи «потребитель - производитель»;
  4. Как проявление определенного уровня жизни. Основную группу показателей, характеризующих уровень жизни людей, составляют показатели конечного потребления. Именно в сфере потребительского поведения в конечном счете реализуется тот или иной комплекс характеристик, определяющих качество и уровень жизни.
  5. Как форма разрешения противоречия природы человека, порожденного его двойственностью: как индивида (принцип экономической теории – методологический индивидуализм – опирается именно на данную сторону противоречия) и как элемента социума. Человек – био-социальное существо, находящееся  под перекрестным воздействием своей биологической природы и общества.

Потребитель является существом рациональным в широком смысле слова, выступая максимизатором полезности, как он это понимает. В формировании же того, как потребитель понимает полезность, решающая роль принадлежит традиции, культуре, институтам. Модель потребительского поведения всегда вписана в тот или иной культурно-исторический контекст.

Институт (норма) работает как информационный ориентир общественного сознания и стимул, как носитель сигнала обратной связи от общества в целом к экономическому агенту (в том числе и потребителю), информируя его о наиболее «рациональной» для него возможности решения, побуждая его следовать норме. Институциональные факторы потребительского поведения выступают одновременно факторами оптимизирующего экономического поведения потребителя. Индивиды максимизируют свое благосостояние, каким они его себе представляют»3. В этой связи весьма важна роль институтов как особого фактора в формировании у людей представлений о критериях их благосостояния.

Взаимосвязь потребительского поведения и институтов имеет несколько аспектов.

  • Прежде всего, существенным является воздействие институтов на потребительское поведение, которое в значительной степени может рассматриваться как функция, продукт, зачастую – как «поле взаимодействия» институтов.
  • Потребительское поведение само генерирует определенные институты, становящиеся его факторами и элементами (например, институт моды).
  • Вместе с тем потребительское поведение – это совокупность элементов, включающих и институциональные составляющие (например, традиция).

С точки зрения влияния институтов на экономическое поведение потребителя можно выделить следующие уровни правил:

  • Уровень надконституционной  институциональной среды – неформальные правила, иерархия ценностей, разделяемые широкими слоями общества, культурные особенности общества, проявляющиеся в существовании относительно устойчивых форм, моделей потребления.
  • Уровень институциональных соглашений, прежде всего, институт семьи. Этот институт, с одной стороны, сам в процессе реализации потребительского поведения испытывает значительное влияние со стороны институциональной среды и, в свою очередь, влияет на нее, формируя потребительскую культуру, общепринятые потребительские установки, стили жизни. С другой стороны, семья может рассматриваться как первичный, базовый элемент потребительского поведения, «воспринимающий» все имеющиеся институциональные воздействия и на их фоне генерирующий свои собственные потребительские ценности и нормы. В период трансформации институт семьи играет роль своеобразного амортизатора, среды первоначального развития новых институтов и формирования основ экономического поведения индивида, зарождения и апробации новых норм, «поправки» их с учетом норм и ценностей самой семьи и синтеза норм, в которых новые нормы «скрещиваются» с традиционными. На уровне института семьи, происходит взаимодействие институтов всех уровней: здесь получают проекцию, «пересекаются» и взаимно усиливаются (в случае комплементарности) или вступают в противоречие институты разных уровней – формальные и неформальные нормы, традиции и ценности, институты, генерируемые на макро-, микроуровне и уровне индивида.

Институты «вмешиваются» в модель «человека экономического» не только на уровне ограничений, но и на уровне целевой функции. Они корректируют целевую функцию, обогащая ее новыми установками, диктуемыми традицией, культурой и т.п. (скажем, институт моды формирует новые потребности). Это «не отменяет» оптимизирующей сущности экономического субъекта: просто критерии «полезности» расширяются, в их состав включаются новые элементы, которые под воздействием «внешних» по отношению к этому субъекту институтов превращаются во «внутренние». Ограничения также трансформируются из внешних во внутренние, т.е. интериоризируются.

Процесс интериоризации новых для «человека советского», «рыночных» ценностей, диктующих человеку новые установки, происходил (и продолжает происходить) при переходе к рыночной экономике. Однако данный процесс практически не затронул другую сторону – сторону ограничений. В силу слабости, неподготовленности к рыночной трансформации «внешних» институтов (прежде всего – института права) и особенностей отечественной ментальности, правовые и моральные ограничения, свойственные нормально развивающемуся в условиях рыночной экономики обществу если и оформлены в виде нормативно-правовых актов и правил, «не работают», прежде всего, потому, что не происходит их интериоризация.

Модель «экономического человека» в ее упрощенном, вульгарно-материальном понимании часто рассматривается не как чисто исследовательский инструмент, а как основа для принятия управленческих решений. В результате в обществе формируется санкционированная модель экономического поведения, не ограниченного институтами морали и нравственности ввиду их атрофии. Распространение в российском обществе идеологии потребительства – во многом следствие гипертрофии «экономической» стороны модели поведения, не скорректированной институционально. При этом практически игнорируется роль социально-экономических институтов в мотивации людей, «во главу угла» нередко ставится упрощенное, вульгарное  понимание сути «человека экономического».





2. Потребительское поведение в многоуровневой системе потребительских отношений. Экономические отношения, реализуемые, в частности, посредством потребительского поведения, представляют собой сложную систему отношений. С точки зрения общего подхода к поведению потребителя в условиях рынка, оно формируется под воздействием, прежде всего, таких основных факторов как потребности, доходы и цены. При этом доходы и цены являются экономическими факторами, по сути, играющими роль ограничений в модели поведения. Целевая же функция «состоит» из потребностей. Очевидно, что и система потребностей сама, в свою очередь, в определенной степени детерминирована таким фактором как реальные доходы, т.е. находится под влиянием как уровня номинальных доходов, так и уровня цен. Кроме того, существенное влияние на потребительское поведение оказывают институциональные факторы (культурные традиции, семейные установки и т.д.), принимающие участие в формировании как ограничений, так и целевой функции потребительского поведения. Более того, они влияют и на сами экономические факторы – доходы, цены и потребности.

Потребитель формируется, существует и реализуется одновременно на четырех уровнях: как индивид с определенными потребностями, установками, психологическими реакциями, системой ценностей (индивидуальный субъект потребительского поведения); на микроуровне – как домохозяйство, в рамках которого складывается консенсус относительно индивидуальных потребностей членов семьи и осуществляется экономическое взаимодействие с другими домохозяйствами, фирмами, государством (коллективный субъект потребительского  поведения); на мезоуровне – как  «совокупный региональный потребитель»; на макроуровне – как «совокупный потребитель страны в целом» (в двух последних случаях – агрегированный субъект потребительского поведения).

Потребительское поведение детерминируется факторами, специфичными для каждого уровня. Вместе с тем факторы каждого уровня подвергаются воздействию факторов другого уровня и, таким образом, взаимодействуют и переплетаются.

На уровне индивида (уровне ожиданий, настроений, притязаний индивидуального экономического агента-потребителя, его действий по покупке) действуют специфические для данного уровня и имеющие специфическое происхождение индивидуально-психологические факторы. Это, по Дж.Катона, «промежуточные переменные», поскольку через них, в конце концов, происходит непосредственное воздействие объективных факторов на поведение. При этом на факторы данного уровня оказывают свое воздействие факторы микроуровня   микрофакторы (например, те или иные изменения в распределении доходов, динамика и соотношение цен меняют ожидания, настроения, намерения потребителей. Изменения на макроуровне и мезоуровне (например, раскручивание инфляции, изменение государственной политики в области доходов, контроля над ценами, внешней торговли, регулирования валютного курса, изменение региональной социальной политики, отраслевая структура занятости в регионе), т.е. макро- и мезофакторы, тоже воздействуют на факторы уровня индивида.

В свою очередь, последние оказывают обратное воздействие как на факторы экономического поведения, действующие на макро- и мезоуровне (например, массовые волны пессимизма ведут к росту инфляционных ожиданий, к развитию ажиотажного спроса, инфляции), так и на микрофакторы (например, психологический закон предельной пролезности определяет закономерности формирования спроса домохозяйства).

На микроуровне – уровне домохозяйств – действуют такие факторы как доходы семьи, ее состав, потребности и т.п. На сами эти микрофакторы, как уже было показано, действуют факторы уровня индивида.  Макро- и мезофакторы также оказывают свое влияние на доходы и цены.

В свою очередь, факторы микроуровня, действуют на индивидуальные установки потребителя. Опосредующее влияние на поведение потребителя микроуровень оказывает и через воздействие на факторы макроуровня (иллюстрацией чему может служить инфляционная спираль «зарплата-цены», генерирующая инфляцию).

На мезоуровне факторами, определяющими потребительское поведение, выступают общеэкономическая и демографическая ситуация в регионе, уровень и темпы инфляции, отраслевая структура занятости, наполненность регионального потребительского рынка и т.д. Все они, в свою очередь, находятся под влиянием факторов других уровней и сами их в значительной степени детерминируют.

На макроуровне действуют такие факторы потребительского поведения (инфляция, общеэкономическая ситуация и т.д.), которые также, с одной стороны, отчасти опосредуют действие факторов других уровней (распределение доходов, цены, ожидания, настроения и т.п.), а с другой стороны – сами влияют на факторы других уровней (на настроения, нормы потребительского поведения на микроуровне).

Важнейшим фактором потребительского поведения выступает государство, используемые им формы и методы участия в социально-экономическом развитии, регулирования социально-экономических процессов. Государство определенным образом воспитывает потребителя, контролируя (или не контролируя) пропаганду через средства массовой информации тех или иных потребительских установок и стереотипов (либо самоустраняясь от такого контроля, как это происходит в современной России). Государство призвано защищать, охранять права потребителя как непосредственно, в рамках создания правовой основы потребительского поведения, так и косвенно – в процессе поддержания высоких темпов экономического роста, макроэкономической стабильности, проведения структурной, антимонопольной, налоговой политики, политики доходов, в процессе содействия полной занятости, регулирования цен, проведения социальных программ. Фактически государство при этом воздействует на основные факторы потребительского поведения – доходы, цены, потребности. Самоустранение государства от активного участия в регулировании социально-экономических трансформационных процессов имело самые негативные последствия для массового российского потребителя.

Такие макро- и мезоэкономические факторы как сложившаяся система отношений собственности, распределения доходов, уровень, динамика и соотношения цен и т.п. формируют предпосылки большей или  меньшей дифференциации потребительского поведения на микроуровне – уровне домохозяйств. В свою очередь, домохозяйства, предъявляя платежеспособный спрос определенной структуры и объема и воздействуя таким образом на сферу производства в процессе реализации своего потребительского поведения, оказывают влияние на формирование соответствующих макро- и мезоэкономических показателей (объем и структура совокупного спроса и предложения и т.п.).

В системе факторов экономического поведения потребителя особое место занимают институциональные факторы, которые тоже могут быть «разложены» «по вертикали» на группы факторов, генерируемых  разными уровнями данной вертикали. Они также находятся во взаимосвязи, взаимодействии и влияют как друг на друга, так и на другие, неинституциональные факторы разных уровней. На макроуровне это, прежде всего, институт государства, а также культура и традиции общества; на мезоуровне – соответствующие региональные институты, региональные и национальные особенности потребительской культуры. На микроуровне это, прежде всего, институт семьи, формирующий определенные правила и нормы потребительского поведения домашнего хозяйства. На уровне индивида это в значительной степени неформальные правила экономического поведения – потребительские установки и стереотипы, обусловленные не в последнюю очередь историческими и культурными факторами.

При этом каждый уровень является генератором институтов. Одновременно каждый уровень испытывает влияние факторов, генерируемых как на его собственном уровне, так и на других уровнях. Влияние разноуровневых институциональных факторов может быть взаимоусиливающимся (если институты действуют в одном направлении) или разнонаправленным и противоречивым.

Потребительское поведение не только определяется комплексом (системой) разноуровневых факторов. На каждом из уровней оно получает специфические, адекватные данному уровню формы реализации.

На макро- и мезоуровне основными формами реализации потребительского поведения выступают реализованный совокупный потребительский спрос, объем и структура конечного потребления населения;

На уровне региона особенно отчетливо прослеживается «пересечение», взаимодействие как общеэкономических и региональных факторов потребительского поведения, так и факторов более низкого уровня.

Потребительское поведение в регионе характеризуется, с одной стороны, тем, как оно выглядит с точки зрения мезоуровня («совокупный потребитель» региона, сектор «Домашние хозяйства»). С другой стороны, оно имеет особые характеристики на уровне домохозяйства, живущего в рамках данного региона и находящегося под мощным влиянием региональной специфики.

Для потребителя проблемы местного, регионального рынка товаров и услуг особенно важны. На данном уровне разворачивается действие как факторов макро-, микро- уровней и уровня индивида, так и специфических факторов, действующих именно на данном уровне.

Речь идет о факторах, накладывающих определенную региональную специфику на потребительское поведение в том или ином регионе и связанных, прежде всего, с процессами получения доходов и формирования расходов, платежеспособного спроса и структуры конечного потребления населения. Потребительское поведение населения региона выступает своеобразной формой реализации достигнутого в регионе уровня и качества жизни. Существует достаточно серьезная дифференциация российских регионов по качеству (и в частности – по уровню) жизни населения, а значит, и по параметрам и особенностям потребительского поведения.

Поведение «совокупного потребителя» на макроуровне формируется как под непосредственным воздействием макрофакторов (т.е. факторов, генерируемых именно на данном уровне), так и под влиянием факторов иных уровней. Уровень доходов во многом зависит от общего объема ВВП, его среднедушевых значений, от структуры использования национального дохода (т.е. доли, идущей на накопление и потребление), от механизма распределения доходов. При этом домохозяйства, функционирующие на микроуровне, в итоге определяют характеристики потребительского поведения субъекта макроуровня – «армии потребителей» в целом.

На микроуровне основные формы реализации потребительского поведения – спрос домохозяйства, его потребительские расходы, конечное потребление. Домохозяйство (ДХ) является базовым субъектом этого вида экономического поведения, тем уровнем реализации потребительского поведения, по отношению к которому все остальные выступают либо промежуточными (уровень индивида), либо в значительной степени результирующими (мезо, макроуровень). Это тот реально действующий институциональный субъект, который осуществляет весь комплекс отношений в сфере потребительского поведения на основе формирования конечных потребностей семьи и имеющихся ресурсов (в первую очередь – семейного бюджета). На уровне ДХ потребительское поведение характеризуется его расходами на покупку товаров и оплату услуг, отличающимися определенными объемом и структурой, а также показателями потребления и имущественной обеспеченности. Определяющими факторами потребительского поведения здесь выступают уровень материальной обеспеченности и доходов ДХ, а также уровень и структура потребностей.

Важность для ДХ определенной потребности при прочих равных условиях зависит от ее насущности и степени ее удовлетворения. Так, в условиях низких реальных доходов на первый план вынужденно выходит потребность в самых необходимых продуктах питания, на удовлетворение которой и уходит сегодня основная часть доходов значительной части российских ДХ. Соответственно, расходы на питание составляют основную долю в расходах ДХ, относящихся к низкодоходным группам. Низкие доходы очерчивают чрезвычайно узкий круг потребностей, которые ДХ в состоянии позволить себе удовлетворить, ограничивая эти потребности практически лишь жизненно необходимыми продуктами питания и теми услугами, без оплаты которых нельзя обойтись.

На уровне индивида основные формы реализации потребительского поведения – это индивидуальные потребительские решения по поводу покупок, связанные с определенными индивидуальными потребностями, настроениями, оценками, психологическими реакциями и т.п. Индивидуальные оценки, психологические реакции, настроения, ожидания потребителей испытывают сильную зависимость от факторов различных уровней. Отслеживаемые и обобщаемые, они представляют собой важнейшие макро- и мезосоциальные индикаторы социально-экономической ситуации в стране и регионе. Потребительские настроения, генерируемые на уровне индивида под воздействием всего комплекса факторов остальных уровней, в свою очередь, выступают реально действующим и достаточно мощным фактором формирования макро- и мезоэкономической ситуации. Улучшение потребительских настроений сопровождается ростом потребительской активности населения. Это тот самый этап «преддействия», который формирует дальнейшие действия потребителя.

Схема 1. Комплекс факторов, формирующих

потребительское поведение на мезо- и макроуровне

На каждом уровне реализации потребительского поведения действует целый комплекс, система факторов разноуровневого происхождения. Специфические формы реализации потребительского поведения, которые формируются на каждом из рассматриваемых уровней, связаны именно с действием на каждом из этих уровней комплекса факторов «разноуровневого происхождения». Факторы экономического поведения потребителя, генерируемые на различных уровнях экономической системы, взаимодействуя друг с другом, образуют в результате сложный комплекс факторов, непосредственно воздействующий на характеристики потребительского поведения субъекта микроуровня – домохозяйства (схема 1). Именно домохозяйства выступают конечными потребителями товаров и услуг. Весь комплекс факторов потребительского поведения воздействует на мезо- и макросубъект («коллективного потребителя» региона и страны в целом) не непосредственно, а через микроуровень – домохозяйство.

3. Домохозяйство как базовый субъект потребительского поведения и его место в многоуровневой системе потребительских отношений.

Существует определенная правомерность подхода к домохозяйству как к экономическому субъекту, ведущему себя в рыночном пространстве в соответствии с принципом методологического индивидуализма, хотя и не являющемуся индивидом. Домохозяйство реализует рациональную линию экономического поведения и в этом смысле является вполне рациональным экономическим субъектом, добиваясь максимизации своего благосостояния так, как семья это понимает, в условиях ресурсных и институциональных ограничений. Сложность заключается в том, что этот «семейный индивидуализм», с одной стороны, реализуется по отношению ко всей окружающей экономической среде, к другим домохозяйствам. Однако с другой стороны он, в свою очередь, является результирующей величиной «внутренних» для семьи элементов индивидуализма, носителями которых являются отдельные члены семьи. При этом тот факт, что домохозяйства, руководствуясь определенными нормами, привычками, правилами и обычаями, выступают ценностно-рациональными субъектами экономического поведения, не отменяет их оптимизирующей природы и присущей им целерациональности.

Домохозяйство представляет собой группу людей, объединенных задачами и функциями, местом проживания, бюджетом (и обычно, но не обязательно – семейно-родственными связями). Кроме частного домохозяйства, выделяют коллективное домохозяйство. К последнему принадлежат лица, проживающие в учреждениях, постоянно или в течение длительного времени (военнослужащие, проживающие в гарнизонах; долгосрочные пациенты в больницах и т.п.). В работе рассмотрен лишь один (основной) из существующих типов домохозяйств – частное семейное домохозяйство4, представляющее собой экономическую основу семьи. Деятельность семьи включает множество аспектов (биологический, демографический, психологический, социальный и др.). Мы рассматриваем домохозяйство как одно из «измерений» семьи – экономическое, экономический «срез» семьи.

Главная функция домохозяйства – создание материальной основы функционирования семьи. Содержание данной основополагающей функции определяет специфику домохозяйства как субъекта потребительского поведения, детерминирующую его место в системе субъектов. Базовая роль домохозяйства в этой системе определяется следующими факторами:

1. Домохозяйство является реально действующей экономической ячейкой, в которой взаимодействуют и преломляются детерминанты потребительского поведения всех уровней – потребности и доходы, предпочтения и меры государственного регулирования. Потребителем товаров и услуг в конечном счете выступает именно домохозяйство, в рамках которого «промежуточные» индивидуальные потребности, сочетаясь с потребностями других членов домохозяйства, превращаются в «конечные» семейные потребности; здесь потребление организуется и реализуется. Это первичный потребительский и имущественный элемент социума, в рамках которого происходит удовлетворение потребностей.

2. Домохозяйство в своей главной функциональной роли выступает как институционально оформленный субъект потребительского поведения, экономический агент, который осуществляет экономическую деятельность и участвует в операциях с другими агентами.

3. Домохозяйство является экономическим агентом микроуровня, осуществляющим целый ряд социально-экономических функций посредством механизма потребительского поведения.

4. Семья является структурной единицей общества. Именно потребительское поведение семейного домохозяйства формирует картину потребительского поведения общества в целом.

5. Являясь в значительной степени моделью общества, первичной экономической системой, домохозяйство, «как в капле воды», отражает все социально-экономические проблемы общества. Так, именно в потребительском поведении домохозяйства находят конкретное отражение и получают конечные формы проявления социально-экономические проблемы общества.

6. Адаптация населения к особенностям и трудностям трансформационных процессов происходит в значительной степени на уровне и в рамках домохозяйства, его ресурсов и установок.

Исследование экономического поведения домохозяйства, его роли и функций требует использования различных подходов – микро-, мезо-, макроэкономического5. Необходим также анализ взаимодействия семейного домохозяйства и индивида. Семья – это сообщество индивидуальностей, отличающихся особенностями потребительских оценок и установок, вкусов и предпочтений, спецификой потребностей.

В определенной степени подобно тому, как на макроуровне деятельность сектора экономики «Домашние хозяйства» складывается как результат функционирования и взаимодействия отдельных домохозяйств, само домохозяйство, в свою очередь, представляет собой совокупную экономическую деятельность группы индивидов, синтез их особенностей в нечто единое – семейное хозяйство6.

Таким образом, домохозяйство является базовым субъектом потребительского поведения, многообразно связанным с субъектами других уровней.

Система «индивид-домохозяйство» во многих отношениях подобна системе «домохозяйство-население в целом». Обе системы характеризуются следующими свойствами: неаддитивность – несводимость свойств «верхнего уровня» системы к сумме свойств элементов системы; эмерджентность – несовпадение целей и функций подсистемы и системы в целом; наличие в каждой из этих систем на каждом из уровней – верхнем и нижнем – как «эндогенных» для данного уровня факторов, так и «экзогенных» – факторов иного уровня (при этом взаимодействие всех разноуровневых субъектов потребительского поведения и факторов, его определяющих, происходит именно на уровне и посредством домашних хозяйств); фрактальное свойство – свойство самоподобия системы, когда нижеследующий уровень (микроуровень) повторяет структуру и функциональные характеристики макроуровня (так, материальной основой воспроизводства как экономики в целом, так и ее простейших «производственной» (фирма) и «потребительской» (домохозяйство) ячеек является бюджет, который делится на две части – связанную с текущим потреблением и с будущим развитием).

Разноуровневая система потребительского поведения в разрезе ее субъектов, факторов потребительского поведения, форм его реализации и индикаторов приведена в таблице 1.

Таблица 1

Разноуровневая система потребительского поведения (ПП)

Субъекты ПП

Факторы ПП

Формы реализации ПП

Индикаторы ПП

Уровень индивида

Индивид – индивидуальный субъект потребительского поведения.

Индивидуальные потребности, предпочтения, потребительские установки. Возраст, семейное положение, социальный статус. Индивидуальная восприимчивость к общекультурным, семейным установкам и ценностям.

Оценки, предпочтения, ожидания в фазе «преддействия». Осуществление покупок. Реализация индивидуальных потребительских установок (на фоне реализации семейных потребностей).

Индивидуальные потребительские оценки, получаемые в результате анкетных опросов потребителей.

Микро-уровень

Домохозяйство – коллективный субъект потребительского поведения.

Потребности, определяемые стадией жизненного цикла семьи, ее структурой, демографической нагрузкой, системой семейных ценностей. Реальный располагаемый доход семьи. Социальные трансферты в натуральной форме.

Осуществление потребительских расходов семьи. Приобретение на рынке и получение иным образом товаров и услуг Организация и реализация потребления семьи. Производство базовых благ, удовлетворение семейных потребностей. Имущественное накопление.

Уровень и структура расходов и потребления домохозяйств, получаемые в результате обследований домашних хозяйств. Показатели социально-экономической, демографической дифференциации домохозяйств по расходам и потреблению, имущественной обеспеченности.

Мезо-уровень

Население региона (сектор домашних хозяйств)  – агрегированный субъект потребительского поведения.

Специфика экономической ситуации в регионе, включая региональный уровень оплаты труда, пенсионного обеспечения, уровень других социальных выплат, уровень и темпы инфляции, наполненность потребительского рынка. Институты мезоуровня.

Совокупный реализованный потребительский спрос (спрос сектора «Домашние хозяйства») на уровне региона. Реальное потребление населения региона.

Индексы потребительских настроений (ИПН), рассчитанные на уровне региона. Объем и структура розничного товарооборота. Объем и структура расходов и конечного потребления населения региона – в целом и по социально-экономическим группам. Показатели социально-экономической дифференциации населения региона.

Макро-уровень

Население страны (сектор домашних хозяйств) – агрегированый субъект потребительского поведения.

Общеэкономическая ситуация в стране, включая уровень оплаты труда, пенсионного обеспечения, уровень других социальных выплат, уровень и темпы инфляции, наполненность потребительского рынка. Институты макроуровня.

Совокупный реализованный потребительский спрос (спрос сектора «Домашние хозяйства») на уровне страны. Реальное потребление населения страны.

Индексы потребительских настроений (ИПН), рассчитанные на уровне страны. Объем и структура розничного товарооборота. Объем и структура расходов и конечного потребления населения – в целом и по социально-экономическим группам. Показатели социально-экономической дифференциации населения страны.

Сущность домохозяйства как экономического субъекта связана с его функциями. Являясь базовым субъектом потребительского поведения и при этом взаимодействуя с субъектами потребительского поведения других уровней, домохозяйство реализует оптимальную для себя структуру текущего потребления и набора семейного имущества. Тем самым формируется определенная модель потребительского поведения, способствующая реализации особых функций домохозяйства, имеющих определенную специфику по сравнению с функциями семьи7. Эта специфика обусловлена функциональными особенностями институтов семьи и домохозяйства. Поскольку главной функцией семьи является воспроизводство человеческого потенциала, человека как такового одновременно как носителя цели общественного производства и как его основного ресурса, то домохозяйство, прежде всего, обеспечивает экономические условия производства, сохранения, развития человеческого потенциала, а также организует собственно деятельность по его воспроизводству. Экономический «срез», аспект каждой из функций семьи, сумма, сочетание этих срезов в совокупности формируют основную функцию домохозяйства.

Система функций семьи и домохозяйства по созданию и развитию человеческого потенциала  представлена на схеме 2. Каждая из перечисленных функций семьи имеет определенное отношение к процессу воспроизводства человеческого потенциала членов семьи. Первоначальной стадией создания человеческого потенциала является формирование материальной базы семьи за счет создания семейного бюджета и ведения домашнего хозяйства. Человеческий потенциал семьи развивается и одновременно адаптируется к социально-экономической системе. Включение человека в общественную систему (социализация) реализуется посредством получения им (при помощи семьи и государства) образования, воспитания, услуг в области здравоохранения и т.д.

Схема 2. Процесс формирования человеческого потенциала

Деятельность домохозяйства на всех стадиях функционирования человеческого потенциала направлена на создание условий для его формирования, сохранения и развития. Все функции домохозяйства так или иначе связаны с его потребительской функцией, либо способствуя формированию материальных условий для ее выполнения, либо реализуясь в той или иной мере посредством потребительской функции.

Показательна в данном аспекте производственная функция домохозяйства. Домохозяйство – это производственная единица особого рода. Как экономическая ячейка общества, производящая фирма, домохозяйство имеет свой бюджет, свои основные и оборотные фонды, несет определенные затраты и получает соответствующий эффект (полезность).

При этом домохозяйство производит базовые потребительские блага, непосредственно входящие в его функцию полезности. Это одновременно – и процесс реализации потребительской функции (схема 3). В рамках домохозяйства организовано производство промежуточных и конечных базовых благ с использованием купленных, произведенных или полученных иным образом товаров. При этом процесс производства смыкается с процессом потребления (использования) блага (в результате чего из блага и извлекается полезность) и неотделим от этого процесса. Так, например, производству такого базового блага как «сытость», «удовлетворенность едой», которое само по себе является элементом функции полезности, предшествует производство промежуточного блага – приготовление обеда, в процессе которого в качестве ресурсов используются такие ресурсы как время и товары (продукты), приобретенные, произведенные в рамках домохозяйства или полученные каким-либо иным образом. Конечные базовые блага, являясь непосредственно элементами функции полезности ДХ, производятся в процессе потребления товаров и промежуточных (предбазовых) благ.

Схема 3. Производство домохозяйством базовых благ, непосредственно входящих в его функцию полезности

В рамках производственной функции домохозяйства в значительной степени происходит воспроизводство человеческого потенциала, его физической, духовно-нравственной, интеллектуально-профессиональной и социальной компонент. Это всеобъемлющая, наиболее важная функция семейного домохозяйства, вбирающая в себя, по существу, все остальные функции, выступающие ее подфункциями. Практически все аспекты реализации этой функции (см. схему 2) так или иначе связаны с другими функциями. Более того, все они, будучи подфункциями основной – функции воспроизводства человеческого потенциала – во многом реализуются через потребительское поведение. Потребительское поведение домохозяйства выступает одним из основных механизмов реализации его социально-экономических функций.

Потребительское поведение домохозяйства обусловлено его потребительским потенциалом, который в ресурсной части определяется: макроэкономическими условиями воспроизводства человеческого потенциала (уровень доходов населения; общая сбалансированность потребительского рынка; уровень инфляции; государственная политика в области цен, доходов и поддержки социально уязвимых слоев населения и т.д.); условиями воспроизводства человеческого потенциала на мезоуровне (уровень и соотношение потребительских цен на различные товары и услуги; сбалансированность регионального потребительского рынка); микроэкономическими условиями (социально-демографическая структура и стадия жизненного цикла семьи; «стартовый» социально-экономический уровень жизни людей, создающих семью; имеющееся имущество; совокупный доход семьи, определяемый ее социально-экономическим положением, суммой доходов от собственности, от предпринимательской деятельности, суммой оплаты труда и трансфертов, а также натуральными доходами, доходами от продажи произведенных домохозяйством товаров, услуг, доходами от сберегательно-инвестиционной деятельности, объемом товаров и услуг, поступающих на основе нерыночного обмена. Помимо «ресурсной» части, потребительский потенциал домохозяйства определяется потребностями семьи, обусловленными ее структурой, и ресурсными возможностями, а также социально-культурным контекстом ее жизни, ее общими потребительскими нормами и установками.

Таким образом, потребительское поведение домохозяйства осуществляется посредством реализации его потребительского потенциала путем выполнения всех функций домохозяйства, так или иначе связанных в конечном счете с потребительской функцией (схема 4).

Схема 4. Формирование и реализация потребительского потенциала через функции семьи и ДХ

Потребительское поведение домохозяйства в значительной степени детерминирует такие формы его экономического поведения, как трудовое и предпринимательское, сберегательное, а также поведение в сфере рыночного и нерыночного обмена товарами и услугами, стимулирует диверсификацию трудовой, предпринимательской, хозяйственной активности, во многом определяет поведение в сфере обмена товарами и услугами. Все эти формы экономического поведения способствуют формированию потребительского потенциала домохозяйства, создают материальную основу его реализации через реализацию потребительской функции, в результате которой в рамках домохозяйства воспроизводится человеческий потенциал.

4. Специфика потребительского поведения в условиях трансформационной  экономики России. Трансформационная экономика формирует особый тип потребительского поведения, со своей спецификой, а также некоторой преемственностью по отношению к предыдущему («советскому») периоду и определенным сходством с рыночным типом потребительского поведения.

Основная группа факторов, оказывающих определяющее влияние на формирование закономерностей  и тенденций изменения потребительского поведения населения в условиях трансформации, связана с особенностями экстремальных для потребителя условий экономического кризиса, сопровождающегося ломкой привычных стереотипов поведения, ценностей, норм. Если в первые годы кризиса основными факторами потребительского поведения послужили инфляция и дефицит, то в последующие годы при сохранении влияния инфляции одним из решающих факторов становится насыщение рынка товарами.

«Инфляционный навес», сформировавшийся в экономике предреформенной России, в процессе либерализации цен фактически был ликвидирован путем экспроприации сбережений и падения реальных доходов у основной массы населения. Практически одновременно в процессе приватизации и глобального передела собственности были созданы и запущены механизмы, обеспечивающие постоянное перераспределение доходов в масштабе народного хозяйства в пользу собственников и высших менеджеров, чьи заработки тоже фактически являются формой участия в доходах от собственности. При этом зарплата быстро утратила как стимулирующую, так и воспроизводственную роль, о чем свидетельствует стремительное снижение ее доли в доходах населения. Перераспределению доходов способствует также сложившаяся система налогообложения, в частности, механизм налогообложения доходов физических лиц. Тяжесть налоговой нагрузки перенесена на наименее обеспеченную часть населения, что сокращает их и без того ограниченное потребление.

В итоге в период рыночных преобразований в России сформировался новый, специфический механизм социально-избирательного «дефицита наоборот», «дефицита в условиях товарного изобилия», когда на фоне расширения товарного предложения  покупательные возможности большинства населения снижаются. При этом для различных социальных групп были созданы условия, ставящие их в заведомо неравное положение относительно доступности для них товаров и услуг и одновременно – консервирующие и усугубляющие с течением времени это положение. Таким образом, данная ситуация становится хронической, самовоспроизводящейся.

В результате исследования выявлено, что под влиянием указанных факторов у различных социальных групп населения по-разному меняется строй потребностей, детерминирующий потребительское поведение и определяемый, прежде всего, уровнем реальных доходов. Если у состоятельных групп населения формируются новые потребности и возможности их удовлетворения, то у малоимущих и бедных, наряду с определенной трансформацией структуры потребностей, вызванной появлением возможностей выбора, происходит вынужденный выход на первый план наиболее насущных потребностей в продуктах питания.

Практический уход государства в период 90-х годов из сферы социального регулирования, отсутствие внятной государственной социальной политики, политики доходов  обусловил еще большую остроту «дефицита наоборот» и, в свою очередь, явился одним из важнейших факторов, формировавших негативные тенденции изменения потребительского поведения.

Отсутствие с самого начала трансформационного периода в государственной стратегии преобразований четкого приоритета человека при принятии экономических решений обусловило непросчитанность социальных последствий этих решений. Слабость внимания со стороны государства к «человеческому фактору» явилась для общества отчетливым сигналом, формирующим в результате общественную мораль: прав тот, кто силен, слабость слабых – их личная проблема. Формой реализации и естественным следствием подобной установки является существование пенсионеров на грани выживания, дефицит лекарств для самых тяжелых больных и другие проявления «внеморальной» экономики.

Само по себе положительное влияние отсутствия товарного дефицита на качество жизни населения не вызывает сомнений. Однако при этом произошло резкое падение реального потребления населения, пострадала его структура.

При этом необходимо учесть «социальную структуру» процесса снижения уровня потребления. Для основной массы населения значительная часть потребительских товаров вообще стала недоступна, свобода выбора была создана для относительно небольшой части населения, которая была в состоянии воспользоваться этой свободой.

Особенности адаптации потребительского поведения населения в условиях трансформационной экономики непосредственно отражаются в характеристиках конечного потребления, прежде всего – в изменении объемов и структуры расходов на основные товары и услуги в годы реформ в сопоставлении с предкризисными годами. По мере снижения денежного дохода определенных групп населения наблюдается уменьшение объемов потребления важнейших и наиболее калорийных продуктов питания и негативное изменение его структуры. Это является одним из проявлений «дефицита наоборот»: из-за низкого платежеспособного спроса этих социальных групп большая часть товаров и услуг  (как в ассортиментном разрезе, так и в отношении качества) являются для них хронически недоступными. Денежные доходы бедных в силу особенностей структуры их расходов теряют свое реальное содержание быстрее и в большей степени, чем денежные доходы более обеспеченных групп населения, вследствие чего «дефицит наоборот» усугубляется.

Усиливается имущественное расслоение общества. Этот процесс сопровождается определенной адаптацией потребителей к новым условиям своего существования. Значительная их часть вынуждена спускаться по ступеням «пирамиды потребностей» к более насущным, элементарным, «витальным» потребностям, отказываясь от удовлетворения потребностей более высокого порядка в силу падения реальных доходов. Для наименее обеспеченных и наиболее консервативных представителей населения характерно функциональное отношение к потреблению, прежде всего, как к удовлетворению витальных потребностей человека. С другой стороны, для групп населения с высокими доходами и для молодежи потребление материальных благ становится формой самореализации, повышения своего статуса в общении. Эта тенденция все более доминирует, «овеществляя» удовлетворение нематериальных в своей основе потребностей: в общении, признании и т.п. Для молодежи из малодоходных групп данная тенденция чревата формированием ориентации на добывание доходов любыми способами, в том числе криминальными.

Потребительское поведение малоимущих и высокодоходных групп населения все более существенно различается по всем статьям расходов. Соответственно, происходит постепенная выработка стандартов потребления, характерных для каждой доходной группы. Формируются группы населения с совершенно разными моделями потребительского поведения и системами ценностей.

Потребительское поведение населения России в условиях трансформационной экономики не укладывается целиком в рамки стандартных теорий потребления и характеризуется существенными особенностями. Одной из таких особенностей является достаточно высокая предельная склонность населения России к потреблению, выражающаяся в значительной доле дохода, идущего на текущее потребление, в составе прироста дохода. Главная причина этого – невысокий уровень дохода значительной части населения, едва достаточный для удовлетворения самых необходимых потребностей, реализуемых в процессе потребления товаров и услуг. Кроме того, данный факт, очевидно, объясняется как историческими особенностями экономического развития, обусловившими исходный крайне низкий уровень потребления в условиях тотального дефицита и стремление «наверстать» упущенное в потреблении, так и ненадежностью и высокими инфляционными рисками альтернативных направлений использования денежных средств (в любой форме сбережений), инфляционными ожиданиями населения.

Говоря об адаптации потребительского поведения населения к новым экономическим условиям и снижению уровня жизни, следует рассматривать не только его непосредственные поведенческие реакции, но и более глубокие изменения в экономическом поведении, вызванные тем, что проблема выживания и адаптации к изменившимся социально-экономическим условиям выходит на первый план. К таким глубоким трансформациям относится прежде всего стремление потребителей в условиях инфляции и падения реальных доходов к самообеспечению важнейшими благами (рост значимости для населения производства продукции в личных подсобных хозяйствах, расширение спектра домашних работ). Наряду с положительным эффектом в плане адаптации, одним из отрицательных последствий данной тенденции явилось значительное сокращение свободного времени, используемого на воспитание детей, отдых, чтение, развлечения, встречи с друзьями и т.д. Это свидетельствует о том, что попытки поддержания необходимого уровня потребления значительной частью населения осуществляются за счет заметного ухудшения других аспектов качества жизни. Происходит постепенная деградация целых сфер потребления, имеющих отношение к удовлетворению как простейших (физиологических – здоровье и т.п.), так и потребностей более высокого уровня (самообразование, чтение, общение, самореализация и т.п.).

Потребительское поведение в условиях трансформационной экономики сочетает в себе черты, свойственные потребителю в условиях административно-командной и развитой рыночной экономики. От прежней системы потребитель наследует «уравнительные» оценочные и поведенческие стереотипы и установки, проявляющиеся на первых порах в потребительском поведении, «компенсационную» неправовую ментальность, позволявшую выжить в условиях тотального дефицита, в ряде случаев используя неправовые способы добывания дефицитных благ. Кроме того, потребитель в современных условиях остается в значительной степени бесправным, высока степень его незащищенности, в частности, от неправового поведения как производителя, так и различных институтов.

Если сравнивать потребительское поведение в условиях трннсформационной экономики и в условиях развитой рыночной экономики, то становится очевидным: определенная свобода выбора у отечественного потребителя есть. Однако для значительной доли населения она остается потенциальной свободой. Реализовать эту свободу выбора в полной мере имеет возможность лишь потребитель с определенным уровнем достатка. Другая важнейшая черта, присущая потребителю в условиях рыночной экономики, суверенитет потребителя, находится пока в зачаточном состоянии. Бесправие потребителя во многом обусловлено не только институционально (он, в частности, недостаточно защищен в правовом отношении), но и экономически: российская экономика в период трансформации остается крайне монополизированной, что обусловливает деформацию таких признаков рынка как суверенитет потребителя и свобода выбора, отсутствие в продаже относительно дешевых качественных товаров.

Специфику потребительского поведения населения России в начальный период рыночных преобразований можно рассматривать, с одной стороны, как специфику потребительского поведения в условиях кризиса. С другой стороны, можно говорить о специфике потребительского поведения населения в свете причин институционального, в частности – культурного характера. В этом отношении значительную роль сыграли социальные процессы, которые происходили в обществе в условиях перехода к рынку: ломка традиционных ценностей, формирование новых стандартов мышления и т.д. В частности значительное влияние на формирование стереотипов и установок потребительского поведения оказали неадаптированность реформ к специфике ментальности населения нашей страны, шоковое внедрение в общественное сознание новой системы ценностей на фоне полного отрицания привычной, пропаганда потребительства без этических ограничений как основы счастья, высшей меры человеческих достижений. В процессе перехода к рыночной экономике в России человеческие отношения коммерциализируются, что обусловливает формирование культуры взаимного недоверия; искажаются истинные ценности человеческой жизни. На роль высших ценностей выдвигаются, прежде всего, материальные потребительские ценности. Практически декларируется и стимулируется замещение потребностей более высокого уровня – потребностями более низкого уровня, удовлетворение нематериальных потребностей через материальные. При этом происходит интериоризация «рыночных ценностей», но не происходит интериоризации ограничений, норм. В условиях размытых моральных критериев и ограничений,  неразвитости духовных потребностей, а также слабости санкций за нарушение правовых норм формируются уродливые модели поведения, в том числе – потребительского, сформированные не только экономическими факторами, но и отсутствием соответствующих институтов, атрофией институтов морали, нравственности.

В условиях трансформации реализуются общие закономерности, касающиеся формирования потребительского поведения: каждая форма реализации потребительского поведения находится под воздействием целой системы факторов различного уровня. Весь этот комплекс факторов, действующих одновременно на разных уровнях и взаимодействующих между собой, оказывает определяющее влияние на формирование потребительского потенциала (реальных доходов и потребностей) домохозяйства, выступающего базовым субъектом потребительского поведения, а через потребительский потенциал – на потребительскую функцию и потребительское поведение домохозяйства.

5. Особенности и тенденции изменения потребительского поведения домохозяйства в трансформационной российской экономике. Функционирование отечественных государственных и общественных институтов в трансформационный период отличается нестабильностью и противоречивостью. Доверие населения к этим институтам в значительной мере подорвано. Семья и домохозяйство занимают центральное место в решении проблемы «встраивания» человека в новую экономическую систему. Особую роль играют здесь функции семьи как «посредника» между обществом и индивидом, адаптационно-стабилизационная функция, экономическая (производственно-хозяйственная) функция. Функции домохозяйства в этом процессе многообразно взаимодействуют, переплетаются, служат механизмом реализации друг друга.

Главной экономической функцией домохозяйства остается обеспечение экономических условий для воспроизводства человеческого потенциала членов семьи и организация этого воспроизводства, осуществляемая с участием потребительской функции. При этом потребительская функция домохозяйства является промежуточной в том смысле, что опосредует выполнение им большинства других функций семьи (например, экзистенциальной, рекреационной и др.). Условия и закономерности трансформационной экономики накладывают специфику на содержание и условия реализации всех функций семьи и домохозяйства, в особенности – потребительской функции, что проявляется в потребительском поведении домохозяйств.

Потребительская функция, через которую в значительной степени реализуются другие функции, в условиях падения потребительского потенциала претерпевает существенную деградацию, особенно на первом этапе трансформации, что выражается в падении объемов потребления товаров и услуг и негативных сдвигах в его структуре. Соответственно, «мутируют» и деградируют и другие воспроизводственные функции домохозяйства.

Реализуя для подавляющей части домохозяйств потребление на грани выживания, потребительская функция обеспечивает в них соответствующий уровень воспроизводства человеческого потенциала, не отвечающего по своим параметрам (здоровье, уровень образования и культуры и т.д.) потребностям современной экономики и современного общества. Примером может служить «эволюция» рекреационной функции: утрачивается возможность семьи служить для своих членов местом отдыха, восстановления сил. Свободного времени для общения не остается: необходимо искать возможности дополнительного заработка, чтобы выжить. Рекреационная функция угнетается в пользу производственно-хозяйственной. В силу сжатия семейного бюджета в нем не находится места для затрат на оздоровительные и другие услуги, обеспечивающие рекреацию.

Падение уровня жизни значительной части населения существенно деформировало экзистенциальную функцию семьи, связанную с рождением и воспитанием детей. Не случайно сегодня демографическая ситуация, в которой оказалось российское общество, оценивается как критическая. Увеличение количества детей в семье стало одним из основных факторов малообеспеченности и бедности.

Производственно-хозяйственная функция домохозяйства, в процессе реализации которой обеспечивается материальная основа организации потребления семьи, претерпевает существенные деформации. Массовая безработица, низкий уровень зарплаты стимулировали развитие неформальной занятости, индивидуальной трудовой и предпринимательской деятельности. Резкое сокращение доходов, угроза голода способствовали активизации процессов самообеспечения потребителей продуктами питания на основе производства продукции в личных подсобных хозяйствах, на садово-огородных, дачных участках. Стремительный рост цен на услуги подтолкнул рост объема услуг, выполняемых в домашних хозяйствах. Данные  компенсационно-адаптационные механизмы в какой-то мере смягчают тяжелые социальные последствия реформ и помогают выжить. В этом же направлении действуют традиционные для России реципрокные отношения, в рамках которых происходит нерыночный (в порядке взаимопомощи) обмен продуктами, деньгами, услугами между членами семейных и дружеских сетей.

В условиях трансформации российского общества на первый план вышли такие функции семьи как функции защиты, стабилизации и адаптации, выступающие в данном случае подфункциями основополагающей функции выживания. Эта группа функций реализуется, в частности, через активизацию производственно-хозяйственной функции, через трансформацию репродуктивного поведения и процессов социализации детей в рамках экзистенциальной функции.

В рамках функции адаптации развивается также специфическая подфункция ресоциализации, имеющая отношение к процессу «встраивания» взрослого населения со сложившейся ментальностью, нормами и установками в социальную ткань нового общества. Этот процесс (особенно для старшего поколения) чрезвычайно болезнен, поскольку связан с радикальной ломкой, необходимостью отказа от сложившейся в течение жизни системы ценностей.

Домохозяйство как субъект потребительского поведения остается в определенном смысле рациональным экономическим субъектом. В специфических условиях трансформации общества его целевая функция модифицируется: она состоит не столько в максимизации полезности, сколько в минимизации потерь, рисков, реализуемой в стратегии выживания. Привычные для домохозяйства рутины в этот период разрушаются или трансформируются. Это ограничивает возможности оптимизирующего потребительского выбора, что усугубляется агрессивной рекламой и – на первых порах – полным отсутствием «потребительского иммунитета» к ней. Однако это вовсе не отменяет оптимизирующего характера самого этого выбора. В этой связи представляется весьма продуктивным один из подходов8, в соответствии с которым потребитель оптимизирует свой выбор не на огромном множестве конкретных благ, а на уровне «абстрактных видов потребительских благ, соответствующих набору родовых (базовых) потребностей человека» (в еде, одежде, жилище, общении и т.д.). Поскольку таковых совсем немного, реальный потребитель вполне в состоянии сделать свой оптимизирующий выбор. Именно так он и поступает, ранжируя агрегированные блага в соответствии с их важностью для себя и степенью удовлетворения той или иной потребности, т.е. формируя строй потребностей, их состав и последовательность удовлетворения. В условиях ограниченных доходов, выбирая между группами благ, домохозяйство отдает приоритет продуктам питания, направляя на их приобретение основную часть дохода.

Являясь наиболее способной к адаптации ячейкой общества, семья и ее «экономический срез» – домохозяйство в кризисной ситуации мобилизует свои защитные возможности и механизмы, используя их, прежде всего, для достижения цели выживания. Один из основных таких механизмов – формирование домохозяйством «потребительской корзины», по объему и структуре соответствующей определенному уровню дохода. При этом приоритеты потребления расставляются таким образом, чтобы это позволило выжить, удовлетворяя в первую очередь наиболее насущные «агрегированные» потребности. В этом и проявляется в сложных трансформационных условиях оптимизирующий характер поведения домохозяйства.

Если основным индикатором потребительского потенциала домохозяйств являются их реальные доходы9, то основной индикатор потребительского поведения домохозяйств – это их потребительские расходы, в которых реализуется потребительский потенциал. Анализ количественных показателей потребления предполагает рассмотрение динамики уровня расходов на потребление в данный период. Качественная сторона потребления отражается в структуре потребительских расходов. Динамика уровня и структуры расходов отражает тенденции изменения потребительского поведения домохозяйств. Падение реального дохода заставляет потребителей тратить большую часть своих средств на покупку только необходимого, в результате чего доля расходов на питание на первом этапе реформ увеличивается. После 2000 г., когда ситуация несколько стабилизировалась и реальные доходы населения в целом начали расти, доля продовольственной группы начинает закономерно снижаться.

Доля расходов на оплату услуг в начале трансформационного периода сокращается по сравнению с предреформенными годами. Сокращение этой статьи происходит в основном за счет резкого снижения физического объема потребления населением таких услуг, как отдых, развлечения, бытовые услуги  и т.п. На фоне роста тарифов на платные услуги за 1991-1996 гг. почти в 194 тыс. раз (общий индекс цен и тарифов за этот период – около 6 тыс. раз) потребление услуг, ставших платными, только за этот период сократилось в сопоставимых ценах на 77 %, т.е. почти на 4/5. Одновременно расходы на оплату обязательных услуг (жилищно-коммунальных, транспорта, связи) значительно выросли, что объясняется существенным, опережающим ростом цен на эти услуги. Так, только за период 1993-1996 гг. тарифы на услуги связи выросли в 465 раз, а на услуги ЖКХ – в 1170 раз (общий рост цен и тарифов за этот период – 83 раза) 10. Соответственно, в годы реформ рост (в денежном выражении) объема потребления этих необходимых услуг перекрывал снижение объема потребления других услуг, и данная статья потребительских расходов неуклонно растет.

Последующий рост удельного веса услуг после 2000 г. отражает, с одной стороны, продолжающийся рост тарифов на услуги ЖКХ, транспорта, связи и другие необходимые услуги, а с другой – некоторый рост потребления таких услуг, как развлечения, отдых, рекреационные услуги и т.д., со стороны «успешных адаптантов».

С 2000 г. вследствие роста реальных доходов населения в целом структура потребления начинает качественно улучшаться. В структуре потребительских расходов сначала стабилизировалась, а потом и снизилась доля расходов на товары первой необходимости, в частности, на хлеб и хлебопродукты, улучшаются стандарты питания. Однако по таким весьма важным продуктам питания как мясо и молоко до сих пор не достигнут уровень потребления 1990 г., а по потреблению овощей и фруктов дореформенный уровень лишь немного превзойден. Структура конечного потребления домашних хозяйств России в трансформационный период еще очень далека от стандартов развитых стран11.

Результаты трансформационных процессов в части потребительского поведения домохозяйств неоднозначны и характеризуются двумя разнонаправленными тенденциями: с одной стороны, общим падением уровня жизни относительно дореформенного периода, до сих пор не восстановленного: реальные располагаемые денежные доходы населения в 2006г. еще не достигли уровня 1991г. С другой стороны, среднедушевые доходы растут, произошли определенные структурные сдвиги в потреблении населения в целом, насыщение потребительского рынка товарами и услугами, у домохозяйств появилась некоторая возможность маневрировать своим потребительским потенциалом, при условии достижения ими определенного уровня достатка.

Эта неоднозначность тенденций потребительского поведения отражается в динамике индекса материального благополучия (ИМБ), введенного нами и отражающего оценку материального положения домохозяйства на определенный момент. Динамика данного индикатора по Республике Башкортостан приведена в таблице 2.

Таблица 2

Динамика индекса материального благополучия по Республике Башкортостан12

Годы

1987

1994

1996-1997

2004

2005

2006

ИМБ

93,5

31,2

25,1

73,4

87,1

93,2

Значение ИМБ в 2006г. не достигло дореформенного уровня. Это, в частности, свидетельствует о том, что выигрыш потребителей вследствие ликвидации дефицита и наполнения прилавков не компенсировал их проигрыша в падении уровня жизни. За общим результатом трансформации экономики, в какой-то степени отражаемым данными таблицы 2, скрывается неоднородный процесс: одной части общества реформы обеспечили возможность значительно поднять уровень и улучшить структуру своего потребления, другую (значительно большую) поставили на грань физического выживания.

Изменение среднего уровня доходов повлекло за собой изменение структуры спроса и потребления в целом. Однако указанные выше тенденции скрывают весьма существенную дифференциацию.

Наряду с изменением потребительского поведения домашних хозяйств как сектора экономики (т.е. на макроуровне) в зависимости от их доходов «во времени» (по мере перехода от этапа кризиса к этапу относительной стабилизации экономики), т.е. дифференциации его в зависимости от рассматриваемого периода трансформации, потребительское поведение дифференцировано «в пространстве» домохозяйств, рассматриваемых в фиксированный момент времени на микроуровне. Непосредственное влияние на потребление оказывает принадлежность к определенным социально-доходным слоям, которые задают рамки потребления для тех или иных групп потребителей, а также социально-демографические характеристики семьи – демографическая нагрузка, особенно количество детей и т.д.

Закономерности первой и второй форм дифференциации – «во времени» и «в пространстве домохозяйств» – имеют сходный характер. Потребление домохозяйства определяется, прежде всего, душевым доходом, который, в свою очередь, детерминирует объем и структуру потребления. Объем и структура потребительских расходов во многом определяются порядком (строем) потребностей, т.е. последовательностью удовлетворения конкретных нужд, обусловленной их настоятельностью и очередностью. Важность определенной потребности зависит как от степени насущности потребности, так и от степени ее удовлетворения. Последнее связано с возможностями удовлетворения потребности, с условиями и уровнем жизни.

Изменение условий и стандарта жизни приводит к возникновению новых потребностей и (или) к изменению их порядка. При этом очевидно, что в условиях низких реальных доходов на первый план вынужденно выходит потребность в самых необходимых продуктах питания, поглощающая основную часть доходов. Расходы на непродовольственные товары и услуги носят остаточный характер, за исключением обязательных услуг, которые также находятся на одном уровне настоятельности с необходимыми продуктами питания.

Динамика структуры потребительских расходов домохозяйств, относящихся к разным доходным группам, отличалась определенной спецификой. В то время, как структура потребления средне- и высокодоходных групп в течение последнего десятилетия изменялась явно в сторону снижения доли расходов на питание и роста доли непродовольственных товаров, в структуре расходов группы малообеспеченных ДХ эти изменения были не столь значительны: низкий уровень дохода не оставляет свободы для маневра потребительским потенциалом. Реальная свобода потребительского выбора у низкодоходных ДХ практически отсутствует.

По мере роста реальных доходов населения и дальнейшего усиления их дифференциации различия в структуре потребительских расходов домохозяйств, относящихся к разным доходным группам, становятся все более заметными.  При этом, если у бедных потребительская функция, подчиняясь основополагающей функции – функции выживания, диктует ДХ определенный порядок удовлетворения ограниченного круга самых насущных потребностей, то у определенной части богатых «свалившееся» на них богатство никак не соответствует уровню их потребительской культуры, уровню и строю потребностей, значительно опережая формирование новых потребностей более высокого уровня. В этих условиях функция потребления теряет свою посредническую роль, благодаря которой реализуются иные функции семьи и домохозяйства (экзистенциальная, рекреационная пр.), выходит на первый план  как таковая и подменяет собой целевую функцию домохозяйства – воспроизводство человеческого потенциала. Потребление из процесса вспомогательного, разумно обеспечивающего (опосредующего) реализацию иных функций семьи и домохозяйства, трансформируется в самоценное потребление, превращающееся в единственное мерило жизненного успеха и мутирующее в потребительство.

В соответствии с дифференциацией по потребительскому потенциалу - происходит дифференциация потребительского поведения домохозяйств, реализующаяся через их потребительскую функцию и выражающаяся в том, что наиболее обеспеченные ДХ достигают самых высоких мировых стандартов потребления, в то время как бедные опускаются до уровня простого физиологического потребления, позволяющего выжить. Дрейфующая в сторону бедных часть работников бюджетной сферы (врачи, учителя и др.) также вынужденно переходят к удовлетворению простейших потребностей. Указанная поляризация потребительского поведения выступает лишь проявлением, внешней формой выражения социально-экономической дифференциации в российском обществе, сложившейся в период его трансформации и продолжающей нарастать.

В работе показано, что тенденция к дифференциации потребительского поведения домохозяйств складывается под влиянием целого комплекса разноуровневых факторов. Практически все факторы, формирующие потребительское поведение, в условиях трансформационной экономики России стали одновременно факторами дифференциации этого поведения, воздействуя в конечном счете на подушевой уровень дохода домохозяйства, на его потребительский потенциал, а через него – на потребительское поведение. Дифференциация в потреблении, таким образом, выступает внешней формой проявления социальной дифференциации, формирующейся на более ранних стадиях воспроизводства.

В 1992, после проведения мероприятий по либерализации экономики, 70-80% населения оказались за чертой бедности. В современной России сформировалась и устойчиво функционирует система распределения доходов населения, результатом действия которой является, по оценке академика Д.Львова,  сосредоточение у 15% населения 92% всех доходов13.

Данная поляризация имеет отмечаемый исследователями14 мультипликативный эффект: с течением времени богатейшие слои наращивают свои преимущества как за счет выгодных вложений имеющихся средств в экономику, так и вследствие несомненных преимуществ в получении образования, поддержании здоровья, развитии личности и наращивании социального капитала. В то же время бедность приобретает застойный и самовоспроизводящийся характер. Усложняется доступ к качественным услугам образования и здравоохранения, что препятствует нормальному воспроизводству человеческого потенциала.

Поляризация населения по доходам в трансформационный период явилась результатом, прежде всего, приватизации собственности. Доля оплаты труда снизилась за 15 лет на 13 п.п., доля доходов от собственности возросла на 7,8 п.п. Основная часть домохозяйств по крайней мере дважды за десять лет (в период либерализации цен и во время финансового кризиса 1998г.) потеряла свои сбережения, при этом относительно небольшая группа домохозяйств пополнила свои накопления в результате финансовых катаклизмов, перераспределения в ходе приватизации ранее созданного национального достояния. Кроме того, в результате процесса приватизации новым хозяевам была предоставлена возможность присвоения рентного дохода, что колоссально усилило процесс социального расслоения. Механизм перераспределения доходов в пользу богатых связан также с высокой степенью эксплуатации работников на основе заниженной цены их труда, на что неоднократно указывалось в литературе.

Процессу социального расслоения способствовала также высокая степень дифференциации заработной платы как таковой. Быстрый рост зарплаты в отраслях производственной инфраструктуры, финансово-кредитном секторе, в органах управления сопровождался замедленным (на фоне среднего уровня по экономике) ее ростом в секторе производства товаров, особенно – в сельском хозяйстве. В промышленности увеличивался разрыв в темпах роста оплаты труда в экспортно-ориентированных и обрабатывающих производствах. В отраслях социальной сферы – образовании, здравоохранении, культуре – сложившийся средний уровень зарплаты на треть ниже среднего по экономике уровня.

Несмотря на совокупный рост реальных доходов и, в частности, заработной платы, структура этого роста такова, что он происходит за счет форсированного роста доходов наиболее обеспеченных домохозяйств и тем самым усугубляет социальную поляризацию.

При низком уровне доходов значительной доли домохозяйств мощным фактором дифференциации становится наличие иждивенцев в семье, особенно детей. В группе малоимущих домохозяйств доля имеющих детей до 16 лет составляет 50% при том, что доля таких домохозяйств в общем их количестве – всего треть)15.

Важным фактором социального расслоения выступает проживание в городской или сельской местности. Расслоение продолжает усугубляться и в результате инфляции, которая по-разному обесценивает доходы богатых и бедных вследствие различий в составе их «потребительской корзины». Сильное влияние на сохранение и развитие процесса поляризации оказывают сохраняющаяся (в т.ч. незарегистрированная) безработица, а также  низкий уровень трансфертов (в первую очередь это касается пенсионного обеспечения).

Социальная дифференциация тесно связана с проблемой адаптации населения к новым реалиям. При этом неуспешность адаптации часто связывают с неспособностью, а иногда и нежеланием людей приспосабливаться. В ряде случаев это вполне справедливо. Представляется однако, что данные причины не являются главными. С нашей точки зрения, позиция, согласно которой «бедные сами виноваты в своих проблемах» в силу своей инертности, созвучна концепции, в соответствии с которой точка зрения на человека ограничивается рассмотрением его лишь как «ресурса», «человеческого капитала», способного приносить обществу, работодателю и себе определенный доход. С этой точки зрения «эффективным» является тот, кто может приспособиться к новым реалиям, конструктивно воспринять «новые ценности». Остальная, «неэффективная» часть общества рассматривается как балласт16.

Дифференциация и даже поляризация потребительского поведения выступает, с одной стороны, «зеркалом» социально-экономических процессов, происходящих в трансформационном российском обществе, индикатором неуспешности проводимых преобразований. С другой стороны, тенденции, складывающиеся в сфере потребительского поведения населения, во многом являются мощным фактором, способствующим (или препятствующим) социально-экономическому развитию общества. Отчетливо прослеживаются как прямые, так и обратные связи между параметрами потребительского поведения российских домохозяйств и характеристиками экономического развития общества. Тенденции изменения потребительского поведения, отражая макроэкономическую ситуацию, одновременно выступают одной из ее детерминант, каналом поступления сигнала обратной связи из сферы потребительского поведения – к тем структурам управления, которые принимают решения по поводу развития экономики в целом.

Характеризующие «население в целом» (или «в среднем») потребительские характеристики вполне благоприятны. Доходы (в том числе – реальные) неуклонно растут, растет и объем товарооборота. Однако общий рост доходов происходит за счет повышения благосостояния тех слоев населения, которые можно отнести к относительно благополучным в материальном отношении. При благоприятно развивающейся «в среднем» ситуации растет глубина пропасти между богатыми и бедными.

Именно эта картина крайнего расслоения населения, приобретающая окончательные очертания в сфере потребительского поведения, скрыта за усредненно-благополучными показателями социальной статистики. Информационный сигнал обратной связи «потребительская сфера – система управления экономикой» тонет, «растворяется» в усредненных данных и не воспринимается обществом как сигнал опасности, требующий определенных корректирующих решений, в частности,  в системе распределения доходов.

Негативное воздействие продолжающегося расслоения населения сказывается на макроэкономической ситуации по следующим направлениям:

1. Низкий уровень доходов и потребления основной массы населения России обусловливает сужение объема конечного рыночного спроса на товары и услуги, что, в свою очередь, ограничивает перспективы развития отечественного производства, поскольку динамика промышленного производства следует за динамикой спроса. Ассортиментная структура продаж смещается в сторону более дорогих импортных товаров, на которые предъявляют спрос состоятельные потребители. В силу этого происходит ускорение импорта товаров конечного потребления относительно внутреннего производства. Данный фактор, будучи связан с низким уровнем зарплат, в свою очередь, снижает трудовую мотивацию, способствует недооценке роли труда, особенно – интеллектуального, в современном производстве, не позволяя в полной мере использовать возможности такого ресурса общественного производства как человеческий потенциал, сдерживая инновационное развитие экономики.

2. Вследствие недопотребления страдает качество самого человеческого потенциала, который подвергается истощению и деградации. Разрушение его на уровне домохозяйства вследствие невозможности полноценного воспроизводства, выражающееся в потере его качественных параметров – здоровья, уровня образованности и т.п., в высоком уровне смертности, низком уровне рождаемости, ослаблении здоровья молодых поколений, – на уровне экономики в целом проявляется в падении качества трудового потенциала, человеческого капитала как функции человеческого потенциала. Это представляет серьезную угрозу для будущего страны, сокращает возможности экономического роста, препятствует инновационному развитию экономики. Человеческий потенциал невосполнимо деградирует как с точки зрения его демографических и физиологических характеристик, так и с точки зрения его социального качества, характеристиками которого становятся низкий уровень культуры, озлобленность, усиливающаяся дезинтеграция общества и т.п.

3. Вследствие избыточного роста доходов наиболее обеспеченных домохозяйств происходит ускоренное проедание имеющегося экономического потенциала за счет колоссальной доли в ВНП первичных доходов групп населения, получающих их преимущественно от собственности и во многом носящих рентный характер. Высокие личные доходы способствуют снижению инвестиционного потенциала экономики.

4. Растут социальное недовольство, социальная агрессия и апатия, крепнет ощущение социальной несправедливости, являющееся существенным признаком раскола общества, что отнюдь не способствует укреплению социально-экономической стабильности, что, в свою очередь, генерирует мощную обратную связь «социальная несправедливость – экономическая неэффективность».

Проведенное исследование позволяет сформулировать следующие основные выводы и предложения:

  • На современном этапе трансформации для потребительского поведения россиян характерны четко проявившиеся тенденции. На фоне «среднестатистической» тенденции роста реальных доходов населения, складывающейся за счет относительно высокодоходных групп, происходит дальнейшее усиление их дифференциации. Соответственно, различия в структуре потребительских расходов домохозяйств, относящихся к разным доходным группам, становятся все более определенными. Нарастает резкая дифференциация в потреблении продуктов питания, платных услуг, непродовольственных товаров, в показателях имущественного накопления. Происходит все большее качественное расхождение жизненных и потребительских стандартов семей, относящихся к немногочисленной элите, и остальных семей. В последние годы процесс социально-экономического расслоения населения России по показателям потребления значительно усилился. Если малообеспеченным россиянам низкий уровень материального достатка диктует единственно доступный стандарт потребления, то представители более высоких доходных групп могут позволить себе разнообразие стереотипов потребительского поведения. Данные тенденции складываются как под влиянием общих закономерностей потребительского поведения, так и под воздействием специфических факторов трансформационной экономики, формирующих потребительский потенциал российских домохозяйств. Особое место среди этих факторов занимает, наряду с насыщением рынка товарами и услугами, «дефицит наоборот», в значительной степени являющийся следствием недостаточно активной социальной политики государства. Факторы потребительского поведения, генерируемые в условиях трансформационной российской экономики на различных уровнях экономической системы, в итоге воздействуют на потребительский потенциал домохозяйств в направлении усиления его дифференциации, что влечет за собой и дифференциацию потребительского поведения. Ключевую роль в системе этих факторов играет сформировавшаяся система распределения доходов, способствующая социальной поляризации, обладающей мультипликативным эффектом.
  • В процессе адаптации к новым условиям система функций домохозяйства приобретает определенную специфику. Целевая функция значительной части домохозяйств по воспроизводству человеческого потенциала мутирует, вырождаясь в функцию выживания. В результате деградации потребительского потенциала происходит деградация потребительской функции, а через нее – и других функций домохозяйства, связанных с нею, а вследствие этого – нарушение воспроизводства человеческого потенциала на микроуровне, что ведет к истощению и деградации человеческого потенциала общества в целом: ухудшаются демографические характеристики, здоровье населения, падает уровень образования и т.д.
  • Расслоение потребителей – внешнее проявление и следствие более глубинных социально-экономических процессов. Однако это – лишь один аспект взаимосвязи состояния экономической системы в целом и сферы потребления. Тенденции изменения потребительского поведения домохозяйства связаны с индикаторами развития экономики в целом как прямыми, так и обратными связями. Существующая сегодня высокая степень социальной дифференциации населения, проявляющаяся в конечном счете в сфере потребления, выступает самостоятельным фактором, в свою очередь, обусловливающим негативные тенденции развития экономики. В результате в рамках национального хозяйства формируются две автономно развивающиеся экономики: развитие «экономики богатых» способствует росту отраслей, обслуживающих рынок, финансово-кредитной сферы, рынка страховых услуг, недвижимости, т.е. отраслей, представляющих интерес для высокодоходных слоев населения. Несырьевые отрасли отечественного производства, отрасли потребительского комплекса под воздействием спросовых ограничений сворачиваются, их продукция замещается импортом, на который ориентируются высокодоходные группы населения.

В результате поляризации потребительского поведения российских домохозяйств формируется своеобразный «порочный круг расслоения», механизм, с одной стороны способствующий суженному воспроизводству человеческого потенциала страны как в количественном, так и в качественном отношении, а с другой стороны – угнетающий отечественное производство и сужающий возможности трудовой занятости. Для того, чтобы разорвать этот круг, необходимо, прежде всего, изменение (на уровне парадигмы) представлений в обществе и на уровне государственных институтов о соотношении понятий «человек – цель» и «человек – средство» (и, соответственно, о соотношении понятий «человеческий потенциал» и «человеческий капитал») и о роли государства в формировании человеческого потенциала семьи и общества в целом, а значит – потребительского потенциала домохозяйства.

  • Для преодоления тенденции деградации потребительского потенциала домохозяйств, негативно влияющей на воспроизводство человеческого потенциала как семьи, так и общества в целом, необходим комплекс мер макроуровня, связанных с реализацией на деле «социального императива», усилением роли государственного регулирования, в первую очередь – в сфере трудовых отношений, а также в области сложившихся перераспределительных механизмов, обладающих мультипликативным эффектом расслоения. Разработанный в 2007-2008 гг. МЭРТ РФ проект концепции социально-экономического развития страны до 2020 г., призванный реализовать стратегию долгосрочного развития, по существу не создает предпосылок для преодоления сложившихся тенденций изменения потребительского поведения, отражающих более глубинные процессы социального расслоения, поскольку не содержит широко используемых в других странах мер по смягчению избыточного неравенства – ни в области налогообложения доходов населения, ни в сфере социальных трансфертов. Проводимые же реформы здравоохранения и образования заключаются, по сути, в их коммерциализации и существенно ограничивают возможности получения качественных медицинских и образовательных услуг для низкодоходных ДХ, что усугубляет социальную дифференциацию и, соответственно, способствует развитию тенденции поляризации потребительского поведения, деградации потребительского потенциала значительной части ДХ.

Нужны энергичные меры по антимонопольному регулированию внутреннего рынка, развитию отечественного производства и внутреннего рынка, малого и среднего бизнеса, формированию эффективных механизмов адаптации людей (в том числе – зависящих от государственной социальной помощи) к условиям трансформации, преодолению заниженного уровня оплаты труда, расширению возможностей самозанятости населения и других нестандартных форм занятости, а также преобразования в налоговой системе, в частности, отказ от плоской шкалы налогообложения доходов физических лиц и реформа налогообложения недвижимости. Необходимо обеспечение со стороны государства минимальных социальных гарантий, активизация роли государства в формировании за счет трансфертов более сбалансированной структуры конечного потребления домохозяйств, особенно многодетных семей, прежде всего – за счет увеличения в этой структуре доли услуг здравоохранения, образования, культуры. Основным объектом социального регулирования должна выступать семья и ее материальная основа – потребительский потенциал домохозяйства.

  • Сигнал «обратной связи», поступающий из сферы потребления, является информативным лишь в том случае, если он воспринимается обществом не в усредненном виде, создающем иллюзию благополучия потребителя, а в дифференцированном виде, в разрезе социально-доходных групп. В связи с этим необходима организация регулярного мониторинга социальных процессов как на макро-, так и на мезоуровне, в регионах. Для подобного мониторинга представляется целесообразным, наряду с принятой в странах с рыночной экономикой и устойчивой социально-экономической ситуацией методикой расчета индексов потребительских настроений (ИПН), использовать предлагаемую нами методику расчета индекса материального благополучия (ИМБ), позволяющую более объективно судить об уровне и динамике потребительского потенциала российских домохозяйств.
  • Необходимо формирование научно обоснованной концепции преодоления бедности российских домохозяйств (с использованием критерия относительной бедности) и основанной на этой концепции государственной программы преодоления бедности, во-первых, трудоспособного (в частности, занятого), а во-вторых – нетрудоспособного населения. Одним из инструментов формирования такой концепции мог бы быть организованный на уровне регионов и России в целом мониторинг тенденций изменения потребительского поведения, прежде всего – его дифференциации, что позволило бы формировать базу для принятия решений по различным социально-доходным группам. Решение данной задачи требует, в частности, анализа уровня и динамики показателя инфляции, дифференцированного в разрезе социально-доходных групп, в зависимости от состава их потребительской корзины.

Наиболее существенные публикации по теме исследования

Монографии:

  1. Противоречия потребительского рынка и плановая цена. – М.: Наука, 1991.(7,0 п.л.).
  2. Домохозяйство в системе субъектов потребительского поведения. – СПб: Недра, 2007. (11 п.л.).
  3. Экономическое поведение потребителя: закономерности и особенности в условиях переходной экономики. – Уфа: Гилем, 2007. (12 п.л.).

Коллективные монографии, препринты:

  1. Социальное развитие Башкирской АССР (в соавт., Махмутов А.Х и др.). Препринт научного доклада. – Уфа: БНЦ УрО АН СССР, 1988. 1,7 (0,5) п.л.
  2. Как мы живем? (Опыт социологического исследования условий и уровня жизни населения Башкирии). (Разделы: «Семейная экономика», «Как живется горожанину в миллионном городе?» – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1989. 7,0 (1,4) п.л.
  3. Уровень жизни населения Республики Башкортостан (в соавт., Махмутов А.Х и др.). Препринт научного доклада. – Уфа: РИО БАГСУ, 1994. 1,5 (0,4) п.л.
  4. Как мы живем? Уровень и качество жизни в Республике Башкортостан (в соавт., Махмутов А.Х и др.). Препринт научного доклада. – Уфа: РИО БАГСУ, 1996. 1,7 (0,4) п.л.
  5. Социальный фон экономических реформ в Республике Башкортостан. Коллективная монография. (Раздел «Качество жизни: объективные и субъективные оценки»). – Уфа: РИО БАГСУ, 1997. 8,6 (1,2) п.л.
  6. Башкортостан – 2015: стратегия развития. Коллективная монография. (Раздел «Десятилетие рыночных реформ: основные итоги, современное состояние экономики» – Уфа: РИО БАГСУ, 2004. 27,0 (1,0) п.л.
  7. Проблемы бедности в трансформационный период. Препринт научного доклада. (Раздел «Бедность: проявления в сфере потребления»). – Уфа: РИО БАГСУ, 2006. 17,0 (0,8) п.л.
  8. Социальный фон трансформационных процессов в Республике Башкортостан. Препринт научного доклада. (Раздел «Качество жизни населения Республики Башкортостан»). – Уфа: Гилем, 2007. 6,7 (1,0) п.л.
  9. Бедность в трансформационной экономике: корни, проявления, последствия. Коллективная монография. (Раздел «Бедность: проявления в сфере потребления») – Уфа: РИО БАГСУ, 2008. 17,0 (0,8) п.л.

Статьи в журналах, сборниках научных трудов:

  1. Доходы населения и формирование спроса на товары народного потребления (в соавт., Кирюшкина С.В.) // Исследование условий и уровня жизни населения в регионе: сборник статей. – Уфа, 1989. 1,0 (0,5) п.л.
  2. Соотношение спроса и предложения и проблема хозрасчета региона // Формирование хозрасчетных отношений а регионе: сборник научных трудов. – Уфа, 1990. 0,5 п.л.
  3. Состояние экономики и качество жизни: проблемы взаимосвязи // Экономика и управление. 2000. №4. 0,5 п.л.
  4. Экономическое поведение потребителя: мезоуровень // Экономика и управление: научно-практический журнал. 2006. №5. 0,8 п.л.
  5. Экономическое поведение потребителя: методологический аспект // Российский экономический интернет-журнал [Электронный ресурс]: Интернет-журнал АТиСО. – М.: АТиСО, 2006. 0,8 п.л.
  6. Социальная дифференциация населения: проявления в сфере потребления // Региональная экономика: теория и практика. 2007. №6. 1,0 п.л.
  7. Экономическое поведение потребителя: институциональный аспект // Экономические науки, 2007, №7. 0,5 п.л.
  8. Экономическое поведение потребителя: многоуровневый подход к анализу //Проблемы современной экономики, 2007, №3. 0,5 п.л.
  9. К методологии анализа экономического поведения потребителя // Вестник МГУ. Сер. 6. Экономика, 2007, №6. 0,5 п.л.
  10. Дифференциация потребительского поведения и развитие экономики: проблемы взаимосвязи // Финансы и кредит. 2007, №45. 0,8 п.л.
  11. Домохозяйство в системе воспроизводства человеческого потенциала общества // Инновации и инвестиции. 2008, №1. 1,0 п.л.
  12. Воспроизводство человеческого потенциала общества: экономические функции семьи //Экономика и управление: научно-практический журнал. 2008, №2. 0,6 п.л.
  13. Домохозяйства: особенности потребительского поведения в трансформационной экономике России // Вестник Института экономики РАН. 2008, №3. 1,0 п.л.

1Теория потребительского поведения получила широкое развитие во второй половине XIX в. Предпосылкой к этому послужило формирование утилитаристской доктрины полезности. Эта концепция связана прежде всего с именем философа-утилитариста И. Бентама. В середине XIX вышла в свет работа Г. Госсена «Развитие законов общественного обмена и вытекающих отсюда правил человеческой деятельности». Работа Госсена открыла новое направление экономической мысли. Главным вкладом автора в развитие теории потребительского поведения являются два постулата, которые впоследствии получили название первого и второго законов Госсена. Посредством этих законов Госсен описал правила рационального поведения субъекта, стремящегося извлечь максимум полезности из своего дохода.

Маржиналистская революция свела главную экономическую проблему – проблему ценности – к психологии потребительского выбора. Субъективистское направление маржинализма (К. Менгер, Ф. Визер) последовательно утверждает принцип методологического индивидуализма.

В последней трети XIX в. У. Джевонс, К. Менгер, Л. Вальрас одновременно и независимо друг от друга предложили количественную (кардиналистскую) теорию полезности, в основе которой лежала гипотеза о возможности соизмерения полезности различных благ. Ее разделял и А. Маршалл. Эта теория встретила серьезную критику. Ф. Эджуорт, В. Парето, И. Фишер предложили альтернативную количественной порядковую (ординалистскую) теорию полезности, не предполагающую не только возможности и необходимости соизмерения полезности благ для объяснения поведения потребителей, но и вообще какого-либо упоминания о полезности. В 30-х гг. XX в. после работ Р. Аллена и Дж. Хикса ординалистская теория полезности приобрела завершенную каноническую форму.

А.Маршалл и А.Пигу показали, что в сфере экономики человек подчиняется правилам, диктуемым самими потребностями экономического механизма. Во второй половине XX века Г.Беккер поддержал это мнение и сформулировал принципы принятия решений, распространив их на любые области человеческой деятельности: «экономический человек», конституирующей чертой которого выступает экономическая рациональность, во всех своих действиях руководствуется правилами оптимального выбора в условиях ограниченности ресурсов. Теории потребления Г.Беккера  и К.Ланкастера рассматривают процесс потребления как своеобразное производство, позволяющее потребителю получить интересующие его «характеристики» благ (К.Ланкастер), произвести «базовые блага», непосредственно входящие в функцию полезности (Г.Беккер). 

2 Базовые блага, в соответствии с новой теорией потребления Г.Беккера («не пылесос, а убранная комната, не обучение хорошим манерам, а вежливый ребенок»), производятся самими потребителями с использованием таких «производственных факторов», как рыночные товары, время и другие ресурсы.

3 Беккер Г. Человеческое поведение: экономический подход. – М.: Финансы. 1999. С. 583.

4 Семейные домохозяйства составляют 4/5 общего числа частных домохозяйств, остальные представлены одиночками.

5 Микроэкономический анализ предполагает исследование домохозяйств как специфических экономических единиц, изучение их поведения как экономических агентов в рыночной системе, анализ процесса принятия ими потребительских решений на рынке товаров и услуг и факторов, определяющих эти решения. Уровень макро- и мезоэкономического анализа – это, прежде всего, изучение домохозяйств как определенной совокупности экономических единиц, поведение которой отражает положение населения в целом и оказывает многоаспектное влияние на национальную экономику. Макро-(мезо-) и микроэкономический уровни анализа тесно взаимосвязаны. С одной стороны, макро(мезо-)экономические процессы, происходящие в домашних хозяйствах как особом секторе экономики, складываются как результат функционирования и взаимодействия отдельных домохозяйств. С другой стороны, процессы, происходящие на макро(мезо-)уровне, оказывают воздействие на состояние и экономическое поведение отдельных домохозяйств. Экономическое поведение отдельных домохозяйств во многом определяется состоянием национальной экономики и закономерностями потребительского поведения, формирующимися на макро-(мезо-)уровне.

6Домохозяйство и индивид взаимодействуют по линиям: а) «Субъекты потребительского поведения»: из индивидуальных субъектов со своими вкусами и предпочтениями складывается коллективный субъект потребительского поведения. Потребности индивидов в рамках семьи сводятся к «единому знаменателю» - интересам и потребностям семьи в целом, промежуточные (индивидуальные) потребности превращаются в конечные, приобретающие именно на уровне домохозяйства форму спроса; б) «Формы реализации потребительского поведения»: совершая покупки, индивид выступает представителем домохозяйства. В рамках такой формы потребительского поведения как производство промежуточных и конечных базовых благ, т.е. элементов общесемейной полезности, являющихся непосредственно составляющими целевой функции ДХ (здоровье, сытость, защищенность, комфортность и т.п.), у каждого из членов семьи своя функция, все они совместно участвуют в этом процессе производства, выступающем одновременно процессом потребления товаров и услуг; в) «Факторы потребительского поведения»: один из основных факторов потребительского поведения ДХ – потребности семьи – складывается под влиянием потребностей составляющих семью индивидов, зависят от их возраста, индивидуальных потребительских установок и т.п. Такой фактор потребительского поведения ДХ, как его ресурсные ограничения, определяющим образом зависит от доходов каждого из членов семьи, а они, в свою очередь, определяются социально-профессиональным статусом членов семьи. В свою очередь, общесемейные потребности и ресурсы, принятые семьей ценности, соблюдаемые традиции выступают фактором, определяющим поведение членов семьи. Аналогичным образом (по тем же линиям) происходит взаимодействие между уровнями потребительского поведения: домохозяйство население в целом.

7 В состав функций семьи обычно включают: (а) Экзистенциальные функции института семьи по рождению, воспитанию и социализации новых поколений людей; (б) «Производственно-экономическую» функцию, связанную с осуществлением хозяйственно-экономической деятельности, обусловленной тем, что семья формирует материальную основу организации потребления своих членов; (в) Потребительскую функцию семьи: по Дж.М.Кейнсу потребление является единственной целью всякой хозяйственной деятельности, а прежде всего – экономической деятельности семьи; (г) Семья выступает своего рода посредником между обществом и индивидом, «полем» взаимной увязки, комбинации, а вернее - согласования и интеграции различных интересов и разрешения противоречий, «точкой пересечения» влияния различных институтов. На уровне семьи происходит корректировка поведения личности в соответствии с ценностями общества и самой семьи. Ценности и нормы социума, семьи и индивида приводятся здесь «к единому знаменателю»; (д) Защитно-адаптационную функцию семьи: семья защищает своих членов от болезней, безработицы, других рисков в жизни. Кроме формального института права, эта функция основана на неформальных семейных нормах – морали, альтруизме и преданности; (е) Рекреационную функцию семьи, обеспечивающую возможности для отдыха, восстановления работоспособности, сил, израсходованных в процессе труда. Расходы на досуг, путешествия, проведение свободного времени являются необходимым элементом расходов семейного бюджета.

Все функции семьи в большей или меньшей степени связаны друг с другом, взаимообусловлены. При этом каждая из них по своей направленности имеет два аспекта – «внутренний», ориентированный на внутрисемейные нужды, интересы составляющих семью индивидов и в целом – интересы их сообщества, и «внешний», ориентированный на социум.

Потребительская функция семьи, с одной стороны, обеспечивает воспроизводство членов семьи, с другой – выступает механизмом реализации цели общественного производства, поскольку конечной целью производства является потребление. На макроуровне совокупность семей (домохозяйств) выступает на рынке товаров и услуг, главным образом, со стороны спроса и в определенной степени – со стороны предложения (товары, произведенные на дачных участках, продукция ЛПХ и т.д.). Макроэкономический уровень реализации потребительской функции имеет еще один важный аспект: являясь источником конечных потребностей, формируемых на уровне семьи в результате «приведения к единому знаменателю» индивидуальных потребностей членов семьи, семья со стороны личного потребления выступает одной из основных движущих сил экономического развития общества, важным фактором занятости: личное потребление определяет объем производства в большинстве отраслей экономики.

8 См.: Маевский В., Чернавский Д. О рациональном поведении реального потребителя // Вопросы экономики. 2007. №3. С.74.

9 Денежные доходы ДХ не в полной мере характеризуют ресурсную часть их потребительского потенциала: структура конечного потребления ДХ формируется с участием продуктов и услуг, полученных с помощью собственного труда, а также трансфертов в натуральной форме.

10 Рассчитано по: Социальное положение и уровень жизни населения России. 1997: Стат.сб. / Госкомстат России. – М., 1997. С.162.

11 То, что в структуре конечного потребления россиян, в соответствии с данными статистики (Социальное положение и уровень жизни населения России. 2005: Стат.сб. / Росстат. – М., 2005. С.498-499), более трети занимают расходы на питание, со всей очевидностью свидетельствует о низком уровне доходов, заставляющем концентрировать значительную часть средств и усилий на решении задачи накормить семью, т.е. на удовлетворении простейшей и наиболее насущной «агрегированной» потребности. При этом, в силу давления ценового фактора, фактор качества продуктов, структуры питания отнюдь не является решающим. Жители развитых стран имеют возможность отводить на удовлетворение данной потребности менее 15% своего конечного потребления: уровень доходов семьи достаточно высок, чтобы позволить им выделять на удовлетворение данной элементарной потребности гораздо меньшую долю расходов. Что касается расходов на услуги, то они составляют в среднем более 60% в структуре конечного потребления домашних хозяйств развитых стран. Этот аргумент в устах сторонников коммерциализации российской сферы услуг очень популярен. Следует, однако, заметить следующее: во-первых, учитывая действительно существенные затраты населения этих стран на жилище, коммунальные услуги, транспорт, связь, необходимо подчеркнуть: даже высокие цены на эти услуги в условиях достаточно высоких доходов домашних хозяйств не ставят их на грань нищеты, позволяя удовлетворять потребности различного порядка и не препятствуя наращиванию доли этих расходов по мере роста и усложнения потребностей населения в различного рода современных услугах. Коммерциализация же российской сферы услуг отсекает от потребления этих услуг значительную часть населения в силу их низких доходов. Во-вторых, конечное потребление домохозяйств отражает не только их денежные расходы, но и затраты государственных и негосударственных структур на образование, здравоохранение, социальное обслуживание.

12 Расчет по данным автора с использованием данных Башкирского территориального управления статистики. Методика построения ИМБ приведена в работе и основана на использовании оценки населением своего материального положения на определенный момент (в отличие от широко используемого индекса потребительских настроений (ИПН), методика построения которого построена на оценке изменений в материальном положении и намерениях потребителей, что, как показано в работе, не вполне адекватно современным российским условиям.

13 См.: Иванова Р. Институт семьи для будущего России. – М.: МАКС Пресс, 2006. С.46.

14 См.: Жеребин В. Экономический рост и интересы большинства населения // Экономическая наука современной России. 2006. №1. С.70.

15 Российский статистический ежегодник. 2005: Стат.сб. / Росстат. – М., 2006. С.194.

16 «Человеческий капитал» - это важная функция его носителя –  человеческого потенциала, но способностью приносить доход не исчерпывается роль и место человека в общественной и экономической системе. Если же речь идет не о человеческом капитале (т.е. о человеке в его сугубо «прикладном» значении), а о человеческом потенциале, то здесь нет места разделению членов общества на «эффективных» и «неэффективных». Кроме того, при обвинении «неуспешного адаптанта» в том, что он не может приспособиться к «реалиям рынка», к «новым правилам игры» и привержен «отжившим ценностям», он зачастую косвенно обвиняется в том, что не может адаптироваться к «игре без правил».






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.