WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Плотников Владимир Николаевич

МОДЕРНИЗАЦИЯ ФЕРМЕРСКОГО УКЛАДА

В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ:

ИСТОЧНИКИ, ПРОБЛЕМЫ И МЕХАНИЗМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ

08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством

(экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами: АПК и сельское хозяйство)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Волгоград – 2011

Работа выполнена в Волгоградском государственном университете

Научный консультант                        доктор экономических наук, профессор

                                               Иншаков Олег Васильевич

Официальные оппоненты:                доктор экономических наук, профессор

                                               Санду Иван Степанович;

                                               доктор экономических наук, профессор

                                               Игнатова Татьяна Владимировна;

                                               доктор экономических наук, профессор

                                               доктор экономических наук, профессор

                                               Банникова Наталья Владимировна.

Ведущая организация        Всероссийский научно-исследовательский институт организации производства, труда и управления в сельском хозяйстве

Защита состоится 25 ноября 2011 г. в 10-00 на заседании диссертационного совета Д 212.029.01 по экономическим наукам при ГОУ ВПО «Волгоградский государственный университет» по адресу: 400062, г. Волгоград, проспект Университетский, 100, ауд. 2-05 «В».

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Волгоградский государственный университет».

Автореферат размещен _____ _____________2011 г. на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки РФ http://vak.ed.gov.ru.

Автореферат разослан _______________ г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор экономических наук, профессор         Тимофеева Г.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ.

Актуальность темы исследования. В начале 90-х годов XX в. аграрный сектор России оказался вовлеченным в общий процесс социально-рыночной трансформации национальной хозяйственной системы. Проводимые на селе экономические реформы приобрели характер многопланового, не подчиняющегося простым расчетам потока изменений на макро, мезо и микроэкономическом уровнях, не вписывающихся в рамки краткосрочного проекта. Множественность и взаимообусловленность экономических, политических, социокультурных проблем, разрешаемых обществом и властью в аграрном секторе, приобрела во многом стихийный, ситуационный характер, детерминируемый внутренними противоречиями и внешними воздействиями процессов глобализации.

В условиях действия внешних факторов и дискуссионности стратегий реформирования социально-экономической системы трансформационный переход неизбежно приобрел «шоковый» характер и задал разную скорость своего осуществления в различных секторах хозяйственной и политической жизни общества.

Аграрный сектор и органически связанная с ним культура сельского социума неизбежно оказались вовлеченными в процесс реформирования экономической, социальной и политической систем страны, всецело подчиняясь ее основным стратегическим векторам. К сожалению, данный сектор оказался на периферии трансформационного процесса как с точки зрения разработанности форм и мер, целей и задач экономической политики преобразований, так и с точки зрения поддержки этих преобразовательных усилий, инвестиционных и реабилитационных социальных программ.

На протяжении периода социально-рыночных реформ политическая стратегия в отношении аграрного сектора ограничивалась, в основном, тремя задачами. Первая задача – провести приватизацию земли, создать земельный рынок; вторая – ликвидировать советские формы хозяйствования (институциональная реформа) и создать новые организационно-правовые формы на основе приватизации земли; третья – поставить новые хозяйственные образования в рыночные условия деятельности.

Возможно, с точки зрения политической это было оправдано. Однако с точки зрения экономической и социальной, с точки зрения интересов и законов развития не только аграрного сектора, но и в целом экономики страны, такой подход порождал множество проблем и должен быть преодолен более сбалансированной, научно обоснованной аграрной политикой, связанной со стратегией устойчивого развития. В рамках такого подхода возникает потребность в научном осмыслении содержания категории смешанной (многоукладной) экономики применительно к сельскому хозяйству, выяснению закономерностей развития крупных, средних и малых форм агробизнеса во всех экономических аспектах: от землевладения, землепользования, до форм государственной поддержки и защиты внутреннего рынка. Особое значение имеет исследование фермерского уклада, модернизация и развитие которого позволят обеспечить устойчивость аграрного сектора России.

Есть основания считать, что с разработкой и принятием Национальных проектов по конкурентоспособному, устойчивому и безопасному развитию сельского хозяйства политическое руководство России приступило к осуществлению нового курса в аграрной сфере, рассматривая ее в качестве одного из приоритетов. Это делает актуальным изучение и осмысление развития аграрного сектора с позиций достигнутого двадцатилетнего опыта аграрной реформы, что позволяет системно представить условия, проблемы и механизмы модернизации фермерского уклада.

Степень научной разработанности проблемы. Россия, обладая уникальным аграрным потенциалом и будучи, безусловно, аграрной "сверхдержавой" не могла исторически не создать и большие аграрную науку и аграрное образование, научную литературную традицию, в которой нашли отражение практически все основные направления аграрной науки, в том числе и вечная проблематика, "земли и воли", аграрных реформ и революций.

Антикрепостническая и земская реформы второй половины XIX в. в России стали мощным импульсом к развитию аграрной науки, включив земельный и крестьянский вопросы в политическую повестку общества, именно они во многом определили характер и ход русской истории начала XX в. В дореволюционной России проблемы развития сельского хозяйства исследовали блестящие российские ученые Н. Бухарин, С. Витте, А. Градовский, В. Докучаев, К. Кавелин, А. Кизеваттер, В. Ключевский, Н. Кондратьев, Д. Менделеев, Г. Плеханов, Д. Прянишников, П. Столыпин, П. Струве, К. Тимирязев, М. Туган-Барановский, В. Ульянов (Ленин), А. Чаянов и др.

Итогом грандиозной работы научной мысли этого периода был практический опыт проведения аграрной реформы П. Столыпина. В концепции и стратегии проведения этой реформы нашли отражение и научное понимание мотивационной роли земельной собственности крестьян (фермеров), и объективные предпосылки многоукладности на основе различных организационно-правовых форм хозяйствования, значение государственного регулирования и поддержки, роль кооперации и крестьянского (земельного) банка в организации финансирования и земельного оборота.

Социалистический период развития научной мысли в интересующем нас аспекте может быть условно разделен на три этапа. Первый этап – от революции октября 1917 г. до конференции аграрников-марксистов 20–27 декабря 1929 г. в Институте экономики коммунистической академии в Москве, на которой прозвучало выступление И. Сталина, определившего основные направления развития социалистических аграрных форм и отношений и положившего конец общественной и научной дискуссии о путях и формах аграрной реформы. Диктатуре пролетариата нужна была ясная, четкая идея преобразования села, «снимающая» в нем основы мелкобуржуазности, и этой идеей стала коллективизация, крупное, по промышленному организованное производство с государственной собственностью на землю и отчуждаемым, на основе планового полутоварного (условного) обмена между городом и деревней, продуктом. Диктатура этой идеи исключала необходимость крестьянско-фермерского уклада и возможность свободного рыночного обмена.

Выдающиеся российские ученые-аграрники Н. Вавилов, Н. Кондратьев, М. Кубанин, В. Милютин, А. Чаянов были определены как лидеры «буржуазной» и «мелкобуржуазной» школ аграрной мысли и поставлены в один ряд с правыми и левыми уклонистами Н. Бухариным, Е. Преображенским, Л. Троцким. В формировании концепции диссертации использованы некоторые работы авторов этого периода, имеющие непреходящее значение и актуальность вплоть до наших дней: А. Чаянов – "Организация крестьянского хозяйства"; "Что такое аграрный вопрос?"; "Основные идеи и формы сельскохозяйственной кооперации", "Оптимальные размеры сельскохозяйственных предприятий"; Н. Кондратьев – "О крупно-крестьянских хозяйствах. Особое мнение"; "Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции"; В. Медведев – "Кооперация: краткий очерк теории и истории"; Б. Бруцкус – "Аграрный вопрос и аграрная политика"; Л. Литошенко – "Социализация земли в России".

Для понимания духа этого времени, отношения лидеров революции к крестьянам и хозяйству на селе исключительное значение имеют работы Н. Бердяева "Истоки и смысл русского коммунизма", И. Ильина "Русская книга", П. Сорокина "Дальняя дорога", Л. Троцкого "К истории русской революции", И. Сталина "К вопросам ленинизма".

Второй этап заканчивается к началу "перестройки" и может быть определен как этап "большой аграрной науки" о крупном социалистическом, плановом аграрном хозяйстве. Необходимо признать масштабность и теоретическую глубину этой науки. Тысячи ученых внесли огромный вклад в изучение вопросов концентрации и специализации производства, мелиорации и химизации, экстенсивного и интенсивного развития, интеграции и кооперации, структуры АПК, производственной, транспортной, торговой и социальной инфраструктуры, аграрного образования и сельской демографии, сбережения почвы, сохранения сельского культурного наследия и т.д. Назовем только некоторые имена, имеющие особое звучание: А. Барлев, И. Бенедиктов, В. Боев, И. Буздалов, Н. Вознесенский, Г. Галлеев, Е. Емельянов, В. Игнатов, А. Каштанов, Г. Кулик, И. Лукинов, П. Лукьяненко, Н. Макаров, Т. Мальцев, В. Немчинов, А. Никонов, И. Огарков, В. Пешехонов, Б. Пошкус, Н. Римашевская, Г. Романенко, С. Струмилин., А. Тарасов, Н. Фигуровская, В. Фролов, Г. Шмелев и др.

Говоря об аграрной науке, необходимо обратить внимание на одно обстоятельство. Ученые-аграрники (и экономисты в том числе), имея дело с биологическими объектами, стихийно, естественным образом становятся по большей части – эволюционистами. Для них понимание необходимости реформ общественных форм организации было столь же естественным, как и понимание того, что организм, не способный развиваться, совершенствоваться, не способен выжить.

В работах многих ученых этого периода звучит идея необходимости реформ. Партийное руководство прислушивалось к этим идеям, что и подготовило третий этап в развитии аграрной мысли – "аграрную перестройку", стихийно переросшую в аграрную реформу как часть экономической реформы 1990-х гг.

Важно подчеркнуть, что логика "большой" экономической реформы определила логику аграрной реформы. Доминирующими темами исследований этого этапа стали вопросы приватизации земли, реорганизации колхозов и совхозов, возрождения крестьянско-фермерского уклада, включения новых субъектов хозяйствования в рыночные отношения, вопросы продовольственной безопасности форм государственной поддержки аграрного сектора. Значительный вклад в исследование этих вопросов внесли:
Л. Абалкин, В. Алтухов, А. Анфиногентова, Н. Банникова, В. Баутин, В. Башмачников, Л. Бондаренко, А. Зинченко, Т. Игнатова, О. Иншаков, А. Казарез, И. Курцев, М. Лезина, В. Милосердов, В. Овчинников, А. Петриков, Р. Рыбкина, И. Санду, А. Серков, И. Силаев, В. Староверов, В. Тихонов, В. Узун, И. Ушачев, Хлыстун В. и др.

Однако экономические и политические проблемы становления и развития фермерского уклада рассматривались не системно, оставаясь на периферии потока исследований. По-прежнему преобладает взгляд, что данный уклад – стихийно-случайный способ организации сельского хозяйствования. Такой подход сказывается и на организации образовательного процесса. Не случайно программы подготовки, связанные с развитием фермерства, не включены в образовательные стандарты. В большинстве учебников экономики фермерский уклад вообще не включен в систему АПК. Создается впечатление о новом рецидиве "гигантомании", но на сей раз с откровенным лоббированием аграрных и агропромышленных холдингов, построенных на основе латифундистского землепользования.

Цель исследования заключается в разработке теоретической концепции модернизации фермерского уклада на основе системного выявления предпосылок и условий его становления и развития, обоснования механизмов преобразований в аграрной экономике России в контексте социально-рыночной трансформации и модернизации для кардинального повышения его эффективности и обеспечения его конкурентоспособности, устойчивости и безопасности.

Задачами исследования являются:

- анализ теоретических оснований устойчивости крестьянского (фермерского) хозяйства и определение ее внутренних и внешних факторов;

- обоснование экономического содержания и выявление базовых предпосылок формирования фермерского уклада в России;

- исследование особенностей и этапов становления и развития, места и роли фермерства в современной российской аграрной реформе и определение ее отличий в программном, стратегическом, социально-экономическом и организационном плане от аграрной реформы начала ХХ века;

- проведение сравнительного анализа форм развития фермерского уклада в России и в странах с доминирующим фермерским укладом и выявление тенденций его современного развития; определение особенностей аграрно-фермерской политики этих стран, имеющих значение позитивного опыта и для использования в отечественном АПК;

- систематизация хозяйственной деятельности фермерских хозяйств в аналитических разрезах: территориальном (по субъектам Федерации), отраслевой специализации, концентрации земельной собственности и объема выпуска продукции для выявления решающих детерминант формообразования уклада в качестве системного экономического явления современного АПК России;

- анализ экономической структуры фермерского уклада в плане его сегментации на крупные, средние и мелкие хозяйства, системы интересов и противоречий, проблем роста, путей и методов их решения;

- проведение качественной и количественной оценки системы государственной поддержки развития сельскохозяйственного производства и ее эффективности в отношении фермерского уклада и обоснование механизмов осуществления его модернизации;

- прогнозирование вариантов развития фермерского уклада в аграрной экономике России;

- оценка влияния земельной реформы и текущего состояния сельского кооперативного движения на динамику развития фермерского уклада и разработка мер экономической политики по его ускоренной модернизации;

- определение экономических, правовых, социально-демографических условий, ресурсов и факторов устойчивого развития фермерского уклада российского сельского хозяйства;

- обоснование необходимости дальнейшего развития институтов фермерского самоуправления как фактора укрепления фермерского уклада и повышения его функциональной системной и социальной значимости.

Объектом исследования являются экономические и организационно-управленческие проблемы становления, развития и укрепления фермерского уклада аграрного сектора экономики России в условиях ее системной социально-рыночной трансформации 90-х годов XX в. и начала XXI в.

Предметом исследования выступают закономерности, тенденции, формы, противоречия становления, механизмы их разрешения и создания благоприятных условий развития фермерского уклада как органической части многоукладного аграрного сектора экономики России.

Методологическими и теоретическими основами исследования являются фундаментальные работы классиков мировой экономической мысли о сущности аграрной политики, работы отечественных и зарубежных ученых, посвященные историческим, экономическим аспектам развития агрокультуры, крестьянско-фермерским формам хозяйствования и кооперации, их отношениям с государством.

Общим методологическим подходом в диссертационной работе стало сочетание структурного, функционального, генетического, компаративного и междисциплинарного подходов. Это дало возможность исследования проблемы в многообразии ее социально-экономических аспектов, воплощенных в фермерском укладе как динамичной целостной подсистеме аграрного сектора в совокупности всех его общественных связей. Автором активно используется метод исторического и логического анализа в сочетании с методом сопоставления, что позволяет анализировать объект научного исследования, как в его исторической ретроспективе и перспективе, так и в сравнении особенностей его функционирования в различных национальных экономических системах современности.

В качестве информационно-эмпирической базы исследования использованы различные источники информации и оригинальные аналитические материалы: отчеты, справки, аналитические документы центрального офиса АККОР; материалы Аграрного института РАСХН имени А.А. Никонова, в частности: "Методические основы социально-экономического мониторинга аграрной реформы"; "Данные социально-экономического мониторинга аграрной реформы за 1994 г."; аналитические записки В. Мартынова, Р. Янбых, Н. Шагайды, В. Узуна и др.; социологические анкетные и устные опросы, проведенные автором в ходе исследования; полевые наблюдения в рабочих поездках по регионам страны (с 2004 г. по настоящее время в 53 субъектах Федерации и других странах); официальные данные федеральных и региональных статистических органов.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту.

  1. Теория устойчивости мелкого крестьянского хозяйства XIX в., представленная в работах зарубежных (Л. Брентано, М. Гехт, Э. Берштейн, Э. Давид) и русских ученых (М. Туган-Барановский, П. Струве, А. Караваев, В. Чернов и др.), модифицирована в начале 60-х годов ХХ в. под общим названием «Теория устойчивости семейной фермы» и обладает несомненным эвристическим потенциалом для рассмотрения эволюции форм развития сельского хозяйства не только в современных постиндустриальных обществах, но и в России.

Устойчивость семейной фермы обеспечивается двумя группами факторов: внутренними факторами являются – трудолюбие, прилежание, бережливость хозяина-собственника и его семьи как непосредственных участников процесса производства, минимизирующих издержки за счет «секвестирования» своих потребностей. Внешними факторами являются: присущие развитым постиндустриальным обществам системные программы государственной поддержки сельского хозяйства; развитые формы кооперативного движения, создающие эффект масштаба и организованности крупного производства с укреплением конкурентных позиций на рынке; «встраивание» семейных ферм в аграрно-торговые, агропромышленно-торговые организационно-хозяйственные конструкции (аграрные холдинги) в виде исходных производственно-технологических ячеек; наконец, научно-технологический, биотехнологический прогресс и развитый консалтинговый и финансовый сервис, которые позволяют вести успешный бизнес малым формам хозяйственной деятельности.

  1. Аграрный уклад есть совокупность однотипных хозяйствующих субъектов, вносящих значимый вклад в валовой продукт сельского хозяйства страны, близких по основным системным параметрам: содержанию и формам собственности на объекты и интересам их субъектов; объемам обрабатываемой земли, производимой продукции и дохода; уровню и масштабу использования человеческих, технических и материальных факторов производства; институциональному положению, организационным формам и способу ведения хозяйства; причинам противоречий и характеру проблем воспроизводства.

Фермерский уклад современной России сложился стихийно, в процессе трансформационных изменений социально-экономической системы на основе базовых экономических предпосылок, а именно: приватизации земли и основных фондов, сопровождаемых роспуском колхозов и совхозов; развития института свободного предпринимательства, в том числе и в сфере сельского хозяйства; становления рыночных отношений.

  1. Исторически процесс развития фермерского уклада России включает два этапа: до 1917 г. и с 1991 г. (начало аграрной реформы). Связующими элементами двух этапов явились: земледельческая культура как таковая, земледельческая наука и образование, наконец, ЛПХ, сохранившие в значительной степени дух, психологию и культуру семейного крестьянского хозяйства, сельский быт. Это и стало во многом «точками роста» фермерства новой России, в современной эволюции которого можно выделить следующие периоды: 1991–1995 гг. – зарождение фермерских форм хозяйствования; 1995–2000 гг. – развитие фермерства «вширь», превращение в массовое экономическое явление с выраженными признаками специфических интересов, проблем, противоречий и потребностей; с 2000 г. – по настоящее время – переход к решению задач качественного роста уклада, что требует, прежде всего, знания опыта фермерства развитых стран, где не было революционного нарушения процесса его эволюции.
  2. Объектами передового опыта развития современного фермерства были выбраны аграрные экономики США, Германии, Швеции и Финляндии. Критериями отбора стран стали, во-первых, общеэкономические показатели уровня их развития, что включает их в список развитых, постиндустриальных обществ с высоким уровнем продовольственного самообеспечения; во-вторых, ряд специфических особенностей фермерского уклада, существенных для понимания закономерностей его развития. В США, начиная с принятия Гомстед-акта 1862 г., сохраняется семейная направленность организационно-правовой формы уклада и система господдержки и регулирования его развития; в Германии – фермерство в самой крупной экспортно-ориентированной континентальной экономике подчинено директивам единой аграрной политики ЕС; в Швеции и Финляндии - природно-климатические условия, очень схожие с условиями Северо-Европейской части нашей страны, и сильно выраженные социал-демократические акценты в осуществлении аграрной политики.
  3. Господствующими тенденциями современного развития фермерства постиндустриальных стран следует признать следующие направления. Первое – существование целостной, системной, адресной аграрной политики государства с четко обозначенными стратегическими целями, органической связью с доктринами национальной безопасности (в части продовольственной безопасности), социальной ориентированностью решаемых отраслью задач (не только рыночных!) и неоспоримым правом государства на осуществление регулирования отношений аграрно-продовольственного рынка. Второе – развитое аграрное законодательство, учитывающее специфику отношений землепользования, семейной формы организации хозяйства, нарастающей важности экологических аспектов природопользования и все время развивающейся системы господдержки сельского хозяйства в условиях глобализации продовольственных рынков и прессинга требований ВТО. Третье – атрибутивным признаком развитого постиндустриального государства является органически присущая ему и развитая система государственной поддержки сельского хозяйства, акцентированная на содействие малым формам бизнеса, т.е. семейным фермам. В последние десятилетия под воздействием ВТО и давлением Кернской группы поставщиков продовольствия происходит модификация форм и методов господдержки, переход от субсидирования производства к выплатам социального характера, поддержке территориальных муниципальных образований, платежам, мотивированным экологическими аспектами природопользования и сохранения ландшафта. Четвертое – система господдержки сельского хозяйства органически дополняется социальными программами продовольственных талонов для бедных слоев населения, что ведет к расширению спроса, стабилизации цен и сбыту продукции ферм. В определенной степени этот опыт является эталонным для социального государства и может быть адаптирован во всех странах СНГ.
  4. Фермерский уклад показывает высокую степень адаптивности к рыночным сигналам, гибко реагируя на конъюнктуру изменениями производственных программ, специализацией и диверсификацией хозяйственной деятельности. Эта гибкость и вариативность выгодно отличает фермерство как явление малого бизнеса от крупных и сверхкрупных специализированных аграрных образований. По структуре валовой продукции сегодня уже четко прослеживается характер специализации фермерских хозяйств по территории страны: Юг и Черноземье – зерно, свиноводство, птицеводство; Центр и часть Нечерноземья – зерно и животноводство (КРС), Сибирь – животноводство, в районах вокруг крупных городов – овощеводство и молочное животноводство. При общем сокращении поголовья скота в сельском хозяйстве России фермерский уклад только его наращивает во всех сегментах и даже в неурожайные годы.

Условиями интенсификации производства фермерского хозяйства является получение стабильного дохода, что позволяет каждому хозяйству осуществить свою маленькую «семейную» программу модернизации: купить новую технику, более продуктивные породы скота и т.д. Как показывает опыт передовых фермерских стран – это сегодня достигается только при активном государственном регулировании.

  1. Система интересов и противоречий фермерского уклада включает: в сфере земельных отношений – потенциально, наличие в России богатейших земельных ресурсов, реально, ограниченные возможности фондов перераспределения, сдерживающих на местах образование новых и расширенное воспроизводство старых фермерских хозяйств, что на практике проявляется в малоземелье и безземелии; в сфере рыночных отношений – с одной стороны, принципы свободы предпринимательства, а с другой – проблема входа на рынок не столько по причине местного монополизма, сколько криминала, коррупции и слаборазвитой кооперации; в отношениях ценообразования и доходах действует эффект «ножницы цен», особенно рельефно проявляющий себя в динамике роста цен на продовольствие и роста цен на продукцию топливно-энергетического комплекса. В сфере налогообложения недостаточно учтены рентные отношения, что в условиях территориальных масштабов России и разнообразия почвенно-климатических зон имеет особую значимость и не только экономическую, но и социально-демографическую. Проявлением этого является и большая концентрация фермерства в центре и на юге страны и «бегство» сельского населения из Сибири и Дальнего Востока; в социальной сфере на фермерство, как жителей села, распространяется действие исторического противоречия качества и темпов развития города и села, которое значительно усилилось и обострилось в современных, пореформенных условиях. Все эти противоречия объединяет одно обстоятельство – они решаются только при активном регулирующем воздействии государства.
  2. Механизм государственной поддержки фермерского уклада является адресной частью общей системы государственной поддержки сельского хозяйства и частью программ поддержки малого бизнеса. Основным направлением совершенствования практики господдержки является в настоящее время усиление адресности потока мер и средств, направляемых фермерскому укладу, учитывая многоукладность, присущую сельскому хозяйству и противоречивость интересов. Прежде всего, адресность государственной поддержки фермерства должна быть усилена в регулирующих программных документах аграрной политики и аграрного бизнеса, как на федеральном, так и на региональном уровнях власти. Вслед за этим более строгая и четкая адресность должна найти отражение в бюджетном процессе в определении назначений и получателей. Значительно масштабней и эффективней может быть использован институт госзаказа и закупок, а так же инструмент продовольственных талонов для бедных слоев населения. Важными элементами системы господдержки являются агролизинг, страхование рисков и субсидирование процентной ставки по инвестиционным кредитам без чего трудно будет осуществить модернизацию материальной базы фермерских хозяйств.

9. На основе выявленных тенденций развития фермерского уклада построен сценарный прогноз возможной динамики на 2020 г. в трех вариантах: инерционный, умеренного роста и модернизационный. Вариации построены на различиях допускаемых рациональных изменений шести основных факторов: уровня бюджетной поддержки сельского хозяйства, адресной доли поддержки для фермерского уклада; уровня охвата кооперацией фермерских хозяйств; уровня развития рынка земли; уровня доступа на рынки продукции фермерских хозяйств; уровня регулирования цен и доходов.

10. Социально-экономическая и структурно-функциональная идентичность уклада обнаруживает себя в организационном самоопределении и развитии способности общественного представления своих интересов, их защиты, построения коммуникаций социальной солидарности и ответственности, вплоть до участия в работе международных фермерских организаций. Российское фермерство представляет себя обществу через Ассоциацию крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР), активно взаимодействующую с законодательными и исполнительными органами власти на федеральном уровне и партией парламентского большинства. Между Министерством сельского хозяйства России и АККОР действует Соглашение о сотрудничестве, практическая реализация которого позволила поднять вопрос о передаче части компетенций от Министерства АККОРу в соответствии с правовыми возможностями ФЗ «О саморегулируемых организациях России».

Обеспечение эффективного функционирования АККОР предполагает радикальное изменение порядка ответственности участников в финансировании деятельности и переход от решений этапа становления организации к решениям стадии «зрелости», когда уже существует обширный слой стабильно работающих хозяйств с суммарными миллиардными доходами.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

- определены внутренние (трудолюбие, расчетливость хозяина-собственника и его семьи) и внешние факторы (программы государственной поддержки сельского хозяйства; развитые формы кооперативного движения; «встраивание» семейных ферм в структуру крупных сельскохозяйственных предприятий и др.) устойчивости семейной фермы, что позволило обосновать высокую адаптивность и вариативность поведения фермерских хозяйств;

- на основе сочетания институционального и воспроизводственного подходов синтезировано понятие фермерского уклада, который определен как относительно обособленная по параметрам, формам собственности, способу функционирования и интересам субъектов, специфицированная по ресурсам, факторам и результатам производства хозяйственная подсистема национальной экономики, что отражается в характере каждой его единицы;

- критически оценены роль и место аграрной реформы в общем трансформационном социально-экономическом переходе России 90-х годов ХХ в. и начала ХХI в.; раскрыта, с одной стороны, органичность и необходимость аграрной реформы, а с другой стороны – ее противоречивость, непоследовательность, бессистемность в отношении формирования фермерского уклада, которые обусловили стихийность его развития и несоответствие достигнутых масштабов уклада демографическому, экономическому и природно-климатическому потенциалу страны;

- обоснованы этапы, система интересов и противоречий развития фермерского уклада пореформенной России, его эволюционные риски; обобщена практика хозяйственной деятельности фермерского уклада в динамике 1991–2009 гг. с описанием основных тенденций зональной и отраслевой специализации, видов деятельности, состояния основных фондов, привлечения дополнительной рабочей силы, факторов влияния на эффективность хозяйствования;

- выявлены тенденции современного развития фермерства в постиндустриальных странах: совершенствование адресной аграрной политики государства; адаптация аграрного законодательства; развитие системы государственной поддержки сельского хозяйства, акцентированной на содействие малым формам бизнеса; усиление социальной направленности аграрной политики, включая социальные программы поддержки фермерства;

- на основании количественных критериев основных производственных факторов произведена дифференциация фермерских хозяйств и их сегментация на пять категорий: микрохозяйства, малые хозяйства, средние хозяйства, крупные и сверхкрупные хозяйства; доказана возможность отнесения ЛПХ к категории микро и малых семейных фермерских хозяйств, выявлены экономические и правовые причины по которым ЛПХ занимают оппортунистические позиции по переоформлению своего статуса; сформирована принципиальная структурная модель семейной фермы молочно-мясного направления применительно к зональным условиям Нечерноземья и центра России, описаны общеэкономические условия ее успешной деятельности;

- критически оценена действующая система государственной поддержки сельского хозяйства на основе классификации мер (налогообложение, кредитование, субсидирование, компенсации, лизинг, страхование) и их применения к фермерскому укладу вследствие черт дискриминации, неопределенности, бюрократизма, технических барьеров в практике их осуществления;

- выяснены главные причины незавершенности земельной реформы, обстоятельства, препятствующие формированию земельного рынка, необходимого для роста фермерского уклада, условия и меры, способные радикально изменить ситуацию;

- сформирована система механизмов модернизации фермерского уклада в современных условиях, включающая механизмы внутрихозяйственной диверсификации деятельности семейной фермы, развития кооперативного движения как условия повышения эффективности фермерского хозяйства, преодоления низкого уровня технической оснащенности малых ферм и в связи с этим применения лизинга и проката техники в качестве возможных путей решения, усиления адресности господдержки для фермерского уклада, повышения ее эффективности и доступности;

- обоснована необходимость в рамках механизма государственного регулирования более масштабного и системного использования инструмента «национальных проектов», сориентированных на стратегию модернизации сельского хозяйства с учетом настоятельности решения проблем экстенсивного и интенсивного развития фермерства и его хозяйственных единиц как базового элемента прогрессивной сетевой структуры аграрной сферы страны;

- в качестве системной меры косвенной поддержки отечественного аграрного производства аргументировано применение метода бюджетирования, или использования продовольственных талонов для бедных слоев населения с их товарным обеспечением в торговой сети сельскохозяйственной кооперации, и в связи с этой мерой выделены эффекты и последствия для основных субъектов этих отношений;

- проанализировано состояние и эффективность деятельности АККОР как саморегулируемой организации фермерского сообщества России, выявлены просчеты уставной организации и на этой основе разработаны и предложены порядок и система мер по укреплению материальной базы АККОР и совершенствованию его центральных и региональных структур;

- обосновано предложение о наделении АККОР дополнительными организационно-экономическими функциями: мониторинга цен местных рынков продовольствия, проведения опросов с целью выявления эффективности и состоятельности мер государственной поддержки фермерства, оказания ряда консалтинговых услуг, проведения специальных обучающих программ и др.

Теоретическая значимость работы. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в развитии аграрной экономической теории и теории экономико-политических систем, в качестве концептуальной основы изучения аграрных процессов; в развитии методологии исследования закономерностей развития экономических основ и ориентиров гражданского общества на селе в России.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования и частичной реализацией ее результатов:

- в разработке механизмов взаимодействия между АККОР и государственными органами власти на федеральном, региональном уровнях и органами местного самоуправления;

- в формировании структурно-функциональной модели организации деятельности фермерских ассоциаций России;

- в подготовке рекомендаций и предложений при формировании государственных решений в области аграрной политики;

- в образовательных процессах при чтении курсов, связанных с подготовкой кадров для сельского хозяйства.

Выводы и рекомендации автора частично уже реализованы и в дальнейшем могут быть использованы в практике государственного регулирования экономики, а также учитываться в разработке федерального и регионального законодательства по регулированию аграрных отношений. Ряд положений исследования нашли отражение в предложениях АККОР Правительству РФ:

- первому заместителю Председателя Правительства РФ В.А. Зубкову направлены записки «О ходе и результатах реализации Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008–2012 гг. в 2008 году», «О реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК»;

- Министру экономического развития РФ Э.С. Набиуллиной направлены предложения по совершенствованию государственной поддержки субъектов малого предпринимательства на селе;

- Министру сельского хозяйства РФ Е.Б. Скрынник направлены предложения по развитию сотрудничества Министерства сельского хозяйства РФ и АККОР;

- направлены предложения по изменениям и дополнениям в заключение Экспертной комиссии по результатам реализации Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008–2012 гг. в 2009 г.;

- направлены предложения в проект отраслевой целевой программы «Развитие пилотных семейных молочных животноводческих ферм на базе крестьянских (фермерских) хозяйств на 2009–2011 гг.».

- направлены в Правительство РФ записки «О неотложных мерах по развитию АПК», «О повышении эффективности государственной поддержки малых форм хозяйствования на селе», «Об антикризисных мерах по развитию малых форм хозяйствования на селе».

Соответствие диссертации паспорту научной специальности. Отраженные в диссертации научные положения, выводы и результаты соответствуют области исследования специальности 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством (экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами: АПК и сельское хозяйство):

пункту 15.33 "Государственная поддержка и регулирование агропромышленного производства, предприятий и отраслей сельского хозяйства" - систематизация мер государственной поддержки фермерских хозяйств, определение основных направлений ее совершенствования;

пункту 15.40 "Реформирование сельского хозяйства" - оценка роли и места современной аграрной реформы в общем процессе социально-экономической трансформации России;

пункту 15.48 "Экономика, организация и управление крестьянскими (фермерскими) хозяйствами" - определение внутренних и внешних факторов устойчивости и адаптивности фермерских хозяйств, обоснование основных этапов, системы интересов и противоречий развития фермерского уклада в современной России, дифференциация фермерских хозяйств и их сегментация на категории, разработка системы механизмов модернизации фермерского уклада и системы мер по укреплению материальной базы АККОР, совершенствованию его центральных и региональных структур.

Апробация результатов исследования. Основные идеи, выводы и результаты, полученные автором исследования, были обсуждены и приняты в Государственной Думе и Совете Федерации Федерального собрания РФ при подготовке законодательных инициатив и вошли в федеральные законы: "О государственном земельном кадастре", "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", "О внесении изменений в Земельный кодекс РФ", "Лесной кодекс РФ", ФЗ "О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую" и ФЗ "О введении в действие Градостроительного кодекса РФ", "О развитии сельского хозяйства".

Идеи диссертации нашли отражение в выступлениях на ежегодных (2005–2010гг.) научно-практических конференциях в Москве, Санкт-Петербурге, в том числе международных (США (Айова, август 2009 г.); на конференции Ассоциации фермеров и частных землевладельцев Украины (Киев, ноябрь 2009 г.); научно-практической конференции "Роль аграрных реформ П.А. Столыпина" Алтай (Барнаул, август 2010 г.); на съездах АККОР (2005–2011 гг.), где автор ежегодно выступал с докладами, а также участвовал в редактировании решений съездов (стенограммы – в базе данных АККОР).

Публикации. Основные положения диссертации представлены в 32 публикациях по теме исследования общим объемом 92,5 п.л. (авторских 90,05 п.л.), в том числе в 5 монографиях и в 7 научных статьях в журналах и изданиях, рекомендованных ВАК.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, 5 глав, заключения, 10 приложений, списка литературы (278 наименований), включает 46 таблиц, 12 графиков и изложена на 429 страницах.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, характеризуется степень ее разработанности, формулируются цель и задачи, определяются объект, предмет исследования, описываются используемые методологические подходы, излагаются полученные автором результаты, их научная новизна и теоретическая значимость, приводятся сведения об апробации и реализации основных положений диссертации.

В первой главе "Теоретические и методологические вопросы исследования фермерского уклада как объекта системы социально-экономических отношений современного социального государства", рассматриваются различные подходы к исследованию категорий: "фермер", "фермерский уклад" в контексте проводимых в России реформ 1990-х гг.

Анализ категории "фермер" приводит к выводу, что данное понятие в концентрированном виде заключает экономическое, социальное и демографическое содержание. Генетически фермер (фермерское хозяйство) вырастает из классического крестьянского хозяйства в ходе развития рыночных отношений в аграрной сфере. Понятия "крестьянин" и "фермер" скорее синонимы, хотя и не обладающие полной смысловой тождественностью, но обладающие близкородственной морфологией. В основе их лежит деятельность, связанная с производством на земле. Можно говорить, что фермер – это форма модификации крестьянского хозяйства, действующего в условиях капитализма.

Крестьянское хозяйство, основанное на семейном характере организации труда, мотивации, построенной на единстве собственности на землю и произведенный продукт, а также на соединении функций "организатора-хозяина" и "работника" в одном лице, становится фермерским по мере нарастания его товарности. При этом различие между ними кроется, прежде всего, в масштабах деятельности и степени товарности хозяйств. В этом случае крестьянское хозяйство будет ассоциироваться с простым товарным, а фермерское – с развитым товарным хозяйством.

Этот подход дает ключ к пониманию категории "семейная ферма". Это – своеобразный экономический критерий, экономический порог, разделяющий качество и специфику хозяйственной фермы, построенной на собственном труде хозяина-работника, и фермы, использующей наемную рабочую силу.

Важно отметить и такую принципиально важную характеристику крестьянского мелкотоварного хозяйства, как его высокую экономическую устойчивость, выживаемость. Это качество проявилось, в частности, в России 90-х гг. XIX века и начала ХХ века, в период бурного вторжения капиталистических рыночных отношений. Данное качество сохраняется вплоть до наших дней, что подтвердилось и в период мирового финансового кризиса 2008-2009 гг.

Сложная диалектика связей понятий "крестьянство" и "фермерство", отражающая диалектику исторического развития аграрного строя и специфику переходного периода 90-х годов ХХ века, была учтена при разработке и принятии Гражданского кодекса РФ. В главе 3 "Граждане (физические лица), в статье 23, определяется, во-первых, тождественность лиц крестьянского и фермерского хозяйства (а значит понятий "крестьянин" и "фермер"); во-вторых, то, что они наделены одинаковой правоспособностью.

Законодатель России установил равенство прав и обязательств крестьянского и фермерского хозяйства в имущественном гражданском обороте, а вместе с этим и некую формальную тождественность понятий крестьянского и фермерского хозяйства, крестьянина и фермера.

Соседство и свободное экономическое соперничество в одном историческом времени и пространстве различных типов хозяйствования на базе различных форм собственности с одинаковым правом существования и одинаковым, равноудаленным вниманием вертикали власти свойственны смешанной экономике. Использование категорий "уклад", "многоукладность" позволяет отделить (выделить) крестьянско-фермерский уклад от иных типов хозяйствования в многоукладной аграрной экономике России

Под "крестьянско-фермерским" экономическим укладом в диссертации понимается совокупность аграрных хозяйств страны, построенных на частной (индивидуальной) собственности на землю, используемой непосредственно собственником для организации аграрного производства, в котором он выступает и хозяином, и работником с привлечением труда членов семьи (в случае необходимости и ограниченного количества наемной рабочей силы); а также как относительно обособленная по параметрам, формам собственности, способу функционирования и интересам субъектов, специфицированная по ресурсам, факторам и результатам производства хозяйственная подсистема национальной экономики, что отражается в характере каждой его единицы.

Становление "крестьянско-фермерского" экономического уклада шло в ходе аграрной реформы, осуществлявшейся в системе экономической реформы России конца 1980-1990-х гг. Можно говорить о том, что в условиях демократизации общества аграрная наука, аграрная мысль начала возвращаться к своим близким и понятным идейным основам, заложенным в первые десятилетия ХХ века. В то же время вектор трансформационного перехода, его характер, формы и методы в значительной степени определялись господствовавшей во второй половине 1980-х гг. на Западе волне неолиберализма.

По мнению большинства российских ученых-экономистов, России было рекомендовано провести "тотальную" и шоковую приватизацию. При этом приватизация земель сельскохозяйственного назначения рассматривалась как одна из фундаментальных задач экономической реформы, выходя за рамки собственно аграрной реформы. Субъектами приватизации земли должны были выступить бывшие труженики совхозов и колхозов, которые в одночасье превращались в частных собственников – граждан, наделенных правом вести предпринимательскую хозяйственную деятельность в любой организационно-правовой форме, в том числе и в форме крестьянского (фермерского) хозяйства. 

Этап стихийного зарождения и становления фермерского уклада в целом совпадает с завершением переходного периода трансформации. Социалистических экономических отношений уже нет, рыночные капиталистические отношения в основном сложились, стали всеобщими (охватили и аграрные отношения). Но по уровню развития они находятся в своей исходной стадии, более всего соответствующей марксовой трактовке периода первоначального накопления капитала.

Руководствуясь вышеизложенным, мы делаем следующий вывод: – переходный период в целом завершается, но ещё не закончился, а мировой экономический кризис, который особенно сильно ударил по России, не сократит переходный период, но явно удлинит его сроки, граница которого окажется в горизонте 2015–2017 гг.

У села по сравнению с промышленно развитым и активно лоббирующим свои интересы, используя территориальную близость к органам власти  городом всегда были слабые позиции в отношениях с властью. Не стала исключением и ситуация с фермерским (крестьянским) укладом в условиях реформы 1990-х годов, чем она существенно отличается от аграрной реформы П.А.Столыпина. В работе проведен сравнительный анализ этих реформ, который привел к следующим выводам.

Первое – аграрная реформа 1906–1917 гг. приобрела характер национального исторического проекта, вовлекшего все общество. Реформа готовилась публично, имела длительный подготовительный период. Ключевые правовые акты принимались Указами Царя и законами Государственной Думы прямого действия.

Второе – понимание важности земельного вопроса институционально было подкреплено созданием Земельного фонда с отработанными механизмами формирования, с одной стороны, и распределения – с другой.

Третье – для управления процессом решен важнейший институциональный вопрос – создание землеустроительных органов (от Министерства до губернских и уездных комиссий, способных быстро осуществлять землеустроительные работы.

Четвертое – создан специализированный (Крестьянский) банк, способный работать со специфическим клиентом (кредитование под залог земли), наделенный полномочиями по операциям на земельном рынке и обеспеченный государством финансовыми ресурсами, избавляющими банк принимать решения только руководствуясь целью получения прибыли.

Пятое – аграрная реформа включала в себя масштабную программу переселения малоземельных крестьян в восточные, сибирские и среднеазиатские губернии. Под эту программу выделялись ресурсы, позволяющие каждой переселенческой семье (разумеется, среднестатистической) обзавестись хозяйством, обеспечивающим выживание.

Большей части вышеперечисленных пунктов мы не найдем в аграрной реформе 1990-х годов.

На развитие фермерского уклада значительное влияние оказывает государство. Оно призвано регулировать рыночные отношения таким образом, чтобы создать правовые, экономические и социальные условия (в более широком контексте – экономическую среду) для деятельности фермерского уклада. Это делает необходимым внимание к аграрной политике высокоразвитых стран. Комплексу этих вопросов посвящена вторая глава "Современное состояние, проблемы и тенденции развития фермерства в постиндустриальных обществах (США, ЕС, ФРГ, Швеции)".

Анализ опыта развитых аграрных стран показывает приоритетное значение фактора государственной политики в развитии сельского хозяйства. В ней активно используются все обоснованные наукой и проверенные практикой формы и методы системного регулирования как в землепользовании, в сфере производства, так и в торговых отношениях, на зерновых и продовольственных рынках.

Именно такая политика обеспечила поступательное развитие американскому фермерству. Если до середины XIX в. основой американской фермы был ручной труд и простейшие почвообрабатывающие и уборочные орудия, то с 70-х годов, можно говорить о начале первой аграрно-технической революции. Фактически, она стала перманентной, чем разделенной на вторую, третью, четвертую. Спустя 100 лет американское фермерство первым вступило и в "зеленую революцию", которая продолжается по настоящее время.

Яркой страницей аграрной истории США стал "новый курс аграрной политики", который осуществлялся в рамках политики "Нового курса" Ф.Д. Рузвельта, предполагавший государственное регулирование развития сельскохозяйственного производства и продовольственных рынков.

"Новый курс" определил следующие программные направления: регулирование цен с целью обеспечения среднего уровня доходности фермерского хозяйства; доступность кредитов; распределение продовольствия по социальным программам поддержки; субсидирование экспорта сельхозпродукции; инфраструктурное обустройство территорий (электросети, дороги); система страхования сельскохозяйственных культур; развитие аграрной науки и образования, консультационная поддержка; консервация земельных ресурсов.

Данные меры базировались на прочной законодательной базе и были организационно обеспечены, что подробно проанализировано в диссертации. Особое внимание уделяется вопросам деятельности Министерства сельского хозяйства США и соответствующих институтов на уровне штатов.

Благополучие фермерства, продовольственное изобилие и даже перенасыщение в определяющей степени обязано американской системе государственной поддержки фермерства, которая осуществляется по программам, зафиксированным в сельскохозяйственных законах и федеральном бюджете страны.

Принципиальный вывод исследования состоит в том, что аграрная политика США рассматривает в качестве приоритетных объектов регулирования фермерские хозяйства независимо от размеров. Малые фермы не чувствуют себя "обделенными" государственным вниманием. В аграрной политике активно применяются антимонопольные механизмы.

В работе проведен анализ применяемых в США механизмов регулирования сельского хозяйства, в частности, в таких отраслях как молочная и мясная. Четко прослеживается связь практики субсидирования фермерского хозяйства и социального субсидирования бедных слоев населения.

Значительное место в работе уделяется анализу Единой сельскохозяйственной политики (ЕСХП) Европейского союза, целями которой определены: повышение производительности труда в сельском хозяйстве за счет технического прогресса и роста продуктивности; обеспечение справедливых доходов сельхозпроизводителей и повышение уровня жизни сельского населения, развитие сельских территорий; стабилизация продовольственных рынков, гарантированные поставки.

Как показано в диссертации, эти цели достигаются за счет единого рыночного пространства внутри ЕС, механизма скрытого протекционизма "своей" продукции перед импортной (таможенные барьеры и завышенные стандарты безопасности, в силу чего внутренние закупочные цены оказываются выше мировых) и, конечно же, программ финансовой поддержки сельского хозяйства ЕС в объеме 43% общего бюджета (в 2008 г. из 125 млрд. – 54 млрд. евро было выделено на сельское хозяйство). Еще 14-15 млрд. евро ежегодно фермеры стран ЕС получают в виде национальной помощи из своих (национальных) бюджетов.

ЕСХП ЕС носит всеобъемлющий характер. То есть, поддержкой пользуются все виды сельскохозяйственных культур и продуктивных животных. Реализация ЕСХП осуществляется через Европарламент, Совет Европы и Комиссию Европейских Сообществ (КЕС). Основные полномочия в сфере проведения сельскохозяйственной и торговой политики концентрируются в Европейской комиссии.

В диссертационной работе подробно анализируется практика регулирования аграрной сферы стран ЕС – протекционистские меры и санкции в отношении третьих стран, квотирование, субсидирование, осуществление прямых выплат фермерам, регулирование цен, интервенции и т.д.

Исследование показало, что таможенная тарифная система регулирования внешней торговли сельскохозяйственной продукцией ЕС весьма эффективна и осуществляется в соответствии с правилами ВТО. Уровень тарифной защиты сельскохозяйственного рынка в ЕС выше, чем в США. Частичное "закрытие" внутреннего рынка от более дешевого импортного продовольствия обеспечивает фермерам ЕС более высокие закупочные цены, а более высокие цены на продовольствие "закрываются" и более высокой заработной платой и программами социальной поддержки.

Особое внимание в работе уделяется реформе ECXП, начатой в 2003 г., и предполагающей переход от поддержки производства отдельных видов продукции, к несвязанным единым платежам в расчете на отдельную семейную ферму. Подчеркивается, что реформирование ЕСХП ЕС существенно меняет экономическую и социальную роль бюджетного направления "Развитие сельских территорий", особое внимание уделяется вопросам экологии.

Самыми большими бюджетными назначениями являются развитие сельской инфраструктуры (более 2 млрд. евро), создающей нормальные, современные условия быта сельских жителей и новые возможности занятости. Аналогичную роль играет второе по величине назначение – поддержка отдаленных и слаборазвитых территорий (1,1 млрд. евро). Обращают на себя внимание программы поддержки молодых фермеров (126 млн. евро), которая ежегодно увеличивается на 7–8%, и инвестиции в развитие сельскохозяйственных предприятий (252,7 млн. евро), в основном, по переработке сельскохозяйственной продукции и обязательно расположенные в сельской местности.

Важно отметить и факт активного участия в проведении аграрной политики стран ЕС крестьянских (фермерских) организаций («Всемирная фермерская платформа»).

В диссертационном исследовании предметом специального анализа является вопрос о регулировании в ЕС ценообразования в связи с торговой деятельностью сетевых структур. Сети, заявляя жесткие требования к поставкам продукции, стимулируя эти поставки повышенными закупочными ценами, оказывают позитивное воздействие на процессы специализации и концентрации аграрного производства и переработки. И что особенно важно – они стимулируют дальнейшее развитие фермерской кооперации во всех ее формах. Весь вопрос в том, чтобы кооперация нашла в себе силы ответить на эти вызовы и стимулы.

В качестве вывода следует отметить, что европейское сельское хозяйство, и не в меньшей степени североамериканское, в условиях постиндустриального общества развиваются, опираясь на два системных базисных фактора: на рынок и государственную финансовую поддержку. Взаимодействие этих двух факторов – функционально-системное, образующее специфическое качество построения национальной аграрно-продовольственной системы, аграрной политики и аграрных стратегий. Только органическое взаимодействие государственной поддержки и рынка включает фермерские семейные структуры, сельские территории в режиме требований инновационной экономики XXI в.

Детализация проведенного анализа аграрной политики ЕС рассматривается в работе на примере государственной поддержки фермерства  в Швеции и ФРГ. Исследовательский выбор двух стран (из 27 стран ЕС) находит объяснение в следующих критериях. ФРГ – крупнейшая экономика ЕС с мощным аграрным сегментом, эта страна – ведущий торговый партнер России в ЕС. ФРГ – образец современного социального правового государства, а аграрная политика, вне всякого сомнения, является образцовой аграрной политикой в системе экономической политики социального государства.

Опыт Швеции интересен тем, что она представляет не просто развитое европейское социальное государство, но признанную в научном сообществе и в политике (правда, не всеми!) модель социального государства, номинированную как "шведская" или "скандинавская" модель социального европейского государства.

В третьей главе диссертационной работы "Состояние, структура и основные тенденции развития фермерского уклада России" исследованы современное состояние и структура фермерского уклада, этапы его эволюции и тенденции развития в России.

В развитии фермерского уклада прослеживается три этапа: первый – зарождения и экстенсивного роста с 1991 г. по 1995–1996 гг.; второй – освоение среды, формирование связей, интересов и форм социального существования, внутренняя и внешняя идентификация как самостоятельного социально-экономического явления – с 1995–1996 гг. по 2000–2001 гг.; третий этап – выход на путь эволюционного, детерминированного внутренними закономерностями развития – с 2000–2001 гг. по настоящее время. При этом основной массив фермерского уклада сформировался менее чем за 10 лет на основе человеческого фактора постсоветского села (более 90%) и незначительного притока представителей города.

Большую роль на "стартовом" этапе сыграла программа помощи фермерству, инициированная И. Силаевым, позволившая выделить в 1991 г. на цели его становления 1 млрд. руб. При всей важности кредита и господдержки численный рост фермерских хозяйств происходил, в первую очередь, благодаря инициативе самих фермеров. Следует отметить, что государство в то время так и не выработало системной стратегии и тактики поддержки крестьянских (фермерских) хозяйств, впрочем, как и по отношению ко всему сельскому хозяйству. Численность К(Ф)Х с 1996 г. незначительно сокращается. В 2008 г. она составила 253,1 тыс. хозяйств, а вместе с индивидуальными предпринимателями их насчитывалось 285 тысяч.

Однако эта цифра дает искаженную картину. Фактически фермеры существуют в разных организационных формах. Это не только К(Ф)Х – юридическое лицо и ИП, но также ООО, ТОО, ЗАО и другие, по объемам производства относимые к малому бизнесу, а также часть ЛПХ. Некоторое сокращение численности К(Ф)Х, взятое в отношении ежегодно рассматриваемых заявлений о желании создать фермерское хозяйство, установившееся на уровне примерно 5000–6000 (после 2004 г.), говорит о том, что сложилась внутренняя ротация субъектов хозяйствования.

Для понимания характера и проблем развития фермерского уклада особое значение имеет земельный вопрос. Если общая численность хозяйств с 1991 по 2008 гг. выросла примерно в 5 раз, то площадь фермерской земли – примерно в 13 раз, с 2,1 млн. га до 26 млн. га. За весь период существования фермерского уклада не было года, когда бы этот показатель снизился (рис. 1).

К настоящему времени сформировалось осознание необратимости процесса и перспективности уклада в горизонтах будущего экономики страны. В этом – отражение смены приоритетов государственной политики поддержки сельского хозяйства. Уверенность в будущем для предпринимателя является сигналом к расширению производства, что в сельском хозяйстве выражается, прежде всего, в накоплении земли как основополагающей форме накопления капитала.

Рис. 1. Средний размер земельного участка фермерского хозяйства, га

В реализации этого фундаментального экономического интереса фермер России сталкивается сегодня с серьезными проблемами. Важнейшая из них – крайне сложные и дорогие процедуры оформления и регистрации прав на земельные доли. Пройти их могут, как правило, только крупные компании, которые в состоянии нанять квалифицированных юристов для оформления и регистрации земельных участков и оплатить взятки чиновникам.

Все это ведет к "обезземеливанию", а с другой стороны – к концентрации и создания стратегических запасов редких ресурсов собственниками земли с возможным выводом ее из оборота в рамках новых латифундий, новых помещиков. Такого рода тенденции имеют место и в фермерском укладе. Если взять децильное соотношение, то картина получится просто потрясающая: 10% микроферм принадлежит 0,15% общей площади земли, в то время как 8,4% принадлежит 78,9% земли или 23,1 млн. га из 29,3 млн. га! К этим цифрам следует добавить почти 50 тыс. хозяйств (17,2%), заявляющих себя в качестве фермерских, но не имеющих земли. Самая большая группа хозяйств, образующих серединную группу и составляющих 53,5% всех К(Ф)Х, имеют только 22% всех земель и в среднем на одно хозяйство около 40 га.

Реальным путем выхода из этой ситуации является активное включение государства в процесс земельных преобразований. Их необходимо проводить, руководствуясь главным принципом – формирование современных земельных отношений должно вестись в интересах земледельца – фермера.

Представляет интерес ситуация с использованием трудовых ресурсов в связи с развитием фермерского уклада (таблица 1). В целом сектор сельскохозяйственных организаций (СХО) превосходит К(Ф)Х и ИП по этому показателю почти в 5 раз. Однако и количество предприятий этого сектора, и площади земельных угодий, и численность занятых работников сокращаются, в то время как в малых предприятиях эти показатели увеличиваются.

Таблица 1

Трудовые ресурсы крестьянских (фермерских) хозяйств

и индивидуальных предпринимателей

(на 1 июля 2006 г.; тысяч человек)

Крестьянские (фермерские)

хозяйства и индивидуальные предприниматели

в том числе

крестьянские

(фермерские)

хозяйства

индивидуальные

предприниматели

Численность работников хозяйств – всего,

в том числе:

553,5

470,2

83,3

члены хозяйств (включая глав хозяйств), индивидуальные предприниматели

242,0

220,7

21,3

члены семей глав хозяйств, не зарегистрированные как члены крестьянского (фермерского) хозяйства

68,5

68,5

х

наемные работники, занятые на постоянной основе

119,8

87,8

32,0

временные и/или сезонные работники

123,2

93,2

30,0

Более 70% К(Ф)Х прибегают к найму рабочей силы, как на постоянной основе, так и сезонной, практически в соотношении один к одному. Частично это находит объяснение в составе и структуре типичной сельской семьи, сложившейся к началу ХХI века. Демографический аспект в развитии фермерского хозяйства чрезвычайно важен как в экономическом, так и социальном значении. Ограниченность трудового потенциала семьи несет в себе ограничения по организации производственного процесса и ограничения по росту бизнеса.

Экономическая состоятельность той или иной формы хозяйствования находит отражение, прежде всего, в результатах производства.

Рис. 2 Объем валовой продукции К(Ф)Х в фактически действовавших ценах, млрд. руб. (до 1998 г. – трлн. руб.)

Фермерский сектор вместе с личными подсобными хозяйствами, многие из которых являются по своей сути фермерскими, производят более половины всего продовольствия страны.

За последние 10 лет объем фермерского производства в сопоставимых ценах вырос на 193,5%. В целом по сельскому хозяйству – на 45,1%. Темпы роста в фермерском секторе в 4,3 раза выше, чем по отрасли. В 1991 г. фермерские хозяйства произвели 181 тыс. т зерна. В 1993 г. – уже 5145 тыс. т, в 2001 г. – 9364, в 2005 г. – 14306, в 2008 г. – 23068 тыс. т. Если в 1991 г. удельный вес фермеров в производстве зерна составлял 0,2%, то в 2008 г. уже 21,3%. В 2008 г. фермеры дали стране почти 30% подсолнечника. Его производство возрастает ежегодно. За последние 10 лет производство этой важнейшей технической культуры в К(Ф)Х выросло в 4 раза. Производство сахарной свеклы выросло в 3,4 раза, картофеля в 4,6, овощей – в 5,1 раза.

Фермерский сектор единственный из всех укладов АПК не только не допустил сокращения поголовья скота, но из года в год прибавляет его численность. С 2000 г. по 2008 г. в фермерских хозяйствах поголовье свиней выросло с 398 тысяч до 812 тыс. голов, крупного рогатого скота с 533 тысяч до 1246 тысяч, коз и овец с 852 тысяч до 6196 тысяч голов. Продолжился рост поголовья и в годы экономического кризиса 2008–2010 гг.

Соответственно растет в фермерском секторе и производство животноводческой продукции. Скажем, в производстве молока крестьянские (фермерские) хозяйства обеспечили за период с 2000 по 2008 гг. рост с 568 тысяч тонн до 1353 тысяч – в 2,4 раза.

В то же время необходимо учитывать, что частично фермерские структуры "укрылись" в организационно-правовой форме малых предприятий, а другие в форме ЛПХ. Именно поэтому целесообразно расширительное толкование "фермерского уклада" в российском сельском хозяйстве. Малые формы хозяйствования и крупные (товарные) ЛПХ, на наш взгляд, это те же фермеры. Но, повторим, их продукция не идет в зачет фермерам, не считается фермерской. Поэтому необходим корректный и обоснованный шаг в учетно-статистической практике включение в фермерский уклад (как часть смешанной экономики) крупных и малых сельхозпредприятий, товарных ЛПХ.

Новая аграрная политика предполагает активную государственную поддержку сельского хозяйства. В работе проведено сопоставление соответствующих данных, приводимых различными ведомствами. Расхождения, причем существенные идут практически по всем регионам, где есть более или менее развитое сельское хозяйство.

Кардинальное улучшение государственной учетно-статистической деятельности в сфере фермерского уклада возможно при более ясном четком юридическом определении понятия фермерского хозяйства в соответствующем Федеральном Законе и установленной этим же законом классификации по характеру собственности, труда, организации производства и масштабам фермерских хозяйств, позволяющей подвести его под признаки и критерии деятельности и малые предприятия, и крупные ЛПХ.

В диссертации предложена классификация фермерских хозяйств: по количеству земли в собственности, по характеру используемого труда, по объему получаемого дохода фермерские хозяйства могут быть разделены на три категории.

Первая категория – микроферма: в собственности от 1 до 5 га земли; используется только трудовой потенциал семьи (всех или части членов семьи), наем рабочей силы носит сезонный и непостоянный характер; доход на уровне показателей социального прожиточного минимума принятого в стране.

Вторая категория – малая и средняя ферма: в собственности от 5 до 110 га земли; не менее 80% трудовых затрат обеспечивает участие семьи фермера; производство носит товарный характер.

Третья категория – крупное фермерское хозяйство: в собственности более 110 га земли, но не более 1000 га; глава хозяйства и члены семьи непосредственно участвуют трудом в производстве, однако более 50% трудовых затрат обеспечивается постоянным и сезонным наймом рабочей силы; производство носит товарный характер.

Полагаем, что за пределами 1000 га в пользовании хозяйства и с наймом, обеспечивающем более 80% трудовых затрат, хозяйство превращается в капиталистическое аграрное предприятие, цель которого – получение прибыли с использованием такого специфического капитала как земля и природными рисками.

На превращение сельского домохозяйства в фермерское хозяйство существенное значение будут оказывать два доминирующих фактора. Политическая стабильность и устойчивый экономический курс – первый фактор, решающий, и второй – формирование универсального (единого) налогового и кредитного (поддерживающего) режима для ЛПХ и малых фермерских хозяйств.

В диссертации проведен анализ технического обеспечения, состояния инфраструктуры, отраслевой и региональной специализации, экономической эффективности фермерского хозяйства. Делается вывод, что фермерский уклад представляет собой зону "хронического недоинвестирования".

В фермерской шкале приоритетов развития на стадии первоначального накопления на первом месте находятся инвестиции (вложения) в землю, затем в технику, затем удовлетворение потребностей семьи и только за этим, все остальное. Вот почему так важна на этой стадии (первоначального накопления) государственная поддержка фермерского уклада.

Благодаря экономии электроэнергии, экономному расходованию ГСМ, сокращению внесения удобрений, особенно в тех хозяйствах, где отдача низкая, фермерам удалось сохранить прибыльное производство. В связи с использованием старой техники возросли расходы на запчасти, что и понятно – 80% всей тяжелой техники имеет возраст более 10 лет. Российское государство должно предпринять чрезвычайные меры по исправлению ситуации в техническом базисе сельскохозяйственного комплекса. Разумеется, особую роль должен сыграть лизинг. Деятельность "Рослизинга" должна быть перестроена радикально: из системы "выколачивания" прибыли из аграрных хозяйств он должен стать системным инструментом модернизации технической базы российского сельского хозяйства.

Проблемы технического обеспечения и доступа к ресурсам производственной инфраструктуры К(Ф)Х и ИП нашли определенное отражение в Государственной программе "Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008–2012 годы". Здесь активно используется инструмент субсидирования процентной ставки по кредитам (займам). Программа содержит еще один, хорошо обозначенный целевой пункт – "Комплекс мер по технической и технологической модернизации основных фондов в сельском хозяйстве». К сожалению, этот подраздел программы проработан весьма схематично и условно. В нем нет ни финансового обеспечения под реализацию этого направления, ни выделенных ресурсных назначений для К(Ф)Х.

Исследование отраслевой и региональной специализации, показывает, что в целом фермерский уклад демонстрирует высокую товарную специализацию, реагируя на сигналы отраслевых региональных рынков, обеспечивая динамику их и собственного роста. Различные виды фермерских хозяйств во всех регионах, подчиняясь этим сигналам, оперативно осуществляют структурные сдвиги, меняют, ориентируясь по ним, структуру производства и объемы используемых ресурсов.

В большинстве отраслей сельскохозяйственного производства фермеры способны создавать успешные хозяйства, предлагая рынку большую часть товарной продукции. Как показывает опыт США, где малые фермы дают около 40% товарной продукции КРС, и российские фермеры способны освоить эту, ныне убыточную, продуктовую нишу российского рынка. Последнее десятилетие показывает, что для этой отрасли не найдены формы производства, соответствующие рыночным условиям. Приблизить КРС к траве, к пастбищу наиболее удобным хозяйственным способом может только фермерское хозяйство. И российское фермерство сделает это рано или поздно: рано – с помощью государства, поздно – самостоятельно.

В целом же, анализ ситуации показывает следующие основные проблемы, стоящие на пути российского фермерства: нерешенность земельного вопроса, недостаточная господдержка фермерства, неразвитость сельскохозяйственной потребительской кооперации, слабое информационно-консультационное обслуживание, социальная незащищенность фермеров.

В четвертой главе диссертационного исследования "Вопросы институционального обеспечения, государственной поддержки и кооперирования в развитии фермерского уклада России" проанализированы институциональные основы функционирования фермерского уклада, меры государственной поддержки и механизмы осуществления его модернизации.

В целом за годы реформ 1991–2005 годов в России сложилась развитая система регулирования экономических отношений фермерского уклада, которая включает в себя основные блоки (части). В диссертации выделяются институциональные условия развития фермерства, связанные с совершенствованием гражданско-правовых, налогово-бюджетных аспектов его деятельности, таможенного права в части защиты аграрного внутреннего рынка и осуществления мер разумного протекционизма, и другие формы государственного регулирования.

Институт фермерства сложился, сегодня он находится в стадии совершенствования на основе обобщения опыта реального хозяйствования.

Прежде всего, необходимо внести в Гражданский кодекс и в ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве", изменения, определяющее понятие К(Ф)Х как юридического лица, и через описание существенных признаков (экономических, социальных, демографических) произвести стратификацию семейного фермерского хозяйства, крестьянского хозяйства и ЛПХ.

Необходимо произвести консолидацию законодательных актов о крестьянском (фермерском) хозяйстве и ЛПХ в одном акте – "О фермерском, крестьянском и подсобном хозяйстве граждан", и тем самым выделить по родовому признаку индивидуального (семейного) хозяйства, основанного на личном труде, специфический сектор экономики, в отношении которого государство применяет специальные отношения и меры поддержки.

Для совершенствования земельных отношений требуются дополнения, ужесточающие ответственность за соблюдение принятых норм регулирования отношений, особенно на региональном и местном уровнях. В связи с этим было бы оправданным принятие Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации". В нем предусмотреть преимущественное право К(Ф)Х на выкуп обрабатываемой ими земли, существенное упрощение процедуры межевания, кадастровой оценки и регистрации участков; механизм предоставления фермерам кредита с рассрочкой на 20 лет на выкуп арендуемой ими земли, введение прогрессивного земельного налога на необрабатываемые и превышающие допустимые размеры площади и формирование механизма изъятия земли у собственников, если она не используется по назначению в течение 2-х лет, применение специального налога при земельных спекуляциях.

Система господдержки сельского хозяйства сложилась в определенной степени под влиянием господствующих в развитых странах форм и технологий, учитывающих требования условий ВТО. В последние годы господдержка растет, но является для малых форм хозяйствования труднодоступной, малоэффективной и недостаточной. По России только 8,8% К(Ф)Х получили субсидированные кредиты. А в целом господдержка К(Ф)Х, по нашим оценкам, составляет 2,5% от общей суммы выделяемых средств. Фермеры плохо информированы о господдержке, очень сложны процедуры ее оформления.

Ситуация в значительной мере могла бы быть улучшена принятием следующих мер. Целесообразно внести в Бюджетный кодекс уточнение о распределении средств, выделенных на поддержку АПК, установив отдельной строкой средства на поддержку крестьянских (фермерских) хозяйств. В соответствии с этим обеспечить принятие нормативных документов Правительства РФ и субъектов РФ, направленных на поддержку АПК, включая субсидирование процентной ставки по кредитам. Изменить порядок выдачи субсидий по кредитам для К(Ф)Х и выдавать им кредиты с учетом субсидированных процентных ставок.

Учитывая уже сформировавшуюся зерновую специализацию значительной части фермерских хозяйств и значение ценовых характеристик для устойчивого развития этого направления, в существенной доработке нуждается регулирование государственных зерновых интервенций, особенно порядка их проведения, который сегодня все больше выражает интересы зерновых трейдеров, а не производителей. В связи с чрезвычайной важностью зернового хозяйства в деле продовольственной безопасности страны, в диссертации обосновывается целесообразность разработки и введения в действие Федерального закона "О порядке осуществления государственных интервенций на зерновом рынке", предусматривающего создание специального государственного (федерального) регулирующего органа, необходимой инфраструктуры и права распоряжения соответствующими бюджетными назначениями.

В законе также могли бы найти отражение и определение нижнего и верхнего пределов цен на зерно с учетом рентабельности его производства, использование механизма интервенционных торгов для регулирования цен в этих рамках, осуществление государственных закупок под залог зерна, произведенного в К(Ф)Х и находящегося на складах, преимущественное право товарных интервенций для удаленных территорий, производящих сельхозпродукцию, применение для этих территорий принципа квот по видам сельхозпродукции для нужд государства в регионах и осуществление ее закупки по фиксированным, обеспечивающим средний уровень рентабельности (зональной) ценам, что, как показало исследование, широко применяется в ЕС.

В качестве модернизационного механизма в сфере кредитования в работе обоснованы изменения в Государственную программу развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции сырья и продовольствия на 2008–2012 гг. Для этого целесообразно увеличить сроки инвестиционных кредитов для животноводства с 8 до 15 лет, включить в число объектов кредитования приобретение построенных ранее и неиспользуемых сельскохозяйственных объектов, а также строительство подъездных путей к объектам недвижимости товаропроизводителей на селе.

Отношение государства к кооперативному движению пока остается неадекватным и не соответствует роли и значению этой институциональной формы в развитии индивидуальных (семейных) мелкотоварных форм хозяйствования. Игнорируется как опыт прошлого российской кооперации в развитии крестьянского хозяйства, так и зарубежный, в частности, европейский, где фермерство и кооперация образуют системное единство, и меры государственной поддержки сельского хозяйства охватывают фермерское хозяйство посредством поддержки кооперации.

Без активной государственной поддержки процесс развития кооперации будет идти медленно и болезненно, тормозя и развитие фермерства. В связи с этим полагаем необходимым принятие ряда срочных мер:

Первое – предоставление государством помощи в размере 50% на организационное, техническое и инженерное обустройство сельскохозяйственных потребительских кооперативов. К примеру, на Украине государство взяло на себя обязательство на 90% покрывать расходы при создании обслуживающих кооперативов.

Второе – освобождение кооперативов от налогов на прибыль и имущество.

Третье – выкуп государством и передача потребительским кооперативам перерабатывающих, сервисных и иных предприятий аграрного сектора, прежде всего тех, которые обанкротились либо бездействуют. Это успешно делается в Индии, Бразилии и других странах, показывая хорошие результаты.

Четвертое – подготовка государством кадров для работы в сельскохозяйственных потребительских кооперативах, введение в вузах специальности "сельскохозяйственная потребительская кооперация".

Проведенный анализ показывает, что в неудовлетворительном состоянии находится сегмент информационно-консультационного обслуживания фермеров. Отечественный и зарубежный опыт доказывает, что консультационная помощь – одно из действенных средств развития сельского хозяйства, и окупаемость инвестиций в эту сферу обеспечивается ростом эффективности самого производства.

На современном этапе эта работа на местах поручена сотрудникам региональных и муниципальных органов. Но их штат крайне мал, мотивация и знание проблем фермеров – недостаточны. Механизм совершенствования информационно-консультационного обслуживания предполагает увеличение объемов бюджетного финансирования консультационной помощи К(Ф)Х, передачу АККОР функции по оказанию информационно-консультационной помощи фермерам на принципах частно-государственного партнерства.

Наконец, нельзя не обратить внимания на вопросы социальной незащищенности фермеров и членов их семей. В связи с этим необходимо, прежде всего, ввести в "Общероссийский классификатор профессий рабочих, должностей служащих и тарифных разрядов" категории – "глава К(Ф)Х" и "член К(Ф)Х". Это существенно укрепит трудовые и социальные права фермера, в частности по вопросам оформления инвалидности, социального и пенсионного страхования. Вслед за этим необходимо решить проблему постановки на учет и зачисления взносов членов фермерских хозяйств в Фонд социального страхования, а также изменить порядок и методику начислений в Пенсионный Фонд главам и членам К(Ф)Х.

Заключительная, пятая глава диссертации "Развитие институтов и саморегулируемых организаций фермерства" посвящена вопросам фермерского самоуправления в России.

Становление фермерского уклада в условиях трансформационного перехода 90-х годов XX века осуществлялось в сложной конкурентной среде соперничества различных организационно-правовых форм, выраставших из колхозно-совхозного строя России, в неблагоприятной институциональной среде вокруг первых крестьянско-фермерских хозяйств. Формальное признание крестьянско-фермерского хозяйства со стороны государства и фактическая дискриминация этой формы хозяйствования на местах – важнейший фактор самоорганизации фермерского сообщества.

Вторым фактором самоорганизации являются вопросы экономического выживания в рыночной среде, во многом отмеченной несправедливой конкуренцией, требующие для своего решения вмешательства государства.

Наконец, третий фактор – это растущее осознание фермерами необходимости активной государственной поддержки фермерского уклада России, что невозможно достичь без лоббирования корпоративных интересов, а значит завоевание внимания со стороны органов власти и признания в АККОР партнера, способного к конструкционному диалогу.

Наибольшую заинтересованность в укреплении Ассоциации проявляют фермеры, относимые к категории среднего уровня, для которых одинаково остро стоят вопросы землепользования, кредитования, реализации продукции и доходности. Сформировалась тенденция роста рядов организации, прежде всего, в регионах с повышенным уровнем специализации производства, а значит и большей зависимости доходности хозяйства от рыночной конъюнктуры.

Доминирующими вопросами, выносимыми на обсуждение форумов Ассоциации в последние годы, были: меры государственной поддержки в сфере кредитования (субсидирование процентной ставки); порядок осуществления государственных интервенций на рынке зерна; регулирование деятельности торговых (заготовительных) посредников и допуск на рынки; меры тарифной политики по ограничению импорта продовольствия. Нарастает важность вопросов по модернизации технической базы фермерского хозяйства и в связи с этим усиления мер государственной поддержки агролизинга.

Как показывает опыт развитых фермерских стран, взаимодействие саморегулируемых фермерских организаций с государственными органами власти и, прежде всего, с Министерством сельского хозяйства осуществляется в духе доктрины социального партнерства и на основе правового акта (договора или соглашения) о партнерстве. Данный акт делает возможным передачу определенных исполнительных компетенций по регулированию отношений от Министерства (государства) сообществу (саморегулируемой организации), при этом предусматривается и соответствующий порядок материального обеспечения этих компетенций.

Объем, характер и перечень передаваемых компетенций регулируется законодательством (не соглашением сторон) о государственных органах власти страны, и во всех случаях государство сохраняет за собой (в лице Министерства) надзорную функцию за исполнением передаваемых компетенций.

Непременным условием установления таких отношений между фермерской ассоциацией и Министерством является уровень функциональной зрелости Ассоциации. Это предполагает, во-первых, охват Ассоциацией квалифицированного большинства (не менее 70% численности) фермерского сообщества, что позволяет представлять и защищать интересы большинства, и только это делает легитимными ее решения; во-вторых, материально-финансовую обеспеченность Ассоциации, что позволяет ей нести "нагрузку" по исполнению регулирующих функций, не попадая под спонсорское влияние.

АККОР в настоящее время не соответствует еще этим требованиям, особенно в части материального и финансового обеспечения. И если с расширением рядов фермерства в первичных (районных) организациях АККОР процесс имеет позитивную, устойчивую динамику, то финансирование деятельности АККОР на основе исполнения обязательств по членским взносам представляется еще трудно выполнимой задачей, требующей больших организационных и просветительских усилий руководства АККОР. В этой работе очень важно донести до сознания основной массы фермерства России идею о том, что в рыночной среде, где остро конкурируют интересы различных сфер, групп, слоев экономики, важно иметь свою лоббирующую структуру, способную работать профессионально и эффективно, а это требует затрат, инвестиций. Важно также понимание того, что содержание организации должно обеспечиваться за счет самих членов этой организации, через внесение соответствующих взносов, которые устраняют "спонсорский эффект влияния" и обеспечивают независимость и самостоятельность позиций АККОР.

Произведенные расчеты показывают, что потенциал членских взносов фермеров России сегодня таков, что при должном исполнении членских обязательств оказался бы способным обеспечить продуктивную работу всех предусмотренных Уставом управленческих подразделений и структур АККОР и, что немаловажно, активно представлять АККОР в международных фермерских организациях.

В Заключении диссертантом сформулированы общие выводы и предложения, имеющие теоретическое и практическое значение для разработки действенных мер развития фермерского уклада и превращения его в эффективный сектор устойчивого развития экономики России.

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Публикации в журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ

1. Плотников В.Н. Российское фермерство: состояние и перспективы развития / В.Н. Плотников // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2011. – № 3. – С. 16–20. [0,5 п.л.].

2. Плотников В.Н. Фермерство: состояние и перспективы / В.Н. Плотников // Экономист. – 2011. - №6. - С. 77-82. [0,8 п.л.].

3. Плотников В.Н. ВТО и пути совершенствования господдержки фермерского хозяйства Росси / В.Н. Плотников // Аграрная наука. – 2011. - № 2. - С. 2-4. [0,5 п.л.].

4. Плотников В.Н. ЛПХ: большие проблемы малых хозяйств / В.Н. Плотников // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 3. Экономика. Экология. - 2010. - № 2 (17). - С. 89-95. [0,5 п.л.].

5. Плотников В.Н. Фермерское хозяйство крепнет / В.Н. Плотников // Экономика сельского хозяйства России. - 2010. - № 3. [0,5 п.л.].

6. Плотников В.Н. Аграрная реформа в России: столыпинский опыт и современные проблемы фермерства / В.Н. Плотников // АПК: экономика, управление. - 2010. - № 12. [1 п.л.].

7. Плотников В.Н. Консалтинговые услуги фермерским хозяйствам ФРГ / В.Н. Плотников // Экономика сельского хозяйства России. - 2010. - № 11. [0,8 п.л.].

Монографии

8. Плотников В.Н. Фермерский уклад России / В.Н. Плотников. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2011. - 247 с. [11,7 п.л.].

9. Плотников В.Н. Фермеры и государство / В.Н. Плотников. - М.: Брейн Принт, 2010. – 107 с. [5,1 п.л.].

10. Плотников В.Н. Крестьянская борозда на политическом поле / В.Н. Плотников. – М.: БрейнПринт, 2008. – 336 с. [16,0 п.л.].

11. Плотников В.Н. Без деревни нет России / В.Н. Плотников. – М.: Алмаз, 2007. – 352 с. [16,8 п.л.].

12. Плотников В.Н. Нам жить одной судьбой / В.Н. Плотников. – Волгоград: ГУ «Издатель», 2003. – 384 с. [18,3 п.л.].

Статьи в научных журналах, сборниках и других изданиях, брошюры

13. Плотников В.Н. Мировой продовольственный кризис. Уроки для России / В.Н. Плотников, А.Г. Пузановский. - М.: ООО «Брейн Принт», 2011. - 72 с. [3,4 п.л./1,7 п.л.].

14. Плотников В.Н. Российский фермер: социально-экономический портрет / В.Н. Плотников. - М.: ООО «Брейн Принт», 2009. - 48 с. [2,3 п.л.].

15. Плотников В.Н. Закон о торговле / В.Н. Плотников // Агрокредит. - 2009. – № 9. [1 п.л.].

16. Плотников В.Н. Как поднять село / В.Н. Плотников // Деловой крестьянин. – 2005. - № 12. [0,6 п.л.].

17. Плотников В.Н. Экономические основы правового регулирования рыночного оборота сельскохозяйственных земель / В.Н. Плотников, В.Р. Беленький // Экономика развития региона: проблемы, поиски, перспективы. Ежегодник. Выпуск 3. - Волгоград: Издательство Волгоградского государственного университета, 2003. - С. 405-417. [1 п.л./0,5 п.л.].

18. Плотников В.Н. Законодательное обеспечение продовольственной безопасности / В.Н. Плотников // Продовольственная безопасность России - М.: Издательство ФГНУ «Росинформагротех», 2002. [0,8 п.л.].

19. Плотников В.Н. Земля России - национальное богатство / В.Н. Плотников // Имущественные отношения в Российской Федерации. - М., 2002. - № 2. - [0,5 п.л.].

20. Плотников В.Н. Земля России – национальное богатство / В.Н. Плотников //Экономика сельского хозяйства. - 2002. - № 2. [0,5 п.л.].

21. Плотников В.Н. Земля России. Выступление. / В.Н. Плотников // Материалы I Всероссийского земельного конгресса "Земля России: экономика, право, собственность". - М., 2001. [0,2 п.л.].

22. Плотников В.Н. В спорах о купле-продаже земли опасны крайности / В.Н. Плотников // Деревня – это совесть России. – М.: Издательский дом «Галерия», 2001. [0,4 п.л.].

23. Плотников В.Н. Сельхозтоваропроизводителям - единый налог / В.Н. Плотников // Агро-информ. - М., 2001. - № 33. [0,5 п.л.].

24. Плотников В.Н. О качестве импортного продовольствия. Доклад. / В.Н. Плотников // Материалы парламентских слушаний. – М.: Издание Государственной Думы, 2001. – 64 с. [3,0 п.л.].

25. Плотников В.Н. Основные положения программы исследования региональной специфики многоукладного аграрного землепользования / В.Н. Плотников // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 3. Экономика. Экология. Выпуск 6. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2001. - С. 92-96. [0,3 п.л.].

26. Плотников В.Н. Государство самоустранилось от регулирования рыночных процессов / В.Н. Плотников // Агро-информ. - М., 2001. - № 28. [0,3 п.л.].

27. Плотников В.Н. Дебаты о земле в Государственной Думе 1994-2000 гг. / В.Н. Плотников, В.И. Черноиванов // Документы и материалы (в двух книгах). Кн. 1. – М.: Издание ГОСНИТИ, 2000. [0,5п.л./0,25 п.л.].

28. Плотников В.Н. Уроки земельных преобразований в России / В.Н. Плотников // Федеративные отношения и региональная социально-экономическая политика. – М.: Институт экономики и управления в промышленности, 2000. [0,3 п.л.].

29. Плотников В.Н. Аграрная политика государства и ее законодательное обеспечение / В.Н. Плотников // Материалы семинара представителей законодательных органов и органов исполнительной власти субъектов РФ. – М.: Издание Государственной Думы, 2000. – 64 с. [3,0 п.л.]. 

30. Плотников В.Н. Регулирование земельных отношений в России / В.Н. Плотников // Природные ресурсы -национальное богатство России. – М.: Изд-во Российского университета дружбы народов, 2000. [0,7 п.л.].

31. Плотников В.Н. Направления регулирования земельных отношений в России / В.Н. Плотников // Природные ресурсы – национальное богатство России. – М.: Издание Государственной Думы, 1999. [0,5 п.л.].

32. Плотников В.Н. Кто будет кормить Россию завтра? / В.Н. Плотников // Диалог. - М., 1996. - № 5-6. [0,2 п.л.]. 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.