WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Кузьмин Антон  Юрьевич

МОДЕЛИРОВАНИЕ  ДИНАМИКИ

РАВНОВЕСНЫХ ВАЛЮТНЫХ КУРСОВ

08.00.13 - Математические и инструментальные

методы экономики

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Москва

2011

Работа выполнена на кафедре «Математическое моделирование экономических процессов» ФГОБУВПО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации».

Научный консультант:  доктор экономических наук, профессор

Дрогобыцкий Иван  Николаевич

Официальные оппоненты:        доктор экономических наук

Евстигнеев Владимир Рубенович

доктор экономических наук, профессор

Лебедев Валерий Викторович

доктор экономических наук, профессор

Лихтенштейн Владимир Ефраимович

Ведущая организация:         ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет имени  М.В. Ломоносова»

Защита состоится «05» октября 2011 г. в 10:00 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 505.001.03 при ФГОБУВПО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации» по адресу: 125993, Москва, Ленинградский просп., д. 55, ауд. 213.

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном зале Библиотечно-информационного комплекса ФГОБУВПО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации»  по адресу: 125993,  Москва, Ленинградский просп., д. 49, комн. 203.

Автореферат разослан «  » 2011 г. и размещен на официальном сайте Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации: http//vak.ed.gov.ru

Ученый секретарь совета Д 505.001.03,

кандидат экономических наук, доцент                                        О.Ю. Городецкая

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.  В открытой экономике валютный курс является ключевым инструментом валютной и денежно-кредитной политики. Выступая в качестве подлежащего коррекции параллельного или вторичного целевого ориентира проводимой экономической политики, он системно воздействует на другие макроэкономические переменные. Государственные органы, что закреплено в том числе и законодательно, активно используют валютный курс как важный рычаг для достижения комплексных же­лаемых результатов, направленных на стабилизацию экономики, в том числе ее реального сектора, выход на траекторию устойчивого экономического роста, регулирование  платежного баланса страны и уровня инфляции.

При этом весь комплекс мер по возможному регулированию инфляции во-первых, тесно связан с регулированием валютного курса, во-вторых имеет одни с ним факторы воздействия. Это показывает,  что проблемы, связанные с инфляционными процессами  и валютным  регулированием, лежат в одной плоскости. Значительная часть комплексных исследований этих вопросов осуществляется в интересах национальных и наднациональных центральных банков и международных  валютных организаций. Проблематика  инфляционного  регулирования в тесной  взаимосвязи  с переходом к полной конвертируемости российского рубля поднимались в посланиях Президента  РФ Д.А. Медведева и экс-Президента  В.В. Путина Федеральному Собранию РФ, в неоднократных выступлениях министра финансов А.Л. Кудрина и председателя Центрального банка России С.М. Игнатьева, что подчеркивает важность решения этих вопросов, определяющих интеллектуальный уровень развития нации, с  истинно научных позиций.

В то же время, как  в краткосрочном, так и в долгосрочном периоде валютный курс напрямую влияет на реальный сектор экономики, экспортно-импортные и инвестиционные потоки. Расширение участия России в мировой торговле и, как следствие, увеличение объемов операций в иностранных валютах подняли проблему позиционирования национальной валюты в мировой валютной системе. Валютный курс рубля стал одним из важнейших параметров, оказывающих влияние на мотивацию хозяйствующих субъектов, так как на мик­роэкономическом уровне движение валютного курса через механизм формирования относительных  международных конкурентных преимуществ оказывает влияние на мировые торговые потоки и, опосредованно, на потоки капитала через создание  благоприятного инвестиционного  климата. В частности, практика подтверждает, что благоприятные для  российских экспортеров конкурентные позиции приводили к росту физического и стоимостного объема экспорта и увеличению  предложения валюты на внутреннем рынке. Таким образом, в современных условиях обоснованная курсовая политика государства играет центральную роль в общей системе мер народнохозяйственного управления. При этом  с одной стороны резкие колебания курсов, значительные эффекты перелива,  влияние зарубежных шоков и, с другой стороны, затормозившиеся лишь в последнее время процессы глобализации, либерализации, информатизации рынков капитала и финансовых инструментов привлекают пристальное внимание исследователей к проблемам формирования равновесных значений курсов.

В этом отношении заслуживает внимания тот факт, что согласно классификации Международного  валютного фонда Россия относится к странам с жестко управляемым плаванием национальной  валюты без предопределенного диапазона колебаний. Для данной классификационной группы режимов валютного курса характерны значимость курсовой политики  центральных банков и особое внимание к динамике номинального валютного курса. При этом после завершения валютной либерализации режим курса российского рубля стал смещаться в сторону режима независимого плавания, которого придерживаются в первую очередь развитые страны. В свою очередь для данной классификационной группы характерна направленность валютных интервенций на сглаживание и предотвращение колебаний курса, не соответствующих динамике фундаментальных макроэкономических факторов, и формирование значения валютного курса определяется исходя из соотношения спроса и пред­ложения валют на основе рыночного механизма.

Таким образом, для ограничения негативного влияния  непредсказуемых  колебаний валютного курса, которому отводится центральное место в макроэкономической политике, основные усилия должны быть направлены на приведение курса  к равновесному состоянию.  В этом случае в значительной степени возрастает важность проведения среднесрочного анализа динамики равновесного валютного курса. В данной работе под равновесным валютным курсом понимается  показатель, уравновешивающий платежный баланс и спрос и предложение валют на валютно-финансовом рынке, в зависимости от значений основных макроэкономических де­терминант. Как итог, в современных условиях возрастает практическое  значение моделирования равновесных курсов в целях совершенствования обоснованной курсовой политики  центральных банков. В целом же моделирование динамики валютного курса, являющегося одним из основных  макроэкономических показателей развития страны,  можно рассматривать как ключевой фактор развития  теоретических и практических экономических знаний.  Безусловно, все данные положения справедливы в отношении не только рубля, но и практически любой бивалютной пары и вовлеченных в процесс регулирования валютных курсов государственных органов. Особую значимость это также приобретает для основных мировых валют, образующих фундамент  мировой  экономики  и  мировой  валютной системы.

Степень разработанности темы исследования. Теоретические исследования общих проблем фундаментального равновесия нашли свое отражение еще в трудах представителей классической школы Ж. де Малинса,  Дж. Милля, Д. Рикардо,  Д.Юма, Г. Касселя, заложивших основы подхода к макроэкономической стабильности открытой экономики, включая простой вариант монетарного подхода к  платежному балансу и к оценке  валютного курса.

Дальнейшее существенное развитие вопросы оценки равновесного валютного курса получили в работах С. Александера, Б. Баласса, Р. Баррела, Дж. Вильямсона, П. Кларка, Р. Лукаса, Р. МакКиннона, П. Масона, Дж. Мида,  М. Миллера, Р. Нурксе, П. Самуэльсона, С. Рен-Льюиса, Т. Свана, Р. Трайона, Р. Харрода, использовавших имитационные и аналитические методы моделирования, в том числе связанные с вычислением реального курса, совместимого с макроэкономическим равновесием внутреннего и внешнего балансов.

Проблемы  влияния девальвации и ревальвации курса национальной  валюты на  торговый и  платежный балансы, включая нелинейные эффекты, временные лаги и механизм формирования кризисных ситуаций  в экономике,  исследовались М. Бахмани-Оскоуи, М. Голдстейном, Р. Дорнбушем, Д. Бакусом,  П. Кехоу, Ф. Кидлэндом, П. Кругманом, Р. Купером, А. Лернером, Ж. Маркезом,  А. Маршаллом, Е. Мендозой, А. Моди, Л. Риччи, Й. Тинбергеном,  M. Фельдстейном, А. Хусейном. Однако необходимо отметить, что однозначного решения проблема  влияния условий торговли на  внешний баланс пока не имеет.

В теории детерминации валютного курса на основе структурного макроэкономического моделирования значимые  результаты  получены в формальных экономико-математических моделях В. Брансона, К. Вефа, Х. Джонсона,  Р. Дорнбуша, Г. Кальво, П. Koури, Р. Макдональда, У. Маккиббина, Р. Манделла, Дж. Мортона, М. Муссы, М.  Обстфельда, Л. Оханиана, А. Разина, К. Рогоффа, Дж. Сакса, А. Стокмана, М. Тэйлора,  М. Флеминга, Я. Френкеля, П. Хупера и др., в которых выведены формулы, определяющие структурную зависимость курсов от базовых макроэкономических де­терминант. Данные результаты широко использовались в работах Е. Альберолы, М. Волгенанта, М. Волнара, Д. Гоша, Т. Греннеса, Б. Гудвина, С. Датта, В. Дропси, Б. Кемпа, Б. Кима, Р. Клариды, Й. Клостерманна, П. Лоулера, Ф. Лэйна, Р. Макдональда, Н. Марка, М. Мерша,  Р. Миза, С. Мо,  Д. Наца,  А. Паскуаля, Д. Рапача, Д. Сала,  Дж. Стейна,  Л. Тэйлора, Б. Шнаца,  М. Чинна, Т. Чаулдри, Я. Ченна, Й.-В. Чюнга при проведении эконометрического моделирования валютно-финансовых рынков и динамики валютных курсов.

Значимые результаты исследования данных проблем содержатся в работах отечественных ученых Е.В. Балацкого, В.А. Волконского, С.В. Дубовского, О.В. Дынниковой,  В.Р. Евстигнеева, Ю.В. Ермолаевой, С.Н. Журавлева, В.П. Журавского, С.В. Козловой, А.А. Кугаенко, А.И. Кузовкина, Ю.П. Лукашина, А.С. Лушина, С.Р. Моисеева, М.А. Панилова, В.С. Панфилова, А.А. Первозванского, Л.А. Стрижковой, Г.Ю. Трофимова,  А.В. Холопова и др. Им удалось  существенно развить методы анализа применительно к прогнозно-аналитическим оценкам динамики валютного курса рубля.

Механизм  влияния различных мер валютной и денежно-кредитной политики на экономический рост исследован в работах Р. Барро, Л.  Бола, И. Голдфейна, Д. Гордона, Г. Камински, Ф. Карамацци, Дж. Кейнса, Ф.Кэгэна, С. Лизондо, А. Минеллы, Ф. Мишкина, Р. Морено, К. Рейнхарта, М. Савастано, Р. Сальгадо, Дж. Стиглица, Дж. Тобина, А. Фраги, С. Шармы, Н. Шеридана,  К. Шмидта-Хеббеля,  и  в  отечественной  научной литературе в трудах А.Г. Аганбегяна, В.А. Бывшева, В.В. Геращенко, И.Н. Дрогобыцкого, М.В. Ершова, С.М. Игнатьева, А.Н. Илларионова, В.К. Конторовича,  Л.Н. Красавиной, М.С. Красса, А.Л. Кудрина, О.И.  Лаврушина, В.В. Лебедева, В.Е. Лихтенштейна, Я.М. Миркина, А.В. Навоя, В.Я. Пищика, В.В. Попова, С.Г. Синельникова-Мурылева, А.Д. Смирнова, А.В. Улюкаева, Ю.Н. Черемных, М.А. Эскиндарова и др. Исследования выявили тесную взаимосвязь проблематики регулирования инфляции и валютного курса с позиций системной согласованности целей и инструментов макроэкономической политики и устойчивой динамики валютного курса.

При этом степень разработанности теоретико-методологического аппарата исследования равновесного валютного курса применительно к изучению динамики курсов рубля и основных мировых валют с макроэкономических позиций представляется недостаточной. С  позиций  структурно-аналитического моделирования  в значительном большинстве известные модели экономической теории не могут обес­печить адекватными результатами оценки уровня равновесного реального или номинального курса, так как они основаны на принципах отклонения курса от устойчивого состояния. Валютный курс выражается не  в условиях  равновесия  валютно-финансового рынка, а в  условиях предпочтений индивидов на основе той или иной степени соответствия поведения курса теории паритета покупательной способности (ППС).  Структурно анализ валютного курса ограничен рамками текущего баланса. Изменения баланса текущих операций  и  показателя конкурентных преимуществ выражаются в терминах изменений валютного курса. Однако именно роль курса в процессе регулирования  внешнего баланса (по любому из определений)  и роль показателя конкурентных преимуществ  в конкретных внешнеторговых потоках  (и, частично  в потоках капитала, выражающихся, прежде всего в форме прямых  иностранных инвестиций) требует обратного рассмотрения. 

Таким образом, существует настоятельная потребность дальнейшего совершенствования инструментария для прогнозно-аналитических оценок динамики равновесных валютных курсов (в том числе рубля) в целях разработки регулирующих мер валютной политики, обеспечивающих снижение уровня макроэкономической нестабильности на национальном и наднациональном уровне. Для решения этих задач необходимо создание экономико-математических моделей, учитывающих максимально широкий круг макроэкономических агрегатов и позволяющих количественно оценивать динамику равновесных валютных курсов рубля  и основных  мировых  валют в зависимости от изменений фундаментальных факторов.

Цели и задачи исследования. Целью исследования является разработка теоретико-методологического подхода к измерению равновесного валютного курса и создание  на  его  основе  системы многофакторных динамических  моделей,  в совокупности позволяющих вывести формулы структурной зависимости курсов от конечных макроэкономических показателей.

Для достижения данной цели в работе были поставлены и решены следующие задачи:

  • разработка и теоретическое обоснование концептуального подхода  к оценке равновесного валютного курса, позволяющего провести моделирование равновесных валютных курсов рубля  и основных  мировых  валют;
  • построение системы многофакторных экономико-математических моделей динамики равновесных курсов равноправных стран и выведение итоговых структурных  зависимостей применительно к изучению курсов основных  мировых валют;
  • проведение теоретического и экспериментального обоснования на экономико-статистических данных внутренних функциональных зависимостей моделей на основании анализа используемых методов структурного экономико-математического моделирования поведения номинальных и реальных  валютных курсов;
  • исследование теоретических результатов моделирования применительно к анализу тенденций развития мировой валютной системы в кратко- и долгосрочном плане и разработка в рамках моделирования частного теоретико-методологического  подхода к исследованию спекулятивных атак на национальную валюту, основанного на динамике движения капитала;
  • построение системы многофакторных экономико-математической моделей динамики равновесного курса рубля и выведение итоговых структурных  зависимостей курса национальной  валюты;
  • верификация и апробация результатов моделирования на экономико-статистических данных (в том числе на данных экономики России), анализ полученных результатов и разработка методических рекомендаций практического применения моделей с целью совершенствования курсовой политики  центральных банков;
  • разработка графического и модельного инструментария исследования влияния различных мер макроэкономической политики  на динамику инфляционного процесса с позиций системной  согласованности целей и инструментов политики и равновесной динамики валютного курса.

Объектом исследования является сфера валютно-кредитных отношений и ее участники, включая  государственные органы и корпоративный сектор, в процессе выработки и принятия ими финансовых стратегических  и тактических решений.

Предметом исследования выступает механизм формирования равновесного валютного курса в выбранной многоуровневой системе макроэкономических агрегатов- детерминант,  определяющих валютный курс на конверсионном рынке в первую очередь с позиций  динамики процесса.

Теоретический и методологический аппарат исследования. Исследование проводилось в полном соответствии с фундаменталь­ными положениями  экономической теории и национального счетоводства.  Полученные в диссертации результаты опираются на последние достижения науки в области международной экономики и валютно-кредитных отношений, экономики государственного сектора, макро- и микроэкономического моделирования, теории валютного курса,  эконометрического  моделирования, прикладной математики, нашедших отражение в трудах российских и зарубежных ученых. Выявление базовых детерминант, определяющих поведение валютного курса, исследование их функциональных зависимостей и построение динамических экономико-математических моделей проводилось с позиций системного анализа и его конкретных воплощений в математических и инструментальных методах экономики.

При решении отдельных задач в работе использовались классические методы исследования операций, математического анализа,  теории вероятностей, элементы регрессионного и факторного анализа. Интерпретация решений и разработка методических рекомендаций проводилась с использованием различных взаимодополняющих методологических подходов, включая ситуационный анализ, интерактивное  моделирование,  методы экспертных оценок, финансовый мониторинг,  а также инструментальных средств, поддерживающих реализацию исследовательских процедур и лучшую визуализацию информационно-фактологического материала.

Информационно-эмпирическая база исследования формировалась на основе результатов исследований и официальных данных, отраженных в печатных изданиях и в сети Интернет.  Источниковую базу исследования составили материалы Федеральной службы государственной статистики (Российского статистического агентства), Государственного таможенного комитета, Центрального банка России, ММВБ, национальных и наднациональных центральных банков и международных  валютных организаций, таких как ЕЦБ, ФРС, МВФ, информационных агентств Финам,  РосБизнесКонсалтинг, Reuters, Bloomberg и другие экономические данные, представленные в общепризнанных  статистических бюллетенях, сборниках и обзорах, использовались положения действующего законодательства и нормативно-правовые документы России.

Научная новизна работы заключается в создании комплекса взаимосвязанных моделей динамики равновесных  валютных курсов на множестве широкого круга макроэкономических агрегатов, включающего детерминанты экспортно-импортных операций и движения капитала, показатель конкурентных преимуществ, индекс потребительских цен, индекс фактических экспортных цен,  индекс реального валового внутреннего продукта и др., и получение новых итоговых структурных  зависимостей курсов от ключевых конечных макроэкономических детерминант.  Наиболее важные результаты исследования, составляющие его научную новизну, состоят в следующем.

1. Разработана концепция  формирования  равновесного  валютного курса на  конверсионном рынке, учитывающая внешнеторговые  операции, движение  капитала и иные составляющие платежного баланса. Концептуально для изучения динамики курса рубля, а также других валют с той или иной степенью плавания модели строятся в соответствии с позиционированием национальной валюты в мировой валютной системе  и фактическими условиями функ­ционирования мирохозяйственных отношений по принципам моделирования относительной соразмерности  экономик и равноправности отношений стран-контрагентов. В рамках данной концепции  с  системных позиций определены и обоснованы ключевые факторы динамики равновесных  валютных курсов. При этом  широкая  система  макроэкономических  детерминант, их комплексное изучение с оригинальных позиций отличают предложенные модели, основанные на  едином концептуальном подходе к определению  равновесия  валютного  курса и единой методологии моделирования,  от известных моделей поведения валютного курса экономической теории.

2. Разработана обобщенная многофакторная экономико-математическая модель  динамики валютного курса равноправных стран, в рамках которой: определены и обоснованы функциональные зависимости промежуточных детерминант экспортно-импортных операций и движения капитала; создан  вариант модели с линейными ограничениями на потоковые функции; на  основании выведенных аналитических зависимостей получены результаты, которые позволили содержательно  проанализировать динамику  курсов  ряда основных  мировых валют по отношению друг к другу в контексте предложенной концепции равновесной  динамики. Результаты моделирования позволили теоретически с позиций макроэкономического подхода обосновать  некоторые важные тенденции, наблюдаемые в мировой экономике: эффект Харрода-Баласса-Самуэльсона, фундаментальное несоответствие значений валютных курсов  теории  паритета покупательной способности.

3. Разработана обобщенная  многофакторная экономико-математическая модель динамики валютного курса рубля в условиях наличествующих откликов на изменения  международных конкурентных преимуществ функциональных зависимостей промежуточных детерминант, в рамках которой: определены и обоснованы функциональные зависимости промежуточных детерминант экспортно-импортных операций и движения капитала в контексте особенностей механизма ценообразования экспортной  продукции российских компаний; верифицированы на реальных данных экономики России  зависимости стоимостных объемов импорта, экспорта и иных составляющих текущего баланса; выведены формулы динамики равновесного валютного курса рубля в зависимости от ключевых макроэкономических детерминант, которые исследовались в контексте тенденций, протекающих на внутреннем валютно-финансовом рынке. Данные  формулы определяют структурную  зависимость курса и набор конечных детерминант, необходимых для решения  вопросов динамики валютного курса. При этом построенный  равновесный валютный курс рубля удовлетворяет условиям динамического среднесрочного макроэкономического равнове­сия в условиях завершения валютной либерализации.

4. Разработаны  комплексные многостадийные методические рекомендации  по применению моделей на практике для количественного анализа динамики валютного курса с целью совершенствования курсовой политики  центральных банков для выявления, предупреждения  и преодоления возможных кризисных ситуаций в экономике, в рамках которых процедурно выделяются: методика критеризации  выбора начальной точки  периода исследований; процедура построения усеченного индекса средних фактических экспортных цен; процедуры настройки и нахождения внутренних параметров моделирования. Применение  данных  рекомендаций к анализу экономики России и динамики курса рубля  позволило с формальных позиций  количественного анализа сделать вывод о значительном влиянии  Центрального банка России на процесс курсообразования и оценить эффективность курсовой политики. Проведенный анализ внешнеэкономических  операций  и динамики валютного курса рубля позволил предложить и  обосновать коридор разрешенных  отклонений курса рубля к доллару США с порогом девальвации/ревальвации для своевременного выявления признаков финансовой нестабильности. 

5. Разработан инструментарий анализа макроэкономической динамики  и  соответствующего ей уровня реального равновесного курса на основе оригинального  совмещения  адаптированных классических  диаграмм.  На этой основе исследованы различные варианты макроэкономического стимулирования, в первую очередь малоинфляционной политики стран с положительным темпом  ростом экономики; проведен  анализ ситуаций, характеризующихся системным несоответствием динамики макроэкономических показателей, выводящими всю систему из состояния общего экономического равновесия. С позиций данного инструментария предложена типологизация валютной политики и макроэкономической динамики в России и за рубежом.

6. Построена модель зарождения и развития инфляции на основе системы  базовых макроэкономических  показателей. В качестве одного из основных результатов  выведена формула зависимости темпа инфляции от темпа роста денежной  массы и темпа экономического роста. Влияние различных мер макроэкономической политики  на динамику инфляционного процесса исследовано в тесной взаимосвязи с проблематикой  таргетирования инфляции,  валютного  регулирования  с позиций  системной  согласованности целей и инструментов макроэкономической политики и равновесной динамики валютного курса.

Практическая значимость исследования определяется разработкой прикладного инструментария, включающего модели, алгоритмы, методики, рекомендации, и заключается в том, что ее положения могут быть полезными  при решении широкого круга стратегических задач в валютно-финансовой сфере. В частности, использование предложенной модели динамики курса рубля даст возможность выработать государственным органам, вовлеченным в процесс регулирования валютного курса, предупреждающие меры, позволяющие избежать давления на национальную валюту и, в особых случаях, кризиса платежного баланса страны. В  общем виде выявление структуры зависимости валютного курса от своих основных факторов позволяет значительно упростить процесс выработки обоснованных управленческих решений по регулированию валютного курса и выяснить причины возникшего на валютном рынке давления на рубль, приводящего к нежелательной шоковой девальвации. 

Данные модели имеют существенные преимущества в виде обоснованного количественного  измерения курсов  перед  результатами  экспертных оценок, применяемыми во многих финансовых институтах, и могут использоваться всеми участниками валютного рынка - инвестиционными и финансовыми компаниями, коммерческими банками, внешнеторговыми фирмами, валютными биржами и др. - в том числе  в коммерческих целях для прогнозно-аналитических  оценок динамики курсов рубля и ряда основных мировых валют  и для прогнозирования кризисных ситуаций. Таким образом создается встраиваемый  в систему мониторинга финансовой стабильности инструмен­т, позволяющий следить за основными тенденциями развития финансового рынка и заблаговременно выявлять валютные факторы, которые могут вызвать общую финансовую нестабильность. При этом процедуры  моделирования необходимо рассматривать в тесной взаимосвязи с анализом  динамики  внутренних зависимостей  экспорта и импорта, иных составляющих платежного баланса, динамики изменений золотовалютных резервов России с системных позиций при проведении валютной и денежно-кредитной политики.

Апробация  и внедрение работы. Основные положения и результаты данной работы, докладывались и нашли отражение в материалах Международной научно-практической конференции «Информационно-аналитическое обеспечение управления» (Финакадемия, октябрь 2009 г.); Международного «круглого стола» «Валютные союзы» (Финакадемия, октябрь 2009 г.); 5-й Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы экономики, социологии и права» (АНК «Международная академия финансовых технологий», март  2010 г.); 8-ой Международной конференции «Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации» (ФГОУ ВПО «Московский  государственный университет им. М.В. Ломоносова», май 2010 г.); Международной научно-практической конференции «Проблемы совершенствования финансовой, денежно-кредитной и валютной политики в целях инновационного  развития экономики России» (Финакадемия, апрель 2010 г.); Всероссийской конференции «Прогнозирование финансовых рынков» (ГОУ ВПО «Государственный университет – Высшая школа экономики»,  май 2010 г.); Всероссийской научно-практической конференции «Системный анализ в экономике – 2010» (Финуниверситет, ЦЭМИ РАН, научный совет ООН РАН, ноябрь 2010 г); Всероссийской научно-практической конференции «Глобализация финансово-экономического регулирования: решения Саммитов «Группы 20» и участие России в их реализации» (Финуниверситет, апрель 2011 г.).

Результаты  исследования внедрены и используются в деятельности валютного отдела и отдела межбанковских операций ОАО «РУСИЧ ЦЕНТР БАНК».

Материалы исследования, его результаты и рекомендации внедрены и используются в научно-исследовательской деятельности Института финансово-экономических исследований Финуниверситета и в научно-исследовательской деятельности Института макроэкономических исследований Минэкономразвития Российской Федерации.

Материалы исследования используются в преподавании учебной дисциплины «Экономико-математическое моделирование» кафедры «Математическое моделирование экономических процессов»  Финуниверситета и учебных дисциплин «Инвестиционный анализ» и «Корпоративные финансы» на магистерской программе «Экономика и финансы» Экономического факультета ФГОБУВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации».

Публикации. По теме диссертации опубликовано 28 работ общим объемом 56,1 п.л. (весь объем – авторский), в том числе 2  монографии объемом 23,6 п.л.  и 11 статей объемом 7,7 п.л., опубликованных в журналах, определенных ВАК.

Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка использованной литературы, приложений и содержит 349 страниц основного текста (общий объем 358 страниц), 33 таблицы, 18 рисунков, 210 наименований библиографических источников.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ ДИССЕРТАЦИИ

В диссертации рассмотрены ключевые меры валютного регулирования, которые используются в мероприятиях правительств и центральных банков, направленных на стабилизацию экономики и достижение устойчивого экономического роста. При этом обоснована важность анализа регулирования движения капитала и регулирования валютного курса с учетом их взаимовлияния, что позволяет выделить движение капитала в один из основных факторов динамики валютного курса. Данный анализ невозможно  провести без изучения и широкого обобщения совокупности правовых, экономических и финансовых норм и традиций, институциональных особенностей, сложившихся на различных сегментах международного валютного рынка и основное внимание уделяется опыту валютного регулирования, накопленному за рубежом и применимому в России.

Исследованы концептуальные подходы к формированию  равновесного валютного курса в рамках общего  макроэкономического  равновесия, что диктуется  необходимостью выявить набор фундаментальных детерминант поведения валютного курса, определяющих значение равновесного курса в среднесрочном периоде. В этом контексте исследованы общеметодологические проблемы валютной политики и проведен анализ важнейших факторов, влияющих на валютный курс. В первую очередь выделены основные фундаментальные факторы: движение капитала,  внешнеторговые потоки, внутренний  выпуск товаров и услуг, показатель конкурентных (сравнительных) преимуществ и др.  Проанализированы многофакторные экономико-математические модели поведения номинальных и реальных  валютных курсов, явившиеся теоретической основой для разработки авторских моделей валютных курсов. Исследованы системы де­терминант курсообразования, используемые методы моделирования, структура результатов и форма их представления. В критике моделей указываются ограничения их использования.

В диссертации для изучения динамики курса рубля, а также других валют с той или иной степенью плавания предложено определение валютного курса e  как  усредненное взвешенное по  объемам в иностранной валюте значений курсов Nпроведенных сделок  на валютном рынке за определенный период времени:

                                        (1)

где - соответственно  валютный курс, сумма в иностранной валюте, сумма в отечественной валюте i-ой сделки и, таким образом, . Тогда суммированием по i можно получить:

.                         (2)

       Как итог, средневзвешенный  за  определенный  период  времени валютный курс равен отношению сумм средств в отечественной и иностранной валютах, обращающихся на внутреннем валютном рынке в течение этого периода, и в терминах вышеизложенного с разделением операций по счетам текущих операций и движения  капитала:

,               (3)

где: I - спрос в национальной валюте на иностранную со стороны импорта товаров и услуг,

  Е - предложение иностранной валюты со стороны экспорта,

  К-, К+ - соответственно  сумма средств  оттока (спроса в национальной валюте на иностранную) и притока (предложения инвалюты)  по счету движения капитала. 

В условиях предложенного подхода макроэкономическая позиция обрела микроэкономическое обоснование. Уравновешивающий платежный баланс курс можно представить как усредненное взвешенное по объемам в иностранной валюте значений курсов проведенных сделок  на внутреннем валютном рынке.        На данном этапе по построению формула (3) не зависит от временного горизонта анализа и верна в общем виде для любой рыночной бивалютной пары. Данный подход позволил на формально-логическом уровне включить в анализ такой определяющий мировую экономику фактор, как потоки капитала, а также средства, проходящие по счету текущих операций и счету изменения официальных золотовалютных резервов.

Необходимо отметить, что структурные изменения в мировой торговле и на валютно-финансовых рынках и наличествующие реальные диспропорции оказывают значительное влияние на подвижность валютных курсов и их отклонения от равновесных значений.  Как итог, появляются такие определяющие мировую торговлю факторы, как  создание конкурентных преимуществ резидентов одной страны перед другими благодаря механизмам изменения реальных курсов, на которых базируются решения микроагентов. Относительные цены  и затраты являются важными факторами условий торговли и международных преимуществ, путем которых реальный валютный курс  имеет  тенденции  к возвращению  к своему равновесному значению.

Моделирование динамики равновесного валютного курса рубля основано на  методологии изучения поведения валютного курса относительно малой экономики, приспосабливающейся под остальной мир.  На основе относительных международных конкурентных преимуществ и  потоков по счетам платежного баланса страны построена двухпериодная модель динамики курса рубля к  доллару  США  и обоснована  корректность данного подхода. Проведена разработка инструмен­тария в рамках обобщенной  модели  динамики равновесного валютного курса рубля для того, чтобы учесть возможные отличающиеся величины откликов на изменения  относительных  международных конкурентных преимуществ.

Рассмотрена двухпериодная модель в периоды времени t и t-1. В  долларовых ценах объем валюты Е в период t, пришедший на внутренний валютный рынок как выручка за экспорт товаров и услуг, равен:

,                  (4)

где:

- индекс реального совокупного выпуска (например, реальный ВВП),

- индекс потребительских  цен,

- индекс средних фактических экспортных цен

x, z  - настраиваемые параметры.

При этом в рамках этой модели объем валюты, поставленной на внутренний рынок в период t, определяется физическим объемом экспорта, который зависит  от условий торговли, представленных близкой к реальному  валютному курсу величиной , на основе решений производителей-экспортеров  в  предыдущий  период времени t-1. Член формулы (4) отражает факт, что физический экспорт является частью совокупного выпуска, который усредняется. Неотрицательный показатель  показывает «несколько больший» рост экспорта по сравнению с импортом как функцию совокупного выпуска, что происходит из-за ограниченности внутреннего спроса и, таким образом,  необходимости все возрастающую часть совокупного выпуска реализовывать за счет экспорта. Метод усреднения совокупного выпуска не должен оказывать существенного влияния на конечный результат из-за незначительности колебаний переменной Q в среднесрочной перспективе по сравнению с возможными изменениями других макроэкономических индексов.

Следует подчеркнуть, что  выбор между ценообразованием в валюте про­изводителя или потребителя оказывает влияние на трансмиссионный механизм передачи экзогенных шоков на валютный курс. Классичес­кий подход теории  открытой  экономики  исходит из предположения о том, что номинальные цены устанавливаются в валюте экспортера-производителя. Однако  ряд  эмпирических исследований выявил, что во многих случаях цены устанавливаются не в валюте производителя, а в валюте потребителя. В этом отношении в целях данного исследования особую важность представляет механизм ценообразования экспортной  продукции российских компаний, основанный на ценах основных мировых сырьевых бирж,  во многих случаях номинированных в  долларах  США. 

Исследование проводилось, в том числе, в рамках 1997-1999 и 2007-2009 гг. в целях охвата  периодов времени (порядка 20 месяцев) начала и разворачивания сильнейших за последние полтора десятилетия кризисных процессов, с которыми столкнулись мировая экономика и валютная система, имеющих в первую очередь валютно-финансо­вый генезис и значительно повлиявших и на развитие российской экономики. Сравнительная динамика индексов номинального фактического экспорта Ex(факт.) и расчетного индекса экспорта Ex(расч.), вычисленного по формуле (4), исследовалась в вышеуказанные периоды в предположении . Использовались данные внешнеэкономических операций по методологии платежного баланса, проводимые по кредиту торгового баланса (экспорт товаров), баланса услуг (экспорт услуг), баланса инвестиционных доходов (доходы к получению). 

Для достижения указанной цели решалась следующая оптимизационная  задача с использованием метода наименьших квадратов с нормировкой исследуемых  величин:

,

где - нормированные  отклонения. 

В результате  ее решения  в период декабря 2007  г. -  июня 2009 г. получено  значение z=0 при использовании в качестве основной  детерминанты курсообразования (Q)  индексов  выпуска  продукции товаров и услуг по  базовым видам экономической  деятельности (далее ИВТУБВ) и реального ВВП. Рис. 1 показывает сравнительную динамику индексов российского фактического и расчетного экспорта при проведении двухмесячного сглаживания. 

Верификация динамической зависимости  российского экспорта в августе  1997 г. - марте 1999 г., рассчитанной в соответствии с формулой (4)  при использовании индекса реального ВВП при заданном z=0,5 дала также хороший результат. В процессе верификации динамических зависимостей  экспорта и  импорта согласовывались  значения  параметра х  в указанные периоды. Они составили х=0 для периода декабря 2007  г. -  июня 2009 г. и х=0,5 для периода августа  1997 г. - марта 1999 г.

Рис. 1 -  Индексы  фактического и расчетного экспорта (декабрь 2007  г. -  июнь 2009 г., двухмесячное сглаживание)

Необходимо отметить, что в обоих случаях абсолютные  значения  нормированных  отклонений  составляли несколько  большие величины, чем в случае с импортом. Однако  в общем виде, как и в случае с  динамикой импорта, теоретически рассчитанные индексы демонстрировали хорошо согласующуюся с эмпирическими наблюдениями динамику.

В работе в рамках обобщенной  модели  обоснована функциональная зависимость  импорта товаров и услуг  с целью учесть возможные отличающиеся величины откликов на изменения  относительных  международных конкурентных преимуществ. В условиях, когда резиденты направляют на потребление импорта товаров и услуг  в период t  часть своего дохода, представленного не только текущим доходом, но и доходом в предыдущий момент времени, исходные зависимости  имели  следующий вид:

,                                         (5)

где у  - настраиваемый параметр при условиях:  z-y=x,

Надо отметить, что здесь в ситуации моделирования  по методологии «маленькая  страна  и остальной мир» с обобщенных  позиций  нивелируется концептуальное различие в оценке потоков по импортным операциям по сравнению с ситуацией равноправных двусторонних отношений двух стран-контрагентов,  развитой далее, где  импорт  также зависел от выраженных величиной реального  валютного курса условий торговли.

Результаты исследования сравнительной динамики индексов номинального импорта Im(факт.) и расчетного импорта Im(расч.), вычисленного по формуле (5), при у=0, за период c декабря 2007  г. по  июнь 2009 г.  (рис. 2) и за период с августа 1997 г.  по март 1999 г., показали хорошее соответствие реальным данным.

Рис. 2 - Индексы  фактического и расчетного импорта (декабрь 2007  г. -  июнь 2009 г., двухмесячное сглаживание)

Исключение представляли два месяца: январи 2008 и 2009 гг., связанные со значительным снижением объема импортных операций из-за наличия новогодних и рождественских праздников. С другой стороны значения средних абсолютных нормированных  отклонений демонстрировали более высокую работоспособность индекса  выпуска  товаров и услуг по  базовым видам экономической  деятельности  с  позиций моделирования в данный период исследований 2007-2009 гг. На данном этапе использовались данные внешнеэкономических  операций по методологии платежного баланса, проводимые  по дебету торгового баланса (импорт товаров), баланса услуг (импорт услуг), баланса инвестиционных доходов (доходы к выплате), баланса оплаты труда, баланса текущих трансфертов. 

При проведении двухмесячного сглаживания среднее  абсолютных нормированных  отклонений и среднее нормированных  отклонений существенно снизились, что позволяет говорить о внесистемном влиянии эффектов новогодних и рождественских праздников в январе 2008 и 2009 гг. на  динамику процесса за счет значительного сезонного снижения объема импортных операций.

Однако при проведении двухмесячного сглаживания  результатов  моделирования среднее абсолютных нормированных отклонений и среднее нормированных  отклонений индексов расчетного экспорта фактически не изменились.  Таким образом, в отличие от ситуации с импортом, это позволяет говорить об отсутствии  значимого влияния на стоимостные объемы экспортных операций вышеуказанных  эффектов новогодних и рождественских праздников в рассмотренные периоды 2007-2009 и 1997-1999 гг.

В модель включены  потоки капитала, так как приток и отток капитала в страну является одним из важнейших факторов поведения валютного курса рубля, что должно оказывать существенное  влияние на результат формулы (3). Чистый ввоз/вывоз капитала только частным сектором составил, например, в 2007 г. 81,7  млрд. долларов США (ввоз) при сальдо счета текущих операций 77,8 млрд. долларов США и  в 2008 г. 133,9 млрд. долларов США (вывоз)  при сальдо счета текущих операций  103,7 млрд. долларов США.

При этом изучение потоков капитала характеризуется наличием серьезной проблемы разделения среднесрочной и спекулятивной краткосрочной составляющих на национальном и глобальном уровне рассмотрения, которая являющейся типичной и для России. Кроме того, изучение реальных притоков и оттоков капитала  из России осложняется значительной завуалированностью бегства и возвращения капитала через границы, и как следствие, несовершенством данных государственной статистики. Однако эта проблема может получить разрешение в рамках  рассматриваемой модели на формально-логическом уровне путем принятия нескольких гипотез о  динамике движения капитала.

Для величины оттока капитала принята гипотеза, что она является частью совокупного дохода микроагентов внутри страны, выводимая  за  границу  с  целью  сбережений  с учетом условий торговли:

.                               (6)

Величина притока является функцией, возрастающей по  реальному  совокупному продукту (международные инвесторы и спекулянты хотят купить его часть в своих ценах по вышеуказанным  причинам)  и по условиям торговли. Объяснение последнему кроется  в том, что при падении национальной валюты (соответственно увеличении  валютного курса) улучшаются инвестиционные  условия для нерезидентов. На основе этого принята следующая гипотеза:

.                                 (7)

Увеличение притока капитала при росте ВВП в большей степени, чем пропорциональное (показатель ), в случае обусловлено следующими причинами:

- улучшением инвестиционного климата России за счет увеличения роста экономики и притока портфельных и прямых инвестиций,

- опасениями со стороны инвесторов возможности повышения Центральным банком России ставки рефинансирования для сдерживания экономики от перегрева,

- ожиданием экономическими агентами на микроуровне  положительного  эффекта импортозамещения,

- улучшением общего психологического настроя участников валютно-финансового  рынка, касающегося  лучших перспектив  курса национальной  валюты.

После математических преобразований и принятия определенных положений, пользуясь свойствами , при временном разделении переменных распространяя модель на многопериодный случай, получена динамическая зависимость по времени валютного курса рубля от основных внутренних и внешних макроэкономических детерминант: 

              (8)

В процессе верификации и анализа результатов  моделирования проводилась настройка внутреннего параметра зависимости (8). Для достижения указанной цели при заданном коэффициенте k, являющемся  курсом  рубля  к доллару США  начальной  точки  периода исследований, решалась следующая оптимизационная  задача:

,

где .

В период времени августа 1997 г. - марта 1999 г. в качестве  номинального курса рассматривался официальный курс Центрального банка России, устанавливавшийся на  основе  торгов на  ММВБ и, таким образом, тесно связанный с межбанковским рынком.  В результате численного моделирования при заданном коэффициенте k=5,83 (официальный курс рубля в августе 1997 г.) была установлена величина параметра  .

В период времени декабря 2007  г. -  июня 2009 г. в качестве номинального курса рассматривался средний номинальный курс доллара США к рублю за период (месяц), рассчитываемый Центральным банком России. Исследование детерминационной зависимости расчетного курса рубля проведено в зависимости от использования в качестве детерминанты (Q)  вышеуказанных индексов  выпуска  продукции и услуг.  В результате численного моделирования  при  заданном  коэффициенте k=24,57 (средний номинальный курс за декабрь 2007 г.) были установлены  величины параметров .

На  рис. 3  представлены средний  номинальный курс доллара США к рублю, динамика  расчетного курса рубля  с учетом движения капитала в зависимости от индекса  выпуска  продукции товаров и услуг по  базовым видам экономической   деятельности при  ,  динамика  расчетного курса рубля  с учетом движения капитала в зависимости от индекса реального ВВП при . Возможные отклонения также могут  быть  объяснены неточностью расчетов (в первую очередь индекса фактических экспортных цен), внутримесячными колебаниями номинального курса, а также случайной составляющей.

Рис. 3 - Расчетные и средний номинальный курсы рубля (декабрь 2007  г. -  июнь 2009 г., при ,)

При анализе динамики номинального курса национальной  валюты на рис. 3 различимы два периода расхождения  обоих  расчетных  курсов и среднего номинального курса рубля, однако в отличие от рассмотренного периода 1997 - 1999 гг. хотя и имеющих схожие факторы развития, но происходивших по иному сценарию:

1. Первый период продолжался до июля-августа 2008 г. Он характеризуется превышением номинального курса над расчетными курсами. В этот период ревальвационные тенденции курса рубля сдерживались  за счет пополнения золотовалютных  резервов Центральным банком России, стерилизующего значительный объем валютных средств, поступающих в страну за счет экспорта в первую очередь минерального сырья. Однако  надо отметить, что, это явилось в том числе следствием притока капитала за счет значительного роста ссудной задолженности банковского и прочего частного сектора, в значительной мере  носящей явно выраженный кратко- и среднесрочный характер.

Проведение валютных интервенций сопровождалось беспрецедентным в истории России ростом международных резервов до 596,5 млрд. долларов США на 01.08.2008, при этом с перманентным  ростом индекса реального курса рубля к доллару США  и к европейской валюте.

2. Второй период охватывает время начала и развертывания кризисных процессов, имеющих в целом внешний характер, но  значительно  повлиявших и на  развитие российской экономики. С сентября 2008 г. по июнь 2009 г. наблюдается обратный  процесс: превышение расчетных курсов над номинальным курсом рубля. Это происходило при скомпенсированной Центральным банком России утечке капитала (только в период сентября-декабря 2008 г. обязательства банковского и прочего частного сектора сократились на 35,1 при росте активов на 120,1 млрд. долларов США) за счет значительных продаж золотовалютных  резервов.

В период после февраля 2009 г. наблюдается стабилизация международных резервов России, что, как и ранее, говорит в целом о сбалансированности счетов платежного баланса в среднесрочной перспективе. Обратный  процесс в виде перманентных  ревальвационных тенденций курса рубля в зависимости от положительной динамики макроэкономических де­терминант (за исключением воздействия  внутренних цен) наблюдался практически на протяжении всего долгосрочного периода 2000-х гг. вплоть до сентября 2008 г. и после февраля 2009 г. по настоящий момент  времени. 

В результате проведенного анализа выделено в качестве главной причины падения курса рубля в период сентября 2008-февраля 2009 гг. существенное падение  фактических экспортных цен (в том числе цен нефти и прочих энергоносителей) в результате ухудшения мировой конъюнктуры при несравнимо низком (по меркам периода 1997-1998 гг.) росте потребительских цен и краткосрочном  падении ВВП.

Здесь следует подчеркнуть, что с позиций проведенного моделирования установленные в результате численного решения величины параметров и имеют реальный экономический смысл.  Данные  значения параметров находятся в допустимых границах и показывают,  что величины откликов  макропоказателей движения капитала на изменения  фундаменталь­ных детерминант  курсообразования Q зависимостей (6) и (7) меньше 1, но все равно неотрицательны (в определенных условиях могут быть фактически близки к 0). Кроме того,  в совокупности с ранее проведенным анализом это подтвердило значительное влияние  Центрального банка России на процесс курсообразования и доказало существенную эффективность курсовой политики  Центрального банка России за весь период 2007-2009 гг. в первую очередь за счет проведения валютных интервенций  при правильном распознавании динамики основных макроэкономических факторов, в том числе кратко- и среднесрочных потоков капитала.

Таким образом, надо признать, что государственная финансово-экономическая политика, направленная на преодоление  кризисных явлений, была  в 2008-2009 гг. эффективнее действий 1998-1999 гг.,  когда в том числе произошло фактическое самоустранение Банка России от вопросов регулирования курса национальной  валюты.

В качестве детерминант в модели используются экспортно-импортные операции, движение капитала, условия торговли, индексы внутренних и экспортных цен и реального ВВП, коэффициенты эластичности внешнеторговых операций, межвременные решения микроагентов.  При этом построенный равновесный валютный курс рубля удовлетворяет условиям динамического среднесрочного макроэкономического равновесия в условиях завершения валютной либерализации в России:

  • курс поддерживает сальдо платежного баланса страны  фактически на нулевом уровне;
  • проведена последовательная системная либерализация внутреннего  валютного рынка со сня­тием ограничений  на счета внешнеторгового баланса;
  • властями сня­ты ограничения на проведение валютных опера­ций капитального характера и не прилагаются  усилия  для регулирования потоков капитала;
  • уровни занятости и выпуска в основном соответствуют долгосрочным перспективам.

       Анализ динамики равновесных курсов ряда основных мировых валют основан на  моделировании поведения валютного курса двух равноправных стран-контрагентов в вышеуказанных условиях динамического среднесрочного макроэкономического равновесия при симметричных потоках средств платежного баланса. 

Схожим образом на теоретико-методологическом уровне для того чтобы учесть возможные отличающиеся величины откликов на изменения  реального валютного  курса и совокупного производства исходные зависимости положены в следующем виде:

,                        (9)

,                 (10)

,                                (11)

        ,               (12)

где z-y=x,

Здесь функции экспортно-импортных операций, оттока и притока капитала, направляемого на инвестиционные и спекулятивные цели, определяются  симметрично. Звездочка здесь говорит о величинах, относящихся к противоположной стороне.

Аналогично ранее, после математических преобразований и принятия определенных положений при временном разделении переменных получена динамическая зависимость по времени равновесного валютного курса:

                      (13)

         Можно указать экзогенные переменные в модели: уровни цен Р, Р*  и совокупные продукты Q, Q* в странах данного двухстороннего валютного курса. Другими важнейшими детерминантами поведения валютного курса являются показатели движения капитала между странами, определенные величинами

       Изменения валютного курса прямо связаны с изменениями внутренних цен. То есть любые мероприятия властей по увеличению денежной массы приведут к  оттоку части средств на валютный рынок и пропорциональному повышению курса. С другой стороны, при регулировании валютного курса центральными банками целесообразно проводить изменения его в прямом соответствии с динамикой внутренних цен. Также видно, что валюта дорожает при увеличении зарубежных цен, что отражает симметричность ситуации.        Таким образом, одним из факторов, определяющим средне- и  долгосрочное движение номинального валютного курса является разница темпов инфляции между странами (динамически это , или в логарифмах ).

       Формулу (13) перепишем в логарифмах:

  .  (14)

       Воспользовавшись уравнением И. Фишера PQ=MV, где M – денежная масса, V – скорость обращения денег, представим в логарифмах:  .

Полагая в среднесрочной перспективе скорость обращения денег постоянной и подставляя в (14) симметрично для обеих стран, получим  (при )

      (15)

       Проверка зависимости (15) в рамках верификации монетарной модели при  неоднократно успешно проводилась и широко представлена в научной литературе. На основе эконометрических методов в общем подтвердились детерминационные зависимости, а прогнозы по  формуле типа (15)  при давали существенно лучший результат,  чем в соответствии со случайным блужданием в средне- и долгосрочной перспективе.

       По построению показатели и могут служить мерой международной мобильности капитала - большая их величина  соответствует большей мобильности соответствующих межстрановых потоков. Именно эти показатели отвечают за огромные изменения рыночных валютных курсов, происходящих вследствие взрывных изменений  по счету движения капитала, выражающиеся в спекулятивной атаке на национальную валюту. Во многом это  вызвано нестабильностью политической ситуации, паническими настроениями инвесторов и т.д. - ситуации  характерной для посткризисной России, девальвировавшей свою национальную валюту в 1998-99 гг.  более чем в четыре раза, что совместимо  с результатами девальваций ряда валют того периода, а также недавней, хотя  и не столь серьезной, но достаточно быстрой девальвации рубля сентября 2008- февраля 2009 гг.

Предыдущие построения исходили из постоянства параметров  и . Рассмотрим временную зависимость (причем в качестве одного из факторов данная функция может отражать разницу в процентных ставках (i(t)-i*(t)): . Аналогично ранее, это не столько величина, отражающая мобильность  капитала, сколько показывающая  величину давления на национальную валюту  инвесторов и спекулянтов с обеих сторон, выражающая увеличение предложения национальной валюты  и уменьшение предложения иностранной:

                      (16)

        При прочих равных условиях (P, P*, Q, Q* являются константами) курс e(t)  будет возрастающей величиной по t, что отражает рост курса при бегстве из национальной валюты, некомпенсированном действиями центральных банков.

В  рамках  обобщенных  моделей  валютного курса применима разработанная методология исследования  спекулятивных атак на национальную валюту, основанная на динамике изменения  движения капитала. В первую очередь это наблюдается при непредсказуемых  изменениях политического  характера, панике на  финансовых рынках, приводящих к перемещению интереса в сторону  валютного  рынка с  рынка ценных  бумаг и, следовательно, к значительному краткосрочному оттоку капитала. 

Рассматривая результаты моделирования в общем виде,  отметим разницу исходных посылок в различных ситуациях. По построению один вариант характеризуется независимостью импорта и оттока капитала от показателя конкурентных преимуществ. Эта ситуация характерна для России, где большая составляющая импорта не имеет внутренних заменителей (товары народного потребления, предметы роскоши, автомобили, медикаменты), а отток капитала, в основном, имеет форму сохранения сбережений. Таким образом, как на импорт, так и на приобретение иностранной валюты  тратится часть совокупного дохода. В другом варианте уже введена зависимость от показателя конкурентных преимуществ, что более присуще странам с развитой конкурентной экономикой и свободой межотраслевого и международного перемещения товаров и капитала. Оба варианта позволяют учесть постоянно продолжающиеся изменения в предпочтениях потребителей и инвесторов в будущем, приводящих к коррекции закономерностей, полученных в исходных  моделях.

В  качестве одного из выводов данного исследования необходимо отметить, что как  в  случае  полного  контроля  над движением  капитала,  так  и  в  случае его мобильности результаты моделирования  гарантируют несоответствие  поведения номинального валютного курса теории ППС в долгосрочном и в среднесрочном периоде.

       Вышесказанное касается  не только абсолютной, но и относительной версии ППС-курса. Ситуация усугубляется в варианте моделирования поведения валютного курса малой экономики. С  позиций данного исследования достаточно отметить, что итоговые формулы представляют зависимости курса национальной  валюты от кардинально иного комплекса фундаменталь­ных макроэкономических детерминант, среди которых центральное место отводится индексу средних  фактических цен российского экспорта.

Результаты моделирования позволили также содержательно  проанализировать динамику курсов ряда основных мировых валют по отношению друг к другу в контексте предложенной автором концепции равновесной  динамики и теоретически обосновать  некоторые важные тенденции, наблюдаемые в мировой экономике и в частности эффект Харрода-Баласса-Самуэльсона.

Здесь  выделены статический и  динамический уровни рассмотрения. На статическом уровне оценка номинального равновесного валютного курса связана с равновесием сложившихся потоков платежного баланса, базирующихся на показателе конкурентных  преимуществ, выраженных реальным валютным курсом. Валютная политика, связанная  с выведением  ситуации из равновесия в виде ревальвации  валютного  курса,  приводит  к  снижению экспорта, дефициту сальдо платежного баланса и его системному кризису. Таким образом, развивающиеся  страны просто не выдерживают  переоценку собственных национальных  валют по отношению к валютам  промышленно развитых стран.

С позиций динамики данных процессов выделены две фазы развития ситуации. Вышеуказанный статический  эффект усугубляется в первой фазе,  связанной  с неблагоприятной макроэкономической динамикой. Налицо явная взаимосвязь между удешевлением реального валютного курса  и пониженными темпами роста одной из экономик. В то же время вторая фаза симметрично связана с повышенными темпами роста одной из экономик (здесь ассоциирующейся с развивающимся  типом) и, следовательно,  удорожанием реального валютного курса.

Именно такое объяснение (наряду с ростом цен на энергоносители на мировых рынках, о чем прямо свидетельствуют модели поведения валютного курса малой экономики) на качественном уровне применимо к объяснению постоянного удорожания реального валютного курса  рубля в период с 1999 по 2008 гг.и с 2009 г. по текущий момент. Причем то же самое верно для объяснения постоянного ревальвационного давления на национальные  валюты Бразилии, КНР и ряда других развивающихся  стран с  повышенными темпами роста экономик в современных условиях.

Кроме того, динамика реального валютного курса объясняет  один  из  важнейших  эффектов, наблюдаемый  в  мировой  экономике: только  реальные  шоки  приводят  к изменениям реального  валютного курса  в средне- и долгосрочной перспективе. В тоже время номинальные  шоки в большей мере ответственны за  девальвационные процессы  номинального валютного курса.

Вариант моделирования в условиях симметричности потоков средств по счетам платежного баланса хорошо применим к анализу мировых тенденций в долгосрочном плане, что связано с учетом наличествующей разницы в темпах роста экономик. Стабильно высокие темпы роста, улучшение  инвестиционного климата, приток капитала в страну, доверие к национальной экономической политике в долгосрочном периоде приводят к переоцененности номинального валютного  курса (следовательно, и реального курса),  что  можно  наблюдать в  мировой  экономике  на  примере  завышения курсов валют  промышленно  развитых  стран  по отношению  к валютам развивающихся стран.

Концептуально авторские разработки в явном виде определены как моделирование  равновесного валютного курса на основе  международных потоков (international flows equilibrium exchange rate, IFEER).

В работе анализ мер по стимулированию экономической деятельности и результирующему поведению курса и платежного баланса проведен при помощи инструментария, разработанного на основе совмещения диаграмм внутреннего и внешнего балансов Q-EB с классическими диаграммами  совокупного внутреннего спроса-предложения AD-AS.

       Вначале необходимо отметить возникающую из  (13) обратную зависимость  динамики  реального  валютного  курса  от изменений совокупного выпуска (и одновременно полагая  совокупный выпуск  за рубежом постоянным):

       Первоначальные меры стимулирования, связанные в первую очередь с монетарной экспансией, приведут к  смещению кривой совокупного спроса AD вниз в положение AD’ и росту цен (инфляции) с одновременным ростом внутреннего выпуска до значений Q’. В правом верхнем квадранте произойдет смещение кривой Q  до Q’. Это также приведет к снижению реального валютного курса  в соответствие с вышеуказанной  зависимостью  и падением международных конкурентных преимуществ страны, что отразится на  смещении кривой EB  вниз до положения ЕВ’ (рис. 4). 

В итоге получается новое равновесие, характеризующееся  повышением внутреннего выпуска  и изменением  сальдо счета торгового баланса в сторону дефицита (вызванное уменьшением  реального курса), скомпенсированное, однако, увеличением чистых притоков капитала внутрь страны. Этот вариант стимулирования соответствует  малоинфляционной политике стран с положительным темпом  роста экономики. Данный процесс был характерен для развития российской  экономики  на  протяжении  периода  1999-2008 гг., если учесть, что при сохранении положительного сальдо торговый баланс испытывал гнет постоянного удорожания реального курса  рубля. Прирост индекса реального эффективного курса российской валюты и индекса  реального  валютного  курса рубля к  доллару США  достиг особо серьезных значений за последние годы. Например, прирост индекса  реального  курса рубля к  доллару США  (в % к предыдущему периоду) составил: 13,6% в 2003 г., 15,1% в 2004 г.,  10,8% в 2005 г., 10,7% в 2006 г.,  12,8% в 2007 г., 13,3% в 2008 г. Рост  индексов мог быть еще более значительным, если бы не проводимые в тот же период Центральным банком России валютные интервенции, приведшие к росту золотовалютных резервов, достигнувших пика в конце июля 2008 г. и выведших страну на третье место в мире по этому ключевому показателю.

               Реальный  курс

Q         Q  EB

EB

e 

  e

P Q

  AD

AD

  AS

  P

Рис. 4 - Снижение реального валютного курса в долгосрочной перспективе

Разработанный инструмен­тарий анализа общего экономического равновесия и соответствующего ему реального валютного курса позволил выделить еще одну стадию развития макроэкономической ситуации России (рис. 5). Следует  отметить, что на протяжении  периода 1995-1998 гг. в стране проводилась более жесткая по сравнению с предыдущим периодом денежно-кредитная политика, приведшая к  снижению  значительной  инфляции  наряду с сокращением совокупного производства. ИПЦ составил в 1994 г.  – 315,1, в 1995 г. – 231,3, в 1996 г.  – 121,8, в 1997 г. – 111,0. Реальный объем произведенного ВВП в среднегодовых ценах 1995 года (в трлн. рублей) составлял в 1995 г. – 1428,5, в 1996 г. – 1377, в 1997 г. – 1396, в 1998 г. – 1321,4.

Наряду  с этим на  фоне роста внешнеторгового оборота и частичной компенсации за счет этого  совокупного внутреннего спроса происходило снижение сальдо счета внешнеторгового  баланса (в млн. долларов США):  1995 г. - 33160, 1997 г. –  33059, 1998 г. –  28460. Соответственно экспорт и импорт составляли (в млн. долларов США):  в 1995 г. – 79869 и  46709, в 1997 г. – 86627 и 53568, в 1998 г. – 72538 и 44078. Немаловажно, что на протяжении  данного периода также происходило постоянное удорожание реального курса  рубля.  Расхождение между ППС рубля и его биржевым курсом к  доллару США на конец года существенно сократилось и составляло соответственно в 1993 г.  231 и 932, в 1994 г. 922 и 2204, в 1996 г. 2508 и 4554, в 1997 г. 3611 и 5124 рублей за доллар.

Однако  необходимо отметить, что представленная на  рис. 5 ситуация характеризуется системным несоответствием динамики макроэкономических показателей, выводящими всю систему из состояния общего экономического равновесия. В условиях значительной  инфляции  и сокращения совокупного производства было целесообразно выведение реального курса до уровня e(цель), а фактическое удорожание реального курса  рубля до е/ с потерей конкурентных преимуществ  в международной торговле было неприемлемо. Таким образом, страна к середине  1998 г. не выдержала  переоценку собственной национальной  валюты.  На этом фоне значительно увеличившийся  отток капитала усугубил ситуацию.

      Реальный курс        Q  EB

  e(цель)           Q  EB/

 

                                е        

                         е/                                       

 

  AD

                  AD

              AS

  P AS

Рис. 5 - Повышение реального валютного курса в долгосрочной перспективе, выводящее макроэкономическую систему из состояния общего равновесия

В то же время динамика макроэкономического  развития России в последующий промежуток 1998-1999 годов и в переходный период первой половины 90-х годов прошлого столетия протекала по иному сценарию.  Странам,  испытывающим  значительную  инфляцию  наряду с  сокращением совокупного производства, к которым относилась и Россия,  характерна несколько иная  системная взаимосвязь реального курса  рубля и динамики цен (рис.6):

        Реальный курс  Q  EB

  e Q  EB

 

 

 

AD

AD

AS

  P AS

 

Рис. 6 - Равновесное  повышение реального валютного курса в долгосрочной перспективе

       Пристрастие к методам  стимулирования экономики, связанным с увеличением темпа инфляции, ухудшение общей экономической ситуации и инвестиционного климата  в средне- и долгосрочной перспективе привело к недооценке номинального валютного курса (рост курса с 6,1 до 24,6 рублей за доллар США в 1998-1999 гг.) и, как следствие, увеличению реального курса в несколько раз и улучшению конкурентных преимуществ  во внешнеторговой сфере. Это привело  к профициту внешнего баланса  и частичной компенсации за счет этого  снизившегося  совокупного внутреннего спроса. Данный вариант развития макроэкономической ситуации роднит кризисы 1997-1999 гг. ряда стран Юго-Восточной Азии. Надо  отметить, что и девальвация сентября 2008- февраля 2009 гг. с резким скачком реального валютного курса имеет схожий механизм.

Данный инструмен­тарий анализа динамики общего экономического равновесия позволил выделить еще ряд вариантов развития ситуации, собственно в современных условиях не характерных для  макроэкономики России. В конце 2000-х гг., мировая экономика и мировая  валютная система столкнулась с финансо­вым кризисом, имеющем в том числе и валютный генезис и значительно повлиявшем на ее развитие. Причем если источниками кризисных процессов стали промышленно развитые страны и,  прежде всего США, то эпицен­тры все равно сместились в  страны с менее развитой экономикой – страны Юго-Восточной Азии, Бразилию, Россию, Украину и пр. Фактически  данный кризис оказал воздействие на большинство мировых экономик, реальный объем произведенного ВВП России снизился в 2009 г. на 7,9%. При этом на  протяжении всего периода 2000-х гг., ряд промышленно развитых стран столкнулся с дефляционными проблемами.

В дефляционных условиях даже при сокращении совокупного производства возможно удорожание реального курса  до е/ с потерей конкурентных преимуществ  в международной торговле в рамках сохранения динамического макроэкономического равновесия. Это может привести  к профициту внешнего баланса  и частичной компенсации за счет этого  снизившегося  совокупного внутреннего спроса, так и к тенденции изменения  статей  торгового баланса в дефицитную сторону.

За ревальвационные процессы  реального курса  национальной  валюты в этих условиях могут быть ответственны:

  • макроэкономическая ситуация, когда «у соседа еще хуже»,  то есть динамическое состояние перемен­ных в зависимости,
  • увеличившийся  приток капитала,
  • проводимая валютная и денежно-кредитная политика, направленная на удержание номинального валютного курса на определенных уровнях.

В работе проведено моделирование инфляции и рассмотрены  вопросы системной согласованности целей и инструмен­тов валютной и денежно-кредитной политики. 

Рассмотрена  следующая система уравнений, где нижние индексы  1 и 2 соответствуют начальным и конечным величинам двухпериодной модели:

где  I - показатель инфляции (индекс е в I показывает, что измеряется ожидаемая величина),

P- агрегатный макроэкономический показатель уровня цен, 

M- показатель темпа роста денежной массы,

- единичный временной промежуток,

Y- совокупный реальный продукт.

Уравнения вида отражают уменьшение спроса микроагентов на деньги при увеличении ожидаемой ими инфляции и являются разновидностью уравнения Фишера, скорректированного на ожидаемую инфляцию. Функция является монотонно убывающей агрегатной функцией инфляционных ожиданий агентов на микроуровне. Использование  длительного промежутка времени позволяет обойти  ограничения на равенство спроса и предложения на внутреннем денежном рынке, что в краткосрочном варианте может не наблюдаться.

После математических преобразований в условиях постоянства ожидаемой инфляции получено:

,                                (21)

где  у - темп экономического роста.

Это позволило сделать вывод, что при прочих равных условиях страны с высоким уровнем роста экономики меньше подвержены инфляции, чем страны с более низким ростом. Причем этот эффект однонаправленно усилен новым членом 1/(1+у). Таким образом, высокие темпы роста экономики «абсорбируют» монетарную экспансию, причем этот эффект мультиплицирован.

Действительно, инфляция  фундаментально имеет не только  монетарную природу и это объясняет некоторые  особенности монетарного обращения стран с высоким уровнем роста экономики, что прежде всего относится к  странам дальневосточного региона и странам группы BRICS (Бразилия, Россия, Индия, КНР и ЮАР). Сравнение основных показателей  национальной экономики в 2004-2009 гг. действительно  подтверждает данный эффект: темпы  роста номинальной денежной массы (М2) значительно превышают инфляционные показатели при существенных темпах  роста реального объема ВВП.

Далее, пусть в двухпериодной модели при равновесных величинах инфляции и ожиданий   в период 2 под воздействием неблагоприятной информации происходит изменение (увеличение) ожидаемых темпов инфляции, т.е. . Из условия невозрастания f (х) следует, что

.

       Как следствие при прочих равных условиях (тот же рост денежной массы М)  реальная инфляцияI*  за промежуток 1-2  будет больше, чем равновесная величина I  на начало промежутка в период 1, демонстрируя эффект бегства от денег. Это доказывает известный и важный факт:  если все ожидают, что цены вырастут, то они действительно вырастут. Также видно, что  одни только изменения  инфляционных ожиданий в будущем периоде вызвали реальную инфляцию в текущем периоде.

Причем далее процесс, вышедший из равновесного  состояния, может развиваться лавинообразно: увеличившиеся ожидания вызвали действительную инфляцию, которая в свою очередь вызовет увеличение новых ожиданий и т.д. Это показывает возросшую роль информации в сегодняшней жизни и то, что правительственные органы должны повсеместно увеличивать степень доверия  к проводимым ими экономическим и политическим мероприятиям. Стоит заметить, что роль усилившихся инфляционных ожиданий  может выпасть на долю ожиданий по девальвации национальной валюты. Аналогично  можно сделать вывод, что в условиях стабильной инфляции, значительно превышающей рост экономики y, и сохраняющегося роста предложения денег М пакет мер, которым действительно доверяет население, может вызвать уменьшение ожиданий и, соответственно, сворачивание инфляционной спирали:  .

Таким образом путем изменения одних только ожиданий возможно изменение реальной величины инфляции, причем эффект достаточно силен из-за противонаправленных изменений числителя и знаменателя в (21). Проведение грамотной политики стабилизации, укрепление доверия к национальной валюте, улучшение политической ситуации в стране – все это приводит к снижению ожидаемой величины инфляции и, соответственно, к снижению ее темпов. И обратно, при ухудшении политической обстановки, расстройстве денежной системы инфляция имеет тенденцию к самовозрастанию.

       В рамках моделирования также показано, что  из условия невозрастания функции f(х) увеличение темпа роста предложения денег или уменьшение темпа экономического роста вызовет рост инфляции по сравнению с величиной , одновременно  увеличивая рост инфляционных ожиданий в конце периода. Это  приведет также к дальнейшему раскручиванию инфляционной спирали. Таким образом,  при выводе экономики из равновесия эффект шоков предложения денег или падения темпов роста реального совокупного продукта будет значительно однонаправлено усилен  эффектом ожиданий в увеличении инфляции и может стать причиной наступления гиперинфляции. Обратное тоже верно: рестрикционная денежная политика усиливается эффектом ожиданий и приводит к скорейшей стабилизации. В итоге первоначальный всплеск инфляции в долгосрочном плане корректируется до нового равновесного уровня инфляции, определяемого новыми условиями темпов роста денежной массы или совокупного реального продукта.

Результаты моделирования с формальных  позиций показали, что проблемы, связанные с инфляционными процессами  и валютным  регулированием,  лежат  в одной исследовательской и практической плоскости и что весь комплекс мер по возможному обузданию инфляции во-первых, тесно связан с регулированием валютного курса, во-вторых имеет одни с ним факторы воздействия.

Это позволило с новых позиций  рассмотреть  вопросы системной согласованности целей и инструмен­тов валютной и денежно-кредитной политики через призму перехода к режиму таргетирования инфляции в России. Здесь в первую очередь очень важным представляется нарушение условия перехода к режиму инфляционного таргетирования, выражающегося в фактической независимости от внешнеэкономической конъюнктуры внутренних цен, выдвинутых рядом  исследователей.

При этом, как следует из (8), равновесный курс национальной валюты напрямую определяется фактическими экспортными ценами в качестве одного из основных факторов. Необходимо отметить, что в данном факторе решающая доля принадлежит ценам на минеральное сырье (нефть, нефтепродукты, газ),  неуклонно увеличивавшаяся в последнее время и составившая, например, в 2006-2010 гг. порядка двух третей от общего объема экспорта. Наряду с ценами на энергоносители большой вклад в данный фактор вносят черные и цветные металлы, в частности железная руда, никель и алюминий.

Однако полный переход к инфляционному таргетированию на практике осуществляется лишь после фактического и однозначного отказа от прочих целей денежно-кредитной политики, что в частности требует смены режима жестко регулируемого валютного курса на режим свободно плавающего валютного курса. В условиях достаточно высокой зависимости от внешнеэкономической конъюнктуры расплатой за такой шаг однозначно должна стать не только высокая волатильность валютного курса рубля, но реальная вероятность потери рычагов управления внутреннего  валютного рынка. В свете этого реальный переход к таргетированию инфляции Центральным банком и Минфином  по крайней мере в заявленные сроки представляется достаточно нецелесообразным. Одним  из необходимых условий реализации поставленных целей должны стать меры по реальной диверсификации экономики, вырывающие страну из порочного круга  внешнеэкономической зависимости от конъюнктуры мирового сырьевого рынка. На данном продолжительном этапе развития экономики России органам денежно-кредитного регулирования необходимо оставаться в рамках промежуточного режима комбинирования неформально поставленных гибких целей по инфляции и де-факто управляемого плавания валютного курса рубля.

В работе предложена многостадийная процедура использования моделей на практике, которая заключается в следующем:

1. На первом  этапе одной из основных исходных предпосылок применения моделей для анализа реальной ситуации является выявление точек среднесрочного равновесия валютного курса, связанных с концепцией общего динамического макроэкономического равновесия, и в частности, равновесия платежного баланса. Для этого используется методика, основанная на предложенных критериях выбора начальной точки  периода исследований.

2. На втором  этапе для корректного использования моделей верифицируются внутренние зависимости импорта, экспорта и иные данные внешнеэкономических  операций, проводимые  по дебету и кредиту баланса услуг (импорт и  экспорт услуг), баланса инвестиционных доходов (доходы к выплате и получению), баланса оплаты труда,  баланса текущих трансфертов  реальным данным экономики России.  Проводится  процедура нахождения внутренних параметров z и у предложенных моделей.

3.  Далее необходимо провести построение и  анализ индекса фактических экспортных цен, являющегося важным фундаменталь­ным фактором модели. При этом возможно  использование предложенной методики расчета урезанного индекса.

4.  На данном  ключевом  этапе проводится настройка внутренних параметров модели   и   с помощью решения оптимизационных задач по  методу наименьших квадратов.  В итоге строятся ряды номинального (возможно официального) и расчетных курсов национальной  валюты в зависимости от используемых фундаменталь­ных макроэкономических показателей. В  уточняющих целях возможно настраивание коэффициента  модели k  при установленных   и с помощью решения аналогичных оптимизационных задач

5. С практической точки зрения валютный курс как один из базовых макроэкономических параметров может выполнять важные сигнальные функции и использоваться в качестве центрального показателя валютной и денежно-кредитной политики для своевременного выявления признаков финансовой нестабильности.

На данном  этапе выявляются точки  несоответствия расчетных и наблюдаемых данных. Такой анализ может использоваться вовлеченными в процесс регулирования валютных курсов государственными органами (и в частности Центральным банком России) для проведения своевременных мер девальвационного или ревальвационного характера. Проведенный анализ внешнеэкономических  операций  и динамики валютного курса рубля в 1997-1999 и 2007-2009 гг. позволил обосновать и  предложить коридор разрешенных  отклонений курса рубля к доллару США с порогом девальвации/ревальвации в размере  20-25%.  Длительное (в среднесрочном плане) нахождение  рубля в течение 3-4 месяцев вне  коридора  рассматривалось  как критическое. Однако необходимо дальнейшее накопление статистики.

С  позиций данного исследования разработанные модели являются инструментарием, позволяющим заблаговременно выявлять признаки зарождающейся нестабильности  в  валютно-финансовой  системе и  внешнеэкономической сфере  для  оперативной реакции на них органов, отвечающих за проведение валютной и денежно-кредитной политики.

6. На следующем  этапе количественные расчеты могут дополняться качественным анализом макроэкономической динамики, состояния рынков труда, политической ситуации, равновесия валютно-финансовых рынков, динамики изменений золотовалютных резервов России с системных позиций и др.

Подобный анализ может проводиться иными участниками валютного рынка для выявления неравновесных ситуаций и  последующего использования полученных результатов в коммерческих целях. Разработанные модели могут  использоваться на практике  для прогнозно-аналитических  оценок  динамики  равновесных  валютных курсов, в том числе при международной координации макроэкономических мероприятий на национальном и глобальном уровнях рассмотрения.

Необходимо заметить, что существует зависимость индекса потребительских цен от валютного курса (за счет включения в ИПЦ индексов импортных товаров). В таком случае процессы (8) и (13) можно рассматривать не только в контексте детерминационной зависимости, но и как уравнения баланса. Эти уравнения связывают в текущем периоде внутренние макроэкономические показатели (ИПЦ, индекс реального ВВП, характеристику потоков капиталов ), внешнюю ситуацию (индекс цен экспорта) с одной стороны и величину курса национальной  валюты с другой стороны.

На практике их использование дает Центральному банку инструмент регулирования динамики валютного курса в соответствии с динамикой внутренних и внешних макропоказателей. Это позволит избежать в среднесрочном плане давления на национальную валюту и возможного уменьшения (в менее критическом случае увеличения) валютных резервов и предотвратить во многих случаях валютные кризисы.

Необходимо отметить, что полученное  значение z=0 при верификации зависимостей экспорта  в период исследований 2007-2009 гг. в отличие от ситуации с периодом 1997-1999 гг. (при проведении верификации использовалось значение z=0,5) демонстрирует отсутствие влияния на физические объемы экспортных операций эффектов относительных  международных конкурентных преимуществ. По сути 50%-ая девальвация  национальной  валюты в период сентября 2008 г. - февраля 2009 г. не  оказала  существенного  влияния на физические объемы экспортных операций. Это в целом подтверждает факт, что находящаяся  в состоянии  фактической  полной  занятости  экономика России  практически полностью в современных условиях исчерпала потенциал сырьевого экспортно-ориентированного роста. 

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Монографии:

  1. Кузьмин А.Ю. Динамика валютного курса и макроэкономическая политика: Монография [текст] / А.Ю. Кузьмин. - М. - «Книгодел», 2010. -  128 с. (8,0 п.л.).
  2. Кузьмин А.Ю. Моделирование  динамики равновесных валютных курсов: Монография [текст] / А.Ю. Кузьмин. - М. - «Московский печатник», 2011. -  248 с. (15,6 п.л.).

Статьи, опубликованные в журналах, определенных ВАК:

  1. Кузьмин А.Ю. Инфляция: цели поставлены?.. [текст] / А.Ю. Кузьмин // Экономические стратегии. – М., 2009. - № 8 (74). - С. 92-97. (0,6 п.л.).
  2. Кузьмин А.Ю. Макроэкономическая  политика и динамика равновесного валютного курса [текст] / А.Ю. Кузьмин // Экономический анализ: теория и практика. – М., 2010. - № 10 (175). - С. 42-47  (0,8 п.л.).
  3. Кузьмин А.Ю. Моделирование  равновесной динамики валютного курса рубля [текст] / А.Ю. Кузьмин // Финансы и кредит. – М., 2010. - № 27 (411). - С. 51-56.  (0,6 п.л.).
  4. Кузьмин А.Ю. Макроэкономическое  равновесие  и динамика валютного курса [текст] / А.Ю. Кузьмин // Вестник Финансовой академии– М., 2010. - № 5 (59). - С. 37-45. (1,0 п.л.).
  5. Кузьмин А.Ю.  Моделирование  равновесных валютных курсов в целях совершенствования курсовой политики  центральных банков [текст] / А.Ю. Кузьмин // Экономический анализ: теория и практика. – М.,  2010. - № 40 (205). - С. 32-37. (0,7 п.л.).
  6. Кузьмин А.Ю.  Условия  торговли и долгосрочная равновесная динамика реального  валютного курса  [текст] / А.Ю. Кузьмин // Экономические стратегии. – М.,  2010. - № 7-8 (81-82). - С. 110-115. – (0,6 п.л.).
  7. Кузьмин А.Ю. Факторы, определяющие инфляцию и  динамику  курса рубля  [текст] / А.Ю. Кузьмин // Вестник Университета (ГУУ). – М.,  2010. -  № 7. - С. 154-157. (0,6 п.л.).
  8. Кузьмин А.Ю. Валютная и денежно-кредитная политика: доступность инструмен­тов и согласованность целей [текст] / А.Ю. Кузьмин // Экономический анализ: теория и практика. – М., 2011. - № 4 (211). -  С. 54-60. (0,7 п.л.).
  9. Кузьмин А.Ю.  Равновесие курса рубля и проблемы оптимума  // Экономические стратегии. – М., 2011. - № 2 (88). - С. 104-109. (0,6 п.л.).
  10. Кузьмин А.Ю.  Динамика курса рубля: факторы и следствия [текст] / А.Ю. Кузьмин // Экономический анализ: теория и практика. – М., 2011. - № 12 (219). - С. 61-68. (0,8 п.л.).
  11. Кузьмин А.Ю. Валютная политика и макроэкономическая динамика: типологизация с позиций нового инструментария [текст] / А.Ю. Кузьмин // Экономический анализ: теория и практика. – М., 2011. -  № 15 (222). - С. 43-49. (0,7 п.л.).

В других научных изданиях по теме диссертации опубликовано 15 работ авторским объемом 24,8 п.л.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.