WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

БАТИЩЕВА Галина Андреевна

  МИГРАЦИОННЫе ПРОЦЕССы В РОССИи

как фактор устойчивого развития

экономики регионов

Специальность 08.00.05    экономика и управление

  народным хозяйством: региональная экономика

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Ростов-на-Дону 2011

       Работа выполнена в ГОУ ВПО «Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)»

Научный консультант:

доктор экономических наук, профессор

Маслова Нина Пименовна

Официальные оппоненты:

доктор экономических наук, профессор

Галазова Светлана Сергеевна

доктор экономических наук, профессор

Королев Виталий Александрович

доктор экономических наук, профессор

Татуев Арсен Азидович

Ведущая организация:

Российский экономический университет

им. Г. В. Плеханова.

Защита состоится  «17» февраля 2011 года в 1100 часов на заседании диссертационного совета Д 212.209.01 при Ростовском государственном экономическом университете (РИНХ) по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 69, ауд. 231.

       С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Ростовского государственного университета (РИНХ), а с авторефератом – на официальном сайте ВАК Минобрнауки России  http://vak.ed.gov.ru/.

       Автореферат разослан «14» января 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор экономических наук, профессор

А. Г. Губанов

       

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. Миграция населения в любой стране является важнейшим процессом, влияющим на ее социально-экономическое развитие. В России вследствие разнообразия природно-климатических, исторических, социально-экономических условий расселение населения по территории страны является крайне неравномерным: наименее заселена восточная часть страны, наиболее богатая природными ресурсами. В этих условиях территориальная мобильность населения, способствуя снижению  напряженности на рынке труда, усилению гибкости и эффективности его функционирования, является основой развития слабо заселенных регионов, важнейшим средством рационализации использования трудовых ресурсов и повышения производительности общественного труда не только в отдельных регионах, но и в масштабе всей страны.

       Как процесс массового реагирования населения на изменяющуюся ситуацию, миграция выступает отражением и результатом происходящих в обществе изменений. Распад СССР, происходящие в стране процессы трансформации экономики оказали определяющее воздействие на развитие миграционной ситуации в России в постсоветский период: кардинально изменились содержание, динамика, объемы, направления и структура внутренних и внешних миграционных потоков. Произошло значительное снижение миграционной подвижности населения России и изменение направлений миграционных потоков на противоположные. Главным направлением вектора внутренних миграций стал «западный дрейф», ведущий к оголению северных и восточных регионов страны. Только в результате внутренней миграции за 19912009 гг. Дальневосточный федеральный округ потерял 893,5 тыс. человек – 13,8 % своего населения, в то время как Центральный округ за этот период получил 1358,5 тыс. человек. Внутренняя ми­грация в России перестала выполнять свою основную функцию – перераспределение трудовых ресурсов в соответствии с потребностями экономики. Стихийность развития внутренних миграционных процессов в постсоветский период, усиливающая межрегиональный дисбаланс трудовых ресурсов, придает особую актуальность решению вопросов регулирования миграционных потоков, повышения миграционной активности населения, содействия более эффективному использованию трудовых ресурсов.

Появление «ближнего зарубежья» после распада СССР и усиление миграционных потоков из бывших советских республик в Россию, трансформировавшихся из межреспубликанских в международные, способствовали превращению России в крупнейший мировой реципиент мигрантов, второй после США. Согласно оценкам ООН в России число международных мигрантов в 2010 г. приблизилось к 12,3 млн человек1. Миграционный прирост в стране за 1992–2009 гг. превысил 6,2 млн человек. Для России, переживающей с 1992 г. серьезный демографический кризис, значимость миграции в этих условиях как одного из факторов стабилизации численности населения возрастает: миграционный прирост за последние 18 лет (1992–2009 гг.) позволил сгладить почти на 50% естественную убыль населения России, составившую за данный период 12,9 млн человек. В 2009 г. впервые за последние 15 лет миграционный прирост полностью компенсировал естественную убыль  населения и превысил ее на 4 %2.

До 2006 г. процесс депопуляции в России не затрагивал население трудоспособного возраста: на фоне нисходящей тенденции, характерной для общей динамики населения, численность его трудоспособной части заметно росла (с 83,9 млн в 1990 г. до 90,3 млн человек в 2006 г.), что объясняется благоприятной комбинацией поколений, вступающих в трудоспособный возраст и выходящих из него. С 2006 г. началась устойчивая естественная убыль трудоспособного населения, составившая за данный год 176 тыс. человек, а за 2009 г. – уже 906 тыс. человек3. Обусловленное резким падением рождаемости, начавшимся в начале 90-х годов ХХ века, суммарное сокращение естественной убыли трудоспособного населения за 20102020 гг. по среднему варианту прогноза, выполненного Федеральной службой государственной статистики, составит 9,9 млн человек4, вследствие чего Россия столкнется с дефицитом труда. Старение населения приведет к изменению соотношения в трудовой структуре населения, в результате численность выходящих за пределы трудоспособного возраста к 2015 г. будет почти в два раза превышать численность вступающих в трудоспособный возраст5. Одним из путей решения указанной  проблемы, как это отме­чено в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г., является повышение человеческого капитала и трудовой мобильности населения, а также привлечение иностранной рабочей силы в соответствии с потребностями демографического и социально-эконо­мического развития6. В свете данных проблем изучение экономико-демографических аспек­тов внутренней и внешней миграции, в том числе между Россией и странами СНГ и Балтии, поставляющими свыше 90 % иммигрантов в Россию, приобретает особую актуальность.

Следует отметить также неблагоприятные качественные изменения во внешних миграционных процессах, выражающиеся в утечке человеческого капитала за рубеж. Разразившийся мировой экономический кризис 20082009 гг. оказал негативное влияние не только на экономику страны, но  и на интеллектуальную миграцию: отток из России высококвалифицированных специалистов увеличился с 23,3 % в 2006 г. до 28,1 % в 2009 г., а приток мигрантов с высшим образованием, напротив, снизился с 19 % в 2006 г. до 16,2 % в 2009 г.7 Аналогичная ситуация наблюдалась и в 19982001 гг., когда чистый отток специалистов с высшим образованием составил более 20 % по сравнению с 1996 г. – 18,7 % 8

.

Сложившаяся в стране миграционная обстановка требует проведения эффективной миграционной политики на государ­ственном и региональном уровнях. Для этого необходимо располагать информацией об определяющих факторах, влияющих на направление, объем и структуру внутренних и внешних российских миграционных процессов, происходящих на разных территориальных уровнях. Использование экономико-математиче­ских моделей миграции населения, выявление и ана­лиз факторов ми­грации помогут опре­делить тенденции миграционных про­цессов в условиях транс­формации рос­сийского общества и повысят обоснованность их прогно­зиро­вания.

Несмотря на значительное число разработанных к настоящему времени научных подходов в исследовании миграции населения, существуют вопросы, связанные с определенными видами миграции, в частности интеллек­туальной миграции, требующие научного объяснения, разработки новых концепций.

  Совокупность рассмотренных выше положений определяет актуальность и практическую значимость выбранной темы исследования.

Степень разработанности проблемы. Миграционные процессы представляют собой сложное многогранное явление, выступающее объектом изучения большого числа наук: экономики, демографии, социологии, политологии, философии, географии населения и др. Различные его стороны отражены в трудах отечественных и зарубежных ученых.

Теоретические основы сущности миграционных процессов, их особенностей и общих закономерностей развития заложили Э. Берджесс (E. Bеr-gess), Дж. Джонсон (J. Johnson), А. Золберг (A. Zolberg), М. Критц (M. Kritz), Э. Ли (E. Lee), Р. Макензи (R. McKenzie), Д. Массей (D. Massey), Р. Парк

(R. Park), М. Парнвелл (M. Parnwell), М. Пиоре (M. Piore), Э. Равенштейн  (Е. Ravenstein), Д. Риккардо (D. Ricardo), Дж. Салт (J. Salt), Л. Сжаастад  (L. Sjaastad), A. Смит (A. Smith), О. Старк (O. Stark), У. Томас (W. Thomas), Дж. Хикс (J. Hicks), Ш. Эйзенштадт (S. Еisenstadt) и др. В отечественной науке данные проблемы нашли отражение в трудах  Л. В. Балдина, С. И. Болдырева, С. И. Брука, Б. Д. Бреева, Д. И. Валентея, Н. В. Воробьева, Ж. А. Зайончковской, Т. И. За­славской, В. А. Ионцева, А. А. Исаева, В. М, Кабузана, В. А. Каламанова, А. А. Кауфмана, Е. С. Красинца, М. В. Курмана, С. Е. Метелева, В. М. Моисеенко, В. И. Переведенцева, В. В. Покшишевского, А. В. Топилина, М. Л. Тюркина, Е. В. Тюрюкановой, Б. С. Хорева, И. Л. Цапенко, В. Н. Чапека, О. С. Чудиновских, Т. Н. Юдиной, И. Л. Ямзина и др.

.Несомненный научный интерес представляют работы, посвященные моделированию миграционных процессов, выполненные российскими уче­ными И. А. Алеш­ковским, Ю. В. Андриенко, Е. В. Виноградо­вой, Г. С. Витковской, С. М. Гуриевым, М. Б. Денисенко, Н. В. Мкртчяном,  Н. Н. Ноздриной, В. И. Переведенцевым, Л. Л. Рыбаковским, С. В. Соболевой, О. В. Староверовым и др. Среди работ зару­бежных исследо­вателей данного направления интересны работы У. Алонсо (W. Alonso), Г. Беккера (G. Becker), M. Гринвуда (M. Greenwood), П. Грегори (P. Gregory), С. Додда (S. Dodd),  У. Изарда (W. Isard), М. Кадвалладера (M. Cadwallader), И. Лоури (I. Lowry), Р. Моррисона (P. Morrison), А. Роджерса (A. Rogers), Дж. Салта (J. Salt), Л. Сжаастада (L. Sjaastad), Дж. Стюарта (J. Stuart), М. Тодаро (M. Todaro), Дж. Ципфа (G. Zipf ), Е. Янга (E. Young) и др.

       Немало научных публикаций (И. С. Болотин, Г. С. Витковская,  О. А. Жаренова Ж. А. Зайончковская, И. В. Ивахнюк, О. А. Иконников,  А. Н. Каменский, Л. И. Леднева,  И. А. Малаха, С. В. Попов, В. Б. Супян,  Е. В. Тюрюканова, И. Г. Ушкалов, А. В. Юревич и др.) посвящено анализу причин и последствий эмиграции российских специалистов.

Оценкой привлекательности территории вселения, влияния инвестиций на величину миграционных потоков занимались Ф. М. Бородкин, Б. Д. Бреев, В. А. Глазов, А. А. Майков, С. В. Соболева, В. А. Сухарев и др.

Вопросы регулирования регионального развития, выхода из экономи­ческого кризиса, структурной перестройки хозяйственного комплекса страны и субъектов Российской Федерации исследовались И. М. Бусыгиной,  С. С. Галазовой, В. С. Золотаревым, Н. П. Кетовой, В. А. Королевым,  Н. П. Масловой, П. А. Минакиром, В. Ю. Наливайским, В. Н. Овчинниковым, Г. О. Перовым, Е. П. Пешковой, А. А. Татуевым, С. Г. Тягловым,  Т. В. Черновой и др.

Проведенные исследования внесли существенный вклад в реше­ние теоре­тических и методологических вопросов исследуемой проблемы. В то же время следует отметить, что пока еще недостаточно внимания уделяется  разработке новых научных подходов в исследованиях интеллектуальной миграции, пред­ставляющей собой важнейший фактор соци­ально-экономиче­ского развития как на национальном, так и на региональных уровнях. По мнению автора, предлагаемая в диссер­тационной работе концепция интеллектуальной миграции, опирающаяся на теорию доминирующего фактора производства и объясняющая возникнове­ние и развитие массовых интеллектуальных миграций в постиндустриаль­ном обществе в условиях развития процессов глобализации мировой эконо­мики, позволит сформулировать новые, теоретически обоснованные подходы к управлению миграционными процессами.

Признавая научные достижения, полученные в области исследования миграционных процессов, как серьезный научный задел, следует отметить, что еще остается целый круг недостаточно исследованных во­просов, к числу которых относятся: вопросы исследования характера влияния и взаимосвязи инвестиционной привлекательности регионов с миграцией населения; исследование дифференциации миграционных потоков на разных территориальных уровнях; исследование мобильности (взаимозаменяемости) факторов производства, одним из которых является фактор «труд». 

Цель  и задачи исследования. Целью диссертационной работы является теоретико-методологиче­ское обоснование концептуальных подходов исследования миграционных процессов, определение закономерностей их формирования и выявление на этой основе направлений совершенствования механизма управления в системе региональной экономики.

В качестве основных задач исследования, обеспечивающих достижение поставленной цели, предусмотрено:

- исследовать сущностную основу миграции населения и механизмы становления и развития российской миграционной политики;

- выявить и теоретически обосновать детерминирующие факторы миграции с помощью проведения анализа теоретических основ научных подходов исследования миграции населения (в том числе существующих направлений методологиче­ского подхода) и экономико-математического моделирования ожидаемых доходов мигрантов;

- выполнить логический и графический анализ последствий миграции населения и провести их систематизацию как для отправляющих, так и для принимающих регионов;

- раскрыть роль интеллектуальной миграции в социально-экономическом развитии общества в условиях глобализации мировой экономики и разработать авторскую концепцию интеллектуальной миграции;

- разработать теоретические подходы моделирования мобильности (взаимозаменяемости) факторов производства;

- провести диагностику процессов внутренней и внешней российской миграции на национальном и региональном уровнях и выявить ее специфику на основе анализа тенденций развития внутренних и внешних российских миграционных процессов в исторической ретроспективе и применения методов эконометрического моделирования;

- исследовать механизм содержания инвестиционной привлекательности как индикатора миграционных процессов;

- провести теоретико-методологический анализ подходов оценки инвестиционной привлекательности регионов и разработать авторскую методику ее оценки;

- разработать рекомендации повышения миграционной привлекательности регионов на основе повышения их инвестиционной привлекательности;

- теоретически обосновать существование тесной прямой связи миграционной и инвестиционной привлекательности регионов и получить количественные оценки влияния инвестиционной привлекательности регионов на величину входящих миграционных потоков.

Объектом исследования является миграция населения в современной России.

Предмет исследования – закономерности и особенности формирования и развития российских миграционных процессов на современном этапе.

Теоретико-методологической основой исследования послужили  труды классиков экономической науки, современные теории региональной экономики, концептуальные положения фундаментальных и прикладных научных работ отечественных и зарубежных ученых, посвященных исследованию миграционных процессов. Диссертационное исследование базируется на общенаучных подходах, позволяющих рассматривать миграцию как сложное многогранное явление, для изучения которого необходимо применение теоретических и эмпирических методов познания.

Инструментарно-методический аппарат. При разработке проблемы использовались различные методические подходы к исследованию миграционных процессов, в том числе методы логического  анализа, синтеза, обоб­щения, аналогии, классификации, эмпирические методы (анкетирования и опроса), методы экспертных оценок, положения корреляционно-регрессион­ного анализа и математическое моделирование.

Информационно-эмпирической базой исследования  послужили  материалы научно-практических конференций, моно­графий, статей в периодических изданиях российских и зарубежных ученых по исследуемой проблеме; региональные программы экономического развития, а также сведения, размещенные на интернет-сайтах. Статистическую базу исследования составили статистические сборники, ежегодники, бюллетени Федеральной службы государственной статистики России (Росстата) и Ростовстата, Федеральной миграционной службы России (ФМС России), данные национальных статистических служб стран СНГ. В работе также использовались данные Международной организации по миграции (МОМ), Евростата, Департамента ООН по экономическим и социальным вопросам, Программы развития ООН (ПРООН), размещенные на официальных сайтах в Интернете.

Нормативно-правовой базой послужили законы Российской Федерации, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ и органов власти субъектов РФ, ведомственные нормативные акты, концепции и программные документы, аналитические отчеты и доклады органов власти РФ и международных организаций и т. п., затрагивающие вопросы исследуемой проблемы.

Диссертационное исследование выполнено в соответствии с Паспортом специальности ВАК 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством: региональная экономика (п. 5.1 «Развитие теории региональной экономики; методы и инструментарий региональных экономических исследований; проблемы региональных экономических измерений», п. 5.9 «Исследование тенденций, закономерностей, факторов и условий функционирования и развития региональных социально-экономических подсистем», п. 5.13 «Проблемы устойчивого развития регионов разного уровня; мониторинг экономического и социального развития регионов разного уровня».

Концепция диссертационного исследования исходит из того, что теоретико-методологический аппарат миграции может строиться не только на процессе накопления эмпирических знаний о формах и методах организации миграционных потоков, но и на углубленном по факторном системно-аналитическом исследовании миграционных процессов с выходом на формирование прикладных миграционных моделей, позволяющих повысить эффективность инструментарной базы и достоверность исследования.

       Важнейшим ресурсом и фактором устойчивого социально-экономиче­ского развития общества на современном этапе формирования новой эконо­мики (экономики знаний и высоких технологий) становится интеллектуаль­ная миграция. Причины массовых пе­ремещений работников, в том числе вы­сококвалифицированных, согласно существующим научным теориям мигра­ции, различны: экономические, со­циальные, политические, демографические, климатические, экологические и др. Однако, по мнению ав­тора, массовое движение интел­лектуального труда подвержено и иным воз­действиям. Речь идет о взаимо­действии фактора «труд» с доминирующим на данном этапе развития обще­ства фактором производства. В соответствии с концепцией доминирую­щего фактора производства, предлагаемой автором, массовые движения интеллектуальных мигрантов происходят в те страны, в которых использова­ние труда данных мигрантов позволяет создавать и вне­дрять в производство доминантный товар (новые и информационные техно­логии), а собственникам доминантного товара получать наибольшую при­быль.

Положения, выносимые на защиту. По результатам исследования со­искателем выдвигаются и защищаются следующие основные положения:

1. Разработка эффективного организационно-экономического меха­низма регулирования миграционных процессов требует идентификации ми­грации населе­ния как объекта управления и теоретического обоснования основных, влияющих на мотивацию к переселению, факторов и побудитель­ных причин миграции. Инструментом, позволяющим исследовать качествен­ные закономерности развития миграционных потоков с целью решения стра­тегических и оперативных вопросов планирования и оптимального управле­ния миграционными процессами, может быть предложенная теоретико-ана­литическая модель миграции, связываю­щая миграционный поток с диф­фе­ренциальными различиями принимающего и отправляющего регионов в уровнях заработной платы и в чис­ленности экономически активного населе­ния; ре­альным доходом, получаемым в случае незанятости (пособие по безработице) или занятости в неформальном секторе; вероятно­стью трудо­устройства и уровнем безработицы в принимающем регионе; уровнем че­ловеческого капитала и возрастом мигрантов; издержками миграции.

2. На современном этапе формирования инновационной социально-ориентированной экономики, превращения интеллекта, творческого потенциала человека в ведущий фактор экономического роста особо возрастает роль и значение интеллектуальной миграции в социально-экономическом развитии общества. Труд высококвалифицированных мигрантов способствует разви­тию регионов (стран) реципиентов, которые, накапливая научно-техниче­ский потенциал и становясь основными производителями знания (новейших технологий и ноу-хау), получают максимальную прибыль от использования передовых технологий. Массовая интеллектуальная миграция в постиндуст­риальном обществе в условиях развития процессов глобализации мировой экономики является объективной закономерностью и вызвана историческим ходом развития общества. Массовые движения интеллектуальных мигрантов происходят в те страны, в которых использование труда данных мигрантов позволяет создавать и внедрять в производство доминантный товар (новые и информационные технологии), а собственникам доминантного товара получать наибольшую прибыль.

3. Развитие экономики региона существенно зависит от подвижности факторов производства, к которым относятся труд и предпринимательство (человеческие ресурсы), земля и капитал (имущественные ресурсы). Каждый из факторов производства имеет цену, которая отражает баланс спроса и предложения на него как в рамках отдельного региона, так и во взаимоотношениях регионов друг с другом. Одна из причин миграции фактора «труд» – недостаток остальных факторов производства, связывающих его на более выгодных условиях по месту нынешнего нахождения. В этом случае носитель фактора «труд» вынужден предпринимать усилия  по соединению с прочими факторами производства в другом месте, где есть предприниматели, обеспечивающие их более эффективное комбинирование. Перемещение факторов производства должно способствовать повышению эффективности действия этих факторов. Построение и использование модели мобильности (взаимозаменяемости) факторов производства позволит выявить направления инвестирования в факторы производства с целью их эффективного вложения.

4. Сложность структуры миграционных процессов и существенная дифференциация в уровнях социально-экономического развития регионов предполагают для разработки эффективных мер целенаправленного регулирования миграционных процессов необходимость обладания информацией о факторах, оказывающих определяющее воздействие на формирование и интенсивность миграционных потоков. Для анализа процессов миграции и управления ими могут быть использованы эконометрические модели миграции, позволяющие не только выявлять детерминирующие факторы миграции, но и исследовать количественные закономерности развития миграционных процессов на региональном и национальном уровнях. Построение эконометрических моделей межрегиональной миграции должно быть основано на использовании региональной дифференциации уровней факторов.

5.  Сложившаяся миграционная ситуация в России на современном этапе требует оптимизации миграционных процессов, содействия более эффективному использованию трудовых ресурсов. Данное направление миграционной политики должно включать создание условий для повышения территориальной мобильности рабочей силы, таких как развитие и сбалансирование рынков жилья, рынков труда и т. д., которое во многом зависит от объемов вложения инвестиций. Основой для разработки инвестиционной политики регионов является их инвестиционная привлекательность. Анализ сущности инвестиционной привлекательности региона позволяет рассматривать ее как индикатор миграционных процессов: рост инвестиционной привлекательности создает (увеличивает) спрос на рабочую силу, усиливает ожидания повышения качества жизни в этих регионах, способствует снижению оттока населения из них, создает стимулы для миграции и для возвратной миграции.

6. Эффективность и перспективность реализации миграционной политики во многом зависит от совершенствования системы управления инвестиционной деятельностью на региональном и федеральном уровнях с учетом их особенностей, специфических целей и функций. Для реализации данной задачи необходимо определение интегральных оценок инвестиционной привлекательности регионов, базирующихся на использовании системы частных показателей, характеризующих экономический потенциал региона, эффективность использования производственно-ресурсного потенциала, развитие предпринимательства, инноваций и малого бизнеса, уровень потребления и качества жизни, экономические, экологические, криминогенные и другие риски.

7. Разработка инструментария диагностики инвестиционной привлекательности регионов базируется на использовании гибкого вычислительного алгоритма расчета интегральной и рейтинговой оценок, реализующего возможности математической модели сравнительных частных и комплексных оценок инвестиционной привлекательности и позволяющего не только получать интегральные и рейтинговые оценки инвестиционной привлекательности, инвестиционного потенциала и инвестиционного риска, но и выявлять «узкие места» в хозяйственной деятельности обследуемых регионов и разрабатывать рекомендации повышения их инвестиционной и миграционной привлекательности.

8. Миграционные процессы обусловлены различными по своей природе факторами, воздействующими на величину и направленность миграционных потоков. Все факторы, оказывая влияние на миграцию, действуют не изолированно, а находятся в сложном взаимодействии, взаимообусловлены. Сопоставление факторов инвестиционной привлекательности региона с факторами миграции позволяет заключить, что инвестиционная привлекательность включает в себя большинство объективных факторов миграции, поэтому инвестиционную привлекательность региона можно рассматривать как важнейший интегральный объективный фактор миграции, представляющий безусловный интерес для потенциальных мигрантов. Теоретическое обоснование данного положения может быть выполнено с помощью эконометрического моделирования взаимосвязей миграции населения с инвестиционной привлекательностью регионов.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в разработке кон­цептуальных и методологических основ механизмов формирования условий и направлений совершенствования региональной миграционной политики, создании инструментария по выработке научно-практиче­ских рекомендаций, способствующих повышению миграционной и инвестиционной привлекательности регионов.

Конкретные результаты приращения нового знания следующие:

1. Построена экономико-математическая модель ожидаемых доходов мигрантов (связываю­щая миграционный поток с диф­ференциальными различиями принимающего и отправляющего регионов в уровнях заработной платы и в чис­ленности экономически активного населе­ния; ре­альным доходом, получаемым в случае незанятости (пособие по безработице) или занятости в неформальном секторе; вероятно­стью трудо­устройства и уровнем безработицы в принимающем регионе; уровнем че­ловеческого капитала и возрастом мигрантов; издержками миграции), позволившая теоретически обосновать детерминирующие факторы миграции, характеризующие ситуацию на рынке труда, условия занятости, уровень человеческого капитала, возраст мигранта, издержки миграции. Предложенная теоретическая модель получила практическое подтверждение в эконометрических моделях межрегиональной российской миграции, построенных автором в рамках данного исследования.

2. Предложена авторская концепция интеллектуальной миграции, базирующаяся на теории доминирующего фактора производства, согласно которой массовые передвижения интеллектуальных мигрантов происходят под воздействием доминирующего фактора производства в те регионы (страны), где соединение труда интеллектуальных мигрантов с другими факторами производства наиболее эффективно, так как позволяет разрабатывать новые и информационные технологии – доминантный товар в современных условиях. Данная концепция позволила теоретически обосновать возникновение и развитие массовой интеллектуальной миграции в эпоху постиндустриального общества.

3. Предложена теоретическая модель мобильности (взаимозаменяемости) факторов производства (труд, земля, капитал, предпринимательство), структура которой, аккумулируя основные черты моделей мобильности населения, описываемых уравнением Маркова, позволяет изучить процесс мобильности факторов производства с учетом влияния внешних параметров на вероятности перераспределения факторов производства на основе модели авторегрессии первого порядка и исследовать с ее помощью направления и интенсивность перемещения (взаимозаменяемости) всех факторов производства.

4. Построены эконометрические модели иммиграционных потоков в Россию и в Ростовскую область из стран-доноров с положительным естественным приростом населения (стран Закавказья и Средней Азии), позволившие выявить определяющее влияние демографических факторов: рост таких показателей, характеризующих растущую численность населения и преобладание молодых возрастов, как коэффициент естественного прироста, коэффициент рождаемости, коэффициент младенческой смертности в стране-доноре, и их снижение, влияющее на стремительную убыль и старение населения в России (Ростовской области), вызывает рост миграции. По крайней мере, в ближайшей перспективе демографический дисбаланс между Россией и этими странами будет сохраняться и нарастать. Построенные модели позволили не только выявить роль внешней миграции в современном демографическом развитии России и ее регионов, но и установить, что из данных стран в Россию в основном едут мигранты с низким уровнем человеческого капитала, занятые на не престижных, низкоквалифицированных работах.

5. Построена авторегрессионная модель внешней миграции России, математически подтвердившая существование устойчивых миграционных связей на постсоветском пространстве, концептуализированных как Евразийская миграционная система.

       6. Определены основные группы факторов миграции, оказывающие влияние на масштабы и направления межрегиональных перемещений населения в России, позволившие выявить закономерности развития миграционных процессов на разных территориальных уровнях (страны, округа, региона) на основе построенных автором эконометрических моделей зависимости величины внутренних миграционных потоков от факторов миграционного движения. Установлено, что на формирование внутренних российских миграционных потоков детерминирующее влияние оказывают экономические и климатические факторы, определяемые существующим огромным разрывом между российскими регионами по экономическому потенциалу и климатическим условиям.

7. Разработан авторский теоретико-методологический подход к управлению межрегиональной миграцией, базирующийся на использовании интегрального фактора миграции, в качестве которого предложено использовать интегральный показатель инвестиционной привлекательности региона. Предложенный подход к управлению миграцией позволяет учитывать большинство объективных факторов миграции при анализе их совокупного влияния на межрегиональные перемещения, создавать условия для повышения миграционной подвижности населения, а также формировать механизмы обеспечения устойчивого социально-экономического развития регионов.

8. Предложена методика оценки инвестиционной привлекательности регионов, основанная на сформированной автором системе частных показателей инвестиционной привлекательности, объединенных в пять укрупненных групп, характеризующих: экономический потенциал региона; эффективность использования производственно-ресурсного потенциала; развитие предпринимательства, инноваций и малого бизнеса; уровень потребления и качества жизни населения; инвестиционный риск. Алгоритм расчета оценок инвестиционной привлекательности построен таким образом, что полученные значения частных, комплексных и интегральных показателей инвестиционной привлекательности учитывают реальные достижения всех исследуемых регионов и находятся в пределах от нуля до единицы, что значительно упрощает проведение сравнительного анализа регионов по уровню инвестиционной привлекательности и позволяет выявлять сильные и слабые стороны в хозяйственной деятельности всех обследованных регионов и разрабатывать рекомендации по повышению их инвестиционной и миграционной привлекательности.

9.  Построены эконометрические модели взаимосвязей инвестиционной привлекательности регионов, инвестиционного потенциала и инвестиционного риска с величиной входящих миграционных потоков, позволившие установить эластичность миграции и по инвестиционной привлекательности, и по инвестиционному потенциалу, и по инвестиционному риску и математически подтвердить существование тесной прямой связи между уровнем инвестиционной привлекательности и величиной входящих миграционных потоков. Созданная серия моделей позволила повысить эффективность предложенной инструментарной базы и достоверность исследования миграционных процессов.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что обоснованные в ней положения могут расширить теоретические основы изучения миграции, в частности: концепция интеллектуальной миграции, объясняющая возникновение и развитие массовых интеллектуальных миграций;  новый подход к управлению миграцией, базирующийся на использовании интегрального фактора миграции, в качестве которого предложено использовать интегральный показатель инвестиционной привлекательности региона; теоретическое обоснование детерминирующих факторов миграции на основании экономико-математического моделирования ожидаемых доходов мигрантов; построенные эконометрические модели российской миграции, подтвердившие важность демографических факторов в формировании внешних входящих миграционных потоков и важность экономических и климатических факторов в формировании внутренних миграционных потоков; авторегрессионная модель внешней миграции, математически подтвердившая факт образования на территории постсоветского пространства самой молодой в мире Евразийской миграционной системы; теоретические подходы моделирования мобильности (взаимозаменяемости) факторов производства.

Практическая значимость исследования обусловлена тем, что основные положения, выводы и предложения носят прикладной характер: большая часть результатов работы представлена в виде методик, рекомендаций, моделей, приемлемых для использования в практической деятельности.

Анализ последствий миграции населения наряду с анализом современных тенденций ее развития имеет важное значение для оценки нынешнего состояния миграционных процессов и разработки эффективной миграционной политики на региональном и федеральном уровнях.

Построенные эконометрические модели миграции, позволяющие выявить наиболее существенные ее факторы, действующие на разных территориальных уровнях, служат надежной базой для определения наиболее эффективных мер государственного регулирования миграционных процессов.

Сформированная система частных показателей инвестиционной привлекательности рекомендуется к использованию для оценки инвестиционной привлекательности регионов с целью выявления сильных и слабых сторон финансово-хозяйственной деятельности регионов для успешного проведения инвестиционной и миграционной региональной политики.

Разработанная методика оценки инвестиционной привлекательности регионов является инструментарием, позволяющим формулировать практические рекомендации по разработке эффективных управленческих решений по повышению инвестиционной привлекательности и снижению напряженной миграционной ситуации в регионе. Применение данной методики на практике позволило автору получить оценки инвестиционной привлекательности регионов Южного федерального округа9 и выявить резервы повышения инвестиционного потенциала и снижения инвестиционного риска в каждом обследованном регионе.

Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в научном отчете по международному Гранту INTAS «Миграция населения в европейских странах с переходной экономикой: причины и последствия» (20062007 гг.).

Материалы диссертационного исследования могут найти применение в учебном процессе при преподавании дисциплин «Региональная экономика и управление», «Государственное регулирование экономики» и др. Часть из них уже использована в учебных курсах «Анализ и моделирова­ние трудовых показателей», «Эконометрическое моделирование» Ростовского государственного экономического университета (РИНХ).

Апробация результатов исследования. Основные положения диссер­тации прошли научно-практическую апробацию и получили положительную оценку на международных и национальных конференциях и семинарах в 2003–2010 гг., в том числе: Международном семинаре соисполнителей меж­дународного гранта INTAS «Миграция населения в европейских странах с переходной экономикой: причины и последствия» (57 июня 2006 г., Ростов-на-Дону); Международной конференции соисполнителей международного гранта INTAS «Миграция населения в европейских странах с переходной экономикой: причины и последствия» (1517 марта 2007 г., Великобритания, Kingston University London); Региональной научно-практической конферен­ции «Математические методы в современных и классических моделях эко­номики и естествознания» (20032009 гг., Ростов-на-Дону); Межвузовской научно-практической конференции «Статистика в современном мире: ме­тоды, модели, инструменты» (17 апреля 2007 г., Ростов-на-Дону); Междуна­родной научно-практической конференции «Региональные аспекты развития агропромышленного комплекса в Южном федеральном округе: проблемы и перспективы реализации национального проекта» (2223 мая 2007 г., Ростов-на-Дону); Научно-практической конференции «Проблемы создания и ис­пользования информационных систем и технологий» (22 ноября 2007 г., Рос­тов-на-Дону); Международной научно-практической конференции «Развитие России в условиях глобализации мировой экономики (2224 мая 2008 г., Рос­тов-на-Дону); V Международной научно-практической интернет-конферен­ции «Трансформация финансово-кредитных отношений в условиях финансо­вой глобализации» (917 февраля 2009 г.); III Международной научно-прак­тической конференции «Занятость в XXI в.: формы, тенденции изменения, закономерности и мера» (38 января 2010 г., Архыз); Всероссийской научно-практической конференции «Регионы России: проблемы и перспективы эко­номического развития» (2228 марта 2010 г., Москва); Межрегиональной научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава, молодых ученых и студентов «Проблемы устойчивого развития региона» (19 апреля 2010 г., Ростов-на-Дону); Международной научно-практической конференции «Проблемы функционирования и развития экономики регионов Северного Кавказа и ЮФО: вызовы и решения» (1216 мая 2010 г., Нальчик).

Публикации. Основное содержание диссертации и результаты исследования отражены в 39 публикациях, в том числе в 2 авторских монографиях, 12 статьях в ведущих рецензируемых научных журналах из перечня рекомен­дованных ВАК Российской Федерации, общим объемом 43,5 п. л.

Структура и объем диссертационной работы. Диссертация состоит из введения, 18 параграфов, объединенных в 5 глав, заключения, 42 приложений и библиографического списка, содержащего 329 источников.

Введение

1. Теоретико-методологические основы изучения миграции населения

1.1. Сущностная основа миграции

1.2. Объективные и субъективные факторы миграции

1.3. Миграционная политика: механизмы ее становления и развития

2. Современные теоретические направления исследования миграции

населения

  2.1. Основные научные подходы к изучению миграции

  2.2. Обзор существующих направлений методологического подхода

  исследования миграции

  2.3. Экономико-математическое моделирование ожидаемых доходов

  мигрантов

  2.4. Влияние миграции населения на  развитие регионов реципиентов

  и доноров

3. Воздействие доминирующего фактора производства на миграцию и развитие

  3.1. Интеллектуальная миграция в условиях перехода к инновационному

  социально-ориентированному типу развития экономики

  3.2. Ключевые положения и применение теории доминирующего фактора

  производства в концептуализации интеллектуальной миграции

  3.3. Модель взаимозаменяемости факторов производства

4.  Тенденции и основные причины развития миграции населения как фактора, влияющего на трудовой и демографический потенциал регионов России

  4.1. Анализ развития миграционных процессов в исторической ретро-

  спективе

  4.2. Эконометрическое моделирование внешних миграционных  потоков

  4.3. Прикладные аспекты исследования факторов миграционного обмена

  между федеральными округами

  4.4 Основные закономерности формирования миграционных процессов в

  Ростовской области

5. Инвестиционная привлекательность как основа формирования и развития эффективной миграционной политики в Южном федеральном округе

  5.1. Характеристика инвестиционной привлекательности в системе

  формирования и реализации миграционной политики

  5.2. Система и структура показателей оценки инвестиционной

  привлекательности региона

5.3. Оценивание инвестиционной привлекательности регионов

Южного федерального округа

5.4. Инвестиционная привлекательность как системообразующий

  фактор современной региональной миграционной политики

Заключение

Библиографический список

Приложения





ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, степень ее разработанности, формулируются цель и задачи исследования, излагаются положения, выносимые на защиту, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость полученных результатов.

В первой главе  «Теоретико-методологические основы изучения миграции населения» рассматриваются необходимые для дальнейшего исследования сущность понятия «миграция населения», условия и факторы миграционных процессов, механизмы становления и развития российской миграционной политики.

В работе показано, что к настоящему времени, несмотря на обилие работ отечественных и зарубежных ученых по миграции населения, до сих пор еще не сложился понятийный аппарат, соответствующий требованиям современной науки и практики. В диссертационном исследовании проанализированы основные подходы к определению понятия «миграция населения»; отмечается, что в основе существующих определений миграции лежит понимание ее как определенного вида перемещения, движения населения; обращается внимание на многообразие и неоднозначность определений данной категории. На основе анализа различных точек зрения ученых и практиков, касающихся причин, характера и результатов пространственных перемещений, автором принято понятие «миграция населения» как пространственные передвижения людей через административные границы территории (страны, округа, области и т.п.), связанные с переменой места жительства и (или) с несовпадением места жительства и места работы, учебы или иной деятельности.

Миграционные процессы представляют собой сложное общественное явление, обусловливаемое различными по своей природе факторами, которые воздействуют на миграцию в неразрывной связи и поэтому представляют собой единую совокупность причин и условий территориального движения населения. Для управления миграционными процессами важное значение имеют выбор и анализ факторов, оказывающих воздействие на исследуемые  процессы. Все многообразие факторов, инструментов управления миграцией можно разделить на объективные, характеризующие окружающую человека среду, и субъективные, характеризующие потребности и ценностные ориентации потенциальных мигрантов. Среди объективных факторов миграции можно выделить общественные и естественные (природные). Общественные факторы миграции населения (экономические, демографические, социальные, этнические, религиозные, политические, правовые) характеризуют территориальные различия в общественных условиях, а естественные факторы (климатические, почвенные, гидрологические, геологические, орографические, фито- и зоогеографические, экологические) в природных условиях.

В диссертационном исследовании обосновывается влияние указанных факторов на миграционные процессы, поскольку эффективное управление миграционными процессами возможно лишь через понимание и практическое использование знаний основных характеристик миграционных процессов.

Во второй главе «Современные теоретические направления исследования миграции населения» с целью дальнейшей разработки методологии исследования миграции рассматривается сущность основных научных подходов (экономического, демографического, миграционного, социологического, психологического, методологического и др.) к ис­следованию миграции населения. Далее во второй главе предлагается  теоретическая модель миграции, основанная на неоклассической теории миграции10, в соответствии с которой решение о миграции базируется на анализе связанных с ней издержек и прибыли, одним из ключевых компонентов которого является оценка ожидаемого дохода от разрыва в заработках.

Введем обозначения: – индекс отправляющего региона; – индекс принимающего региона; – год переезда из отправляющего региона в принимающий; год прекращения работы; () численность экономически активного населения соответственно в принимающем (отправляющем) регионе до начала миграции; и соответственно число безработных  и занятых в принимающем регионе; число мигрантов из региона в  регион ; - уровень миграции, , ; уровень человеческого капитала мигранта, ; – ставка дисконтирования; () реальная заработная плата соответственно в принимающем (отправляющем)  регионе; реальный  доход, получаемый в случае незанятости (пособие по безработице) или занятости в неформальном секторе в принимающем регионе; вероятность трудоустройства в принимающем регионе, которую определяем исходя из предположения, что до начала процесса миграции  число рабочих мест в принимающем регионе  равно числу занятых, т.е.

,  .

Ожидаемый потенциальным мигрантом чистый доход   от миграции в принимающий регион за период предлагается рассчитывать по формуле:

  ,  (1)

Решение о миграции принимается, если ожидаемый чистый доход от миграции в принимающий регион будет положительным, т.е. . Из условия можно будет найти равновесный уровень миграции:

  .  (2)

В случае постоянного уровня реальных заработных плат в принимающем и отправляющем регионах выражение (2) преобразуется к виду: 

  .

Решение полученного уравнения относительно позволяет получить равновесный уровень миграции:        

  , где ,  (3)

,  , , , .

Построенная автором теоретическая модель миграции связывает миграционный поток с дифференциальными различиями в уровнях заработной платы отправляющего и принимающего регионов, вероятностью трудоустройства, уровнем человеческого капитала и возрастом мигрантов, издержками миграции. Анализ построенной модели миграции позволяет выявить следующие факторы, влияющие на принятие решения о миграции:

1. Ситуация на рынке труда, определяемая в модели вероятностью трудоустройства : чем больше количество рабочих мест и меньше безработных в регионе-реципиенте, тем выше вероятность трудоустройства, тем выше уровень миграции. Заметим, что с ростом уровня безработицы в принимающем регионе мигранты могут потерять (или не найти) работу в легальном секторе экономики и устроиться на  работу в неформальном секторе (или получить пособие по безработице). В этом случае ожидаемые доходы снизятся, число мигрантов сократится.

2. Условия занятости в регионе-доноре и регионе-реципиенте, определяемые в модели размером заработной платы соответственно и (чем больше будет разрыв в оплате труда , тем выше будет уровень миграции). Даже если вероятность трудоустройства мала, миграция будет иметь место, если разрыв в оплате труда достаточно высок.

3. Уровень человеческого капитала мигранта : более мобильны люди с большим запасом человеческого капитала. Чем выше уровень квалификации работника, тем больше у него шансов найти работу. Кроме того, высококвалифицированные мигранты находят хорошо оплачиваемую работу, а мигранты с низким уровнем квалификации соглашаются на непривлекательные низкооплачиваемые рабочие места.

4. Возраст мигранта, определяемый в модели периодом , в течение которого работник сможет получить выгоды от миграции: чем моложе эмигрант, тем больше этот период, тем больше ожидаемый чистый доход мигранта, тем выше уровень миграции.

5. Издержки миграции : чем меньше издержки, тем выше ожидаемый чистый доход работника от миграции в принимающий регион, тем выше уровень миграции.

Одним из достоинств построенной модели является возможность теоретического исследования зависимости входящих в нее показателей с целью отображения качественной оценки этой взаимосвязи. Проведение подобных теоретических исследований является необходимой предпосылкой формирования определенных управленческих воздействий на процессы территориального перераспределения населения. Рассмотренная теоретическая модель нашла практическое подтверждение в эконометрических моделях межрегиональной российской миграции, построенных автором в рамках данного исследования.

Далее во второй главе автором исследуется влияние миграции населения на развитие регионов с помощью проведения логического и графического анализов  последствий миграции для отправляющего и принимающего регионов. Анализ графической модели (рис. 1) позволяет выявить более эффективное использование трудовых ресурсов в результате их  перераспределения  между  регионами: миграция населения приводит, с одной стороны, к снижению уровня безработицы, сокращению напряженности на рынке труда отправляющего региона и, с другой стороны, к росту трудовых ресурсов, росту объемов производства в принимающем регионе и в целом к росту совокупного продукта, произведенного в обоих регионах. Основной вывод из графической модели: экономические последствия миграции в целом носят позитивный характер, передвижение большего числа работников через границы может существенно увеличить глобальное производство, поскольку мигранты переезжают туда, где отдача их труда выше. По оценке Всемирного Банка11, передвижение дополнительных 14 миллионов мигрантов из развивающихся стран в более богатые государства могло бы принести суммарный выигрыш в 350 млрд долларов глобального дохода.

Рисунок 1 Графическая модель экономических последствий миграции.    спрос на рабочую силу; предложение рабочей силы; трудовые ресурсы;  заработная плата.

На основании проведения логического и графического анализов по­следствий миграции автором выполнена их систематизация, представленная на рис. 2. Неоднозначность последствий миграции, их социально-экономиче­ская, демографическая, политическая значимость как для отправляющих, так и для принимающих регионов позволяют рассматривать миграцию как суще­ственный фактор развития общества и делают ее важным объектом государственного регулирования.

В третьей главе «Воздействие доминирующего фактора производства на миграцию и развитие» разработан новый теоретический подход к исследованию интеллектуальной миграции в условиях глобализации мировой экономики, предложена модель мобильности факторов производства.

Массовые миграции населения происходят в течение многомиллионной истории человечества. Причины этих перемещений, согласно существующим концепциям движения, различны: экономические, демографические, социальные, политические, этнические, религиозные, климатические, экологические и др. Однако следует заметить, что массовое движение фактора  «труд» подвержено  и иным воздействиям, которые в рамках существующих концепций миграции не фиксируются. Речь идет о взаимодействии фактора «труд» с другими факторами производства («земля», «капитал», «предпринимательство»). Среди перечисленных факторов особую роль играет фактор,

Рисунок 2 Последствия миграции населения12

который на данном этапе развития страны-реципиента является доминирующим, то есть фактор, инвестирование в который дает наивысший экономический результат по сравнению с инвестированием в любой другой фактор  производства. Доминирование определенного фактора производства в стране-реципиенте проявляется в повышенном спросе на соответствующий доминантный товар13. Заметим, что на последующих этапах  развития общества доминантные свойства одних и тех же факторов производства могут проявляться в иных доминантных товарах. Массовые миграции населения происходят в те страны, в которых использование труда данных мигрантов позволяет собственникам доминантных товаров получать наибольшую прибыль.

  Массовые перевозки рабов из Европы и Африки в Северную Америку  в XVIIXVIII веках были вызваны огромными прибылями, которые получали колонизаторы от эксплуатации труда рабов. Доминирующим фактором производства в Северной Америке был фактор «труд», а доминантным товаром рабы. Всего в британские колонии в Северной Америке, и позднее в США, было доставлено около 13 миллионов рабов из Африки14.

Массовые перемещения немецкого населения из Германии в Россию происходили в прошлом именно тогда, когда доминирующим фактором производства была земля, в избытке имеющаяся в России и в недостаточном количестве в Германии. Главным мотивом переселения для иностранцев был поиск земли и возможность основать своё дело. Большинство немцев переселились в Россию во времена царствования императрицы Екатерины II (17621796), проводившей политику иностранной колонизации российского государства. Переселения немцев не только способствовали развитию неосвоенных территорий, но и несли с собой распространение идей, культуры, передачу опыта, навыков, знаний и т. д.

Великая миграция к Тихому океану в Северной Америке началась с открытия золота в Калифорнии в 1848 г., после чего туда ринулись тысячи старателей. В Калифорнии, не обремененной остатками феодальных и рабовладельческих отношений, были наилучшие условия для развития доминирующего в то время фактора «капитал», который впитывал всех переселенцев в погоне за золотым тельцом. Эти люди были свободны, то есть выполнялось необходимое условие превращения рабочей силы фактора «труд» в капиталистический товар, следовательно, и беспрепятственного развития капитала как доминирующего фактора производства. Золотая лихорадка вызвала бурное развитие капиталистического производства в Калифорнии, превратив ее не только в самый населенный, но и самый богатый американский штат.

В эпоху постиндустриального общества, начавшуюся со второй половины ХХ века, доминирующим фактором производства становится  предпринимательство на основе новых и информационных технологий, а доминантным товаром новые и информационные технологии. Занятость в сфере научно-исследовательских и опытно-конст­рукторских работ (НИОКР) становится мощным двигателем социально-экономи­ческого развития общества. Экономистами документально доказано, что в США появление в науке новых технологий после Второй мировой войны объясняет более половины всех повышений выработки на душу населения15. Если в конце XIX и в начале ХХ веков в условиях доминирования фактора «капитал» наиболее массовой и самой быстрорастущей была профессиональная группа «промышленные рабочие», на долю которой в 1925 г. приходилось в США при­мерно 40 % совокупной рабочей силы, то в середине 80-х годов ХХ века удельный вес промышленных рабочих в общей численности занятых состав­лял лишь 18 %. Самой многочисленной профессиональной группой, согласно статистике Бюро переписей США, сейчас является категория «управляющие и специалисты» более трети всех занятых16. Переход к постиндустриальному обществу, существенно повысив роль научного труда, превратил  интеллектуальный труд в важнейший ресурс и фактор устойчивого развития общества и вызвал на рынке труда нарастающий спрос на научные кадры и квалифицированных работников, способных производить передовую и конкурентную продукцию. Интеллектуальная миграция, увеличивая научный потенциал страны, становится важным условием развития инновационного социально-ориентированного типа экономики.

Межгосударственная интеллектуальная миграция существовала давно. Еще средневековые университеты, пытаясь поднять свой престиж, переманивали ученых из других стран. В России начало интеллектуальной иммиграции приходится на период правления Петра I (16821725 гг.), приглашавшего из Европы деятелей науки. Однако качественные изменения в международной миграции, вызванные научно-технической революцией, суть которых состоит в значительном увеличении среди мигрирующих доли квалифицированных специалистов, начались во второй половине ХХ века. Мас­штабный характер интеллектуальная миграция приобрела в эпоху формиро­вания новой экономики (экономики знаний и высоких технологий) на ру­беже 19401950-х годов в связи с массовой миграцией высококвалифициро­ванных специалистов (ученых, инженеров и т. п.) из Европы  в США, оказавших существенное влияние на развитие науки и экономики американского общества. За пе­риод 19501960 гг. в США эмигрировало около 100 тысяч высококвалифи­цированных специалистов, а за  19661969 гг. 43 тысячи инженеров и ученых17. Позже в данный процесс были вовлечены развивающиеся страны  Азии, Африки, Ла­тинской Америки: всего за 19611980 гг. только в США, Англию и Канаду эмигрировало свыше 500 тысяч специалистов – ученых, инженеров и меди­цинских работников18. После распада Советского Союза в процесс интеллектуальной миграции активно включились Россия и государства Вос­точной Европы. Каждый пятый российский эмигрант в 90-е годы имел высшее образование19, а в конце первого десятилетия XXI века – каждый четвертый (табл. 1).

Таблица 1 Эмиграция из России лиц  в возрасте 14 лет и старше20

Годы

2002

2003

2004

2005

2006

2008

2009

Число выбывших всего, человек

89589

79380

66759

59228

46398

35439

29086

в том числе лиц с высшим образованием

16479

14463

12675

12215

10798

9085

8173

докторов наук

22

14

23

19

23

40

38

кандидатов наук

83

59

53

52

42

53

38

% эмигрантов с высшим образованием

18,4%

18,2%

19%

20.6%

23,3%

25,6%

28,1%

Интеллектуальная миграция приобрела поистине глобальный характер. В странах Евросоюза только за период 20052009 гг. интеллектуальная миграция увеличилась на 40 %. Всего в 2009 г.  около 150 млн человек считались постоянными трудовыми мигрантами, из них примерно 3 млн – высококвалифицированные21.

Рассмотренные выше примеры массовых миграций населения в разные исторические периоды развития общества показывают, что миграция способствует развитию, но по мере развития миграция модифицируется.

Предлагаемая нами концепция интеллектуальной миграции населения основана на применении теории доминирующего фактора производства, разработанной проф. Бугаяном И. Р.22, в соответствии с которой изменение экономических отношений, переход от одной общественно-экономической формации к следующей происходят из-за перемещения доминантных свойств  от одного из четырех факторов производства (предпринимательство, труд, земля, капитал) к другому, что, в конечном итоге, и определяет уровень развития общества. При этом под доминирующим фактором производства понимается  фактор, инвестирование в который дает наивысший результат. Доминирование фактора производства внешне проявляется в доминировании соответствующего ему товара, собственность на который (владение, пользование, распоряжение) позволяет присваивать прибавочный продукт в ранее неведомой экономической форме.

По нашему мнению, теория доминирующего фактора производства объясняет возникновение и развитие массовых интеллектуальных миграций: массовые движения интеллектуальных мигрантов происходят в те страны, в которых использование труда данных мигрантов позволяет создавать и внедрять в производство доминантный товар (новые и информационные технологии), а собственникам доминантного товара  получать наибольшую прибыль. Другими словами, массовые движения интеллектуальных мигрантов  происходят под воздействием доминирующего фактора производства (предпринимательства на основе новых и информационных технологий) туда, где  соединение труда интеллектуальных мигрантов с другими факторами производства наиболее эффективно, так как позволяет разрабатывать конкурентоспособные новые и информационные технологии доминантный товар в современных условиях. Как показывает мировой опыт, это страны, нацеленные на генерирование и внедрение новейших технологий.

Согласно концепции доминирующего фактора производства, массовая интеллектуальная миграция в постиндустриальном обществе в условиях развития процессов глобализации мировой экономики является объективной закономерностью и вызвана историческим ходом развития общества. Интеллектуальная миграция как фактор глобального социально-экономического развития представляет собой закономерное движение «человеческого капитала» на мировом рынке, способствующее обмену знаниями и опытом.

Развитие управляет миграцией. Переход общества на новую ступень развития вызвал появление масштабной интеллектуальной миграции. Одним из первых исследователей миграции, обративших внимание на связь миграции с развитием, является Э. Равенштейн, указавший, что именно экономическое развитие является основной причиной миграции23. Миграция это по существу ответ населения на изменяющиеся условия развития, и она должна восприниматься как неотъемлемая часть процесса развития24. Многостороннее интеллектуальное сотрудничество закономерный и необходимый этап развития цивилизации.

Дальше в главе 3 предложена теоретическая модель мобильности факторов производства. Успешное развитие экономики любого региона в значительной мере зависит от подвижности (взаимозаменяемости) факторов производства – ресурсов ( предпринимательство, труд, земля, капитал), которые необходимо затратить, чтобы произвести товары. В соответствии с теоремой Т. Рыбчинского25 перемещение факторов производства должно осуществляться в те регионы (отрасли), где этот фактор будет использоваться более эффективно. В соответствии с теорией доминирующего фактора производства факторы производства используются наиболее эффективно в тех регионах (отраслях), где они являются доминантными. Следовательно, факторы производства должны перемещаться в те регионы (отрасли), где они становятся доминирующими и поэтому их использование дает наибольшую отдачу и прибыль.

Основой (ядром) модели перемещения (взаимозаменяемости) факторов производства является матрица перемещения , преобразующая вектор факторов производства на начало года  в такой же вектор на начало года  t. Элементами матрицы Р являются вероятности перемещения (взаимозаменяемости) факторов, то есть  () вероятность перехода от фактора j к фактору .

Если предположить, что матрица вероятностей перемещения факторов производства неизменна во времени, то динамику распределения факторов производства можно определить с помощью уравнения Маркова:

  , (4) 

где  .  При условии, что , получим

    (5)

Если в качестве вектора будем рассматривать  вектор  вида , то уравнения (5) примут  вид:        

         

Дальнейшее развитие модели мобильности факторов производства.

Теоретическая модель мобильности факторов производства, предложенная выше, основана на гипотезе, что матрица перемещения факторов производства неизменна во времени, то есть модель построена без учета экзогенных параметров. Однако можно предположить, что на мобильность факторов производства оказывают влияние различные внешние факторы (различия в уровне заработной платы, вероятность трудоустройства, доступность общественных благ, наличие жилья, воздействие человеческого капитала и т.д.).  Для того чтобы учесть влияние внешних факторов на мобильность факторов производства, введем в модель матрицу экзогенных параметров . В этом случае модель мобильности факторов производства будет иметь вид:

  , (6) 

      , , , ,

где можно рассматривать как вероятности перемещения факторов производства с учетом влияния экзогенных параметров.

       Структура построенной теоретической модели позволяет изучить процесс мобильности факторов производства с учетом влияния внешних параметров на вероятности перераспределения факторов производства на основе модели авторегрессии первого порядка, задаваемой уравнением Маркова. Модель мобильности факторов производства (6), аккумулируя основные черты моделей мобильности населения, описываемых уравнением Маркова, позволяет при наличии достаточного числа наблюдений построить модель векторной авторегрессии и исследовать с ее помощью направления и интенсивность перемещения в стране (регионе) всех факторов производства  (предпринимательство, труд, земля, капитал), а не только одного фактора – «труд». Применение экономико-математической модели мобильности факторов производства позволит выявить, инвестирование каких факторов производства носит перспективный характер и способно оказывать положительное влияние на экономическое развитие и решение социально-экономических проблем населения. 

В четвертой главе «Тенденции и основные причины развития миграции населения как фактора, влияющего на трудовой и демографический потенциал регионов России» прослеживается развитие миграционных процессов в России в исторической ретроспективе, проведено исследование современных внутренних и внешних российских миграционных потоков с помощью эконометрического моделирования.

В развитии миграционных процессов в России можно выделить три крупных периода: дореволюционный (до 1917 г.), советский (19171991 гг.), постсоветский (современ­ный).

Миграционные процессы в дореволюционный период были тесно связаны с расширением границ российского государства, с заселением и освоением окраин. По оценкам В. М. Моисеенко, за период 1796–1916 гг. из европей­ских районов России на ее окраины переселилось 12,6 млн человек26. Что касается внешней миграции, то для периода XVII – начало ХХ века российская миграция имела более выраженный экономический характер. За 18201916 гг. общее число эмигрантов составило 4,8 млн человек27, а иммигрантов около 4 млн человек28.

Советский период (19171991 гг.) характеризуется многообразием форм миграционных потоков, вызванных политическими событиями, произошедшими в эти годы. С учетом этих особенностей советский период целесообразно, по предложению А. Г. Магомедовой, разделить на 5 этапов, два из которых имеют положительное сальдо, а три – отрицательное (табл. 2).

Таблица 2 Миграционный прирост (убыль) населения России

в советский период29

Этапы

1

2

3

4

5

Годы

19171926

19271940

19411950

19511975

19761991

Миграционный

прирост, тыс. чел.

-2500

600

-4607

-2761

2586

Внутренняя миграция в советский период характеризовалась высокой межрегиональной подвижностью. Основные внутренние миграционные потоки определялись процессами индустриализации и хозяйственного освоения территорий, богатых полезными ископаемыми (освоение Крайнего Севера, Сибири, строительство БАМа и т. п.). Миграционные процессы складывались в решающей мере под влиянием государственной политики, административного регулирования миграции. Основой этого стало применение ограничений и различного рода стимулов, способствующих развитию внутренних миграций в «нужном» направлении. За советский период миграция населения существенно изменила размещение населения по территории страны: начиная с 1920-х гг. до 1979 г. городское население увеличилось за счет сельского не менее чем на 75 млн человек30, доля городского населения выросла с 17,7 % в 1926 г. до 73,8 % в 1991 г.31. На протяжении большей части советского периода внутренняя миграция населения в России носила центробежный характер, при этом миграционные потоки были преимущественно направлены из европейской части в районы Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Постсоветский период характеризуется превращением России в крупнейший мировой центр иммиграции (второй после США) в связи с распадом СССР и появлением ближнего зарубежья, превратившего внутренние миграционные потоки между Россией и бывшими республиками СССР в международные. В общем объеме иммигрантов, прибывающих в Россию, доля из стран СНГ, Балтии и Грузии составляет свыше 90 %. Основные иммиграционные доноры – Казахстан, Узбекистан, Украина. За 19922009 гг. из данных стран прибыло 4,9 млн человек 61,2 % иммигрантов. Всего за 19922009 гг. приток мигрантов в Россию из стран СНГ, Балтии и Грузии составил 8,0 млн человек, а отток в эти страны – 2,4 млн человек32. Анализируя поток иммигрантов в Россию в постсоветский период, следует отметить сначала его рост с 692 тыс. в 1991 г. до 1147 тыс. в 1994 г., а затем  снижение до 280 тыс. человек в 2009 г. Однако, несмотря на значительное сокращение иммиграционных потоков, масштабы их в Россию остаются значительными, особенно из стран Средней Азии, Украины, Армении, Азербайджана. Снижение потоков мигрантов наблюдается и  при анализе эмиграции из России: в 1992 г. из России выехало 673 тыс., а в 2009 г. – 32,5 тыс. человек. Доля эмигрантов из России в страны СНГ и Балтии составляет около 68 %, что значительно ниже по сравнению с иммиграцией. Основные принимающие страны: Казахстан,  (18,9 %), Украина (22,6 %), Германия (12,4 %), Беларусь (10%). Всего в данные страны в 2009 г. выехало 63,9 % эмигрантов.

Масштабы внутренних миграций в России после распада Советского Союза значительно снизились и продолжают снижаться (с 4,7 млн в 1989 г. до 3,27 млн в 1992 г. и до 1,71 млн человек в 2009 г.).  Следует отметить также закономерность, характерную для внутренней миграции России: более 50 % мигрантов перемещается в пределах своей области (края, республики). Например, в 2008 г. в пределах своей области перемещалось 55,4 % внутренних мигрантов; выезжали за пределы своей области, но не покидали своего федерального округа 20,3 % мигрантов, и лишь 24,3 % мигрантов переезжали в другие федеральные округа. Анализ динамики миграционных обменов между федеральными округами в 19912008 гг. показал на существенные различия в миграционных процессах, происходящих в последнем десятилетии XX века и в начале XXI века. Прежде всего, следует отметить различия в темпах снижения миграционной подвижности населения: если в  19912000 гг. ежегодно объемы внутренних миграций снижались в среднем на 18 тыс. человек, то в 20012008 гг. – на 6 тыс. человек в год. Кроме того, в XXI веке произошло расширение зоны миграционного оттока: если  в  19912000 гг. положительное сальдо наблюдалось в трех округах Центральном, Южном и Приволжском, то в 20012008 гг. только  в двух Центральном и Северо-Западном (рис. 3).

Рисунок 3 Нетто-миграция между федеральными округами России33

Основные выводы из проведенного анализа тенденций развития совре­менных миграционных процессов: 1) произошедшие изменения направлений  внутренних миграционных потоков на противоположные (из районов Сибири, Дальнего Востока и Севера – в европейскую часть страны) приводят к сокращению населения, в том числе трудоспособного, в регионах страны, наиболее богатых природными ресурсами; 2) в связи со сложившейся в стране неблагоприятной демографической ситуацией, выражающейся в естественной убыли населения и ожидаемом в ближайшем будущем сокращении численности экономически активного населения, внешняя миграция является одним из важнейших факторов демографического и социально-экономиче­ского развития российского общества; 3) для устранения перекосов на регио­нальных рынках труда необходимо государственное регулирование миграционных процессов с учетом стратегических задач развития регионов и их геополитического положения.

Одним из основных современных методов исследования миграции, позволяющих выявлять количественные и качественные закономерности миграционных процессов для разработки и обоснования мероприятий миграционной политики, является моделирование миграционных процессов. При построении регрессионных моделей мы основывались на следующих утверждениях российских исследователей миграции Л. Л. Рыбаковского, Т. И. Заславской, Б. С. Хорева, В. И. Переведенцева и др.: «с позиций управления миграцией, значение имеют не факторы уровня жизни, трудообеспеченности и др. в их абсолютном выражении, а территориальные различия между ними», «воздействуют на миграцию не абсолютные значения факторов, будь то в районах выхода или в местах вселения мигрантов, а региональная дифференциация их уровней»34.

Одной из наиболее известных моделей, используемых для проверки влияния факторов на миграционные потоки, является «гравитационная» модель, которая схожа с соответствующим законом гравитации: число людей , мигрирующих из региона    в регион  , увеличивается с размерами регионов и и уменьшается с расстоянием между ними, т.е. зависимость имеет вид:

  ,  (7)

где индекс отправляющего региона35; индекс принимающего региона; постоянная; , , коэффициенты, подлежащие оценке. В соответствии с приведенными выше гипотезами следует, что коэффициенты , , неотрицательные.

Учитывая, что миграционные потоки зависят не только от факторов, включенных в модель (7), «гравитационную» модель необходимо расширить, добавив в нее дополнительные характеристики принимающей и отправляющей сторон.

Модифицированную модель миграции можно записать в виде:

  ,  (8) 

где  вектор объясняющих переменных (записанных в логарифмах); остатки регрессии. 

В качестве объясняющих переменных нами были рассмотрены факторы, отобранные в результате проведения логического анализа (табл. 3).

Таблица 3 Состав показателей, характеризующих

объективные факторы миграции36

Обозначение

показателя

Наименование показателя

1

2

1. Экономический потенциал региона и уровень  эффективности его использования

,

Величина валового регионального продукта  в абсолютном исчислении, млн руб., и в расчете на душу населения, руб.

Стоимость основных фондов, млн руб.

Индекс промышленного производства, в % к предыдущему году

Инвестиции в основной капитал, млн руб.

Производство электроэнергии, млрд киловатт-часов

,

Оборот розничной торговли в абсолютном исчислении, млн руб., и в расчете на душу населения, руб.

Площадь территории, тыс. кв. км

Число жителей на один квадратный километр территории

Численность малых предприятий

Число строительных организаций

Удельный вес убыточных предприятий, %

Просроченная кредиторская задолженность, %

2. Уровень жизни населения

Среднемесячная номинальная заработная плата наемных рабочих, руб.

Среднедушевые денежные доходы населения, руб.

3. Демографические факторы

,

Численность населения региона, в том числе численность экономически активного населения, тыс. человек

Коэффициент естественного прироста на 1000 человек населения

Коэффициент рождаемости

Число пенсионеров на 1000 человек населения

4. Экологические факторы

Выброшено в атмосферу загрязняющих веществ, тыс. т

5. Климатические факторы

Разброс температур разница между средней месячной температурой воздуха в июле и в январе

6. Уровень социального развития

,

Индикаторы развития системы здравоохранения  численность населения на одного врача,  коэффициент младенческой смертности

Окончание табл. 3

1

2

,

Индикаторы развития системы образования  число студентов высших учебных заведений на 1000 человек населения; число студентов средних специальных учебных заведений на 1000 человек населения

7. Показатели, описывающие ситуацию на региональном рынке  труда

Уровень безработицы

,

Потребность  в работниках, человек; потребность в работниках на 1000 человек населения

8. Показатели, описывающие ситуацию на жилищном рынке

Площадь жилья на одного жителя, кв. м

Стоимость одного квадратного метра жилья, руб.

Средний размер построенных квартир, кв. м

9. Показатели, характеризующие состояние рынка платных услуг

Объем платных услуг на душу населения, руб.

10. Показатели, характеризующие транспортную инфраструктуру

Густота автомобильных дорог, км на 1000 кв. км

11. Расходы на миграцию

Расстояние между столицами регионов реципиента и донора, км

Исходной информацией по миграции и отобранным  выше факторам послужили данные Госкомстата, Ростовстата, Федеральной миграционной службы за период 20012006 гг. – для внутренней миграции, 20002006 гг. для внешней миграции, 19902007 гг. для авторегрессионной модели  внешней миграции. При построении регрессионных уравнений использовался пакет прикладных программ Econometric Views. Проверка на автокорреляцию в остатках осуществлялась с помощью теста Бреуша-Годфри. Проверка на гетероскедастичность проводилась с помощью теста Уайта. Статистический анализ полученных уравнений показал, что они значимы: расчетные значения F-критерия больше табличного на 5 % уровне значимости. Проверка по t-критерию коэффициентов регрессии показала, что включенные в модель факторы оказывают существенное влияние на миграцию. Все знаки у коэффициентов регрессии соответствуют экономической сущности влияния аргументов на функцию. Полученные модели характеризуются довольно высокой степенью детерминации (), отсутствием гетероскедастичности и автокорреляции в остатках.

Этапы моделирования.

I. Модели внешней миграции. Поскольку среди международных мигрантов, прибывающих в Россию, выходцы из стран СНГ, Балтии и Грузии составляют 96 %, при моделировании международной миграции нами в качестве стран-доноров были рассмотрены страны СНГ, Балтии и Грузии (14 стран), а из остальных зарубежных стран Германия, США, Канада и Китай, на долю которых приходится 2,1 %  мигрантов в Россию.

Всего построено три модели внешней миграции:

  1. Модель миграции России со всеми 18 странами-донорами: 

  , (9)

  .

2. Модель миграции России с зарубежными странами-донорами с положительным естественным приростом населения: странами Закавказья (Азербайджан, Армения, Грузия) и странами Средней Азии (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан):

, . (10) 

3. Авторегрессионная модель внешней миграции России:

,.  (11)

Анализ модели (9) показывает, что существенное влияние на миграционные потоки в Россию оказывают: экономическая ситуация (валовой региональный продукт ); обеспеченность жильем  ; численность населения ; уровень человеческого капитала .

Модель (10) построена для того, чтобы проследить влияние демографических факторов на миграцию в Россию. Чем больше демографические различия между Россией и странами-донорами, тем больше миграция. В модель вошли такие показатели, характеризующие демографический фактор, как коэффициент естественного прироста и коэффициент рождаемости . На уровень миграции оказывают также влияние  различия в уровнях заработных плат /; коэффициент младенческой смертности , уровень развития транспортной инфраструктуры ;  расстояние между столицами стран . Отрицательный знак коэффициента регрессии при переменной, характеризующей уровень человеческого капитала мигранта , можно объяснить тем, что из стран Средней Азии и Закавказья в Россию в основном едут мигранты, занятые на не престижных, низкоквалифицированных работах. 

Авторегрессионная модель внешней миграции (11) подтверждает, что внешние миграционные процессы  в России  можно рассматривать с позиций «миграционной системы сетей», предполагающей существование зависимости изучаемого миграционного процесса (внешней миграции в России) в момент времени t  от его значений в предшествующие моменты времени. Миграции, имевшие место прежде, привели  к формированию так называемых миграционных сетей, когда новые мигранты могут опереться на опыт и помощь своих земляков, ранее переселившихся и обосновавшихся в странах назначения. Построенное авторегрессионное уравнение внешней миграции математически подтверждает факт образования на территории постсоветского пространства новой, самой «молодой» в мире миграционной системы Евразийской37.

II. Модели внутренней миграции. При исследовании миграции между федеральными округами было рассмотрено семь секций, каждая из которых включала один отдельный принимающий  округ. По каждому округу – 36 наблюдений, всего по всем округам – 252 наблюдения. При построении моделей миграции были рассмотрены различные варианты включения в модель факторов миграции. Для ряда федеральных округов  построено несколько моделей, содержащих различные факторы миграции. Это объясняется тем, что,  во-первых, несколько факторов (объясняющих переменных) могут выражать одно и то же явление и между ними существует достаточно сильная взаимосвязь (мультиколлинеарность), поэтому в модели рекомендуется оставлять одну из этих переменных, а остальные исключать; во-вторых, на миграцию оказывают влияние множество различных факторов, но все они не могут быть одновременно включены в модель, так как качество регрессионной модели существенно зависит от количества факторов, вошедших в модель.

Этапы построения моделей внутренней миграции:

1. Построена общая модель внутренней миграции (моделирование миграционного обмена между федеральными округами).

2. С целью моделирования индивидуальных различий между федеральными округами построены модели миграции по каждому округу, всего 12 моделей, из них: четыре модели для Центрального округа; по две модели – для Северо-Западного и Уральского округов; по одной модели – для Южного, Приволжского, Сибирского и Дальневосточного округов.

Общая модель внутренней миграции России:

, .       (12)

Модели внутренней миграции для Центрального округа: 

  , ; (13) 

 

 

, (14)

  ,  (15)

,  .  (16) 

Модели внутренней миграции  для Северо-Западного округа:

  ,    (17)

  ,  . (18)

Модель внутренней миграции для Южного  округа:

  , . (19)

Модель внутренней миграции  для Приволжского  округа: 

,  .  (20)

  Модели внутренней миграции  для Уральского округа: 

  ,    (21)

  ,.  (22)

  Модель внутренней миграции  для Сибирского округа: 

 

  ,  . (23)

Модель для Дальневосточного округа:

,  . (24)

Анализ полученной общей модели миграции (12) показывает, что в целом влияние на миграцию между федеральными округами России оказывают следующие факторы: региональные различия в уровнях заработной платы ; региональные различия в уровнях экономического развития округов ; расходы на миграцию ; климатические условия . В общую модель вошли также показатели: коэффициент младенческой смертности в отправляющем округе, который можно рассматривать как характеристику развития здравоохранения отправляющего округа (чем выше значение данного коэффициента в округе, тем больше отток населения из него); численность экономически активного населения принимающего округа. С позиций гравитационной модели, данный показатель можно рассматривать как характеристику размера принимающего округа, положительно влияющую на приток населения в данный округ.

Анализ построенных по каждому округу моделей миграции (13)(24) показывает, что в разных округах на миграцию оказывают влияние разные факторы. Самые многочисленные потоки внутренних мигрантов в Центральный округ, занимающий лидирующее положение по уровню экономического развития, подтверждают важность экономических факторов миграции. Большинство факторов, вошедших в модели для Цен­трального округа, характеризуют его высокую миграционную привлекатель­ность: показатели, характеризующие экономический потенциал и различия в уровнях экономического развития округов, различия в уровнях жизни населения, низкий уровень безработицы, развитость транспортной инфраструктуры, демографические факторы. В то же время анализ миграционной модели  для Южного округа, по уровню социально-экономических показателей занимающего 67 место среди федеральных округов, а по объемам прибывающих мигрантов – 3 место, показывает, что в этот округ мигрантов притягивают благоприятные природно-климатические условия. Миграционная непривлекательность Дальневосточного и Сибирского округов объясняется суровыми климатическими условиями, низким уровнем экономического развития регионов (67 место), большими расходами на переезд (удаленностью от центра России).

III. Моделирование миграционных процессов в Ростовской области.

Модели внешней миграции Ростовской области. При моделировании потоков внешней миграции в Ростовскую область, так же как и в Россию, нами построено две модели с теми же странами-донорами.

1. Модель миграционных потоков в Ростовскую область из 18 зарубежных стран:

,

.  (25)

2. Модель миграционных потоков в Ростовскую область из зарубежных стран с положительным естественным приростом населения:

,  . (26)

Анализ моделей (25), (26) показывает, что на иммиграцию в Ростовскую область оказывают существенное влияние расходы на переезд и демографические фактор коэффициент рождаемости . Модель (25) существенно отличается от аналогичной модели миграции (9) для России, а модель (26) очень похожа на аналогичную модель (10) иммиграции в Россию: все факторы, вошедшие в модель для Ростовской области  (26), присутствуют и в модели для России (10).

Из моделей (10) и (26) следует вывод: на иммиграцию из стран Средней Азии и Закавказья, в которых наблюдается положительный естественный прирост населения, определяющее влияние оказывают демографические факторы. Чем больше демографические различия между отправляющими и принимающими странами, тем выше уровень миграции, причем мигрируют, как показывают модели (10) и (26), мигранты с низким уровнем человеческого капитала, согласные на выполнение любых работ.

Модели внутренней миграции Ростовской области. Наибольшее число внутренних мигрантов (45,65 %) прибывает в Ростовскую область из регионов Южного федерального округа; 14,04 % из Центрального округа; 9,72 %  из Приволжского; 9,67 % из Сибирского; 7,45 %  из Дальневосточного; 7,06 % из  Уральского; 6,41 % из Северо-Западного38.

Этапы построения моделей внутренней миграции Ростовской области:

1. Моделирование миграционных потоков в Ростовскую область из всех федеральных округов-доноров. Рассмотрено семь секций, каждая из которых включала один федеральный округ. Всего 42 наблюдения.

2. Моделирование миграционных потоков, прибывающих в Ростовскую область только из регионов ЮФО. Рассмотрено 11 секций (все регионы ЮФО, кроме Чеченской Республики39). Всего 66 наблюдений.

3.  Моделирование внутренних миграционных потоков, прибывающих в Ростовскую область только из-за пределов ЮФО. Рассмотрено шесть секций (все федеральные округа, кроме ЮФО). Всего 36 наблюдений.

Модели миграции (27), (28), учитывающие все внутренние потоки (из всех федеральных округов России), прибывающие в Ростовскую область из-за ее пределов (общие модели):

  , (27)

  ,  . (28)

Модель миграции, учитывающая только миграционные потоки, прибывающие в Ростовскую область из регионов ЮФО:

,  . (29)

Модель миграции, учитывающая только внутренние миграционные потоки, прибывающие в Ростовскую область из-за пределов ЮФО:

, . (30) 

  Анализ общих моделей миграции (27), (28) показывает, что привлекают мигрантов в Ростовскую область: 1) различия в уровнях экономического развития регионов: валовой региональный продукт , удельный вес убыточных предприятий (один из самых низких в Ростовской области); размеры регионов (площадь территории ); 2) демографические факторы: численность пенсионеров на 1000 человек населения ; коэффициент рождаемости ; численность населения ; 3) климат . Сдерживают миграцию издержки миграции: стоимость переезда ; стоимость жилья .

Для моделирования индивидуальных различий внутренних миграционных потоков, прибывающих в Ростовскую область в пределах ЮФО и из-за пределов ЮФО, нами построены модели (29) и (30). Анализ модели (29) показывает, что наиболее важным фактором, притягивающим мигрантов в Ростовскую область из других регионов ЮФО, является возможность найти работу . Способствуют росту миграции также развитость транспортной инфраструктуры – , уровень человеческого капитала мигранта – и снижение заработной платы в регионе отправления. Отрицательно влияют на миграцию высокая стоимость жилья в Ростовской области  и транспортные расходы – . Анализ модели (30) показывает, что факторами, привлекающими мигрантов в Ростовскую область из регионов  других федеральных округов, являются: благоприятный климат – в Ростовской области; возможность трудоустройства – ; различия в уровнях заработных плат . Сдерживают миграцию: высокая стоимость жилья - ; расходы на переезд ; высокий уровень младенческой смертности  . Сравнение модели  внутренних миграционных потоков, прибывающих в ЮФО из других округов, – (19) с моделью (30) показывает, что эти модели отличаются только показателем , который является высоким в Ростовской области и входит в модель (30), но является самым низким в ЮФО среди федеральных округов и отсутствует в модели (19). Сравнение моделей (29) и (30) показывает, что мигрантов из близких регионов (регионов ЮФО) и более удаленных (федеральных округов) привлекают в Ростовскую область разные факторы миграции. Это следует учитывать при разработке управленческих решений в миграционной политике.

Разработанные модели могут быть использованы для выявления факторов, оказывающих влияние на формирование и интенсивность миграционных потоков  на разных уровнях управления, и подготовки рекомендаций по совершенствованию государственной миграционной политики.

В пятой главе «Инвестиционная привлекательность как основа формирования и развития эффективной миграционной политики в Южном федеральном округе» исследован механизм содержания инвестиционной привлекательности как индикатора миграционных процессов; построена  методика оценивания инвестиционной привлекательности регионов; проведено исследование взаимосвязей миграции населения с инвестиционной привлекательностью регионов.

Сложившаяся миграционная ситуация в России на современном этапе требует оптимизации миграционных потоков, содействия более эффективному использованию трудовых ресурсов. Данное направление миграционной политики должно включать создание условий для повышения территориальной мобильности рабочей силы, таких, как развитие и сбалансирование рынков жилья, рынков труда и т. д., которые во многом зависят от объемов вложения инвестиций. Рост инвестиционной привлекательности региона способствует  внедрению новейших технологий, созданию и модернизации производства, развитию малого предпринимательства, развитию и обновлению инфраструктур жизнеобеспечения и т. д. В результате инвестиционную привлекательность, рост которой благоприятствует не только созданию (увеличению) спроса на рабочую силу, но и повышению качества жизни в этих регионах, можно рассматривать в качестве основного рычага, с помощью которого возможно регулирование миграционных процессов. Подобно тому, как инвестору при выборе объектов инвестирования необходимо знать уровень инвестиционной привлекательности региона, чтобы оценить условия для вложения капитала с целью обеспечения наибольшей эффективности инвестиций и наименьших рисков, так и потенциальному мигранту при выборе места переселения необходимо оценить условия вложения своего человеческого капитала.

Реализация данной задачи предполагает разработку инструментария диагностики инвестиционной привлекательности регионов. Для оценивания инвестиционной привлекательности регионов автором сформирована система частных показателей инвестиционной привлекательности, объединенных в пять укрупненных групп факторов, характеризующих экономический потенциал региона, эффективность использования производственно-ресурсного потенциала, показатели развития предпринимательства, инноваций и малого бизнеса, показатели уровня потребления и качества жизни населения, показатели, характеризующие риски экономические, экологические, криминогенные и др. (табл. 4).  По каждому из частных  показателей  даны рекомендации по сбору информации и ее предварительной обработке.

Таблица 4 Состав показателей, характеризующих

инвестиционную привлекательность региона40

Обозначение

показателя

Наименование показателя, формула расчета

1

2

1. Показатели экономического потенциала региона

Сельскохозяйственные  угодья и пашни (фактор «земля»),  млн руб.: 

,  где площадь с/х угодий и пашни, используемых землепользователями, занимающимися с/х производством, тыс. га;  кадастровая стоимость 1 га земли, руб./га.

Продолжение табл. 4

1

2

Трудовые ресурсы (фактор «труд»), млн руб.: ,

где  численность экономически активного населения, тыс. чел.; среднемесячная номинальная заработная плата наемных рабочих, руб.

Стоимость основных фондов (фактор «капитал»), млн руб.

Валовой региональный продукт, млн руб.

Розничный товарооборот, млн руб.

Инвестиции в основной капитал, млн руб.

Густота автомобильных дорог, км. на 1000 кв. км.

Добыча полезных ископаемых, млн руб.

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды, млн руб.

Число студентов высших и средних специальных заведений, тыс. чел.: , где  число студентов средних специальных учебных заведений, тыс. чел.; число студентов высших учебных заведений, тыс. чел.

2. Показатели региональной эффективности производства

Валовой региональный продукт на одного работающего, тыс. руб.:  ,  где   валовой региональный продукт, млн руб.; численность занятых в экономике, тыс. чел.

Индекс промышленного производства товаров и услуг, в процентах  к предыдущему году

Индекс капиталовложений, в процентах к предыдущему году

Удельный вес накоплений в денежных доходах населения, %

Фондоотдача:, где валовой региональный продукт, млн руб.; стоимость основных  фондов, млн руб.

3. Показатели развития предпринимательства, инноваций и малого бизнеса

Число предпринимателей без образования юридического лица (ПБОЮЛ)  на 1000 человек населения: , где  число предпринимателей без образования юридического лица, тыс. чел.,  численность населения, тыс. чел.

Число малых предприятий на 1000 человек населения: ,  где    число малых предприятий, тыс.

Число организаций, выполняющих научные разработки

Численность персонала, занятого исследованиями и разработками, чел.

Число организаций, использующих глобальные информационные сети, % от общего числа обследованных организаций

Удельный вес инвестиций в частном и смешанном секторах экономики

Удельный вес лиц, занятых в частном и смешанном  секторах экономики

Удельный вес лиц, занятых в отраслях рыночной инфраструктуры

Число крестьянских (фермерских) хозяйств на 1000 человек населения: ,  где    число крестьянских (фермерских) хозяйств, тыс.; численность населения, тыс. чел.

Окончание табл. 4

1

2

Удельный вес подрядных работ, выполненных в частном и смешанном секторах экономики

4. Показатели  уровня потребления и качества жизни

Среднедушевые денежные доходы населения в месяц, руб.

Величина прожиточного минимума на душу населения (все население),  руб.  в мес.

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении (все население),  количество лет

Обеспеченность врачами на 1000 человек населения

Потребление овощей и бахчевых в год,  кг  на 1 члена домохозяйства

Потребление мяса и мясопродуктов в год, кг на 1 члена домохозяйства

Потребление молока и молочных продуктов в год, кг  на 1 члена  домохозяйства

Обеспеченность жильем, кв. м на человека

Обеспеченность жилья ванной и душем, %

Обеспеченность жилья телефоном на 1000 человек городского населения, шт.

Объем бытовых услуг на одного члена домохозяйства, руб.

Численность автомобилей на 1000 человек населения

5. Показатели инвестиционного риска

Удельный вес убыточных предприятий, %

Просроченная кредиторская задолженность, в % к общей  задолженности

Удельный вес населения с доходами ниже прожиточного минимума, %

Уровень безработицы, в %

Удельный вес пенсионеров в составе населения -ого региона, %

Заболеваемость населения, на 1000 чел.

Коэффициент младенческой смертности, число детей, умерших в возрасте до 1 года на 1000 родившихся живыми

Выброшено в атмосферу загрязняющих веществ, тыс. тонн

Число зарегистрированных преступлений на 100 0000 человек населения

Число погибших от ДТП на 100 000 человек населения

Уровень стабильности политического положения в регионе

  Автором предложен алгоритм преобразования абсолютных значений исследуемых частных показателей в безразмерную шкалу, основанный на использовании наиболее высоких результатов, достигнутых в исследуемых объектах. Расчет интегральной и рейтинговой оценок инвестиционной привлекательности региона осуществляется с помощью вычислительного алгоритма, реализующего возможности математической модели сравнительной комплексной оценки инвестиционной привлекательности региона (табл.5).

Таблица 5 Формулы расчета интегральных оценок

инвестиционной привлекательности региона41

1

Формула  преобразования натуральных значений ис­следуемых

частных показателей в безразмерную шкалу:

  ,   (31) 

где  j –номер региона; 

i – номер укрупненной группы показателей;

  q  – номер показателя в группе;

  n  - количество регионов;

k – количество сформированных укрупнен­ных групп показателей;

  mi  - количество отобранных  показателей в  i-ой  группе;

  Хiqj -  значение в натуральных единицах измерения q-ого показателя  j-ого региона в i-ой группе;

  tiqj , значение в безразмерных единицах  q-ого  показателя  j-ого региона в  i-ой группе.

2

Расчет комплексных показателей j-ого региона в i-ой группе

  (32)

где  Tij  комплексный показатель j-ого региона в i-ой группе, соответственно: экономического потенциала ; региональной эффективности ; развития предпринимательства, инноваций и малого бизнеса ; уровня потребления и качества жизни  ; инвестиционного риска ;

  piqj   вес частного q-ого показателя  j-ого региона в i-ой группе;

  tiqj , значение в безразмерных единицах  q-ого  показателя  j-ого региона в i-ой группе

3

Расчет комплексной оценки инвестиционного потенциала региона

(33)

где  T*j  – комплексная оценка инвестиционного потенциала j-ого региона;

p*ij – вес комплексного показателя  j-ого региона  i-ой группы в ком­плексной оценке инвестиционного потенциала.

4

Расчет интегральной оценки инвестиционной привлекательности региона

  (34) где  Tj  – интегральная оценка инвестиционной привлекательности j-ого региона;

pij  – вес комплексного показателя  j-ого региона  в i-ой группе в интегральной  оценке инвестиционной привлекательности региона, 

Таблица 6 Рейтинговые оценки, частные и комплексные показатели экономического потенциала42

Регион

С/х угодья и пашни  (фактор

«земля»)

Трудовые ресурсы (фактор «труд»)

Стоимость основных фондов (фактор «капитал»)

Валовой региональный  продукт 

Розничный товарооборот

Инвестиции в основной  капитал

Густота автомобильных дорог 

Добыча полезных ископаемых

Производство и распределение эл. энергии, газа и воды

Число студентов высших и средних специальных заведений

Комплексный показатель

Рейтинг

Процент от достигнутого наибольшего значения экономического потенциала

%

вес показателя

0,1

0,15

0,15

0,15

0,1

0,15

0,025

0,06

0,06

0,055

-

-

-

Республика Адыгея

0,041

0,066

0,052

0,048

0,048

0,026

0,477

0,035

0,052

0,090

0,060

10

6%

Республика Дагестан

0,208

0,277

0,305

0,246

0,396

0,265

0,357

0,167

0,118

0,480

0,277

5

29%

Республика Ингушетия

0,008

0,043

0,023

0,021

0,014

0,023

0,566

0,040

0,006

0,045

0,038

12

4%

Кабардино-Балкарская Республика

0,048

0,132

0,081

0,078

0,103

0,042

1,000

0,046

0,076

0,128

0,104

7

11%

Республика  Калмыкия

0,052

0,040

0,055

0,025

0,019

0,026

0,099

0,066

0,035

0,058

0,041

11

4%

Карачаево-Черкесская Республика

0,040

0,059

0,061

0,047

0,057

0,054

0,500

0,034

0,088

0,077

0,067

9

7%

Республика Северная ОсетияАлания

0,087

0,093

0,089

0,083

0,084

0,044

0,671

0,009

0,069

0,151

0,093

8

10%

Краснодарский край

1,000

1,000

1,000

1,000

1,000

1,000

0,514

0,639

0,944

0,872

0,956

1

100%

Ставропольский край

0,580

0,444

0,464

0,394

0,451

0,279

0,244

0,287

1,000

0,598

0,457

4

48%

Астраханская область

0,029

0,222

0,283

0,199

0,153

0,193

0,146

0,594

0,263

0,225

0,220

6

23%

Волгоградская область

0,341

0,533

0,558

0,599

0,429

0,233

0,256

1,000

0,683

0,575

0,504

3

53%

Ростовская область

0,818

0,819

0,745

0,726

0,872

0,609

0,331

0,498

0,926

1,000

0,753

2

79%

В таблице 6 в качестве примера представлены результаты расчета по разработанной автором методике частных и комплексных показателей экономического потенциала; в таблице 7 интегральных и рейтинговых оценок инвестиционной привлекательности (столбцы 6, 7), инвестиционного потенциала (столбцы 8, 9), инвестиционного риска (столбцы 10, 11) регионов ЮФО (кроме Чеченской Республики). Анализ полученных оценок инвестиционной привлекательности регионов ЮФО показал, что даже в регионах, занимающих лидирующие позиции, уровень инвестиционной привлекательности по сравнению с оптимальным, равным единице, недостаточно высокий. Первые два места по уровню инвестиционной привлекательности занимают Краснодарский край и Ростовская область. Их интегральные показатели соответственно равны 0,746 и 0,694. В остальных регионах ЮФО уровень инвестиционной привлекательности  находится в пределах 0,229 Т   0,585. Последние места занимают республики Ингушетия и Калмыкия. Их интегральные оценки соответственно равны 0,229 и 0,272, что составляет 31 % и 36 % от  максимально достигнутого уровня инвестиционной привлекательности в ЮФО. 

Сопоставление результатов, полученных автором, с рейтингом инвестиционной привлекательности регионов России, ежегодно публикуемым агентством «Эксперт-РА»43, указывает на совпадение большинства полученных рейтинговых оценок (см. табл. 7). Действительно, по инвестиционному потенциалу (табл. 7, столбцы 3, 9) полностью совпадают рейтинги у пяти регионов, занимающих первые четыре места (Краснодарский край, Ростовская область, Волгоградская область, Ставропольский край), и у Карачаево-Черкесской Республики, занимающей девятое место. У пяти регионов (Республики Дагестан, Северная ОсетияАлания, Калмыкия, Ингушетия и Астраханская область) различия в рейтингах инвестиционного потенциала составляют один балл и только у двух республик (Кабардино-Балкарской и Адыгеи) рейтинги отличаются на  2–3 балла. Однако использование только рейтинговых оценок не позволяет установить реальную дистанцию между регионами. Анализ рассчитанных по методике автора  (см. табл. 7, столбец 8) комплексных показателей инвестиционного потенциала у республик  Кабардино-Балкарская и Адыгея  (соответственно  0,382 и 0,398,  что составляет  47 % и 49 %  от потенциала Краснодарского края, занимающего первое место в рейтинговой оценке) показывает на небольшие различия в уровнях инвестиционного потенциала данных регионов.  С другой стороны,  для Ростовской  и Волгоградской областей, занимающих соседние позиции (2-е и 3-е

места) в рейтинговой оценке, комплексные показатели  соответственно равны 0,789 и 0,647, что составляет 96 % и 79 % от потенциала Краснодарского края – разница в 17 %.  Сравнение рейтингов регионов по инвестиционному риску (столбцы 5, 11 табл. 7) также указывает на небольшие расхождения в полученных  оценках.

Таблица 7 Сравнение  результатов расчета инвестиционного  потенциала и инвестиционного риска регионов ЮФО44

Распределение регионов ЮФО по рейтингам45

Регион

Расчеты «Эксперт-РА»46

Расчеты  автора

РФ

ЮФО

РФ

ЮФО

ЮФО

r*

T

r

T*

r*

T5

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

Краснодарский край

6

1

4

1

0,746

1

0,820

1

0,386

1

Ростовская область

14

2

15

2

0,694

2

0,789

2

0,453

3

Волгоградская область

20

3

23

4

0,585

3

0,647

3

0,472

7

Ставропольский край

27

4

18

3

0,574

4

0,608

4

0,421

2

Республика Адыгея

76

10

56

5

0,379

7

0,398

7

0,453

4

Республика Дагестан

38

5

72

7

0,448

5

0,454

6

0,463

5

Астраханская область

56

6

69

6

0,448

6

0,477

5

0,469

6

Республика Северная

Осетия Алания

67

7

74

8

0,365

8

0,393

8

0,513

8

Кабардино-Балкарская

Республика

68

8

75

9

0,342

9

0,382

10

0,595

9

Карачаево-Черкесская

Республика

75

9

78

10

0,338

10

0,390

9

0,601

10

Республика Калмыкия

82

12

79

11

0,272

11

0,332

11

0,708

11

Республика Ингушетия

79

11

84

12

0,229

12

0,262

12

0,719

12

Достоинством методики «Эксперт-РА» является значимость факторов, определяющих инвестиционный потенциал и инвестиционный риск. К недостаткам можно отнести использование слишком большого числа показателей – около двухсот. Кроме того, сравнительная рейтинговая оценка инвестиционной привлекательности регионов не позволяет выявить, насколько велики (или малы) различия между регионами, занимающими последовательные порядковые места.

Разработанная автором методика оценки инвестиционной привлекательности регионов обладает рядом достоинств, делающих ее весьма ценной для потенциального инвестора:  во-первых, доступность информации – интегральная и рейтинговая оценки инвестиционной привлекательности региона осуществляются на основе статистических показателей, публикуемых в статистических ежегодниках регионов; во-вторых, неизбыточность и полнота информации – всего сорок восемь исходных статистических показателей используются для характеристики различных аспектов инвестиционной привлекательности региона; в-третьих, интегральная оценка является сравнительной: она учитывает реальные достижения всех исследуемых регионов; базой отсчета для получения относительных значений показателей инвестиционной привлекательности регионов являются сложившиеся в реальной рыночной конкуренции наиболее высокие результаты из всей совокупности сравниваемых объектов; в-четвертых, значения рассчитанных по данной методике частных, комплексных и интегральных показателей инвестиционной привлекательности находятся в диапазоне от нуля до единицы, что значительно упрощает проведение сравнительного анализа регионов и позволяет  выявлять резервы повышения инвестиционной привлекательности не только в отстающих регионах, но и в регионах, занимающих лидирующее положение. Использование данной методики позволяет, с одной стороны, органам государственной власти и управления обнаружить недостатки в хозяйственной деятельности региона, предусмотреть мероприятия по их ликвидации и улучшить возможности привлечения инвестиционных ресурсов. С другой стороны, анализ инвестиционной привлекательности регионов, проведенный на основе данной методики, позволяет каждому стратегическому инвестору с учетом его интересов выбрать интересующий его объект инвестирования.        

Применение данной методики позволило автору выявить резервы повышения  инвестиционного потенциала и снижения инвестиционного риска в каждом исследованном регионе. В качестве примера в таблице 8 приведены рекомендации по Ростовской области.

Таблица 8 – Резервы повышения инвестиционной

привлекательности в Ростовской области47

Резервы повышения инвестиционной привлекательности

1

2

1

Улучшение транспортной инфраструктуры (соответствующий частный показатель  = 0,331)

2

Увеличение ВРП на одного работающего (соответствующий частный показатель  = 0,766)

3

Увеличение индекса капиталовложений (соответствующий показатель = 0,658)

4

Увеличение  числа крестьянских (фермерских) хозяйств на 1000 человек населения  (соответствующий  показатель = 0,238)

5

Увеличение обеспеченностью врачами на 1000 человек населения (соответствующий показатель = 0,574)

6

Снижение удельного веса убыточных предприятий (соответствующий показатель = 0,462)

7

Снижение удельного веса пенсионеров в численности населения – за счет роста рождаемости и миграционного прироста (соответствующий показатель = 0,993)

Окончание табл.8

1

2

8

Снижение заболеваемости населения на 1000 человек (соответствующий показатель = 0,973)

9

Снижение выбросов в атмосферу загрязняющих веществ (соответствующий показатель = 0,787)

10

Снижение числа преступлений на 100 000 человек населения (соответствующий показатель = 0,672

11

Снижение числа погибших от ДТП на 100 000 человек населения (соответствующий показатель = 0,643)

В предложенной автором методике для получения интегральной оценки инвестиционной привлекательности региона используется многофакторный подход, учитывающий взаимодействие множества факторов. Сопоставление факторов инвестиционной привлекательности региона с факторами миграции населения позволило автору сделать вывод, что инвестиционная привлекательность региона включает в себя большинство объективных факторов миграции населения, поэтому показатели инвестиционной привлекательности региона представляют безусловный интерес не только для инвесторов, но и для потенциальных мигрантов. На суще­ствование прямой связи между инвестиционной привлекательностью региона и потоками мигрантов, прибывающих в данный регион, указывают и данные таблицы 9, анализ  которых показывает, что регионы с более высоким уровнем инве­стиционной привлекательности притягивают большее число мигрантов.

Таблица 9 – Сравнение регионов Южного федерального округа по рейтингам инвестиционной привлекательности и миграции населения48

Регион

Миграция населения

Инвестиционная привлека­тельность (расчеты автора)

Число  прибытий, чел.

Рейтинг

региона

Интегральный

пока­затель

Рейтинг

региона

1

2

3

4

5

Республика Адыгея

8652

8

0,379

7

Республика Дагестан

28091

5

0,448

5

Республика Ингушетия

3305

12

0,229

12

Кабардино-Балкарская Республика

7268

10

0,342

9

Республика Калмыкия

6782

11

0,272

11

Карачаево-Черкесская Республика

8432

9

0,338

10

Окончание табл. 9

1

2

3

4

5

Республика Северная

Осе­тия-Алания

8675

7

0,365

8

Краснодарский край

85437

1

0,746

1

Ставропольский край

45095

3

0,574

4

Астраханская область

15539

6

0,448

6

Волгоградская область

28119

4

0,585

3

Ростовская область

48393

2

0,694

2

Проведенные исследования позволили автору заключить, что инвестиционную привлекательность региона можно рассматри­вать как важнейший интегральный объективный фактор миграции. Этот вывод под­тверждается также построенными моделями (35)(37) взаимосвязей миграции населения (числом мигрантов, прибывших в регион в иссле­дуемом году) с инвестиционной привлекательностью , инвестиционным по­тенциалом и инвестиционным риском региона , рассчитанными по разра­ботанной автором методике (табл. 10).

Таблица 10 Взаимосвязь миграции населения с интегральными  показателями инвестиционной привлекательности, инвестиционного

потенциала и инвестиционного риска49

Уравнение регрессии

R2

F

    ,  (35)

 

0,9342

141,9257

    , (36)

 

0,9183

112,4375

  , (37)

 

 

0,7396

28,4055

В уравнениях под коэффициентами регрессии в скобках ука­заны стандартные ошибки коэффициентов регрессии, под ними – значения P-value t-статистики; коэффициент детерминации, расчетное значение критерия Фишера. Статистический анализ полученных уравнений показал, что они значимы. Анализ коэффициентов эластичности (степенных показате­лей при переменных , , ) показывает, что миграция является эластич­ной функцией и по инвестиционной привлекательности, и по инве­стицион­ному потенциалу, и по инвестиционному риску: рост инвестиционной привлекательности региона на 1 % вызывает увеличение притока мигрантов на 2,6 %; увеличение инвестиционного потенциала региона на 1 % способствует росту притока мигрантов на 2,7 %; рост инвестиционного риска на 1 % вызы­вает  снижение притока мигрантов в регион на 4,2 %.

Таким образом, показатель инвестиционной  привлекательности  можно использовать в качестве результирующего индикатора развития регионов, на который чутко реагирует миграция населения. Владение информацией об  инвестиционной привлекательности региона, включающей в себя большинство объективных факторов миграции, позволит мигранту лучше ориентироваться при выборе места переселения. Политика повышения инвестиционной привлекательности регионов усиливает ожидания повышения качества жизни в этих регионах, способствует снижению оттока населения из них, создает стимулы для ми­грации и для возвратной миграции.

       В заключении изложены итоговые результаты и выводы диссертационного исследования.

       

ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Монографии:

1. Батищева, Г. А. Инвестиционная привлекательность как основа формирования эффективной инвестиционной политики в Южном федеральном округе [Текст]: монография / Г. А. Батищева. – Ростов н/Д: Рост. гос. эконом. ун-т (РИНХ), 2008. – 8,6 п. л.

2. Батищева Г.А. Исследование и моделирование миграционных процессов в России [Текст]: монография / Г. А. Батищева. – Ростов н/Д: Рост. гос. эконом. ун-т (РИНХ), 2009. – 14,8 п. л.

Научные статьи в изданиях, рекомендуемых ВАК:

3. Батищева, Г. А. Исследование взаимосвязей миграции населения с инвестиционной привлекательностью региона [Текст] / Г. А. Батищева // Российское предпринима­тельство. 2010. № 2 (1). – 0,4 п. л.

4. Батищева, Г. А. Моделирование последствий трудовой миграции [Текст] / Г. А. Батищева // Вестник Ростовского государственного экономического университета (РИНХ). 2009. № 3 (29). – 0,9 п. л.

5. Батищева, Г. А. Исследование факторов миграционного обмена  между федеральными округами России [Текст] / Г. А. Батищева // Региональная экономика: теория и практика. 2009. № 30 (123). – 1,1 п. л.

6. Батищева, Г. А. Методика определения инвестиционной привлекательности регионов [Текст] / Г. А. Батищева // Экономический анализ: теория и практика. 2009. № 19 (148). 0,8 п. л.

7. Батищева, Г. А. Совершенствование методологии оценивания инвестиционной привлекательности регионов [Текст] / Г. А. Батищева // Российское предпринима­тельство. 2009. № 6 (1). – 0,4 п. л.

8. Батищева, Г.А. Исследование внутренней ми­грации в России [Текст] / Г. А. Батищева // TERRA ECONOMICUS (Экономический вестник Ростовского государствен­ного университета). 2009. № 2. Т. 7. Ч. 2. – 0,7 п. л. 

9. Батищева, Г. А. Оценивание инвестиционной привлекательности регионов Южного федерального округа [Текст] / Г. А. Батищева // Финансы и кредит. 2009. № 20 (356). – 1,1 п. л.

10. Батищева, Г. А. Микроэкономический анализ ожидаемых доходов мигрантов [Текст] / Г. А. Батищева // TERRA ECONOMICUS (Экономический вестник Ростовского государствен­ного университета). 2009. № 1. Т. 7. Ч. 2. – 0,6 п. л.

11. Батищева, Г. А. Моделирование инвестиционных процессов [Текст] / Г. А. Батищева // Экономический вестник Ростовского государствен­ного университета. 2008. № 4. Т. 6. Ч. 2. – 0,8 п. л. 

12. Батищева, Г. А. Миграция в Европе: концепции двух школ [Текст] / Г. А. Батищева // Философия хозяйства. Альманах Центра об­щест­венных наук и экономиче­ского фа­культета МГУ им. М. В. Ломоносова. Специ­альный выпуск. 2006. Но­яб. – 0,4 п. л.

13. Батищева, Г. А. Миграция населения в европейских странах: причины и последствия [Текст] / Г. А. Батищева // Философия хозяйства. Альманах Центра об­щест­венных наук и экономиче­ского фа­культета МГУ им. М. В. Ломоносова. Специ­альный выпуск. 2006. Дек. Ч. 1.– 0,9 п. л.

14. Батищева, Г. А. Модель инвестирования, учитывающая субординацию и, как следствие, мобильность факторов производства [Текст] / Г. А. Батищева, И. Р. Бугаян // Философия хозяйства. Альманах Центра об­щест­венных наук и экономиче­ского фа­культета МГУ им. М. В. Ломоносова. Специ­альный выпуск. 2006. Дек. Ч. 1. – 0,5 п. л. (авт. 0,4 п. л.).

Другие публикации по теме диссертации:

15. Батищева, Г. А. Анализ и моделирование миграционных процессов в Ростовской области [Текст] / Г. А. Батищева, Н. П. Маслова // Народное хозяйство: вопросы инновационного развития. Всероссийский научно-практический журнал. 2010.  № 3. – 0,7 п. л. (авт. – 0,6 п. л.).

16. Батищева, Г. А. Современные тенденции развития миграционных процессов в России [Текст] / Г. А. Батищева // Общественные науки. Всероссийский научный журнал.   2010. № 3. – 0,7 п. л.

17. Батищева, Г. А. Концептуализация интеллектуальной миграции на основе  доминирующего фактора производства [Текст] / Г. А. Батищева // Регионы России; проблемы и перспективы экономического развития : сб. докладов по итогам Всерос. науч.-практ. конф. / под ред. О. Н. Мельникова. – М.: Креативная экономика, 2010. 0,2 п. л.

18. Батищева, Г. А. Применение теории доминирующего фактора производства в концептуализации интеллектуальной миграции [Текст] / Г. А. Батищева // Дискуссия теоретиков и практиков : сб. науч. трудов. Тюмень: Ист Консалтинг, 2010. – 0,4 п. л.

19. Батищева, Г. А. Инвестиционная привлекательность как системообразующий фактор современной миграционной политики [Текст] / Г. А. Батищева // Занятость в XXI веке: формы, тенденции изменения, закономерности и мера : материалы III Международ. науч.-практ. конф. (48 января 2010 г., п. Архыз) – Ростов н/Д : Рост. гос. эконом. ун-т (РИНХ), 2010. – 0,3 п. л.

20. Батищева, Г. А. Разработка моделей внутренних миграционных потоков в России [Текст] / Г. А. Батищева // Философия хозяйства. Альманах Центра об­щест­венных наук и экономиче­ского фа­культета МГУ им. М. В. Ломоносова. Специ­альный выпуск. 2009. Сент.   0,4 п. л.

21. Батищева, Г. А. Экономические последствия трудовой миграции [Текст] / Г. А. Батищева // Философия хозяйства. Альманах Центра об­щест­венных наук и экономиче­ского фа­культета МГУ им. М. В. Ломоносова. Специ­альный выпуск. 2009. Сент. 0,9 п. л.

22. Батищева, Г. А. Методические подходы к оценке инвестиционной привлекательности регионов [Текст] / Г. А. Батищева // Философия хозяйства. Альманах Центра об­щест­венных наук и экономиче­ского фа­культета МГУ им. М. В. Ломоносова. Специ­альный выпуск. 2009. Сент.– 0,8 п. л.

23. Батищева, Г. А. Исследование влияния инвестиций  на основные компоненты развития экономики [Текст] / Г. А. Батищева // Финансовая аналитика: проблемы и решения. На­учно-практический и ин­формационно-аналитиче­ский сборник. М.: Финансы и кредит, 2009. 0,5 п. л.

24. Батищева, Г. А. Построение интегральной оценки инвестиционной привлекательности регионов Южного федерального округа [Текст] / Г. А. Батищева // Развитие России в условиях глобализации мировой эко­номики : материалы  Меж­дународ. науч.-прак­т. конф. (2224 мая 2008 г., Ростов н/Д) : в 3-х т. Т. 3 / под ред. А. Ю. Архипова и др. – Ростов н/Д: ЮФУ, 2008. 0,8 п. л.

25. Батищева, Г. А. Оценивание доходов от миграции трудовых ресурсов [Текст] / Г. А. Батищева // Развитие России в условиях глобализации мировой эко­номики : материалы  Меж­дународ. науч.-прак­т. конф.(22 24 мая 2008 г., Ростов н/Д) : в 3-х т. Т.3 /под ред. А. Ю. Архипова и др. Ростов н/Д: ЮФУ, 2008. 0,8 п. л.

26. Батищева, Г. А. Исследование миграционных потоков с помощью Марковских случайных процессов [Текст] / Г. А. Батищева // Информационные системы, эконо­мика, управление трудом и производством : уч. зап. Ростов н/Д: Рост. гос. эконом. ун-т (РИНХ), 2008. – Вып. 12. – 0,2 п. л.

27. Батищева, Г. А. Оптимизация совокупных доходов от миграции трудовых ресурсов [Текст] / Г. А. Батищева // Информационные системы, эконо­мика, управление трудом и производством : уч. зап. Ростов н/Д: Рост. гос. эконом. ун-т (РИНХ), 2008. – Вып. 12. – 0,4 п. л.

28. Батищева, Г. А. Исследование межрегиональной миграции в России [Текст] / Г. А. Батищева // Научный поиск. По страни­цам докторских диссерта­ций. Ростов н/Д: Рост. гос. эконом. ун-т (РИНХ), 2008. Вып. 7. 0,8 п. л.

29. Батищева, Г. А. Выявление факторов, влияющих на принятие решения  о миграции [Текст] / Г. А. Батищева // Математические методы в современных и класси­че­ских моделях эконо­мики и естествознания : материалы регион. на­уч.-практ. конф. (30 октября 2007 г.). Ростов н/Д: Рост. гос. эконом. ун-т (РИНХ), 2008. – 0,3 п. л.

30. Батищева, Г. А. Моделирование внутрироссийской миграции [Текст] / Г. А. Батищева, И.Р. Бугаян // Государственное и муни­ципальное управление : уч. зап. Ростов н/Д: Северо-Кавказ. акаде­м. гос. службы, 2007. – Вып. 3. – 0,9 п. л. (авт. – 0,8 п. л.).

31. Батищева, Г. А. Инвестиционная привлекательность регионов ЮФО [Текст] / Г. А. Батищева // Научный поиск. По страни­цам докторских диссерта­ций. Ростов н/Д: Рост. гос. эконом. ун-т (РИНХ), 2007. Вып. 6. 0,6 п. л.

32. Батищева, Г. А. Оценивание внутренней миграции в России [Текст] / Г. А. Батищева // Статистика в современном мире: методы, модели, ин­струменты : материалы межвуз. науч.-прак­т. конф. – Ростов н/Д: Рост. гос. эконом. ун-т (РИНХ), 2007. –  0,2 п. л.

33. Батищева, Г. А. Оценивание внутренней миграции в Центральном федеральном округе [Текст] / Г. А. Батищева // Математические методы в современных и класси­че­ских моделях эконо­мики и естествознания : материалы регион. на­уч.-практ. конф. (21 декабря 2006 г.). Ростов н/Д: Рост. гос. эконом. ун-т (РИНХ), 2006. –  0,2 п. л.

34. Батищева, Г. А. Модели мобильности факторов производства [Текст] / Г. А. Батищева // Научный поиск. По страни­цам докторских диссерта­ций. Ростов н/Д: Рост. гос. эконом. ун-т (РИНХ), 2006. Вып. 5. 0,5 п. л.

35. Батищева, Г. А.Модель инвестирования с учетом мобильности факторов производства и их субординация [Текст] / Г. А. Батищева, И. Р. Бугаян // Информационные системы, эконо­мика, управление трудом и производством : уч. зап. Ростов н/Д: Рост. гос. эконом. ун-т (РИНХ), 2006. Вып. 10. 0,4 п. л. (авт. 0,3 п. л.).

36. Батищева, Г. А. Моделирование мобильности факторов производства с помощью цепей Маркова [Текст] / Г. А. Батищева // Математические методы в современных и класси­че­ских моделях эконо­мики и естествознании : материалы регион. на­уч.-практ. конф. (7 декабря 2005 г.). Ростов н/Д: Рост. гос. эконом. ун-т (РИНХ), 2006. – 0,2 п. л.

37. Батищева, Г. А. Исследование характеристик и свойств производственной функции в макроэкономическом анализе [Текст] / Г. А. Батищева // Математические методы в современных и класси­че­ских моделях эконо­мики и естествознания : материалы  на­уч. конф. (24-25 ноября 2004 г.). Ростов н/Д: Рост. гос. эконом. ун-т (РИНХ), 2005. – 0,3 п. л.

38. Батищева, Г. А. Концепция доминирующего фактора производства [Текст] / Г. А. Батищева, С. И. Ткачева // Макроэкономика : учебник для вузов / под ред. И. Р. Бугаяна. – Ростов н/Д: изд-во РГУ, 2005. – 0,3 п. л. (авт.   0,2 п. л.).

39. Батищева, Г. А. Экономико-математическое моделирование инвестиционных процессов [Текст] / Г. А. Батищева // Математические и стати­стические методы в эко­но­мике и естествозна­нии : материалы IV межвуз. науч. чтений (12 ноября 2003 г.). Ростов н/Д: Рост. гос. эконом. ун-т (РИНХ), 2004. Ч. 2. – 0,2 п. л. 


1 United Nations, Department of Economic and Social Affairs, Population Division  International Migration 2009. http://www.un.org/esa/population/publications/2009Migration_Chart/ittmig_wallchart09.pdf

2 Российский статистический ежегодник. 2001-2009 гг.: стат. сб. / Росстат. М., 2001-2009;

Социально-экономическое положение России.  2003-2009 гг. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/PA_1_0_S5/Documents/jsp/Detail_default.jsp?category=1112178611292&elementId=1140086922125; Демографический ежегодник России,  2009 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/PA_1_0_S5/Documents/jsp/Detail_default.jsp?category=1112178611292&elementId=1137674209312.

3 Там же.

4 Предположительная численность населения Российской Федерации до 2030 года: стат. бюллетень. М., 2010.

5 Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2015 года. Одобрена распоряжением Правительства Российской Федерации от 24.09.2001 г. № 1270 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.kalm.ru/en/docs_view.php?id=65.

6 Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 17.11.2008 г.  [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.youngscience.ru/753/820/978/index.shtml.

7 Численность и миграция населения Российской Федерации в 20052009 гг.: стат. бюллетень  [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/PA_1_0_S5/Documents/jsp/Detail_default.jsp?category=1112178611292&elementId=1140096034906

8 Каменский А. Н. Утечка умов и национальная безопасность России  // Мировое и национальное хозяйство. – 2007. №3. – С. 20. 

9 В данном исследовании в составе Южного федерального округа рассматриваются регионы до выделения из него Северо-Кавказского федерального округа.

10 Harris J., Todaro M. Migration, unemployment and development: a Two-Secтor Analysis //American Economic Review, 1970. № 60. Р. 126-142. Ghatak S., Levine P. and Wheatley Price S. “Migration Theories and Evidence: An Assessment”// Journal of Economic Surveys, 1996. № 10/2.  Р. 159-198.

11 World Bank. 2005. Global Economic Prospects (GEP) 2006. Washington. November.

12 Составлен автором.

13 Бугаян И. Р. Новые и информационные технологии как современный доминантный товар. – Ростов н/Д: Изд-во Ростовского университета, 2000. – С. 30

14 Ефимов А. В. "Очерки истории США. 14921870 гг. " М., Учпедгиз, 1958 г. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.biografia.ru/cgibin/quotes.pl?oaction=show&name=amerika11

15 Миграция и безопасность России. Глава 3. Интеллектуальная эмиграция и безопасность / Под ред. Г. Витковской и С. Панарина. М.: Моск. Центр Карнеги, 2000. – С. 115 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.carnegie.ru/ru/pubs/books/36271.htm

16 Там же. С. 147.

17 Болотин И., Попов С. «Утечка умов» и будущее российской науки  // Alma mater. 1993.   № 2. – С. 3; Ушкалов И. Г., Малаха И. А. «Утечка умов» как глобальный феномен и его особенности в России // Социологические исследования. 2000. № 3. С. 110.

18 Болотин И., Попов С. Будет ли сохранен потенциал российской науки? // Соц.-полит. журн. 1993. № 1112. С. 3.

19 Каменский А. Н. Утечка умов и национальная безопасность России // Мировое и национальное хозяйство. – 2007.   № 3. – С. 15. 

20 Составлена автором по данным Статистических бюллетеней «Численность и миграция населения» за 20022009 гг.

21 Зачем Росси нужны ученые, уехавшие за рубеж? // Дискуссия, организованная Российской академией наук, Российским институтом экономики, политики и права в научно-технической сфере, Группой экспертного прогнозирования «СтратЭГ» и компанией «Парк-медиа». Ноябрь 2009 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ipim.ru/discussion/1255.html

22 Бугаян, И. Р. Новые и информационные технологии как современный доминантный товар.– Ростов н/Д: Изд-во Ростовского университета, 2000. – С. 511.

23 Ravenstein E. G. The laws of migration. Journal of the Statistical Society. Vol. 48(2), 1985. P. 167227.

24 Скелдон Р. Социальные и экономические аспекты миграции: дискуссии о взаимосвязи миграции и развития. Сб. статей «Миграция и развитие». Научная серия: Международная миграция населения. Россия и современный мир. Выпуск 20 / Гл. ред. В. А. Ионцев. М.: Би Эль Принт, 2007. С. 243.

25 Миклашевская Н. А., Холопов А. В. Международная экономика: Учебник / Под общ. ред. А. В. Сидоровича. М.,: Изд-во «Дело и  Сервис», 2000. С. 55.

26 Моисеенко В. М. Миграция населения [Электронный ресурс]. Режим доступа:  http://geography.su/demogr/item/f00/s00/e0000681/index.shtml

27 Ионцев В. А. Международная миграция населения: закономерности, проблемы, перспективы: дисс. … д-ра экон. наук. – М.: МГУ, 1999. С. 289.

28 «Emigration from ang Immigration into Russia» By Obolensky-Ossinsky V.V. Demographic Monographs. Vol.7 By Walter F.Willcox. INTERNATIONAL MIGRATIONS. N.Y. London-Paris. 1969. P. 257.

29 Источник: Магомедова А. Г. Экономико-демографические аспекты внешней миграции в России. М.: ТЕИС, 2006. - С. 11.

30 Моисеенко В. М. Миграция населения [Электронный ресурс]. Режим доступа:  http://geography.su/demogr/item/f00/s00/e0000681/index.shtml

31 Население России за 100 лет (18971997).

32 Российский статистический ежегодник. 20012009 гг. Стат. сб. / Росстат. М., 20012009; Численность и миграция населения Российской Федерации (Статистический бюллетень). М., 2010.

33 Построен автором по данным Росстата. В данной работе приняты обозначения федеральных округов: ЦФО – Центральный, СЗО – Северо-Западный, ЮФО – Южный, ПФО – Поволжский, УФО – Уральский, СФО – Сибирский, ДФО – Дальневосточный.

34 Рыбаковский Л. Л. Миграция населения (вопросы теории). –  М.: РАН, 2003. С. 165, 171.

35 Под регионом  будем понимать страну, округ, область (край, республику) в зависимости от цели исследования.

36 Составлена автором.

37 Впервые термин «Евразийская миграционная система» предложила в 2003 г. И. В. Ивахнюк  и доказала важность именно такого подхода для лучшего понимания специфики происходящих на постсоветском пространстве миграционных процессов.

38 Данные Ростовстата.

39 Чеченская Республика  не рассматривалась из-за отсутствия информации за исследуемый период по выбранным показателям.

40 Составлена автором.

41 Составлена автором.

42 Составлена автором по результатам исследования.

43 Рейтинг инвестиционной привлекательности регионов: 2006-2007. Tab. 17 [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  http://www.raexpert.ru

44 Составлена автором по результатам исследования.

В таблице приняты обозначения  рейтинговых (интегральных) оценок:: r (T) – инвестиционной привлекательности; r* (T*) – инвестиционного потенциала; r5 (T5) – инвестиционного риска.

45 В столбцах 2, 4  указаны распределения регионов ЮФО соответственно по инвестиционному потенциалу и риску среди российских регионов; в столбцах 3, 5–11 – распределения регионов внутри ЮФО. В столбцах 2–5, 7, 9, 11 указаны рейтинговые оценки; в столбцах 6, 8, 10 – интегральные.

46  Рейтинг инвестиционной привлекательности регионов: 2006–2007. Tab. 1–7 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.raexpert.ru

47 Составлена автором по результатам исследования.

48 Составлена автором  по результатам исследования.

49 Составлена автором по результатам исследования.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.