WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ВОЛГИНА НАТАЛЬЯ АНАТОЛЬЕВНА МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРОИЗВОДСТВО В РОССИИ:

ОСОБЕННОСТИ, ТЕНДЕНЦИИ, ПЕРСПЕКТИВЫ Специальность 08.00.14 – Мировая экономика

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук

Москва – 2009

Работа выполнена на кафедре международных экономических отношений экономического факультета Российского университета дружбы народов.

Научный консультант: доктор экономических наук, профессор Гусаков Николай Павлович

Официальные оппоненты: доктор экономических наук, профессор Перская Виктория Вадимовна доктор экономических наук, профессор Халевинская Елена Дмитриевна доктор экономических наук, профессор Чурсин Александр Александрович

Ведущая организация: Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова (экономический факультет)

Защита состоится «24» декабря в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 212.203.15 при Российском университете дружбы народов по адресу: 117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д.6, зал № 1.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Российского университета дружбы народов по адресу: 117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д.6.

Автореферат разослан «…..» …………………2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета к.э.н., доцент Е.В. Пашкова 1.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования.

Развивающиеся в последние десятилетия процессы глобализации привели к значительным изменениям в мировой экономике, которые выразились в растущей экономической и финансовой взаимозависимости стран, регионов, рынков и компаний. Мировая торговля товарами и услугами росла быстрее, чем ВВП, связи между национальными финансовыми рынками усиливались, все больше людей пересекали границы, динамично росли прямые иностранные инвестиции (ПИИ).

Равным образом расширялась и углублялась деятельность транснациональных корпораций (ТНК), результаты которой имели противоречивые последствия для национальных экономик, как инвестирующих, так и принимающих стран. Изменения в государственной политике, особенно в области открытия для иностранных корпораций прежде закрытых отраслей, движение в сторону более широких торговых региональных блоков, либерализация ограничений на финансовые потоки и долгосрочные эффекты снижения торговых барьеров, все это укрепило тенденцию к интеграции национальных экономик и углублению международных экономических связей.

Одним из важных результатов либерализации стало изменение поведения компаний. В настоящее время все большее число фирм не ограничивают свою деятельность внутренним рынком, а рассматривают если не весь мир в целом, то, по крайней мере, большие регионы мира в качестве единого рынка для своей деятельности. Лидером в данном процессе являются крупные ТНК, которые посредством различных инструментов, в первую очередь ПИИ, формируют систему международного производства. Как свидетельствуют результаты анализа ОЭСР статистических данных, касающихся деятельности ТНК, на протяжении 1990-х гг.

активность ТНК возрастала практически каждый год. В странах Европейского союза на их долю приходилось почти 25%, а в США – 20% от общего объема промышленного производства1.

Несмотря на впечатляющую динамику активности ТНК и их иностранных филиалов, международное производство, которое представляет собой размещение за рубежом производственной деятельности по добавлению стоимости под управлением и контролем ТНК, это – относительно недавний феномен по сравнению с международной торговлей, которая в течение многих десятилетий являлась основной формой интеграции страны в мировую экономику. Еще в начале 1980-х гг. ведущий ученый в области изучения прямых иностранных инвестиций и международного производства Дж. Даннинг писал, что производство, «осуществляемое предприятием, которое осознанно координирует свои операции (закупки, производство, финансирование, НИОКР, маркетинг) в международном масштабе для того, что максимально эффективно использовать свои ресурсы (материальные, финансовые, технические и управленческие) – это все еще исключение из правил» 2.

На пороге Второй мировой войны стоимость международного производства (измеряемая через показатель ввезенных/вывезенных ПИИ) составляла только около 1/3 от стоимостного объема международной торговли. Однако уже с начала 1960-х гг.

рост международного производства начинает опережать по темпам рост торговли, а с Measuring Globalization: The Role of Multinationals in OECD Economies. Vol. I. Manufacturing Sector. – P.:

OECD, 2001. - P.23.

Dunning J.H. International Production and the Multinational Enterprise. – L.: G. Allen and Unwin, 1981. – P. 388.

начала 1970-х гг. - и мирового ВВП3. К началу 2000-х гг. наметилась тенденция превышения объема международного производства над объемом международной торговли товарами, которая пока сохраняется. Более того, в орбиту международного производства втягивается все большее количество стран и регионов. Если в 1980 г.

доля развивающихся стран в мировых оттоках ПИИ находилась на уровне 5,8%, то к 2007 г. она составила 12,7%, т.е. возросла более чем в 2 раза.

Эти факты свидетельствует о том, что международное производство становится динамично развивающейся формой международных экономических отношений, а вопросы, связанные с анализом количественной и качественной эволюцией международного производства, приобретают особую актуальность. Какова количественная сторона динамики развития международного производства? Какие формы принимает международное производство в процессе своей эволюции? Какие факторы влияют на трансформацию международного производства? Какие последствия для мировой экономики и для национальных экономик несет с собой развертывание процесса международного производства? Особую актуальность данному диссертационному исследованию придает тот факт, что международное производство быстрыми темпами развивается и в странах с формирующимися рынками, в первую очередь в России, которая постепенно становится частью мировых инвестиционных и производственных процессов. Доля России в мировых накопленных притоках ПИИ возросла с 0,2% в 1995 г. до 2,1% в 2007 г.4, то есть более чем в 10 раз в относительном выражении. Это говорит о том, что в России закладываются основы международного производства, российская экономика постепенно интегрируется в мировую экономику со всеми вытекающими из этого процесса позитивными и негативными последствиями.

Актуальность диссертационного исследования определяется также и тем, что мировая экономика вступила в полосу глубокого финансово-экономического кризиса, который затронул ключевые аспекты, как внутреннего экономического развития стран, так и их внешнеэкономические отношения. Безусловно, это наложит особый отпечаток и на развитие международного производства в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

Степень разработанности проблемы. Определяющим субъектом международного производства, как известно, является ТНК. Деятельность ТНК в этом отношении уже много лет привлекает повышенное внимание российских и зарубежных ученых. Многие теоретические и эмпирические исследования носят глубокий характер, раскрывают сущность транснациональной активности предприятий. Проблемы деятельности ТНК в различных регионах мира освещены, в частности, в работах таких российских авторов, как А.З. Астапович, А.С. Белорусов, Т.Я Белоус, А.В. Березной, А.С. Булатов, Н.Х. Вафина, Л.Д. Градобитова, В.П.

Гутник, Э.А. Грязнов, Н.П. Гусаков, М.Г. Делягин, В.Р. Евстигнеев, Н.А. Зотова, И.Д.

Иванов, С.М. Кадочников, В.Л. Иноземцев, А.В. Кузнецов, М.М. Максимова, А.Г.

Мовсесян, И.П. Фаминский, Л.Н. Федякина, Б.А. Хейфец, Е.С. Хесин, Ю.В. Шишков, К.В Юдаева, Ю.И. Юданов и др.

Zimny Z. Long-term Trends in International Production. In: The Internationalization of Production in Europe: Causes and Effects of Foreign Direct Investment and Non-equity Forms of International Production // European Investment Bank Papers. - 2004. – Vol. 9, № 1. – P. 27.

Рассчитано по: UNCTAD, World Investment Report, 2008. Transnational Corporations and the Infrastructure Challenge. – New York and Geneva: United Nations, 2008. - Annex Table B2.

Несмотря на значительный вклад российских ученых, вопрос о формировании международного производства и факторах, обусловливающих этот процесс, остался не до конца исследованным. Во многих работах предметом анализа выступает по преимуществу разнонаправленная деятельность ТНК, осуществляемая при помощи разнообразных инструментов и механизмов. При этом особое внимание уделяется исследованию феномена прямых иностранных инвестиций, анализу факторов их роста, роли в национальном социально-экономическом развитии, особенностей влияния на инвестирующие и принимающие страны. В то же время предметная область изучения феномена международного производства как такового в России требует отдельного комплексного научного исследования, который впервые проводится в данной диссертации.

При разработке концепции международного производства автор опирался не только на работы и положения отечественных ученых. В ходе диссертационного исследования были проанализированы исследования широкого круга зарубежных ученых, которые внесли весомый вклад в разработку вопросов, связанных с изучением феномена международного производства. Наиболее значимые работы были осуществлены такими экономистами, как Р. Алибер (Aliber P.), П. Бакли (Buckley P.), Р. Вернон (Vernon R.), Д. Даннинг (Dunning J.), Дж. Джереффи (Gereffi G.), Р. Каплински (Kaplinsky R.), М. Кассон (Casson M.), К. Кейвз (Caves R.), Ч.

Киндлебергер (Kindleberger C.), К. Коджима (Kojima T.), Р. Коуз (R. Coase), П. Кругман (Krugman P.), Р. Манделл (Mundell R.), Т. Озава (T. Ozawa), М. Портер (Porter M.), А. Рагмен (Rugman A.), О. Уильямсон (Williamson O.), С. Хаймер (Hymer S.), Ж. Эннар (Hennart J.) и др.

Особый вклад в изучение феноменов международного производства, ТНК и ПИИ делается в рамках ЮНКТАД – Комиссии ООН по торговле и развитию.

ЮНКТАД ежегодно выпускает Доклады о мировых инвестициях (World Investment Reports), где суммируются основные научные достижения и на основе изучения богатого эмпирического материала выдвигаются новые концепции и гипотезы в указанной научной области. Преимущественное использование в диссертационном исследовании статистики ЮНКТАД позволяет делать адекватные страновые и региональные сопоставления, что было бы затруднительно в случае использования данных из различных источников. В свою очередь, ЮНКТАД при подготовке статистических материалов по ПИИ опирается на данные МВФ, ОЭСР и МРРР.

Следует также упомянуть, что в предметной области международного производства постепенно складывается своеобразный «научный сектор», где изучаются особенности формирования международного производства в странах с переходной экономикой. Наиболее существенные результаты были получены такими исследователями, как К. Мейер (Meyer K.), К. Вильска (Wilska K.), М. Маринов (Marinov М.), С Маринова (Marinova S.), К. Ханнула (Hannula К.), Я. Цукровски (Cukrowski J.) и др. В данное поле научных исследований также встраивается представленная диссертационная работа, где предпринят анализ особенностей формирования международного производства в России.

Основная цель данного исследования – состоит в выявлении специфики, качественной и количественной динамики и форм развития международного производства в России. При этом особенности международного производства в России анализируются с точки зрения перспектив интеграции страны в формирующуюся мировую производственную систему.

Для достижения этой цели диссертации сформулированы следующие задачи, определившие логику исследования и структуру работы:

• выявить терминологическое взаимоотношение между такими понятиями, как «международное производство», «транснациональная корпорация» и «прямые иностранные инвестиции»;

• оценить масштабы и выявить ключевые современные тренды развития международного производства как наиболее динамично развивающейся формы трансграничного экономического взаимодействия;

• систематизировать и проследить эволюцию теоретических концепций международного производства, выявив различные подходы к анализу данного феномена;

• предложить концептуальные основы эволюции международного производства, выявив формы, которые оно принимает в своем развитии;

• определить масштабы формирования в России основ международного производства с точки зрения динамики его стоимостной, географической и отраслевой структуры;

• идентифицировать типы международного производства, которые формируются в отдельных отраслях российской экономики;

• предложить новые подходы к систематизации возможных эффектов международного производства применительно к России как страны с сырьевой структурой экономики;

• выявить ключевые детерминанты международного производства в принимающих странах, в частности, в России;

• разработать конкретные рекомендации по проведению политики стимулирования ПИИ в России в условиях разворачивающегося финансово-экономического кризиса.

Объектом исследования является международное производство в России как формирующаяся экономическая система.

Предметом исследования являются экономические отношения, складывающиеся в процессе формирования системы международного производства в России, их особенности, взаимосвязи, закономерности и перспективы.

Теоретической основой исследования стали концептуальные идеи, определившие эклектическую парадигму международного производства, отдельные положения которой были изложены в трудах названных выше отечественных и зарубежных ученых по вопросам экономической и финансовой глобализации, транснациональных корпораций, прямых иностранных инвестиций, а также интеграции российской экономики в международное производство.

Методологической основой исследования послужил системно-структурный анализ международного производства, основанный на использовании таких диалектических принципов познания общественных явлений как: принцип историзма;

принцип всеобщей взаимосвязи и обусловленности процессов, протекающих в сфере мировой экономики; принцип движения от абстрактного к конкретному, позволившему выделить системообразующие «клеточки» международного производства ТНК и проследить их динамику.

При исследовании динамики международного производства автор руководствовался методологическими требованиями основных законов диалектики, что позволило эффективно проанализировать внутренние противоречия этой динамики, взаимозависимость качественных и количественных изменений в ней, механизмы формирования качественно новых феноменов в системе международного производства и четко определить стадиальный характер их изменений.

Широко использовались также конкретно-научные методы, в частности, сравнительный метод, позволивший выделить сущностное содержание эволюционных форм международного производства. Важное значение в процессе исследования имел принцип репрезентативных выборочных оценок, с помощью которого были выделены сектора, где наиболее наглядно прослеживается специфика формирования международного производства в России (нефтегазовый сектор, сектор автомобилестроения и сектор розничной торговли).

Статистическую базу исследования составили данные Федеральной службы государственной статистики (Росстата), Федеральной таможенной службы, Центрального банка Российской Федерации, ЮНКТАД, ЮНИДО, МВФ, МБРР, других международных организаций.

В работе также широко использовались базы данных и аналитические обзоры ряда научно-исследовательских институтов, а также аудиторских, консультационных и информационных компаний и ассоциаций, в частности, таких как:

Росбизнесконсалтинг, Консультант+, Автостат, Ассоциация Европейского бизнеса в России, PriceWaterhouse&Coopers, Deloitte, KPMG, Ernst&Young и др.

Научная новизна исследования определяется тем, что в работе сформулирована концепция эволюционных форм развития международного производства и на этой основе идентифицированы формы международного производства, развивающиеся в России.

Наиболее существенные научные результаты исследования, отражающие его научную новизну, состоят в следующем:

1. Выявлено терминологическое взаимоотношение между такими понятиями как «международное производство», «транснациональные корпорации» и «прямые иностранные инвестиции». В качестве общей основы, на которой базируются эти понятия, выступает феномен иностранного контроля над производством. Показано, что ТНК формирует систему международного производства, включая в него свои зарубежные филиалы и независимые фирмы. При этом ключевым инструментом в этом процессе выступают прямые иностранные инвестиции, которые позволяют зарубежному инвестору (ТНК) осуществлять значительную степень контроля над управлением предприятия с прямыми иностранными инвестициями.

2. На основе авторской систематизации индикаторов международного производства, составленной из трех взаимосвязанных блоков (показатели, связанные с движением ПИИ; показатели, связанные с количеством ТНК и их иностранных филиалов; показатели, связанные с активностью иностранных филиалов) выявлено, что международное производство развивается динамичнее, чем другие формы трансграничных экономических связей. Сделан вывод о том, что во многом опережающая динамика международного производства обуславливается в последние десятилетия вхождением в его орбиту стран с формирующимися рынками, включая Россию. При этом ТНК наиболее развитых стран продолжают оставаться ключевыми субъектами международного производства.

3. Разработана авторская систематизация существующих подходов к анализу международного производства и на ее основе прослежена эволюция современных концепций международного производства. Показано, что современные концепции международного производства развиваются в рамках трех взаимосвязанных направлений, которые включают в себя: анализ трансграничной активности ТНК как фирмы, обладающей специфическими преимуществами в условиях несовершенных рынков; анализ внешних рынков, которые обладают локационными преимуществами, которые оказывают влияние на решения ТНК по территориальному размещению своего трансграничного производства; анализ особенностей взаимодействия инвестирующей фирмы и внешнего рынка, в результате которого фирма принимает решение либо ограничиться экспортными и лицензионными операциями, либо интернализировать свою трансграничную деятельность и развивать международное производство;

4. Для определения различий между эволюционными формами международного производства, которые оно принимает в своем развитии, разработаны критерии, которые включают в себя: особенности развития мировой экономики, характерные для периода формирования той или иной формы международного производства; стратегии ТНК при создании определенной формы производства, в том числе наличие соответствующей организационной фирменной структуры и географической фрагментации производства; степень функциональной интеграции в трансграничной цепочке стоимости и степень интеграции принимающей страны в мировую экономику при формировании соответствующего типа международного производства. При этом выявлено, что во многом различие форм международного производства отражает особенности производственных связей в трансграничных цепочках создания стоимости.

5. Выдвинута и обоснована концепция эволюции форм международного производства. В диссертационном исследовании выделяются три качественных формы развития международного производства: зарубежное производство, трансграничное аутсорсное производство и интегрированное международное производство. Показано, что особенность эволюции этих форм состоит в том, что последующая форма не сменяет полностью предыдущую, а «накладывается» на нее.

Это означает, что в различных странах и регионах мира в настоящее время можно обнаружить различные по степени развития формы международного производства, которые взаимодействуют и переплетаются друг с другом. При этом выявлено, что эффективная и долговременная производственная интеграция национальной экономики в мировую экономику возможна только на основе вовлечения местных фирм в трансграничные цепочки стоимости, формируемые в рамках производственных систем ТНК.

6. На основе проведенной оценки стоимости потоков прямых иностранных инвестиций в России доказано, что в стране в последние десятилетия начали формироваться основы международного производства. При этом выявлено, что если принять во внимание тот факт, что значительная часть притоков прямых инвестиций в Россию имеет своим происхождением оффшорные юрисдикции, то реальные масштабы международного производства оказываются значительно ниже. Также показано, что степень производственной интеграции страны в мировую экономику варьируется в зависимости от отраслей, где формируется в России международное производство. На основе классификации мотивов для создания производства за рубежом охарактеризована превалирующая роль ресурсо-ориентированных ПИИ и положительная роль рыночно-ориентированных ПИИ в российской экономике.

7. Оценены позиции зарубежных ТНК в трех отраслях российской экономики – нефтегазовом секторе, секторе розничной торговли и автомобилестроении и выделены формы международного производства, формирующиеся в этих секторах;

сделан вывод, что в данных секторах только начинают складываться основы международного производства. При этом установлено, что в нефтегазовом секторе ТНК по преимуществу используют стратегию создания совместных предприятий, а трансграничные цепочки прослеживаются слабо, что является результатом государственной политики по ограничению присутствия зарубежных ТНК. Для сектора розничной торговли характерна форма зарубежного производства, причем в основном используется стратегия «инвестиций с нуля». Также выявлено, что в автомобилестроении России динамично формируется такой тип международного производства как зарубежное и закладываются основы для трансграничного аутсорсного производства.

8. Выделены возможные (наиболее значимые) эффекты формирования международного производства в России, которые включают в себя макроэкономические эффекты, эффекты межфирменных связей, а также институциональные, экологические и социально-политические эффекты. Выявлено, что в условиях России эффекты международного производства носят противоречивый характер, отражающий как сырьевой характер российской экономики, так и сложности, связанные с низкой эффективностью «поглощающей способности» российских предприятий.

9. Определены основные факторы, влияющие на формирование международного производства в России. При этом показано, что, несмотря на то, что традиционные экономические детерминанты (доступ к ресурсам, емкий рынок, дешевая рабочая сила) продолжают играть важную роль, их значимость снижается, особенно в условиях финансово-экономического кризиса. Установлено, что на первый план начинают выходить иные детерминанты, в первую очередь, «созданные инновационные активы» и институциональные факторы, которые во многом определяют привлекательность принимающих стран для иностранных инвестиций и последующего формирования международного производства.

10. Выделены ключевые направления политики ПИИ в России в условиях глобализации и разворачивающегося финансово-экономического кризиса и предложены рекомендации в рамках т.н. «треугольника уровней политики ПИИ», который охватывает мероприятия на макроуровне, на мезоуровне и на микроуровне.

Обоснованы положения о том, что политика ПИИ на макроуровне должна строиться в русле общей экономической стратегии развития страны; политика ПИИ на мезоуровне связана с необходимостью проведения стимулирующих действий для привлечения инвестиций в конкретные отрасли взамен использующейся политики ограничения притока в отдельные отрасли; политика ПИИ на микроуровне должна быть нацелена на создание и укрепление связей между иностранными филиалами ТНК, работающими в России, и местными предприятиями.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования полученных в диссертационном исследовании результатов и выводов в процессе разработки внешнеэкономической стратегии России, в частности в условиях мирового финансово-экономического кризиса. В том числе научные результаты диссертации могут быть использованы при разработке эффективных мер стимулирования притоков прямых иностранных инвестиций в те сектора российской экономики, где формирование международного производства отвечает экономическим интересам России. Выводы диссертационного исследования могут быть учтены представителями региональных администраций в процессе выработки ключевых направлений экономической политики субъектов Российской Федерации, в частности при разработке долгосрочных ориентиров развития отдельных отраслей и повышения их международной конкурентоспособности. Выводы диссертационного исследования могут быть также использованы хозяйствующими субъектами при разработке стратегии выхода на внешние рынки и интеграции в существующие трансграничные цепочки создания стоимости.

Представленная работа может служить отправной точкой для разработки новых научных направлений, связанных с анализом динамично развивающихся процессов формирования региональных и глобальных цепочек стоимости в отдельных секторах мировой экономики.

Материалы диссертационного исследования могут найти применение в учебном процессе при преподавании дисциплин по специальности «Мировая экономика». Часть из них уже используется автором при чтении лекций по курсу «Международная экономика» в магистратуре экономического факультета Российского университета дружбы народов, а также в аспирантуре РУДН при подготовке научных кадров по специальности 08.00.14 – Мировая экономика. На основе материалов диссертационного исследования возможна разработка инновационных курсов, нацеленных на изучение особенностей встраивания российских фирм в трансграничные цепочки накопления стоимости в рамках систем международного производства.

Апробация исследования. Научные результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на 13 всероссийских и международных научных конференциях и конгрессах: «Перспективы развития российской экономики и ее место в глобальном экономическом пространстве» (Москва, 2000); «Интернет в образовании, экономике и искусстве» (Москва, 2000); «Диалог и взаимодействие цивилизаций Востока и Запада: Альтернативы на XXI век» (Москва, 2001); «Россия в контексте мирового экономического развития во второй половине ХХ века» (Москва, 2005); «Современная экономическая теория и реформирование экономики России» (Москва, 2005, 2006, 2007 гг.); «Проблемы развития национальной экономики и предпринимательства» (Рига, 2006); «Проблемы развития транзитивной экономики:

инновационность, устойчивость, глобализация» (Минск, 2007); «К экономике, основанной на знаниях» (Рига, 2007); «Бизнес и управление, 2008» (Вильнюс, 2008);

«Инновационное развитие и экономический рост» (Москва, 2008); «Образование и экономика, 2009» (Таллинн, 2009).

Кроме того, научные результаты диссертации докладывались на междисциплинарном методологическом научном семинаре РУДН «Глобалистика и геоэкономическая стратегия» (апрель 2009), а также различных круглых столах и научных совещаниях в Москве, Казани, Донецке (Украина).

По теме диссертации опубликованы 44 научных работы в России и за рубежом общим объемом около 86 печатных листов, в том числе пять монографии (две из них индивидуальные) и 8 статей в ведущих рецензируемых научных журналах из перечня ВАК.

Структура диссертации определяется целью и задачами исследования.

Диссертация состоит из введения, двух разделов, включающих восемь глав, заключения и списка литературы.

2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В диссертации исследуются шесть основных групп проблем, объединенных в два блока. В первом блоке рассматриваются проблемы, связанные с теоретическим анализом феномена международного производства. Второй блок проблем охватывает отечественную тематику, а именно: автор обращается к исследованию процессов формирования международного производств в России.

Первая группа проблем связана с рассмотрением динамики формирования международного производства.

В последние десятилетия наблюдается постепенное углубление процесса глобализации мировой экономики, что оказывает разнообразное, часто противоречивое воздействие на основные сферы экономической, социальной и политической жизни общества. Резкое возрастание трансграничного обмена товарами, услугами, рабочей силой и инвестициями является следствием множества взаимосвязанных факторов, в том числе изменяющихся стратегий фирм, которые во все большей степени ориентируются на внешние рынки при расширении своих производственных операций.

В свою очередь глобализация экономики оказывает существенное влияние на организационную структуру и географию деятельности фирм, а также на их стратегию и тактику. В условиях глобализации фирмы вынуждены во все большей степени конкурировать не только на национальных, но и на региональных и глобальных рынках, используя благоприятные возможности, которые предлагают эти рынки, а также свои специфические фирменные преимущества. Таким образом, развивается и ускоряется двусторонний процесс, в результате которого глобализация влияет на деятельность фирм, которая в свою очередь во многом определяет ключевые направления развития глобализации.

Важнейшими субъектами в сфере международного бизнеса в течение многих десятилетий продолжают оставаться крупные транснациональные предприятия, интернационализация деятельности которых постепенно формируют пространство международного производства, которое охватывает все большее количество стран, регионов, и отраслей. ТНК используют все больший и разнообразный набор инструментов, в первую очередь, прямые иностранные инвестиции для создания региональных и глобальных систем международного производства. Очевидно, что процесс создания международного производства и деятельность ТНК тесно взаимосвязаны, в том числе и на терминологическом уровне. Важнейшей предпосылкой диссертационного исследования выступает осмысление терминологического взаимоотношения между такими понятиями как «международное производство», «ТНК» и «ПИИ» и выявление общей основы, на которой базируются их определения (параграф 1.1).

По-мнению автора, в качестве такой основы выступает феномен иностранного контроля над производством. ТНК, как ключевые субъекты, формируют систему международного производства. Ключевым инструментом в этом процессе выступают прямые иностранные инвестиции, которые позволяют ТНК как зарубежному инвестору осуществлять значительную степень контроля над управлением предприятиями с прямыми иностранными инвестициями, в роли которых выступают зарубежные филиалы ТНК. Положение о том, что контроль над зарубежной производственной деятельностью «цементирует» взаимоотношения ТНК, ПИИ и международного производства, автор широко использует в своем диссертационном исследовании, в частности, когда рассматривает эволюцию форм международного производства, как в общем плане (главы 3-4), так и в приложении к процессам формирования международного производства в России (главы 5-7).

Для выявления масштабов, структуры и ключевых тенденций развития международного производства автор систематизировал показатели международного производства и объединил их в три взаимосвязанных блока: блок показателей, связанных с движением ПИИ; блок показателей, связанных с количеством ТНК и их иностранных филиалов; блок показателей, связанных с активностью иностранных филиалов. Анализ статистических данных (параграфы 1.2 и 1.3) дал возможность сделать вывод о том, в течение последних десятилетий международное производство характеризовались устойчивым развитием, а в ряде случаев его показатели росли намного быстрее, чем глобальные экономические индикаторы, в частности мировой ВВП и экспорт (см. табл. 1).

Таблица Отдельные показатели международного производства, 1982-2007 гг.

Показатель Стоимость Годовые темпы прироста в текущих ценах (в %) (в млрд. долл.) 1982 2007 1986- 2006 2019Приток ПИИ 58 1833 23,6 47,2 29,Отток ПИИ 27 1997 25,9 50,2 50,Суммарный объем ввезенных ПИИ 789 15211 15,1 22,5 22,Суммарный объем вывезенных ПИИ 579 15602 18,1 20,4 22,Объем продаж иностранных филиалов 2741 31197 19,3 22,2 20,Экспорт иностранных филиалов 688 5714 21,7 15,2 15,Для справки ВВП (в текущих ценах) 12083 54568 9,4 8,3 11,Экспорт товаров и нефакторных услуг 2395 17138 11,6 15,2 15,Источник: UNCTAD, World Investment Report, 2008. Transnational Corporations and the Infrastructure Challenge. – New York and Geneva: United Nations, 2008. - Table I.4.

В ходе диссертационного исследования было выявлено, что формирование международного производства характеризовалось неравномерностью. В то время как развитые страны оставались ключевыми прямыми инвесторами (1,7 трлн. долл. или 84% мировых оттоков ПИИ в 2007 г.), инвестиции из развивающихся стран постоянно росли в стоимостном выражении: от весьма незначительного объема в 3,млрд. долл. в 1980 г., до 253 млрд. долл. в 2007 г. Вместе с тем, несмотря на то, что доля развивающихся стран в мировых оттоках ПИИ за 27-летний период выросла более чем в 2 раза (с 5,8% в 1980 г. до 12,7% в 2007 г.), их доля в мировых суммарных объемах вывезенных ПИИ осталась практически неизменной: 14,7% в 2007 г. по сравнению с 12,1% в 1980 г. В настоящее время размещение международного производства в подавляющей степени продолжают определять наиболее развитые страны, обуславливая его потребностями своего экономического и финансового развития. В первую очередь это относится к крупнейшим инвесторам, в число которых входят США, Великобритания, Франция и Германия, а также Швейцария, Япония, Испания и Бельгия.

Вместе с тем в диссертационном исследовании было выявлено, что некоторые из стран с формирующимися рынками, в первую очередь, Китай (включая Гонконг), Россия, Бразилия, Индия, Польша, Казахстан и др., постепенно включаются в систему международного производства и становятся его участниками, что является отражением растущей важности их национальных хозяйств в мировой экономике. Об этом свидетельствует как статистика потоков ПИИ, так данные о размещении ТНК и их зарубежных филиалов. В то время как подавляющее большинство родительских компаний по-прежнему расположено в развитых странах, их доля постепенно падает (с 88% в 1990 г. до 73% в 2006 г.) за счет роста доли ТНК развивающихся стран (с 11% до 23%) и транзитивных стран (с 0,9% до 2,1%). Одновременно постоянно уменьшается доля зарубежных филиалов, расположенных в развитых странах (с 50% в начале 1990-х гг. до трети в 2006 г.) и растет доля зарубежных филиалов, расположенных в развивающихся и транзитивных странах. Рост числа филиалов в транзитивных и развивающихся странах свидетельствует о том, что экономики этих стран, которые раньше в значительной степени носили закрытый характер, постепенно втягиваются в орбиту международного производства.

Наиболее важным изменением в отраслевой структуре международного производства за последние 25 лет стало существенное увеличение инвестиций в сферу услуг, наряду с сокращением притока ПИИ в сектора природных ресурсов и обрабатывающей промышленности. Суммарный объем ввезенных ПИИ в отраслях сферы услуг составил в 2006 г. примерно 2/3 (61%) от всего объема ввезенных мировых инвестиций по сравнению с 49% в 1990 г. Это свидетельствует о том, что международное производство в значительной степени расширяется за счет сферы услуг, отражая долгосрочную тенденцию к деиндустрилизации производства и переходу к постиндустриальному обществу. Вместе с тем, в последние несколько лет наблюдается некоторое возобновление роста ПИИ в добывающие отрасли (связанные с тенденцией роста цен на природные ресурсы). Однако трудно предсказать, будет ли эта тенденция устойчивой в условиях разворачивающегося глобального финансовоэкономического кризиса.

Вторая группа проблем, получившая в диссертации свое теоретическое разрешение, связана с анализом концепций международного производства, их эволюции и современного состояния.

Устойчивая тенденция к ускоренному развитию международного производства, которая наблюдается в последние десятилетия, нашла отражение в теоретических концепциях, которые ставили перед собой задачу объяснить его причины, детерминанты и последствия. Генезис современных теорий международного производства тесным образом связан с неоклассическим подходом к анализу международной торговли и международного движения капитала, основными представителями которого стали такие авторы, как Б.Олин, Э. Хекшер, П.

Самуэльсон, В. Столпер, Т. Рыбчинский Р.Нурксе, К.Иверсен, Р.Манделл (параграф 2.1).

В ходе диссертационного исследования было выявлено, что четкой, цельной и всеобъемлющей теории зарубежных инвестиций в рамках неоклассического подхода не было создано. Практически все авторы не проводили различия между прямыми и портфельными инвестициями, сосредотачиваясь по умолчанию на анализе портфельных вложений; вопросы прямого зарубежного инвестирования и зарубежного производства лишь затрагивались, и их анализ осуществлялся с точки зрения пространственного размещения факторов производства за рубежом. В рамках неоклассического подхода предполагалось, что рынки обладают совершенной структурой, все фирмы имеют равный доступ к информации, и провалы рынка являются редким исключением.

Несогласие большинства экономистов с основными допущениями и выводами неоклассической модели, которые в начале 1960-х гг. вступили в очевидное противоречие с реальностью, послужили отправной точкой для развития современных теорий: феномен международного производства стал активно анализироваться с альтернативных позиций. В диссертационной работе была разработана авторская систематизация существующих подходов к анализу международного производства и на ее основе прослежена эволюция современных концепций международного производства (параграф 2.2). Автор показывает, что современные концепции международного производства развиваются в рамках трех взаимосвязанных направлений, которые адекватно объясняют причины, динамику и последствия международного производства.

Первый подход ставит в центр анализ специфических преимуществ фирмы - ТНК. Пионер данного подхода, С. Хаймер полагает, что ПИИ – это стратегический ответ ТНК на несовершенство рынков, в условиях которых они действуют.

Эффективным инструментом для преодоления этого несовершенства является, по его мнению, зарубежное производство, организуемое крупными многонациональными фирмами вследствие того, что они обладают специфическими преимуществами в сфере управления, технологи, финансовых ресурсов и пр.

Второй подход, основными представителями которого являются Р.Вернон, К.Коджима и Т.Озава, тесно связано с неоклассическими традициями и фокусируется на анализе процессов территориального размещения международного производства.

Основная идея этого подхода состоит в том, что перенос производства (в рамках конкретных отраслей) с развитых на развивающиеся рынки может способствовать экономическому развитию принимающей страны.

В основу третьего подхода к теоретическому анализу международного производства была положена идея положительных транзакционных издержек, которая развивалась в рамках неоинституционального направления экономической мысли. П.Бакли и М.Кассон впервые использовали подход Р. Коуза для разработки «долгосрочной теории многонационального предприятия», под которым они понимали институт, замещающий рынок. Пытаясь сократить транзакционные издержки, фирмы «интернализуют» все большее количество трансакций, сужая тем самым границы рыночного обмена и превращаясь в мощные компании - ТНК, действующие во многих регионах мира и использующие ПИИ для осуществления операций по всему миру в рамках единой собственности, контроля и управления.

Эти три ключевых подхода, как доказывает автор в диссертационном исследовании, были успешно синтезированы в эклектической парадигме Д.Даннинга (параграф 2.3), который полагал, что процесс международного производства развивается только тогда, когда одновременно имеются в наличии три условия. Вопервых, инвестирующая фирма обладает специфическими преимуществами собственности, которые обеспечивают этой фирме конкурентные преимущества над местными фирмами. Во-вторых, принимающая страна обладает специфическими преимуществами местоположения по сравнению с другими странами, включая страну инвестора, которые и делают ее привлекательной для иностранных инвесторов и размещения международного производства. В-третьих, имеются преимущества интернализации, т.е. преимущества от осуществления определенных сделок внутри фирмы (между различными подразделениями, филиалами одного и того же МНП) по сравнению с осуществлением этих сделок на рынке. Автор приходит к выводу, что эклектическая парадигма Даннинга является эффективно работающей теорией, и использует ее для анализа мотивов иностранных инвесторов при размещении международного производства в России (параграф 5.1) Третья группа проблем связана с рассмотрением авторской концепции эволюции форм международного производства.

Базисом и отправной точкой авторского анализа эволюции форм международного производства послужила концепция цепочки создания стоимости (параграф 3.1). На протяжении ряда десятилетий эта концепция использовалась в различных областях экономической теории, в частности, в модели «затраты-выпуск», во французской литературе 1970-х гг. по индикативному планированию, в дискуссиях об экономической политике в слаборазвитых странах с богатыми природными ресурсами и др. В 1990-е гг. понятие цепочки создания стоимости получило широкое распространение, в первую очередь, благодаря его популяризации в работах американского экономиста М. Портера, который предложил схему цепочки стоимости, выделив в ней те звенья, где добавляется наибольшая часть стоимости. По Портеру цепочка создания стоимости состоит из двух ключевых типов деятельности:

основной и вспомогательной. Основная деятельность (или вертикально организованная) включает в себя такие этапы, как управление запасами, непосредственный процесс производства, складирование и дистрибуция готовых товаров, маркетинг и продажи, послепродажное обслуживание. Вспомогательная деятельность (или горизонтально организованная) облегчает осуществление основной деятельности и включает в себя инфраструктуру фирмы (общий менеджмент), управление человеческими ресурсами, НИОКР, управление поставками.

В диссертационном исследовании автор исходил из эмпирически явного положения, что цепочки, а тем более и системы создания стоимости не ограничиваются рамками одной страны. Различные межфирменные цепочки стоимости включают фирмы различной национальной принадлежности, либо связанные между собой системой общей собственности, либо взаимодействующие на основе контрактных отношений. В результате возникают трансграничные (региональные и глобальные) цепочки создания стоимости, что приводит к расширению и углублению международного производства, изменению его характера.

Рассредоточение отдельных звеньев трансграничных цепочек стоимости в различных географических локациях по всему миру означает, что производство приобретает международный характер. На этот феномен ученые обратили внимание во второй половине ХХ века, когда трансграничная деятельность компаний перестала ограничиваться лишь международными торговыми обменами, а стала во все большей степени затрагивать и сам процесс производства. Для описания этого процесса применяется различная терминология. Весьма часто используется понятие «фрагментации» производства для характеристики физического разделения различных частей производственного процесса, при этом подчеркивается, что международный аспект такого разделения является новым явлением5. Широко распространены также термины «трансграничный аутсорсинг», «оффшоринг», «вертикальная специализация», «дробление цепочки стоимости» для описания аналогичных процессов.

Международное производство, развивающееся в рамках формирования трансграничных цепочек стоимости, не только количественно расширяет свои масштабы, но и изменяется качественно. В ходе диссертационного исследования была сформулирована и обоснована концепция эволюции форм международного производства (главы 3 и 4), которые включают в себя зарубежное производство, трансграничное аутсорсное производство и интегрированное международное производство. Особенность трансформации указанных форм состоит в том, что Arndt S. and Kierzkowski H. Introduction, in Arndt S. and H. Kierzkowski (eds). Fragmentation: New Production Patterns in the World Economy. – Oxford: Oxford University Press, 2001. – P. 1–16.

последующая форма не сменяет полностью предыдущую, а «накладывается» на нее.

Это означает, что в различных странах и регионах мира в настоящее время можно обнаружить различные формы международного производства, которые взаимодействуют и переплетаются друг с другом. Так, в частности, в главах 5-диссертационного исследования рассматривается, какие формы международного производства развиваются в некоторых отраслях российской экономики.

Для того чтобы провести ключевые различия между зарубежным, аутсорсным и интегрированным международным производством (табл. 2), в диссертации были сформулированы следующие критерии идентификации форм международного производства (параграф 3.2):

- исторические рамки и особенности развития мировой экономики (внешнее окружение), характерные для формирования той или иной формы международного производства;

- стратегии ТНК при формировании определенной производства, включая создание соответствующей организационной фирменной структуры (зарубежных филиалов) и географическую фрагментацию производства;

- степень функциональной интеграции в трансграничной цепочке стоимости при формировании соответствующего типа международного производства;

- степень интеграции принимающей страны в мировую экономику при развитии в ней определенного типа международного производства.

Таблица Характеристика форм международного производства Формы Зарубежное Трансграничное Интегрированное МП производство аутсорсное международное Критерии производство производство Исторические рамки Активно с 1940-х гг. Активно с 1970-х гг. Активно с 1990-х гг.

функционирования Внешнее Высокие торговые Постепенная Дальнейшая экономическое барьеры, затратные либерализация либерализация окружение коммуникации и торговых обменов, а международного транспорт, также начало перемещения товаров, первоначально малые либерализации в услуг, инвестиций; прорыв объемы ПИИ. валютно-финансовой в развитии сфере. Развитие информационных процессов технологий;

региональной трансграничная интеграции. конвергенция вкусов потребителей; обострение конкуренции на мировых рынках.

Стратегии ТНК при Стратегии отдельного Стратегии Стратегии фрагментации формировании зарубежного филиала фрагментации производства вдоль международного и мультистрановые производства вдоль глобальной производства стратегии. региональной цепочки (региональной) цепочки стоимости. стоимости. Сочетание региональных и глобальных стратегий.

Специфика Миниатюрные точные Специализация Растущая иностранных копии (miniature филиалов на самостоятельность филиалов replica) родительских производстве в филиалов. Исполнение компаний. отдельных звеньях некоторых функций для цепочки стоимости. всей системы международного производства.

Степень Слабая степень Сильная степень Потенциально высокая функциональной интеграции в цепочке интеграции в цепочке степень функциональной интеграции в стоимости: стоимости (через интеграции по всей трансграничной посредством собственность, цепочке создания цепочке стоимости собственности и трансферт технологии, стоимости.

трансферта технологий финансы), Комплексная интеграция из родительской относительно слабая как сочетание компании. Иногда степень интеграции горизонтальной, цепочки вообще не (через контракты). вертикальной и существует. Горизонтальная и функциональной В основном вертикальная интеграции.

горизонтальная интеграция. Межфирменные, интеграция. внутрифирменные и сетевые связи.

Степень интеграции «Поверхностная» Усиливающаяся, Глубокая принимающей интеграция в мировую производственная производственная страны в мировую экономику, в основном интеграция страны в интеграция страны в экономику через торговлю. мировую экономику. мировую экономику.

Фрагментарное Значительное влияние Растущее взаимное влияние ТНК на ТНК на фирмы- влияние ТНК и экономику аутсорсеры. национальных фирм принимающей страны. принимающих стран.

Источник: составлено автором Прямые иностранные инвестиции (в современной трактовке этого термина), существовали в течение тысячи (!) лет с тех пор, как шумерские и финикийские купцы начали основывать за рубежом свои торговые дома (зарубежные филиалы) для того, чтобы хранить свои товары до продажи. С конца XVI в. такие инвестиции стали обычной практикой для европейских купцов, особенно для английских и голландских ост-индских компаний. Международное движение капитала между западноевропейскими странами и их колониями происходило на протяжении нескольких столетий, хотя в сколько-нибудь значительных объемах – только после Промышленной революции в Западной Европе в начале 1800-х гг. Но, безусловно, широкое распространение ТНК и масштабов их деятельности следует отнести к периоду после Второй мировой войны, когда ситуация в мировой экономике стала способствовать быстрому развитию процессов интернационализации производства.

В диссертационном исследовании периодизация форм международного производства проводится с конца 1940-х – начала 1950-х гг. Именно с этого времени прослеживается масштабное движение прямых иностранных инвестиций и формирование основ международного производства, в то время как в предыдущие периоды можно говорить лишь о переливах иностранного капитала, и очень трудно, а иногда и практически невозможно отделить прямые инвестиции от портфельных.

Автор определяет зарубежное производство как исторически первую форму международного производства, которое активно развивалась, начиная с 1940-х гг. в условиях высоких торговых барьеров, которые в целом способствовали росту ПИИ, поскольку позволяли «доставлять» товары на внешние рынки, минуя таможенные границы. Еще одним стимулирующим фактором, стало развитие процессов региональной экономической интеграции (особенно в Европе), которые заложили эффективный базис для продвижения феномена зарубежного производства, а затем и его постепенной глобализации. В целом период 1950-1960-х гг. характеризовался весьма высокими темпами экономического роста в промышленно развитых странах, что также способствовало росту международного производства.

В диссертационном исследовании подчеркивается, что наиболее широко используемой организационной стратегией ТНК при формировании зарубежного производства (параграф 3.3.) является стратегия создания «отдельно стоящего» филиала, который действует преимущественно как независимая единица в принимающей стране. Зарубежные филиалы ТНК в этих случаях, как правило, представляют собой уменьшенную точную копию родительской фирмы, расположенную в других странах. Что касается географического аспекта стратегий ТНК при формировании зарубежного производства, то в наибольшей степени используются т.н. мульти-страновые стратегии, которые подразумевают, что миниатюрные копии родительских компаний располагаются в ряде зарубежных стран и слабо связаны между собой, если вообще связаны. При таких стратегиях зарубежный филиал обслуживает по-преимуществу рынок принимающей страны, в то время как родительская ТНК контролирует эти филиалы на различных рынках.

Весьма актуален вопрос о типах связей в трансграничной цепочке стоимости при создании зарубежного производства. В диссертации делается вывод, что основной формой внутрифирменной связи между родительской компанией и зарубежным филиалом здесь выступает контроль посредством собственности, при помощи которого ТНК осуществляет влияние на основные стратегические направления деятельности своего зарубежного филиала. Другие виды связей включают миграцию долгосрочного капитала, а также трансферт технологии из родительской компании в зарубежный филиал. При зарубежном производстве родительские ТНК осуществляют управление своими зарубежными филиалами, но количество регулируемых зон или областей весьма ограничено. В целом в случае зарубежного производства родительская компания осуществляет фрагментарный контроль и управление над своими зарубежными филиалами, а степень интеграции в трансграничной цепочке стоимости весьма низкая.

Отсюда непосредственным образом следует, что степень интеграции страны в мировую экономику, где размещаются зарубежные филиалы, является весьма слабой и осуществляется в основном посредством торговли, т.е. сбыта продуктов, которые были произведены на иностранных филиалах, на близлежащих рынках, если такая торговля вообще имеет место. Автор приходит к выводу, что влияние ТНК на экономику принимающей страны носит фрагментарный характер, за исключением тех случаев, когда продукция иностранного филиала занимает большую долю на соответствующем сегменте местного рынка.

Начиная с 1970-х гг. наблюдается расширение и углубление процесса международного производства, который наполняется новым содержанием. Речь идет о трансграничном аутсорсном производстве, которое, по мнению автора, следует рассматривать как логический шаг в формировании мировой производственной системы (параграф 3.4). Международное аутсорсное производство непосредственным образом связано с феноменом трансграничного аутсорсинга и процессами фрагментации производства. Известный американский экономист П. Кругман определяет аутсорсинг как географическое разъединение деятельности, связанной с производством товаров (или услуг) между двумя или несколькими странами6. Автор Krugman P. Growing World Trade: Causes and Consequences // Brooking Paper on Economic Activity. - 1995. – Vol. 1. – P. 332.

диссертационного исследования рассматривает трансграничный аутсорсинг как динамический феномен, где фирмы разбивают производственный процесс на более мелкие составляющие, шаги, ступеньки, каждая из которых размещается в различной географической локации. При этом выбор каждой локации зависит от того, где эта часть производства может быть выполнена с наименьшими затратами.

Автор формулирует одно из основных отличиий трансграничного аутсорсного производства от предшествующей формы зарубежного производства, которое состоит в том, что за рубеж во все возрастающей степени переносятся не целые предприятия, а фрагменты фирменного производства, определенные звенья цепочки стоимости, что меняет характер стоимостной цепочки, превращая ее в трансграничную. Перенос фрагментов производственного процесса за рубеж дает возможность родительской ТНК эффективно концентрироваться на определенной части цепочки по созданию стоимости, в то время как зарубежные филиалы и независимые фирмы специализируются на других частях, прежде всего трудозатратных. В результате это приводит к тому, что повышение эффективности производства каждого звена цепочки по созданию стоимости ведет к повышению эффективности всей системы в целом.

В диссертационном исследовании было прослежено, как при трансграничном аутсорсном производстве постепенно изменяется географический масштаб деятельности ТНК, и она во все большей степени приобретает региональный характер. В ежегодном отчете ВТО за 1998 г.7 описывается производство «американского» автомобиля Ford следующим образом: 30% стоимости автомобиля идет в Корею, где машина собирается; 17,5% – в Японию в оплату компонентов и новейшей технологии; 7,7% идет в Германия в оплату дизайна; 4% – на Тайвань и Сингапур в оплату поставляемых мелких деталей; 2,5% – в Великобританию за рекламу и маркетинговые услуги; и 1,5% – в Ирландию и Барбадос за информационную обработку данных. Это означает, что только 37% от произведенной стоимости поступает в США. Аналогичный процесс наблюдается при производстве куклы Барби. Фирма Mattel получает сырье (пластик и волосы) с Тайваня и Японии, осуществляет сборку в Индонезии и Малайзии, покупает саму куклу в США, а одежду для кукол в Китае, краски для раскрашивания куклы в США8.

В диссертации было показано, что динамично развивающийся вплоть до настоящего времени процесс аутсорсинга стал возможен вследствие ряда причин, и в первую очередь, в результате снижения тарифных барьеров в международной торговле, в первую очередь в рамках ГАТТ, а затем и ВТО. В то время как на этапе зарубежного производства торговые ограничения способствовали росту ПИИ, на последующих этапах международного производства именно существенное снижение ограничений в торговле (как тарифных, так и нетарифных), сделало возможным расширение операций по аутсорсингу в региональном и впоследствии глобальном масштабе. Автор выделяет следующие ключевые факторы, которые, наряду с либерализацией торговли способствовали расширению процесса аутсорсного трансграничного производства, в частности: начало либерализации в валютнофинансовой сфере; расширение процесса региональной экономической интеграции;

снижение издержек на транспортные коммуникации; либерализацию политики принимающих стран по привлечению прямых иностранных инвестиций.

World Trade Organization, Annual Report 1998. – Geneva: World Trade Organization, 1998. – P. 36.

Grossman G M. and Helpman E. Outsourcing in a Global Economy // NBER Working Paper 8728. - January 2002. – P.1.

Стратегии ТНК, используемые при создании этой формы международного производства, в диссертации характеризуются как стратегии региональной фрагментации производства вдоль трансграничной цепочки стоимости. ТНК постепенно переходят от мультистрановых стратегий, характерных для зарубежного производства, к региональным стратегиям, формируя, таким образом, региональные цепочки накопления стоимости. Регионализированное международное производство включает филиалы, расположенные в различных принимающих странах отдельного региона наряду с неаффилированными компаниями, действующими как поставщики и субподрядчики. Финальная сборка может происходить в какой-либо из стран региона, включая страну родительской компании, а основные рынки сбыта – это сам регион. В диссертации подчеркивается, что региональные сети ТНК уже существуют в Западной, Центральной и Восточной Европе, в Северной и Латинской Америке, Восточной Азии. Проследить формирование трансграничных региональных производственных сетей можно, в частности, используя показатель накопленных объемов и потоков ПИИ, которые образуют региональные кластеры. Американские ТНК – крупнейшие инвесторы в Латинской Америке и Карибском бассейне, японские ТНК доминируют в Азии, а ТНК из ЕС – наиболее сильны в Центральной и Восточной Европе и Африке.

В диссертационном исследовании выделяется ключевое отличие трансграничного аутсорсного производства от зарубежного производства. Оно состоит в том, что интеграция из торговой постепенно превращается в производственную, из поверхностной – в более глубокую. Связи между фирмами и странами усиливаются, по мере того как расширяется внутрифирменная и межфирменная торговля, а производство приобретает региональный, а не внутристрановой характер. Предприятия принимающей страны (будь то зарубежные филиалы ТНК или независимые местные фирмы) встраиваются в трансграничную цепочку накопления стоимости, становясь неотъемлемой частью международного производства. Возникают отношения взаимозависимости компаний инвестирующих и принимающих стран, хотя контроль над функционированием всей цепочки стоимости по большей части остается в руках родительских компаний.

Автор приходит к выводу, что в рамках трансграничного аутсорсного производства закладываются основы для следующей формы международного производства – интегрированного международного производства (ИМП), которое развивается в течение последних 15-20 лет. И хотя более простые формы международного производства (зарубежное и трансграничное аутсорсное) все еще превалируют, интегрированное международное производство постепенно раздвигает свои масштабы и, скорее всего, в будущем станет той структурой, которая во многом будет определять конфигурацию, содержание и основные направления развития мировой экономики.

В диссертационном исследовании выявляется, что ТНК встали перед необходимостью формирования ИМП вследствие кардинальных изменений в глобальной экономической среде и внешнем окружении фирм (параграф 4.1). ТНК были вынуждены искать новые пути получения конкурентных преимуществ и усилить свои попытки по сокращению издержек, во все большей степени размещая производство за рубежом и обращая особое внимание на локацию различных элементов трансграничной цепочки стоимости в глобальном масштабе. Автор подчеркивает значимость в этом процессе ряда долгосрочных факторов, к которым относятся быстрый прогресс в развитии новых технологий, в первую очередь информационных; ускоряющаяся трансграничная конвергенция вкусов потребителей, а также усиление мировой конкуренции вследствие либерализации международного обмена товарами, услугами, финансовыми активами и знаниями. Изучение ключевых особенностей ИМП позволили автору идентифицировать его как особую форму международного производства, специфика которого состоит в следующем.

Во-первых, для ИМП во все большей степени становится актуальной не только региональная, но и глобальная фрагментация производства (параграф 4.2), все больший географический размах трансграничной цепочки по созданию стоимости.

ИМП, как правило, организовано вдоль более широкой географической зоны, чем зарубежное и аутсорсное производство. Вместе с тем, автор полагает, что еще, безусловно, рано говорить о полной замене региональных стратегий глобальными;

речь пока идет о процессе перехода от региональных к глобальным стратегиям и об эффективном сочетании глобальных и региональных стратегий.

Во-вторых, в рамках ИМП вертикальная и горизонтальная интеграция производственных структур дополняется функциональной интеграцией глобально фрагментированных процессов, которые выполняются фирмами в различных географических локациях в рамках международной системы производства (параграф 4.3). На глобальную арену перемещаются не только производственные функции цепочки создания стоимости, но и непроизводственные, включая услуги и инновации.

Интеграция такого типа происходит посредством объединения исполняемых функций ТНК, зарубежными филиалами и независимыми фирмами в региональном или глобальном масштабе; при этом рассматриваемые функции выполняются для всей системы в целом.

В-третьих, контроль над функционированием цепочки стоимости, как и в случае аутсорсного производства, в условиях ИМП осуществляется при помощи акционерных связей с зарубежными филиалами ТНК и неакционерных связей (контрактов) с независимыми фирмами, которым передаются на аутсорсинг некоторые звенья глобальной (региональной) цепочки по созданию стоимости.

Вместе с тем для ИМП характерна изменяющаяся роль зарубежных филиалов, которые получают все большую самостоятельность и все чаще отвечают за выполнение отдельных функций для всей системы производства в целом. В диссертации показывается, что это накладывает отпечаток на организационную структуру и особенности корпоративного управления во всей системе ИМП.

В процессе диссертационного исследования автор приходит к выводу, что развитие ИМП носит объективный характер, и что осознание этого факта необходимо для стран, которые уже участвуют или стремятся участвовать в этом процессе. Как показано в табл. 3, трансграничный аутсорсинг в условиях ИМП создает реальные возможности для включения национальных производителей в трансграничные цепочки стоимости, в частности для фирм из стран с формирующимися рынками, включая Россию.

Таблица Особенности аутсорсинга в рамках двух форм международного производства Критерии Аутсорсинг в рамках Аутсорсинг в рамках трансграничного трансграничного аутсорсного производства интегрированного международного производства Начало процесса С 1960-1970-х гг. С 1990-х гг.

Особенности Включение поставщиков в Включение поставщиков в трансграничной основном в региональные региональные и глобальные фрагментации цепочки стоимости: цепочки стоимости:

производства региональная фрагментация формирование глобальной производства. фрагментации производства.

География аутсорсинга В основном США и ПРС ПРС, а также все большее Европы, страны ЮВА. число РС и стран с переходной экономикой.

Отрасли, в которых В основном в сфере В сфере промышленного развивается аутсорсинг промышленного производства и сфере услуг, производства включая информационные (обрабатывающая технологии.

промышленность).

Перенос стадий Перенос трудоинтенсивных Перенос капиталоинтенсивных производства звеньев производства стадий производства товаров и товаров. трудоинтенсивных стадий производства услуг.

На очереди – перенос капиталоинтенсивных стадий производства услуг.

Специфика поставщиков В основном независимые Независимые поставщики и продуктов по аутсорсингу поставщики, не связанные с поставщики – иностранные аутсорсером узами филиалы, т.е. связанные узами собственности. собственности в рамках транснациональной системы.

Источник: составлено автором.

В диссертации формулируется положение о том, что участие национальных производителей в системе ИМП не обязательно должно ограничиваться ролью низкозатратных локаций для производства товаров и услуг (как это происходило в рамках трансграничного аутсорсного производства), хотя и это участие может способствовать росту промышленного экспорта из страны. Весьма перспективным является включение в капиталоинтенсивные стадии производства товаров и услуг.

Процесс формирования ИМП включает в себя функциональную интеграцию, которая означает смещение точек управления системой по тем или иным функциям (производство конкретного продукта, НИОКР, бэк-офис и пр.) из родительской компании в зарубежные филиалы. Это создает благоприятные возможности для участия национальных фирм в системе международного производства в качестве функциональных интеграторов с получением соответствующей более высокой доли создаваемой добавленной стоимости.

Четвертая группа проблем, исследуемых в диссертации, связана с оценкой количественных масштабов формирования в России основ международного производства, в частности динамики его стоимостной, географической и отраслевой структуры.

На основе анализа ряда показателей, в первую очередь, прямых иностранных инвестиций, в диссертационном исследовании делается вывод о том, что в последние годы в России динамично формировались основы международного производства (параграф 5.1). Статистические данные свидетельствуют, что в последние несколько лет притоки ПИИ в Россию отражали стабильную тенденцию к росту. Доля России в общемировых притоках ПИИ за период 1995-2007 г. увеличилась с 0,6% до 2,9% соответственно. По данным ЮНКТАД, в 2007 г. Россия вышла на 9 место по объему притоков ПИИ в страну, пропустив вперед таких крупнейших получателей прямых инвестиций, как США, Великобританию, Францию, Канаду, Нидерланды, Китай и Гонконг, а также Испанию. Вместе с тем Россия опередила таких традиционных реципиентов ПИИ, как Германия, Италия, Ирландия, Швейцария и пр. Крупнейшие из развивающихся стран (например, Бразилия и Индия) также уступили России по притоку ПИИ. Наиболее значимые получатели ПИИ из стран СНГ (Казахстан) и из стран Центральной и Восточной Европы (Польша и Чехия) по объемам получаемых инвестиций на порядок отстают от России.

Ситуация с накопленными инвестициями несколько иная, хотя также в целом отражает факт динамичного формирования в России основ международного производства. По данным ЮНКТАД, в 2007 г. Россия находилась на 11 месте, пропустив вперед страны с давней историей привлечения прямых зарубежных инвестиций. Ее доля в суммарном объеме ввезенных ПИИ выросла с 0,2% в 1995 г. до 2,1% в 2007 г. По объему накопленных ПИИ на душу на населения в 2005 г. Россия все еще существенно отстает от крупнейших получателей ПИИ среди стран с переходной структурой экономики – Польши, Венгрии и Чехии: 920, 2456, 6122 и 5946 долл. соответственно.

О динамичном развитии международного производства в России свидетельствует и такой показатель, как слияния и поглощения (СиП). По данным ЮНКТАД, стоимость трансграничных СиП, где Россия выступает в качестве продавца росла весьма быстрыми темпами, увеличившись с 20 млн. долл. в 1992 г. до 23,5 млрд. долл. в 2007 г., т.е. более чем в 1000 (!). Даже принимая во внимание тот факт, рост происходил с весьма незначительного уровня, масштабы роста весьма впечатляющи и свидетельствуют о растущем интересе иностранных инвесторов к российским активам. К аналогичным выводам о динамичном развитии международного производства в России можно прийти на основе данных о ПИИ, представленных Российским статистическим агентством (табл.4). Так, масштаб международного производства в России, оцениваемый с точки зрения суммарных объемов ввезенных ПИИ, вырос за период 1995-2008 гг. почти в 40 раз.

Таблица Притоки и суммарные объемы ввезенных ПИИ в Россию, 1995-20(млн. долл.) 1995 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 20Притоки 2020 4429 3980 4002 6781 9420 13072 13678 27797 270ПИИ Суммарные 3120 20580 25010 20351 26131 36147 49751 67688 103060 1223объемы ввезенных ПИИ Источник: статистика Госкомстата и Росстата В диссертационном исследовании подчеркивается, что при оценке масштабов и темпов формирования международного производства в России следует принимать во внимание еще один фактор – географию стран-инвесторов. Из официальных данных Росстата следует, что значительная часть притоков иностранного капитала в Россию имеет своим происхождением оффшорные юрисдикции (табл. 5).

Таблица География накопленных объемов ПИИ в России, 2005-2008 гг.

(млн. долл. и %) Страны-инвесторы 2005 2006 2007 20млн. % млн. % млн. % млн. % долл. долл. долл. долл.

ВСЕГО: 49751 100 67888 100 103060 100 122392 1в том числе Кипр* 13915 28,0 22796 33,6 35425 34,4 40732 33,Нидерланды* 16125 32,4 19234 28,3 35254 34,2 35931 29,Британские Вирг. о-ва* 1200 2,4 2410 4,2 2882 2,8 5470 4,Великобритания 2044 4,1 2907 4,3 3438 3,3 4647 3,Германия 2714 5,5 3320 4,9 4494 4,4 4275 3,США 4361 8,8 4588 6,8 3634 3,5 3193 2,Австрия 497 1,0 909 1,3 1592 1,5 2489 2,Финляндия 627 1,3 706 1,0 1207 1,2 2113 1,Франция 905 1,8 1058 1,6 1553 1,5 1927 1,Швейцария* 1128 2,3 1353 2,0 1620 1,6 1786 1,Багамские о-ва* 649 1,3 591 0,9 858 0,8 1747 1,Люксембург* 451 0,9 587 0,9 734 0,7 1217 1,Италия 333 0,7 446 0,7 818 0,8 1026 0,Cтраны СНГ (без России) 168 0,3 335 0,5 554 0,5 743 0,* Оффшорные юрисдикции Источник: Данные Росстата за соответствующие годы Так, только на две страны - Кипр и Нидерланды - в последние годы приходилось более 60% от всех накопленных притоков ПИИ в России. Если учесть накопленные ПИИ в России из всех оффшорных юрисдикций, то их доля превысит 70%. По информации, которая появлялась в различное время в разных источниках, весьма значительная (хотя и в точности неизвестная) часть инвестиций из Кипра, а также с британских Виргинских островов, Багамских островов, Нидерландов, Швейцарии, Люксембурга, скорее всего, имеет своим происхождением российские капиталы, которые были вывезены в оффшорные зоны, а затем возвратились в российскую экономику. По объективным причинам трудно получить данные, которые бы прямо указывали на национальность инвесторов из оффшорных юрисдикций. Тем не менее, вполне можно предположить, что значительно более половины «зарубежных» инвестиций на самом деле являются российскими. На основе данного предположения в диссертационном исследовании делается вывод, что притоки собственно зарубежных, а не «отмытых» российских капиталов в целом значительно ниже, чем это явствует из официальных цифр статистики. Это также свидетельствует о том, что локационная привлекательность России для зарубежных инвестиций в целом менее значительна, чем принято считать, а масштабы международного производства существенно ниже, чем это могло бы следовать из данных, которые не принимают во внимание географию стран-инвесторов.

В ходе диссертационного исследования автор приходит к выводу, что реальные масштабы и отраслевая структура международного производства в России отражают специфику мотивации зарубежных инвесторов, которые изъявляют желание работать на российском рынке. По оценкам автора, которые базируются на анализе данных Росстата, значительная часть (более 40% в 2008 г.) накопленных объемов ПИИ в России является ресурсо-ориентированными, причем ориентированными на добычу минерального сырья. Рыночно-ориентированные ПИИ составляют подавляющую долю накопленных ПИИ (около 50% в 2008 г., хотя в конце 1990-х гг. этот показатель составлял около 80%). С началом роста нефтяных цен произошла постепенная реструктуризация иностранных инвестиций в России в сторону повышения доли ресурсо-ориентированных ПИИ, что оценивается в диссертации как неблагоприятная среднесрочная тенденция. В диссертации подчеркивается, что рыночноориентированные ПИИ являются более благоприятными ПИИ для последовательного включения России в международное производство; они приводят к формированию в принимающей стране устойчивых производственных цепочек накопления стоимости, и с этой точки зрения они, безусловно, более желательны, нежели ресурсоориентированные ПИИ. Инвестиции, ориентированные на повышение эффективности производства и тесно связанные с ними стратегические ПИИ, весьма малы по своему объему. Их доля в общих российских инвестициях составляет около 1,5%, если учитывать только сектор транспорта и связи, в первую очередь, отрасль телекоммуникаций. Автор приходит к выводу, что в ближайшем будущем не произойдет существенных сдвигов в мотивации иностранных инвесторов, и ресурсо- и рыночно-ориентированные инвестиции будут преобладать в притоках ПИИ в Россию.

Пятая группа проблем связана с изучением особенностей формирования и развития международного производства в отдельных отраслях российской экономики.

На основании методологии репрезентативных выборочных оценок для анализа были избраны три сектора: нефтегазовый сектор, розничная торговля и автомобилестроение. Этот выбор не случаен. Нефтегазовый сектор – это крупнейший получатель ресурсо-ориентированных прямых инвестиций иностранных инвестиций.

Розничная торговля – это пример рыночно-ориентированных инвестиций. А сектор автомобилестроения дает возможность показать специфику иностранных инвестиций, ориентированных на повышение эффективности, хотя в определенной степени их можно считать и рыночно-ориентированными инвестициями. На выбор данных секторов также в немалой степени повлияла возможность получения информации, на основе которой можно было сделать выводы о динамике развития тех или иных форм международного производства в этих отраслях.

В диссертационном исследовании делается вывод о том, что формирование международного производства в нефтегазовом секторе России происходит весьма противоречиво (параграф 5.2). С одной стороны, основываясь на показателе притока ПИИ, иностранные инвесторы проявляют серьезный интерес к ведению бизнеса в данном секторе – доля накопленных притоков ПИИ в секторе добычи сырой нефти и газа составляла на протяжении последних нескольких лет (2005-2008 гг.) около 25%.

На первый взгляд, эта цифра могла бы свидетельствовать о том, что в России быстрыми темпами формируются основы международного производства в нефтегазовом секторе. Но, с другой стороны, более 90% притоков ПИИ имеет своим происхождением оффшорные юрисдикции (в первую очередь, Нидерланды, Кипр и Британские Виргинские острова), в которых аккумулирован вывезенный из страны российский капитал. Это означает, что в значительной степени международное производство в нефтегазовом секторе контролируется национальным капиталом и является по существу российским производством. К аналогичным выводам можно прийти, анализируя основные направления деятельности на российском рынке крупнейших нефтяных ТНК, в частности British Petroleum, Royal Dutch/Shell, ConocoPhilips, Chevron Texaco Co, Exxon Mobil, Eni Group, Total, Statoil Hydro, Sinopec.

В качестве основного фактора, который оказал определяющее влияние на медленное формирование основ международного производства в нефтегазовом секторе, в диссертации рассматривается государственная политика РФ, нацеленная на сохранение национального контроля над добычей минеральных природных ресурсов.

В результате подавляющая часть проектов в нефтегазовой сфере (более 98%) осуществляется в форме совместных предприятий, причем во многих из них российская сторона владеет более чем 50% акций. Такая ситуация приводит к тому, что зарубежные партнеры, не могут полностью контролировать ситуацию в компании, куда они инвестировали средства, не могут самостоятельно планировать тактические и стратегические ориентиры развития.

В результате вклад зарубежных ТНК в развитие нефтегазового комплекса России оказался значительно меньше ожидаемого, в первую очередь, с точки зрения трансферта столь необходимых данной отрасли финансовых ресурсов, а также новых и новейших технологий. Данный вывод подтверждают данные ЮНКТАД о масштабах присутствия иностранных ТНК в России. Доля иностранных компаний в совокупном производстве нефти и газа в России относительно скромна: она увеличилась с 1,9% в 1995 г. до 7,5% в 2005 г.9 Доля иностранных филиалов в национальном производстве нефти и газа в России в целом значительно ниже, чем в среднем по миру. По оценкам ЮНКТАД10, в 2005 г. на них приходилось 22% мирового объема добычи нефти и газа, причем в среднем этот показатель был выше в развитых странах (36%), чем в развивающихся странах (19%) и странах с переходной экономикой (11%). Все это позволяет сделать вывод о том, что мнение об оккупации зарубежными ТНК российского нефтяного рынка является преувеличенным.

Еще одним непосредственным результатом проведения государственной политики стало ограничение активности ТНК по формированию последовательных трансграничных цепочек стоимости в основных производственных зреньях нефтегазового сектора, таких, как upstream, midstream и downstream. На основе собранной и систематизированной информации в диссертационном исследовании подчеркивается, что позиции зарубежных ТНК наиболее значительно представлены в сегменте upstream, т.е. разведка и добыча нефти и газа на ряде крупных и большом количестве мелких месторождений.

В других сегментах цепочки создания стоимости в нефтегазовом секторе зарубежные ТНК представлены весьма слабо (за исключением компании ТНК-ВР, которая работает во всех сегментах цепочки стоимости). В сегменте downstream участвуют лишь несколько компаний, причем в такой форме, как продажа топлива на АЗС (British Petroleum, Shell, Exxon Mobil, Agip, Statoil). На этой основе в диссертационном исследовании делается вывод о том, что функциональная интеграция в цепочке стоимости практически отсутствует, зарубежные ТНК не имеют возможности (а иногда и потребности) формировать вертикально интегрированные цепочки создания стоимости. В результате деятельность зарубежных ТНК в России слабо связана с их деятельностью в других регионах мира.

UNCTAD, World Investment Report, 2007. Transnational Corporations, Extractive Industries and Development. – New York and Geneva: United Nations, 2007. - Table IV.2.

ЮНКТАД, Доклад о мировых инвестициях, 2007. Транснациональные корпорации, добывающая промышленность и развитие. Обзор на русском языке. – Нью-Йорк и Женева: ООН, 2007. - Диаграмма 5.

Анализ особенностей присутствия зарубежных ТНК в российском нефтегазовом секторе позволяет констатировать, что здесь идет формирование элементов первой формы международного производства – зарубежного производства (по авторской классификации). Для России это означает, что, в результате осознанного выбора в пользу ограничительной политики по притоку действительно иностранных инвестиций (а не оффшорных) в нефтегазовую сферу, интеграция страны в мировую нефтегазовую промышленность происходит очень медленно со всеми вытекающими отсюда положительными (сохранение контроля над добычей) и отрицательными последствиями (слабый приток необходимых для развития технологий), которые тесно взаимосвязаны.

В диссертационном исследовании выдвигается тезис о том, что в краткосрочной, возможно, и среднесрочной перспективе российское правительство будет держать курс на ужесточение контроля над нефтегазовым сектором страны. Об этом, кстати, свидетельствует принятый в 2008 г. ФЗ № 57 «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства». В соответствии с этим законом, при приобретении компании (или ее части) иностранными инвесторами, необходимо получать согласие государства, либо уведомлять государство, если приобретаемая компания имеет стратегическое значение. Скорее всего, приобретение иностранцами контрольного или блокирующего пакета акций в нефтегазовой отрасли будет затруднен. Все это означает, что в среднесрочной перспективе вряд ли стоит ожидать расширения международного производства в нефтегазовом секторе России, если только динамика развития глобального финансово-экономического кризиса не внесет в данный процесс существенные коррективы.

Тенденции формирования международного производства прослеживались и в секторе розничной торговли России (глава 6). Во многом это было связано с динамичным развитием процессов глобализации на мировом рынке ритейла.

Глобальная диверсификация приобретала особое значение как способ минимизировать экономические, политические и другие риски, а также повысить конкурентоспособность фирм. Медленный рост и насыщение рынка во многих промышленно развитых странах заставили международных ритейлеров обратить свой взгляд на благоприятные возможности, которые существуют на формирующихся рынках.

Позитивные тенденции в российской экономике и секторе розничной торговли в период 2000-2008 гг., были положительно оценены международными ритейлерами, которые с начала 2000 гг. стали осуществлять массированные инвестиции в данный сектор российской экономики, и страна постепенно превращалась в поле конкуренции глобальных ритейлеров и становилась частью глобального рынка розничной торговли. На основе систематизированной эмпирической информации в диссертационном исследовании выделяется три временных этапа вхождения иностранных ритейлинговых сетей на российский рынок розничной торговли. На первом этапе (до 2000 г.) наблюдалось проникновение отдельных иностранных ритейлеров; на втором этапе (2000-2004 гг.) происходила мощная и широкомасштабная экспансия международных сетей на российский рынок; третий этап (2005 г. – по настоящее время) характеризуется некоторым замедлением экспансии иностранцев, сначала – в ожидании рыночной консолидации, а затем – в результате начала финансового кризиса и падения доходов населения. В настоящее время на ее территории действует более 20 крупных международных ритейлинговых сетей, в том числе Stockmann, K-Rauta, IKEA, SPAR, Metro Group, Auchan Group, Tengelmann/OBI, REWE/Billa, Marks&Spencer, Debenhams и др. В диссертации дается характеристика основных направлений деятельности зарубежных инвесторов в таких форматах розничной торговли, как гипермаркеты, супермаркеты и «кэш энд керри» (в продуктовом ритейле), а также «сделай сам» и универмаги (в непродуктовом ритейле).

Несмотря на то, что значение России процессе интернационализации ритейла пока невелико (доля рынка, контролируемая иностранными розничными сетями в России, остается на весьма низком уровне – около 3,5% от оборота организованной розничной торговли в 2008 г.) представляется возможным идентифицировать форму международного производства, которая развивается в этом секторе российской экономики. В диссертационном исследовании делается вывод о том, что в секторе розничной торговли складывается такая форма международного производства как зарубежное производство (с элементами внутреннего аутсорсинга).

Этот вывод был сделан автором на основе изучения специфики цепочки стоимости в розничной торговле, которая включает в себя производителя/поставщика, провайдера логистических услуг, магазина розничной торговли и клиенты розничных сетей. Для формы зарубежного производства (как было показано в главе 3), характерно создание зарубежных филиалов, которые действуют преимущественно как независимые единицы в принимающей стране. В данном случае в качестве таких единиц выступают зарубежные розничные сети, которые представляют собой, как правило, относительно точную копию родительской компаний с точки зрения организации производства и методов работы с поставщиками, провайдерами логистических услуг и потребителями. По мере того, как налаживаются и укрепляются связи с местными агентами розничного рынка, т.е.

развивается розничная логистика, зарубежные ритейлеры вторгаются в смежные виды деятельности, что приводит к более тесной интеграции внутри розничной цепочки стоимости.

Для того чтобы показать, каким образом процессы аутсорсинга включены в зарубежное производство в розничной торговле России, в диссертационном исследовании были выделены некоторые типовые модели организации розничной логистики в России с точки зрения функций, которые выполняют в цепочке стоимости провайдеры логистических услуг для магазинов розничной торговли и ритейлинговых сетей, в том числе зарубежных. Эти модели включают в себя три уровня: 1PL (автономная логистика), 2PL (традиционная логистика) и 3PL (контрактная логистика).

В диссертации подчеркивается, что по общему уровню развития контрактной логистики, т.е. логистики, которая в значительных объемах использует процессы аутсорсинга, Россия довольно серьезно отстает от других регионов мира. По данным 2007 г., доля контрактной логистики составляла в европейских странах – 81%, в странах АТР – 60%, в США – 56%, в России – 23%. В то же время, ряд фирм, к которым относятся, как крупные российские розничные сети, так и зарубежные ритейлеры, широко используют комплексное логистическое обслуживание.

Последние, работая на развитых рынках, привыкли к использованию 3PL операторов, и переносят эту практику в Россию. В России полный аутсорсинг логистики (модель 3PL) используют такие иностранные ритейлеры и производители, как Auchan, BAT, Danone, IKEA, Mars, Metro Cash&Carry, Kodak, LG, Nestle Food, Pepsi, Procter&Gamble, Wriggles, Sony, HP, Unilever и другие. В силу ряда причин (отсутствие соответствующих материальных и технологических ресурсов) российские логистические компании пока не в состоянии предоставить услуги уровня 3PL. Такая ситуация приводит к тому, что места 3PL провайдеров на российском логистическом рынке занимают иностранные логистические компании, претендуя при этом на значительную долю добавленной стоимости, которая складывается в данном звене розничной цепочки.

Финансовый кризис вносит свои коррективы в функционирование сектора розничной торговли России. В этом секторе усиливается конкуренция, которая развивается на фоне тенденций к регионализации и консолидации. По оценкам автора, в среднесрочной перспективе следует ожидать усиления позиций зарубежных ритейлеров и расширение масштабов международного производства в форме зарубежного производства с использованием элементов аутсорсинга, причем процессы аутсорсинга во все большей степени будут выполняться иностранными компаниями. Это будет означать растущую интеграцию в розничной цепочке и, как следствие, более глубокую интеграцию розничного рынка России в глобальный рынок.

В рассматриваемой группе проблем важное место принадлежит анализу процессов формирования международного производства в автомобилестроении России (глава 7). В диссертационном исследовании автор констатирует, что начавшийся и развивающийся процесс интернационализации производства в секторе автомобилестроения, имеет следующие особенности.

Во-первых, российские производители легковых автомобилей (ГАЗ, АвтоВАЗ, Северсталь-авто/Sollers, ИЖ-авто, Автотор, ТагАЗ) вовлечены в процесс интернационализации национальной автомобильной промышленности; все они в той или иной степени и в той или иной форме связаны с иностранным капиталом и сотрудничают с мировыми автоконцернами и производят зарубежные модели автомобилей по лицензии иностранных компаний.

Во-вторых, все ведущие мировые автопроизводители (BMW, Citroen, FIAT, Ford, General Motors, Hyundai, KIA, Nissan, Peugeot, Renault, Suzuki, Toyota, Volkswagen и др.) уже присутствуют на российском рынке, при этом для входа на рынок применялись такие стратегии, как экспорт, лицензирование и ПИИ (для организации отверточной и промышленной сборки автомобилей зарубежных брендов). Все это привело к формированию в российском автомобилестроении трансграничных цепочек создания стоимости и, следовательно, международного производства.

Проведенный в диссертационном исследовании анализ динамики развития российского рынка автомобилей дал возможность выявить растущее значение международного автомобильного производства в России. Структура рынка (продаж в количественном выражении) легковых автомобилей в России включает следующие сегменты: российские марки, иномарки российского производства, импорт новых иномарок и импорт подержанных иномарок. В диссертации дается характеристика тенденций развития российского автомобильного рынка (в количественном и стоимостном выражении) в последние годы. Так за период 2002-2008 гг. сократилась доля российских марок (с 63,1% до 22,0%) и доля подержанных иномарок (с 29,2% до 12,4%), увеличилась доля импорта новых иномарок (с 6,9% до 47,2%) и доля иномарок российского производства (с 0,7% до 18,3%)11.

По оценкам PWC12 российские покупатели потратили в 2008 г. 69 млрд. долл. на приобретение легковых автомобилей, что превысило на 29% показатели 2007 г. При этом продажи российских брендов по стоимости не изменились (6,5 млрд. долл. в 2007 и в 2008 гг.); продажи импортных подержанных автомобилей выросли на 15% и составили в 2008 г. 7 млрд. долл., продажи импортных новых автомобилей выросли на 32% и составили в 2008 г. 45 млрд. долл. Однако самые быстрые темпы роста показал сектор иностранных автомобилей, производимых в России: его продажи выросли на 57% и составили в 2008 г. 10,5 млрд. долл. Это свидетельствует о том, что международное производство в автомобилестроении России в 2008 г. стало наиболее динамично развивающимся сегментом российского автомобильного рынка. Что касается перспектив на 2009 г., то автор приходит к заключению, что финансовый кризис внесет свои коррективы в динамику развития российского автомобильного рынка в сторону снижения темпов роста В результате анализа особенностей трансграничной цепочки стоимости в российской автомобильной индустрии автор делает вывод о том, что в стране развивается первоначальная форма международного производства – зарубежное производство. На территории России строятся заводы-копии крупных автомобильных концернов, на которых выпускаются зарубежные модели автомобилей, нацеленные на удовлетворение потребностей по преимуществу внутреннего рынка, относительно слабо связанные функциональными связями с головными предприятиями. Степень интеграции в трансграничную цепочку стоимости не является глубокой, значительная часть рынка (около 50%) снабжается при помощи импорта. В условиях финансового кризиса проявятся «негативные черты», присущие этой форме международного производства. Слабая степень интеграции российского рынка в трансграничные цепочки стоимости зарубежных концернов, скорее всего, приведет к тому, что часть производства может быть свернута по мере того, как будет снижаться платежеспособный спрос в России.

Весьма актуален вопрос о том, насколько и в какой временной перспективе возможен переход в следующим этапам международного производства – аутсорсному и интегрированному. В диссертационном исследовании автор показывает, что для постепенного формирования в России трансграничного аутсорсного производства в среднесрочной перспективе имеются определенные предпосылки. Они связаны с развитием промышленности автокомпонентов, на которую нацеливает реализация Постановлений Правительства № 166 и № 566 о промышленной сборке автомобилей.

В диссертации автор приходит к выводу, что включение российских компаний в качестве аутсорсных производителей автокомпонентов в трансграничные цепочки стоимости будет означать как переход к более развитой форме международного производства, так и более тесную интеграцию в мировую экономику с одновременным получением более высокой доли добавленной стоимости.

В диссертации выявляется ряд факторов, которые тормозят данный процесс.

Самая главная проблема здесь заключается в том, что вследствие долговременной вертикальной интеграции советской, а затем и российской автомобильной Автомобильный рынок России и стран СНГ. Обзор отрасли, 2008. – Ernst & Young: Global Automotive Center, March 2008. - С. 9.

Root S. Effects of the Crisis on the Russian Automotive Market. - PriceWaterhouse&Coopers, 20 January 2009. - Slide 4.

промышленности Россия не обладает мощностями, необходимыми для производства автокомпонентов в соответствии с современными международными стандартами.

Автор приходит к заключению, что наиболее благоприятным выходом из сложившейся ситуации стало бы тесное сотрудничество российских и зарубежных компаний. Такое сотрудничество позволит наладить производство автокомпонентов высокого качества и снабжать ими не только предприятия, работающие на российской территории, но и заводы, расположенные в близлежащих регионах.

Формирование основ интегрированного международного производства в автомобильной промышленности России даже в долгосрочной перспективе, по мнению автора, связано с весьма значительными трудностями и препятствиями. Они в значительной степени объясняются отсутствием в России мощного интеллектуального и управленческого потенциала, который является важным условием для развития автомобильной промышленности. Долговременная ориентация на сырьевую модель экономики в условиях повышательных цен на нефть в последнее десятилетие в значительной степени затормозило формирование в стране инновационной экономики. Одновременно это означало, что интеграция России в мировую экономику происходила в основном по линии продажи сырья, а не по направлению включения в трансграничные производственные цепочки стоимости в инновационных, высоко технологичных секторах экономики.

Шестая группа проблем связана с изучением эффектов и детерминант международного производства в России.

В ходе работы над диссертационным исследованием автором были выявлены возможные эффекты формирования международного производства в России (параграф 8.1), которые включают в себя макроэкономические эффекты, эффекты создания межфирменных связей, а также институциональные, экологические и социально-политические эффекты. В условиях России эффекты международного производства носят противоречивый характер, отражающий как сырьевой характер российской экономики, так и сложности, связанные с низкой эффективностью «поглощающей способности» российских предприятий. Весьма часто проявляющиеся эффекты не являются значимыми и плохо прослеживаются.

Для России весьма актуален вопрос о взаимосвязи ПИИ и экономического роста. Во многих работах на примерах развивающихся стран было показано, что воздействие ПИИ на экономический рост не носит очевидного позитивного или негативного характера. Проводились работы и на российских данных. В работе С.

Ледяевой и М. Линдена из Института переходных экономик Банка Финляндии13 на данных по 74 российским регионам с 1996 по 2003 гг. было показано, что в среднем приток ПИИ не влияет на темпы экономического роста региона. Это не удивительно, если учесть, какая доля инвестиций может иметь российское происхождение. Однако они нашли небольшой позитивный вклад ПИИ в экономический рост в относительно более богатых регионах страны. Суммируя, можно прийти к эмпирически подтвержденному выводу, что действительно существует макроэкономическая взаимосвязь между прямыми иностранными инвестициями и экономическим ростом, хотя направление влияния не всегда ясно.

В диссертации выявлено, что ключевым потенциальным эффектом является создание межфирменных связей между предприятиями инвесторами и местными фирмами в процессе формирования международного производства в рамках Ledyaeva S., Linden M. Foreign Direct Investment and Economic Growth: Empirical Evidence from Russian Regions // BOFIT Discussion Paper. - November 2006. - № 17. - 34 p.

трансграничных цепочек стоимости. ПИИ, как важнейший инструмент международного производства, играют критическую роль в трансферте по цепочке стоимости технологических, маркетинговых и управленческих ноу-хау. В конечном итоге это способствует повышению международной конкурентоспособности фирм принимающих стран и облегчению их выхода на мировые рынки. Автор доказывает, что глубокая производственная интеграция России в мировую экономику возможна, в первую очередь, через внедрение в существующие трансграничные цепочки стоимости, формируемые и управляемые ТНК, с последующим – по мере роста международной конкурентоспособности национальных фирм – повышением статуса в цепочке и увеличением доли получаемого дохода.

В этой связи актуальным становится вопрос, какие факторы оказывают влияние на притоки зарубежных инвестиций в Россию с последующим формированием международного производства. В результате диссертационного исследования было выявлено (параграф 8.2), что, несмотря на то, что традиционные экономические детерминанты (доступ к ресурсам, емкий рынок, дешевая рабочая сила) продолжают играть определенную роль, их значимость снижается, особенно в условиях финансово-экономического кризиса. Установлено, что на первый план начинают выходить иные детерминанты, в первую очередь, «созданные инновационные активы», а также институциональные факторы, которые во многом определяют привлекательность принимающих стран для иностранных инвестиций.

В диссертационном исследовании показано, что российский рынок характеризуется высокой волатильностью институциональной среды, которая непосредственным образом вытекает из волатильности правовой среды. Частые изменения в российском законодательстве негативным образом влияют на решения иностранных инвесторов о размещении производства на территории России. Так, на основании данных компании «КонсультантПлюс», в диссертации приводятся данные о частоте изменения некоторых законов Российской Федерации, которые оказывают серьезное влияние на деятельность бизнеса в стране. Так, ФЗ «Об акционерных обществах» за 13 лет с момента его принятия (1995-2008 гг.) изменялся и дополнялся 24 раза; ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» за 7 лет действия (2001-2008 гг.) изменялся и дополнялся 26 раз. Если привести аналогичные данные о законах в финансово-банковской сфере, то мы получим следующие результаты. В ФЗ «О банках и банковской деятельности» изменения вносили 33 раза за 18 лет его действия (1990-2008 гг.); в ФЗ «О Центральном банке» - 22 раза за 6 лет (2002-20гг.); в ФЗ «О рынке ценных бумаг» - 12 раз за 12 лет (1996-2008 гг.). От сюда следует, что изменения и дополнения вносятся в ФЗ весьма часто, более нескольких раз за год. Однако наиболее волатильным сектором в российском правовом поле является налоговое законодательство, стабильность и предсказуемого которого столь важны для деятельности иностранных инвесторов. Так, в Налоговый кодекс, Ч.1 изменения и дополнения вносились 28 раз за 10 лет (1998-2008 гг.), а в Ч. 2 Налогового кодекса – 158 (!) раз за 8 лет (2000-2008 гг.).

Важнейшей детерминантой международного производства является уровень коррупции в принимающей стране: чем меньше коррупция, более предсказуемая, справедливая юридическая система и эффективная бюрократия, и тем на больший приток ПИИ может рассчитывать страна. Основным показателем, при помощи которого можно судить об изменениях странового уровня коррупции, является Индекс восприятия коррупции (ИВК), рассчитываемый организацией Transparency International - Corruption Perceptions Index (CPI)14. Этот индекс ранжирует уровень коррупции в странах от 0 до 10, причем уровень в 10 баллов означает страну, которая свободна от коррупции, а 0 баллов означает, что все деловые операции в стране находятся под мощным влиянием коррупции. С 2001 г. ИВК рассчитывается и для России. Динамика индекса восприятия коррупции для России (в баллах) такова: 20г. – 2,3; 2002 г. – 2,7; 2003 г. – 2,7; 2004 г. – 2,8; 2005 г. – 2,4; 2006 г. – 2,5; 2007 г. – 2,3; 2008 г. – 2,1 (146 место из 180 стран, включенных в обзор). Как следует из приведенных данных, индекс восприятия коррупции в России в 2008 г. упал ниже уровня 2001 г. Россия по данному показателю пропустила вперед такие страны, как Нигерия, Египет, Эфиопия, Гондурас, которые отличаются исключительно плохим положением с коррупцией в национальной экономической, общественной и политической жизни.

В диссертационном исследовании показано, что еще одним серьезным препятствием на пути иностранных инвестиций в Россию является такой фактор как эффективность механизмов принуждения к исполнению решений (инфорсмента). В начале своего президентского срока Д.Медведев объявил коррупции бой: под нажимом президента Госдума в декабре 2008 г. приняла, правда, в весьма смягченном варианте, ФЗ «О противодействии коррупции». Вот как прокомментировал принятие этого закона президент России Д.А. Медведев в беседе с руководителем дирекции информационных программ «Первого канала» К.Клейменовым15: «Общество не готово выполнять законы по борьбе с коррупцией, и государство готовится столкнуться с этой проблемой. Конечно, пока нам если что и удалось, то совсем-совсем мало, но, на мой взгляд, сделан определённый шаг вперед.

Он заключается в том, что мы всё-таки впервые за весь современный период истории нашей страны создали новую нормативную базу для борьбы с коррупцией. Сейчас наступает самое сложное – период исполнения этих законов. Я думаю, что здесь нам придётся столкнуться с самыми разными трудностями, в том числе и трудностями, которые связаны с нашей неготовностью реализовывать эти полномочия, с нашей неготовностью предъявлять некоторые явления, которые у нас традиционно были скрыты». Напомним, что ежегодный объем взяток в России до кризиса оценивался по данным Генпрокуратуры в 240 млрд. долл.

К каким последствиям может привести слабое развитие институциональной среды в России с точки зрения влияния на будущие притоки ПИИ в страну? Если предположить, что цена на нефть не будет расти в краткосрочном и среднесрочном периоде (к чему склоняется большинство аналитиков, говоря о цене, не превышающей 50-60 долл. за баррель), то значимость традиционной экономической детерминанты – наличия природных ресурсов будет неуклонно падать. Для сохранения существующего уровня (или не слишком быстрого падения) ПИИ в Россию, «старые» традиционные детерминанты должны быть, несомненно, дополнены институциональными детерминантами. К сожалению, следует признать, что эти факторы, которые в настоящее время являются ключевыми для поддержания соответствующего уровня притока ПИИ в большинстве стран, весьма слабо развиты в России. Все это приведет к замедлению процессов интеграции России в мировую экономику, которые столь важны для страны с точки зрения повышения ее конкурентоспособности на мировом рынке.

www.transparency.org/policy_research/surveys_indices/cpi ИТАР-ТАСС, 15.03.2009.

Придерживаясь мнения, что развитие международного производства в целом оказывает положительное влияние на продвижение национальной экономики и повышение ее конкурентоспособности, в диссертации был разработан ряд рекомендаций по корректировке российской политики в отношении ПИИ в условиях глобализации и разворачивающегося финансово-экономического кризиса. Данные рекомендации встраиваются в т.н. «треугольник уровней политики ПИИ», который охватывает мероприятия на макроуровне, на мезоуровне и на микроуровне. В диссертационном исследовании обосновывается, что политика ПИИ на макроуровне должна строиться в русле общей экономической стратегии развития страны; политика ПИИ на мезоуровне связана с необходимостью проведения стимулирующих действий для привлечения инвестиций в конкретные отрасли взамен использующейся политики ограничения притока в отдельные отрасли; политика ПИИ на микроуровне должна быть нацелена на создание и укрепление связей между иностранными филиалами ТНК, работающими в России, и местными предприятиями.

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ СЛЕДУЮЩИЕ РАБОТЫ:

Монографии и главы в монографиях 1. Волгина Н.А. Международное производство: особенности, тенденции, перспективы. - М.: РУДН, 2008. - 16,5 п.л.

2. Волгина Н.А. Великобритания и Африка в 80-е - начале 90-х годов: современные тенденции внешнеэкономических связей. - М.: М.: Изд-во РУДН, 1997. – 8,6 п.л.

3. Интеграция России в мировую экономику. – М.: Российский университет дружбы народов, 2007. – Личный вклад автора 1,0 п.л.

4. Central Asia; Political and Economic Challenges in the Post-Soviet Era. London: Saqi Books, 2001. – Личный вклад автора 0,3 п.л.

5. Постсоветская Центральная Азия: потери и приобретения / Отв. ред. А.М.

Васильев. – М.: Изд-во «Восточная литература», 1998. – Личный вклад автора 1,п.л.

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах из перечня ВАК 1. Волгина Н.А. Промышленная политика в автомобилестроении России:

возможности для его интернационализации // Сегодня и завтра и российской экономики. 2009. № 6. - 0,35 п.л.

2. Волгина Н.А. Позиции ТНК в розничной торговле России // Вестник РУДН. Серия «Экономика». 2009. № 2. - 0,75 п.л.

3. Волгина Н.А. Институциональные детерминанты международного производства в России // Вестник РУДН. Серия «Международные отношения». 2009. № 2. - 0,п.л.

4. Волгина Н.А. Система показателей международного производства // Вестник РУДН. Серия «Экономика». 2008. № 1. - 1,26 п.л.

5. Волгина Н.А. Международное производство, ТНК и прямые иностранные инвестиции: взаимосвязь понятий // Вестник РУДН. Серия «Экономика». 2007. № 2. - 0,7 п.л.

6. Волгина Н.А. Возможности теоретического объяснения процессов внутриотраслевой торговли // Вестник РУДН. Серия «Экономика». 2004. № 1. - 1,1 п.л.

7. Волгина Н.А. Эклектическая парадигма международного производства // Вестник РУДН. Серия «Экономика». 2003. № 1. - 0,8 п.л.

8. Волгина Н.А. Прямые иностранные инвестиции: особенности 1990-х гг. // Вестник РУДН. Серия «Экономика». 1999. № 1. - 1,0 п.л.

Доклады на международных конференциях 1. Volgina N.A. Process of internationalization of Russian automotive industry: Impact of global financial crisis // Materials of International Scientific conference “Education and Economy 2009”. - Tallinn - Vilnius: Tallinn University of Technology, Mainor Business School, Vilnius University, 2009. - 0,5 п.л.

2. Волгина Н.А. Аутсорсинг в системе международного производства // Инновационное развитие и экономический рост: Материалы IV Международной научной конференции, 6-7 ноября 2008 г. – М.: Изд-во РУДН, 2008. - 0,5 п.л.

3. Volgina N.A. Foreign companies entering Russian retail market //. Selected Papers of the 5th International Scientific Conference “Business and Management 2008”.

Vilnius, Lithuania, May 16–17, 2008. – Vilnius: Technika, 2008. – 0,8 п.л.

4. Volgina N.A. The Role of TNCs in Internationalization of R&D: the Case of Russia // Paper presented at the International Scientific dual-conference “Towards Knowledgebased Economy” & “Enterprise management: Diagnostics, Strategy, Effectiveness”. 1213 April, 2007, Riga, Latvia. – Riga: RTU Publishing House, 2007. – Publication on CD. - 0,9 п.л.

5. Волгина Н.А. Место России в системе интегрированного международного производства // Scientific Proceedings of Riga Technical University “Economics and Business. Economy: Theory and Practice”. – 2006. – 13 series. – Riga: RTU Publishing House. – 0,6 п.л.

6. Volgina N.A. The Position of Russia in International Integrated Production System // Abstracts of Presentations at the 47th International Scientific Conference of Riga Technical University devoted to the 40th Anniversary of Faculty of Engineering Economics “The Problems of Development of National Economy and Entrepreneurship.

– Riga: RTU Publishing House, 2006. – 0,1 п.л.

7. Волгина Н.А. О различных подходах к определению прямых иностранных инвестиций и транснациональных корпораций // Сборник трудов Международной научной конференции «Россия в контексте мирового экономического развития во второй половине ХХ века». – М.: Институт российской истории: РАН, 2005. – 0,п.л.

8. Волгина Н.А. Зарубежный бизнес на российском рынке в свете теории трансакционных издержек // Материалы IV Международной Кондратьевской конференции и IX Кондратьевских чтений «Диалог и взаимодействие цивилизаций Востока и Запада: Альтернативы на XXI век»:– М.: Институт экономики РАН, 1517 мая 2001. – 0,3 п.л.

9. Волгина Н.А. Роль информационных технологий в процессе глобализации мировой экономики // Материалы секции «Экономика/Коммуникации» Международного Конгресса по новым информационным технологиям Москва, 19-21 января 2000 г.

– М.: Изд-во ЭФИР, 2000. – 0,3 п.л.

Прочие научные публикации 1. Волгина Н.А. Теорема Рыбчинского: первая попытка объяснения феномена голландской болезни // Современная экономическая теория и реформирование экономики России: Материалы четвертой научно-практической конференции, посвященной памяти В.Ф. Станиса, 30 ноября 2007 г. – Москва, Изд-во Экономика, 2008. – 0,7 п.л.

2. Volgina N.A. Foreign companies entering Russian retail market // Proceedings of the 5th International Scientific conference “Business and Management 2008”. – Vilnius, Lithuania, May 16–17, 2008. – Vinnis: Vilnius Gediminas Technical University Publishing House, 2008. – 0,2 п.л.

3. Volgina N.A. FDI Inflows to Russia: Implications for Sustainable Development // Journal of Management and Sustainable Development. – Bulgaria, Sofia, University of Forestry, 2007. – № 2, volume 7. – 0,8 п.л.

4. Волгина Н.А. Интернационализация НИОКР: возможности для России // Проблемы развития транзитивной экономики: инновационность, устойчивость, глобализация:

Материалы международной научно-практической конференции, Минск, 22-23 мая 2007 г. – Минск: БГЭУ, 2007. – 0,1 п.л.

5. Волгина Н.А. The Role of TNCs in Internationalization of R&D: the Case of Russia // International Scientific dual-conference “Towards Knowledge-based Economy” & “Enterprise management: Diagnostics, Strategy, Effectiveness”. Conference Proceedings, 12-13 April, 2007, Riga, Latvia. – Riga: RTU Publishing House, 2007. – 0,1 п.л.

6. Волгина Н.А. (ответственный редактор). Страны с переходной экономикой в условиях глобализации // Материалы VI Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых, 28-30 марта 2007 г. – М.:

Изд-во РУДН, 2007. – Личный вклад автора 20,0 п.л.

7. Волгина Н.А. Боинг в России: взаимовыгодное сотрудничество? // Современная экономическая теория и реформирование экономики России: Материалы третьей научно-практической конференции, посвященной памяти В.Ф. Станиса и 45-летию кафедры политической экономиии, Москва, 24 ноября 2006 г. – М.: Экономика, 2007. – 1,0 п.л.

8. Волгина Н.А. Эклектическая парадигма Даннинга: возможности объяснения динамики притока прямых иностранных инвестиций в Россию // Проблемы развития внешнеэкономических связей и привлечения иностранных инвестиций:

региональный аспект: Сборник научных трудов (официальное издание ВАК Украины). – Ч. II. – Донецк, ДонНУ, 2007. – 0,8 п.л.

9. Волгина Н.А. Трансакционные издержки, интернализация и многонациональные предприятия // Инвестиции, инновации и экономическая безопасность: Труды секции «Инвестиции и экономическая безопасность» (выпуск 9). – М.: Российская Экономическая Академия им. Г.В. Плеханова, 2005. – 0,7 п.л.

10. Волгина Н.А. Проблемы развития интеграции в рамках СНГ // Современная экономическая теория и реформирование экономики России: Материалы научнопрактической конференции, 26 ноября 2004 г. – М.: Экономика, 2005. – 0,3 п.л.

11. Волгина Н.А. О различных подходах к определению прямых иностранных инвестиций // Россия в контексте мирового экономического развития во второй половине ХХ века: Материалы международной научной конференции. – М.:

Институт российской истории РАН, 24-25 ноября 2004 г. – 0,2 п.л.

12. Волгина Н.А. Трансфертное ценообразование в международной деятельности ТНК // Инвестиции, инновации и экономическая безопасность: Труды секции «Инвестиции и экономическая безопасность» (выпуск 8). – М.: Российская Экономическая Академия им. Г.В. Плеханова, 2004. – 0,4 п.л.

13. Волгина Н.А. Неоклассический подход к анализу иностранных инвестиций // Инвестиции, инновации и экономическая безопасность: Труды секции «Инвестиции и экономическая безопасность» (выпуск 7). – М.: Российская Экономическая Академия им. Г.В. Плеханова, 2003. – 0,5 п.л.

14. Волгина Н.А. Вклад С.Хаймера в теорию прямых иностранных инвестиций // Инвестиции и экономическая безопасность. Сборник статей. – М.: Российская Экономическая Академия им. Г.В. Плеханова, 2001. – 0,3 п.л.

15. Волгина Н.А. Использование понятия трансакционных издержек в теории транснациональных корпораций // Основные направления институциональных преобразований в России и экономический рост: Материалы научно-практической конференции. – М.: Изд-во РУДН, 2001. - 0,2 п.л.

16. Волгина Н.А. Возможности для России в XXI веке // Перспективы развития российской экономики и ее место в глобальном экономическом пространстве:

Материалы VIII Кондратьевских чтений. – М.: Международный Фонд Кондратьева, 2000. – 0,1 п.л.

17. Volgina N.A. Foreign Direct Investment into Developing Countries of Africa // Africa at the Threshold of the New Millennium. Abstracts of the VIII Conference of Africanists. – M.: Institute for African Studies, RAS, 1999.- 0,1 п.л.

18. Волгина Н.А. Приток прямых иностранных инвестиций в некоторые страны Азии:

перспективы в условиях финансового кризиса // Экономический кризис в России и пути его преодоления: Материалы научно-практической конференции. – М.: Издво РУДН, 1999. – 0,2 п.л.

19. Волгина Н.А. Экономическая безопасность и российская модель экономического роста // Новые тенденции в политической жизни и экономическая безопасность России: Материалы научно-практической конференции. – М.: Изд-во РУДН, 1998.

– 0,2 п.л.

20. Волгина Н.А. О некоторых ключевых проблемах участия России в системе международной торговли // Мировой опыт структурных преобразований и экономические реформы в России: Материалы международной научной конференции. – М.: Уникум-Центр, 1996. – 0,3 п.л.

21. Волгина Н.А. Прямые иностранные инвестиции в России: текущее состояние и перспективы // Пути и методы структурных экономических преобразований в России: Тезисы докладов и сообщений научно-теоретической конференции, посвященной XXV-летию Российского университета дружбы народов. – М.:

РУДН, 1995. – 0,2 п.л.

Волгина Наталья Анатольевна (Россия) Международное производство в России:

особенности, тенденции, перспективы В диссертационном исследовании была предложена и обоснована концепция эволюции форм международного производства (зарубежное производство, трансграничное аутсорсное производство и интегрированное международное производство), которые оно принимает в своем развитии. В результате использования предложенной автором системы показателей было выявлено, что в России динамично формируются основы международного производства, причем этот процесс имеет отраслевую специфику. В нефтегазовом секторе прослеживаются только элементы международного производства; для сектора розничной торговли характерно развитие такой формы международного производства как зарубежное производство. В автомобилестроении России складываются основы для трансграничного аутсорсного производства. Автор приходит к выводу, что развитие международного производства в России имеет противоречивые последствия, что является отражением, как сырьевого характера российской экономики, так и сложностей, связанных с низкой эффективностью «поглощающей способности» российских предприятий. Вместе с тем в диссертации делается вывод, что формирование международного производства в России приводит к повышению конкурентоспособности российских фирм и все возрастающей интеграции национальной экономики в мировую экономику.

Volgina Natalya Anatolyevna (Russia) International Production in Russia:

Characteristic Features, Trends and Prospects Doctoral dissertation proposes and justifies the original concept of evolution of international production forms - foreign production, cross-border outsourcing production, integrated international production. On the basis of author’s interpretation of the system of international production indicators it is disclosed that international production is dynamically developing phenomenon in modern Russia and this process has sectoral specificity. In oil and gas sector we can trace only the elements of international production;

retail sector is characterized by expansion of the foreign production form. The basis for cross-border outsourcing production is building up in Russian automotive industry. Author comes to the conclusion that developing of international production in Russia has contradictory implications that is a result of resource-driven character of Russian economy and low absorbing capacity of national firms. At the same time the dissertation concludes that building up of international production in Russia leads to the increase of competitiveness of Russian companies and growing integration of national economy into the world economy.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.