WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ДОРОХИНА ЕЛЕНА ЮРЬЕВНА

МЕТОДОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ РИСКАМИ

ПРОЕКТНО-ОРИЕНТИРОВАННОГО ПРЕДПРИЯТИЯ

(НА ПРИМЕРЕ ПРЕДПРИЯТИЯ СТРОИТЕЛЬНОЙ ОТРАСЛИ)

Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством

(экономика, организация и управление предприятиями,

отраслями, комплексами: строительство)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Санкт-Петербург-2011

Работа выполнена в Негосударственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Международный независимый эколого-политологический университет (Академия МНЭПУ)».

Научный консультант -

доктор физико-математических наук, профессор

Харченко Сергей Григорьевич

Официальные оппоненты:

доктор экономических наук, профессор

Панибратов Юрий Павлович

доктор экономических наук, профессор

Егорова Наталья Евгеньевна

доктор экономических наук, профессор

Волков Сергей Денисович

Ведущая организация -

Государственное научно-исследовательское учреждение «Совет по изучению производительных сил»

Защита состоится «____»_______________ 2011 года в «____» часов на заседании диссертационного совета Д 212.237.10 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов» по адресу: 191023, Санкт-Петербург, ул. Садовая, д. 21, ауд. _______.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов»

Автореферат разослан «___»____________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                Е.В. Песоцкая

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В течение последних 10-15 лет управление рисками превратилось в неотъемлемую часть управления экономикой. Появился ряд международных стандартов (AIRMIC, ALARM, IRM:2002, ISO/DIS 31000, PMI, AS/NZS 4360:2004, «Enterprise Risk Management – Integrated Framework» – COSO 2004 и др.), упорядочивших и ужесточивших подходы к управлению рисками. Повышенные требования к нему  закреплены в законодательстве некоторых стран, в частности, в США в 2002 году  принят закон Сарбейнса-Оксли. С 2005 года управление рисками стало ключевым показателем при оценивании предприятий такими компаниями как PricewaterhouseCoopers, Deloitte, Ernst & Young и KPMG, а в 2007 году Standard and Poor's в новой методологии оценивания корпоративного управления также сделала основной акцент на управлении рисками.

В России был принят государственный стандарт по управлению рисками (ГОСТ Р 51897-2002), однако в силу своей недостаточной проработанности широкого распространения он не получил. До настоящего времени в России управление рисками нашло применение только в крупных банках, страховых учреждениях и некоторых нефтегазовых компаниях. На промышленных предприятиях оно встречается достаточно редко, а в строительном комплексе практически отсутствует.

С обострением конкурентной борьбы объективно возрастает необходимость повышения научной обоснованности процесса управления, разработки новых методов и подходов, позволяющих обеспечить устойчивое и эффективное развитие российских предприятий. Среди названных методов важнейшее место занимают методы управления инновациями, знаниями и рисками.

Предприятия, проводящие целенаправленное управление рисками, не только обеспечивают успешное выполнение проектов, но и приобретают имидж надежных партнеров, а вследствие этого долговременные связи с инвесторами. Таким образом, растет их ресурсный потенциал, и соответственно увеличиваются шансы в конкурентной борьбе.

Управление рисками не означает концентрации исключительно на потенциале опасностей, оно подразумевает активное использование потенциала шансов. Научно обоснованное и квалифицированное управление позволяет сознательно принимать риски и адекватно на них реагировать, что больше способствует предпринимательскому успеху, чем полный отказ от рисков.

Методологические подходы к управлению рисками проектно-ориентированных промышленных и строительных предприятий в ведущих странах мира активно разрабатываются, но в основном они ограничиваются проектным уровнем. Однако в Российской Федерации даже такие методы управления не получили существенного развития и практического применения. Существующие нормативные документы, регламентирующие деятельность на различных стадиях инвестиционного процесса, не предусматривают разработки технической документации, непосредственно связанной с рисками (их идентификацией, оценкой, классификацией, разработкой реагирования и т. д.). В результате бессистемного учета рисков при планировании инвестиционных проектов возникают ошибки в оценке эффективности последних, неправильно расходуются выделяемые для реализации этих проектов средства. Отсутствие действенного управления рисками при строительстве объектов наносит серьезный вред людям, имуществу, окружающей среде. В этой связи разработка методологических подходов к целостному управлению рисками проектно-ориентированного (производящего уникальную единичную продукцию) строительного предприятия представляется актуальным направлением диссертационного исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Различным аспектам управления рисками проектов  посвящены работы В.В. Бузырева, Г.И Воропаева, В.А. Заренкова, М.Л. Разу, Th. Busch, G. Girmscheid, G. Goebels, K. Derks, Р. R. Flanagan, A. Franke, R. Hlscher, U. Schnorrenberg. Однако результаты этих работ, охватывая проектный уровень, не учитывают проблемы целостного управления рисками проектно-ориентированного предприятия.

Вопросы оценки и управления различными (финансовыми, экологическими, техногенными и т.п.) рисками на промышленных и строительных предприятиях рассматривались в работах А.Н. Асаула, К.В. Балдина, Е.Н. Беллиндира, И.А. Бланка, А.Б. Векслера, А.В. Воронцовского, С.Н. Воробьева, П.Г. Грабового, A.M. Дуброва, Д.А. Ивашинцова, В.И. Измалкова, Г.Б. Клейнера, Б.А. Лагоши, А. Лобанова, О. Меликяна, Д.В. Стефанишина, В.Л. Тамбовцева, Н.П. Тихомирова, Л. Н. Тэпмана, О.И. Финогенова, С.Г. Харченко, Е.Ю. Хрусталева, Н.В. Чепурных, Г.В. Черновой, В.Д. Шапиро, С.Б. Шульмана, В. Эдельмана, С. Alexander, G. Bell, D.S. Bowles, R. Biederman, R. Fell, A.B. Franko, D. Hartford, P. Jorion, М. Kremers, H. Kreuzer, H. Kumamoto, T.J. Linsmeier, М.Lister, C.H. Medeiros, K. Rettemeier, N.M. Sandilands, Н.Schiеrenbeck, S.G. Vick, D.J. Watson и многих других авторов. Но методы и модели управления рисками, предложенные в этих работах, не учитывают специфику проектно-ориентированных предприятий и не могут быть использованы без соответствующей адаптации. 

Проблемы и пути повышения финансово-экономической устойчивости хозяйствующих субъектов в рыночных условиях, а также повышения устойчивости социально-экономических систем исследовались в работах С.Н. Бобылева, В.Н. Борисова, Н.Ф. Глоцовского, А.А. Гусева, Г.Б. Клейнера, Н.И. Романовой, В.Л. Тамбовцева, М.Н. Федотовой, A.M. Freeman и других авторов. Специфика проектно-ориентированных предприятий в перечисленных работах не отражена.

Проблемы инвестиционного проектирования освещались в работах С.И. Абрамова, С.Н. Александрова, В.М. Аньшина, И.А. Васильева, П. Вахрина, П.Л. Виленского, В.Ю. Катасонова, В.В. Ковалева, В.Н. Лившица, И.И. Мазура, Ю.А. Маленкова, Д.С. Морозова, С.А. Смоляка, Ю.П. Панибратова, У. Шарпа, Г. Александера, Дж. Бейли. Однако риски, связанные с операционной деятельностью проектно-ориентированных предприятий, в названных работах не исследуются.

Оценкой рисков строительных объектов занимались А.С. Курбатова, С.М. Мягков, А.Л. Шныпарков, Г.Л. Кофф, М.В. Карагодина, В.Г. Гитис, А.П. Вайншток, Н.И. Фролова, А.Л. Рагозин, К.С. Ганзей, Е.В. Рюмина. Но  в этих работах рассматривались исключительно риски, связанные с природными опасностями: цунами, землетрясениями и др. Рискам строительных проектов внимания практически не уделялось.

Проблемы разработки методов принятия решений в условиях неопределенности и рисков рассматривались в работах И. Караулова, Е. Маркова, А. С. Шапкина, O.J. Botnen, R.L. Browhing, N. Bruno, A. Johanneson, Y.Y. Haims, A. Killingtveit, В. Mo, R. Reitan, D.A.Wismer и некоторых других специалистов. Однако названные методы нуждаются в адаптации к специфике деятельности проектно-ориентированного предприятия. 

Несмотря на наличие значительного количества работ, посвященных управлению рисками промышленных  и строительных предприятий, многие проблемы управления рисками в условиях рынка остаются нерешенными или требуют совершенствования теоретических подходов и методов. В частности, необходимы разработка методов управления рисками строительного предприятия в рыночных условиях; построение моделей управления рисками проектно-ориентированного предприятия; разработка методов количественной оценки платы за риск, методов оценки рисковой нагрузки проектно-ориентированного предприятия и целого ряда других методов и моделей. Нерешенность этих проблем и предопределила выбор цели и задач диссертационного исследования.

Целью данного исследования является разработка теоретико-методологических подходов, моделей и методов управления рисками проектно-ориентированного предприятия, обеспечивающих повышение его финансово-экономической устойчивости с учетом ограничений, определяемых рыночными, социально-экономическими и природно-экологическими условиями его деятельности.

В соответствии с выбранной целью в работе поставлены следующие задачи.

  • оценить потенциал российской строительной отрасли как среды существования проектно-ориентированного предприятия; выявить проблемы, затрудняющие его реализацию; разработать и систематизировать предложения по их решению;
  • теоретически обосновать возможные стратегии повышения конкурентоспособности проектно-ориентированных строительных предприятий, проанализировать их значимость и эффективность;
  • классифицировать риски проектно-ориентированных предприятий, определить взаимосвязи между рисками, сгруппировать стратегии управления ими;
  • разработать и теоретически обосновать конструкцию модели целостного управления рисками проектно-ориентированного предприятия, позволяющую учитывать риски, возникающие на всех организационных уровнях;
  • предложить методы количественной оценки затрат, связанных с принимаемыми проектно-ориентированным предприятием рисками, теоретически обосновать «справедливую» плату за риск (резерв на непредвиденные расходы в стоимости проекта);
  • разработать принципы и подходы к агрегированию рисков на проектном и надпроектном уровнях с учетом временного распределения рисков и возможных взаимосвязей между ними; доказать обоснованность вышеназванных принципов и подходов;
  • предложить процедуру построения профиля «денежный поток/прибыль-риск» отдельного проекта, стратегической производственной единицы (относительно автономной части предприятия, которая может функционировать в определенном рыночном сегменте независимо от других частей предприятия) и предприятия в целом, позволяющую повысить качество и обоснованность прогнозов денежного потока и прибыли на всех организационных уровнях;
  • сформировать систему показателей рисковой нагрузки и разработать теоретический подход к оцениванию последней на проектно-ориентированном предприятии для своевременного выявления и устранения причин, ведущих к несостоятельности (банкротству);
  • обосновать критерии рискоспособности проектно-ориентированного предприятия с учетом финансовых и имущественных ресурсов покрытия рисков; предложить алгоритм согласования ступенчатой рисковой нагрузки и имеющейся рискоспособности;
  • сформулировать модель оптимального использования ресурсов покрытия рисков на проектном уровне с учетом соотношения «шансы-опасности» и предложить методы оценки эффективности функционирования стратегических производственных единиц с учетом использования ресурсов покрытия рисков;
  • разработать целостную модель управления рисками проектно-ориентированного предприятия; проверить ее реализуемость на процессном уровне;
  • теоретически обосновать организационную структуру управления рисками на проектно-ориентированном предприятии, обеспечивающую четкое распределение ролей между участниками процесса управления.

Объектом исследования являются проектно-ориентированные строительные предприятия, разрабатывающие и реализующие проекты на российском рынке.

Предметом исследования являются процессы управления риском проектно-ориентированных предприятий в условиях рынка.

Теоретическая, методологическая, и информационная основы исследования. Теоретической основой диссертационного исследования послужили научные труды российских и зарубежных ученых по проблемам рыночной экономики, управления рисками, анализа решений, принятия решений в условиях риска и неопределенности.

Методологической основой исследования явились методы теории риска, теории принятия решений, финансового анализа, теории вероятностей и математической статистики, экономико-математического моделирования.

Информационную основу исследования составили нормативные акты и нормативы регулирования производственной и коммерческой деятельности, принятые международными и отечественными законодательствами, материалы государственной статистики, данные бухгалтерской отчетности крупных строительных предприятий, в т.ч. опубликованные в открытой печати и Интернете.

Научная новизна исследования.  В диссертации осуществлено решение крупной научной проблемы разработки методологических подходов, модельного аппарата, методов и процедур целостного управления рисками проектно-ориентированного  предприятия, имеющей важное хозяйственное значение для повышения его финансово-экономической устойчивости с учетом рыночных, социально-экономических и природно-экологических ограничений. Основными элементами научной новизны исследования являются следующие:

  • предложена новая конкурентная стратегия проектно-ориентированного строительного предприятия - стратегия «системного подрядчика», обеспечивающая целостное решение комплексных проблем заказчика одним исполнителем на протяжении всего жизненного цикла строительного объекта, сочетающая ориентацию на рынок и на эффективное использование ресурсов предприятия. Сформулированы основные принципы ориентации на ресурсы, ведущей к повышению конкурентоспособности проектно-ориентированного строительного предприятия. Выявлены свойства ресурсов, обеспечивающих конкурентные преимущества;
  • разработана концепция рисковой нагрузки проектно-ориентированного предприятия; сформирована система ее показателей; обоснована целесообразность оценивания ступенчатой рисковой нагрузки для структурирования ресурсов покрытия рисков в соответствии с их мобилизуемостью;
  • разработана концепция рискоспособности проектно-ориентированного предприятия как способности принимать и выдерживать риски без потери платежеспособности и финансовой устойчивости; предложен подход к оцениванию рискоспособности, исходя из финансовых и имущественных ресурсов покрытия рисков на предприятии с учетом их мобилизуемости и вероятности привлечения;
  • теоретически обоснован подход к организации управления рисками проектно-ориентированного предприятия, обеспечивающий четкое распределение ролей между участниками процесса управления;
  • сформирована модель целостного управления рисками проектно-ориентированного предприятия, учитывающая процессы управления во всех фазах проведения проекта и на всех организационных уровнях, позволяющая своевременно выявлять и устранять такие угрозы существованию предприятия, как неплатежеспособность и сверхнормативная задолженность, порождаемые реализацией рисковых ситуаций;
  • предложены методы сингулярного агрегирования рисков на уровне проекта (с использованием имитации Монте-Карло) и суперпозиционного агрегирования на надпроектных уровнях (с использованием портфельного метода); обоснован подход к оцениванию взаимодействия рисков проектов/подразделений/стратегических производственных единиц, обеспечивающий дополнительные гарантии финансово-экономической устойчивости предприятия;
  • разработан метод построения профилей денежного потока и прибыли в условиях риска, позволяющий повысить качество прогнозов названных показателей и одновременно оценить рисковую нагрузку, принимаемую проектно-ориентированным предприятием.

Наиболее существенные результаты исследования, полученные лично автором и выносимые на защиту, состоят в следующем.

  • выявлены и обоснованы подходы к повышению конкурентоспособности проектно-ориентированного строительного предприятия в условиях структурного кризиса; рекомендовано в рамках системного бизнеса дополнить ориентацию на рынок ориентацией на ресурсы, позволяющей диверсифицировать предложение строительных услуг и тем самым упрочить положение предприятия на рынке, сделав его «единственным» для клиента;
  • систематизированы методы количественной вероятностной оценки рисковых затрат как стоимостного показателя рискованности отдельных проектов, совокупных рисков подразделений/стратегических производственных единиц/ предприятия в целом; обоснована структура «справедливой» платы за риск; разработаны методы ее оценивания, обеспечивающие двойную проверку надежности;
  • сформирована система показателей, отражающих функционирование проектно-ориентированного предприятия в условиях риска; при этом учтены основные причины, ведущие к несостоятельности (банкротству): неплатежеспособность и сверхнормативная задолженность;
  • доказана инвариантность показателей рисковой нагрузки, позволившая разработать единый подход к оцениванию рисковой нагрузки на денежный поток и прибыль, основанный на использовании метода Value-at-Risk («цена риска») для проектно-ориентированного предприятия;
  • предложено разграничение ресурсов покрытия рисков на классы, корреспондирующие со сценариями рисковой нагрузки; с учетом их мобилизуемости и вероятности привлечения при возникновении рисковых ситуаций; обосновано применение принципа минимальности при оценке рискоспособности предприятия;
  • предложен подход к согласованию входящей рисковой нагрузки и имеющейся рискоспособности на всех организационных уровнях проектно-ориентированного предприятия, основанный на использовании системы рисковых пределов; сформулированы принципы перераспределения ресурсов покрытия рисков для повышения эффективности использования ресурсов и обеспечения гибкого управления рисками;
  • сформирована система показателей для оценки шансов и опасностей, связанных с принимаемыми предприятием рисками; разработана модель оптимального использования ресурсов покрытия рисков, обеспечивающая активную селекцию проектов; предложен подход к оценке эффективности использования ресурсов покрытия рисков в рамках стратегических производственных единиц;
  • разработан методологический подход к целостному количественному вероятностному управлению рисками проектно-ориентированного предприятия; сформулированы предложения по формированию рациональной для современных условий модели управления рисками строительных предприятий; проверена реализуемость названной  модели на процессном уровне;
  • разработаны концептуальные основы организации целостного управления рисками проектно-ориентированного предприятия, исходя из инструментального подхода к управлению; предложена организационная структура, сочетающая централизацию и децентрализацию, обеспечивающая делегирование прав и обязанностей, стандартизацию, функциональность и координацию; разработана теоретическая концепция «линий рисковой обороны», включающая ясное и однозначное распределение компетенций между участниками процесса управления.

Теоретическая значимость исследования состоит в формировании методологии, разработке и совершенствовании методов и моделей  управления рисками проектно-ориентированного предприятия, способствующих повышению эффективности его деятельности с учетом ограничений, обусловленных техническими, правовыми, финансовыми, кадровыми, природными и другими аспектами его функционирования.

Практическая значимость работы состоит в том, что использование полученных в ней результатов на практике позволит российским проектно-ориентированным  предприятиям сформировать корпоративную модель количественного управления рисками и на этой основе повысить их финансово-хозяйственную устойчивость. Материалы данной работы могут найти применение в учебном процессе в высших учебных заведениях при подготовке специалистов в области управления рисками.

Достоверность и обоснованность научных положений обеспечиваются:

  • применением научной методологии и использованием классических достижений экономической теории;
  • широкой апробацией научных результатов;
  • положительными результатами внедрения основных научных положений на строительных предприятиях РФ.

Апробация и реализация результатов диссертации. Основные результаты, полученные в диссертационной работе, доложены, обсуждены и одобрены на заседаниях кафедры математических методов в экономике РЭА им. Г.В. Плеханова, докладывались на семинаре по проектному анализу при Институте системного анализа РАН, на научно-практической конференции «Российская наука и образование - ХХI век: традиции и перспективы развития интеллектуального потенциала России» (Москва, 2009), на Международной научно-практической конференции «Развитие российской экономической мысли» (Москва, 2009), на IX и Х Международных научно-практических конференциях «Реформирование системы управления на современном предприятии» (Пенза, 2009, 2010), на VII Всероссийской научно-практической конференции «Конкурентоспособность предприятий и организаций» (Пенза, 2009),  на III Международной научно-практической конференции «Управление в ХХI веке» (Киров, 2009),  на VII Международной научно-практической конференции «Опыт и проблемы социально-экономических преобразований в условиях трансформации общества: регион, город, предприятие» (Пенза, 2009), на  третьей Международной научно-практической конференции преподавателей «Актуальные проблемы экономики и управления в современном обществе» (Пермь, 2009), на Международной научно-практической конференции «Глобальный экономический кризис: реалии и пути преодоления» (Санкт-Петербург, 2009), на Международной научно-практической конференции «Современные тенденции развития теории и практики управления в России и за рубежом» (Ставрополь, 2009), на Международной научно-практической конференции «Менеджмент XXI века: стратегии, технологии, человеческие ресурсы» (Санкт-Петербург, 2009), на Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы государственного управления и менеджмента организации в условиях институциональной экономики» (Набережные Челны, 2010), на IV Всероссийской научно-практической конференции «Стратегическое управление предприятиями, организациями и регионами» (Пенза, 2010), на VII Международной научно-практической конференции «Проектирование модели менеджмента организации: научные и прикладные аспекты» (Екатеринбург, 2010),  на I Международной научно-практической конференции «Проблемы современной экономики» (Новосибирск, 2010), на международной научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава «Социально-экономические проблемы общества в условиях кризисной экономики РФ» (Коломна, 2010).

Работа стала лауреатом конкурса «Лучший риск менеджмент в России и СНГ - 2009» в номинации «Построение комплексных систем риск менеджмента промышленных предприятий».

Целостная количественная вероятностная модель управления рисками внедрена в ОАО «Компания Мособлстрой».

Отдельные результаты диссертационного исследования использованы при чтении лекций и проведении практических занятий по дисциплинам «Управление рисками проектов», «Экономика и прогнозирование развития строительного комплекса» на экономико-математическом факультете РЭА им. Г.В. Плеханова, а также при проведении повышения квалификации сотрудников Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 48 печатных работ общим объемом 96,98 п. л. (личный вклад автора - 50,03 п. л.), включая монографию (14,75 п.л.) и 18 статей в журналах, входящих в список ВАК.

Структура диссертации обусловлена целью, задачами и внутренней логикой исследуемой проблемы. Диссертация состоит из введения, шести глав, заключения, библиографического списка и 3-х приложений, содержит 287 страниц основного текста, 42 таблицы и 69 рисунков. Библиографический список включает 376 наименований, в том числе 140 источников на иностранном языке.

Во введении  обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень ее разработанности, определяются цель и задачи, объект, предмет, методологическая и информационная базы исследования, отмечается теоретическая и практическая значимость работы.

Первая  глава посвящена анализу объекта исследования. Оценены состояние и тенденции развития строительной отрасли как среды функционирования проектно-ориентированного предприятия, предложена  новая конкурентная стратегия проектно-ориентированного предприятия «системный подрядчик», проанализировано состояние практики и исследований в области оценки и управления рисками промышленных и строительных предприятий.

Во второй главе изложены концептуальные основы целостного управления рисками проектно-ориентированного предприятия. Предложены показатели, отражающие функционирование предприятия в условиях риска, подробно рассматриваются логические допущения и структура модели целостного управления рисками проектно-ориентированного предприятия. Описан процесс управления рисками на проектном уровне.

В третьей и четвертой главах проведено функциональное представление блоков модели целостного управления рисками проектно-ориентированного предприятия.

В пятой главе экспериментальным путем  подтверждена реализуемость модели целостного управления рисками проектно-ориентированного предприятия на процессном уровне.

В шестой главе рассмотрены итоги тестирования модели на процессном уровне и организационные проблемы внедрения модели целостного управления рисками проектно-ориентированного предприятия, проанализированы особенности внедрения модели на крупных и средних строительных предприятиях.

В заключение диссертации изложены основные полученные результаты и вытекающие из них выводы и рекомендации.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В работе отмечается, что за 20 постсоветских лет строительная отрасль РФ так и не вышла на объемы производства, достигнутые в условиях плановой экономики. Работая по государственному заказу, строители вводили до 80 млн кв. м жилья в год, а в 2008 г. в эксплуатацию было введено 64,1 млн м2 (лучший показатель в постсоветский период), в 2009 г. 59,9, в 2010 58,1. По данным Росстата, объем строительных работ по стране с 2000 года за 8 лет вырос в 9 раз (с 503,8 млрд руб. до 4,528 трлн. руб. в 2008 году). Однако, в 2008 г. он составил лишь 90,8% от уровня 1990 г,  в кризисном 2009 г. 78,9%, в «посткризисном» 2010 г. 78,4%.

На волне строительного бума в РФ увеличилось количество рабочих из ближнего зарубежья,  но при этом сохранился острый дефицит профессиональных кадров. Согласно данным ежегодных опросов Росстата, недостаток квалифицированных рабочих является первым по значимости внутренним фактором, ограничивающим деловую активность строительных предприятий.

Руководители 76% строительных предприятий считают имеющиеся производственные мощности достаточными, 2% более чем достаточными и только 22% недостаточными. Такая оценка, на наш взгляд, является необоснованно оптимистичной, так как на 1 января 2010 г. удельный вес машин с истекшим сроком службы в общем количестве машин в среднем составлял 55%,  а по отдельным видам машин доходил до 69%.

Глобальной проблемой отрасли является рост фрагментации строительного рынка. Если в 1995 г. доля предприятий с числом работников менее 100 составляла 92%, то на 1 января 2010 г. - уже 97,5%. Число строительных предприятий за этот период увеличилось на 48053. Это можно объяснить тем, что после банкротства одной крупной фирмы на рынок выходят 2-3 мелких, и, следовательно, до установления структурного равновесия в отрасли еще далеко.

Для сохранения свободной конкуренции и обеспечения устойчивого развития строительным предприятиям необходим достаточный собственный капитал. Высокая фондоемкость отрасли обусловливает жесткие требования к структуре капитала предприятия. Если для сферы услуг достаточной долей собственного капитала считается 20-40%, то в строительстве - 40-60%. В 2008 г. у крупных российских предприятий она составляла 13%, у средних - 10%, у малых - 3,7%. Сочетание структур капитала со слишком высоким левереджем и наблюдаемого снижения показателей продаж и сдачи в аренду означает, что рефинансирование значительной части краткосрочного долга с наступающими сроками погашения является весьма сложным. В результате, в 2011-2012 гг. можно ожидать увеличение дефолтов российских строительных компаний.

В связи с тем, что кризис значительно обострил проблемы строительной отрасли, для строительных предприятий становится жизненно важным разработать стратегию, обеспечивающую долгосрочные конкурентные преимущества  в условиях сокращающегося рынка.

В работе предлагается новая конкурентная стратегия проектно-ориентированного строительного предприятия «системный подрядчик». Это - строительное предприятие, работающее в определенном сегменте рынка и предлагающее из одних рук пакет решений, охватывающих весь жизненный цикл здания или сооружения. При этом основой конкурентных преимуществ системного строительного подрядчика является сочетание ориентаций на рынок и на ресурсы. Традиционная в строительстве ориентация на рынок состоит в том, чтобы на основе тщательного анализа рынка позиционировать предприятие в привлекательный рыночный сегмент, преодолев вступительные барьеры. Однако при этом не учитывается, что предприятие - это не только конгломерат административных единиц, но и совокупность ресурсов. По нашему мнению, ориентация  на ресурсы предполагает, что:

  • основу стратегического успеха образуют ресурсы предприятия, сознательно создаваемые в течение длительного времени;
  • ресурсные преимущества необходимо защищать и использовать в долгосрочной перспективе для собственной пользы и на благо клиента;
  • диверсификация предложения возникает на основе ресурсных преимуществ;
  • ресурсные преимущества, диверсифицированное предложение и ведут к рыночному успеху.

Именно ориентация на ресурсы обеспечивает реализацию ключевых особенностей системного подрядчика, к которым относятся следующие:

  • применение индустриальных методов строительства;
  • управление инновациями;
  • управление знаниями;
  • управление рисками.

Несмотря на усиливающуюся конкуренцию, снижение нормы прибыли, очевидную необходимость эффективного управления рисками, на промышленных и строительных предприятиях оно слабо развито по сравнению с банковским и страховым сектором. Заметим, что из-за специфических опасностей, грозящих отраслям и предприятиям в ходе реализации поставленных целей, не существует и не может существовать единого управления рисками. В частности, вид  деятельности «Строительство» обусловливает следующие специфические факторы риска:

  • уникальный характер строительных проектов (единичное производство);
  • интенсивность  капитальных вложений (большие объемы в единицу времени);
  • непрерывный цейтнот от заказа проекта до его сдачи;
  • управление многими разнородными сферами (участниками, фазами, строениями и т. п.);
  • интеграцию (комплексность) технических средств;
  • меняющиеся формы условий и договоров;
  • ответственность за строительный объект на протяжении жизненного цикла;
  • длительный период реализации проекта.

Для проектно-ориентированных строительных предприятий существуют дополнительные факторы риска:

  • особенности объекта (микро- и макро-положение, разрешение на строительство, строительный грунт и т.п.);
  • внешние условия (природные катаклизмы, погодные явления, социально-политические проблемы и т.д.)
  • колебания рыночной конъюнктуры и структурный кризис.

Анализ управления рисками в крупнейших российских строительных компаниях показал, что  систематическое управление проводится на проектном уровне и имеет качественную природу. Количественная оценка рисков осуществляется в исключительных случаях и является  детерминированной. Из-за отсутствия всеобъемлющей количественной оценки рисков невозможно их агрегирование в совокупный риск проекта, а, следовательно, не осуществимы риск-ориентированная селекция проектов и дальнейшее оценивание совокупного риска предприятия. Невозможны также сравнение принимаемой рисковой нагрузки с рискоспособностью предприятия и управление этими показателями. Таким образом, практика деятельности проектно-ориентированных строительных предприятий требует от управления рисками решения ряда конкретных задач.

Проведенный нами анализ рисков проектно-ориентированного предприятия позволил построить их классификацию, которая представлена в табл. 1. Принципиальным моментом, использованным для дальнейшего обоснования конструкции модели управления рисками, является идентификация (разграничение) общих рисков предприятия и проектных рисков. Как видно из таблицы, каждый из видов рисков оказывает свое негативное влияние на достижение целей предприятия.

В работе отмечается, что сейчас количественное управление рисками теоретически обосновано и практически реализуется только в банковском секторе. Оно базируется на рекомендациях базельской комиссии по ограничению рисков невозврата кредитов и рыночных рисков («Базель I» и «Базель II»).

Ширенбек и Листер предложили перенести концепцию обеспечения собственными средствами на небанковскую сферу. По их мнению, промышленное предприятие  не может принимать на себя риски, которые не способно выдержать.  При этом потенциал шансов, связанный с принимаемыми рисками, должен существенно превышать потенциал опасностей.

Кремерс развил концепцию Ширенбека и Листера, адаптировав ее для управления рисками долгосрочных крупных инвестиций. Однако модель Кремерса ориентирована на единичные  (чрезвычайные) долгосрочные капитальные вложения, служит для определения последствий таких инвестиций и  поддержки принятия решений при наличии альтернативных вариантов. Она не может быть использована для непрерывного (периодического) управления рисками предприятия, для управления рисками на уровне стратегических производственных единиц и сравнения эффективности СПЕ относительно использования ресурсов покрытия рисков. Кроме того, модель Кремерса не позволяет агрегировать риски и строить профиль «денежный поток/прибыль - риск».

Развивая идеи Ширенбека, Листера и Кремерса, мы разработали модель целостного управления рисками для нового объекта проектно-ориентированного предприятия.

Таблица 1

Классификация рисков проектно-ориентированных предприятий

Виды рисков

Наименование риска

Последствия возникновения

рисковой ситуации

Стратегические  риски

Общие стратегические риски предприятия

Рыночные

риски

Риски

  • экономического развития;
  • развития отрасли;
  • ценовые;
  • транспарентности (прозрачности).
  • низкий уровень цен;
  • недогрузка оборудования;
  • сокращение выручки;
  • проблемы с ликвидностью.

Риски конкуренции

Риски

  • собственной конкурентоспособности;
  • удовлетворенности клиентов;
  • маркетинга.
  • низкая доля рынка;
  • плохие связи с клиентами;
  • неудовлетворенность клиентов;
  • высокие затраты на покупку сырья, оборудования и т.д.;
  • недогрузка оборудования;
  • сокращение выручки;
  • проблемы с ликвидностью.

Риски работ

Риски

  • предложения услуг (номенклатуры, глубины);
  • формы выполнения работ (собственными силами или с привлечением субподрядчиков)
  • недогрузка мощностей;
  • недостаточные темпы роста;
  • большая доля чужих услуг;
  • высокие гарантийные затраты.

Риски руководства и организации

Риски

  • неудачных решений;
  • плохого стиля руководства;
  • неблагоприятного разделения труда;
  • долгого принятия решений.
  • длительное решение проблем;
  • плохой климат в коллективе;
  • высокая текучесть кадров;
  • плохое качество работ.

Социальные и экологические риски

Риски

  • этические и моральные;
  • источников опасности для экологии.
  • плохая мотивация сотрудников;
  • потеря имиджа;
  • экологический ущерб;
  • затраты на восстановление окружающей среды.

Оперативные риски

Общие оперативные риски предприятия

Финансовые риски

Риски

  • финансовой структуры;
  • структуры затрат;
  • низкой рентабельности;
  • малого денежного потока;
  • изменения кредитных ставок;
  • риски финансовых рынков.
  • высокие процентные платежи по кредитам;
  • проблемы с ликвидностью из-за высоких постоянных затрат;
  • проблемы финансирования (необходимость привлечения краткосрочных кредитов и небанковских заемных средств).

Риски персонала

Риски

  • квалификации работников;
  • наличия персонала;
  • лояльности;
  • неблагоприятных условий труда;
  • отсутствия соответствующего вознаграждения.
  • неправильная структура персонала;
  • низкая мотивация работников;
  • высокая текучесть кадров;
  • плохое качество работ.

Прочие риски процесса обслуживания

Риски

  • бюджета;
  • инвестиционные;
  • маркетинга;
  • правовые;
  • обработки информации и документирования;
  • знаний и инновационных возможностей.
  • недогрузка мощностей;
  • низкое качество работ;
  • потеря конкурентоспособности.

Риски проектов

Риски процесса производства

Риски

  • правовые;
  • нарушения сроков;
  • финансовые;
  • технические;
  • управленческие;
  • окружающей среды.
  • низкая прибыль от проекта;
  • проблемы с ликвидностью;
  • низкое качество работ.

В работе показано, что дальнейшему существованию предприятия угрожает прежде всего возбуждение дела о несостоятельности (банкротстве). Теория банкротства называет две основные причины несостоятельности: неплатежеспособность и сверхнормативную задолженность, которые мы учитываем при формировании модели управления рисками. На Рис. 1 показаны прямые последствия возникновения рисковой ситуации. Изменяются поступления и выплаты, соответственно изменяется ликвидность. Эти изменения (т. е. финансовые последствия) можно оценить с помощью показателей статического или динамического денежного потока.

Рис. 1. Воздействие реализации рисковой ситуации

на финансовое и имущественное состояния предприятия.

Реализация рисковой ситуации оказывает влияние и на доходы предприятия: растут издержки, соответственно сокращается прибыль. Эти процессы определяют динамику собственного капитала (имущественные последствия).

Изменения финансового и имущественного состояний предприятия вследствие реализации риска целесообразно учесть в модели количественного вероятностного управления рисками.  Для этой цели предлагается использовать два показателя: отклонения денежного потока и прибыли от их целевых уровней в условиях риска (соответственно Cashflow-at-Risk и Earnings-at-Risk).

Для того чтобы избежать несостоятельности, необходимо постоянно сравнивать рисковый потенциал, принимаемый предприятием, с его ресурсами, т. е. проверять его рискоспособность. Под рискоспособностью мы понимаем способность предприятия принимать и выдерживать риски без потери платежеспособности и финансовой устойчивости. Рискоспособность состоит в том, чтобы, с одной стороны, иметь достаточное количество ликвидных средств, с другой стороны, иметь достаточный собственный капитал для преодоления последствий рисковых ситуаций. Таким образом, с помощью калькуляции рискоспособности устанавливается, что предприятие вообще способно пережить возможные потери. При этом предполагается выполнение трех следующих постулатов (точнее ресурсных ограничений).

1. Принцип рискоспособности. Оценка рисковой нагрузки, остающейся после применения всех мер безопасности (превентивного реагирования, финансирования рисков из источников, предусмотренных в стоимости проектов), не может превышать имеющихся на предприятии ресурсов покрытия рисков, т. е. равновесное условие рискоспособности выглядит следующим образом:

оценка рисковой нагрузки  ≤ ресурсов покрытия рисков.

Подразумевается, что принцип рискоспособности реализуется как на уровне предприятия в целом, так и на уровнях стратегических производственных единиц и отдельных проектов.

2. Принцип ступенчатой рисковой нагрузки.

Подразумевается рассмотрение ступенчатой рисковой нагрузки с различными сценариями ее эскалации. Это необходимо для дальнейшей структуризации ресурсов покрытия рисков, имеющихся у предприятия. Традиционно различают три сценария рисковой нагрузки: нормальный (возникает с высокой вероятностью); стрессовый (реализуется со средней или низкой вероятностью) и краховый или катастрофический (осуществляется с очень низкой вероятностью).

3. Вероятностный принцип рискоспособности.

Для каждого i-го сценария рисковой нагрузки устанавливается вероятность αi, с которой соблюдается равновесие между рисковой нагрузкой и ресурсами покрытия рисков. Таким образом, к условию равновесия добавляется следующее ограничение:

Рi (оценка рисковой нагрузки ≤ ресурсов покрытия рисков) ≥ αi  %.

Величина рисков предприятия обусловливает требования к размерам его собственного капитала (чем выше риски, тем больше необходимо собственного капитала). Однако, в любом случае, ресурсы покрытия рисков не безграничны. Собственный капитал строительных предприятий представляет собой дефицитный ресурс, который следует использовать оптимальным образом. Для оптимизации использования ограниченных ресурсов покрытия рисков, для выбора из проектов с различным потенциалом опасностей тех, которые предоставляют наиболее благоприятные шансы, в модели проводится  калькуляция «шансы-опасности».

Итак, целостное количественное управление рисками проектно-ориентированного предприятия основывается на использовании двух вышеназванных инструментов: калькуляции рискоспособности и калькуляции «шансы-опасности».

Анализ рисков предприятия позволил сделать вывод, что для структурирования модели целостного управления рисками необходимо выделить три модельных уровня (измерения):

  • проектный уровень;
  • уровень предприятия в целом;
  • организационный уровень, связывающий процесс управления рисками предприятия воедино.

Рассмотрим логические допущения модели.

В связи с тем, что при управлении рисками во главу угла ставится проверка рискоспособности предприятия, при формировании модели необходимо учесть три следующих структурных измерения:

  • измерение рисковой нагрузки;
  • измерение ресурсов покрытия рисков;
  • интегрированный процесс управления рисками.

Охарактеризуем названные структурные измерения подробнее.

В работе показано, что измерение рисковой нагрузки проводится на различных уровнях предприятия и основывается на следующих концепциях:

  • агрегирования рисков;
  • суперпозиции (денежный поток/прибыль - риск);
  • оценивания рисковой нагрузки.

Проектно-ориентированное предприятие имеет иерархическую структуру, число уровней в которой зависит от его размеров. Минимум их 2: проектный уровень и уровень предприятия в целом, но для эффективного (гибкого, оперативного)  управления рисками крупных и средних предприятий  целесообразно выделять промежуточные уровни (подразделения, стратегической производственной единицы). Концепция агрегирования позволяет объединить рисковые затраты отдельных проектов в рисковые затраты подразделения, рисковые затраты подразделений - в рисковые затраты стратегических производственных единиц, а последние - в рисковые затраты предприятия в целом.

Концепции суперпозиции используется для построения функции плотности и закона распределения денежного потока/прибыли с учетом рисков на различных уровнях предприятия. Названные функции позволяют прогнозировать развитие предприятия в целом и его организационных единиц в условиях неопределенности и риска.

Оценивание рисковой нагрузки, необходимое для проверки первого постулата рискоспособности, проводится с помощью метода Value-at-Risk для различных рисковых сценариев.

Измерение рискового покрытия структурирует имеющиеся в распоряжении ресурсы покрытия рисков, т. е. служит основой для определения рискоспособности предприятия.

Измерение рискового покрытия базируется на трех концепциях:

  • ресурсов покрытия рисков;
  • ограниченной рискоспособности;
  • распределения ресурсов покрытия рисков.

Концепция ресурсов покрытия рисков различает финансовые ресурсы покрытия рисков и имущественные ресурсы покрытия рисков. Исследование финансовых ресурсов покрытия рисков фокусируется на анализе денежного потока предприятия (Cachflow), а исследование имущественных ресурсов на анализе прибыли  (Earnings).  Поскольку источниками информации в обоих случаях являются бухгалтерские документы, то оценивание ресурсов покрытия рисков может проводиться только на уровне предприятия в целом.

В рамках концепции ограниченной рискоспособности для различных сценариев рисковой нагрузки (нормального, стрессового и крахового) оцениваются корреспондирующие ресурсы покрытия рисков.  Они  определяют границы рискоспособности (синоним: рисковые пределы), которые одновременно являются границами принимаемой рисковой нагрузки.

В рамках концепции распределения, ресурсы покрытия рисков разделяются между стратегическими единицами и  подразделениями предприятия. Подразделения, в свою очередь, выделяют определенную долю ресурсов каждому из проектов, находящихся в их портфеле.

Интегрированный процесс управления рисками служит для обобщения результатов измерения рисковой нагрузки и ресурсов покрытия рисков. Он  опирается на три концепции:

  • калькуляции рискоспособности;
  • калькуляции «шансы-опасности»;
  • перераспределения ресурсов покрытия рисков.

Калькуляция рискоспособности позволяет на каждом уровне предприятия подчинять потенциал рисковой нагрузки имеющейся рискоспособности.

С помощью калькуляции «шансы и опасности» определяется эффективность использования ресурсов покрытия рисков на всех уровнях предприятия.

На основании показателей эффективности использования проводится перераспределение ресурсов покрытия рисков с целью оптимизации их применения.

Модель  управления рисками проектно-ориентированного предприятия призвана ответить на ряд операционных вопросов практики, и этой целью обусловливается состав ее блоков (рис. 2).

Рассмотрим  теоретические связующие рамки, позволяющие сформировать целостную модель управления рисками. Так как не существует общепризнанной теории управления рисками, используем в качестве таких рамок положения теории систем и кибернетики.

Конструкция модели учитывает, что строительное предприятие представляет собой открытую систему, обладающую многочисленными (материальными, денежными, информационными) связями с окружающей средой. Их результатом являются стратегические и оперативные риски. С другой стороны, эти же связи определяют и  ресурсы покрытия рисков.

Организационный аспект теории систем применяется при формировании модельных уровней. Принимается во внимание, что предприятие является сложной системой, содержащей ряд иерархических уровней. Каждый системный уровень включает совокупность подсистем, и все системы объединяются в рамках систем более высокого уровня. На строительном предприятии чаще осуществляется принцип иерархического контроля, согласно которому задания спускаются «сверху вниз», а информация поступает «снизу вверх». Но имеет место и стратифицированное управление, при котором инициатива или цели выдвигаются на любом уровне, а координация деятельности осуществляется на более высоком. В частности, агрегирование рисков идет «снизу вверх» (цель определяется на нижнем уровне), а  распределение ресурсов покрытия рисков происходит «сверху вниз» (координация деятельности ведется на верхнем уровне).

Функциональный аспект теории систем касается общей характеристики всех процессов, протекающих в системе. Он лежит в основе как связей с внешней средой, так и организации взаимодействия внутри предприятия. С помощью функционального аспекта обосновывается разделение конструкции модели на восемь отдельных блоков, так как каждый из блоков формируется для реализации конкретного процесса. Общая же характеристика  модели определяется не только работой отдельных блоков, но и их взаимодействием для достижения целей целостного управления рисками.

Конструкция модели учитывает, что проектно-ориентированное предприятие представляет собой систему с разгонной структурой. Получение новых заказов ведет к дополнительной рисковой нагрузке в течение их выполнения. В свою очередь, количество ресурсов покрытия рисков сильно зависит от таких факторов внешней среды, как рынок.

Конструкция модели предполагает, что предприятие является самоорганизующейся системой, так как лицо, принимающее решение, само может определить размер принимаемого риска и распределить ресурсы покрытия рисков и, соответственно рисковые пределы, между уровнями предприятия.

Взаимодействие блоков в процессе целостного управления рисками отражено на рис. 3.

В работе показано, что с позиций кибернетики проектно-ориентированное предприятие является регулируемой динамической системой. В основе конструкции модели целостного управления рисками лежит регулирование с использованием обратной связи. Соответственно все блоки модели можно разделить на два вида: блоки чистой обработки информации (1-5 и 7) и блоки обработки информации с обратной связью (6 и 8).

В блоке 6 обработка информации ведется путем сравнения рисковой нагрузки с рисковыми пределами, определяемыми ресурсами покрытия рисков. Обратная связь состоит в том, что на подчиненный уровень иерархии спускается решение: возможно ли принятие дополнительной рисковой нагрузки.

В блоке 8 процесс обработки информации проводится путем сравнения использования ресурсов покрытия рисков разными стратегическими производственными единицами (подразделениями). Обратная связь осуществляется путем выделения новых ресурсов покрытия рисков и установления, соответственно, новых рисковых пределов.

Кибернетически и системно-ориентированная конструкция модели позволяет целенаправленно оценивать информацию, структурировать информационные потоки в нужном направлении, обрабатывать полученную информацию на правильном иерархическом уровне и, таким образом, осуществлять целостное управление рисками с использованием обратной связи.


Рис. 2. Структура модели целостного управления рисками

проектно-ориентированного предприятия

Охарактеризуем функционирование отдельных блоков модели подробнее.

Блок 1 служит для систематического управления рисками на проектном уровне. 

После объявления конкурса (получения заказа) предприятие начинает разрабатывать предложение по проекту. На наш взгляд, управление рисками в фазе предложения преследует следующие, ориентированные на риск, цели:

  • выбор среди возможных заказов (активная селекция);
  • разработка предложения с учетом рисковых затрат для повышения доходности проекта.

В соответствии с  этими целями и с учетом стандартов управления рисками проекта мы определили шаги, которые будут выполняться в фазе предложения (рис. 4).

Новым (не предусмотренным стандартами) шагом в процессе управления рисками проекта  является расчет рисковых затрат. Его введение обусловлено необходимостью оценивания совокупного риска  проекта и потребностью в дальнейшем агрегировании рисков для определения совокупного риска СПЕ и предприятия в целом.

В работе отмечается, что важнейшей задачей управления на проектном уровне является  формирование платы за риск как источника финансирования возможных затрат, связанных с принимаемыми предприятием рисками. Для оценивания «справедливой» платы за риск, необходимо учитывать как специфические проектные, так и общие риски предприятия.  В соответствии  с этим, мы предлагаем определять плату за риск  как сумму трех следующих составляющих:

  • вероятностных затрат, связанных с идентифицированными рисками проекта и соответствующих требующемуся статистическому уровню надежности;
  • доплаты за неидентифицированные проектные риски, оцениваемой в зависимости от затрат на идентифицированные риски;
  • доплаты за риски предприятия в целом, оцениваемой в зависимости от себестоимости проекта.

Таким образом, для оценивания платы за риск, в первую очередь, необходимо определить совокупные затраты, связанные с идентифицированными рисками проекта, которые можно получить путем агрегирования затрат, связанных с отдельными рисками.

Целью блока 2 «Агрегирование рисков на различных уровнях предприятия» является определение размеров принимаемых рисков на различных структурных уровнях предприятия.

Рис. 3. Взаимодействие блоков в процессе целостного управления рисками проектно-ориентированного предприятия

В работе показано, что агрегирование рисков в совокупный риск предполагает выполнение четырех следующих требований:

  • проводиться последовательно «снизу вверх»;
  • учитывать распределение принимаемых предприятием рисков во времени;
  • учитывать взаимодействие принимаемых предприятием рисков;
  • основываться на едином подходе к оцениванию рисков.

Совокупный риск предприятия нельзя оценить непосредственно, так как он имеет очень сложную структуру (складывается на различных уровнях, в различных сферах деятельности, в разных проектах и т.д.). По нашему мнению, оценку риска целесообразно начинать с отдельного проекта как с уровня, на котором риски в основном и образуются. Далее проводится постепенное агрегирование рисков проектов в риски подразделений или стратегических производственных единиц, а затем рисков СПЕ - в совокупный риск предприятия как верхнего уровня управления.

Для того чтобы избежать переоценки, действие агрегируемых рисков необходимо отнести к определенным хозяйственным периодам.  В качестве таких периодов целесообразно рассматривать квартал или год, так как точное соотнесение рисков более коротким промежуткам времени не представляется возможным. Кроме того, для каждого хозяйственного периода будут определяться финансовые и имущественные ресурсы покрытия рисков, т. е. потребуется  бухгалтерский баланс и др. финансовые документы.

При распределении отдельных рисков во времени необходимо учитывать четыре следующих принципа:

  • риски, которые могут встречаться в ходе всего проекта, полностью учитываются в каждом рассматриваемом периоде, потому что они в любой момент могут реализоваться и вызвать соответствующие затраты;
  • будущие риски, которые могут возникнуть в более позднем (относительно рассматриваемого) периоде, учитываются в рассматриваемом периоде; так как уже в момент принятия рисков  необходимо иметь или резервировать ресурсы их покрытия;
  • риски, которые не могут возникнуть в более позднем (относительно рассматриваемого) периоде, учитываются только в рассматриваемом периоде. В последующих периодах они не участвуют в агрегировании. Соответственно рисковая нагрузка снижается. Таким образом, устраняется возможная переоценка рисков. Если в течение рассматриваемого периода рисковая ситуация не возникла, то улучшается соотношение между платой за риск, учтенной в стоимости проекта, и имеющейся рисковой нагрузкой. Растут ресурсы покрытия сохраняющихся рисков;
  • в большинстве случаев конкретный риск в ходе проекта может реализоваться только один раз, т.е., если он реализовался в рассматриваемом периоде, то в последующих периодах в агрегировании не участвует. Связанные с ним затраты учитываются детерминировано, на их величину сокращается плата за риск.

Рис. 4. Процесс управления рисками в фазе предложения

Риски структурных уровней предприятия (подразделений, стратегических производственных единиц) могут определяться как суммы рисков подчиненных уровней. Но из-за большой неопределенности, связанной с проведением  уникальных строительных проектов, целесообразно рассмотреть различные сценарии риска. Такое рассмотрение позволит сделать выводы о возможных отклонениях от ожидаемых значений и о диапазоне рисковых затрат.

Мерой отклонения от ожидаемого значения рисковых затрат  является дисперсия. Дисперсия, с одной стороны, определяется рассеянием агрегируемых рисков, с другой стороны, их взаимной зависимостью. В случае независимых рисков рассеяние совокупного риска определяется как сумма рассеяний рисков отдельных проектов и общих рисков, связанных с функционированием предприятия в целом. Но, как правило, не все риски являются независимыми (в частности, риски несвоевременных платежей в проектах, финансируемых одним инвестором;  технические риски в проектах, разработанных одним архитектором; рыночные риски в проектах, реализуемых в одном регионе и т. п.). Мерой зависимости двух рисков является коэффициент их корреляции. Положительная корреляция означает, что риск i возникает чаще или наносит больший ущерб, если реализовался риск j, т. е. возникает кумулятивный эффект. Отрицательная корреляция имеет диаметрально противоположное действие. При ней риск i возникает реже или приносит меньший ущерб, если реализовался риск j. Коэффициент корреляции, равный  -1, означает исключение реализации риска i при возникновении риска j.

В работе отмечается, что учет корреляции рисков одного или нескольких проектов является центральной проблемой агрегирования рисков. Подход к оцениванию всех возможных зависимостей до сих пор не разработан, хотя это оценивание может быть реализовано для отдельных видов рисков. Так как коэффициенты корреляции рисков определяются внешними воздействий и внутренними условиями, то  можно получить их приближенную оценку (рис. 5).

-1

0

1

Внутренние факторы

Внутренние риски проекта, связанные с процессами управления и обслуживания (финансирование, персонал, компьютеры и т. д.)

Внутренние риски проекта, связанные с процессами выполнения работ (строительная техника, материалы и т. д.)

Внешние факторы

Специфические риски, связанные с уникальным характером проекта, например, с инвестором или внешними участниками (архитектором, субподрядчиком), геологические или региональные условия.

Риски спроса, связанные с региональным распределением проектов.


возможная область

вероятная область


Рис. 5. Приближенная дифференциация коэффициентов корреляции

рисков с учетом внутренних и внешних условий проектов

Существенной предпосылкой агрегирования рисков является единый подход к их оцениванию,  предполагающий единые единицы измерения. Концепция агрегирования рисков базируется на вероятностных расчетах, в основе которых лежат функции плотности распределения ущербов от  рисков, принимаемых предприятием. Для того чтобы результаты расчетов были сопоставимыми, ущерб от каждого риска следует оценивать в стоимостном выражении. Для построения функций распределения рисковых затрат дополнительно  требуется оценить вероятности возникновения всех рисков в процентах.

При последовательном охвате рисков предприятия «снизу вверх»  мы выделили три принципиально отличные уровня агрегирования:

  • сингулярное  агрегирование (на уровне отдельного проекта);
  • суперпозиционное агрегирование (на уровне подразделения/СПЕ);
  • целостное агрегирование (на уровне предприятия).

Сингулярное агрегирование  предназначено для определения совокупного риска отдельного проекта, исходя из идентифицированных, оцененных и принятых в соответствии с договором рисков.

Для построения функции распределения агрегированного риска проекта предпочтительным в силу своей универсальности методом является имитация Монте-Карло.

Отдельная k-я рисковая ситуация может или возникнуть или не возникнуть, т. е. дискретная случайная переменная Wk, характеризующая ее возникновение может принимать два значения:

«отдельная рисковая ситуация возникла»

;

«отдельная рисковая ситуация не возникла»

.

Определим функцию дискретной случайной переменной Wk следующим образом:

(1)

где вероятность возникновения рисковой ситуации. Функция закона распределения случайной переменной Wk  определяется как

Для каждого k–го риска предполагается  также известной функция закона распределения ущерба .

При имитации Монте-Карло проигрываются различные рисковые сценарии. Каждое испытание соответствует одному рисковому сценарию с определенной комбинацией активированных рисковых ситуаций.

Совокупные рисковые затраты для j-го сценария определяются как сумма активированных ущербов, связанных с отдельными рисками.

(2)

(3)

где - затраты, связанные с k-м риском, в ходе j-го испытания; - совокупные рисковые затраты проекта для j-го испытания; - обратная функция к  ; - обратная функция к ; - значение случайной переменной для k-го риска в ходе j-го испытания; - значение случайной переменной для k-го риска в ходе j-го испытания; и - случайные числа для определения соответственнои для k-го риска в ходе j-го испытания; п - число рисков проекта.

Суперпозиция - определение совокупного риска проектов подразделения/стратегической производственной  единицы предприятия.

При совместном рассмотрении проектов (как и при их индивидуальном рассмотрении) ожидаемые значения рисковых затрат  всех проектов, включенных в портфель СПЕ (подразделения), суммируются, т.е.

                                                               (4)

                                                       (5)

                                                               (6)

где - ожидаемые рисковые затраты СПЕ; - ожидаемые рисковые затраты i-го проекта; п - число проектов в портфеле; и соответственно ожидаемые затраты, вероятность возникновения и ожидаемый ущерб, связанные с реализацией k-й рисковой ситуации в i-м проекте; - случайная переменная, характеризующая ущерб при возникновении k-й рисковой ситуации в i-м проекте; - функция плотности ущерба ; минимальный и максимальный ущербы от  k-й рисковой ситуации.

Отличие совместного  рассмотрения от индивидуального состоит в учете коэффициентов корреляции рисков отдельных проектов (). Дисперсия рисковых затрат портфеля проектов СПЕ определяется по следующей формуле:

                       (7)

где - дисперсия рисковых затрат проектов СПЕ; и - соответственно среднеквадратические отклонения рисковых затраты i-го и j-го проектов СПЕ; - коэффициент корреляции рисков i-го и j-го проектов СПЕ.

В случае некоррелирующих рисков проектов при расчете дисперсии выпадает корреляционный терм, поэтому рассеяние вокруг ожидаемого значения и диапазон рисковых затрат заметно уменьшаются.

При совместном рассмотрении отрицательно коррелирующих рисков проектов рассеяние и диапазон рисковых затрат уменьшаются по сравнению со случаем некоррелирующих проектов.

Целостное агрегирование на уровне предприятия.

Для получения целостного представления о риске проектно-ориентированного предприятия следует учесть его общие риски. Из-за высокой неопределенности общие стратегические риски в большинстве случаев могут быть оценены лишь качественно на основе прогноза развития стратегического поля деятельности или предприятия в целом и соответствующих прогнозов оборота/прибыли. Эти оценки служат в качестве индикаторов для проведения процесса управления. Для общих стратегических рисков предприятия, как правило, разрабатывается система реагирования с целью устранения их возможных последствий.

Общие оперативные риски предприятия в основном порождаются процессами обслуживания и не могут быть отнесены к  отдельным проектам, но в отличие от стратегических рисков они могут быть количественно оценены и учтены в плате за риск.

Блок 3 «Вероятностная модель «денежный поток/прибыль-риск»».

В работе отмечается, что  операционный денежный поток (операционная прибыль) СПЕ формируется из трех составляющих: калькулированного  денежного потока (калькулированной прибыли), калькулированной  платы за риск  и рисковых затрат. Рисковые  затраты имеют вероятностную природу и описываются с помощью функций плотности или закона распределения. Соответственно денежный поток и прибыль не являются детерминированными величинами, и для их тщательного анализа требуется построение функций распределения.

Прогнозная операционная прибыль (убытки) i-го проекта определяется следующим образом:

                                                       (8)

где и - соответственно калькулированные прибыль и плата за риск; - рисковые затраты. Все перечисленные показатели характеризуют i-й проект.

Прогнозный операционный денежный поток i-го  проекта может быть оценен косвенным методом:

               (9)

где - чистая операционная прибыль, - амортизационные отчисления, - калькулированная чистая прибыль; - калькулированная плата за риск; - рисковые затраты. Все перечисленные показатели характеризуют i-й проект.

Для стратегической производственной единицы получаем следующее:

- прогнозная операционная прибыль j-й СПЕ:

               (10)

- прогнозный операционный денежный поток  j-й СПЕ

(11)

где - прогнозная операционная прибыль; - суммарная калькулированная прибыль совокупности проектов; - сумма калькулированных плат за риск; - рисковые затраты совокупности проектов; - прогнозный операционный денежный поток; - прогнозная чистая операционная прибыль; - суммарная калькулированная чистая прибыль совокупности проектов;- амортизационные отчисления. Все показатели характеризуют j-ю СПЕ.

Для предприятия в целом  имеем следующее:

- прогнозная операционная прибыль предприятия:

                               (12)

- прогнозный операционный денежный поток предприятия:

(13)

где - прогнозная операционная прибыль предприятия; - калькулированная прибыль  совокупности проектов предприятия; - сумма плат за риск, заложенных в калькуляции совокупности проектов предприятия; - рисковые затраты совокупности проектов предприятия; - прогнозный операционный денежный поток предприятия; - прогнозная чистая операционная прибыль предприятия; - калькулированная чистая прибыль  совокупности проектов предприятия;- амортизационные отчисления за оборудование, используемое в совокупности проектов предприятия.

В работе предложен метод построения функций закона распределения вероятностного денежного потока/прибыли с использованием функции закона распределения совокупных рисков проектов СПЕ  (или предприятия в целом).

Сначала определяется сумма двух следующих показателей:

  • калькулированной  платы за риск  всех проектов СПЕ или предприятия в целом;
  • калькулированной прибыли/калькулированного денежного потока всех проектов СПЕ  или предприятия в целом.

Построение функции распределения денежного потока или прибыли проводится в 9 шагов.

Шаг 1 (рис. 6, 1) охватывает риск-анализ отдельного проекта. Полученные функции плотности или закона распределения рисковых затрат отдельного проекта  представляют собой основу для осуществления дальнейших шагов.

На шаге 2 (рис. 6, 2) проводится агрегирование вероятностных рисковых затрат отдельных проектов  в совокупный риск j-й стратегической производственной единицы.  Результатом являются функции плотности и закона распределения совокупного риска всех проектов  j-й СПЕ.

На шаге 3 (рис. 6, 3) рисковые затраты проектов различных СПЕ объединяются в совокупные рисковые затраты проектов предприятия. Строятся функции плотности и закона распределения совокупных рисковых затрат проектов предприятия.

На шаге 4 (рис. 6, 4) проводится суммирование калькулированных плат за риск проектов сначала каждой стратегической производственной единицы, а затем предприятия в целом. Получается совокупная плата за риск, учтенная в цене предложения всех проектов.

Рис. 6. Метод построения функций плотности и закона распределения  совокупного денежного потока/прибыли проектов (шаги 1-6).

На шаге 5 (рис. 6, 5) совокупную плату за риск  откладывают по оси абсцисс на графике функции плотности или закона распределения совокупных рисковых затрат проектов предприятия. Таким образом, можно установить области рисковых прибылей или рисковых убытков для предприятия, границей которых служит калькулированная плата за риск предприятия.

На шаге 6 (рис. 6Рис. 6, 6) проводится зеркальное отражение функций плотности и закона распределения  относительно оси ординат.

На шаге 7 (рис. 7

Рис. 7, 7) зеркальное отражение графиков функций плотности и закона распределения  сдвигается в положительном направлении

вдоль оси абсцисс на величину калькулированной платы за риск. Тем самым достигается, что область рисковых убытков начинается с нуля и располагается в отрицательной части оси абсцисс.

На шаге 8 (рис 7, 8) проводится разграничение относительно финансовых и имущественных ресурсов покрытия рисков.

На шаге 8а суммируются все калькулированные денежные потоки отдельных проектов сначала для каждой СПЕ, затем для предприятия в целом.

На шаге 8б суммируются все калькулированные прибыли отдельных проектов  сначала для каждой стратегической производственной единицы, затем для предприятия в целом.

Шаг 9 (рис. 7, 9) проводится новый сдвиг функций плотности и закона распределения рисковых затрат  в положительном направлении вдоль оси абсцисс.

На шаге 9а проводится положительный сдвиг на величину калькулированного денежного потока, на шаге 9б - на величину калькулированной прибыли. Результатом являются функции плотности и закона распределения совокупного вероятностного денежного потока предприятия  или совокупной вероятностной прибыли предприятия.

Блок 4 «Оценивание рисковой нагрузки».

Вероятностная рисковая нагрузка образуется, если рисковые затраты, связанные с операционной деятельностью, превышают калькулированную  плату за риск.  Если же, напротив, калькулированная  плата за риск превышает рисковые затраты, то рисковая нагрузка равна нулю.

Максимальный размер превышения платы за риск для статистического уровня надежности α (VaRα) определяется как разность между рисковыми затратами предприятия, соответствующими  заданному уровню надежности α,  и совокупной калькулированной платой за риск:

                               (14)

где - рисковая нагрузка предприятия для статистического уровня надежности α; - рисковые затраты предприятия, которые не будут превышены со статистическим уровнем надежности α;  - калькулированная плата за риск.


Рис. 7. Метод построения функций плотности и закона распределения

совокупного денежного потока/прибыли проектов (шаги 7-9)

В работе предлагается  оценивать два показателя рисковой нагрузки: Cashflow-at-Risk  и Earnings-at-Risk (соответственно нагрузка на денежный поток и на прибыль).

Сценарии нагрузки, корреспондирующие с различными уровнями надежности α, определяются следующим образом: нормальный сценарий нагрузки (значения CFaR60 и EaR60 не будут превышены с вероятностью αN=60%), стрессовый сценарий (CFaR90 и EaR90 не будут превышены с αS=90%), краховый сценарий (CFaR99 и EaR99 не будут превышены с αС=99%).

определяется как отклонение оценки денежного потока , который достигается с вероятностью α, от калькулированного денежного потока, т.е.

  (15)

где 

Отсюда следует, что

(16)

где - отклонение денежного потока в условиях риска при п-м сценарии рисковой нагрузки; (п=N для нормального сценария рисковой нагрузки с αN=60%;  п=S для стрессового сценария с αS=90%; п=C для крахового сценария с αС=99%); - оценка денежного потока предприятия, достигающегося с вероятностью α; - рисковые затраты предприятия, которые не будут превышены с вероятностью α; - калькулированный денежный поток предприятия; - калькулированная плата за риск.

Таким образом, не зависит от калькулированного денежного потока и оценки денежного потока , достигаемого с вероятностью α, (отклонение инвариантно по отношению к этим показателям). Для определения рисковой нагрузки необходимы только калькулированная плата за риск и  оценка рисковых затрат .

Отклонение прибыли Earnings-at-Risk также оценивается для трех возможных сценариев нагрузки.

определяется следующим образом:

                                               (17)

где

Отсюда следует, что:

                                               (18)

где - отклонение прибыли в условиях риска от целевого значения при п-м сценарии рисковой нагрузки; (п = N для нормального сценария рисковой нагрузки с αN=60%; п=S для стрессового сценария с αS=90%; п = C для крахового сценария с αS=99%); - оценка прибыли совокупности проектов предприятия, достигающейся с уровнем надежности α; - рисковые затраты предприятия, которые не будут превышены со вероятностью α;- калькулированная прибыль предприятия; - калькулированная плата за риск.

Следовательно, не зависит от калькулированной прибыли   и оценки прибыли , достигающейся с вероятностью α,  (отклонение инвариантно по отношению к этим показателям). Для определения рисковой нагрузки, как и в случае денежного потока, необходимы только калькулированная плата за риск и  оценка рисковых затрат .

Так как рисковая нагрузка инвариантна относительно финансовых и имущественных ресурсов покрытия рисков, то два показателя и можно обобщить одним - :

                                       (19)

оценивается следующим образом:

(20)

Из инвариантности рисковой нагрузки на финансовые и имущественные ресурсы вытекает, что при исследовании рискоспособности предприятия нужно исходить из принципа минимальности, т.е. рискоспособность определяется минимумом финансовых и имущественных ресурсов покрытия рисков, которые можно активировать при каждом рисковом сценарии.

Блок 5. Оценивание ресурсов покрытия рисков.

В работе предлагается разделить ресурсы покрытия рисков на классы, корреспондирующие со сценариями рисковой нагрузки. Отнесение ресурса к конкретному классу связано с его мобилизуемостью в случае возникновения рисковой ситуации. Ресурсы первого класса () служат для компенсации рисковых ситуаций, возникающих с большой вероятностью. К относятся только легко мобилизуемые ресурсы. Ресурсы второго класса () используются с гораздо меньшей вероятностью и привлекаются для устранения серьезных рисковых последствий. Ресурсы третьего класса () привлекаются в крайних случаях, так как их применение весьма накладно для предприятия.

Для устранения двух возможных угроз существованию предприятия ресурсы покрытия рисков разделяются на финансовые (определяющие платежеспособность) и имущественные (определяющие соотношение собственного и заемного капитала).

Финансовые ресурсы первого класса () оцениваются следующим образом:

       (21)

где - избыточный денежный поток (проценты на заемный капитал, запланированные на будущий период инвестиции или другие расходы); - запасы ликвидных средств; и - поступления средств соответственно от обычной и от чрезвычайной  (инвестиционной и финансовой) деятельности; и - выплаты, связанные соответственно с обычной и с чрезвычайной деятельностью; - обязательства по обслуживанию собственного капитала (дивиденды); - обязательства по обслуживанию заемного капитала (проценты).

Финансовые ресурсы второго класса () определяются как следующая сумма:

                                       (22)

где - неисчерпанные старые кредиты; - новые кредиты; - легко ликвидные ценные бумаги; - ликвидные требования;  - обязательства по обслуживанию собственного капитала (дивиденды).

Финансовые ресурсы покрытия рисков третьего класса оцениваются следующим образом:

                                                               (23)

где - прочие ликвидные средства; - приток ликвидных средств за счет эмиссии акций или иных долевых бумаг.

Имущественные ресурсы покрытия рисков первого класса () совпадают со сверхприбылью ():

                                                                       (24)

Имущественные ресурсы второго класса оцениваются следующим образом:

                                                       (25)

где - минимальная прибыль; - скрытые резервы (связанные с недооценкой активов или переоценкой пассивов).

Имущественные ресурсы покрытия рисков третьего класса определяются как следующая сумма:

                                               (26)

где - свободные резервы; - акционерный капитал; - дополнительный капитал; - уставный капитал.

Ресурсы покрытия рисков, в свою очередь, определяют границы рискоспособности предприятия в целом, его различных стратегических производственных единиц и других подразделений, т.е. границы, позволяющие предприятию восстановиться при воздействии рисковой нагрузки.

В работе предлагается различать

  • нормальные/приемлемые границы рискоспособности (j - индекс ресурсов покрытия: j = F для финансовых ресурсов и  j =I для имущественных ресурсов);
  • стрессовые границы рискоспособности ;
  • границы краха рискоспособности .

Нормальные границы рискоспособности  определяются исключительно ресурсами покрытия рисков первого класса:

                                       (27)

Стрессовые границы рискоспособности оцениваются следующим образом:

.                                 (28)

Границы краха рискоспособности определяются как суммы всех возможных финансовых и имущественных ресурсов покрытия рисков соответственно:

(29)

Так как рисковая нагрузка (VaR) инвариантна относительно финансовых и имущественных ресурсов предприятия, то при определении общей границы рискоспособности используется принцип минимальности, т. е. она совпадает с минимальной (либо с финансовой, либо с имущественной).

Блок 6 «Калькуляция рискоспособности» представляет собой ядро целостного количественного управления, в котором результаты, полученные в блоке 4 «Оценивание рисковой нагрузки» и в блоке 5 «Оценивание ресурсов покрытия рисков», сравниваются друг с другом.

В работе показано, что калькуляция рискоспособности основывается на следующих положениях.

1. Совокупная рисковая нагрузка, принимаемая предприятием, не может превышать его рискоспособности. Затраты, связанные с возникновением рисковых ситуаций, с точки зрения имущественного подхода, противостоят достаточной рискоспособности в форме собственного капитала, а, с точки зрения финансового подхода, достаточной рискоспособности в форме ликвидных средств.

2. Ступенчатая рисковая нагрузка на всех уровнях предприятия ограничивается системой рисковых границ (пределов), т.е.:

                                               (30)

где- рисковая граница для п-го сценария (j - индекс ресурсов покрытия: j = F для финансовых ресурсов и j =I для имущественных ресурсов).

Блок 7 «Калькуляция «шансы-опасности» для отдельных проектов  и для стратегических производственных единиц».

В работе отмечается, что поскольку ресурсы покрытия рисков являются дефицитными, то их необходимо эффективно использовать, компенсируя принимаемые риски (опасности) соответствующими шансами. Показателем эффективности применения ресурсов является награда за риск, которая в общем случае определяется следующим образом:

Мы предлагаем оценивать необходимые ресурсы покрытия рисков через принимаемую предприятием рисковую нагрузку (VaR). Отношение целевой прибыли к «цене риска» VaR называется отдачей на капитал, корректирующий риск (англ. Return on Risk adjusted Capital, сокр. RoRaC). Чем больше RoRaC, тем эффективнее используются ресурсы покрытия рисков.

Калькуляция «шансы-опасности» для сравнения проектов

Для оценки требуется цена риска каждого проекта () для трех возможных сценариев нагрузки (нормального, стрессового и крахового), которая определяется в блоке 4.

Отдача на капитал, корректирующий риск, (при условии ) определяется следующим образом:

                                                       (31)

где и - соответственно отдача на капитал, корректирующий риск, и рисковая нагрузка  i-го проекта при п-м сценарии; - целевая прибыль i-го проект.

служит в модели для оценивания конкурсных проектов относительно эффективности использования ресурсов покрытия рисков и проведения их активной селекции. Заметим, что при длительном периоде реализации проекта показатели в числителе и знаменателе необходимо дисконтировать, при этом формула RoRaCn;i` будет выглядеть следующим образом:

                                               (32)

где (t) и - соответственно «цена риска» при п-м сценарии нагрузки и целевая прибыль i-го проекта в t-м году; Т - срок реализации проекта; E - ставка дисконтирования.

Калькуляция «шансы-опасности» для сравнения эффективности стратегических производственных единиц.

Отдача на капитал, корректирующий риски СПЕ, () для различных сценариев рисковой нагрузки определяется следующим образом:

                                               (33)

где - «цена риска» стратегической производственной единицы при п-м сценарии рисковой нагрузки; - целевая прибыль СПЕ.

позволяет оценивать эффективность использования ресурсов покрытия рисков различными СПЕ предприятия.

Блок 8 «Распределение и перераспределение рисковых пределов».

Распределение рисковых пределов.

В работе отмечается, что для достижения стратегических целей предприятия имеет смысл распределить ресурсы покрытия рисков между его стратегическими производственными единицами (подразделениями). Это распределение позволит руководству предприятия сформировать  систему рисковых пределов, т. е. определить рискоспособность каждой СПЕ и, соответственно, ограничить ее  рисковую нагрузку.

Сначала устанавливается показатель (оборот, прибыль, денежный поток, фактическая рисковая нагрузка и др.), в соответствии с  которым будут распределяться ресурсы покрытия рисков. Затем проводится собственно распределение, формируются рисковые бюджеты стратегических производственных единиц.

Каждая СПЕ распределяет рисковые пределы на подчиненные уровни, вплоть до уровня проекта.

Перераспределение рисковых пределов.

Эффективное управление рисками подразумевает, что система рисковых пределов является динамической. Неиспользованные одной СПЕ ресурсы покрытия рисков могут перераспределяться в пользу других стратегических производственных единиц, т. е. предусматриваются  интерактивные связи между СПЕ (подразделениями) с целью повышения эффективности использования ресурсов покрытия рисков на предприятии.

Для перераспределения рисковых пределов целесообразно учесть два следующих положения:

  • освоение предоставленных ресурсов покрытия рисков в предыдущие периоды;
  • эффективность использования ранее выделенных ресурсов покрытия рисков.

Если СПЕ не использовала значительную часть ресурсов покрытия рисков, то некоторое их количество может быть передано другим единицам, особенно если неполное использование наблюдалось в течение нескольких лет.

Недоиспользование ресурсов покрытия рисков определяется для различных сценариев рисковой нагрузки следующим образом:

                                                       (34)

                                                       (35)

где и - соответственно неиспользованные финансовые и имущественные ресурсы покрытия рисков; и - наличные финансовые и имущественные ресурсы покрытия рисков; - «цена риска». Все показатели характеризуют п-й сценарий рисковой нагрузки.

Эффективность использования выделенных ресурсов покрытия рисков оценивается с помощью показателя RoRaCп; SPE. Если СПЕ показывает низкий уровень RoRaCп; SPE, то используемым ресурсам покрытия рисков противостоит маленькая операционная прибыль, другими словами, потенциал опасностей принимаемых рисков значительно превосходит потенциал шансов. В то же время, если другая СПЕ достигает относительно высокого уровня RoRaCп;SPE, то целесообразно увеличить объем выделяемых ей ресурсов покрытия рисков.

В целом, распределение и перераспределение рисковых пределов делают предпринимательский процесс более гибким и обеспечивают оптимальное использование ресурсов покрытия рисков.

В работе показана реализация целостного управления рисками в ОАО «Компания Мособлстрой».

Для обоснования организационной структуры управления рисками на проектно-ориентированном предприятии нами был применен инструментальный подход, рассматривающий организацию как искусственную систему с формализованным регулированием, обеспечивающую эффективное ведение производства.

На рис. 8 представлена возможная организация управления рисками на крупном строительном предприятии, включающая ясное и однозначное распределение ролей между участниками процесса управления. Ее можно интерпретировать как совокупность «линий рисковой обороны», причем в строительном концерне активируются три линии.

Первая линия обороны будет состоять в децентрализованном управлении рисками во всех стратегических производственных единицах (региональных или предметных).

Штаб по управлению рисками как вторая линия обороны будет поддерживать отдельные СПЕ в их действиях по управлению рисками путем разработки показателей, стандартов, основных положений, методов, обучения персонала, а также путем проведения независимого риск-контроллинга.  Он может также поддерживать принятие управленческих решений по вопросам, связанным с рисками. К задачам штаба следует отнести агрегирование оперативных рисков. На него будет возложена ответственность за оперативную внутреннюю и внешнюю отчетность в сфере рисков, а также за документирование в сфере управления рисками.

Вторая линия обороны дополнительно может включать комиссию по управлению рисками. Ее членами целесообразно сделать руководителей финансового и правовых отделов, а также руководителя штаба по управлению рисками. В зависимости от цели конкретного заседания к работе комиссии могут привлекаться руководители секторов концерна. Комиссия будет регулярно проверять рискоспособность предприятия и представлять отчет руководителю концерна или правлению.


Рис. 8. Организация управления рисками в строительном концерне

Внутренняя или внешняя ревизии могут выполнять функции третьей линии обороны. Их работа будет замыкаться непосредственно на руководство концерна. Они станут инстанциями, независимыми от других единиц концерна. Поле их деятельности проверка системности и функциональности целостного управления рисками.

Организация управления рисками на средних предприятиях, по нашему мнению, также будет включать три линии обороны и строиться в основном по тем же принципам, что и на крупных предприятиях. Отличия состоят в следующем:

  1. Первая линия обороны будет состоять лишь в децентрализованном управлении рисками на уровне подразделений.
  2. Вторая линия обороны будет содержать только центральный штаб (отдел) по управлению рисками. На более мелких предприятиях управление рисками может проводиться  специально назначенными ответственными лицами, в экстремальных случаях - руководителем или владельцем предприятия.
  3. Задачу проверки функциональности и системности управления рисками станет решать только внешняя ревизия из-за того, что внутренние ревизионные отделы, как правило, не формируются.

В заключение диссертации обсуждаются  основные теоретические выводы и различные аспекты практического применения модели целостного количественного управления рисками строительного предприятия.

III. ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Монографии, учебники и учебные пособия

1.        Дорохина Е.Ю. Риски строительных проектов: теория и практика управления: Монография. СПб: Изд-во «Инфо-да», 2009. - (14,75 п.л.).

2.        Дорохина Е.Ю., Халиков М. А. Моделирование микроэкономики: Учебное пособие для вузов. М.: Изд-во «Экзамен», 2002. - (11,76 п.л., лично автором 4,5 п.л.).

3.         Дорохина Е.Ю., Преснякова и др. Моделирование производственно-инвестиционной деятельности фирмы: Учебн. пособие для вузов/ Под ред. Г.В. Виноградова. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. – (20 п.л., лично автором 4,5 п.л.).

4.        Тихомиров Н.П., Дорохина Е.Ю. Эконометрика: Учебник. М.: Изд-во «Экзамен», 2003. - (32 п.л., лично автором 10 п.л.).

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, выпускаемых в РФ, рекомендованных ВАК для опубликования основных научных результатов докторских диссертаций.

  1. Дорохина Е.Ю. Некоторые аспекты агрегирования рисков строительного предприятия//Экономика природопользования. 2009. №6. С. 46-63.- (1 п.л.).
  2. Дорохина Е.Ю. Некоторые аспекты управления оперативными рисками в строительной индустрии// РИСК: ресурсы, информация, снабжения, конкуренция. 2009. № 4. С. 30-34. - (0,3 п.л.).
  3. Дорохина Е.Ю. Об одном подходе к оценке рискоспособности проектно-ориентированного предприятия// Логистика. 2010. №4. С. 26-29. - (0,35 п.л.).
  4. Дорохина Е.Ю. Оперативно-аналитический подход к управлению рисками строительных предприятий// РИСК: ресурсы, информация, снабжения, конкуренция. 2009. № 2. С. 69-72. - (0,4 п.л.).
  5. Дорохина Е.Ю. Оценка соотношения «шансы-опасности» на проектно-ориентированном предприятии// Логистика. 2011. №1. C.50-52. - (0,3 п.л.).
  6. Дорохина Е.Ю. Проблемы моделирования управления рисками строительного предприятия//Проблемы современной экономики. 2009. №3(31) С. 160-164. - (0,5 п.л.).
  7. Дорохина Е.Ю. Проблемы управления рисками строительных предприятий// Ученые записки Российской академии предпринимательства.   2009. выпуск XIХ. С. 167-175. - (0,42 п.л.)
  8. Дорохина Е.Ю. Ресурсы покрытия рисков на предприятии: проблемы оценивания// РИСК: ресурсы, информация, снабжения, конкуренция.   2009.   III. С. 116-120.- (0,5 п.л.).
  9. Дорохина Е.Ю. Риски проектов: теория и практика управления//Вестник Российской экономической академии имени Г.В. Плеханова. 2009. №6(30).   С. 86-93.- (0,37 п.л.).
  10. Дорохина Е.Ю. Риски строительных предприятий: актуальные вопросы управления // РИСК: ресурсы, информация, снабжения, конкуренция. 2009. I. С. 4-7.- (0,46 п.л.).
  11. Дорохина Е.Ю. Системный строительный подрядчик как антикризисная стратегия// Ученые записки Российской академии предпринимательства. 2009. выпуск XVIII. С. 99-106.- (0,4 п.л.).
  12. Дорохина Е.Ю. Управление рисками в строительном концерне// Российское предпринимательство. 2009. №6. выпуск 2. С. 107-114. -(0,25 п.л.).
  13. Дорохина Е.Ю. Управление рисками в проектах: методы и инструменты//Экономика природопользования. 2009. №2. С. 67-80.- (0,9 п.л.).
  14. Дорохина Е.Ю., Харченко В. С.  О проблемах классификации рисков строительных проектов // РИСК: ресурсы, информация, снабжения, конкуренция. 2010. № 3. C. 56-60.- (0,37 п. л., лично автором 0,27 п.л.).
  15. Дорохина Е.Ю., Харченко С. Г. Об одном подходе к организации управления рисками строительного предприятия//Проблемы безопасности и чрезвычайных ситуаций. 2010. №1. С. 54-68 (0,75 п. л., лично автором 0,65 п.л.).
  16. Дорохина Е.Ю., Харченко С. Г. Проблемы оценивания денежного потока и прибыли строительного предприятия в условиях риска// Управление риском. 2010. №4. С. 38-51. - (0,57 п.л., лично автором 0,47 п.л.).
  17. Кофф Г.Л., Башкиров С.Г., Ташматов М.А., Дорохина Е. Ю., Харченко С. Г. Анализ рисков при строительстве трубопроводных систем// Трубопроводный транспорт: теория и практика. 2010. №2(18) апрель. (0,74 п. л., лично автором 0,5 п.л.).
  18. Харченко С.Г., Дорохина Е.Ю. Есть ли в России нормативная база управления риском?//Экология и промышленность России. 2011. №4(апрель). С. 58-61. (0,5 п.л., лично автором 0,35 п.л.).

Материалы Всероссийских и международных конференций

  1. Дорохина Е.Ю. Актуальные вопросы управления рисками проектов//В сб. материалов III Международной научно-практической конференции «Управление в ХХI веке». Киров: Изд-во ВятГГУ, 2009. (0,25 п.л.).
  2. Дорохина Е.Ю. Количественное управление рисками предприятия: процессы, методы, инструменты»//В сб. статей IV Всероссийской научно-практической конференции «Стратегическое управление предприятиями, организациями и регионами». Пенза: РИО ПГСХА, 2010. (0,18 п.л.).
  3. Дорохина Е.Ю. Концепция системного строительного подрядчика//В сб. статей IX Международной научно-практической конференции «Реформирование системы управления на современном предприятии». Пенза: РИО ПГСХА, 2009. С. 82-85. (0,25 п.л.).
  4. Дорохина Е.Ю. Кризисные явления в строительной отрасли и пути их преодоления// В сб. материалов Международной научно-практической конференции «Глобальный экономический кризис: реалии и пути преодоления». СПб, 2009. (0,32 п.л.).
  5. Дорохина Е.Ю. Некоторые проблемы устойчивого развития строительного предприятия// В сб. научных статей IX Международной научно-практической конференции «Менеджмент ХХI века: стратегии, технологии, человеческие ресурсы», 25-26 ноября 2009 г. СПб.: ООО «Книжный дом», 2009. (0,3 п.л.)
  6. Дорохина Е.Ю. Об одном подходе к повышению конкурентоспособности строительного предприятия»//В сб. материалов VII Всероссийской научно-практической конференции «Конкурентоспособность предприятий и организаций». Пенза: РИО ПГСХА, 2009. (0,16 п.л.).
  7. Дорохина Е.Ю. О повышении конкурентоспособности  строительного предприятия в современных условиях»//В сб. материалов VII Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы государственного управления и менеджмента организации в условиях институциональной экономики». Набережные челны: Издательско-полиграфический отдел НФ ГОУ ВПО НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, 2010. (0,17 п.л.).
  8. Дорохина Е.Ю. О совершенствовании процесса управления рисками строительного предприятия//В сб. статей X Международной научно-практической конференции «Реформирование системы управления на современном предприятии».- Пенза: РИО ПГСХА, 2010. -(0,25 п.л.)
  9. Дорохина Е.Ю. Принципы разделения рисков и формы выполнения строительных проектов// В сб. материалов третьей Международной научно-практической конференции преподавателей «Актуальные проблемы экономики и управления в современном обществе». 28-29 октября 2009 г. Пермь: АНО ВПО «Пермский институт экономики и финансов», 2009. (0,4 п.л.)
  10. Дорохина Е.Ю. Проблемы построения проектного контроллинга, учитывающего риски//В сб. материалов VII Международной научно-практической конференции «Опыт и проблемы социально-экономических преобразований в условиях трансформации общества: регион, город, предприятие». Пенза: РИО ПГСХА, 2009. (0,16 п.л.).
  11. Дорохина Е.Ю. Строительная отрасль: стратегия выхода из кризиса// В сб. материалов Международных научно-практических конференций, проходивших в РЭА им. Г.В Плеханова 16 декабря 2008 г. и 21-22 апреля 2009 г. М.: ГОУ ВПО «РЭА им. Г. В. Плеханова», 2009. (0,23 п.л.).
  12. Дорохина Е.Ю. Управление рисками строительных предприятий: теория и практика//Материалы научно-практической конференции «Российская наука и образование - ХХI век: традиции  и перспективы развития интеллектуального потенциала России». Вестник (Международная академия образования), Выпуск №1(1). Тверь, 2009. (0,18 п.л.).
  13. Дорохина Е.Ю. Управление рисками как составная часть контроллинга строительного проекта//В сб. научных статей VII международной научно-практической конференции «Проектирование модели менеджмента организации: научные и прикладные аспекты». Екатеринбург: [б. и.], 2010. С. 350-354. (0,57 п.л.).
  14. Дорохина Е.Ю. Целостное количественное управление рисками строительного предприятия как инструмент преодоления кризиса//В сб. материалов  Международной научно-практической конференции «Современные тенденции развития теории и практики управления в России и за рубежом». Ставрополь: СевКавГТУ, 2009. (0,35 п.л.).
  15. Дорохина Е.Ю. Некоторые проблемы управления рисками строительного проекта//В сб. материалов I Международной научно-практической конференции «Проблемы современной экономики». Новосибирск: СИБ-ПРИНТ, 2010. (0,21 п.л.).
  16. Дорохина Е.Ю., Харченко В.С. Проблемы агрегирования рисков строительного предприятия//В сб. материалов Международной научно-практической конференции «Социально-экономические проблемы общества в условиях кризисной экономики РФ». Коломна: МГОСГИ, 2010. (0,23 п.л., лично автором 0,18 п.л.).

Статьи, опубликованные в сборниках научных трудов, журналах РФ.

  1. Дорохина Е.Ю. Некоторые аспекты управления рисками проектов в строительстве// В сб. научных трудов кафедры торгово-технологического оборудования. М.: Изд-во ГОУ ВПО «РЭА им. Г.В. Плеханова», 2009. (0,25 п.л.).
  2. Дорохина Е.Ю. О моделировании рисковых затрат строительного проекта// Экономико-математическое образование в XXI веке: материалы конференции, посвященной 40-летию экономико-математического факультета, 22 сентября 2010 г./Под ред. Е.Ю. Дорохиной. – М: ГОУ ВПО «РЭУ им. Г.В. Плеханова», 2011. (0,18 п.л.).
  3. Дорохина Е.Ю. Программное обеспечение управления рисками проектов//Экономика и технология: научные труды. Вып. 24. М.: Изд-во ГОУ ВПО «РЭА им. Г.В. Плеханова», 2009. (0,3 п.л.).
  4. Дорохина Е.Ю. Управление рисками как элемент управления проектом// Современные аспекты экономики. - №11(136). - 2008. (1 п.л.).
  5. Дорохина Е.Ю., Харченко С.Г. Строительная отрасль: опыт европейских стран в преодолении кризиса// Международная экономика. 2009. №5. С. 68-76. (0,8 п. л., лично автором 0,7 п.л.).
  6. Дорохина Е.Ю., Харченко С.Г. Организация управления рисками на строительном предприятии// В сб. научных статей «Национальная безопасность России: проблемы и пути обеспечения». М.: МАКС Пресс, 2010. С. 145-156. (0,55 п. л., лично автором 0,4 п.л.).
  7. Дорохина Е.Ю., Харченко С. Г. Анализ рисков окружающей среды// Вопросы анализа риска. 2009. №1-2 (15-16). (1,6 п.л., лично автором 0,5 п.л.) .
  8. Дорохина Е.Ю., Харченко С. Г. Оперативное управление экологическими рисками в строительной индустрии//Экология и промышленность России. 2009. №7(июль). С. 38-41. (0,5 п. л., лично автором 0,4 п.л.).



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.