WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

       На правах рукописи

Иванова Наталья Евгеньевна

МЕТОДОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ИННОВАЦИОННЫМ РАЗВИТИЕМ ЭКОНОМИКИ РЕГИОНОВ

Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным

хозяйством: управление инновациями

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации  на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Краснодар

2011

Работа выполнена на кафедре мировой экономики

государственного образовательного

учреждения высшего профессионального образования

«Кубанский государственный университет»

Научный консультант:

доктор экономических наук, профессор

Воронина Людмила Анфимовна


Официальные оппоненты: 

доктор экономических наук, профессор

Сербиновский Борис Юрьевич

доктор экономических наук, профессор

Клочков Владислав Валерьевич

доктор экономических наук, доцент

Логинов Евгений Леонидович

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова»

Защита состоится «17» июня 2011 г. в 13:00 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.101.13 при ГОУ ВПО «Кубанский государственный университет» по адресу: 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149, аудитория 231.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Кубанский  государственный университет».

Автореферат разослан «___» ___________ 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор экономических наук, профессор                            Г.Г. Вукович

I. Общая характеристика работы

       



Актуальность темы исследования. В конце XX в. в научно-технической сфере общественного развития произошел фазовый переход, заключающийся в том, что впервые в истории возможности создания новых технологий намного превысили потребности в этих технологиях. Возникший феномен ускорения социально-экономических процессов привел к потере эффективности традиционных мер противодействия и управления кризисными явлениями, так как скорость научно-технического прогресса превзошла скорость его усвоения. На фоне нарастающего научно-технического прогресса происходит отчетливый социальный регресс и моральная деформация отдельных общественно-государственных образований и всего мирового сообщества в целом, связанные с радикально быстрыми изменениями базовых парадигм, а также  с возможностью манипулирования информационными потоками за счет монополизации владения их источниками и каналами. В современном информационном обществе люди все более имеют дело с искусно создаваемыми в СМИ образами, которые влияют на модели поведения, в том числе экономического.

       Формирующийся в настоящее время в России, как и в других развитых странах, "информационный капитализм" является особо безжалостной, захватнической формой капитализма, поскольку сочетает в себе невероятную гибкость с глобальным присутствием во всех сферах (чего в предыдущих капиталистических эпохах не наблюдалось) благодаря его сетевым связям, и приводит к появлению особого социального класса – меритократии, достигающего престижного положения в обществе вследствие лучшего образования и высокой квалификации. Новая элита обладает большим потенциалом для монополизации многих сфер социально-экономической жизни общества – политической, научной, экономической, а уровень ее инновационной культуры во многом определяет направление и скорость его инновационного развития. Поэтому обществу в целом дорого обходятся ошибки меритократии в выборе перспективных технологий, а также сознательное торможение научного прогресса с целью не допустить проникновение новых инновационных товаров и услуг на рынок и удержать возможность получения сверхприбыли за счет монопольного владения знаниями, которые уже утрачивают свою актуальность.

Снижения отрицательного влияния указанной монополизации можно достичь на счет широкого внедрения практики итерационного маркетинга, являющегося обобщением и развитием маркетинга взаимоотношений, которая позволяет привлечь к инновационной деятельности максимальное количество специалистов из разных областей знания. При этом уровень использования данной практики необходимо определять в контексте общих тенденций глобализации и регионализации, свойственных современному этапу развития российского общества.

       В постсоветский период в регионах сформировались различные политические режимы и модели реализации власти, а усиливающаяся регионализация, появление различных концепций регионализма имели особое значение на фоне глубокого политико-экономического и мировоззренческого кризиса. Само понятие «регионализм» характеризует неравномерное, специфическое развитие локальных социумов, их включенность или противодействие процессам глобализации и перевода экономики на инновационный путь развития. Поэтому разработка методологии управления инновационным развитием регионов в условиях становления информационного капитализма в России является актуальной проблемой, не получившей до сих пор должного внимания в современной экономической литературе.

Степень разработанности проблемы. Проблемы формирования национально-региональной инновационной системы рассматривались в работах Н.В.Бекетова, Л.С.Бляхмана, В.В.Бузырева, С.В.Валдайцева, Н.В.Васильевой, В.П.Воротникова, Н.Ф.Газизуллина, В.П.Галенко, О.Г.Голиченко, А.Г.Гранберга, М.А.Гусакова, Г.В. Дваса, В.В. Иванова, Н.И. Ивановой, Ф.Н. Кадырова, С.В.Казанцева, М.М. Качуриной, А. Е. Когута, Е.М. Коростышевской, О.Ф.Козлова, Г.А. Краюхина, О.П. Литовки, С.Н. Максимова, Н.А.Платоновой, К.Ф. Пузыни, А.А. Румянцева, В.Е. Рохчина, Е.Б.Смирнова, В.Н. Соловьева, Р.А. Фатхутдинова, В.Б. Фраймовича, В.С. Чекалина, Д.В.Шопенко, П.Г. Щедровицкого и ряда других экономистов.

Согласно разработанным ими теоретическим основам региональная инновационная система рассматривается в диссертационном исследовании как организационно-экономический механизм и социальный институт постиндустриальной экономики, ориентирующий исследования и разработки на повышение конкурентоспособности экономики и социальной сферы региона, а предприятия и организации – на широкое использование научно-технических и организационных разработок для обновления производства. Эта система является органической составной частью национальной инновационной системы и базируется на соединении рыночной конкуренции с активной региональной социально-экономической политикой.

Теория маркетинга взаимоотношений представлена в трудах таких известных зарубежных экономистов как Л. Берри, А. Адлер, Дж. Арндт, Дж.Мор, Р. Спикман, К. Меллер и А. Халинен, а также российских ученых А.А.Афанасьева, С.П. Куща, О.А. Третьяка.

Вопросам глобализации и регионализации, выработке научно-практических рекомендаций по учету их требований в развитии различных составляющих национальной экономики посвящены работы И.В.Абрамова, М.Алле, Ф. Альбедиль, С. Н. Артехи, В.И. Аршинова, В.Я. Афанасьева, Т.Багсариана, Е Баннермана, Ф. Бергстена, Э.Э. Батизи, Д.Белла, А.В.Бойченко, О.В.Братимова, И.К.Быстрякова, Е.Л.Вартановой, В.И.Видяпина, Х.А. Вютриха, Дж. Гаррета, Р.Г. Гринберга, Дж. К. Гэлбрейта, А.В.Данильцева, В.Ф. Железовой, В.А. Зубенко, Е.А. Касаткиной, В.М.Коллонтай, Т. Левитта, М.Н. Осьмовой, В.В. Полякова, Дж. Сороса, Е.В.Талызиной, Ю.В. Шишкова, Р.К. Щенина и др. Вопросы регионального моделирования рассматривались в трудах российских экономистов П.М.Алампиева, Л.В. Канторовича, Н.Н. Колосовского, В.В. Леонтьева, А.С.Новоселова, А.Е. Пробста, С.Г. Струмилина, А.И. Татаркина и др., а также социологов Э.Н. Ожиганова, Н.А. Ковальского.

Указанные исследователи выделяют основные проблемы, с которыми сталкиваются разработчики политики при попытке повлиять на функционирование региональной инновационной системы. Во-первых, не существует общей «успешной модели» стимулирования, создания и развития инновационной системы. Во-вторых, сложность функционального образца может быть очень высокой: множество различных социально-экономических и политических механизмов оказывает влияние на инновационный процесс, каждый механизм может влиять на несколько функций, а функции, в свою очередь, могут быть взаимосвязаны. В-третьих, результаты любого вмешательства (политического или технологического) трудно поддаются прогнозированию, поскольку любая политика или стратегия может иметь вторичный эффект в виде обратных связей, достижение которых может занять больше времени, чем было предусмотрено заранее. Поэтому вопросы разработки стратегий создания интеллектуальных и обучающих регионов (learning regions), важнейшая функция которых по отношению к макрорегиону, стране в целом, интеграционным международным группировкам и мировому рынку состоит в создании и распространении новых знаний и методов их эффективного использования, не утратили своей актуальности.

Целью исследования является разработка концептуальных и методологических основ управления инновационным развитием экономики регионов в условиях активного становления в России информационного общества с учетом современных тенденций глобализации и регионализации экономики.

Реализация поставленной цели потребовала постановки и решения следующих основных,  логически связанных между собой, задач:

  • исследование понятийного аппарата теории национальных и региональных инновационных систем;
  • анализ сущности, путей, резервов, факторов и моделей инновационного развития экономики региона;
  • формирование новой обобщенной концепции региональной инновационной системы;
  • разработка критериев инновационной привлекательности региональных экономик и классификация регионов по уровню инновационной привлекательности;
  • построение региональных моделей финансирования инновационной экономики, обеспечивающих устойчивость социально-экономического развития;
  • развитие теории маркетинга взаимоотношений и разработка на ее основе концепции итерационного маркетинга;
  • разработка комплекса мер по реализации и/или повышению инновационного потенциала региональных экономик в рамках общей стратегии повышения конкурентоспособности национальной экономики;
  • выделение основных направлений макроэкономической политики в контексте активизации инновационной активности и использования косвенных инструментов привлечения отечественных инвестиций в реальный сектор российской экономики.

Объектом исследования является региональная инновационная система как составная часть национальной экономики.

Предмет исследования – совокупность социально-экономических отношений, возникающих в современных макроэкономических системах в процессе целенаправленного воздействия государства, общественных институтов, хозяйствующих субъектов, зарубежных, международных организаций на экономику региона в условиях информационного общества.

Теоретической и методологической основой исследования явились разработки отечественных и зарубежных ученых по проблемам формирования и развития национальных и региональных инновационных систем, экономического развития на основе расширенного использования новых знаний, государственного регулирования национальной экономики.        В процессе анализа использовались как общенаучные (системный подход, логический, статистический и сравнительный анализ), так и частнонаучные методы познания. Исследование построено на методах диалектики общего и специфического, восхождения от абстрактного к конкретному, структурно-генетического анализа и синтеза, исторического подхода. В ходе исследования применялись социологические, экономико-статистические и графические методы.

Инструментарно-методический аппарат исследования представлен совокупностью различных методов теоретико-прикладного научного познания, обеспечивающих реализацию аналитического инструментария, в числе которых  диалектический метод, методы системного, сравнительного анализа и синтеза, канонического анализа, группировки фактических данных, методы математической статистики и выборочных обследований экономико-математического моделирования, современный инструментарий обработки статистических данных. Использовался также современный  пакет прикладных программ STATISTICA.

Информационно-эмпирическую базу исследования составили официальная статистическая отчетность Федеральной службы государственной статистики; отчетные данные российских промышленных отраслей и предприятий; нормативные акты и законодательные материалы; научные монографии и статьи в периодической печати; доклады на международных и всероссийских конференциях и семинарах.

Соответствие содержания диссертации избранной специальности. Работа выполнена в рамках Паспорта специальности ВАК 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством: управление инновациями (2.1. Развитие теоретических основ, методологических положений инновационной деятельности; 2.2. Разработка методологии и методов оценки, анализа, моделирования и прогнозирования инновационной деятельности в экономических системах; 2.5. Особенности создания и исследования национальных инновационных систем: принципы построения и развития, структуры и функции, оценка эффективности; 2.11. Определение направлений, форм и способов перспективного развития инновационной инфраструктуры. Принципы проектирования и функционирования инновационных инфраструктур на мезоуровне).

Концепция диссертационного исследования состоит в обосновании нового методологического подхода к управлению инновационным развитием региональных институциональных систем в рамках макрорегиона на основе выработки стратегии, учитывающей особенности коммуникативной среды локального социума и приводящей к синергетическому эффекту при взаимодействии инновационно-ориентированных регионов с применением инструментов и методов итерационного маркетинга.

Положения, выносимые на защиту:

       1. Приоритетность инновационной политики среди средств и инструментов государственного регулирования рыночной экономики диктуется постоянным расширением круга национальных проблем, решение которых лежит в инновационной сфере – от роста вклада инновационных факторов в решение проблем экономического роста до повышения качества и продолжительности жизни населения, что определяет высокую степень «инновационности» всех программ экономической, промышленной, научной и региональной политики в настоящее время. При этом дисбаланс, вносимый в рыночную экономику посредством государственного вмешательства на различных уровнях, должен компенсироваться инновационной активностью экономической, научной и политической элиты локальных социумов, формируемой посредством ее систематического привлечения к разработке стратегии развития региона и ее последующей реализации через развитие маркетинга взаимоотношений между основными компонентами региональной инновационной системы.

       2. Формирование новейших направлений и инициатив инновационной политики на региональном уровне необходимо проводить с широким заимствованием лучших образцов международной теории и практики содействия инновационной деятельности, многообразных организационных форм развития региональных инновационных систем. Изучение особенностей их применения для конкретных социально-экономических условий того или иного региона возможно по методологии бенчмаркинга. Наличие большого числа общих, универсальных элементов государственной политики (повышенное внимание к поддержке малого и среднего наукоемкого бизнеса, акцент на региональных программах, активное стимулирование НИОКР налоговыми преференциями, формирование путей трансфера технологий из государственного сектора и вузов в промышленность и многое другое) свидетельствует о значительной унификации используемых правительствами развитых стран инструментов при выходе на путь инновационного развития в условиях глобальной экономики.

       3. Развитие науки и технологий, а также практическое внедрение их результатов является сложным процессом, характеризующимся многочисленными и весьма интенсивными связями между различными компонентами всей социально-экономической системы. Комплексный характер инновационных процессов определяет необходимость учета роли обратной связи с потребителями конечной продукции. Этот подход с позиций «национальных инновационных систем» заставляет анализировать научные и технологические аспекты совместно с организационными, институциональными, экономическими и иными факторами. Методика бенчмаркинга позволяет разработать составные индикаторы для синтеза имеющейся информации, необходимые для того, чтобы свести к единому индексу ряд показателей, характеризующих различные аспекты инновационной системы.

       4. Подход к инновационной деятельности (ИД) как к управляемой системе требует единства «входных» (ресурсных), «процессных» (пространственно-временных) и «выходных» (результативных, в форме различных видов эффекта) характеристик инновационной деятельности.  ИД целесообразно рассматривать как неразрывную совокупность трех основных составляющих: а) постоянно происходящего распределения имеющихся трудовых, материальных и финансовых ресурсов, выделяемых на воспроизводство на новой и неизменной технической базе; б) процесса использования ресурсов, выделяемых на воспроизводство на новой технической базе, для реализации комплекса мероприятий по созданию и внедрению новшеств; в) получения различных эффектов от мероприятий по созданию и внедрению новшеств. Определенные три составляющие ИД как объекта управления обусловливают введение трех соответствующих категорий эффективности ИД.

        5. Коллективное инвестирование представляет собой одну из форм реализации модели фондового финансирования, посредством которой организуется взаимодействие первичных собственников сбережений (капитала) и инвестируемых предприятий через рынки капитала. Одной из форм коллективного инвестирования, которая бурно развивалась в России в предкризисные годы, но пока никак не использовалась для привлечения инвестиций в инновационную сферу, является паевой инвестиционный фонд (ПИФ). Паевые инвестиционные фонды можно рассматривать как перспективный источник финансирования инновационной деятельности, особенно на уровне региона, где, с одной стороны, можно обеспечить максимальную прозрачность деятельности фондов и повысить уровень доверия населения, с другой стороны, при использовании грамотной маркетинговой политики, направить ресурсы коллективных инвесторов на развитие инновационных интегрированных технологических цепочек.

       6. Маркетинговая политика должны обеспечивать заинтересованность простых инвесторов – обычных граждан, жителей региона, обладающих определенными финансовыми ресурсами и желающих их преумножить, в инвестировании их в реализацию инновационных проектов. Для этого население должно участвовать в прогнозировании социально-экономического и технологического развития региона, сформировать социальный и экономический заказ на исследования и разработки, которые обеспечат реализацию интересов общества,  и заложить реализацию данных интересов в долгосрочную стратегию экономического роста региона и страны в целом. В свою очередь, сектор исследований и разработок для получения финансирования по предложенной схеме должен отказаться от модели «проталкивания» технологий и ориентироваться на потребности не только государства или крупного бизнеса, но и общества в целом. Инструментом реализации такой маркетинговой политики может быть Форсайт регионального уровня и создание виртуальных бизнес-инкубаторов.

7. Опыт создания бизнес-инкубаторов в Краснодарском крае свидетельствует о необходимости выполнения шести функциональных стратегий бизнес-инкубатора: стратегии использования зданий и помещений, правовой и кадровой стратегий, стратегии финансирования, выбора претендентов и оказания консультационных и сервисных услуг. Высокий уровень развития информационных технологий в регионе дает возможность видоизменять традиционную стратегию и смягчить организационные требования к ее выработке посредством следующих мероприятий: построение работы бизнес-инкубатора на основе методологии управления процессами, внедрение одной из ERP II систем на всех предприятиях, реализующих полный инновационный цикл; создание системы управления интеллектуальной собственностью, в основе которой лежит принцип формирования единого хранилища данных, содержащего всю информацию о доступных технологиях, как минимум, на региональном уровне, обеспечивающей одновременный доступ к ней любого необходимого числа сотрудников предприятий, входящих в бизнес-инкубатор и наделенных соответствующими полномочиями. Интеграция указанной СУБД в общую ERP II систему; создание системы электронного документооборота, что должно не только повысить эффективность производственной деятельности бизнес-инкубатора, но и сократить внутренние информационные потоки, уменьшив тем самым затраты на их обеспечение; предоставление консультационных услуг частично или полностью в режиме on-line или по электронной почте; активное использование электронной коммерции продвижение и продажа продукции через Интернет, в том числе на виртуальных торговых площадках, использование электронных платежей, электронных подписей и т.д.

8. Выявлены ключевые факторы, снижающие интенсивность инновационных процессов в южном макрорегионе: низкая производительность труда, высокая доля теневой экономики, ограниченная государственность, социальная и психологическая поляризация, низкая инновационная культура «символопорождающей элиты», равно как и недостаточная компетентность представителей самих властных структур, а также односторонний характер коммуникативной среды социума, при котором информационные потоки идут только в одном направлении – «сверху вниз», т.е. от власти к обществу. Минимизировать влияние данных факторов можно только с помощью проведения адекватной вызовам современности государственной кадровой политики, нацеленной на формирование и развитие меритократии, как особой формы власти, основанной на лидерстве, признании профессиональной компетентности и доверии, а не на иерархии и подчинении. Кроме того, при высоком уровне инновационной культуры локального социума в силу взаимокорреляции, взаимозависимости ее частей изменение одной составляющей вызывает быстрое изменение других. В условиях же инновационной стагнации необходим мощный организационно-управленческий и правовой импульс, чтобы заработали механизмы саморегулирования. Для этого требуется институциализация инновационной культуры, т.е. превращение ее развития в организованный, упорядоченный процесс с определенной структурой отношений, правилами поведения, ответственностью участников.

Научная новизна диссертационного исследования в целом состоит в разработке методологии управления инновационным развитием экономики региона на основе интенсивного использования человеческого капитала, развиваемого и активируемого посредством систематического участия в сканировании настоящих и будущих потребностей локального социума.

Конкретное приращение научного знания в исследуемой области состоит в следующем:

  • предложена методология исследования теоретических закономерностей и феноменологических аспектов активизации человеческого капитала как главного фактора перевода экономики на инновационный путь развития, что позволило определить комплекс мер для минимизации негативного влияния информационного капитализма как нового этапа общественно-экономического развития;
  • дополнена научная дефиниция «инновация», которая трактуется автором как конечный результат инновационного процесса, новшество, доведенное до стадии продукта, технологии и услуги, обладающее признаками конкурентоспособности на глобальном рынке или внедренное в практику управления международным бизнесом. При этом отличительная особенность данного определения заключается в способности инновации конкурировать на международном рынке;
  • разработана концепция итерационного маркетинга, как повторяющегося на всем протяжении инновационного цикла комплекса специфических мероприятий, результатом которых является активное формирование как самой продукции или услуги, так и будущих рынков для ее потребления. Специфичность комплекса маркетинговых мероприятий выражается в использовании современных методов интерактивного взаимодействия разработчиков инновационной продукции (услуг) с потенциальными потребителями, которые позволяют достичь синергетического творческого эффекта при разработке инноваций и снижают барьеры их информационного и психологического восприятия;
  • обоснованы механизмы практической реализации концепции итерационного маркетинга и проведена их классификация по критерию инновационной привлекательности регионов, что позволило построить формализованную и максимально автоматизированную систему статистической и экспертной обработки и смысловой интерпретации результатов маркетинговых исследований;
  • предложен новый подход к оценке эффективности фундаментальных исследований, учитывающий критерии эффективности общественного производства, заключающийся в развитии экономического взгляда на фундаментальную науку как на сферу, результаты которой предопределяют формирование необходимого для интенсивного развития инновационной деятельности уровня квалификации и инновационной культуры работников;
  • выявлены на основе использования метода канонического анализа статистически значимые закономерности в инновационном развитии регионов, что позволило учесть «скрытые» факторы, лежащие в основе наблюдаемых явлений и процессов, не поддающиеся непосредственному количественному измерению;
  • определен с помощью анализа факторных нагрузок круг показателей движущих сил инноваций, оказывающих наибольшее влияние на показатели экономической эффективности инновационной деятельности. Это дало возможность построить новый интегральный показатель, получивший название «инновационная привлекательность» региона, без непроизвольного «разрушения» существующих зависимостей между переменными, характеризующими различные аспекты инновационной деятельности;
  • выявлены дополнительные источники финансирования инновационной деятельности, которые могут служить основным финансовым рычагом модернизации экономики на мезоуровне при условии адекватной реализации концепции итерационного маркетинга, являющейся развитием теории маркетинга взаимоотношений в конкретной сфере реализации полного инновационного цикла;
  • обоснованы принципы формирования и активизации человеческого капитала инновационно-привлекательных регионов для целей создания интеллектуальных и обучающих центров на мезоуровне, функция которых состоит в разработке стратегии, тактики и программы перевода экономики и локального социума на инновационный путь развития;
  • разработана система институтов инновационного развития южного макрорегиона, структура которой содержит: 1) Центр инновационного развития юга России, который должен выступить в роли координатора стратегического планирования; 2) Агентство по развитию промышленности, в задачи которого будет входить планомерное развитие ключевых промышленных кластеров, включая поддержку малого и среднего бизнеса, поддержку экспорта малых и средних компаний, поддержку инноваций в традиционных секторах (например, в пищевой промышленности и сельском хозяйстве, в нефтедобыче и нефтепереработке и т.п.) и отдельных имеющихся в южном макрорегионе инновационных секторах; 3) Агентство по развитию туризма, роль которого состоит не только в продвижении туристического бренда  южного макрорегиона в целом, но и в формировании коллективной стратегии развития туризма; 4) Специализированные фонды развития, призванные компенсировать слабое развитие соответствующих институтов частного сектора и на этой основе реализовать модель ускоренного привлечения частных инвестиций;

– предложена методика расчета эффекта синергии взаимодействия региональных кластеров макрорегиона при выборе ими инновационной стратегии развития, которая включает следующие процедуры: 1) выбор регионов – участников хозяйственных операций и видов взаимосвязей, исходя из намеченных целей создания и развития системы с кластерной моделью интеграции; 2) определение частных показателей синергетического эффекта на уровне каждой хозяйственной операции, образующегося вследствие взаимосвязей элементов кластерной системы.

Теоретическая значимость работы состоит в синтезе изученных методологических постулатов и преобразования их в конкретные теоретические модели, принципы и закономерности, которые позволяют расширить мировоззренческую позицию исследовательских структур в области развития региональных институциональных преобразований при переходе их экономики на инновационный путь развития с учетом стратегии макрорегиона и его систем.

Практическая значимость работы заключается в возможности применения разработанных моделей для обоснования стратегического управления инновационным развитием макрорегиона, выбора институциональных систем для обеспечения взаимодействия инновационных сред регионов, определения синергетического эффекта при развитии региональных инновационных систем.

В основу настоящей работы положены результаты исследований и практических разработок, выполненных автором в рамках проекта «Формирование научно-методического обеспечения университетского бизнес - инкубатора для реализации инновационных проектов Юга России», аналитической ведомственной целевой программы «Развитие научного потенциала высшей школы (2009-2010 годы)», мероприятие 2 «Проведение фундаментальных исследований в области естественных, технических и гуманитарных наук. Научно-методическое обеспечение развития инфраструктуры вузовской науки».

Апробация работы. Результаты работы были представлены на международной научно-практической конференции «Россия в начале XXI века: прошлое, настоящее, будущее» (Армавир, 2006), международном конгрессе студентов, аспирантов и молодых ученых «Перспектива – 2007» (Нальчик, 2007), VI международной научно-практической конференции «Проблемы экономики, организации и управления предприятиями, отраслями, комплексами в разных сферах народного хозяйства» (Новочеркасск, 2007), международной научно-практической конференции «Инновационный потенциал бизнеса: конкурентоспособность, стратегия, реализация» (Армавир, 2007), международном конгрессе студентов, аспирантов и молодых ученых «Перспектива – 2008» (Нальчик, 2008), международной научно-практической конференции «Человеческий капитал и перспективы инновационного развития России» (Ростов-на-Дону, 2008), международной научно-практической конференции «Общество в эпоху перемен: формирование новых социально-экономических отношений»  (Саратов, 2008), всероссийской научно-практической конференции «Инновации РАН-2008» (Нижний Новгород, 2008), VIII международной научно-практической конференции «Проблемы экономики, организации и управления предприятиями, отраслями, комплексами в разных сферах народного хозяйства» (Новочеркасск, 2009), V международной Интернет – конференции  «Актуальные вопросы современной науки» (Таганрог, 2009), всероссийском конкурсе научно-исследовательских и творческих работ «Национальное Достояние России» (Москва, 2010).

Публикации. Основные научные положения отражены в 2 авторских и 2 коллективных монографиях и 15 статьях по теме диссертации в журналах, рекомендованных ВАК (всего 37,7 п.л., из них авторских – 30,6 п.л.).

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, пяти глав, подразделяющихся на 15 параграфов, заключения, библиографического списка из 119 источников и 2 приложений.

II. Основные положения диссертационного исследования

В первой главе диссертационного исследования рассмотрены теоретические вопросы инновационных процессов, протекающих в рамках национальных и региональных инновационных систем. Определение экономического содержания понятия «инновационная деятельность» зависит от того, какой смысл вкладывается в категорию «инновация». Исходным при анализе категорий «инновационная деятельность» и «инновационная система», проводимом в данной главе, является рассмотрение инновационной деятельности как объекта управления, что позволило разработать комплекс управляющих воздействий, направленный на ускоренное построение в регионах России инновационной экономики. Изучение европейского опыта создания региональных инновационных систем позволило сделать вывод о том, что увеличение роли высоких технологий в экономике не может осуществляться, особенно в странах с переходной экономикой, без государственного содействия и регулирования как на национальном, так и на региональном уровне.

В последнее время в научной литературе постоянно растет интерес к обширному комплексу региональных проблем. Постепенно становится все более очевидным, что успешное развитие государства тесно связано с развитием территорий страны и формированием конкурентоспособности регионов на основе создания и развития региональной инновационной системы (РИС) – совокупности взаимосвязанных на региональном уровне институциональных структур и наиболее конкурентоспособных предприятий реального сектора экономики, заинтересованных в инновациях. Применительно к развитым и даже развивающимся государствам регионы все более становятся не только объектами, но и субъектами стратегического управления. Анализ регионального развития в США и странах ЕС показывает, что его ядром выступает, прежде всего, инновационная политика, направленная на формирование стратегической конкурентоспособности регионов путем использования уже имеющегося и создания нового ресурсного обеспечения их инновационного развития в целях занятия выгодных позиций в системе мировых экономических обменов.

Указанные тенденции приводят к появлению новых принципов стратегического менеджмента, таких как:  «….lespace nest jamais neutre, ni conomiquement, ni politiquement, ni socialement» (...пространство не бывает нейтральным, ни политически, ни экономически, ни социально), и привносят новые трактовки в теорию регионального развития.

Новый подход не выделяет роль иерархии и не акцентирует внимание на сравнительных преимуществах геополитического положения региона, а фокусируется на эндогенной динамике развития территории и специфичных режимах организации производства. То есть, регион понимается как генератор новых ресурсов посредством сложной организации локальных бизнес-моделей, по-разному обеспечивающих взаимодействие между экономическими агентами, как локальными, так и из разных мест.

Территории могут быть описаны как пространства, организующие экономичные функции, другими словами, как пространства, разрабатывающие относительные продуктивные структурные процессы.

Таким образом, интеграционная экономическая территориальная динамика становится приоритетом современной экономической теории, что подчеркивает важность изучения территориальных производственных систем и их влияния на конкурентоспособность региона.

В современных условиях одним из основных принципов эффективного управления инновационной экономикой признано управление на основе прогнозирования и моделирования возможных вариантов развития региональных социально-экономических систем. Построение системы долгосрочного прогнозирования в новых условиях является принципиально многоаспектным и порождает огромное количество организационных, статистических и методологических проблем, разрешение которых имеет неоднозначный характер.

Прогнозирование инновационного развития имеет своей конечной целью построение стратегии, на основе которой осуществляется выработка программы и разработка конкретных механизмов ее реализации на региональном уровне. В экономической практике по уровню и формам участия государства в управлении инновационной экономикой можно выделить так называемые стратегии активного вмешательства, децентрализованного регулирования и смешанные стратегии.

Во второй главе с целью выявления статистически значимых закономерностей в инновационном развитии регионов используется метод канонического анализа, который помогает обнаружить «скрытые» факторы, лежащие в основе наблюдаемых явлений и процессов, но не поддающиеся непосредственному измерению.

В рассмотрение введен коэффициент скорости роста показателя «внутренние затраты на исследования и разработки» для каждого из исследуемых регионов, который вычислим по формуле

,        

где  – индекс региона.

Введенный коэффициент скорости роста результирующего показателя характеризует изменение инновационного климата в регионе в течение последнего десятилетия. Вычислив значения коэффициента скорости роста по вышеприведенной формуле, получим:

       

       Сравнивая полученные коэффициенты, можно сделать вывод о том, что создание благоприятного климата для осуществления инновационной деятельности предприятий и организаций в Краснодарском крае происходит даже более высокими темпами, чем в регионах-лидерах, а его текущее отставание по ряду показателей результативности инновационной деятельности объясняется сравнительно слабым потенциалом (недостаточным количеством научных кадров, низкими объемами государственных инвестиций в научную сферу и т.д.), изменение которого усилиями только региональной власти практически невозможно.

Существующие системы показателей инновационно-технологической деятельности, которые можно использовать при проведении экономического анализа инновационного развития регионов РФ, не свободны от ряда недостатков, поэтому их необходимо подвергать проверке на возможность адекватного отображения действительности, реконструировать и дополнять по мере возникновения новых явлений, которые прежняя система показателей не может всесторонне отображать. Построение интегральных показателей на основе предварительного отбора частных статистических индикаторов с помощью канонического анализа позволяет избежать непроизвольного «разрушения» существующих зависимостей между переменными, возможного при построении различных сверток, суммирующих отклики различной природы.

Исследование проведено на свежих статистических данных сборника «Регионы России. Социально-экономические показатели, 2008 г.» с использованием современного пакета прикладных программ Statistica. Выполненный в работе анализ факторных нагрузок дает возможность, во-первых, определить круг показателей движущих сил инноваций, оказывающих наибольшее влияние на показатели экономической эффективности инновационной деятельности; во-вторых, выделить из числа показателей эффективности такие, которые в наибольшей степени зависят от движущих сил инноваций. Для этого по первой паре канонических переменных достаточно произвести ранжирование.

Сравнивая полученные результаты ранжирования, проведенного с помощью предварительного канонического анализа, с результатами, полученными методами простой свертки или простого информационного среза, можно заметить их существенное расхождение для ряда регионов. Причина заключается как раз в том, что при составлении традиционных рейтингов, статистические показатели используются без сравнительной оценки их значимости для экономической эффективности инновационной деятельности, а потому дают искаженное представление о реальном положении дел в инновационной сфере.

Итак, на основании результатов проведенного канонического анализа, введем для оценки инновационной деятельности в регионе  два интегральных показателя, отражающих неподдающиеся измерению «скрытые» факторы, один из которых назовем «Инновационный потенциал», так как он получен через линейную комбинацию показателей, отражающих движущие силы инновационной деятельности, а другой – «Экономическая эффективность», поскольку он является линейной комбинацией  показателей результативности инновационной деятельности и показателя экономического роста – ВРП. Для построения интегральных показателей используем аддитивную функцию свертки с вычисленными каноническими нагрузками в качестве весовых коэффициентов.

       Интегрированный показатель «Инновационный потенциал»:

,

       где – первая каноническая переменная, – показатели из множества «Движущие силы инноваций», – соответствующие им канонические нагрузки на первую каноническую переменную; – вторая каноническая переменная, – канонические нагрузки на нее, определяемые факторами из множества Х. Коэффициенты при канонических переменных – соответствующие собственные значения матрицы корреляции.

       Используя результаты вычисления канонических весов, получим:

       ;

.

Аналогичным образом составим интегрированный показатель «Экономическая эффективность»:

       ,

где – объем инновационных товаров (работ, услуг), – соответствующая каноническая нагрузка;

– валовый региональный продукт, – соответствующая каноническая нагрузка;

– количество созданных производственных технологий, – соответствующая каноническая нагрузка;

– количество используемых производственных технологий, – соответствующая каноническая нагрузка.

       Полученные интегральные показатели тесно коррелируют между собой и каждый из них объясняет около 96% изменчивости другого. Доля объясненной изменчивости вычисляется как , где – соответствующее собственное значение корреляционной матрицы.

       Конкретные выражения для канонических переменных составим, используя результаты вычисления канонических весов (рис.1):

       ;

       .

       Так как интегральные показатели тесно коррелируют между собой, для описания состояния дел в регионе в сфере инновационной деятельности можно использовать любой из них.        

Рис.1. Визуализация результатов анализа инновационного потенциала регионов РФ, выраженного через канонические переменные (составлено автором)

       Анализируя полученные результаты, нетрудно заметить, что большинство регионов России являются «середнячками» по инновационному развитию, т.е. инновационный потенциал, которым они обладают, вполне сопоставим с выходом продукции, которую эти регионы производят. В то же время некоторые регионы резко выделяются из общей массы, демонстрируя результаты инновационной деятельности, несопоставимые с инновационным потенциалом, т.е. на региональном уровне эффективность системы управления влияет на производительность региональной инновационной системы либо положительным, либо отрицательным образом. Кроме того, однородность регионов по потенциалу/выходу/продуктивности региональной инновационной системы зачастую совпадает с территориальной близостью. Тем самым, помимо классификации регионов, канонический анализ позволяет сделать вывод о том, что: 1) региональная инновационная система является более управляемым объектом, нежели национальная; 2) некоторые эффекты инновационной деятельности проявляются не столько на уровне региона, сколько на более высоком, макрорегиональном уровне, поэтому в целях максимального учета положительных эффектов территориальной близости и гомогенности инновационной среды, в качестве объекта стратегического управления целесообразно рассматривать макрорегиональную инновационную систему.

       Третья глава диссертации посвящена развитию концепции региональной инновационной системы в русле современной теории инновационных кластеров и исследованию существующих и потенциальных источников финансирования инновационной деятельности.

       Исследования последних десятилетий в области экономической теории убедительно доказали тот факт, что региональное развитие является необходимым шагом на пути к глобальному. При этом под региональным развитием понимается баланс между специализацией и диверсификацией региональной экономики, взаимодействие различных процессов на региональном уровне, создание технологического и социального инновационного потенциала, а также внешних условий, таких как доступ к информационным ресурсам, внешний спрос на продукцию региона, капитал и инновации. Во всех вышеперечисленных аспектах региональные власти играют важную роль.

       С другой стороны, многие эффекты инновационной деятельности обладают экстерриториальным эффектом, например, эффект экономии на масштабе, экстернальные эффекты производства новых знаний и др. Поэтому в данной главе предлагается концепция макрорегиональной инновационной системы, как зоны развития интеграционной экономической динамики, на которой наибольшим образом проявляется синергетический эффект взаимодействия инновационных кластеров.

       В 2002–2004 гг. в России стала складываться собственная национальная модель венчурных инвестиций, аккумулирующая национальный капитал. Ее отличительной особенностью является то, что венчурные фонды формируются преимущественно крупными финансово-промышленными группами (ФПГ), концернами и холдингами в рамках крупных компаний. Это отличается от традиционной модели венчурного инвестирования, а именно кэптивных и полукэптивных фондов. Главной целью таких фондов («кэптивных» – т.е. находящихся под контролем компании другой отрасли промышленности и полукэптивных фондов) является поиск, отбор и финансирование инновационных проектов, которые находятся в орбите основного бизнеса крупных корпоративных структур. Финансовые ресурсы резервируются под высокорисковые проекты, а внутри компании изыскивается структурная единица, которая может выполнять функции управляющей компании. В данном случае система рискового финансирования направлена на инвестиции в новые технологически ориентированные бизнесы (а не в корпоративные НИОКР). Преимущество таких фондов состоит в том, что их управляющие компании могут как при сборе средств, так и при прогнозировании развития инвестируемых компаний опираться на всю ресурсную базу ФПГ, что создает весомые конкурентные преимущества для новых предприятий. Эта модель минимизирует риск рыночного банкротства, так как в дополнение к контрольным функциям инвесторы берут на себя и значительную часть бизнес-риска.

       Однако важнейшим недостатком формирующейся российской модели венчурного инвестирования является крайне узкий круг технологических компаний, способных получить поддержку со стороны венчурного капитала, а также круг потенциальных венчурных инвесторов. Альтернативой такой модели может стать модель коллективного инвестирования, одной из форм которой, бурно развивавшейся в России в предкризисные годы, но пока никак не использовавшейся для привлечения инвестиций в инновационную сферу, является паевой инвестиционный фонд. Эта форма инвестирования предоставляет возможность частному лицу получать от вложений в ценные бумаги такие же выгоды, какие получают крупные институциональные инвесторы, а правовые рамки и схема функционирования ПИФа позволяют выделить ряд преимуществ, выгодно отличающих его от других форм коллективного инвестирования.

К концу 2007 г. в России сложилась достаточно хорошо развитая индустрия паевых фондов. По данным профессиональных участников рынка, пайщиками российских фондов являются мужчины в возрасте 30–50 лет с ежемесячным доходом порядка 50 000 рублей. Активное участие принимают «молодые» инвесторы с высшим образованием и небольшим доходом; эта группа принимает наибольшие риски. В условиях финансового кризиса, когда валютные операции и операции на рынке недвижимости перестали  рассматриваться в качестве надежного способа инвестиционной деятельности, можно ожидать, что спектр участников российских паевых фондов может значительно расшириться, при условии определенной информационно-аналитической поддержки данного вида деятельности.

Четвертая глава работы посвящена разработке концепции итерационного маркетинга и механизмов ее реализации на региональном уровне. Переход к маркетинговой концепции управления, как единственно адекватная мера в условиях нарастающей глобальной конкуренции, во всех экономически развитых странах приводит к выделению и ускоренному развитию организаций, специализирующихся на выявлении потребностей рынка в инновациях, отборе соответствующих научно-исследовательских проектов, доработке технологий до уровня коммерциализации, а также информационной и организационной поддержке этого процесса. Мировая практика показывает, что усиление взаимозависимостей между фазами научно-производственного цикла возможно только при возрастании роли фазы инновационного маркетинга.

Однако в силу того, что большинство рынков в нашей стране еще не являются зрелыми, а находятся только в стадии формирования, даже в бизнес-среде зачастую встречается недопонимание комплексности маркетинга и недооценка его роли в деятельности фирмы. Комплексность здесь означает, что применение маркетинга обеспечивает эффект только в том случае, если он используется как система, а применение отдельных маркетинговых действий, как правило, не дает положительных результатов. Тем более нет этого понимания у представителей среды генерации знаний – ученых и исследователей, в силу отсутствия систематических и достаточно глубоких знаний основ и особенно практики предпринимательской деятельности.

Итерационный маркетинг представляет собой повторяющийся на всем протяжении инновационного цикла комплекс специфических мероприятий, результатом которых является активное формирование как самой продукции (услуги), так и будущих рынков для ее потребления. Специфичность комплекса маркетинговых мероприятий выражается в использовании современных методов интерактивного взаимодействия разработчиков инновационной продукции (услуг) с потенциальными потребителями, которые позволяют достичь синергетического творческого эффекта при разработке инноваций и снижают барьеры их информационного и психологического восприятия. Кроме того, для практической реализации концепции итерационного маркетинга необходима формализованная и максимально автоматизированная система статистической и экспертной обработки и смысловой интерпретации результатов маркетинговых исследований.

Для успешной реализации полного инновационного цикла из отдельного этапа инновационного проекта маркетинг должен перерасти в своеобразную оболочку, инно-сферу, в которой зарождается, разрабатывается и реализуется инновационный проект. Рисунок 2 в контексте терминологии, принятой в архитектуре бинес-инжиниринга, иллюстрирует информационный поток, поток выходов и динамическую последовательность функций инновационного процесса. Данная модель базируется на четко сформулированной методологии проведения всего цикла работ по совершенствованию инновационного проектирования как бизнес-процесса и позволяет при дальнейшей разработке и детализации процессов использовать новейшие достижения информационных технологий, а также преимущества стандартизации и сертификация по стандарту качества ISO 9000.

Рис.2. Модель информационных потоков инновационного процесса при использовании итерационного маркетинга (составлено автором)

Структурные единицы не указаны, чтобы, во-первых, не загромождать схему, а во-вторых, в силу того, что выделенные функции могут реализовываться различными организационными единицами региональной (и даже национальной в случае работы виртуальных хозяйственных сетей) инновационной инфраструктуры.

Информационный поток и поток выходов обозначены стрелками. Пунктирные стрелки обозначают неформализуемую информацию, обычные – информацию в виде отчетов о патентном поиске, отчетов о результатах маркетинговых исследований, т.е. информацию, подлежащую обработке набором специализированных программных средств. Полужирные стрелки обозначают продуктовый выход.

Отметим, что ни один из представленных здесь потоков (выходной и информационный) не позволяет смоделировать бизнес-процесс разработки и коммерциализации инноваций полностью. Для последовательного построения архитектуры интегрированной информационной системы необходимо собрать все описания воедино. Для этого нужно взять за основу одно из описаний, а затем интегрировать его с остальными. Выделение инновационного проекта как бизнес-процесса, его анализ и дальнейшее совершенствование может быть чрезвычайно полезным в рамках отдельной производственной системы – предприятия, региона или виртуальной хозяйственной сети. Среди основных преимуществ подобного подхода можно выделить простоту проведения оптимизации как самих процессов, с точки зрения их организации, синхронизации, взаимосогласованности, так и ресурсов, потребляемых процессами, особенно это касается человеческих ресурсов. Кроме того, выявлена очевидность управления, нацеленного на конечный результат, который оценивается потребителем. Однако построение такой модели является предметом отдельного исследования.

Рассмотрение факторов, снижающих эффективность инновационного развития макрорегионов на примере Южного и Северо-Кавказского федеральных округов, показало следующее. В постсоветский период в регионах сформировались различные политические режимы и модели реализации власти, причем традиционно сильная центральная власть стала вытесняться региональными элитами, пытающимися добиться значительной автономии и усилить свое влияние на социально-экономические процессы в регионах. Усиливающаяся регионализация, появление различных концепций регионализма имели особое значение на фоне глубокого политико-экономического и мировоззренческого кризиса. В результате регионы относятся друг к другу порой достаточно ревниво и подозрительно. Разница уровней жизни, «административная ревнивость» регионов, международный и геополитический факторы вызывают всевозможные претензии и противоречия.

Само понятие «регионализм» характеризует неравномерное, специфическое развитие локальных социумов, их включенность или противодействие процессам глобализации и перевода экономики на инновационный путь развития.

Следует отметить, что регионализм часто является катализатором особого рода социально-экономических проблем, связанных с так называемой ограниченной государственностью. Несостоятельные государства становятся главной проблемой международных отношений, поскольку почти 60% современных государств государственную монополию на использование силы могут осуществить лишь в урезанном виде. К кризисным регионам мира, кроме африканских, азиатских и латиноамериканских стран, он относит и регионы на периферии России, в частности регионы ЮФО. Когда речь идет об ограниченной государственности, имеются в виду страны, правительства которых лишь частично контролируют или вообще не способны осуществлять контроль за исполнением силовых средств внутри страны и за ее пределами, т.е. не обеспечивают суверенности государства, проявляющейся в легитимной монополии на проявление силы. Внутри этих государств наблюдаются лишь рудиментарные элементы государственности.

Применительно к регионам России проблемы ограниченной государственности проявляются в том, что региональные официальные и в еще большей мере неофициальные лидеры, стремясь к независимости от центра, используют общее недовольство граждан проводимой властью социально-экономической политикой для удовлетворения своих политических амбиций и реализации частных экономических интересов. Доминантной чертой конфликтного процесса на Северном Кавказе выступает этнический компонент. Кроме того, обретение советскими автономиями статуса республик-субъектов Российской Федерации со всеми государственными атрибутами в виде собственных президентских структур, министерств и ведомств и т.п. привело к непомерному, не соотнесенному с реальным социально-экономическим положением росту государственного аппарата. Возросшие расходы на госаппарат, дополнительное бремя на бюджет республик (и без того дотационный), новый виток бюрократизации, неизбежное усиление вмешательства госаппарата в общественную и хозяйственную жизнь, коррупция – таков неполный перечень проблем, порождаемых необоснованным ростом государственного аппарата (рис.3).

Рис.3. Дисбаланс между уровнем социально-экономического развития и численностью государственного аппарата  субъектов РФ в ЮФО (составлено автором на основе данных Росстата)

В регионах с ограниченной государственностью иерархия в меньшей степени выстраивается сверху вниз, инструменты иерархического правления существуют лишь в ограниченной мере или могут вообще отсутствовать. В такой ситуации превалируют механизмы «мягкого» управления, т.е., чтобы «продавить» решение центральной власти, правительство вынуждено идти на кооперацию с теми, кого эти решения касаются. При этом осуществляется прямое вовлечение негосударственных игроков в политическое управление, манипулирование стимулами, инициирование коммуникативных процессов убеждения, а также дискурсивное структурирование форм «мягкого» управления и символической ориентации. Центральному правительству приходится разрабатывать такие механизмы, которые структурируют сферу действия игроков через взаимосвязь власти и знания в дискурсах и добиваться управления за счет символической ориентации объекта.

К таким негосударственным игрокам относятся неправительственные организации, предприятия, семейные кланы и клиентальные структуры. Если структуры управления, образованные негосударственными игроками, становятся регулярной формой правления, заменяя классические государственные формы, то разрушение, ослабление и несостоятельность государственного управления в регионах с ограниченной государственностью будет идти по нарастающей, а это может привести к состоянию перманентного конфликта и нормативно-ценностному вакууму. Кроме того, партнерство и кооперация между государственными и частными структурами обеспечивают услугами управления лишь малую часть населения, прежде всего самих негосударственных игроков, ресурсы используются для личного обогащения клиентелы, происходит так называемая приватизация и коммерциализация безопасности, что приводит к росту насилия в регионах с распадающейся государственностью и проявлению групп интересов, обогащающихся на рынках насилия и стремящихся к сохранению распада государственности.

Одним из экономических последствий ограниченной государственности является появление и рост теневой экономики. Особую угрозу политическим и экономическим интересам России представляет переплетение скрытого и нелегального (криминального) сегментов неофициального сектора экономики ЮФО и их сращивание с чиновничьим аппаратом.

Главную роль в процессах формирования коммуникативной среды социума играют «символопорождающие элиты», т.е. те группы населения, которые контролируют средства идеологического производства.

Процесс имущественного расслоения, застойная бедность, социальное отчуждение порождают недовольство и недоверие к любой политике, проводимой властью, в том числе инновационной, снижают творческую активность, усложняют доступ к информационным благам и минимизируют возможность получения хорошего образования и высокой квалификации. В результате «социальный капитал» региона уменьшается, что приводит, в конечном счете, к еще большему экономическому упадку и усилению вышеобозначенных социальных и политических проблем.

Таким образом, ограниченная государственность, социальная и психологическая поляризация и низкая инновационная культура «символопорождающей элиты», недостаточная компетентность представителей самих властных структур, а также односторонний характер коммуникативной среды социума, при котором информационные потоки идут только в одном направлении – «сверху вниз», от власти к обществу, являются факторами, которые, наряду с финансовыми и технологическими проблемами, оказывают сильное негативное влияние на эффективность управления инновационным развитием экономики на региональном уровне. По нашему глубокому убеждению, минимизировать влияние данных факторов можно только с помощью проведения адекватной вызовам современности государственной кадровой политики, нацеленной на формирование и развитие меритократии, как особой формы власти, основанной на лидерстве, признании профессиональной компетентности и доверии, а не на иерархии и подчинении. В современном постиндустриальном обществе основным объектов управления становятся не процессы, а люди, которые их выполняют.

Определенные элементы такой политики в настоящее время уже реализуются. Примерами могут служить проведение (ставших уже традиционными) летних молодежных лидерских школ на Селигере, формирование Президентского кадрового резерва, аналогичных расширенных кадровых резервов в некоторых регионах. Однако для достижения инновационного развития экономики и общества отбор потенциальных лидеров, потенциальной «символообразующей элиты» должен проводиться на основе использования последних достижений социальных и психологических наук.

Чтобы обеспечить устойчивое и эффективное развитие процесса формирования меритократии, помимо отбора квалифицированных и креативных работников и создания социальных лифтов для лидеров необходимо также создание самоорганизующейся и саморазвивающейся социальной системы, обеспечивающей генерацию и трансфер новых знаний, а также мотивацию их широкого использования не только в профессиональной, но также в политической и культурной сфере. Основой для создания такой социальной системы может служить опыт формирования и развития в России экспертного сообщества и его отношений с властными структурами.

Инновационная культура экспертов, обладающая тесной взаимосвязью с другими ее формами, прежде всего с правовой, управленческой, предпринимательской, корпоративной, будет оказывать непосредственное влияние на характер принимаемых властью стратегических решений. При этом повышение ее уровня возможно двумя путями – либо через целенаправленную работу с экспертами для повышения их инновационных компетенций, либо через привлечение к экспертной деятельности специалистов, уже так или иначе занятых в процессе генерации и коммерциализации знаний. Другими словами, если представить инфо-среду всех инновационных проектов, реализующихся в регионе как объединение инфо-сред каждой из них, то коммуникативная среда социума должна быть заполнена данной интегрированной инфо-средой (рис. 4).

Рис.4. Место инфо-среды инновационного проекта в коммуникативной среде локального социума (раработано автором)

Используя теорию множеств, этот тезис можно выразить следующим образом:

,

где  – коммуникативная среда локального социума; – инфо-среда -го инновационного проекта; – дополнение объединения множеств до множества .

Смысловая интерпретация данного дополнения такова: локальный социум имеет определенные (осознанные и публично обсуждаемые) социально-экономические (в том числе политические, экологические, культурные и т.д.), неудовлетворенные или удовлетворенные ненадлежащим образом потребности, которые пока никак не учтены при формировании заказов на исследования и инновационные разработки.

Введем для каждого из рассматриваемых множеств функцию нормы, характеризующую его величину. Пусть

,

где – количество независимых информационных источников (СМИ, в том числе электронных, баз и банков, данных свободного доступа);

– количество официальных информационных источников (контролируемых властями).

Заметим, что подобная информация собирается статистическими службами в каждом субъекте Федерации и аккумулируется в ситуационных центрах полномочных представителей Президента по округам. (Выборочные данные по ЮФО приведены в приложении В.)

,

где и – количество независимых и официальных информационных источников соответственно, в которых регулярно появляется адекватная информация о различных аспектах реализации i - го инновационного проекта.

Тогда, чем меньше , тем выше инновационная культура локального социума, и наоборот, чем больше , тем инновационная культура в данном регионе ниже. Причем задача уменьшения решается на этапе маркетинга каждого из реализуемых в регионе инновационных проектов.

В пятой главе диссертационного исследования проанализированы факторы, снижающие интенсивность инновационных процессов в регионах Северо-Кавказского и Южного федеральных округов и определена система институтов, позволяющая элиминировать их влияние на экономику макрорегиона. Представленный перечень институтов настроен именно на потребности южного макрорегиона и предназначен для ускоренного прохождения ресурсной и инвестиционной стадий развития макрорегиональной экономической системы. Предлагаемый подход имеет один главный недостаток – повышенный риск неэффективной работы создаваемых институтов развития и опасность их последующей дискредитации, что обусловлено недостаточным потенциалом системы государственного управления, общей слабостью  институциональной среды и широким распространением коррупции. Для минимизации такого риска необходимо разработать систему «обратной связи», которая позволит локальным социумам, экспертному сообществу, представителям бизнеса и науки не только получать актуальную информацию о деятельности данных институтов, но и непосредственно влиять на их работу через участие в экспертизе и прогнозировании на каждой маркетинговой итерации инновационных и инфраструктурных проектов.

На современной стадии развития южного макрорегиона, по нашему мнению, эффективной формой реализации концепции итерационного маркетинга может быть проведение силами и по инициативе Центра инновационного развития юга России макрорегионального Форсайта по следующим направлениям:

  • Обзор возможных направлений развития перспективных областей науки и технологий.
  • Разработка инструментария для выявления приоритетов инновационного экономического развития.
  • Знакомство представителей экспертного сообщества с технологическими тенденциями будущего.
  • Разработка стратегий развития для разных секторов экономики.
  • Сравнительный анализ текущих результатов научно-технического развития с предыдущими в ретроспективе, корректировка наиболее актуальных тем.
  • Совершенствование методологии согласования экспертных оценок Дельфи, изучение степени дифференциации экспертных оценок методом факторного анализа.
  • Обмен информацией.

Первоначально при подготовке к проведению макрорегионального Форсайта представляется целесообразным использовать зарубежный опыт и в соответствии в ним предложить экспертам (в количестве 1000 – 3000 человек, примерно в равной степени представляющих промышленность, университеты, исследовательские организации и общественные объединения) оценить перспективу развития в южном макрорегионе 12 секторов экономики: информатика и связь; сфера потребления услуг; управление и производство; химия и материалы; медицина и науки о жизни; сельское хозяйство и продукты питания; окружающая среда и природа; энергия и ресурсы; архитектура и жилище; транспорт; космос; «большая» наука.

На первой стадии макрорегионального Форсайта, на наш взгляд, необходимо выделить перспективные тренды научно-технологического развития, которые в дальнейшем классифицируются по кластерам. Они охватывают различные сферы и носят междисциплинарный характер. Наиболее распространенные тенденции систематизируются в таблицу и представляются на обсуждение, чтобы затем направить дискуссию в нужное русло. Перспективность технологий предлагается оценивать по следующим критериям: спрос со стороны общества; степень междисциплинарности; значимость для научных исследований; новизна.

На второй стадии Форсайта тренды анализируются, чтобы на их основе сформировать «картины будущего», и определяются актуальные темы для построения сценариев и концепций развития. «Картины будущего» отражают комбинацию возможных путей развития и степень их зависимости от внешних факторов. Они представляют собой конкретные образы будущего общественного устройства макрорегиона и являются сбалансированным результатом ожидаемой и желаемой траекторий. Участники фокус-групп и представители консорциума «рисуют» повседневные «картины будущего» и предлагают для них дорожные карты. Эскизы должны быть, с одной стороны, желаемыми, с другой – реалистичными, с третьей – понятными для неспециалистов. «Картины» затем анализируются фокус-группами. Таким образом, вектор дискуссий не выходит за рамки социальных проблем.

На третьей стадии на основе «картин будущего» готовятся ориентиры для научно-технологической политики в четырех перспективных направлениях, определяются сценарии их возможного развития.

В промежутках между экспертными семинарами обсуждение следует продолжать в режиме онлайна. Заинтересованным пользователям надо открыть доступ в определенные сегменты рабочего информационного пространства, что позволяет значительно снизить стоимость онлайновых коммуникаций и сбора маркетинговой информации.

Необходимо отметить, что хранение, обработка полученной в ходе макрорегиональных Форсайтов информации и ее правильная интерпретация чрезвычайно важны, особенно в том случае, когда исследования макрорегионального рынка и прогнозирование развития макрорегиональной экономической системы трансформируются от редких и случайных  в часть постоянно действующего интегрированного информационного процесса. Для этого в рамках Центра инновационного развития юга России нужно создать современную, основанную на эффективных IT-решениях, систему анализа маркетинговой и прогнозной информации.

По нашему убеждению, современная система анализа маркетинговой информации должна состоять из базы данных, в которой хранятся результаты макрорегиональных маркетинговых исследований,  набора современных статистических и экспертных методов анализа маркетинговых данных, реализованных в виде программных комплексов, и банка моделей, позволяющих  моделировать маркетинговые решения (рис. 5).

Рис.5. Система анализа маркетинговой информации (разработано автором)

Выделены несколько базовых сценариев инновационного развития южного макрорегиона.

Каждый из сценариев имеет в своем содержании отличие, базирующееся на уровне инновационности развития. Кроме того, гармонизация сценариев возможна только при учете эффекта синергии формирующихся региональных кластеров. В основу целепологания как базиса стратегического управления положен принцип динамичной гибкости, под которой будем понимать возможность изменения целей в системе стратегического управления в ответ на изменения внешней среды.

Значительную роль в сценарном подходе к стратегическому управлению экономическим развитием играет институциональная среда. В сценариях 1 и 2 предполагается сохранение сложившихся характеристик институциональной среды, которые далеко не в полной мере соответствуют показателям развитых стран. Третий сценарий предусматривает более высокий уровень институционального развития, что будет способствовать экономическому росту на базе инновационного развития.

При этом для выбора сценария  стратегии управления экономическим развитием макрорегиона необходимо использовать метод эффекта синергии.

Эффект синергии – это взаимное усиление действия однородных и разнородных по природе региональных кластеров  в результате их согласованного во времени и пространстве взаимодействия за счет свойства эмерджентности в результате интеграции их отдельных частей в единую систему.

В качестве критерия экономического проявления эффекта синергизма целесообразно использовать прибыль, определяемую как разность между доходами и расходами по совместным операциям однородных и разнородных регионов как носителей синергизма.

Источник эффекта синергизма в стратегическом управлении регионами – это потенциальное или реализованное взаимодействие между элементами экономических кластеров регионов, приводящее к образованию синергетического эффекта.

Стратегический потенциал синергизма региональных кластеров региона представляет собой способность элементов кластеров к согласованному стратегическому взаимодействию, приводящему к качественному переходу сценариев развития от инерционного, минуя экстенсивный, к инновационному.

Стратегическая модель интеграции микрорегионов предполагает сеть устойчивых связей и отношений между вертикально и/или горизонтально связанными региональными кластерами, которые объединяют в себе на основе системы гибких стратегических целей формально самостоятельные предприятия.

Функции начального и скрытого синергизма проявляются соответственно для случая, когда эффект синергизма совпадает с моментом образования интегрированной структуры и для случая, когда эффект возникает в процессе ее функционирования. Реальный синергизм образуется при сохранении существующих объемов продаж в результате снижения совокупных затрат, прогнозный – при увеличении прогноза объемов продаж и прибыли на единицу продукции в результате взаимодействия региональных кластеров. Использование функций горизонтальных, вертикальных и сетевых подвидов синергетических структур предусмотрено для региональных кластеров при определенных условиях стратегического развития.

В отличие от принципов кластерной стратегической концепции, которые обосновывают целесообразность кооперации, принципы синергизма объясняют механизм получения синергетического эффекта. Принцип самоорганизации объясняет, что выход из экономического кризиса макрорегиона не в конкуренции, а в сотрудничестве, т.е. через поиск путей кооперации, взаимодействия и взаимодополняемости в разделении труда. Эмерджентность и нелинейность побуждают к признанию общей цели системы и совместному поиску такого набора ресурсов в системе, при котором ее потенциал будет существенно больше потенциала входящих в нее ресурсов. Незамкнутость свидетельствует о необходимости поиска эффективных способов взаимодействия системы с окружающей средой. Принципы нелинейного синтеза показывают возможность повышения синергетического эффекта системы за счет оптимальной организационной формы реализации взаимосвязей.

В настоящее время отсутствует программа по реализации латентного потенциала синергизма в стратегии управления экономическим развитием региона, что является существенным пробелом в экономической теории и практике менеджмента. Разработанная структурная  модель восполняет этот пробел.

Модель, представленная на рис. 6, включает шесть функциональных блоков.

Для расчета эффекта синергии взаимодействия региональных кластеров макрорегиона, при выборе ими инновационной стратегии развития, будем использовать методику, суть которой заключается в расчете величины синергетического эффекта на уровне стоимостной цепочки. То есть для определения доли прибыли от синергизма необходим учет формирующих ее факторов (доходов и расходов) по каждой операции каждого вида деятельности стоимостной цепочки Портера с последующим суммированием всех слагаемых.

Рис.6. Модель процесса формирования синергетического эффекта для реализации стратегического управления регионом (разработано автором)

Частный показатель синергетического эффекта SjЭИч для частной функции издержек по i-му региону рассчитывается по формуле

,

где i – номер региона  в кластере макрорегиона; j – номер кластера; yij – количество ресурсов, затрачиваемых на выполнение операции i-м регионом при взаимоотношении с j-м кластером макрорегиона; сij – цена ресурса для j-го кластера  i-го региона.

Частный показатель синергетического эффекта SjЭДч для доходов по i-му региону рассчитывается по формуле

,

где  xij – прирост ВРП региона за счет взаимодействия с j-м кластером макрорегиона;  pij – добавленная стоимость прироста ВРП в j-м кластере при взаимодействии с i-м регионом за счет эффекта синергии.

Источником данных по показателям формул является статистическая отчетность регионов и отдельные торгово-призводственные контракты, характеризующие экономику межрегиональных связей.

Результирующий показатель синергетического эффекта SjЭр для i-го региона  определяется по формуле

.

Результирующий показатель синергетического эффекта SЭр для регионального кластера в рамках макрорегиона при инновационном сценарии развития определяется по формуле

SЭр  = .

Временной фактор должен обязательно приниматься во внимание во всех случаях выбора сценария стратегического управления.  При этом важно учитывать календарное время и продолжительность этапов совершения конкретных действий по реализации стратегии.

Оценка выбранного сценария стратегии производится в виде анализа корректности и достаточности учета основных факторов, определяющих возможности осуществления стратегии. Процедура оценки выбранной стратегии включает ответ на вопрос: приведет ли выбранная стратегия к достижению регионом своих целей. Если стратегия соответствует целям,  то дальнейшая ее оценка проводится по следующему направлению: соответствие выбранной стратегии состоянию и требованиям окружения (насколько стратегия увязана с требованиями со стороны основных субъектов окружения, в какой степени учтены факторы динамики рынка, приведет ли реализация стратегии к появлению новых конкурентных преимуществ и т.п.).

Соответствие выбранного сценария стратегического развития  потенциалу и возможностям регионального развития предполагает оценку того, насколько выбранная стратегия увязана со  стратегиями макрорегиона, соответствует ли стратегия возможностям кадрового потенциала региона, позволяет ли существующая институциональная структура успешно реализовать стратегию, выверена ли программа реализации стратегии во времени. 

Основные публикации по теме диссертации

Монографии

  1. Иванова Н.Е. Роль бизнес-инкубаторов в инновационном развитии экономики российских регионов. Ростов/н/Д: Изд-во АПСН СКНЦ ВШ ЮФУ, 2009.  200 с. 11,8 п.л.
  2. Воронина Л.А., Ратнер С.В., Иванова Н.Е. Итерационный маркетинг инновационного развития экономики России. Ростов/н/Д: Изд-во АПСН СКНЦ ВШ ЮФУ, 2008. 204 с. 7,3 п.л. /2,1 авт.п.л.
  3. Воронина Л.А., Иванова Н.Е., Ратнер С.В. Южный вектор инновационного развития России // Экономическая теория в XXI веке-7(14): Инновационная экономика / Под ред. Ю.М. Осипова, И.В.Шевченко, Л.Н. Дробышевской, Е.С. Зотовой. М.; Краснодар, 2008. С. 263–273. 0,6 п.л. /0,2 авт.п.л.
  4. Иванова Н.Е. Экономическая оценка деятельности предприятия. Ростов/н/Д: Изд-во АПСН СКНЦ ВШ ЮФУ, 2007. 176 с. 11 п.л.

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК

  1. Воронина Л.А., Иванова Н.Е., Ратнер С.В. Информационная культура как фактор инновационного развития // Качество. Инновации. Образование. 2008. № 3(34). С. 812. 0,4 п.л. /0,15 авт.п.л.
  2. Воронина Л.А., Иванова Н.Е., Ратнер С.В. Использование методологии «Форсайт» при разработке инновационной стратегии вуза: опыт Кубанского государственного университета // ЭКО. 2008. № 9. С. 133 – 140. 0,3 п.л. /0,1 авт.п.л.
  3. Воронина Л.А., Иванова Н.Е., Ратнер С.В., Аветикян К.Р. Особенности государственного регулирования инновационной деятельности на региональном уровне с учетом внешнеэкономических приоритетов // Региональная экономика: теория и практика. 2008. № 23(80). С. 9–15. 0,45 п.л. /0,2 авт.п.л.
  4. Воронина Л.А., Иванова Н.Е., Ратнер С.В. Виртуальный бизнес-инкубатор как форма стратегического развития инновационной деятельности региона // Экономические стратегии. 2008. № 7(65). С. 128–134. 0,5 п.л. /0,2 авт.п.л.
  5. Темердашев З.А., Воронина Л.А., Иванова Н.Е., Ратнер С.В. Концепция итерационного маркетинга в реализации полного инновационного цикла // Инновации. 2008. № 8(118). С.91–95. 0,4 п.л. /0,15 авт.п.л.
  6. Воронина Л.А., Иванова Н.Е., Конев Д.Ю. Вопросы повышения инвестиционной привлекательности нефтегазовых корпораций на основе эффективной системы стратегического планирования // Защита окружающей среды в нефтегазовом комплексе. 2008. № 11. С. 14–19. 0,3 п.л. /0,15 авт.п.л.
  7. Темердашев З.А., Ратнер С.В., Иванова Н.Е. Оценка состояния инновационной деятельности и принятие управленческих решений на региональном уровне на основе эконометрического моделирования // Инновации. 2008. № 9(119). С.66–70. 0,4 п.л. /0,15 авт.п.л.
  8. Ратнер С.В., Иванова Н.Е., Ушнов В.В. Современные формы институционализации инновационной деятельности в России // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2009. № 16(49). С. 34–40. 0,4 п.л. /0,15 авт.п.л.
  9. Воронина Л.А., Ратнер С.В., Иванова Н.Е. Управление инновационным развитием экономики региона на основе институционального подхода // Инновации. 2009. № 8. С.66–70. 0,5 п.л. /0,15 авт.п.л.
  10. Иванова Н.Е. Инструменты управления инновационной экономикой и их влияние на изменение отраслевой структуры // Креативная экономика. 2011. № 3. С. 34–40. 0,5 п.л.
  11. Иванова Н.Е. Теоретические вопросы инновационных процессов и их влияние на развитие экономики российских регионов // TERRA ECONOMICUS (Пространство экономики. 2011. № 1.Ч.2.Т.9. С. 54–62. 0,6 п.л.
  12. Иванова Н.Е. Модели финансирования инновационной экономики на региональном уровне // Региональная экономика: теория и практика. 2011. № 10 (193). С. 82–90. 0,7 п.л.
  13. Иванова Н.Е. Развитие новейших институциональных форм поддержки инновационной деятельности в России // TERRA ECONOMICUS (Пространство экономики. 2011. № 2.Ч.2.Т.9. С. 65–73. 0,6 п.л.
  14. Иванова Н.Е. Выбор сценарных стратегий управления инновационным развитием макрорегиона на основе эффекта синергии // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2011. № 2. С. 82–90. 0,5 п.л.
  15. Иванова Н.Е. Особенности применения бенчмаркинга в инновационной сфере // Гуманитарные и социально-экономические науки (Электронный научный журнал) http://gsen.pi.sfedu.ru - 2011. № 2. 0,5 п.л.

Статьи в сборниках трудов и тезисы докладов на конференциях

  1. Иванова Н.Е. Методологические основы оценки деятельности предприятия // Современные инновационные технологии как одно из условий совершенствования науки, производства и образования. Сборник тезисов межвузовской научно-практической конференции. Армавир: АФЭИ, 2001. 0,2 п.л.
  2. Иванова Н.Е. Совершенствование системы показателей для оценки деятельности предприятия // Проблемы производственного менеджмента: теория и практика. Труды всероссийской научно-практической конференции. Воронеж: Гос. тех. ун-т, 2001. С. 6165. 0,3 п.л.
  3. Иванова Н.Е. Новый подход как средство управления в оценке деятельности предприятия // Конкурентный потенциал вуза в условиях рынка образовательных услуг: теория и практика отечественного опыта. Материалы научно-практической конференции. Армавир: АФЭИ, 2002. С. 204–208. 0,3 п.л.
  4. Иванова Н.Е. Оценка экономической деятельности в антикризисном управлении предприятием // Управление научными негосударственными структурами. Антикризисное управление. Труды международной конференции. Ульяновск: Морд. гос. ун-т им. Н.П. Огарева, 2002. С. 45–46. 0,2 п.л.
  5. Иванова Н.Е. Предприятие как основа принятия управленческих решений // Фильтрация, усвоение и использование знаний в управлении. Материалы межвузовской научно-практической конференции. Отрадная: ОГИ, 2003. С. 36–39. 0,2 п.л.
  6. Иванова Н.Е. Оценка деятельности предприятия: ее виды и значение. // Фильтрация, усвоение и использование знаний в управлении. Материалы межвузовской научно-практической конференции. Отрадная: ОГИ, 2003. С. 96–98. 0,2 п.л.
  7. Иванова Н.Е. Совершенствование инструментария научного исследования в рыночной экономике // Организация и управление процессами реструктуризации и развития промышленных предприятий региона. Материалы второй международной научно-практической конференции. Новочеркасск: Юж-Рос. гос. тех. университет, 2003. С.33–34. 0,1 п.л.
  8. Иванова Н.Е. Механизм экономического тестирования // Научный потенциал вуза производству и образованию. Материалы научно-практической конференции. Армавир: АФЭИ, 2003. 0,3п.л.
  9. Иванова Н.Е. Мониторинг как инструмент оценки деятельности предприятия // Сборник научных статей. Ростов/н/Д: Ростов. междунар. ин-т экономики и управления, 2004. С. 35–38. 0,3 п.л.
  10. Иванова Н.Е. Социально-экономический мониторинг как информационная основа управления предприятием // Будущее России: Контуры перемен. Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Армавир: АФЭИ, 2005. С. 116–119. 0,3 п.л.
  11. Иванова Н.Е. Экономика отрасли: Методическое пособие для студентов экономических специальностей всех форм обучения. Армавир: АФЭИ, 2005. 50 с. 3 п.л.
  12. Иванова Н.Е. Сбалансированная система индикаторов как инструмент управления предприятием // Россия в начале XXI века: прошлое, настоящее, будущее. Сборник материалов международной научно-практической конференции. Армавир: СКИБИИТ, 2006. С. 150–153. 0,3 п.л.
  13. Иванова Н.Е. Система оценки качества хозяйственных процессов в условиях реструктуризации предприятия // Россия в начале XXI века: прошлое, настоящее, будущее. Сборник материалов международной научно-практической конференции. Армавир: СКИБИИТ, 2006. С. 153–156, 0,3 п.л.
  14. Иванова Н.Е. Анализ взаимообусловленности рыночных ситуационных факторов и их влияние на финансовое состояние предприятия // Перспектива – 2007. Материалы международного конгресса студентов, аспирантов и молодых ученых. Нальчик, 2007. С. 46–49. 0,3 п.л.
  15. Иванова Н.Е. Оценка привлекательности стратегических зон хозяйствования для предприятий с учетом региональных условий хозяйствования // Проблемы экономики, организации и управления предприятиями, отраслями, комплексами в разных сферах народного хозяйства. Материалы шестой международной научно-практической конференции. Новочеркасск, 2007. С. 47–52. 0,5 п.л.
  16. Иванова Н.Е. Методические аспекты оздоровления экономики промышленных предприятий // Современное состояние и перспективы развития бухгалтерского учета, экономического анализа и аудита. Сборник материалов всероссийской научно-практической конференции. Иркутск, 2007. С. 291–298. 0,5 п.л.
  17. Иванова Н.Е. Инновационная инфраструктура как основной инструментарий инновационной экономики // Инновационный потенциал бизнеса: конкурентоспособность, стратегия, реализация. Сборник международной научно-практической конференции. Армавир: СКИБИИТ, 2007. С. 57–61. 0,3 п.л.
  18. Иванова Н.Е. Особенности инновационного развития регионов // Инновационный потенциал бизнеса: конкурентоспособность, стратегия, реализация. Сборник международной научно-практической конференции. Армавир: СКИБИИТ, 2007. С. 183–186. 0,3 п.л.
  19. Иванова Н.Е. Проблемы и возможности развития бизнес-инкубаторов в современных условиях функционирования экономики // Перспектива – 2008. Материалы международного конгресса студентов, аспирантов и молодых ученых. Нальчик, 2008. С. 86–91. 0,3 п.л.
  20. Иванова Н.Е. Комплексный подход к стимулированию развития инновационного бизнеса // Человеческий капитал и перспективы инновационного развития России. Сборник материалов международной научно-практической конференции. Ростов/н/Д: Ростов. междунар. институт экономики и управления, 2008. С. 31–34. 0,3 п.л.
  21. Иванова Н.Е. Мониторинг инновационной активности предприятий: методика и проблемы // Проблемы экономики, организации и управления предприятиями, отраслями, комплексами в разных сферах народного хозяйства. Материалы VII международной научно-практической конференции. Новочеркасск, 2008. С. 48–55. 0,4 п.л.
  22. Иванова Н.Е. Инновационная деятельность как основа устойчивого развития производственного кластера экономики // Инновации в бизнесе и образовании: состояние и тенденции развития. Сборник материалов международной научно-практической конференции. Армавир: СКИБИИТ, 2008. С. 111–115. 0,3 п.л.
  23. Иванова Н.Е., Каюдина Е.Ю. Реформирование структурной политики для стимулирования инновационной активности // Инновации в бизнесе и образовании: состояние и тенденции развития. Сборник материалов международной научно-практической конференции. Армавир: СКИБИИТ, 2008. С. 115–119. 0,3 п.л.
  24. Учебный экономический словарь: Учеб. пособие // Сост. Л.В. Берг, С.З.Бекирова, Л.А. Воронина, А.П. Долгов, Н.Е. Иванова. Ростов/н/Д: Изд-во АПСН СКНЦ ВШ ЮФУ, 2008. 495 с. 23,2 п.л./ 4,5 п.л.
  25. Иванова Н.Е. Основные проблемы перехода региональной экономики на инновационный путь развития // Общество в эпоху перемен: формирование новых социально-экономических отношений. Сборник материалов международной научно-практической конференции. Саратов, 2008. С. 198–202. 0,3 п.л.
  26. Иванова Н.Е. Использование эконометрического моделирования в разработке систем поддержки принятия управленческих решений на региональном уровне // Экономика: теория и практика. Кубанский госуниверситет. Краснодар, 2008. № 15, С. 50–55. 0,4п.л.
  27. Иванова Н.Е. Место и роль маркетинга в жизненном цикле инновационного проекта // Экономика: теория и практика. Кубанский госуниверситет. Краснодар, 2008. № 16. С. 63–69. 0,4 п.л.
  28. Иванова Н.Е., Ратнер С.В. Виртуальные научно-производственные сети // Инновации РАН-2008. Сборник материалов научно-практической конференции. Нижний Новгород, 2008. С. 38–39. 0,2 п.л./ 0,1 п.л.
  29. Иванова Н.Е. Стратегия инновационного развития региона и механизм её реализации // Проблемы экономики, организации и управления предприятиями, отраслями, комплексами в разных сферах народного хозяйства. Материалы VIII международной научно-практической конференции. Новочеркасск, 2009. С. 33–39. 0,4 п.л.
  30. Иванова Н.Е. Теоретико-методологические основы создания инновационной политики региона // Актуальные вопросы современной науки. Материалы V международной Интернет-конференции. Таганрог: Изд-во «Спутник+»; М., 2009. С. 79–86. 0,5 п.л.
  31. Иванова Н.Е. Методы и инструменты управления  инновационной экономикой // Кризис экономической системы как фактор нестабильности современного общества. Сборник материалов международной научно-практической конференции. Саратов, 2009. С.4–9. 0,4 п.л.
  32. Иванова Н.Е. Бенчмаркинг – инструмент мониторинга региональной инновационной системы // Российская экономика: от кризиса к модернизации Материалы международной научно-практической конференции. Краснодар: Кубан. го. ун-т, 2010. С.233-235. 0,1 п.л.
  33. Иванова Н.Е., Анциборова В.С. Специфические особенности Юга России как макрорегиона инновационного развития // IV всероссийская конференция «Национальное достояние России». М., 2010 г. С. 1026–1027. 0,1 п.л.
  34. Иванова Н.Е. Особенности организационных форм развития региональных инновационных систем //Уроки Великой Отечественной войны и общественное переустройство современной России. Сборник материалов всероссийской научно-практической конференции. Армавир, 2010. С. 46–54. 0,5 п.л.
  35. Иванова Н.Е., Ратнер С.В. Региональные модели финансирования инновационной экономики // Экономика и управление: инновационные пути развития. Сборник материалов международной научно-практической конференции. Саратов, 2010. С. 144–149. 0,4 п.л./ 0,2 п.л.
  36. Иванова Н.Е. Кластерная инновационная экономика и пути ее развития // Экономика и управление: инновационные пути развития. Сборник материалов международной научно-практической конференции. Саратов, 2010. С. 138–144. 0,4 п.л.
  37. Иванова Н.Е. Факторы снижения эффективности управления инновационным развитием на региональном уровне// Наука в современном мире. Материалы III международной научно-практической конференции. Таганрог: Изд-во «Спутник+»; М., 2010. С.431–439. 0,5 п.л.
  38. Иванова Н.Е. Стратегии развития инновационной экономики в южном макрорегионе // Математическая экономика и экономическая информатика. Научные чтения, посвященные 75-летию со дня рождения КАРДАША В.А. Сб.тр. Кисловодск; Ростов/н/Д: РГЭУ «РИНХ», 2010. 0,59 п.л.
  39. Иванова Н.Е. Венчурное инвестирование как важнейший фактор для развития высокотехнологичных отраслей // Конкуренция и конкурентоспособность. Организация производства конкурентоспособной продукции. IX международная научно-практическая конференция. Новочеркасск: ЮРГТУ (НПИ), 2010. 0,53 п.л.

Свидетельства об официальной регистрации программ для ЭВМ

  1. Иванова Н.Е., Ратнер С.В., Науменко Е.А., Ломакина Л.В. Система интеграции модулей учета движений ресурсов предприятий-участников виртуальной научно-производственной сети. Свидетельство об официальной регистрации программы для ЭВМ №2008613499 от 23.07.2008 г.
  2. Иванова Н.Е., Ратнер С.В., Штифанов С.В., Ломакин Л.В. Программа расчета экономической эффективности инновационного проекта. Свидетельство о государственной регистрации программы для ЭВМ №2008614863 от 9.10.2008 г.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.