WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ЧЕРНОВА Елена Григорьевна

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ И МЕХАНИЗМ

ИНТЕГРАЦИИ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБРАЗОВАНИЙ

Специальность 08.00.05 - Экономика и управление народным хозяйством: экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами (промышленность)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Санкт-Петербург

2011

       Работа выполнена на кафедре экономики предприятия и предпринимательства ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет»

Научный консультант

Бойко Иван Петрович, доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой экономики предприятия и предпринимательства ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет»

Официальные оппоненты:

Кабаков Виктор Степанович, доктор экономических наук, профессор ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет», заслуженный деятель науки РФ

Замятина Маргарита Федоровна, доктор экономических наук, профессор, заведующая лабораторией Института проблем региональной экономики РАН

Кныш Валентин Андреевич, доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой менеджмента ГОУ ВПО «Северо-Западный государственный заочный технический университет»

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов», кафедра экономики предприятия и производственного менеджмента

Защита состоится «___» ________ 2011г. в ____ на заседании диссертационного совета Д 212.219.03 при ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет» по адресу: 191002, Санкт-Петербург, улица Марата, 27, ауд. 422.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет» по адресу: 196084,Санкт-Петербург, Московский пр.,д.103-а.

Автореферат разослан «___» _____________ 2011 г.

Учёный секретарь диссертационного совета,

доктор экономических наук, профессор  Е.В.Будрина

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Глобализация экономических процессов в промышленности, институциональные преобразования, связанные с формированием инновационных экономических систем, требуют развития теоретических и методологических принципов, методов и способов управления этими системами. Особое значение имеют методы, механизмы, инструменты и технологии интеграции хозяйственных образований на микро-, мезо- и макроуровне. Дополнительную остроту данным проблемам придал экономический кризис 2007-2009 гг., который доказал уязвимость мировой экономики, с одной стороны, и взаимозависимость национальных экономических систем, – с другой. Новые угрозы и вызовы с неизбежностью требуют поиска эффективных форм и методов интеграции хозяйствующих субъектов, которые могли бы обеспечить устойчивое развитие как национальных, так и межнациональных объединений, на базе консолидации нематериальных активов и интеллектуальной собственности, процессного управления сетевыми структурами, альянсов конкурирующих хозяйственных образований без создания гигантских, трудно управляемых иерархических структур. В  России на ряде товарных рынков сформировались крупные интеграционные объединения, способные не только привлечь инвестиции для модернизации экономики, но и участвовать в глобальной конкуренции. Однако во многих секторах экономики, в частности в машиностроении, уровень консолидации остается недопустимо низким.

Важность обоснования методологических и методических принципов интеграции хозяйственных образований предопределяется и  стратегической задачей развития российской экономики, связанной с обеспечением перехода от ресурсно-сырьевой к инновационной модели ее развития. По данным Росстата, в интервале 1970-2008 гг. доля нефтепродуктов, газа и металлов в российском экспорте выросла с 35 до 83%, а машин, оборудования и транспортных средств, напротив, сократилась до 4,9% (по сравнению с 16-22% - в 1960-1980г.). К 2011 г. промышленное производство достигло 95-98% докризисного уровня за счет нефтяной, пищевой и некоторых других отраслей промышленности, но в машиностроении достигнутый уровень все еще на 20% ниже показателей 2008 г. Доля тяжелого машиностроения в ВВП сократилась до 1,5%, что на порядок меньше, чем в Китае, Германии и других странах. Доля предприятий, осуществляющих технические нововведения, составляет всего 9,4% по сравнению с 41% в Чехии, 47% в Эстонии и 73% в ФРГ. В результате производительность труда в промышленности России в 4-5 раз ниже, чем в наиболее развитых странах, а материало- и энергоёмкость производства в несколько раз выше.

Обновление материально-технической базы производства требует длительного времени и масштабных инвестиций. Однако, по данным исследования МакКинзи (2009 г.), более половины отставания производительности труда от зарубежных аналогов можно компенсировать за счёт совершенствования организации бизнес-процессов, в том числе, посредством модернизации структуры предприятий и форм их интеграции, что не требует больших капиталовложений и создаёт оптимальную внешнюю среду для инноваций. Подчеркнем, что в современных условиях организационные параметры бизнеса превращаются в решающий фактор конкурентоспособности компаний. И в этой сфере именно в России заложены большие резервы. Развитие механизма интеграции позволит преодолеть инерцию ее старых форм, результатом использования которых остаются громоздкие, иерархически сложные экономические системы, не обладающие необходимой гибкостью, что снижает, наряду с технологическим отставанием, конкурентоспособность российского бизнеса, особенно в отраслях промышленности.

Для России особое значение среди всего многообразия форм и методов интеграции имеют сделки по консолидации активов, слияниям и поглощениям. Однако доминирование лишь данного метода интеграции способно выступать фактором, сдерживающим рост конкурентоспособности в отраслях промышленности, где в мировой практике преобладают более гибкие интеграционные формы, такие как стратегические альянсы, цепочки создания стоимости и кластеры. В то же время, высокая доля сделок слияния и поглощения с участием российских компаний, их использование для вхождения российского бизнеса на зарубежные рынки с высокими барьерами, обусловливают необходимость преобразования управленческих отношений в этой сфере с учетом мирового опыта и реалий российского рынка.

На индустриальном этапе развития капитализма интеграция фирм происходила на основе рыночной конкуренции и имела целью максимизацию прибыли. В советской экономике целью интеграции было, в первую очередь, упрощение процедуры централизованного планирования и контроля. В инновационной постиндустриальной экономике ни радикально-либеральные, ни административно-командные методы регулирования себя не оправдывают. Предстоит выработать новую теорию и методологию консолидации и диверсификации производства, на базе которой будет создан новый механизм интеграции хозяйственных образований.

Эти проблемы рассмотрены во многих публикациях, но глобальный финансово-экономический кризис подтверждает необходимость по-новому подойти к теоретическому обоснованию методов и форм интеграции хозяйственных образований с учётом особенностей различных товарных рынков и институциональной структуры современной российской экономики. Тенденции консолидации активов на различных товарных рынках в кризисный и посткризисный период еще не исследованы. Это определяет актуальность темы диссертационного исследования.

В ходе исследования проверяются три основные гипотезы:

- об изменении методологических принципов, закономерностей, форм, методов и критериев эффективности интеграции хозяйственных образований при  переходе от индустриальной к постиндустриальной инновационной экономике в связи с изменением качества (структуры факторов) экономического роста, характера конкуренции и других внешних условий интеграции;

- о различии  закономерностей и механизма интеграции хозяйственных образований в трех основных секторах экономики – первичном (добыча и первичная обработка природных ресурсов), вторичном (обрабатывающая промышленность), третичном (услуги, прежде всего, высокотехнологичные);

- о трансформации организационного, мотивационного и финансового механизма слияний и поглощений как преобладающего метода интеграции хозяйственных образований, связанного с переходом от централизации материальных активов и создания все более крупных компаний с иерархической структурой управления к консолидации преимущественно нематериальных активов (бренд, технологии, промышленные права, ноу-хау) и развитию сетевых структур, объединяющих крупный, средний и мелкий бизнес с помощью единой инновационной стратегии и логистики.

Степень разработанности проблемы. Методологические принципы интеграции хозяйственных образований исследовались в работах таких зарубежных авторов, как Агийон Ф., Беркович Э., Бредли М., Брикли Д., Гохан П., Гроссман Д., Галпин Т.Д., Дамодаран А., Десаи А., Дженсен М., Джерелл Г., Итами Х., Каломирис Ч., Каренский Д., Манне Г., Нарайанан М., Неттер Д., Рубек Р., Пилофф С., Ролл Р., Ромер П., Сантомеро А., Хиггинс Р., Хэндон М., Шолл Л., Янг Р. Среди российских экономистов данная проблематика освещена в работах Авхачева Ю.Д., Андреевой Т.А., Валдайцева С.В., Владимировой И.Г., Гвардина С.В., Генске М.А., Гринберга Г., Грязновой А.Г., Ендовицкого Д.А., Иванова Ю.В., Игнатишина Ю.В., Ионцева М.Г., Клейнера Г.Б., Пирогова А.Н, Радыгина А.Д., Рудыка Н.Б., Семенковой Е.В.,  Соболевой В.Е.,  Федотовой М.А.,  Чекуна И.Н.,  Черенкова А.Я., Чернышова Д.В., Чистова Л.М., Энтова Р. и др.

Проблемам формирования механизма интеграции хозяйственных образований и управления интеграционными процессами на мезо- и макроуровне с учетом национальных особенностей и специфических факторов в условиях модернизации и  инновационного пути развития посвящены работы Авдашевой С.Б., Бляхмана Л.С., Бойко И.П., Глухиной Я., Долгопятовой Т.Г.,  Капелюшникова Р.И.,  Кабакова В.С.,  Кобзева В.В.,  Краюхина Г.А.,  Лукинского В.В., Паппэ Я., Петрова А.Б., Садчикова И.А., Сидорова И.И., Сомова В.Е., Старинского В.И. и др. Теоретические вопросы интеграции хозяйственных структур в контексте макромаркетинговых факторов изучены также в работах Аренкова И.А. и Багиева Г.Л., теории инноваций – в трудах  Замятиной М.Ф.,  Кныша В.А., Минко И.С., Цветкова А.Н. и ряда других авторов.

Однако в отечественной литературе до сих пор не было специальных исследований по теории и методологии интеграции хозяйственных образований в кризисной и посткризисной экономике, с учетом тенденций глобализации экономических процессов в отраслях промышленности, перехода от ресурсно-сырьевой к инновационной модели экономического развития. Все это предопределило цель и задачи диссертационного исследования.

Целью диссертационного исследования является разработка концептуальных оснований интеграции хозяйственных образований в условиях глобализации при переходе российской экономики к инновационному развитию. Сутью выносимой на защиту концепции служит обоснование необходимости и механизма перехода от индустриальных к постиндустриальным формам и методам интеграции хозяйственных образований, которые представляют собой мезоэкономическую структуру, соединяя функции товаропроизводителя и среднего звена управления. Разработка теоретических и методологических подходов к формированию механизма интеграции хозяйственных образований в условиях глобализации позволяет обосновать методические рекомендации по организации и эффективному функционированию российских интеграционных образований.

Для достижения данной цели и разработки представленной в диссертации концепции были поставлены и решены следующие задачи:

- раскрыть сущность, содержание и этапы развития методологии и механизма интеграции хозяйственных объединений; определить место и роль интеграционных объединений в развитии структуры промышленности и национальных экономик;

- выявить и проанализировать методологические принципы функционирования интеграционных объединений в их историческом развитии, а также закономерности, формы и критерии эффективности интеграции хозяйственных образований в промышленности;

- развить теоретические положения экономической теории о глобальной конкуренции как особом типе экономических отношений, формирующих новую внешнюю среду и организационную структуру интеграционных объединений;

- раскрыть особенности методологических принципов исследования интеграционных процессов применительно к трем типам рынков: первичному сектору экономики (добывающая промышленность, первичный передел сырья), обрабатывающей промышленности и сфере услуг, связанной с промышленностью;

- развить представления о типологии интегрированных хозяйственных образований, с обоснованием авторского подхода к  их классификации, а также принципам структурирования интеграционных объединений;

- развить теоретические представления о сущности и значении слияний и поглощений в качестве одного их ведущих методов интеграции хозяйственных образований;

- выявить тенденции развития механизма слияния и поглощений в условиях глобального финансово-экономического кризиса и в посткризисный период, обосновать типологизацию данного процесса в российской промышленности;

- обосновать методологические подходы к формированию и функционированию механизма интеграции хозяйственных образований в условиях глобализации экономики;

- исследовать и обобщить зарубежные и российские практики формирования финансового механизма интеграции хозяйственных образований, включая выбор источников, инструментов финансирования и агентов интеграции и предложить механизм их совершенствования;

- сформировать и развить принципы и организационный механизм управления эффектом консолидации интеграционных объединений.

Объектом исследования в диссертации служит процесс интеграции хозяйственных образований в межотраслевых промышленных комплексах, обслуживающих определенный сегмент потребительского рынка и тесно связанных со смежными отраслями производства.

Предметом исследования являются методология управления и механизм интеграции и формирования объединений хозяйствующих субъектов, а также процедура создания их управленческих систем.

Теоретической основой исследования послужили работы отечественных и зарубежных авторов по проблемам хозяйственной интеграции, слияний и поглощений, экономической теории, мировой экономике, теории управления и регулирования народного хозяйства, анализу финансовой и хозяйственной деятельности.

Методологической основой исследования избрана современная эволюционно-институциональная теория, согласно которой поведение экономических субъектов определяется формальными и неформальными институтами, специфичными для разных этапов развития, стран, регионов, товарных рынков, причём эволюция этих институтов включает кризисные этапы созидательного разрушения и определяется развитием рыночной конкуренции и политики государства.

Статистической и фактологической базой исследования служат данные международных исследовательских центров (Всемирный банк, ОЭСР, ЮНИСЕФ, ФАО и другие учреждения ООН, МВФ, ВТО и др.), Росстата (социально-экономическое положение России – gks.ru/bgd, промышленное производство - gks.ru/wps/portal), Министерство экономического развития РФ (economy.gov.ru), Министерство промышленности и торговли  РФ (minprom.gov.ru), Министерства Финансов РФ (minfin.ru) и других ведомств РФ, а также российских аналитических центров (forecast.ru/mainframe, asp; jet.ru/index.php и др.). Использованы данные Евростата (epp.eurostat.ec), Еврокомиссии (ec.europa.eu/economy.finance), Бюро переписи Министерства торговли США (census.gov), ФРС США (federalreserve.gov) и др.

  Научная новизна результатов диссертационного исследования заключается в следующем:

1. Обоснованы и сформулированы методологические принципы, лежащие в основе механизма промышленной интеграции современных хозяйственных образований, призванного обеспечить формирование мезоэкономических структур посредством концентрации собственности, капитала, производства, управления и маркетинга и создания крупных вертикально и горизонтально интегрированных корпораций, а также сетевых структур. Доказано, что результатом интеграции в этих условиях все чаще становятся не концентрация материального имущества в гигантских трудноуправляемых корпорациях, а развитие глобальных сетей создания стоимости, состоящих из юридически самостоятельных фирм.

2. Обоснованы методологические приемы исследования и управления промышленной интеграцией при переходе к постиндустриальной экономике в условиях глобализации информационного пространства, развития внешней среды интеграции на базе формирования инновационной деятельности как особой и доминирующей системы экономических отношений и перехода от индивидуалистической и атомистической трактовки конкуренции к новой парадигме сотрудничества – соперничества. В результате развита концепция конкуренции применительно к условиям постиндустриальной инновационной экономики.

3. Доказана непосредственная связь интегрированных хозяйственных образований с социальными институтами, проведена их типологизация по степени самостоятельности предприятий, организационно-правовой форме, характеру специализации и кооперированию, представлена авторская концепция развития государственных корпораций и государственно-частного партнерства. В итоге предложена типология видов хозяйственных образований в условиях инновационной экономики.

4. Раскрыто понятие механизма интеграции хозяйственных образований, обоснованы его специфические черты в условиях глобализации, связанные с формированием глобальных технологических и информационных  систем, предпринимательских сетей, семейно-клановых конгломератов. В результате на основе обобщения мирового и отечественного опыта выявлена необходимость при переходе к инновационной экономике интегрировать преимущественно нематериальные активы, а не материальное имущество.

5. Предложены концептуальные подходы формирования механизма интеграции в российской промышленности на основе развития аутсорсинга основных и вспомогательных производств и перехода от торговли к научно-производственному кооперированию с компаниями развитых и развивающихся стран. В итоге наиболее рациональной формой включения российской промышленности в мирохозяйственные связи признается не создание в России стопроцентно иностранных предприятий, а формирование цепей поставок, в которых российские компании выступают в качестве интегратора, привлекая лидирующие зарубежные фирмы к исследованиям, разработкам, маркетингу и логистике, а фирмы трудоизбыточных стран и регионов – к производству стандартной конечной продукции.

6. Развита методология формирования механизма интеграции хозяйственных образований в России на примере автомобильной, авиационной и др. отраслей промышленности и сферы услуг на базе создания технологических цепочек, приобретения бренда и интеллектуальной собственности, освоения выпуска новых высокотехнологических продуктов, расширения собственных или контрактных научно-исследовательских работ. Это позволило обосновать выбор наиболее рациональных форм интеграции с учетом особенностей различных отраслей промышленности.

7. Развита концепция формирования моделей консолидации и доказана необходимость использования механизмов слияния и поглощений компаний в развитии агентских отношений и транзакционных издержек в условиях перехода от индустриальной к постиндустриальной экономике. В результате обоснован комплекс мер по совершенствованию агентских отношений, прежде всего отношений собственников, акционеров и менеджеров, в процессе слияний и поглощений.

8. Обоснованы методологические подходы к совершенствованию системы показателей мирового рынка слияния и поглощений, характеризующие рынок корпоративного контроля при оценке не только виртуальной рыночной капитализации, но прежде всего, фундаментальной стоимости активов с учетом реально приносимой ими добавленной стоимости, уточнена периодизация развития мирового и российского рынков слияния и поглощений. В итоге сформирована система показателей развития рынка слияний и поглощений, а также проведена периодизация этапов развития этого рынка в мире и в России.

9. Предложены методические рекомендации по совершенствованию организационного и финансового механизма интеграции хозяйственных объединений в условиях глобализации экономики с учетом специфики поведения и роли агентов корпоративного управления. Результатом использования этих рекомендаций станет увеличение синергетического эффекта слияний и поглощений.

10. Обоснованы пути модернизации системы регулирования деятельностью инвестиционных банков и фондов, рейтинговых и консультационно-информационных агентств на базе оценки стоимости компаний по их способности генерировать добавленную стоимость, а не только по рыночной капитализации, основанной на субъективных и виртуальных оценках. В результате предложено существенно изменить методологию оценки стоимости промышленных компаний применительно к условиям инновационной экономики.

Теоретическая значимость результатов исследования заключается в разработке концепции регулирования интеграции хозяйственных образований, включая процесс их слияний и поглощений, применительно к условиям посткризисной модернизации российской экономики, ее перехода к инновационной модели развития. Это позволяет развить методологические принципы и механизм промышленной интеграции применительно к современным и перспективным условиям хозяйствования.

Практическая значимость содержащихся в работе выводов и рекомендаций заключается в следующем:

    • на основе обобщения мирового и отечественного опыта государственного антимонопольного регулирования и организации банкротства компаний разработаны предложения по совершенствованию законодательства и правоприменения в этой области;
    • разработаны предложения по выбору наиболее рациональных для инновационного развития форм и методов интеграции хозяйственных образований в добывающей промышленности, металлургии, машиностроении, высокотехнологичных отраслях промышленности. АПК, сфере услуг;
    • обоснованы пути развития финансового и фондового рынка, способствующие развитию интегрированных и сетевых хозяйственных образований в промышленности;
    • обобщён мировой и отечественный опыт антикризисной реструктуризации интегрированных образований, развития аутсорсинга и сетевого менеджмента;
    • выявлены новые тенденции и проблемы интеграции хозяйственных образований в посткризисный период (2010 г.).

Материалы исследования могут быть использованы при чтении курсов по экономике фирмы, функциональному менеджменту и корпоративному управлению.

Апробация работы. Основные результаты работы были представлены, в частности, на следующих международных научно-практических конференциях: «Модернизация экономики: проблемы и перспективы» (Санкт-Петербург, 2010 г.); «Теория и практика финансов и банковского дела на современном этапе» (Санкт-Петербург, 2010 г.); «Экономика, наука, образование: проблемы и пути интеграции» (Москва, 2010 г.); «Мировой экономический кризис и Россия: причины, последствия, пути преодоления» (Санкт-Петербург, 2009 г.); «Экономическое развитие: теория и практика» (Санкт-Петербург, 2007 г.); «Экономическая наука в начале третьего тысячелетия: история и перспективы развития» (Санкт-Петербург, 2005 г.); «Актуальные проблемы экономической науки и хозяйственной практики» (Санкт-Петербург, 2004 г.); «Экономическая наука: проблемы теории и методологии» (Санкт-Петербург, 2002 г.), а также на «круглом столе» журналов «Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 5. Экономика» и «Проблемы современной экономики» «Хозяйственные объединения в инновационной экономике» (Санкт-Петербург,  2008 г.).





Публикации результатов исследования. Автором опубликовано более 70 работ, из них по теме диссертации опубликовано  36  работ, в том числе три монографии, из них одна – индивидуальная и 16 статей в журналах, рекомендованных ВАК.

Цель и задачи исследования определили его структуру. Работа объёмом 356 стр. состоит из введения, 5 глав и 14 параграфов, заключения, списка литературы (325 названий). В работе содержится 112 таблиц и рисунков.

Во введении обоснована актуальность, цель, задачи, теоретическая и информационная базы исследования, раскрывается научная новизна и практическая значимость его результатов.

В главе 1 «Методологические принципы и типология интеграции хозяйственных образований» исследуется интеграция хозяйственных образований как закономерность экономического развития, выделяются методологические принципы исследования интеграции и предлагается типология интегрированных структур.

Глава 2 «Методологические особенности интеграции хозяйственных образований на различных типах товарных рынков» посвящена анализу глобальной конкуренции, внешней среды интеграции хозяйственных образований и её особенностей в добывающей и обрабатывающей промышленности, а также сфере услуг.

Глава 3 «Методологические принципы имущественной интеграции хозяйственных образований» объединяет параграфы, посвященные анализу сущности, значению и типологии видов слияний и поглощений в промышленности, раскрытию методологии исследования имущественных прав корпоративного контроля.

В главе 4 «Организационный механизм  слияний и поглощений как доминирующего вида интеграции хозяйственных образований» предложена и исследована периодизация развития мирового и российского рынка слияний и поглощений, оказывающего значимое воздействие на реструктуризацию и преобразование организационных форм бизнеса в ведущих секторах экономики.

В главе 5 «Мотивационный и финансовый механизм интеграции хозяйственных образований» исследуется мотивация слияний и поглощений, субъекты, источники, инструменты и механизм финансирования консолидации хозяйственных образований в современных условиях.

       В заключении приведены выводы из диссертационного исследования.

П. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Методологические принципы исследования интеграции хозяйственных образований. В этой связи уточнено определение понятия «хозяйственное образование», сущность и эффект их интеграции с позиций неоклассической и институциональной экономической теории, выявлены новые внешние условия и эффекты этой интеграции в глобальной постиндустриальной экономике, а также особенности ТНК как организационно-правовой формы интеграции и глобальных рынков, где ТНК доминируют. Основное внимание обращено на формирование мезоэкономических структур как результат концентрации собственности, капитала, производства, управления и маркетинга в современной экономике.

Хозяйственное образование – самостоятельный субъект, который затрачивает экономические ресурсы для производства продукции, работ и услуг, вступая с другими субъектами в гражданско-правовые, т.е. равноправные отношения. Под это определение подходят четыре типа организаций: 1) индивидуальные предприниматели, соединяющие собственность и управление, полностью контролирующие свою хозяйственную деятельность; 2) товарищества (партнёрства), объединяющие на такой же основе несколько участников; 3) долевые и акционерные (корпорация) хозяйственные общества, где собственность и управление разделены, а участники несут лишь ограниченную своим вкладом ответственность за результаты хозяйственной деятельности; 4) некоммерческие организации (НКО), ведущие хозяйственную деятельность, ориентированную на достижение социального эффекта, получающие в связи с этим налоговые льготы и использующие прибыль лишь для развития своей деятельности и на благотворительные цели, но не для выплаты дивидендов, премий и т.д.

Согласно господствующему в классической микроэкономической теории ресурсно-ориентированному методологическому подходу, фирма концентрирует уникальные материальные, человеческие и организационные ресурсы, которые приобретают всё более специализированный характер.

Основой интеграции фирм является их динамическая способность, конкурентные преимущества, связанные с уникальностью и неделимостью, невозможностью немедленной имитации их технологии, репутации, информационной и управленческой системы. При растущем многообразии форм межфирменного взаимодействия особое значение приобретает редкость принятой данной фирмой специфической комбинации и рекомбинации её ресурсов.

В индустриальной экономике интеграция хозяйственных образований обеспечила два основных эффекта. Во-первых, снижение себестоимости продукции достигается благодаря увеличению масштабов производства, его массовости (применительно к стандартной продукции), использованию более мощного оборудования. Во-вторых, снижаются транзакционные расходы на сбор, обработку и распределение информации, организацию переговоров и принятие управленческих решений, юридическое сопровождение и контроль за трансакциями (передачей прав собственности).

Эти эффекты рассматриваются неоклассической экономической теорией в соответствии с концепцией рыночного равновесия, по которой ценовая информация о соотношении спроса и предложения достаточно полна, надёжна, общедоступна и обеспечивает устойчивый рост эффективности, выражающийся в максимизации прибыли фирм. Неравновесие, связанное с вмешательством государства в рыночный механизм, означает снижение эффективности  из-за несогласованности и несбалансированности, неуправляемости и хаоса в экономике.

Глобальная постиндустриальная экономика создаёт новые условия и эффекты интеграции хозяйственных образований. В работах Д.Белла, Э.Тоффлера, Г.Б.Клейнера показана необходимость пересмотра классических моделей рыночного равновесия соответственно изменению системы институтов постиндустриальной экономики.

Согласно теории Й.Шумпетера (1883-1954), неравновесное состояние рынка означает не нарушение порядка, а созидательное разрушение, обновление производства, основу повышения его эффективности. По данным исследований П.Ромера, Ф.Агийона, Дж. Гроссмана и других зарубежных авторов, половина прироста производительности труда в развитых странах достигается за счёт ухода с рынка неэффективных предприятий в процессе интеграции хозяйственных образований.

На ранней стадии индустриального развития (ХVII-ХIХ века) концентрация капитала – увеличение стоимости активов компании, достигаемое за счёт капитализации прибыли, слияний и поглощений, сопровождается концентрацией производства – его сосредоточением на всё более крупных предприятиях. Критерием уровня концентрации является объём продаж, стоимость активов и численность персонала – в первом случае хозяйственного образования, во втором – производственного предприятия.

В начале ХХ века основой промышленной интеграции стало присоединение к наиболее успешным компаниям конкурентов и смежников, создание на этой базе монополий. Однако уже в середине ХХ века концентрация капитала сопровождается деконцентрацией производства: в связи с быстрым расширением номенклатуры продукции и альтернативных технологий предприятия специализируются на однородном производстве, средняя численность их персонала уменьшается, управленческие функции концентрируются в головном офисе компании. СССР пошёл по другому пути, сохранив унаследованные от царской России гигантские многономенклатурные предприятия с полным производственным циклом.

В начале ХХI века основной организационно-экономической формой интеграции хозяйственных образований стали транснациональные корпорации (ТНК) – интегрированные бизнес-единицы, имеющие дочерние и аффилированные компании в нескольких странах. ТНК в отличие от обычных фирм представляют собой не микро-, а мезоэкономическую структуру, которая не только производит товары и услуги для реализации на свободном рынке, а организует этот рынок, выполняет функции среднего звена управления на основе использования глобальной инфраструктуры (Интернет и другие информационные сети, транспортные, коммуникационные, финансовые структуры).

Выделяются два типа рынков, где ТНК заняли доминирующее положение – рынок стандартных товаров массового производства, имеющих глобальное распространение (нефть, природный газ, железная руда, чёрные и базовые цветные металлы и металлоизделия, напитки, продукты быстрого питания и другие виды продовольствия, бумага и т.д.) и рынок наукоёмких продуктов, разработка которых требует больших инвестиций, недоступных малым и средним фирмам (компьютеры, транспортная и авиатехника, лекарства, энергооборудование и т.д.). При этом ТНК превращаются в международные компании, капитал которых более равномерно распределяется между регионами мира, а штат менеджеров становится интернациональным. Растёт число ТНК, зарегистрированных в Китае, Индии, Бразилии и других странах вне ОЭСР. На базе ТНК, преимущественно американо-британских, сформировались примерно 25 финансовых групп, которые подчинили себе мировой рынок. Как показано в ряде зарубежных публикаций, в погоне за сверхприбылью они ориентируются не на обновление производства, а на приобретение активов с использованием незаконных методов, корпоративных преступлений и насилия (merger-mania). Подтверждаются предсказания К.Маркса о том, что концентрация капитала приводит к монополии, отрицающей свободу конкуренции. Это требует нового методологического подхода к регулированию процесса промышленной интеграции.

В работе исследовано изменение характера конкурентных преимуществ и агентской проблемы в крупных хозяйственных образованиях, что вызвало переход от индустриальной модели их интеграции, основанной на эффекте масштаба, создании всё более крупных вертикально и горизонтально интегрированных корпораций, к сетевым структурам. Этот вывод подтверждается обобщением зарубежного и российского опыта.

Переход к постиндустриальной инновационной экономике существенно изменил внешнюю среду интеграции хозяйственных образований. Консолидация экономической деятельности не ограничивается концентрацией капитала во всё более крупных компаниях, а предполагает сосредоточение функций стратегического управления и организации цепочек создания стоимости в мезоэкономических центрах, всё большее число которых представляют собой мезоэкономические сетевые структуры с единым логистическим центром, общей стратегией и нематериальными активами, особой системой рамочных долгосрочных контрактов, но без объединения вещественных активов. Переход от имущественной к сетевой управленческой интеграции представляет собой новый этап развития методологии исследования экономических систем.

Крупные бизнес-структуры сетевого типа не обладают полными правами собственности на средства производства и результаты труда, но формируют новую, альтернативную систему общественных институтов. Мезоэкономический методологический подход стал основой современной эволюционной теории, согласно которой основным агентом социально-экономического развития является не «экономический человек», стандартно реагирующий на рыночную информацию, а предприниматель-новатор, действующий в комплексной системе относительно устойчивых институциональных правил, и изменяющий эти правила, ориентируясь не только на максимизацию прибыли, но и на увеличение добавленной стоимости (включая амортизацию и оплату труда), достижение внешних социальных и экономических результатов (экстерналий), реализацию интеллектуального потенциала. Такое поведение с точки зрения классической рыночной теории нельзя признать рациональным.

Формирование мезоэкономических структур – результат концентрации собственности, капитала, производства, управления и маркетинга в новых экономических условиях. Развитие методологических принципов исследования процессов интеграции связано с увеличением неопределённости и динамичности изменений на рынке в связи с ростом многообразия взаимозаменяемых товаров и технологий, сокращением их жизненного цикла и одновременным удлинением и усложнением научно-производственного процесса, а также ростом запросов потребителей к качеству и дизайну товаров. Рынок производителей превратился в рынок покупателей, которые получили доступ к глобальной информации о ценах, альтернативных поставщиках, их брендах и издержках, инфляционных ожиданиях и т.д.

Основным конкурентным преимуществом компании стала не стандартная техника, а уникальные интеллектуальные и организационные ресурсы, сформировавшиеся в процессе взаимодействия её агентов, в т.ч. поставщиков, клиентов, инвесторов, консультантов, регуляторов рынка, НКО и групп влияния. Система управления знаниями позволяет сохранить накопленную стоимость даже после ухода создавших её сотрудников, воплотив её в брендах, базах данных, патентах на изобретения и промышленные образцы, программном обеспечении и других объектах интеллектуальной собственности.

Опыт Дж.Моторс доказывает окончание этапа непрерывного укрупнения корпораций за счёт слияний и поглощений. Эта модель интеграции была ориентирована на достижение эффекта масштаба за счёт увеличения рыночной капитализации компании по биржевой оценке. В постиндустриальной экономике эти преимущества превратились в слабости. Массовое производство стандартных изделий переместилось в регионы с низкими издержками производства. Сдельная оплата и монотонный труд привели к снижению качества и надёжности машин. Дивизионы стали конкурировать друг с другом. Интеграция хозяйственных образований в её традиционных формах увеличивает монопольную прибыль и рыночную капитализацию, но уже не снижает операционные издержки. Организационно-управленческие расходы растут в связи с бюрократизацией управления гигантскими компаниями, увеличением числа сотрудников с фиксированной оплатой и бонусами, зависящими от краткосрочных финансовых результатов, а не от долгосрочных перспектив повышения эффективности производства.

Прибыль от интеграции направляется преимущественно на финансирование дальнейших слияний и поглощений, выплату дивидендов, комиссионных инвестбанкам и аудиторам, процентов за кредит. Транзакционные расходы растут из-за увеличения числа поставщиков, издержек по сопровождению слияний и поглощений, соответствующим судебным искам, разрешению конфликтов между интересами различных агентов компании. Продолжение интеграции в её прежних формах ведёт к чеболизации и монополизации экономики, особенно её ресурсоёмких отраслей.

Анализ развития рынков в глобальной постиндустриальной экономике и инновационной деятельности как особой системы экономических отношений показал, что институциональная теория, в отличие от либерально-монетарной, либертарианской и дирижистской концепции, даёт наиболее адекватное с точки зрения методологии понимание эффекта интеграции хозяйственных образований в современной информационной системе, роли государства в интеграционном механизме и путей развития конкурентно-коалиционных контрактных отношений в постиндустриальной инновационной экономике.

На основе обобщения мирового опыта определены пути рационального согласования антимонопольной и интеграционной политики применительно к российским условиям, развития механизма правоприменения и корпоративного права, перехода от индивидуалистической и атомистической трактовки конкуренции к новой парадигме сотрудничества – соперничества.  В итоге на защиту выносятся четыре взаимосвязанных методологических принципа, которые могут быть положены в основу механизма интеграции хозяйственных образований в инновационной экономике. Они предполагают переход:

  • от имущественной к управленческой интеграции экономических систем на базе консолидации интеллектуальной собственности, нематериальных активов и логистики;
  • от микроэкономической к мезоэкономической интеграции, связанной с формированием глобальных межотраслевых цепей поставок и создания стоимости, управляемых из единого стратегического и логистического центра;
  • от концентрации производства во все более крупных предприятиях к концентрации управленческих отношений в процессе формирования и развития экономических систем на базе аутсорсинга и сокращения средних размеров предприятий;
  • от многоступенчатых иерархических структур, основанных на функциональном управлении, к гибким сетевым образованиям, базирующимся на горизонтальных связях и процессном управлении.

2. Этапы развития методологии исследования интеграции хозяйственных образований. Анализ потока современных зарубежных публикаций позволил выявить тенденции и узловые пункты развития теории интеграции и диверсификации хозяйственных образований при переходе к новому технологическому укладу на базе новой парадигмы взаимодействия участников интеграции. Для коренной модернизации российской экономики особенно важно создание системы интерактивного стратегического планирования, переход от семейно-клановой к сетевой модели научно-производственной интеграции, развитие прав собственности на ресурсы и продукты инновационного процесса.

Классическая рыночная теория адекватно отражает реалии индустриальной экономики и совершенной ценовой конкуренции тысяч однотипных фирм. Современная институциональная теория рассматривает мезоэкономические хозяйственные образования как уникальные субъекты со специфическими, преимущественно неценовыми конкурентными преимуществами и в значительной мере неторгуемыми интеллектуальными ресурсами. Они разрабатывают свои стратегии создания добавленной стоимости, которые конкуренты не могут копировать. Стратегия консолидации позволяет выбрать вариант распределения ресурсов, соответствующий долгосрочным целям развития и определяющий «масштабы, уровень специализации, диверсификации или интеграции бизнеса, его организационную структуру».

Следует отметить, что модели консолидации, приводимые во многих российских учебниках, исходят из концепций рыночного фундаментализма 60-70-х гг. Это относится к модели «доля-рост» Boston Consulting Group (1964 г.), согласно которой цель консолидации – максимизация денежных потоков – достигается за счёт уменьшения переменных издержек на единицу конечной продукции, разделения бизнес-направлений на инвестиционных реципиентов («трудные дети», «собаки») и доноров («дойные коровы», «звёзды»). Идея формализации стратегического планирования на основе выбора восходящих сегментов жизненного цикла, оценки соотношения темпов роста сегментов рынка, и доли фирмы на данном рынке означала шаг вперёд в теории и широко использовалась на практике, но уже не соответствует новым условиям конкуренции.

Детерминистские модели, основанные на обработке большого статистического материала, внесли много нового в понимание стратегии интеграции. Но они исходили из прежней методологии рационального поведения экономических субъектов в ответ на полную и достоверную рыночную информацию. Между тем, закономерности эволюции различных секторов экономики существенно различаются. Сложно-системное мышление и поведение тысяч экономических субъектов непредсказуемо, получаемая ими информация несравнима и ненадёжна. Неполное описание нерегулярно наблюдаемых объектов порождает псевдомодели, которые, несмотря на обильный математический аппарат, нельзя признать обобщающими. Современная институциональная теория исходит из неоднородности экономической организации общества и отказывается от конкурентно-индивидуалистической парадигмы, концепции «атомистической конкуренции». Постиндустриальное развитие предполагает переход к новой системе присвоения и экономике сотрудничества как системе коллективного производства и обмена деятельностью.

Классические модели динамического стохастического равновесия, основанные на классической монетарной теории, в этих условиях непригодны для анализа делового цикла и процессов интеграции. Новые агентские модели (agent based models) характеризуют поведение участников интеграции и их взаимодействие на базе новой парадигмы и компьютерного симулирования, не предполагающего рыночного равновесия.

Современные интегрированные структуры всё чаще объединяет не собственность на материальные активы, а общая логистическая база, электронная площадка, позволяющая находить наилучших поставщиков и покупателей по всему миру, заключать с ними контракты, вести расчёты и т.д., сводя транзакционные и агентские издержки к минимуму.

Новый, постиндустриальный этап интеграции хозяйственных образований, как показало проведенное исследование, начался в 70-80-х гг. ХХ века с революции цепей поставок (supply chain). Фирмы стали специализироваться не на определённых видах продукции, а на ключевой компетенции, т.е. технологических процессах, в которых они наиболее конкурентоспособны, и исключительное право на которые защищено патентами.

Моделирование экономической динамики на основе концепции равновесия Вальраса и других моделей взаимодействия фирм, эволюционной самоорганизации, матриц социального учёта, теории катастроф, с использованием сетевого программирования (neural networks), цепей Маркова и т.д. позволило построить новую технологическую парадигму, в которой гетерогенные фирмы (heterogeneous firms) выступали как звено интегрированного комплекса.

Новым этапом сетевой интеграции стала трансформация цепей поставок в интегрированные системы создания добавленной стоимости (value chain). Этому посвящён цикл работ Гарвардской школы бизнеса, где говорится уже не о цепях, а о созвездиях (constellation) создания стоимости. В них партнёрство усиливает предпринимательскую стратегию всех участников интеграции.

Мировое экономическое пространство превращается в сетевое, а кластеры организуют горизонтальную кооперацию фирм, находящихся в разных странах и регионах. Сетевую экономику породило постиндустриальное общество, создавшее новые формы удовлетворения спроса на товары и услуги, новые информационные технологии, новые формы конкуренции и контрактных отношений. В отличие от корпоративной иерархии сеть состоит из равноправных и независимых партнёров. Интеграция направлена на сохранение различий между ними и разнообразия используемых ресурсов при единстве целей, стратегии, коллективных ценностей и многих нематериальных активов. Это позволяет более эффективно воздействовать на внешнюю среду и поведение независимых членов сети.

Общий вывод из исследования динамики методологических принципов и механизма интеграции хозяйственных образований состоит в том, что ее закономерности, формы и критерии эффективности существенно изменились.  На индустриальной стадии интеграция заключалась преимущественно в централизации материальных активов, концентрации производства, образовании гигантских национальных, а затем транснациональных корпораций с иерархической структурой управления, которые стали доминировать на важнейших товарных рынках и повышать свою рыночную капитализацию за счет монопольной ренты и господства на фондовом, валютном и финансовом  рынках.

В постиндустриальной экономике знаний они вынуждены уступать место гибким интегрированным сетевым структурам, ориентированным на максимизацию всей добавленной стоимости с учетом сопряженных эффектов (экстерналии), а не только прибыли самой фирмы. Крупные компании находят свое место в новых мезоэкономических структурах в качестве стратегического и логистического центра, а не финансового манипулятора. Это обусловило специфику механизма интеграции хозяйственных образований в различных секторах рынка.

3. Типология интегрированных хозяйственных образований. Исследование особенностей функционирования интегрированных хозяйственных образований как социальных институтов позволило предложить их типологию по степени самостоятельности предприятий, организационно-правовой форме, характеру специализации и кооперирования (рис.1). Особое внимание уделено анализу особенностей создания и функционирования стратегических альянсов, франчайзинговых объединений, концернов, региональных кластеров, многоагентских цепей поставок, холдинговых компаний, интегрированных бизнес-групп (ИБГ), совместных предприятий и концессионных структур.

Представлена авторская концепция развития государственных корпораций как некоммерческой формы государственно-частного партнёрства. Согласно этой концепции целесообразно сохранение ряда корпораций как институтов развития, отличных по своим функциям от обычных ОАО.

Выделяются следующие особенности функционирования интегрированных структур как социальных институтов:

  • они вырабатывают формальные (корпоративное право) и неформальные (организационная культура) регулирующие нормы;
  • эти нормы определяют порядок принятия решений, деятельность и взаимодействие агентов интегрированной структуры;
  • нормы действуют в течение длительного времени и являются устойчивыми по отношению к образцам поведения отдельных агентов интегрированной структуры;
  • они распространяются на всех агентов – юридические лица в составе интегрированной структуры, менеджеры, акционеры и т.д., как физические лица, их группы и ассоциации;
  • укрупненная типология мезоэкономических интегрированных образований включает три группы субъектов:
  1. Предпринимательские сети (с институциональных позиций).
  2. Хозяйственные объединения (их классификация с позиций теории фирмы разработана И.П.Бойко).
  3. Интегрированные бизнес группы (ИБГ).

Рис.1. Типология интегрированных хозяйственных образований

4. Методологические подходы к анализу внешней среды интеграции хозяйственных образований. В постиндустриальной экономике создается новая внешняя среда для интеграции хозяйственных образований, которая формируется в мировом экономическом пространстве под влиянием глобализации и информатизации экономики.

Исследование особых черт глобальной конкуренции и специфики включения фирм России, Китая, Ю.Кореи и других стран в глобальные технологические цепи, предпринимательские сети и информационные системы позволило обосновать целесообразность и необходимость трансформации олигархических конгломератов в современные мезоэкономические структуры. Вертикально интегрированные компании, наряду с преимуществами в организации кооперирования, имеют принципиальные недостатки, связанные с внеконкурсным определением поставщиков, ограничением стимулов к инновациям, зависимостью всех членов объединения от финансовой устойчивости головной компании. В новых условиях наиболее эффективна специализация не на определённых продуктах, а на ключевой компетенции, позволяющей комплексно обслуживать потребителей на данном сегменте рынка.

В связи с этим развивается аутсорсинг основных и вспомогательных производственных и обслуживающих функций, возрастает роль ассоциаций агентов бизнеса. Для фирм России особое значение имеет переход от торговли к научно-производственному кооперированию с компаниями как развитых, так и развивающихся стран, стран СНГ. Доля экспорта в ВВП России (32%) существенно выше, чем в Англии, Индии, Бразилии и США, и уступает лишь Китаю.

На базе анализа процессов и тенденций, характерных для современной экономики,  выявлены следующие основные проблемы интеграции хозяйственных образований, характерные для России:

  1. Развитие экономической интеграции со странами СНГ на основе создания там СП и филиалов российских компаний по производству современной техники, а также поставкам необходимого России сырья и материалов. В 2010 г. отменено таможенное оформление товаров между Россией, Беларусью и Казахстаном, ВВП которых составляет почти 2 трлн.долл., а население – 180 млн.чел. Формируется единое экономическое пространство, создающее новые возможности для интеграции.
  2. Включение российских фирм в глобальные предпринимательские сети и информационные системы, позволяющие осваивать и развивать новые технологии и создающие новые условия для маркетинга и инноваций. Для этого предстоит изменить законодательство об инновационной инфраструктуре и государственной инвестиционно-инновационной политике. Не оправдывает себя создание в России 100% иностранных сборочных производств и привлечение спекулятивных портфельных инвестиций.
  3. Преобразование структуры компаний с учётом их перехода в международное экономическое и правовое пространство, позволяющее выбирать поставщика в любой стране, продавать продукцию на мировом рынке, использовать при финансовом и налоговом планировании особенности хозяйственного законодательства разных стран. При этом необходимо соблюдать международные стандарты качества продукции, деловых отношений, корпоративного управления, трансфертного ценообразования и т.д. Особое значение имеет введение системы технологических регламентов, препятствующих неэффективному использованию общественных ресурсов.
  4. Возрастание роли ассоциаций бизнеса, лоббирующих свои интересы в органах власти и СМИ, требует незамедлительного принятия соответствующего законодательства.
  5. Новые условия кооперации крупного, среднего и малого бизнеса. Последний до сих пор, в отличие от мирового опыта, не кооперировался в России с крупным бизнесом, а развивался обособленно и в значительной мере оказался под «крышей» организованной преступности.

5. Методологические особенности интеграции хозяйственных образований на различных типах товарных рынков. Тенденции и формы интеграции хозяйственных образований в условиях глобализации существенно различаются для первичного сектора экономики, обрабатывающей промышленности и сферы услуг. В работе сформулированы и исследованы на материалах зарубежных и российских компаний особенности интеграции в этих секторах. С позиций институциональной теории фирмы механизм,  методы и степень интеграции и консолидации хозяйственных образований различны для разных секторов экономики и товарных рынков, что во многом определяется спецификой сложившихся там институтов.

Новая экономическая компаративистика исходит из необходимости сравнения транзакционных общественных издержек по поддержке эволюции институтов в контексте исторического развития, различий системы ценностей и внешнеэкономической среды. Это относится не только к разным странам, но и к разным секторам экономики. К первичному сектору относится нефтегазовая, горнодобывающая промышленность, агрокомплекс, лесное и рыбное хозяйство, а в России также химико-металлургический комплекс, поскольку он выпускает в основном  продукцию первичного передела (слитки, слябы, удобрения, аммиак, серную кислоту и т.д.), импортируя сложный высококачественный прокат, лист и фасонные изделия, дорогостоящие химикаты и т.д., а также цементная промышленность и т.д. К числу их особенностей относятся:

  • массовость и однородность производства, стабильность ассортимента, что делает эффективным использование всё более мощной техники (добывающих комплексов, экскаваторов, прокатных станов, химических аппаратов, цементных печей и т.д.) и способствует увеличению эффекта масштаба при интеграции;
  • разнообразие условий и издержек добычи сырья, выращивания сельскохозяйственных культур, переработки сырья (в связи с высокой энергоёмкостью), что укрепляет позиции ТНК, разрабатывающих ресурсы в различных странах и регионах;
  • особая роль экологического эффекта выбросов в окружающую среду, что повышает капиталоёмкость производства, роль инфраструктуры и отношений с властью и общественностью;
  • ограниченность и невоспроизводимость ресурсов, требующая государственного контроля за ресурсосбережением (коэффициент извлечения сырья из недр, комплексность его переработки, использование затухающих месторождений, рациональное использование и сохранение плодородия земли и т.д.);
  • различия в капитало- и наукоёмкости последующих переделов, что требует специального стимулирования глубокой переработки, позволяющей резко увеличить добавленную стоимость в расчёте на единицу используемых природных ресурсов (добытого сырья, земельной площади и т.д.);
  • географические сдвиги в потреблении сырья и энергоресурсов.

Топливно-энергетический комплекс – один из самых консолидированных секторов мировой экономики. По оценке Международного энергетического агентства, 10 ТНК добывают более 2/3 нефти и газа, 90% угля, производят 55% атомной и 68% гидроэнергии. Для нефтегазового комплекса характерна вертикальная интеграция, хотя в последние годы многие ТНК осваивают альтернативную энергетику, и в то же время выводят на аутсорсинг обслуживание скважин, нефтепереработку и реализацию нефтепродуктов на АЗС. По данным HIS Herold, наибольший объём слияний и поглощений здесь отмечался в докризисные 2005-2006 гг. (рис.2).

Интеграция в агросекторе имеет существенные особенности. Рост спроса и цен на продовольствие, нехватка пресной воды привели к массовой скупке земель за рубежом и в России для выращивания зерна и т.д. Глобальные сети, включающие производство, маркетинг, переработку, оптовую и розничную торговлю, коренным образом трансформируют агрокомплекс, приводят к драматическим изменениям фермерского хозяйства не только в Азии, Африке и Латинской Америке, но и в Европе.

Рис.2. Слияния и поглощения в мировой нефтегазовой промышленности в 1999-2008 гг. (млрд.долл.)

Высококонцентрированная в советские годы обрабатывающая промышленность в 90-х гг. была дезинтегрирована в ходе приватизации и рейдерства, что привело к развалу лёгкой, фармацевтической, станкостроительной, радиоэлектронной, приборостроительной и ряда других отраслей. В диссертации обосновываются пути интеграции машиностроения, автомобильной, авиационной и ряда других отраслей промышленности с учётом мирового опыта и на базе создания технологических цепочек, где российские компании получают бренд и другую интеллектуальную собственность, а не ограничиваются выпуском простейших комплектующих для зарубежных ТНК. При этом, как показывает анализ зарубежного опыта, главным конкурентным преимуществом интеграции становится не эффект масштаба, а освоение выпуска новых высокотехнологичных продуктов на  базе собственных или контрактных НИОКР.

В постиндустриальной экономике наиболее развитых стран усилилась интеграция хозяйственных образований в обрабатывающей промышленности, связанная с ростом расходов на НИОКР, необходимых для сохранения конкурентоспособности глобальных технологических цепочек. При резком сокращении числа независимых производителей конечной продукции, как показал анализ, выросло число средних фирм-поставщиков комплектующих изделий и специализированных услуг. В сетевых структурах всё большая часть акций принадлежит институциональным инвесторам. Крупные компании всё более специализируются на ключевых технологиях, отказываясь от непрофильных активов и развивая аутсорсинг.

Обрабатывающая промышленность России с конца 80-х гг. изменялась в противоположном направлении. Из-за распада научно-производственных и производственных объединений, технологических связей стран СЭВ и бывшего СССР, ликвидации среднего звена управления и государственной промышленности и научно-технической политики, рейдерского захвата предприятий под флагом приватизации семейно-клановыми и теневыми структурами было практически уничтожено станкостроение – база инновационной экономики, разрушено высокотехнологичное приборостроение и электроника. Сельскохозяйственное машиностроение, гражданское авиастроение и судостроение проигрывают конкуренцию с зарубежными ТНК, активно поддерживаемыми государством.

Необходимость интеграции компаний в сфере услуг связывается с изменением самой бизнес-модели, которая в условиях глобальной конкуренции ориентируется на быстрое изменение спроса (on-demand business), создание цепи поставок (supply-chain integration), управление знаниями (Knowledge management), ориентированное на результат (solution-result oriented). Система интеграции хозяйственных образований в условиях глобальной революции в бизнесе даёт «каскадный эффект», но лишь при учёте её особенностей в различных сферах – авиаперевозках, розничной торговле, общественном питании и т.д. В публикациях школы бизнеса Sloan (sloanreview.mit.edu/wsi) Массачусетского технологического института показано, что компании всё чаще интегрируют производство промышленных товаров и услуг, специализируясь не по видам продукции, а на комплексном обслуживании определённых групп потребителей. Важное значение для интеграционных процессов в российской сфере услуг имеют принятые в последние годы законы о малых инновационных предприятиях научно-образовательных учреждений и о целевом капитале некоммерческих организаций.

6. Методологические принципы имущественной интеграции хозяйственных образований. Активно развивающиеся в последние годы в российской экономике процессы слияний и поглощений сформировали представление о том,  что  подобные сделки выступают в качестве одной из ведущих форм консолидации хозяйственных образований в рыночной экономике. Вместе с тем развиваются и другие формы интеграции, на что указывает и мировой опыт. В этой связи в диссертации проанализирована роль слияний и поглощений как формы консолидации хозяйственных образований, выявлены как свойственные им преимущества, так и ограничения, раскрыто место слияний и поглощений среди других современных форм интеграции хозяйственных образований.

Как показал анализ зарубежных и отечественных публикаций, наибольшие дискуссии вызывает трактовка экономического содержания этих процессов, их роли на рынке корпоративного контроля и реструктуризации бизнеса, выбор количественных характеристик этого рынка, классификация (типология) сделок слияний и поглощений, их причин и мотивов, методология оценки, прогнозирования и управления эффектом консолидации корпоративного контроля. По-разному трактуются особенности международных слияний и поглощений (mergers & acquisitions – M&A), роль государства в этом процессе, основные этапы и тенденции развития мирового и российского рынка M&A.

В диссертации уточнены определения понятий «корпоративный контроль», «рынок корпоративного контроля», «слияние и поглощение фирм и активов», их связь с изменением пучка прав собственности, реорганизацией и реструктуризацией бизнеса в трактовке российских и зарубежных экономистов и соответствующего законодательства. Выявлена роль слияний и поглощений в развитии агентских отношений и транзакционных издержек в условиях индустриальной и постиндустриальной экономики.

За последние годы (2003-2010 гг.) на русском языке издано более 100 книг и научных статей по проблемам слияний и поглощений  Анализ этих публикаций позволил выделить 10 основных направлений исследований, по которым представлены выводы, отражающие российский опыт 2000-х годов и посткризисное развитие.

  1. Экономическое содержание слияний и поглощений, их роль на рынке корпоративного контроля и реструктуризации бизнеса.
  2. Классификация сделок слияний и поглощений, их основные черты.
  3. Количественная характеристика рынка слияний и поглощений.
  4. Особенности международных слияний и поглощений.
  5. Участие государства в слияниях и поглощениях.
  6. Враждебные поглощения и защита от них.
  7. Основные этапы и тенденции развития мирового рынка слияний и поглощений.
  8. Особенности, этапы и тенденции развития российского рынка слияний и поглощений.
  9. Причины и мотивы слияний и поглощений.
  10. Эффект слияний и поглощений, его виды, методы учёта, прогнозирования и управления.

В диссертации показано, что синергетический эффект достигается за счёт роста доходов и снижения издержек объединённой компании, которые могут выражаться:

    • в снижении транзакционных издержек за счёт перехода на внутренние трансфертные цены между компанией-целью и покупателем (чаще всего при вертикальной интеграции в одной технологической цепочке);
    • в экономии на постоянных издержках за счёт оптимизации организационных структур и использования современных технологий управления, ликвидации дублирующих подразделений. Чаще всего к таким подразделениям относятся бухгалтерия и финансовая служба, отделы маркетинга, рекламы, продаж. Экономия на постоянных издержках тем больше, чем выше их доля в расходах участников сделки;
    • в достижении финансовой синергии за счёт оптимизации финансовой структуры, налоговых платежей и установления контроля над финансовыми потоками компании-цели. Часто компания-инициатор сделки работает в высокодоходном секторе и имеет избыточные денежные потоки. При проведении сделок конгломератного или иного типа происходит перераспределение избыточной ликвидности в пользу других эффективных видов деятельности, что позволяет добиться внутренней диверсификации капитала;
    • в использовании более совершенных технологий производства продукции и т.п;
    • в диссертации представлена типология и многокритериальная классификация M&A (рис.3). Поскольку сделки по слиянию и поглощению относятся к числу интеграционных сделок, их можно классифицировать по нескольким видовым признакам:

- в соответствии с правовой нормой, в рамках которой проводится сделка;

- по целям участников сделки;

- по степени изменения корпоративного контроля в результате сделки;

- по методам проведения сделки;

- по согласованности действий участников сделки и т.д.

Выявлены особенности, преимущества и ограничения вертикальной, горизонтальной, круговой и параллельной, дружественной и недружественной (враждебной) интеграции.

К числу классификационных признаков также отнесены источник финансирования сделки, территориальная и национальная принадлежность участников, отрасль интеграции, стоимость сделки, информационные и временные характеристики, инструменты проведения сделки. В предложенной классификации выделены четыре важнейших критерия – характер интеграции компаний, источник и форма (инструменты) финансирования сделки, состав агентов сделки и тип отношений между ними.

В работе представлена концепция развития механизма и форм консолидации рынка корпоративного управления в постиндустриальной экономике на основе образования альянсов, сетевых, кластерных и холдинговых структур, не требующих объединения материального имущества и полной централизации управления. Особенно это относится к международной и транснациональной интеграции.

Выявлена роль государства на рынке M&A в кризисных и посткризисных условиях, а также в легитимизации процедуры недружественных поглощений и банкротства. При этом корпорации с государственным участием не только сохраняются, но и численно преобладают среди крупнейших компаний России, Китая, Норвегии, а также Австрии, Италии, Франции и ряда других стран.

Рис.3. Классификация слияний и поглощений

Исследование этой типологии показало необходимость определения организационно-правового статуса новых форм хозяйственных объединений, в том числе инвестиционных партнерств, публичных корпораций, государственных и муниципальных корпораций развития.

7. Концепция организационного механизма слияний и поглощений как доминирующего метода интеграции хозяйственных образований. Под организационным механизмом имеется в виду совокупность процедур, методов и структур управления, технологий и показателей функционирования экономических систем.

В диссертации уточнена система показателей, характеризующих рынок корпоративного контроля, в т.ч. коэффициента Тобина (отношение рыночной стоимости активов к восстановительной), обоснована необходимость оценки не только виртуальной рыночной капитализации, но прежде всего, фундаментальной стоимости активов с учётом реально приносимой ими добавленной стоимости.

В работе уточнена периодизация развития мирового рынка слияний и поглощений и характеристика этапов горизонтальной консолидации (конец Х1Х – начало ХХ века), монополизации (начало ХХ века – до Великой депрессии), конгломерации (после второй мировой войны – до середины ХХ века), развития специализированных ТНК (70 - 90 ХХ века), эра мега-слияний (конец 1990 – начало 2000 гг.), кризисный и посткризисный этап (с 2008 г.).

При снижении общего числа сделок M&A изменилась их отраслевая и географическая структура: выросла доля сферы услуг, добывающей промышленности, роль инвестиционных, в т.ч. государственных фондов и доля транснациональных M&A, инициаторами которых выступает Китай, Индия, Бразилия и некоторые другие развивающиеся страны. Согласно прогнозу, в 2010 - 2014 гг. мировой рынок M&A превысит средний уровень 90-х и начала 2000 гг.(рис.4).

В посткризисный период (с 2010 г.) выявляются новые тенденции на рынке M&A:

- восстановление роли 10 крупнейших инвестиционных банков (Goldman Sachs, Morgan Stanley, JP Morgan, Citigroup, Bank of America/ Merril Lynch, Credit Suisse, UBS, Barclays Capital, Lazard, Deutsche Bank) в крупномасштабных трансграничных сделках;

- увеличение доли развивающихся рынков M&A, рост инвестиций Китая в приобретение зарубежных активов;

- концентрация собственности: так Kraft Foods (США), купив за 18,6 млрд. долл. 75% акций Cadbury (Англия) провел делистинг компании-цели, чтобы выкупить 90% капитала и заставить миноритариев продать свои акции;

- попытки ограничить монополизацию товарных рынков: так, Минэкономики ФРГ продвигает закон о принудительном разукрупнении доминирующих компаний, даже не нарушающих правила конкуренции;

- интеграция компаний, обслуживающих один и тот же товарный рынок.

На основе анализа публикаций и статистических данных предложена периодизация развития российского рынка слияний и поглощений, включающая этапы приватизации, последующего передела собственности с широким использованием рейдерских методов, развития цивилизованных форм M&A и активности государственных компаний и банков, выхода российских компаний на мировой рынок M&A.

Факторный анализ динамики российского рынка M&A по числу и размеру сделок позволил выявить его специфические особенности и проблемы,  тенденции  развития  рынка  в предкризисный период, в 2008 - 2009 гг.

На российском рынке слияний и поглощений преобладали мега-сделки стоимостью выше 1 млрд.долл., а также крупные сделки (от 100 млн. до 1 млрд.долл.). На самые крупные 17-20 сделок пришлось более 60% всего рынка. Основной рост рынка слияний и поглощений достигнут не за счёт количества сделок, а за счёт роста их средней стоимости, причем тенденции развития различались для различных сегментов рынка (табл.1).

Рис.4. Прогноз развития мирового рынка M&A

Российский рынок слияний  и  поглощений  достиг  максимума в 2007 г. (159 млрд. долл.). В 2009 г., произошел спад до 46 млрд.долл. (по оценке KPMG). В 2010 г. начался рост объема консолидированных сделок в 1,5 раза за счет распродажи активов компаний с большими долгами, продажи банками проблемных активов, полученных в годы кризиса, притока иностранных инвестиций и т.д. Отечественный рынок слияний и поглощений остается одним из наиболее быстро развивающихся сегментов мирового рынка, хотя его доля на этом рынке не превышает 1,5-2%, что сопоставимо с суммарным рынком Центральной и Восточной Европы.

Представлен прогноз развития объёма и структуры российского рынка M&A, его доли на мировом рынке до 2014 гг. (рис.5), предложения по совершенствованию его регулирования в посткризисный период, защите от незаконного захвата активов, охране прав миноритарных акционеров и других агентов корпорации, оптимизации роли государства в консолидации компаний, особенно в таких секторах, как финансы, нефтегазохимия, химико-фармацевтический комплекс.

Таблица 1

Тенденции развития различных сегментов российского рынка

слияний и поглощений в предкризисный период

Сегмент рынка

Тенденция

Отрасли промышленности, характерные для данного сегмента

Мега сделки

Существенный рост

ТЭК, металлургия, электроэнер-гетика

Крупные сделки

Небольшое оживление за счёт роста числа сделок

Химическая промышленность, машиностроение, строительство, связь, финансы и страхование

Средние сделки

Стагнация

IT, текстиль, реклама, транспорт, сельское хозяйство, пищевая промышленность, лесопромышленный комплекс

Небольшие сделки

Небольшое оживление за счёт роста средней стоимости сделки

Розничная торговля, общественное питание

       Рис.5. Прогноз развития российского рынка M&A до 2014 г.

Анализ структуры показателей динамики российского рынка M&A позволяет предложить следующие основные направления совершенствования его регулирования со стороны государства и саморегулируемых профессиональных организаций:

  • преобразование АО, не являющихся открытыми по своей сути, не раскрывающих информацию о структуре собственности, конечных бенефициарах в ООО;
  • усиление прямого контроля регулирующих органов за M&A, осуществляемыми вне организованного фондового рынка, с использованием оффшоров, при концентрации основного пакета акций в одних руках, особенно, если основной собственник компании является и её высшим менеджером;
  • регламентация влияния миноритарных акционеров на деятельность компании, поведения менеджмента при слияниях и поглощениях, включая ответственность высших менеджеров за действия, нарушающие интересы компании и её акционеров;
  • создание единого реестра и государственной системы учёта прав на бездокументарные, в т.ч. производные ценные бумаги;
  • развитие института оценки на основе реальной стоимости активов, ограничения доступа и защиты конфиденциальности инсайдерской информации, принятия новых стандартов финансового учёта, аудита и рейтингования ценных бумаг;
  • преобразование института банкротства в средство финансового оздоровления компаний, новая регламентация процедуры обеспечения исков, определения цены выкупаемых на основании добровольного предложения ценных бумаг, оценки акций, которые не торгуются на бирже, реализации арестованного и конфискованного имущества.

8. Посткризисные тенденции развития российского рынка слияний и поглощений. Посткризисные тенденции связаны с развитием слияний и поглощений преимущественно путем образования совместных предприятий, стратегических альянсов, инвестиционных партнерств, а не на базе увеличения размеров промышленных компаний.

Для посткризисного (с 2010 г.) этапа развития российского рынка слияний и поглощений характерны следующие тенденции:

- реализация активов, приобретенных в 2008-2009 гг. финансовыми институтами в качестве возмещения за долги;

- увеличение объема M&A в результате поглощения финансово неустойчивых фирм, увеличение лимита антимонопольного контроля (в финансовой сфере - с 4 до 25 млрд. руб.), развитие процессов глобализации;

- развитие альянсов с зарубежными ТНК. Так, группа ГАЗ и концерн Wolkswagen заключили в 2011 г. соглашение о сборке моделей VW и Skoda на мощностях ГАЗа в Нижнем Новгороде, российский Sollers и Fiat – о производстве на паритетных началах легковых и коммерческих автомобилей на заводах в Калининградской области и Татарстане по новым правилам, согласно которым в России обеспечивается выпуск двигателей, трансмиссий и других высокотехнологических компонентов, а также создается инженерный центр;

- формирование российских ТНК на базе приобретения зарубежных активов и присоединения к глобальным сетям. Так, ОАО «Вымпелком» приобрел египетскую Wind Telecom, гарантировав при этом сохранение блокирующего пакета акций у норвежской Telenor. ОАО «Мегафон» в 2011 г. присоединился к международному альянсу Free Move, включающему крупнейших операторов связи Германии, Италии, Турции и т.д., продолжает договор о партнерстве с Vodafone (Великобритания);

- развитие альянсов российских и зарубежных ТНК. В 2011 г. создали совместные предприятия ОАО «Роснефть» и BP, ОАО «Новатэк» и Total, ОАО «Лукойл» и Vanco International (США), ОАО «Роснефть» и Conoco, что позволило начать совместные проекты на морском шельфе Арктики, Черного моря и т.д.;

- интеграция российских компаний (преимущественно в пищевой и других отраслях промышленности с относительно короткими сроками окупаемости вложений) силами зарубежных ТНК. Pepsi Co приобрела крупнейшего российского производителя молочных продуктов и соков –компанию ОАО «ВимБильДанн» по цене существенно выше рыночной. Норвежская  Ornia проводит в 2011 - 2012 гг. слияние двух своих кондитерских компаний – ЗАО «Кондитерская фабрика имени Крупской» и ОАО «Кондитерское объединение «СладКо». Пивоваренная, табачная, соковая, кондитерская, молочная и ряд других отраслей консолидируются на глобальной основе;

- сотрудничество конкурирующих компаний. Так, сотовые операторы МТС, Мегафон и Вымпелком совместно с Ростелекомом приобретают группу Yota, что позволяет им совместно использовать принадлежащие ей сети 4G с базовыми станциями, центрами обработки данных и т.д.;

- интеграция бирж (российских ММВБ и РТС, американской NYSE Euronext и Deutsche Borse) и других инфраструктурных центров;

- выделение из крупных компаний производственных и сервисных фирм в самостоятельные или дочерние бизнес-единицы. ОАО РЖД выводит из своего состава более 70 компаний, в т.ч. грузовых, по ремонту вагонов и локомотивов, производству путевой техники, ОАО «ТрансКонтейнер», ЗАО «Компания Транстелеком» и др.;

- превращение операционных холдингов, например АФК «Система», в инвестиционные фонды, занятые организацией слияний и поглощений с целью увеличения стоимости активов, а также их покупкой и продажей. Производственная стратегия при этом передается Совету директоров дочерних компаний, в которые входят и менеджеры фонда. При этом управляющая компания специализируется по функциональному (в Ренова-групп – службы слияний и поглощений, финансовая, юридическая), а не по отраслевому признаку.

Однако в машиностроении, в частности в станкостроении, в посткризисный период существенных изменений не произошло, здесь по-прежнему преобладают мелкие, универсальные заводы с устаревшим оборудованием, не способные конкурировать с импортом. Его доля на рынке технологического оборудования к 2011 г. достигла 70%. Интеграцию хозяйственных образований сдерживает регистрация большинства крупных компаний в оффшорных зонах, что не позволяет установить реальных собственников и конечных бенефициаров действующих в России фирм.

9. Концепция мотивационного и финансового механизма интеграции хозяйственных образований. Анализ неоклассического, институционального и эволюционного подхода, теории жизненного цикла и ключевых компетенций организации, показателей интенсивности конкуренции, синергетической и поведенческой концепции, теории агентских издержек позволил обосновать классификацию объективных, субъективных и защитных мотивов M&A.

При этом целесообразно использовать модель двойной маржинализации (двойной наценки) для обоснования целесообразности формирования вертикально интегрированных структур в ходе M&A с позиции интересов и компаний, и общества. Двойная выгода определяется использованием инструментария теории экономики благосостояния, включая понятия излишков производителя, потребителя и общества.

Степень концентрации производства в отрасли позволит оценить степень монополизации рынка и является величиной обратной интенсивности конкуренции

(1)

где         - объём реализации продукции i-го предприятия, тыс.руб.,

- общий объём реализации продукции заданного ассортимента, тыс.руб., 

n – общее количество предприятий, реализующих данную продукцию.

Другим известным подходом является оценка распределения рыночных долей с помощью суммы квадратов рыночных долей конкурентов – индекса Херфиндаля-Хиршмана (HHI):

        при ;  (2)

где    - индекс HHI ()

- доля i-го предприятия в общем объёме реализации продукции заданного ассортимента.

       Значение индекса Херфиндаля-Хиршмана увеличивается по мере роста концентрации в отрасли и достигает при чистой монополии 1, но этот индекс не учитывает ранги предприятий. По данным конкретных исследований существует некоторая критическая пропорция долей двух независимых конкурентов, когда стремление к изменению этой пропорции уменьшается. Это соответствует состоянию на рынке, когда для двух конкурентов i и j выполняется неравенство

                  (3)

Интенсивность конкуренции максимальна при примерном равенстве долей . С учётом этого получим:

,  (4)

где n – количество предприятий на рассматриваемом товарном рынке.

При падении спроса увеличение объёма продаж может происходить лишь за счёт переманивания потребителей у конкурентов. Показатель интенсивности конкуренции, учитывающий темпы роста объёмов продаж на определённом рынке, будет иметь вид:

(5)

где Тр – годовой темп роста объёма продаж на рассматриваемом товарном рынке без учёта информационной составляющей, %.

Конкурентный рынок с высокой рентабельностью, как правило, характеризуется превышением спроса над предложением. Это позволяет реализовывать цели M&A относительно бесконфликтно. С уменьшением прибыльности ситуация меняется. Коэффициент рентабельности рынка показывает уровень активности конкурентной среды предприятий. Схема определения имеет вид:

(6)

Для удобства анализа изменения интенсивности конкуренции на различных рынках в результате M&A вводится обобщающий показатель

                (7)

где VK – обобщенный показатель интенсивности конкуренции, .

Укрупнённая классификация мотивов слияний и поглощений, которая позволяет, с нашей точки зрения, наиболее полно систематизировать их цели, представлена на рис.6.

В работе развита методология исследования организации финансирования интеграции хозяйственных образований, связанная с теорией асимметрии информации и бихевиоризма в условиях несовершенной глобальной конкуренции, влиянием государственной налоговой, финансовой и промышленной политики на кумулятивную доходность интеграции, институциональную эластичность и иррелевантность (по теореме Модильяни-Миллера).

В условиях кризиса выросла роль институциональной неэластичности, информационной асимметрии, несовершенства рынка. Долевое финансирование предпочтительно лишь при фондовом буме, когда эмиссия ценных бумаг, как правило, не приводит к снижению их котировок. В условиях спада растёт роль долгового финансирования. При этом компании с высоким уровнем левериджа теряют свои конкурентные преимущества.

Рис.6. Классификация мотивов M&A

При этом учитываются и исследуются особенности фондовой (американо-английской) и банковской (континентальной европейской и японской) модели корпоративного финансирования, его особенности на рынках Центральной и Восточной Европы, России.

Выявлены тенденции развития соотношения внешнего и внутреннего финансирования российских компаний, связанные с неразвитостью рынка долгосрочных кредитов и инвестиций, первичного публичного размещения (IPO) и венчурного финансирования, ростом роли государственного финансирования в кризисной ситуации. На этой основе уточнена классификация источников и инструментов финансирования интеграции хозяйственных образований.

К числу новых тенденций здесь можно отнести:

  • развитие долгосрочного проектного финансирования со стороны зарубежных инвестиционных банков в виде комбинации заёмного и акционерного капитала;
  • использование смешанных финансовых инструментов, например, конвертируемых долгосрочных векселей;
  • расширение выпуска депозитарных расписок (АДР) и др., позволяющих выйти на наиболее ликвидный фондовый рынок. По данным экспертов в годы рецессии падение курсов акций компаний, выпустивших АДР, было намного меньшим, чем для других корпораций;
  • ускоренное развитие венчурного, а также лизингового финансирования, предъявляющих меньшие требования к залогу имущества заёмщика;
  • рост корпоративного внешнего долга.

За последние годы наметилась устойчивая тенденция к росту доли привлечённых средств (внешнего финансирования) в объёме инвестиций в основной капитал, начиная с 2000 г. она превышала собственные инвестиции предприятий на 4-9%, при более чем двукратном росте доли банковских кредитов в инвестициях в основной капитал. До 2009 г. наблюдался быстрый рост объёмов кредитования банковским сектором нефинансового сектора экономики. Он возобновился в 2010 - 2011 гг.

Анализ поведения и роли различных агентов рынка корпоративного контроля позволил представить ряд предложений по совершенствованию регулирования деятельности инвестиционных банков и фондов, рейтинговых и консультационно-информационных агентств, самих компаний, их менеджеров и акционеров. Это регулирование должно быть направлено на оценку стоимости компаний по фундаментальной стоимости их материальных и нематериальных активов, с учётом их способности генерировать добавленную стоимость, а не по рыночной капитализации, основанной лишь на субъективных и виртуальных оценках.

10. Концепция оценки эффекта интеграции хозяйственных образований. В работе развито представление об эффекте интеграции хозяйственных образований как приросте реальной стоимости компании в результате объединения.

Проведён анализ большого числа отечественных и зарубежных публикаций по проблемам оценки этого эффекта, его синергетической природы и элиминирования конъюнктурных, не связанных с реальным приростом добавленной стоимости факторов, дающих лишь виртуально-спекулятивную, а не фундаментальную оценку реальной стоимости материальных и нематериальных активов, включая бренд и гудвилл.

Выделены формы проявления эффекта синергии, методы оценки концентрации производства и риска неэффективных M&A.

Среди форм проявления эффекта синергии, наиболее характерных для российского рынка, выделяются следующие:

  • экономия на гибкости товародвижения достигается в 80% всех сделок слияний и поглощений;
  • расширение спектра оказываемых услуг (номенклатуры выпускаемой продукции имеет место в 40% случаев;
  • рост занимаемой доли рынка и чистой выручки – 40%;
  • финансовая синергия и повышение инвестиционной привлекательности новой структуры – 30%;
  • расширение сырьевой базы – 30%;
  • обход квот и масштабов и выход на мировой рынок – 30%;
  • повышение эффективности работы с поставщиками (снижение закупочных цен, обеспечение регулярности поставок) – 30% и т.д.

Для оценки эффекта масштаба важно правильно оценить концентрацию производства. И.П.Бойко предложил для этой цели модифицировать индекс Херфиндаля-Хиршмана (), представив его как сумму квадратов долей 8 крупнейших предприятий отрасли:

,  (8)

где Д1...8 –доли крупных предприятий в совокупном объёме производства.

В ряде зарубежных публикаций исследуется риск неэффективных поглощений. Выделяется три главные проблемы эффективности M&A.        Во-первых, необходимо обеспечить органическое слияние, а не механическое суммирование фирм, особенно различных по организационной культуре. Эта мысль подчёркивается исследователями Гарварда и иллюстрируется на примерах удачных и неудачных сделок.

Во-вторых, эффективное партнёрство базируется на разработке и совместном освоении новых технологий. Инновации стали основным средством конкурентной борьбы.

В-третьих, эффект M&A определяется позицией потребителей, их готовностью принять продукцию объединённой фирмы, новый бренд. Эти проблемы исследованы в публикациях Школы менеджмента Массачусетского технологического института.

Обоснованы и исследованы принципы управления эффектом интеграции хозяйственных образований в условиях глобализации, информатизации производства и перехода к инновационному развитию. К ним отнесены:

  • ограничение масштабов концентрации материальных активов на основе сочетания M&A с аутсорсингом, выводом непрофильных и не соответствующих ключевой компетенции активов в независимые, дочерние и зависимые фирмы; отказа от конгломератов и неоправданной диверсификации ассортимента;
  • сопоставление позитивного и негативного эффекта вертикальной интеграции, преимущественное развитие горизонтальной интеграции по мере развития контрактного и корпоративного законодательства, создания кластеров и целей поставок и создания стоимости;
  • развитие сетевой интеграции, не требующей концентрации собственности на материальные активы и создания громоздких управленческих структур;
  • проведение комплексной органичной интеграции, ориентированной на развитие общей организационной культуры, человеческого капитала и инновационной активности, гармоническое сочетание маркетинговой, финансовой, технологической, организационной и кадровой реструктуризации.

Ш. ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ

ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Монографии:

  1. Чернова Е.Г. Российский рынок слияний и поглощений: направления и перспективы развития: коллективная монография. / Отв. ред. Е.Г.Чернова, Н.В.Пахомова.- СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2011. - 16,0 п.л./4,5 п.л.
  2. Чернова Е.Г. Современные формы и методы интеграции хозяйственных образований в условиях глобализации: монография. - СПб.: Издательский дом СПбГУ, 2010. - 17,5 п.л.
  3. Чернова Е.Г. Совершенствование производственных отношений и механизма хозяйствования в АПК: монография в соавторстве. / Под ред. В.А.Пешехонова, А.А.Маркина. - Л., ЛГУ,1988. - 23,0 п.л. / 3,0 п.л.

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Чернова Е.Г. Особенности посткризисного развития интеграционных процессов в экономике // Экономика и управление. 2011. № 4. С.16-18. - 0,6 п.л.
  2. Чернова Е.Г. К вопросу о методологических аспектах механизма интеграции хозяйственных образований // Проблемы современной экономики. 2011. № 1. С.402-405. - 0,5 п.л.
  3. Чернова Е.Г. Источники, инструменты и агенты финансирования интеграционных процессов в экономике // Деньги и кредит. 2010. №10. С.33-40. - 1 п.л.
  1. Чернова Е.Г. Оценка и управление эффектом консолидации хозяйственных образований // Вестник Инжэкона. Серия Экономика. 2010. Вып. 5. С.86-96. - 1 п.л.
  2. Чернова Е.Г. Интегрированные хозяйственные образования: типология и динамика организационно-правовых форм // Вестник СПбГУ. Серия 5. Экономика. 2010. №1. С.58-69 - 1 п.л.
  3. Чернова Е.Г. Особенности интеграции хозяйственных образований в первичном секторе экономики. Проблемы современной экономики. 2010. №1. С.111-116. - 1 п.л.
  4. Чернова Е.Г. Интеграция хозяйственных образований как закономерность развития экономики // Экономика и управление. 2010 № 6. С.43-50. - 1 п.л.
  5. Чернова Е.Г., Петров А.Б. Эффективная консолидация как современная форма концентрации производства // Вестник СПбГУ. Серия 5. Экономика. 2009. №4. - 1,0 п.л./0,5 п.л.
  6. Чернова Е.Г. Слияния и поглощения как основной способ роста крупных корпораций // Проблемы современной экономики. 2007. №4. - 1,0 п.л.
  7. Чернова Е.Г. Роль банковского сектора в обеспечении устойчивого роста экономики // Деньги и кредит. №8. 2003. - 1,0 п.л.
  8. Чернова Е.Г. Банковский кризис и реструктуризация банковской системы: уроки и итоги // Вестник СПбГУ. Серия 5. Экономика. 2001. Вып. 4. - 0,8 п.л.
  9. Чернова Е.Г. Асселен Ж.-Ш. Реформы в России: взгляд отечественного и зарубежного экономистов // Вестник СПбГУ. Серия 5. Экономика. 1994. Вып.3. - 0,8 п.л./0,5 п.л.
  10. Чернова Е.Г. Налоги и кредит в системе государственного регулирования аграрного производства // Вестник СПбГУ. Серия 5. Экономика. 1993. Вып.3. - 0,8 п.л.
  11. Чернова Е.Г. Государственное регулирование сельскохозяйственного производства в условиях рынка // Вестник ЛГУ. Серия Экономика.1991. Вып.3. - 0,8 п.л.
  12. Чернова Е.Г. Потери в АПК: причины возникновения, возможности сокращения // Вестник ЛГУ. Серия Экономика. 1990. Вып.3. - 0,8 п.л.
  13. Чернова Е.Г., Бойко И.П. Проблемы формирования межотраслевых комплексов народного хозяйства // Вестник ЛГУ. Сер. 5. Экономика.1983. №5. - 0,5 п.л./0,3  п.л.

Другие публикации:

  1. Чернова Е.Г. К вопросу о трансформации мотивационного и финансового механизмов слияний и поглощений как преобладающего метода интеграции хозяйственных образований // Материалы научной конференции «Теория и практика финансов и банковского дела на современном этапе».- СПб.: СПбГИЭУ, 2010. - 0,3 п.л.
  2. Чернова Е.Г. Интеграция хозяйственных образований в обрабатывающей промышленности // Тезисы докладов международной научно-практической конференции «Экономика, наука, образование: проблемы и пути интеграции». – Москва.: ВЗФИ, 2010. – 0,2 п.л.
  3. Чернова Е.Г. Управление эффектом консолидации хозяйственных образований в условия модернизации экономики // Материалы международной научной конференции «Модернизация экономики: проблемы и перспективы». -  СПб.:  ЭФ СПбГУ, 2010. - 0,2 п.л.
  4. Чернова Е.Г. Подходы к типологии интегрированных хозяйственных образований // Материалы международной научной конференции «Мировой экономический кризис и Россия: причины, последствия, пути преодоления». – СПб.: ЭФ СПбГУ, 2009. - 0,2 п.л.
  5. Чернова Е.Г. Некоторые аспекты финансирования сделок слияния и поглощения // Мир фирмы: сборник научных статей вып.2/ Под ред. И.П.Бойко, Л.С.Бляхмана, Е.Г.Черновой. – СПб.: ОЦЭиМ СПбГУ, 2009. -13,0 п.л./0,5 п.л.
  6. Чернова Е.Г., Бляхман Л.С. Концентрация капитала и конкурентоспособность  фирмы // Мир фирмы: сборник научных статей. Вып.2/ Под ред. И.П.Бойко, Л.С.Бляхмана, Е.Г.Черновой. – СПб.: ОЦЭиМ СПбГУ, 2009. - 13,0 п.л./1,5 п.л./ 0,5 п.л.
  7. Чернова Е.Г. Слияния и поглощения как стратегия создания хозяйственных объединений // Хозяйственные объединения в инновационной экономике: сборник тезисов. – СПб.: ОЦЭиМ СПбГУ, 2008. - 0,2 п.л.
  8. Чернова Е.Г. Некоторые аспекты эмиссионного финансирования российских корпораций // Материалы Международной научной конференции «Экономическое развитие: теория и практика». – СПб.: ОЦЭиМ, 2007. - 0,3 п.л.
  9. Чернова Е.Г. Некоторые проблемы внешнего финансирования российских корпораций // Современное экономическое и социальное развитие: проблемы и перспективы. Том 2. Ученые и специалисты Санкт-Петербурга и Ленинградской области – Петербургскому экономическому форуму 2006 года: сборник научных статей. - СПб.: Изд-во СПбГУЭиФ, 2006. - 0,4 п.л.
  10. Чернова Е.Г. Некоторые проблемы финансирования корпоративного сектора в промышленности России // Материалы Международной научной конференции «Экономическая наука в начале третьего тысячелетия: история и перспективы развития. – СПб.: ОЦЭиМ СПбГУ, 2005. - 0,3 п.л.
  11. Чернова Е.Г. Реструктуризация собственности и агентских отношений как один из возможных источников конкурентных преимуществ российских предприятий // Мир фирмы: сб. научных статей. Вып.1./ Под ред. И.П.Бойко, Л.С.Бляхмана, Е.Г.Черновой. – СПб.: ОЦЭиМ СПбГУ, 2005. - 12,67 п.л./0,8 п.л.
  12. Чернова Е.Г. Некоторые проблемы реструктуризации собственности и агентских отношений российских предприятий // Материалы международной научной конференции «Актуальные проблемы экономической науки и хозяйственной практики». – СПб.: СПбГУ, 2004. - 0,2 п.л.
  13. Чернова Е.Г. К вопросу об оценке финансового потенциала предприятия // Материалы международной научной конференции «Экономическая наука: проблемы теории и методологии». – СПб.: СПбГУ, 2002. - 0,1 п.л.
  14. Чернова Е.Г. Механизм развития межотраслевой интеграции // Тезисы доклада Всесоюзной научно-практической конференции «Новые формы хозяйствования в условиях перехода к рыночным отношениям». – Л.: ЛГУ, 1991. - 0,1 п.л.
  15. Чернова Е.Г. Рыночные отношения в механизме сокращения потерь в АПК // План и рынок в современных экономических системах / Под ред. В.Т.Рязанова, В.С.Пригарина.- Л.: ЛГУ, 1990. - 0,5 п.л.
  16. Чернова Е.Г. Экономико-математическая модель распределения производственных ресурсов между отраслями регионального аграрно-промышленного комплекса // Продовольственная программа в системе региональных АПК/ Под ред. А.А.Маркина, В.А.Пешехонова. - Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1985. - 11,5 п.л./0,5 п.л.
  17. Чернова Е.Г., Бойко И.П. Проблемы развития региональных АПК // Продовольственная программа в системе региональных АПК/ Под ред. А.А.Маркина, В.А.Пешехонова. - Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1985. - 11,5п.л./0,8 п.л./0,4 п.л.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.