WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Цветкова Светлана Николаевна

МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПРИОРИТЕТНЫХ УСЛОВИЙ И НАПРАВЛЕНИЙ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ ПОСТДЕПРЕССИВНОГО УГЛЕДОБЫВАЮЩЕГО РЕГИОНА

Специальность

08.00.05 Экономика и управление народным хозяйством:

региональная экономика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Ростов-на-Дону 2010

Диссертация выполнена в ГОУ ВПО «Южно-Российский государственный университет экономики и сервиса»

Научный консультант:

доктор экономических наук, профессор Тяглов Сергей Гаврилович

Официальные оппоненты:

доктор экономических наук, профессор

Белоусов Виталий Михайлович

доктор экономических наук, профессор Уколов Владимир Федорович

доктор экономических наук, профессор Черкесова Эльвира Юрьевна

Ведущая организация:

Российская экономическая академия им. Г.В. Плеханова

Защита диссертации состоится «22» апреля 2010 г. в 11-00 на заседании диссертационного совета Д212.209.01 при Ростовском государственном экономическом университете «РГЭУ (РИНХ)» по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 69, ауд. 231.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ростовского государственного экономического университета «РГЭУ (РИНХ)».

       Автореферат разослан «19» марта 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

д.э.н., профессор                                                А.Г. Губанов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В условиях глобального экономического кризиса для преодоления его последствий весьма целесообразно исследование опыта экономики депрессивных регионов, где доминировало производство монопродукта.

В депрессивных регионах кризисные процессы и явления нередко блокируют возможности как воспроизводственного процесса, так и его отдельных элементов, что приводит к деградации ресурсного, хозяйственного, социального и экономического потенциалов территорий. В 90-е г.г. ХХ в. в связи с рыночной трансформацией производственно-хозяйственных связей и экономических отношений, представлялось важным и своевременным определить место и функции депрессивных регионов в этом процессе, наметить общие пути по выравниванию уровней развития российских регионов, в частности для шахтерских районов Восточного Донбасса.

Наметившиеся в последние 5-6 лет позитивные социально-экономические тенденции во многих депрессивных, монопромышленных и угледобывающих регионах России заставляют по-новому определять пути их развития. Некоторая стабилизация на региональных рынках труда, приостановка миграционных потоков, развитие малого предпринимательства, инновационной сферы, новые явления в инвестиционных процессах, формирование многоотраслевой экономики в указанных регионах свидетельствуют о выборе верного вектора преодоления депрессивности. Предпринятые меры проходят проверку в условиях кризиса, который актуализирует необходимость корректировки направлений для устойчивого развития и разработки эффективных механизмов их реализации. Это и обусловило выбор темы, цели и задач данной работы.

Степень изученности проблемы. В литературе широко исследованы теоретические проблемы, связанные с развитием угледобывающих депрессивных регионов и реструктуризацией угольной отрасли. Однако анализу опыта перестройки экономической специализации шахтерских регионов и созданию условий приоритетного развития, точек роста экономики шахтерских территорий уделялось мало внимания, что и обусловило необходимость данного исследования.

Научные публикации по исследуемой проблеме можно условно разделить на следующие аспекты:

Общим концептуальным проблемам экономического регионализма и региональной экономики посвящены работы В.С. Бильчака, В.И. Бутова, С.Д. Валентея, А.Г. Гранберга, П.В.  Дружинина, В.Г. Игнатова, В.Н. Лексина, Н.Н. Некрасова, В.И. Овчинникова, А.Н. Швецова, Р.И. Шнипера и др.

Вопросы определения критериев региональной депрессивности, типологии депрессивных регионов, а также разработки особых мер по их развитию исследовались М.К. Бандманом, С.С. Гузнером, В.В. Курнышевым, А.Г. Шеломенцевым, М.А. Ягольницером и др.

Вопросы регулирования регионального развития, выхода из экономического кризиса, структурной перестройки хозяйственного комплекса страны и субъектов Федерации исследовались И.М. Бусыгиной, В.С. Золотаревым, Г.Н. Ковалевой, П.А. Минакиром, В.Ю. Наливайским,  Л. В. Смирнягиным.

Анализ и разработка стратегии, инструментария, эффективности региональной экономической политики как основы сбалансированного социально-экономического развития нашли отражение в работах В.В. Бакушева, Б.С. Жихаревича, Б.Л. Лавровского, Г.О. Перова, Ж.В. Подоляко, А.В. Позднякова, С.Г. Тяглова, Е.А. Черныша и др.

Созданием принципиальных подходов, критериев и экономических основ устойчивого развития регионов занимались Г.В. Атаманчук, К.Г. Гофман, В.А. Коптюг, И.С. Ладенко, М.Я. Лемешев, А.И. Татаркин, В.К. Фальцман, Н.П. Федоренко.

Проблема создания и функционирования свободных экономических зон в России и за рубежом широко рассмотрена в экономической и правовой науках А.Г. Аганбегяном, А.А. Барышниковым, М.М. Богуславским, Б.О. Кожевниковым, Н.В. Смородинской.

Роль инноваций в экономическом развитии анализировалась П.Н. Завлиным, Н.Д. Кондратьевым, Э. Менсфилдом, Л.Э. Миндели, Э.А. Уткиным, Й. Шумпетером. Общие вопросы инновационной деятельности и инновационных процессов – А.А. Дынкиным, Е.А. Лурье, А.М. Мухамедьяровым, В.А. Рубе, В.Ф. Уколовым, А.Н. Фоломьевым. Механизм влияния инноваций на развитие экономики – Ван Дейном Я., П. Друкером, Дж. Кларком и др.

Вопросы регионального инновационного развития освещены в работах Н.В. Бекетова, О.С. Белокрыловой, Дж. Бортса, Л.К. Гуриевой, А.В. Евсеенко, Н.Е. Егоровой, X. Зиберта, О.В. Иншакова, В.С. Клебанера, К.И. Плетнева, X. Ричардсона, Г.А. Унтура, Т. Хермансеса.

Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования состоит в разработке механизмов формирования приоритетных условий и направлений инновационного развития угледобывающего региона, преодолевающего состояние депрессии и рекомендаций по их использованию. Реализация этой цели основана на решении следующих задач:

  • разработать методику оценки уровня депрессивности региона с учетом социально-экономических последствий реструктуризации угольной отрасли;
  • проанализировать современное состояние угольной отрасли Восточного Донбасса и разработать инновационную стратегию ее развития;
  • исследовать особенности развития отдельных отраслей в экономике Восточного Донбасса и обосновать перспективные направления хозяйственной специализации региона в межрегиональном и международном разделении труда;
  • обосновать необходимость создания особых экономических зон в Восточном Донбассе на основе анализа действенности регионального закона о приоритетном развитии шахтерских территорий и разработать методику расчета мультипликативного эффекта в особые экономические зоны (ОЭЗ);
  • обосновать необходимость создания и экономическую эффективность «точечных» ОЭЗ на градообразующих (бюджетообразующих) предприятиях Восточного Донбасса;
  • разработать механизмы повышения уровня занятости в постреструктуризационный период с учетом долговременных социально-экономических последствий реструктуризации угольной отрасли;
  • разработать меры по совершенствованию инновационной деятельности в регионе, а также по развитию ее инфраструктуры;
  • выявить особенности венчурного инвестирования и пути его развития в традиционно шахтерских территориях.

Объект исследования. Объектом исследования являются действующие механизмы формирования приоритетных условий и направлений инновационного развития постдепрессивного угольного региона.

Предметом исследования выступают экономические и социальные отношения, возникающие в результате создания и использования механизмов формирования приоритетных условий и направлений инновационного развития постдепрессивного угледобывающего региона. В качестве примера взят Восточный Донбасс – часть территории Ростовской области, где наиболее ярко проявились негативные последствия кризиса угольной отрасли.

Теоретико-методологической основой исследования послужили фундаментальные положения региональной экономики в части решения проблем управления развитием депрессивных территорий, территориальной организации хозяйственной деятельности; методы экономико-математического моделирования процессов, затрагивающих решение экономических проблем региона.

Инструментарно-методический аппарат. В диссертационном исследовании использовались методы мезо- и макроэкономической динамики, программно-прогнозных разработок, табличные и графические приемы визуализации статистических данных, экономико-статистических группировок, структурно-функциональный, статистический и системный анализ.

Информационно-эмпирическая база исследования формировалась на основе официальных данных Федеральной службы государственной статистики и ее региональных органов (статистических сборников, ежегодников, ведомственных справочников), содержащих фактические материалы по Российской Федерации, по топливно-энергетическому комплексу страны и ее угольной отрасли, Южному федеральному округу и Ростовской области, результаты разработок многочисленных программ, данных периодической печати, материалов монографических исследований отечественных и зарубежных ученых, а также результатов многолетнего практического опыта, личных наблюдений и обобщений автора.

Нормативно-правовая база исследования представлена правовыми (федеральными и региональными) документами, связанными с развитием угольной отрасли, созданием свободных и особых экономических зон в современной России, нормативно-правовыми документами, касающимися становления инновационных сфер регионов.

Репрезентативная совокупность использованных данных, часть которых отработана и вовлечена в научный оборот впервые экономически интерпретированных и прокомментированных, обеспечила достоверность результатов исследования и аргументированную обоснованность практических рекомендаций.

Исследование выполнено в рамках паспорта специальности 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством. Специализация: региональная экономика (п.5.11. Территориальная организация регионального экономического развития; типы регионов (развитые и депрессивные, доноры и реципиенты, монопродуктовые и диверсифицированные и т.д.), методические проблемы классификации и прикладные исследования особенностей развития различных типов регионов; п.5.13. Проблемы устойчивого развития регионов разного уровня; мониторинг экономического и социального развития регионов разного уровня); п.5.17. Региональное стратегическое планирование; региональные программы развития; экономические проблемы федерализма; экономическая симметрия и ассиметрия в развитии Российской Федерации; проблемы разграничения полномочий и предметов ведения и эффективность государственного управления в территориальном аспекте; экономические проблемы местного самоуправления.

Концепция исследования заключается в теоретическом обосновании и практической реализации авторской концепции управления социально-экономическим развитием постдепрессивных регионов и территорий, базирующейся на идее формирования инновационного механизма, включающего ОЭЗ при развитии государственно-частного партнерства. При этом принципиальное  значение приобретает подход к стратегическому планированию комплексного развития инновационной сферы региона, согласованию интересов различных уровней власти и усилению государственной поддержки отраслей и секторов производственной сферы, обеспечивающих формирование полиотраслевой самообеспечиваемой экономики в режиме самофинансирования, формированию совокупности «точек роста» по муниципальным образованиям с учетом их демографических, социальных, экономических и экологических особенностей. Процесс моделирования социально-экономических условий и динамики развития в системе региональной экономики постдепрессивных территорий предлагается осуществлять с помощью методик и процедур кластерного анализа, что позволит в дальнейшем определить перспективные направления хозяйственной специализации муниципальных образований постдепрессивного угледобывающего региона, учитывающие особенности и преимущества экономики данного типа.

Положения диссертации выносимые на защиту. На защиту выносятся следующие основные положения, составившие содержание разработанной автором концепции:

1. Определение уровня депрессивности региона и выявление позитивных тенденций ее  преодоления возможно на основе значений факторов, описывающих каждую из групп следующих индикаторов социально-экономического состояния региона: демографических в расчете на 1000 чел. населения (естественный прирост (убыль); число зарегистрированных браков и разводов; индикаторов занятости (среднесписочная численность работников на 1000 чел. населения, чел.; уровень официально зарегистрированной безработицы, %; численность незанятых трудовой деятельностью граждан, претендующих на одну вакансию, чел.; коэффициент пенсионной нагрузки); производственных (объем выпущенных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами на душу населения, руб.; индекс физического объема промышленного производства, %.); индикаторов потребления (оборот розничной торговли на душу населения, руб.; оборот общественного питания на душу населения, руб.; объем платных услуг на душу населения, руб.; количество легковых автомобилей индивидуальных владельцев на 1000 чел. населения, ед.); социальных (среднемесячный доход одного работника, руб.; среднемесячная заработная плата одного работника, руб.; отношение среднемесячной заработной платы к прожиточному минимуму; ввод в действие общей площади жилых домов за счет всех источников финансирования на 1000 чел. населения, м2; численность врачей и обеспеченность населения амбулаторно-клиническими учреждениями в расчете на 10 000 чел. населения, чел.; численность детей, приходящихся на 100 мест в дошкольных образовательных учреждениях, чел.); инвестиционных (инвестиции в основной капитал на душу населения, руб.); индикаторов девиантного поведения (заболеваемость алкоголизмом на 1000 чел. населения, чел.). На основе их расчета определяется интегральный показатель уровня социально-экономического развития каждого из, к примеру, шахтерских городов постдепрессивного региона, где проводился сбор статистических данных.

2. Инновационная стратегия развития угольной промышленности Восточного Донбасса в постреструктуризационный период,  базирующаяся на максимальном использовании его ресурсного потенциала (месторождений каменного угля) состоит в создании на принципах государственно-частного партнерства с использованием средств инвестиционного фонда Российской федерации технологических комплексов по глубокой переработке антрацитов, включающих шахту, как основное звено, обогатительную фабрику и цеха по производству продукции неотопливного характера из обогащенного угля, пользующихся высоким спросом на внутреннем и внешних рынках.

3. Многоотраслевая экономика должна быть ведущей доминантой в развитии Восточного Донбасса. Ее основными составляющими, сформированными с учетом экономических преимуществ региона должны стать: аграрно-промышленное производство, включающее производство и переработку сельскохозяйственной продукции; сборочные импортозаменяющие производства несложной бытовой техники и предметов домашнего обихода; текстильно-швейный кластер, созданный на базе таких ведущих предприятий региона как корпорация «Глория Джинс» и ЗАО «Дон-Текс»; производство строительных материалов из отходов угольных шахт; малые наукоемкие предприятия, занимающиеся практическим применением результатов интеллектуальной деятельности учебных и научных бюджетных учреждений региона; сервисная инфраструктура (гостиницы, предприятия торговли и общественного питания).

4. Придание статуса особых экономических зон может стать важнейшим механизмом стабилизации в угледобывающих регионах. Обеспечить их создание с целью преодоления диспропорции развития и вывода отдельных территориальных образований из состояния социально-экономической депрессии в административно-правовом плане призван областной закон Ростовской области «О приоритетном развитии шахтерских территорий Ростовской области», вступивший в силу с 01.07.2004г.

Привлекательность инвестирования в ОЭЗ в угледобывающих регионах обусловлена тем, что они имеют, как правило, развитую инфраструктуру, доставшуюся в наследство от бывших угольных градообразующих предприятий, избыток квалифицированной рабочей силы и недооцененные по стоимости объекты недвижимости. К важным факторам инвестиционной привлекательности ОЭЗ относятся возможность строительства новых предприятий с внедрением инновационных технологий, способствующих существенному росту объемов производства и качества выпускаемой продукции при значительном снижении затрат, а также и в решение социальных задач региона. Это позволит ОЭЗ интегрироваться как в региональную, так и в общероссийскую системы, снизить уровень безработицы в регионе, ослабить социальную напряженность.

Состав показателей, учитываемых при выборе приоритетных территорий для создания на них ОЭЗ промышленно-производственного типа, следует дополнить величиной мультипликативного эффекта, рассчитанного как сумма мультипликаторов (чистой заработной платы, чистой прибыли, производства) на инвестиционной и эксплуатационной стадиях инвестиционного цикла.

5. На базе градообразующих (бюджетообразующих) предприятий постдепрессивных угольных регионов, играющих решающую роль в пополнении городских бюджетов и обеспечении занятости населения экономически целесообразно создавать «точечные» ОЭЗ промышленно-производственного типа, что позволит за счет особого режима предпринимательской деятельности освободить их от уплаты адвалорных ввозных и вывозных пошлин, налогов на имущество и землю; уменьшить налог на прибыль при полном выполнении ими обязательств по сумме инвестиций как резидентов в первый год функционирования ОЭЗ. Сэкономленные средства могут быть направлены на совершенствование материально-технической базы производства, что в свою очередь приведет к увеличению объемов производства, повышению занятости, решению социально - экономических проблем региона.

6. Реализация перспективных направлений хозяйственной специализации постдепрессивного угольного региона, инновационного сценария развития угольной отрасли, создание для хозяйствующих субъектов приоритетных условий за счет экономических преимуществ ОЭЗ должны сопровождаться подготовкой специалистов по инновационной деятельности, повышением квалификации кадров в учебных центрах, создаваемых совместно вузами и предприятиями. Вместе с широким развитием самозанятости на принципах вертикальной интеграции, развитием интеллектуального потенциала региона это позволит снизить напряженность на рынке труда, уменьшить миграционные процессы, оптимизировать рынок трудовых ресурсов.

7. Выбор приоритетов бюджетной поддержки и совершенствование инновационной системы региона (в том числе и в Ростовской области), отвечающих новым реалиям и перспективам долгосрочного развития осложняют:

  • низкий спрос со стороны реального сектора экономики на перспективные с точки зрения их коммерческого применения результаты научно-технической деятельности;
  • слабость кооперационных связей между научными организациями, учреждениями образования и производственными предприятиями, в том числе на уровнях системы воспроизводства научных кадров, подготовки специалистов под конкретные направления инновационной деятельности;
  • недостаток информации о новых технологиях и возможных рынках сбыта нового (инновационного) продукта, а для частных инвесторов и кредитных организаций – об объектах вложения капитала с потенциально высокой доходностью;
  • неразвитость малого и среднего секторов инновационного предпринимательства;
  • недооценка властными структурами разных уровней социально-экономической значимости развития инновационных процессов в регионе.

8. Инновационное развитие шахтерских территорий следует коррелировать с общим процессом данной направленности в регионе. Учитывая это, с целью повышения инновационной активности хозяйствующих субъектов необходимо сформировать региональные венчурные фонды в форме закрытых паевых инвестиционных фондов с использованием средств областных бюджетов (ОАО «Российская венчурная компания») и «бизнес-ангелов», что позволит обеспечить финансирование инновационных проектов на этапе «start-up» и прозрачность расходования финансовых ресурсов за счет многогранного контроля со стороны спецрегистратора, спецдепозитария и аудиторской фирмы.

Научная новизна исследования заключается в создании научного подхода к разработке механизмов формирования приоритетных условий и направлений инновационного развития постдепрессивного угледобывающего региона, а также в разработке научно-практических рекомендаций по их использованию.

Конкретные результаты приращения нового знания состоят в том, что:

  1. Разработана методика интегральной оценки уровня депрессивности региона, базирующаяся на использовании системы индикаторов, характеризующих его социально-экономическое состояние (демографических, занятости, производственных, потребления, социальных, инвестиционных, индикаторов девиантного поведения), что позволит осуществить параметрическое описание состояния и динамики возникновения и развития кризисных явлений в системе региональной экономики и определить возможные сценарии антикризисного управления постдепрссивными угледобывающими регионами.
  2. Представлено организационно-экономическое обоснование инновационной стратегии развития постдепрессивного угледобывающего региона, содержащее реализацию идеи создания комплексов по глубокой переработке антрацитовых углей и функционирующих на принципах государственно-частного партнерства при взаимодействии составляющих трехкомпонентной социально-экономической подсистемы региона с координатами (шахты, обогатительные фабрики, цеха по производству продукции нетопливного характера из обогащенного угля).
  3. Определены перспективные направления хозяйственной специализации муниципальных образований постдепрессивного угледобывающего региона, учитывающие особенности и преимущества экономики данного типа, среди которых выделены следующие основные: создание мини-цехов по переработке сельскохозяйственной продукции; развитие сборочных («отверточных») производств; создание текстильно-швейного кластера; импортозамещающих обувных производств; дополнительных производств строительных материалов из местного сырья и отходов угольных шахт; преимущественное развитие малого бизнеса за счет создания производств по изготовлению наукоемкой продукции.
  4. Обоснована необходимость и целесообразность создания в регионе ОЭЗ промышленно-производственного типа и разработана методика оценки мультипликативного эффекта инвестиций в зоны такого типа на основе построения системы мультипликаторов (чистой заработной платы, чистой прибыли, производства) на инвестиционной и эксплуатационной стадиях инвестиционного цикла, позволяющая определить меру «умножительного воздействия» исходных инвестиций на смежные отрасли в рамках производственных цепочек.
  5. Сформированы и обоснованы механизмы повышения уровня занятости населения и ликвидации дисбалансов на рынке трудовых ресурсов постдепрессивного угольного региона, учитывающие менталитет местного населения; особенности миграционных процессов (отток в основном коренных молодых кадров в города мегаполисы и приток мигрантов из более отсталых территорий); состояние локальных рынков труда (уровень регистрируемой безработицы в муниципальных образованиях Восточного Донбасса в два раза выше среднеотраслевого); создание крупных производств угольного и неугольного профиля; формирование государственного заказа на продукцию, выпускаемую градообразующими предприятиями; развитие самозанятости на принципах вертикальной интеграции; организация переподготовки и повышения квалификации кадров  в учебных центрах, создаваемых совместно вузами и предприятиями; подготовка специалистов по инновационной деятельности по программам дополнительного профессионального образования, что позволит модернизировать государственную политику на рынке труда, повысить индекс развития человеческого потенциала, развить инфраструктуру занятости.
  6. Доказана экономическая целесообразность создания «точечных» ОЭЗ промышленно-производственного типа на базе градообразующих (бюджетообразующих) предприятий различного профиля, расположенных в муниципальных образованиях Восточного Донбасса за счет введения особого режима предпринимательской деятельности, позволяющего освободить эти хозяйствующие субъекты от уплаты адвалорных ввозных и вывозных пошлин, налогов на имущество и землю; уменьшить налог на прибыль при полном выполнении ими обязательств как резидентов по сумме инвестиций в первый год функционирования особой экономической зоны.
  7. Выявлен ряд доминирующих факторов, активизирующих инновационное развитие региональной экономики (создание пилотных территориальных зон опережающего инновационного развития; обеспечение институциональной поддержки развитию инновационной деятельности; обеспечение скоординированности научно-технической, инновационной и промышленной политик региона; содействие созданию и развитию субъектов инновационной инфраструктуры: технопарков, инновационно-технологических центров, офисов трансфера технологий, патентных бюро; использование механизмов государственно-частного партнерства в процессе коммерциализации результатов научно-технической деятельности и масштабной технологической модернизации производства; формирование системы государственного и муниципального заказов на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки по приоритетным направлениям развития региональной экономики и социальной сферы; формирование механизмов поддержки и стимулирования кластерной интеграции хозяйствующих субъектов с целью создания конкурентной продукции на основе новых технологий).
  8. Разработана технология создания регионального венчурного фонда в форме закрытого паевого инвестиционного фонда по принципу многоканального финансирования, включающего средства ОАО «Российская венчурная компания», областного бюджета и частных инвесторов («бизнес-ангелов»), предложен организационно-экономический механизм его функционирования, включающий прием заявок на получение венчурных инвестиций, их оценку, составление и экспертизу бизнес-планов организации производства продукции на стадии инновационного цикла «start-up», получение финансирования по схеме комитмента.

Теоретическая значимость исследования заключается в расширении теоретических представлений о причинах и последствиях реструктуризации угольной отрасли, механизмах и перспективах дальнейшего развития постдепрессивных регионов.

Практическая значимость исследования состоит в анализе факторов, предпосылок депрессивности регионов и критериев их определения, разработке рекомендаций по совершенствованию социально-экономической политики, ориентированной на поэтапное формирование инновационной экономики. Основные результаты исследования могут получить практическое применение в деятельности федеральных и региональных органов власти при разработке концепций и стратегий социально-экономического развития депрессивных территорий, направленных на их выход из кризисного состояния.

Теоретические выводы и положения, представленные в диссертации, могут применяться в процессе преподавания курсов «Формы и виды государственной поддержки бизнеса», «Антикризисное управление», «Региональная экономика»

Апробация работы. Основные теоретико-методологические положения и методические разработки, изложенные в диссертации, включены в научно-исследовательский отчет « Современное состояние экономики шахтерских территорий Ростовской области и формирование перспективных направлений их хозяйственной специализации» (зарегистрирован в ВНТИЦ, инвентарный номер 02.2.006 06061).

Результаты диссертационного исследования докладывались на экономических форумах и конференциях, в том числе на Международных научно-практических конференциях «Маркетинг в производстве, сервисе и коммерции» (Шахты, 10-14 июня 2002), «Правовая политика Российской Федерации в условиях современного социально-экономического развития» (Ростов-на-Дону, 12-13 октября 2007), «Инновационные технологии в подготовке кадров для обслуживания олимпиады «Сочи – 2014» (Ростов-на-Дону, 23-25 апреля 2008), «Основные направления и проблемы развития национальной региональной экономики» (Белгород, 25 апреля 2008), «Экономические, экологические и социальные проблемы угольных регионов СНГ» (Краснодон, 15-16 мая 2008), «Рациональное природопользование как ключевое условие повышения конкурентоспособности региона: управление человеческими и природными ресурсами в контексте устойчивого развития» (Краснодар, 29 сентября – 1 октября 2009), «Экономика и управление: проблемы развития» (Волгоград, 25-26 ноября 2009), «Регионы России: экономика, культура, история» (Березники, 2009); Всероссийских научно-практических конференциях «Эффективные механизмы инновационно-технологического развития современного общества» (Сочи, 24-25 апреля 2008), «Потенциал развития России XXI века» (Пенза, май 2008), «Устойчивое развитие отраслей, регионов, предприятий в условиях глобализации» (Краснодар, 2008), «Проблемы эффективности государственного и муниципального управления в условиях экономического кризиса: возможен ли инновационный шаг в развитии России?» (Челябинск, 30 октября 2009); Межвузовских научно-практических конференциях «Проблемы техники, технологии и экономики сервиса» (Шахты, 15-17 мая 2002), «Исторические и социально-экономические проблемы юга России (Азов, 10 ноября 2007); на расширенном заседании Правления Союза работодателей Ростовской области «О взаимодействии бизнеса и власти в ходе социально-экономического развития шахтерских территорий Ростовской области» (Гуково, 3 апреля 2008).

Научно-практические выводы и рекомендации по формированию благоприятного инновационного климата в регионе, полученные автором, были использованы при подготовке концепции областной долгосрочной целевой программы «Инновационное развитие Ростовской области на 2010 – 2013 годы»

Публикация результатов исследования. Основное содержание диссертации и результаты исследования отражены в 31 публикации, в том числе в 3 монографиях, 9 статьях в центральных журналах, рекомендуемых ВАК Российской Федерации, общим объемом 43,77 п.л.

Логическая структура, концептуальная логика и объем диссертации. Структура диссертация составляет логику, порядок исследования и решения поставленных задач. Работа состоит из введения, 12 параграфов, объединенных в 4 главы, заключения, библиографического списка и приложений. Диссертация имеет следующую структуру:

ВВЕДЕНИЕ

1. ПРОБЛЕМЫ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ФОРМИРОВАНИЯ МЕХАНИЗМОВ РАЗВИТИЯ ПОСТДЕПРЕССИВНОГО УГОЛЬНОГО РЕГИОНА

1.1        Методологические подходы к типологизации регионов и выделение постдепрессивного угольного региона методом кластерного анализа (таксономий)

1.2        Реструктуризация угольной отрасли: теория и практика урегулирования ее социально-экономических последствий

1.3        Методологические положения формирования и реализации механизмов развития постдепрессивного угольного региона

2. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВОСТОЧНОГО ДОНБАССА В ПОСТРЕСТРУКТУРИЗАЦИОННЫЙ ПЕРИОД

2.1.        Инновационный подход к перспективам развития угольной отрасли на основе создания технологических комплексов по глубокой переработке угля

2.2        Многоотраслевая экономика как доминирующая тенденция в развитии постдепрессивного угольного региона

2.3        Совершенствование механизмов управления занятостью населения в  постдепрессивном угольном регионе

3. ПРЕОДОЛЕНИЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ ДЕПРЕССИВНОСТИ ЧЕРЕЗ СОЗДАНИЕ ЗОН ПРИОРИТЕТНОГО РАЗВИТИЯ

3.1        Теория и практика административно-правового становления свободных и особых экономических зон в современной России и ее регионах

3.2        Градообразующие предприятия Восточного Донбасса и создание на их основе «точечных» особых экономических зон

3.3        Методика расчета мультипликативного эффекта инвестиций в особые экономические зоны промышленно-производственного типа

4. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ ВОСТОЧНОГО ДОНБАССА В УСЛОВИЯХ СНИЖЕНИЯ ДЕПРЕССИВНОСТИ

4.1        Программно-целевой метод и совершенствование нормативно-правовой базы развития инновационной сферы региона

4.2        Развитие инновационной инфраструктуры региона

4.3        Особенности венчурного инвестирования в традиционно-шахтерские территории

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ПРИЛОЖЕНИЯ

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования, степень разработанности проблемы, формулируются цели и задачи, излагаются положения, выносимые на защиту и элементы их научной новизны.

В первой главе «Проблемы и методологические основы формирования механизмов развития постдепрессивного угольного региона» охарактеризованы различные методологические подходы к типологизации регионов и предложена методика выделения постдепрессивного региона методом кластерного анализа (таксономий), проанализированы теория и практика урегулирования социально-экономических последствий угольной отрасли, обоснованы методологические положения по формированию и реализации механизмов развития постдепрессивного угольного региона.

На основе анализа различных точек зрения ученых и практиков, касающихся экономических аспектов понятия «регион» автором принято понятие подразумевающее регион, как сложившийся механизм (систему), минигосударство на региональном уровне, развивающееся и существующее в специфических условиях, обусловленных рядом территориальных отраслевых, демографических и экономических факторов.

Что касается конкретного аспекта исследования – угледобывающего региона, то это – территория, на которой в течение длительного времени (нередко до полутора веков) сложился производственно-технический, транспортно-коммуникационный и социально-экономический комплекс, обеспечивающий добычу и переработку каменного угля, на расположенных здесь же металлургических заводах и предприятиях топливно-энергетического комплекса.

Границы такого угледобывающего региона могут совпадать с границами субъекта Федерации России (Кемеровская область – Кузнецкий угольный бассейн) или границами административно-территориальных делений какого-либо государства (Донецкая и Луганская область Украины – Центральный Донбасс; Карагандинская область Казахстана – Карагандинский угольный бассейн; Катовицкое воеводство в Польше, где расположена Верхнесилезская или Катовицкая городская агломерация шахтерских городов и поселков – месторождений Верхнесилезского угольного бассейна), а могут составлять часть административно-территориального деления, включая группу шахтерских поселков и небольших городов с прилегающими территориями, где угольная отрасль является градо- и поселкообразующей, то есть совпадать с площадью угольного бассейна или района месторождений (в недалеком прошлом в России до реструктуризации это – части Тульской (половина разрозненных месторождений Подмосковного угольного бассейна) и Челябинской (Печорский угольный бассейн), Красноярского края (город Черногорск, расположенный в южной части этого края, где с 70-х годов двадцатого века формировался Саянский территориально-производственный комплекс), Приморского края (города Партизанск, Артем), Сахалинской области (города Углегорск и Поронайск), Ростовской области  (Восточный Донбасс); части Днепропетровской области (Западный Донбасс), Львовской и Волынской областей Украины (Львовско-Волынский угольный бассейн); часть Павлодарской области Казахстана (Экибастузский угольный бассейн); агломерация шахтерских городов и поселков, расположенных на площади каменно-угольного бассейна Петрошани в Румынии.

Население таких территорий объединено сходными чертами образа жизни, особенностями социально-территориальной шахтерской общности (от нескольких тысяч человек до двух миллионов (как в Верхней Силезии), до трех миллионов (как в Кузбассе), до восьми миллионов (как в центральном Донбассе).

Анализ имеющихся в отечественной и зарубежной литературе концептуально-методических подходов к определению региональной депрессивности позволил сделать вывод о том, что они сводятся к перечню разнообразных факторов ее характеризующих, либо к построению интегрального показателя на основе использования индикаторов, не позволяющих комплексно оценить социально-экономическое положение региона.

В предлагаемой автором методике оценка уровня депрессивности угольного региона осуществляется на основании интегрального показателя, рассчитанного с использованием метода кластерного анализа (таксономий).

Суть последнего заключается в распределении всех рассматриваемых признаков (индикаторов), характеризующих изучаемый объект по группам, называемым кластерами (таксонами). В каждый из них входят схожие индикаторы. И те, которые включены в разные группы, качественно отличаются между собой, являются независимыми и по-разному характеризуют изучаемый объект (показатель уровня депрессивности региона).

Для описания свойств группы выделяется ее совокупный признак, при этом указывается мера, связывающая его со своей группой признаков. Исходный объект, таким образом, может характеризоваться факторами, которых существенно меньше, чем признаков и они обладают свойством взаимной независимости друг от друга. Сила влияния факторов на изучаемый объект описывается другой мерой, чем для признаков одной группы, например, естественной мерой n-мерного арифметического пространства.

Процесс распределения всех индикаторов на кластеры и определения меры, как для каждой группы, так и между кластерами называется кластеризацией. В качестве основных индикаторов уровня развития территорий из 168 социально-экономических показателей методом качественного анализа было отобрано 22 индикатора, сгруппированных в 7 кластеров (групп) по принципу подобия (рисунок 1).

Статистический сбор данных за период с 1993 года по 2007 год (за 15 лет) по шахтерским территориям проводился по городам Ростовской области: Шахты, Белая Калитва, Гуково, Зверево, Красный Сулин, Донецк, Новошахтинск.

Рис.1 – Индикаторы социально-экономического состояния региона1

На их основе методом кластерного анализа были проведены расчеты количественных значений каждой группы индикаторов, а также получен следующий интегральный показатель уровня депрессивности (таблица 1).

Таблица 1

Значения интегральных показателей уровня депрессивности шахтерских территорий Восточного Донбасса и Ростовской области (1993 2007 г.г.)1

Шахтерские территории

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

Восточный Донбасс

0,851

0,833

0,860

0,945

1,075

1,024

1,241

1,444

1,633

1,542

1,690

1,895

2,053

2,237

2,435

г. Белая Калитва

1,476

1,271

1,300

0,923

0,692

0,703

0,888

0,907

0,956

1,114

1,180

1,231

1,411

1,789

2,131

г. Гуково

2,224

1,857

1,883

1,996

1,689

2,003

1,703

1,431

1,937

1,571

1,396

1,403

1,636

1,723

2,035

г. Донецк

1,883

1,400

0,851

0,413

0,463

0,483

0,843

0,670

1,087

0,948

0,913

0,688

0,920

1,141

1,647

г. Зверево

1,668

1,345

1,642

1,506

0,782

0,404

0,499

1,386

0,863

1,141

1,200

1,149

1,370

1,324

1,560

г. Красный Сулин

1,513

0,892

0,966

1,039

1,006

0.979

0,844

1,095

1,163

0,838

0,953

0,975

0,963

1,087

1,525

г. Новошахтинск

1,610

1,230

1,117

1,047

0,800

0,616

0,620

0,622

0,941

0,660

0,613

0,529

0,704

0,845

0,896

г. Шахты

0,881

0,949

1,016

0,994

1,007

0,882

0,821

0,779

0,822

0,748

0,846

0,815

0,970

1,065

1,554

1 Рассчитано автором по данным Ростовстата

       (1)

где показатель уровня депрессивности региона;

ФП – значение производственного фактора;

ФПо – значение фактора потребления;

ФС – значение социального фактора;

ФИ – значение инвестиционного фактора;

ФД – значение демографического фактора;

ФЗ – значение фактора занятости;

ФДе – значение фактора девиантного поведения.

Методом многомерного статистического анализа были рассчитаны формулы для факторов, участвующих в описании уровня депрессивности региона (таблица 2).

Таблица 2

Формулы описания факторов, учитываемых при определении интегрального показателя уровня депрессивности территории2

Наименование фактора

Формула и ее описание

1

2

Производственный фактор – ФП

(2)

где ОТ – индикатор объема выпущенных товаров собственного производства, работ и услуг, выполняемых собственными силами на душу населения;

ИП – индекс физического объема промышленного производства;

МОТ, МИП – соответствующие маргинальные средние значения для всех рассматриваемых территорий по объему выпущенных товаров собственного производства, работ и услуг, выполняемых собственными силами на душу населения и индексу физического объема производства;

номер соответствующего года;

параметр, учитывающий инфляционное влияние в соответствующем году.

Фактор потребления – ФПо

(3)

где индекс оборота розничной торговли на душу населения;

индекс оборота общественного питания на душу населения;

индекс объема платных услуг на душу населения;

индекс количества автомобилей индивидуальных владельцев на 1 000 чел.  населения;

2 Составлена автором

Продолжение таблицы 2

1

2

– соответствующие маргинальные средние значения для всех рассматриваемых территорий по индексам объема оборота розничной торговли, общественного питания, платных услуг на душу населения и индекса количества автомобилей индивидуальных владельцев на 1 000 чел.  населения.

Социальный фактор – ФС

  (4)

где индикатор среднемесячного дохода одного работника;

индикатор среднемесячной заработной платы одного работника;

индикатор отношения среднемесячной заработной платы к прожиточному минимуму;

индикатор общей площади введенных в строй жилых домов за счет всех источников финансирования на 1 000 чел. населения;

индикатор численности врачей на 1 000 чел. населения;

ОК – индикатор обеспеченность населения амбулаторно-поликлиническими учреждениями в расчете на 1 000 чел. населения;

индикатор численности детей приходящихся на 100 мест в детских дошкольных образовательных учреждениях.

Финансово -инвестиционный фактор – ФИ

(5)

где индикатор инвестиций в основной капитал на душу населения;

маргинальное среднее для всех рассматриваемых территорий по индикаторам инвестиций в основной капитал на душу населения.

Демографический  фактор – ФД

  (6)

где Пр – индикатор естественного прироста (убыли) населения на 1 000 чел. населения;

Бр – индикатор числа зарегистрированных браков на 1 000 чел. населения;

Ра – индикатор числа зарегистрированных разводов на 1 000 чел. населения;

МПа – маргинальное среднее для всех рассматриваемых территорий по индикаторам естественного прироста (убыли) населения на 1 000 чел. населения;

Продолжение таблицы 2

1

2

МБр – маргинальное среднее для всех рассматриваемых территорий по индикаторам числа зарегистрированных браков на 1 000 чел. населения.

Фактор  занятости – ФЗ

  (7)

где Чр – индикатор среднесписочной численности работников на 1 000 чел. населения;

Уп – коэффициент пенсионной нагрузки;

Чб – индикатор численности не занятых трудовой деятельностью граждан, претендующих на одну вакансию;

Уб – уровень официально зарегистрированной  безработицы;

МЧр, МЧп, МЧб, МУб – соответствующие маргинальные средние значения для всех рассматриваемых территорий по индикаторам среднесписочной численности работников, коэффициенту пенсионной нагрузки, численности не занятых трудовой деятельностью граждан, претендующих на одну вакансию, уровню безработицы.

Фактор девиантного поведения – ФДе

  (8)

где индикатор заболеваемости населения алкоголизмом на 1 000 чел. населения;

маргинальное среднее для всех рассматриваемых территорий по индикаторам заболеваемости населения алкоголизмом на 1 000 чел. населения.

Для сопоставления уровней развития городов Восточного Донбасса введен показатель относительного уровня развития территории:

       (9)

где УРтерр – абсолютный интегральный показатель уровня социально-экономического развития шахтерской территории;

УРВД – абсолютный интегральный показатель уровня социально-экономического развития региона в целом.

Изучение закона распределения показателей относительного уровня развития было проведено по критерию хи-квадрат. На уровне значимости 5% принята гипотеза о логарифмически нормальном распределении относительных показателей уровня развития.

На основании закона распределения получены группы высокого, среднего и низкого уровня депрессии. Граница уровня депрессивности территории определяются из условия:

       (10)

где f(x) – плотность функции относительного уровня социально-экономического развития.

Значение 0,5 определяет территории с низким уровнем депрессии от территории с высоким уровнем депрессии.

Предлагается следующая градация уровня депрессивности в зависимости от значения интегрального показателя уровня депрессивности – 0 0,7644 – уровень высокой депрессивности; 0,7644 0,9973 – средний уровень депрессии; свыше 0,9973 – низкий уровень депрессии (постдепрессия).

На основании анализа хода и последствий реструктуризации угольной отрасли автором сделан вывод, что основным способом преодоления диспропорций социально-экономического развития углепромышленных регионов является осуществление комплексных структурных преобразований экономики входящих в них локальных углепромышленных территорий (шахтерских городов, районов). При этом выбор направлений структурных преобразований должен осуществляться с учетом факторов развития градообразующих природоэксплуатирующих предприятий, социальных, экономических и экологических последствий их реструктуризации, мер государственной поддержки на федеральном, региональном, отраслевом уровнях.

Во второй главе «Социально-экономические особенности и перспективы развития Восточного Донбасса в постреструктуризационный период» обоснован подход к перспективам развития угольной отрасли на основе создания технологических комплексов по глубокой переработке угля; обоснована доминирующая тенденция развития региона – создание многоотраслевой экономики; разработаны мероприятия по совершенствованию управления занятостью в постреструктуризационный период.

На основе анализа современного состояния угольной отрасли автором сделан вывод, что одним из факторов обеспечения ее устойчивого развития в постреструктуризационный период, несомненно, является максимальное использование социально-экономического потенциала. Для Восточного Донбасса его главной составляющей являются месторождения антрацитов, освоение которых с целью реализации направлений их нетопливного использования требует 199 млн. долл. (таблица 3.).

Таблица 3

Промышленные запасы и направления технологического (нетопливного) использования антрацитов перспективных геологических участков Восточного Донбасса 3

Наименование

участка

Промышленные запасы, тыс.т.

Требуемый объем инвестиций, млн. долларов США

Направления нетопливного использования

«Заповедный-Северный»

12000

23,0

Производство термоантрацита для электронных изделий, карбида кальция, электрокорунда, фильтранов, сорбентов

«Зверевский-Северный»

16000

23,0

Производство термоантрацита для электронных изделий, карбида кальция, электрокорунда, фильтранов, сорбентов, микрофонного порошка

«Кадамовский-Западный»

34700

16,0

Производство термоантрацита для электронных изделий, карбида кальция, электрокорунда, фильтранов, сорбентов

«Лиховской»

62100

28,0

Производство термоантрацита для электронных изделий, карбида кальция, электрокорунда, фильтранов, сорбентов

«Садкинский-Восточный»

№ 1

646000

31,0

Производство термоантрацита для электронных изделий, карбида кальция, электрокорунда, фильтранов, сорбентов

«Садкинский-Восточный»

№ 2

79904

40,0

Производство термоантрацита для электронных изделий, карбида кальция, электрокорунда, фильтранов, сорбентов

«Садкинский-Северный»

55989

38,0

Производство термоантрацита для электронных изделий, карбида кальция, электрокорунда, фильтранов, сорбентов

Итого

906693

199,0

Восточный Донбасс располагает лучшими в мире антрацитами (по важнейшему показателю – степени метаморфизма – они отнесены к суперантрацитам). Уже только поэтому на территории региона целесообразно создание инновационных производств по глубокой переработке угля с получением продуктов, пользующихся высоким спросом на мировом рынке (рисунок 2).

1 Составлена автором по источнику: Проблемы развития горнодобывающего комплекса Донбасса и пути их решения: монография / Под ред. С.Г. Страданченко – Новочеркасск: Лик, 2009-198 с.

Рис. 2 – Схема технологического комплекса по глубокой переработке антрацитов2

Несмотря на очевидные преимущества глубокой переработки антрацитов (стоимость конечных продуктов переработки превышает стоимость исходного сырья в 5-6 раз) создание инновационных производств в регионе не осуществляется в связи с нерешенностью ряда вопросов (отсутствием соответствующих проектов; опытных установок с целью получения представительной исходной технологической информации, необходимой для разработки проектно-сметной документации на строительство; кадров, владеющих новыми технологиями).

Источником финансирования новых комплексов могут быть средства инвестиционного фонда Российской Федерации, предоставляемые на условиях государственно-частного партнерства.

Комплексный подход к рассматриваемой проблеме позволяет определить ряд первоочередных задач по реализации инновационного развития угольной промышленности:

    • маркетинговый поиск частных инвесторов;
    • создание технологий глубокой переработки угля;
    • разработка проектов технологических комплексов;
    • составление заявки на предоставление государственной поддержки за счет средств инвестиционного фонда Российской Федерации в соответствии с существующей институциональной базой по государственно-частному партнерству.

Реализация перечисленных направлений невозможна без возрождения научно-исследовательской базы Восточного Донбасса и организации подготовки специалистов в ШИ ЮРГТУ по новой специальности 051707 «Химия и технология топлив и специальных продуктов».

Автором показано, что современная экономика муниципальных образований Восточного Донбасса является многоотраслевой, в ней представлены добывающие (где сохранились угольные шахты) и обрабатывающие производства, ведущими среди которых являются текстильное и швейное, изготовление строительных материалов, металлургическое производство, производство машин и оборудования (таблица 4).

2 Составлен автором

Таблица 4

Структура объема отгруженных товаров собственного производства, выполненных собственными силами работ и услуг по видам экономической деятельности по городам Восточного Донбасса (на конец 2008 года)4

Виды экономической деятельности

Города

Итого

Шахты

Новошахтинск

Белая Калитва

Красный Сулин

Гуково

Донецк

Зверево

тыс.р.

уд. вес, %

тыс.р.

уд. вес, %

тыс.р.

уд. вес, %

тыс.р.

уд. вес, %

тыс.р.

уд. вес, %

тыс.р.

уд. вес, %

тыс.р.

уд. вес, %

тыс.р.

уд. вес, %

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

Добыча полезных ископаемых – всего

79137

1,90

557594

9,41

662533

24,41

2950186

72,00

273965

19,41

681400

87,14

5204815

25,61

в том числе

добыча топливно-энергетических полезных ископаемых

79137

1,90

393722

6,64

317593

11,70

2950156

72,00

273965

19,41

681400

87,14

4696003

23,11

добыча полезных ископаемых, кроме топливно-энергетических

163872

2,77

344940

12,71

508812

2,50

Обрабатывающие производства – всего

3037847

72,95

1037488

84,39

5047745

85,19

1543119

56,84

784695

19,15

982934

69,66

29336

3,75

12463164

61,32

в том числе

производство пищевых продуктов, включая напитки и табак

3148

0,07

12123

0,99

443076

7,48

166287

6,12

8855

0,22

213

0,02

633702

3,12

текстильное и швейное производство

474901

11,40

829704

67,49

7546

0,13

243354

5,94

416481

29,52

27793

3,55

1999779

9,84

производство кожи, изделий из кожи и производство обуви

4705

0,11

4705

0,02

обработка древесины и производство изделий из дерева

251

0,01

1323

0,11

11922

0,20

2001

0,07

1338

0,09

16835

0,08

целлюлозно-бумажное производство; издательская и полиграфическая деятельность

2837

0,07

5754

0,47

6263

0,11

1840

0,07

5166

0,13

1599

0,11

1543

0,20

25002

0,12

производство кокса и нефтепродуктов

химическое производство

15318

0,37

212

0,01

15530

0,08

Производство резиновых и пластмассовых изделий

66

0,001

66

0,0003

Производство строительных материалов

2170430

52,12

25902

2,11

4799

0,08

24861

0,92

90812

2,21

2316804

11,40

Металлургическое производство и производство готовых металлических изделий

81541

1,96

122784

9,98

4480514

75,62

1347065

49,62

551

0,01

41004

2,91

6073429

29,88

Производство машин и оборудования

204631

4,91

56412

0,95

432686

10,56

522199

37,01

1216028

5,98

Производство электрооборудования, электронного оптического оборудования

886

0,01

853

0,03

3271

0,08

5010

0,02

Производство транспортных средств и оборудования

60144

1,44

60144

0,30

Прочие производства

19905

0,48

39898

3,24

36327

0,61

96130

0,47

Производство и расширение электроэнергии, газа и воды

1047534

25,15

191888

15,61

319898

5,40

509014

18,75

362485

8,85

154162

10,93

71254

9,11

2656235

13,07

Итого

4164518

100,0

1229376

100,0

5925237

100,0

2714666

100,0

4097366

100,0

1411061

100,0

781990

100,0

20324214

4 Рассчитано автором по источнику: Паспорта социально-экономического развития городов Российской Федерации (Схема № 1-ПГ): гг. Шахты, Новошахтинск, Белая Калитва, Гуково, Донецк, Красный Сулин, Зверево

Формирование перспективных направлений хозяйственной специализации региона в межрегиональном разделении труда должно базироваться на принципе всесторонней реализации сравнительных преимуществ региона как субъекта хозяйствования. Основные стратегические ресурсы, определяющие конкурентные преимущества Восточного Донбасса: селъхозугодия, трудовые ресурсы (рабочие и инженерно-технический корпус), производственные площади. Исходя из этого, а также учитывая, что финансовые возможности по революционному преобразованию экономики территории за счет средств угольных траншей исчерпаны, приоритетными отраслями экономики в зависимости от сочетания указанных факторов в рамках отдельных территорий должны стать аграрно-промышленное производство, легкая промышленность, сборочные производства, стройиндустрия и малый бизнес.

Климатические условия региона способствуют развитию эффективного сельского хозяйства. Развитие животноводства, полеводства, пчеловодства и других подотраслей сельского хозяйства должно сопровождаться их переработкой на современной технико-технологической основе. Целесообразно открывать мини-цеха по переработке сельскохозяйственной продукции, исходя из имеющегося земельного фонда, состава трудовых ресурсов и уже имеющейся, но разрушенной базы. Продукция таких агрофирм может быть реализована как внутри города, так и за его пределами, придя на смену аналогичной продукции импортного производства.

Именно высокотехнологичные импортозамещающие производства сельскохозяйственной продукции и результатов ее переработки (за исключением тех, которые не могут быть произведены в регионе по климатическим условиям) должны поэтапно прийти на смену угольным шахтам в многочисленных шахтерских поселках региона.

Имеющиеся в Восточном Донбассе машиностроительные предприятия формировались как узкоспециализированные, обслуживающие, в основном, угольную промышленность.

Перспективными направлениями развития машиностроения, на наш взгляд, являются: развитие сборочных производств, изготовление оборудования и техники сельскохозяйственного назначения.

Выбор сборочных («отверточных») производств обусловлен тем, что они имеют невысокую трудоемкость и квалификационный состав работающих, просты в организации с учетом имеющейся в регионе производственной базы.

В этой связи производственно-сбытовая кооперация региональных машиностроительных предприятий с российскими и иностранными партнерами на основе долгосрочных соглашений должна найти свое должное место в экономике Восточного Донбасса. В качестве продукции, выпускаемой подобным образом, может быть несложная бытовая техника, другие предметы домашнего обихода.

Машиностроительный комплекс можно также частично перепрофилировать на выпуск машин, обеспечивающих решение первоочередных региональных задач. В рамках общей концепции развития региона как крупного агропромышленного комплекса нужно, прежде всего, оборудование и сельскохозяйственная техника различного назначения, обеспечивающая реализацию всех ступеней переработки сельскохозяйственной продукции.

Практические действия по развитию сборочных производств потребуют осуществления всего цикла необходимых работ и, в первую очередь, научно-исследовательских, проектных и конструкторских. К их выполнению должны быть привлечены в основном бездействующие проектные и научно-исследовательские организации региона, вузы, а также инженерный корпус закрытых угольных шахт, судьба которого в настоящее время свидетельствует о крайне неэффективном использовании интеллектуального потенциала региона.

Перспективным и экономически выгодным направлением развития легкой промышленности региона должно стать формирование комплексных законченных циклов производства конечной продукции легкой промышленности по схеме: хлопок – ткань – швейная продукция. Вполне возможно в этом направлении объединение производственных мощностей или формирование взаимовыгодных условий о сотрудничестве со стороны указанных предприятий легкой промышленности путем создания текстильно-швейного кластера.

Несомненно восстановлению подлежать ранее известные предприятия региона, выпускавшие обувь. Изготовление обуви – одно из перспективных направлений создания импортозаменяющих производств, учитывая, что в Восточном Донбассе еще проживают прежние работники обувных фабрик, в учебных заведениях осуществляется подготовка рабочих, инженерно-технических работников, необходимых в процессе производства обуви.

Современная ситуация в строительной индустрии характеризуется спадом объема производства отечественных стройматериалов, проникновением иностранных компаний на потребительский рынок. Повышение эффективности строительного комплекса, минимизация затрат и внедрение новых технологий на региональном уровне предполагает переориентацию жилищного строительства, особенно малоэтажного, на применение не только традиционного керамического кирпича, но и местных материалов. В этой связи актуальным является вопрос о  создании производства строительных материалов, например, керамзита, шлакоблока, бетонита, газоселикатных блоков из отходов угольных шахт и других предприятий. Увеличение поставок щебня на внутренний рынок – одна из перспектив развития экономики региона.

Малое предпринимательство – самый молодой и в настоящее время динамично развивающейся сектор экономики городов Восточного Донбасса.

В структуре субъектов малого бизнеса преобладают предприятия торговли, практически отсутствуют организации, занимающиеся производством наукоемкой продукции. В этой связи представляется перспективным использование преимуществ бюджетных высших учебных заведений региона по учреждению хозяйственных обществ, деятельность которых заключается в практическом применении результатов интеллектуальной деятельности (программ для электронных вычислительных машин, промышленных образцов), исключительные права на которые принадлежат данным учреждениям. Такая возможность представлена бюджетным вузам Федеральным законом от 27 июля 2009 года «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности».

В собственности только двух высших государственных учебных заведений Восточного Донбасса – ШИ ЮРГТУ и ГОУ ВПО «ЮРГУЭС» находится более 400 патентов на изобретения.

Создание малых наукоемких предприятий бюджетными вузами существенно затрудняется тем, что производится денежная оценка права, вносимого в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного общества по лицензионному договору: до пятисот тыс. руб. – по договоренности учредителей хозяйственного общества; свыше пятисот  тыс. руб. – независимым оценщиком. В Ростовской области специалисты по оценке интеллектуальной собственности отсутствуют, что вызывает необходимость их соответствующей подготовки. Кроме этого нерешенным в институциональном плане является вопрос о банкротстве малых фирм, учреждаемых вузом, осложняемый тем, что в качестве вклада в их уставный капитал могут быть внесены денежные средства, оборудование и иное имущество, находящееся в оперативном управлении бюджетного научного учреждения.

Стратегия социально-экономического развития Восточного Донбасса особо должна учитывать специфику региона, состоящую в том, что входящие в него города имеют целую сеть прилегающих к ним населенных пунктов – шахтерских поселков со своей микроэкономикой. Для эффективного управления ею в рамках каждого поселка должны быть разработаны программы местного развития, предусматривающие создание новых рабочих мест. Такие программы должны четко обосновывать развитие на перспективу углезамещающих производств (легкая промышленность, сельхозпроизводство, малый бизнес), при необходимости предусмотрены мероприятия по переподготовке кадров, а также учтена территориальная близость ряда посёлков к трассе «Москва – Воронеж – Ростов» и в основном стихийно развивающаяся инфраструктура вокруг нее (торговля сельхозпродукцией, товарами народного потребления). Определенная часть трудовых ресурсов, высвобожденные с угольных шахт, может быть задействована в гостиницах, кемпингах, торговых предприятиях, предприятиях общественного питания, возведение которых целесообразно на всем протяжении указанной трассы по территории Ростовской области.

В третьей главе «Преодоление региональной депрессивности через создание зон приоритетного развития» проанализированы теория и практика административно-правового становления свободных и особых экономических зон в современной России и ее регионах; обоснована необходимость и экономическая целесообразность создания «точечных» ОЭЗ; разработана методика расчета мультипликативного эффекта инвестиций в ОЭЗ промышленно-производственного типа.

Автором подробно рассмотрен целый комплекс экономических и правовых вопросов, связанных с созданием свободных и особых экономических зон в России. По мнению автора, придание статуса особых экономических зон стало бы в дальнейшем важнейшим механизмом в стабилизации положения в угледобывающих районах и городах Ростовской области. Достижению некоторых позитивных тенденций в развитии экономики шахтерских территорий послужил областной закон Ростовской области «О приоритетном развитии шахтерских территорий Ростовской области», вступивший в силу с 01.07.2004 года. По мнению автора, годы действия этого закона можно рассматривать как подготовку к механизмам действия особых экономических зон.

В 2007 г. Ростовская область стала первым регионом России, принявшим закон «О зонах экономического развития». Главная его цель – комплексное решение задач программы социально-экономического развития региона, обеспечение роста уровня экономического развития муниципальных образований, создание условий для производства новых видов продукции, внедрение наиболее прогрессивных технологий и производств, развитие туризма и рекреационной деятельности. В целях реализации указанного закона будут созданы: Новоалександровская промышленная зона, Азовская промышленная зона, Южно-Батайская промышленная зона, Красносулинская промышленная зона, Заречная промышленная зона и Октябрьская промышленная зона. По статистическим данным и экспертным оценкам в работе отслежен ход создания промышленных зон.

В работе утверждается, что к созданию особых экономических зон на бывших шахтерских территориях следует подходить дифференцированно. Там, где есть свободные земли, под них следует отводить целые участки земли, а где нет – создавать на базе бюджетообразующих предприятий, еще не выкупивших землю, а владеющих ею на условиях аренды. В качестве первого варианта следует назвать попытку создания особой экономической зоны в Красносулинском районе (Красносулинская особая экономическая зона).

Красносулинская особая экономическая зона создается в «треугольнике», образуемом тремя городами Восточного Донбасса: Шахты, Красный Сулин и Новошахтинск (общая численность населения которых 400 тыс.чел.). В этом районе сложилась мощная социальная, транспортная, коммунальная инфраструктуры – условия, способствующие строительству именно на этой территории новых заводов и фабрик.

Резидентам Красносулинской особой экономической зоны будут представлены следующие льготы: освобождение от уплаты налога на имущество; освобождение от уплаты земельного налога; применение коэффициента ускоренной амортизации (как следствие – сокращение срока окупаемости проекта); установление на территории особой экономической зоны таможенного режима свободной таможенной зоны (освобождение от таможенных пошлин).

В настоящее время инвестиционная деятельность во многих регионах Российской Федерации носит характер случайного процесса, что обусловлено отсутствием научно обоснованной экономической политики. Распределение инвестиций зачастую не поддается планированию и отбору по приоритетности отраслей. Стихийное инвестирование различных территорий, не учитывающее мультипликативные эффекты, приводит к диспропорциональности в структуре региональной экономики.

Воздействие конъюнктурных факторов при инвестировании в особую экономическую зону вызывает динамичное развитие производственной сферы, сферы торговли, а также сырьевых отраслей. При этом инвестируемая территория, обладая необходимыми трудовыми и земельными ресурсами, развитой инфраструктурой, имеет благоприятный потенциал для реализации реконструктивной стратегии и оздоровления экономической ситуации.

Привлекательность вложения инвестиций в особую экономическую зону обусловлена тем, что данная территория имеет, как правило, развитую инфрастуктуру, доставшуюся в наследство от бывших градообразующих предприятий, квалифицированные рабочие кадры, избыток квалифицированной рабочей силы и недооцененные по стоимости объекты недвижимости. К важным факторам инвестиционной привлекательности ОЭЗ относятся возможность строительства новых предприятий с внедрением инновационных технологий, способствующих существенному росту объемов производства и качеству выпускаемой продукции при значительном снижении затрат на себестоимость.

Основной целью создания особых экономических зон является привлечение дополнительных инвестиций в регионы. Следовательно, важно определить реальное финансовое воздействие предлагаемых к реализации на территории ОЭЗ инвестиционных проектов на смежные отрасли в рамках их производственных цепочек, что достигается с помощью расчета мультипликативного эффекта.

В самом общем виде его можно определить как показатель меры «умножительного воздействия» (положительной обратной связи) изменения одной величины (входной) на изменение другой (выходной) в управляемой системе. Для расчета такого эффекта предлагаются различные мультипликаторы, центральное место в их системе занимает мультипликатор инвестиций, предложенный Дж.М. Кейнсом.

В предлагаемой автором методике под мультипликативным эффектом понимается отношение суммы мультипликаторов, возникающих на инвестиционной и эксплуатационной стадиях инвестиционного проекта к общей сумме инвестиций. При этом в форме отдельных мультипликаторов выступают денежные потоки, возникающие в процессе реализации инвестиций в различных  хозяйственных отраслях и социальной сфере.

Наиболее универсально выделение прединвестиционной, инвестиционной и эксплуатационной фаз инвестиционного цикла.

Общую величину мультипликативного эффекта инвестиций в ОЭЗ промышленно – производственного типа – МЭ  предлагается рассчитывать по формуле:

       (11)

где Wис – сумма мультипликаторов на инвестиционной стадии инвестиционного проекта;

Wэс – сумма мультипликаторов на эксплуатационной стадии инвестиционного проекта.

Состав мультипликаторов определен с учетом механизма возникновения мультипликативного эффекта на инвестиционной (рисунок 3) и эксплуатационной (рисунок 4) стадиях инвестиционного цикла (таблица 5).

Таблица 5

Состав мультипликаторов на инвестиционной и эксплутационной стадиях инвестиционного цикла в ОЭЗ промышленно-производственного типа5

Инвестиционная стадия

Эксплутационная стадия

Наименование мультипликатора

Обозна- чение

Наименование мультипликатора

Обозна- чение

Мультипликатор чистой заработной платы проектировщиков

W1

Мультипликатор чистой заработной платы работников, занимающихся строительством зданий

W6

Мультипликатор чистой заработной платы производителей строительных материалов

W2

Мультипликатор

производства

W7

Мультипликатор чистой прибыли производителей строительных материалов

W3

Мультипликатор чистой заработной платы от доходов поставщиков материальных ресурсов

W8

Мультипликатор чистой заработной платы производителей оборудования

W4

Мультипликатор чистой заработной платы от доходов производителей

W9

Мультипликатор чистой прибыли производителей оборудования

W5

Мультипликатор чистой прибыли от доходов производителей

W10

Общая сумма инвестиций

ИО

5 Составлена автором

Рис. 3 – Механизм возникновения мультипликативного эффекта на инвестиционной стадии3

3 Составлен автором

Рис. 4 – Механизм возникновения мультипликативного эффекта на эксплуатационной стадии4

4 Составлен автором

Согласно обозначениям в таблице 6,

       (12)

       (13)

Формирование отдельных мультипликаторов рассмотрено на примере состава денежных потоков, возникающих на отдельных стадиях инвестиционного цикла исходя из предположения, что инвестиционный цикл будет завершен в течение года, т.е. периода времени, когда резидент должен вложить 1 млн.евро в развитие ОЭЗ промышленно-производственного типа.

Для расчета мультипликативного эффекта инвестиций в ОЭЗ  прмышленно-производственного типа в качестве последних принята их сумма в размере 45,0884 млн.руб., то есть 1 млн.евро (принят курс 1 евро по состоянию на 19.08.09).

Распределение инвестиций по отдельным направлениям на инвестиционной стадии, доходов участников инвестиционного процесса и их расходов приняты по среднестатистическим данным, ставки налогов соответствуют налогообложению резидентов ОЭЗ промышленно-производственного типа.

Расчеты показали, что при таких исходных условиях мультипликативный эффект составит 8,293. Это означает, что инвестиции в размере 1 млн.евро позволят получить финансовый эффект в смежных отраслях и сфере личного потребления в размере 8,293 млн.евро.

Таким образом, можно сделать вывод, что целесообразно дополнить систему конкурсных критериев для выбора территорий создания ОЭЗ промышленно-производственного типа показателем мультипликативного эффекта, рассчитанного как сумма мультипликативных эффектов инвестиций отдельных резидентов. Это позволит придать процессу создания ОЭЗ больший размах и результативность, особенно в депрессивных регионах.

Несмотря на очевидную значимость для экономической теории и практики понятия «градообразующее предприятие», оно законодательно определено лишь для случаев банкротства и продажи. В Федеральном законе от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» градообразующими организациями признаются юридические лица, численность работников которых составляет не менее двадцати пяти процентов численности работающего населения соответствующего населенного пункта или иные организации, численность работников которых превышает 5 000 чел.

В каждом из городов Восточного Донбасса выделились градообразующие предприятия неугольного профиля (за исключением г. Гуково), которые определяют уровень их экономического развития, обеспечивают занятость населения, формируют социальную инфраструктуру (таблица 6).

Таблица 6

Градообразующие юджетообразующие) предприятия  Восточного Донбасса6

Город

Наименование

градообразующего предприятия

Основной

вид деятельности

г. Шахты

ОАО «Стройфарфор»

Производство строительных материалов (керамической плитки)

г. Новошахтинск

ОАО ПТФ «Глория»

Производство изделий из джинсовой ткани для детей и подростков

г. Белая Калитва

ОАО «БКМПО»

Производство листового проката из алюминия и его сплавов

г. Красный

Сулин

ОАО «Красносулинский металлургический завод»

Производство арматуры, катанки, проволоки, электродов и железного порошка

г. Донецк

ОАО «Донецкий экскаватор»

Производство подъемно-транспортных машин и оборудования

г. Гуково

ОАО «Гуковуголь»

Добыча угля

г. Зверево

ООО «Глам»

Производство изделий из джинсовой ткани для детей и подростков

Все перечисленные в таблице 6 предприятия можно назвать градообразующими с определенной долей условности, так как они не удовлетворяют ни одному из критериев, указанных в Федеральном законе от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», но обеспечивают наибольшие поступления в местные бюджеты в форме НДФЛ (налога на доходы физических лиц). Поэтому эти города целесообразно считать бюджетообразующими и на институциональном уровне закрепить это название.

Формированию льготного режима предпринимательской деятельности для градообразующих предприятий в значительной мере будет способствовать, на наш взгляд, создание на их базе «точечных» особых экономических зон промышленно-производственного типа и, что в принципе не противоречит Федеральному закону от 22 июля 2005г. № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации».

Под промышленно-производственной особой экономической зоной понимается участок территории, на котором ее резидент вправе осуществлять производство и (или) переработку товаров (продукции), а также их реализацию, за исключением добычи полезных ископаемых и металлургического производства; переработки полезных ископаемых, лома черных и цветных металлов; производства и переработки подакцизных товаров.

6 Составлена автором

Создание «точечной» ОЭЗ только на базе одного из бюджетообразующих предприятий ОАО «Стройфарфор» позволит освободить предприятие от уплаты адвалорных ввозных и вывозных пошлин; в течение 5 лет от налога на землю и имущество; уменьшить налог на прибыль за счет уменьшения налогооблагаемой базы предприятия как резидента ОЭЗ. Общая годовая сумма экономии за счет реализации таких преимуществ составит 150 млн. рублей.

Сэкономленные средства предприятие может направить на развитие производства и его модернизацию, совершенствование социальной инфраструктуры.

Таким образом, можно сделать вывод, что создание «точечных» ОЭЗ на градообразующих (бюджетообразующих) предприятиях Восточного Донбасса позволит в целом поднять экономику региона, увеличить объем промышленного производства и услуг, что в конечном итоге создаст базу для улучшения социальных аспектов жизни населения.

Понятие «занятость населения» в самом общем виде можно охарактеризовать как степень участия трудоспособного населения в деятельности, связанной с удовлетворением общественных и личных потребностей, которая, как правило, приносит доход. Категория занятости органично связана с категорией безработицы: их сочетание позволяет описать феномен воспроизводства совокупной рабочей силы, включая фазы ее распределения и обмена.

Восточный Донбасс – субрегион Ростовской области, состав и структура трудовых ресурсов которого, начиная с 1993 г. формировались под влиянием кризиса, переживаемого угольной отраслью. Он сопровождался закрытием шахт, массовыми высвобождениями шахтеров (за период с 1994 г. по 2004 г. было уволено около 94 тыс. человек).

Негативные последствия кризиса в значительной степени купировались реализацией в Восточном Донбассе (как и во всех угледобывающих регионах страны) программ местного развития и обеспечения занятости жителей шахтерских городов и поселков.

Приоритетные направления использования средств, ассигнованных на осуществление программ местного развития, охватывали:

  • оказание предувольнительных консультационных услуг работникам шахт и разрезов, угледобывающих компаний и шахтостроительных организаций при планируемом сокращении их штатов (средства для этого передавались территориальным органам службы занятости);
  • профессиональное консультирование и переобучение высвобождаемых и высвобожденных работников;
  • организацию общественных работ;
  • поддержку малого бизнеса;
  • содействие созданию новых рабочих мест (при этом исключалось инвестирование средств в проекты, связанные с собственно угледобывающим производством);
  • содействие переселению граждан из неперспективных шахтерских городов и поселков;
  • расширение самозанятости населения.

Несмотря на меры, принятые в процессе реструктуризации отрасли,  уровень регистрируемой безработицы в городах Восточного Донбасса в 2 раза выше среднеобластного. Основными факторами, негативно влияющими на ситуацию с занятостью, являются: естественная убыль населения, внутренняя миграция, высокий уровень пенсионной нагрузки, отсутствие программ поддержки градообразующих предприятий, низкие темпы роста малого наукоемкого бизнеса, слабое использование надомного труда для повышения женской занятости, отсутствие системной подготовки кадров для формирующейся инновационной экономики региона.

Масштабы занятости в первую очередь зависят от величины трудовых ресурсов, которая, в свою очередь, определяется соотношением естественного и миграционного движения. В городах Восточного Донбасса смертность все еще превышает рождаемость, то есть продолжается естественная убыль населения.

Для Восточного Донбасса характерен высокий уровень пенсионной нагрузки по всем городам субрегиона, превышающий аналогичный показатель на начало реструктуризации угольной отрасли. Миграционными процессами в Восточном Донбассе в наибольшей степени охвачено экономически активное население, в том числе и потенциальные наемные работники. Жители продолжают уезжать из городов региона для трудоустройства на других, экономически более благополучных территориях. Значительную долю в структуре мигрантов составляют молодые кадры, стремящиеся найти работу в мегаполисах. Для ряда городов (Красный Сулин, Новошахтинск, Шахты, Гуково) характерна ситуация, когда коренные жители уезжают, а их места занимают мигранты из еще более отсталых территорий, причем приток трудовых ресурсов превышает число выбывших, что усугубляет ситуацию на рынке труда (таблица 7). Прибывшие работники занимают рабочие места с низкой заработной платой, увеличивая тем самым безработицу среди коренного населения.

Таблица 7

Прирост (убыль) населения по городам Восточного Донбасса за счет миграции (на конец 2008 г.)7

Город

Всего

На 1 тыс. человек населения

Шахты

86

0,3

Белая Калитва

-215

-4,7

Новошахтинск

440

3,8

Красный Сулин

62

1,4

Донецк

-23

-0,4

Гуково

277

4,0

Зверево

-46

-1,8

7 Составлена по данным Ростовстата

Прекращению оттока трудовых ресурсов могло бы способствовать по нашему мнению, создание крупных промышленных производств неугольного профиля с уровнем заработной платы, сравнимым со сложившимся в центральных регионах страны.

Важное направление повышения уровня занятости населения Восточного Донбасса – расширение малого бизнеса. В основе ускоренного развития этого сектора экономики в периоды рецессии лежит феномен «вынужденного предпринимательства»: нависшая или уже ставшая реальной безработица, низкая заработная плата, неудовлетворенность работой подталкивают людей к такой деятельности. Государству, соответственно, следует создавать благоприятные условия для инициативного включения граждан в процесс самозанятости, сопровождающийся организацией новых рабочих мест.

Таким образом, целесообразно формировать условия для развития самозанятости на принципах вертикальной интеграции, что предполагает:

  • выделение переделов, в которых самозанятость может существовать как эффективная форма хозяйствования;
  • анализ возможностей создания технико-технологических, хозяйственных и организационно-правовых форм деятельности субъектов рыночных отношений, которые могут кооперироваться при производстве одного или нескольких изделий;
  • финансовую (в том числе инвестиционную) поддержку процессов создания недостающих элементов системы общей кооперации интегрированных производств.

Такой механизм может существовать в форме Центра региональной кооперации производителей, деятельность которого направлена на объединение усилий исследователей-аналитиков, специализированных организаций проектировщиков, банков, предпринимателей и т.д.

Коренная реструктуризация трудовых ресурсов, по нашему мнению, должна осуществляться в процессе перехода региона на инновационный путь развития. Расширение инновационной деятельности следует осуществлять как на базе действующих предприятий, так и путем создания малых наукоемких предприятий, занятых практическим внедрением результатов НИОКР.

Реализация обоих направлений связана, прежде всего, с наличием специалистов, способных обеспечить разработку инноваций, их юридическое оформление (например, получение патентов), эффективное использованием инвестиций, полученных на коммерциализацию результатов НИР, продвижение новой продукции на внутренний и внешний рынки.

Ключевой элемент формирующейся инновационной экономики – интеллектуальный капитал.

Интеллектуальный капитал Восточного Донбасса представлен, прежде всего, кадрами научно-исследовательских организаций, учебных заведений начального, среднего и высшего профессионального образования, а также в определенной мере их студентами, инженерным корпусом и топ-менеджерами хозяйствующих субъектов.

Первоочередной задачей в рамках программы развития инновационной деятельности в регионе является мониторинг и развитие интеллектуального потенциала, и в частности, образовательной системы, призванной обеспечить повышение восприимчивости к инновациям хозяйствующих субъектов и экономики области в целом. Для реализации этой цели, на наш взгляд, необходимо: разработать программы формирования инновационного и предпринимательского мышления у учащихся средних школ, средних профессиональных и высших профессиональных учебных заведений; создать механизм опережающего кадрового обеспечения инновационных и инвестиционных проектов, реализуемых в регионе; повысить качество подготовки специалистов.

В вузах Ростовской области накоплен большой опыт организации курсов по профессиональной подготовке, переподготовке и повышению квалификации кадров. Однако постоянно ощущается нехватка преподавателей-практиков, владеющих специальными отраслевыми знаниями. Очевидна необходимость мер, стимулирующих привлечение специалистов-производственников к ведению занятий в учебных центрах, создаваемых совместно вузами и предприятиями, а также широкого использования дистанционных форм обучения для повышения квалификации, подготовки и переподготовки представителей малых и средних инновационных предприятий.

Совершенствованию образовательной системы могли бы способствовать:

  • введение госзаказа на подготовку молодых специалистов для инновационной сферы;
  • организация ежегодной Губернаторской программы подготовки инновационных менеджеров;
  • проведение кадрового аудита специалистов в инновационной сфере;
  • включение в учебные программы высших учебных заведений курса по защите и коммерциализации интеллектуальной собственности, маркетингу научно-технической продукции;
  • подготовка специалистов по программе дополнительного профессионального образования («Инновационный менеджмент», «Управление проектами»).

В четвертой главе «Проблемы и перспективы инновационного развития Восточного Донбасса в условиях снижения депрессивности» предложены мероприятии по совершенствованию нормативно-правовой базы развития инновационной сферы региона, развитию инфраструктуры и созданию венчурного фонда.

Сложность и многогранность задач формирования инновационной среды в Ростовской области, в том числе в такой ее части, как Восточный Донбасс, обуславливает необходимость решения данных проблем на основе программно-целевого метода, то есть должна быть разработана программы развития инновационной деятельности Ростовской области на период 2010 – 2013 годы, задачей которой является формирование условий обеспечения системного перехода экономики области на инновационный путь развития и устойчивого роста валового регионального продукта на основе всемерного совершенствования человеческого потенциала, коренной модернизации производственной технологической базы и широкого внедрения результатов научно-технического прогресса для последовательного повышения качества жизни населения области.

Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих основных задач:

  • создание благоприятной инновационной среды для формирования творческой личности и роста интеллектуального капитала предприятий и организаций области;
  • выявление системных проблем региональной экономики, препятствующих ускорению социально-экономического развития области;
  • обеспечение институциональной поддержки развитию инновационной деятельности в области;
  • разработка прогноза научно-технического развития основных отраслей экономики области;
  • обеспечения скоординированности научно-технической, инновационной и промышленной политик Ростовской области;
  • совершенствование региональной инновационной системы и механизмов государственной поддержки её развития, интеграция элементов инновационной системы области;
  • содействие созданию и развитию субъектов инновационной инфраструктуры: технопарков, научно-производственных и инновационно-технологических центров, офисов трансфера технологий, патентных бюро и т.д.;
  • развитие системы подготовки кадров для инновационного сектора региональной экономики;
  • развитие механизмов частно-государственного партнерства в процессах коммерциализации результатов научно-технической деятельности и масштабной технологической модернизации производства;
  • создание системы финансирования инновационных разработок на всех стадиях их реализации, включающей бюджетные источники, венчурные фонды, фонды научно-технического развития, проектное кредитование  и т.п.;
  • формирование системы государственного и муниципального заказов на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки по приоритетным направлениям развития региональной экономики и социальной сферы;
  • формирование механизмов поддержки и стимулирования кластерной интеграции хозяйствующих субъектов области с целью создания конкурентной продукции на основе новых технологий;
  • создание пилотных территориальных комплексов (зон) опережающего инновационного развития;
  • развитие механизмов интеграции областной экономики в глобальное научно-техническое пространство и выхода на мировые рынки наукоемкой и высокотехнологичной продукции;
  • совершенствование системы мониторинга инновационного потенциала области;
  • стимулирование мультипликативных эффектов реализации приоритетных инновационных проектов на территории области;
  • формирование в общественном сознании позитивного имиджа научной и инновационной деятельности.

Реализация Программы должна предусматривать соблюдение следующих системообразующих принципов:

  • синхронизации и увязки мероприятий Программы с  целевыми  программами и стратегическими документами, действующими на территории области;
  • стратегического партнерства основных участников реализации Программы: власти, бизнеса, науки и общества;
  • интенсификации межрегионального и международного научно-технического сотрудничества;
  • использования бюджетных средств в качестве катализатора привлечения инвестиций из других источников финансирования;
  • принципа реалистичности, предусматривающего детальный анализ источников, механизмов привлечения необходимых ресурсов и заинтересованных исполнителей по каждому программному мероприятию.

Далее следует отметить важнейшие условия развития региональной инновационной системы это:

  • создание благоприятного инвестиционного климата для участников научно-исследовательской, внедренческой и производственно-инновационной деятельности;
  • соблюдение баланса интересов государства и бизнеса, что достигается формированием при государственной поддержке инфраструктурных элементов региональной инновационной системы,  создаваемых на коммерческой основе;
  • обеспечение соответствия уровня сложности создаваемой инновационной системы уровню развития региональной экономики;
  • формирование высокого образовательного и профессионального уровня кадрового потенциала в регионе;
  • развитие инновационной культуры в обществе;
  • обеспечение необходимой правовой поддержки инновационной деятельности.

Программа должна определять следующие приоритетные направления развития инновационной деятельности в Ростовской области:

  • развитие человеческого потенциала, формирование творческой, инновационной личности;
  • опережающее развитие внедренческого сегмента региональной инновационной системы за счет совершенствования и развития инфраструктуры инновационной системы области;
  • технологическая модернизация экономики и наращивание выпуска инновационной продукции на основе современных инновационных технологий (при условии обеспечения приоритетности использования региональных инновационных разработок).

Таким образом, «Программа инновационного развития Ростовской области на 2010-2013гг.» должна быть  нацелена на выработку оптимальных критериев селективного отбора направлений государственной поддержки с целью максимального обеспечения эффективности деятельности всех субъектов инновационной системы области.

При разработке Программы развития инновационной деятельности в Ростовской области должна учитываться специфика экономического развития региона и ее принципиальные отличия от других субъектов РФ.

Развитие инновационной деятельности в Ростовской области предполагает эффективное управление процессом накопления, преобразования, распространения и использования всех составляющих интеллектуального капитала и, тем самым, управление восприимчивостью к инновациям региональной социально-экономической системы.

Решение задачи лежит на пути реализации государственно-частного партнерства, в рамках которого осуществляется:

  • обучение и переобучение персонала хозяйствующих субъектов с целью формирования компетенций, обеспечивающих возможность эффективной работы с интеллектуальными активами компаний;
  • правовая (консультационная) поддержка хозяйствующих субъектов в процессах оборота интеллектуальной собственности;
  • маркетинговая поддержка частного бизнеса для эффективного использования интеллектуальных активов компаний при работе на национальных и глобальных рынках;
  • оказание помощи частному сектору экономики области в диагностике «критических технологий» с целью оценки его готовности к инновационному развитию.

Рассматривая пути, методы и инструменты повышения восприимчивости Ростовской области к инновациям, в качестве важного рычага управления ее инновационным развитием, Программа должна предусматривать мероприятия по оценке и повышению уровня доступности в использовании информационно-коммуникационных технологий во всех сферах жизнедеятельности региона.

В связи с возрастающим значением инновационной составляющей в инвестиционном процессе области возникает необходимость внесения соответствующих изменений в существующие областные законы «Об инвестиционной деятельности», «О зонах экономического развития» и касающихся региональной поддержки шахтерских территорий в части формирования приоритетов и дополнительных стимулов для субъектов инновационной деятельности. Концентрация ресурсов на приоритетных направлениях инновационного развития позволит реализовать преимущества уже имеющихся научно-технических заделов и получить новые результаты, необходимые для коренного обновления региональной экономики.

В течение последних лет в Ростовской области предпринимаются целенаправленные усилия для формирования инновационной инфраструктуры, в результате которых сегодня действует более 100 субъектов поддержки развития инновационной сферы. В их числе информационные и консалтинговые центры, инженерно-технические центры, центры трансфера технологий, бизнес-школы, лизинговые компании и др.

Инновационная инфраструктура должна обеспечивать:

  • взаимодействие центров трансфера технологий, высших учебных заведений и научно-исследовательских институтов, технико-внедренческих зон, системы фондов финансирования инновационных проектов;
  • разработку системы стимулов и мотиваций для участников инновационного процесса, ориентированных на создание высокотехнологичной продукции;
  • выработку предложений по совершенствованию системы подготовки кадров в области инновационного менеджмента и формированию инновационной культуры;
  • формирование информационного ресурса, позволяющего максимально полно оценивать ситуацию о динамке инновационных процессов в регионе и проблемах, сдерживающих развитие данного направления.

Однако, пока не удалось объединить имеющиеся инфраструктурные элементы в целостную региональную инновационную систему, что снижает эффективность прилагаемых усилий и затраченных ресурсов для инновационной трансформации экономики региона. 

Одной из причин является тот факт, что внутренняя восприимчивость к инновациям региональной экономики и в целом сообщества  весьма слаба, поэтому эффективность воздействий (финансовых, информационных, организационных, технологических и иных) остается чрезвычайно низкой.

Центральное место в венчурном инвестировании занимают венчурные фонды – организации, в которых аккумулируются венчурные инвестиции. В Ростовской области региональный венчурный фонд пока не создан, Донская администрация в рамках областных целевых программ выделяет инновационным предприятием субсидии для оплаты части стоимости основных средств, услуг по патентованию изобретений, для приобретения современных лицензированных средств, разработки программного обеспечения, компенсации части арендных платежей, затрат по участию в конференциях и выставках.

Создание венчурного фонда должно происходить на основе государственно-частного партнерства путем создания закрытого паевого  инвестиционного фонда. Предлагаемая схема организации регионального венчурного фонда представлена на рисунке 5.

Отличительные особенности схемы состоят в следующем:

  • наличие софинансирования: средства областного бюджета, ОАО «РВК» Российская венчурная компания» (федеральный бюджет) и частных инвесторов;
  • инвестирование инновационных высокотехнологичных компаний, чья деятельность соответствует «Приоритетным направлениям развития науки, технологий и техники Российской Федерации»;
  • прозрачность деятельности ЗПИФ и контроль за его деятельностью со стороны управляющей компании, спецдепозитария, регистратора фонда, аудитора.

Венчурный фонд – это организация, аккумулирующая на своих счетах денежные средства, которые затем вкладываются в перспективные разработки на условиях участия в разделе прибыли, от внедрения инновации. Венчурный фонд – частный случай инвестиционного фонда, и схема его работы содержит все принципиальные моменты общей схемы организации последнего вне зависимости от его специализации.

В данном случае речь идет о привлечении федеральных инвестиций в региональный венчурный фонд Ростовской области. Это возможно только на основе использования механизмов государственно-частного партнерства. Их сущность состоит в долевом участии государства в венчурных фондах напрямую или через посредничество «Фонда фондов» (ОАО «Российская венчурная компания»), а также в финансовом содействии частным венчурным фондам и инновационным компаниям. В ведении государства может находиться и создание венчурной инфраструктуры: подготовка инновационных менеджеров, организация центров обучения предпринимателей венчурной культуре, поведение венчурных ярмарок.

В заключении работы приведены наиболее существенные концептуально-методологические, теоретико-эмпирические, расчетно-аналитические и практико-прикладные результаты, полученные в процессе исследования избранной научной проблемы.

Рис. 5 – Схема создания регионального (Ростовской области) венчурного фонда5

5 Составлен автором

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

Монографии:

  1. Цветкова С.Н. Предпринимательство, эффективность и реструктуризация производства / Б.Ю. Сербиновский [и др.] – Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ, 2002. – 12,1 п.л.
  2. Цветкова С.Н., Перов Г.Ю. Угледобывающий регион в условиях снижения депрессивности: рынок труда и перспективные стратегии экономического развития: монография / С.Н. Цветкова, Г.О. Перов. – Шахты: Изд-во ЮРГУЭС, 2007. – 14,1 п.л.
  3. Цветкова С.Н. Управление постдепрессивным регионом: подходы к расчету мультипликативного эффекта инвестиций в особые экономические зоны. – Шахты: ГОУ ВПО «ЮРГУЭС», 2009. – 6,7 п.л.

Публикации в изданиях, рекомендуемых ВАК РФ

  1. Цветкова С.Н. Угледобывающий регион в постреструктуризационный период // Регион: Экономика и социология. – 2008. – № 3. – 0,26 п.л.
  2. Цветкова С.Н. «Там на шахте угольной» // Российское предпринимательство. – 2008. Вып. 2. – 0,17 п.л.
  3. Цветкова С.Н. Перспективы социально-экономического развития депрессивных шахтерских территорий Ростовской области // Региональная экономика. Теория и практика. – 2008. – № 14. – 0,77 п.л.
  4. Цветкова С.Н. Восточный Донбасс в условиях снижения депрессивности: современное состояние и перспективы инновационного развития // Научно-технические ведомости СПб ГПУ. Экономические науки. – 2008. – 5(64). – 0,4 п.л.
  5. Цветкова С.Н. Трудовые ресурсы Восточного Донбасса и создание особых экономических зон в регионе // Научно-технические ведомости СПб ГПУ. Экономические науки. – 2008. – 0,55 п.л.
  6. Цветкова С.Н. Депрессивные территориальные образования в современной России: критерии определения и типология // Экономический вестник Ростовского государственного университета. – 2008. – № 1, ч. 3. – 0,79 п.л.
  7. Цветкова С.Н. Моделирование инвестиционного процесса как одной их форм государственной поддержки по преодолению депрессивности  в экономике шахтерских регионов // Экономический вестник Ростовского государственного университета. – 2008. – № 2, ч. 3. – 0,37 п.л.
  8. Цветкова С.Н. Методический подход к оценке мультипликативного эффекта инвестиций в особые экономические зоны // Региональная экономика. Теория и практика. – 2009. – 0,65 п.л.
  9. Цветкова С.Н. Занятость населения в трансформируемой экономике Восточного Донбасса: проблемы и пути их преодоления // Человек и труд. – 2009. – 0,51 п.л.

Статьи и тезисы, опубликованные в межвузовских сборниках  научных трудов и материалах научных конференций, брошюры

  1. Цветкова С.Н. Самозанятость как экономическое явление, региональная политика и управляемый процесс // Маркетинг в производстве, сервисе и коммерции: материалы Междунар. Науч.-практ. конф, г.Шахты, 10-14 июня 2002 г. ЮРГУЭС. – Шахты: ЮРГУЭС 2002. – 0,58 п.л.
  2. Цветкова С.Н. Условия эффективной реализации политики самозанятости // Проблемы экономики и организации производственных и социальных систем: межгосударственный сб. науч. тр. – Новочеркасск: ЮРГТУ, 2002. – Вып.6. –  0,21 п.л.
  3. Цветкова С.Н. Принципы самозанятости // Проблемы экономики и организации производственных и социальных систем: межгосударственный сб. науч. тр. – Новочеркасск: ЮРГТУ, 2002. –  Вып.6. – 0,21 п.л.
  4. Цветкова С.Н. Концепция стратегического развития экономики Восточного Донбасса / А.Г. Сапронов [и др.] – Шахты: ЮРГУЭС, 2001. – 0,74 п.л.
  5. Цветкова С.Н., Зубков К.М. Перспективы создания особых экономических зон в постдепрессивных муниципальных образованиях Ростовской области // Муниципальная экономика и сфера услуг: сб. науч. Тр. / под ред. О. П. Литовко. – Шахты: Изд-во ЮРГУЭС, 2007. – 0,16 п.л.
  6. Цветкова С.Н. Опыт развития шахтерских территорий Ростовской области в 2004 –2006 гг. в качестве приоритетных. Проблемы современной региональной экономики. // Рубикон: сб. науч. тр. молодых ученых. Вып. 45. – Ростов н/Д: ФГОУ ВПО «Южный Федеральный университет», 2007. – 0,23 п.л.
  7. Цветкова С.Н. Проблемы формирования особой экономической зоны в угледобывающем регионе. Проблемы современной региональной экономики. // Рубикон: сборник науч. тр. молодых ученых. Вып. 45. – Ростов н/Д: ФГОУ ВПО «Южный Федеральный университет», 2007. – 0,45 п.л.
  8. Цветкова С.Н., Перов Г.О. Угледобывающий регион: политика преодоления депрессивности (опыт реструктуризации в Восточном Донбассе). Проблемы современной региональной экономики // Рубикон: сб. науч. тр. молодых ученых. Вып. 45. – Ростов н/Д: ФГОУ ВПО «Южный Федеральный университет», 2007. – 0,75 п.л.
  9. Цветкова С.Н. Перспективы социально-экономического развития депрессивных шахтерских территорий Ростовской области // Устойчивое развитие отраслей, регионов, предприятий в условиях глобализации: материалы Всерос. науч.-практ. конф. / под ред. М.Б. Щепакина. – Краснодар: Изд. – Куб. ГТУ, 2008. – 0,47 п.л.
  10. Цветкова С.Н. Формы государственно-частного партнерства в управлении постдепрессивными шахтерскими территориями Восточного Донбасса // Противоречия современной экономической политики: Россия и мир: материалы междунар. науч.-практ. конф. г. Москва, 29-30 октября 2008 г. – М.: Московский гуманитарный институт, 2008. – 0,13 п.л.
  11. Цветкова С.Н. Создание зон приоритетного развития как фактор преодоления депрессивности шахтерских территорий Восточного Донбасса: // «Экономические, экологические и социальные проблемы угольных регионов СНГ: материалы междунар. науч.- практ. конф. г. Краснодон, 15-16 марта 2008 г. – Луганск, Схiдноукраiнський национальный университет имени Владимира Далл, 2008. – 0,13 п.л.
  12. Сербиновский Б.Ю., Цветкова С.Н. Некоторые специфические механизмы организации кооперирующихся, вертикально интегрированных производителей с элементами самозанятости // Проблемы техники, технологии и экономики сервиса: материалы межвуз. науч.-практ. конф.  г. Шахты, 15-17 мая 2002 г. – Шахты; Новочеркасск: ЮРГТУ (НПИ), 2002. – 0,29 п.л.
  13. Перов Г.О., Цветкова С.Н. История реструктуризации угольной отрасли на Дону: череда просчетов и социально-экономические последствия // Исторические и социальные проблемы юга России: материалы V Межвузовской науч.-практ. конф. – Ростов-н/Д, 2008. – 0,2 п.л.
  14. Цветкова С.Н., Зубков К.М. Многоотраслевая экономика как доминирующая перспектива развития Восточного Донбасса // Муниципальная экономика и сфера услуг: сборник науч. тр. / под ред. О.П. Литовко. – Шахты: Изд-во ЮРГУЭС, 2007. – 0,16 п.л.
  15. Цветкова С.Н. Некоторые перспективы экономического развития Восточного Донбасса после реструктуризации угольной отрасли. Проблемы современной региональной экономики // Рубикон: сб. науч. работ молодых ученых. Вып. 41. Прил. 3. Ростов-н/Д: ГОУ ВПО «Ростовский государственный университет», 2006. – 0,44 п.л.
  16. Цветкова С.Н. Реструктуризация угольной отрасли: попытка антикризисного управления и новые проблемы в экономике регионов. Проблемы современной региональной экономики // Рубикон: сб. науч. работ молодых ученых. Вып. 41. Прил. 3. Ростов-н/Д: ГОУ ВПО «Ростовский государственный университет», 2006. – 0,46 п.л.
  17. Перов Г.О., Цветкова С.Н. Свободные экономические зоны и территории приоритетного развития в современной России: опыт административно-правового становления // Правовая политика Российской Федерации в условиях современного социально-экономического развития: материалы междунар. науч.-практ. конф. – Ростов-н/Д, 2007. – 0,21/ п.л.
  18. Цветкова С.Н. Перспективы создания точечных особых экономических зон в градообразующих предприятиях Восточного Донбасса // Регионов России: экономика, культура, история: материалы междунар. науч.-практ. конф. – Березники, 2009. – 0,18 п.л.
  19. Цветкова С.Н. Восточный Донбасс в условиях снижения депрессивности: проблемы и перспективы инновационного развития // Экономика и управление: проблемы развития: материалы междунар. науч.-практ. конф. – Волгоград, 2009. – 0,4 п.л.

1 Составлен автором







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.