WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи


Абубакиров Ришат Фазлутдинович

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ СРЕДА СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ

Специальность 08.00.01 Экономическая теория

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Казань 2009

Работа выполнена на кафедре экономической теории ГОУ ВПО «Казанский государственный технический университет им. А.Н.Туполева»

Официальные оппоненты:        доктор экономических наук,

                               профессор Думная Наталья Николаевна

                                                                               

                               доктор экономических наук,

                               профессор Журавлева Галина Петровна

                               

доктор экономических наук,

                               профессор Стерликов Федор Федорович

Ведущая организация:         Институт экономики РАН

Защита диссертации состоится 8 сентября 2009 года в 12 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.079.08 при ГОУ ВПО «Казанский государственный технический университет им. А.Н.Туполева» по адресу: 420111, г.Казань, ул. К.Маркса, 10, аудитория 310.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Казанский государственный технический университет им. А.Н.Туполева».

Сведения о защите и автореферат диссертации размещены на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки РФ vak.ed.gov.ru, а также на официальном сайте ГОУ ВПО «Казанский государственный технический университет им. А.Н.Туполева» www.kai.ru.

Автореферат разослан 2 мая 2009 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат экономических наук, доцент                                Ш.И.Еникеев

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В условиях перехода к постиндустриальному обществу состояние социальной сферы становится определяющим условием качества жизни населения и источником устойчивых темпов экономического роста. Основным фактором поступательного развития выступает интеллектуальный капитал, а сам человек превращается из средства общественного прогресса в его цель и необратимо утверждается в этом качестве. В этом проявляется тенденция гуманизации хозяйственной жизни, переход «техносферы» 70-х ХХ в. в новое качество - «социотехносферу», в которой двигателем деловой активности является самодействие, инициатива с опорой на знание.

В России сбалансированное развитие научного, высокотехнологичного и образовательного секторов экономики выступает реальной альтернативой господствующему экстенсивному типу воспроизводственной динамики. Тезис о новой роли социальной сферы и составляющих ее отраслей, прежде всего науки и образования, подтверждается необходимостью реализации идеи конкурентных преимуществ российской экономики на основе инновационных подходов, острой потребностью в модернизации традиционных производств и крупномасштабной трансформации структуры экономики. В этих условиях эффективность социально-экономической и научно-технической стратегии развития российского общества, перспективы восстановления поступательной макроэкономической динамики и формирования постиндустриальной системы отношений во многом определяются характером использования интеллектуального потенциала личности и общества, состоянием социальной сферы как институциональной формы реализации человеческого капитала.

Переход отечественной экономики и ее социальной сферы на инновационный путь развития усложняется рядом обстоятельств, среди которых следует отметить глубокую дифференциацию населения по уровню жизни, неблагоприятное состояние здоровья граждан, диспропорции в возрастной структуре, негативные тенденции в сфере образования и науки, низкий уровень оплаты труда и пенсионного обеспечения, несоответствие объема и структуры финансирования отраслей социальной сферы масштабам деятельности. Сокращение объемов бюджетного финансирования выступает одним из ключевых факторов, сдерживающих развитие научных исследований, что находит отражение в низком удельном весе (0,3%) отечественной научно-технической продукции в мировом выпуске. Незавершенность экономических реформ, отсутствие последовательной долгосрочной социально-экономической стратегии и эффективной социальной политики привели к тому, что основные социальные индикаторы в условиях кризиса значительно снизились. При этом крайне низкой в России остается доля самодостаточного населения, наблюдается увеличение относительной и сохранение абсолютной бедности при уменьшении численности населения, расширяется сфера рентоориентированного присвоения не создаваемых, а перераспределяемых ценностей, что не позволяет адаптировать основные отрасли социальной сферы к рыночной экономике и обеспечить принятые в мировой практике нормы социальной защищенности человека. Игнорирование общемировой тенденции социализации факторов экономического развития остается одним из ключевых факторов торможения темпов экономического роста в России, что нашло отражение в показателях качества жизни. Так, согласно Отчету о человеческом развитии в 2008/2009 гг. из Программы развития ООН, составленному на основе данных 2006 г. и опубликованному 18.12.2008 г., в соответствии с исчисляемым ежегодно индексом развития человеческого потенциала, Российская Федерация находится на 67 месте среди 175 стран, уступив 3 позиции по сравнению с данными 2005 г.

Социальная сфера развивается под воздействием сложившейся институциональной среды, представленной совокупностью формальных и неформальных институтов, которые, с одной стороны, закрепляют сложившуюся систему социально-экономических отношений и определяют поведение экономических агентов, с другой стороны, трансформируются с изменением интересов социальных страт и групп, отражающих их роль в экономической системе.

Развитие социальной сферы и превращение ее в фактор экономического роста требует разработки новых теоретико-методологических подходов к проблемам реформирования институциональной среды. Необходимость создания институтов, позволяющих задействовать инвестиционную активность хозяйствующих субъектов в социальной сфере в условиях качественной структурной трансформации российского общества, реализовать эффективные формы частно-государственного партнерства, обеспечить социализацию факторов поступательной макроэкономической динамики предопределили выбор темы диссертационного исследования, ее теоретическую и практическую значимость.

Степень изученности проблемы. Исследование экономических трудов, посвященных проблемам развития социальной сферы, показывает, что данная проблема носит комплексный характер, объединяющий концептуальные положения кейнсианской доктрины, методологический потенциал неоклассической экономической теории, принципы институционального направления, что доказывает ее непреходящий характер и актуальность. Теоретической и методологической основой диссертации явились работы, посвященные анализу глубинных экономических отношений и процессов. Среди них труды К.Маркса, А.Маршалла, Дж.М.Кейнса, Дж.Гэлбрейта, П.Самуэльсона, М.Фридмена и др.

Теоретические и практические аспекты усиления социальной направленности экономического развития исследуются на протяжении всего периода развития экономической теории. Этой теме посвящены работы Т.Гансли, Г.Беккера, М.Блеунта, С.Бриттана, Р.Барра, Р.Гейлбронера, Дж.Минцера, В.Ойкена, Дж.Стиглица, Л.Тарроу, К.Эклунда и др.

Изучение социальной сферы как составляющей современной экономической системы осуществляется в трудах Э.М.Агабабьяна, А.И.Добрынина, В.А.Жамина, Е.Н.Жильцова, Т.И.Корягиной, Д.И.Правдина, М.В.Солодкова, В.М.Рутгайзера, В.Я.Яковлева и др.

В работах А.Бергсона, Н.Калдора, Т.Скитовски, Дж.Хикса, Г.Хотеллинга были заложены основы теории воспроизводства общественных благ как результата функционирования социальной сферы и положительных внешних эффектов. Дальнейшее развитие теория общественных благ нашла в трудах Э.Аткинсона, К.Викселля, П.Диамонда, А.Линдаля, Дж.Миррлиса, Н.Штерна.

Основные направления теории человеческого капитала были разработаны такими экономистами, как Й.Бен-Порэт, Г.Беккер, М.Блауг, У.Боуэн, Э.Дженисон, Р.Лэйард, Э.Лэзер, Дж.Псахаропулос, Ш.Розен, Ф.Уэлч, Б.Чизуик, Т.Шульц и др. Немалый клад в изучение этой проблемы внесли и современные российские экономисты В.С.Автономов, B.C.Гойло, Л.С.Гребенев, С.А.Дятлов, И.В.Ильинский, Р.И.Капелюшников, М.М.Критский, В.Т.Смирнов и др.

Поиску методик оценки эффективности социальной политики государства и качества жизни населения посвящены работы А.В.Гличева, Е.Е.Задесенца, Л.А.Кузьмичева, М.В.Федорова, Г.М.Зараковского, М.Г.Чопорова и др. Вопросы, связанные с формированием и дифференциацией доходов населения в условиях российской экономики, нашли отражение в исследованиях таких ученых, как О.С.Белокрылова, В.С.Елаховский, С.Е.Кузнецов, М.А.Можина, А.С.Ревайкин, Л.С.Ржаницына, А.Е.Суринов, В.И.Шпрыгин и др. Глубокий анализ механизма распределения доходов проведен Е.Маневичем, И.П.Поваричем, Б.Г.Прошкиным, Б.В.Ракитским, Н.М.Римашевской и др.

Исследования закономерностей регулирования государством социально-экономических процессов в условиях российской экономики осуществлялись в работах В.С.Автономова, Л.И.Абалкина, А.И.Анчишкина, Л.С.Бляхмана, Г.Г.Богомазова, Н.Н.Думной, В.Л.Иноземцева, Г.П.Журавлевой, В.В.Радаева, Ф.Ф.Рыбакова, В.Т.Рязанова, Ф.Ф.Стерликова, С.И.Шарапова и других отечественных экономистов.

Несмотря на значительный объем исследований, посвященных методологическим и концептуальным проблемам социальной сферы, состоянию организационно-экономических механизмов ее, следует признать дискуссионность проблематики реформирования ее институциональной среды, необходимость переосмысления отечественного опыта функционирования институтов в социальной сфере для ее адаптации к вызовам формирующейся неоэкономики, сохранения и приумножения конкурентного преимущества России – высокого интеллектуального потенциала нации.

Целью диссертационного исследования является научное обоснование концептуальных основ функционирования институциональной среды социальной сферы и разработка на основе полученных выводов практических рекомендаций, обеспечивающих ее эффективное функционирование в современной российской экономике.

Реализация цели исследования предопределяет постановку и решение следующих основных задач:

1. Исследовать эволюцию представлений о сущности социальной сферы и ее роли в экономике в контексте общецивилизационной динамики и смены экономических парадигм.

2. Определить сущность институциональной среды социальной сферы в современной экономической системе.

3. Выявить содержание противоречий в институциональной среде социальной сферы современной экономики.

4. Обоснованы направления снижения институциональной неопределенности в социальной сфере современной экономики

5. Исследовать особенности циклического характера развития социальной сферы современной экономики.

6. Выявить роль социальной сферы в обеспечении экономического роста.

7. Разработать теоретико-методический подход к оценке эффективности функционирования институтов социальной сферы.

8. Сформулировать методологический подход к выбору системы показателей качества жизни населения, отражающей состояние институциональной среды социальной сферы

9. Проанализировать содержание и роль социальных инвестиций предпринимательского сообщества в обеспечении поступательного развития экономики.

10. Определить содержание и особенности институтов, регулирующих социально ответственное поведение предпринимательских организаций, и характер их воздействия на приоритеты экономической политики государства.

11. Исследовать сущность социального капитала и социального доверия как формы его реализации.

12. Сформулировать теоретические подходы к трансформации системы институционального проектирования социальной сферы на современном этапе развития российской экономики.

Предметом исследования выступает институциональная среда социальной сферы современной российской экономики.

Объектом исследования является совокупность контрактов, упорядочивающих взаимодействия экономических агентов в социальной сфере на основе согласования ограничений деятельности, а также методы их институционального регулирования.

Теоретической и методологической основой диссертационного исследования стали труды ведущих отечественных и зарубежных специалистов, раскрывающие закономерности развития рыночной экономики, принципы экономической политики государства, основы функционирования социального сектора и ее составных частей – сферы образования, науки, культуры и др.

Всесторонний анализ системы инновационных отношений в социальной сфере предопределил многоаспектный характер методологии исследования. Наряду с общенаучными методами и приемами - анализом и синтезом, группировкой, сравнением, классификацией, научной абстракцией, моделированием – использовался ряд специфических методов и приемов, взаимно дополняющих друг друга и позволяющих в полной мере раскрыть их сущность, в том числе методы институционального проектирования, контент-анализа, логического моделирования, экономико-статистических группировок (типологических, структурных, аналитических и иллюстративных), вариантных расчетов и др. В диссертации применены методы графического отображения функциональных зависимостей и схематического представления анализируемых категорий.

Использование системно-функциональных возможностей и разрешающих способностей вышеназванных исследовательских подходов в процессе решения этапных теоретических задач осуществлялось в соответствии с их гносеологическим потенциалом.

Информационную базу диссертационной работы составляют материалы федерального и региональных статистических органов, зарубежных государств, Министерства образования и науки РФ, Министерства здравоохранения и социального развития РФ, Министерства труда, занятости и социальной защиты РТ, доклады Комиссии ООН по индексу развития человеческого потенциала, данные Всероссийского мониторинга социально-трудовой сферы, Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), Ассоциации российских менеджеров, специализированных аналитических зарубежных компаний – Standard&Poors, Dun and Bradstreet, Рейтингового агентства «Эксперт». В процессе подготовки работы в качестве информационных источников были использованы монографии, коллективные работы, публикации в периодической печати, материалы научно-практических конференций, парламентских слушаний, информационные ресурсы всемирной сети Интернет и др.

В работе используются нормативные документы, регулирующие отдельные отрасли социальной сферы в Российской Федерации и др. В ходе исследования использованы локальные нормативные акты, среди которых - Принципы корпоративного управления (ОЭСР), Российский Кодекс корпоративного поведения, корпоративные кодексы российских компаний (ОАО «АФК «Система», ОАО «Нижнекамскнефтехим», ОАО «Татнефть» и др.), а также их корпоративные социальные отчеты.

Содержание диссертационного исследования соответствует пункту 1. Общая экономическая теория: 1.4. Институциональная и эволюционная экономическая теория: теория прав собственности; теория трансакционных издержек; институциональная теория фирмы; эволюционная теория экономической динамики; теория переходной экономики и трансформации социально-экономических систем; социально-экономические альтернативы Паспорта ВАК России по специальности 08.00.01 – «Экономическая теория».

Научная новизна диссертационной работы состоит в разработке и обосновании нового научного направления в исследовании институциональной среды социальной сферы современной рыночной экономики и практических предложений по реформированию институтов ее регулирования как фактора устойчивого экономического развития, что конкретизируется в следующих положениях:

1. Представлена трактовка социальной сферы современной экономической системы как совокупности контрактных отношений, агенты которых характеризуются совпадением экономических интересов и действием избирательных стимулов для обеспечения потребности в чистых и смешанных общественных благах при условии превышения общей выгоды над общими издержками их воспроизводства и выгодой отдельного агента. При этом в совокупности контрактов выделены: классические контракты, которые соответствуют рыночному типу организации и трансакциям по поводу стандартных активов; отношенческие контракты, которые соответствуют двусторонней организации и трансакциям по поводу малоспециализированных активов, а также объединенной организации и повторяющимся идиосинкразическим трансакциям; неоклассические контракты, которые соответствуют трехстороннему управлению и трансакциям по поводу специализированных активов.

2. Определено содержание институциональной среды социальной сферы современной экономической системы как динамично изменяющейся совокупности неформальных ограничений, складывающихся в форме спонтанного побочного результата взаимодействия экономических агентов (традиции, обычаи делового оборота); формальных правил (законы, подзаконные акты, судебные прецеденты, эволюционно-стабильные стратегии); санкций (формальные (дисциплинарная, гражданско-правовая, административная и уголовная формы ответственности) и неформальные (остракизм)), обеспечивающих их выполнение. Данные ограничения устанавливаются и сознательно поддерживаются государством с учетом индивидуальных, групповых и общественных интересов, что обеспечивает экономию трансакционных издержек, создает условия для преодоления асимметричности информации, формирует условия для заключения и реализации контрактов по поводу стандартных, малоспециализированных и идиосинкразических активов экономических агентов, используемых в процессе воспроизводства чистых и смешанных общественных благ.

3. Выявлены противоречия в институциональной среде социальной сферы: между формальными и неформальными институтами; между отношенческими и неоклассическими контрактами по поводу специфических активов, заключаемыми экономическими агентами с государством (бюджетами разных уровней, государственными целевыми внебюджетными фондами) и классическими контрактами по поводу стандартных активов, заключаемыми экономическими агентами с коммерческими и некоммерческими организациями; между явными и неявными контрактами; между населением, обладающим правомочием на остаточный доход и контроль, и органами власти и местного самоуправления, обладающими правомочием на принятие большей части остаточных решений; между функциями полезности производителей и потребителей чистых и смешанных общественных благ; между экономическими агентами, участвующими в контрактных отношениях по поводу смешанных общественных благ, и экономическими агентами, не допущенными к участию, и др.

4. Обосновано, что преобладание в системе организации трансакций объединенного, трех- и двустороннего управления с использованием отношенческого и неоклассического контрактов обусловливает невозможность определения объема реальных потребностей в общественных благах, их неадекватную видовую структуру, рост трансакционных издержек производства и проявляется в превышении спроса над их предложением, в оппортунистическом поведении агентов контрактных отношений. Доказана возможность достижения оптимального объема общественных благ в результате снижения неопределенности институциональной среды социальной сферы современной экономики, что предполагает использование неполных контрактов с последующей возможностью их контрактируемости по результатам дополнительных переговоров; перераспределение прав собственности, направленное на повышение показателей эффективности использования стандартных и специфических активов; интеграцию как распределение остаточных прав контроля, ориентированное на изменение вектора оппортунистического поведения экономических агентов; дифференцированное закрепление трансакций за специализированными структурами управления.

5. Определено, что асимметрия циклического развития социальной и экономической составляющих, а также ограниченность в социальной сфере воспроизводственного цикла общественных благ фазами их производства, распределения и потребления детерминирует снижение темпов экономического роста, что предполагает необходимость использования нерыночных и квазирыночных механизмов привлечения стандартных и специализированных активов для достижения оптимального объема их производства и потребления на основе социальных стандартов (инициация конкуренции на стадии доступа к производству общественных благ: государственные закупки, контрактирование; формирование государственных стандартов услуг, финансируемых из бюджета; внедрение индикаторов эффективности и производительности используемых инвестиционных ресурсов и др.).

6. Доказано, что циклы развития социальной сферы отделены от циклов долгосрочной макроэкономической динамики краткосрочным временным лагом, наличие которого обусловлено институциональной инерцией, присущей контрактным отношениям в социальной сфере. Это, с одной стороны, обеспечивает преемственность в развитии социальной сферы и обусловливает устойчивость темпов экономического роста, если внедряемые институты противоречат друг другу, а с другой стороны, выступает как негативный фактор, замедляющий модернизацию факторов качества жизни, что находит выражение в невосприимчивости социальной сферы к рыночным сигналам, в затухающих темпах восстановительного экономического роста в современном российском обществе.

7. Разработан теоретико-методический подход к оценке эффективности функционирования институтов социальной сферы, который предполагает необходимость учета динамики трансакционных издержек классических, неоклассических и отношенческих контрактов, результатами которых выступают чистые и смешанные общественные товары, что позволяет определить формы взаимодействия государства, предпринимательского сектора и общества, представленного общественными организациями, выявить уровень вовлеченности бизнеса в социальную сферу территории в условиях снижения эффективности института трипартизма.

8. Сформулирован методологический подход к выбору системы показателей качества жизни населения, отражающей состояние институциональной среды социальной сферы, как совокупности объективных (измеримых) и субъективных (неизмеримых) параметров, характеризующих качество жизни населения государства, региона, муниципального образования, группы людей, семьи, отдельного члена общества, как совокупности обобщающих показателей, характеризующие целостные факторы или условия жизни человека, и частных показателей, определяющих содержание этих условий и факторов жизни. Разработан подход к оценочному инструменту политики государства в реализации механизма социализации факторов экономического роста, в качестве которого выступают социальные издержки, как комплексная характеристика взаимоувязанных социальных индикаторов, как издержки обеспече­ния развития и совершенствования социально-институциональной матрицы экономики: человеческого потенциала, благосостояния, накопления социального капитала и социальной инфраструктуры.

9. Определена сущность социальных инвестиций предпринимательских структур, которые трактуются как форма реализации корпоративной социальной ответственности в постиндустриальном обществе. Сформулированы особенности социальных инвестиций предпринимательских организаций в условиях ухудшения макроэкономической конъюнктуры, а именно: отсутствие долгосрочных программ социального инвестирования; преобладание расходов на развитие кадрового потенциала компании в структуре социальных инвестиций при наличии тенденции к сокращению их объема; отсутствие системности в благотворительной деятельности; участие в социально-экономическом развитии территорий своего присутствия в форме бюджетозамещающих расходов; низкие темпы внедрения корпорациями мировых стандартов открытой социальной отчетности и др.

10. Доказано, что в условиях ухудшения макроэкономической конъюнктуры и падения социальных индикаторов усиливается противоречие между предпринимательскими структурами и государством, что находит отражение в «провалах» последнего (рациональное неведение, лоббизм, манипулирование голосами вследствие несовершенства регламента, логроллинг, политико-экономический цикл; поддержка неэффективных институтов как источника монопольной и политической ренты; неспособность государства полностью предусмотреть и контролировать ближайшие и отдаленные последствия принятых им решений; ограниченность контроля над бюрократией). Обосновано, что формирование частно-государственных контрактаций, регулируемых институтами социальной ответственности предпринимательского сообщества, позволяет повысить эффективность распределения ресурсов при отсутствии рационального правила общественного выбора, учитывающего мнение всех членов общества (теорема о невозможности), что находит отражение в повышении общего соотношения выгод и издержек в соответствии с принципом Парето-оптимальности.

11. Уточнено содержании категории «социальный капитал» как формы взаимовыгодного обмена пучками правомочий в условиях сосуществования многообразных трансакций между производителями и потребителями общественных благ, поведение которых ограничено установленными институтами набором альтернатив, как контрактных отношений по поводу инвестиций в социальные взаимосвязи, реализуемых в форме социального доверия. Определено, что социальное доверие как отражение актуального и прошлого опыта социальных взаимодействий воспроизводит неформальные институты социальной сферы, является предпосылкой формирования контрактного механизма в сетевом взаимодействии, способствует снижению трансакционных издержек, углублению специализации специфических ресурсов, принимает формы личностного доверия, если контрактные отношения персонифицируются, и институционального доверия, если закрепляется развитием формальных институтов, долгосрочной практикой или взаимными контрактными гарантиями.

12. Обоснован теоретический подход к реформированию институтов социальной сферы как составляющей системы антикризисного регулирования экономики, что предполагает необходимость применения методов институционального проектирования в сочетании с рыночными механизмами саморегуляции: формирование на принципах частно-государственного партнерства системы смешанных многосторонних неполных контрактов как источника импульсов роста в окружающее экономическое пространство; четкая спецификация прав собственности в условиях увеличения доли государственного сектора, что предопределяет прямую зависимость между социально ответственным поведением экономических агентов и их благосостоянием; внедрение мировых стандартов открытой социальной отчетности корпораций с целью получения доступа к инвестиционным ресурсам, при распределении которых основным условием является эффективная деятельность бизнес-единицы в социальной и этической сферах; использование косвенных методов стимулирования предпринимательского сообщества к социальному инвестированию (налоговые, внешнеэкономические и иные преференции); эффективный контроль за выполнением всеми субъектами рынка социальных и иных обязательств и др.

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в том, что основные научные положения и выводы могут стать теоретико-методологической базой для дальнейшего исследования социальной сферы российской экономики во взаимодействии рыночного и государственного механизмов регулирования экономических отношений. Положения, сформулированные в ходе исследования, могут послужить основой для теоретического обоснования и формирования государственной политики, направленной на развитие конкурентоспособных институтов социальной сферы. Ряд выводов являются практическими рекомендациями органам государственной власти при разработке правовых основ обеспечения деятельности субъектов отдельных отраслей социального сектора российской экономики. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в изучении дисциплин «Экономическая теория», «Микроэкономика», «Макроэкономика», «Экономика социальной сферы», «Институциональная экономка», при разработке спецкурсов по проблемам государственного регулирования экономки.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационной работы изложены, обсуждены и получили одобрение на международных, всероссийских, региональных, республиканских, межвузовских конференциях в 2002-2009 гг. Автором опубликовано 67 печатных работ, общим объемом 78 п.л., в том числе монография «Институциональное регулирование инвестиционно-инновационных отношений в социальной сфере современной российской экономики» (М.: Креативная экономика, 2008), а также 10 статей в журналах «Сегодня и завтра российской экономики. Научно-аналитический сборник», «Проблемы современной экономики», «Экономические науки», которые входят в реестр журналов, рекомендованных ВАК России для опубликования материалов по кандидатским и докторским диссертациям.

Структура и объем работы были определены в соответствии с необходимостью решения поставленной цели и задач. Диссертационная работа состоит из введения, 5 глав, содержащих 15 параграфов, заключения и списка использованной литературы и приложений.

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, раскрывается степень разработанности проблемы в отечественной и зарубежной экономической литературе, определяются цель и задачи, предмет и объект исследования, методологическая и теоретическая основы диссертационной работы, определены новизна и научно-практическая значимость, апробация результатов исследования и его структура.

В первой главе «Теоретико-методологические основы исследования институциональной среды социальной сферы современной экономики» раскрываются содержание и структура институциональной среды социальной сферы современной экономики, представлены противоречия и способы их разрешения.

Вторая глава «Состояние и оценка эффективности функционирования институциональной среды социальной сферы современной российской экономики» посвящена анализу эволюции и современного состояния социальной сферы российской экономики, содержит систему индикаторов качества жизни населения как показателей эволюции институциональной среды.

В третьей главе «Формы реализации инвестиционных и инновационных отношений в социальной сфере и особенности их институционального проектирования в современной российской экономике» рассматриваются способы воздействия государства на инвестиционную и инновационную активность хозяйствующих субъектов в социальной сфере, определяются направления их совершенствования.

В четвертой главе «Направления развития форм взаимодействия государства и предпринимательских организаций в системе антикризисного регулирования российской экономики» исследуются факторы активизации социальных инвестиций предпринимательского сообщества, предложен теоретико-методический подход к оценке эффективности функционирования институтов гражданской ответственности бизнеса.

В пятой главе «Трансформация институциональной среды социальной сферы российской экономики» определены источники и направления социализации институтов современной рыночной экономики.

В заключении сформулированы основные выводы и результаты диссертационной работы.

2. Основное содержание работы

1. Представлена трактовка социальной сферы современной экономической системы как совокупности контрактных отношений, агенты которых характеризуются совпадением экономических интересов и действием избирательных стимулов для обеспечения потребности в чистых и смешанных общественных благах.

Согласно теории больших групп, агенты контрактных отношений в социальной сфере стремятся к получению общественного блага, которое будет выгодно всем членам группы, что является фундаментальной причиной возникновения и обособления данного сектора экономики. Поскольку агенты контрактных отношений в социальной сфере как участники большой группы рациональным образом пытаются максимизировать индивидуальное благосостояние, они не прилагают усилий для достижения общегрупповых целей до тех пор, пока на них не будет оказано давление в форме институционального регулирования, или каждому из них не будет предложен индивидуальный мотив к подобному действию, не совпадающий с общим интересом группы, реализуемый при условии, что члены группы возьмут на себя часть издержек по достижению общей цели. Таким образом, производство оптимального объема общественного блага, предназначенного для индивида, достигается при условии, что изменение выгоды всей группы, помноженное на долю индивида, соответствует изменению общих издержек группы по достижению этого блага. Общественное благо будет производиться, если издержки производства настолько малы по сравнению с выгодой для общества в целом, что общая выгода превышает общие издержки настолько же, насколько она превышает выгоду отдельного индивида. Невозможность добровольного объединения (кооперации) индивидов, направленного на обеспечение общественных благ, вытекает из сущностных характеристик общественных благ, а именно: неисключаемости и несоперничества в потреблении.

Необходимость управления контрактными отношениями связана с тем, что трансакции, организуемые при помощи контрактов того или иного типа, существенно различаются между собой. В связи с этим минимизация трансакционных издержек требует подбора для каждой трансакции наиболее подходящей для нее структуры управления, которая может идентифицироваться с тем или иным типом контракта, способом управления или компромиссного выбора между рынком и иерархией. Целесообразно выделять три основных параметра трансакций: специфичность активов, неопределенность и частоту. Специфичность относится к инвестициям в долгосрочные активы, которые осуществляются для поддержания конкретных трансакций. Трансакционная специфичность долгосрочных активов приводит к возникновению взаимной зависимости, выражающейся в необходимости постоянства взаимоотношений участников трансакций и, следовательно, их соответствия друг другу. Взаимная зависимость порождает контрактные риски по причине оппортунизма и неполноты контрактов, вызванной ограниченной рациональностью. Наличие контрактных рисков, в свою очередь, приводит к необходимости создания в поддержку таких трансакций определенных контрактных гарантий. Структурная неопределенность, выступающая параметром трансакций, связана с неизвестностью относительно обстоятельств, которые будут в будущем сопровождать осуществление трансакции. Она проявляется как неопределенность спроса на чистые и смешанные общественные блага, производимых в результате контрактных соглашений экономических агентов в социальной сфере. Структурная неопределенность проявляется как неопределенность относительно будущего поведения контрагентов при наступлении непредвиденных обстоятельств. При отсутствии оппортунизма, или поведенческой неопределенности, эффективную адаптацию к структурной неопределенности может обеспечить правило общности интересов агентов социальной сферы, которое может трактоваться как альтернатива полному контракту.

В зависимости от соотношения двух ключевых параметров (специфичности инвестиций, осуществляемых для поддержания трансакций и частоты трансакций) – неопределенность принимается заданной, а разовые трансакции исключаются - каждому виду трансакций в социальной сфере соответствует определенный тип организации и контракта. Тип организации и соответствующего ей контракта представлены на рис. 1.

С

Ч

Стандартные

Малоспециализированные

Идиосинкразические

Случайные

РЫНОК

(рыночное управление,

классический контракт)

ГИБРИД

Регулярно повторяющиеся

Рис. 1. Тип организации и соответствующего ей контракта при различных уровнях специализированности трансакций и частоты

Для трансакций, поддерживаемых стандартными инвестициями, независимо от их частоты, соответствует рыночный тип организации и классический контракт (услуги спортивных, благотворительных организаций, организаций культуры). Для случайных малоспециализированных трансакций соответствует трехстороннее управление, предполагающее наличие третьей стороны, к которой контрагенты по взаимному согласию обращаются для разрешения споров (негосударственное пенсионное обеспечение, услуги ЖКХ). Регулярно повторяющиеся малоспециализированные трансакции предполагают использование двусторонней организации, которая требует сохранения за каждым из участников возможности обращения к рыночным альтернативам (платные медицинские и образовательные услуги). Случайные идиосинкразические трансакции в равной мере могут организовываться с помощью трехсторонней и объединенной организации, поскольку первая предполагает краткосрочный характер контрактных отношений, а вторая – сильную взаимную зависимость (инвестиции в человеческий капитал, осуществляемые на уровне предприятий). Регулярно повторяющиеся идиосинкразические трансакции требуют объединенной организации, преимущества которой состоят в том, что, с одной стороны, она избавляет от высоких стратегических рисков, с другой стороны, издержки ее использования оправданы долгосрочным характером контрактных отношений (государственное пенсионное обеспечение, предоставление конституционно гарантированных медицинских и образовательных услуг, государственное социальное страхование).

Социальная сфера выступает как совокупность отраслей и организаций, выполняющих общую целевую функцию по удовлетворению потребностей населения, объединенных системой технологических связей и регулируемых отраслевыми органами управления. Являясь составной частью общественного сектора, социальная сфера не исчерпывает его содержания в целом. Значительная часть результатов функционирования социальной сферы представлена в форме услуг, поэтому третичный сектор экономики представлен, в том числе, социальной сферой и, следовательно, включает часть общественного сектора.

Социальная сфера включает в себя группу отраслей национального хозяйства, производящих услуги для жизнеобеспечения населения отдельно взятого государства, обладающего собственной культурой трудовой, семейно-бытовой и досуговой жизнедеятельности, с привычным уровнем и образом жизни, психологией и ценностями. Эта группа отраслей объединяется в комплекс социального хозяйства и включает просвещение, образование, культуру, здравоохранение, жилищное хозяйство, коммунальное хозяйство, санаторно-курортный комплекс, оздоровительный и туристический комплекс (без экспортной доли), физкультуру и спорт (за исключением профессионального спорта). Социальное хозяйство выделяется в структуре национальной экономики не по технико-технологическим особенностям, не по месту в производственной кооперации труда, а по назначению производимых услуг. Его задача состоит в удовлетворении потребностей в трудовой деятельности, социально-экономической активности, духовной культуре.

Услуги отраслей социального хозяйства имеют двойственный характер: они одновременно являются потреблением благ и инвестициями в человеческий капитал. Социальные услуги принадлежат к чистым и смешанным общественным благам, производство и потребление которых определяется как индивидуальным спросом, так и потребностями общества в целом. С одной стороны, они отличаются от услуг, оказываемых организациями других отраслей непроизводственной сферы, так как создаются и предоставляются в интересах всего общества путем применения преимущественно умственного труда на основе оценки его с помощью показателей морально-этического характера. С другой стороны, их производство и потребление возможно с применением рыночных методов хозяйствования, а свойства чисто общественных благ присущи очень небольшому количеству социальных услуг. Большинство же услуг социальной сферы этими характеристиками обладают не в полной мере и имеют товарную природу. Выгода, получаемая отдельными лицами от потребления частично общественных благ, выражается в повышении качества их жизни.

2. Определено содержание институциональной среды социальной сферы современной экономической системы как динамично изменяющейся совокупности неформальных ограничений, формальных правил и санкций, обеспечивающих их выполнение.

Институты уменьшают неопределенность во взаимоотношениях между экономическими агентами социальной сферы и стимулируют выбирать стратегию сотрудничества, т.е. способствуют достижению равновесия по Парето. Координационный эффект заключается в том, что они обеспечивают эффективное размещение ресурсов и формирование эволюционно-стабильных стратегий. Мотивационный эффект состоит в том, что они делают выгодным для отдельных экономических агентов осуществление выбора выгодного для всех. Распределительный эффект заключается в том, что институты определяют структуру прав собственности, которая может быть более выгодна одним членам общества в ущерб другим.

Неформальные институты ограничивают поведение экономических агентов в социальной сфере в случае отсутствия формальных правил (обычаи делового оборота, социальное доверие), при необходимости интерпретации и уточнения общих правил к конкретным ситуациям (принципы деловой и профессиональной этики), в случае экономической нецелесообразности формальных правил (неэффективность системы социального страхования инициирует налоговые правонарушения против исполнения доходной части бюджетов государственных целевых внебюджетных фондов предпринимательскими организациями и индивидуальными предпринимателями). Действенность неформальных правил обеспечивается наличием социальных санкций (остракизм) и их внутренней обязательностью для отдельного экономического агента.

В системе формальных институтов целесообразно выделять общественные (политические), частные (экономические) и локальные правила, или индивидуальные контракты. Общественные институты определяют иерархическую структуру общества, порядок принятия фундаментальных для общества решений и способы контроля за их исполнением. Общественные правила обеспечивают политический обмен, который трактуется в работе как обмен между государством и агентами социальной сферы, в котором последние выплачивают налоги и получают общественные блага. Эффективность общественных правил определяется соотношением дополнительной выгоды от обмена, который облегчается благодаря их использованию, и издержками, связанными с функционированием механизмов установления фактов нарушения правил, измерения степени нарушения и его последствий для одной из сторон обмена и наказания нарушителя.

Частные институты (правила) отождествляются с правами собственности при их расширительном понимании как пучке правомочий. В понятие системы прав собственности включены:

1. Спецификация прав собственности, т.е. определенность в закреплении различных правомочий за различными агентами социальной сферы.

2. Правовой режим, т.е. форма спецификации (размывания) прав собственности. При этом для социальной сферы присущи четыре правовых режима: свободный доступ, коммунальная собственность, государственная собственность и частная собственность.

3. Распределение прав собственности, которая находит отражение в характере размещения ресурсов и степени дифференциации доходов населения как одном из показателей качества жизни.

Локальные институты означают индивидуальные контракты, т.е. соглашения между двумя или несколькими экономическими агентами, которые в отличие от общепризнанных (социальных) контрактов определяют взаимоотношения между экономическими агентами по поводу осуществляемой ими трансакции.

3. Выявлены противоречия в институциональной среде социальной сферы.

Анализ институциональной среды социальной сферы, характеризующейся высокой степенью неопределенности, позволяет определить три ситуации, в которых не действует ценовые сигналы:

  1. Расхождение между критерием экономической эффективности рыночной системы (определяемой в соответствии с оптимумом Парето) и оценочными суждениями о справедливости распределения богатства (дохода).
  2. Оппортунистическое поведение участников контрактных отношений, наличие проблемы «безбилетника», которая выступает следствием из условий воспроизводства общественных благ
  3. Высокие трансакционные издержки производства общественных благ, превышение издержек отдельного экономического агента над выгодами от их производства, что обусловливает как согласованное, так и индивидуалистическое поведения в условиях усложняющихся контрактных отношений.

Во всех перечисленных ситуациях возникает проблема оценки микроэкономических отношений с точки зрения взаимодействия общественных и индивидуальных интересов, государственного начала и стихийных сил рынка. Проблема согласования оптимума Парето как критерия эффективности функционирования рыночной системы и внерыночных морально-этических критериев оценки справедливости распределения богатства решается в рамках концепции общественного благосостояния. Вторая ситуация рассматривается при изложении теоремы Р.Коуза. Основные положения теории игр (дилемма заключенного) применительно к рассматриваемой проблеме представлены в модели Р.Инмана.

В институциональной среде социальной сферы возникают противоречия между классическими, неоклассическими и отношенческими контрактами. Классический контракт, заключаемый экономическими агентами по поводу активов средней специфичности, однозначно предусматривает действия и их последствия в обозначенные сроки, а также допускает возможность судебной защиты (например, контракт корпорации с благотворительными организациями). Неоклассический контракт (частно-государственное партнерство), заключаемый экономическими агентами по поводу активов средней специфичности с федеральными и региональными органами власти, местным сообществом в лице органов местного самоуправления, предполагает внутренние механизмы (правила) действия сторон для снятия возможных (допускаемых сторонами) противоречий и конфликтов (дополнительные переговоры; привлечение ассоциации предпринимателей, потребителей; третейского суда; государственных, муниципальных и общественных органов финансового контроля и др.). Условия отношенческого (реляционного) контракта, заключаемого по поводу специфических неоднородных активов между их предпринимательским корпусом и наемными работниками, государственными целевыми внебюджетными фондами и застрахованными лицами, не могут предусмотреть все последствия действий экономических агентов, поэтому они фиксируют преимущественно функции, которые обязаны выполнять стороны, и отношения (субординации, подчиненности), вступить в которые на определенный (или неопределенный) срок готовы участники контракта. Отношенческие контракты включают внутренние механизмы взаимодействия их сторон для снятия возникающих моментов неопределенности. Предметом судебной защиты подобного контракта могут выступать лишь те условия, нарушения которых четко идентифицированы.

В ходе исследования выявлены противоречия в институциональной среде социальной сферы, заключающиеся в противоречии между долгосрочными инвестиционными интересами населения, наделенного абсолютными правомочиями собственности и, следовательно, правом на контроль, и интересами органов государственной власти местного самоуправления, ориентированных на получение краткосрочного дохода как формы реализации права управления, что проявляется в их оппортунистическом поведении и неполном характере контрактов. Это находит отражение в противоречии между условиями эффективного использования ресурсов и отсутствием четкой спецификации прав собственности, в перманентном процессе перераспределения собственности, не связанном с изменением показателей эффективности использования ресурсного потенциала социальной сферы экономики. В случае выполнения налоговой системой исключительно фискальной функции увеличиваются издержки производства чистых общественных благ и усиливается налоговое бремя, что ведет к усилению противоречий между их производителями и потребителями. В условиях ухудшения макроэкономической конъюнктуры усиливается противоречие между формальными и неформальными институтами, при этом последние заполняют пустоты, возникающие вследствие неэффективности институциональной среды.

4. Обосновано, что преобладание в системе организации трансакций объединенного, трех- и двустороннего управления с использованием отношенческого и неоклассического контрактов обусловливает невозможность определения объема реальных потребностей в общественных благах, их неадекватную видовую структуру, рост трансакционных издержек производства и проявляется в превышении спроса над их предложением, в оппортунистическом поведении агентов контрактных отношений.

Распределение дохода в соответствии с рыночными принципами, отраженными в теории факторов производства и оптимуме Парето, приводит к усилению имущественного расслоения и обострению социальных конфликтов в обществе, что делает невозможным устойчивый социально ориентированный экономический рост. В связи с этим возникает проблема компромиссного решения проблемы распределения богатства через многообразные формы институционального регулирования и широкое использование нерыночного перераспределение богатства.

Точное определение объема трансакционных издержек и их сопоставление с объемом издержек производства возможно при четкой спецификации прав собственности, что может рассматриваться в качестве главного общественного блага, обеспечивающего эффективное и длительное существование рыночной системы. Это позволяет, в частности, определить ответ на вопрос о целесообразности предпринимательской деятельности в социальной сфере экономической системы. Условия для эффективной предпринимательской деятельности возникают в случае четкого определения объема трансакционных издержек и их незначительности по сравнению с объемом производственных издержек. Если объем трансакционных издержек приближается к объему издержек производства, то требуются соответствующие меры со стороны государства по интернализации положительных и отрицательных внешних эффектов во внутренние при помощи соответствующих механизмов – цен, налогов и субсидий, что должно создать дополнительные стимулы для частного предпринимательства или сформировать условия для государственного предпринимательства.

Необходимость государственного регулирования социальной сферы связана также с действием ряда факторов, которые рассматриваются в рамках концепции развития, а именно: государственное вмешательство трактуется как условие ускорения темпов экономического развития экономических систем, оказавшихся в силу определенных обстоятельств в положении догоняющих и стремящихся достичь нормального уровня развития (государства «второго эшелона»).

Государственное вмешательство в социальную сферу должно быть сопряжено с минимально возможными затратами ресурсов. С позиции минимизации государственных расходов социальная сфера делится на сектор государственного производства и государственного обеспечения общественными благами. Последнее уменьшает непосредственные расходы государства и повышает эффективность стимулов к воспроизводству общественных благ.

Инвестиционный эффект (эффект мультипликатора) проявляется в том, что государственное содействие воспроизводству общественных благ в общественно необходимых объемах выступает одним из условий увеличения экономического потенциала и эффективности национальной экономической системы. Антикризисный эффект проявляется во влиянии объемов производства общественных благ на совокупный спрос. Социальный эффект производства общественных благ проявляется в развитии человеческого капитала, качественном улучшении окружающей среды, решении глобальных экологических проблем.

5. Определено, что асимметрия циклического развития социальной и экономической составляющих, а также ограниченность в социальной сфере воспроизводственного цикла общественных благ фазами их производства, распределения и потребления детерминирует снижение темпов экономического роста.

Акт потребления (признания обществом) общественных благ не сопровождается денежной трансакцией. Оценка общественных благ осуществляется через издержки, что приводит к искажениям истинной полезности их для общества. В реальной практике потребители, не ограниченные ценой, завышают спрос на общественные блага. В свою очередь предложение общественных благ определяется целевыми установками государства и его бюджетными возможностями. В отличие от товаропроизводителей, которые в обмене рассчитывают получить другой товар и возместить издержки производства, государство, производя общественные блага как товары, затрачивая ресурсы, формирует их стоимость. При этом общественные блага в пофазной динамике воспроизводства минуют фазу обмена.

Поскольку чистые общественные блага не имеют рыночной оценки, то каждый следующий круг воспроизводства требует новых затрат со стороны государства. Разомкнутый воспроизводственный цикл замыкается на основе использования перераспределительных механизмов государственного бюджета и бюджетов муниципальных образований. В качестве механизма распределения общественных благ выступает распределение по выявленным потребностямапример, распределение бюджетного субсидирования по регионам с целью выравнивания большого регионального разрыва, распределение по социальным стандартам).

Существует два варианта производства общественных благ по видам:

1. Приоритетное, предполагающее выделение значимого общественного блага на определенный период времени и предоставление бюджетных преференций.

2. Видовое, предполагающее установление пропорций в производстве общественных благ в соответствии с выявленной потребностью и наличием ресурсов.

Представляется целесообразным выделение трех способов выявления истинных (реальных) потребностей в общественных благах: имитация рыночного выбора, выявление заинтересованных групп, политический выбор.

Имитация рыночного выбора исходит из предположения, что по мере увеличения расходов на общественные блага возрастает налоговое бремя (равновесие Линдаля, принцип соизмерения предельных выгод и предельных издержек, налог Кларка, построение кривой совокупного спроса на общественные блага и расчет оптимального объема предоставления общественных благ населению). Данный способ связан с построением «квазирынка» общественных благ (рынок прав на выбросы).

Механизм выявления предпочтений с помощью формирования заинтересованных групп предполагает объединение потребителей общественных благ в группы на основе однородности интересов. В этом случае в зависимости от локализации выгод увеличивается и степень влияния потребителя на формирование эффективной структуры потребительских общественных благ. Соединение потребителей в коллективные общности может носить как обязательный, так и добровольный характер. Под добровольными понимаются не только некоммерческие, клубного типа организации, но и официально зарегистрированные общности потребителей, вступление в которые связано с волеизъявлением индивида. Например, покупка квартиры в кооперативном доме влечет за собой вступление в кондоминимум и совместное использование местных коллективных благ данного сообщества - лифты, подъезды, уборка мусора и др. Политический выбор истинных предпочтений в общественных благах является предметом анализа теории общественного выбора и предполагает коллективное голосование или процедуру выборов, когда избираемый депутат отражает мнение своих избирателей.

6. Доказано, что циклы развития социальной сферы отделены от циклов долгосрочной макроэкономической динамики краткосрочным временным лагом, наличие которого обусловлено институциональной инерцией, присущей контрактным отношениям в социальной сфере.

Исследование процессов социализации в функционально-динамическом аспекте позволяет сделать вывод о его циклическом характере, в котором периоды усиления социальной компоненты чередуются с периодами ее ослабления. При этом основными факторами, влияющими на минимизацию или максимизацию социального развития на определенных фазах цикла, являются, во-первых, собственно экономический цикл, во-вторых, соответствующая антициклическая политика государства. Экономический цикл формирует общую схему социализационного цикла: в периоды экономического спада социальная компонента ослабляется, в периоды экономического подъема - усиливается.

Адекватная антициклическая политика государства смещает социализационный цикл по отношению к экономическому циклу. Данное смещение отражает наличие временного лага между изменениями циклического характера в экономическом росте и социальном развитии. Это вызвано тем, что на фазе экономического подъема в обществе накапливаются финансовые, товарные и другие ресурсы, которые способствуют наиболее полному удовлетворению потребностей населения, повышению качества жизни. По такой же схеме происходят изменения кривой социального развития по отношению к кривой экономического роста в период спада производства и кризиса.

Социальная политика в фазе кризиса приобретает форму социальной поддержки наименее защищенных групп людей, предотвращение распада непроизводственной сферы, недопущение массовой безработицы и появления зон социального бедствия; в фазе оживления - создание предпосылок для устойчивого функционирования рынка труда и социальной сферы; в фазе подъема - выделяются приоритетные направления повышения качества жизни с соответствующими источниками финансирования. При этом инвестиции в социальные инновации должны носить созидательный характер. «Бремя» финансирования социальных расходов из государственного бюджета переносится на частные средства граждан в форме развития платных услуг в социальной сфере.

В части поиска дополнительных источников социальных расходов необходимо выделить краткосрочный и долгосрочный периоды. Так, в краткосрочном периоде необходимы изменения в бюджетно-финансовой сфере. В долгосрочном периоде увеличение ресурсов и появление дополнительных источников инвестиций в социальную сферу возможно на базе устойчивого экономического роста.

7. Разработан теоретико-методический подход к оценке эффективности функционирования институтов социальной сферы.

Заключение экономическими агентами социальной сферы классических, неокласических и отношенческих контрактов по поводу чистых и смешанных общественных благ способствует снижению трансакционных издержек их воспроизводства. Однако критерий экономии трансакционных издержек не может рассматриваться в качестве всеобщего показателя эффективности функционирования контрактных отношений, поскольку издержки характеризуются принципиальной разнородностью состава, сложностью операционализации, измерения и интерпретации их динамики. В связи с этим в работе представлен критерий эффективности функционирования отдельных институтов и институциональной среды социальной сферы, который наряду с динамикой трансакционных издержек отражает суммарный экономический и социальный эффект поведения агентов контрактных отношений.

В ходе исследования разработан подход к оценочному инструменту политики государства, направленному на реализацию механизма социализации факторов экономического роста, в качестве которого выступают социальные издержки. Социальные издержки трактуются как комплексная характеристика взаимоувязанных социальных индикаторов, как издержки обеспече­ния развития и совершенствования социально-институциональной матрицы экономики: человеческого потенциала, благосостояния, накопления социального капитала и социаль­ной инфраструктуры (Рис.1).

Национальный «ромб» М.Портера можно рассматривать как принятый в экономическом анализе методологический прием обозначения детерминант социального выбора, обеспечивающего жизнестойкость системы взаимодействий. Взаимодействие преимуществ или недостатков по всем детерминантам обеспечивает самоусиливающиеся выигрышные или негативные моменты. Процесс перестройки самого ромба может также обеспечивать его стабильность, поэтому комбинация элементов и преимуществ во всем ромбе более важна, чем наличие таковых по отдельным детермининтам, а благоприятное влияние одного детерминанта зависит от состояния других. Предлагаемая система индикаторов, объединенная социоэкономическим ромбом, способна обеспечить методологическое единство всех частных показателей социально-экономического анализа и определение однозначной оценки уровня и динамики степени социальной направленности экономического развития. При этом в работе индикатор рассматривается как указатель, измеритель, определитель и инструмент контроля в отличие от показателя как символического (цифрового или буквенного) обозначения, по которому оценивают состояние чего-либо.


Рис. 2. Социоэкономический «ромб»

8. Сформулирован методологический подход к выбору системы показателей качества жизни населения, отражающей состояние институциональной среды социальной сферы.

Как экономическая категория качество жизни представляет собой систему воспроизводственных отношений по поводу адаптации человека в условиях реализации современного типа экономической роста. Данная система отношений складывается между человеком и всеми другими субъектами экономического развития, рассматриваемыми в качестве контрагентов его экономической деятельности. Качество жизни — производная социальной сферы экономики, которая в каждой стране определяет собственную модель жизни населения и наполняет ее реальным содержанием. В этой связи можно утверждать, что и категория качества жизни как совокупность ее характеристик, объективно и субъективно выражающих соответствие потенциальных возможностей субъекта жизни (человека, группы людей, общества в целом) природным и культурно-обусловленным потребностям, ценностям, имеет исторический характер. Разнообразие (многоаспектность) комплекса свойств человека и его жизнедеятельности, характеризующего качество жизни, зависит от уровня развития общества (т.е. от конкретного исторического этапа).

Система показателей качества жизни имеет иерархическую структуру и в наиболее общем виде представляет собой совокупность показателей, характеризующих качество жизни индивида, группы людей или населения в целом. На верхних уровнях находятся обобщающие (комплексные) показатели, характеризующие целостные факторы или условия жизни человека, на нижних уровнях - более частные показатели, определяющие содержание этих условий и факторов жизни.

На основе универсальной (типовой) номенклатуры показателей качества жизни в диссертации разработаны нисколько видов номенклатуры. Так, например, развернутая номенклатура показателей качества жизни содержит насколько иерархических уровней, на которых расположено большое количество единичных показателей. Данная номенклатура показателей содержит наиболее полный их перечень. Существует также сокращенная номенклатура показателей, которая используется когда нужно получить обобщенное представление о качестве жизни. Как правило, она содержит один-два уровня рассмотрения и небольшое количество комплексных показателей, отражающих наиболее существенные стороны жизни человека. Когда же необходимо определить качество жизни индивида, группы людей или определенного региона создается конкретная номенклатура показателей, которая содержит лишь наиболее характерные или типичные для исследуемого объекта характеристики. Таким образом, выбор номенклатуры показателей качества жизни зависит от целей оценки; от специфики объекта исследования; от условий проведения оценки.

Управление доходами является одним из важных направлений деятельности государства, а последствия выбора той или иной политики доходов во многом определяют как социальную, так и экономическую ситуацию в стране. В основе формирования принципов доходной политики должны лежать исследования потребительского поведения социальных групп, потому что именно доход является мерой возможностей потенциального потребления.

В настоящее время основным критерием для оказания помощи населению является определенный уровень официальных денежных доходов. В соответствии с этим показателем семьи классифицируются по доходным группам с выделением семей, которым оказывается помощь. Распределение населения по доходам дает возможность оценить объем каждой отдельной доходной группы, ее удельный вес в общей численности населения и структуру расходов в семьях с разным материальным достатком.

Концепция развития человеческого потенциала отвергает автоматическую зависимость социального прогресса от экономического роста и делает акцент на взаимную обусловленность социальных и экономических параметров развития. Для определения среднего уровня достижений в области базового развития человека с помощью одного простого совокупного индекса и для определения рейтинга стран используется сегодня ряд ин­дексов, такие как, индекс развития человеческого потенциала, в том числе - с учетом гендерного фактора, показатель расширения возможностей женщин, индекс нищеты населения. Если индекс развития человеческого потенциала помогает определить средний уровень достижений в области базовых аспектов развития человека, то индекс нищеты населения характеризует масштабы лишений в контексте этих аспектов. Стандартизированные значения для компонентов индексов Программы развития ООН определяются путем определения отклонений показателей от минимальных и максимальных вариаций и определения предельно-критических значений соответствующих показателей, выполняющих роль единообразных (базовых) характеристик.

Исследование показывает, что на постиндустриальной стадии развития человеческого сообщества рост наиболее развитых стран мира происходит в основном за счет накопления человеческого капитала, который в странах семерки Европейского союза составляет 78% всего национального богатства, тогда как в России менее 50% (таблица 1).

Таблица 1

Страны

Человеческий капитал

Общий объем (в трлн. $)

В % к:

К нац. богатству страны

К мировому итогу

К уровню США

Мировой итог

365

66

100

384

Страны семерки и ЕС

215

78

59

226

из них США

95

77

26

100

Мировой итог

365

66

100

384

Страны ОПЕК

45

47

12

47

Страны СНГ

40

50

11

42

из них Россия

30

50

8

32

Прочие страны

65

65

18

69

в т.ч. Китай

25

77

7

26

в т. ч. Бразилия

9

74

2

9

Оценки человеческого капитала в ряде стран в 2008 г.1

Таким образом, социализация факторов экономического роста предполагает, прежде всего, развитие человеческого потенциала. Это предполагает расширение возможностей населения за счет повышения территориальной мобильности, интенсификации профессиональных переходов и формирования продуктивной ментальности, реализации социальных и территориально-образовательных программ.

9. Определена сущность социальных инвестиций предпринимательских структур, сформулированы особенности социальных инвестиций предпринимательских организаций в условиях ухудшения макроэкономической конъюнктуры.

Современной формой реализации корпоративного гражданства выступают социальные инвестиции бизнеса, под которыми подразумеваются материальные, технологические, управленческие или иные ресурсы, а также финансовые средства компаний, направляемые по решению руководства на реализацию социальных программ, разработанных с учетом интересов основных внутренних и внешних заинтересованных сторон в предположении, что в стратегическом отношении компанией будет получен определенный (хотя и не всегда и не просто измеряемый) социальный и экономический эффект. Существует два типа социальных инвестиций – инвестиции, направленные на социально-экономическое развитие территории присутствия компании (внешние), и инвестиции в человеческий капитал (внутренние). В качестве внешних социальных инвестиций выступают расходы на безвозмездной или льготной основе с целью решения общественно значимых задач (традиционная благотворительность), расходы на благотворительную деятельность с учетом собственных стратегических целей (стратегическая благотворительность), проведение целенаправленной долгосрочной политики компании в местных сообществах, направленной на решение общественно значимых задач, подразумевающей взаимное вложение ресурсов и приносящей взаимные выгоды всем участникам процесса, синтез филантропической деятельности с принципами и стратегией венчурного предпринимательства (венчурная благотворительность, или частно-государственное партнерство).

Для объективной оценки масштаба такого явления как социальные инвестиции необходима оценка соответствующих экономиче­ских индикаторов, т.е. требуется построение так называемого индекса социальных инвестиций. Количественный подход к решению данной проблемы предполагает осуществление непосредственной оценки финансовых затрат российских компаний на социальные программы и инициативы. Качественный подход связан с оценкой степени полноты и комплексности процесса социальных инвестиций, что находит отражение в степени диверсификации социальных инвестиций, уровне организационной поддержки и информационного обеспечения социальной деятельности компаний. Структура социальных инвестиций существенно различается по отдельным видам экономической деятельности (таблица 2).

Таблица 2

Структура отраслевых социальных инвестиций по направлениям использования, % от общего объема социальных инвестиций, 20082

Отрасли экономики

Развитие персонала

Охрана здоровья

Ресурсосбережение

Добросовестная деловая практика

Разв. местн. сооб-

щества

Другое

Топливный комплекс

37,0

6,1

35,5

5,5

10,9

4,9

Цветная металлургия

36,4

15,5

37,7

2,2

7,0

1,0

Черная металлургия

47,8

7,0

32,0

1,3

10,5

1,6

Электроэнергетика

40,7

9,1

42,0

1,3

4,9

1,8

Лесная и деревообраб. промышленность

48,4

9,7

15,9

1,7

16,9

7,2

Машиностроение

61,8

6,8

5,5

15,5

9,0

1,2

Производство потребит. товаров и услуг

47,1

10,1

11,7

1,2

20,2

9,4

Хим. промышленность

42,9

11,2

35,1

1,2

5,5

3,8

Профессиональные услуги

49,1

45,1

0,6

5,2

0

0

Сервис

79,1

0,4

0

9,9

10,5

0

Телекоммуникации

70

10,8

0,4

1,9

3,1

13,5

Транспорт

58,4

33,0

2,9

1,5

2,8

1,1

Финансовый сектор

75,9

0

0

6,9

17,0

0

Торговля

59,0

10,6

17,7

0

12,7

0

Межотраслевые холдинги

31,7

13,8

18,6

0,9

20,9

14,0

В среднем

44,4

9,3

21,0

5,1

9,1

4,0

Различия в объемах социальных инвестиций определяются показателями трудоемкости и капиталоемкости производства. В соответствии с методикой, разработанной Ассоциацией российских менеджеров, качественная оценка социальных инвестиций предполагает анализ степени полноты и комплексности инвестици­онного процесса социальных про­грамм. При отсутствии единого подхода к решению данной проблемы представляется целесообразным использование трех групп критериев, базирующиеся на 12 показа­телях, которые могут в полной мер отразить состояние и динамику исследуемой сферы. Первая группа - институциональное оформление социальной политики, учитывающая наличие нормативного закрепления социальной политики; специального подразделения, отвечающего за реализацию социальных программ компании (организационная централизация социальной политики); коллективного договора. Вторая группа - система учета социаль­ных мероприятий, отражающая наличие ежегодных финансовых отчетов в соответствии с международными стандартами (унификация и стандартизация финансовой информации); внедрение международных стандартов социальной отчетности; оценка эффективности осуществляемых социальных инвестиций (обеспечение обратной связи между инвестором и социальными инвестициями); информирование общественности в целях передачи позитивного опыта, саморекламы и продвижения репутации и имиджа компании). Третья группа - комплексность осуще­ствляемых социальных инвестиций, учитывающая развитие персонала компании, охрану здоровья и труда персонала; природоохранную деятельность и ресурсосбережение; поддержание добросовестной деловой практики; развитие местного сообщества. Информацию о наличии или отсутствии каждого из 12-ти признаков обобщает единый интегральный показатель - качественный индекс социальных ин­вестиций (IK).

10. Доказано, что в условиях ухудшения макроэкономической конъюнктуры и падения социальных индикаторов усиливается противоречие между предпринимательскими структурами и государством, что находит отражение в «провалах» последнего.

Эффективность функционирования институциональная структуры инновационных отношений в социальной сфере находит отражение в динамике трансакционных издержек, как средних (на одну сделку), так и совокупных в данном секторе экономики. В силу того, что в условиях неоэкономики знание и инновации выступают ведущими факторами, определяющими темпы экономического развития, то недопроизводство или недоиспользование имеющегося полезного знания и инноваций неизбежно приводит к снижению темпов экономического развития.

Для иллюстрации данного положения в работе предложен показатель использования полезного знаний и инноваций в социальной сфере (К), величина которого прямо пропорциональна количеству информации (I), (которое, в свою очередь, зависит от способов коммуникации и хранения знаний) и уровню образования Е (который формально определяется уровнем грамотности населения, средним количеством студентов и т.д.) и обратно пропорциональна трансакционным издержкам, которые в традиции Г.Демсеца трактуются автором как издержки использования ценового механизма (PSC). Таким образом, эффективность использования полезного знания и инноваций в обществе принимает вид:

       I+E

К = -------- (1).

       PSC

Приведенный показатель может трактоваться как синтетический, так как отражает зависимость качества институциональной структуры инновационных отношений социальной сферы экономики, объема полезного знания и инноваций. Все это позволяет сделать вывод, что состояние институциональной структуры экономики в целом и социальной сферы в частности определяет динамические характеристики развивающейся неоэкономики.

В условиях ухудшения макроэкономических показателей развития экономики активизируется поиск ренты, т.е. деятельность, направленная на достижение или сохранение определенных экономических выгод путем использования политических институтов. Это выражается в деятельности органов государства и местного самоуправления, которые максимизируют собственную полезность, используя парадокс голосования, лоббизм, логроллинг, предложение привилегий (части рентных доходов). Кризисные явления вынуждают корпорации оптимизировать издержки, что находит отражение в сокращении финансирования социальных и экологических программ, уменьшении инвестиций в человеческий капитал компании. Контракт между государством и предпринимательскими организациями может рассматриваться как форма обмена привилегий на лояльность, как механизм интернализации отрицательных экстерналий, сопровождающих деятельность органов власти.

Сдвиги в структуре относительных цен на понижательной волне экономического цикла предполагают переход к системе контрактов нового типа, что ведет к постепенной трансформации неформальных институтов и к созданию качественно новых формальных институтов. Другим источником институциональных изменений выступает идеология как субъективная модель, через призму которой экономические агенты осмысливают и оценивают окружающий мир, как источник формирования структуры их предпочтений. В настоящее время экономические агенты стоят перед выбором: ограничиться взаимодействием в рамках существующих институтов или направить часть ресурсов на их изменение. Это находит отражение в увеличении доли государственной собственности («мягкая национализация») и усилении государственного регулирования экономики с целью стабилизации экономического развития. Если ожидаемые выгоды будут превышать издержки перехода к новой институциональной системе, то экономические агенты станут предпринимать шаги по ее изменению.

11. Уточнено содержании категории «социальный капитал» как формы взаимовыгодного обмена пучками правомочий в условиях сосуществования многообразных трансакций между производителями и потребителями общественных благ, поведение которых ограничено установленными институтами набором альтернатив, как контрактных отношений по поводу инвестиций в социальные взаимосвязи, реализуемых в форме социального доверия.

В социальной сфере при использовании специфических ресурсов самовыполнение контрактных условий достигается путем встраивания в формальный контрактный механизм дополнительных неформальных норм. Постконтрактный оппортунизм регулируется принуждением к выполнению условий контракта за счет выработки коллективных санкций к нарушителям, а также путем угрозы потери партнеров, падения гудвилл. В этих условиях увеличивается ценность повторяющихся трансакций с одними и теми же участниками, что ведет к формированию взаимного доверия между сторонами сделки. Таким образом, доверие является предпосылкой формирования контрактного механизма в сетевом взаимодействии, результатом которого становится снижение трансакционных издержек по мере углубления специализации на специфических ресурсах. Доверие – это социальный механизм, управляющий неопределенностью и позволяющий снизить риск взаимодействия, прогнозировать действия партнеров.

Доверие как основа сетевой координации носит либо личностный характер, либо закрепляется развитием сопутствующих институтов, норм хозяйственного оборота, долгосрочной практикой или взаимными контрактными гарантиями. Персональное доверие может быть основано на собственном опыте доверителя, на личных отношениях, социальных связях и предполагает неоднократные сделки, длительные хозяйственные связи. При этом персональное доверие может основываться и на социальном соответствии, вытекающем из специфических характеристик партнера.

Институциональное доверие является имперсональным и предполагает наличие законодательных механизмов регулирования хозяйственной деятельности и фактическое использование их в качестве инструмента защиты осуществления формальных правил или договоров. Институциональное доверие необходимо в эффективной рыночной экономике, поскольку предполагает возможность совершения сделок с новыми экономическими агентами, даже если партнеры лично не знакомы и обладают ограниченным объемом информации. Это доверие основано на фактической способности обеспечивать санкции со стороны институтов, их неотвратимости. Чем выше уровень доверия к формальным институтам, тем меньше потребность в защите инвестиций за счет заключения контрактов на основе персонального доверия.

Характер доверия определяет специфику норм сетевого взаимодействия и границы сетей. Чем больше доверие соответствует институциональному, тем более открытыми являются сети, свободным – доступ в них, и наоборот. Нормы и ценности сетевого взаимодействия, позволяющие лучше интерпретировать действия друг друга, снижать неопределенность, риск оппортунизма представляют собой социальный капитал (трактовка Дж.Коулмана, И.Дискина), определяемый как вклад социальной организации в производство. Такая трактовка социального капитала соответствует уровню институциональной среды, поскольку способствует сокращению трансакционных издержек за счет локализации связей. Доверие в сетях является, таким образом, не только предпосылкой регулирования отношений, но и результатом сетевого взаимодействия.

Существует взаимосвязь между специфичностью сетевых ресурсов, характером доверия и особенностями формирующейся локальной институциональной среды. Традиционные специфические ресурсы, используемые фирмами в рисковой рыночной среде – это ресурсы физического и человеческого капитала, технология, информация и пр. Использование подобных ресурсов требует процессуального доверия, основанного на совместных процедурах их использования и механизмах поддержания доверия (репутация, торговая марка), а также институционального доверия, связанного с наличием универсальных норм и механизмов принуждения к исполнению обязательств. Однако специфическими ресурсами сетей могут быть и нетрадиционные ресурсы, которые при определенных условиях могут конвертироваться денежный капитал и приносить их владельцам доход. К таким ресурсам относят, прежде всего, социальные связи, которые обеспечивают доступ к другим ресурсам. Запас подобных связей в экономической литературе определен как отношенческий капитал (или социальный капитал в объективированном состоянии). При использовании отношенческого капитала происходит обмен не материальными ценностями, а услугами особого рода, которые могут быть названы «услугами доступа». Этот капитал позволяет фирме получить доступ к разнообразным ресурсам, экономить издержки заключения и поддержания контрактов, входить в разнообразные сетевые структуры. Поскольку такие связи основаны на личных контактах, социальные сети, формируемые на основе отношенческого капитала, предполагают формирование персонального доверия.

12. Обоснован теоретический подход к реформированию институтов социальной сферы как составляющей системы антикризисного регулирования экономики.

Формирование эффективной институциональной среды представляет собой закрепление вновь приобретенных или импортированных неформальных и формальных правил и норм в устойчивых формах институтов и организаций, которые могут принимать как легальную, так и нелегальную форму, обеспечивающих систему экзогенных ограничений для хозяйствующих субъектов.

Источником устойчивого развития национальной экономической системы выступает расширенное воспроизводство ресурсов, которые сконцентрированы в отраслях специализации (базовых отраслях), характеризующихся высокой долей в ВВП, значительным удельным весом отраслевой продукции на рынке, положительным эффектом масштаба производства и эффективными формами хозяйствования, что позволяет получить мультипликационный эффект в сопряженных отраслях, выражающийся в поступательной динамике экономических и социальных индикаторов развития экономики в целом

Модернизация промышленности, необходимость динамичного роста ВВП, структурная перестройка российской экономки в целом сформировали высокие требования к социальной сфере. В условиях ограниченности бюджетных ресурсов, незавершенности структурной трансформации экономики человеческий потенциал как результат функционирования отраслей социальной сферы может трактоваться как ведущий фактор антикризисного регулирования российской экономики. Возвращение на траекторию поступательного развития, повышение индекса развития человеческого потенциала, увеличение доли среднего класса, создание равных возможностей предполагает необходимость повышения производительности труда в основных секторах российской экономики, формировании мотивации к инновационному поведению на основе повышения эффективности функционирования отраслей социальной сферы. Это, в свою очередь, предполагает использование бюджетного механизма для наращивания государственных инвестиций в инфраструктуру, фундаментальную науку и развитие базовых технологий, что обеспечит диверсификацию экономики и рост конкурентоспособности. В рамках денежно-кредитной политики одновременно с наполнением экономики средством абсолютной ликвидности необходимо понизить процентные ставки, нормализовав ликвидный обмен, создав институциональные ограничения, противодействующие «ловушке» ликвидности, «утеканию» ликвидности и обесценению активов через спекулятивные финансовые трансакции.

Государство отказывается от неэффективных форм ведения хозяйства, перекладывая функции управления принадлежащей ему собственностью на частный сектор. В работе обоснованы варианты частно-государственного партнерства при производстве общественных благ: структура франчайзинга, в рамках которой государство дает указания частной фирме о производстве и предоставлении товара потребителю, который возмещает издержки производства предприятия-производителя; государственные закупки, в рамках которых государство выступает прямым заказчиком продукции или услуг; субсидиарная форма производства, при которой государство компенсирует частной фирме полностью или частично издержки производства и предоставления товара потребителю; ваучерная форма производства, при которой государство выделяет средства потребителю (ваучеры), действительные для покупки определенного товара; контрактная форма производства, при которой государство заключает договор с компанией о предоставлении последней товара потребителю. Государственное контрактирование выступает как качественно определенная форма реализации государственного заказа на производство и поставки товаров (услуг) для государственных нужд. Переход к масштабному применению гибридных форм организации вызовет существенные изменения в институциональной среде социальной сферы и обеспечит позитивную динамику социальных инждикаторов.

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Абубакиров Р.Ф. Альметьевск - столица нефтяного края вчера, сегодня, завтра /Р.Ф. Абубакиров //Проблемы современной экономики. Евразийский международный научно-аналитический журнал. 2002. №1. 0,3 п.л.

2. Абубакиров Р.Ф. Актуальные проблемы социальной эволюции индустриального Альметьевска /Р.Ф. Абубакиров //Проблемы современной экономики. Евразийский международный научно-аналитический журнал. 2003. №6. 0,45 п.л.

3. Абубакиров Р.Ф. Сущность и особенности реализации инновационных отношений в социальной сфере современной экономики /Р.Ф. Абубакиров //Экономические науки. 2008. №5. 0,54 п.л.

4. Абубакиров Р.Ф. Особенности государственного регулирования инновационных отношений в социальной сфере современной российской экономики /Р.Ф. Абубакиров//Экономические науки. 2008. №6. 0,55 п.л.

5. Абубакиров Р.Ф. Сфера услуг современной российской экономики: состояние и перспективы развития /Р.Ф. Абубакиров //Экономические науки. 2008. №7. 0,43 п.л.

6. Абубакиров Р.Ф. К разработке концепции и программы долгосрочного социально-экономического развития России /Р.Ф. Абубакиров //Проблемы современной экономики. Евразийский международный научно-аналитический журнал. 2008. №1. 0,55 п.л.

7. Абубакиров Р.Ф. Развитие партнерских отношений в социальной сфере российской экономики /Р.Ф. Абубакиров //Проблемы современной экономики. Евразийский международный научно-аналитический журнал. 2008.№2. 0,56 п.л.

8. Абубакиров Р.Ф. Социализация факторов экономического роста в современной России /Р.Ф. Абубакиров //Сегодня и завтра российской экономики. Научно-аналитический сборник. 2008. № 15. 0,5 п.л.

9. Абубакиров Р.Ф. Особенности конкурентной среды социальной сферы как фактор формирования бизнес-стратегии предприятия сферы услуг / Р.Ф. Абубакиров //Сегодня и завтра российской экономики. Научно-аналитический сборник. 2008. № 20. 0,5 п.л.

10. Абубакиров Р.Ф. Этапы становления парадигмы управления предприятиями сферы услуг /Р.Ф. Абубакиров //Сегодня и завтра российской экономики. Научно-аналитический сборник. 2009. № 23. 0,5 п.л.

Монографии, публикации в журналах и сборниках научных трудов, материалах конференций

11. Абубакиров Р.Ф. Институциональное регулирование инвестиционно-инновационных отношений в социальной сфере современной российской экономики: Монография. М.: Креативная экономика, 2008. 16,5 п.л.

12. Абубакиров Р.Ф. Особенности функционирования малого предпринимательства в переходной экономике/Р.Ф. Абубакиров //В кн.: Социально-экономические и правовые проблемы транзитивной экономики. Материалы межвузовской научно-практической конференции. Казань: Унипресс, 2002. 0,25 п.л.

13. Абубакиров Р.Ф. Малое предпринимательство в Российской Федерации: этапы становления и проблемы развития /Р.Ф. Абубакиров //Современные аспекты экономики. 2002. №14 (27). 0,55 п.л.

14. Абубакиров Р.Ф. Роль трансформации отношений собственности в становлении малого предпринимательства /Р.Ф. Абубакиров //В кн.: Социально-экономические и правовые проблемы транзитивной экономики. Материалы межвузовской научно-практической конференции. Казань: Унипресс, 2002. 0,25 п.л.

15. Абубакиров Р.Ф. Социальные аспекты развития малого предпринимательства /Р.Ф. Абубакиров //Современные аспекты экономики. 2002. №14 (27). 0,55 п.л.

16. Абубакиров Р.Ф. Влияние трансформационных процессов на развитие предпринимательства /Р.Ф. Абубакиров // В кн.: Социально-экономические и правовые проблемы транзитивной экономики. Материалы межвузовской научно-практической конференции. Казань: Унипресс, 2003. 0,3 п.л.

17. Абубакиров Р.Ф. Государственная поддержка малого предпринимательства (на примере отрасли нефтедобычи Республики Татарстан) /Р.Ф. Абубакиров //В кн.: Совершенствование преподавания в высшей школе: Материалы научно-методической конференции. Казань: Унипресс, 2003. 0,4 п.л.

18. Абубакиров Р.Ф. Прогнозирование развития социальной сферы как фактор устойчивого роста российской экономики /Р.Ф. Абубакиров //В кн.: Макроэкономические проблемы современного общества (федеральный и региональный аспекты). Сборник статей VII Международной научно-практической конференции. Пенза: РИО ПГСХА, 2008. 0,35 п.л.

19. Абубакиров Р.Ф.Роль государства в обеспечении устойчивого развития социальной сферы /Р.Ф. Абубакиров //В кн.: Макроэкономические проблемы современного общества (федеральный и региональный аспекты). Сборник статей VII Международной научно-практической конференции. Пенза: РИО ПГСХА, 2008. 0,4 п.л.

20. Абубакиров Р.Ф. Формирование системы стратегического управления отраслями социальной сферы /Р.Ф. Абубакиров // В кн.: Проблемы социально-экономической устойчивости региона. Сборник материалов V Международной научно-практической конференции. Пенза: РИО ПГСХА, 2009. 0,4 п.л.

21. Абубакиров Р.Ф. Малое и семейное предпринимательство как инструмент снятия социальной напряженности /Р.Ф. Абубакиров //Теоретическая экономика. 2008. №3. 0,6 п.л.

22. Абубакиров Р.Ф. Формирование бизнес-стратегий организациями социальной сферы /Р.Ф. Абубакиров //Экономика и финансы. 2009. №1 (154). 0,45 п.л.

23. Абубакиров Р.Ф. Теоретико-методологические подходы к исследованию инновационных отношений в социальной сфере российской экономики /Р.Ф. Абубакиров //В кн.: Актуальные проблемы современной экономики. Материалы международной научно-практической конференции «VII Спиридоновские чтения». Казань: НПК «РОСТ», 2009. 0,45 п.л.

24. Абубакиров Р.Ф. Проблемы перехода России от рентоориентированной модели роста к инновационной /Р.Ф. Абубакиров //В кн.: Актуальные проблемы современной экономики. Материалы международной научно-практической конференции «VII Спиридоновские чтения». Казань: НПК «РОСТ», 2009. 0,45 п.л.

25. Абубакиров Р.Ф. Особенности инноваций в социальной сфере /Р.Ф. Абубакиров //В кн.: Актуальные проблемы современной экономики. Материалы международной научно-практической конференции «VII Спиридоновские чтения». Казань: НПК «РОСТ», 2009. 0,45 п.л.

26. Абубакиров Р.Ф. Государственное регулирование социальной сферы как фактор ее устойчивого развития /Р.Ф. Абубакиров // В кн.: Инновационные технологии как фактор обеспечения конкурентоспособности регионов. Материалы всероссийской научно-практической конференции. Чебоксары: Изд-во Чуваш.гос.ун-та, 2008. 0,4 п.л.

27. Абубакиров Р.Ф. Формирование системы управления отраслями социальной сферы в регионе /Р.Ф. Абубакиров // В кн.: Инновационные технологии как фактор обеспечения конкурентоспособности регионов. Материалы всероссийской научно-практической конференции. Чебоксары: Изд-во Чуваш.гос.ун-та, 2008. 0,4 п.л.

28. Абубакиров Р.Ф. Общественный сектор в современной экономической системе /Р.Ф. Абубакиров //В кн.: Научные труды факультета экономической теории и права КГТУ им.А.Н.Туполева. Вып. 11. Казань: НПО «РОСТ», 2008. 0,45 п.л.

29. Абубакиров р.ф. Формы и методы государственного регулирования общественного сектора /Р.Ф. Абубакиров //В кн.: Научные труды факультета экономической теории и права КГТУ им.А.Н.Туполева. Вып. 11. Казань: НПО «РОСТ», 2008. 0,45 п.л.


1 Составлено автором по материалам Доклада Программы развития ООН, составленному на основе данных 2006 г. и опубликованному 18.12.2008 г.

2 Составлено автором по данным Ассоциации российских менеджеров

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.