WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Мидлер Елена Александровна

ГЕНЕРИРОВАНИЕ И ТРАНСФЕР ИННОВАЦИЙ

В  СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ: МЕТДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ, ИНСТРУМЕНТАРИЙ И

ИНФРАСТРУКТУРА УПРАВЛЕНИЯ

Специальности:

  08.00.05 – экономика и управление  народным хозяйством:

управление инновациями

08.00.01 – экономическая теория

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Ростов-на-Дону – 2010

Диссертация выполнена на кафедре теории рынка экономического факультета

Южного федерального университета

Научный консультант:                доктор экономических наук, профессор,

Заслуженный деятель науки РФ

Кетова Наталья Петровна

Официальные оппоненты:        доктор экономических наук, профессор

Белоусов Виталий Михайлович

доктор экономических наук, профессор

Кувалин Дмитрий Борисович

доктор экономических наук, профессор

Некрасов Виталий Николаевич

Ведущая организация: Волгоградский государственный университет

       

Защита состоится «7» апреля 2011 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.03 по экономическим наукам в Южном федеральном университете по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 160, ИППК при ЮФУ, ауд. 34.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке ЮФУ по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148.

Автореферат  разослан  «___» _____ 2011 г.

Отзывы на автореферат, заверенные печатью, просим направлять по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 160, к. 105, диссертационный совет Д 212.208.03.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                 Каширина С.В.

               

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Преодоление последствий глобального экономического кризиса  актуализирует поиск действенных рычагов и инструментов преобразования импульсов догоняющего развития в развитие опережающее и устойчивое. Приоритеты совершенствования российской экономики, закрепленные в Стратегии социально-экономического развития России до 2020 г., отвечают объективным требованиям общемирового цивилизационного  тренда. При этом параметры эффективности инновационного развития  остаются размытыми и неопределенными, контуры – нечеткими, содержание движущего механизма –  неустановленным, и только действующие  факторы роста на протяжении уже десятков лет остаются неизменными – сырьевыми.

В сложившихся условиях перевод экономики на инновационный путь требует существенного пересмотра целевых установок, механизмов и правил распределения ресурсов, привлечения инвестиций и использования творческого потенциала человека.

Актуальность концептуально-методологических и практических направлений исследования действенных механизмов, инструментов и инфраструктурных компонентов производства (или генерирования) идей и инноваций и их последующего продвижения (трансфера) обусловлены рядом взаимосвязанных обстоятельств.

Во-первых, необходимо методологическое и концептуальное обоснование процесса формирования институциональной среды генерирования и трансфера идей, знаний и инноваций с учетом особенностей новой экономики. Ведь именно системные характеристики, представляющие не случайный процесс локальных и фрагментированных внедрений в отдельно взятом национальном  хозяйстве, а доминирующий вектор общеэкономического, глобализационного развития, определяют воспроизводственные константы  российской экономики, а также ее способность к восприятию инновационных импульсов и возмущений.

Во-вторых, выявление особенностей «выращивания» институциональной среды, наиболее благоприятной для обеспечения генерирования и трансфера инноваций в границах спецификации прав собственности на продукты интеллектуального труда, формирующей значительный и весомый  сегмент частных интересов в системе производства знания и инноваций относится  к задачам стратегического управления инновационными процессами в экономике.

В-третьих, методологически важным является структурирование инструментов стимулирования  генерации нового знания и инноваций, а также поиска оптимальных моделей управления данными процессами.

В-четвертых,  необходим дальнейший научный поиск эвристических теоретико-прикладных решений, позволяющих не только концептуально обосновать организационно-управленческие принципы формирования инфраструктурной среды трансфера инноваций, но и разработать перспективные методики интеграции всех разрозненных в настоящее время инфраструктурных звеньев инновационного процесса в единый механизм продвижения инноваций и их последующей диффузии в российской экономике.

В-пятых, в системе стратегического управления национальной экономикой возрастает роль оценки и мониторинга процессов генерирования и трансфера инноваций, а также разработка  многоуровневой шкалы их индикаторов  для формирования горизонтов планирования,  прогнозирования и совершенствования бизнес-процессов в инновационной деятельности.

В большинстве современных исследований в области инноваций основное внимание уделялось проблемам коммерциализации имеющихся знаний в отраслях материально-вещественного комплекса, а проблема их воспроизводства (генерации) остается обособленной и  в значительной мере недооцененной. Ориентация на инновационную модель развития российской экономики предопределяет необходимость  изучения, осмысления и разработки комплексного подхода к  обоснованию  соответствующих механизмов и инструментов генерирования и трансфера нововведений.

Степень разработанности проблемы. Значительное количество работ зарубежных и российских исследователей посвящено осмыслению глубинных системных трансформаций конца XX и начала XXI вв. Выявление закономерностей формирования постиндустриального общества и анализ его базовых отраслей осуществлялись зарубежными исследователями Алкали Р., Беллом Д.,  Валлерстайном Э., Дэвидом П., Кастельсом С., Келли К., Махлупом Ф., Мокиром Дж., Сакайя Т.,  Соросом Д., Тофлером О., Форэ Д., и др.

Фундаментальным вопросам осмысления нового миропорядка, определяемого как «новая экономика»,  проблеме управления качественно новыми видами и формами экономической деятельности посвящены работы Авдокушина Е., Антипиной О., Белокрыловой О., Белолипецкого В., Белоусова В., Бузгалина А., Василевского В., Вольчика В., Игнатовой Т., Иноземцева В., Кетовой Н., Колганова А., Кузнецова А.,  Мамедова О., Мильнера Б., Некрасова В.,  Овчинникова В., Осипова Ю., Павлова М., Полтеровича В., Радаева В., Семина А., Сизова В., Стрелец И., Яремчука Н.  и др. 

В контексте изучения творческого и интеллектуального потенциала человека как генератора инноваций в системе  теоретической парадигмы «новой экономики» важны труды Белякова Г., Бунчука М., Дежиной И.,  Дорошенко М., Заиченко М,  Колесникова Ю., Кузьминова Я., Марцинкевича В.,  Гиббонса Д, Дасгупты П., Дейвида П., Фуллера С.

Концептуальные вопросы сущности инноваций, их типологизация, видовые характеристики рассматривались Анчишкиным А.,  Багриновским К., Бенедиктовым Е., Бугаяном  И., Варшавским В., Глазьевым С., Голиченко О., Гохбергом Л.,  Дагаевым А.,  Дежиной И.,  Дынкиным А., Ивановой Н., Иващенко Н., Кузыком Б., Пригожиным А. , Хрусталевым И, Яковцом Ю.В., Кристенсеном К.,  Санто Б.,  Янсеном Ф. и др.

Проблематика интеллектуальной собственности в контексте инновационного развития раскрыта в работах Зинова В.,  Козырева А., Кокурина Д., Леонтьева Б., Макарова В., Микерина Г., Плетнева К., Салтыкова Б., Грилихеса З. и др.

Козырев А., Лев Б., Макаров В., Соболева И., а также зарубежные исследователи Брукинг Э., Кендрик Д.,  Мелоун М., Стюарт Т., Шультц Т., Эдвинссон Л. научно обосновали появление новых форм капитала, инициируемых творческой деятельностью, в том числе заложили основу исследования человеческого, интеллектуального и социального капитала как особых субстанций, способствующих генерированию и коммерциализации знаний и инноваций.

В последнее десятилетие приобрел актуальность системный метод, нашедший отражение  в теории инновационных систем, представленный трудами Голиченко О., Гохберга Л., Ивановой Н., Лейдесдорфа Л., Лундвалла В, Нельсона К., Фримена П.., Этцковица  Х. и др.

Инвестиционная проблематика инновационной деятельности представлена в работах Валдайцева С, Варнавского В.,  Галицкого А., Дагаева А., Каржаува А., Каширина А., Лукашина А., Ревазова П., Рузавиной С., Фоломьева А., Цыганова С. и др. Исследованию территориальных аспектов инновационной деятельности уделено значительное место в публикациях Бекетова Н., Борисоглебской Л.,  Гуриевой Л., Егорова А., Иванова В. и др.

Организационно-управленческие аспекты инновационной деятельности анализировались Клиновой М., Комковым Н.,  Мильнером Б., Ратнер С., Смотрицкой И., Друкером П., Кристенсеном К., Чезборо Г., Тисом Д.  и др. Однако углубление системных дисбалансов делает необходимым дальнейшее развитие данного направления.

В целом фрагментарность и недостаточная разработанность проблем теоретико-методологического обоснования активизации инновационных процессов в условиях догоняющего развития, необходимость разработки адекватного стимулирующего инструментария и соответствующей инфраструктуры управления, а главное – необходимость системного переосмысления, определения роли и значения генерирования и трансфера знаний и инноваций обусловили выбор темы диссертации, ее цель и задачи, а также логику и структуру.

Цель и задачи исследования. Целью  диссертационной работы являются формирование концептуальной модели активизации механизма генерирования и трансфера инноваций как наиболее адекватного способа снятия рентных ограничителей, обусловленных ресурсно-сырьевой ориентацией российской экономики, разработка инструментов стимулирования положительной инновационной динамики и адекватной инфраструктуры управления процессами производства, продвижения и дальнейшего распространения инновационных эффектов в современной российской экономике. 

Реализация поставленной цели предусматривает решение ряда этапных задач, агрегированных в  пять блоков и отражающих логическую структуру диссертационной  работы:

1) концептуальное и методологическое обоснование процесса формирования среды генерирования и трансфера инноваций:

        сформировать методологическую базу выявления императивов и ориентиров инновационного развития российской экономики в  глобализирующемся социально-экономическом пространстве, задаваемом феноменом новой экономики;

– проследить логику взаимодействия технико-технологических и экономических детерминант инновационного процесса в системе экономического цикла;

–  обосновать механизм координации процессов генерирования и трансфера инноваций в формате национальных инновационных систем;

       2) алгоритм формирования эффективной системы прав  собственности на продукты интеллектуального труда:

       – типологизировать эволюционные формы генерирования нематериальных активов как объектов интеллектуальной собственности;

       – определить условия трансформации интеллектуальных продуктов в объекты интеллектуальной собственности;

– представить спецификацию правомочий присвоения объектов интеллектуальной собственности, являющихся носителями креативного и инновационного потенциала;

       3) разработка системного инструментария стимулирования процессов генерирования и трансфера инноваций:

– обосновать вариативные подходы к возмещению затрат на производство инноваций;

– провести сравнительный анализ бюджетно-налоговых и частно-финансовых механизмов производства нововведений;

–  определить место и роль институционального инструментария венчурного предпринимательства в формировании системы стимулирования производства и трансфера нововведений применительно к российской экономике; 

       4) анализ организационно-управленческих особенностей формирования инфраструктуры управления инновационными процессами:

–  выявить причины инфраструктурных дефицитов российской экономики в условиях современного этапа развития;

– обосновать необходимость и возможность использования «институтов развития» для устранения инфраструктурных дисбалансов российской экономики;

– выделить функциональные характеристики образовательной системы как ведущего структурно-воспроизводственного элемента национальной инновационной системы;

– обосновать способы интеграции инфраструктурных элементов в систему  обеспечения трансфера инноваций.

– разработать шкалу многоуровневых индикаторов для оперативного мониторинга и оценки российской системы генерирования и трансфера инноваций.

Объект и предмет исследования. Объектом  исследования выступает совокупность хозяйствующих субъектов, действующих на макро-, мезо-, микроуровнях национальной экономики, обладающих потенциалом креативно-стимулирующего воздействия на формирование  институциональной среды, обеспечивающей инициирование, производство и последующее продвижение инноваций в социально-экономической системе.

Предметом исследования являются  процессы генерирования и трансфера инноваций  в  национальной социально-экономической системе, механизмы, методы, институты и инструменты управления инновационноориентированным развитием экономики России.

Теоретико-методологической основой исследования послужили диалектический и системно-интеграционный подходы, а также  концептуальные положения и гипотезы развития постиндустриальной экономики, теории инноваций,  прав собственности, циклов, иинституциональных изменений, государственного регулирования. Их использование позволило сформировать авторскую концепцию генерирования и трансфера инноваций в современной российской экономике.

Инструментарно-методический аппарат исследования представлен совокупностью различных методов теоретико-прикладного научного познания, обеспечивающих реализацию эвристического потенциала современного теоретико-методологического и аналитического инструментария, в числе которых  диалектический метод, методы системного, структурно-функционального и сравнительного анализа и синтеза, группировки фактических данных, методы математической статистики и выборочных обследований экономико-математического моделирования, современный инструментарий обработки статистических данных. Использовались также инструментальные возможности программных продуктов ППП STATISTICA 6.0.

Совмещение аналитико-эвристического потенциала каждого из этих частных научных методов в сочетании с актуальной нормативно-правовой поддержкой, организованное единой логикой достижения цели, обеспечило надежность, обоснованность оценок и достоверность полученных результатов.

Информационно-эмпирическая база исследования формировалась на основе совокупности информационных и статистических данных федеральных и региональных органов статистики и информационных баз данных исполнительных органов власти, материалов, содержащихся в монографических исследованиях и периодических научных изданиях, аналитических материалах, публикуемых в научных сборниках, корпоративных  и грантовых научных изданиях.

Эмпирическую базу диссертации составили также результаты проведенного автором в 2008-2009 гг. экономико-социологического исследования проблем формирования инновационной инфраструктуры Ростовской области, охватившее 10 крупных предприятий, 100 предприятий малого и среднего бизнеса в различных отраслях и сферах деятельности, ориентированных на использование инноваций, и 25 организаций, выступающих посредниками в области инновационного трансфера, а также  результаты экономико-социологических наблюдений инновационного потенциала, содержащиеся в открытом доступе.

Репрезентативная совокупность  статистических и эмпирических данных, соответствующим образом обработанных, проанализированных, обобщенных, интерпретированных и прокомментированных, обеспечила достоверность результатов исследования и их внедрения, выводов и практических рекомендаций.

Нормативно-правовую основу исследования составляют  международные правовые, законодательные и нормативно-правовые акты Российской Федерации, в том числе федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, отраслевые нормативные акты и методические документы министерств и ведомств России, региональные законодательные акты, постановления и другие нормативные и методические документы, регламентирующие  инновационную деятельность.

Логика исследования состоит в движении процесса познания от раскрытия сущности явления в многообразии экономических форм выражения инновационной субстанции к обоснованию факторов и рассмотрению организационно-управленческих и институциональных особенностей, определяющих количественные индикации качественных трансформаций процессов инициирования, продвижения и распространения инновационных продуктов под воздействием постиндустриальных, глобализационных тенденций развития новой экономики, и далее к формированию авторской концепции  генерирования и трансфера инноваций,  механизмов, методов и инструментов управления  этими процессами применительно к  экономике России,

Область диссертационного исследования соответствует следующим пунктам Паспорта специальностей:

08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством: управление инновациями (2.1. Развитие теоретических основ, методологических положений инновационной деятельности; 2.3. Развитие методологии формирования инновационной среды как важнейшего условия осуществления эффективных инноваций. Определение подходов, форм и способов создания благоприятных условий для осуществления инновационной деятельности. Пути улучшения инвестиционного климата; 2.11. Определение направлений, форм и способов перспективного развития инновационной инфраструктуры. Принципы проектирования и функционирования инновационных инфраструктур на микро-, мезо- и макроуровнях; 2.13. Разработка и совершенствование институциональных форм, структур и систем управления инновационной деятельностью. Оценка эффективности инновационной деятельности);

08.00.01 – экономическая теория (1.1. Политическая экономия: воздействие новых технологических укладов на процессы формирования и функционирования экономических структур и институтов; теория информационной, постиндустриальной экономики и экономики, основанной на знаниях; 1.4. Институциональная и эволюционная экономическая теория: теория прав собственности; теория транзакционных издержек).

Концепция диссертационного исследования состоит в совокупности положений, в соответствии с которыми генерирование и трансфер инноваций в современной сетевой, «знаниеориентированной» экономике являются органическими частями распределенного во времени и пространстве единого воспроизводственного цикла, содержанием которого выступает процесс создания и трансформации интеллектуального продукта в инновационную ренту, распределяемую между участниками воспроизводственного процесса через сложную систему институциональных трансакций.

В силу дуализма интеллектуально-креативных благ (продуктов) как объектов спецификации прав собственности формируются квазирынки инновационных продуктов и услуг, искажающие механизмы их движения по воспроизводственной цепочке. Наличие квазирынков инноваций значительно увеличивает трансакционные издержки, при этом конкуренция между участниками инновационного цикла по критерию эффективности подменяется конкуренцией по критерию величины ренты, что тормозит инновационную динамику экономики.

Формирование инвестиционного потока в сфере генерирования и трансфера инноваций имеет своим экономическим содержанием трансформацию инвестиций на базе сложившихся институциональных механизмов в различные формы функционирующих в инновационном цикле капиталов – материально-вещественный, венчурный, интеллектуальный, человеческий, социальный –  воспроизводственное взаимодействие которых обеспечивает реальные инновационные сдвиги в экономике.

В этой связи ключевыми институтом инновационного цикла может выступать «инновационное брокерство», воспроизводящее услуги инфраструктурного типа (по организационному, маркетинговому, финансовому обеспечению участников генерации и  трансфера инноваций) на всех этапах воспроизводственного цикла.

Эффективным инструментом управления движением инноваций по всей воспроизводственной цепочке инновационного цикла является система многоуровневых индикаторов, способная идентифицировать сопряженность и эффективность связей, а также существование институциональных барьеров между различными фазами и структурами непрерывного цикла генерирования и трансфера инноваций по их ресурсным, функциональным и динамическим характеристикам.

Основные положения, выносимые на защиту:

По специальности 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством: управление инновациями. 

1. Генерирование и трансфер инноваций представляют взаимодополняющие, симбиозные элементы движущего механизма развития социально-экономической системы. Генерирование  заключается не только в создании новых знаний, синтезировании идей и последующей  комбинации последних, но и в способности трансформировать процесс их производства с позиций спроса. Содержание процессов трансфера, в свою очередь, выходит за рамки одностороннего перемещения научно-исследовательских разработок в хозяйственную среду, что позволяет трактовать трансфер инноваций в расширенном варианте, в том числе и  как способ передачи инновационных потребностей в сегмент производства. Сопряженность процессов генерирования и трансфера обусловливает главный императив системного развития – инновационность –  в качествах всеобщности, недискретности, воспроизводимости, касающийся всех аспектов хозяйствования, так как производство, продвижение и освоение новых продуктов и процессов способствуют формированию добавленной стоимости на всех этапах и операциях производственной деятельности, включая системы организации и управления социальными и бизнес-процессами. Наряду с продуктовыми и процессными инновациями, нововведения в управлении, организации отношений рыночных агентов становятся  главным конкурентным преимуществом и фактором экономического роста.

2. Формы организации процессов генерирования и трансфера инноваций  различаются по критерию доминирующих типов (поддерживающие или прорывные) в качестве базисных факторов роста. Поддерживающие – определяют имитационно-ориентированную организацию инновационных процессов, в которой конкурентные преимущества являются точечными и обособленными и достигаются в значительной степени путем институциональных преобразований. Прорывные – обусловливают радикально-ориентированную форму организации, в которой доминирующие акценты смещаются в сторону параметров социально-экономического роста (технико-технологических составляющих), а институциональные улучшения выступают подчиненной целью. При имитационно-ориентированной организации значительно блокируется мультипликативный эффект инновационного воздействия, происходит замещение добавленной стоимости рентными квазиэффектами, что применительно  к российской экономике закрепляет ее ресурсно-сырьевой характер. Соответственно, стратегические приоритеты преодоления догоняющего развития наиболее совместимы с радикально-ориентированной формой организации процессов генерирования и трансфера инноваций.

3.  Координационный механизм производства и продвижения нововведений, кроме установления адекватных организационных форм, включает  также управленческие воздействия, направленные на активизацию инновационного ядра национальной инновационной системы (НИС). Структурирование уровней координации основывается на выделение составляющих инновационного ядра, обеспечивающих системную инновационность:  человеческого капитала (инновационное ядро – университетская, научная среда); предпринимательской инициативы (инновационное ядро – сектор транснациональных корпораций);  доминирующей технологии (инновационное ядро – закрытые национальные рынки); отраслевой локализации (инновационное ядро –  ведущая отрасль); интеграционного взаимодействия (инновационное ядро – межнациональные сети). Идентификация способа координации производства и трансфера инноваций в России возможна в формате сочетания принципа отраслевой локализации и предпринимательской инициативы.

4. Необходимым условием генерирования и трансфера инноваций  является наличие критической величины совокупного спроса. Достаточным условием – разветвленная сеть горизонтальных взаимодействий (по кластерному типу) участников инновационных процессов. При наличии вышеуказанных условий производство и передача инновационных эффектов, сопровождаемые сетевой индукцией, трансформируют содержание конкурентоспособности инновационных продуктов. Уровень затрат становится незначимым, а роль издержек – второстепенной и рамочной (в силу несопоставимо низких издержек тиражирования, серийного выпуска продукта по сравнению с затратами на производство опытного образца или услуги). В качестве базисного фактора конкурентоспособности  выступает инновационная рента. 

5.  Диффузиональный эффект инновационности в российской экономике обеспечивается финансовыми инструментами, являющимися приоритетными в числе инструментов стимулирования производства и продвижения инноваций. Профиль российской финансовой системы определяется как сеть учреждений, ориентированных  на банковский сектор. Отсутствие развитого фондового рынка и доминирование проектно-целевых инструментов государственного управления снижают эффективность налоговых рычагов и венчурных механизмов и создают условия для осуществления инвестиций в инновации преимущественно бюджетными ресурсами, приводит к сужению диапазона применения рыночного инструментария. 

6. Воспроизводственный эффект генерирования и трансфера инноваций обеспечивают инвестиции, имеющие двойственный (бинарный) характер, заключающийся в способности последних вовлекаться в воспроизводственный процесс одновременно в качестве ресурсной и капитальной его составляющих.  Коммерческий потенциал инновационных  инвестиций  может проявляться как на предконкурентной фазе (на стадии исследования и разработки), так и на стадии выведения новшества на рынок (на стадии апробирования опытного образца) и в процессе производства инновационного продукта или услуги, и на этапе его распространения и тиражирования. Все вышеобозначенное предопределяет мобильность и возможность перелива инновационных инвестиций в различные формы капитала и капитальных активов (интеллектуального, социального, материального, венчурного).

7.  Международные сопоставления и анализ инновационных процессов в России позволяют утверждать, что существует обратная зависимость между уровнем государственного прямого вмешательства (и регламентации) в бизнес-процессы и действенностью стимулирующих (косвенных) инструментов  производства и продвижения инноваций и прямая – между долгосрочной  эффективностью инновационноориентированной экономики и использованием рыночных механизмов в процессе генерирования и трансфера инноваций. Опыт развитых стран свидетельствует о том, что действенность налоговых льгот  и стимулов производства и продвижения инноваций детерминируется устойчивостью и эффективностью всей системы косвенного регулирования. Факторами, ограничивающими действенность налогового инструментария в РФ, являются фрагментация, локальность, противоречивость трактовок и применения, а также запретительно высокие издержки  администрирования при использовании налоговых льгот.

8. Инфраструктура управления инновационными процессами  в российской НИС может быть представлена двумя блоками (мотивационным и адаптационным), включающими элементы инновационной инфраструктуры, сгруппированные по принципу воздействия на коммерческий потенциал нововведения и его продвижение по цепочке создания добавленной стоимости.  Первый блок включает элементы инновационной инфраструктуры, направленные на стимулирование идей и разработок и обеспечивающие мониторинг и генерацию знания и новых рынков. Во втором блоке концентрируются элементы, направленные на оформление, продвижение, инжиниринг созданных нововведений, а также на их адаптацию к сложившимся российским условиям хозяйствования.  В инфраструктуре управления инновациями российской НИС наиболее представлен блок адаптационных механизмов, что позволяет идентифицировать российскую систему генерирования и трансфера инноваций как имитационно-ориентированную. 

9.  В условиях экспортно-сырьевого характера российской экономики  вектор инновационного развития формируется сектором крупных корпораций, потенциал малого предпринимательства не реализуется в полной мере. Симбиоз корпораций и государства (в виде институтов развития и государственно-частного партнерства) способствует исключению субъектов малого бизнеса из системы генерирования и  трансфера инноваций, что приводит к деформации стимулов и приоритетов развития российской экономики, институциональному закреплению рентоориентированного поведения (институтов административной и сырьевой ренты), воспроизводству имитационных инноваций.

По специальности 08.00.01 – экономическая теория

1. Экономическая природа процессов генерирования и трансфера инноваций обнаруживается в социально-экономическом контексте новой экономики, в системе социально-экономических отношений, предопределяющих  не столько видовые параметры нововведений, сколько те новые отношения, которые  обусловливают их появление. Императивами инновационности выступают факторы внутренней природы социально-экономических отношений, выстраивающие отличную от индустриальной архитектонику воспроизводства инноваций:  нарастание противоречий между индивидуальным трудом и глобальным капиталом, усложнение воспроизводственных пропорций, модификация факторов производства.

2.  Изменение роли знания, преобладание его некодифицированной ценности в системе генерирования и трансфера инноваций позволяет идентифицировать интеллектуальные услуги как факторы создания добавленной стоимости на всех этапах воспроизводственного цикла, что приводит к трансформации способа координации  рыночных отношений, обусловленных  появлением новых технологий и формирующихся в условиях внутренних противоречий закона убывающей доходности, с одной стороны, и феномена «открытого кода», связанного с монополией на объекты интеллектуального труда  – с  другой.

3.  Секторальная структура системы генерирования и трансфера инноваций имманентна экономической природе инноваций. Параметры ее формирования задаются не столько рамками технологических укладов, сколько  масштабом и потенциалом отраслей, производящих средства производства и предметы потребления, инвестиционные и потребительские товары и услуги.  Основным императивом современной экономики становится приоритетное развитие и рост нематериального производства и, в частности, сегмента интеллектуальных и ряда социальных услуг (услуг сфер образования и науки), обеспечивающих накопление нематериальных активов. Данные отрасли генерируют инновационный потенциал экономики и мультиплицируют социально-экономический эффект путем увеличения добавленной стоимости и расширения границ производительности всех факторов производства, в силу чего их следует типологизировать как инвестиционные.

4. Генезис инновационности определяется подвижностью креативной компоненты человеческого капитала в условиях  неотделимости знания от их носителей,  создавая значительный сегмент латентного знания –  нераспознаваемого экономической системой  и  инспирирующего усложненность и искаженность процессов рыночного  трансфера интеллектуальных продуктов. Перемещение весомой части некодифицируемых знаниесодержащих продуктов в сегмент обращения частных и доверительных благ  существенно трансформирует модель рыночных отношений, выстраивая ее по типу доминирования монопольной структуры, которая получает исключительные права на формирование продуктовых и отношенческих стандартов.

5. Отношенческие стандарты и экономические интересы агентов генерирования и трансфера инноваций формируются в условиях фундаментальной неопределенности  и ограниченной рациональности, что заставляет ключевых стейкхолдеров руководствоваться консервативными поведенческими нормами. Инновационные системные импульсы ограничиваются инерционностью доминирующих шаблонов.  Снятие противоречия между перспективными инновационными потребностями социально-экономической системы (потребностями в обновлении установившейся системы производительных сил)  и сложившейся производственно-технологической базой (сформированной под воздействием предшествующих технологических укладов) происходит путем  выстраивания соответствующего институционального профиля  инновационной системы во внутристрановых локализациях.  Феномен национальных инновационных систем проявляется в том, что,  будучи частным случаем  поступательного инновационного  развития и представляя дискретные институциональные взаимодействия, они подчиняются общеэкономическим закономерностям и тенденциям развития, что позволяет выделить наднациональный уровень инновационности.

6. Генерирование знания сопровождается значительными положительными внешними эффектами, реализация которых требует соответствующего трансфертного сопровождения и сетевого взаимодействия. Возможность интрамаржинальных проявлений в процессе интеллектуальной деятельности также доказывает необходимость сопряженности процессов генерирования и трансфера нововведений. Капитализация потенциала инноваций как продуктов интеллектуальной деятельности в различных системах ее генерирования и продвижения осуществляется в сфере установления прав собственности, в системе отношений присвоения, круг которых определяется государством  и создается путем установления барьеров к получению интеллектуальных ресурсов, т.е. путем институционального закрепления интеллектуальной ренты.  Устанавливаемый на государственном уровне рентный механизм присвоения доходов  детерминирует товарные свойства интеллектуальных благ и элиминирует конкурентное  пространство инновационной деятельности экономических субъектов в сфере генерирования и трансфера нововведений. 

Научная новизна проведенного исследования заключается в обосновании экономического содержания, организационно-управленческих форм и механизмов генерирования и трансфера инноваций в контексте системных императивов развития новой экономики, а также в разработке инструментарного и инфраструктурного аппарата управленческих воздействий со стороны государства на процессы формирования, производства, продвижения и распространения знания и инноваций в современной российской экономике. Структурирование и группировка инновационной проблематики на  макро-, мезо- и микроуровнях позволяют сформировать новый подход к процессам генерирования и трансфера инноваций, состоящий в признании системной целостности и единства подсистем зарождения идеи, создания нового знания, производства инновационных продуктов и их последующего продвижения и распространения в социально-экономической системе.

Конкретное приращение научного знания состоит в следующем:

По специальности 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйство: управление инновациями

1.  Обоснован подход, позволяющий детерминировать процессы генерирования и трансфера инноваций  как единую систему, обеспечивающую  идентификацию, использование и мультипликацию технологического и экономического потенциалов хозяйствования для воспроизводства и диффузии добавленной стоимости и инновационных эффектов в народнохозяйственном комплексе России.

2. Выявлены  эволюционные формы генерирования и трансфера инновационных благ и услуг по критерию наличия в их составе капитальной ценности (долговременности использования  и мультипликации затрат на их формирование), анализ которых позволил обосновать отраслевую типологию знаниесодержащих услуг и выявить сферы производства и трансфера благ  с высоким инвестиционно- и потребительско-инновационным потенциалом. К инвестиционным отраслям впервые отнесены образование, наука, культура, сфера интеллектуальных услуг, поскольку нематериальное накопление в данных отраслях реализует в большей степени функцию инвестиционную. В качестве потребительских обозначены здравоохранение и часть интеллектуальных услуг с низкой долей капитальной ценности.

3. Доказано, что институт государственной регламентации присвоения доходов от интеллектуальной деятельности выступает формой монопольного конституирования государством режимов и порядка спецификации прав собственности в сфере генерирования и трансфера инноваций и оказывает стимулирующее воздействие на формирование инновационной среды, поскольку преобразовывает экстернальные и интрамаржинальные эффекты рыночных трансакций в интернальные (посредством установления системы спецификации правомочий). Выявлены масштабы регламентирующих воздействий государства на возможность присвоения доходов от интеллектуальной деятельности:  частичная, полная, отклоняющаяся регламентации, позволяющие разрабатывать различные стратегии управления инновационными процессами в зависимости от целесообразности формирования зон открытого доступа в национальной экономике.

4. Установлено, что  доминирующее положение государства в системе распределения  ресурсов (например, федеральные целевые программы)  для генерирования и трансфера нововведений, с одной стороны, и рыночные условия предоставления данных ресурсов (механизм госзакупок) – с другой, приводят к образованию квазирынков на основе рентоориентированного поведения, сопровождающемся значительным увеличением  трансакционных издержек и снижением производительности, поскольку конкуренция между экономическими агентами по критерию эффективности подменяется конкуренцией по размеру ренты, получаемой агентами-распорядителями финансовых ресурсов.

5. Разработаны концептуально-теоретические подходы к формированию инвестиционной структуры генерирования и трансфера инноваций, состоящие в обосновании направлений  трансформации инвестиционного потенциала экономики в различные модификации капитала, обеспечивающего инновационное приращение: венчурного, социального, интеллектуального, материально-вещественного. Доказано также, что эффективность реализации этого процесса в значительной мере зависит от потенциала его специфического ресурса – человеческого капитала и его креативной компоненты, а также интеллектуальных ресурсов фирмы.

6. Разработана алгоритмизированная модель государственного управления процессами бюджетирования  для системы генерирования и трансфера инноваций, базирующаяся на признании госбюджета специфическим активом в исторически сложившейся российской системе централизованного управления (альтернативная стоимость которого в рамках трансакций выше, чем за их пределами). Отличие данной методики от существующих заключается в обосновании необходимости управленческих воздействий со стороны государства на систему стимулирования инноваций, состоящих в использовании контрактного, программного и проектного инструментария (включая государственно-частное партнерство и расширенную контрактацию), наряду с прямым государственным финансированием в условиях жесткой селекции целевых приоритетов и привязки к временному лагу воспроизводственного цикла, в частности, в посткризисный период. Это позволило установить, что методы бюджетирования в российской экономике наиболее действенны в сегментах стимулирования производства знаний и инноваций (проконкурентный эффект), а в сегменте трансфера инноваций – государственные косвенные и рыночные инструменты (диффузиональный эффект).

7. Обоснована эвристическая ценность введения в научный оборот термина «инновационное брокерство», который представляет собой действенный институционально-инфраструктурный инструмент переориентации объектов инновационной инфраструктуры на поддержку организационных, маркетинговых, финансовых инноваций, обеспечивает субъектов малого и среднего предпринимательства инфраструктурными услугами на различных этапах инновационного процесса, усиливает финансовую поддержку этих субъектов путем создания финансовых и экспертно-консалтинговых подразделений инфраструктуры и способствует предоставлению информационной поддержки со стороны государства доступности инновационных заделов для всех участников инновационного процесса.

8. Разработана методика мониторинга и  оценки инновационной динамики экономики на базе структурной модели инновационного цикла – «цепочек взаимодействия» – в системе многоуровневой организации сетевых трансакций участников инновационного процесса, основанная на выделении эффекта их взаимодействия, позволившая выявить приоритетные направления и механизмы повышения эффективности трансфера инноваций, а также оценивать действенность инфраструктуры управления этим процессом в целом.

По специальности 08.00.01 – экономическая теория

1. Установлены особенности макроэкономических процессов, влияющих на динамизм генерирования и трансфера инноваций в системе национальных экономик: повышение уровня обобществления производства и ведущая роль транснациональных корпораций, технологическая неопределенность и дивергенция развития центра и периферии; зарождение инновационных потребностей и изменение роли нематериального производства; становление институтов интеллектуальной ренты и сетевой организации производственных процессов.

2. Обоснован двойственный характер интеллектуальных благ как специфических объектов присвоения, представленных в процессах хозяйствования в форме объектов интеллектуальной собственности, способных, с одной стороны, реализовывать свойства меновой стоимости в форме непосредственных объектов спецификации прав (технологий, разработок, художественных произведений и др.), а с другой – одновременно вовлекаться в рыночный оборот в превращенных формах-титулах собственности (в виде патентов, лицензий, товарных знаков и пр.). Спектр квазирынков инновационных благ, сложившийся таким образом,  существенно искажает и усложняет механизмы генерирования и трансфера инноваций. 

3.  Раскрыта система противоречий интеллектуальной деятельности как источника генерирования и трансфера инноваций, заключающаяся в противоречии между: формой присвоения интеллектуального продукта (индивидуальной) и содержанием интеллектуальной деятельности (коллективным); индивидуальным характером производства и коллективной формой потребления (индивидуальное производство не приносит экономической выгоды без идентификации и признания со стороны социума); интеллектуальным продуктом как общественной субстанцией и его способностью воспроизводить коммерческий эффект (в форме блага частного). 

Теоретическая значимость исследования определяется актуальностью поставленных задач, достигнутым уровнем разработанности проблематики и состоит в концептуальном обосновании экономического механизма, формирующего синергетический эффект взаимодействия сфер генерирования и трансфера инноваций в экономической системе. Полученные положения, выводы и предложения развивают и дополняют ряд разделов теории управления инновационными процессами и могут служить теоретической базой для разработки региональных стратегий инновационного развития, а также мероприятий по оценке и продвижению коммерчески привлекательных инновационных проектов. Теоретические выводы диссертационного исследования могут применяться в учебном процессе при совершенствовании программ учебных курсов «Инновационный менеджмент»,  «Инновационный маркетинг», «Оценка бизнеса», «Оценка интеллектуальной собственности» и разработке специальных теоретических курсов по проблемам современной системы рыночной экономики, коммерциализации нововведений, становления рынка интеллектуальной собственности и др.

Практическая значимость исследования заключается в обосновании принципов, положений и направлений формирования проектов и программ развития инновационной деятельности мезо- и микроуровней, позволяющей в значительной мере реализовать приоритеты инновационного развития российских регионов и повысить эффективность продвижения инвестиционных проектов. Основные выводы и рекомендации, содержащиеся в работе, могут применяться при разработке целевых программ рейтинговой оценки инновационного потенциала регионов и предприятий, а также при разработке стратегических планов развития региона.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования на отдельных этапах представлялись в научных докладах и сообщениях и получили положительную оценку на международных, всероссийских, региональных, межвузовских и вузовских научно-практических конференциях в гг. Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре, Ростове-на-Дону, Сочи, Пятигорске, Пензе (2004 – 2010 гг.). Разработанные в диссертации рекомендации использованы Министерством экономики, торговли, международных и внешнеэкономических связей Ростовской области при разработке  Областной целевой программы развития инновационной деятельности в Ростовской области на 2007-2008 гг. и учтены при разработке проекта программы на 2009-2013 гг.

Выводы и рекомендации диссертационного исследования используются ООО «МОСТ-1» (г. Москва), в частности, применяется методика оценки объектов интеллектуальной собственности на основе многомерного и комплексного подходов. В ЗАО «Завод по выпуску КПО» (г. Азов) к практическому внедрению принята рейтинговая методика оценки креативности персонала.

Основные положения диссертационной работы легли в основу читаемых автором учебных курсов «Рынок научно-технического продукта», «Современная система рыночной экономики», а также выступают основой специальных курсов  в системе повышения квалификации госслужащих по программам дополнительного образования «Трансфер технологий в системе модернизируемой экономики», «Оценка интеллектуальной собственности» в Донском государственном техническом университете. Кроме того, результаты исследования использованы автором:

– в процессе выполнения ведомственной программы «Развитие научного потенциала высшей школы» (РНП 3.4.2. 8685): раздел 2.1.3 «Особенности диффузии инновационно-активных студенческих групп в конкурентной среде».

– в деятельности Центра мониторинга и оценки инноваций Донского  государственного технического университета при проведении программы инвентаризационной оценки и выявления рыночного потенциала результатов научно-исследовательской деятельности для их последующего использования в хозяйственном обороте, а также при разработке методики оценки и отбора конкурсных инновационных проектов.

Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в 32 научных работах (в т.ч. в двух индивидуальных и двух коллективных монографиях, 11 статьях в центральных научных журналах) общим объемом 43 п.л.

Структура работы отражает логику исследования, определяется общей концепцией, поставленной целью и вытекающими из неё задачами. Диссертация состоит из введения, четырех глав, 14 параграфов, заключения, списка использованных источников, включающего 427 наименований,  10 приложений.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………

  1. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ ФОРМИРОВАНИЯ СРЕДЫ

ГЕНЕРИРОВАНИЯ И ТРАНСФЕРА ИННОВАЦИЙ  ………………….......

1. Императивы новой экономики как основа формирования инновационных ориентиров развития национального хозяйства …………………………………

1.2. Соотношение технико-технологических и экономических

параметров  формирования среды генерирования и трансфера инноваций…......

1.3. Координационный механизм производства и продвижения

нововведений в формате национальной инновационной системы …...…….......

2. СОБСТВЕННОСТЬ  НА ПРОДУКТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ТРУДА В СИСТЕМЕ ФОРМИРОВАНИЯ СРЕДЫ

ГЕНЕРИРОВАНИЯ И ТРАНСФЕРА НОВОВВЕДЕНИЙ  ..........................

2.1 Эволюционные формы генерирования нематериальных активов

как объектов интеллектуальной собственности ……………………………….

2.2. Трансформация продуктов интеллектуального труда в объекты

интеллектуальной собственности: условия и параметры присвоения…..........

2.3.  Спецификация правомочий  и субъектно-объектная структура интеллектуальной собственности в экономике России ..……….........................................

3. СТИМУЛИРОВАНИЕ ПРОЦЕССОВ ГЕНЕРИРОВАНИЯ ИННОВАЦИЙ  В СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ …..

3.1. Государственный бюджет в системе возмещения затрат

на производство инноваций: вариативный подход ………….…………………

3.2. Соотношение бюджетно-налоговых и рыночных инструментов

стимулирования производства инноваций ………...……………………………

3.3.  Венчурный инструментарий стимулирования активизации

инновационных процессов: возможности и направления

использования  в российской экономике…………………………………………

4. ОРГАНИЗАЦИОННО-УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ИНФРАСТРУКТУРНОЙ СРЕДЫ ТРАНСФЕРА ИННОВАЦИЙ …………………………………………………………………..

4.1.  Инфраструктурные диспропорции как отражение институциональной

разбалансированности в развитии инновационных процессов

российской экономики….……………………………………………………......

4.2. Институты развития: проектирование новых форм устранения

инфраструктурных дисбалансов…………………………………………………

4.3. Диверсифицированная система подготовки персонала

с высоким креативным потенциалом как элемент

инновационной инфраструктуры российской экономики…………………..….

4.4. Интеграция инфраструктурных элементов в системе обеспечения

трансфера инноваций……………………………………………...………..…….

    1. Роль достоверной информации в системе индикации

инновационной динамики ………………………………………………….……

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ…………………………

ПРИЛОЖЕНИЯ…………………………………………………………………

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Первая группа проблем, рассматриваемых в диссертации, посвящена обоснованию концептуально-методологических подходов к исследованию процессов формирования среды генерирования и трансфера идей, знаний и инноваций в фокусе постиндустриального развития.

Генерирование и трансфер инноваций представлены как взаимодополняющие, симбиозные элементы движущего механизма развития социально-экономической системы. Генерирование  рассматривается с позиций преобразования интеллектуальных продуктов в инновации, т.е. априори проектируемыми с целью получения коммерческого эффекта. Содержание процессов трансфера, в свою очередь, также не укладывается в  параметры одностороннего перемещения научно-исследовательских разработок в хозяйственную среду, что позволяет трактовать трансфер инноваций в расширенном варианте, в том числе и  как способ передачи инновационных потребностей в сегмент производства.

Показано, что конкретно-экономический контекст новой экономики определяется следующими глобализационными императивами развития: трансформацией системы экономических отношений, в которой меняется конфигурация экономических интересов и противоречий, усложняется система воспроизводственных пропорций, трансформируются содержание и формы взаимосвязи факторов производства; доминированием некодифицированного знания в качестве системообразующего ресурса, превращением человека с высоким креативным потенциалом в основной фактор экономического развития; доминантой сетевых технологий как коммуникационной основы управления хозяйственными процессами.

В ходе глобализации сложился всемирный рынок результатов и факторов производства: товаров в форме материального продукта и  услуг, капиталов (включая человеческий), и знаний. Лидирующая роль в экономическом и научно-техническом развитии в условиях новой экономики принадлежит транснациональным корпорациям (ТНК), господствующим в высокотехнологичном секторе. Содержание новой экономии выходит за рамки модификации финансового капитала и перерастает в поиск эффективных форм движения капитала глобального в его организационной форме – крупной корпорации (независимо от виртуального или традиционного способа существования). Не является в этом плане исключением и российская экономика. Появление качественно иной – инновационной  потребности, дальнейшее производство и продвижение ее опредмеченных форм выступают факторами формирования добавленной стоимости. Инновационная потребность объясняет парадокс новой экономики, состоящий, с одной стороны, в том, что эта потребность становится «пусковой причинностью» экономического роста, с другой – в невозможности идентификации инновационных эффектов в ситуации, когда по оценкам многочисленных экспертов в развитых странах треть ВВП составляют товары кратковременного пользования и услуги. Она ломает традиционное – отраслевое – деление воспроизводственного комплекса с точки зрения их инвестиционной составляющей и позволяет типологизировать секторальную структуру генерирования и трансфера инноваций (рисунок 1).

Рисунок 1 – Система социально-экономических отношений новой экономики как методологическая основа анализа процессов генерирования и трансфера инноваций в российской экономике

Доказывается, что императивом новой экономики становится ориентация на формирование и развитие интеллектуальных и знаниесодержащих  услуг в знаниепрозводящих отраслях, таких как образование и наука. Данные отрасли типологизируются как инвестиционные по критерию наличия капитальной ценности и  ее способности к мультипликации, а также воспроизводству инновационного эффекта в цепочках добавленной стоимости. 

Особе внимание уделяется исследованию сетевых эффектов и сетевых благ, качественно меняющих и ускоряющих процессы генерирования и трансфера нововведений. В условиях сетевых трансакций  изменение роли знания (кодифицированного и некодифицированного) неизбежно приводит к проблеме «открытого кода», или издержек доступа к знаниесодержащим товарам, информации, технологиям. В то же время ограничения доступа создают условия для функционирования интеллектуальной ренты, стимулирующей производство знания и творческий процесс. 

Отмечается, что задача установления издержек доступа к инновационным ресурсам, перерастающая в оптимальное соотношение  технико-технологических и рыночных параметров определяется  уровнем агрегирования, условиями, задаваемыми жестким  и фиксированным временным лагом. И если для  старт-апов, действующих в отраслях 6-го технологического уклада (например, биоинженерия), на начальных этапах характерна ориентация на технико-технологические факторы (низкие издержки доступа к информации), то на этапе устойчивого роста – на действие экономических факторов, сопровождающие возрастанием издержек доступа к информации.

Делается вывод о том, что максимизация спроса на радикальные инновации (основанные преимущественно на технико-технологической компоненте) в большей степени присуща зоне значительного спада деловой активности и темпов экономического роста. Именно здесь оформляется перспективная потребность в новых производственных мощностях на качественно иной технологической основе, наблюдается потребность в генерировании прорывных  технологий, кардинально изменяющих технологическую платформу. На этапе пика деловой активности доминируют улучшающие инновации с высоким удельным весом экономической компоненты (таблица 1). 

Обосновано положение о том, что имитационный вариант реализации стратегии инновационного развития в отличие от радикального основан   на доминировании поддерживающих (улучшающих) нововведений и сопряжен со значительными потерями в производстве добавленной стоимости. Нацеленность экономической стратегии на имитацию инноваций создает угрозу  ресурсно-сырьевой консервации российской экономики. 

Таблица 1 Сравнительная характеристика поддерживающих и

прорывных инноваций1

ИНДИКАТОРЫ

ПОДДЕРЖИВАЮЩИЕ ИННОВАЦИИ 

(имитационная стратегия)

ПРОРЫВНЫЕ ИННОВАЦИИ

(радикальная стратегия )

Объект

Совершенствование и улучшение существующих продуктов и процессов.

Создание новых продуктов и процессов, не имеющих аналогов.

Субъект

Крупные корпорации

Вновь создаваемые компании малого бизнеса; крупные корпорации – лидеры рынка, реализующие эксплерентную стратегию роста

Цель запуска

Удержание или расширение доли рынка  путем создания конкурентных преимуществ – превосходства над имеющимися на рынке аналогами.

Создание принципиально  новых рынков и отраслей, характеризующихся высокой (зачастую монопольной) нормой прибыли

Технические параметры

Усложнение (усовершенствование) продуктов или процессов. Постепенное приращение новых функций и свойств.

Создание в основном инноваций – продуктов на базе качественно новой, сложной технологии

Степень адаптации к рынку

Высокий уровень.

Низкий уровень. Разработка в виде  опытного образца

Ценовые характеристики

Ценовая дискриминация.

Монополизм при формировании цены

Рынки сбыта

Сложившиеся. Продвижение в их верхние сегменты.

Принципиально новые рынки, нижние сегменты уже существующего рынка

Воздействие на инновационный процесс

Непрерывный технологический цикл, восходящее направление кривой технологического цикла.

Прерывистость. Обрывают кривую технологического цикла на данном рынке, формируют качественно иные продуктовые платформы

Стратегии и способы координации элементов инновационного процесса представлена в формате национальных инновационных систем (НИС). Выделены 5 наиболее четко проявившихся способов координации производства и продвижения инноваций в этом формате, апробированных в мировой практике и создающих основание для перехода к институциональной организации НИС в России. 

Первый способ определяется как ориентированный на создание идей в общественном секторе как основы формирования инновационной среды (Кремниевая Долина в США,  София-Антиполис во Франции). Второй предполагает выдвижение предпринимательской инициативы как основы генерирования и трансфера инновации; третий – использование протекционистских рычагов для инициирования и продвижения инноваций; четвертый ориентирован на инициирование инноваций в ведущей отрасли народного хозяйства (как правило, оборонной); пятый – на инициирование  инновационных эффектов в системе интеграционных взаимодействий различных стран, например, программа "Евриком", основанная на разработке крупных проектов в области технологий компаниями нескольких стран на условиях  финансирования со стороны ЕС. Использование отдельных элементов этих способов возможно только в том случае, если они воспринимаются, прежде всего,  структурами мезоуровня. Опасность отторжения в российской практике хозяйствования успешных типов  НИС делает недопустимым  механическое копирование «лучших практик». Российская НИС в части институциональных взаимодействий должна учитывать неравномерность развития регионов и сложившиеся неформальные горизонтальные взаимодействия (институциональные кластеры) по критерию наращивания инновационного потенциала, что делает приоритетным развитие ее региональной компоненты.

Несмотря на то, что в России в составе инновационных ресурсов экономики достаточно велика доля человеческого капитала, ни один из указанных способов в чистом виде использовать  нельзя  по ряду причин. Во-первых, крупный капитал не стимулирован и не заинтересован в активном участии на инновационном рынке в силу его сырьевой  ориентации.  Во-вторых,  производственные процессы рассредоточены в пространстве, что требует дополнительных издержек. В-третьих, ключевые генераторы инноваций – научные центры – не имеют развитых институциональных условий и механизмов взаимодействия с частно-предпринимательским сектором. В-четвертых, креативный потенциал человеческого капитала локализован в различных отраслях и недостаточно интегрирован в высокотехнологичные сферы экономики. В-пятых, наблюдается значительная дифференциация в уровне развития инновационного потенциала российских регионов.

Наиболее близок к российским институциональным условиям воспроизводства инноваций оборонноориентированный вариант инновационного роста – носитель технологических конкурентных преимуществ, которыми обладает Россия. Он наиболее соответствует задачам развития  и распространения радикальных технологий в высокотехнологичных отраслях промышленности и создания на их основе территориально-производственных  кластеров, базирующихся на конкурентных преимуществах российских регионов.  Ядро такого кластера может быть представлено и отраслью, и корпорацией, и университетом.

Доказана необходимость усиления горизонтальных сетевых региональных структур управления процессами генерирования и трансфера инноваций в условиях глобализирующейся экономики. Этому способствуют углубление промышленной и инновационной специализации регионов, усиление роли и экономического значения малого и среднего бизнеса в инновационной сфере, распространение информационных технологий и развитие новых структур виртуального типа, не требующих пространственной привязки работников к рабочему месту.

Вторая группа проблем связана с анализом института собственности, имеющего особенности форм проявления в сфере производства благ с высокой креативно-интеллектуальной составляющей, обеспечивающих трансформацию в объекты присвоения и правообладания,  устанавливающего эффективный механизм возмещения затрат на производство и трансфер инноваций.

Рассмотрены эволюционные формы генерирования нематериальных активов как квинтэссенции результатов продуктивного использования человеческого, интеллектуального и социального капитала. Акцентировано внимание на положении, что свойство креативности человеческого капитала как экономического ресурса заключается в том, что последний превращается в  фактор генерирования инновационного развития экономики. Проблема структурирования и классификации нематериальных активов исследована на различных  уровнях агрегирования. С позиции микроэкономического подхода нематериальное накопление – главный фактор формирования рыночной цены компаний, которая в новой экономике  превышает реальную балансовую стоимость фирм. На этом уровне формы генерирования нематериальных активов представлены четырьмя компонентами (по критерию коммерциализации и степени готовности к трансферу): человеческий, структурный, клиентский капитал и интеллектуальная собственность.

Структура интеллектуального капитала свидетельствует о том, что специфика присвоения результатов труда  заключается в мере их отделения от непосредственного носителя, готовности  к коммерциализации.  Следовательно, наименее отчуждаемым в ней является человеческий капитал, неотделимый от его производителя – человека, высокая степень отчуждения присуща формализованным нематериальным активам (объектам интеллектуальной собственности). Обособление интеллектуальных продуктов путем перехода в кодифицированные формы способствует коммерциализации новшеств, определяет действенность трансфера.

На макроуровне НИС генерирование интеллектуальных активов представлено как кумуляция нематериального накопления в отраслях, производящих  знаниесодержащие услуги по критерию мультипликации эффекта и типологизируемых как инвестиционно- и потребительско-инновационные.

Механизм трансформации  интеллектуальных благ и услуг в объекты собственности заключается в принудительном наделении интеллектуальных продуктов товарными свойствами через создание условий искусственной редкости интеллектуальных продуктов. Выделяются экстернальные, интернальные и интрамаржинальные виды эффектов, сопровождающие трансакции в области обмена продуктами интеллектуального труда.  В процессе исследования природы первых двух подчеркивается, что экстернальные эффекты создают ситуацию, в которой экономические субъекты, генерирующие производство интеллектуальных продуктов, оказываются исключенными из круга получателей выгод. В случае же отрицательных предельных экстерналий затруднителен поиск субъекта, их вызвавших. Главным, но не единственным источником такой несостоятельности рынка является невозможность определить и реализовать право собственности путем стандартизированных рыночных трансакций.        

В результате обосновывается вывод о том, что возможности установления эквивалентного обмена в интеллектуальной сфере ограничиваются  трудностями идентификации агентов рыночных трансакций, т.е.  стороны производящей и стороны реализующей интеллектуальный продукт, приобретающей и потребляющей его.

Выявлены условия и параметры интернализации внешних эффектов, которые, согласно известной теореме Коуза, предполагают четкую спецификацию прав собственности на интеллектуальные продукты и свободный обмен этими правами. Первое условие – инициирование государством условий искусственной редкости путем законодательно устанавливаемого режима монополии на регламентацию зон открытого доступа для интеллектуальных продуктов. Второе – установление длительности интеллектуальной монополии  и отраслей знания, находящихся в зоне открытого доступа, что также относится к сфере компетенций государства.

На основании анализа видовых характеристик монополии на установление режимов присвоения интеллектуальных продуктов выделены следующие типы государственной регламентации:

– частичная регламентация. Возникает в рамках частного монопольного эффекта, обусловленного исключительным состоянием или формой знания, оказывающегося в поле интеллектуальной деятельности экономического субъекта. Консервация данного фактора и латентные формы проявления интеллектуальной деятельности инициируют достаточно немногочисленный потребительский спрос, формируя при этом  дискриминационную цену реализуемого интеллектуального продукта (узкопрофильное консультирование,  технологические секреты и пр.). Это –  временная монополия в силу достаточно высоких издержек на ее закрепление  по сравнению со значительным, но кратковременным эффектом;

– полная регламентация. Означает оформление титулов собственности в диверсифицированных направлениях использования интеллектуального продукта (например, получение патентов на различные  виды  продуктов в рамках масштабного исследовательского направления, или зонтичное патентование). Основной стимул установления подобной регламентации – ориентация на получение долговременной устойчивой интеллектуальной ренты в максимально допустимые сроки в условиях диверсифицированного производства. Данный тип монополии ярко иллюстрирует патентная  защита, предоставляемая на десятки лет;

– отклоняющаяся регламентация. Устанавливается в условиях совершения неформализованных трансакций. Ее формирование происходит путем несанкционированного тиражирования интеллектуального продукта. Данные действия находятся в границах экономической эффективности, вступая при этом в противоречие с интересами государственными, поскольку эффекты от несанкционированного использования интеллектуальных продуктов значительно перевешивают затраты на его легитимное потребление, а также санкционные издержки (штрафы и наказания). Отклоняющееся поведение экономических субъектов проявляется в рациональном выборе формы использования интеллектуального продукта, издержки и выгоды которого перевешивают по своей значимости ущерб, неизбежный от применения государственных санкций.

Спецификация правомочий и структура интеллектуальной собственности анализируется применительно и к российской экономике. Обосновывается вывод о том, что спецификация прав интеллектуальной собственности предусматривает переход значительной части прав на продукты интеллектуального труда из сферы государственной собственности в сегмент частной и, в особенности, индивидуальной собственности. Закрепление частной формы собственности в данной сфере позволит интенсифицировать процессы генерирования и трансфера инноваций.

Сфера спецификации прав собственности устанавливается в границах генерировании двух типов интеллектуальных продуктов: обеспечивающих приращение инновационного эффекта и обеспечивающих его идентификацию  (путем консервации формы интеллектуального продукта). В первой системе определение прав собственности трактуется как стимулирующий механизм интеллектуальной активности экономических субъектов. Установление прав собственности в идентификационной системе акцентирует внимание на решении проблемы рыночной асимметрии.

Доказано, что в системе определения прав интеллектуальной собственности традиционная связка составляющих «субъект – предмет собственности – несобственник» видоизменяется. Отчуждение предмета собственности предполагает реализацию авторских интересов. И если функционально роли инвестора и автора (разработчика) разделены, то в институциональном плане эффективное присвоение предусматривает наделение автора правами инвестора.

Сравнительная характеристика патентов и товарных знаков как наиболее репрезентативных и очерченных  режимов собственности обеих классификационных систем выявила преимущества  идентификационного типа в условиях развитых конкурентных отношений. При этом обе категории прав интеллектуальной собственности бинарны,  дуалистичны, что выражается в способности к продуцированию обособленных объектов, обусловливающих потенциальную двойственность рынков, параллельное функционирование рынков титулов собственности и продукции, производимой на основании данного регламентирующего документа.

Рынок интеллектуальной собственности находится на этапе поиска оптимальных и экономически целесообразных ее форм. В современных условиях адекватная форма собственности формируется исходя из конъюнктуры рынка и стратегии управления, что делает возможным  комплементарность форм спецификации интеллектуального продукта (одновременное патентование как защита содержания и оформление идентификационных прав как закрепление прав собственности на формализацию продуктов интеллектуального труда). Меняется структура отношений интеллектуальной собственности. Вызовом новой экономики становится появление качественно новых по своему экономическому содержанию продуктов, зачастую существующих только в виртуальном пространстве.  Формирование соответствующих режимов собственности на данные объекты, как показывает опыт развитых стран, происходит в значительной степени в системе рыночных механизмов, устраняющих издержки асимметрии путем идентификации объекта. 

В целом институт интеллектуальной собственности как рыночный инструментарий возмещения затрат на производство знаний, интеллектуальных продуктов и инноваций в российской экономике представляет меру паллиативного воздействия на стимулирование производства и продвижения инноваций. Паллиативность заключается в том, что формируя частные механизмы возмещения затрат на производство инноваций, институт интеллектуальной собственности не решает проблему возмещения затрат на  производство интеллектуальных продуктов как основы инноваций в общественном секторе (например, в секторе фундаментальной науки).

Третья группа рассматриваемых проблем посвящена структурированию и систематизации инструментов стимулирования генерирования и трансфера инноваций в современной российской экономике на основе анализа многоканального возмещения затрат на их производство (таблица 2).

Отмечается, что особенностью развития инновационных процессов в России является доминирование расходов госбюджета в части финансирования научных исследований и разработок. Спецификой прямого государственного финансирования признается отсутствие корреляционной зависимости между распределяемыми финансовыми потоками через конкурсные механизмы распределения и результатами научных исследований, что позволяет судить о значительном влиянии института административной ренты на распределительный процесс.

Выделены две основные модели управления в области стимулирования процессов генерации нового знания и инноваций через госбюджет: вертикальная (иерархическая) и горизонтальная (сетевая). Первая формируется путем встраивания ФЦП в процесс бюджетирования, ориентированного на результат.

Таблица 2 Матрица многоканального возмещения затрат

в системе генерирования  инноваций2

Механизмы возмещения затрат

Способ институциональной организации

Инструментарий и методы

Издержки использования

Частные

Спецификация прав собственности

Венчурное предпринимательство.

Неформализованные институты (бизнес-ангельский сектор)

Патентная защита

Монопольное ценообразование, инициирующее издержки «мертвого груза».

Дублирование исследовательской деятельности

Копирайт

Коммерческая тайна

Государственные

прямые

Долгосрочные отношенческие контракты с исследователями.

Централизованное государственное инвестирование.

Прямое государственное регулирование в соответствии с приоритетными задачами и возможностями госбюджета

Федеральные целевые программы - ФЦП (финансирование в рамках общественного сектора)

Риски оппортунистического поведения

Премии

Сложность определение оптимальной цены (величины премии). Нецелевое налогообложение

Гранты

Дублирование исследовательской деятельности

Госзакупки, госзаказ

Недостаточная привязка к потребностям рынка. Сложность определения порога издержек для возмещения затрат

Государственные косвенные

Предоставление налоговых преференций на установленный период

Отсрочка по уплате налогов, ускоренная амортизация, предоставление налогового кредита и др.

Угроза оппортунистического поведения (оптимизационные налоговые схемы). Административные барьеры в использовании

Госзакупки

Риски оппортунистического поведения

Гибридные

Финансирование  краткосрочных потребностей бизнеса путем реализации долгосрочных стратегических целей государства, квазивенчурное инвестирование (в качестве соинвестора присутствует государство)

Государственно-частное партнерство

Монопольное ценообразование.

Нецелевое налогообложение.

Угроза оппортунистического поведения

Предоставление прав ИС  исследователям, занятым в общественном секторе

Неформальные правила. Рыночная контрактация

В рамках данной модели задачи стимулирования определяются функциями, возложенными на субординированные управленческие звенья. Это обеспечивает четкую ответственность в иерархической системе. Однако тогда возникает риск ограниченности выбора инструментов, фронтальность и затратность мероприятий. Ориентация на эту модель может привести к локальности программных мероприятий, их некоординированности, отсутствию системных инструментов стимулирования инновационной активности.

Вторая модель ориентирована на решение проблем системного развития, использование  проектных и контрактных инструментов стимулирования. В то же время такая вариабельность, обусловленная выбором государственного заказчика, сопряжена с издержками разделения компетенций и ответственности, большей сложностью задач в целом.

Особенностью современных российских процессов бюджетирования в сфере генерирования инноваций является эклектичность  применения разнородных инструментов и стимулов, фрагментарность использования прогрессивных методов, ориентация  на долгосрочные целевые программы, не сетевое распространение инновационного эффекта. Использование горизонтальной (сетевой) модели управления бюджетированием  оправдано на посткризисном этапе развития российской экономики, поскольку позволяет наиболее полно и эффективно раскрыть потенциал таких инструментов стимулирования производства инноваций, как государственные закупки и государственно-частное партнерство (рисунок 2).

Данный вариант модели в среднесрочной перспективе предусматривает более широкое использование контрактного и проектного инструментария (включая частно-государственное партнерство и расширенную контрактацию), наряду с программными методами управления. 

При формировании схем партнерства бизнеса и государства должны обеспечиваться проконкурентный (закладывающий возможности коммерциализации новшества на стадии исследования и разработки) и диффузиональный (мультиплицирующий инновационный эффект путем расширения сети использования) эффекты. В этом случае необходимо соблюдать баланс между кооперацией и конкуренцией.

Рисунок 2 –  Алгоритмизированная модель  управления процессом

бюджетирования  как основы  стимулирования производства инноваций

Параметры эффективности прямого бюджетного финансирования элиминируются сектором фундаментальной науки, а также прямым субсидированием проектов НИОКР лишь на предконкурентной стадии и в определенной процентной доле от общих затрат по проекту, иначе это будет рассматриваться как субсидирование частнопредпринимательских фирм и замещение частных инвестиций. Методы прямого бюджетного финансирования могут стимулировать производство знаний и инноваций, а программно-целевые, проектные и контрактные инструменты обеспечивать стимулирование спроса на инновации.

Потребность в финансовом стимулировании инновационных процессов применительно к прикладной сфере исследований и разработок вытекает из потребностей государства (или общественного сектора) и национального бизнеса. В результате возможны три основных  варианта участия государства в финансировании НИОКР: государственный заказ на основе контрактных механизмов, государственно-частное партнерство (венчурное инвестирование), частно-государственное партнерство. 

Взаимодействие косвенных (налоговых) и  рыночных (в частности, банковских) инструментов стимулирования инноваций выполняет функцию  инструментарного обеспечения процессов инициирования инновационной среды, передачи и дальнейшего распространения инновационных эффектов (таблица 3).

Таблица 3   Систематизация действующих инструментов налогового

стимулирования инновационной деятельности в Российской Федерации3

Налоговый инструмент

Сфера применения

Порядок использования

1. Вычет расходов на НИОКР

Научные исследования и разработки

Сокращен до 1 года при определении налоговой базы по налогу на прибыль организации

2. Списание расходов на НИОКР

Научные исследования и разработки

Отменено ограничение по списанию расходов, не давших положительного результата. Ранее расходы на безрезультатные НИОКР не уменьшали базу налога на прибыль организации

3. Введение повышающего коэффициента

Научные исследования и разработки

Позволяет учесть в расходах на НИОКР в 1.5 раза больше затрат, чем было фактически осуществлено

4.Ускоренная амортизация

Бизнес-сектор

Возможность немедленного списания на расходы до 10 % (30 % – для амортизационных групп) первоначальной стоимости основных средств.

5.Перенос убытков

Бизнес-сектор

Разрешен перенос убытков на будущее для организаций, применяющих общий и специальный налоговые режимы.

6. Льготные условия деятельности для фондов целевого капитала

Некоммерческий сектор

Для стимулирования деятельности некоммерческих организаций.

7. НДС

Бизнес-сектор

Освобождение от НДС и таможенных пошлин на ввоз технологического  оборудования, аналоги которого не производятся в РФ, передача исключительных прав и прав на основе лицензионного договора на изобретения, промышленные образцы, программы для ЭВМ и ноу-хау. Введена возможность возмещения НДС в заявительном порядке (до завершения камеральной налоговой проверки) для крупнейших налогоплательщиков либо при представлении банковских гарантий.

8.Расширение затратной части

Универсальное применение

Расширены условия для отнесения на расходы затрат на профессиональную подготовку и переподготовку работников.

9.Налоговый кредит

Бизнес-сектор

Возможность применения при проведении НИОКР, технического перевооружения, осуществления внедренческой или инновационной деятельности.

Эффективность бюджетно-налоговых инструментов стимулирования определяется зрелостью рыночного сегмента, способного инициировать спрос на инновации и создавать условия для государственно-частного партнерства, представленного в российской экономике банковским сектором, поскольку фондовый инструментарий практически отсутствует.

Анализ проекта «Сколково» как варианта аутсорсинга функций государственного управления свидетельствует о том, что использование самого полного спектра налоговых льгот и преференций  в искусственно создаваемой «инновационной» резервации сопряжено со значительными рисками, обусловленными возможностью применения схем «налоговой оптимизации» и вывода финансовых активов. Также весьма ощутима угроза замедления деловой активности без достижения желаемого эффекта «спиловер», т.е. диффузионального расширения инновационной деятельности, поскольку за пределами «Сколково»  законодательные и институциональные условия остаются неизменными.

В то же время потребность в использовании налогового инструментария для стимулирования инновационной активности бизнеса весьма высока, что подтверждают результаты опросов представителей крупного бизнеса, проведенных автором в 2008-2009 гг.4 и наблюдения активности крупного бизнеса, фиксируемые макроуровне5. Значительную оценку среди направлений государственной поддержки получили налоговые стимулы (81 %), (рисунок 3), а инвестиции в венчурные фонды для крупного бизнеса представлялись менее существенными (61%).

Результаты опросов представителей крупного бизнеса  коррелируют с результатами опросов представителей сектора малого и среднего инновационного предпринимательства, проводимых автором в Ростовской области в 2008-2009 гг. (рисунок 4). К серьезным барьерам, препятствующим  инновационной активности, ими были отнесены также недостаточные налоговые льготы (3,97 средневзвешенных балла из 5).

Рисунок 3  –  Результаты оценки6  представителями крупного бизнеса мер

государственной поддержки инновационной деятельности

       

Обобщая приведенные данные о внешних причинах, сдерживающих инновационную активность субъектов различных форм предпринимательства, следует отметить, что здесь также преобладают факторы финансового характера, что актуализирует роль финансовой поддержки, в том числе в части оптимизации региональных налоговых инструментов стимулирования инновационной деятельности.

Ориентация именно на банковские инструменты в системе рыночных  механизмов объясняется неразвитостью российского фондового рынка и тяготением к банковской модели финансирования, что искажает модель государственно-частного партнерства (венчурного инвестирования, в частности). Консолидация финансовых ресурсов при этом может быть достигнута посредством использования механизма проектного финансирования, а консолидация исследовательских ресурсов и обеспечение конкурентоспособности научных разработок – путем применения инструментов бюджетно-налогового стимулирования.

Рисунок 4  – Средневзвешенная оценка респондентами барьеров,
препятствующих развитию инновационной деятельности субъектов малого и среднего  предпринимательства в Ростовской области, балл7

Проектное финансирование является организационным базисом, на котором может строиться государственная поддержка производства инноваций через развитие специфических гибридных инструментов, позволяющих  более эффективно использовать налоговый инструментарий.

Четвертую группу проблем составляют задачи разработки адекватной инфраструктуры управления процессами генерирования и трансфера инноваций, ориентированные на устранение диспропорций, проектирование новых форм нивелирования институциональных дисбалансов, разработку принципов интеграционного взаимодействия элементов инновационной инфраструктуры.

Анализ результатов опросов, проведенных автором в 2008-2009 гг. в Ростовской области, а также данные региональных эмпирических наблюдений8, свидетельствует о том, что сопровождение и поддержка малого и среднего предпринимательства, оказываемая инновационными посредниками, осуществляется данными инфраструктурными организациями не пропорционально этапам инновационного цикла (рисунок 5).

Рисунок 5 – Ранжирование этапов инновационного производственного цикла по степени взаимодействия с инфраструктурными организациями поддержки малого и среднего инновационного предпринимательства9

Делается вывод о том, что именно сектор малого и среднего предпринимательства  формирует инфраструктура обособленного управления в области трансфера, поскольку в сегменте крупного бизнеса данные функции встраиваются в бизнес-процессы.

Услуги инновационных посредников востребованы на следующих этапах производственного цикла нововведения:  разработка продукта (56 % осуществляют сопровождение); создание опытного образца (44 % осуществляют сопровождение); производственные испытания (47 % осуществляют сопровождение). Наименьший интерес в деятельности инновационных посредников наблюдается на следующих этапах производственного цикла инновации: модернизация продукта (25 % опрошенных);  вовлечение патентов в хозяйственный оборот (0).

Анализ данных (рисунок 5) позволил  также сопоставить ответы представителей организаций инновационной инфраструктуры и  предпринимателей (представителей инновационных малых и средних  фирм). Установлено, что на всех этапах инновационной деятельности (кроме производственных испытаний) объем оказываемых услуг, предоставляемых инновационными посредниками, и их спектр не соответствует потребностям малого и среднего инновационного предпринимательства. Это означает, что деятельность инновационных посредников в настоящее время узкоспециализирована и ориентирована на усеченный сегмент инновационного производственного цикла. Следствием данной ситуации является замедление (а иногда и прекращение) процессов трансфера и диффузии нововведения, поскольку указанные операции требуют  технического переоснащения производственных мощностей и переориентации базовых компетенций персонала.

Дисбалансы интересов предпринимательского сектора и организаций инновационного брокерства наиболее отчетливо проявляются на следующих этапах инновационного производственного цикла: зарождения, генерации идеи; выхода на рынок; массового производства; модернизации; продажи (введения в хозяйственный оборот) патентов (рисунок 5)10.

Представителями организаций инновационной инфраструктуры выделены основные внутренние и внешние причины инфраструктурных дисбалансов  (рисунки 6, 7). Оценки степени влияния внешних и внутренних факторов противодействия инновационной деятельности представителей инфраструктурных организаций (экспертов) и малого и среднего предпринимательств по большей части совпадают (рисунок 6).

Рисунок 6 –  Динамика оценки инновационными посредниками (экспертами) и представителями малого и среднего предпринимательства  внутренних факторов, противодействующих инновационной деятельности, балл11

Такой фактор, как отсутствие или недостаток информации о новых технологиях, и внешний фактор, состоящий в недостаточности информационной поддержки, экспертами упоминается чаще, чем фирмами (рисунок 7). Это приводит к выводу о деформации форм взаимодействия организаций инновационной инфраструктуры и фирм в сегменте  малого и среднего инновационного предпринимательства.  Инновационная деятельность фирм наталкивается на значительные финансовые ограничения,  а инфраструктурные подразделения не располагают информацией о существующих инновационных разработках, поэтому не могут  обеспечить их продвижение в интересах инвесторов.

При этом последние не предпринимают мер по изменению сложившейся ситуации в сфере собственного информационного обеспечения. Так, только один из экспертов-представителей инфраструктурных организаций ответил положительно на вопрос о ведении реестра (базы данных) инновационных предприятий. Предполагаем, что данная ситуация сложилась вследствие отсутствия в регионе механизмов, стимулирующих жизнеспособность инновационного брокерства.

Риск неокупаемости инвестиций 

Слабость федеральных норм

Неразработанность региональных норм

Недостаточность

финансирования

Недостаточность информационной поддержки

Недостаточность организационной поддержки

недостаточность методич. поддержки

Недейственность  преференций

Малоэффективные налоговые льготы

Коррупция, высокий уровень гос. администрирования

Рисунок 7 –  Динамика оценки инновационными посредниками и фирмами ИМСП внешних факторов, противодействующим инновационной

деятельности, балл12

Проведенные исследования позволили сформулировать конкретные целевые рекомендации относительно путей и способов стимулирования инновационных процессов в формах как прямой поддержки малых и средних инновационных фирм, так и косвенной, осуществляемой посредством развития института инновационного посредничества (инновационного брокерства), направленного на поддержку малых и средних инновационных предприятий. С устранением внешних и внутренних ограничителей, противодействующих инновационной деятельности, связаны условия ее успешного проведения, самым главным из которых является наличие и степень развития конкретных форм поддержки в том числе со стороны государства.

Значимыми13 для представителей инновационной инфраструктуры  являются следующие виды  поддержки  со стороны региональных властей: совместное частно-государственное финансирование (4,6 балла); субсидии на покрытие части затрат (4,13 балла); содействие в привлечении внебюджетных средств (4,09 балла); субсидии на оплату части процентной ставки по кредитам (4,07 балла); налоговые льготы (4,07 балла); государственный заказ со стороны региональных властей (4, 0 балла).

Оценки, представленные инновационными посредниками,  тесно коррелируют с оценками субъектов малого и среднего предпринимательства. Следует отметить, что в целом организации инновационной инфраструктуры продемонстрировали большую заинтересованность в информационном сопровождении со стороны региональных властей, чем  субъекты малого и среднего предпринимательства (по большинству видов инновационные посредники поставили более высокие баллы).

Сравнительный анализ показал, что подразделения и организации  инновационной инфраструктуры способны более адекватно оценивать источники развития своей деятельности, чем представители малого и среднего предпринимательства, а также рассчитывать потребность в финансировании соразмерно предоставляемым услугам. Малый и средний инновационный бизнес, напротив,  демонстрирует заинтересованность в привлечении государственных и иных средств на  безэквивалентной  основе.

Таким образом, повышение эффективности воздействия института инновационного брокерства на воспроизводственный инновационный цикл может быть достигнуто посредством следующих  мер:

– переориентации  элементов инновационной инфраструктуры на поддержку организационных, маркетинговых и особенно финансовых инноваций, на консультационную поддержку таких недооцененных объектами инфраструктуры, но востребованных субъектами малого и среднего предпринимательства этапов инновационного процесса, как модернизация продукта и патентование (активизации адаптационного блока инновационного брокерства);

– усиления  финансовой поддержки малых и средних инновационных фирм путем создания финансовых и экспертно-консалтинговых организаций, или путем активизации мотивационного блока инновационного брокерства;

– снижения информационной асимметрии посредством информационной поддержки со стороны государства задач расширения зоны доступа инновационных заделов для всех участников инновационного процесса.

Эмпирические исследования выявили ряд проблем, связанных с оценкой достоверности информационной базы в измерении результативности процессов генерирования и трансфера инноваций. Поэтому предлагается методика измерения  оценки инновационной динамики на базе «цепочек взаимодействия», представленная в многоуровневых локализациях и  основанная  на фиксации не только изменений, происходящих в рамках административно- территориальных единиц, но и на выделении эффекта взаимодействия в зоне сетевых трансакций, в неформализованных кластерных образованиях. Указанные индикации отражают степень эффективности трансфера инноваций, а также действенность инфраструктуры управления в целом.

В данной связи сформированы следующие парные индикации, позволяющие оценить сопряженность процессов генерирования и трансфера инноваций. Во-первых, это оценка взаимодействия в сегменте «наука-бизнес», отображающая динамику выданных титулов собственности и заключенным на их основе договоров и лицензионных соглашений. Полученные соотношения применительно к локализации на макроуровне представлены в таблице 4.

Таблица 4 -Соотношение введенных в хозяйственный оборот и
зарегистрированных объектов интеллектуальной собственности (патентов)14

Показатели

2006

2007

2008

абс. зн.

в  % по каждой строке

абс. зн.

в % по каждой строке

абс. зн.

в % по каждой строке

Количество зарегистрированных договоров (в том числе о внесении изменений и расторжении) /количество выданных патентов, в отношении которых зарегистрированы договоры, всего

2535/
4053

63

3082/
5072

61

3076/5369

57

из них на изобретения

1881/
2783

70

2089/
3183

66

2077/3445

60

на полезные модели

460/924

50

783/
1450

54

720/
1304

55

на промышленные образцы

194/346

56

210/
439

48

279/
620

45

Снижение  заключаемых договоров в 2008 г. в сравнении с предшествующими периодами при достаточно благоприятной тенденции патентной активности свидетельствует о низкой эффективности трансфера технологий. Отраслевая локализация инновационной восприимчивости позволяет судить о явно выраженной тенденции спада интенсивности трансфера только в области электроники, вычислительной техники и приборостроении (таблица 5). В то же время рост зарегистрированных договоров в низкотехнологичных отраслях по сравнению с высокотехнологичными свидетельствует об инновационной восприимчивости низкотехнологичных секторов.

Таблица 5 Количество зарегистрированных договоров

по областям техники15

Область техники

Число зарегистрированных договоров

2004

2005

2006

2007

2008

Легкая, пищевая промышленность

459

105

160

211

186

Машиностроение, станкостроение, производство инструмента

410

417

414

366

373

Медицина

276

249

295

120

140

Энергетика, электротехника

265

223

220

390

364

Химия, нефтехимия

251

268

500

120

94

Электроника, вычислительная техника, приборостроение

226

165

157

137

101

Металлургия

158

69

181

245

186

Нефтегазодобывающая промышленность

139

136

100

434

449

Строительство, строительные материалы

104

108

160

423

266

Прочие

261

382

227

406

585

Всего

2549

2122

2414

2852

2744

Во-вторых, индикации в цепочке «государство – бизнес» позволяют выявить интенсивность трансфера, а также обозначить ключевых стейкхолдеров инновационных процессов в локализациях взаимодействий между различными институциональными игроками (агрегация показателей осуществляется на макроуровне). Так, доля соглашений с участием физических лиц в качестве передающей и принимающей сторон в 2008 г. по сравнению с 2007 г., характеризующимся значительным увеличением данного показателя, практически не изменилась, что свидетельствует о стабилизации активности физических лиц как в передаче, так и в приобретении прав на изобретения, полезные модели, промышленные образцы. Активность участников, имеющих зарегистрированные договоры в 2008 г. по сравнению с 2007 г. характеризуется спадом активности государственных предприятий в качестве передающей (5 %) и принимающей (29 %) сторон и незначительным ростом активности негосударственных организаций. Так, по сравнению с 2007 г. активность негосударственных организаций в роли передающей стороны в 2008 г. возросла на 4,3 %, а в роли принимающей стороны  — всего на 2 % (таблица 6).

Таблица 6    Показатели взаимодействия основных хозяйствующих

субъектов в отношении зарегистрированных договоров16

Категории

хозяйствующих

субъектов

Доля от общего числа соглашений, %

Передающая сторона

Принимающая сторона

2004

2005

2006

2007

2008

2004

2005

2006

2007

2008

Физические лица

38,6

33,0

16,4

36,0

33,9

16,3

9,6

4,1

10,9

10,2

Государственные предприятия, НИИ, КБ, вузы

8,4

8,3

3,1

8,0

7,6

3,3

4,0

1,5

3,8

2,7

Негосударственные организации, в том числе:

52,9

58,7

80,5

56,0

58,4

80,4

86,42

94,4

85,3

87

совместные предприятия

0,2

 —

0,2

0,06

 —

иностранные фирмы

10,1

11,8

14,0

9,8

10,9

11,4

12,6

11,7

11,0

12,1

прочие

4,0

3,4

0,1

3,2

2,4

0,1

Всего:

100

100

100

100

100

100

100

100

100

100

Проведенные исследования позволяют сделать вывод о том,  что показатели оценки, сформированные по методу структурирования парных индикаций,  могут выполнять следующие важные функции в управлении процессами генерирования и трансфера нововведений: оценочную, направленную на учет условий и факторов развития, способствующих росту конкурентных преимуществ рассматриваемой совокупности в перспективе; стимулирующую, направленную на рациональное использование имеющихся экономических ресурсов, совершенствование специализации хозяйственных единиц, а также повышение производительности труда и ускорение инвестиционных циклов; регулирующую, нацеленную на усиление результативности органов управления.

В заключении диссертационной работы представлены основные существенные концептуально-методологические, теоретические и практические результаты, полученные в процессе исследования избранной научной проблемы.

Основные положения диссертации опубликованы  в следующих работах:

Монографии

1. Мидлер Е.А. Генерирование и трансфер инноваций в системе формирования новой экономики. – Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2010 (16,0 п.л.).

2. Мидлер Е.А. Институты инновационной экономики: особенности формирования и тенденции развития. – Ростов н/Д.: Изд-во ЮФУ, 2008 (8,4 п.л.).

3. Мидлер Е.А. Новая экономика в системе постмодерна // Постмодерновые реалии России / под ред. Ю.М Осипова, М.М. Гузева, Е.С. Зотовой. – М.– Волгоград: Волгоградское науч. изд-во, 2007  (26,0/0,5 п.л.).

4. Мидлер Е.А. Инновации как источник посткризисного развития: теоретико-методологические подходы и маркетинговые аспекты // Проблемы экономики и управления предприятиями, отраслями, комплексами / под ред. С.С. Чернова. – Новосибирск, 2009 (20,0/2,0 п.л.). 

Статьи, опубликованные в рецензируемых научных журналах,

определенных ВАК

5. Мидлер Е.А. Спецификация прав интеллектуальной собственности в системе конкурентных отношений //Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. Спецвыпуск «Экономика: теория и практика». 2006 (1,2 п.л.).

6. Мидлер Е.А. Интеллектуальный продукт: специфика товарной формы и особенности присвоения // Экономический вестник Ростовского государственного университета. – 2006. – №4. Ч. 2 (1,0 п.л.).

7. Мидлер Е.А. Интеллектуальный капитал: условия и источники формирования // Электронный вестник факультета государственного управления МГУ им. Ломоносова, 2007. № госрегистрации 0420800039. – Режим доступа: http://e-journal.spa.msu.ru/images/File/2007/12/Midler.pdf,  свободный (0,5 п.л.).

8. Мидлер Е.А. Венчурное инвестирование как инструмент реализации инновационной стратегии // Экономический вестник Ростовского государственного университета. – 2008. – Т. 6. –№1. Ч.3 (0,5 п.л.).

9. Мидлер Е.А. Формирование маркетинговых стратегий в сфере инноваций // Экономический науки. – 2008. – № 3 (0,5 п.л.).

10. Мидлер Е.А. Новая экономика в системе глобализационных ориентиров развития // Экономический вестник Ростовского государственного университета (Terra economicus). – 2009. – Т.7. – №1. – Ч. 2 (0,5 п.л.).

11. Мидлер Е.А. Инновационный процесс: параметры взаимодействия экономических и технико-технологических основ // Экономический вестник Ростовского государственного университета (Terra economicus). –  2009. – Т.7. – №4. – Ч. 2 (0,5 п.л.).

12. Мидлер Е.А. Диалектика взаимосвязи экономических и технико-технологических основ развития инновационных процессов // Экономические науки. –  2009. – № 9 (58) (0,5 п.л.).

13. Мидлер Е А. Система подготовки персонала с креативным потенциалом как элемент инновационной экономики России // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – 2010. – № 4 (0,9 п.л.).

14. Мидлер Е.А. Государственный бюджет в системе возмещения затрат на производство инноваций: вариативный подход // Вестник Донского государственного технического университета. – 2010. – № 8 (1,0 п.л.). 

15. Мидлер Е.А. Институты развития в инфраструктуре управления инновациями: возможность и действительность // Управление экономическими системами (Электронный научный журнал) http://www.uecs.mcnip.ru – 2010. – № 6 (0,5 п.л.).

Статьи и тезисы докладов в научно тематических сборниках

16. Мидлер Е. А. Развитие страхования в инновационной деятельности // Актуальные проблемы экологии, экономики, культуры (научные материалы). – Пятигорск, 2003 (0,5 п.л.).

17. Мидлер Е. А. Перспективы роста социально-экономической эффективности в условиях глобализации: Материалы IV Рос. философ. конгр. – М., 2005. – Т.3 (0,2 п.л.).

18. Мидлер Е.А. Специфика отношений присвоения в интеллектуальной сфере // Современное состояние и перспективы развития экономики России: сб. статей. –  Пенза, 2006 (0,4 п.л.).

19. Мидлер Е.А. Методологические аспекты маркетинга нововведений // Современные проблемы рыночной экономики / под ред. Н.П. Кетовой. – Ростов н/Д. 2007. Вып. 8 (0,5 п.л.).

20. Мидлер Е.А. Институт интеллектуальной собственности: новая роль в условиях модернизации экономики // Актуальные проблемы социально-экономического развития России: материалы Междунар. научн.-практич. конф.  – Сочи, 2007 (0,2 п.л.).

21. Мидлер Е.А. Территории инновационного развития в национальной инновационной системе // Международный опыт развития инфраструктуры инновационной деятельности: материалы I Междунар. форума «От науки к бизнесу». – СПб., 2007 (0,2 п.л.).

22. Мидлер Е.А. Экономические принципы формирования и развития инновационно-активных субъектов в региональной инновационной системе // Экономические и институциональные исследования: Альманах научных трудов. – Ростов н/Д.: Изд-во ЮФУ, 2008. Вып. 1 (25) (0,5 п.л.).

23. Мидлер Е.А. Роль территориальных образований в российской инновационной системе // Путь в науку / отв. ред. Ю.Г. Волков. – Ростов н/Д., 2008. – Вып.8 (0,2 п.л.).

24. Мидлер Е.А.  Венчурный капитал в системе инновационной инфраструктуры // Современные проблемы рыночной экономики / под ред. Н.П. Кетовой. – Ростов н/Д., 2008. – Вып. 10 (0,5 п.л.).

25. Мидлер Е.А.  Инновационные инвестиции как инструмент структурных преобразований российской экономики // Инновационное развитие экономики России: национальные задачи и мировые тенденции. – М.: МГУ; Макс-Пресс, 2008 (0,5 п.л.).

26. Мидлер Е.А.  Взаимодействие рыночного и общественного сегментов региональной инновационной системы в контексте частно-государственного партнерства // Экономические и институциональные исследования: альманах научных трудов. – Ростов н/Д.: Изд-во ЮФУ, 2008. – Вып. 4 (28) (1,8 п.л.).

27. Мидлер Е.А. Рынки сетевых благ в инновационной экономике: детерминанты развития // Актуальные вопросы управления развитием социально-экономических систем в условиях глобального экономического кризиса: труды междунар. научн.-практ. конф. –  Ростов н/Д.,  2009 (0,5 п.л.).

28. Мидлер Е.А. Инновации в воспроизводственном процессе: параметры эффективности // Современные проблемы рыночной экономики / Под ред. Н.П. Кетовой. – Ростов н/Д., 2009. –  Вып. 12 (0,5 п.л.).

29. Мидлер Е.А. Роль инфраструктуры инновационного процесса в обеспечении условий генерирования новаций // Современные проблемы рыночной экономики / под ред. Н.П. Кетовой. –  Ростов н/Д., 2010. – Вып. 13 (0,5 п.л.).

30. Мидлер Е.А. Условия и факторы генерирования инноваций: методологический аспект // Современные проблемы рыночной экономики / под ред. Н.П. Кетовой. –  Ростов н/Д, 2010. –  Вып. 14 (0,5 п.л.).

31. Мидлер Е.А. Инновационная система как институциональный фактор модернизации: национальный и региональный аспекты // Теория и практика управления инновационным развитием социально-экономических систем: труды Междунар. науч.-практ. конф.  – Ростов н/Д.: Изд-во СКАГС, 2010 (0,5 п.л).

32. Мидлер Е.А. Университет в системе инновационного предпринимательства // Экономическое развитие: роль университетов: тр. III Междунар. науч. конф. – М.: Изд-во МГУ, 2010 (0,5 п.л.).

33. Мидлер Е.А. Методология разработки индикаторов инновационной активности региона // Общество, экономика, человек в эпоху глобальных перемен. – Ростов н/Д.: Изд-во ДГТУ, 2010 (0,5 п.л.).


1 Составлено автором на основе систематизации: Кристенсен К. Дилемма инноватора. – М.: Альпина Бизнес Букс.2004;  Инновационная экономика / Под ред Дынкина А.А, Ивановой Н.И.. – М.: Наука, 2004: Инновационное развитие: экономика, интеллектуальные ресурсы, управление знаниями / Под ред. Б.З. Мильнера. – М.: ИНФРА-М, 2010.

2 Составлено автором по результатам исследования.

3 Составлена автором на  основе систематизации и обобщения нормативных и законодательных документов

4 Составлено по результатам  опросов, проведенных автором в Ростовской области в 2008-2009 гг.,  на основе интервьюирования 10 представителей крупного бизнеса Ростовской области.

5 Инновационная активность крупного бизнеса: механизмы, барьеры, перспективы. – М.:, 2010.

6 Удельный вес опрошенных респондентов, отметивших ту или иную наиболее важную, по их мнению, меру государственной поддержки инновационной деятельности (в  %)

7 Каждый из признаков оценивался респондентами по пятибалльной системе

8 Информационно-аналитические материалы по результатам социологического исследования по вопросу оценки инновационного потенциала бизнеса Ростовской области в 2008 г.

9 Результаты оценки экспертами (инновационными посредниками) и фирмами малого и среднего предпринимательства представлены в соотношении удельных весов опрошенных респондентов, отметивших тот или иной наиболее важный, по их мнению, этап инновационного производственного цикла (в %). Динамика сложности указанных этапов выстраивалась на основании ответов экспертов, где каждый из критериев оценивался респондентами по пятибалльной шкале.

10 Разность в оценке значимости этапа инновационного производственного цикла экспертами и фирмами составила 12 пунктов соответственно на этапах зарождения идеи и выхода на рынок (44 % к 56 % и 40 % к 52 %); 13 пунктов (28 % к 41 %)  - на этапе массового производства ); 18 пунктов (20 % к 38 %) – на этапе модернизации; 11 пунктов (0 % к 11 %) – на этапе продажи патентов.

11 Каждый из признаков оценивался респондентами по пятибалльной системе.

12 Каждый из признаков оценивался респондентами по пятибалльной системе

13 Значимый вид государственной поддержки определялся на основе средневзвешенных балльных оценок респондентов.

14 Составлено на основе информации Роспатента и данных Росстата.

15 Составлено на основе информации Роспатента и данных Росстата.

16 Составлено на основе информации Роспатента и данных Росстата.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.