WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Михалев Олег Владимирович

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ

Региональных хозяйственных систем

Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством

(региональная экономика)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора экономических наук

Москва 2011

Работа выполнена на кафедре экономики и менеджмента в образовании ГОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет».

Научный консультант:                доктор экономических наук, профессор

       Ковалёв Александр Иванович

Официальные оппоненты:        доктор экономических наук, профессор

Грибов Владимир Дмитриевич  профессор ГОУ ВПО «Московская государственная академия делового администрирования»

доктор экономических наук, профессор

Туфтулов Айдар Мираминович, профессор ГОУ ВПО «Казанский государственный энергетический университет»

доктор экономических наук  профессор

Аладьин Виталий Владимирович,  Институт реиональных экономических исследований (ИРЭИ))

Ведущая организация:                ГОУ ВПО «Омский государственный

                                       университет им. Ф.М. Достоевского»

Защита состоится « 5 » октября 2011 года в 14:00  на заседании Диссертационного совета Д 850.006.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций по специальности 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством  при  Московской академии предпринимательства при Правительстве Москвы  по адресу:  125319, г. Москва, ул. Планетная, д.36, в ауд. 203. 

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Московской академии предпринимательства при Правительстве Москвы по адресу: 125319, г. Москва, ул. Планетная, д.36.

Автореферат разослан «__»  ________ 2011 года.

Учёный секретарь диссертационного совета

кандидат экономических наук                                Л.А.Каргина…

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Современные научные воззрения на проблемы развития региональной экономики всё больше внимания уделяют вопросам её устойчивости. Концепция устойчивого развития, порождённая процессами глобализации мирового хозяйства, в последнее время приобрела выраженный пространственный характер, распространившись на национальный, региональный, муниципальный уровни. На основе базовых принципов устойчивого развития отдельной ветвью научного знания формируется теория экономической устойчивости. В общем случае это связано с объективной необходимостью в углубленном теоретическом осмыслении, методологическом обосновании и практическом обеспечении процесса перехода к формату устойчивого развития как относительно новому типу экономического роста, основанного на качественных изменениях и инновационных ресурсах.

С другой стороны, не менее важными становятся взаимосвязи между устойчивым развитием региона и экономической устойчивостью его систем в рамках функционирования механизма регионального экономического развития, источником которого является производство валового продукта. Другими словами, экономическая устойчивость хозяйственной системы региона является базой устойчивого развития региона. Только устойчивая в экономическом плане структура производства, являющаяся базой развития системы более высокого уровня – региона в целом, даёт возможность последнему двигаться по траектории саморазвития, при которой внутренние инвестиционные источники будущего воспроизводства не наносят ущерба и текущему воспроизводству. В данном случае региональная экономика функционирует как механизм с положительной обратной связью – устойчивый рост производственной компоненты мультиплицирует показатели регионального развития. В противном случае, утрата хозяйственной системой экономической устойчивости влечёт за собой потерю стабильности в темпах развития. При этом вынужденная поддержка хозяйственной системы отвлекает дефицитные ресурсы, и, как следствие, развитие региона в целом тормозится – система приобретает выраженные признаки механизма с отрицательными обратными связями.

Актуальность проблематики устойчивости хозяйственных систем обостряется в кризисные и переходные периоды развития экономики. Именно кризисные явления подрывают экономическую устойчивость хозяйственных систем любого уровня – от предприятия и отрасли до национальной и мировой экономики в целом, особенно остро «переживает» кризисный период региональная производственная система. Это обусловлено тем, что в кризисных ситуациях выпукло проявляются приоритеты государства как целостной сущности, что в условиях кризисного дефицита ресурсов объективно приводит к их концентрации в центре национальных интересов. Ресурсо ослабленные хозяйственные системы региональной периферии в условиях отсутствия эффективных механизмов противодействия дестабилизирующим факторам (в частности,  значительному сокращению совокупного спроса и снижению цен) резко сжимаются, их экономический потенциал заметно падает. Однако кризисные этапы являются закономерностью и необходимостью развития современной экономики, что выдвигает на передний план, актуализирует новые аспекты в региональном управлении, ориентированные на управление экономической устойчивостью региональной хозяйственной системы.

Устойчивость, являясь важнейшей характеристикой экономической деятельности региона в рыночных условиях, в последнее время связана не только с кризисными явлениями и посткризисным восстановительным ростом. Помимо качества, способствующего выживанию и функционированию хозяйственной системы в условиях кризиса, она обеспечивает её преимущества в привлечении инвестиций, получении кредитов, выборе контрагентов и формировании квалифицированных кадров. Чем выше устойчивость, тем выше независимость предприятий, формирующих региональную производственную систему, от колебаний конъюнктуры и, следовательно, тем ниже, в общем случае, вероятность их банкротства. Экономическая устойчивость хозяйственной системы отражает степень безопасности делового сотрудничества с предприятиями, её образующими, так как подтверждает их способность стабильно осуществлять свои основные функции и выполнять обязательства в условиях изменяющейся внутренней и внешней среды, что также обусловливает важность управления устойчивостью. Экономическая устойчивость региональной хозяйственной системы тесно связана с её конкурентоспособностью. Поэтому акценты в исследовании проблем устойчивости всё больше фокусируются на её роли качественно нового фактора или необходимого условия дальнейшего роста эффективности функционирования региональных хозяйственных систем по мере достижения объективных границ повышения эффективности за счёт традиционных факторов.

Таким образом, актуальность темы исследования обусловлена существенным возрастанием роли экономической устойчивости хозяйственной системы в развитии региона в условиях современных институциональных преобразований, вызванных глобализацией и динамизмом мирового хозяйства, сопровождающейся учащением кризисных явлений.

Степень научной разработанности проблемы. В настоящее время не существует законченной научной теории экономической устойчивости, обеспеченной целостным теоретико-методологическим обоснованием и практическим осмыслением, обусловленным эффективностью результатов её приложения к хозяйственной действительности. В то же время отдельные, достаточно существенные аспекты, формирующие в совокупности разделы данной концепции, развиваются довольно успешно, особенно применительно к конкретным экономическим системам ограниченной проблематики, важнейшие научные положения и выводы которых сыграли роль базовых в дальнейших исследованиях автора.

Проблемы стабильности и устойчивости равновесия экономических систем привлекли внимание учёных достаточно давно, они рассматривались уже в работах А. Смита, Д. Юма, Т. Мальтуса, Д. Рикардо, Ж.-Б. Сея, А. Курно, К. Маркса и других классиков экономической науки. Основополагающие решения вопросы экономической интерпретации фундаментальной проблемы устойчивости как базовой междисциплинарной категории развития получили в трудах М. Алле, А.А. Богданова, Л. Вальраса, Л.В. Канторовича, Дж. М. Кейнса, Н.Д. Кондратьева, О. Ланге, В.В. Леонтьева, В.Л. Макарова, А. Маршалла, Т. Веблена, В.М. Полтеровича, Е.Е. Слуцкого и других.

Современные исследования экономической устойчивости всё больше опираются на концепции и методологические разработки устойчивости социально-экономических систем, которым посвящены труды Дж. Хикса, М. Фридмена, Ф.А. фон Хайека, Дж. Касти, Дж. Гэлбрейта, Г. Дейли, П. Друкера, П.А. Самуэльсона, И.Р. Пригожина, Г. Хакена, Д. Норта, Р. Солоу, К. Эрроу, П. Лоуренса, Г. Мюрдаля, У. Льюиса, Р. Шеннона, Э. Хансена, Я. Корнаи, Я. Тинбергена, М. Фридмана, Р. Харрода, Й. Шумпетера, Л. Эрхарда, а также отечественных учёных А.И. Добрынина, Л.С. Тарасевича, С.П. Капицы, Р.Г. Князевой и других.

В конце прошлого тысячелетия проблема устойчивости экономических систем получила закономерное расширение в глобальной общецивилизационной концепции устойчивого развития, научные основы которой разрабатывались усилиями  таких отечественных и зарубежных авторов, как В.И. Арнольд, Л.И. Абалкин, А.Г. Аганбегян, А.Н. Азрилиян, Г.Х. Брундтланд, В.И. Вернадский, В.И. Данилов-Данильян, В.А. Коптюг, Н.Н. Лукьянчиков, Д.С. Львов, Н.Н. Моисеев, Д. Форрестер, К.В. Папенов, А. Печчеи, И.М. Потравный, Р.С. Гринберг, Н.Ф. Реймерс, Т. Сэндлер, А.Д. Урсул и другие.

Региональные приложения данной концепции исследовали в своих работах А.Г. Гранберг, С.В. Кузнецов, П.А. Минакир, В.И. Суслов, С.А. Суспицын, А.Н. Швецов, А.И. Татаркин и другие. Особую важность представляют оригинальные работы, базирующиеся на проблемном подходе к развитию региональных хозяйственных систем, среди авторов которых ведущие учёные Е.Г. Анимица, Л.А. Аносова, А.Е. Пробст, О.Г. Дмитриева, О.С. Пчелинцев, А.А. Кози-цын, А.А. Куклин, С.П. Курдюмов, Г.Г. Малинецкий, Б.З. Мильнер, Б.М. Миркин, Л.В. Смирнягин, Г.М. Лаппо, Ф. Бродель, И. Валлерстайн, Т.Г. Краснова и ряд других.

Помимо макроэкономических изысканий вопросы устойчивости разрабатывались на уровне хозяйственных систем микроуровня – предприятий, организаций, крупных корпораций. Солидный вклад в разработку теоретических основ и практических приложений стратегической устойчивости предприятий внесли работы таких учёных, как И. Ансофф, Т. Бернс, С. Бир, П. Дойль, П. Друкер, Д. Клиланд, А. Хоскинг, В.С. Балабанов, А.И. Карпович, А.Дж. Стрикленд, А. Томпсон, А. В. Кучерявый, Г.Б. Клейнер, Н.В. Лясников, Ю.Ю. Екатеринославский, В.А.Гамза, С.П. Бараненко, А.В. Бандурин, Ф.И. Шамхалов, В.В. Шеметов и других. Организационные и экономические аспекты устойчивости предприятия как основы хозяйственной системы более высокого уровня исследовали О.Г. Бодров, А.Д. Канчавели, А.А. Колобов, Е.В. Корчагина, И.Н. Омельченко, С.В. Чупров,  Е.А. Лясковская, Т.М. Коноплянник,  М.А. Асаул, Е.В. Броило и ряд других.

Таким образом, проблематика устойчивости в экономической науке развивалась по двум направлениям: на макро- и мезоуровнях, в отношении национального и регионального хозяйства в целом – как концепция устойчивого развития, в рамках которой особое внимание уделяется экологическим проблемам долгосрочного плана; на микроуровне, в отношении отдельных хозяйствующих субъектов (предприятий, фирм, корпораций) – как концепция экономической устойчивости, в рамках которой больше разработаны отдельные аспекты последней (вопросы финансовой, стратегической, организационно-структурной устойчивости, экономической надежности и безопасности). В то же время проблема комплексного исследования экономической устойчивости – в самостоятельном понимании этой управленческой категории, отличном от концепции устойчивого развития – применительно к региональным хозяйственным системам осталась за рамками внимания научного сообщества. Это определило тему, цель и задачи, объект и предмет настоящего исследования автора.

Цель и задачи исследования. Целью настоящего исследования является формирование научно-обоснованной концепции экономической устойчивости пространственно-локализованных хозяйственных систем в качестве основы для разработки перспективных направлений развития отдельного региона и управления им в условиях трансрегионализации экономики. Для достижения поставленной цели необходимо конкретизировать ее решением следующих задач:

- исследовать основные научные подходы к устойчивости в экономических системах для формирования теоретико-методологических основ концепции экономической устойчивости;

- обосновать сущность экономической устойчивости в качестве категории науки управления, выявить ее взаимосвязи с категориями эффективности и развития;

- провести феноменологический анализ особенностей современного развития региональных хозяйственных систем, аргументировать механизм их формирования;

- разработать методологические подходы к анализу региональных хозяйственных систем в современных условиях и конкретные аналитические методики, в том числе анализа экономической устойчивости;

- выявить основные факторы формирования  и направления совершенствования  экономической устойчивости региональных хозяйственных систем;

- предложить концепцию управления региональными хозяйственными системами, ориентированного на экономическую устойчивость.

Область исследования соответствует паспорту специальности 08.00.05 Экономика и управление народным хозяйством (региональная экономика):

3.1. Развитие теории пространственной и региональной экономики; методы и инструментарий пространственных экономических исследований; проблемы региональных экономических измерений; пространственная эконометрика; системная диагностика региональных проблем и ситуаций.

3.10. Исследование традиционных и новых тенденций, закономерностей, факторов и условий функционирования и развития региональных социально-экономических систем.

3.14. Проблемы устойчивого сбалансированного развития регионов; мониторинг экономического и социального развития регионов.

Объект исследования: пространственно-локализованная хозяйственная система и методы её исследования в условиях трансрегионализации экономики.

Предмет исследования: управленческие отношения, возникающие в процессе формирования экономической устойчивости хозяйственной системы региона.

Теоретической и методологической базой настоящего исследования явились труды отечественных и зарубежных учёных по проблемам региональной экономики, устойчивости и устойчивого развития, систем управления, экономического анализа, а также нормативные акты, определяющие региональную политику Российской Федерации. В процессе исследования применялись диалектический подход, методы системного и статистического анализа, математического моделирования и другие количественные методы экономического анализа.

Эмпирическую базу исследования составили статистические данные Росстата, Банка России, Минэкономразвития России, Минрегиона России и другие открытые информационные источники негосударственных структур, первичные данные экономических исследований, проведённых с непосредственным участием автора.

Научная новизна результатов настоящего исследования заключается в разработке комплекса теоретических и методологических положений,  образующих в совокупности концепцию управления региональными хозяйственными системами, ориентированного на экономическую устойчивость, являющуюся оптимальной в условиях трансрегионализации экономики. Основными научными результатами исследования, определяющими его научную новизну и выносимыми на защиту, являются следующие:

1) выявлен механизм формирования феномена трансрегионализации как важнейшей особенности современного развития региональной экономики, заключающейся в доминировании трансрегиональных корпораций в активности региональных хозяйственных систем; данный феномен отличается тем, что выступает системным дестабилизирующим фактором развития хозяйства отдельного региона, что ведёт к необходимости повышения устойчивости последнего; трансрегионализация национальной экономики является объективным следствием глобализации мировой экономики (п. 3.10 паспорта специальности 08.00.05);

2) разработаны методологические подходы к экономическому анализу региональной хозяйственной системы, учитывающие проблемы региональных исследований, которые возникают и обостряются в результате трансрегионализации, и отличающиеся от существующих совместным использованием концепций «бесконечного информационного поля» и «неопределённого объекта анализа», что позволяет устранить существенные погрешности, обусловленные нечёткостью объекта исследования региональной экономики; в целях конкретизации разработанной методологической схемы предложены методики анализа хозяйственной, инвестиционной и финансовой активности, основанные на принципах стратегического анализа, учитывающие региональные особенности экономических измерений (п. 3.1 паспорта специальности 08.00.05);

3) определена и обоснована сущность экономической устойчивости в качестве категории управления региональной экономикой, которая выступает в двуединой роли необходимого условия и важнейшего фактора экономической динамики региональной хозяйственной системы, отличающаяся диалектической взаимосвязью с категорией эффективности через категории развития и риска; понимание экономической устойчивости как категории управления ведёт к необходимости принципиального изменения ориентиров концепции регионального менеджмента (п. 3.14 паспорта специальности 08.00.05);

4) на основе предложенной методологической схемы, отличающейся итеративностью процедур анализа, разработана и критериально обоснована совокупность методик анализа и оценивания экономической устойчивости региональной хозяйственной системы на базе опросов хозяйствующих субъектов, отличающаяся заложенной в ней возможностью верификации результатов, позволяющей выявить эффективность деятельности государственных органов управления региональным хозяйством (п. 3.10 паспорта специальности 08.00.05);

5) предложена классификация российских регионов по уровню и динамике экономической устойчивости их хозяйственных систем, позволяющая выявить группы типичных регионов, отличающаяся возможностью конкретизации концепции управления региональными хозяйственными системами, ориентированного на экономическую устойчивость (п. 3.1 паспорта специальности 08.00.05);

6) выявлены и обоснованы закономерности и перспективные направления совершенствования экономической устойчивости региональной хозяйственной системы, основанные на важнейших факторах её формирования (масштабы региональной экономики и её структура в разрезе масштабов образующих её предприятий; межсекторные связи, в первую очередь, взаимодействие реального и банковского секторов региона, в том числе направления развития последнего; региональная маркетинговая политика и её роль в управлении поведением потенциальных инвесторов; инвестиционная стратегия и её инновационная мотивация), отличающиеся сложными, нелинейными взаимосвязями между экономической устойчивостью и уровнем развития  данных факторов, что требует «ручного» режима в управлении регионами (п. 3.14 паспорта специальности 08.00.05);

7) разработаны стандартизированные предложения по совершенствованию экономической устойчивости, позволяющие формализовать учёт особенностей каждого типа региона, отличающиеся комплексным учётом факторов экономической устойчивости и возможностей регионального хозяйства по изменению их влияния, обусловливающих эффективность концепции регионального управления, ориентированного на устойчивость (п. 3.14 паспорта специальности 08.00.05).

Практическая значимость работы. Основные результаты и выводы настоящего диссертационного исследования могут быть использованы при исследовании дифференциации экономического пространства по уровню его устойчивости в рамках формирования и реализации региональных стратегий устойчивого развития, а также для повышения экономической устойчивости региональных хозяйственных систем и отдельных субъектов, их образующих. Разработанные предложения могут быть использованы в деятельности региональных министерств и ведомств, а также территориальных органов федеральной власти с целью повышения эффективности реализации структурной, промышленной и денежно-кредитной политики на уровне отдельных  регионов.

Отдельные положения работы могут использоваться в учебном процессе при чтении лекций по дисциплинам «Региональная экономика», «Экономический анализ», «Финансовый менеджмент», «Инновационный менеджмент» студентам экономических специальностей вузов и слушателям курсов повышения квалификации специалистов региональных органов управления.

Апробация работы и использование результатов. Основные положения диссертации были представлены и обсуждались на международных, всероссийских и межрегиональных научно-практических конференциях, форумах и семинарах «Апрельские экономические чтения» (Омск, 1995-2011 гг.), «Россия: новая эра в бизнесе, финансах, инвестициях» (Москва, 1995 г.), «Банковский капитал и инвестиции в Сибирь» (Омск, 1995 г.), «Фондовый рынок Сибири: власть, закон, предпринимательство» (Омск, 1996 г.), «Общество. Человек. Экономика. Труд. Культура.» (Омск, 1997 г.), «Денежно-кредитный анализ» (Санкт-Петербург, 1998 г.), «Современное общество» (Омск, 1999 г.), «Банковский сектор: вчера, сегодня, завтра» (Тюмень, 2004 г.), «Экономика и банки: проблемы и перспективы развития» (Петропавловск-Камчатский, 2004 г.), «Становление и развитие рыночных отношений в регионе» (Омск, 2005 г.), «Перспективы и пути развития экономики региона» (Омск, 2006 г.), «Конкурентоспособность региональной экономики: опыт, проблемы, перспективы» (Омск, 2006 г.), «Долгосрочная стратегия развития российского Дальнего Востока» (Хабаровск, 2007 г.), «Экономика региона: интеллект, инновации, предпринимательство»  (Омск, 2009 г.), «История и современность банковского дела Омской области» (Омск, 2010 г.), «Центральный Банк Российской Федерации: история и роль в развитии дальневосточной экономики» (Хабаровск,  2010 г.), «Человеческий капитал – ключевой ресурс модернизации российской экономики» (Омск, 2010 г.).

Отдельные результаты настоящего исследования использованы в процессе преподавания основных и специальных дисциплин: «Региональный экономический анализ», «Основы финансовой деятельности», «Региональная экономика и управление», «Финансовый менеджмент» и других в вузах Омска, рекомендованы для изучения по специальностям «Мировая экономика» (ГОУ УрГУ, Екатеринбург), «Финансы и кредит» (ГОУ НГТУ, Новосибирск), «Инновационный менеджмент» (ГОУ ОмГУ, Омск). Кроме того, они внедрены в практику работы Правительства Камчатского края, Министерства строительства и жилищно-коммунального комплекса Омской области, Омского регионального фонда поддержки и развития малого предпринимательства, Главных управлений Банка России по Белгородской и Омской областям, что подтверждено документально.

Публикации. По теме исследования опубликована 51 работа, отражающая основные положения исследования, среди которых – 3 монографии, 13 публикаций в журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки России, 35 публикации в коллективных монографиях, научных журналах и сборниках научных трудов общим объёмом 78,8 п. л., в том числе автора – 55,5 п.л.

Структура работы отражает и раскрывает поставленную цель и задачи исследования, содержит введение, 5 глав, заключение, список использованных источников из 389 наименований. Основной текст работы изложен на 247 страницах, включая  9 таблиц и 25 рисунков, 9 приложений содержат 13 таблиц и 7 рисунков. Структура работы включает следующие разделы.

  1. Современные тенденции развития пространственно-локализованных хозяйственных систем: теория, методология, методы и результаты анализа
    1. Трансрегионализация экономики как следствие процессов глобализации
    2. Методологические подходы и методы анализа пространственно-локализованных хозяйственных систем в условиях трансрегионализации экономики
    3. Проблемы и перспективы хозяйственной системы региона в условиях трансрегионализации экономики (на примере Омской области)
    4. Экономическая устойчивость в современной концепции управления региональной хозяйственной системой
  1. Теоретико-методологические основы категории экономической устойчивости
    1. Современные подходы к устойчивости в экономической науке
    2. Экономическая устойчивость как категория управления
    3. Взаимосвязи устойчивости и эффективности в управлении хозяйственными системами
  2. Методологические аспекты и методическое обеспечение анализа экономической устойчивости региональных хозяйственных систем
    1. Методологические подходы к оцениванию экономической устойчивости
    2. Разработка методик оценки экономической устойчивости на основе опросов предприятий региональной хозяйственной системы
    3. Методологические особенности анализа экономической устойчивости пространственно-локализованной хозяйственной системы
    4. Практические особенности анализа экономической устойчивости региональной хозяйственной системы
  3. Оценка экономической устойчивости хозяйственной системы региона в современных условиях
    1. Типология российских регионов по критерию экономической устойчивости хозяйственных систем
    2. Экономическая устойчивость и масштаб хозяйственной системы
    3. Экономическая устойчивость и инновационная активность хозяйственных систем
  4. Совершенствование экономической устойчивости региональной хозяйственной системы и его эффективность
    1. Роль внутренних межсекторных отношений в совершенствовании экономической устойчивости региональной хозяйственной системы: взаимодействие производственного и банковского секторов
    2. Роль отношений с внешней средой в совершенствовании экономической устойчивости региональной хозяйственной системы: формирование поведения инвестора
    3. Разработка конструктора стандартизированных рекомендаций типичным регионам по повышению экономической устойчивости их хозяйственных систем. Оценка эффективности

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Механизм формирования феномена трансрегионализации как важнейшей особенности современного развития региональной экономики.

Последнее десятилетие XX века характеризовалось бурным развитием самостоятельности в деятельности российских регионов, пришедшей на смену жёсткой централизации экономики советского периода. Кризисные явления того периода дополнительно стимулировали стремление региональных властей к автаркии и самодостаточности, что воспринималось как повышенная устойчивость к вызовам внешней среды, но ограничивало тем самым межрегиональные экономические отношения. В то же время встраивание России в мировое хозяйство обусловливало на уровне хозяйствующих субъектов встречные тенденции к их слияниям, поглощениям, объединениям и иным формам сотрудничества, несмотря на пространственные ограничения.

Глобализация открыла доступ транснациональным корпорациям к внутренним российским рынкам, что существенно и качественно усилило конкуренцию между отечественными компаниями, заставило их обратить внимание на региональные рынки. Именно «выталкивание» их мировыми гигантами с федерального уровня породило феномен трансрегионализации отечественных корпораций, распространившейся на всю экономику России. Еще в 1998 году эксперты «РА Эксперт» обратили внимание на трансрегионализацию промышленности: «Костяк крупного бизнеса – трансрегиональные компании»1, а с 1999 сформировалась выраженная тенденция роста доли трансрегиональных корпораций (далее – ТРК) среди 200 (400) крупнейших отечественных компаний: с 1998 года по 2009 год их удельный вес в количестве вырос с 5% до 63,5%, а удельный вес в суммарных объемах реализации – с 55% до 86% (рис. 1). Опережение темпов роста количества ТРК по сравнению с темпами роста объемных показателей свидетельствует о вовлечении в процесс трансрегионализации все большего числа все меньших компаний. Это подтверждает тенденцию в процессе и заставляет говорить о трансрегионализации экономики в целом, а не отдельных ее хозяйствующих субъектов, регионов или отраслей. Объективность этого процесса подчеркивал президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Е.М. Примаков, в 2006 году отметивший, что если «одним из законов развития предпринимательской активности на глобальном уровне является ее транснационализация», то «для России первостепенное значение получает трансрегионализация частного бизнеса»2.

Рисунок 1. Удельный вес ТРК в рейтинге 200 (400) «РА Эксперт» (расчеты автора по данным www.raexpert.ru).

В генезисе формирования трансрегионализации отечественной экономики лежит денежный механизм, обусловленный резкой девальвацией рубля в ходе кризиса 1998 года, что существенно увеличило дифференциацию между экономическим потенциалом центральных и региональных хозяйственных структур, позволяя первым поглощать последних. Это подтверждается разворотом вектора межрегиональной миграции денежных потоков в посткризисном периоде, характерным для многих регионов России, который не может быть объяснен иными операциями (к примеру, противоправными действиями), помимо механизма финансирования процесса трансрегионализации (в 1998 году изымали деньги из оборота Приморский край, Калининградская, Новосибирская, Самарская и Свердловская области, в 1999 году к ним добавились Краснодарский и Ставропольский края, Ленинградская, Московская и Нижегородская области, а к 2005 году число регионов-ремитентов постепенно выросло до максимума – 18). Несколько позже, уже в новом веке более мощным источником финансирования процесса трансрегионализации экономики стала благоприятная конъюнктура мировых рынков сырьевых ресурсов, которая усилила дифференциацию между компаниями сырьевых и несырьевых отраслей, между регионами соответствующей специализации.

С другой стороны, концепция государственного управления посредством тонкого регулирования денежных потоков в межбюджетных отношениях «федерация-регион» также позволяла центральной власти проводить эффективную, с общегосударственной точки зрения, экономическую политику формирования и укрепления ТРК, которая, в конечном счете, стала составляющей политики стимулирования отдельных конкретных регионов–экономических центров страны. Перспективы развития остальных регионов, которых большинство, очевидно, связаны с концепцией «догоняющего развития».

Практические результаты трансрегионализации, приводящие к межрегиональному перераспределению общественного богатства, исследованы автором (совместно с О.Г. Иванченко) на примере межрегиональных потоков инвестиций в собственный капитал предприятий, образующих региональные хозяйственные системы (далее – РХС). За период 2000-2010 гг. за счёт 29% чистой прибыли 50 регионов-«доноров» было профинансировано 17% прироста собственного капитала 29 «реципиентов», среди которых особо выделяются Москва, Свердловская область, Санкт-Петербург, Тюменская область (табл. 1).

Таблица 1

Формирование собственного капитала хозяйственных систем регионов России,2000-2010 гг.

Регион

Структура источников прироста собственного капитала региона

Доля региона в суммарных чистых инвестициях (+) или источниках их финансирования (-)

Доля региона в национальном приросте собственного капитала

Прирост собственного капитала,

млрд. руб.

Чистая прибыль / убыток (+/-)

Чистые инвестиции / изъятия (+/-)

«Доноры» в системе межрегионального потока инвестиций в собственный капитал

Красноярский край

138%

-38%

-19,8%

6,2%

578,5

Белгородская область

192%

-92%

-9,0%

1,2%

107,5

Челябинская область

139%

-39%

-8,0%

2,5%

230,6

Липецкая область

140%

-40%

-7,6%

2,3%

210,3

Пермская область

120%

-20%

-5,5%

3,2%

298,8

Самарская область

233%

-133%

-4,8%

0,4%

40,3

Республика Татарстан

116%

-16%

-5,4%

4,1%

376,3

Волгоградская область

187%

-87%

-3,4%

0,5%

43,3

Иркутская область

184%

-84%

-3,1%

0,4%

40,9

Прочие регионы

147%

-47%

-32,4%

8,3%

768,5

«Реципиенты» в системе межрегионального потока инвестиций в собственный капитал

Москва

89%

11%

40,6%

46,2%

4 284,9

Свердловская область

14%

86%

27,9%

3,9%

361,1

Санкт-Петербург

24%

76%

9,6%

1,5%

139,4

Тюменская область

95%

5%

3,6%

8,2%

761,4

Вологодская область

90%

10%

3,3%

3,9%

358,4

Республика Саха (Якутия)

82%

18%

2,7%

1,8%

170,4

Алтайский край

-8%

108%

2,4%

0,3%

24,5

Хабаровский край

37%

63%

1,6%

0,3%

28,1

Hижегородская область

87%

13%

1,5%

1,4%

129,5

Прочие регионы

76%

24%

6,8%

3,4%

316,0

расчёты автора по данным мониторинга предприятий

В результате наличие крупных ТРК в институциональной структуре экономики региона приводит к возникновению и росту дефицита собственных денежных ресурсов региона, который покрывается трансфертами федерального бюджета. Это объективно обусловливает резкое возрастание значимости бюджетного механизма для обеспечения развития производства необходимыми денежными ресурсами и потоками, его огромную роль в формировании региональной экономической политики и степени ее зависимости от центральной власти. Следовательно, вопрос о целесообразности привлечения в регион ТРК – как в форме структурного подразделения, так и регистрацией ее головного офиса, – неоднозначен с точки зрения региональных властей. Проблемы, возникающие с устойчивостью РХС в данном случае, могут перевесить достижения в части роста ее эффективности.

Проблема, возникающая из противоречий в отношениях территориального хозяйства и транстерриториальной компании, не нова. В 80-х годах прошлого века профессор А.Ю. Юданов показал, что транснационализация корпораций приводит к повышению их устойчивости в ущерб экономики тех стран,  где они представлены. Международный характер транснациональных корпораций позволяет им успешно диверсифицировать свою деятельность, используя асинхронность мирового цикла. Действительно, в условиях низкой конъюнктуры рынка какой-либо страны транснациональные корпорации имеют возможности (и вынуждены в целях бизнеса) перебрасывать свои ресурсы, переориентироваться на страны и рынки с высокой конъюнктурой. В результате развитие транснациональных корпораций во всех фазах экономического цикла гораздо меньше подвержено конъюнктурным колебаниям, чем у национальных фирм. Но тем самым усугубляются кризисные явления там, откуда транснациональные корпорации уводят свои бизнес потоки, растет разрыв в темпах развития стран и территорий, усиливается асинхронность в траекториях их развития, а также ухудшаются возможности прогнозирования их динамики и, следовательно, управления экономикой.

Подобные механизмы действуют и в рамках одной страны, если ее региональные рынки относительно выражены. Выталкиваемые в регионы невозможностью конкурировать с мировыми сетями (за немногим сырьевым исключением), ТРК становятся значимыми субъектами не только местных рынков, но и регионального хозяйственного комплекса в целом. Последний уподобляется сильно неравновесным структурам, так как неопределенность его траектории, обусловленная высокой долей ТРК, существенно возрастает. Растут риски, а устойчивость регионального комплекса «плывет», ее становится сложно определить, а, следовательно, возникают серьезные проблемы в управлении РХС. В сильной трактовке можно говорить о ее разрушении как системе, так как отношения и связи внутри нее ослабевают и замещаются отношениями внутри и между ТРК.

Таким образом, трансрегионализацию экономики можно определить как вынужденную институциональную трансформацию региональной хозяйственной структуры, отличающуюся доминированием ТРК в экономической активности отдельного региона, что ведет к повышенным угрозам стабильности его развития, а, следовательно, к необходимости повышения его экономической устойчивости.

2. Методологические подходы к экономическому анализу региональной хозяйственной системы, методики анализа хозяйственной, инвестиционной и финансовой активности, учитывающие проблемы региональных исследований, которые возникают и обостряются в результате трансрегионализации.

Следствием трансрегионализации является проблема формирования региональной экономической и статистической информации, необходимой для принятия решений в области управления региональным хозяйством. Это связано с методологическими сложностями «отнесения» объектов и субъектов к определенным территориям и экономическим пространствам (проблема экономических границ пространственно-локализованных систем), обусловливающими относительную «непрозрачность» региональной экономики для экономического наблюдателя.

Методология любого анализа начинается с определения объекта исследования, в данном случае – РХС. В зависимости от расширенного или узкого толкования РХС находятся и методологические подходы к ее анализу. Действительно, как выше было показано, в условиях трансрегионализации экономики РХС объективно становится подверженной высоко динамичным изменениям, что, в свою очередь, приводит к «плавающему» характеру генеральной совокупности ее образующих субъектов. В результате определить генеральную совокупность достаточно сложно, а, следовательно, сложно получить сводные, суммарные показатели по всей совокупности предприятий. В этих условиях допустимым решением будет вариант не сплошного, а выборочного обследования, точность которого, при серьезном подходе к формированию выборки, будет не хуже, чем при сплошном мониторинге. Также при достаточно широком определении РХС усиливается важность качественных обследований, из разряда дополнительной информации они, при определенных условиях, переходят в разряд основного информационного потока. 

Автором обновлён методологический подход к анализу РХС на основе общеметодологических принципах целенаправленности, системности, адекватности, согласованности и т.д., реализующихся в следующих частно-концептуальных принципах:

  1. многозначное (многоуровневое) определение объекта изучения (РХС) и индивидуальное использование её конкретного уровня в рамках решения конкретной исследовательской задачи;
  2. учёт субъекта РХС не по месту официальной регистрации, а по месту формирования экономического явления, подлежащего анализу;
  3. анализ РХС в разрезе «самостоятельные (местные) предприятия» / «региональные структуры ТРК»;
  4. использование качественной, в том числе неофициальной, информации (тенденции, полученные в рамках выборочных обследований) как для верификации официальной статистики, так и в качестве основной;
  5. использование дополнительной информации, в том числе для межформенного анализа и балансировки показателей (ведомственной (Росстат, ФНС РФ, ГТК РФ, Банк России и т.п.) и корпоративной, прежде всего, ТРК);
  6. использование косвенной, вторичной информации (индикаторы, полученные в рамках иных исследований);
  7. разработка индивидуальных методов, учитывающих характерные экономические отношения РХС конкретного региона;
  8. выявление и учёт объективных региональных особенностей при сопоставительном анализе экономик территорий;
  9. запрещение сопоставлений динамики показателей в целом по России и региона (разный экономический смысл!), сравнению подлежат только тенденции, стратегии, модели или механизмы;
  10. анализ внутренних отношений (взаимосвязей) РХС, её подсистем, секторов и инфраструктуры хозяйства, выявление проблем и роли РХС в региональной и национальной экономике в целом.

Рисунок 2. Принципиальная методологическая схема комплексного анализа РХС в условиях трансрегионализации экономики ( разработано автором).

В качестве возможного варианта построения схемы комплексного анализа РХС с учетом данных принципов предлагается совместное применение следующих концепций (рис. 2, использование матричной структуры позволяет наглядно отобразить результаты факторного анализа, заключающиеся в наличии этих выраженных концепций), которое отличается своей простотой при допустимом уровне риска ошибки полученных результатов. К первой относится условно названная автором концепцией «бесконечного информационного поля», которая подразумевает существенное расширение параметров исходных данных (применение дополнительной, косвенной и качественной информации) в целях выявления истинных закономерностей развития РХС при оптимальном соотношении между оперативностью выводов и рациональностью выбора источников данных. Вторая – концепция «неопределенного объекта анализа», она исходит из посылки существования такого объекта анализа как РХС, который, однако, предстает перед исследователем в разнообразных отражениях действительности (объект не имеет однозначного определения), откуда следует необходимость адекватной привязки его к целям анализа, с одной стороны, и учет его выраженности в тенденциях и региональных/групповых отличиях, с другой стороны, при оптимальном соотношении между оперативностью выводов и согласованностью решений.

В рамках предложенной методологии (применительно к РХС Омской области) автором получены и обновлены отдельные методические решения относительно производственной, инвестиционной и финансовой деятельности РХС и образующих ее субъектов.

  а) Система региональных индексов хозяйственной активности (далее – ИХА). Включает в себя показатели, отражающие уровень и динамику развития реального сектора экономики регионов и отраслей, характеризующие тенденции изменения экономической конъюнктуры. В рамках методологии ИХА агрегирование индивидуальных продуктовых индексов в групповые, а последних – в сводный индекс по реальному сектору осуществлялось путем нормирования исходных рядов натуральных показателей валового выпуска структурообразующих (базовых) видов продукции, работ, услуг в отраслях промышленности, строительства, сельского хозяйства, транспорта, связи и торговли. Автором были выявлены и решены основные проблемы, возникающие при расчете ИХА РХС, в частности:

- принципы формирования структуры ИХА;

- восполнение дефицита статистической базы;

- появление новых видов продукции и услуг.

Рисунок 3. Индекс хозяйственной активности Омской области, 1992-2011 гг. (расчёты автора по данным: Социально-экономичес-кое положение Омской области в январе-декабре 1990-2010 гг. – Омск: Омскстат,  1991-2011).

б) Инвестиционные стратегии (далее – ИС) и поведение РХС. Для полноценного анализа инвестиционной сферы деятельности РХС автором предлагается выявить инвестиционное поведение образующих ее предприятий как динамическую цепочку взаимосвязанных ИС. В рамках этого предложения автором была разработана методология анализа ИС, основанная на классификации по критерию мотива инвестиционной активности хозяйствующих субъектов, в качестве исходной базы использована анкета, разработанная Банком России для проведения мониторинга предприятий3. Классификация ИС по данному критерию предполагает выделение так называемых «чистых» ИС (предприятие указало единственный мотив) и ИС «смешанного» типа (предприятие указало более чем один мотив). Автору удалось выявить типичные 8 ИС из 63 вариантов возможных ИС: это все «чистые» ИС (за исключением «ссудной»), а из «смешанных» ИС – мотивированные целью «поддержание мощностей с интенсификацией и модернизацией производства», «расширение производства с обновлением продукции» и «интенсификация и модернизация производства с его расширением», а также ранжировать мотивы инвестиционной активности, или ИС по степени их «прогрессивности (инновационности)», начиная с относительно консервативного «поддержание мощностей» и до инновационного «выпуска новой продукции». Таким образом, типы «чистых» ИС были определены как консервативная ИС (мотив «поддержание мощностей»), экстенсивная ИС (мотив «расширение существующего производства»), интенсивная ИС (мотив «интенсификация и модернизация производства»), прогрессивная ИС (мотив «выпуск новой продукции»), заемная ИС (мотив «привлечение займов»). Из «смешанных» типов ИС заметны консервативно-интенсивная ИС (мотив «поддержание мощностей с интенсификацией и модернизацией производства»), экстенсивно-прогрессивная ИС («расширение производства с обновлением продукции») и экстенсивно-интенсивная ИС («расширение производства с его интенсификацией и модернизацией»).

Введение критерия и разработка алгоритма показателя «прогрессивности (инновационности)» позволили выделить наиболее типичные проявления инвестиционного поведения РХС: с уменьшающимся уровнем «прогрессивности» ИС; со стабильно средним уровнем «прогрессивности» ИС; со стабильно низким уровнем «прогрессивности» ИС; с растущим уровнем «прогрессивности» ИС. В результате, предлагаемый методологический подход сопоставления ожидаемых проявлений инвестиционной активности и фактических результатов инвестиционной деятельности позволяет выявлять реальные ИС и инвестиционное поведение предприятий, которые приводят, в конечном счете, к структурным сдвигам в РХС, том числе в сторону изменения ее экономической устойчивости.

в) Оценка финансового состояния. Автором  предлагаются следующие методологические принципы: учет региональных особенностей (совместно с Г.В. Крыксиным, М.Н. Москаленко), методически – путем формирования региональных нормативов финансовых показателей по аналогии с отраслевыми нормативами; нелинейная оценка значений отдельных показателей финансового состояния, методически – выявлением практических зависимостей и коэффициентов эластичности между конкретными показателями и сводным финансовым состоянием и последующим применением предлагаемого автором метода 6-ти «сигм», основная идея которого заключается в нормировании пространства каждого финансового параметра путем нахождения моды и среднеквадратического отклонения справа и слева от нее по фактическим данным и ограничения областей линейной зависимости 3-мя «сигмами» справа и слева от нормального значения, принятого за нулевой уровень; приоритет анализа состояния РХС как среднего по предприятиям над анализом как сводного по предприятиям в целом. В последнем случае формируются сальдированные показатели, которые сильно эластичны по структуре выборки предприятий (ее эксцессу). В то же время финансовые потоки ТРК недопустимо, на наш взгляд, учитывать в этом анализе непосредственно, но лишь косвенно. Сопоставление результатов аналитических подходов «в среднем» и «в целом» дает возможность дополнительной оценки структуры РХС.

В целом отличия разработанных методических решений заключаются в приоритете стратегического анализа (выявления управленческих стратегий хозяйственных систем, в том числе инвестиционных и финансовых стратегий), позволяющего повысить прогностические качества его результатов.

Комплексный анализ отдельной РХС, проведённые автором на примере Омской области в 1996-2010 гг., выявил следующие проблемы и их причины.

1. Основной проблемой РХС является ее замедленный посткризисный рост на фоне общероссийских темпов, что приводит к ослаблению материальной базы социально-экономического развития региона.

2. Данное замедление, несмотря на классические возможности обновления во время кризиса, сопровождается сохранением отраслевой структуры хозяйства с усилением ее примитивизации (ростом доли аграрного сектора, а в промышленном производстве – традиционных отраслей: пищевой, топливной, нефтехимической промышленности).

3. В условиях трансрегионализации экономики повышается роль динамики сектора самостоятельных предприятий в развитии РХС, однако сам этот сектор сжимается, что является основным фактором замедления данного развития.

4. В условиях опережающей трансрегионализации банковской системы страны, возникший дисбаланс ее отношений с реальной экономикой обусловливает дефицит финансового обеспечения развития РХС, что является основной функциональной причиной диссипации (ослабления связей, сжатия и постепенного разрушения) местного сектора РХС. 

Перспективы развития РХС, связанные с разрешением указанных проблем, очевидно, лежат в плоскости сохранения РХС как основы развития региона в условиях объективного процесса трансрегионализаци, в направлении поиска научно обоснованных решений, путей и механизмов относительно встраивания РХС в данный процесс, которые должны быть связаны с существенным изменением концепции управления РХС.

Дальнейший анализ экономической динамики структурных составляющих РХС в разрезе сектора самостоятельных предприятий и сектора ТРК показал, что важнейшим отличительным признаком, существенно разнящимся для этих подсистем регионального хозяйства, является стабильность в развитии их активности, или их устойчивость как способность стабильно функционировать в изменяющихся условиях. Несмотря на то, что устойчивость регионального производственного комплекса в целом, занимая срединное положение между устойчивостью ТРК и самостоятельных предприятий, с 2000 года все больше приближается своими значениями к значениям последних, корреляционно-регрессионный анализ доказывает, что ее динамика с 1996 года практически полностью определяется изменениями в устойчивости ТРК. При этом на протяжении периода анализа уровень устойчивости самостоятельных предприятий чаще всего выше уровня устойчивости региональных структур ТРК.

Таким образом, несмотря на то, что структуры ТРК принадлежат изначально более устойчивым ТРК, проявление последней на уровне региона ниже устойчивости самостоятельных региональных предприятий. Это объясняется более высокой устойчивостью ТРК как целостной системы относительно своих элементов (именно синергический эффект возрастания устойчивости в системе компаний, противодействующий энтропийным процессам, является одним из факторов образования корпораций). При этом большая часть рисков (суть факторов неустойчивости) предприятий остается за пределами ТРК, переносится на РХС в целом. В результате ее устойчивость, в отличие от устойчивости ТРК, становится ниже устойчивости базовых элементов – самостоятельных предприятий, определяясь устойчивостью региональных структур ТРК. Следовательно, обновление концепции управления РХС должно быть связано с актуализацией устойчивости в качестве важнейшего из ее целевых ориентиров. Разработка  такой концепции управления – управления, ориентированного на устойчивость – потребует решения следующих задач:

  1. разработка научно-теоретической базы концепции экономической устойчивости хозяйственных систем;
  2. адаптация концептуальных положений к отраслевым, региональным и временным особенностям, формирование соответствующих управленческих стратегий;
  3. поиск методов преодоления противоречий между концепцией управления, ориентированного на эффективность и ориентированного на устойчивость, с выходом на интегрированную управленческую стратегию;
  4. развитие практических методов анализа и прогнозирования экономической устойчивости, формирование обоснованных  систем ее показателей, классификация видов и стратегий, ориентированных на устойчивость;
  5. формирование систем мониторинга экономической устойчивости;
  6. разработка методологии анализа устойчивости многоуровневых структур, решение проблемы взаимодействия устойчивости РХС и отдельного предприятия;
  7. формирование принципов управления устойчивостью секторов РХС;
  8. развитие теории управленческих стратегий в рамках концепции управления устойчивостью;
  9. анализ и выработка политики управления межсекторными отношениями с позиций устойчивости РХС;
  10. разработка маркетинговых основ экономической устойчивости предприятия и РХС в целом.

3. Экономическая устойчивость в качестве категории управления региональной экономикой.

Понятие устойчивости было заимствовано экономической наукой в теории систем, когда экономические объекты стали рассматриваться как сложные и разнообразные хозяйственные системы. В системном анализе и синтезе устойчивость используется в комплексе интегральных характеристик сложного объекта, отражающих его взаимодействие со средой, внутреннюю структуру и поведение, и является одним из первичных качеств любой системы4. В общем смысле, под устойчивостью понимается способность системы сохранять некоторое ее свойство по отношению к возмущению или неопределенности некоторых параметров самой системы или внешней среды.

Впервые вопросы устойчивости применительно к экономическим проблемам возникли в теоретических работах, исследующих рыночное равновесие в условиях совершенной конкуренции (Л. Вальрас, Дж. Р. Хикс, П. Самуэльсон, А. Вальд). В них были достаточно глубоко исследованы вопросы устойчивости рынка с технической стороны, то есть по отношению к экономическим процессам, но не экономическим системам. Тем не менее, в рамках этих моделей были получены важнейшие выводы, которые лежат в основе становления современной теории экономической устойчивости, в частности, о диспропорциях в распределении доходов, несогласованности индивидуальных ожиданий и фактических итогов хозяйственной жизни как причинах утраты устойчивости, а также о необходимости роста экономических функций государства в целях поддержания устойчивости.

Дальнейшее развитие вопросы экономической устойчивости получили в рамках становления теории организации, интерпретации последней как целостной системы отношений и соответствующей организационной устойчивости («количественной» и «структурной» устойчивости в терминологии А.А. Богданова5). В этих трудах были детально разработаны соотношения между устойчивостью систем разного уровня, доказано, что устойчивость системы определяется в большей степени устойчивостью структурных связей нежели элементов, впервые были поставлены вопросы управления устойчивостью организации.

Проблемы устойчивости сложных динамических систем изучаются в рамках синергетики и теории диссипативных структур (И.Р. Пригожин, Г. Хакен), где устойчивость экономической системы становится важнейшим фактором ее динамики. Взаимосвязанные переходы системы от порядка к хаосу и от хаоса к порядку осуществляются только в области неустойчивости, при этом структурно и функционально системы остаются устойчивыми – такой дуализм в понимании устойчивости экономических систем стал возможен в связи со стратегическим подходом к управлению и развитию этих систем. В результате «текущая» неустойчивость, приводящая к неопределенности их ближайшего состояния, становится устойчивостью в долгосрочном аспекте, так как, по сути, изменяет, адаптирует систему, устремляя ее к аттрактору – состоянию с наибольшей устойчивостью к вызовам, наиболее вероятным в будущем. Соответственно, развитие в синергетике понимается как рост степени синтеза порядка и хаоса (самоорганизации), обусловленный стремлением системы к максимуму устойчивости, или в терминах гегелевской диалектики – разрешение противоречий между хаосом и порядком на более высоком уровне понимания их взаимоотношений. Синергетика показала, что экономические системы, находящиеся вдали от области равновесия, требуют намного более тонких, косвенных методов управления, отличающихся граничными эффектами, близкими к институциональному регулированию, ожидаемые отклики на которые многочисленны и разноплановы, но, самое важное, позволяющих исключить возможности деградационных, тупиковых ветвей, хоть и не стремящихся направить объект управления в сторону однозначного выбора траектории его развития.

Отдельным вектором в становлении подходов к экономической устойчивости, на наш взгляд, является концепция устойчивого развития, которая, развивая идеи синергетики о стратегическом характере устойчивости, впервые акцентировала внимание на динамической, нелинейной связи между категориями «устойчивость» и «развитие», использую их совместно, а не в противопоставлении друг другу.

Современные тенденции в теории экономической устойчивости закладываются неоинституционализмом, который полагает, что роль институтов заключается в уменьшении неопределенности путем установления устойчивой (но не обязательно эффективной) структуры взаимодействий между экономическими агентами. Причем, по мнению В.А. Мау6, именно институциональная среда создает основы устойчивости экономического роста, откуда, на наш взгляд, следует вывод об институциональных корнях экономической устойчивости применительно к хозяйственной системе любого уровня. Подобный подход позволяет оценить и место теории экономической устойчивости в развитии неоинституционализма: стабильность экономических институтов может являться важнейшим фактором экономической динамики, как и фактором устойчивости экономического развития.

Таким образом, показано, что теория экономической устойчивости в настоящий момент находится на этапе формирования, не имеет законченной формы. Ее основные источники  – это классические макроэкономические модели, общая теория организации (тектология Богданова), синергетика, концепция устойчивого развития, неоинституционализм. В то же время, наибольшее практическое и самостоятельное развитие вопросы экономической устойчивости получили в прикладной экономической науке – теории управления.

Анализ современных исследований экономической устойчивости применительно к сфере управления (С.П. Бараненко, В.В. Шеметов, И.Я. Богданов, А.И. Илларионов, С.А. Афонцев, И.Н. Петренко, Т.М. Коноплянник, А.Д. Канчавели, А.А. Колобов, И.Н. Омельченко, Д.Б. Козунко, А.И. Кузнецов, И.Е. Юдин, Н.И. Оксанич, Б.П. Рукин, В.А. Кретинин, Е.И. Сапелкина, Е.В. Броило и другие) показал отсутствие единого подхода к ее определению, обусловленного смешением понятий, а также попытками ее трактовки через  категории систем управления или концепции устойчивого развития, что нивелирует самостоятельность исследуемой категории. Осмысление подобных подходов позволило автору сформировать собственное понимание экономической устойчивости в категориальном смысле как способности хозяйственной системы к развитию в любых условиях среды (в сильном смысле – «несмотря ни на что»). Такой подход расширяет содержание экономическая устойчивости, которая, в таком случае, носит избирательный характер – система может развиваться, адаптируясь к позитивным флуктуациям внешней среды (конъюнктуры), вбирая их в себя и изменяясь в соответствии с ними, с одной стороны, и противостоя по возможности негативным флуктуациям, с другой стороны (при этом в системе должен существовать довольно сложный механизм различения позитивных и негативных возмущений, очевидно, реализующийся с помощью механизма с обратными связями, причем асимметричного: к позитивным воздействиям – с положительной обратной связью, к негативным – с отрицательной обратной связью). Сужение «экономическая» подчеркивает ее сущностное отличие от системного понятия «устойчивость», а не просто конкретизацию последнего в рамках приложения понятия к узкой отрасли знаний (экономическая устойчивость – способность к развитию, несмотря на влияние экономических негативных факторов и благодаря влиянию экономических позитивных факторов).

Экономическая устойчивость как категория управления может быть одним из важнейших аспектов (факторов) экономического состояния хозяйственной системы, но никак не самим состоянием (в противном случае, это не сущность, но – наименование такого состояния). Место и взаимосвязи экономической устойчивости в структуре категорий управления зависят от принятой концепции управления – экономическая устойчивость может выступать в качестве целевой функции (управление, ориентированное на экономическую устойчивость), либо в качестве основного принципа. В последнем случае экономическая устойчивость задает определенный формат схемы и рычагов механизма управления, например, критерий оптимальности управленческих решений, или качество («знак») обратных связей.

Современные методы управления РХС, в явном виде использующие категорию «устойчивость», пока носят преимущественно теоретический характер7. В практике менеджмента развиваются такие направления как антикризисное управление и управление рисками (в первую очередь, в финансовой сфере), в рамках которого особого внимания заслуживает относительно новый «робастный» подход (обеспечение устойчивости в условиях неопределенности путем жёстко определенных и нормативно защищенных управленческих процедур). В целом  экономическая устойчивость как категория управления играет роль целевого направления и индикатора в концепции управления, ориентированного на устойчивость.

Экономическая устойчивость как категория управления имеет сложную взаимосвязь с категорией эффективности через категории развития и риска. Разработанные автором методологические модели отношений этих категорий доказывают ее важнейшую роль и самостоятельное значение в управленческих стратегиях РХС. Первая модель представляет экономический рост (ЭР) в виде двух равнозначных факторов – эффективности (Э) и устойчивости (У), при этом показатель первой рассчитывается как отношение выпуска (В) и затрат (З): . Разработанный индикатор (косвенный показатель) второго фактора, рассчитываемый как отношение затрат текущего периода (Зt) и выпуска предыдущего периода (Вt-1): , основан на стратегической сущности устойчивости как составляющей экономического потенциала системы, что позволяет считать: чем устойчивей экономическая система, тем больше она может себе «позволить» расходовать сегодня из заработанного вчера (точнее – из накопленного к моменту анализа), чтобы полнее использовать эффект масштаба производства для своего роста. В этом случае модель роста можно представить как взаимодействие двух равноправных факторов:

.                                        (1)

Вторая модель отражает процессы оперативного управления хозяйственными системами, рассматриваемого с позиции основного балансового уравнения потоков ресурсов:

,                                        

где ОНt, ОКt – запасы на начало и конец периода t, соответственно, или экономический потенциал (активы и ресурсы).

Тогда, несколько переопределяя показатель эффективности () и принимая за индикатор устойчивости , экономический смысл которого связан с отражением числа периодов, за которые система может полностью использовать накопленный к концу текущего периода экономический ресурс (потенциал), получим:

,                                         (2)

где – показатель «склонности к риску» экономической системы.

Анализ модели (2) показывает, что «склонность к риску» служит мультиплицирующим коэффициентом перехода от категории эффективности к устойчивости и наоборот. В процессе оперативного управления системой субъект управления должен учитывать эту неадекватную взаимозаменяемость эффективности и устойчивости, особенно заметную, когда категории принадлежат к разным классам – целям и принципам управления (исключение составляет вырожденная ситуация «безразличия к риску»: k = 1). Данная модель подчеркивает принципиальное отличие в ее интерпретации категории риска от категории экономической устойчивости: риск является не обратным отражением последней, а связующим фактором между эффективностью и устойчивостью, тем самым еще раз доказывая самостоятельный характер последней категории.

4. Анализ и оценивание экономической устойчивости региональной хозяйственной системы на базе опросов региональных хозяйствующих субъектов; классификация российских регионов по уровню и динамике экономической устойчивости их хозяйственных систем.

Особенности и сложности анализа экономической устойчивости, в основе которого лежат процедуры оценивания, связаны с ее качественным характером, относящим ее показатели к классу «неосязаемых» измерителей (в терминологии Б.З. Мильнера). Методология оценки любого явления основывается на его определении, показывающем его сущность, откуда следует и обоснование самой возможности оценивания данного явления. Очевидно, что данное выше определение экономической устойчивости является слишком общим для этого – сложность измерения потенциальных возможностей развития в условиях неопределенной динамики конъюнктуры, по сути имеющая жёсткую привязку к прогнозным вариантам, общепризнанна. Следовательно, требуются более частные и конкретные, прикладные определения экономической устойчивости, позволяющие использовать косвенные или сопутствующие показатели.

Не менее важным остаётся и вопрос верификации разрабатываемых моделей и их результатов. Предлагаемая автором методологическая схема (рис. 4) включает этапы принятия решений относительно необходимости и возможности оценки, а также выбор последовательности разработки методики оценки: от методов к критериям и показателям, или от показателей к методам и шкалам.

Рисунок 4. Методологическая схема оценивания экономической устойчивости (ЭУ), разработано автором.

Представляется оптимальным введение некоторого итерационного цикла в данной последовательности шагов, позволяющего верифицировать предложенную модель на основе некого объективного критерия и, в зависимости от результатов, существенно изменить или несколько уточнить отдельные параметры методики за конечное число итераций в целях ее адекватности при заданной точности оценки. Завершающим этапом в данной схеме является однозначная интерпретация результатов оценки экономической устойчивости и принятие решений в отношении как корректировки управляющих воздействий на объект измерения, так и, при необходимости, корректировки самих методик оценки.

Анализ современных работ  в области оценивания экономической устойчивости позволил выделить основные подходы и положения, используемые при формировании методик ее оценки.

1. Оценка экономической устойчивости, считающейся многофакторным явлением, должна носить интегральный характер.

2. Составляющие сводной оценки, отражающие отдельные аспекты экономической устойчивости, в том числе в динамике (например, у Е.А. Лясковской) или диалектике (например, у К.А. Егиян), оцениваются экспертно (например, у С.В. Чупрова на основе теории нечетких множеств) в том, случае, когда плохо поддаются количественному измерению, либо напрямую, в противном случае. В общем случае необходимо сочетание экспертных и расчетных показателей (например, у В.С. Криворотова).

3. За основную составляющую экономической устойчивости принимается финансовая устойчивость, что позволяет (например, Е.Ю. Меркуловой) использовать стандартные финансовые коэффициенты в качестве исходных показателей экономической устойчивости.

4. Приведение к интегральному виду исходных оценок (свод) осуществляется путем ранжирования, с использованием индексного метода (например, у Е.В. Броило, В.И. Лукьянова) или регрессионной модели, включающей ограниченный набор финансово-экономических коэффициентов (например, у М.А. Асаула).

5. Экономическая устойчивость может определяться через сбалансированность материальных, финансовых и информационных потоков, что заставляет (например, Н.И. Оксанич, А.А. Колобова, И.Н. Омельченко и их соавторов) использовать в качестве критерия точное соответствие фактических показателей прогнозам, планам или нормативам. 

Анализ работ указанных авторов выявил наличие определенных ограничений областей их применения, что не дает возможности использовать их в целях оценки экономической устойчивости применительно к РХС. Основные проблемы, возникающие при формировании оценок устойчивости и ведущие к их существенному смещению относительно истинных, связаны с достоверностью официальной отчётности, на основе которой рассчитываются базовые экономические показатели, используемые в большинстве моделей оценки устойчивости. Это существенно ограничивает их применение для внешнего пользователя и заставляет предложить в качестве методологического подхода к оцениванию устойчивости РХС экспертный метод, причем, в качестве экспертов принять менеджмент предприятий, образующих РХС, другими словами, обратиться к их самооценкам. В качестве исходной базы таковых в дальнейшем использованы данные опросов, проводимых с 2000 года Банком России во всех регионах в рамках его мониторинга предприятий8. Обоснованием возможности этого служат следующие характеристики проекта: регулярный характер на достаточно протяженном временном отрезке; возможность формирования показателей устойчивости, основанных на самооценке руководства и специалистов предприятий; возможность получить ответы на вопросы, отсутствующие в официальной статистике; отсутствие санкций за уклонение от ответов, что повышает  их достоверность; нацеленность на региональные аспекты экономического анализа. Кроме того, принципы мониторинга в определенной степени снимают проблемы качества информации, связанные с трансрегионализацией экономики, что достигается за счет непосредственного обращения к менеджменту предприятия, функционирующего на территории региона вне зависимости от места его официальной регистрации, качественного характера получаемой информации и принципом добровольности участия в мониторинге.

Формат анкет, используемых в мониторинге, позволяет реализовать предложенную методологическую схему оценивания экономической устойчивости, то есть разработать вариантные методики с последующей верификацией результатов их применения:

1. Косвенная оценка экономической устойчивости через стабильность экономического положения предприятия, выступающую индикатором первой:

,                                        (3)

где        St  – уровень стабильности оценок в году t; k1t, k2t и k3t – число ответов «хорошее», «удовлетворительное» и «плохое» экономическое положение, соответственно, в течение года t; n – число значимых ответов (число месяцев участия в мониторинге) в году t: .

2. Самооценка степени влияния факторов экономической конъюнктуры на хозяйственную деятельность как индикатор конкретных видов устойчивости.

Применяя методы теории нечетких множеств, можно «оцифровать» ответы относительно уровня влияния фактора следующим образом (табл. 2):

Таблица 2

Перевод качественных оценок влияния фактора в количественные оценки устойчивости

Оценка влияния фактора

Устойчивость к фактору

Оценка устойчивости

Значительное

Низкая

1 балл

Умеренное

Средняя

2 балла

Слабое

Высокая

3 балла

Отсутствует

Абсолютная

4 балла

разработано автором

Следующим шагом на данном этапе предлагаемой методики является свод частных оценок и вычисление интегральной оценки общей экономической устойчивости. Любая система факторов является лишь выборкой из бесконечной их совокупности, встречающейся в практике хозяйственной деятельности, а потому описывает систему не полностью. Тем не менее, формат конъюнктурной анкеты включает в себя генеральные факторы (риски хозяйственной деятельности, спрос на продукцию отрасли, обеспеченность оборотными средствами, условия кредитования, наличие и величину просроченной дебиторской задолженности). С другой стороны, менеджменту предлагается ответить на вопрос об изменении экономической конъюнктуры непосредственно, что порождает возможность оценить весовые коэффициенты факторов для получения модели взвешенной результирующей оценки совокупной устойчивости стандартными методами корреляционно-регрессионного анализа. Поиски связей между изменениями конъюнктуры и изменениями факторов, её описывающих, оценка их силы и значимости на российской базе (1,6 млн. анкет за 120 отчетных периодов) позволили автору представить интегральную оценку экономической устойчивости региональной системы (zt) следующим образом:

,                        (4)

где        zit – сводная оценка устойчивости региональной системы по отношению к i–му фактору в отчётный период (месяц) t.

Обратное преобразование вариантов сводных оценок в вербальные уровни экономической устойчивости РХС при необходимости осуществляется следующим образом (табл. 3):

Таблица 3

Соответствие уровней экономической устойчивости количественным сводным оценкам

Интегральная оценка устойчивости

Уровень экономической устойчивости

свыше 1,79 балла

Высокий

от 1,74 до 1,79 балла

Выше среднего

от 1,69 до 1,74 балла

Средний

от 1,64 до 1,69 балла

Ниже среднего

ниже 1,64 балла

Низкий (кризисный)

расчёты автора по данным мониторинга предприятий

3. Расчетные показатели степени влияния факторов среды (экономической конъюнктуры) на производственную динамику предприятия. В рамках формата конъюнктурной анкеты существует возможность не только получения непосредственных ответов менеджмента о степени влияния того или иного фактора на деятельность предприятия, но и расчета показателей, отражающих это влияние. При этом предлагается использовать полученные ответы об изменении объемов производственной деятельности и изменении анализируемых факторов, на основании которых строить модель статистической связи с помощью методов многомерного регрессионного анализа, в которой вектор факторных коэффициентов и будет выражением степени влияния соответствующих факторов.

Для верификации результатов авторских моделей использован объективный показатель – процентная ставка по кредитам, предоставленным предприятию, как реальный показатель, описывающий фактические и независимые (при прочих равных) отношения между двумя субъектами – банком и заёмщиком. В случае её приведения к «нормальному» виду, очищенному от влияния прочих факторов, она будет рыночной оценкой заёмщика и сопутствующих рисков в отношениях с ним, то есть может выступать критерием при оценке его устойчивости. В рамках специального исследования автором (совместно с А.И. Ковалёвым) доказано, что оценки экономической устойчивости региональных предприятий, полученные с помощью разработанных методик, соответствуют объективным оценкам их надёжности, сформированным рынком и отражаемым более лояльными условиями кредитования (меньшими процентными ставками) для экономически устойчивых заёмщиков. Тем самым подтверждена достоверность результатов предложенных методик анализа экономической устойчивости на основе специальных опросов менеджмента предприятий в отличие от существующих подходов, базирующихся на показателях финансового положения, – для внешнего наблюдателя, или в дополнение к ним – для внутреннего наблюдателя, имеющего доступ к реальным, а не отчётным исходным данным для расчёта финансовых показателей.

На основе полученных оценок предложена типология российских регионов по уровню (2010 год) и динамике (относительно предкризисного 2007 года) экономической устойчивости их хозяйственных систем (табл. 4). Выделены 14 групп типичных РХС по признаку уровня экономической устойчивости («избыточно высокий», «выше среднего», «средний (нормальный)», «ниже среднего» и «низкий (кризисный)») и её динамики («рост», «стабильность», «снижение» и «существенное снижение»). При этом наибольшую группу образовали 18 регионов с уровнем экономической устойчивости РХС «ниже среднего, снизившимся в период кризиса».

РХС, обладая признаками системной целостности предприятий, требует иного подхода к процедурам оценки своей экономической устойчивости в отличие от подобной оценки применительно к отдельному предприятию, методологически учитывающего эти отличия. При этом существуют как минимум два основных подхода к формированию данной оценки:

1. Непосредственная оценка экономической устойчивости РХС.

2. Косвенная оценка экономической устойчивости РХС путем корректировки (досчета) сводной (средней) оценки экономической устойчивости предприятий, образующих РХС.

Если первый подход, по мнению автора, сложно реализуем методически в условиях трансрегионализации экономики, то второй требует внимания, во-первых, к однозначной трактовке «сводной» оценки (средняя или экстремальная), во-вторых,  к адекватности и полноте системы корректирующих коэффициентов. В общем случае эта система представлена совокупностью повышательных (ki,повыш) и понижательных (kj,пониж) коэффициентов, отношение которых (сводный коэффициент) определяет порог устойчивости (K) РХС:

.                                         (5)

Если его значение меньше 1, то устойчивость большинства предприятий РХС выше, чем устойчивость РХС в целом (точнее, превышение устойчивости отдельных предприятий над устойчивостью РХС в целом превалирует).

Таблица 4

Типология российских регионов по уровню и динамике экономической устойчивости (ЭУ) хозяйственных систем

ЭУ РХС

Существенное снижение ЭУ

Снижение ЭУ

Стабильный

уровень ЭУ

Рост ЭУ

Высокий (избыточный) уровень ЭУ

Респ. Дагестан

Калужская обл.

Ставропольский край

Магаданская обл.

Выше среднего

Камчатский край

Ростовская обл.

Свердловская обл.

Кемеровская обл.

Курганская обл.

Оренбургская обл.

Сахалинская обл.

Приморский край

Ленинградская обл.

Самарская обл.

Краснодарский край

Удмуртская Респ.

Средний (нормальный) уровень ЭУ

Новосибирская обл.

Респ. Адыгея

Тульская обл.

Респ. Башкортостан

Кировская обл.

Пермский край

Тюменская обл.

Красноярский край

Респ. Бурятия

Астраханская обл.

Ивановская обл.

Респ. Коми

Белгородская обл.

Саратовская обл.

Иркутская обл.

Костромская обл.

Респ. Марий Эл

Тверская обл.

Ниже среднего

Липецкая обл.

Забайкальский край

Брянская обл.

Орловская обл.

Респ. Татарстан

Ульяновская обл.

Калининградская обл.

Смоленская обл.

Омская обл.

Новгородская обл.

Томская обл.

Воронежская обл.

Нижегородская обл.

Челябинская обл.

Алтайский край

Амурская обл.

Пензенская обл.

Рязанская обл.

Респ. Тыва

Респ. Хакасия

Архангельская обл.

Псковская обл.

Хабаровский край

Респ. Саха (Якутия)

Низкий (критический) уровень ЭУ

Респ. Алтай

Владимирская обл.

Вологодская обл.

Респ. Карелия

Московская обл.

Респ. Мордовия

Мурманская обл.

Ярославская обл.

Курская обл.

Волгоградская обл.

Тамбовская обл.

Кабардино-Балкарская Респ.

Карачаево-Черкесская Респ.

Чувашская Респ.

расчёты автора по данным мониторинга предприятий

Это в определенной мере провоцирует разрушение хозяйственной системы, так как «большинству» она становится невыгодной. В случае если значение коэффициента K превышает 1, формирование данной системы оказывается целесообразным с точки зрения ее экономической устойчивости, происходит стимулирование ее дальнейшего развития как целостной структуры. Помимо того, что данный коэффициент определяет пороговое значение для РХС, он отражает качество сформированной системы предприятий и является в известном смысле показателем эффективности системы управления РХС. Региональный регулятор, при прочих равных, должен стремиться к его росту, так как только это и находится в его возможностях и компетенции. Напротив, рост экономической устойчивости отдельного предприятия, в первую очередь, зависит от менеджмента самого предприятия и только потом – от институциональных условий среды, созданных регулятором и соответствующих этой задаче.

На практике оценить значение этого коэффициента можно без трудоемкого расчета входящих коэффициентов, исходя из его роли связующего звена между экономической устойчивостью РХС как целостной системы (ЭУРХС) и сводной оценкой устойчивости РХС как механической совокупности входящих в нее предприятий (ΩЭУi):

.                        (6)

Обобщенные параметры, входящие в (6), можно рассчитать на данных мониторинга предприятий с применением разработанной методики 1:

, ,

где         – баланс ответов предприятий о своем экономическом положении, характеризует оценку экономического положения РХС как системы; – сглаженный баланс ответов предприятий 13-тимесячной скользящей средней; модуль разницы между ними, характеризуя нестабильность показателя в течение года t, отражает экономическую устойчивость РХС как системы.

Данные мониторинга предприятий за 2000-2010 гг. позволили автору  получить динамику корректирующего показателя K для РХС Омской области (рис. 5), анализ которой не только подтверждает сделанный выше вывод о том, что в посткризисный период (после 1998 года) экономическая устойчивость РХС падала, но и показывает, что это падение было обусловлено низкой эффективностью управления РХС. В 2009-2010 гг. антикризисные меры российского правительства, носящие в основном системный характер (поддержка финансовых структур, смягчение налогового законодательства, снятие отдельных институциональных ограничений и прочие мероприятия), существенно повлияли на разнонаправленную динамику факторов, позволив практически восстановить системную устойчивость РХС до предкризисного уровня 2007 года при продолжающейся тенденции падения экономической устойчивости конкретных предприятий. В этот период корректирующий показатель в большей мере стал отражать качество государственной промышленной политики в целом, нежели региональных властей.

Рисунок 5. Корректирующий коэффициент для оценки экономической устойчивости омской РХС и факторы, определяющие его динамику, 2000-2010 гг. (расчёты автора по данным мониторинга предприятий).

5. Закономерности и перспективные направления совершенствования экономической устойчивости региональной хозяйственной системы, состоящие из важнейших факторов её формирования.

Анализ факторов, оказывающих влияние на формирование экономической устойчивости РХС, позволил выделить в качестве значимого масштаб хозяйственной системы. При этом зависимость между уровнем устойчивости и масштабом хозяйственной активности системы – как на уровне региона, так и отдельного его хозяйствующего субъекта – имеет более сложный вид, в отличие от традиционных представлений о ее прямом и линейном характере: наименьшей устойчивость обладают хозяйственные системы средних размеров в отличие от малых и крупных регионов и предприятий (рис. 6).

Рисунок 6. Связь экономической устойчивости (отклонение от среднероссийского уровня, %) и масштаба РХС (объём ВРП, млрд. руб.), 2007 год ( расчёты автора по данным мониторинга предприятий, Регионы России. Социально-экономические показатели. 2010. – М.: Росстат, 2010. – 996 с.).

Логическим основанием подобного вида зависимости устойчивости от размеров хозяйственной системы, очевидно, может служить факт, что средние занимают некое промежуточное положение между малыми и крупными системами. Вероятность, точнее, возможность их перехода в ту или иную категорию гораздо выше, чем, к примеру, вероятность перехода малых в категорию средних или (сразу) крупных систем, что говорит о неустойчивости их срединного положения.

Государственная экономическая политика должна учитывать непрямую зависимость устойчивости РХС и её масштаба: на региональном уровне – формированием оптимальной структуры РХС в разрезе масштаба её хозяйствующих субъектов, на федеральном – оптимизацией структуры национального хозяйства в разрезе масштаба его РХС. В том и в другом случаях необходимо учитывать, что структуры без средних по величине объектов не бывает (как бы не хотелось иметь в своём составе только малые и крупные РХС или предприятия), но проблему низкой устойчивости средних хозяйственных систем надо решать в динамике, принимая их размер как переходное, временное состояние. При этом следует, на наш взгляд, чётко определить вектор развития управляемой РХС (среднего размера):

- рост её масштабов до размера крупной системы предусматривает политику стимулирования роста средних предприятий и поддержки крупных хозяйствующих структур (в данном случае региональной власти надо учитывать естественные пространственные и трудовые (число трудоспособного населения) ограничения, которых нет для федеральной власти, могущей укрупнить регионы);

-  сокращение её масштабов до размера малой системы, напротив, будет происходить при переносе внимания экономических властей на развитие малого бизнеса, сжатия вплоть до дробления средних предприятий, что ведёт к падению производительности труда, следовательно, – при постоянном населении – к снижению ВРП; федеральная политика в данном случае может включать и возможное разукрупнение отдельных регионов. 

Анализ зависимости роста масштабов предприятия от уровня его экономической устойчивости также позволил получить матрицу перехода предприятий из категории в категорию, сопоставляя которую со статистическими  данными о демографии организаций, можно выявить оптимальную с точки зрения экономической устойчивости структуру РХС в разрезе масштаба предприятий. В частности, если предположить, что между количеством вновь зарегистрированных и ликвидированных организаций в регионе сложился баланс, то расчетная стабильная структура РХС Омской области включает 77% малых, 17% средних и 6% крупных предприятий (по состоянию 2010 года).

В процессе управления экономической устойчивостью важнейшим фактором являются её взаимосвязи с инвестиционным поведением и ИС предприятий РХС. Анализ 6,5 тысяч инвестиционных анкет за 2000-2010 гг. позволил обнаружить нелинейную зависимость S-образной формы между уровнем прогрессивности (инновационности) выбранной предприятием ИС и совокупной степени влияния на его деятельность факторов экономической конъюнктуры. В рамках этой зависимости обращают на себя внимание достаточно близкие оценки неустойчивости у предприятий, избравших в качестве приоритетной крайние ИС – консервативную и прогрессивную, которые находятся на уровне, близком к среднему для всех предприятий. Его близость к средним оценкам позволяет предположить нейтральную связь ИС и экономической устойчивости в данных точках – невозможно однозначно определить вероятность выбора ИС при подобном уровне устойчивости. Другим словами, нормальная экономическая устойчивость является необходимым условием для осознанного выбора менеджментом предприятия ИС, обусловленного действительно инвестиционными целями стратегического роста производства и не связанного необходимостью учета такого качества предприятия как его устойчивость.

В то же время интенсификация и модернизация производства может осуществляться исключительно в условиях повышенной устойчивости к внешним факторам, что, очевидно, связано с повышенным уровнем риска, сопровождающего ИС подобного и близкого к ним типа. Напротив, ИС, ориентированная на расширение существующего производства, и близкие к ней являются, в некоторой мере, вынужденными при пониженной устойчивости предприятия и РХС в целом к вызовам внешней среды.

Углубление анализа инновационной активности РХС, понимаемой через распространенность инновационных мотивов в инвестиционной активности предприятий региона, позволило оценить и классифицировать российские РХС в зависимости от их уровня устойчивости и инновационной активности. Выявлено 3 кластера (рис. 7), формирующих традиционную траекторию развития РХС в данных координатах: при относительной низкой инновационной активности (I кластер) её рост до среднего уровня сопровождается ростом экономической устойчивости РХС (II кластер), дальнейший переход к относительно высокому уровню инновационной активности невозможен без снижения устойчивости (III кластер), которая в данном случае выступает в роли ограничителя рисков, связанных с высокой неопределённостью результативности любых нововведений.

Роль внутренних межсекторных отношений в совершенствовании экономической устойчивости РХС рассмотрена на примере взаимодействия реального и банковского секторов региона. Структурная устойчивость экономической системы зависит от того, какие отношения складываются между её элементами. При этом признак устойчивой системы – её достаточно жёсткая структуризация. Однако в случае РХС межсекторные взаимодействия не носят жёсткого характера, а свободно формируются на рыночных принципах, что затрудняет административное регулирование этих отношений, а, следовательно, и прямое управление экономической устойчивостью РХС. Тем не менее, на наш взгляд, современный хозяйственный механизм стимулирует развитие межсекторных отношений именно в направлении укрепления устойчивости каждого из взаимодействующих секторов, а значит и системы в целом. К примеру, в рамках отношений банков и предприятий реального сектора это происходит за счёт более лояльных условий кредитования для экономически устойчивых предприятий.

Оптимальность механизма межсекторных отношений, стимулирующего рост экономической устойчивости РХС в целом, делает излишними все попытки административных мер управления ими (за исключением кризисных ситуаций), но требует актуализации институциональных условий в виде нормативной базы федерального уровня (Банк России, Минфин России, Минэкономразвития России), закрепляющей сложившуюся хозяйственную практику. В этой связи банковскому регулятору рекомендуется усовершенствовать требования к кредитным организациям при формировании ими резервов по ссудной задолженности предприятий, уменьшив значимость формального анализа их финансового положения в пользу анализа их кредитных историй, отражающих устойчивость их положения. В то же время дефицит внутрирегиональных кредитных ресурсов, выявленный в рамках комплексного анализа РХС Омской области, предлагается решать стимулированием объединения региональных банков. Предложены несколько сценариев подобной концентрации банковского капитала в регионе (совместно с Н.Н. Медведевым), обоснована безальтернативность укрупнения региональных банков в условиях трансрегионализации, позволяющая сохранить банковский сектор РХС.

Рисунок 7.  Типология хозяйственных систем российских регионов по уровню инновационной активности и экономической устойчивости, 2010 год (расчёты автора по данным мониторинга предприятий).

Современные методы управления все больше внимания акцентируют на институциональных механизмах, в рамках которых предлагается совершенствование экономической устойчивости хозяйственной системы региона на основе формирования потребительского поведения. При этом в качестве потребителя выступает не только непосредственный покупатель продукции региональных производителей, но и, в первую очередь, потенциальный инвестор в экономку региона, соответственно, продукцией в данном случае является экономическое пространство региона, или его бренд, если вести речь в терминологии территориального маркетинга. В течение жизненного цикла хозяйственной системы регулярно возникают некие противоречия между удовлетворенностью потребителей качеством продукции и текущей производственной деятельностью. Это, в свою очередь, повышает неопределенность внешней среды производителя (колебания спроса) и ведет к рассогласованию его экономических интересов с интересами потребителя, вследствие чего предприятие и РХС в целом попадает в область неустойчивости9. Поведение потребителя в общем случае формируется под влиянием множества факторов, однако одним из определяющих внешних факторов является маркетинговая активность производителя – воздействие на потребительское отношение через компоненты социально-рыночного окружения. Автором разработана модель потребительского поведения покупателей («модель с переносом»), которая позволяет регулировать спрос путем активизации и оптимального распределения маркетинговой активности. В общем виде модель с переносом имеет рекурсивный характер, от которого можно избавиться в случае постоянства параметра α во времени, или, полагая, что в период t=0  a1,0=a2,0=...=an-1,0=0 ,  an,0=1:

,                                         (7)

.

где        St – текущий уровень реализации; ai,t – доля i-го сегмента от общего потенциала рынка M в период t; αt – параметр модели, отражающий долю каждого сегмента, «переносимую» в  соседний  сегмент  под воздействием всего комплекса маркетинга в период t (коэффициент переноса, или коэффициент маркетинговой активности).

Показано, что модель с переносом удовлетворительно описывает поведение потенциального инвестора, который так же постепенно, как и потребитель промышленной продукции, принимает решения о формировании своей стратегии в разрезе экономического пространства. Но в отличие от рынка новой продукции, для которого была разработана модель с переносом, рынок потенциальных инвесторов нестабилен, то есть его потенциал изменяется со временем. Однако темпы этих изменений настолько малы на тех временных периодах, с которыми работает модель, что позволяют считать потенциал рынка постоянным (M=const).

Модель с переносом может служить базой для оптимального управления комплексом маркетинга как отдельного регионального предприятия, так и РХС в целом (если вести речь о территориальном маркетинге), включая ассигнования на него (бюджетные средства). Для этого требуется проварьировать α во времени. Именно это ставится в основу решения вопросов совершенствования экономической устойчивости путём регулирования поведения потребителей продукции региональных предприятий, либо поведения потенциальных инвесторов как «потребителях» бренда региона в рамках финансирования комплекса мер территориального маркетинга, направленного на повышение инвестиционной привлекательности региона в целом. В частности, численное моделирование показывает:

1) если РХС, опасаясь быстрого копирования своего «уникального предложения» более сильным конкурентом (например, соседней территории) или других подобных действий с его стороны, придерживается стратегии «снятия сливок», ей требуется высокий уровень отклика инвестора уже на первых этапах жизненного цикла своего бренда: в этом случае маркетинговую активность, как и бюджетные ассигнования на неё, следует распределить по закону убывающей прямой;

2) если РХС опасается потери устойчивости в связи со слабой производственной и инфраструктурной базой (то есть, когда территориальные возможности заведомо ниже спроса на них, стимулированного маркетинговой активностью), которой будет недостаточно во время пикового спроса, требуется, чтобы максимум уровня отклика инвестора на всём протяжении жизненного цикла не превышал критического значения: в этом случае маркетинговую активность (и её бюджет) следует распределить равномерно по всему циклу;

3) если РХС существенно зависит от денежных потоков, формируемых свои брендом, ей требуется довольно непродолжительный этап спада спроса: в этом случае маркетинговую активность (бюджет) следует распределить по закону возрастания затрат, а если, при том, предприятия РХС обладают возможностями резкого роста загрузки своих мощностей, то максимум этой кривой можно увеличить, а, следовательно, сократить длительность жизненного цикла за счёт совмещения законов возрастания маркетинговой активности до достижения максимального сбыта и последующего её убывания.

6. Стандартизированные предложения по совершенствованию экономической устойчивости, позволяющие формализовать учёт особенностей каждого типа региона.

Завершающим этапом разработки концепции управления РХС, ориентированного на экономическую устойчивость, является ее практическая конкретизация путем формирования рекомендаций относительно управленческих стратегий регионального развития. Для этого автором был  разработан конструктор  стандартизированных рекомендаций типичным регионам в рамках классификации их РХС по критерию экономической устойчивости. Пакеты стандартизированных рекомендаций сформированы в зависимости от конкретных факторов, определивших указанный тип региона, содержат предложения по развитию и совершенствованию структуры РХС, инновационной активности в инвестиционном поведении её предприятий, совершенствованию региональной маркетинговой политики, стратегии финансового обеспечения производства, в том числе корректировки стратегий развития банковского сектора региона, направленные на повышении экономической устойчивости РХС.

На примере Омской области показано, что при исключительно низкой устойчивости производства к условиям кредитования в условиях дефицита собственных финансовых ресурсов, основным направлением совершенствования региональной экономической политики должна стать разработка целостной стратегии развития её банковского сектора и конкретных мероприятий. Реализация подобных мероприятий, в результате которых стоимость кредитов для реального сектора может быть снижена на 1 процентный пункт, приведет к их росту более чем на 10%. Это позволит дополнительно привлечь в экономику области более 14 млрд. рублей, сократив на 28% её отложенный (неудовлетворённый) спрос на заёмные средства.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Основным результатом настоящего диссертационного исследования стало формирование научно-методологических положений концепции экономической устойчивости пространственно-локализованных хозяйственных систем как основы современного подхода к управлению регионом и разработки перспектив его развития.

1. Выполнен анализ основных научных подходов к проблеме устойчивости в экономике, которые обосновывают её зависимость от масштаба и структуры хозяйственной системы, собственного потенциала последней и ситуации на денежно-кредитном рынке, состояния и динамики институциональных характеристик среды, регламентирующих отношения между элементами системы и определяющих предпринимательские ожидания. Теория экономической устойчивости, которая в настоящее время находится в процессе своего формирования, носит выраженный междисциплинарный характер, в её основе лежат  принципы и выводы макроэкономического моделирования, общей теории организации, синергетической парадигмы, концепции устойчивого развития и новой институциональной теории.

2. Выявлена сущность экономической устойчивости как способности хозяйственной системы к развитию в любых условиях среды. Обоснована её роль в качестве основной категории регионального менеджмента и целевой установки в современной концепции управления, ориентированного на создание благоприятных условий для развития хозяйственных систем. Она сложным образом связана с категорией экономического роста, будучи альтернативой ему в краткосрочном периоде, но важнейшим фактором развития – в стратегическом плане. В последнем случае проявляются взаимозависимости категорий устойчивости и эффективности через категории роста и риска.

3. Исследованы особенности современного развития региональных хозяйственных систем, важнейшей из которых является трансрегионализация как доминирование межрегиональных корпораций в экономической активности отдельного региона. В основе механизма формирования трансрегионализации лежит глобализация мирового хозяйства, а её финансовым обеспечением стали источники, появившиеся в результате финансового кризиса 1998 года за счёт существенного изменения покупательной способности валютных активов.

4. Усовершенствованы методологические подходы к региональному анализу в условиях трансрегионализации, следствием которой является размывание экономических границ РХС. Они разработаны на базе концепции «бесконечного информационного поля», которая подразумевает существенное расширение параметров исходных данных в целях выявления истинных закономерностей развития РХС при оптимальном соотношении между оперативностью выводов и рациональностью выбора источников данных, и концепции «неопределённого объекта анализа», которая основана на существовании такого объекта анализа как РХС, предстающей перед исследователем в разнообразных отражениях действительности, откуда следует необходимость адекватной привязки его к целям анализа, с одной стороны, и учёт его выраженности в тенденциях и региональных отличиях, с другой стороны, при оптимальном соотношении между оперативностью выводов и согласованностью решений. Приложение к РХС Омской области разработанных на этой основе методов анализа хозяйственной активности, инвестиционного поведения и финансового состояния выявило её основные проблемы, связанные с замедленным развитием по причине сжатия сектора РПК при повышении его роли в региональной динамике, обусловленной его большей устойчивостью. Тем самым обоснована, что объективный процесс трансрегионализации требует новых подходов к управлению РХС, причем, новая управленческая концепция должна быть ориентирована на её экономическую устойчивость. Некоммерческий характер этой концепции определяет государственный менеджмент, прежде всего, в лице региональных экономических властей в качестве первоочередного круга её пользователей.

5. Разработаны методики оценки экономической устойчивости прямым ми и косвенными методами, основанные на непосредственных экспертных оценках менеджмента предприятий, образующих РХС, и конкретизированные на базе мониторинга региональных предприятий, проводимого Банком России. Проведена их верификация на основе предложенного объективного (рыночного) критерия – нормированной процентной ставки, отражающей риски отношений кредитора с заёмщиком, напрямую связанные с устойчивостью последнего. Предложенные подходы позволяют классифицировать российские регионы по критерию экономической устойчивости их хозяйственных систем, а также определить эффективность регионального управления путём сопоставления сводных оценок экономической устойчивости РХС и отдельных предприятий, её образующих.

6. Исследованы взаимосвязи между экономической устойчивостью хозяйственных систем и уровнем (масштабом) хозяйственной и инновационной активности, имеющие нелинейный характер. В первом случае наименьшей устойчивостью обладают хозяйственные системы средних размеров в отличие от малых и крупных систем, что позволяет уточнить приоритеты региональной экономической политики, в том числе оценить оптимальную с точки зрения экономической устойчивости структуру РХС. Во втором случае наивысшая экономическая устойчивость наблюдается при среднем уровне инновационной активности, что заставляет регулировать и конкретизировать целевые направления инвестиций с учётом текущего и целевого уровня устойчивости РХС.

7. Выявлены основные факторы формирования экономической устойчивости РХС, задающие направления её совершенствования: межсекторные отношения внутри РХС и отношения РХС с внешним инвестором.

Механизм кредитных отношений между банковским и реальным секторами РХС, основанный на рыночных принципах, не требует административного вмешательства, будучи заведомо направлен на совершенствование экономической устойчивости РХС. В то же время необходимым условием работы данного механизма на региональном уровне является развитие самостоятельных банков, которое невозможно без их слияния в целях укрупнения и повышения кредитных возможностей. Это, в свою очередь, требует решительных действий региональных властей, и, в первую очередь, разработки и реализации адекватной стратегии развития банковского сектора региона.

Предложена модель формирования поведения потенциального инвестора в зависимости от маркетинговой активности РХС и её предприятий, которая позволяет регулировать активность инвестора, формируя относительно стабильную и предсказуемую динамику инвестиционной привлекательности региона, с учётом его производственных и инфраструктурных возможностей и ограничений, что позитивно влияет на экономическую устойчивость РХС.

8. Результаты работы реализованы  в конструкторе стандартизированных рекомендаций типичным РХС по повышению их экономической устойчивости, касающихся структуры хозяйства, инвестиционной и инновационной активности, финансовых источников, территориального маркетинга. Приложение данного конструктора к РХС конкретного региона позволяет уточнить акценты управленческой концепции и сформировать основу для разработки конкретных мероприятий, нацеленных на устойчивое развитие. Сопоставление стандартизированных рекомендаций для Омской области с фактическими действиями экономических властей выявило необходимость создания целостной стратегии развития банковского сектора региона в связи с исключительно низкой устойчивостью производственного сектора к условиям кредитования, связанной с существенным дефицитом собственных финансовых ресурсов.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах автора.

Монографии

  1. Михалев О.В. Проблемы экономической устойчивости в теории и практике управления региональными хозяйственными системами. – Омск: Изд-во ОмГПУ, 2011. – 13,6 п.л.
  2. Михалев О.В. Экономическая устойчивость хозяйственных систем: методология и практика научных исследований и прикладного анализа. – СПб.: Изд-во СПбАУиЭ, 2010. – 12,5 п.л.
  3. Михалев О.В., Москаленко М.Н. Управленческие стратегии предприятий региона: устойчивость и эффективность. – Омск: Изд-во ОмГПУ, 2008. – 11,15/5,5 п.л.

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах

(Перечень ВАК РФ)

  1. Михалев О.В. Региональные особенности формирования экономической устойчивости хозяйственных системы // Региональная экономика: теория и практика, 2011. – № 6 (189). – 1,1 п.л.
  2. Михалев О.В. Методология регионального экономического анализа в условиях трансрегионализации экономики // Экономический анализ: теория и практика, 2009. – № 17 (146). – 1,15 п.л.
  3. Михалев О.В. Мониторинг экономической устойчивости региональных хозяйственных систем // ЭКО, 2011. –  № 6. – 0,7 п.л.
  4. Михалев О.В. Экономическая устойчивость и масштаб региональных предприятий нефинансового сектора // ЭКО, 2009. – № 4. – 1,15 п.л.
  5. Михалев О.В., Крыксин Г.В., Москаленко М.Н. Региональные факторы формирования финансовых стратегий // ЭКО, 2006. –  № 1. – 0,7/0,25 п.л.
  6. Михалев О.В. Инвестиционные стратегии предприятий региона // ЭКО, 2004. –  № 2. – 0,6 п.л.
  7. Михалев О.В., Медведев Н.Н. Объединение региональных банков: оценка экономической эффективности // Деньги и кредит, 2004. – № 12. – 0,4/0,2 п.л.
  8. Михалев О.В. Инвестиционное поведение предприятий региона // Деньги и кредит, 2004. – № 7. – 0,6 п.л.
  9. Михалев О.В., Иванченко О.Г. Региональные особенности формирования собственного капитала российских предприятий //  Вестник Тихоокеанского государственного университета, 2011. – № 2 (21). – 0,7/0,4 п.л.
  10. Михалев О.В., Ковалёв А.И. Экономическая устойчивость и кредитные риски // Вестник Тихоокеанского государственного университета, 2009. – № 1 (12). – 1,25/1,0 п.л.
  11. Михалев О.В. Методологические подходы к оценке экономической устойчивости и стабильности региональных предприятий // Экономика и управление, 2010. – № 7 (57). – 1,0 п.л.
  12. Михалев О.В. Управление в условиях трансрегионализации экономики: ориентация на устойчивость // Экономика региона, 2009. – № 1 (17). – 0,95 п.л.
  13. Михалев О.В. Экономическая устойчивость в типологии российских регионов // Вестник Омского университета. Серия «Экономика», 2011. – № 2. – 0,8 п.л.

Коллективные монографии, научные статьи и доклады

  1. Михалев О.В. Инновационная активность региональных хозяйственных систем // Приоритетные векторы инновационной экономики: колл. монография. – СПб.: Инфо-да, 2011. – 29,3/0,4 п.л.
  2. Михалев О.В. Экономическая устойчивость: научная категория и фактор региональной хозяйственной активности // Предпринимательство как стратегический ресурс развития хозяйственной системы: колл. монография. – СПб.: Изд-во СПбАУиЭ, 2009. – 16,4/1,75 п.л.
  3. Михалев О.В. Мониторинг инновационной активности предприятий региона //  Инновационный бизнес региона: актуальные проблемы развития: Материалы междунар. науч.-прак. конф. в рамках междунар. экон. форума «Человеческий капитал ключевой ресурс развития российской экономики». – Омск: Филиал ВЗФЭИ в г. Омске, 2010. – 0,3 п.л.
  4. Михалев О.В. Кризис и инвестиционная активность предприятий региона // Апрельские экономические чтения: Сб. трудов междунар. науч.-прак. конф. – Омск: изд-во ОмГУ, 2010. – 0,4 п.л.
  5. Михалев О.В., Волкова Д.О. Глобализация и трансрегионализация экономики // Апрельские экономические чтения: Сб. трудов междунар. науч.-прак. конф. – Омск: изд-во ОмГУ, 2008. –  0,5/ 0,4 п.л.
  6. Михалев О.В. Региональный хозяйственный комплекс в условиях трансрегионализации экономики // Долгосрочная стратегия развития российского Дальнего Востока: Материалы науч.-прак. конф. – Хабаровск: ИЭИ ДВО РАН, 2008.  – деп. в ИНИОН РАН № 60668 от 16.12.2008. – 0,3 п.л.
  7. Михалев О.В. К вопросу о взаимосвязи финансовой и экономической устойчивости: из опыта мониторинга региональных предприятий // Экономика региона: интеллект, инновации, предпринимательство: Материалы междунар. науч.-прак. конф. – Омск: Филиал ВЗФЭИ в г. Омске, 2009. – 0,25 п.л.
  8. Михалев О.В. Влияние кризиса на экономическую устойчивость предприятий региона // Апрельские экономические чтения: Сб. трудов междунар. науч.-прак. конф. – Омск: изд-во ОмГУ, 2009. –  0,4 п.л.
  9. Михалев О.В. Экономическое положение предприятий региона // Апрельские экономические чтения: Сб. трудов междунар. науч.-прак. конф. – Омск: изд-во ОмГУ, 2007. – 0,8 п.л.
  10. Михалев О.В. Методика расчета эффективности финансового менеджмента // Роль банков в развитии экономики: Сб. науч. трудов. – Хабаровск: изд-во Тихоокен. гос. ун-та, 2006. –  0,25 п.л.
  11. Михалев О.В. Прогнозы развития региональной экономики до 2010 года // Перспективы и пути развития экономики региона: Материалы междунар. науч.-прак. конф. – Омск: Вестник филиала ВЗФЭИ в г.Омске, №7, 2006. – 0,5 п.л.
  12. Михалев О.В., Крыксин Г.В., Москаленко М.Н. Финансовое положение и финансовые стратегии предприятий: региональные особенности (на примере трех российских областей) // Развитие банковского дела в Омском регионе: история и современность: Материалы межрег. науч.-прак. конф. – Омск: изд. комплекс «ГЭПИЦентр-II», 2005. –  1,1/0,4 п.л.
  13. Михалев О.В. Устойчивость и эффективность, или двухфакторная модель экономического развития // Апрельские экономические чтения: Межвуз. сб. науч. трудов. – Омск: изд-во ОмГПУ, 2005. – 0,3 п.л.
  14. Михалев О.В., Медведев Н.Н. Банковский бизнес в регионе: перспективы консолидации // Экономика и банки: проблемы и перспективы развития: Материалы межрег. науч.-прак. конф. – Петропавловск-Камчатский: КамчатГТУ, 2004. – 0,6/0,3 п.л.
  15. Михалев О.В., Медведев Н.Н. Экономическая эффективность слияния кредитных организаций региона // Вестник Омского университета. Серия «Экономика», 2004. – № 3. – 0,5/0,25 п.л.
  16. Михалев О.В.. Медведев Н.Н. Перспективы концентрации банковского бизнеса в регионе // Банковский сектор: вчера, сегодня, завтра: Материалы IV науч.-прак. конф. – Тюмень: ГУ Банка России по Тюменской области, 2004. –  0,4/0,2 п.л.
  17. Михалев О.В., Москаленко М.Н. Новый методический подход к проблеме оценки финансового состояния (на примере Камчатской и Омской областей) // Апрельские экономические чтения: Межвуз. сб. науч. трудов. – Омск: изд-во ОмГПУ, 2004. – 0,4/0,2 п.л.
  18. Михалев О.В. Мониторинг предприятий – информационная база регионального маркетинга // Стратегия регионального маркетинга Омской области – пути и перспективы: Материалы межрегиональной науч.-прак. конф. – Омск: администрация Омской области, 2003. – 0,3 п.л.
  19. Михалев О.В. Перспективные производства региональной экономики // Омская область – пути и перспективы развития: Материалы рег. науч.-прак. конф. – Омск: администрация Омской области, 2002. – 0,4 п.л.
  20. Михалев О.В. Инвестиционная база развития перспективных отраслей и производств региональной экономики // Апрельские экономические чтения: Межвуз. сб. науч. трудов. – Омск: изд-во ОмГПУ, 2002. – 0,3 п.л.
  21. Михалев О.В. Институциональная структура экономики как фактор формирования межрегиональных денежных потоков // Регион России, 2002. – № 1-2. – 0,3 п.л.
  22. Михалев О.В. Развитие региональной экономики и налоговая политика // Налоговая политика в условиях рыночной экономики: Сб. науч. трудов. – Омск: ОмГУ, 2002. – 0,35 п.л.
  23. Михалев О.В. Инвестиционная активность и структурные сдвиги в экономике региона // Апрельские экономические чтения: Межвуз. сб. науч. трудов. – Омск: изд-во ОмГПУ, 2001. – 0,3 п.л.
  24. Михалев О.В. Структура экономики региона и межрегиональные денежные потоки // Состояние и проблемы денежного обращения: Материалы науч.-прак. конф. – Омск: изд. комплекс «ГЭПИЦентр-II», 2001. – 0,3 п.л.
  25. Михалев О.В. Об индикаторах региональной экономической динамики // Менеджмент в социальных структурах: Межвузов. сб. науч. трудов. – Омск: Изд-во ОмГПУ, 1999. – 0,3 п.л.
  26. Михалев О.В. Структурный анализ банковского финансирования развития экономики региона // Современное общество: Материалы науч. конф., посвященной 25-летию Омского государственного университета. – Омск: ОмГУ, 1999. – 0,25 п.л.
  27. Михалев О.В. Технический анализ экономической устойчивости // Апрельские экономические чтения: Межвуз. сб. науч. трудов. – Омск: изд-во ОмГПУ, 1998. –  0,25 п.л.
  28. Михалев О.В. Проблемы устойчивости крупных и малых предприятий региона // Вестник Омского университета, спец. выпуск 3: Материалы Всесоюзной науч.-прак. конф. «Общество. Человек. Экономика. Труд. Культура». – Омск:  ОмГУ, 1996. – 0,3 п.л.
  29.   Михалев О.В. Оценка конкурентных позиций многофилиального банка на региональных финансовых рынках // Вестник Омского университета, спец. выпуск 2: Материалы Всесоюзной науч.-прак. конф. «Общество. Человек. Экономика. Труд. Культура». – Омск:  ОмГУ, 1996. – 0,25 п.л.
  30. Михалев О.В. Моделирование потребительского поведения // Маркетинг, 1995. – № 3. – 0,45 п.л.
  31. Михалев О.В. Влияние банковского сектора на региональное развитие // Менеджмент в социальных структурах: Межвузов. сб. науч. трудов. – Омск: изд-во ОмГПУ, 1998. – 0,3 п.л.
  32. Михалев О.В. Диалектика устойчивости предприятия и региона // Проблемы экономического развития России: Сб. науч. трудов. – Омск:  ОмГТУ, 1996. – 0,25 п.л.
  33. Михалев О.В. Устойчивость в региональном хозяйственном комплексе // Конкурентоспособность региональной экономики: опыт, проблемы, перспективы: Материалы междунар. науч.-прак. конф. – Омск: Вестник филиала ВЗФЭИ в г. Омске, № 8, 2007. –  1,1 п.л.
  34. Михалев О.В. Структурные сдвиги и устойчивость в экономике региона // Апрельские экономические чтения: Межвуз. сб. науч. трудов. – Омск: ОмГПУ, 1999. – 0,5 п.л.
  35. Михалев О.В. Методические особенности расчета индекса хозяйственной активности в регионе // Деньги и кредит, 1998. – № 4. – 0,5 п.л.

1 www.raexpert.ru

2 Торгово-промышленные ведомости. – М.: изд-во ТПП-Информ. – 2006, № 9 (337). – С. 3.

3 Положение Банка России от 19 марта 2002 года № 186-П «О проведении мониторинга предприятия Банком России».

4 Острейковский В.А. Анализ устойчивости и управляемости динамических систем методами теории катастроф: Учеб. пособие для вузов. – М.: Высш. шк., 2005. – 326 с.

5 Богданов А.А. Тектология. Всеобщая организационная наука. – М.: Финансы, 2003. – 496 с.

6 Мау В. Экономическая политика 2007 года: успехи и риски // Вопросы экономики, 2008. – №2. – С. 4-25.

7 См., например: Краснова Т.Г., Кисуркин А.А., Плотникова Т.Н. Территориальные аспекты социально-экономического развития Сибирского федерального округа. – Абакан: Изд-во Хакасского государственного университета, 2008. – 108 с.

8 Степанов Ю.В. Новый этап в практическом использовании результатов мониторинга предприятий Банком России // Деньги и кредит. – 2003, № 9. –  С. 19-21.

9 Лясников Н.В. Потребительское поведение и стратегическая устойчивость промышленного предприятия: монография.  – М.: Агентство печати «Наука и образование», 2008. – 276 с.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.