WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Панов Сергей Федорович

ЖЕЛУДОЧНАЯ  СЕКРЕЦИЯ 

У  спортсменовборцов в онтогенезе

03.03.01 Физиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Душанбе - 2012

Работа выполнена на кафедре физиологии Федерального государственного бюд­жетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Липецкий государственный педагогический университет»

Научный консультант: Заслуженный тренер Республики Таджикистан,

Почётный работник науки и техники РФ, доктор медицинских наук, профессор Гулин Александр Владимирович

Официальные оппоненты: доктор биологических наук

Мухамедова Светлана Галиевна

Таджикский государственный медицинский университет им. Абуали ибни Сино

доктор биологических наук, профессор Панфилов Олег Петрович

ФГБОУ ВПО «Тульский государственный педагогический университет им.Л.Н. Толстого»

доктор медицинских наук

Рахимов Исматулло Фатхуллоевич

Институт химии АН РТ им. В.И. Никитина

Ведущая организация:        ФГБОУ ВПО «Курганский государственный

  университет»

Защита диссертации состоится «25» апреля 2012 г. в        часов на заседании диссер­тационного совета ДМ 737.004.06. при Таджикском национальном университете по адресу: 734025, Республика Таджикистан, г. Душанбе, пр. Рудаки, 17

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Таджикского нацио­нального университета.

Автореферат разослан «        »        2012 г.

Размещён на сайте ВАК РФ  www.ed.gov.ru

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат биологических наук,

доцент  Д.Б. Бурханов

       

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. В настоящее время остро стоит вопрос о состоянии современного детства и перспективах его развития. Важно понять, как оно изменилось в своих системных характеристиках, установив особенности его возрастных этапов и межвозрастных переходов. Необходимо определить приоритетные направления междисциплинарных исследований, включив в совместную работу педагогов и психологов, возрастных физиологов и социологов, психогенетиков и антропологов, этнографов и экологов, демографов и экономистов  (Д.И. Фельдштейн, 2010).

Выявление закономерностей развития организма и особенностей функционирования его физиологических систем на разных этапах онтогенеза в целях охраны здоровья и разработки адекватных возрасту педагогических технологий определяет поиск наиболее оптимальных путей изучения физиологии человека и тех механизмов, которые обеспечивают адаптивный приспособительный характер развития на каждом этапе онтогенеза (М.М. Безруких, В.Д. Сонькин, Д.А. Фарбер, 2009). 

Ключевой задачей возрастной физиологии является выяснение особенностей функционального развития всех систем организма человека в онтогенетическом развитии. Одной из систем, участвующих в восполнении энергетических и пластических затрат организма в процессе адаптации к мышечным нагрузкам, является пищеварительная система (А.А. Плешаков, 1974; В.А. Грязных, 1983; А.П. Кузнецов, 1986, 2004; Л.Н. Смелышева, 2004,  2007).

Возрастная гастроэнтерология периода восходящего онтогенеза получила развитие в следующих четырех направлениях: первое - экспериментальная гастроэнтерология; второе – возрастная детская гастроэнтерология; третье – возрастная спортивная гастроэнтерология и четвертое – патология желудочно-кишечного тракта у детей и подростков. Из всех этих направлений наименее изученным оказалось третье – возрастная спортивная гастроэнтерология.

Особый интерес в связи с этим представляет изучение реакции желудочных желез на различные мышечные нагрузки у людей адаптированных к действию долговременных и систематических физических воздействий и не адаптированных к ним (А.П. Кузнецов, А.В. Речкалов, Л.Н. Смелышева, 2004).

Современные исследования последних четырех десятилетий по возрастной спортивной гастроэнтерологии периода восходящего онтогенеза, изучающей влияние различных видов спорта на пищеварение у  спортсменов, убедительно доказывают тесную зависимость функции желудочно-кишечного тракта от уровня двигательной активности  (Г.Н. Пропастин, 1969; А.А. Плешаков, 1974; А.А. Огнев, 1983; А.П. Кузнецов, 1986; Л.И. Перфилова, 1986; А.В. Ширяев, 1993; С.Ф. Панов, 1995, 2010; И.А. Вакуло, 2001; С.С. Давыдова, 2004;  А.А. Зайцев, 2004;  А.В. Грязных с соавт., 2008).

Установлено, что занятия спортом изменяют секреторную деятельность желудочных желез. Направленность и уровень сдвигов в деятельности желудочных желез у спортсменов зависят от специализации, квалификации, стажа, возраста, а также тренировочного периода  (А.А. Плешаков, 1974).

Особого внимания заслуживает функция пищеварительной системы у начинающих спортсменов в возрасте от 6 до 12 лет (С.С. Давыдова, 2004;  А.А. Зайцев,  2004)  поскольку этот возрастной период связан с началом тренировочных занятий в ДЮСШ,  СДЮШОР и увеличением двигательной активности.

Данные по изучению желудочной секреции у подростков (А.И. Ельцов, 1973;  Ж.Н. Нетахата, 1974; Л.Г. Рябова,  Ц.Г. Мясевич, 1975; И.А. Вакуло, 2001) немногочисленны и сложны для интерпретации, поскольку именно в подростковом возрасте резко увеличивается объем тренировочных и соревновательных нагрузок, способных как усиливать процессы созревания желудочных желез, так и нарушать их сбалансированное состояние, предрасполагая к развитию патологии (М.В. Андреевич, 1959; А.М. Уголев, 1961; А.Г. Дембо, 1970; Л.М. Коробочкин, З.С. Саблина, 1975; R. Frenke und and, 1965). 

Секреторная функция желудочных желез у спортсменов 17-20 лет изучалась как  отдельно (С.Ф. Панов, 1995), так и совместно с поджелудочной секрецией  (А.М. Уголев, 1961; В.И. Кожевников, 1985; А.П. Кузнецов, А.В. Речкалов, Л.Н. Смелышева, 2004). У взрослых спортсменов желудочная секреция изучалась в возрасте от 20 до 32 лет (А.А. Плешаков, 1974; А.П. Кузнецов, 1986; С.Ф. Панов, 1995;  А.П. Кузнецов, А.В. Речкалов, Л.Н. Смелышева, 2004). Вопрос о влиянии снижения уровня двигательной активности в связи с прекращением тренировочной деятельности спортсменов на желудочную секрецию, по существу, не изучен.

Экспериментально подтверждено, что гипердинамия ведет к двум вариантам сдвигов в секреторной функции желудочных желез: гиперфункции  (Г.Н. Пропастин, 1969;  А.А. Плешаков, 1974; А.А. Огнев, 1983; А.П. Кузнецов, 1986; Л.И. Перфилова, 1986;  А.В. Ширяев, 1993) и гипофункции (А.А. Плешаков, 1974; А.П. Кузнецов, 1986; А.В. Ширяев, 1993; С.Ф. Панов, 1995). Наиболее выраженная гиперфункция наблюдается у спортсменов, выполняющих работу на выносливость (велосипедисты, лыжники, легкоатлеты-стайеры)  (А.А. Плешаков, 1974). Гипофункция обнаруживается у спортсменов, занимающихся различными видами спортивной борьбы, боксом, тяжелой атлетикой.

Из двух вариантов сдвигов в секреторной функции желудочных желез гораздо лучше изучена гиперфункция: выявлена ее возрастная динамика у спортсменов различных спортивных специализаций. Анализ литературы, посвященной изучению природы гипофункции и ее причин, свидетельствует о том, что таких работ очень мало. Сделаны первые попытки изучения ее механизмов и высказано предложение о взаимосвязи гипофункции со сдвигами в  водно-солевом обмене у спортсменов  (А.А. Плешаков, 1974; А.П. Кузнецов, 1986; С.Ф. Панов, 1995).

Фрагментарность перечисленных работ (различный контингент испытуемых, разные методы исследования, применение различных по объему нагрузок) не дает полной картины об особенностях реакции желудочных желез у спортсменов  на нагрузку на протяжении всего периода спортивной жизни (в спортивном онтогенезе) и после ухода из спорта (в постспортивном онтогенезе). Здесь предугадывается своя динамика, о которой должны знать гастроэнтерологи, спортивные врачи, спортивные педагоги и сами спортсмены, оставившие спорт. В связи с этим очень актуальным является исследование  особенностей  желудочной секреции у спортсменов на протяжении всего периода спортивной жизни и после ухода из спорта.

Для решения этих вопросов как на объекте исследования мы останови­лись на спортсменах-борцах в связи с массовостью этого вида спорта, активным процессом его омоложения, увеличе­нием объема тренировочных и соревновательных нагрузок как у взрослых, так и у юных спортсменов, культивированием восточных видов единоборств, ростом гастродуоденальной патологии среди подростков (А.И. Ельцов, 1973;  Ж.Н. Нетахата, 1974;  Л.Г. Рябова,  Ц.Г. Мясевич, 1975)  и противоречивостью сведений о взаимосвязи между мышечной деятельностью и ее профилактическим  (Л.М. Коробочкин, З.С. Саблина, 1975) и па­тологическим (М.В. Андреевич, 1959;  А.Г. Дембо, 1970)  воздействием на органы пищеварения.

Цель исследования: изучить особенности желудочной секреции у спортсменов-борцов на протяжении всего периода спортивной жизни (в спортивном онтогенезе) и после ухода из спорта (в постспортивном онтогенезе).

Для достижения поставленной цели представлялось необходимым решить следующие задачи:

  1. Исследовать желудочную секрецию в покое у спортсменов–борцов (7-32 лет) в спортивном и постспортивном онтогенезе.
  2. Изучить влияние дозированной велоэргометрической нагрузки пороговой мощности на секреторный аппарат желудка  у спортсменов–борцов в спортивном и постспортивном онтогенезе.
  3. Исследовать ферментовыделительную функцию желудка в условиях покоя и физического напряжения у спортсменов–борцов в спортивном и постспортивном онтогенезе.
  4. Исследовать гормональные механизмы регуляции желудочной секреции в условиях покоя и в условиях мышечной деятельности у спортсменов–борцов в спортивном и постспортивном онтогенезе.
  5. Изучить влияние парной бани на желудочную секрецию и некоторые эндокринные сдвиги у спортсменов-борцов в спортивном и постспортивном онтогенезе.
  6. Выявить влияние специальной тренировочной нагрузки на секреторный аппарат желудка  у спортсменов–борцов в спортивном и постспортивном онтогенезе.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. В условиях покоя и при действии физического напряжения изменяется реактивность секреторного аппарата желудка  у спортсменов–борцов в спортивном и постспортивном онтогенезе на действие субмаксимальных раздражителей пищеварительных желез.
  2. Метаболические сдвиги, возникающие при действии мышечного напряжения, вызывают изменения в нейроэндокринной регуляции секреторной функции желудка  у спортсменов–борцов и приходятся на сенситивные периоды онтогенеза.
  3. Экономизация в работе ряда секреторных элементов желудочных желез у спортсменов-борцов является результатом возрастной долговременной адаптации к комплексу регулярно воздействующих на их организм специфических факторов спортивно-тренировочной деятельности (специальной тренировочной нагрузки и парной бани).

Научная новизна. Описаны нейрогуморальные механизмы регуляции секреторной функции желудка при действии физического напряжения, парной бани и специальной нагрузки у спортсменов-борцов в спортивном и постспортивном онтогенезе.  Результаты проведенных исследований позволили получить следующие новые научные данные:

  1. Установлено, что на протяжении спортивного и постспортивного онтогенеза имеют место 3  критических периода: 7 лет – вход в спорт; 13-16 лет – первые спортивные успехи; 25-32 года – уход из спорта,  в которых происходит усиление или угнетение показателей желудочной секреции. В восходящем онтогенезе они совпадают с периодами физиологических скачков.
  2. Показана связь реактивности желудочных желез на действие раздражителей, вызывающих субмаксимальную  желудочную секрецию, от возраста испытуемых, от характера, объема и интенсивности тренировочных нагрузок, стажа занятий и уровня тренированности спортсменов.
  3. Установлено, что дозированная велоэргометрическая нагрузка пороговой мощности достоверно увеличивает протеолиз у всех групп спортсменов-борцов с низкими исходными данными, а  у спортсменов с высокими фоновыми показателями базального протеолиза – снижает его до оптимальных значений.
  4. Продемонстрировано, что высокий уровень повседневной двигательной активности заметно изменяет не только уровень секреции фермента, но и его экскрецию у спортсменов, что заметно снижает информативную ценность каждого канала экскреции об уровне секреции пепсиногена в полость желудка. В связи с этим мы считаем целесообразным высчитывать суммарный экскретируемый пепсиноген (в составе мочи и слюны), что для ряда возрастов подтверждается коэффициентами корреляции между ним и гастральным пепсиногеном.
  5. Изучена динамика секреции СТГ, гастрина, кортизола,  альдостерона, инсулина, Т3, Т4,  глюкозы  у спортсменов-борцов различных возрастных и весовых категорий в покое, после различных видов нагрузок и после парной бани. Подъемы и спады разных волн в этой динамике приходятся на сенситивные периоды онтогенеза.
  6. Обнаружено, что влияние парной бани на реактивность желудочных желез определяется ее дозировкой: как средство восстановления (у детей и младших подростков) она может повысить реактивность желудочных желез и уменьшить степень гипофункции; как средство сгонки веса (у старших подростков, юношей, взрослых и бывших спортсменов) она может привести к снижению реактивности и повышению уровня гипофункции.
  7. Выявлено, что долговременная и срочная адаптация желудочных желез у спортсменов-борцов к специальной тренировочной нагрузке проявляется в спортивном и постспортивном онтогенезе и находится в прямой зависимости от стажа тренировочных занятий и уровня тренированности. Срочная адаптация просматривается в реакции желудочных желез у спортсменов-борцов с небольшим тренировочным стажем (все дети и подростки). Функциональные изменения на этапе долговременной адаптации происходят постепенно на основе срочной адаптации, что и проявилось в реакции желудочных желез у высококвалифицированных спортсменов-борцов.

Теоретическая и практическая значимость. Проведенные исследования свидетельствуют о том, что занятия спортивной борьбой изменяют реактивность секреторного аппарата желудка  у спортсменов–борцов в спортивном и постспортивном онтогенезе и ведут к адаптации секреторной функции желудка по типу гипер- и гипофункции.

Проведенные исследования позволили охарактеризовать реактивность желудочных желез на действие раздражителей, вызывающих субмаксимальную  желудочную секрецию и их зависимость от возраста испытуемых, от характера, объема и интенсивности тренировочных нагрузок, стажа занятий и уровня тренированности спортсменов.

Полученные данные об определении уровня только лишь одного уропепсиногена недостаточны для суждения о «пептическом потенциале» желудка. Поэтому вычисление суммарного экскретируемого пепсиногена (в составе мочи и слюны) позволяет рекомендовать определение этого индекса как прогностического теста для ряда возрастов.

Для специалистов в области гастроэнтерологии и эндокринологии представляет интерес динамика изменения о наличии волнообразности в возрастной динамике базальной секреции некоторых белково-пептидных гормонов (гастрин, СТГ, инсулин) и уровня глюкозы в крови у спортсменов-борцов в спортивном и постспортивном онтогенезе.  Подъемы и спады разных волн в этой динамике приходятся на сенситивные периоды онтогенеза.

Для специалистов в области спортивной медицины, физической культуры и спорта, возрастной и спортивной физиологии полученные данные об учете степени устойчивости различных показателей желудочной секреции и суммарной протеолитической активности натурального желудочного сока к различным видам нагрузки у спортсменов-борцов в онтогенезе дают основание использовать этот интегративный показатель для массовых исследований желудочной секреции у данной категории спортсменов.

Результаты исследования целесообразно учитывать при вопросах диагностики функционального состояния желудочных желез у спортсменов-борцов и коррекции желудочной секреции за счет дозировки физической нагрузки  и парной бани.

Результаты диссертационного исследования используются при подготовке спортсменов-борцов специалистами областной комплексной ДЮСШ с филиалами в городах и районах Липецкой области (Акт внедрения от 09.09.09 г.); в педагогическом процессе на естественно-географическом факультете, на факультете физической культуры и спорта, в научном процессе лаборатории на кафедре  физиологии и анатомии ГОУ ВПО «Липецкий государственный педагогический университет» (Акт внедрения от  16.09.2009 г.); в работе  гастроэнтерологического отделения городской детской больницы №1 г. Липецка (Акт внедрения от 27.12.10 г.).

Апробация работы. Основные положения диссертационной работы доложены на XVII Всероссийской научной конференции «Физиология и патология пищеварения», посвящ. 150-летию со дня рождения И.П. Павлова (Краснодар, 1999); на I съезде физиологов СНГ (Сочи-Дагомыс, 2005); на XX съезде физиологического общества им. И.П. Павлова (Москва, 2007); на VI Всероссийской конференции с международным участием, посвященной 50-летию открытия А.М. Уголевым мембранного пищеварения (Санкт-Петербург, 2008); на VII Всероссийской конференции с международным участием, посвященной 160-летию со дня рождения И.П. Павлова (Санкт-Петербург, 2009); на международной конференции «Физиология развития человека» (Москва, 2009); на XXI съезде физиологического общества им. И.П. Павлова (Москва-Калуга, 2010).

Публикации.  По теме диссертации опубликовано 43 работы, из которых 13 - статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ; 1 монография «Желудочная секреция у спортсменов-борцов в спортивном и постспортивном онтогенезе», 2010 (149 с); 1 монография в соавторстве «Желудочная секреция у спортсменов-борцов подросткового и юношеского возраста», 2010 (117 с).

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, 6 глав обсуждения результатов исследований, выводов, практических рекомендаций, библиографического списка и изложена на 362 страницах, иллюстрирована 66 таблицами и 36 рисунками, библиография содержит 388 источник (257 – отечественных и 131 – зарубежных).

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании  участвовали спортсмены-борцы (n=169) в возрасте от 7 до 25 лет и спортсмены-борцы 25-32 лет, прекратившие тренировочные занятия, давшие добровольное согласие на участие в эксперименте (совершеннолетние испытуемые сами давали письменные информированные согласия; несовершеннолетние испытуемые участвовали в исследованиях с письменного информированного согласия родителей). Все испытуемые относились к основной медицинской группе, состояли на учете в областном врачебно–физкультурном диспансере, где проходили медицинский осмотр ежегодно. При формировании групп испытуемых учитывались результаты обследований, проводившихся на базе Липецкого областного врачебно-физкультурного диспансера. При этом учитывалось следующее: отсутствие желудочно-кишечных заболеваний; наличие нормального аппетита и стула; отсутствие каких-либо заболеваний органов.

По условиям исследования желудочной секреции было скомплектовано 9  групп испытуемых, согласно возрастной периодизации развития.  Контрольную группу (n=141) составили лица с низким уровнем двигательной активности в возрасте от 7 до 32 лет (испытуемые, не занимающиеся спортом).

Функциональное состояние желудочных желез у спортсменов-борцов в онтогенезе изучалось  в покое и в условиях  дозированной  физической и специальной нагрузки, после парной бани методом фракционного гастрального зондирования (Е.С. Мясоедов, 1954)  в детской городской больнице № 1 г. Липецка. Интервал между зондированием в покое и после различных видов нагрузок был не менее 10 дней.

Исследования желудочной секреции проводились утром, натощак (испытуемые перед исследованием голодали в течение 12-24 часов) не менее чем за час до завтрака, чтобы устранить условно-рефлекторное влияние времени приема пищи, методом гастрального фракционного зондирования, с помощью тонкого дуоденального зонда. Извлечение секрета происходило в межпищеварительный период, сразу после введения зонда в течение 3-х минут, далее исследовалась часовая базальная секреция 15 - минутными порциями, после введения стимулятора - часовая стимулированная секреция 15 - минутными порциями.

В исследовательской и клинической практике можно выделить два способа введения стимуляторов пищеварительных желез: 1 – гастрально и интрадуоденально; 2 – парентерально. При том или ином способе введения стимулятора происходит активация и включение различных начальных пусковых механизмов регуляции секреторной функции желудка и поджелудочной железы. При введении стимулятора пищеварительных желез в желудок и двенадцатиперстную кишку в реакцию вовлекаются многочисленные рецепторы слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта, в то время как при парентеральном введении стимулятора этот фактор воздействия раздражителя отсутствует (А.П. Кузнецов, 1986).

В качестве стимулятора желудочной секреции использовали 10% отвар сухой капусты в объеме 200 мл. Отмечена высокая эффективность и адекватность капустного сока как стимулятора нейрогуморальной фазы желудочной секреции (Н.И. Лепорский, 1949; В.Н. Туголуков, 1965;  С.Б. Коростовцев, 1977). Cтандартизация капустного отвара определялась по величине титра (18-20 титр. ед.). Применение этого стимулятора желудочной секреции было продиктовано следующими обстоятельствами: отвар капусты по способу введения и действия является более близким к пищевым продуктам.

Во всех фракциях секретов учитывали объем (мл/час), рН, концентрацию и дебит-час соляной кислоты (мг/час). В желудочном соке определяли концентрацию и валовую продукцию (дебит-час) пепсиногена (мг/час) и суммарную протеолитическую активность натурального желудочного сока (мг/час) при исходном рН (по методике, модифицированной Б.И. Сабсай, 1968). Кислотообразующую функцию желудка определяли методом рН-метрии (потенциометр рН 340) и классическим методом тетрования.

Как базальная, так и стимулированная секреция изучались в динамике, для чего в отдельные сосуды собирались дробные (выделившиеся в течение 15 минут) порции желудочного сока. Данный метод исследования представляет одну из модификаций метода Н.И. Лепорского (Веретянов-Мясоедов-Новиков). Он описан в материалах докторской диссертации Е.С. Мясоедова (1954).

Параллельно в крови исследовали содержание гормонов АКТГ, СТГ,  гастрина, инсулина, кортизола, альдостерона с помощью промышленных наборов фирмы «CEA–IRE–SORIN» (Франция, Бельгия, Италия). Определение гормонов производили в клинико-диагностической  лаборатории радиоактивных изотопов в Липецкой областной больнице. Содержание глюкозы в крови определяли ортотулоидиновым методом.

Вместе с исследованием гастральной секреции осуществлялся сбор слюны (15 - минутными порциями) и мочи (часовыми порциями). В условиях выполнения физических уп­ражнений собирался пот (часовыми порциями).

Определение содержания пепсиногена в моче и слюне во всем повторяет ход определения пепсиногена в желудочном соке  с той лишь разницей, что количество всех биологических жидкостей и объем реактивов уменьшается в 2 раза. Инкубация продолжается 24 часа.

Для исследования влияния мышечного напряжения на деятельность различных физиологических систем организма человека, в том числе пищеварительной, широкое применение получило использование дозированных велоэргометрических нагрузок (А.А. Виру, П.К. Кырге, 1983; А.П. Кузнецов, 1985; В.Л. Карпман с соавт., 1988; И.В. Аулик, 1990; С.Б. Тихвинский, С.В. Хрущев, 1991 и др.). В качестве физической нагрузки мы использовали модель продолжительной работы на велоэргометре в течение 20 минут с частотой педалирования 75 об/мин. Мощность нагрузки была стандартной для каждой возрастной группы испытуемых около 2 Вт/кг массы тела.

При исследовании  желудочной секреции после парной бани нами были выбраны два режима в использовании парной бани: для детей и младших подростков – 4 захода по 3 минуты при температуре 80°С с интервалом отдыха  5 минут; для старших подростков, юношей, взрослых и бывших спортсменов – 4 захода по 6 минут при температуре 100°С с интервалом отдыха  6 минут.

В качестве тренировочной нагрузки использовались борцовские поединки. При исследовании  желудочной секреции после специальной тренировочной нагрузки нами были выбраны два режима в использовании соревновательных поединков: для детей и младших подростков – пять поединков продолжительностью по 3 минуты; для старших подростков, юношей, взрослых и бывших спортсменов – пять поединков продолжительностью по 5 минут. Тренировочным схваткам на ковре предшествовала разминка продолжительностью 25 минут.

В наших  исследованиях все показатели даны  как в абсолютных единицах, так и  в пересчете на кг массы тела испытуемых. Полученные ранее данные (С.Ф. Панов, 1995) свидетельствуют о том, что такой пересчет  в большинстве случаев увеличивает степень достоверности различий сравниваемых показателей и имеет особо важное информативное значение для спортсменов, тренирующихся в тех видах спорта, где имеет место деление на весовые категории.

Полученные данные обрабатывали методом вариационного, корреляционного анализа (Лакин Г.Ф., 1990; пакет программ Statistica 5.11). Многомерные исследовательские методы: кластерный анализ для получения групп с близкими по значению показателями, формулы простой и множественной регрессии для построения моделей прогноза уровня взаимосвязи показателей в условиях покоя и различных видов нагрузки. Статистическую обработку проводили методом Стьюдента – Фишера. Различия между сравниваемыми величинами считали достоверными при вероятности не менее 95% (р<0,05). Для выявления тесноты и направленности взаимосвязи между исследуемыми показателями определяли коэффициент корреляции (r).

Для статистической и графической обработки полученных данных  и вычисления производных параметров использовали прикладной пакет программ Sigma/Scan Image, а также программы «Microsoft Graph 97 for Windows XP professional 2002» и «Microsoft Excel».

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Желудочная секреция в покое у спортсменовборцов (7 лет-32 года) в спортивном и постспортивном онтогенезе. Наше исследование охватывает возрастной период протяженностью в 25 лет. Большая часть этого времени (18 лет) проходит в тренировках и соревнованиях (этот период жизни мы называем спортивным онтогенезом). Хронологически он частично совпадает с восходящим онтогенезом. Меньшая часть времени - 7 лет (постспортивный онтогенез) связана с уходом из спорта.        На протяжении спортивного и постспортивного  онтогенеза имеют место 3  критических периода: 6-7 лет – вход в спорт; 13-16 лет – первые спортивные успехи; 25 лет-32 года – уход из спорта. Объем тренировочных нагрузок увеличивается с 6 часов в неделю у 7-8 летних спортсменов до 36 часов у спортсменов 22-25 лет.

В период второго детства и младшего подросткового возраста увеличивается реактивность желудочных желез и уровень протеолиза (гиперфункция), чему способствуют умеренный рост тренировочных нагрузок и массы тела (табл. 1).        

Таблица 1. Показатели желудочной секреции (М±m)  у спортсменов-борцов и лиц, не занимающихся спортом (контрольная группа)

Возраст

n

Группы испытуемых

Объем секрета, мл/час

Дебит-час HCl, мг/час

Дебит-час пепсиногена, мг/час

СПА, мг/час

б

с

б

с

б

с

б

с

7-8 лет

14

спортсмены

47,2±3,68

75,8±5,21

52,6±4,61

120,9±7,94

38,5±2,75

55,9±4,60

6,6±0,47

9,9±0,81

7-8 лет

20

КГ

93,8±5,41

65,1±3,81

91,9±6,12

91,9±5,36

23,7±1,14

18,1±1,37

2,7±0,17

8,8±0,61

достоверность

р<0,05

р>0,05

р<0,05

р<0,05

р<0,05

р<0,05

р<0,05

р>0,05

9-10 лет

17

спортсмены

43,9±3,96

74,6±8,48

47,6±3,30

129,7±7,78

84,5±5,17

68,2±2,25

48,2±2,96

17,3±0,46

9-10 лет

22

КГ

101,7±5,11

70,6±4,23

99,6±4,18

98,6±5,30

22,4±0,17

17,4±0,81

5,9±0,10

10,6±0,87

достоверность

р<0,01

р>0,05

р<0,05

р>0,05

р<0,01

р<0,01

р<0,01

р<0,05

11-12 лет

16

спортсмены

41,0±2,90

69,3±5,70

53,9±4,55

140,8±9,43

85,6±3,79

66,9±3,40

43,4±2,23

17,8±1,07

11-12 лет

11

КГ

108,3±7,21

75,3±4,10

104,3±5,91

102,2±5,27

24,8±1,39

18,6±0,87

3,1±0,10

10,2±0,08

достоверность

р<0,01

р>0,05

р<0,05

р<0,05

р<0,01

р<0,01

р<0,001

р<0,05

13-14 лет

15

спортсмены

87,2±4,94

111,1±11,01

86,1±9,80

160,3±13,30

39,8±3,26

71,4±5,12

15,2±1,37

32,8±1,99

13-14 лет

16

КГ

77,1±8,51

80,1±8,40

93,2±6,50

104,9±9,45

12,1±0,07

16,1±2,07

2,8±0,28

6,5±0,64

достоверность

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р<0,01

р<0,01

р<0,001

р<0,01

15-16 лет

16

спортсмены

96,6±4,17

97,5±5,95

133,1±14,60

214,0±16,22

26,8±1,07

40,5±1,03

3,2±0,21

10,5±0,19

15-16 лет

20

КГ

101,4±10,0

93,8±8,5

165,8±9,85

167,9±9,41

32,0±2,60

27,3±3,41

6,1±0,72

6,3±0,51

достоверность

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р>0,05

17-18 лет

20

спортсмены

71,6±2,60

89,5±2,84

85,6±8,15

123,1±11,88

41,9±2,26

36,9±2,63

5,6±0,41

6,9±0,38

17-18 лет

20

КГ

106,1±6,21

108,0±7,29

110,1±7,98

141,5±8,31

57,9±3,18

37,2±2,11

20,8±4,24

29,9±1,49

достоверность

р<0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,01

р<0,001

19-21 лет

26

спортсмены

82,3±6,05

93,1±4,03

62,8±3,95

39,8±3,95

102,6±8,51

45,7±1,84

5,9±0,47

12,2±0,79

19-21 лет

22

КГ

110,5±8,24

111,9±7,51

124,4±6,95

155,6±12,1

59,9±4,10

38,2±1,51

20,3±2,91

33,9±1,71

достоверность

р<0,05

р>0,05

р<0,05

р<0,01

р<0,05

р>0,05

р<0,01

р<0,05

22-25 лет

27

спортсмены

80,9±6,10

99,9±7,44

86,4±5,07

42,4±3,69

112,8±10,21

44,3±2,23

7,4±1,32

19,3±0,99

22-25 лет

11

КГ

98,7±7,19

94,6±7,64

121,9±9,12

150,6±13,8

39,3±2,21

31,6±1,29

17,4±0,61

33,7±1,94

достоверность

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,001

р<0,01

р>0,05

р<0,05

р<0,05

25-32 года

18

спортсмены

48,3±3,15

96,3±9,45

9,7±0,77

44,5±3,30

4,0±0,34

16,9±0,13

4,3±0,58

8,4±0,88

25-32 года

16

КГ

103,8±8,81

106,6±8,25

126,8±10,27

167,9±14,5

30,3±2,14

30,3±2,09

21,9±0,77

36,2±0,94

достоверность

р<0,05

р>0,05

р<0,001

р<0,01

р<0,001

р<0,05

р<0,01

р<0,001

Примечание: б – в условиях базальной секреции; с – в условиях стимулированной секреции; р – достоверность различий по t-критерию Стьюдента, КГ – контрольная группа; n – количество испытуемых.

       Наши исследования свидетельствуют, что в эти периоды имеет место относительно устойчивая, достоверная положительная  корреляционная связь между массой тела, с одной стороны, и объемом секрета (r=+0,77  - +0,43; р<0,01-0,05), секреций пепсиногена (r=+0,66 - +0,3; р<0,01-0,05) и суммарной протеолитической активностью (r=+0,76 - +0,43; р<0,01-0,05) - с другой стороны. Секреция HCl с массой тела коррелирует только у детей 7-8 лет.

Последующие 4 года низкая реактивность и низкий уровень протеолиза (гипофункция) сочетаются с резким увеличением объема тренировочных нагрузок (с 12 часов у старших подростков до 28 часов в неделю у младших юношей), резким скачком массы тела (около 6 кг в год) у старших юношей, резким скачком стадии полового созревания (В.Г. Сухотерин, 1982)  (с 1-2 у детей до 4-5 у старших подростков и младших юношей) и сопутствующих этому скачку эндокринных сдвигов.

В этих возрастных периодах существенно снижается и в большинстве случаев становится недостоверной корреляционная связь между массой тела и показателями желудочной секреции (в 6 из 12 показателей эта связь опускается ниже значения +0,3; а в 3 случаях удерживается на уровне +0,3 - +0,33; р<0,05).

У старших юношей и взрослых спортсменов реактивность и уровень протеолиза повышаются относительно старших подростков и младших юношей, но не достигают уровня нетренированных сверстников.

Некоторая стабилизация реактивности и уровня протеолиза происходят на фоне стабилизации стадии полового созревания и сопутствующих 5 стадий  полового созревания эндокринных показателей (I. Tanner, 1962). Стабилизируется в эти возрастные периоды масса тела. Стабильно-предельными становятся тренировочные нагрузки (32-36 часов в неделю).

Стабилизация на уровне предела изменяет корреляционные связи между массой тела и показателями желудочной секреции. Они становятся слабыми и недостоверными. Думается, что не последнюю роль в дистабилизации корреляционных связей играют сгонки веса.

Наиболее резкий скачок в увеличении объема тренировочных нагрузок приходится на младший юношеский период (с 12 часов в неделю у старших подростков до 28 часов у младших юношей). Растут количество и уровень соревнований. Спортсмены, как и их нетренированные сверстники, проходят через 5 стадий полового созревания (I. Tanner, 1962), сопровождающихся поступательными эндокринными сдвигами и росто-весовым скачком (у младших юношей по сравнению с младшими подростками масса тела увеличивается с 50,7±1,2 до 62,9±1,7 кг).

За весь период спортивного онтогенеза масса тела увеличивается с 41,4±1,9 кг до 74,6±1,8 кг. Все эти факторы оставляют свои следы в динамике возрастной долговременной  адаптации секреторной функции желудка, суть которой сводится к эффективному и экономному функционированию биологических систем (А.М. Уголев, 1961). Лучше всего это иллюстрируют возрастные сдвиги интегрального показателя - суммарной протеолитической активности (СПА), представленные на рис. 1. Из них следует, что на протяжении всего периода второго детства и младшего юношеского возраста этот показатель достоверно выше у юных спортсменов по сравнению с их нетренированными сверстниками. Его пик в базальном секрете приходится на возраст  9-10, 11-12 лет, в стимулированном секрете – на младший подростковый возраст, и снижение  (в том и другом секрете) приходится на старший подростковый и младший юношеский возраст.

За снижением следует незначительный подъем (относительно показателей у старших подростков и младших юношей). Но этот подъем не перекрывает уровень СПА у нетренированных старших юношей и взрослых нетренированных лиц, а оказывается достоверно ниже этого уровня.

Второй спад приходится на период ухода из большого спорта. Колебание этого показателя отражает возрастную динамику реактивности (возбудимости) и уровня протеолиза в желудке (гипер-, и гипофункция).

А

Примечание:  -  достоверность различий (р<0,05);  - достоверность различий (р<0,01);  - достоверность различий (р<0,001).        

Б

Рис. 1.  Показатели базальной (А) и стимулированной (Б) суммарной протеолитической активности  у спортсменов-борцов и их сверстников, не занимающихся спортом

У бывших спортсменов обнаруживается самая низкая реактивность и уровень протеолиза. В этот период падают реактивность и уровень протеолиза и у сверстников КГ, однако вследствие более плавного снижения эти показатели у нетренированных лиц оказываются достоверно более высокими. Падение реактивности и уровня протеолиза у спортсменов, оставивших спорт, прежде всего, является следствием резкого снижения уровня двигательной активности.

Интересно отметить, что на фоне резкого снижения двигательной активности у спортсменов, оставивших большой спорт, восстанавливаются корреляционные связи массы тела с объемом секрета (r=+0,57 - +0,54; р<0,05) и суммарной протеолитической активностью (r=+0,46 - +0,54; р<0,05), возможно в связи с отсутствием необходимости в сгонке веса.

Таким образом, в зависимости от характера, объема и интенсивности тренировочных нагрузок изменяется реактивность желудочных желез на действие раздражителей, вызывающих субмаксимальную  желудочную секрецию. Следовательно, обнаруженные ранее гиперфункция и гипофункция являются производными реактивности. В спортивном и постспортивном онтогенезе этот физиологический параметр вариабелен. Вариабельность затрагивает возрастные периоды, различные секреторные структуры и периоды секреции.

Влияние дозированной велоэргометрической нагрузки на желудочную секрецию у спортсменовборцов в спортивном и постспортивном онтогенезе. Данные, представленные в таблице 2, отражают индивидуальные реакции в секреции различных компонентов желудочного сока у спортсменов в ответ на нагрузку.

Таблица 2

Частота различных вариантов реакции желудочных желез в ответ на дозированную велоэргометрическую нагрузку пороговой мощности

Возраст, лет

n

Варианты реакций

1

2

3

4

5

1

2

3

4

5

1

2

3

4

5

1

2

3

4

5

Объем секрета, мл/кг

Дебит-час HCl,  мг/кг

Дебит-час пепсиногена, мг/кг

СПА,  мг/кг

7-8

8

8

8

3

2

3

8

9-10

17

1

1

2

1

12

2

4

11

1

15

1

17

11-12

16

3

13

16

16

16

13-14

14

2

12

6

7

1

14

6

8

15-16

16

16

16

1

11

4

16

17-18

14

1

13

14

14

14

19-21

15

1

2

2

9

1

1

1

4

9

13

2

15

22-25

16

3

13

12

4

7

9

16

25-32

12

12

12

12

12

Примечание:  n  - количество участников исследования.

Из них следует, что доминирующим фактором, определяющим варианты реакции в сокоотделении, является не возраст спортсменов, не степень их тренированности, а интенсивность и объем велоэргометрической нагрузки. Отсюда и однотипность реакции. У 100 спортсменов из 128 преобладал 5-й вариант реакции. Он был основным во всех возрастных группах (по показателям сокоотделения). Исключение составляли старшие юноши. У них желудочные железы отреагировали по 4-му варианту реакции, что подчеркивает высокую степень тренированности старших юношей. Нетипично в ответ на нагрузку пороговой мощности отреагировали желудочные железы у детей 7-8 лет, младших подростков, у бывших борцов и взрослых спортсменов. В этой нетипичности ответа отразились и возрастные особенности, и высокая степень тренированности, и детренированность, и специфика в секреции HCl (высокая лабильность).

Еще более нехарактерно проявилась секреция пепсиногена: отсутствовал 2-й вариант реакции. Это свидетельствует от относительной независимости секреции пепсиногена от секреции других компонентов секрета и о специфичности механизмов регуляции этой секреции.

Если в выделении жидкой части секрета и HCl доминировал 5-й вариант реакции, то в секреции пепсиногена преобладающим оказался 1-й вариант реакции. По этому варианту отреагировали желудочные железы у 50 спортсменов. Среди них оказался наиболее тренированный контингент: все младшие юноши, большая часть старших юношей (13 из 15) и половина взрослых спортсменов. Желудочные железы второй половины взрослых спортсменов отреагировали по 4-му варианту реакции, что еще больше подчеркивает высокую степень тренированности взрослых спортсменов. Этот вариант реакции главных клеток желудка оказался преобладающим и у старших подростков. Снизилось выделение пепсиногена в обе фазы секреции у части детей 7-8 лет, у всей группы младших подростков и частично (4 человека) у старших подростков.

Не совсем прогнозируемым оказался характер ферментовыделения у бывших спортсменов. У всех 12 испытуемых выделение фермента увеличилось в обе фазы секреции. Известно, что ферментные адаптации менее лабильны, чем адаптация в секреции HCl. Они медленнее возникают и дольше сохраняются. Их последующую инертность А.М. Уголев (1961) называет «энзимотической памятью».

В реальном протеолизе так же, как и в секреции пепсиногена оказались доминирующими 1-й (44 человека) и 3-й  (64 человека) варианты реакции, что лишний раз подчеркивает справедливость утверждений о большем удельном весе в гидролизе пищевых белков фермента, нежели HCl.

В секреции HCl также доминировал 5-й вариант реакции, однако у 57 испытуемых из 128 секреция HCl не вписалась в типичный вариант реакции.

Заметные возрастные сдвиги в реактивности структур, вырабатывающих жидкую часть секрета (табл. 3), начинаются в младшем юношеском возрасте и с некоторыми колебаниями достигают минимума у бывших спортсменов, особенно заметно снижаются показатели базальной секреции, отражающие реактивность на нервные стимулы. Пороговая нагрузка существенно не изменяет эту реактивность.

Возрастные сдвиги в секреции H2O следует оценивать как показатель, который зависит не только от функционального состояния желудочных желез, но и от запаса воды в организме.

Таблица 3. Показатели желудочной секреции (М±m)  у спортсменов-борцов после велоэргометрической нагрузки  и в условиях покоя 

Возраст испытуемых, лет

n, кол-во

Условия исследования

Показатели желудочной секреции

Объем секрета, мл/час

Дебит-час HCl,  мг/час

Дебит-час пепсиногена, мг/час

СПА, мг/час

б

с

б

с

б

с

б

с

7-8 лет

8

нагрузка

30,3±2,49

56,2±4,34

63,1±5,32

85,7±7,20

38,9±3,50

52,9±4,16

9,8±0,56

15,9±1,22

7-8 лет

14

покой

47,2±3,68

75,8±5,21

52,6±4,61

120,9±7,94

38,5±2,75

55,9±4,60

6,6±0,47

9,9±0,81

достоверность

р<0,05

р<0,05

р>0,05

р<0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р<0,05

9-10 лет

17

нагрузка

38,9±2,57

67,2±5,32

41,9±4,18

109,2±9,47

73,4±6,80

78,2±8,15

24,3±2,36

25,2±2,64

9-10 лет

17

покой

43,9±3,96

74,6±8,48

47,6±3,30

129,7±7,78

84,5±5,17

68,2±2,25

48,2±2,96

17,3±0,46

достоверность

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р<0,01

р<0,05

11-12 лет

16

нагрузка

34,9±3,70

58,8±6,5

39,9±4,15

109,8±9,21

66,6±5,92

86,5±8,18

26,7±2,44

27,7±2,56

11-12 лет

16

покой

41,0±2,90

69,3±5,70

53,9±4,55

140,8±9,43

85,6±3,79

66,9±3,40

43,4±2,23

17,8±1,07

достоверность

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р<0,05

13-14 лет

14

нагрузка

62,8±5,15

91,4±8,72

84,8±7,70

184,2±15,10

26,6±2,22

32,1±3,50

27,1±3,16

27,6±3,28

13-14 лет

15

покой

87,2±4,94

111,1±11,01

86,1±9,80

160,3±13,30

39,8±3,26

71,4±5,12

15,2±1,37

32,8±1,99

достоверность

р<0,05

р<0,1

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р<0,01

р<0,01

р>0,05

15-16 лет

16

нагрузка

61,9±6,50

75,0±5,24

41,9±3,92

81,9±7,94

23,1±2,18

42,5±4,11

16,9±1,12

17,5±1,36

15-16 лет

16

покой

96,8±4,17

97,5±5,95

133,2±14,62

214,0±16,22

26,8±1,07

40,5±1,03

3,2±0,21

10,5±0,19

достоверность

р<0,05

р<0,05

р<0,01

р<0,01

р>0,05

р>0,05

р<0,01

р<0,05

17-18 лет

14

нагрузка

52,7±4,78

65,7±5,90

51,4±4,16

79,9±8,21

53,9±5,14

76,7±7,23

16,3±1,50

16,3±1,41

17-18 лет

20

покой

71,6±2,60

89,5±2,84

85,6±8,15

123,1±11,88

41,9±2,26

36,9±2,63

5,6±0,41

6,9±0,38

достоверность

р<0,05

р<0,05

р<0,05

р<0,05

р>0,05

р<0,01

р<0,01

р<0,01

19-21 год

15

нагрузка

80,5±8,36

83,5±7,47

51,9±6,18

31,5±2,71

102,5±8,19

57,8±4,30

25,6±1,91

22,7±2,10

19-21 год

28

покой

82,3±6,05

93,1±4,03

62,8±3,95

39,8±3,95

102,6±8,51

45,7±1,84

5,9±0,47

12,2±0,79

достоверность

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,01

р<0,01

22-25 лет

16

нагрузка

68,2±5,30

83,7±6,66

77,1±5,34

37,1±2,91

110,4±9,61

45,9±4,13

45,9±4,23

28,2±1,77

22-25 лет

27

покой

80,9±6,10

99,9±7,44

86,4±5,07

42,4±3,69

112,8±10,21

44,3±2,23

7,4±1,32

19,3±0,99

достоверность

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,001

р<0,05

25-32 года

12

нагрузка

40,39±4,15

53,86±4,78

7,48±0,81

105,47±10,11

8,23±0,56

37,4±2,90

8,98±0,70

10,47±0,94

25-32 года

18

покой

48,3±3,15

96,3±9,45

9,7±0,77

44,5±3,30

4,0±0,34

16,9±0,13

4,4±0,58

8,4±0,88

достоверность

р>0,05

р<0,05

р>0,05

р<0,01

р<0,01

р<0,01

р<0,01

р>0,05

Примечание: б – в условиях базальной секреции; с – в условиях стимулированной секреции; р – достоверность различий по  t-критерию Стьюдента; n – количество испытуемых

На начальных этапах онтогенеза относительное содержание воды в организме выше, чем в последующие периоды, увеличение объема физических нагрузок «подсушивают» организм. Отсюда выше реактивность структур, секретирующих H2O у детей и подростков, нежели у юношей и взрослых спортсменов. Особенно заметно угнетают реактивность сгонки веса, которые резко снижают содержание воды в организме спортсменов.

Еще заметнее в спортивном онтогенезе снижается реактивность структур, продуцирующих HCl (табл. 3). И опять этот процесс начинается с младших юношей, сильнее проявляется в базальный период и минимизируется у бывших спортсменов. Началом этого процесса является возраст, когда значительно увеличивается объем и интенсивность тренировочных и соревновательных нагрузок, повышается спортивная квалификация и стаж.

Эта же закономерность распространяется на секрецию фермента (табл. 3), но начинается еще раньше, со старших подростков. У младших юношей реактивность заметно увеличивается как в базальный, так и в стимулированный периоды секреции. У старших юношей и взрослых спортсменов резко возрастает реактивность в базальный период секреции и достигает значений, характерных для детей 9-10, 11-12 лет. Такая реакция в ферментовыделении свидетельствует о наличии определенных резервов в реактивности, хотя на существенные сдвиги в стимулированный период секреции этого резерва не хватает.

У бывших спортсменов базальное ферментовыделение приближается к нулевым значениям. И хотя стимулированное ферментовыделение в ответ на пороговую нагрузку у них увеличивается больше чем в 2 раза, оно не достигает значений, характерных для действующих спортсменов. Сам же факт увеличения стимулированного ферментовыделения несет позитивную информацию о корригирующей роли нагрузки в воздействии на желудочные железы.

Относительное снижение показателей секреции в спортивном онтогенезе по мере роста спортивной квалификации и стажа можно расценивать двояко: как экономизацию функции и как ее истощение.

Не отрицая в целом в онтогенезе вообще и в спортивном онтогенезе в частности тенденции в «истощении» секреторных процессов, мы более склонны говорить об экономизации этих процессов. Об этом свидетельствует возрастная динамика интегрального показателя, отражающего реальную картину, характеризующую деятельность желудочных желез в спортивном онтогенезе в покое и в условиях дозированной велоэргометрической нагрузки. Пороговая нагрузка достоверно увеличивает протеолиз у всех групп спортсменов с низкими исходными данными. И, наоборот, у спортсменов с высокими фоновыми показателями базального протеолиза пороговая нагрузка снижает его до оптимальных значений. Корректирующая роль нагрузки распространяется и на протеолиз у бывших спортсменов. Его уровень достоверно увеличивается в базальный период секреции. Отмечено наличие положительной корреляционной зависимости в условиях пороговой нагрузки между уровнем протеолиза и массой тела (r=0,43-0,58; р<0,05).

При исследовании пороговой нагрузки выявлен большой набор адаптивных секреторных сдвигов (лабильность, устойчивость, экономизация, высокие резервные возможности) на разных этапах спортивного онтогенеза, направленных на оптимизацию гидролиза белков, и показана зависимость этих сдвигов от возраста, уровня тренированности, спортивного стажа.

Секреция и экскреция пепсиногена у спортсменов-борцов (7 лет-32 года) в покое. Сопоставляя показатели секреции пепсиногена у спортсменов-борцов с аналогичными показателями испытуемых контрольной группы (нетренированные лица), мы можем констатировать факт гиперсекреции фермента у спортсменов большинства возрастных групп (табл. 4).

Анализируя экскрецию пепсиногена у спортсменов-борцов с мочой,  можно выделить несколько особенностей. Во-первых, в возрастной динамике изменений уровня базального дебит-часа уропепсиногена у борцов  параллелизм с динамикой изменения базального дебит-часа гастрального пепсиногена отмечается только в период от 7 до 14 лет. В дальнейшем этот параллелизм нарушается. Это позволяет предположить, что рост уровня тренированности и в условиях покоя приводит к рассогласованию между секрецией пепсиногена и его экскрецией в составе мочи.

Если же сравнивать изменения отношений между базальным дебит-часом уропепсиногена у борцов и нетренированных лиц с изменением отношений между базальными дебитами гастрального пепсиногена у испытуемых данных групп (табл. 4), то параллелизм отсутствует изначально.

У борцов 7-8 лет показатели базального дебит-часа уропепсиногена значительно и достоверно ниже аналогичных показателей КГ, в то время как базальный дебит-час гастрального пепсиногена у спортсменов данного возраста значительно и достоверно выше, нежели у нетренированных лиц.

У спортсменов-борцов 11-12 лет базальная продукция пепсиногена более, чем в три раза выше таковой у своих нетренированных сверстников, а базальные дебиты экскреции фермента в составе мочи у спортсменов и нетренированных лиц того же возраста примерно равны. Подобная ситуация характерна для старшего юношеского возраста.

У старших подростков и младших юношей базальные дебиты гастрального пепсиногена у борцов и испытуемых контрольной группы близки, базальные же дебиты уропепсиногена у спортсменов очень значительно (в 2 и в 4 раза) и достоверно ниже по сравнению с контрольной группой.

У взрослых спортсменов базальный дебит-час фермента в 3 раза больше, а базальный дебит-час уропепсиногена в три раза меньше по сравнению со своими нетренированными сверстниками.

Вычисление коэффициентов корреляции между базальными показателями гастрального пепсиногена и уропепсиногена у спортсменов-борцов показало, что в большинстве возрастных этапов исследуемого отрезка спортивного онтогенеза корреляционные связи между ними отсутствуют.

Таблица 4. Показатели ферментовыделительной функции желудка и его экскреции с мочой, слюной,  (М±m)  у лиц, не занимающихся спортом (контрольная группа)  и у спортсменов-борцов в состоянии мышечного покоя 

Возраст испытуемых

n, кол-во

Группы испытуемых

Дебит-час пепсиногена, мг/час

Дебит-час уропепсиногена, мг/час

Дебит-час пепсиногена слюны, мг/час

б

с

б

с

б

с

7-8 лет

10

КГ

23,65±1,14

18,09±1,37

5,19±0,33

5,47±0,41

0,68±0,07

0,77±0,02

7-8 лет

14

спортсмены

38,50±2,75

55,89±4,60

3,27±0,48

3,50±0,16

0,74±0,01

1,12±0,08

достоверность

р<0,05

р<0,05

р<0,05

р<0,05

р>0,05

р<0,01

9-10 лет

17

КГ

22,41±0,17

17,43±0,81

5,81±0,50

5,49±0,56

0,70±0,04

0,78±0,03

9-10 лет

17

спортсмены

84,47±5,17

68,23±2,25

6,59±0,95

5,62±0,27

1,46±0,04

1,59±0,11

достоверность

р<0,01

р<0,01

р<0,05

р>0,05

р<0,01

р<0,01

11-12 лет

16

КГ

24,81±1,39

18,16±0,87

5,87±0,44

5,74±0,78

1,72±0,02

0,78±0,06

11-12 лет

16

спортсмены

85,62±3,79

66,96±3,40

5,08±0,28

6,11±0,49

0,78±0,02

1,01±0,10

достоверность

р<0,01

р<0,01

р>0,05

р>0,05

р<0,01

р>0,05

13-14 лет

15

КГ

12,08±0,08

16,10±2,07

9,63±1,52

10,18±1,14

0,78±0,05

0,94±0,06

13-14 лет

15

спортсмены

39,79±3,26

71,40±5,12

4,27±0,31

5,70±0,24

2,62±0,23

2,09±0,22

достоверность

р<0,01

р<0,01

р<0,05

р<0,05

р<0,01

р<0,01

15-16 лет

16

КГ

32,06±2,60

27,30±3,41

10,33±0,87

12,09±0,94

0,97±0,11

1,18±0,23

15-16 лет

16

спортсмены

26,82±1.07

40,45±1,03

4,56±0,40

6,21±0,37

0,48±0,04

0,68±0,05

достоверность

р>0,05

р>0,05

р<0,01

р<0,01

р<0,05

р<0,05

17-18 лет

20

КГ

57,91±3,18

37,23±2,11

13,60±2,10

14,68±1,70

0,99±0,26

1,49±0,38

17-18 лет

20

спортсмены

41,92±2,26

36,91±2,63

3,34±0,25

6,21±0,18

1,39±0,09

1,78±0,13

достоверность

р>0,05

р>0,05

р<0,001

р<0,01

р<0,05

р<0,05

19-21 лет

22

КГ

59,98±4,10

38,23±1,51

13,90±2,87

15,63±1,28

0,94±0,40

1,42±0,50

19-21 лет

26

спортсмены

102,57±8,51

45,72±1,84

12,20±1,09

14,18±1,50

2,06±0,02

1,77±0,08

достоверность

р<0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р<0,05

р>0,05

22-25 лет

11

КГ

39,26±2,21

31,56±1,29

13,97±3,63

16,80±1,42

0,90±0,21

1,37±0,24

22-25 лет

27

спортсмены

112,83±10,21

44,25±2,23

4,74±0,32

6,47±0,45

0,35±0,02

0,49±0,05

достоверность

р<0,01

р>0,05

р<0,001

р<0,001

р>0,05

р<0,05

25-32 года

16

КГ

30,31±2,14

30,31±2,09

15,74±2,40

16,91±1,31

0,98±0,04

1,54±0,36

25-32 года

18

спортсмены

4,02±0,34

16,87±0,13

5,35±0,43

9,50±0,68

0,58±0,07

0,59±0,03

достоверность

р<0,001

р<0,05

р<0,001

р<0,01

р>0,05

р<0,05

Примечание: б – в условиях базальной секреции; с – в условиях стимулированной секреции; КГ – контрольная группа; ; n – количество испытуемых.

Слабая отрицательная корреляционная связь отмечена в 11-12 лет (r= -0,36; р<0,05) и 15-16 лет (r= -0,33; р<0,05), а у младших юношей выявлена более выраженная отрицательная корреляционная связь между гастральным пепсиногеном и уропепсиногеном (r= -0,45; р<0,01).

Что же касается экскреции пепсиногена в составе слюны, то в 7-8 лет показатели базального дебит-часа пепсиногена слюны у спортсменов-борцов и их нетренированных сверстников близки, у спортсменов 9-10, 13-14, 17-18 лет и 19-21 года данные показатели достоверно выше, нежели у нетренированных лиц, а у спортсменов 11-12, 15-16, 22-25 и 25-32 лет данные показатели достоверно ниже аналогичных показателей испытуемых контрольной группы. Показатели стимулированных дебитов дают сходную картину.

Анализ коэффициентов корреляции между показателями базальных дебитов гастрального пепсиногена и пепсиногена слюны у спортсменов-борцов показал высокую положительную корреляционную связь между ними в 7-8 лет (r= +0,88; р<0,001), среднюю положительную связь - в 9-10 лет (r= +0,42; р<0,05), 17-18 лет (r= +0,39; р<0,05) и слабую положительную связь - у бывших спортсменов (r= +0,30; р<0,05). В 19-21 год наблюдается средняя отрицательная корреляционная связь (r= -0,39; р<0,05). 

На всем протяжении спортивного и постспортивного онтогенеза отчетливо видна зависимость уровня выделения пепсиногена в первую очередь от уровня двигательной активности, а также тренировочного стажа, объема тренировочных нагрузок и возраста. Показана адаптивная ценность сдвигов в секреции фермента при адаптации желудочных желез к комплексу факторов спортивно-тренировочной деятельности.

Что же касается взаимоотношений между секрецией пепсиногена в полость желудка и его экскрецией через ренальный (в составе мочи) и экстраренальный (в составе слюны) каналы, то результаты нашего исследования данной проблемы у спортсменов-борцов позволяют сделать вывод о том, что высокий уровень двигательной активности заметно изменяет не только уровень секреции фермента, но и его экскрецию у спортсменов по сравнению с нетренированными лицами. Вследствие этого даже в состоянии покоя заметно снижается информативная ценность каждого канала экскреции об уровне секреции пепсиногена в полость желудка.

В связи с этим мы считаем, что у спортсменов, занимающихся спортивной борьбой, в условиях покоя в отличие от нетренированных лиц определения уровня только лишь одного уропепсиногена недостаточно для суждения о «пептическом потенциале» желудка, что подтверждается вышеприведенными низкими коэффициентами корреляции между гастральным пепсиногеном и уропепсиногеном.

Информативная ценность слюны незначительно выше, но и ее недостаточно для полноты картины об уровне продукции гастрального пепсиногена. В связи с этим мы считаем целесообразным высчитывать суммарный экскретируемый пепсиноген (в составе мочи и слюны), что для ряда возрастов подтверждается коэффициентами корреляции между ним и гастральным пепсиногеном (от r= -0,74 (р<0,001) до +0,49 (р<0,01)). Однако в ряде возрастных периодов (11-12, 13-14, 15-16 лет и 19-21 год) корреляция слабая, что делает гастральное зондирование единственным информативным методом оценки ферментовыделительной функции желудка.

Влияние дозированной велоэргометрической нагрузки на  секрецию, инкрецию и экскрецию пепсиногена у спортсменовборцов (7-32 лет). Оценивая влияние велоэргометрической нагрузки на секрецию пепсиногена желудочными железами, мы отметили высокую устойчивость данного параметра желудочной секреции. Стандартная велоэргометрическая нагрузка не вызвала существенных и достоверных сдвигов в базальной продукции фермента в сравнении с фоновыми показателями у представителей большинства возрастных групп спортсменов-борцов. Что же касается стимулированной секреции пепсиногена, то и здесь продукция фермента выступает как достаточно инертный к воздействию велоэргометрической нагрузки параметр желудочной секреции.

Тем не менее, сдвигов в стимулированной секреции пепсиногена под влиянием дозированной велоэргометрической нагрузки несколько больше, нежели базальной и достоверность их, как правило, выше. У спортсменов  9-10 лет велоэргометрическая нагрузка несколько увеличивает продукцию фермента (р<0,05), у младших подростков, наоборот, значительно (более чем в 2 раза) и достоверно (р<0,01) снижает стимулированный дебит-час пепсиногена.

У младших юношей (17-18 лет) и борцов, прекративших активные занятия спортом (25 лет-32 года) нагрузка более, чем в 2 раза увеличивает стимулированный дебит-час пепсиногена (р<0,01).

Что же касается экскреции уропепсиногена, мы не увидели сколько-нибудь выраженного параллелизма между секрецией гастрального пепсиногена и выделением профермента с мочой как в возрастной динамике в покое, так и в ответ на дозированную велоэргометрическую нагрузку, что подтверждает литературные данные о том, что он существует не во всех случаях, особенно в рамках спортивной физиологии.

Так, например, у спортсменов-борцов 9-10 лет дозированная велоэргометрическая нагрузка практически не изменяет базальную продукцию пепсиногена и достоверно (р<0,05) увеличивает стимулированную. При этом базальная экскреция уропепсиногена также уменьшается, но это уменьшение становится достоверным (р<0,05), а стимулированная экскреция профермента также увеличивается, но степень достоверности данного увеличения значительно повышается (р<0,001).

У младших подростков под влиянием нагрузки наблюдается достоверное уменьшение базального (р<0,05) и стимулированного (р<0,05) дебит-часа пепсиногена, но не отмечается сдвигов дебит-часа уропепсиногена. У старших юношей (19 лет-21 год), наоборот,  дозированная велоэргометрическая нагрузка практически не влияет на базальную продукцию пепсиногена, в то время как базальную экскрецию уропепсиногена она достоверно снижает более, чем в два раза (р<0,01). Все эти факты, на наш взгляд, можно объяснить наличием нескольких причин.

Во-первых, мышечная деятельность является мощным физиологическим корректором, изменяющим работу многих органов, в том числе и почек, и, следовательно, влияющим на уровень экскреции ряда физиологических продуктов.

Во-вторых, свой  вклад  вносят  возрастные особенности спортсменов и различия в устойчивости к действию велоэргометрической нагрузки, связанные с разным уровнем тренированности в различные периоды спортивного  онтогенеза.

В-третьих, основным каналом экскреции пепсиногена почки являются в покое и при незначительной мышечной деятельности, но в условиях интенсивной мышечной работы (в данном случае работа большой мощности на велоэргометре) в результате усиления конкурентных взаимоотношений между каналами экскреции пепсиногена увеличивается роль экстраренальных каналов его выведения. Как следствие, имеет определенное значение экскреторная роль слюнных желез, и в отличие от условий покоя экскреторную функцию начинают выполнять потовые железы, что связано с появлением потоотделения. При усилении интенсивности последнего экскреция пепсиногена с потом увеличивается, и потовые железы временно становятся основным каналом экскреции профермента.

Оценивая влияние велоэргометрической нагрузки на экскрецию пепсиногена слюнными железами, мы также отметили разнонаправленные сдвиги в секреции гастрального пепсиногена и его экскреции в составе слюны. Так, например, у начинающих борцов 7-8 лет нагрузка практически не изменяет базальную продукцию гастрального пепсиногена, но значительно и достоверно (р<0,01) увеличивает его базальную экскрецию слюнными железами. У спортсменов старшего подросткового возраста велоэргометрическая нагрузка достоверно  (р<0,05) снижала базальный дебит-час его экскреции в составе слюны. Это лишний раз подтверждает необходимость оценки уровня экскреции общего пепсиногена в составе мочи, слюны и пота.

При оценке уровня экскреции пепсиногена слюнными железами мы наблюдаем наиболее низкие показатели дебитов пепсиногена слюны по сравнению с аналогичными показателями уропепсиногена и пепсиногена пота.  С учетом того, что при выполнении интенсивной мышечной работы основная роль в экскреции пепсиногена принадлежит потовым железам, а в покое почкам - этот факт неудивителен.

Таким образом, между секрецией пепсиногена и его экскрецией в составе мочи и слюны в рамках периода спортивного онтогенеза, от 7 до 17 лет, не наблюдается параллелизма в сдвигах в ответ на нагрузку. Наоборот, в целом ряде случаев мы имеем возможность наблюдать противоположные сдвиги. Элементы параллелизма в секреторных и экскреторных сдвигах в ответ на данную нагрузку начинают проявляться в юношеском возрасте наряду с разнонаправленными сдвигами. И, наконец, стойкий параллелизм имеет место у бывших борцов. В ответ на нагрузку у них наблюдается достоверное увеличение как секреции пепсиногена в полость желудка, так и его экскреции с потом и слюной.

Роль некоторых белково-пептидных гормонов в долговременных и срочных адаптивных сдвигах в желудочной секреции у спортсменов-борцов 7 лет-32 года. Наши исследования подтверждают, что низкий базальный уровень гастрина может быть следствием ингибиторного действия HCl на высвобождение гастрина по механизму обратной связи и свидетельствуют, что возрастная динамика  базального уровня гастрина в крови у спортсменов-борцов носит  волнообразный характер (табл. 5). 

Таблица 5

Показатели базального уровня гормонов и глюкозы в крови  (М±m)  у спортсменов-борцов в состоянии покоя  и после дозированной велоэргометрической нагрузки

Возраст испытуемых

n, кол-во

Условия исследования

Концентрация гормонов

Гастрин,

пг/мл

СТГ,

пг/мл

Инсулин,

мкЕ/мл

Глюкоза,

моль/л

7-8 лет

8

покой

25,3±3,41

2,5±0,18

14,8±0,95

5,0±0,03

7-8 лет

8

нагрузка

32,104,18

2,586,14

12,711,40

4,9±0,04

достоверность

p>0.05

p>0,05

p>0,05

p>0,05

9-10 лет

17

покой

26,2±2,98

1,6±0,10

15,0±0,94

5,1±0,04

9-10 лет

17

нагрузка

33,5±3,15

1,6±0,19

13,1±1,09

4,9±0,04

достоверность

p>0.05

p>0,05

p>0,05

p>0,05

11-12 лет

16

покой

26,7±3,46

2,1±0,11

12,4±1,41

5,1±0,05

11-12 лет

16

нагрузка

37,9±3,10

2,7±0,10

10,7±1,16

4,8±0,03

достоверность

p>0.05

p>0,05

p>0,05

p>0,05

13-14 лет

14

покой

21,1±1,20

2,7±0,30

9,5±0,57

5,0±0,01

13-14 лет

14

нагрузка

39,1±2,73

1,7±0,10

8,9±0,50

4,8±0,03

достоверность

p<0.05

p<0,05

p>0,05

p>0,05

15-16 лет

16

покой

36,2±3,16

4,9±0,32

8,1±0,50

4,8±0,02

15-16 лет

16

нагрузка

43,5±3,10

4,2±0,22

7,1±0,30

4,5±0,03

достоверность

p>0.05

p>0,05)

p>0,05

p>0,05

17-18 лет

14

покой

36,9±2,90

2,9±0,12

12,3±0,87

4,7±0,04

17-18 лет

14

нагрузка

38,2±2,78

2,4±0,19

11,3±1,00

4,5±0,03

достоверность

p>0.05

p>0,05

p>0,05

p>0,05

19-21 лет

15

покой

42,6±3,87

2,3±0,20

10,6±1,06

4,6±0,02

19-21 лет

15

нагрузка

47,5±2,16

2,5±0,20

10,1±0,80

4,4±0,03

достоверность

p>0.05

p>0,05

p>0,05

p>0,05

22-25 лет

16

покой

52,9±5,00

2,7±0,11

11,8±1,10

4,4±0,02

22-25 лет

16

нагрузка

53,2±4,10

2,7±0,19

10,4±1,00

4,2±0,03

достоверность

p>0.05

p>0,05

p>0,05

p>0,05

25-32 года

12

покой

39,4±4,50

3,6±0,10

15,3±1,75

4,6±0,04

25-32 года

12

нагрузка

54,6±4,80

2,6±0,12

13,2±0,80

4,5±0,03

достоверность

p<0.05

p<0,05

p>0,05

p>0,05

Примечание: р – достоверность различий по t-критерию Стьюдента; ; n – количество испытуемых.

Нами показано, что базальная концентрация гастрина в крови  у спортсменов-борцов в спортивном онтогенезе с возрастом увеличивается. Самые низкие его величины обнаруживаются у детей периода второго детства и младших подростков. У старших подростков и юношей его уровень повышается и колеблется в пределах 36,21±3,16 – 42,64±3,87 пг/мл. Самый высокий уровень гастрина обнаруживается у взрослых спортсменов (табл. 5).

В постспортивном онтогенезе уровень гормона вновь снижается. Между показателями желудочной секреции и уровнем гастрина в крови  обнаруживается положительная корреляционная связь, начиная со старшего подросткового возраста, и колеблется в пределах (r =0,40 – 0,58; р<0,05).

Материалами исследований показано, что гиперфункция желудочных желез у подростков с высоким уровнем двигательной активности сочетается со снижением в крови базального уровня гастрина и увеличением уровня СТГ. Причем, содержание СТГ коррелирует с базальным дебит-часом пепсиногена (r=0,52;  p<0,05), который наряду с другими протеиназами участвует в реализации анаболического эффекта СТГ, наиболее отчетливо проявляющегося у подростков с высоким уровнем двигательной активности.

Наши исследования свидетельствуют, что возрастная динамика  базального уровня СТГ у спортсменов-борцов носит волнообразный характер (табл. 6). Его подъемы приходятся на сенситивные периоды онтогенеза (7-8, 15-16 лет), а самые выраженные спады обнаруживаются у детей 11-12 лет (препубертатный период) и у старших юношей.

Между показателями желудочной секреции и уровнем СТГ обнаруживается положительная корреляционная связь. Она находится в тех же границах (r =0,39-0,56;  p<0,05), что и связь между уровнем гастрина и показателями желудочной секреции, что косвенно подтверждает возможность участия СТГ в регуляции желудочной секреции за счет гипофизарно-антральной оси.

       Настоящее исследование свидетельствует, что в возрастной динамике базального уровня в крови инсулина, как и в динамике СТГ имеет место волнообразность. Относительно высокая концентрация инсулина у детей 7-10 лет  (табл. 5) сменяется существенным снижением содержания гормона у подростков (p<0,05). У юношей и взрослых спортсменов содержание инсулина возвращается к показателям, характерным для старших детей. В постспортивном онтогенезе абсолютные показатели инсулина увеличиваются до уровня, обнаруженного у детей 11-12 лет. Интересно отметить, что спады в базальном уровне инсулина могут сочетаться как с подъемами, так и со спадами в секреции СТГ. Резкий спад в секреции инсулина у подростков соответствует максимальным величинам секреции гормона роста. У детей, юношей и взрослых спортсменов в секреции инсулина и СТГ имеет место параллелизм, причем у детей 7-8 лет отмечается параллельно высокий уровень их секреции, у старших детей, юношей и взрослых спортсменов секреторные волны совпадают на спадах, в постспортивном онтогенезе – на умеренном подъеме.

Определение корреляционных связей между концентрацией инсулина и содержанием различных компонентов желудочного секрета показало, что у спортсменов эти связи имеют положительную направленность, их значение для различных компонентов секрета колеблются в широких пределах (r=0,33 – 0,80; р<0,05-0,01).

Более тесно инсулин коррелирует с секрецией пепсиногена (r =0,59 – 0,80; р<0,01), несколько слабее он коррелирует с суммарной протеолитической активностью (r =0,39 – 0,69; р<0,05-0,01), еще слабее с HCl и объемом секрета (r =0,30 –0,59; р<0,05). Следует отметить, что более тесные связи характерны для сенситивных возрастных периодов (дети 7-8 лет, подростки) и обнаруживаются в базальный период секреции.

Последнее обстоятельство дает основание предполагать, что стимулирующее влияние инсулина на желудочную секрецию в значительной мере осуществляется за счет влияния гипогликемии на центр вагуса. Стимуляция вагуса способна включить как холинергические, так и гастриновые механизмы за счет активизации ваго-антральной оси. Более реальным такой механизм видится у старших подростков. В пользу такого предположения свидетельствуют следующие соображения: у старших подростков приближается к завершению становление нейросимпатических влияний (за счет ежедневных тренировочных занятий), у них обнаруживается по сравнению с другими возрастными группами самый низкий уровень глюкозы в крови (табл. 5).

Если в спортивном онтогенезе корреляционные связи между уровнем инсулина и показателями желудочной секреции имеют положительную направленность, то в постспортивном онтогенезе (25 лет-32 года) эта направленность становится отрицательной, при этом несколько снижается теснота связи (r = -0,33 – - 0,63; р<0,05). Как и у действующих спортсменов у бывших спортсменов более высокие значения этих связей (но со знаком «-») обнаруживаются между уровнем инсулина и дебит-часом пепсиногена и суммарной протеолитической активностью секрета (r =-0,50 – -0,63; р<0,05). Теснота этих связей между уровнем гормона и неорганическими компонентами секрета (объем секрета, HCl) несколько снижается (r =-0,31 – -0,54; р<0,05).

Поскольку одной из основных биологических функций  инсулина является  транспорт глюкозы через мембрану клетки, интересно было проследить за возрастной динамикой корреляционных взаимосвязей между уровнем глюкозы в крови и показателями желудочной секреции. Наши исследования показали, что у детей 7-12 лет этих связей не обнаруживается.

Впервые в возрастной динамике эти связи появляются у младших подростков. На протяжении последующего спортивного и в постспортивном онтогенезе ни направленность (связи со знаком минус), ни диапазон этих связей  (r = -0,31 – -0,59; р<0,05) не меняются. Появление этих связей у подростков мы связываем с повышением у них тонуса вагуса, чему способствуют достаточно высокий уровень двигательной активности и росто-весовой скачок.

Менее выраженными в ответ на нагрузку по сравнению со сдвигами желудочной секреции оказались эндокринные сдвиги. Минимальных эндокринных сдвигов и сдвигов в уровне глюкозы (в 90% случаев сдвиги оказались недостоверными) в ответ на физическую нагрузку оказалось достаточно, чтобы скорректировать реактивность секреторных структур желудочных желез и уровень секреции HCl  и пепсиногена таким образом, чтобы обеспечить стимуляцию итогового результата желудочной секреции – СПА. Результат такой срочной адаптивной реакции, отразивший надежность секреторных резервов желудочных желез, не был бы возможен без соответствующей долговременной адаптации, включающей в себя и высокий секреторный потенциал желудочных желез, и широкую изменчивость реактивности секреторных структур, и способность секреторных клеток экономно расходовать имеющиеся резервы.

       Роль системы гипофиз-кора надпочечников в регуляции желудочной секреции у спортсменов-борцов в спортивном и постспортивном онтогенезе. Первый скачок в секреции кортикотропина отмечен в подростковом возрасте, абсолютный пик в секреции гормона зарегистрирован у старших юношей (рис. 2, 3). В полтора-два раза выше во всех возрастных группах в наших исследованиях у спортсменов оказался уровень кортизола, за исключением старших подростков, у которых отмечен резкий спад в секреции этого гормона на фоне прироста секреции АКТГ. Пик в секреции кортизола пришелся так же, как и в секреции кортикотропина на юношеский возраст.

Рис. 2. Показатели концентрации  АКТГ  в крови (пг/мл) и показатели базальной СПА (мг/час/кг) у спортсменов--борцов в условиях покоя и после нагрузки

Примечание:        -  достоверность различий (р<0,05).

Рис. 3. Показатели концентрации кортизола в крови (пг/мл) и показатели базальной СПА (мг/час/кг)  у спортсменов--борцов в условиях покоя и после нагрузки

Между уровнем в крови АКТГ и показателями желудочной секреции ни в покое, ни в условиях нагрузки в онтогенезе закономерных корреляционных связей не выявлено. В то же время с кортизолом такие связи выявлены и пришлись они на критические периоды спортивного онтогенеза и на постспортивный онтогенез. В условиях покоя у детей 7-8 лет, у младших подростков и у спортсменов-борцов 25-32 лет (прекративших тренировки) эти связи были положительными. Коэффициент корреляции между базальным уровнем кортизола и показателями базальной и стимулированной желудочной секреции колебался в пределах 0,39-0,80 (р<0,05-0,01).

У старших подростков вследствие резкого падения кортизола корреляционная связь изменила направленность и стала несколько слабее (r= -0,37 – -0,67; р<0,05-0,01), у юношей и взрослых спортсменов корреляционные связи утратили достоверность.

Нагрузка не оказала существенного влияния на секрецию кортикотропина и достоверно снизила секрецию кортизола в двух возрастных группах: у младших юношей и спортсменов, оставивших спорт (рис. 2, 3).

Сдвиги в секреции H2O,  HCl, пепсиногена у спортсменов различного возраста носят сложный адаптивный характер и направлены на оптимизацию интегрального показателя секреторной функции желудочных желез – уровня СПА желудочного секрета при исходной величине его pH.

Корреляционные связи между уровнем кортизола и показателями желудочной секреции в условиях нагрузки меняют направленность (с положительной на отрицательную) и сохраняют достоверность (p<0,05-0,01) лишь в группах детей (r= -0,34 – -0,77; р<0,05-0,01).

В то же время возрастная динамика секреции альдостерона в общих чертах совпадает с таковой для глюкокортикоидов, но имеет более выраженную амплитуду колебаний. Наши исследования свидетельствуют (рис. 4), что самые высокие величины концентрации альдостерона отмечаются у спортсменов-борцов в возрасте 7-8, 9-10 лет.

Примечание:        -  достоверность различий (р<0,05).

Рис. 4. Показатели концентрации альдостерона в крови (пг/мл) и показатели базальной СПА (мг/час/кг) у спортсменов--борцов в условиях покоя и после нагрузки

Резкий спад в уровне гормона отмечается у младших подростков и самый низкий уровень альдостерона нами обнаружен у взрослых высококвалифицированных спортсменов.

По сравнению с детьми у подростков, юношей, взрослых спортсменов и спортсменов, прекративших тренировки, уровень гормонов падает в 2,5-3,5 раза, но при этом во всех группах спортсменов в условиях покоя прослеживается тесная положительная корреляционная связь между уровнем кортизола и альдостероном. Заметно теснее она у подростков и юношей: коэффициенты корреляции соответственно равны  0,78 (р<0,001) и 0,83 (р<0,001). Слабее она у детей и взрослых борцов r= 0,55 (р<0,01)  и 0,52 (р<0,01). И еще слабее и со знаком минус (r= - 0,49; р<0,05) у детренированных спортсменов.

Нагрузка существенно не изменяет тесноту и направленность связи у детей, подростков и юношей: r= 0,45; 0,94; 0,79 (р<0,05-0,001). У взрослых спортсменов связь становится  отрицательной: r= -0,65 (р<0,01), а у бывших спортсменов связь меняет отрицательную направленность (r= -0,49; р<0,05) на положительную и становится заметно теснее (r=0,75; р<0,001).

Между АКТГ и кортизолом в покое у детей, подростков, юношей и взрослых спортсменов коэффициенты корреляции соответственно имели следующие значения: 0,34; 0,88; 0,73; 0,47 (р<0,05-0,001). У бывших спортсменов связи не обнаружилось. Нагрузка изменила эти связи у детей, юношей и взрослых спортсменов, снизила их тесноту у подростков с 0,88 до 0,66 (р<0,001-0,05) и восстановила их у бывших спортсменов до 0,72 (р<0,001).

Между АКТГ и альдостероном в покое связи не обнаружились у взрослых и бывших спортсменов. У детей, подростков и юношей по направленности и тесноте связи были такими же, как между АКТГ и кортизолом. А вот в условиях пороговой нагрузки вопреки нашему прогнозу положительные и достоверные связи выявлены во всех группах спортсменов. Причем, у детей, подростков и юношей нагрузка существенно не повлияла на эти связи, а у взрослых спортсменов и бывших спортсменов эти связи (r=0,49 и 0,63) и достаточно значимые (p<0,05) проявились именно после нагрузки. Возможно, все дело здесь в нагрузке, а скорее, в уровне двигательной активности.

При сопоставлении графиков, отражающих динамику секреции альдостерона и динамику СПА в спортивном и постспортивном онтогенезе (рис. 4), можно увидеть, что подъемы и спады в этих показателях совпадают у детей 9-10, 11-12 лет (подъемы), у подростков 13-14, 15-16 лет, юношей 17-18 лет (спады). Наиболее выраженные рассогласования в показателях приходятся на детей 7-8 лет, взрослых спортсменов и борцов, прекративших тренировки. Нет согласованности и у старших юношей. При совпадении волн на подъемах и спадах (у детей, подростков и младших юношей) между секрецией альдостерона и СПА имеет место положительная корреляционная связь. Коэффициент корреляции колеблется в пределах 0,58-0,70 (р<0,05-0,01).  При рассогласовании этих волн корреляционная связь или отсутствует (у детей 7-8 лет, старших юношей, взрослых спортсменов) или имеет отрицательное значение (r= -0,51; р<0,05) – у бывших спортсменов.

На наш взгляд, причиной рассогласования в секреции альдостерона и СПА у детей 7-8 лет является недостаточный уровень тренированности этих детей (связи не успели установиться). Причиной отсутствия этих связей у старших юношей и взрослых спортсменов могут быть сгонки веса. Одним из средств этих сгонок могут быть парные бани, которые ведут к дефициту воды в организме, а также на фоне дефицита воды – к угнетению желудочной секреции, стимуляции минералокортикоидной и снижению глюкокортикоидной активности (А.М. Уголев, 1961). На фоне 36-часовых недельных нагрузок такая сгонка веса (при дефиците питья) превращается в запредельную нагрузку, разрушающую корреляционные связи. У бывших спортсменов возникает дефицит двигательной активности, но сохраняется привычка к парной бане как к средству восстановления. Такое сочетание факторов изменяет направленность корреляционной связи. Причем, отрицательной эта связь становится не только между альдостероном и СПА (r= -0,51; р<0,05), но и между альдостероном и отдельными параметрами желудочной секреции: альдостероном и объемом секрета (r= -0,41; р<0,05); альдостероном и секрецией HCl (r= -0,56; р<0,05); альдостероном и пепсиногеном (r= -0,60; р<0,01).

Установлено, что высокий уровень двигательной активности (как физиологический стрессор) у спортсменов-борцов существенно повышает фоновое функциональное состояние системы гипофиз-кора надпочечников по сравнению с нетренированными лицами и в основном синхронизирует корреляционные секреторные взаимосвязи как внутри самой системы, так и между этой системой и секреторным аппаратом желудка.

Максимальный фоновый подъем в секреции АКТГ и кортизола приходится на младший юношеский возраст. Заметный спад в выделении АКТГ обнаруживается у взрослых спортсменов. При этом уровень кортизола существенно не изменяется, что свидетельствует о переходе системы АКТГ-кортизол на новый уровень взаимодействия. Свое влияние на секреторный аппарат желудка АКТГ обеспечивает через кортизол. Наиболее тесные положительные фоновые корреляционные взаимосвязи между кортизолом и секреторными  компонентами желудочного сока обнаруживаются у детей 7-8 лет, подростков и бывших спортсменов (сенситивные периоды восходящего и спортивного онтогенеза).

Существенные долговременные адаптивные сдвиги у спортсменов-борцов в системе гипофиз-кора надпочечников обеспечили устойчивость как самой системы гипофиз-кора надпочечников, так и устойчивость секреторного аппарата желудка к нагрузке на протяжении всего периода онтогенеза.

Пороговая нагрузка не вызвала ни в одной возрастной группе у действующих спортсменов достоверных сдвигов в секреции АКТГ, лишь единожды (у младших юношей) достоверно снизила, скорее оптимизировала очень высокий фоновый уровень кортизола и повысила (у младших подростков) уровень альдостерона. Такой фактически однотипный ответ на пороговую нагрузку системы гипофиз-кора надпочечников у спортсменов-борцов всех возрастных групп в значительной мере обеспечил и однотипность в реакции секреторного аппарата желудка. Эта реакция проявилась в умеренном достоверном повышении СПА во всех группах спортсменов.

У бывших спортсменов (постспортивный онтогенез) нагрузка пороговой мощности, так же как и у действующих спортсменов не вызвала достоверных сдвигов в секреции АКТГ и альдостерона и достоверно снизила секрецию кортизола. Секреторный аппарат желудка у бывших спортсменов, так же как и у действующих спортсменов отреагировал умеренным достоверным повышением СПА. В этой реакции отразились не только следы «энзиматической памяти» (А.М. Уголев, 1961), но возможно и следы «адаптивной памяти».

Влияние парной бани на желудочную секрецию и некоторые эндокринные сдвиги у спортсменов-борцов в спортивном онтогенезе. На начальных этапах спортивного онтогенеза (период второго детства и младший подростковый возраст) сдвиги в базальном и стимулированном сокоотделении после парной бани несущественны (табл. 6). Можно предположить, что для данных возрастных групп парная баня в используемой нами дозировке не была стрессорным воздействием.

У старших подростков парная баня вызвала иную реакцию: все показатели базального и стимулированного секрета достоверно уменьшаются. Такая же реакция просматривается у взрослых спортсменов (в базальном секрете) и у бывших спортсменов (в базальном и стимулированном секрете). Вероятно, это связано с тем, что парная баня для них используется как средство сгонки веса, которые резко снижают содержание воды в организме спортсменов.

Еще заметнее в спортивном онтогенезе снижается реактивность структур, продуцирующих HCl. Так же в показателях сокоотделения этот процесс начинается со старших подростков, когда значительно увеличивается объем и интенсивность тренировочных и соревновательных нагрузок, повышается спортивная квалификация и стаж. У них секреция HCl и в базальный, и в стимулированный период уменьшается больше чем в 2 раза (р<0,01).  Менее выраженное, но достоверное уменьшение базальной секреции HCl наблюдается у всех спортсменов юношеского возраста и у взрослых спортсменов. У бывших спортсменов наблюдается достоверное увеличение базального (более чем в 3 раза) и стимулированного дебит-часа HCl. В остальных возрастных группах (период второго детства и младший подростковый возраст) в секреции соляной кислоты наблюдается устойчивость, также как и в выделении жидкой части секрета.

Наши исследования в значительной мере подтверждают правило, что самым устойчивым компонентом секреции является пепсиноген.

Наиболее высокая устойчивость механизмов секреции пепсиногена в ответ на парную баню наблюдается во всех возрастных группах спортсменов. И только у лиц, прекративших тренировки, обнаружены резкие сдвиги в ферментовыделении. На фоне снижения  показателя объема желудочной секреции и кислотообразования достоверно увеличивается базальная секреция пепсиногена.

       У бывших спортсменов базальное ферментовыделение приближается к нулевым значениям. И хотя стимулированное ферментовыделение в ответ на парную баню у них увеличивается больше чем в 2 раза, оно не достигает значений, характерных для действующих спортсменов.

Таблица 6. Показатели желудочной секреции (М±m)  у спортсменов-борцов в состоянии мышечного покоя  и после парной бани в пересчете на кг массы тела

Возраст испытуемых, лет

n, кол-во

Условия исследования

Показатели желудочной секреции

Объем секрета, мл/час

Дебит-час HCl,  мг/час

Дебит-час пепсиногена, мг/час

СПА, мг/час

б

с

б

с

б

с

б

с

7-8

14

покой

1,14±0,12

1,81±0,18

1,29±0,10

2,92±0,27

0,91±0,09

1,27±0,09

0,16±0,01

0,24±0,01

7-8

14

баня

1,05±0,02

1,9±0,04

1,22±0,08

3,03±0,11

1,02±0,01

1,45±0,01

0,20±0,01

0,21±0,01

достоверность

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

9-10

17

покой

0,94±0,15

1,67±0,31

1,02±0,12

2,96±0,31

1,91±0,31

1,57±0,21

1,04±0,02

0,34±0,01

9-10

17

баня

1,02±0,02

1,77±0,02

1,14±0,08

2,73±0,18

2,05±0,13

1,65±0,13

1,11±0,07

0,48±0,13

достоверность

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

11-12

16

покой

0,84±0,12

1,42±0,20

1,10±0,12

2,76±0,30

1,70±0,15

1,30±0,12

0,84±0,09

0,32±0,04

11-12

16

баня

0,96±0,03

1,54±0,01

1,05±0,08

2,64±0,13

1,65±0,09

1,23±0,05

0,96±0,07

0,33±0,01

достоверность

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

13-14

17

покой

1,61±0,20

2,18±0,22

1,71±0,21

3,29±0,19

0,75±0,09

1,38±0,11

0,28±0,06

0,59±0,01

13-14

17

баня

1,60±0,01

2,14±0,02

1,73±0,10

2,60±0,19

0,89±0,06

1,74±0,12

0,41±0,02

0,79±0,05

достоверность

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р<0,05

р<0,05

15-16

16

покой

1,50±0,11

1,52±0,13

2,05±0,59

3,53±0,32

0,41±0,03

0,62±0,03

0,05±0,01

0,15±0,01

15-16

16

баня

1,31±0,08

1,39±0,03

0,83±0,05

1,48±0,12

0,93±0,02

0,73±0,04

0,14±0,01

0,26±0,01

достоверность

р<0,05

р<0,05

р<0,01

р<0,01

р>0,05

р>0,05

р<0,01

р<0,05

17-18

20

покой

1,10±0,01

1,28±0,01

1,29±0,11

1,96±0,17

0,61±0,01

0,52±0,02

0,07±0,02

0,09±0,01

17-18

20

баня

1,09±0,12

1,41±0,06

0,70±0,02

1,74±0,14

0,56±0,02

0,80±0,03

0,15±0,01

0,23±0,01

достоверность

р>0,05

р>0,05

р<0,001

р>0,05

р>0,05

р<0,01

р<0,01

р<0,01

19-21

28

покой

1,11±0,01

1,11±0,01

0,87±0,08

0,49±0,02

1,40±0,06

0,58±0,04

0,08±0,03

0,15±0,02

19-21

28

баня

0,96±0,04

1,33±0,07

0,69±0,04

0,46±0,02

1,51±0,08

0,94±0,04

0,29±0,01

0,36±0,02

достоверность

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,01

р<0,001

р<0,01

22-25

27

покой

1,09±0,08

1,34±0,02

1,17±0,07

0,56±0,07

1,47±0,09

0,57±0,04

0,09±0,03

0,24±0,01

22-25

27

баня

0,82±0,05

1,23±0,04

0,64±0,03

0,63±0,03

1,64±0,09

0,62±0,03

0,17±0,01

0,36±0,01

достоверность

р<0,05

р>0,05

р<0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р<0,05

25-32

18

покой

0,66±0,08

1,28±0,17

0,10±0,01

0,59±0,03

0,05±0,002

0,23±0,007

0,04±0,007

0,09±0,004

25-32

18

баня

0,41±0,03

0,92±0,05

0,35±0,02

0,76±0,03

0,14±0,01

0,25±0,01

0,11±0,01

0.24±0,01

достоверность

р<0,05

р<0,05

р<0,001

р<0,05

р<0,01

р>0,05

р<0,01

р<0,01

Примечание: б – в условиях базальной секреции; с – в условиях стимулированной секреции;

Сам же факт увеличения стимулированного ферментовыделения несет позитивную информацию о корригирующей роли парной бани в воздействии на желудочные железы.

Парная баня достоверно увеличивает протеолиз у спортсменов, начиная с младшего подросткового возраста, что свидетельствует о значительных секреторных резервах желудочных желез у высококвалифицированных спортсменов с большим спортивным стажем. В табличном материале отчетливо видно резкое увеличение показателей базального и стимулированного протеолиза (р<0,01) у старших подростков и у старших юношей.

Корректирующая роль парной бани распространяется и на протеолиз у бывших спортсменов. Его уровень достоверно увеличивается и в базальный, и в стимулированный период секреции (р<0,01).

При исследовании парной бани, также как и при исследовании пороговой нагрузки выявлен большой набор адаптивных секреторных сдвигов (лабильность, устойчивость, экономизация, высокие резервные возможности) на разных этапах спортивного онтогенеза, направленных на оптимизацию гидролиза белков, и показана зависимость этих сдвигов от возраста, уровня тренированности, спортивного стажа и разных режимов посещения парной бани.

В вышеприведенных исследованиях желудочной секреции спортсменов в покое и после дозированной велоэргометрической нагрузки нами доказан факт прямой зависимости показателей желудочной секреции с массой тела спортсменов. При организации исследований желудочной секреции после парной бани нами были скомплектованы  3 группы испытуемых различных весовых категорий: ЛВК – легкая весовая категория; СВК – средняя весовая категория; ПТВК – полутяжелая весовая категория.

Наиболее чувствительны к воздействию факторов парной бани желудочные железы у спортсменов ПТВК: у них достоверно угнетается секреция H2O и HCl в обе фазы секреции. Меньше чувствительность у спортсменов легкой весовой категории: у них достоверно угнетается лишь базальная секреция. Самыми устойчивыми оказываются желудочные железы у спортсменов СВК.

Корреляционный анализ показал, что теснота связей между различными показателями секреции в условиях парной бани отражает уровень адаптации к воздействию термонагрузки. Самая низкая согласованность между различными показателями секреции обнаружена у испытуемых КГ (r<0,3; р<0,05), самая высокая – у борцов ПТВК (r= 0,4-0,58; р<0,05-0,01).

Анализ содержания гормонов в сыворотке крови у борцов различных весовых категорий дает основание полагать, что наряду с различием в уровне гипофункции в покое у них имеются различия в концентрации гастрина, кортизола, альдостерона, инсулина.  Различия в содержании гормонов в сыворотке крови и в показателях желудочной секреции у борцов обнаруживается не только в покое, но и в условиях парной бани. Исследования показали, что так же как и сдвиги желудочной секреции эндокринные сдвиги у борцов зависят от весовой категории.

Высокая устойчивость секреторного аппарата желудка к парной бане у борцов СВК сочетается с сохранением эндокринного гомеостаза. Высокая чувствительность секреторного аппарата желудка к парной бане у борцов ПТВК сочетается с достоверным увеличением в сыворотке крови концентрации гастрина и альдостерона и со снижением концентрации кортизола. Такая же направленность в эндокринных сдвигах обнаруживается у борцов ЛВК.

Эндокринные реакции у спортсменов на парную баню можно расценить как реакции, направленные на снижение фонового уровня стресса. О возможности фонового стресса у спортсменов в какой-то мере свидетельствуют высокие величины кортизола, значительно превышающие его средние показатели, характерные для состояния покоя. Парная баня, по нашему мнению, играет роль фактора, регулирующего уровень физиологического стресса. Тем более, что у борцов всех весовых категорий это воздействие не только не снижало, но и в большинстве случаев увеличивало СПА.

Из различных показателей секреции самой чувствительной к воздействию парной бани является  секреция HCl (реагирует на термовоздействие у испытуемых всех групп), ниже по чувствительности отделение жидкой части секрета (угнетение не всегда достоверно), высокая устойчивость характерна  для СПА (никогда не падает ниже фонового уровня, чаще превышает его).

У отдельных спортсменов с отсутствием HCl в базальном секрете (8 человек) парная баня повышала реактивность желудочных желез по  отношению к нервным стимулам и способствовала кислотообразованию: у этих спортсменов базальный дебит-час HCl после парной бани увеличивался от нуля до 35,3-117 мг/час. У других спортсменов (8 человек) она вызывала противоположный эффект: снижала дебит-час HCl до нуля. По всей вероятности, влияние парной бани на реактивность желудочных желез определяется ее дозировкой: как средство восстановления она может повысить реактивность желудочных желез и уменьшить степень гипофункции, как средство сгонки веса она может привести к снижению реактивности и повышению уровня гипофункции.

Таким образом, данные литературы и материалы наших  исследований позволяют считать гипофункцию желудочных желез у борцов как производное их пониженной реактивности к нервным и субмаксимальным химическим стимулам, а реактивность желудочных желез считать переменной величиной доступной коррекции.

Обсуждая материалы вышеприведенных исследований, можно заключить, что основное влияние парной бани сводится к оптимизации конечного результата в деятельности секреторного аппарата желудка, которая выражается в сближении у всех групп  испытуемых абсолютных показателей суммарной протеолитической активности натурального желудочного секрета. Этот эффект достигается за счет широкого диапазона варьирования реактивности различных секреторных структур желудочных желез. Свой вклад в изменения этого показателя вносят и эндокринные сдвиги. Управлять этими процессами можно за счет дозирования количества тепловых процедур и температурного режима.

Влияние специальной тренировочной нагрузки у спортсменовборцов в спортивном онтогенезе. По мнению академика Н.А. Агаджаняна (1989) в развитии адаптационных реакций прослеживается в большинстве случаев два этапа. Первый – этап срочной, или несовершенной, адаптации, в процессе которой развивается комплекс функциональных изменений в организме. Это, как правило, непродолжительный этап, который и просматривается в реакции желудочных желез у спортсменов-борцов с небольшим тренировочным стажем (все дети и подростки).

Второй этап – этап долговременной адаптации. Функциональные изменения на этом этапе происходят постепенно на основе срочной адаптации, что и проявилось в реакции желудочных желез у высококвалифицированных спортсменов-борцов. Он характеризуется тем, что в результате систематического количественного закрепления структурных и функциональных изменений организм приобретает новое качество – адаптируется к воздействующему фактору.

Нам представляется, что экономизация в работе ряда секреторных элементов желудочных у борцов старшего возраста является результатом долговременной адаптации к комплексу регулярно воздействующих на их организм специфических факторов спортивно-тренировочной деятельности. Мышечные нагрузки в спортивной борьбе относительно кратковременные (продолжительность соревновательных поединков в течение дня не превышает 40-45 минут, интервалы между поединками продолжаются от 5 до 30 минут), в работе преобладает скоростно-силовой компонент, часто имеет место статическое напряжение, присутствуют болевые ощущения. Эти факторы, видимо, играют важную роль в развитии экономизации в работе желудочных желез.

В групповых исследованиях (табл. 7) достоверное изменение базального сокоотделения обнаруживается у детей 11-12 лет (возраст начального пубертата) и младших подростков. В стимулированном сокоотделении достоверное угнетение обнаруживается у младших подростков. Эти данные являются дополнительным аргументом, подтверждающим справедливость концепции о сенситивных периодах (М.М. Безруких,  Д.А. Фарбер,  2000). В остальных возрастных группах (кроме группы бывших спортсменов – достоверное угнетение в стимулированном секрете) сдвиги в сокоотделении несущественны.

В реакции структур, вырабатывающих  HCl (табл. 7) так же, как и в реакции структур, вырабатывающих жидкую часть секрета, в целом имеет место та же направленность, но есть и свои особенности. Они обнаруживаются у детей 9-12 лет, у подростков 13-15 лет и лиц, оставивших спорт. У подростков – базальная секреция HCl достоверно уменьшается, у детей и бывших спортсменов – достоверно увеличивается (р<0,05-0,01). В стимулированном секрете особенно резкое угнетение наблюдается у бывших спортсменов (р<0,01). В остальных возрастных группах в секреции соляной кислоты наблюдается устойчивость.

Сдвиги в ферментовыделении в наших исследованиях обнаружены у младших подростков, младших юношей, взрослых спортсменов и лиц, прекративших тренировки.        

Таблица 7. Показатели желудочной секреции (М±m)  у спортсменов-борцов в состоянии мышечного покоя  и после специальной тренировочной нагрузки в пересчете на кг массы тела

Возраст, лет

n, кол-во

Условия исследования

Показатели желудочной секреции

Объем секрета, мл/час

Дебит-час HCl,  мг/час

Дебит-час пепсиногена, мг/час

СПА, мг/час

б

с

б

с

б

с

б

с

7-8

14

покой

1,14±0,12

1,81±0,18

1,29±0,10

2,92±0,27

0,91±0,09

1,27±0,09

0,16±0,01

0,24±0,01

7-8

14

нагрузка

1,04±0,02

1,73±0,12

1,44±0,18

3,50±0,29

1,12±0,14

1,60±0,21

0,21±0,01

0,26±0,02

достоверность

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

9-10

17

покой

0,94±0,15

1,67±0,31

1,02±0,12

2,96±0,31

1,91±0,31

1,57±0,21

1,04±0,02

0,34±0,01

9-10

17

нагрузка

0,94±0,05

1,60±0,15

1,36±0,18

3,40±0,52

1,65±0,18

1,42±0,11

1,36±0,11

0,64±0,09

достоверность

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р<0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р<0,01

11-12

16

покой

0,84±0,12

1,42±0,20

1,10±0,12

2,76±0,30

1,70±0,15

1,30±0,12

0,84±0,09

0,32±0,04

11-12

16

нагрузка

1,05±0,12

1,55±0,11

1,39±0,15

3,34±0,25

1,67±0,14

1,25±0,13

1,07±0,10

0,65±0,07

достоверность

р<0,05

р>0,05

р<0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р<0,01

13-14

17

покой

1,61±0,20

2,18±0,22

1,71±0,21

3,29±0,19

0,75±0,09

1,38±0,11

0,28±0,06

0,59±0,01

13-14

17

нагрузка

0,99±0,05

1,39±0,11

1,39±0,11

2,69±0,18

1,20±0,11

1,81±0,13

0,46±0,03

0,88±0,05

достоверность

р<0,001

р<0,01

р<0,05

р<0,05

р<0,01

р<0,01

р<0,05

р<0,05

15-16

16

покой

1,50±0,11

1,52±0,13

2,05±0,59

3,53±0,32

0,41±0,03

0,62±0,03

0,05±0,01

0,15±0,01

15-16

16

нагрузка

1,43±0,14

1,51±0,12

1,69±0,13

2,94±0,21

0,40±0,02

0,64±0,03

0,11±0,01

0,25±0,01

достоверность

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р<0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,01

р<0,05

17-18

20

покой

1,10±0,01

1,28±0,01

1,29±0,11

1,96±0,17

0,61±0,01

0,52±0,02

0,07±0,02

0,09±0,01

17-18

20

нагрузка

1,17±0,06

1,45±0,10

1,29±0,11

1,88±0,12

0,95±0,05

0,79±0,04

0,27±0,01

0,28±0,01

достоверность

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,01

р<0,01

р<0,001

р<0,001

19-21

28

покой

1,11±0,01

1,11±0,01

0,87±0,08

0,49±0,02

1,40±0,06

0,58±0,04

0,08±0,03

0,15±0,02

19-21

28

нагрузка

1,04±0,14

1,45±0,11

1,07±0,08

0,62±0,05

1,63±0,12

0,81±0,03

0,19±0,01

0,23±0,01

достоверность

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р<0,05

р<0,05

22-25

27

покой

1,09±0,08

1,34±0,02

1,17±0,07

0,56±0,07

1,47±0,09

0,57±0,04

0,09±0,03

0,24±0,01

22-25

27

нагрузка

1,04±0,07

1,44±0,12

1,05±0,12

0,69±0,04

1,88±0,21

0,84±0,07

0,21±0,01

0,40±0,02

достоверность

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р>0,05

р<0,05

р<0,01

р<0,05

р<0,01

25-32

18

покой

0,66±0,08

1,28±0,17

0,10±0,01

0,59±0,03

0,05±0,002

0,23±0,007

0,04±0,007

0,09±0,004

25-32

18

нагрузка

0,62±0,03

1,04±0,12

0,24±0,01

0,43±0,03

0,24±0,01

0,26±0,02

0,12±0,01

0,19±0,02

достоверность

р>0,05

р<0,05

р<0,01

р<0,01

р<0,001

р>0,05

р<0,05

р<0,05

Примечание: б – в условиях базальной секреции; с – в условиях стимулированной секреции;

У младших подростков достоверное угнетение базальной и стимулированной секреции HCl компенсируется заметным увеличением базальной секреции пепсиногена и достоверным увеличением его стимулированной секреции.

У юношей и взрослых спортсменов на фоне устойчивых показателей  секреции HCl достоверно повысилась секреция базального и стимулированного пепсиногена. Факт увеличения базального и стимулированного ферментовыделения несет позитивную информацию о корригирующей роли нагрузки в воздействии на желудочные железы.

Специальная тренировочная нагрузка достоверно увеличивает протеолиз у всех групп спортсменов  – особенно резко возрастает базальный протеолиз у младших юношей (р<0,001). Корректирующая роль нагрузки распространяется и на протеолиз у бывших спортсменов. Его уровень достоверно увеличивается и в базальный, и в стимулированный период секреции (р<0,05).

Адаптация каждого организма обеспечивается благодаря мобилизации имеющихся у него морфофункциональных резервов. Именно от них зависит «цена адаптации». Думается, что «ценой адаптации» секреторного аппарата желудка у спортсменов-борцов к регулярным занятиям спортивной борьбой, является повышение уровня суммарной протеолитической активности желудочного сока, как в базальном, так и в стимулированном секрете.

ВЫВОДЫ

  1. Секреторная активность желудка в условиях покоя  у спортсменов–борцов (7-32 лет) в спортивном и постспортивном онтогенезе зависит от  возраста, стажа и уровня двигательной активности, определяет различный базальный уровень желудочной секреции и уже у юных спортсменов–борцов (подростков 15-16 лет) имеет место начальная тенденция к гипофункции желудочных желез.
  2. В условиях физического напряжения (дозированная велоэргометрическая нагрузка пороговой мощности) обнаруживается пять вариантов реакций различных секреторных элементов желудка, которые зависят от возраста, тренированности, весовой категории спортсменов–борцов в спортивном  и постспортивном онтогенезе. По показателям сокоотделения и в секреции HCl доминирует 5-й вариант реакции; в реальном протеолизе так же, как и в секреции пепсиногена являются доминирующими 1-й  и 3-й варианты реакции, что свидетельствует о большем удельном весе в гидролизе пищевых белков фермента, нежели HCl.
  3. При исследовании пороговой нагрузки выявлен большой набор адаптивных секреторных сдвигов на разных этапах спортивного онтогенеза, направленных на оптимизацию гидролиза белков, и показана зависимость этих сдвигов от возраста, уровня тренированности, спортивного стажа. Пороговая нагрузка достоверно увеличивает протеолиз у всех групп спортсменов с низкими исходными данными. Особенно резко возрастает базальный протеолиз у взрослых спортсменов, превосходя этот уровень во всех возрастных группах, что свидетельствует о значительных секреторных резервах желудочных желез у высококвалифицированных спортсменов с большим спортивным стажем. И, наоборот, у спортсменов с высокими фоновыми показателями базального протеолиза пороговая нагрузка снижает его до оптимальных значений. Корректирующая роль нагрузки распространяется и на протеолиз у бывших спортсменов. Его уровень достоверно увеличивается в базальный период (р<0,05) и практически не изменяется в стимулированный период секреции.
  4. Высокий уровень двигательной активности изменяет не только показатели секреции фермента, но и его экскрецию у спортсменов–борцов в спортивном онтогенезе и постспортивном онтогенезе по сравнению с нетренированными лицами. Вследствие этого даже в состоянии покоя заметно снижается информативная ценность каждого канала экскреции об уровне секреции пепсиногена в полость желудка. Информативная ценность слюны незначительно выше, но и ее недостаточно для полноты картины об уровне продукции гастрального пепсиногена. В связи с этим целесообразно высчитывать суммарный экскретируемый пепсиноген (в составе мочи и слюны), что для ряда возрастов подтверждается коэффициентами корреляции между ним и гастральным пепсиногеном (от r= -0,74 до +0,49). Однако в ряде возрастных периодов (11-12, 13-14, 15-16 лет и 19-21 год) корреляция слабая, что делает гастральное зондирование единственным информативным методом оценки ферментовыделительной функции желудка.
  5. Высокий уровень двигательной активности у спортсменов-борцов существенно повышает фоновое функциональное состояние системы гипофиз-кора надпочечников по сравнению с нетренированными лицами и в основном синхронизирует корреляционные секреторные взаимосвязи как внутри самой системы, так и между этой системой и секреторным аппаратом желудка.

Выявлена волнообразность в возрастной динамике базального  уровня  белково-пептидных гормонов и глюкозы в сыворотке крови.  Подъемы и спады разных волн в этой динамике приходятся на сенситивные периоды онтогенеза.

  1. Показано, что влияние парной бани на реактивность желудочных желез определяется ее дозировкой: как средство восстановления (у детей и младших подростков) она может повысить реактивность желудочных желез и уменьшить степень гипофункции; как средство сгонки веса (у старших подростков, юношей, взрослых и бывших спортсменов) она может привести к снижению реактивности и повышению уровня гипофункции. Доминирующим фактором, определяющим варианты реакции желудочной секреции, является не возраст спортсменов, не степень их тренированности, а температурный режим и время пребывания в парном отделении.
  2. В условиях парной бани высокая устойчивость секреторного аппарата желудка к гипертермии у борцов средней весовой категории сочетается с сохранением эндокринного гомеостаза. Высокая чувствительность секреторного аппарата желудка к парной бане у борцов полутяжелой весовой категории сочетается с достоверным увеличением в сыворотке крови концентрации гастрина и альдостерона и со снижением концентрации кортизола. Такая же направленность в эндокринных сдвигах обнаруживается у борцов легкой весовой категории.
  3. Установлено, что долговременная и срочная адаптация желудочных желез у спортсменов-борцов к специальной тренировочной нагрузке проявляется в спортивном и постспортивном онтогенезе и находится в прямой зависимости от стажа тренировочных занятий и уровня тренированности. Срочная адаптация просматривается в реакции желудочных желез у спортсменов-борцов с небольшим тренировочным стажем (все дети и подростки). Функциональные изменения на этапе долговременной адаптации происходят постепенно на основе срочной адаптации, что и проявилось в реакции желудочных желез у высококвалифицированных спортсменов-борцов.
  4. Устойчивость секреторного аппарата желудка у борцов средней весовой категории коррелирует со сдвигами в концентрации гормонов в сыворотке крови. Заметно чувствительнее к специальной тренировочной нагрузке борцы легкой весовой категории: достоверное снижение дебит-часа HCl в базальном секрете коррелирует с достоверным снижением кортизола. Более высокая чувствительность секреторного аппарата желудка обнаружена у борцов полутяжелой весовой категории. Достоверное увеличение базального дебит-часа  HCl на  воздействие специальной нагрузки коррелирует у них с достоверным снижением концентрации гастрина, кортизола и Т3 в сыворотке крови и достоверным увеличением альдостерона.
  5. В устойчивости механизмов секреции основных компонентов желудочного сока у спортсменов-борцов в спортивном и постспортивном онтогенезе к различным воздействиям обнаруживается закономерная разница: наиболее чувствительна к этим воздействиям секреция  HCl (реагирует на все воздействия испытуемых всех групп); ниже по чувствительности -  отделение жидкой части секрета. Высокая устойчивость характерна для секреции пепсиногена. И самая высокая устойчивость характерна для суммарной протеолитической активности желудочного сока.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Результаты приведенных исследований позволяют дать некоторые рекомен­дации:

  1. Сведения по реакции желудочных желез у спортсменов необходимо  использовать при отборе детей в секцию спортивной борьбы наряду с другими показателями, так как увеличение объема тренировочных и соревновательных нагрузок, способно как усиливать процессы созревания желудочных желез, так и нарушать их сбалансированное состояние, предрасполагая к развитию патологии.
  2. Полученные данные об учете степени устойчивости различных показателей желудочной секреции и в частности суммарной протеолитической активности натурального желудочного сока к различным видам нагрузки у спортсменов-борцов в онтогенезе дают основание использовать этот интегративный показатель для массовых исследований желудочной секреции у данной категории спортсменов. Именно этот показатель в полной мере характеризует пептический потенциал желудка и обладает большой устойчивостью к указанным воздействиям.
  3. Определение пептического потенциала желудка на основе суммарного экскретируемого пепсиногена (в составе мочи и слюны) расширяет арсенал методов оценки пептического потенциала желудка детей 7-10 лет.
  4. Рекомендовать использовать парную баню с началом тренировочной деятельности спортсменов-борцов: строго дозировать ее температуру, количество заходов и их продолжительность. У детей и подростков применять парную баню как восстановительное средство и не допускать у них случаев сгонки веса.
  5. Сведения по реакции желудочных желез на различные виды нагрузок могут быть использованы для научного обоснования рационального режима питания спортсменов-борцов при действии экстремальных факторов.
  6. Результаты исследования целесообразно учитывать при вопросах диагностики функционального состояния желудочных желез у спортсменов-борцов и коррекции желудочной секреции за счет дозировки физической нагрузки  и парной бани.

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Желудочные секреции у спортсменов-борцов в возрасте 15-16 лет / С.Ф. Панов, А.А. Плешаков // Вопросы естествознания: межвузовский сборник научных работ. - Выпуск 4. - Липецк, 1996. - С. 106-108.
  2. Желудочная секреция у спортсменов-борцов различного возраста / С.Ф. Панов [и др.] // Вопросы естествознания: межвузовский сборник научных работ. - Выпуск 5. - Липецк, 1997.- С. 57-60.
  3. Функциональное состояние гепатобилиарной системы у спортсменов в покое и после физической нагрузки / С.Ф. Панов [и др.] // Вопросы естествознания: межвузовский сборник научных работ. -  Выпуск 6. - Липецк, 1998.-  С. 187-189.
  4. Возрастная динамика секреторной функции желудка у спортсменов-борцов и бывших спортсменов, прекративших занятия спортом / С.Ф. Панов // Вопросы естествознания: межвузовский сборник научных работ. - Выпуск 7. - Липецк, 1999. – С. 51-56.
  5. Желудочная секреция у спортсменов-борцов 9-33 лет / С.Ф. Панов, И.А. Вакуло,  С.С. Давыдова // Материалы XVII Всероссийской научной конференции «Физиология и патология пищеварения», посвященной 150-летию со дня рождения И.П. Павлова, Краснодар, 1999. - С. 149-150.
  6. Возрастные критические периоды и секреторная функция пищеварительных желез у спортсменов / С.Ф. Панов, А.В. Ширяев, В.А. Гречушкин, Ж.А. Ширяева // Материалы XVII Всероссийской научной конференции «Физиология и патология пищеварения», посвященной 150-летию со дня рождения И.П. Павлова, Краснодар, 1999. – С. 151..
  7. Желудочная секреция у спортсменов-борцов в спортивном онтогенезе / С.Ф. Панов // Вопросы естествознания: межвузовский сборник научных работ. - Выпуск 8. - Липецк, 2000. – С. 55-56.
  8. Секреторная функция желудка у юных и взрослых спортсменов при термонагрузке / С.Ф. Панов, М.С. Глазаткина // Материалы  XVIII съезда Физиологического общества  им. И.П. Павлова, Казань, 2001. – С. 626.
  9. Динамика секреторной функции желудочных желез у спортсменов-борцов в спортивном онтогенезе / С.Ф. Панов, М.С. Глазаткина // Вопросы естествознания: межвузовский сборник научных работ. - Выпуск 11. -  Липецк, 2003.-  С. 168-170.
  10. Влияние мышечной деятельности на желудочную секрецию  в восходящем онтогенезе / С.Ф. Панов [и др.] // Альманах «Новые исследования». - №1-2. - Москва, 2004. - С. 171.
  11. Желудочная секреция у спортсменов-борцов 8-12 лет / С.Ф. Панов, М.С. Глазаткина // Российский Физиологический журнал им. И.М. Сеченова. - СПб, 2004 - Т.90. - № 8. - С. 390.
  12. Некоторые эндокринные механизмы регуляции желудочной секреции у спортсменов-борцов в покое / С.Ф. Панов // Культура физическая и здоровье. - № 3(5). – Воронеж, 2005.  –  С. 21-23.
  13. Становление «пептического  потенциала»  желудка и  желудочной  секреции  у  детей  и  подростков  в онтогенезе: Материалы I съезда физиологов СНГ / С.Ф. Панов, А.А. Плешаков, И.А. Вакуло, А.И. Мозгунов. -  Дагомыс-Сочи, 2005. -  Т. 1. – С. 24-25.
  14. Уровни тренированности и секреторная функция пищеварительных желез в восходящем онтогенезе / С.Ф. Панов [и др.] // Материалы XX съезда физиологов РФ. - Москва, 2007. – С. 168.
  15. Желудочная секреция у спортсменов-борцов в восходящем онтогенезе / С.Ф. Панов, М.С. Глазаткина // Материалы XX съезда физиологов РФ. - Москва, 2007. – С. 368.
  16. Желудочная секреция у спортсменов-борцов в спортивном и постспортивном онтогенезе / С.Ф. Панов, А.А. Плешаков, И.А. Вакуло, А.А. Батраков // Механизмы функционирования висцеральных систем: VI Всероссийская конференция с международным участием, посвященная 50-летию открытия А.М. Уголевым мембранного пищеварения: тезисы докладов. – СПб: Институт физиологии им. И.П. Павлова РАН, 2008. - С. 164.
  17. Реакция желез желудка у спортсменов-борцов  7-32 лет на велоэргометрическую нагрузку пороговой мощности / С.Ф. Панов, А.А. Плешаков // Физиология человека. М., 2008. -  Т. 35. - № 4. С. 141-148.
  18. Роль системы гипофиз-кора надпочечников в регуляции желудочной секреции у спортсменов-борцов 15-25 лет / С.Ф. Панов, А.А. Плешаков,  А.А. Батраков  //  Механизмы функционирования висцеральных систем: VII Всероссийская конференция с международным участием, посвященная 160-летию со дня рождения И.П. Павлова: тезисы докладов. – СПб: Институт физиологии им. И.П. Павлова РАН, 2009. - С. 47-48.
  19. Роль некоторых белково-пептидных гормонов в долговременных и срочных адаптивных сдвигах в желудочной секреции у спортсменов-борцов 7-32 лет / С.Ф. Панов, А.А. Плешаков,  А.В. Анохина //  Механизмы функционирования висцеральных систем: VII Всероссийская конференция с международным участием, посвященная 160-летию со дня рождения И.П. Павлова: тезисы докладов. – СПб: Институт физиологии им. И.П. Павлова РАН, 2009. - С. 47-48.
  20. Желудочная секреция и некоторые особенности эндокринных механизмов ее регуляции у спортсменов-борцов 15-25 лет / С.Ф. Панов, А.А. Батраков // Материалы международной конференции «Физиология развития человека». – М.: Вердана, 2009. – С. 15-16.
  21. Желудочная секреция у спортсменов-борцов подросткового возраста / С.Ф. Панов, Д.А. Неплюев, С.С. Давыдова // Материалы международной конференции «Физиология развития человека». – М.: Вердана, 2009. – С. 100-101.
  22. Желудочная секреция и эндокринные механизмы ее регуляции у спортсменов-борцов в спортивном и постспортивном онтогенезе/ А.А. Батраков // Вопросы естествознания: межвузовский сборник научных работ. - Липецк, 2009. – Выпуск 16. – С. 88-90.
  23. Показатели желудочной секреции у спортсменов-борцов после соревновательных поединков / С.Ф. Панов, А.А. Вакуло, М.С. Глазаткина // Вопросы естествознания: межвузовский сборник научных работ. - Липецк, 2009. – Выпуск 16. – С. 101-106.
  24. Реакция желудочных желез у спортсменов-борцов юношей на велоэргометрическую нагрузку/ С.Ф. Панов, А.А. Батраков // Вопросы естествознания: межвузовский сборник научных работ. - Липецк, 2009. – Выпуск 16. – С. 57-61.
  25. Желудочная секреция у спортсменов-борцов 7-32 лет / С.Ф. Панов,  А.А. Плешаков, М.С. Глазаткина, И.А. Вакуло // Физиология человека. М., 2009. -  Т. 35. - № 2. С. 88-95.
  26. Желудочная секреция у спортсменов-борцов 15-25 лет / С.Ф. Панов,  А.А. Батраков, А.А. Плешаков // Вестник Тверского государственного университета. Выпуск № 14. 2009. С. 16-25.
  27. Желудочная секреция в покое у спортсменов–борцов (7 лет-32 года) в спортивном и постспортивном онтогенезе: информационно-методическое  письмо / С.Ф. Панов. - Липецк: ЛГПУ, 2009. – 24 с.
  28. Взаимоотношения между секрецией и экскрецией пепсиногена у спортсменов-борцов и лиц, не занимающихся спортом 7-32 лет: тезисы докладов XXI съезда физиологического общества им. И.П. Павлова / С.Ф. Панов, А.А. Батраков, М.С. Глазаткина. -  Москва-Калуга, 2010. – С. 53.
  29. Взаимоотношения системы гипофиз-кора надпочечников у спортсменов 7-16 лет с росто-весовыми показателями в покое и после пороговой нагрузки: тезисы докладов XXI съезда физиологического общества им. И.П. Павлова / С.Ф. Панов, И.А. Вакуло, С.С. Давыдова, Л.И. Перфилова. – Москва-Калуга, 2010. – С. 101.
  30. Участие гормона роста и инсулина в регуляции желудочной секреции у спортсменов-борцов в спортивном и постспортивном онтогенезе / С.Ф. Панов, А.А. Плешаков А.А. Батраков, Д.А. Неплюев // Физиология человека. М., 2010. -  Т. 36. - № 4. С. 111-118.
  31. Желудочная секреция у спортсменов-борцов в спортивном и постспортивном онтогенезе: монография / С.Ф. Панов. Тамбов: Изд-во Першина Р.В., 2010. 149 с.
  32. Желудочная секреция у спортсменов-борцов подросткового и юношеского возраста: монография / С.Ф. Панов, А.А. Батраков. Тамбов: Изд-во Першина Р.В., 2010. 117 с.
  33. Ферментовыделительная функция желудка: информационно-методическое  письмо / С.Ф. Панов. - Липецк: ЛГПУ, 2010. – 24 с.
  34. Особенности желудочной секреции у спортсменов-борцов в постспортивном онтогенезе / С.Ф. Панов, И.П. Панова // Культура физическая и здоровье. Воронеж, 2010. №4(29). - С. 63-65.
  35. Особенности желудочной секреции в покое у спортсменов-борцов периода второго детства / С.Ф. Панов, И.П. Панова // Культура физическая и здоровье. Воронеж, 2011. №1(31). - С. 56-58.
  36. Возрастная динамика реактивности желудочных желез у спортсменов-борцов в онтогенезе / С.Ф. Панов, А.А. Батраков // Культура физическая и здоровье. Воронеж, 2011. №1(31). С. 65-67.
  37. Особенности желудочной секреции в покое и после нагрузки у спортсменов-борцов в онтогенезе / С.Ф. Панов, А.В. Гулин // Вестник Тамбовского университета.  Сер. Естественные и технические науки. - 2011. Т. 16. Вып. 2. С. 520-526.
  38. Некоторые особенности адаптации секреторного аппарата желудка у спортсменов юношеского возраста к занятиям спортивной борьбой / С.Ф. Панов, А.А. Батраков, А.В. Гулин // Вестник Тамбовского университета.  Сер. Естественные и технические науки. -  2011. Т. 16. Вып. 2. С. 527-531.
  39. Влияние парной бани на желудочную секрецию и некоторые эндокринные сдвиги у спортсменов-борцов / С.Ф. Панов, А.А. Плешаков // Физиология человека. М., 2011. -  Т. 37. - № 2. С. 92-99.
  40. Особенности желудочной секреции в покое у спортсменов-борцов подросткового периода / С.Ф. Панов, И.П. Панова // Культура физическая и здоровье. Воронеж, 2011. №2(32). - С. 71-73.
  41. Секреция пепсиногена и его экскреция у спортсменов-борцов 7-32 лет / С.Ф. Панов, А.П. Кузнецов, А.А. Батраков // Вестник МАНЭБ. – Санкт-Петербург, 2011. – Том 16. - №3. – С.  169-174.
  42. Реакция желудочных желез у спортсменов-борцов подросткового возраста на велоэргометрическую нагрузку / С.Ф. Панов, И.П. Панова, А.А. Батраков // Культура физическая и здоровье. Воронеж, 2011. №3(33). - С. 75-77.
  43. Секреция и экскреция пепсиногена в условиях велоэргометрической нагрузки у спортсменов-борцов 7-32 лет / С.Ф. Панов, А.П. Кузнецов, А.А. Батраков // Вестник МАНЭБ. – Санкт-Петербург, 2011. – Том 16. - №3. – С.  161-168.

УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

АКТГ - адренокортикотропный гормон;

СТГ - соматотропный гормон;

рН – показатель кислотности;

HCl – хлороводородная кислота (соляная кислота);

СПА – суммарная протеолитическая активность;

Т3 – трийодтиронин;

Т4 – тироксин (тетрайодтиронин);

б – базальный секрет;

с – стимулированный секрет;

ДЮСШ – детско-юношеская спортивная школа;

СДЮШОР - специализированная детско-юношеская спортивная школа олимпийского резерва;

r – коэффициент корреляции;

р – достоверность различий по критерию Стьюдента;

ЛВК – легкая весовая категория;

СВК – средняя весовая категория;

ПТВК – полутяжелая весовая категория.

Выражаю глубокую благодарность безвременно скончавшемуся доктору биологических наук, профессору А.А. Плешакову за консультативную помощь и ценные рекомендации при выполнении работы.

Научное издание

Панов Сергей Федорович

ЖЕЛУДОЧНАЯ  СЕКРЕЦИЯ 

У  спортсменовборцов в онтогенезе

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Подписано к печати

Заказ

Печать трафаретная 

Формат 60*84 1/16 

Усл. печ. л. 2,0

Тираж 100 

Бумага тип. №1

Уч. – изд. л. 2,0

Бесплатно

 

Редакционно-издательский центр ЛГПУ

398020, г. Липецк, ул. Ленина, 42

Липецкий государственный педагогический университет

Панов Сергей Федорович (Россия)

Впервые на территории Липецкой области изучены особенности желудочной секреции у спортсменов-борцов на протяжении всего периода спортивной жизни (в спортивном онтогенезе) и после ухода из спорта (в постспортивном онтогенезе). Установлено, что различные виды нагрузки (велоэргометрическая и специальная тренировочная нагрузка, парная баня)  могут угнетать, стимулировать и оставлять без изменения показатели желудочной секреции. Характер этих сдвигов направлен на оптимизацию реального уровня гидролиза белков и зависит от возраста, спортивного стажа.  Впервые обоснована возможность определения пептического потенциала желудка на основе суммарного экскретируемого пепсиногена (в составе мочи и слюны) для детей 7-10 лет.

Panov Sergey Fedorovich (Russia)

For the first time in the Lipetsk region is studied features of gastric  secretion of the athletes-fighters during the sporting life (in the sporting ontogeny), and after retiring from the sport (in after sport ontogeny). It is established that different types of loads (bicycle stress and special training load, steam bath) can depress, stimulate, and leave without altering the rates of gastric secretion. The nature of these changes is aimed at optimizing the real level of protein hydrolysis, and depends on age, sports experience. First the possibility of definition peptic capacity of gastric were explained and it's based on total egesting of pepsinogen (in the urine and saliva) for children 7-10 years.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.