WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

 

На правах рукописи

       Латюшин        

Ян Витальевич

ЗАКОНОМЕРНОСТИ МОЛЕКУЛЯРНО-КЛЕТОЧНЫХ АДАПТАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В СИСТЕМЕ КРОВИ ПРИ ОСТРОМ И ХРОНИЧЕСКОМ ГИПОКИНЕТИЧЕСКОМ СТРЕССЕ

03.03.01 – физиология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Челябинск 2010

Работа выполнена в лаборатории молекулярной физиологии и иммунологии ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» и ФГУ «Научно-исследовательский институт кардиологии Томского научного центра Сибирского отделения Российской академии медицинских наук».

Научный консультант:         Павлова Вера Ивановна

  доктор биологических наук, профессор

Официальные оппоненты: Ковальчук Людмила Ахметовна

  доктор биологических наук, профессор

  Пряхин Евгений Александрович

  доктор биологических наук

  Сашенков Сергей Львович

  доктор медицинских наук, профессор 

Ведущая организация: Институт иммунологии и физиологии Уральского отделения Российской Академии наук.

Защита состоится «25» июня 2010 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.295.03 при ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» по адресу: 454080, г. Челябинск, пр. им. Ленина, д. 69.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Челябинский государственный педагогический университет».

Автореферат разослан «___» _______________2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор биологических наук, доцент  Ефимова Н.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы

Исследования гипокинезии как стресс-фактора началось в 60-70-годы ХХ века в связи с активным развитием космической биологии (В.В. Португалов, 1967; Г.П. Быков, 1970; И.В. Федоров и др., 1972; С.Е. Ли,  О.И. Кириллов, 1974; Е.А. Коваленко, 1975). Экспериментальные работы 80-90-ых годов прошлого века характеризовались изучением адаптационных изменений на различных уровнях организации биологических систем (Е.А. Коваленко, Н.Н. Гуровский, 1980; П.Д. Горизонтов, 1983; В.Н.  Швец и др., 1984; С.М. Иванова  и др., 1986; Д.З. Шибкова, 1987; Ф.З. Меерсон, Н.А. Фомин, В.И. Павлова, Д.З. Шибкова, 1988; И.А. Попова, 1988; Д.И. Бельченко, 1990).

       В работах Е.А. Воротниковой (1984), О.Г. Газенко и др. (1986), Ф.З. Меерсона и др. (1988), Р.А. Тиграняна (1990), А.Г. Грицука (1995),  Е.А. Коваленко (2000), T. Kawata et. al. (1988) длительная гипокинезия являлась моделью, при которой реализуются резервные механизмы адаптации организма на морфо-функциональном, биохимическом и генетическом уровне (Ф.З. Меерсон, И.Ю. Малышев, Е.Б. Манухина, 1998).

       В исследованиях Б.И. Кузника, Н.Н. Цыбикова (1981), Д.Н. Маянского (1991), В.П. Акопяна, Л.С. Баляна и др. (1997) показано, что, попав в экстремальные условия, организм мобилизует различные адаптационные программы, достигая полноценного приспособления к стрессирующим факторам внутренней и внешней среды.

В настоящее время известно, что система крови играет большую роль при ответной реакции организма на любое стрессорное воздействие (И.А. Волчегорский, 1993; Н.В. Васильев, Ю.М. Захаров, Т.И. Коляда, 1992;; Е.Д. Гольдберг и др., 2005; П.Д. Горизонтов и др., 1983; А.М. Дыгай и др.,2005; В.П. Шахов и др, 2008; В.Э. Цейликман, 1998; Б.Г. Юшков и др., 1996; А.П. Ястребов и др., 2009; В.А. Черешнев и др.2004,; Д.З. Шибкова , А.В. Аклеев, 2006, С.Л Сашенков и др., 2006, 2008).

В последние десятилетия активно изучаются влияния стресса на механизмы регуляторных процессов в организме человека и животных, показана их роль в адаптационном процессе при участии цитокиновой сети и антиоксидантов на моделях эмоционального, болевого, травматического и прочих стрессов. При действии стресса вся регулирующая информация идет от нервной системы через гипофизарно-адреналовую, лимфоидную систему и гемопоэтические органы. Существенно, что весь этот процесс реализуется на уровне исполнительных тканей и органов (Р.М. Хаитов, 2001;  Ю.Б. Лишманов и др., 2003; А.С. Симбирцев, 2004).

Очевидно, что общий адаптационный синдром развивается на фоне перестройки активности локального микроокружения, в построении которого большую роль играют стромальные элементы и цитокины (Б.Г. Юшков, В.Г. Климин, М.В. Северин, 1999, В.П. Шахов и др., 2005, 2008).

В настоящее время разрабатываются новые схемы восстановления гемопоэза. Особая роль принадлежит мультипотентным мезенхимальным стромальным клеткам (ММСК). Они способствуют росту гемопоэтических предшественников путем секреции таких цитокинов как ИЛ-6, ИЛ-8, ИЛ-11, ИЛ-12, ИЛ-14, ИЛ-15 (И.Ю. Маклакова, А.П. Ястребов, Д.Ю. Гребнев, 2009). Мультипотентные мезенхимальные стромальные клетки участвуют в формировании специфического микроокружения многих органов, включая и костный мозг. Они являются основой матричной единицы, так называемых «ниш», в которых происходят процессы хранения, созревания и дифференцировки предшественников эритропоэза, гранулоцитомонопоэза, тромбоцитопоэза и их малодифференцированных прекурсов (А.М. Дыгай, В.П. Шахов, 1989; Ю.А. Романов и др., 2005; Beyer et. al., 2006; L.M. da Silva et al, 2008; F.M. Watt, B.L. Hogan, 2000, 2006).

Исследований взаимодействия системы мезенхимопоэза и цитокиновой сети при хроническом стрессе крайне мало. Имеются противоречивые сведения об уровнях содержания цитокинов и костномозговых мезенхимальных стволовых клеток при хроническом стрессе, вызванном гипокинезией (И.Л. Чертков, О.А. Гуревич, 1984; А.С. Симбирцев, 2004;  F.M. Watt, B.L. Hogan, 2000; Y. Miura, Z. Gao, M. Miu, 2006).

Также противоречивы сведения об участии системы крови и регулирующих её факторов в обеспечении резистентности организма к неблагоприятному действию гипокинезии (Г.И. Козинец и др., 1983; Г.Н. Дурнова и др., 1989; Б.И. Кузник и др., 1989; Р.А. Тигранян и др., 1990; С.Н. Теплова, Д.А. Алексеев, 2002). По-прежнему остаются открытыми вопросы коррекции повреждающего действия гипокинезии на организм человека, животных и систему крови, в частности.

Большой интерес представляет собой гранулоцитарный колониестимулирующий фактор (Г-КСФ), который является ростовым фактором для гранулоцитарно-макрофагальных типов клеток – предшественников, способным усиливать процессы фагоцитоза в лейкоцитах. В отдельных работах по изучению действия Г-КСФ на пул мезенхимальных стволовых клеток показано, что под действием данного цитокина увеличивается выброс их количества из костного мозга в кровь (В.П. Шахов, И.А. Хлусов, Г.Ц. Дамбаев и др., 2004; R.W. Johnson et al, 1997). Однако эти работы касаются преимущественно заболеваний со стороны сердечно - сосудистой системы. При таком стресс-факторе, как гипокинезия, закономерности молекулярно-клеточных адаптационных процессов в системе крови изучены недостаточно и отражены лишь в единичных работах (Ф.И. Ершов и др., 2004).

В связи с отсутствием систематизированных данных о влиянии длительной гипокинезии на состояние костномозгового кроветворения (показатели миелопоэза), регулирующего влияния цитокинов на кроветворение актуальным является изучение молекулярно-клеточных изменений в крови при адаптации к гипокинезии и возможности коррекции повреждающего действия гипокинетического фактора. Указанные предпосылки определили цель и направления настоящего исследования.

Цель исследования: установить закономерности адаптации системы крови на молекулярно-клеточном уровне к действию острого и хронического гипокинетического стресса с целью обоснования коррекции аплостических нарушений.

В рамках этой общей цели решались следующие задачи:

  1. Выявить динамику содержания гуморальных факторов регуляции в плазме крови и тканях костного мозга, селезенки и тимуса на разных этапах развития гипокинетического синдрома.
  2. Определить активность системы «перекисное окисление липидов – антиоксидантная защита» у экспериментальных животных в динамике 30-ти суточной гипокинезии.
  3. Выявить характер взаимосвязей между исследуемыми параметрами системы крови экспериментальных животных на разных стадиях формирования адаптационных процессов при гипокинетическом стрессе.
  4. Оценить возможность снижения деструктивных процессов в органах системы крови в условиях 30-ти суточной гипокинезии при использовании препарата церулоплазмина.
  5. Оценить возможность ускорения репарационных процессов в органах системы крови в условиях 30-ти суточной гипокинезии при использовании препарата граноцита.

Научная новизна исследования        

Установлен комплекс параметров, характеризующих состояние органов системы экспериментальных животных  в зависимости от длительности воздействия гипокинетического стресса: на ранних сроках (1-ые – 7-ые сутки) в периферической  крови достоверно повышается содержания кортикостерона, цитокинов (ИЛ-1, ИНФ-, ФНО-, ИЛ-4), наблюдается выраженный лейкоцитоз; в костном мозге увеличивается содержание цитокинов (ИЛ-1, ИЛ-6, ИЛ-4), отмечена активация антиоксидантных ферментов и миелопоэза; в хронической фазе гипокинетического синдрома в плазме крови повышается содержание цитокинов (ИЛ-1, ИЛ-2, ИЛ-6, ИЛ-4, ИЛ-10), а в костном мозге – ИЛ-1, ИЛ-2, ИЛ-4, ИЛ-10.

С увеличением сроков гипокинетического воздействия достоверно нарастает уровень ПОЛ в костном мозге, селезенке и тимусе на фоне снижения содержания антиоксидантных ферментов.

Дестабилизация гомеостаза, выраженная в ранние сроки гипокинетического воздействия, сопровождается перестройкой регуляторных механизмов и включением процессов компенсации с участием мультипотентных мезенхимальных стромальных клеток (ММСК), миелоидного ростка костного мозга.

Деструктивные процессы (клеточное опустошение и снижение массы) в кроветворных органах носят гетерохронный характер (эти явления наблюдаются в тимусе с 1-ых по 30-ые сутки, в селезенке с 1-ых по 15-ые сутки, в костном мозге - с 10-ых суток).

Впервые дана оценка соотношения провоспалительных и противовоспалительных цитокинов в периферической крови и ткани костного мозга при остром и хроническом гипокинетическом стрессе: содержание провоспалительных цитокинов повышалось впервые 15-ть суток, а в дальнейшем нормализовалось к 30-ым суткам; содержание противовоспалительных цитокинов на всех сроках гипокинезии было достоверно повышенно.

Введение гуморального антиоксиданта церулоплазмина на ранних стадиях гипокинетического стресса сопровождалось повышением активности антиоксидантных ферментов (СОД, каталаза), снижением интенсивности липопероксидации и восстановлением массы исследованных органов, а регенеративные процессы, индуцированные граноцитом, уже к 3-им суткам сопровождались увеличением количества стромальных клеток и активацией миелопоэза в костном мозге. Баланс между продукцией и гибелью клеточных элементов в системе крови при действии гипокинетического стресса, таким образом, был обусловлен активацией процесса пролиферации мультипотентных мезенхимальных стромальных клеток.

Использование цитокиновой стимуляции с целью предотвращения срыва гомеостатических механизмов регуляции обеспечило повышение устойчивости организма к гипокинетическому воздействию.

Теоретическая и практическая значимость работы

Результаты исследования дополняют современные представления в области физиологии адаптации о закономерностях молекулярно-клеточных адаптационных процессов в системе крови при остром и хроническом гипокинетическом стрессе. Установлена активация цитокиновой системы при адаптации системы крови к длительному 30-ти суточному гипокинетическому стрессу. Доказана эффективность использования препарата граноцита в качестве средства, предупреждающего клеточное опустошение костного мозга и лимфоидных органов при гипокинетическом стрессе. Установлено, что введение метаболита антиоксидантной системы – церулоплазмина защищает организм экспериментальных животных от аплостических повреждений. По данным исследованиям подана заявка №2009139735 (056294) на патент.

Внедрение результатов исследования

Результаты исследований нашли отражения в монографии «Принципы использования фундаментальных основ клеточной и молекулярной биоинженерии для повышения физиологических возможностей живых систем», включены в лекционный материал по дисциплинам «Общая физиология», «Физиология спорта», «Основы здорового образа жизни» в Челябинском государственном педагогическом университете, Южно-Уральском государственном университете, Уральском государственном университете им. Горького (г. Екатеринбург).

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Содержание гуморальных факторов регуляции в периферической крови, ткани костного мозга, селезенки и тимуса экспериментальных животных зависит от срока гипокинетического воздействия и определяется последовательностью развития адаптационных процессов.
  2. Реакции системы «перекисного окисления липидов – антиоксидантная защита» у экспериментальных животных в динамике 30-ти суточной гипокинезии характеризуются различными фазами активации.
  3. Формирование адаптационных процессов при гипокинетическом стрессе сопровождается: количественно - качественной перестройкой взаимосвязей между параметрами системы крови, что отражает напряжение механизмов регуляции (с 1-ых по 7-ые сутки); изменением общего количества взаимосвязей и соотношения прямых (активирующих) и обратных (стабилизирующих) связей к 15-ым суткам эксперимента.
  4. Использование препаратов церулоплазмина и граноцита эффективно снижает деструктивные и ускоряет репарационные процессы в системе крови экспериментальных животных в условиях 30-ти суточного гипокинетического воздействия.

Апробация работы

Основные материалы диссертации были представлены на I съезде физиологов СНГ (Сочи, 2005); XX съезде Физиологического общества им. И.П. Павлова (Москва, 2007); VIII World Congress International society for adaptive medicine (ISAM, Москва, 2006); II Международной научно – практической конференции «Адаптация биологических систем к естественным и экстремальным факторам среды» (Челябинск, 2008); IV съезде физиологов Урала (с международным участием) (Екатеринбург, 2009); итоговых научных конференциях ГОУ ВПО «ЧГПУ» (2006, 2007, 2008, 2009).

Публикации по материалам диссертации

По теме диссертации опубликовано 20 работ, из них в изданиях, рекомендованных ВАК РФ, – 14.

Структура и объем диссертации

Диссертация изложена на 280 страницах печатного текста и включает: введение, литературный обзор (глава 1), описание материалов и методов исследования (2), результаты собственных исследований (главы 3, 4 ,5), заключение, выводы, иллюстрирована 21 рисунком и 20 таблицами. Список литературы включает 124 зарубежных источника и 281 отечественных.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материалы и методы исследования

Исследования выполнены на 630 белых крысах-самцах линии Вистар массой 150-200 гр. Все животные содержались в одном помещении при температуре воздуха 23-24°С. Животные опытной и контрольной групп получали стандартный брикетированный корм с добавлением растительного масла, рыбьего жира, свежих овощей и воды в неограниченном количестве. В опыт отбирались здоровые животные, прошедшие двухнедельный карантин в виварии. В процессе эксперимента проводилось постоянное наблюдение за поведением и питанием животных; после завершения эксперимента животных декапитировали под эфирным наркозом.

Гипокинезию моделировали путем помещения животных в клетки-пеналы из органического стекла, соответствующие размерам животного, на 1, 3, 5, 7, 10, 15, 30 суток. Контрольных животных содержали в обычных клетках (Е.А. Коваленко, Н.Н. Гуровский, 1980; Р.А.Тигранян, 1985).

Иммунологические методы.

Уровень содержания цитокинов определяли на анализаторе «Multiscane Biotech» (США) в плазме крови с помощью наборов реактивов фирмы «Quanti Kine» (США), в ткани костного мозга с помощью тест-системы для ИФА производства ООО «Цитокин» (СПб.) (С.А. Кетлинский,  Н.М. Калинина, 1998).

Гематологические методы.

Препарат граноцит фирмы «Авентус», содержащий рекомбинантный колониестимулирующий фактор (Г-КСФ), вводили в течение 3 суток однократно подкожно в дозе 10 мкг/кг с подсчетом общего количества лейкоцитов в периферической крови по общепризнанной технологии. В контрольной группе все животные получали эквивалентное количество растворителя данного препарата – физиологического раствора  (Е.Д. Гольдберг, 2005; Г.Ю. Кнорринг, 2005). Анализ качественного и количественного состава клеток крови, костного мозга осуществляли с помощью общепринятых гематологических и цитологических методов с окраской препаратов азур-II эозином (В.П. Шахов, 2005).

Культивирование мультипотентных мезенхимальных стромальных клеток в системе in vitro осуществляли по модифицированному методу  А.Я. Фриденштейна в течение 10-14 суток в полной питательной среде: 79% среды D-MEM с низким содержанием глюкозы, 20% эмбриональной телячьей сыворотки, 1% 100х концентрата L-глютамина, стрептомицина и пенициллина при 37о С, 100% влажности и 5% СО2 в СО2-инкубаторе в 50 мл пластиковых флаконах фирмы «Falcon». Использованные среды и реактивы произведены фирмой «Sigma»(США). Через 3 суток неприлипшие клетки удаляли и заменяли полную среду свежей порцией, после чего каждую новую смену среды осуществляли в течение 5 суток. На 10–14-ые сутки культивирования с помощью инвертоскопа фирмы «Opton 2» (Германия), подсчитывали число образовавшихся колоний (клеточных агрегатов, содержащих более 50 кариоцитов) и окрашивали азур-II эозином  (Р.М. Хаитов, 2001; В.П. Шахов, 2005). В ряде случаев идентификацию мультипотентных мезенхимальных стромальных клеток осуществляли после снятия адгезирующих кариоцитов 0,5% раствором трипсина с последующим определением в них полимеразной цепной реакции (ПЦР-анализ) и набора реактивов на остеопонтин фирмы «Вектор» (Новосибирск) (В.П. Шахов, 2005; F.M. Watt, 2000).

Биохимические методы

               Перекисное окисление липидов в тканях органов изучали по методике J. Stocks et al. (1974) в модификации И.А. Волчегорского и соавт. (1989, 2000), выявляя продукты ПОЛ спектрофотометрическим методом с выделением гептан- и изопропанолрастворимых липопероксидов (рассчитывали в единицах индекса окисления: Е232/220 – относительное содержание диеновых конъюгатов, Е278/220 – уровень кетодиенов и сопряженных триенов), малоновый диальдегид определяли по В.И. Орехович (1977). Активность супероксиддисмутазы (СОД) (К.Ф.1.15.1.1.)определяли по методу С. Чевари и др. (1985), каталазы (К.Ф.1.11.1.6.) – методом Н.С. Мамонтова и соавт. (1994). Определение церулоплазмина (ЦП) в сыворотке крови и костном мозге проводили по модифицированному методу Ревина (С. В. Бестужева, В. Г. Колб, 1976). Активность глутатионредуктазы определяли, руководствуясь методом Ф. Е. Путилина (1982).

               Церулоплазмин (НПО«Иммунопрепарат»,г. Уфа) вводили внутрибрюшинно из расчета 3 мг на 100гр массы тела за 24 часа до опыта и дополнительно за один час до начала эксперимента в течение 3-ех дней.

Результаты исследований обрабатывались с использованием пакета лицензионных прикладных программ «Statistica for Windows 6.0». О достоверности различий средних величин судили по критерию Стьюдента (t).  Для определения статистической значимости межгрупповых различий применяли непараметрический критерий Манна-Уитни. Статистические взаимосвязи изучали при помощи непараметрического корреляционного анализа по Спирмену (rs)  и Кенделлу (rk) (С. Гланц, 1999; О.Ю. Реброва, 2002).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Влияние острого и хронического стресса на продукты перекисного окисления липидов в костном мозге, тимусе и селезенке.

Известно, что усиление перекисного окисления липидов и накопление продуктов липопероксидации, обладающих высокой реакционной способностью, может оказывать системное повреждающее действие на клетки (В.Е. Коган, 1983; М.В. Биленко, 1989; В.А Барабой, 1991;  Ю.A. Владимиров, 1991; S. Thomas, 1998). Механизмы развития острого и хронического стрессов во многом обусловлены активацией процессов липопероксидации (В.Е. Коган, 1983; Н.В. Гуляева, 1989; Н.К. Зенков, 2001; L. Pronai, 1991; P.D. Thomson, 1991; К.S. Dhalla, 1996).

В наших исследованиях разные сроки гипокинезии значительно влияют на соотношение различных категорий продуктов липопероксидации.

В таблице 1 представлены показатели содержания продуктов липопероксидации в ткани костного мозга, тимуса, селезенки в различные сроки острого и хронического гипокинетического стресса на организм экспериментальных животных.

Содержание первичных и вторичных гептанрастворимых продуктов ПОЛ через 6 часов и одни сутки после острого гипокинетического воздействия в этих органах оставалось на уровне фоновых величин. Снижение первичных гептанрастворимых продуктов ПОЛ зафиксировано с 3-их по 15-ые сутки гипокинетического воздействия.

Таблица 1

Показатели содержания продуктов липопероксидации в ткани костного мозга, тимуса и селезенки у экспериментальных животных при воздействии острого и хронического гипокинетического стресса (M±m)

Параметры

Сроки

от начала ГК

Гептановая фаза

Костный мозг

Тимус

селезенка

Е 232/220

Е 278/220

Е 232/220

Е 278/220

Е 232/220

Е 278/220

контроль

n=8

0,983±0,002

0,116±0,003

0,630±0,011

0,168±0,006

0,428±0,011

0,230±0,006

ГК6 часов

n=8

0,990±0,031

0,120±0,024

0,623±0,065

0,169±0,024

0,432±0,062

0,236±0,040

ГК1 сутки

n=8

0,988±0,060

0,118±0,036

0,617±0,019

0,173±0,042

0,419±0,016

0,241±0,013

ГК3 суток

n=8

0,954±0,013*

0,123±0,001*

0,585±0,006**

0,175±0,033

0,407±0,011

0,239±0,012

ГК5 суток

n=8

0,945±0,014*

0,127±0,002**

0,565±0,017**

0,188±0,004*

0,385±0,004**

0,248±0,004*

ГК7 суток

n=8

0,939±0,012**

0,129±0,003**

0,545±0,021**

0,191±0,005*

0,364±0,012**

0,257±0,006

ГК10 суток

n=8

0,958±0,011*

0,140±0,004**

0,548±0,017***

0,200±0,006**

0,377±0,006***

0,274±0,005**

ГК15 суток

n=6

0,962±0,006*

0,166±0,003***

0,542±0,016***

0,234±0,004**

0,385±0,005**

0,322±0,004***

контроль

n=6

ГК30 суток

n=6

0,960±0,040

0,975±0,002

0,118±0,014

0,157±0,011*

0,645±0,012

0,651±0,048

0,171±0,007

0,247±0,006***

0,441±0,006

0,419±0,078

0,245±0,010

0,318±0,020***

Примечание: достоверность отличий от соответствующего контроля: * - p<0,05, ** - p<0,01, *** - p<0,001, рассчитанные с помощью критерия Стьюдента (t).

1) В таблице отражен уровень первичных (ацилгидроперекисей и диеновых коньюгатов) и вторичных (кетодиенов и сопряженных триенов) продуктов ПОЛ;

2) Уровень продуктов ПОЛ определялся в У.Е. окислительного индекса, который рассчитывался как отношение оптических плотностей Е232/Е220 для первичных и Е278/Е220 для вторичных продуктов ПОЛ.

Напротив, повышение вторичных гептанрастворимых продуктов ПОЛ началось с 3-х суток и продолжалось до 30-ти суток гипокинетического воздействия. Увеличение содержания кетодиенов и сопряженных триенов, растворимых в гептане, было зафиксировано в период с 15-ых по 30-е сутки воздействия: в костном мозге – на 43,10% (p<0,001), тимусе – на 39,30% (p<0,01), селезенке – на 40% (p<0,001).

Через 30-ть суток после действия хронического гипокинетического стресса содержание первичных продуктов липопероксидации, растворимых в гептане1, сопровождалось нормализацией и увеличением содержания вторичных продуктов липопероксидации, растворимых в гептане2: в костном мозге – на 33,05% (p<0,05); в тимусе – на 44,4% (p<0,01), в селезенке – на 30% (p<0,001).

В таблице 2 представлены показатели содержания продуктов ПОЛ, растворимых в изопропаноле1,2, в ткани костного мозга, тимуса и селезенки при действии острого и хронического гипокинетического стресса на организм экспериментальных животных. Содержание первичных и вторичных изопропанолрастворимых продуктов ПОЛ на всех сроках действия стресса в этих органах было повышенно, за исключением 3-их суток эксперимента, на которые зафиксировано снижение (в костном мозге, тимусе и селезенке) соответственно на 4,07% (p<0,05), 2,5%, 4%(p<0,05). Кроме того, снижение продуктов ПОЛ в изопропаноле1 было зафиксировано в костном мозге через ГК5,7 суток соответственно – на 12%(p<0,01) и на 9,43% (p<0,01). Продукты ПОЛ, растворимые в изопропаноле2, на всех сроках воздействия были повышены. Увеличение их содержания было зарегистрировано: на 10 - е сутки в костном мозге – на 27,10% (p<0,01), в тимусе – на 21% (p<0,001), в селезенке – на 18% (p<0,001); на 15-е сутки: в костном мозге – на 30,10%(p<0,01), в тимусе – на 37% (p<0,001), в селезенке – на 35% (p<0,001).

Таблица 2

Показатели содержания продуктов липопероксидации в ткани костного мозга, тимуса и селезенки у экпериментальных животных при воздействии острого и хронического гипокинетического стресса (M±m)

Параметры

сроки

от начала ГК

Изопропанольная фаза

Костный мозг

Тимус

селезенка

Е 232/220

Е 278/220

Е 232/220

Е 278/220

Е 232/220

Е 278/220

контроль

n=8

0,615±0,011

0,432±0,012

0,680±0,01

0,505±0,012

0,658±0,010

0,570±0,011

ГК6 часов

n=8

0,669±0,014*

0,490±0,010**

0,700±0,006

0,525±0,006

0,691±0,008*

0,600±0,006*

ГК1 сутки

n=8

0,643±0,002*

0,468±0,006*

0,659±0,003

0,523±0,002

0,645±0,003

0,613±0,008**

ГК3 суток

n=8

0,590±0,003*

0,465±0,004

0,663±0,063

0,530±0,004

0,632±0,005*

0,621±0,011**

ГК5 суток

n=8

0,541±0,013**

0,473±0,014*

0,707±0,004*

0,555±0,006**

0,684±0,007

0,638±0,013**

ГК7 суток

n=8

0,557±0,011**

0,484±0,010*

0,740±0,015**

0,575±0,023*

0,711±0,010**

0,655±0,014**

ГК10 суток

n=8

0,657±0,010*

0,549±0,015**

0,754±0,021**

0,611±0,012***

0,724±0,012***

0,672±0,020***

ГК15 суток

n=6

0,658±0,012*

0,562±0,012**

0,782±0,032**

0,692±0,014***

0,750±0,013***

0,769±0,023***

контроль

n=6

ГК30 часов

n=6

0,612±0,030

0,704±0,010**

0,430±0,010

0,550±0,020***

0,690±0,025

0,807±0,035*

0,515±0,014

0,669±0,042***

0,672±0,020

0,792±0,010***

0,590±0,021

0,761±0,035***

Примечание: достоверность отличий от соответствующего контроля: * - p<0,05, ** - p<0,01, *** - p<0,001, рассчитанных с помощью критерия Стьюдента (t).

30-ые сутки действия стресса сопровождались повышенным содержанием первичных продуктов ПОЛ, растворимых в изопропаноле1: в костном мозге – на 15,03% (p<0,01), в тимусе – на 17% (p<0,05), в селезенке – на 18% (p<0,001) и вторичных продуктов ПОЛ, растворимых в изопропаноле2: в костном мозге  – на 28% (p<0,001), в тимусе – на 30% (p<0,01), в селезенке – на 29% (p<0,001).

Кроме того, для более полного представления о динамике образования продуктов перекисного окисления в ткани костного мозга, тимуса и селезенки определяли вторичный продукт ПОЛ – малоновый диальдегид (МДА), содержание которого увеличивалось на всех сроках острого и хронического гипокинетического стресса (рис.1).

Рис. 1. Динамика показателей содержания малонового диальдегида в ткани костного мозга, тимуса и селезенки у экспериментальных животных при воздействии острого и хронического гипокинетического стресса.

Увеличение МДА зафиксировано на 10-ые, 15-ые сутки с максимумом значений на 30-ые сутки действия гипокинезии: в костном мозге – на 20,40% (р<0,01), 23% и 36% (р<0,001) соответственно; в тимусе – на 22,22%  (р<0,01), 25% (р<0,01), 29% (р<0,01). Однако, в селезенке максимум содержания МДА наблюдался на 10-ые сутки – 35,52% (р<0,01), с последующим незначительным снижением (33,27% (р<0,001), 32% (р<0,01)).

Результаты исследований содержания продуктов ПОЛ в разные сроки острого и хронического гипокинетического стресса отражают соотношение различных категорий продуктов липопероксидации в органах системы крови, обуславливающих степень повреждения тканей, в частности, при действии 30-ти суточной гипокинезии на организм под действием глюкокортикоидов и катехоламинов активируются ферменты (липазы, фосфолипазы), что ведет к повышению интенсивности процессов липидной пероксидации, носящих фазный характер. В первой фазе гипокинезии происходит снижение уровня первичных и вторичных молекулярных продуктов ПОЛ в ткани костного мозга, тимуса и селезенки: первичных гептанрастворимых продуктов ПОЛ, первичных изопропанолрастворимых продуктов ПОЛ в костном мозге, тимусе и селезенке. Повышение содержания вторичных продуктов в ткани костного мозга, тимуса и селезенки зафиксировано на 10-ые, 15-ые, 30-ые сутки действия гипокинезии.

Существенно отметить, что длительное ограничение двигательной активности рассматривается нами как фактор, способствующий «срыву» компенсаторно-адаптационных механизмов организма.

       Полученные нами результаты согласуются с данными ранее выполненных исследований, в которых отражена ключевая роль перекисного окисления липидов в реализации стрессорных повреждений мембран клеток костного мозга при различных факторах воздействия (Ф.З. Меерсон,  М.Г. Пшенникова, 1988; Львовская Е.И,1998; Ю.Г. Камскова, 2003).

Состояние стресс - лимитирующей системы у животных, подвергшихся действию острого и хронического стресса.

Антиоксиданты, к которым относятся супероксиддисмутаза, каталаза, глутатионредуктаза, находятся в крови и тканях, относятся к периферической стресс - лимитирующей системе. При стрессах, гипоксии, воспалении активируются свободно-радикальные реакции, которые находятся под контролем антиоксидантной системы (Т.Г. Сазонтова, Н.А. Анчишкина,  Ю.В. Архипенко, 2007).

Полученные данные показывают, что при действии гипокинетического стресса на организм экспериментальных животных в ранней фазе(1-3-ьи сутки) активность антиоксидантных ферментов увеличивается соответственно: СОД – на 10,24% (р<0,01), – на 8% (р<0,05) в ткани костного мозга; в тимусе – на 10,66% (р<0,001), – на 8% (р<0,01); в селезенке – на 13,54% (р<0,05), – на 10,42% (р<0,05), каталаза увеличилась – на 9,51% (р<0,01) и – на 6% р<0,05) в костном мозге; в тимусе – на 8,30% (р<0,01) и – на 6% (р<0,05); в селезенке на этих же сроках – на 6,35% (р<0,05), – на 8% (р<0,05). Показатели тканевого церулоплазмина и глутатионредуктазы с первых по третьи сутки гипокинетического воздействия также были увеличены. Через 5-ть суток эксперимента все антиоксидантные ферменты в ткани костного мозга, тимуса и селезенки снижались ниже контрольных значений.

Известно, что ферментативные антиоксиданты – супероксиддисмутаза и каталаза являются первым звеном внутриклеточной защиты от активных радикалов, что подтверждается результатами нашего исследования. В острой фазе стресса в костном мозге, тимусе и селезенке эти ферменты повышались, а в фазу хронического стресса – снижались. Поэтому возникла необходимость провести коррекцию для активации стресс–лимитирующей системы в ткани костного мозга, тимуса и селезенки. С этой целью мы осуществляли внутрибрюшинное введение препарата церулоплазмина за сутки до опыта и дополнительно за один час до начала эксперимента в течение 3-ех суток.

Из анализа полученных данных следует, что при применении церулоплазмина наблюдалось повышение показателей активности антиоксидантных ферментов в костном мозге через сутки: активность СОД увеличилась – на 14,28% (р<0,001), активность каталазы – на 12% (р<0,001); в тимусе активность СОД увеличилась – на 14,46% (р<0,001), активность каталазы – на 16% (р<0,001); в селезенке активность СОД увеличилась – на 15% (р<0,001), активность каталазы – на 11% (р<0,01). (рис.2).

Через трое суток гипокинетического воздействия на фоне введения церулоплазмина активность антиоксидантных ферментов была выше в костном мозге: СОД увеличилась – на 16% (р<0,001), активность каталазы – на 12,17% (р<0,001); в тимусе: СОД увеличилась – на 18,52% (р<0,001), активность каталазы – на 20% (р<0,001); в селезенке: СОД увеличилась – на 22% (р<0,001), активность каталазы – на 19% (р<0,010).

       Через 15 суток действия стресса на организм экспериментальных животных на фоне коррекции церулоплазмином показатели активации антиоксидантных ферментов оставались выше уровня контроля.

Рис. 2. Динамика показателей антиоксидантных ферментов в тканях системы крови у экспериментальных животных при гипокинезии и на фоне введения церулоплазмина.

       

Тридцатые сутки действия хронического стресса при коррекции церулоплазмином характеризовались повышенным уровнем активности всех антиоксидантных ферментов в костном мозге, тимусе и селезенке по сравнению с уровнем контроля. Следует отметить, что и показатели активности глутатионредуктазы также были выше контрольных значений.

       Таким образом, введение препарата церулоплазмина в условиях хронического стресса способствовало активации антиоксидантов в ткани костного мозга, тимуса и селезенки в период с 5-ых по 30-ые сутки гипокинетического воздействия. Необходимо отметить, что максимальные значения активности исследуемых ферментов зафиксированы на 3-ьи – 15-ые сутки на фоне церулоплазмина.

       

Влияние острого и хронического гипокинетического стресса на содержание провоспалительных и противовоспалительных цитокинов в периферической крови и ткани костного мозга у экспериментальных животных.

       Как показали исследования И.В. Нестеровой (1999), А.В. Шуршалиной, В.Н. Верясова, Г.Т. Сухих (2001), Е.Г. Громовой, А.Р. Тугуза (2002) некоторые цитокины обладают «дистантными» свойствами гормонов, циркулируя длительное время в крови и образуя – «гормон-цитокиновую сеть» (G.C. Bagby, 1989; E.N. Benveiuste, 1995).

        Цитокины, вырабатываемые активированными лимфоцитами, макрофагами, мультипотентными мезенхимальными стромальными клетками костного мозга и тимуса (фибробластами, эндотелиальными клетками, эпителиальными клетками тимуса) являются медиаторами межклеточных коммуникаций. Биологические эффекты цитокинов заключаются в реализации воспалительных и иммунных реакций и кроветворения. Они служат ростовыми факторами, участвуют в межсистемных взаимодействиях  (А.А. Ярилин, 1997; А.С.Симбирцев, 2004, О.А. Гомазков, 2006)

       С.Л. Кетлинский (1995), И.С. Фрейдлин (1995), И.В. Нестерова (1999), R.W. Johnson, S. Arkins, (1997) по механизму действия цитокины разделили их на провоспалительные (ИЛ-1, ИЛ-1 ИЛ-6, ИЛ-12, ИФН-, ФНО-) и противовоспалительные (ИЛ-4, ИЛ-10).

       В таблице 3 представлены результаты исследования содержания провоспалительных цитокинов в сыворотке крови животных при действии острого и хронического стресса.

       Из анализа результатов таблицы 3 следует, что уровень ИЛ-1 увеличивался на всех сроках действия острого и хронического гипокинетического стресса: через 3-ое суток – на 23% (р<0,01), на 5-ые – 33% (р<0,01), на 7-ые – 35,5% (р<0,01). Максимальное содержание данного интерлейкина зафиксировано на 10-ые сутки – 37% (р<0,001) эксперимента. Начиная с 15-ых и по 30-ые сутки действия ГК показатели содержания ИЛ-1  оставались выше значения контроля от 25% (р<0,01) и до 14,15% (р<0,05) соответственно (табл. 3).

Уровень содержания ИЛ-1 также увеличивался на всех сроках  у экспериментальных животных, подвергшихся действию острого и хронического гипокинетического стресса, за исключением 30-ых суток ГК, когда снижение его содержания составило 12,31% от значения контроля (табл. 3).

Таблица 3

Показатели содержания провоспалительных цитокинов в сыворотке крови у экспериментальных животных при действии острого и хронического стресса (M±m).

параметры

время от

начала ГК

ИЛ-1

(пкг/мл)

ИЛ-1

(пкг/мл)

ИЛ-2

(пг/мл)

ИЛ-6

(пг/мл)

ИЛ-12

(пг/мл)

Контроль

n=8

20,00±1,23

100%

45,00±1,56

100%

1,06±0,12

100%

17,21±1,12

100%

7,00±0,52

100%

ГК1 сутки

n=8

22,60±0,63

113%

50,23±1,46*

112%

1,38±0,04*

130,19%

20,43±0,67*

118,71%

5,4±0,34*

77,14%

ГК3 суток

n=8

24,60±0,42**

123%

56,25±2,03***

125%

1,80±0,21**

169,8%

18,53±1,44

107,67%

5,3±0,39*

75,71%

ГК5 суток

n=8

26,60±1,53**

133%

58,50±2,26***

130%

2,17±0,23***

204,72%

20,40±0,75*

118,53%

4,90±0,14**

70%

ГК7 суток

n=8

27,10±1,21**

135,5%

63,00±4,13***

140%

2,24±0,16***

211,32%

25,20±1,05***

146,43%

3,6±0,70**

51,43%

ГК10 суток

n=6

27,40±1,32***

137%

58,50±2,34***

130%

2,06±0,25**

194,34%

23,15±1,23**

134,51%

4,6±0,45**

65,71%

ГК15 суток

n=6

25,00±1,03**

125%

55,80±2,04***

124%

1,82±0,08***

171,69

21,04±1,05*

122,25%

4,50±0,15***

64,30%

контроль

ГК30 суток

n=6

18,45±0,84

21,06±0,44*

114,15%

40,23±1,03

35,28±1,09**

87,69%

1,30±0,04

1,75±0,11**

134,61

16,15±0,45

19,35±0,97*

119,81%

7,4±0,34

4,50±0,16***

60,81%

Примечание: достоверность отличий от соответствующего контроля: * - p<0,05, ** - p<0,01, *** - p<0,001, рассчитанных с помощью критерия Стьюдента (t).

       Изучение уровня ИЛ-6 выявило, что достоверное повышение его содержания в сыворотке крови экспериментальных животных, наблюдалось через трое суток на 18,71% (p<0,05). Максимальное увеличение содержания данного интерлейкина зафиксировано на 7-ые – 46,43% (р<0,01), а на 10-ые сутки наблюдалось снижение содержания ИЛ-6 до – 34,51% (р<0,01) по отношению к 7-ым суткам. Через 15-ть и 30-ть суток гипокинетического воздействия содержание ИЛ-6 оставалось повышенным по отношению к контролю на 22,25% и 19,81% (р<0,05). Таким образом, на всех сроках действия ГК зафиксировано повышенное содержание ИЛ-6 (табл. 3).

       Противоположную направленность имела динамика содержания ИЛ-12 в сыворотке крови на всех сроках гипокинетического воздействия. Снижение содержания ИЛ-12 в среднем составило от 23% до 49%, что, вероятно, обусловило снижение миграции стволовых кроветворных клеток в циркуляцию и нарушение формирования экстрамедуллярных очагов кроветворения (табл. 3).

       Содержание ФНО- на всех сроках гипокинетического воздействия оставалось повышенным(рис. 3). Достоверное повышение монокина зафиксировано, начиная с первых и по 15-ые сутки, действия гипокинетического стресса. По спектру биологических эффектов ФНО- близок к ИЛ-1 и ИЛ-6 и обладает антиапоптозными эффектами (E.Taoufik, 2008).

       Уровень интерферона- на всех сроках действия острого и хронического гипокинетического стресса был повышен, к 30-ым суткам его содержание снизилось до уровня контроля (рис. 3).

Таким образом, в процессе действия острого и хронического гипокинетического стресса на экспериментальных животных содержание провоспалительных цитокинов в сыворотке крови (ИЛ-1, ИЛ-1, ИЛ-2, ИЛ-6, ИЛ-12, ИФН-) носило временные отличия: уровень ФНО-, ИЛ-6, ИЛ-1 увеличился на всех сроках стресса; ИЛ-, ИФН- увеличивались на всех сроках, за исключением 30-ых суток; уровень ИЛ-12 в сыворотке крови падал на всех сроках. Повышение содержания провоспалительных цитокинов коррелировало с увеличением числа моноцитов и нейтрофилов в периферической крови.

В ткани костного мозга содержание провоспалительных цитокинов (ИЛ-1, ИЛ-1, ИЛ-6, ФНО-, ИФН-) увеличивалось на всех сроках действия стресса, кроме 30-ых суток, к которым содержание цитокинов нормализовалось.

       

Рис. 3. Динамика показателей содержания провоспалительных цитокинов в сыворотке крови животных при действии острого и хронического стресса. Примечание: * - достоверные отличия от контрольного (исходного) уровня.

       Результаты исследований провоспалительных цитокинов (ИЛ-1,  ИЛ-1, ИЛ-6, ФНО-) в ткани костного мозга у животных, подвергшихся гипокинетическому стрессу, представлены в таблице 4.        

       Из анализа результатов таблицы 4 следует, что содержание ИЛ-1 и ИЛ-1 было повышенно на всех сроках действия острого и хронического гипокинетического стресса в ткани костного мозга.        

       Максимальное увеличение содержания ИЛ-1 и ИЛ-1 было зафиксировано на 7-ые сутки гипокинетического воздействия – на 40,7% (р<0,01) и – на 43,02% (р<0,01) соответственно. К 30-ым суткам гипокинетического воздействия содержание ИЛ-1 и ИЛ-1 снизилось до контрольных значений.

Самые высокие значения содержания провоспалительных цитокинов были выявлены для ИЛ-2 в ткани костного мозга. Так, к 7-ым суткам воздействия гипокинезии его содержание было вдвое выше, чем в контроле. Даже к концу эксперимента уровень ИЛ-2 оставался выше контрольных значений – на 28,41% (p<0,01) (табл. 4).

Содержание ИЛ-6 достоверно увеличивалось в ткани костного мозга только в период с 1-ых по 7-ые сутки, на остальных сроках исследования показатели были близки к контрольным значениям.

Таблица 4

Показатели содержания провоспалительных цитокинов в ткани костного мозга при влиянии острого и хронического стресса (M±m).

параметры

время от начала ГК

ИЛ-1

(пкг/мл)

ИЛ-1

(пкг/мл)

ИЛ-2

(пг/мл)

ИЛ-6

(пг/мл)

ФНО-

(пг/мл)

Контроль

n=8

25,12±0,63

100%

21,06±0,44

100%

6,50±0,21

100%

12,45±0,67

100%

26,56±0,46

100%

ГК1 сутки

n=8

31,65±1,06**

126%

26,11±1,43**

124%

9,10±0,55***

140%

15,43±1,08*

124%

29,58±0,88**

111,37

ГК3 суток

n=8

32,65±1,56***

130%

27,00±1,63**

128,20%

10,92±0,92***

168%

18,52±1,03***

149%

33,12±2,03**

125%

ГК5 суток

n=8

33,93±2,65**

135,07%

28,00±1,44***

133%

12,38±1,03***

190,46

14,12±0,32*

113,41%

31,09±1,24**

117,05%

ГК7 суток

n=8

35,34±3,04**

140,7%

30,12±2,23**

143%

13,19±2,04**

203%

15,03±0,36**

121%

32,00±1,63**

120,48%

ГК10 суток

n=6

30,14±1,55**

120%

25,58±1,21*

121,46%

11,93±1,32***

183,54%

13,34±0,11

107,15%

30,68±1,51*

115,51%

ГК15 суток

n=6

28,33±0,43*

112,8%

24,22±1,32*

115%

9,70±0,54**

149,23%

14,52±0,81

116,63%

30,01±1,48*

113%

контроль

ГК30 суток

n=6

26,00±0,83

27,14±1,53

104,4%

20,14±0,70

21,55±0,40

107%

6,30±0,33

8,09±0,45**

128,41%

11,53±0,74

11,05±0,86

95,84%

27,12±0,65

28,68±0,54

106%

Примечание: достоверность отличий от соответствующего контроля: * - p<0,05, ** - p<0,01, *** - p<0,001, рассчитанных с помощью критерия  Стьюдента (t).

        Диапазон увеличения содержания ФНО- составил на разных сроках действия острого и хронического гипокинетического стресса от 111% до 125%. Максимальное увеличение ФНО- зафиксировано на 3-ьи сутки воздействия – на 25% (р<0,01).

       Исследование профиля противовосполительных  цитокинов  в сыворотке крови экспериментальных животных показало, что через сутки гипокинетического воздействия содержание ИЛ-4, ИЛ-10 было увеличено соответственно – на 28,66% (р<0,05), – на 32,03% (р<0,001); через ГК3 суток – на 40,13% (р<0,01), – на 44% (р<0,001) соответственно; через ГК7 – на 69% (р<0,01), – на 68% (р<0,001); через ГК15 – на 35,03% (р<0,05), – на 57% (р<0,001) и через ГК30 суток – на 29,03% (недостоверно), – на 34,44% (р<0,01) (рис. 4 А).

А                                                 Б

Рис. 4. Динамика содержания противоспалительных цитокинов в сыворотке крови и ткани костного мозга у экспериментальных животных в условиях гипокинезии.

Примечание: достоверность отличий от соответствующего контроля: * - p<0,05, ** - p<0,01, *** - p<0,001, рассчитанных с помощью критерия Стьюдента (t).

1 – ГК1, 2 – ГК3, 3 – ГК5, 4- ГК7, 5 – ГК10, 6 – ГК15, 7 – ГК30.

       Изучение профиля противовоспалительных цитокинов в ткани костного мозга (рис. 4 Б) выявило, что через одни  сутки гипокинетического воздействия содержание цитокинов ИЛ-4, ИЛ-10 увеличилось соответственно – на 32,39% (р<0,01), – на 23% (р<0,01); максимальное увеличение интерлейкина ИЛ-4 зафиксировано через семь суток, а интерлейкина ИЛ-10 – на десятые сутки гипокинетического воздействия – на 65,27% (р<0,001) и 60,09% (р<0,01) соответственно.

       Биологические эффекты противовоспалительных цитокинов связаны со стимуляцией гемопоэза и способностью повышать выживаемость кроветворных клеток, а также с регулированием функций организма, обеспечением развития защитных реакций и поддержанием гомеостаза при различных воздействиях. Существенно отметить, что имеется ряд научных  работ, в которых раскрывается влияние цитокинов, как провоспалительных, так и противовоспалительных, на поведенческую реакцию. Проведенный нами эксперимент подтвердил данные положения об изменении этологических показателей, в частности, наблюдались: снижение мотивационной деятельности в сочетании с агедонией, перестройка структуры поведения и связи между ними, усиливались тревожно-фобические состояния и др. при моделировании гипокинетического стресса у экспериментальных животных.

Влияние препарата граноцит на общее количество лейкоцитов в периферической крови у животных, подвергшихся действию острого и хронического гипокинетического стрессора.

       Препарат граноцит представляет собой колониестимулирующий фактор, относится к биологически активным протеинам, регулирующим дифференцировку и пролиферацию клеток органов. Под действием гранулоцитарного колониестимулирующего фактора происходит стимуляция и миграция мультипотентных ГСК из костного мозга в кровь, что повышает возможность их поступления в поврежденные лимфоидные органы с последующей активацией в них процессов регенерации (D. M. Bodine et. al., 1994; T. Takahashi et. al., 1999; Van Os et. al., 2002, A. J. Wagers et. al., 2002).        Основываясь на свойствах данного препарата, мы использовали его для коррекции нарушений в системе крови.

       Общее количество лейкоцитов в периферической крови у экспериментальных животных в условиях гипокинетического стресса. Так, через 1-ые сутки у экспериментальных животных наблюдалось увеличение общего количества лейкоцитов – на 47,58% (p<0,01).

       В последующие сроки ГК наблюдалось постепенное снижение общего количества лейкоцитов в периферической крови и к 10-ым суткам их количество снизилось – на 10,3%, а к 15-ым – на 17,47% по сравнению с контролем.

       При введении препарата граноцит уже к 3-им суткам ГК зафиксировано повышение общего количества лейкоцитов в 3,5 раза, на 5-ые – 7-ые сутки в 3 раза по отношению к показателям экспериментальных животных, не получавших препарат граноцит. На 10-ые – 15-ые сутки действия гипокинетического стресса количество лейкоцитов оставалось выше на 28,37% и 23,0% (p<0,05) (рис. 5).

       

Рис. 5. Показатели относительного количества лейкоцитов в периферической крови у крыс, подвергшихся действию гипокинетического стресса в различное время после начала эксперимента (отношение показателей в группе гипокинезия к группе гипокинезия + граноцит)

Примечание: * - достоверные отличия от значения показателя в группе гипокинезия.

       Влияние препарата граноцит на общее количество кариоцитов и мультипотентных мезенхимальных стромальных клеток в костном мозге у животных, подвергшихся действию острого и хронического гипокинетического стресса.

На рис. 6 представлено общее содержание кариоцитов в костном мозге у экспериментальных животных при гипокинетическом воздействии. С 1-ых  по 7-ые сутки содержание ОКК повышалось в среднем на 15,07% – 30% (p<0,01). На 10-ые – 15-ые сутки эксперимента общее количество кариоцитов в костном мозге снижалось на – на 30% (p<0,01) (рис. 6).

Рис. 6. Показатели относительного количества ОКК и ММСК в костном мозге у крыс в различные сроки гипокинезии (отношение показателей в группе гипокинезия к группе гипокинезия + граноцит).

Содержание кариоцитов в костном мозге, у крыс, подвергшихся гипокинетическому воздействию на фоне коррекции препаратом граноцит, значительно увеличилось по сравнению с гипокинетическим воздействием без препарата, начиная с 3-х и по 10-ые сутки увеличивалось в среднем 2,5-3 раза, а на 15-ые сутки – в 2 раза.

       Содержание мультипотентных мезенхимальных стромальных клеток в костном мозге у животных, подвергшихся действию острого и хронического гипокинетического стресса, представлено на рис. 6.

Процесс гиперплазии костного мозга (повышение содержания миелобластов, промиелоцитов и миелоцитов, общего содержания гранулоцитарных элементов в миелоидной ткани) сопровождался увеличением общего количества мультипотентных мезенхимальных стромальных клеток на 3-ьи, 5-ые и 7-ые сутки ГК. Аналогичные изменения со стороны гранулоцитарного ростка на фоне введения ММСК были получены в экспериментах на 5-ые сутки после острой кровопотери (И.Ю. Маклакова, А.П. Ястребов, Д.Ю. Гребнев, 2009). Максимальное значение количества ММСК в костном мозге было на 3-ьи сутки, что составило – 173,53% (p<0,01), а ОКК – 132,08%. На 15-ые сутки воздействия отмечалось снижение данного показателя на 16,0% относительно контроля.

Необходимо отметить, что препарат граноцит приводит к достоверному увеличению содержания ММСК костного мозга при действии острого и хронического гипокинетического стресса по сравнению с гипокинетическим воздействием без препарата. В период с 3-их по 10-ые сутки увеличение количества ММСК составило 2-2,5 раза. К 15-ым суткам эксперимента содержание ММСК превышало контроль на 48%, а ОКК на 107,54% (рис. 6).

       Таким образом, отмечено стимулирующее действие граноцита на миелопоэз и мезенхимопоэз, реализующееся на уровне мультипотентных мезенхимальных стромальных клеток в костном мозге (рис. 6).

А  Б

Рис. 7 (А, Б). Динамика показателей количества ядерных клеток в тимусе А и селезенке Б у крыс в различное время содержания животных в гипокинетических условиях и при введении граноцита.

На рис. 7(А)  представлены данные по количеству ядросодержащих клеток (ЯСК) в тимусе экспериментальных животных, подвергшихся влиянию острого и хронического гипокинетического стресса. Через сутки количество ядерных клеток снизилось – на 22,53% (p<0,01), на 3-ьи сутки – на 56,81% (p<0,001). Максимальное снижение ЯСК в тимусе при гипокинетическом воздействии зафиксировано на 10-ые сутки – на 67,91%(p<0,001) (рис. 7А). Достоверное снижение ядросодержащих клеток в тимусе подтверждается гистологическими исследованиями.

       Влияние острого и хронического гипокинетического стресса на  ядросодержащие клетки в селезенке представлены на рис. 7(Б). Количество ядросодержащих клеток селезенки, начиная с первых по 15-ые сутки, достоверно снижалось по отношению к контролю: на 1-ые сутки – на 28,78% (p<0,001), а на 3-ьи – на 46,04% (p<0,001). Максимальное снижение количества ЯСК в селезенке зафиксировано на пятнадцатые сутки гипокинетического воздействия – на 70,88% (p<0,001).

       При просмотре гистологических препаратов селезенки выявлено, что на всех строках действия гипокинезии было увеличено число и диаметр лимфоидных фолликулов. При этом абсолютная и относительная площадь белой пульпы увеличена по сравнению с показателями группы контроля. Клеточная плотность в Т и В – зонах лимфоидных фолликулов снижена, диаметр лимфоцитов в них увеличен. Абсолютная и относительная площадь Т и В – лимфоидных зон увеличены.

       Как следует из рис. 7(А), трехкратное введение препарата граноцит экспериментальным животным значительно увеличило количество ядросодержащих клеток в ткани тимуса на всех сроках действия гипокинетического стресса: через трое суток – на 49,69% (p<0,001) и составило 520,64±27,11106 по сравнению с гипокинетическим воздействием без препарата 347,81±18,64106; на 5-ые, 7-ые и 10-ые сутки увеличение составило – 39,68% (p<0,001), – 31,36% (p<0,001) и – 23,90% (p<0,01) соответственно. На 15-ые и 30-ые сутки количество ядросодержащих клеток оставалось выше контроля – на 15,55% (p<0,05) и – на 10% (p>0,05) (рис.7 А).

       На рис. 7(Б) представлены данные исследования ядросодержащих клеток в ткани селезенки на фоне введения препарата граноцит экспериментальным животным, подвергшимся гипокинетическому воздействию. Достоверное увеличение ЯСК было зафиксировано с 3-х по  15-ые сутки в среднем на 10-20%, к 30-ым суткам количество ЯСК оставалось выше контроля – на 8,13% (p>0,05).

       Мультипотентные мезенхимальные стромальные клетки участвуют в формировании гемопоэзиндуцирующего микроокружения костного мозга и стромальных «ниш», в процессах пролиферации и дифференцировки миелоидных прекурсоров (Watt F.M., 2000). Следует отметить, что в процессе культивирования ММСК они приобретают все черты, характерные для фибробластоподобных стволовых клеток, т.е. округлую и отростчатую форму и дают положительную реакцию на остеопоэтин – специфический маркер мезенхимальных элементов (Р.М. Хаитов, 2001; В.А. Козлов, 2004; F.M.Watt, 2000).

Особенности взаимосвязей между параметрами системы крови экспериментальных животных на разных стадиях формирования адаптационных процессов при гипокинетическом стрессе.

Устойчивость гомеостаза обеспечивается эволюционно закрепленными механизмами адаптации, которые проявляются на всех уровнях организации живой материи. Многофакторно организованные механизмы управления жизнеобеспечения  работают по каскадному принципу (В.П. Шахов, 2004; Д.З. Шибкова, 2006).

       Длительная гипокинезия приводит к перестройке прямых и обратных регулирующих связей между основными биохимическими параметрами, системой цитокинов и клеточных элементов крови, обуславливающих поддержание динамического равновесия в условиях хронического стресса.

       Корреляционный анализ выявил исчезновение ряда связей, характеризующих состояние системы крови у контрольных животных и формирование новых нетипичных связей для группы контроля.

       Общее количество корреляционных связей между исследуемыми показателями к 3-им суткам гипокинетического воздействия снижается – на 15,2%, а к 15-ым суткам – на 24%.

       Перераспределение активности между компонентами системы крови является необходимым условием компенсации морфофункциональных нарушений в организме, вызванных действующим фактором.

       Так, число стабилизирующих систему достоверных отрицательных связей снижается на 23% к 3-им суткам гипокинетического воздействия, появляются новые положительные связи, например, между провоспалительным интерлейкином ИЛ-4 с нейтрофилами (r=0,7) и моноцитами (r=8) периферической крови.

       Отношение числа отрицательных и положительных связей к 7-ым суткам составляло 2,24 в пользу последних, тогда как в контроле, это соотношение было 1,26. Это свидетельствует о продолжающемся процессе активации системы крови в целях формирования новой функциональной системы, обеспечивающей активацию компенсаторно-адаптационного процесса в условиях гипокинетического воздействия.

В целом, корреляционный анализ показывает, что регуляторные связи в системе крови при 30-тисуточной гипокинезии подвержены и количественным, и качественным изменениям.

Обсуждение полученных результатов

В системе крови в период 30-ти суточной гипокинезии наблюдались гомеостатические сдвиги, указывающие на фазность включения адаптационных процессов.

       Анализ результатов исследования, представленных в третьей главе (содержание кортикостерона, активность МАО, липопероксидация перекисного окисления липидов, содержание ядросодержащих клеток в иммунокомпетентных органах, состояние миелопоэза и др.), свидетельствует о том, что реакция системы крови на хронический гипокинетический стресс характеризуется как наличием синхронных, так и гетерохронных реакций. В частности, в острой фазе гипокинетического синдрома увеличивается количество лейкоцитов в периферической крови (достоверно на 40-50%); провоспалительных и противовоспалительных цитокинов в сыворотке крови и ткани костного мозга (на 25-70% выше контрольных значений), за исключением цитокина ИЛ-12.

       Такие показатели, как абсолютное содержание кариоцитов в тимусе, селезенке, снижаются на всех сроках экспериментального воздействия, тогда как в костном мозге в период с 1-ых по 7-ые сутки количество кариоцитов удерживается на уровне 15-ти – 30-ти процентов выше контроля. Еще большие значения выявлены для мультипотентных мезенхимальных стромальных клеток костного мозга. Совершенно очевидно, что клеточное опустошение тимуса и селезенки компенсируется активацией адаптационно - компенсаторных процессов на уровне миелоидного ростка с 3-х по 7-ые сутки исследования.

       В острой фазе гипокинетического синдрома значения показателей стресс – реализующей системы организма животных были повышены. Это подтверждается увеличением содержания кортикостерона в плазме крови на 55-73%, малонового диальдегида в ткани костного мозга, тимуса и селезенки на 20-22%; напротив, активность моноаминооксидазы в этих органах снижается на 27-35%, а интенсивность липопероксидации увеличивается, о чем свидетельствует повышенное содержание кетодиенов и сопряженных триенов на 12-15%. Так же повышалась активность стресс-лимитирующей системы на уровне антиоксидантных ферментов в острую фазу стресса в костном мозге, тимусе и селезенке.

       Ограничение стресс-реализующей системы на уровне органов и тканей происходит за счет активации локальных стресс - лимитирующих систем (антиоксидантных систем), включающих в себя антиоксидантные ферменты: супероксиддисмутазу, каталазу, церулоплазмин, глутатионредуктазу. Падение их активности может привести к повреждению органов и организма в целом, что и наблюдается в хронической фазе гипокинетического стресса.

       Повышенный уровень глюкокортикоидов (увеличение на 50%) способствует активации свободнорадикальных процессов. Наблюдается однонаправленность в функционировании стресс - реализующей системы: МДА на 10-ые – 30-ые сутки гипокинетического стресса в ткани костного мозга, тимуса и селезенки повышается до 29-32%, активность МАО – до 26-30%, содержание продуктов липопероксидации: диеновых коньюгатов, вторичных кетодиенов и сопряженных триенов было увеличено на 15 - 43%. Напротив, активность антиоксидантных ферментов, деятельность которых направлена на ограничение ПОЛ, в фазу хронического стресса снижалась. Для хронического гипокинетического стресса характерен дисбаланс про- и антиоксидантных систем, который проявляется в нарушении различных звеньев гомеостаза, а именно – в снижении: общего количества лейкоцитов в крови( на 18%), клеточности тимуса, селезенки( на 65-68%), клеток костного мозга( на 33%) и ММСК( на 16%).

       Коррекцию нарушения со стороны кроветворных и лимфоидных органов можно осуществить за счет активации гемопоэза. Так, с помощью цитокина – гранулоцитарного колониестимулирующего фактора (Г-КСФ) можно предупредить развитие стадии истощения адаптационного синдрома.

       Известно, что применение граноцита вызывает усиление пролиферации и дифференцировки гранулоцитомакрофагальных колониеобразующих единиц, стимуляцию белого ростка системы крови, индуцирует развитие лейкоцитоза и поступление ММСК в кровь (Е.Д. Гольберг, А.М. Дыгай,  В.В. Жданов и др., 2005; В.П. Шахов и др., 2005; P.Bianco et al; 1999). При введении граноцита в наших опытах достоверно увеличивалось количество ММСК начиная уже с 3-их по 15-ые сутки гипокинетического воздействия, кариоцитов в костном мозге достоверно увеличивалось с 1-ых по 15-ые сутки. Общее количество лейкоцитов увеличивалось с 3-х суток, ядросодержащих клеток в тимусе и селезенке с 3-х до 30 сутки. Усиление локальной продукции ММСК в костном мозге привело к запуску и активации каскадоподобных механизмов в ответ на введение граноцита, влияющего на миело- и мезенхимопоэз.

       Так как стресс - реализующей системе при гипокинетическом стрессе противостоит антиоксидантная система, то для усиления активации последней мы вводили экзогенный гуморальный антиоксидант церулоплазмин (ЦП), который влияет на активность перекисного окисления липидов. Данный белковый фермент выступает в качестве перехватчика супероксидного анион-радикала и гипохлорида (А.Н. Закирова, Л.Н. Мингазетдинова и др., 1994).

       Предварительное введение церулоплазмина предупреждает угнетение тканевых антиоксидантных ферментов, способствует снижению содержания молекулярных продуктов ПОЛ на всех сроках воздействия гипокинезии у экспериментальных животных.

Выводы

  1. При моделировании длительного гипокинетического стресса в организме экспериментальных животных происходит активация стресс - реализующей системы:
  • в периферической крови на 1-е, 3-ьи, 7-е сутки достоверно увеличивалось содержание кортикостерона соответственно на 55%, 80%, 73% относительно контроля;
  • отмечалась фазность в динамике содержания МАО в костном мозге, тимусе, селезенке: достоверное снижение с 6-ти часов до 3-ех суток; достоверное повышение с 5-ых по 10-ые сутки (с максимумом на 7-ые сутки – на 26,11% , 20% и 30,12% соответственно) с последующим снижением на 15-ые – 30-ые сутки во всех органах;
  • интенсивность процессов липидной пероксидации (ПОЛ) в костном мозге, тимусе и селезенке протекало в две фазы: в 1-ой фазе (начиная с 3-их суток) происходило снижение первичных гептанрастворимых молекулярных продуктов ПОЛ с последующей нормализацией к 30-ым суткам. Содержание вторичных молекулярных продуктов ПОЛ, растворимых как в гептане2, так и в изопропаноле2, было достоверно повышено; максимум повышения молекулярных продуктов ПОЛ, растворимых в гептане2, зафиксирован в костном мозге – на 43,25%, в селезенке – на 40% (15-ые сутки), в тимусе – на 44,4% (30-ые сутки);
  • малоновый диальдегид (МДА) – конечный продукт ПОЛ в ткани костного мозга, тимуса и селезенки достоверно повышался с первых суток гипокинезии, достигая максимума (130% от контроля) к 10-ым суткам.
  1. Активность антиоксидантных ферментов в ткани костного мозга, тимуса и селезенки (СОД, каталаза, церулоплазмин, глутатионредуктаза) в течение первых трех суток гипокинетического воздействия достоверно увеличивалась (на 10-13% от уровня контроля), а с 5-ых по 30-ые сутки наблюдалось снижение их активности; минимальные значения активности каталазы отмечались на 7-ые – 15-ые сутки (74% от контроля), СОД 15-ые – 30-ые сутки (81-85% от контроля). Предварительное введение церулоплазмина предупреждало угнетение этих ферментов.
  2. При действии острого и хронического гипокинетического стресса на организм экспериментальных животных достоверно уменьшилась масса тимуса до 45-55% на 10-ые – 30-ые сутки, масса селезенки – до 42-46% на 10-ые – 15-ые сутки. Предварительно введение граноцита на всех сроках действия гипокинетического стресса сопровождалось повышением массы этих органов.
  3. Под влиянием гипокинетического стресса количество ядросодержащих клеток в тимусе и селезенке достоверно снижалось начиная с 10-ых суток, достигая минимума на 30-ые сутки (45% и 56% соответственно). Введение препарата граноцита приводило к достоверному увеличению количества клеток в этих органах (на 3-ье – 15-ые сутки) по сравнению с гипокинетическим воздействием.
  4. При действии гипокинетического стресса количество кариоцитов в костном мозге экспериментальных животных достоверно увеличивалось на 1-ые – 7-ые сутки и снижалось на 10-ые – 15-ые сутки, диапазон изменений составил ± 32% от контрольных значений. Увеличение клеточности костного мозга сопровождалось ростом количества мультипотентных мезенхимальных стромальных клеток на 48-74% (3-ьи – 7-ые сутки). Введение препарата граноцита лабораторным животным во время гипокинетического стресса оказывает протекторное действие на костномозговое кроветворение: количество кариоцитов достоверно увеличилось с 3-их по 10-ые сутки в 2,5-3 раза; количество мультипотентных мезенхимальных стромальных клеток достоверно увеличилось, начиная с 3-их и по 15-ые сутки в 2-2,5 раза по сравнению с гипокинезией.
  5. В периферической крови наблюдаются фазные изменения общего количества лейкоцитов: в ранние сроки (до 7-х суток) происходило достоверное увеличение с максимумом на 1-ые – 3ьи сутки, на 10-ые – 15-ые сутки – наблюдалась нормализация данного показателя. Количество лимфоцитов было достоверно снижено на всех сроках гипокинетического стресса. Анализ гемограммы животных, получавших граноцит, показал увеличение общего количества лейкоцитов в 3-3,5 раза по сравнению с гипокинетическим воздействием.
  6. При воздействии гипокинетического стресса на экспериментальных животных динамика содержания провоспалительных цитокинов в крови и костном мозге (ИЛ-1, ИЛ-1, ИЛ-2, ИЛ-6, ИЛ-12, ИНФ-) носила асинхронный характер, максимальные значения данных показателей были отмечены на 5-ые – 7-ые сутки. Содержание противовоспалительных цитокинов в крови и костном мозге (ИЛ-4, ИЛ-10) на всех сроках гипокинетического воздействия достоверно увеличивались, что способствовало развитию адаптации к гипокинезии.
  7. Длительная гипокинезия приводит к перестройке регулирующих связей между основными биохимическими параметрами, системой цитокинов и клеточных элементов крови, обуславливающих поддержание динамического равновесия в условиях хронического стресса. Корреляционный анализ выявил исчезновение ряда связей, и формирование новых связей, характеризующих гомеостатическое состояние системы крови у экспериментальных животных.

Список публикаций по теме диссертации

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Латюшин, Я. В. Роль микроэлементов в организме животных / Я. В. Латюшин // Вестн. Челяб.гос.пед.ун-та.- Сер. 4, Естеств. науки.-2005.-№ 7. - С.150-156.
  2. Латюшин, Я. В. Особенности влияния хронического стресса на перекисное окисление липидов в скелетной и сердечной мышцах / Я.В. Латюшин // Вестн. Южно-Урал.гос.ун-та. Серия: Образование, здравоохранение, физическая культура. - 2005. – Вып. 5, т. 1.- № 4 (44). - С. 244-247.
  3. Усова, Н. Е. Влияние профилактического введения гамма-оксимасляной кислоты на некоторые показатели обмена липидов у животных, подвергнутых стрессам / Н. Е. Усова, Я. В. Латюшин, Ю. Г. Камскова // Вестн. Южно-Урал.гос.ун-та. - Серия: Образование, здравоохранение, физическая культура. - 2005.- Вып. 5,.- т. 1,- № 4 (44). - С. 283-285.
  4. Влияние эмоционально-болевого стресса на поведенческую активность крыс в тесте «открытое поле» / Я. В. Латюшин, Ю. Г. Камскова, Н. В. Мамылина, В. И. Павлова // Вестн. Южно-Урал.гос.ун-та. Серия: Образование, здравоохранение, физическая культура. - 2006. – Вып. 7. – т. 1, - № 3 (58). – С. 178-179.
  5. Анализ тревожно – фобического состояния крыс в результате действия острого и хронического стрессов / Я. В. Латюшин, В. И. Павлова, Н. В. Мамылина, Л. П. Щетинкина, Т. Б. Язовских // Вестн. урал. мед. академ. науки. - Екатеринбург, 2006. – № 3 (2). - С.109-110.
  6. Латюшин, Я. В. Состояние перекисного  окисления липидов и антиоксидантных ферментов у рабочих электроплавильного  производства Челябинского абразивного завода в слюне, испытывающих стресс / Я. В. Латюшин, А. Ф. Андрианов // Вестн. урал. мед. академ. науки. - Екатеринбург, 2007. – № 1.- С. 46-48.
  7. Физическая нагрузка в адаптации спортсменов и профилактике психофизического переутомления/ В. И. Павлова, Я. В. Латюшин, Н. В. Мамылина, М. С. Терзи // Теория и практика физической культуры. - 2007.-№ 10. - С. 11-14.
  8. Латюшин, Я. В. Влияние препарата «Граноцит» на общее количество клеток мозга и переферической крови при действии хронического стресса/ Я. В. Латюшин // Вестн. Челяб.гос.пед.ун-та. - 2008. - № 7.- С. 272-280.
  9. Шахов, В.П. Представление о системе мезенхимопоэза и мезенхимальных стволовых клетках/ В. П. Шахов, Я. В. Латюшин // Вестн. Челяб.гос.пед.ун-та. - 2008 .- № 8. - С. 261-278.
  10. Латюшин, Я. В. Особенности влияния хронического стресса на динамику перекисного окисление липидов в тканях костного мозга/ Я. В. Латюшин // Вестн. Челяб.гос.пед.ун-та. - 2008. -№ 9. - С.271-277.
  11. Латюшин, Я.В. Влияние хронического стресса на динамику ПОЛ в ткани костного мозга. / Я.В. Латюшин // Вестник ЧГПУ.- 2008. - № 9 .- С. 264 - 271.
  12. Латюшин, Я. В. Роль цитокинов и гранулоцитарного колониестимулирующего фактора в регуляции локального гомеостаза костного мозга на уровне мезенхимальных стволовых клеток при моделировании гипокинезии/ Я. В. Латюшин, В. П. Шахов, В. И. Павлова // Вестн. урал. мед. академ. науки. - Екатеринбург, 2009. – Т. 26. - № 3. - С. 7-29.
  13. Стимуляция мезенхимальных стволовых клеток и костномозгового гемопоэза с помощью гранулоцитарного колониестимулирующего фактора при дезадаптации организма/ Я. В.  Латюшин, Н. Ю. Шелгаев, В. И. Павлова, В. П. Шахов // Вестн. Южно-Урал.гос.ун-та. Серия: Образование, здравоохранение, физическая культура. 2009. – Вып. 21, - № 39 (172). - С. 92 - 95.
  14. Латюшин, Я. В. Динамика антиоксидантных ферментов в костном мозге животных на фоне коррекции церулоплазмином при действии эмоционально-болевого и гипокинетического стресса/ Я. В. Латюшин, В. И. Павлова, Н. В. Мамылина // Вестн. Челяб.гос.пед.ун-та. - 2009. - № 12 .- С. 319-325.

Монография:

  1. Принципы использования фундаментальных основ клеточной и молекулярной биоинженерии  для повышения физиологических возможностей живых систем/ В. П. Шахов, Я. В. Латюшин, С. В. Попов, А. П. Сипок. - М.: Изд-во МГОУ, 2008. - 252 с.

Публикации в других изданиях:

  1. Латюшин, Я. В. Антиоксидантная защита костного мозга при действии стресса/ Я. В. Латюшин // Вестн. Южно-Урал.гос.ун-та. Серия: Образование, здравоохранение, физическая культура. - 2007.-Вып.12, - № 16 [88]. - С. 142-144.
  2. Угнетение поведенческой активности при длительной гипокинезии и защитные механизмы стресс – лимитирующих систем/ Я. В. Латюшин, Ю. Г. Камскова, В. И. Павлова И. В. Лактионова, Н. В. Мамылина, Д. А. Сарайкин, Н. Е. Усова // Научные труды I съезда физиологов СНГ. – М., 2005. - Т. 2. – С. 238-239.
  3. Латюшин, Я. В. Роль цитокинов в процессе адаптации организма к  хроническому  стрессу / Я. В. Латюшин,  Л. П. Щетинкина // Адаптация биологических систем к естественным и экстремальным факторам среды : материалы II научно – практ. конф., 8-11 нояб. 2008 г. : в 2 т. – Челябинск, - 2008. -.Т.2. - С. 384-387.
  4. Latyushin, Ya. V. Adaptation of the organism to longtime hypokinesia by activation of stress-limiting systems / Ya. V. Latyushin, V. I. Pavlova, Yu. G. Kamskova //International society for adaptive medicine (ISAM) VIII world congress. June 21-24, Moskov, Russia. – 2006. - P. 103.
  5. Latyushin, Y. V. The Disadaptive Action of the Nervous and Immune Systems in the Acute and Chronis Stress // Y.V. Latyushin / International Symposium «Interaction of the Nervous and Immune Systems in Health and Disease». - Saint-Petersburg, 2007. - P. 43.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

  • ГК – гипокинезия;
  • Г- КСФ – гранулоцитарный колониестимулирующий фактор
  • ИЛ – интерлейкин;
  • ИФН – интерферон;
  • МАО – моноаминооксидаза;
  • МДА – малоновый диальдегид;
  • ММСК – мультипотентные мезенхимальные стромальные клетки;
  • ОАС – общий адаптационный синдром;
  • ОКК – общее количество кариоцитов;
  • ПОЛ – перекисное окисление липидов;
  • СМ – стромальное микроокружение;
  • СОД – супероксиддисмутаза;
  • ФНО – фактор некроза опухоли;
  • ЦП – церулоплазмин;
  • ЯСК – ядросодержащие клетки.

       







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.