WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

КОЛЕСНИК

Марина Аркадьевна

Влияние табакокурения в молодом возрасте

на показатели секреторного иммунитета слюны  и их коррекция  ПРИ ВОЗДЕЙСТВИИ СОЧЕТАННЫХ ФИЗИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ

03.00.13 физиология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Курган 2009

Работа выполнена на базе Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Челябинской государственной медицинской академии Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

и  медицинского центра профилактики и оздоровления студентов, преподавателей и сотрудников ГОУ ВПО «Челябинский Государственный  педагогический университет».

Научный консультант: Заслуженный деятель науки РФ

  доктор медицинских наук, профессор

ТЕПЛОВА Светлана Николаевна

Официальные оппоненты: доктор медицинских наук, профессор

Сашенков Сергей Львович

                               доктор медицинских наук, профессор

                               БЫКОВ Евгений Витальевич

                               доктор медицинских наук, профессор

                               ДОЛГИХ Татьяна Ивановна

Ведущая организация:

«Институт иммунологии и физиологии Уральского отделения РАН», г. Екатеринбург

Защита состоится ____________ 2009 года в _______ на заседании диссертационного Совета ДМ 208.079.01 при Федеральном государственном учреждении «Российский научный центр «Восстановительная травматология и ортопедия» имени академика Г.А. Илизарова Росмедтехнологии» (640014, Россия, г. Курган, ул.М.Ульяновой, 6).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского научного центра «Восстановительная травматология и ортопедия» имени академика Г.А. Илизарова

Автореферат разослан ____________ 2009 г.

  Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор медицинских наук,

профессор  Дьячков А.Н.

Общая характеристика работы

Актуальность проблемы. Изучение  модифицируемых факторов риска (ФР) развития хронических заболеваний человека, к которым относится табакокурение, а также ограничение или устранение  действия этого фактора, начиная с молодого возраста, представляет актуальную проблему физиологии и патологии, является перспективным направлением для реального продления жизни человека. С этих позиций табакокурение сегодня рассматривается Всемирной организацией здравоохранения  как глобальная медико-социальная  проблема.

С высокой степенью достоверности доказано значение табакокурения в качестве ФР развития воспалительных заболеваний системы органов дыхания.  В настоящее время длительное и интенсивное курение является опорным диагностическим признаком  в стандартах диагностики хронического необструктивного бронхита (ХНБ), хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ) (Global Initiative for Chronic Obstructive Lung Disease, 2006). В связи с высокой медико-социальной значимостью проблемы ХОБЛ во всем мире проводятся мультицентровые эпидемиологические исследования по выявлению основных ФР заболеваний (Jarvis M.J., 1997; Zhang H., Cai B., 2003; Strausz J., et. al., 2004; Barnes P.J., 2006). Главным фактором риска развития ХОБЛ в 80-90% случаев доказано  курение табака (Гурова О.А., Соболева Т.М., 2000; Чучалин А.Г., 2001). В последние годы большое значение придается пассивному курению (Ezzati M., 2004; Tinkelman G., 2004).

Важная роль в качестве ФР принадлежит табакокурению при развитии опухолевых заболеваний дыхательной системы, 80-90% случаев возникновения рака легких связывают  именно с курением, с его повреждающим действием на ДНК эпителиоцитов бронхов, мутагенным действием метаболитов никотина и самого никотина, других компонентов табачного дыма в процессах канцерогенеза. Приблизительно 25% рака легких связывают  у некурящих лиц с пассивным курением, предполагается, что пассивное курение  увеличивает риск развития рака легких в 2-3 раза (Alberts W.M., 2004).

A. Scott (2004) на основе экспертизы  данных различных центров, обзора литературных материалов, мета-анализа ранее опубликованных заключений и мнения экспертов, оценки уровня атрибутивного и относительного риска, а также на основе установленных рандомизированных исследований перспектив снижения действия ФР под влиянием лечения, относит курение к хорошо документированным модифицируемым факторам риска развития церебральных инсультов. Авторы  (Косарев В.В., Бабанов С.А., 2006) оценивают  распространенность табакокурения при ишемическом инсульте в популяции на уровне  25%, атрибутивный риск  12-18%, относительный риск 1,8, степень снижения риска при отказе от курения  в течение года на уровне 50%, а достижение базовой линии после 5 лет.

В настоящее время курение вышло на одно из первых мест в мире как ФР развития заболеваний, угрожающих жизни.  По данным ВОЗ (2003), каждый 12-й житель Земли умирает от последствий курения, а к 2030 году в связи с табакокурением ежегодно будут умирать около 10 миллионов человек, так как число курящих в развивающихся странах стремительно растет (Sandford A., 2003). Установлено, что курильщики с большим стажем живут на 22 года меньше средней продолжительности жизни, а уровень смертности среди них втрое выше, чем среди некурящих (Заридзе Д.К., Карпов Р.С., Киселева С.М. и др., 2002). В России, по данным специальных статистических расчетов, 30% общей смертности мужчин и 4% общей смертности женщин связано с ТК и болезнями, обусловленными табачной интоксикацией (Масленникова Г.Я., Оганов Р.Г., 2008; Cooke J.P., Bitterman H.., 2004). Число курящих женщин в России выросло за 15 лет и достигло 25%. Сегодня одна треть взрослых жителей планеты употребляет табак, из них 47% мужчин и 12% женщин (Jarvis, M.J., 1997). В России ситуация еще более катастрофическая: у нас курят 70,5% мужчин, а среди старшеклассников в крупных городах табакозависимыми являются 30-47% юношей и 25-32% девушек. Ежегодно в России выкуривается 25 млрд. сигарет. При сохранении этой тенденции в 2020 – 2030-е вклад курения в смертность в России достигнет 70% при ИБС, инсультах, ХОБЛ (Камардина Т.В., 2002, 2004). Положительное решение вопроса присоединения России к Рамочной Конвенции ВОЗ (2003) по борьбе  против табака будет способствовать формированию здорового образа жизни и укреплению здоровья нации (Ткаченко Г.Б., 2006).

Большинство курящих осознают его вред для здоровья и хотели бы избавится от этой вредной привычки. Так, около 28% курящих мужчин и 7% женщин серьезно пытаются бросить курить, но удается это лишь 9% мужчин и 2% женщин (Шальнова С.А., 1998; Александров А.А., 1999; Камардина Т.В., 2003, 2004).

WHO, World Bank, Tobacco Control (2002, 2003) признает важность борьбы с никотиново-табачной зависимостью среди разных групп населения  для снижения распространенности табакозависимых болезней и связанных с ними смертей.  World Bank идентифицировал  6 эффективных направлений: контроль курения, увеличение цены на сигареты и другую табачную продукцию; ограничение и запрещение курения в общественных местах; улучшение информации, включая проведение кампаний, использование средств массовой информации.

В России в 2001 году – принят закон «Об ограничении курения табака». Запрет курения на рабочих местах, в зданиях лечебных, образовательных учреждений, в 2004 году – внесены  изменения в закон. Запрещена продажа табачных изделий не только в организациях здравоохранения, культуры, физкультурно-спортивных организациях, а также на территории образовательных учреждений, но не ближе в 100 м от них, в 2007 году – кафе и рестораны обязали организовать зоны свободные от курения. Ужесточили требования к рекламе.

В 2008 году принят закон о присоединении России к Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака, которая предполагает активную борьбу с курением на всех уровнях. Однако, все перечисленные мероприятия не могут остановить эпидемию табакокурения. Прекратившие курение лица обычно нуждаются в поддержке, так как никотиновая зависимость формируется  довольно быстро, особенно у подростков, молодежи, борьба же с табакокурением процесс достаточно длительный и сложный (Левшин В.Ф., 1996, 1998, 2001, 2002, 2003, 2005; Андреева Т.И,, 2000, 2002).

Имеется множество научных данных о неблагоприятном  воздействии табака на показатели здоровья (Шальнова С.А., Деев А.Д., Оганов Р.Г., 1998; Ткаченко Г.Б., 2001; Левшин В.Ф., 2001, 2002, 2003, 2005). Доказано, что компоненты табачного дыма наносят большие или меньшие повреждения практически всем органам и тканям человеческого организма. Однако несмотря на то, что табачный дым воздействует прежде всего на слизистые оболочки дыхательных путей, работ, посвященных анализу влияния табакокурения на состояние показателей мукозального иммунитета, обеспечивающего защиту слизистых оболочек воздухоносных путей у молодых  людей без патологии органов дыхания и других систем, в специальной литературе практически нет, а имеющиеся исследования посвящены изучению секреторного иммунитета и функции внешнего дыхания у курящих лиц с уже развившейся органической  патологией в виде ХНБ и ХОБЛ (Алтынбаева Е.И., Теплова С.Н., Игнатова Г.Л. и др., 2007; Altynbaeva E.I., Ignatova G.L., 2007).

Поиски новых эффективных массовых и индивидуальных подходов, способных помочь большому числу людей непосредственно связаны с анализом основных патогенетически значимых изменений органов, непосредственно подвергающихся экспозиции табачного дыма. Большие надежды возлагаются на методы физиотерапевтического воздействия, под влиянием которых возможна  нормализация функций слизистых оболочек респираторной системы, общих  гормональных, симпато-адреналовых взаимодействий и могут уменьшиться проявления интоксикации (Комарова А.А., Егорова Г.У.,1994; Илларионов В.Е., 1998, 2001, 2007, 2008; Глазачев, О.С. Платоненко В.И., 2004; Пономаренко Г.Н., 2002, 2003, 2006; Улащик В.С., 2003, 2006). По данным (Зубковой С.М., 2006),  многие физические факторы выполняют роль структурных антиоксидантов и предотвращают повреждения клеточных структур, устраняют основу развития многих хронических патологий. Не исключено позитивное влияние этих факторов на состояние противомикробных барьеров дыхательных путей. Между тем практически не исследованным остается вопрос о влиянии более новых технологий восстановительного лечения (Разумов А.Н., 2001), физиотерапевтического воздействия на функцию внешнего дыхания у курильщиков, а также показатели секреторного иммунитета, роль которых в защите слизистых оболочек дыхательных путей связана с элиминацией чужеродных агентов, антигенов и аллергенов и с  предотвращением их попадания в организм.

Методы физических и преформированных факторов при ТК являются практически не реализованными в отечественном здравоохранении, направленными на борьбу с никотиновой зависимостью и в  профилактике заболеваний респираторного тракта у лиц молодого возраста.

Цель исследования: установить влияния табакокурения на  показатели секреторного иммунитета. Обосновать применение комплексных лечебно-оздоровительных технологий с воздействием факторов вибромассажа, гипертермии и ароматерапии на состояние здоровья и иммунного гомеостаза на мукосаливарном уровне молодых курильщиков.
Задачи исследования

1. Оценить тип курительного поведения, степень никотиновой зависимости, мотивацию к отказу от курения у молодых курильщиков.

2. Выявить клинические особенности психоэмоционального статуса, уровень стрессового гормона – кортизола у молодых курильщиков.

3. Изучить показатели функции внешнего дыхания, общего анализа крови у курящих молодых лиц.

4. Провести анализ состояния иммунного гомеостаза, характера цитокин- и нитроксидергической регуляции на уровне слизистых оболочек мукосаливарной области, подвергающейся прямому воздействию табачного дыма.

5. Разработать и изучить эффективность применения комплексных лечебно-оздоровительных технологий с воздействием вибромассажа, гипертермии, ароматерапии на курительное поведение, никотиновую зависимость, восстановление равновесия вегетативного гомеостаза и изменение показателей кортизола в слюне молодых курильщиков.

6. Оценить влияние электросонфореза с 5% мексидолом на курительное поведение здоровых молодых курильщиков.

7. Оценить эффективность лечебно-оздоровительного воздействия «Альфамассаж-33» на состояние мукозального иммунитета при табакокурении.

8. Оценить процессы топической иммунорегуляции флогогенных и антиколонизационных факторов секреторного иммунитета у молодых курильщиков под воздействием комплексных технологий.


Научная новизна

На основе комплексного исследования выявлены нарушения иммунного гомеостаза на уровне слизистых оболочек мукосаливарного барьера, подвергающегося прямому агрессивному воздействию табачного дыма, при отсутствии изменений функции внешнего дыхания, состава периферической крови.

Установлены топические дизрегуляторные изменения в секретах мукосаливарной зоны в донозологический период у здоровых молодых людей - курильщиков, сопровождающиеся повышающей регуляцией механизмов врожденного и приобретенного иммунитета  (ростом С1, С2, NOх, NO2, NO3, TNF–, IL–8, IgG, SlgA, ЛФ в слюне) и увеличением уровня эндогенных флогогенных иммунологических факторов.

С помощью неинвазивного метода установлено двукратное повышение содержания одного из стрессовых гормонов (кортизола в слюне) у молодых курильщиков, что свидетельствует о роли стресс – индуцированных  механизмов в формировании никотиновой зависимости.

Применено одновременное воздействие сочетанных физических факторов на организм курящих, позволяющее  изменить курительное поведение, уменьшить степень никотиновой зависимости, провести  коррекцию психоэмоциональных нарушений и нормализовать состояние иммунного гомеостаза на мукосаливарном уровне.


Практическая ценность работы
Внедрение системы профилактики  студентов с вредной привычкой табакокурения  на базе медицинского центра студентов, позволяет  изменить тип курительного поведения  вплоть до полного отказа от вредной привычки у 13,3 % студентов, уменьшить  степень никотиновой зависимости в 2 раза,  снизить степень изменений психо-эмоционального статуса, уменьшить уровень провоспалительных эндогенных факторов в секретах ротовой полости, увеличить резистентность к инфекции у курильщиков со снижением частоты инфекционно-воспалительных эпизодов у молодых лиц, прошедших курс лечебно-профилактических мероприятий.
Основные положения выносимые на защиту
  1. Формирование никотиновой зависимости у молодых курильщиков ассоциировано с достоверно более частым выявлением  высокого уровня тревоги и ростом количества кортизола в биологических жидкостях.
  2. Нарушения иммунного гомеостаза на мукосаливарном уровне у курящих молодых лиц  проявляются изменением цитокин- и нитроксидергической регуляции комплемента, способствующей активации врожденных и приобретенных механизмов иммунной системы, ростом флогогенного потенциала слюны и являются чувствительным неинвазивным индикатором  агрессивного воздействия табачного дыма на слизистые оболочки.
  3. Сочетанные физические факторы, используемые в  современных профилактических технологиях «Альфамассаж-33», оказывают позитивное влияние на психовегетативный статус, степень тревоги, курительное поведение и никотиновую зависимость у молодых лиц при табакокурении и оказывают нормализующий эффект на состояние иммунного гомеостаза слизистых оболочек, постоянно подвергающихся прямому воздействию  табачного дыма.

Апробация и публикация работы

Основные положения диссертации представлены на XI Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство», Москва, (2004); первом Международном конгрессе «Восстановительная медицина и реабилитация 2004»; Москва (2004); I съезд физиологов СНГ, Сочи (2005); VI Всероссийском съезде физиотерапевтов, Санкт-Петербург (2006); Всероссийской конференции «Физиотерапия – актуальное направление современной медицины», Санкт-Петербург (2007); Всероссийском научном конгрессе по восстановительной медицине, лечебной физкультуре и спортивной медицине, Москва (2008); II съезд физиологов СНГ, Кишинев (2008).

Материалы диссертации опубликованы в 16 научных работах из них в центральной печати – 7 работ.

Внедрение результатов исследования

Результаты исследования внедрены в работу медицинского центра профилактики и оздоровления студентов, преподавателей и сотрудников ГОУ ВПО «Челябинского Государственного педагогического университета», в учебный процесс кафедры аллергологии и иммунологии ГОУ ВПО «Челябинская  государственная медицинская академия Росздрава».

Структура и объем диссертации

Диссертация изложена на 188 страницах, иллюстрирована 25 таблицами, 11 рисунками. Работа состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов, 5 глав, заключения и обсуждения полученных результатов, выводов, практических рекомендаций, списка используемой литературы. Список используемой литературы включает 363 работы, из них 137 отечественных и 226 иностранных авторов.

Содержание работы

Материалы и методы

Клинические исследования проведены на базе медицинского центра профилактики и оздоровления студентов, преподавателей и сотрудников ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» и городской клинической больницы № 2 г. Челябинска. Иммунологическое исследование проводилось на базе кафедры клинической иммунологии Челябинской государственной медицинской академии.

В соответствии с целями и задачами работы было проведено комплексное обследование 180 студентов в возрасте от 18 до 22 лет, среди них обследовано 30 некурящих и  150 курящих студентов (рис.1).

Всего обследовано

180 человек



Не курят

30 человек

Курят

150 человек


Рис. 1. Обследованные студенты – курящие и некурящие в возрасте от 18 до 22 лет.

Критерии включения в группы исследования:

1. Студент ЧГПУ;

2. Отсутствие клинико-инструментальных проявлений хронической обструктивной болезни легких или хронического простого бронхита;

3. Согласие на участие в исследовании.

Критерии исключения:

1. Острые инфекции или обострение хронических заболеваний.

2. Хронический необструктивный бронхит, хроническая обструктивная болезнь легких.

3. Бронхиальная астма (прирост FEV1 на 12% и более от исходных показателей, что характеризует обратимую обструкцию).

Распределение курящих и некурящих студентов по возрасту и полу в группах приведено в таблице 1.

Таблица 1.

Пол и средний возраст обследуемых студентов

Показатель

Группа  1

Курящие

Группа  2

некурящие

Средний возраст

Мужчины

40

26,7%

8

26,7%

20,67±0,40

Женщины

110

73,3%

22

73,3%

20,68±0,55

Всего

150

100%

30

100%

20,7± 0,47

Как следует из таблицы 1, распределение  по полу среди курящих и некурящих было однотипным и характеризовалось почти трехкратным преобладанием женщин, группы также были сопоставимы  и по среднему возрасту. Все пациенты осматривались психотерапевтом, терапевтом, стоматологом, проводилось полное клиническое обследование для исключения соматической патологии.

Методы исследования

Оценка курительного статуса. Обследование включало заполнение анкет, в которые вносились сведения о курении, позволяющие оценивать индекс курильщика, степень никотиновой зависимости, тип курительного поведения и степень мотивации к отказу от курения. Данные анамнеза содержали вопросы о перенесенных заболеваниях, в частности инфекциях верхних дыхательных путей, острых респираторных заболеваниях, остром бронхите, пневмонии с указанием их частоты и длительности, пассивное курение в детском возрасте (Косарев, В.В., 2004; Чучалин А.Г., 2004;  Шмелев Е.И., 2006).

Данные физикального обследования включали  подсчет частоты дыхательных движений, оценку характера аускультативных изменений.

Оценка индекса курения. Курящими, согласно рекомендации ВОЗ, признавались лица, регулярно выкуривающие 5 и более сигарет в день, бросившие курить – лица, которые не курили в течение последних 6 месяцев и более. Индекс курящего человека рассчитывался по формуле:

ИК = (число сигарет, выкуриваемых в день) × 12.

Степень никотиновой зависимости определялась тестом Фагерстрома (Fagerstrom K.O., 1989).

Тип курительного поведения  определяли по анкете Д.Хорна (1968) по которой выделяли 6 типов курительного поведения:

«стимуляция», «игра с сигаретой», «расслабление», «поддержка», «жажда», «рефлекс». Анкета состоит из 18 вопросов (6 блоков по 3 вопроса). Ответ на каждый вопрос оценивается по пятибалльной шкале.

Оценка степени мотивации к отказу от курения определяли по опроснику ГНИЦ ПМ (2003).

Сумма баллов по отдельным вопросам определяет степень мотивации пациента к отказу от курении.  Максимальное значение суммы баллов – 8, минимальное – 0.

Оценка состояния тревоги проводилась  по госпитальной шкале Гамильтона (HARS) которая состояла из 56 пунктов опросника.

Инструментальные  методы обследования. С целью исключения сопутствующей хронической патологии внутренних органов всем пациентам курящим и некурящим было проведено инструментальное и лабораторное  обследование: ЭКГ, рентгенография грудной клетки, анализ крови, исследование функции внешнего дыхания.

ЭКГ проводилось в стандартных V1 – V3 отведениях с определением синусового ритма, Р, интервал PQ, амплитуда Т в V5-6, интервал ST. В исследованиях ЭКГ в пределах нормы.

Исследование функции внешнего дыхания проведено в соответствии с рекомендациями Европейского респираторного общества и данными спирометрии. Основными оцениваемыми параметрами являлись: форсированная жизненная емкость легких (FVC), объем форсированного выдоха за первую секунду (FEV1) и расчетное соотношение этих параметров FEV1/FVC, MEF75, MEF50, MEF25.

Оценка лабораторных показателей мукозального иммунитета в слюне. При определении иммунологических исследований использовалась слюна. Взятие материала для исследования проводилось в одно и то же время суток, в 9 часов утра.

В слюне определяли: содержание белка, муцина, количество TNF-,  IL-8, lgG, SlgA, уровень общей активности комплемента и активность его  компонентов С1 – С5, содержание конечных стабильных метаболитов оксида азота, ЛФ.

Определение содержания белка и муцина в слюне. Содержание белка и муцина определяли методом Э.Н. Коробейниковой (2002).

Определение количества lgG, SlgA, TNF-, IL-8, ЛФ. Количество lgG, SlgA, TNF-, лактоферрина (ЛФ) определяли иммуноферментным твердофазным методом с тест – системами НПО «Бест» (Новосибирск), а количество IL-8 с тест-системой производства ООО «Цитокин» (Санкт-Петербург). Учет результатов  производили на планшетном фотометре «Multiscan plus» (Labsystems) при длине волны  450 нм.

Определение общей активности комплемента. Уровень общей активности комплемента в слюне определяли методом титрования по 50% гемолизу (Резникова Л.С., 1967 в модификации Кэбот Е. и Мейер М., 1968).

Определение активности компонентов комплемента С1 - С5. Уровень  активности компонентов комплемента в слюне определяли  методом молекулярного титрования  (Красильников А.П., 1984;  Shinobu A., Tanaka S. et. al., 1986) путем добавления к слюне и гемолитической системе соответствующего реагента.

Определение уровня  оксида азота в слюне  оценивали по концентрации конечных стабильных метаболитов оксида азота с помощью модификации  реакции Грисса (Коробейникова Э.Н., 2002; Scuiz K. et al., 1999).

Определение стресс-гормона кортизола в слюне. Определяли набором реагентов «Кортизол-ИФА-Бест» методом иммуноферментного анализа (ИФА). Результаты анализа учитывались спектрофотометрически, при длине волны 450 нм в нМоль/л, диапазон измеряемых концентраций 0 – 1500 нМоль/л.

Сочетанные физические факторы – методика профилактических мероприятий пациентов  в период изменения курительного поведения.

Для изучения эффективности воздействия сочетанных физических факторов с различной степенью никотиновой зависимости, курительного поведения молодых лиц, для оценки эффекта этих факторов на мукозальный иммунитет использовали установку – «Альфамассаж-33», производства фирмы Sybaritic (США) с подобранной нами программой, которая включала: (1) массажные вибрации средней интенсивности  (50Гц) на область спины, поясницы, конечностей, (2) термовоздействие (суховоздушная баня) со средним подогревом – 650С, (3) ароматерапию (масло ели, сосны, эвкалипта). Лечение включало 6 процедур ежедневно продолжительностью 30 минут. Пациенты отмечали хорошую переносимость процедур с отсутствием каких-либо побочных эффектов. 

Комбинированное воздействие электросонфореза (ЭСФ) с 5% раствором мексидола (2 мл) проводили от аппарата «Электросон-10-5» (сила тока – до ощущения покалывания и легкой вибрации, частота – 10Гц, длительность импульсов – 0,5мс, импульсного тока – 10МА). Электросонтерапию и электросонфорез с мексидолом проводили ежедневно, время воздействия – 20-30 минут. Курс лечения 6 процедур. Электросонфорез с 5% мексидолом проводили используя лобно-затылочное воздействие.


Методы статистической обработки

Статистический анализ материала проводился с использованием статистического пакета – SPSS (V.12). Применялись параметрические непараметрические критерии  по Manna-Whitney и Wilcoxon.

Методы описательной статистики включали вычисления в виде универсальной медианы (Ме) и ее верхнего и нижнего квартилей (Q25%- нижний квартиль, Q75% – верхний квартиль). При нормальном распределении показателей определяли среднюю арифметическую (М), ошибку средней (m), достоверность различий с помощью критерия Стюдента (t). Различия рассматривали как статистически значимые при p< 0,05.

Для определения корреляционной зависимости между показателями применялся коэффициент ранговой корреляции Спирмена (r).

Результаты исследования

Оценка  курительного статуса курящих молодых лиц

В настоящее исследование включено 180 студентов Челябинского государственного педагогического университета, проходивших курс планового оздоровления в условиях медицинского центра профилактики и оздоровления в 2003–2008 годах. Приоритетной задачей была работа по внедрению здорового образа жизни и борьба с табакокурением. Группа курящих – 150 человек, группа некурящих составила 30 человек.

Возраст обследуемых колебался в пределах 18-22 года, средний возраст был равен 20,7±0,47 лет; женщин было 110, мужчин – 40.

Распределение  по полу и возрасту среди курящих и некурящих было однотипным, достоверных различий между группами в этом отношении не выявлено. В обеих группах преобладали женщины, группы были абсолютно сопоставимы по среднему возрасту (20,67±0,40 и 20,68±0,55 соответственно).

Данные анализа интенсивности, длительности курения и уровня никотиновой зависимости  у обследуемых студентов приведены в таблице 2 и рисунке 2.

Анализ анкет курящих студентов показал, что у 150 обследуемых ИК составил менее 120 (при числе выкуриваемых сигарет в день 9,4±1,2), средний стаж курения был равен 5,42±1,36. Согласно тесту Фагерстрома, слабая НЗ наблюдалась у 15,3% курильщиков (мужчин - 12,5%, женщин – 16,4%), умеренная степень зависимости у 34,6% (мужчин – 37,5%, женщин – 33,6%), высокая НЗ у 37,4% (мужчин – 35%, женщин – 38,2%). Отсутствие НЗ наблюдалось у 12,7% курильщиков (мужчин – 15%, женщин – 11,8%).

Таблица 2.

Оценка курительного статуса  обследуемых студентов

Показатель

M±m

ИК

<120

Число выкуриваемых сигарет в сутки

9,4±1,2

Стаж курения

5,42±1,36

Средний показатель никотиновой зависимости в баллах

4,92±0,10

Средний показатель слабой никотиновой зависимости в баллах

3,5±0,13

Средний показатель умеренной никотиновой зависимости в баллах

4,82±0,12

Средний показатель высокой никотиновой зависимости в баллах

7,35±0,06

Для детального изучения степени никотиновой зависимости проведен анализ анкеты Фагерстрома, данные приведены на рисунке 2.

Рисунок 2. Распределение курящих студентов по степени никотиновой зависимости.

Опрос студентов показал, что 36% в качестве основной причины развития у них привычки курения указывали «пример окружающих», 30% считали, что курение  помогает снять стресс, 22% полагали, что курение вызывает «положительные» эмоции окружающих, 12% курят для «создание имиджа».

Согласно данных теста D. Horn (1976), в большинстве случаев у всех обследованных курящих (n=150) тип курительного поведения носил смешанный характер, преобладающим типом курительного поведения у обследуемых студентов был тип  «расслабление», частота которого составляет 39,3% (мужчин – 35%, женщин – 41%). Пациенты курят только в комфортных условиях, с помощью курения получают «дополнительное «удовольствие» к отдыху. Бросают курить долго, много раз возвращаясь к курению (рис. 3).

Рисунок 3. Тип курительного поведения  обследуемых студентов по тесту Д.Хорна.

Следующими по частоте типами курительного поведения у обследуемых курящих студентов были типы: «жажда» - 23,0% (мужчин – 30%, женщин – 20,9%) и «стимуляция» - 18,0% (мужчин – 15%, женщин – 17,2%), при которых пациент закуривает когда снижается концентрация никотина в крови. В конечном счете, курильщики с данным типом курительного поведения  нуждаются в увеличивающихся уровнях никотина, чтобы чувствовать себя «нормально».

Тип курительного поведения «поддержка» установлен у 12% обследуемых (мужчин – 20%, женщин – 9,1%), он связан ситуационно с волнением, эмоциональным напряжением, психологическим дискомфортом.

Тип курительного поведения «игра с сигаретой» наблюдался у 11,8% женщин. Для этого типа характерен  низкий индекс курильщика,  слабая НЗ или отсутствие ее, курение  происходит только в ситуациях общения «за компанию».

Тип курительного поведения «рефлекс», который характеризуется тем, что курят автоматически и много (35 и более сигарет в день), не осознавая  причин своего курения,  в группе обследованных не наблюдался.

При слабой НЗ (3,5±0,13) у пациентов достоверно  преобладал тип курительного поведения типа «расслабление» - 18,7%, «игра с сигаретой» - 8,6%. При умеренной НЗ (4,76±0,12 баллов) существенно чаще выявлялся тип курительного поведения «расслабление» - 21% случаев и  «поддержка» - 12%, при высокой НЗ «стимуляция» - 18,0%, «жажда» - 23,0%.

При проведении настоящего исследования со всеми курящими студентами проводились индивидуальные психотерапевтические беседы о необходимости бросить курить. В процессе психотерапевтических бесед поддерживали решение пациентов снизить интенсивность курения вплоть до отказа от курения, подчеркивая, что это решение очень важно  для сохранения здоровья.

Согласно проведенного анкетирования, 62% студентов в той или иной степени имели  мотивацию к отказу от табакокурения, 38% не желали отказаться от привычки курения, поскольку уже пытались это сделать несколько раз. Процесс отказа от курения сложный и порой волнообразный процесс, с возможными рецидивами и срывами. В связи с этим в рамках прохождения курса лечения в медицинском центре пациенту предлагалась не только психологическая поддержка, но и применение сочетанных физических факторов (ФФ).

Учитывая, что часто потребность в курении возникает у курильщиков в состоянии тревоги, у всех лиц, включенных в исследование, проводили  оценку состояния  тревоги по госпитальной шкале Гамильтона (HARS). Результаты представлены  на рисунке 4.

Примечание:

* р < 0,05 - достоверность различий между курящими и некурящими у пациентов  c отсутствием симптомов тревоги.

** - р < 0,01 – достоверность различий между группами со слабой НЗ и с высокой НЗ у пациентов с субклинической и клинически выраженной тревогой.

Рисунок 4.Оценка состояния тревоги по  шкале Гамильтона (HARS) и показатели тревоги при  наличии никотиновой зависимости у студентов.

По данным, представленным на рисунке 4 видно, что отсутствие симптомов тревоги среди курящих отмечено достоверно реже (28%), по сравнению с некурящими (66,7%). Субклиническая тревога установлена с равной частотой в обеих группах (34% и 33,3%), но средний балл выраженности тревоги был у курящих достоверно выше, чем у некурящих. Клинически выраженная тревога выявлена только у курящих пациентов (в 38%) и не зарегистрирована ни у одного из некурящих студентов. Клинически чувство тревоги проявлялось в виде внутреннего напряжения, повышения эмоционального фона, в форме психологического дискомфорта.

В целом, как показали представленные данные тревожный синдром достоверно чаще выявляется у курящих, а его выраженные степени регистрируются только у курящих студентов.

В целом анализ клинических симптомов тревоги позволяет заключить, что у курящих студентов с высокой НЗ достоверно чаще выявляется клинически выраженная тревога (53,7%) по сравнению с субклинической тревогой (19,6%) и отсутствием тревоги (26,7%). У курящих со слабой НЗ достоверно чаще выявляется субклиническая тревога (61,9%) по сравнению с клинически выраженной тревогой (11,9%) и отсутствием симптомов тревоги (26,2%). Следовательно это косвенно подтверждает связь табакокурения с развитием стрессовых реакций.

Для точной верификации объективных признаков стрессовых реакций у студентов далее было определено содержание одного из стрессовых гормонов (кортизола) в слюне. Полученные результаты представлены в таблице 3 в виде универсальной средней медианы (Ме) нижних (Q25%) верхних квартилей (Q75%).

Уровень кортизола в слюне  у курильщиков в сопоставлении с некурящими студентами повышен более чем в 2 раза.

Таблица 3.

Уровень кортизола в слюне  обследуемых студентов

Показатель

Группа курящих (n=60)

Группа некурящих (n=30)

Р

Me (Q25%-Q75%)

Me (Q25%-Q75%)

Кортизол нг/мл

170

(131-194)

64

(40-90)

<0,01

Нами был определен уровень кортизола в слюне у курящих студентов с клинически выраженной тревогой в сопоставлении с некурящими студентами, у которых выраженной степени тревоги не было зарегистрировано ни у одного пациента, эти данные приведены в табл.4.

Таблица 4.

Уровень кортизола при клинически выраженной тревоге

Показатель

Группа курящих с клинически выраженной тревогой (n=57)

Группа некурящих

(n=30)

P

Me (Q25%-Q75%)

Me (Q25%-Q75%)

Кортизол нг/мл

83

(78-89)

64

(40-90)

<0,01

Как  следует из таблицы 4 уровень кортизола у курящих студентов с клинически выраженной тревогой кортизол  в 1,3 раза выше в сравнении с группой некурящих (р<0,01).

Далее был проведен корреляционный анализ взаимосвязи  уровня кортизола в слюне и  показателей  выраженности тревоги в баллах у курящих студентов, а также  показателей, отражающих степень НЗ индивидуума. Установлено, что количественные показатели кортизола в слюне достоверно и положительно коррелировали с клинически выраженной тревогой (r=0,699), а также особенно с высокой НЗ (r= 0,829), что отражает сильную корреляционную  взаимозависимость. На основе полученных данных невозможно выявить, какой из процессов первичен, однако ясно, что патогенез формирования высокой степени НЗ, несомненно, связан с гормональными особенностями развития генерализованного адаптационного синдрома и с состоянием высокого уровня тревоги.

Исследование функции внешнего дыхания в данной работе нами проведено в соответствии с рекомендациями Европейского респираторного общества. Оценка спирометрических показателей выполнена по отношению к должным величинам в процентах.

FVC % - форсированная жизненная ёмкость легких;

FEV1 % - объем форсированного выдоха за 1 секунду;

FEV1/FVC индекс Тиффно;

MEF75, MEF50, MEF25 средний экспираторный поток, уровень потока на (75%, 50%, 25%) остаточного выдоха.

При определении функции внешнего дыхания отношение FEV1/FVC является чувствительным параметром оценки ограничения воздушного потока. У пациентов, включенных в настоящее исследование, достоверных различий между группой курящих и некурящих по показателям спирографии не установлено, что можно объяснить молодым возрастом обследуемых, относительно небольшим стажем курения, не превышающим 5 лет, индексом курения, не превышающим критической величины 120.

При анализе показателей крови не выявлено каких-либо достоверных различий между группой курящих и некурящих.

Компоненты табачного дыма при курении, могут существенным образом изменять функцию слизистого эпителиального барьера и состояние мукозоассоциированной лимфоидной ткани.

Таблица 5.

Показатели врожденного и приобретенного  мукозального иммунитета слюны у обследуемых студентов

Показатели

Группа курящих n=90

Группа некурящих n=30

Р

Q25% -Q75%

Q25% -Q75%

Белок, мг %

181,5

138-210

306

230-372

<0,01

Муцин, мг %

76

40-138

46

24-88

<0,05

Лактоферрин нг/мл

8120

7080-9880

2860

1560-4680

<0,01

CH50, усл.ед.

44,9

43,8-46,9

39,05

33,7-42,7

>0,05

C1, эф. мол. х 108/мл

2,65

1,2-3,9

1,8

0,1-2,9

<0,01

C2, эф. мол. х 108/мл

1,45

0,7-2,8

1,2

0,3-2,2

>0,05

C3, эф. мол. х 108/мл

2,1

0,4-4

2,3

0,7-3,1

>0,05

C4, эф. мол. х 108/мл

1,75

0,5-4,3

1,8

0,4-2,7

>0,05

C5, эф. мол. х 108/мл

1,9

0,8-2,7

2,2

1,3-5,2

<0,05

IgG,мкг/мл

1,31

0,8-1,9

0,6

0,4-0,9

<0,01

SlgA, мкг/мл

315,2

268,8-373,2

139,4

117,6-178

<0,01

TNF -, пг/мл

6,045

3,18-9,81

0,01

0,01-0,45

<0,01

IL-8, нг/мл

64,62

50,1-72,5

43,84

20,5-53,4

<0,01

NO2, мкМоль/л

2,15

0,2-5,2

1,3

1-2,3

<0,05

NOх мкМоль/л

19,65

11-31

11,2

6,8-15,6

<0,01

NO3, мкМоль/л

17,5

18,7-30,6

9,9

6-14

<0,01

Примечание: р - достоверность различий между курящими и некурящими .

Как видно из таблицы 5, имеются  статистически значимые различия в количественных характеристиках большинства изучаемых  показателей слюны  у  курящих  и некурящих молодых людей.  Обнаружено в группе

курящих более низкое содержание общего белка в слюне, что может быть связано с уменьшением уровня продукции белка в составе слюнной жидкости, с  усилением саливации под влиянием раздражающих агентов табачного дыма. Анализ состояния показателей врожденного мукозального иммунитета слюны у курящих молодых людей показывает, что на фоне снижения общего белка в слюнной жидкости у них происходит рост таких показателей, как  муцин, лактоферрин,  меняется активность отдельных компонентов  системы комплемента.

Так, у курящих выявлено достоверное повышение содержания муцина в слюне (р <0,05). Продуцентом муцина, как известно, являются бокаловидные клетки слизистых оболочек. Муцин обладает широким спектром защитного действия.

У курящих студентов в сопоставлении  с группой некурящих в слюне отмечается рост содержания лактоферрина, источником которого являются нейтрофилы. Почти трехкратный рост уровня лактоферрина может  отражать  усиление секреции данного биологически активного компонента лейкоцитами, либо в результате активации функции каждой клетки-продуцента, либо  вследствие усиления эмиграции  нейтрофилов из сосудов  в секреты респираторного тракта в результате действия табачного дыма. Лактоферрин, как известно, обладает выраженными антимикробными свойствами в результате осуществления транспортной функции железа, конкурируя за связь с ним с  патогенными микробами, но вместе с тем он относится к острофазовым белкам воспаления, является маркером усиления секреторной  функции лейкоцитов.

Общая активность системы в слюне у курящих студентов, а также активность таких компонентов, как С3, С4, участвующих в активации системы по классическому пути, достоверно не меняется. Активность С1 компонента, имеющего ключевое значение в инициации активации системы достоверно  растет, в то время как один из терминальных компонентов (С5), имеющий ключевую роль в регуляции иммунного ответа, его поляризации в определенном направлении, в развитии эндогенного воспаления, напротив, уменьшается. Формирование дисбаланса активности компонентов классического пути отражает, вероятно, усиление начального этапа активации системы комплемента по классическому пути и  потребление образующихся продуктов расщепления С5, которые являются анафилотоксинами и прикрепляются к тучным клеткам, вызывая их дегрануляцию, а также являются хемоаттрактантами, привлекающими в очаг активации лейкоциты.

Нами был проведен анализ состояния цитокин- и нитроксидергической регуляции у курящих  молодых  людей  на  основе изучения конечных стабильных метаболитов оксида азота и определения количества провоспалительных цитокинов  TNF– и IL-8 в слюне.

Выявление у курящих молодых людей в сравнении с некурящими роста уровня муцина, продуцируемого бокаловидными клетками, лактоферрина, источником которого являются лейкоциты, изучаемых иммуноглобулинов в слюне, продуцируемых плазматическими клетками МАLТ и других периферических органов иммунной системы, уровня NO, источником которого являются эндотелиоциты и макрофаги, IL-8, продуцируемого эпителиоцитами и макрофагами, позволяет констатировать  стимулирующий эффект табакокурения на клетки, обладающие секреторными функциями. При этом многие анализируемые вещества (лактоферрин, белки системы комплемента, NO, TNF– , IL-8) являются не только микробоцидными факторами, но и общепризнанными медиаторами воспаления, могут оказывать существенное влияние на флогогенный потенциал секретов слизистых оболочек.

Анализ характера взаимосвязей между иммунологическими показателями слюны у некурящих студентов отражает таблица 6.

Таблица 6

Корреляционная зависимость между иммунологическими показателями у некурящих молодых лиц

Показатели

R

Spearman

P

Количество белка – SIgA

+0,377

<0,05

Количество белка – IgG

+0,413

<0,05

Количество муцина -СН50

+0,403

<0,05

Количество муцина - NO2

-0,403

<0,05

Активность C3 - C4

+0,448

<0,05

Активность C3 – количество лактоферрина

-0,419

<0,05

Всего достоверных связей

6

В группе некурящих всего установлено достоверных корреляционных связей  средней силы (6), при этом превалировали положительные корреляционные  связи (4). Выявлены  позитивные корреляционные связи  между количеством белка в слюне и уровнями  иммуноглобулинов (SIgA, IgG), между количеством муцина и общей  активностью  комплемента, а также между активностью компонентов комплемента (С3, С4). Отрицательные связи установлены для пар: количество  муцина и уровень NO2, а также активность С3 и уровень лактоферрина.

Иной характер корреляционных взаимосвязей выявлен у курящих студентов между иммунологическими показателями слюны, представленный в таблице 7.

Таблица 7.

Корреляционная зависимость между иммунологическими показателями слюны  у курящих молодых лиц

Показатели

R

Spearman

P

Количество белка – активность С2

-0,395

<0,05

Количество белка – активность С4

-0,683

<0,05

Количество белка – активность С5

-0,299

<0,05

Количество муцина - активность С4

-0,854

<0,01

Количество муцина – IgG

-0,746

<0,01

Количество муцина -  IL-8

-0,385

<0,05

Количество муцина - TNF-

-0,708

<0,01

TNF--  NO3

-0,839

<0,01

TNF- –кортизол

-0,732

<0,01

Всего связей

9

Во-первых, у курящих студентов по сравнению с некурящими  несколько увеличилось общее число достоверных корреляционных связей между  изучаемыми показателями слюны (9 против 6), во-вторых, появились связи не только слабой и средней силы, но и сильные. В-третьих, все выявленные связи были негативными, в то время как в группе у некурящих встречались и позитивные связи (4 против 2). В-четвертых, появились отсутствующие у некурящих молодых лиц отрицательные корреляционные связи между содержанием общего белка в слюне, с одной стороны, и активностью отдельных компонентов комплемента - с другой. Как следует из определения общего белка слюны и активности комплемента у курящих и некурящих студентов (таблица 5), уровень общего белка у курильщиков снижается, активность С1 белка растет, а С5 достоверно падает. При этом выявлены отрицательные корреляционные связи между уровнем общего белка и активностью С2, С4, С5. Иными словами, чем больше снижается уровень общего белка в слюне у курильщиков, тем больше увеличивается активность С2, С4, С5 компонентов комплемента, что вероятно, отражает локальное усиление продукции этих компонентов макрофагами ротовой полости при действии табачного дыма на клетки.

Выявлена отрицательная достоверная  взаимосвязь между уровнем муцина в слюне и активностью компонентов комплемента С4, свидетельствующая о росте активности С4 при снижении количества муцина в слюне и наоборот, о ее снижении при росте количества муцина.

Только  у  курящих  студентов,  у которых достоверно растет в  слюне количество муцина в сопоставлении с некурящей группой,  появляются отрицательные достоверные корреляционные связи между уровнем муцина и количеством в слюне  иммуноглобулинов (IgG), а также провоспалительных цитокинов (IL-8 и особенно TNF-). Негативная связь между количеством муцина и  уровнем  иммуноглобулинов в слюне, вероятно, определяется ключевой ролью муцина в обеспечении антиколонизационной защиты слизистых оболочек, в результате рост или снижение уровня муцина приводит к колебанию потока антигенов, проникающих через мукосаливарный барьер,  и, вероятно,  в меньшей степени влияет на  проницаемость барьера для обратного тока  транспортируемых в слюну иммуноглобулинов.

Колебания продукции муцина бокаловидными клетками слизистых оболочек, вероятно, влияют также на контакт профессиональных антиген-представляющих клеток (АПК), эпителиоцитов  ротовой полости с антигенами, для которых муцин является «ловушкой», уменьшающей контакт антигенов с АПК и эпителиоцитами и рецепцию последними  внеклеточных  сигналов, это может существенно  менять уровень продукции цитокинов (IL-8, TNF-) клетками в зависимости от количества муцина в слюне по  обратно пропорциональному  принципу.

Только у курящих студентов выявленная достоверная и сильная отрицательная корреляционная связь между уровнями  TNF- и NO3, что подтверждает роль оксида азота, как универсального мессенджера  в регуляции функций различных клеток, включая иммуноциты, продуцирующие цитокины. Корреляционный анализ выявил отрицательную корреляционную связь между уровнями  TNF-  и  кортизола в слюне, что свидетельствует о регулирующей роли стрессовых гормонов в обеспечении функций иммунной системы. Достоверное влияние кортизола на содержание TNF-  в слюне выявлено только у курящих студентов, у которых  установлен более высокий уровень данного гормона надпочечников в слюне, чем у некурящих. Эффект кортизола на продукцию TNF-  иммунными клетками ротовой полости может быть опосредован рецепторами для гормона на макрофагах и других АПК, наличие  которых установлено на иммуноцитах (Felten D.L., Maida M.E.,  2002).

Для анализа взаимосвязи табакокурения и состояния мукозального иммунитета ротовой полости далее был проведен корреляционный анализ иммунных показателей  слюны у студентов с высокой степенью НЗ (табл.8).

Из таблицы 8 следует, что число достоверных связей между иммунологическими показателями слюны у студентов с высокой степенью НЗ оказалось равным 23 против 9 в общей группе курящих, все связи положительные.
В целом число связей  увеличилось более чем вдвое, что само по себе отражает  более  выраженное возмущающее  действие  на мукозальный
иммунный гомеостаз высокой степени табачной зависимости.
Таблица 8.

Корреляционные связи  между иммунологическими показателями

слюны  у курящих молодых лиц с высокой степенью

никотиновой зависимости

Показатели

R

Spearman

P

Количество белка- SIgA

+0,867

<0,01

Количество белка – IgG

+0,858

<0,01

Количество белка - IL-8

+0,768

<0,01

Количество белка – лактоферрин

+0,256

<0,05

Лактоферрин – IL-8

+0,419

<0,05

Лактоферрин – кортизол

+0,366

<0,05

Лактоферрин - СН50

+0,752

<0,01

NОx - NO2

+0,352

<0,05

NОx - NO3

+0,360

<0,05

NОx – С1

+0,284

<0,05

NОx – С2

+0,427

<0,05

NОx –ЛФ

+0,284

<0,05

TNF- муцин

+0,393

<0,05

TNF –СН50

+0,366

<0,05

TNF - С1

+0,420

<0,05

TNF –IgG

+0,865

<0,01

TNF- SIgA

+0,794

<0,01

TNF -IL-8

+0,684

<0,05

IL-8 - СН50

+0,733

<0,01

IL-8 – С1

+0,320

<0,05

IL-8 – С5

+0,528

<0,05

IL-8 – IgG

+0,726

<0,01

IL-8 – SIgA

+0,695

<0,05

Всего связей

23

Установлены достоверные положительные сильные корреляционные связи между уровнем общего белка в слюне, с одной стороны, и количеством SIgA, IgG, IL-8 – с другой. Слабая, но достоверная позитивная  корреляционная связь выявлена при высокой НЗ между количеством белка в слюне и лактоферрина, продуценом которого являются в основном нейтрофилы ротовой полости. Усиление локальной продукции иммунных белков (иммуноглобулинов,  IL-8, лактоферрина)  способствуют параллельному росту в слюне уровня общего белка.
Логичной представляется также связь между уровнем лактоферрина и IL-8, ибо лактоферрин продуцируется  нейтрофилами, а IL-8 относится к хемокинам, которые образуется профессиональными и непрофессиональными антиген - представляющими  клетками и усиливают приток  и эмиграцию лейкоцитов из кровотока в ткани и биологические жидкости.

Связь между уровнем лактоферрина в слюне и кортизолом также может объясняться усилением миграции лейкоцитов из центральных органов лейкопоэза на периферию под влиянием кортизола и с усилением секреции лактоферрина.

Результаты корреляционного анализа подтверждают значимость систем комплемента, цитокинов и NO в регуляции функции врожденного и адаптивного иммунного ответа, о чем свидетельствуют выявленные связи между: системой NO  и активностью компонентов комплемента, лактоферрина; системой цитокинов (IL-8, TNF-, с одной стороны, и  активностью системы комплемента, содержанием в слюне SIgA, IgG – с другой). Для анализа взаимосвязи табакокурения и состояния мукозального иммунитета ротовой полости далее был проведен корреляционный анализ иммунных показателей  слюны у студентов с НЗ (таблица 9).

Таблица 9.

Корреляционные  связи  между иммунологическими показателями слюны  у курящих молодых людей и никотиновой зависимостью

Показатели

R

Spearman

P

Никотиновая зависимость - С2

+0,466

<0,01

Никотиновая зависимость - С4

+0,464

<0,01

Никотиновая зависимость – SigA

+0,680

<0,01

Никотиновая зависимость – IgG

+0,362

<0,05

Никотиновая зависимость - IL-8

+0,768

<0,01

Никотиновая зависимость - TNF-

+0,827

<0,01

Никотиновая зависимость - NOx

+0,782

<0,01

Никотиновая зависимость – ЛФ

+0,817

<0,01

Никотиновая зависимость - кортизол

+0,829

<0,01

Как видно из данных таблицы 9  выявлена достоверная связь количественных показателей мукозального иммунитета слюны с НЗ у обследуемых молодых людей. Так, достоверная позитивная корреляционная связь слабой  силы  с  уровнем НЗ установлена для активности компонентов комплемента С2 и С4. Выявлена достоверная корреляционная связь  между НЗ и уровнем IgG в слюне (r=0,362 при р<0,05). 

Более высокий позитивный коэффициент  корреляции  и при более высокой степени достоверности установлен между степенью НЗ и количеством SIgA в cлюне ( r= 0,680 при р<0,01). Характер связи между степенью НЗ и уровнем IgG в слюне позволяет сделать заключение, что интенсивное табакокурение у молодых лиц, имеющих НЗ, приводит к усилению функции мукозоассоциированной лимфоидной ткани  и повышает продукцию SIgA, его активный  транспорт через слизистую оболочку в ротовую полость. Менее выраженная связь НЗ с уровнем IgG в слюне позволяет предполагать меньшее  влияние табакокурения  на проницаемость  мукозосаливарного барьера, определяющего пассивное  поступление  данного класса IgG из крови в слюну. Еще более сильные положительные связи с уровнем НЗ при высоком уровне достоверности (p<0,01) зарегистрированы для  цитокинов IL-8 и  TNF- (r=0,768 и r=0,827), терминальных конечных стабильных метаболитов оксида азота (r=0,782), лактоферрина (r=0,817), в совокупности определяющих эндогенный провоспалительный потенциал биологической жидкости. Установленные корреляционные связи свидетельствуют об увеличении провоспалительного потенциала слюны у молодых курильщиков с ростом степени НЗ.  Выявленные изменения подтверждают определенные закономерности при повышении степени НЗ  у молодых людей: преимущественные изменения характера цитокин-, комплемент- и  нитроксидергической регуляции на мукозальном уровне, которые сопряжены не только  с определенными типами иммунного ответа, но  также с обеспечением  высокого уровня флогогенного потенциала слюны.

В таблице 10 приведен коэффициент корреляции  для пары никотиновая зависимость – уровень кортизола в слюне, который был самым  высоким среди изучаемых пар показателей (r =0,829 при р<0,01). Установленная корреляционная связь свидетельствует о достоверности связи НЗ и уровня данного стрессового гормона в биологических жидкостях.

На первом этапе наших исследований был выбран электросон  и электросонфорез (ЭСФ) с препаратом мексидол. В основе эффекта электросна лежит  улучшение функционального состояния центральной нервной системы, корково-подкорковых взаимоотношений: таламус, гипоталамус, гипофиз, лимбическая система (Гуляев В.Ю., Оранский И.Е., 1995; Улащик В.С., Лукомский И.В., 2003). Лечебный процесс в виде  курсовых воздействий завершается долговременной адаптацией организма с формированием структурно-метаболического следа, благодаря которому эффект лечения сохраняется  в длительном периоде последствий  (Зубкова С.М., 2006). Для изучения использовалось также сочетание электросонфореза (ЭСФ) с мексидолом.

Мексидол является препаратом нового типа как по механизму, так и по спектру фармакологического действия и обладает существенными преимуществами перед известными нейро-психотропными препаратами.

Молодые курящие пациенты были распределены методом рандомизации на две группы, получавшие разное лечение. В первую группу были включены пациенты (n=24), получавшие процедуры электросна с помощью  аппарата «Электросон-10-5» (сила тока – до ощущения покалывания. Электросон проводили ежедневно, время воздействия 20 – 30 минут, с постепенным увеличением продолжительности каждой процедуры. Курс лечения – 6 процедур.

Вторую группу (n=27) составили пациенты, которые получали процедуры ЭСФ с 5% раствором мексидола (2 мл) с помощью  аппарата «Электросон - 10-5» в том же режиме, что и в первой  группе. Процедуры проводили ежедневно, используя лобно-затылочное воздействие.

Мы проанализировали анкеты, заполняемые студентами с высокой степенью мотивации к отказу от курения. Несомненно, идеальной ситуацией для любого индивидуума было решение отказаться от курения. Самостоятельному решению отказа от курения способствовало занятие спортом (60%), желание добиться успехов в спортивных соревнованиях, а также желание молодых женщин иметь здоровое поколение (25%) при создании семьи в ближайшем будущем. Положительное влияние имел запрет курения в общественных местах в 15%.

Как уже отмечено выше, перед началом лечения проводилась индивидуальная психотерапия, основанная на убеждении и разъяснении риска, которому подвергает свой организм курящий человек, т.к. для получения конечного эффекта очень важны глубокое осознание этого риска и принятие на себя ответственности пациентом  за свое здоровье. Оценку курительного поведения студентов проводили до и после лечения.

Тип курительного поведения по анкете Д. Хорна до физиотерапевтического воздействия в большинстве случаев носил смешанный характер, преимущественно «расслабление», «поддержка» (у 42 пациентов), «игра с сигаретой» (у 9 пациентов). Курительные  типы поведения  «рефлекс» и «жажда», когда курят много, в любых ситуациях, в исследуемых группах не наблюдались. Сравнительная оценка изменения типа курительного поведения курящих студентов по анкете Д. Хорна до и после влияния электросна и электросонфореза с мексидолом показана на рисунке 5.

Примечание: * р < 0,05 – достоверность различий между 1-ой и 2-ой группами после лечения.

Рисунок 5. Сравнительная оценка изменения типа курительного поведения курящих студентов по анкете Д. Хорна до и после влияния электросна и электросонфореза с мексидолом.

Анализ данных, приведенных на рисунке 5, показывает, что в целом в 1-ой группе, получавших процедуры электросна, отказ от курения был отмечен лишь у 2 (8,3%) пациентов сразу после окончания курса.

Во 2-ой группе после лечения ЭСФ с мексидолом, отказ от курения отмечался сразу после проведенного курса у 8 (29,6%) пациентов. Изменение курительного поведения в процентном отношении показано на рисунке 5. После проведенного курса в обеих группах через 7 дней 10 человек отказались от курения, у 10 человек изменился тип курительного поведения. У всех бросивших курить синдром отмены нарастал. У 20 человек через 7 дней наблюдался синдром отмены курения в виде: алгий различной локализации, сухости во рту, жажды, головной боли и раздражительности.

Все пациенты 1 и 2 групп отказавшиеся от курения и изменившие тип курительного поведения через 7 дней вновь вернулись к пагубной привычке.

Таким образом, электросон и ЭСФ в комбинации с мексидолом (ЭСФ) не привели к коренному изменению поведенческой модели курящего. В связи с этим, в дальнейшем был выбран метод сочетанного воздействия ФФ установки «Альфамассаж-33», основанный на применении новых технологий немедикаментозной терапии.

Воздействие сочетанных физических факторов на курительное поведение молодых людей осуществлялась с помощью установки «Альфамассаж-33», с выбранной нами программой. В этой программе были использованы следующие основные физические факторы: действие вибромассажа, термических факторов (суховоздушная баня), ароматерапия. Включение в программу вибромассажа основано на том, что механические колебания (вибрация) и их специфические особенности качественно отличают вибрационный фактор от других физических агентов. Массажные вибрации средней интенсивности (50Гц) проводились в капсуле в положении лежа на область спины, поясницы, конечностей, термовоздействие (суховоздушная баня) со средним подогревом – 650С, ароматерапия всего тела (ель, сосна, эвкалипт). Лечение включало 6 процедур ежедневно продолжительностью 30 минут при  отсутствии каких-либо побочных негативных эффектов. Термотерапия (суховоздушная баня) повышает активность термозависимых биохимических реакций, усиливает выведение токсинов при учащении дыхательных движений, а также, с потом и через почки (Пономаренко Г.Н., 2002, 2005).

Все включенные в исследование  курящие молодые пациенты были разделены на две группы: 1 группа (90 человек) получала сеансы психотерапии с сочетанием ФФ, направленные на активизирование роли самого пациента по избавлению от табакокурения, изменению поведенческой курительной модели, эта группа подвергалась сочетанному воздействию ФФ с помощью  аппарата «Альфамассаж-33»; 2 группа курящих (60 человек) получала только сеансы психотерапии. Группы были сопоставимы по полу (в 1-ой группе мужчин-27, женщин-63, во 2-ой группе 13 и 47 соответственно), по возрасту, средний возраст в 1-ой группе (20,67±0,40), во 2-ой группе (20,68±0,55) лет, по стажу курения, индексу курения, числу лиц с разными степенями НЗ. Нами была проведена оценка курительного поведения молодых лиц курильщиков до и после лечения (рис.6).

Примечание: р< 0,05 – достоверность различий до и после лечения.

Рис. 6. Сравнительная оценка типа курительного поведения по Д.Хорна

  до и после лечения в группах разных методов лечения.

Согласно анкете Д.Хорна в 1 группе под влиянием сочетанных ФФ наиболее чаще наблюдался тип – «расслабление» - 46,8% и «игра с сигаретой» - 22,3%, что отражает уменьшение количества выкуриваемых сигарет пациентами вплоть до отказа от курения. Во 2 группе после проведения психотерапии тип «расслабление» наблюдался у 40%, «игра с сигаретой» у 8,4%, который остался  на том же уровне, отказа от курения не выявлено.

  Изменение курительного поведения после лечения в 1 группе отмечено у 59 пациентов (65,5%), отказались от курения 12 человек (13,3%).
Как видно из таблицы 10 после психотерапии, воздействия термовибромассажа и ароматерапии установки «Альфамассаж-33», отмечено достоверное снижение показателей суммарного балла при субклинической и клинически выраженной тревоге, с 9,22±0,11 до 5,46±0,14 и с 12,95±0,16 до 6,70±0,14. Достоверных изменений уровня тревоги при проведении только рациональной психотерапии не было отмечено.
Таблица 10.

Динамика уровня тревоги по шкале Гамильтона (HARS) в баллах

в обследуемых группах

Показатели

Тревоги

Курящие,

получающие психотерапию

в сочетании с ФФ

1 группа (n=90)

Курящие, получающие психотерапию

2 группа (n=60)

до

Лечения

после

лечения

до

лечения

после

лечения

Субклиническая

тревога.

8-10 баллов

9,22±0,11*

5,46±0,14*

8,77±0,33

8,67±0,32

Клинически выраженная  тревога.

11 и выше

12,95±0,16*

6,70±0,14*

12,08±0,14

11,08±0,11

Примечание: *р<0,05-достоверность различий в 1-ой группе до и после лечения.

  Далее нами проведен анализ уровня НЗ до и после профилактического лечения.

Таблица 11.

Эффект действия  психотерапии и сочетанных  физических факторов на уровень никотиновой зависимости

Тест Фагерстрома

Курящие, получающие психотерапию

в сочетании с ФФ

1 группа (n=90)

Курящие, получающие психотерапию

2 группа (n=60)

до

лечения

после

лечения

до

лечения

после

лечения

Слабая никотиновая

зависимость

3,5±0,13*

1,52±0,18*

3,41±0,12

3,31±0,11

Умеренная никотиновая зависимость

4,82±0,12*

3,06±0,14*

4,54±0,15

4,41±0,13

Высокая никотиновая

зависимость

7,35±0,10*

5,73±0,12*

7,28±0,13

7,18±0,12

Примечание: * р <0,05 – достоверность различий  до и после лечения.

Как следует из таблицы 11 отмечено достоверное снижение никотиновой зависимости в 1-ой группе, особенно высокой НЗ с 7,35±0,10 до 5,73±0,12, что отражает влияние сочетанных физических факторов на снижение табачной интоксикации. Во 2-ой группе изменений НЗ не отмечено.

До проведения лечения «Альфамассаж-33» были выявлены вегетососудистые симптомы: утомляемость (92%), раздражительность (85,3%), снижение настроения (78,6%), возникла необходимость квантифицировать симптомы в баллах (Feinstein A.R., 1983) при различной степени никотиновой зависимости, изучить влияние воздействия сочетанных физических факторов «Альфамассаж-33» на изменение этих симптомов и выявить эффективность лечения в процентах.

Сочетанный метод совместно с психотерапией способствовал ускорению процесса изменения поведенческой модели курящего, восстановлению вегетативных симптомов от 53% до70%.

После проведенного воздействия сочетанных ФФ капсулы «Альфамассаж-33» в таблице 12, отмечено достоверное снижение кортизола в 2 раза, что отражает нормализацию течения генерализованного адаптационного синдрома под влиянием профилактических мероприятий.

Таблица 12.

Изменение уровня кортизола в слюне после курса лечебно-профилактических мероприятий у курильщиков

Показатель

Группа курящих

до лечения

(n=60)

Группа курящих после лечения

(n=60)

Группа некурящих

(n=30)

Р

Me

(Q25%-Q75%)

Me

(Q25%-Q75%)

Me

(Q25%-Q75%)

Кортизол нг/мл

170

(131-194)

85

(30-140)

64

(40-90)

<0,01

Примечание: р – достоверность различий до и после лечения

Наши исследования подтверждают возможность эффективного и безопасного применения программ термовибромассажа и ароматерапии капсулы «Альфамассаж-33» в период отказа от курения. Следующим этапом исследования был анализ ранее не изученных эффектов сочетанных ФФ в отношении показателей мукозального иммунитета.

Изучение качественного состава слюнной жидкости, благодаря новым иммунологическим  технологиям,  позволило исследовать индивидуальные вариации отдельных механизмов мукозального иммунитета  при табакокурении. Нами выполнено рандомизированное исследование эффективности сочетанных факторов комплексной установки «Альфамассаж-33» на показатели секреторного иммунитета.

Пациенты были распределены на две сопоставимые по возрастно-половому составу группы. 1-ая группа составила 90 человек, которым проведена индивидуальная психотерапия, рекомендуемая для усиления  мотивации отказа от курения, и сочетанное воздействие термовибромассажа и ароматерапии с помощью аппарата  «Альфамассаж-33», 2-ая группа составила 60 пациентов, которая получала  психотерапию без воздействия сочетанных ФФ и группа некурящих 30 человек. В капсуле «Альфамассаж-33» была выбрана программа: вибротерапия средней интенсивности 50 Гц на область спины,  поясницы, конечностей, термовоздействие (суховоздушная баня) со средним подогревом 650С с ароматерапией (ель, сосна, эвкалипт). Нами впервые изучено воздействие факторов «Альфамассаж-33» на показатели мукозального иммунитета при  ТК у молодых лиц и проведена сравнительная оценка показателей мукозального иммунитета, до и после проведенного лечения. Результаты представлены в таблице 13.

Как видно из таблицы 13, у курильщиков 1 и 2 групп до начала лечения не выявлено значимых различий ни по одному из анализируемых иммунных показателей. По состоянию отдельных механизмов мукосаливарного барьера пациенты обеих групп были абсолютно сопоставимыми (р < 0,01).

Система лечебно-профилактических мероприятий обеих групп, проводимая на базе медицинского центра профилактики и оздоровления университета, была идентичной по организации рабочего дня студентов, по характеру проводимой групповой психотерапии, пропагандирующей отказ от курения. Отличались обе программы только использованием в 1 группе сочетанного воздействия ФФ с помощью аппарата «Альфамассаж-33» таких  как вибромассаж, действие тепла (суховоздушная баня) и влияние ароматических веществ (ель, сосна, эвкалипт).

Как видно из таблицы 13, у курящих  студентов первой группы  после курса психотерапии, дополненной воздействием ФФ, выявлены достоверные различия до и после лечения изучаемых показателей мукозального иммунитета (по уровню общего белка, лактоферрина, общей активности комплемента, SIgA, IgG, уровню нитратов, цитокинов – TNF-, IL-8 в слюне). При сопоставлении показателей секреторного иммунитета у студентов 1 и 2 групп после проведения разных  курсов профилактических мероприятий  установлены достоверные различия по всем  без исключения анализируемым показателям слюны.

Таблица 13.

Оценка изменения показателей мукозального иммунитета слюны после лечения у молодых лиц при табакокурении

Показатели

Курящие, получающие психотерапию в сочетании с ФФ

1-ая группа (n=90)

Курящие, получающие психотерапию

2-ая группа (n=60)

группа

некурящие (n=30)

Р

Me

(Q25%-Q75%)

Me

(Q25%-Q75%)

Me

(Q25%-Q75%)

Me

(Q25%-Q75%)

Me

(Q25%-Q75%)

до

лечения

после

лечения

до

лечения

после

лечения

Белок, мг %

181,5

(138-210)

401*

(300-530)

179,8

(171-187,7)

177,4**

(170-180,6)

306

(230-372)

p1<0,05

p2>0,05

Муцин, мг %

76

(40-138)

93,5*

(36-264)

74

(70,1-89,31)

73**

(74,2-82,4)

46

(24-88)

p1<0,05

p2>0,05

IgG,мкг/мл

1,31

(0,8-1,9)

2,21*

(1,8-3,33)

1,32

(0,8-2)

1,24**

(0,7-1,8)

0,6

(0,4-0,9)

p1<0,05

p2>0,05

SlgA, мкг/мл

315,2

(268,8-373,2)

506*

(446,2-577)

317,3

(267,5-374)

314**

(280-350)

139,4

(117,6-178)

p1<0,05

p2>0,05

Лактоферрин нг/мл

8120

(7080-9880)

3100*

(1200-5200)

8145

(7085-9885)

8130**

(7080-9984)

2860

(1560-4680)

p1<0,01

p2>0,05

CH50, усл.ед.

44,9

(43,8-46,9)

30,45*

(27,2-34,9)

45

(43,6-46,8)

43,6**

(42-45,5)

39,05

(33,7-42,7)

p1<0,05

p2>0,05

C1, эф. мол. х 108/мл

2,65

(1,2-3,9)

2,4*

(1,1-9,3)

2,50

(1,2-3,8)

2,38**

(1,2-3,6)

1,8

(0,1-2,9)

p1<0,05

p2>0,05

C2, эф. мол. х 108/мл

1,45

(0,7-2,8)

3,35*

(2,2-5,8)

1,43

(1,32-1,64)

1,38**

(1,4-2,72)

1,2

(0,3-2,2)

p1<0,05

p2>0,05

C3, эф. мол. х 108/мл

2,1

(0,4-4)

2,9*

(1,7-10,8)

2,0

(0,4-4)

1,9**

(0,3-4)

2,3

(0,7-3,1)

p1<0,05

p2>0,05

C4, эф. мол. х 108/мл

1,75

(0,5-4,3)

3,1*

(2-3,9)

1,72

(0,4-4,3)

1,68**

(0,4-4,2)

1,8

(0,4-2,7)

p1<0,05

p2>0,05

C5, эф. мол. х 108/мл

1,9

(0,8-2,7)

2,9*

(2-5,5)

1,82

(0,8-2,7)

1,72**

(0,9-2,9)

2,2

(1,3-5,2)

p1<0,05

p2>0,05

TNF -, пг/мл

6,045

(3,18-9,81)

2,84*

(0,68-9,81)

5,44

(3,1-8,2)

5,04**

(3-7,9)

0,01

(0,01-0,45)

p1<0,01

p2>0,05

IL-8, нг/мл

64,62

(50,1-76,8)

44,64*

(20,45-53,4)

61,78

(51,5-75,6)

60,17**

(50,7-66,44)

43,84

(20,5-53,4)

p1<0,01

p2>0,05

NO2 мкМоль/л

2,15

(0,2-5,2)

0,9*

(0-2,3)

2,40

(0,2-5,4)

2,18**

(0,2-5,2)

1,3

(1-2,3)

p1<0,01

p2>0,05

NOх мкМоль/л

19,65

(11-31)

7,15*

(4,6-11,2)

19,76

(11-31)

19,71**

(11-32)

11,2

(6,8-15,6)

p1<0,01

p2>0,05

NO3 мкМоль/л

17,55

(18,7-30,6)

6,25*

(3,7-10,5)

17,36

(7,7-30,4)

17,53**

(7,4-30)

9,9

(6-14)

p1<0,01

p2>0,05

Примечание:

* р1 – достоверность различий в 1-ой группе до и после лечения;

** р2 – достоверность различий во 2-ой группе до и после лечения.

Во-первых, как следует из таблицы 13, у студентов 1 группы, подвергающихся сочетанному воздействию ФФ,  произошло существенное повышение содержания общего белка в слюне до уровня некурящей группы (р<0,05).

Во-вторых, в 1 группе после лечения установлен максимальный уровень муцина в слюне, достоверно более высокий (р<0,05) чем во 2 группе после психотерапии и выше, чем в группе некурящих студентов. Полученные данные позволяют утверждать, что сочетанное воздействие на организм курящих молодых людей  термовибромассажа, ароматерапии  приводит к усилению антиколонизационного термозащитного барьера организма.

В-третьих, в 1 группе молодых людей после лечения с применением сочетанного воздействия  ФФ установлен достоверный максимум в слюне SIgA, IgG в сопоставлении с исходным уровнем показателей в этой группе, в сравнении с 2 группой, а также с контрольной группой некурящих лиц. Следует отметить, что увеличение концентрации IgG и SIgA в слюне после лечения произошло  более чем в 1,5 раза.

Провоспалительные факторы слюны. У  лиц 1 группы после лечения отмечена нормализация общей активности комплемента в слюне, уровень  активности системы оказался существенно ниже, чем во 2 группе после завершения лечения. При этом после воздействия ФФ  уровень активности отдельных компонентов комплемента  (С2, С5) был достоверно выше (р<0,05). Снижение общей активности комплемента на фоне роста активности отдельных белков системы может быть связано не столько с  изменением локального синтеза белков комплемента макрофагами мукосаливарного барьера, сколько с изменением продукции ингибиторов активности комплемента.

Уровень лактоферрина после курса реабилитации.  Лактоферрин (ЛФ) оказывает мощное бактерицидное и бактериостатическое воздействие на целый ряд микроорганизмов, выступая как хеллатор металла, связывая железо, необходимое для размножения бактерий (Mantel C.H. et al., 1994). ЛФ защищает нейтрофилы от окислительного повреждения с помощью механизма ингибирования перекисного окисления липидов. ЛФ может оказывать влияние на иммунные и воспалительные реакции, ингибирует реакции С3, С5 компонентов комплемента, с иммунными комплексами в степени обратно пропорциональной насыщенности железом. Лактоферрин относят к реактантам острой фазы воспаления (Кокряков В.Н., 1999). Отклонение концентрации лактоферрина от нормальных значений отражает изменение в функционировании иммунной системы и имеет диагностическое и прогностическое значение.

После проведенного воздействия сочетанных ФФ на организм молодых людей- курильщиков, отмечено трехкратное снижение в слюне концентрации лактоферрина. Как отмечено в таблице 13 и на рисунке 7 в 1 группе курящих ЛФ снизился и составил Ме–3100 нг/мл (1200-5200), р<0,01, во 2-ой группе курящих уровень лактоферрина остался без изменения и медиана составила 8130 нг/мл (7080-9884), статистически значимых различий во 2-ой группе не выявлено.

Примечание: *  р< 0,01 – достоверность различий до и после лечения.

Рис. 7. Показатели лактоферрина до и после лечения в 1-ой и 2-ой группах.

Таким образом, сочетание термовибротерапии и ароматерапии капсулы «Альфамассаж-33» способствует нормализации уровня лактоферрина в слюне.

Уровень провоспалительных цитокинов  (TNF-, IL-8) в слюне. Цитокины в слюне осуществляют связь между иммунной, нервной, эндокринной, кроветворной и другими системами и служат для их вовлечения в организацию и регуляцию единой защитной реакции.

Нами проведено исследование изменений провоспалительных цитокинов: (TNF–) и (IL – 8) под влиянием сочетанных ФФ в двух группах: 1-ая группа (n=90) курящие, получающие психотерапию в сочетании с ФФ на установке  «Альфамассаж-33», 2-ая группа (n=60) курящие получающие только психотерапию без воздействия ФФ представлены в таблице 13 и рисунках 8 и  9.

Примечание: *  р< 0,01 – достоверность различий до и после лечения.
Рис. 8. Показатели TNF- до и после лечения в 1-ой и 2-ой группах.

Примечание: *  р< 0,01 – достоверность различий до и после лечения.
Рис. 9. Показатели IL-8 до и после лечения в 1-ой и 2-ой группах.

Как следует из таблицы 13 и рисунков 8 и 9, под влиянием сочетанного воздействия ФФ на организм курящих молодых людей произошло достоверное изменение количества провоспалительных цитокинов в слюне. В 1 группе  показатели TNF– в слюне уменьшились в 2 раза и составили 2,84, а IL-8 в 1,5 раза и составили 44,64 нг/мл, что отражает нормализующий эффект термовибромассажа и ароматерапии на флогогенный потенциал секретов ответа на мукосаливарном уровне.

Во второй группе курящих, не получающих воздействие ФФ «Альфамассаж-33» статистически значимых различий после курса реабилитации  не выявлено, что отражает отсутствие влияния психотерапии на показатели изучаемых цитокинов.

Далее был проведен анализ содержания провоспалительных цитокинов  в слюне у курящих студентов с никотиновой зависимостью до и после лечебно-профилактических мероприятий.

Таблица 14.

Изменение показателей TNF–  после воздействия сочетанных физических факторов в зависимости от степени никотиновой зависимости (n=36)

Степень никотиновой  зависимости (тест Фагерстрома)

до лечения

после лечения

Р

Me (Q25%-Q75%)

Me (Q25%-Q75%)

Низкая и умеренная НЗ

5,75

(3,18-7,43)

2,47

(2,01-3,86)

<0,05

Высокая НЗ

6,2

(5,24-9,81)

3,28

(2,84-4,88)

<0,05

Таблица 15.

Изменение показателей IL-8 в зависимости от степени никотиновой зависимости (n=36)

Степень никотиновой

зависимости (тест Фагерстрома)

до лечения

после лечения

Р

Me(Q25%-Q75%)

Me(Q25%-Q75%)

Низкая и умеренная НЗ

56,01

(50,08-65,88)

40,82

(20,45-53,4)

<0,05

Высокая НЗ

73,93

(62,19-76,82)

43,8

(42,46-45,6)

<0,01

Как видно из таблиц 14, 15, отмечается достоверный понижающий эффект действия ФФ в отношении содержания в слюне  провоспалительных цитокинов TNF– и IL – 8, как  при высокой, так и при низкой и умеренной степени  никотиновой зависимости, что отражает уменьшение уровня продукции эндогенных медиаторов воспаления клетками слизистых оболочек иммуноцитами у молодых лиц после лечения.

TNF–, IL–8 имеют принципиальное значение в регуляции типа иммунного ответа на уровне индуктивной зоны  секреторного иммунитета  и отражают иммуномодулирующий, противовоспалительный эффект проводимой терапии.

Метаболиты оксида азота слюны. Оксид азота (NO) продуцируется макрофагами и эндотелиоцитами респираторного тракта. Нами отмечено, что уровень конечных стабильных метаболитов NO  в слюне в группе курящих превышал  содержание метаболитов у некурящих.

Исследование оксида азота и его метаболитов при табакокурении разнообразны и противоречивы.

По данным ряда авторов, при курении сигарет экзогенный NO образуется в очень высоких концентрациях, что приводит к торможению  активности NO – синтазы оксида азота по типу обратной связи (Харитонов С.А. с соав., 1997). В наших исследованиях в слюне у курящих выявлены высокие концентрации конечных стабильных метаболитов NO, достоверно превышающие уровни метаболитов в слюне у некурящих студентов.  Данные представлены в таблице 13 и на рисунке 10.

Примечание: *р < 0,01 – достоверность различий до и после лечения.
Рис. 10. Показатели метаболитов оксида азота курящих, получающих психотерапию в сочетании и без ФФ до и после лечения.

Если во 2 группе после лечения достоверных изменений уровня конечных стабильных метаболитов оксида азота на мукозальном уровне не произошло, то в 1 группе после одновременного проведения термовибро- и ароматерапии происходило трехкратное снижение нитритов, нитратов и их суммарной продукции в слюне в сравнении с группой некурящих.

Выраженные изменения содержания в слюне  метаболитов оксида азота под влиянием сочетанного воздействия ФФ  отмечены, как  при высокой, так и при  низкой и умеренной степени НЗ у молодых людей, что следует из таблицы 16.

Таблица 16.

Уровень конечных метаболитов оксида азота до и после воздействия  ФФ

у лиц с разной степенью никотиновой зависимости (n=36)

Степень никотиновой зависимости

Показатели

Me (Q25%-Q75%)

Р

NO2

NOx

NO3

до лечения

Низкая и умеренная НЗ

1,065

(0,14-3,2)

18,1

(11,9-22,4)

17,03

(11,9-22,4)

Р1 <0,05

р2 <0,05

Р3 <0,05

Высокая НЗ

1,35

(0,21-3,2)

19,65

(11,2-31)

18,3

(18,7-30,6)

Р1 <0,01

р2 <0,05

Р3 <0,05

после лечения

Низкая и умеренная НЗ

1,28

  (0,17-2,1)

7,0

(6,1-11,7)

5,72

(3,9-7,8)

Р1 <0,05

р2 <0,05

р3 <0,05

Высокая НЗ

0,65

(0-2,3)

7,43

(6-9)

6,78

(4,45-9,2)

р1 <0,01

р2  <0,05

р3  <0,05

Полученные данные в целом отражают изменение характера цитокин- и нитроксидергической регуляции на уровне мукосаливарного барьера у молодых курильщиков. Это изменение проявляется снижением флогогенного потенциала секретов ротовой полости. Кроме того, с помощью корреляционного анализа установлено изменение взаимосвязей между отдельными изучаемыми параметрами слюны после сочетанных  мероприятий молодых людей-курильщиков.

Корреляционный анализ показал, что общее число достоверных связей между изучаемыми показателями слюны до курса лечения составило (41), после (23). Число (+ 32) и число (- 9) связей до лечения. Как отмечено в таблице 17, после лечения положительных связей (+7) и (-16) отрицательных связей (р<0,01). Отсутствие статистической связи (0) НЗ с IL-8, TNFа, ЛФ , что отражает позитивное влияние сочетанных ФФ на показатели мукозального иммунитета.

Стойкое сохранение связи НЗ - кортизол доказывает значимость стрессовых гормонов  в формировании НЗ. 

Таблица 17.

Корреляционные связи между иммунологическими показателями слюны у курящих молодых лиц после проведенного воздействия ФФ

Показатели

R

Spearman

Р

Количество белка – С1

+0,489

<0,05

Количество белка – С5

-0,409

<0,05

Количество белка – NO2

+0,450

<0,05

Лактоферрин – кортизол

+0,325

<0,05

NO – C2

+0,407

<0,05

NO2 – C5

-0,440

<0,05

NO2 – кортизол

-0,255

<0,05

NO3 – C1

+0,376

<0,05

NO3 – C2

+0,427

<0,05

NO3 – C4

-0,384

<0,05

C2 – количество белка

-0,382

<0,05

С3 – кортизол

-0,520

<0,01

С4 – С1

-0,404

<0,05

СН50 – IL-8

-0,393

<0,05

С5 – NO2

-0,381

<0,05

C5 – муцин

-0,387

<0,05

С5 – SigA

-0,362

<0,05

С5 – кортизол

-0,375

<0,05

Кортизол – NO2

-0,255

<0,05

Кортизол – С5

-0,375

<0,05

Никотиновая зависимость – С2

-0,381

<0,05

Никотиновая зависимость – NO2

-0,329

<0,05

Никотиновая зависимость - кортизол

+0,330

<0,05

Всего связей

23

Большое число связей выявленных между активностью компонентов системы комплемента и другими иммунологическими параметрами слюны с уровнем кортизола (7), что еще раз подчеркивает значимость системы комплемента в регуляции функции мукосаливарного барьера.

В целом установлено, что сочетанное воздействие термовибромассажа и ароматерапии на фоне психотерпевтического действия способствует не только снижению табачной зависимости, но и обеспечивает снижение флогогенного потенциала на уровне индуктивной саливарной зоны мукозального иммунитета.  Имеющийся положительный результат терапии свидетельствует о ее влиянии на баланс регуляторных систем организма, оптимизацию взаимодействия эндокринно-иммуннного регуляторного суперкомплекса.

Таким образом, при сопоставлении показателей секреторного иммунитета 1-ой и 2-ой групп после проведенных различных профилактических мероприятий установлены достоверные различия по всем анализируемым показателям слюны. В 1-ой группе после лечения отмечено повышение общего белка, изменения уровня муцина, что приводит к усилению антиколонизационного защитного барьера организма. Концентрация IgG и SIgA в слюне после проводимого лечения увеличилась более чем в 1,5 раза (Wills-Karp M., 2007), произошло достоверное (р<0,05) увеличение активности отдельных компонентов комплемента (С2,С3,С4, С5).

Отмечено трехкратное снижение в слюне концентрации лактоферрина, показатели TNF- уменьшились в 2 раза, достоверно отмечался  понижающий эффект действия использованных ФФ в отношении IL-8 и отражающий иммуномодулирующий, противовоспалительный эффект проводимого лечения (р<0,01).

В наших исследованиях в слюне курящих выявлены высокие концентрации конечных стабильных метаболитов NO, после проведения термовибро- и ароматерапии  установки «Альфамассаж-33» происходила нормализация содержания изучаемых метаболитов NO до уровня показателей группы некурящих.

Методы комплексного лечебно-оздоровительного воздействия отвечают требованиям, предъявляемым к современным технологиям, так как они физиологичны и являются безопасными и эффективными методами.

Выводы
  1. У здоровых обследуемых студентов 18-22 лет при стаже курения 5 лет и индексе курения менее 120 наиболее часто встречался тип курительного поведении «расслабление» - 39%, «жажда» - 23%, «стимуляция» - 18%, наличие высокой степени никотиновой зависимости отмечено у 37%, умеренной и слабой степени у 50%, отсутствие никотиновой зависимости отмечено у 13%.
  2. У обследуемых молодых курящих  лиц установлены признаки стресс-индуцированных психологических и гормональных изменений в виде  повышенной тревоги у 72%, и достоверного повышения одного из  стрессовых гормонов кортизола в слюне в сопоставлении с группой некурящих студентов.
  3. У здоровых молодых людей при относительно небольшом стаже (5 лет) и индексе курения менее 120, при отсутствии изменений функции внешнего дыхания (при уровне значимости р>0,05) и показателей крови установлены признаки нарушения иммунного гомеостаза на уровне мукосаливарной области, имеющей прямой контакт с компонентами табачного дыма при курении.
  4. Нарушения иммунного гомеостаза слизистых оболочек респираторного тракта у молодых курильщиков проявляются изменением процессов цитокин- и нитроксидергической регуляции в виде роста уровней IL-8, TNF- и конечных стабильных метаболитов оксида азота в слюне.
  5. Применение электросонфореза с 5% мексидолом не решают проблему изменение курительного поведения у молодых курильщиков.
  6. Обоснована и внедрена программа лечебно-оздоровительного воздействия вибромассажа, суховоздушной гипертермии и ароматерапии с помощью аппаратного комплекса «Альфамассаж –33», о чем свидетельствует изменение курительного статуса в 65%, отказ от курения в 13,3%, снижение интоксикации, табачной зависимости в 2 раза.
  7. Введение программ комплексной лечебно-оздоровительной установки оказывает антистрессовый эффект и приводит к коррекции психовегетативного статуса молодых курильщиков в виде снижения  уровня тревоги, уменьшения содержания кортизола в слюне более чем в 2 раза, снижения раздражительности, утомляемости, улучшения  настроения  в 53% - 70% случаев.
  1. Выявлен нормализующий эффект разработанных лечебно-оздоровительных мероприятий комплексных технологий на состояние иммунного гомеостаза мукосаливарной области, процессы топической иммунорегуляции с понижением уровня флогогенных факторов слюны (IL-8, TNF-, лактоферрина, комплемента и метаболитов оксида азота).
Практические рекомендации
  1. Современные программы реабилитации учащейся молодежи должны включать в качестве обязательного компонента проведение мероприятий по борьбе с курением как важного модифицируемого фактора риска развития хронических заболеваний, предупреждение которых является перспективным для продления жизни человека.
  2. Оптимальным способом оздоровления учащейся молодежи является плановое проведение оздоровительных циклов на базе медицинских центров, создаваемых при ВУЗах, что позволяет обеспечить своевременную санацию ротовой полости, научно обоснованное питание, витаминотерапию, психотерпию с элементами релаксации.
  3. На базе медицинских центров следует внедрять  современные медицинские технологии, базирующиеся не только на психотерапевтическом воздействии, пропаганды отказа от курения, но и использовании сочетанных физических факторов. Опыт использования установки «Альфамассаж-33» позволяет рекомендовать ее применение в комплексе с параллельным проведением сеансов психотерапии у практически здоровых курящих молодых лиц, при нормальных показателях спирографии, показателей крови для нормализации психофизиологического статуса, оптимизации вегетативной регуляции, повышения мотивации к изменению курительного поведения, отказу от курения и уменьшения провоспалительных изменений на уровне мукосаливарного барьера и других слизистых, подвергающихся постоянному воздействию табачного дыма.
  4. Предлагаемые лечебно-оздоровительные циклы включают следующие воздействия: массажные вибрации средней интенсивности (50Гц) на область спины, поясницы, конечностей, термовоздействия (суховоздушная баня) со средним подогревом – 650С, ароматерапию тела (ель, сосна, эвкалипт) в течении 30 минут. Курс следует проводить ежедневно в течение недели.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Пути коррекции психовегетативных синдромов табачной зависимости при воздействии сочетанных физических факторов /М.А. Колесник // Тезисы Международного конгресса. Восстановительная медицина и реабилитация - М., 2004.- С. 145.
  2. Использование сочетанных физиотерапевтических факторов при отказе от курения /М.А. Колесник //Материалы Всероссийского научного форума. Медицина. Спорт. Здоровье. Олимпиада.- М., 2004.- С. 53.
  3. Эффективность современных сочетанных технологий в коррекции выявленных нарушений при никотиновой зависимости /М.А. Колесник // Тезисы докладов XI Российского национального конгресса «Человек и лекарство».- М., 2004.- С. 737.
  4. Уровни провоспалительных цитокинов в слюне у молодого возраста при табакокурении /М.А. Колесник // Научные труды I съезда физиологов СНГ. Сочи, Догомыс, 2005.- Т. 2.- С. 119.
  5. Показатели секреторного иммунитета слюны при формировании никотинозависимости у студентов /М.А. Колесник // Вестник Южно-Уральского государственного Университета.- 2006.- Т. 7, № 3 (58).- С. 151-153.
  6. Влияние мексидола на курительное поведение при никотиновой зависимости /М.А. Колесник // Бюл. экспер. биол.  Приложение 1.- 2006. – С. 172-175.
  7. Влияние физических факторов на показатели секреторного иммунитета при табакокурении / М.А. Колесник // Тезисы докладов VI Всероссийского съезда физиотер. и курортол.- СПб, 2006.- С. 163 -164.
  8. Влияние программ реабилитации на курительное поведение студентов / М.А. Колесник // Теория и практика физической культуры.- 2007.- № 10.- С. 68 - 69.
  9. Лечебные физические факторы на этапе иммунореабилитации при табакокурении / М.А. Колесник // Физиотерапия – актуальное направление современной медицины. Сборник научных трудов, посвященный 120-летию основания кафедры физиотерапии и курортологии Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования.- СПб, 2007. – С. 152-153.
  10. Современные аспекты  повышения резервов здоровья в области физической культуры у студентов при табакокурении / М.А. Колесник // Актуальные проблемы физической культуры и спорта в условиях модернизации высшей школы. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Челябинск, 2007.- С.  85.
  11. Профилактические мероприятия у курящих студентов / М.А. Колесник // Паллиативная медицина и реабилитация.- 2008.- № 3.- С. 29 - 31.

12.Иммунокоррегирующее влияние сочетанных физических факторов у молодых лиц при табакокурении /М.А. Колесник // Вестник восстановительной медицины.- 2008.- № 1 (23).- С. 45 - 46.

13.Применение лечебно-оздоровительных программ для изменения поведенческой модели курящего /М.А. Колесник // Вестник восстановительной медицины.- 2008.- № 3 (25).- С. 71-73.

14.Оценка влияния лечебно-профилактических физических факторов на показатели местного иммунитета при табачной зависимости /М.А. Колесник // Материалы Всероссийского научного форума по восстановительной  медицине, лечебной физкультуре, курортологии, спортивной медицине и физиотерапии «РеаСПоМед -2008».- М., 2008. – С. 130 - 131.

15. Немедикаментозные методы коррекции секреторного иммунитета /М.А. Колесник // Вестник восстановительной медицины.- 2008.- № 6 (28).- С. 32-33.

16.Показатели лактоферрина при табачной интоксикации у молодых лиц /М.А. Колесник // Научные тезисы II съезда физиологов СНГ. Кишинев, Молдова. – М., 2008.- С. 158-159.

Список сокращений

ИК – индекс курящего

ЛФ – лактоферрин

ФФ – физические факторы

НЗ – никотиновая зависимость

ТИ – табачная интоксикация

ТК – табакокурение

ФВД – функция внешнего дыхания

ЭКГ – электрокардиограмма

С1-С5 – компоненты комплемента

FEV1 – объем форсированного выдоха за первую секунду

FEV1/FVC – индекс Тиффно

FVC – форсированная жизненная ёмкость легких

IgG, SIgA – иммуноглобулины

IL-8 – цитокин-8

NO – оксид азота и его метаболиты

TNF- – фактор некроза опухоли – альфа

ФР – фактор риска

ХНБ – хронический необструктивный бронхит

ХОБЛ – хроническая обструктивная болезнь легких

MALT – мукозоассоциированная лимфоидная ткань

АПК – антиген-представляющие клетки

На правах рукописи

КОЛЕСНИК

Марина Аркадьевна

Влияние табакокурения в молодом возрасте

напоказатели секреторного иммунитета слюны  и их коррекция  ПРИ ВОЗДЕЙСТВИИ СОЧЕТАННЫХ ФИЗИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ

03.00.13 физиология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Курган 2009

Отпечатано в издательстве «Челябинская государственная медицинская академия». Лицензия № 01906. Подписано к печати 28.11.08 г. Объем 2 п.л. Формат 64 х 84. Гарнитура «Times New Roman cyr». Бумага для офисной техники, 80 мг/м2. Тираж 100 экз.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.