WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Калюжин Владимир Анатольевич

ВЛИЯНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЗНАЧИМЫХ ФАКТОРОВ

НА БИОКИНЕТИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ МИКРООРГАНИЗМОВ

03.02.08 - экология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени 

доктора биологических наук

Томск - 2010

Работа выполнена в лаборатории биокинетики и биотехнологии обособленного структурного подразделения «Научно-исследовательский институт биологии и биофизики» ГОУ ВПО «Томский государственный университет»

Научный консультант:                доктор биологических наук, профессор

Плеханов Геннадий Федорович

Официальные оппоненты:        доктор биологических наук, профессор

Печуркин Николай Савельевич

доктор технических наук, профессор

Адам Александр Мартынович

доктор биологических наук

Терещенко Наталья Николаевна

Ведущая организация:                ГОУ ВПО «Иркутский государственный

университет»

Защита  состоится  21  апреля  2010  г.  в  10-00  часов  на  заседании диссертационного совета Д  212.267.10 при ГОУ ВПО «Томский государственный университет» по адресу: 634050, г. Томск, пр. Ленина, 36.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Томского государственного университета.

Автореферат разослан « _____ » марта 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Е.Ю. Просекина 

Общая характеристика работы

Актуальность работы. В связи с тем, что развитие цивилизации сопровождается активным вмешательством человека в природные сообщества и этот процесс необратим, необходимо иметь возможность предсказывать последствия такого вмешательства (Одум, 1986; Яблоков, 1987; Акимова и др., 2006). Поскольку в ряде случаев необходимо прослеживать влияние факторов на изучаемые биосистемы на протяжении ряда поколений, то наиболее эффективным объектом исследования являются микроорганизмы. Высокая скорость их размножения позволяет отследить влияние факторов на протяжении нескольких поколений при продолжительности опытов в несколько часов.

Ответная реакция одноклеточных биосистем значительно зависит от свойств адаптивных систем клеток. В данном случае рассматривается наиболее широкое понятие адаптации, то есть такие границы интенсивности действующего фактора, в пределах которых возможны рост и размножение микроорганизмов. Наличие широкого поля адаптации позволяет ранжировать те или иные клеточные системы по их чувствительности к действующему фактору. В свою очередь, полученные закономерности при изучении ответной реакции позволяют, как показала практика, управлять морфофизиологическими показателями микроорганизмов. Очевидно, что проблема управления актуальна как для заводских биотехнологических, так и для антропогенно организованных систем.        

Особое внимание необходимо обратить на изучение эффекта ответной реакции в «чистом виде», без дополнительных и сопутствующих эффектов. Так, адаптивные ответные реакции в условиях переменного режима культивирования хорошо изучены на хемостатных культурах. Однако спектр возможных ответных реакций у хемостатной культуры ограничен. Ограничения обусловлены фиксированной скоростью протока и тем, что ответная реакция развивается на фоне переменного состава среды. Очевидно, что однозначная интерпретация полученных результатов невозможна. По этой причине более надежные результаты по изучению переходных процессов при смене условий культивирования могут быть получены в опытах с нелимитированными культурами. Этому требованию удовлетворяет турбидостатный метод культивирования, где используется среда с многократной насыщающей концентрацией трофических компонентов, а скорость протока зависит от скорости размножения культуры. Тем самым, опыты с турбидостатной культурой позволяют изучать ответную реакцию в чистом виде, поскольку снимается влияние побочных и сопутствующих факторов. Однако число публикаций, посвященных этому вопросу, очень ограничено. Изучались, в основном, температурные переходы от оптимальной температуры к супраоптимальной (Работнова и др., 1979; Самойленко и др., 1981; Рихванов и др., 2001), то есть влияние физического фактора; влияние факторов химической природы почти не изучено. Были выделены и изучены следующие формы воздействия, определяющие условия обитания микроорганизмов: концентрация питательных веществ; концентрация растворенных осмотических факторов; ингибиторы различных процессов; смена концентрации ионов водорода; суточный и сезонный ход температуры; концентрация кислорода в среде; смена источников питания. Актуальным моментом также является изучение возможности переноса закономерностей, обнаруженных в лабораторных условиях, на природные популяции микроорганизмов. По этой причине изучалось влияние на рост и размножение микроорганизмов продуктов техногенной природы. Изучалась возможность утилизации микроорганизмами в качестве единственного источника углерода и энергии органических веществ алифатического, карбоциклического, гетероциклического рядов и их смесей произвольного состава. Также была изучена толерантность микроорганизмов к щелочным, щелочно-земельным и тяжелым металлам. Данные исследования необходимы для разработки способов восстановления природных сред, загрязненных техногенными выбросами, что актуально в настоящее время ((Позмогова и др., 1980, 1983; Тенси и др., 1981; Печуркин и др., 1984; Тулемисова и др., 1984; Берри, 1985; Панников, 1991; Бабьева и др., 1992).

Вместе с тем к числу малоизученных процессов относится также ответная реакция на одновременное воздействие нескольких стимулов. В природных условиях микроорганизмы часто подвергаются воздействию многих факторов одновременно. Наиболее вероятно в летнее время влияние стимулов химической природы на фоне суточного хода температуры. Исследования в данных направлениях позволяют прогнозировать динамику ответной реакции микроорганизмов на естественные и техногенные раздражители, что может представлять интерес для теоретической и прикладной экологии, так как человеческая деятельность прямо или косвенно оказывает влияние на интенсивность факторов, от которых зависят жизненные функции микроорганизмов.

Цели и задачи диссертационной работы. Целью диссертационной работы было изучение закономерности ответной реакции проточной культуры дрожжей на действие физического и химических факторов и исследование возможности переноса результатов лабораторных опытов в природные среды для решения прикладных экологических задач.

В рамках сформулированной цели были поставлены следующие задачи:

1. Изучить влияние экологически значимых факторов на проточную культуру дрожжей в стационарном режиме культивирования и оценить их управляемость.

2. Выявить основные закономерности при переходных процессах у проточной культуры дрожжей и проверить возможность управления культурой.

3. Оценить характер ответной реакции в переходных условиях при адаптации дрожжей к одновременному воздействию двух факторов.

4. Изучить возможность применения для решения прикладных задач данных, полученных при изучении адаптивных возможностей дрожжей и природных популяций микроорганизмов.

5. На базе полученных результатов разработать и внедрить в практику микробиологические технологии, предназначенные для решения экологических задач.

Положения, выносимые на защиту:

1. При культивировании дрожжей в стационарных условиях такие стимулы, как температурный фактор, лимитирующий фактор, рН фактор, 2,4-динитрофенол (ДНФ), осмотическое давление, дыхание и гипоксия, смена источника азота и углерода оказывают влияние: одни – на все три изучаемых показателя, другие – на один или два. Объектом сравнения является культура, растущая при оптимальных условиях.

2. В условиях переходного процесса при изменении интенсивности действующих факторов, в зависимости от природы стимула и его интенсивности, адаптивный процесс дрожжей завершается в первом-втором поколении в одном случае и растягивается на пять-шесть поколений в другом случае.

3. Существует последовательность в ответной реакции на два одновременно представленных стимула. Так, при адаптации дрожжей к одновременному воздействию двух факторов сначала происходит адаптация к позитивному фактору, а потом к негативному.

4. Наиболее продолжительная адаптация – у дрожжей при температурных переходах от субоптимальной–оптимальной температуры к супраоптимальной, и продолжительность процесса находится в прямой зависимости от эффективности работы хемиосмотической энергетической системы клетки.

5. В природных сообществах микроорганизмов присутствуют виды, способные утилизировать все разновидности техногенных органических соединений. Успешность этого процесса находится в той же зависимости, что и у дрожжей при усвоении субстрата.

Методы исследования. Исследования проводились с использованием проточных систем, работающих в режиме турбидостата и хемостата. Были изучены периодические культуры. В полевых исследованиях моделировались условия периодического культивирования.

Достоверность  результатов  диссертации.  Все  опыты  проводились с 5-6 кратным повтором. Основные принципы проверялись в полевых условиях на протяжении 21 года. Выявляемые на дрожжах закономерности успешно подтверждаются на прочих микроорганизмах.

Научная новизна. В результате исследований:

1. Прослежена динамика ответной реакции дрожжей на действие нескольких факторов. Определены возможности управления изучаемыми показателями у культуры дрожжей.

2. Изучена устойчивость микроорганизмов к действию тяжелых металлов. Разработан способ ликвидации нефтяных разливов (Патент РФ).

3. Разработан способ очистки воды и грунта от всех видов органических загрязнителей (Патент РФ). 

Практическая значимость. На основе исследований дрожжевой культуры удалось разработать способ очистки воды и грунта от нефти и нефтепродуктов при помощи микроорганизмов. Способ защищен Патентом РФ. При помощи данного способа очищено более 300 гектаров земель и водоемов в различных регионах России и СНГ. Дальнейшие исследования позволили разработать способ биологической очистки воды и грунта от органических веществ алифатического, карбоциклического, гетероциклического рядов и их смесей произвольного состава. Тем самым способ позволяет очищать любые твердые и жидкие среды от любого органического загрязнителя и тяжелых металлов при помощи микроорганизмов. В настоящее время разработана универсальная технология, позволяющая трансформировать любые виды загрязнений в полезные биотехнологические продукты.

Внедрение результатов. Результаты внедрены в практику при проведении экологических работ по рекультивации замазученных земель с применением микроорганизмов. Работы проводились: в Республике Коми (г. Усинск); на территории Сибири (города Нефтеюганск, Нижневартовск, Стрежевой, Пионерный, Томск, Новосибирск, Иркутская область); в Казахстане (г. Павлодар). За период с 1986 по 2007 гг. было очищено от нефтяных загрязнений около 300 га земель и водоёмов.

Апробация работы. Материалы диссертации доложены на IV Всесоюзной конференции «Управляемое культивирование микроорганизмов»  (Пущино, 1986), Всесоюзной конференции «Лимитирование и ингибирование роста микроорганизмов» (Пущино,1989), Международном симпозиуме «Контроль и реабилитация окружающей среды» (Томск, 1998), V Международной конференции «Химия нефти и газа» (Томск, 2003) и др.

Публикации по теме диссертации.  По теме диссертации опубликовано 68 работ, из них 14 в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных ВАК, 2 патента РФ.

Вклад автора. При получении результатов настоящей работы вклад автора являлся определяющим. Все материалы, вошедшие в диссертацию, были получены лично автором.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, 3 глав, заключения, списка литературы. Общий объем диссертации составляет 303 страницы, содержит 129 рисунков и 46 таблиц. Список  использованных литературных источников составляет 303 наименования, из них 73 иностранных.

Краткое содержание работы

Глава 1 «Литературный обзор». Показано влияние физических и химических факторов на рост и развитие микроорганизмов, включая дрожжи, изучали большое количество исследователей. Исследования проводились как в природных, так и в лабораторных условиях. Прослежена роль факторов в экологии многих видов микроорганизмов.        

Вместе с тем, полевые исследования, в основном, носят описательный характер. Влияние иных, кроме температуры, факторов не учитывается. Более значимые результаты можно получить в лабораторных условиях. Опыты проводятся с применением как периодических, так и проточных систем культивирования. Однако при периодическом и хемостатном культивировании оценка динамики адаптации культуры к фактору затруднена или невозможна. При периодическом культивировании приспособление к новому температурному режиму осуществляется на сроке изменяющейся концентрации субстрата, а при хемостатном - верхний порог скорости размножения ограничен экспериментатором. По этой причине предпочтительны нелимитированные культуры, растущие в турбидостате. В данном случае работа установки контролируется в режиме обратной связи самой популяцией микроорганизмов. Это позволяет изучать влияние факторов в чистом виде, поскольку влияние прочих факторов исключено.

Глава 2 «Методика проведения исследований». Объектом исследования были выбраны дрожжи S. cerevisiae – 14, широко распространенные в природе и применяемые в пищевой промышленности (Семихатова, 1980; Бабьева и др., 1992). Изучаемый вид микроорганизмов обитает на поверхности поврежденных плодов и ягод и постоянно в течение суток подвергается воздействию переменной температуры в соответствии с ее суточным ходом. Очевидно, что в процессе эволюции должна была сформироваться система адаптации к переменному режиму температур. В опытах применялась синтетическая среда с многократно насыщающей концентрацией всех компонентов. Среда была «оптически пустой», что обеспечивало беспрепятственное прохождение света от источника к фотосопротивлению.

Экспериментальная установка была сконструирована на основе литературных данных (Печуркин и др., 1975; Печуркин, 1978). Приводится блок-схема установки. Ферментер имел рабочий объем 75 мл. Осуществлялась глубинная аэрация. Воздух подавался в количестве 400-600 л в час на 1 л культуральной жидкости. Температурный режим поддерживался за счет водяной рубашки, окружающей рабочий объем ферментера. Особая конструкция донной части ферментера препятствовала проскакиванию пузырьков воздуха через световой пучок. Концентрация биомассы в ферментере поддерживалась с точностью ± 0,5 %, температура – с точностью ± 0,1С. Специальная инерционная система отфильтровывала случайные изменения оптической плотности. Была выявлена область концентрации биомассы, при которой регистрирующая система работала с наибольшей чувствительностью. Эта концентрация составляет 200-350 мг/л. Тем самым в ферментере присутствовало около 5·108 клеток.        

В полевых исследованиях изучались консорциумы аборигенных микроорганизмов. Видовой состав не определялся. Однако конечный результат был стабилен, так как использовались селектированные микробиологические комплексы.

Глава 3 «Результаты экспериментальных исследований».

3.1. Переход популяции дрожжей от состояния покоя к активному росту. Для природных популяций дрожжей характерны переходы от состояния покоя к активному росту. Данные переходы возможны при смене неблагоприятных условий на условия, приемлемые для роста и размножения. В данном разделе рассматриваются переходы популяции дрожжей от состояния покоя к росту под влиянием следующих факторов: обогащение среды обитания питательными веществами, повышение температуры, удаление из клеток ингибитора с учетом предыстории культуры.

3.1.1. Активация роста трофическим фактором. Изучались три группы популяций дрожжей, находящихся в состоянии покоя за счет исчерпания источников азота, фосфора, глюкозы. Активация роста достигалась добавлением в среду недостающих элементов питания в количествах: источника азота (NH4)2SO4 до 150 мг/л, источника фосфора NaH2PO4 до 100 мг/л, глюкозы до 4,5 г/л. При данных концентрациях достигаются максимальные скорости роста и размножения дрожжей. Опыты проводились при 30 °С.  Дрожжи находились в состоянии покоя 24 часа. Кинетика переходного процесса прослеживалась на проточной турбидостатной культуре в условиях интенсивной аэрации. Данные по длительности первого генеративного цикла после активации роста представлены в таблице 1.

Таблица 1. Длительность первой генерации после активации роста

Фактор-

активатор

Скорость протока в хемостате

до перехода в состояние покоя Dr-1

Длительность первой генерации, ч

(NH4)2SO4

0,05

8,0 ± 0,81

0,15

7,2 ± 0,62

0,26

4,3 ± 0,34

NaH2PO4

0,05

4,2 ± 0,31

0,15

4,1 ± 0,33

0,26

4,6 ± 0,36

Глюкоза

0,05

5,8 ± 0,41

0,15

5,5 ± 0,41

0,26

4,2 ± 0,26

Отмечается большая длительность первого генеративного цикла после переноса дрожжей в условия, оптимальные для роста и размножения. Однако уже во втором поколении длительность генеративного цикла во всех опытах стабилизируется на уровне, типичном для турбидостатной культуры при оптимальной температуре 30 °С и при насыщающей концентрации питательных веществ, где D = 0,3 ч-1, а длительность удвоения числа клеток составляет 2,3 часа.

Вместе с тем обращает на себя внимание влияние на длительность первого генеративного цикла предыстории культуры до перехода ее в состояние покоя. Наиболее существенно это влияние на культуру, активируемую источником азота. Так, при низких скоростях протока у хемостатной культуры при D = 0,05 ч-1 и D = 0,15 ч-1 отмечается наибольшая продолжительность первого генеративного цикла. В свою очередь для культур, активированных источником азота и глюкозой, влияние предыстории незначительно.

Изучение кинетики изучаемых явлений показало, что после введения в среду фактора активатора следует стадия задержки роста. Так, для культур, активируемых источником азота, рост начинается через 5,5 часа после введения активатора, если культура выращивалась в хемостате при D = 0,05 ч-1. Для культур, выросших при скорости протока D = 0,15 ч-1, длительность задержки роста составляет 3,2 часа, а при D = 0,26 ч-1 – 2 часа. Культуры, активируемые источником фосфора и глюкозой, имеют сходный по продолжительности период задержки роста. Во всех опытах длительность этого периода составляет 1,5-2 часа.

Для всех опытов по активации роста любым из трех источников питания характерно скачкообразное увеличение скорости роста после стадии задержки. При этом в первые 0,5-1 часа после начала роста его скорость уже равна или близка к максимальному значению. Изучение динамики изменения возрастного состава изучаемых популяций показало также наличие стадии задержки. Однако продолжительность этого периода почти не зависит от предыстории культуры и природы фактора активатора. Во всех опытах почкование начинается через 1-2 часа после активации. При этом в первые 2-6 часов доля ювенильных почек достигает значения 15-30 %, в то время как у стационарных культур величина этого показателя не превышает 7 %. Для культур, активированных источником азота, максимальные концентрации ювенильных почек отмечаются в период задержки размножения клеток. Высокая концентрация почкующихся клеток свидетельствует об увеличении продолжительности данного периода, то есть увеличивается время, необходимое для прохождения клеткой ранних стадий митоза, профазы и метафазы, в сравнении с нормой. Тем самым в данных опытах скорость прохождения клеткой ранних стадий митоза является определяющим моментом, влияющим на динамику перехода дрожжей от состояния покоя к активному росту.

В следующей серии опытов культура активировалась температурным фактором. Для этого активировалась популяция дрожжей, хранившихся в течение 20 суток при температуре 0-2 °С. Активация достигалась переносом охлажденной культуры в ферментер турбидостата на полную среду с температурой 30 °С. До перехода в состояние покоя дрожжи имели максимальную скорость роста.

Оценка динамики изменения скорости размножения и возрастного состава показала следующее. Максимальная скорость размножения была достигнута через 1 час после активации. Доля ювенильных клеток у исходной культуры соответствовала норме. Через 1 час доля снизилась с 6,5 % до 3,2 %, далее возросла до 9 % и сохранилась на этом уровне в течение 5-6 часов. Количественная оценка изучаемых показателей выявила полное совпадение с динамикой переходного процесса у активно растущей культуры при повышении температуры в интервале 14°С ± 30 °С. Тем самым продолжительное хранение при температуре 0-2 °С не привело к изменению свойств дрожжей. Их исходные свойства были зафиксированы охлаждением и безынерционно реализованы после активации.

Проводилась активация культуры дрожжей, ингибированной 2,4-динитрофенолом и находившейся в состоянии покоя в течение 24 часов. Активация обеспечивалась созданием условий, повышающих диссоциацию динитрофенола, и одновременным снижением градиента концентрации ионов Н+ в направлении среда клетка. Это достигалось изменением рН среды, содержащей 10 мг/л динитрофенола. Изменялась рН: рН 4 рН 6 добавлением в среду щелочи – NaOH. При этом степень диссоциации динитрофенола повышалась. Заряженные ионы уже не проникали в дрожжевую клетку, а имеющиеся в клетке выходили в среду. Через 0,5 часа клетки освобождались от ингибитора. Предварительно было установлено, что скорость размножения дрожжей постоянна в интервале рН 3,5 – рН 6,5. Изменение рН в этом интервале не оказывает влияния на скорость размножения дрожжей. Через 1,5 часа после активации была достигнута максимальная скорость размножения дрожжей. Доля изменения почкующихся клеток изменялась незначительно. Тем самым присутствие в клетке в течение 24 часов ингибитора 2,4-динитрофенола, очевидно, не привело к необратимым изменениям, и активность клеток полностью восстанавливалась после выхода ингибитора из них.

3.1.2. Популяция дрожжей в лимитированных условиях и при повышении лимитирующей концентрации среды до насыщения. Реальные природные популяции микроорганизмов, в том числе дрожжи, осуществляют свой жизненный цикл в большинстве случаев в лимитированных условиях. Только при определенном стечении обстоятельств состав питательного субстрата становится сбалансированным, и рост дрожжей в течение некоторого интервала времени осуществляется беспрепятственно. Рост дрожжей в условиях лимитирования и переход от лимитирования к насыщению может быть прослежен на примере популяции, обитающей на поврежденных плодах и ягодах. Так, в большинстве случаев период времени, в течение которого имеются созревшие плоды и ягоды, ограничен. До периода плодоношения дрожжи вынуждены развиваться в местах истечения древесных и растительных соков. В свою очередь, состав растительных соков несбалансирован с потребностью дрожжей. В состав соков, как правило, входит значительное количество сахаров и ограниченное количество источников азота, фосфора, факторов роста. Тем самым, до периода плодоношения дрожжи живут в лимитированных условиях. В свою очередь, плоды, ягоды, корнеплоды более обогащены недостающими питательными веществами. В период плодоношения дрожжевые клетки, переносимые ветром, водой, фиксируются на плодах и ягодах. По мере их созревания возникают поврежденные участки вследствие активности литических ферментов или за счет механических повреждений. У дрожжей, попавших на поврежденные участки, начинается переходный процесс от состояния лимитирования к насыщению. В течение некоторого периода времени при низкой плотности популяции дрожжи растут в нелимитированных условиях. По мере увеличения плотности популяции, а также при прекращении периода плодоношения дрожжи вновь возвращаются в лимитированные условия или в условия покоя.

В данном разделе рассматриваются особенности роста и размножения дрожжей в условиях лимитирования и в условиях перехода от лимитирования к насыщению.

Изучалась лимитированная турбидостатная культура дрожжей, растущая при температуре 30 °С, рН 4 в условиях интенсивной аэрации.

Предварительно было установлено, что рост изучаемого вида дрожжей возможен только при наличии в среде одновременно следующих источников: азота, фосфора, калия, магния, глюкозы, -аланина, биотина. При отсутствии любого из перечисленных факторов дрожжи не растут. Тем самым каждый из источников может выступать в роли лимитирующего фактора. Лимитирование достигалось снижением трофических веществ в среде, поступающей в ферментер на фоне постоянной концентрации биомассы. При достижении определенного соотношения концентрации субстрата и концентрации биомассы наступает состояние лимитированного роста. Изучалась популяция, лимитированная следующими компонентами: источники азота (NH4)2SO4, фосфора NaH2PO4, калия К2SO4, магния MgSO4, глюкоза, -аланин, биотин. Концентрация биомассы была постоянной и составляла 500 мг/л. Результаты представлены в таблице 2.

Таблица 2. Рост дрожжей в условиях лимитирования

Лимитирующий фактор

Концентрация лимитирующего фактора,

мг/л

Удельная скорость роста,

, ч-1

Возрастной состав доля ювенильных клеток, %

Длительность генерации,

ч

(NH4)2SO4

32

50

65

0,1

0,15

0,24

3,5

4,2

7,3

7,0±0,5

4,5±0,3

2,9±0,2

NaH2PO

3,7

5,0

8

0,1

0,15

0,21

3,1

4,1

7,7

7,0±0,6

4,7±0,3

3,3±0,2

K2SO4

23

48

0,1

0,2

3,1

4,8

7,0±0,6

3,5±0,4

MgSO4

0,9

1,9

0,11

0,2

4,3

5,8

6,4±0,6

3,5±0,3

Глюкоза

320

340

0,12

0,18

4,2

5,8

5,8±0,5

3,9±0,2

-аланин

4· 10-3

5,8 · 10-3

0,14

0,18

6,1

6,4

5,0±0,4

3,9±0,3

Биотин

5,5·10-4

8 · 10-4

0,1

0,2

3,8

4,4

7,0±0,6

3,5±0,3

Полная среда

-

0,3

6,7

2,3±0,1

Из представленных в таблице 2 данных следует, что лимитирование роста дрожжей наступает при относительно низких концентрациях веществ. Данные концентрации в 2-3 раза ниже содержания перечисленных веществ в растительных соках. Тем самым, на начальных стадиях развития колонии дрожжей на свежих природных средах возможен их рост в нелимитированных условиях.

Важным моментом, характеризующим лимитирование популяции, является пониженное содержание ювенильных клеток. Так, в нелимитированных условиях доля таких клеток составляет 6-7 %, а в условиях глубокого лимитирования их доля 3-5 %. Данное явление свидетельствует о сокращении длительности ранних стадий митоза на фоне увеличения продолжительности последующих стадий в сравнении с нормой.

Был также установлен повышенный расход источника энергии – глюкозы. Это явление можно объяснить тем, что при низких концентрациях питательных веществ в среде возникает градиент концентраций в направлении клетка среда, то есть содержание веществ в клетке превышает их содержание в среде. По этой причине перенос трофических компонентов в клетку требует дополнительных энергетических расходов, так как осуществляется против градиента концентрации. В свою очередь, в оптимальных условиях концентрация питательных веществ равна или несколько больше их концентрации в клетках. Тем самым в оптимальных условиях перенос осуществляется с минимальным расходом энергии, в основном, за счет пассивного транспорта или просто диффузии. Отмечено также увеличение площади поверхности клеток в 1,3-1,7 раза у лимитированных культур в сравнении с нормой. Очевидно, это явление можно рассматривать как адекватную реакцию. Так, при низкой концентрации веществ в среде затрудняется обеспечение клетки необходимыми трофическими компонентами. В свою очередь, увеличение размеров клеток приводит к увеличению площади сорбирующей поверхности, что повышает вероятность захвата необходимых элементов питания для каждой отдельной клетки.

Следует также обратить внимание на существенное различие лимитированной турбидостатной культуры от хемостатной. Турбидостатная культура при любых условиях культивирования размножается с максимально возможной скоростью, в то время как скорость роста хемостатной культуры устанавливается экспериментатором, что препятствует реализации всех потенциальных адаптивных возможностей популяции. Скорость размножения лимитированной турбидостатной культуры в стационарных условиях ограничена, в основном, скоростью переноса субстрата из среды в клетку. В свою очередь скорость переноса является важным адаптивным признаком, поскольку в реальных природных условиях на питательном субстрате растут и размножаются одновременно несколько видов микроорганизмов. Очевидно, что в данной конкурентной ситуации в условиях лимитирования выигрывают те виды, которые с наибольшей скоростью переносят субстрат в клетку, размножаясь при этом также с максимальной скоростью.

Данная ситуация в природных условиях отмечается при переносе дрожжевых клеток с истощенного субстрата на свежий субстрат, богатый питательными веществами. Наиболее типичен этот переходный процесс в сезон созревания плодов и ягод, когда ареал обитания дрожжей обогащается питательным субстратом. В данном разделе рассматриваются переходные процессы у дрожжей при повышении концентрации таких компонентов среды, как: источника азота (NH4)2SO4, источника фосфора NaH2РО4, калия – К2SO4, магния – MgSO4, глюкозы, -аланина, биотина - с лимитирующего уровня до насыщения. Опыты проводились при 30 °С в условиях интенсивной аэрации. Переходный процесс активировался добавлением в ферментер и в емкость со средой необходимого количества соответствующего источника питания. Проводились опыты с популяциями, имеющими различные стартовые условия, то есть имеющие в исходном состоянии удельную скорость роста меньше половины максимального значения, равную половине и больше половины. За конечное состояние культуры принимался момент достижения максимальной скорости роста, типичной для нелимитированной культуры. Результаты представлены в таблице 3.

Таблица 3. Рост популяции дрожжей

при переходе от лимитирования к насыщению

Исследуемое вещество

Удельная

скорость роста

в исходном состоянии,

µr-1

Длительность генеративного цикла

в исходном

состоянии, ч

Длительность

генеративного цикла

после повышения

концентрации, ч

I генерация

II генерация

(NH4)2SO4

0,1

0,15

0,24

7

4,7

2,9

5,3±0,6

3±0,2

2,5±0,1

2,4

2,3

2,3

NaH2PO

0,1

0,15

0,21

7

4,7

3,3

4,6±0,2

4,0±0,3

2,6±0,1

2,3

2,3

2,3

Глюкоза

0,1

0,16

0,22

7

4,4

3,2

3,1±0,1

3,3±0,2

2,5±0,1

2,3

2,3

2,3

K2SO4

0,1

0,15

0,22

7

4,4

3,2

4,2±0,4

2,7±0,15

2,4±0,1

2,3

2,3

2,3

MgSO4

0,1

0,22

7

3,2

4,4±0,3

2,8±0,15

2,3

2,3

-аланин

0,15

4,6

3,1±0,2

2,3

Биотин

0,15

4,6

2,7±0,1

2,2

Полная среда

0,3

2,3

2,3±0,1

2,3

Из представленных данных следует, что после повышения концентрации любого из исследуемых веществ с лимитирующего уровня до насыщения максимальная скорость размножения, типичная для 30 °С, достигается во втором поколении. Большую длительность первой генерации можно объяснить наличием стадии задержки роста после повышения концентрации. В зависимости от исходного состояния культуры длительность задержки роста составляет 0,5-1,5 часа. Однако при всех переходных процессах рост с максимальной скоростью начинается через 2,5-4,5 часа. Задержку роста можно объяснить перестройкой биохимических систем клетки при переходе от низкой скорости роста к максимальной, связанной с синтезом дополнительных ферментов.

Тем самым популяция дрожжей в течение 2,5-4,5 часов способна увеличить скорость размножения до максимального уровня. Очевидно, это свидетельствует о высоких адаптивных возможностях дрожжей.

Изучение динамики возрастного состава популяции дрожжей показало быстрое, в течение 1,5-3 часов, увеличение доли ювенильных клеток до нормы, то есть до 6,5-7 %. В дальнейшем число клеток, проходящих ранние стадии митоза, постоянно. Это свидетельствует о равнозначном ускорении всех фаз развития дрожжевых клеток.

3.1.3. Влияние быстрого повышения концентрации 2,4-динитрофенола на рост турбидостатной культуры дрожжей. Адаптация популяции дрожжей в условиях перехода от состояния покоя к активному росту, от активного роста к покою, переход от лимитирования к насыщению, влияние температурного, рН фактора, осмотического фактора сопровождаются изменением в активности биоэнергетической системы.

Действие на рост и развитие клеток ингибиторов энергетических процессов изучено недостаточно. Вместе с тем исследование влияния ингибиторов на такую важную систему клетки, как система сопряжения дыхания и фосфорилирования, позволит выявить роль биоэнергетических процессов в регуляции роста и развития клеток.

Изучалось влияние 2,4-динитрофосфата (ДНФ) – ингибитора хемиосмотической биоэнергетической системы клетки. Достоинством данного ингибитора является его способность при определенных условиях проникать в клетку и разобщать дыхание и фосфорилирование как на уровне митохондрии, так и плазмолеммы. Содержание данного ингибитора в клетке можно регулировать при постоянстве его концентрации в среде. Регуляция концентрации ДНФ в клетке обусловлена его физико-химическими свойствами. Так, ДНФ является слабой кислотой. Для слабых кислот характерна относительно высокая степень диссоциации в нейтральных или близких к ним средах. При низком рН диссоциация снижается. Тем самым при рН 7 – рН 6 доля ионов ДНФ, имеющих электрический заряд, значительно больше, чем при рН 4 –рН 3. Вместе с тем, проницаемость клеточной оболочки для ионов значительно ниже, чем для нейтральных молекул. Следовательно, вероятность входа молекул ДНФ в клетку выше при низких значениях рН, чем при нейтральных. Проникая в клетку, имеющую нейтральную рН, молекулы ДНФ диссоциируют и нарушают градиент рН, обеспечивающий функцию системы фосфорилирования. Тем самым, изменяя рН среды в интервале рН 4 – рН 6, можно регулировать степень ингибирования хемиосмотической биоэнергетической системы клетки и влиять на эффективность ее работы. В ранее проделанной работе было установлено, что динамика роста и развития дрожжей в интервале рН 3,5 –рН 6 постоянна. Тем самым, в данном интервале рН среды является нейтральным фактором, и изменения в росте и развитии могут быть обусловлены, в основном, ДНФ. Опыты проводились с использованием турбидостата при 30 °С и интенсивной аэрации.

В первой серии опытов изучали устойчивость дрожжей к быстрому повышению ДНФ. Концентрацию повышали за 0,5 минуты до уровней 2,5; 5; 7,5; 10 мг/л при рН 4. Результаты представлены в таблице 4.

Таблица 4. Влияние быстрого повышения

концентрации 2,4-динитрофенола на рост дрожжей

Изменение концентрации ДНФ, мг/л

Длительность генеративного цикла, ч

Длительность периода задержки роста, ч

I генерация

II генерация

02,5

3,7±0,16

2,8

0,5±0,04

05

5,2±0,21

3,2

1±0,1

0 5,8

14,1±0,8

3,8

7,5±0,34

07,5

15,5±0,9

4,1

8±0,7

010

-

-

-

Оптимум

2,3±0,1

2,3

-

Опыты показали, что длительность первой генерации увеличена. Во втором поколении наступает стабилизация скорости роста. Выявлены три типа ответной реакции. По первому типу популяция реагирует при повышении концентрации ДНФ до 5 мг/л с незначительным периодом задержки роста. По второму типу развивается ответная реакция при концентрациях 5,8-7,5 мг/л: отмечается длительный период задержки роста, превышающий период активного роста в первом поколении. При повышении концентрации до 10 мг/л рост прекращается и не возобновляется в течение 48 часов. Это третий тип ответной реакции. Во всех опытах не было отмечено изменение доли почкующихся клеток, что свидетельствует о сохранении отношения длительности различных стадий митоза. Обращает на себя внимание узкая область концентраций, 5-5,8 мг/л, в интервале которой резко возрастает время задержки роста в первом поколении. Данное явление свидетельствует о нелинейной зависимости эффекта от дозы при ингибировании биоэнергетической системы клетки и наличии узкой области качественного перехода.

Вместе с тем в длительных экспериментах было установлено, что при медленном, в течение 24 часов, повышении концентрации ДНФ рост дрожжей прекращается при содержании ингибитора 20-22 мг/л. Очевидно, у дрожжей при медленном повышении концентрации ДНФ формируется система защиты. Для выявления минимальной индуцирующей концентрации были проделаны опыты по следующей схеме. Дрожжи выращивались в течение 24 часов в присутствии ДНФ, затем концентрация доводилась до 10 мг/л. Если в опыте отмечался рост, то данная концентрация считалась достаточной для индукции системы защиты. Ингибирующими были следующие концентрации ДНФ: 0,3; 0,6; 1,25; 2,5; 5; 7,5 мг/л. Установлено, что индукция отмечается в интервале концентраций 0,6-0,9 мг/л. Наиболее эффективной ингибирующей концентрацией является концентрация 2,5-5 мг/л. После предварительного культивирования при содержании ДНФ 2,5-5 мг/л рост дрожжей при 10 мг/л осуществляется без задержки, а длительность первой генерации составляет 3,5-3,8 часов. Тем самым, в данной серии экспериментов показано, что предварительное культивирование дрожжей в присутствии ДНФ позволяет затем проявлять устойчивость к той концентрации ДНФ, которая при одноразовом воздействии приводит к прекращению роста.

В следующей серии опытов было определено минимальное время, необходимое для индукции защитной системы. Дрожжи выращивались в течение 0,25-1 часа в присутствии ДНФ при концентрациях 0,9-7,5 мг/л. Затем концентрация повышалась до 10 мг/л. Установлено, что система защиты индуцируется наиболее быстро в течение 0,5 часа концентрациями ДНФ 1,25; 2,5; 5 мг/л. При экспозиции 0,25 часа индукция не отмечается. Концентрация ДНФ 7,5 мг/л индуцирует защитную систему через 2,5 часа. Особенностью последнего опыта является способность дрожжей формировать защитную систему при отсутствии роста и размножения.

Была прослежена динамика накопления ДНФ в дрожжевых клетках при различных режимах воздействия. Установлено два типа ответной реакции:

1. Переходные процессы без задержки роста при повышении концентрации ДНФ до 5 мг/л или предварительная выдержка при тех же концентрациях с дальнейшим повышением до 10 мг/л. Концентрация ДНФ в течение одного часа увеличивается до уровня 0,2-0,5 мг на 1 г биомассы дрожжей и сохраняется в течение всего опыта.

2. Переходные процессы с временной задержкой роста с одноразовым повышением концентрации ДНФ от 5,8 мг/л до 10 мг/л. В течение первых двух часов содержание ДНФ в клетках возрастает до 1-1,5 мг на 1 г биомассы. Затем следует спад концентрации ДНФ в клетках до уровня 0,4-0,5 мг на 1 г биомассы. После достижения этого уровня через 7-8 часов начинается рост дрожжей. Тем самым содержание ДНФ в клетках в первые 2 часа опыта определяющим образом влияет на кинетику роста и размножения дрожжей. Разобщители фосфорилирования широко используются в мире микрофлоры как средство подавления роста конкурирующих видов. К числу ингибиторов этого класса относятся слабые органические кислоты: уксусная, молочная, яблочная; а также неорганические: угольная, сероводородная и другие. Тем самым скорость индукции защитной системы и сама способность к индукции определяют устойчивость конкретного вида в борьбе за существование при доминирующей роли данного фактора.

По таким показателям, как устойчивость дрожжей к ДНФ, скорость индукции защитной системы, изучаемый вид имеет высокую степень защищенности от факторов разобщителей фосфорилирования. Очевидно, это свойство сформировалось вследствие постоянного проживания дрожжей в средах с повышенным содержанием кислот, в основном, угольной кислоты.

В дополнительных опытах было установлено, что предварительное выдерживание дрожжей в течение 24 часов при рН 2,3 дрожжи сохраняют способность к росту и размножению после перенесения их в среду с содержанием ДНФ до 12,5 мг/л. Тем самым рост дрожжей в закисленной среде индуцирует систему защиты и разобщителя фосфорилирования.

Показателем высокой защищенности биоэнергетической системы у дрожжей к воздействию ДНФ служит следующий опыт: рост дрожжей был остановлен при рН 4 одноразовым добавлением ДНФ до концентрации 10 мг/л. Через 24 часа рН среды был изменен рН 4 рН 6. После такого перехода ДНФ быстро вышел из клеток, и через 0,5 часа турбидостатная культура дрожжей достигла максимальной скорости размножения. Очевидно, длительное, в течение 24 часов, присутствие ингибитора в дрожжевой клетке не привело к необратимым изменениям, и генеративная активность восстановилась без какой-либо существенной задержки.

3.1.4. Рост турбидостатной культуры дрожжей при высокой концентрации веществ в стационарном режиме и в условиях осмотического шока. Адаптация природных популяций дрожжей к концентрированным средам происходит при естественном высушивании субстрата: плодов, ягод, растительных соков. Степень обезвоживания может быть значительной. При этом концентрация веществ увеличивается, и дрожжи вынуждены адаптироваться к средам с высокой осмотической активностью. В предыдущих разделах рассматривались минимальные концентрации компонентов среды, при которых возможен рост дрожжей. В данном разделе изучалось влияние высоких концентраций растворенных веществ на рост дрожжей. Изучалось влияние веществ, входящих в состав питательной среды: (NH4)2SO4, NaH2PO4, KCl, MgSO4, глюкозы, биотина, -аланина, а также изучалось влияние дополнительных веществ: сахарозы, NaCl, (NH4)2SO4, NH4Cl, LiCl. Использовались вещества, имеющие класс чистоты «химически чистое», концентрации приводятся для безводных форм соединений. Опыты проводились с применением турбидостата при 30 °С и интенсивной аэрации. Концентрацию измеряли в молярных единицах и повышали ступенчато на 0,25 моль. Дрожжи выращивались в стационарных условиях в течение 12 поколений. По истечении этого времени измеряли изучаемые параметры. Затем концентрация вновь повышалась на 0,25 моль. Изучаемыми показателями были: удельная скорость роста, длительность генеративного цикла, возрастной состав культуры, объем клеток, потребление глюкозы, содержание изучаемых веществ в клетке.

В другой серии опытов изучалась адаптация дрожжей к быстрому повышению концентрации в режиме осмотического шока. Изучались следующие вещества: NH4CI, NaH2PO4, MgCL2, MgSO4, (NH4)2SO4, KCI, NaCl. Концентрацию изменяли за 3-4 минуты от оптимального уровня до уровня, при котором скорость роста замедляется в два раза. После полной адаптации производился обратный переход. Слежение за изучаемыми показателями велось непрерывно.

В опытах со стационарными культурами было установлено, что замедление скорости размножения дрожжей отмечается при концентрации MgSO4 1,6 моль, глюкозы – 1,25 моль. Другие вещества начинали оказывать влияние на скорость размножения дрожжей при концентрации 0,3-0,6 моль. Биотин из-за слабой растворимости не оказывал влияния на рост дрожжей. Полученные результаты позволяют распределить изучаемые вещества в порядке возрастания их ингибирующей активности. Показатель ингибирующей активности определялся по формуле: где:

J – ингибирующая активность

С – концентрация в молях, при которой происходит двукратное замедление скорости размножения.

Результаты приведены в таблице 5.

Таблица 5. Влияние растворенных веществ

на скорость размножения дрожжей

Изучаемое вещество

Концентрация,

необходимая

для двукратного

замедления скорости размножения, моль

Ингибирующая актив-

ность

Осмоти-ческое

давление,

атм.

Концентрация, при которой

происходит

остановка роста, моль

Глюкоза

2,35

0,43

52,6

3,1

MgSO4

1,95

0,51

87,4

2,2

NaCl

1,3

0,77

52,2

1,7

Сахароза

1,2

0,83

26,9

1,6

NaH2PO4

1,18

0,85

79,3

1,6

Na2SO4

1,12

0,89

75,3

1,4

KC1

1,05

0,95

47,04

1,35

(NH4)2SO4

1,01

0,99

67,9

1,3

NH4CI

0,98

1,02

43,8

1,28

MgCL2

0,95

1,05

63,8

1,25

-аланин

0,9

1,1

20,2

1,2

LiCl

0,01

100

0,22

0,025

Из представленных данных следует, что ингибирующая активность не зависит от осмотического эффекта и определяется природой вещества. По устойчивости к глюкозе и MgSO4 дрожжи могут быть классифицированы как экстремальные галофилы, по отношению к другим веществам – как умеренные галофилы. Витаминная добавка -аланин (предшественник в синтезе пантогеновой кислоты) оказывает то же влияние, что и минеральные добавки. Замедление скорости размножения в два раза для большинства изученных веществ отмечается в интервале концентраций 0,9-1,3 моль.

Особое внимание обращает на себя высокая ингибирующая активность ионов щелочного металла лития. Очевидно, этот эффект связан с токсическим действием. Ингибирующая активность другого иона – магния – существенно зависит от природы катиона. Так, в виде MgSO4 ион магния в 2 раза менее активен, чем в виде MgCl2.

Были проведены опыты для сравнения ингибирующей активности ионов лития с ионами тяжелых металлов. Результаты представлены в таблице 6.

Таблица 6. Влияние тяжелых металлов на дрожжи

Изучаемое

вещество

Максимальная концентрация, при которой за 24 часа

происходит увеличение

биомассы в 2 раза, моль

Минимальная концентрация,

при которой за 48 часов

биомасса увеличивается

не более чем на 1%, моль

CuSo4

6,2 · 10-6

3 · 10-5

Cd(NO3)2

2,1 · 10-4

1,1 · 10-3

СоСl2

3,8 · 10-3

8 · 10-3

СгСl3

6,3 · 10-3

1,5 · 10-2

NiС12

7,1 · 10-3

1,5 · 10-2

A12(SO4)3

6,6 · 10-3

2 · 10-2

MnSO4

3,4 · 10-2

7 · 10-2

FeSO4

3,5 · 10-2

8 · 10-2

ZnSO4

3,6 · 10-2

8 · 10-2

LiCl

2,2 · 10-2

2,4 · 10-2

Из приведенных данных следует, что по уровню токсичности ионы лития сходны с ионами таких тяжелых металлов, как марганец, железо, цинк. По внешнему проявлению их сближает то, что отмечается адаптация у дрожжей к данным ионам с постепенным увеличением скорости размножения. Так, при содержании в среде LiCl 0,02 моль удельная скорость роста µ = 0,06 ч-1, но через 72 часа этот показатель возрос с µ = 0,06 до µ = 0,13 ч-1.

Аналогичные результаты были получены в опытах с ионами никеля, цинка, железа. Можно предположить, что, несмотря на большие различия в химических свойствах лития и тяжелых металлов, у них есть общие моменты по воздействию на дрожжи, в то время как у ионов калия, натрия, аммония, магния, глюкозы и сахарозы адаптивного эффекта с увеличением скорости размножения не было обнаружено.

В следующий серии опытов изучалось влияние концентрированных веществ на такие показатели, как объем клеток, общий экономический коэффициент по глюкозе, возрастной состав популяций. Результаты представлены в таблице 7.

Таблица 7. Объем клеток, потребление глюкозы, возрастной состав

популяции дрожжей у ингибированной культуры

при половинной скорости роста µ = 0,15 ч-1

Ингибирующий фактор

Концен-трация,

моль

Объем клеток,

%

Общий экономический коэффициент по глюкозе, %

Доля

ювенильных клеток, %

Оптимальная среда

0,02

100

100

6,8

КС1

1,05

95

44

7,1

NaCl

1,3

87

59

6,9

(NH4)2 SO4

1,01

97

65

7,2

NaH2PO4

1,2

99

98

7,2

MgCl2

0,95

80

74

6,7

NH4Cl

1,0

63

39

7,1

MgSO4

1,95

49

53

7,3

Из приведенных данных следует, что возрастной состав популяций при высоких концентрациях веществ остался тем же, что и при культивировании в оптимальной среде. Если это явление наблюдается на фоне замедленной скорости размножения, то это свидетельствует о пропорциональном замедлении скорости прохождения клеткой всех стадий митоза.

Расход глюкозы на поддержание жизни и роста в концентрированных средах возрастает, кроме культур, ингибированных NaH2PO4. Наиболее значительно повышение расхода при ингибировании КСl и NH4Cl.

Объем клеток уменьшен при культивировании в средах с MgSO4, NH4CI. Влияние других веществ на объем клеток незначительно. Очевидно, это  явление  не  может  быть  объяснено  одним  только  осмотическим  эффектом.

Согласно полученным результатам, дрожжи способны расти и размножаться в широком диапазоне концентрации растворенных веществ, от нескольких миллиграммов на 1 л до сотен граммов. В последнем случае дрожжи по своей устойчивости проявляют свойство галофилов. У галофилов устойчивость к высоким концентрациям сформировалась в процессе эволюции и достигается, в основном, за счет повышения устойчивости внутриклеточных компонентов к концентрированным растворам, так как у галофилов внутриклеточная концентрация ионов почти не отличается от внеклеточной. Внешние проявления этого свойства заключаются в том, что клетки галофилов тонут в концентрированных растворах. Дрожжевые же клетки в концентрированных растворах всплывают. Это свидетельствует о том, что внутриклеточное содержание веществ меньше, чем в среде. Дрожжи, очевидно, сохраняют удельный вес, равный 1,05-1,1, наблюдаемый в оптимальных условиях. По этой причине механизм адаптации дрожжей и галофилов к высоким концентрациям может отличаться. С целью более подробного изучения этого вопроса проводили прямое измерение содержания различных ионов в клетке дрожжей. Проводились опыты как с активно растущей культурой, так и культурой в состоянии покоя. Состояние покоя достигалось пересевом в среду без глюкозы. В данном случае выяснялась роль биоэнергетических систем в поддержании градиента концентрации в направлении среда клетка. Продолжительность опыта составляла 24 часа. Результаты представлены в таблице 8.

Таблица 8. Содержание ионов внутри клетки дрожжей

у покоящихся и размножающихся культур

Изучаемое

вещество

Концентрация вещества

в растворе,

моль

Изучаемый ион

Содержание ионов в 1 кг сырой биомассы, моль

покой

рост

(NH4)2SO4

1,0

NH4+

0,18

0,17

MgSO4

1,95

Mg+2

0,32

0,066

КС1

1,0

K+

0,044

0,083

Оптимальная среда

0,02

K+ , Mg+2, NH4+

< 0,01

< 0,01

Из представленных данных следует, что во всех опытах отмечается значительный градиент концентрации в системе среда клетка. Содержание изучаемых ионов в дрожжевой клетке значительно меньше, чем в среде.

При этом содержание ионов NH4+ в клетке не зависит от активности биоэнергетических систем. Содержание ионов Mg2+ существенно зависит от содержания в среде обитания источника углерода и энергии – глюкозы. В опытах с К+ установлено более высокое содержание изучаемого иона у активно растущей клетки, чем у покоящейся. Очевидно, физиологические и биохимические механизмы адаптации дрожжей к каждому конкретному иону специфичны. Так, ионы Mg2+ активно удаляются из клетки при наличии источника энергии. Дрейф ионов NH4+ не зависит от энергетического потенциала клетки. Ионы К+ в большем количестве содержатся в активных клетках. Очевидно, это необходимо для поддержания жизнедеятельности, так как поддержание трансмембранного потенциала клетки осуществляется в режиме антипорта К+ Н2+. Общим моментом для всех изученных ионов является предел насыщения ими цитоплазмы. При достижении некоторой пороговой величины, различной для каждого иона, диффузия прекращается и устанавливается равновесное состояние. Наиболее значимо это явление для покоящихся клеток.

В следующей серии опытов изучали переходные процессы у популяции дрожжей при быстрой смене концентрации веществ от оптимального уровня до ингибирующего и обратные переходы.

Опыты проводились в турбидостате при 30 °С. Изучаемыми показателями были: удельная скорость роста, длительность генеративного цикла и возрастной состав популяции. Признаком завершения переходного процесса была стабилизация удельной скорости роста. Изучались переходные процессы с участием следующих веществ: NaH2PO4, MgСl2, MgSO4, (NH4)2SO4, KC1, NaCl. Концентрация действующего вещества изменялась от 0,01 моль до 1 моль и обратно. В опытах с MgSO4, концентрация изменялась в варианте 0,01 моль 2 моль. Повышение концентрации достигалось добавлением в ферментер и ёмкость со средой необходимого количества изучаемого вещества. Понижение обеспечивалось центрифугированием и отмывкой культуры с переносом в подготовленную среду. Результаты представлены в таблице 9. Уклонение от средней – менее 10 %.

Таблица 9. Переходные процессы при смене концентрации веществ

Изучаемое вещество

Исходная

длительность генеративного цикла

Смена

концентрации

и С1 С2,

моль

Длительность генерации,

ч

I

генерация

II

генерация

III

генерация

NaH2PO4

2,3

4,6

0,01 1

1 0,01

10,5

2,4

5,1

2,3

4,6

2,3

MgCl2

2,3

4,6

0,01 1

1 0,01

10,5

3,8

4,4

2,3

4,6

2,3

MgSO4

2,3

4,6

0,01 2

2 0,01

8,1

3,9

2,4

3,4

4,6

2,3

(NH4)2SO4

2,3

4,6

0,01 1

1 0,01

6,9

2,4

6,9

2,3

4,6

2,3

KC1

2,3

4,6

0,01 1

1 0,01

6,1

3,3

2,4

3,1

4,6

2,3

NaCl

2,3

4,6

0,01 1

1 0,01

7,9

3,2

7,1

5,1

4,6

2,3

Из представленных данных следует, что стабилизация изучаемого показателя наступает во втором-третьем поколении. Наиболее быстро завершаются переходные процессы при понижении концентрации. Переходные процессы 1 0,01 моль с участием NaH2PO4 и (NH4)2SO4 завершаются в первом поколении. При других переходных процессах стабильное состояние у популяции наступает в третьем поколении. Доля почкующихся клеток изменяется незначительно, что свидетельствует о слабом влиянии фактора концентрации на длительность элементов митотического цикла.

Изучение кинетики удельной скорости роста позволило выявить сходство в ответной реакции популяции дрожжей на повышение концентрации изучаемых веществ. Для всей группы таких переходных процессов характерно замедление скорости размножения в первые 2-4 часа от начала опыта. При этом отмечается полная остановка роста различной продолжительности от 0,5 часа до 1-2 часов. На второй стадии ответной реакции скорость размножения резко увеличивается. При этом в переходных процессах с участием MgSO4, КС1, (NH4)2SO4 удельная скорость роста достигает максимального значения, типичного для оптимальных условий, где µ = 0,3 ч-1. Продолжительность периода аномальной скорости роста сравнима с длительностью одной генерации. Затем следует снижение скорости размножения. Очевидно, первый этап замедления и остановки роста можно рассматривать как стадию предадаптации популяции, увеличение скорости отражает максимальную реализацию адаптивных функций, а следующее за этим замедление – истощение адаптивных проявлений. Вместе с тем эти явления наблюдаются не при всех переходных процессах. Так, при повышении концентрации NaCl после замедления скорости размножения на первой стадии следует период стационарного роста, где µ = 0,15 ч-1. При понижении концентрации на первом этапе отмечается увеличение скорости размножения в первые 2 часа. Затем в колебательном режиме скорость размножения переходит на стабильный режим. Сложный и длительный колебательный режим скорости размножения при переходных процессах с повышением и понижением концентрации, очевидно, свидетельствует об участии в этом процессе одновременно нескольких клеточных систем. В свою очередь, генерализованная ответная реакция является следствием баланса многокомпонентной системы. Вместе с тем быстрый переход на стационарный режим за период времени меньший, чем продолжительность одной генерации, свидетельствует о доминирующей роли одной системы, определяющей скорость размножения дрожжей. Это явление наблюдается при быстром повышении концентрации NaCl и быстром понижении концентрации NaH2PO4 и (NH4)2SO4. По результатам проделанной работы можно сделать выводы: ингибирующая активность зависит от природы вещества, а не от осмотического эффекта. Изучаемые вещества оказывают одинаковое влияние на все стадии митоза без искажения возрастного состава популяции. Объем клеток изменяется незначительно, кроме опытов с NH4Cl и MgSO4. Внутриклеточное содержание ионов значительно меньше, чем в окружающей среде. Общий экономический коэффициент по глюкозе в концентрированных растворах понижен, но поддержание градиента концентрации не может быть объяснено активностью только биоэнергетических систем клеток. Длительность адаптации дрожжей к быстрой смене концентрации зависит от природы вещества.

3.1.5. Влияние быстрой смены pH на рост турбидостатной культуры дрожжей Saccaharomyces cerevisiae. Рост и развитие природных популяций дрожжей осуществляется, в ряде случаев, при непостоянном значении рН среды. Причины закисления среды обитания могут быть различными. Так, при активном брожении в застойных зонах происходит насыщение среды CO2. Образующаяся угольная кислота в виде насыщенного раствора при 20-30 °С имеет рН 3,5 – рН 4,5. При усвоении источника азота в виде сульфатов или нитратов среда закисляется серной и азотной кислотой. Смещение рН достигает уровня рН 2,5 – рН 2,2. Совместное проживание дрожжей с молочнокислыми и уксуснокислыми микроорганизмами также приводит к закислению среды соответствующими кислотами.

Переход от закисления к норме возможен при выходе СО2 из раствора при восстановлении контакта среды обитания с атмосферным воздухом. Удаление минеральных и органических кислот происходит при вымывании их дождевой водой или утилизацией их другими видами представителей микрофлоры.

В предварительных опытах было установлено, что популяция дрожжей сохраняет постоянную скорость роста, объем клеток, возрастной состав в интервале рН 7 – рН 3,5. Так, при температуре 32 °С при рН 7 – рН 3,5 дрожжи имеют удельную скорость роста µ = 0,32 ч-1, доля почкующихся клеток 6,2 %. Двукратное замедление скорости размножения наступает при рН 2,35. Полная остановка роста происходит при рН 2,2. В условиях ингибирования роста происходит уменьшение доли почкующихся клеток, увеличение объема клеток, увеличение длительности генеративного цикла. Так, при рН 2,35 при 32 °С длительность генеративного цикла увеличивается в 2 раза против нормы, то есть, с 2,2 часа до 4,4 часа. Объем клеток возрастает в 1,5 раза, доля почкующихся клеток понижается и составляет 2,9 %.

В данном разделе рассматриваются кинетические изменения таких показателей, как длительность генеративного цикла, возрастной состав, объем клеток при изменении рН 2,35 рН 4.

При переходе рН 4 рН 2,35 в течение первых трех часов объем клеток уменьшается, затем возрастает и стабилизируется на новом уровне. Доля почкующихся клеток уменьшается в течение первых 1,5 часов. Затем их доля возрастает с максимумом через 2,5-3,5 часа от начала опыта. Их доля в максимуме составляет 15-17 %, что в 2,5-3 раза больше нормы в оптимальных условиях. Длительность первой генерации увеличивается с 2,2 часа до 5,1 часа. Стабилизация показателя достигается во втором поколении.

Переход рН 2,35 рН 4 протекает более гладко. Объем клеток быстро уменьшается, достигая стабильного значения через 1 час от начала опыта. Доля почкующихся клеток плавно возрастает, достигая нормы через 5-6 часов. Длительность генеративного цикла изменяется с 4,4 часа до нормы – 2,2 часа в первом поколении.

Для переходов рН 4 рН 2,35 характерно значительное замедление ювенильной фазы развития клетки в интервале 2,5-3,5 часа от начала опыта. Данное замедление нарушает баланс скоростей прохождения клеткой ранних и поздних стадий митоза. При переходном процессе в течение значительного времени длительность ювенильной фазы при рН 2,35 увеличена, в то время как при этом же рН для стационарной культуры данный период сокращен, и доля ювенильных клеток снижена до 2,9 %. Вместе с тем обращает на себя внимание высокая стойкость дрожжей к рН фактору. Так, большинство представителей микрофлоры прекращает рост при рН 4 рН 5. В свою очередь дрожжи проявляют свойство ацидофилов, сохраняя способность к росту при рН до 2,2. Механизм быстрой реадаптации дрожжей при переходах рН 2,35 рН 4 осуществляется, очевидно, по принципу «узкого звена». Так, быстрые переходы свидетельствуют об изменении активности небольшого числа ферментативных реакций. Обычно это одна реакция или одна система регуляции. Механизм действия рН фактора сводится к его влиянию на биоэнергетическую систему клетки. Так, хемиосмотическая биоэнергетическая система клетки функционирует за счет поддержания градиента концентрации ионов водорода. Внутри клетки поддерживается рН, близкая к рН 7. На внешней мембране накапливаются ионы Н+. Тем самым, клетка в активном состоянии представляет конденсатор, где в роли изолятора выступает клеточная оболочка. Синтез АТФ, как было показано в классических работах Митчела, осуществляется за счет управляемого потока зарядов в направлении среда клетка, вынос ионов Н+ из клетки сопряжен со значительными энергозатратами. Наконец, при достижении нулевого энергетического баланса рост и размножение клетки прекращаются. Тем самым, представленные в данном разделе результаты свидетельствуют о влиянии энергетических потоков на динамику изучаемых показателей.

3.1.6. Переходные процессы при изменении содержания кислорода в среде обитания дрожжей. Моделировалась ситуация, при которой поток кислорода в клетку снижался, а затем вновь восстанавливался. Это происходит, например, при погружении клеток на большую глубину в воду с последующим всплытием. При переходах от дыхания к гипоксии переходный процесс длится 8-9 часов и заканчивается во втором поколении. Доля ювенильных клеток летом снижается более чем в два раза, объем клеток увеличивается в 1,5 раза. При восстановлении аэрации переходный процесс завершается в первом поколении через 4-5 часов. Поскольку при данном переходном процессе изменяются все изучаемые показатели, то данное воздействие может быть использовано как средство управление ими.

3.1.7. Адаптация турбидостатной культуры дрожжей к быстрой смене источников азота, углерода и энергии. Изучаемый вид дрожжей для поддержания жизни и роста нуждается в источнике углерода и энергии, фосфора, азота, калия, магния, -аланина, биотина. Действующей частью источника фосфора является анион РО4-3, магния и калия – катионы Mg+2 и К+1.  Данные  ионы  не  имеют  аналогов,  то  же  можно  сказать  о  биотине и -аланине. В свою очередь, дрожжи способны усваивать разнообразные источники азота и различные углеводы. Природные популяции дрожжей по мере истощения в субстрате какого-либо источника азота или углевода вынуждены переключаться на новый источник.

В данном разделе рассматриваются источники азота: сульфат аммония, карбамид, аспарагин, и углеводы: глюкоза, сахароза, мальтоза. В опытах дрожжи выращивались в течение 12 поколений на том или ином источнике при 30 °С. Содержимое ферментера турбидостата сливалось, центрифугировалось, биомасса отмывалась дистиллятом. Затем отмытая биомасса возвращалась в ферментер, в котором среда была изменена по изучаемому источнику, и велось наблюдение за динамикой адаптации. Изучались следующие переходные процессы по источникам азота: сульфат аммония карбамид; карбамид сульфат аммония; сульфат аммония аспарагин; аспарагин сульфат аммония; аспарагин карбамид; карбамид аспарагин. По источникам углеводов: глюкоза сахароза; сахароза глюкоза; сахароза мальтоза; глюкоза мальтоза; мальтоза сахароза; мальтоза глюкоза. Концентрация изучаемых веществ составляла 1 г/л. 

Дрожжи способны усваивать каждый из перечисленных источников. Удельная скорость роста при 30 °С составляет на каждом из источников µ = 0,3 ч-1, а длительность генерации 2-3 часа.

Выбор изучаемых веществ был обусловлен особенностью их биохимической трансформации дрожжевыми клетками.

Так, источник азота превращается в основном в аминокислоты. В аминокислотах азот содержится в виде аминогруппе NH2. В виде аминогруппы органические вещества содержатся в карбамиде (NH2)2СО. Тем самым, если осуществляется переход (NH2)2СО (NH4)2SO4, то дрожжам необходим синтез группы ферментов для обеспечения трансформации NH4 NH2. При обратном переходе (NH4)2SO4 (NH2)2СО группа ферментов, обеспечивающая превращение NH4 NH2, исчезает. Тем самым в одном переходном процессе должна осуществляться индукция синтеза ферментов, в другом – деградация этих ферментов. В свою очередь, аспарагин (Asn) является одним из базовых соединений, из которого дрожжи за счет незначительного числа ферментативных реакций синтезируют весь аминокислотный компонент клетки. Тем самым при поступлении аспарагина исчезает необходимость в ферментах, обеспечивающих все предшествующие пути трансформации азота. При обратном переходе Asn NH4 или Asn NH2 синтезируется весь комплекс ферментов, необходимых для утилизации азота.

С индукцией синтеза ферментов связано также усвоение изучаемых углеводов. Так, моносахара глюкоза и фруктоза с участием переносчиков проникают в клетку. В свою очередь дисахара сахароза и мальтоза не проникают. Для обеспечения их доступности для дрожжей необходимо участие ферментов, локализованных на внешней оболочке клетки. Дальше гидролитические ферменты превращают молекулу сахарозы в два моносахара: глюкозу и фруктозу. Мальтоза расщепляется в две молекулы глюкозы. Тем самым подготовка сахарозы и мальтозы требует участия двух различных ферментных систем. В дальнейшем для усвоения продуктов гидролиза сахарозы – глюкозы и фруктозы – требуется группа ферментов, отличная от тех, которые необходимы для усвоения одной глюкозы – продукта гидролиза мальтозы.

Тем самым смена изучаемых источников азота и углеводов сопровождается индукцией синтеза ферментов с участием ядра клетки.

Результаты экспериментов по адаптации дрожжей к источнику азота представлены в таблице 10.

Таблица 10. Переходные процессы при смене источника азота

Длительность генеративного

цикла при

переходных

процессах, ч

Переходные процессы

(NH4)2S04

(NH4)2CO

(NH4)2CO

(NH4)2S04

(NH4)2S04 Asn

Asn

(NH4)2S04

Asn

(NH4)2CO

(NH4)2S04 Asn

I генерация

4,9±0,3

3,5±0,1

2,9±0,1

4,1±0,2

5,9±0,3

3,4±0,1

II генерация

4,1

2,4

2,3

2,9

2,8

2,7

III генерация

2,4

2,3

2,3

2,3

2,3

2,3

Из представленных данных следует, что длительность генеративного цикла 2,3 часа, типичная для популяций, растущих в стационарных условиях, устанавливается в основном в третьем поколении. Наиболее быстро происходит адаптация к аспарагину и сульфату аммония. Адаптация к карбамиду наиболее длительна. Для таких переходных процессов характерна стадия медленного роста в течение первого поколения.

Результаты экспериментов по изучению адаптации дрожжей к углеводам представлены в таблице 11.

Таблица 11. Переходные процессы при смене сахаров

Длительность

генеративного

цикла при переходных

процессах, ч

Переходные процессы

Глюкоза

сахароза

Сахароза

глюкоза

Сахароза мальтоза

Глюкоза

мальтоза

Мальтоза

сахароза

Мальтоза глюкоза

I генерация

3,8±0,2

2,7±0,1

3,4±0,3

2,6±0,1

2,7±0,1

2,5±0,1

II генерация

2,4

2,3

2,4

2,3

2,3

2,3

Длительность адаптивного процесса при смене углеводов наибольшая при участии дисахаров. Однако во втором поколении переходный процесс завершается.

Сравнение длительности переходных процессов при смене источника азота и при смене источника углерода и энергии показывает, что адаптация к углеводам осуществляется с большей скоростью. Возможно, это объясняется тем, что дрожжи в природных условиях чаще меняют источник углеводов, чем азота. По этой причине более развита адаптивная функция по отношению к углеводам.

Изучение кинетики процесса адаптации показало отсутствие периодов остановки роста при смене изучаемых веществ. Очевидно, это свидетельствует о высокой лабильности индуцируемых систем. Уже через 10-15 минут после смены источника отмечается размножение клеток со скоростью, равной половине максимальной или больше половины.

3.1.8. Управление морфофизиологическими показателями у хемостатной культуры дрожжей. Изучение хемостатной культуры показало, что наиболее эффективное культивирование по показателю выхода биомассы протекает при больших скоростях протока при лимитировании глюкозой. Наибольший выход биомассы, очевидно, обеспечивается тем, что при лимитировании глюкозой исключается эффект катаболитной репрессии, и источник углерода и энергии используется более полно, в то время как при лимитировании источниками фосфора и азота глюкоза расходуется нерационально. При этом использование лимитирующего фактора является хорошим средством регуляции возрастного состава популяции. Концентрация ювенильных клеток прямо зависит от скорости протока. Наблюдается рост за счет резервного запаса веществ. Наиболее значимы запасы магния и биотина. При отсутствии внешнего источника этих веществ дрожжи увеличивают биомассу в 5-10 раз. При отсутствии глюкозы рост дрожжей отсутствует. Очевидно, глюкоза не накапливается в клетках.

3.2. Влияние на проточную культуру дрожжей физического фактора температуры культивирования. Собственные исследования позволили обнаружить следующие закономерности в ответной реакции турбидостатной культуры дрожжей в ответ на изменение температуры культивирования. Так, было установлено, что величина таких показателей, как удельная скорость роста, доля ювенильных клеток, объем клеток, непостоянна в течение нескольких поколений после смены температуры. При повышении температуры во всех экспериментах наблюдаются длительные периоды, при которых удельная скорость роста значительно превышает ее значение при исходной и конечной температуре, установленной у культуры, растущей при постоянном температурном режиме. При тех же температурных переходах отмечены периоды полной или почти полной остановки роста. Аналогичные явления имеют место и при понижении температуры, за исключением температурных переходов 39 °С 14 °С и 37,5 °С 20 °С, где значение удельной скорости роста в течение опыта не превышает величины этого показателя у стационарных культур. Значительные колебания величины удельной скорости роста можно объяснить тем, что дрожжи, находящиеся в различных стадиях развития, неодинаково реагируют на изменение температуры. Это, в свою очередь, приводит к значительному изменению возрастного состава культуры при температурных переходах. Обычно уменьшение доли ювенильных клеток в культуре предшествует периоду снижения удельной скорости роста, а возрастание числа таких клеток способствует увеличению скорости роста. Изменение объема клеток при температурных переходах отличается большим разнообразием. При переходах с повышением температуры в области 14 °С 33 °С, в области 36 °С 39 °С и при переходах (14 °С 30 °С) (36 °С 39 °С) в течение первого поколения отмечаются периоды быстрого увеличения объема клеток. При температурных переходах с понижением температуры (36 °С 39 °С) (14 °С 30 °С) и в области 36 °С 39 °С в первом поколении происходит быстрое уменьшение объема клеток. При аналогичных температурных переходах в области 14 °С 30 °С изменения объема незначительны. Анализ переходных процессов по значению такого показателя, как время удвоения числа клеток, позволяет выделить три типа ответной реакции у турбидостатной культуры дрожжей на смену температуры культивирования. К первому типу ответной реакции относятся те переходные процессы, при которых длительность первого удвоения числа клеток после температурного перехода t1 t2 не более, чем на 20 % отличается от длительности этого процесса при t1 в условиях стационарного температурного режима. Это температурные переходы в области 14 °С 33 °С как с повышением, так и с понижением температуры, переходы в области 36 °С 39 °С с понижением температуры, а также переходы 33 °С 36 °С и 25 °С 36 °С. При данных температурных переходах переходный процесс, по показателю времени удвоения числа клеток, завершается в первом поколении. Ко второму типу относятся те переходные процессы, при которых длительность удвоения числа клеток, отмеченная для t2 при постоянной температуре, устанавливается во втором-третьем поколении. Это явление установлено для температурных переходов (37,5 °С 39 °С) (14 °С 33 °С) и при переходах в области 36 °С 39 °С при повышении температуры. К третьей группе были отнесены наиболее длительно протекающие переходные процессы со стабилизацией длительности удвоения числа клеток в пятом-шестом поколении. Это наблюдается при температурных переходах (14 °С 33 °С)   (37,5 °С 39 °С). Анализ полученных результатов позволяет утверждать, что, по показателю времени удвоения числа клеток, наиболее быстро переходные процессы завершаются при смене температуры при любых вариантах температурных переходов и в области супраоптимальной температуры с понижением температуры. Промежуточными по длительности, переходными процессами являются переходы, в области супраоптимальной температуры с повышением температуры и при переходах из супраоптимальной  в субоптимальную–оптимальную область, а также температурные переходы 33 °С 36 °С и 25 °С 36 °С. Наиболее длительные переходные процессы отмечены для температурных переходов из области субоптимальной–оптимальной температуры в супраоптимальную область. Была установлена следующая закономерность: в интервале температур 12 °С 39 °С дрожжи находятся в двух физиологических состояниях. Одно присуще им при температуре 12 °С 39 °С, другое – при 36 °С 39 °С. В свою очередь, длительность переходного процесса минимальна (1-2 поколения) при температурных переходах в пределах каждого из физиологических состояний. Длительность же переходного процесса из одного состояния в другое максимальна и составляет 3-6 поколений. Температурные переходы в ряде случаев сопровождаются значительным увеличением скорости размножения клеток. Так, при переходах 14 °С 30 °С; 14 °С 20 °С; 14 °С  33 °С;  14 °С 25 °С – в 1,7-2,8 раза, 39 °С 36 °С; 39 °С 37,5 °С; 39 °С 33 °С;  14 °С 39 °С; 20 °С 37,5 °С время удвоения числа клеток в течение одного поколения сокращается против исходного в 1,7-3,6 раза. Однако, длительность переходного процесса по данному показателю при таких температурных переходах неодинакова. При одних вариантах смены температуры переходный процесс завершается в первом поколении, при других – в пятом-шестом поколении. Особо следует отметить температурные переходы 14 °С 39 °С и 20 °С 37,5 °С, где длительность удвоения числа клеток в первом поколении в 2-3 раза меньше, чем при t1 и t2 в стационарном температурном режиме. Очевидно, в данных опытах супраоптимальная температура на протяжении первых поколений выступает в роли не ингибитора роста, а в роли активатора.

Исходя из полученных данных, можно утверждать, что дрожжи имеют высокую защищенность от перегрева. Так, при температурных переходах (14 °С 33 °С) (37,5 °С 39 °С) культура на протяжении ряда поколений сохраняет скорость размножения большую, чем при супраоптимальной температуре при постоянном температурном режиме культивирования. Отличие дрожжей, растущих при постоянной температуре, в области субоптимальной–оптимальной температуры, от культуры, растущей при супраоптимальной температуре, наблюдается и на морфологическом уровне. Так, при температурах 14 °С и 39 °С, 20 °С и 37,5 °С, 25 °С и 36 °С удельная скорость роста в каждой паре температур одинакова. Однако по таким показателям, как объем клетки, возрастной состав, установлено различие. Различие между такими культурами особенно проявляется при переходных процессах. Как было установлено опытным путем, дрожжам требуется значительное время для изменения своего состояния. Так, для изменения своих свойств необходимо дрожжи, выросшие при 37,5 °С, выдержать в течение 0,75-1 поколения при 20 °С, а дрожжи, выросшие при 20°С, необходимо экспонировать при 37,5 °С в течение трех поколений. Это хорошо согласуется с ходом суточной температуры. Так, свойство временной термотолерантности, позволяющее дрожжам размножаться с высокой скоростью при высоких температурах, полностью формируется при субоптимальной температуре в течение 8-9 часов. Это совпадает с длительностью ночного понижения температуры. А длительность проявления временной термотолерантности составляет 7-8 часов, что совпадает с продолжительностью периода максимума температур в течение суток.

Анализ полученных результатов показывает, что длительность переходного процесса при быстрой смене температуры культивирования минимальна в границах каждого из физиологических состояний дрожжей. Так, перестройка на новый режим скорости размножения при температурных переходах в области температур 14 °С 33 °С и 36 °С 39 °С завершается в первом-втором поколениях. При температурных переходах из одной области в другую (14 °С 33 °С) (36 °С 39 °С) процесс перестройки скорости размножения длится три-шесть поколений. Наиболее длителен процесс при повышении температуры. Очевидно, что смена одного состояния на другое требует очень глубоких структурных и функциональных изменений в дрожжевой клетке.

В представленной работе выявлены некоторые закономерности поведения дрожжей в условиях быстрой смены температур культивирования в диапазоне 14 °С – 40 °С. Полученные данные позволяют предсказать динамику параметров генеративной активности и процента почкующихся клеток при различных температурных переходах. Это, в свою очередь, позволяет использовать тепловой фактор как средство управления ростом и развитием дрожжевой культуры.        

Полученные результаты позволяют утверждать следующее. При температурном ходе в направлении 14 °С 30 °С скорость размножения дрожжей перестраивается на новый режим в течение одного поколения. Тем самым, при повышении температуры в период с ночного времени к полуденному скорость размножения дрожжей безынерционно увеличивается. При дальнейшем повышении температуры отмечается инерционность в скорости размножения дрожжей. Так, в переходных условиях при смене температуры на супраоптимальную (14 °С 33 °С) (36 °С 40 °С) дрожжи в течение нескольких поколений размножаются со скоростью, близкой к той, которая отмечена для оптимальной температуры. Время, в течение которого сохраняется это свойство, совпадает с длительностью периода послеполуденного повышения температуры. Тем самым такая инерционность позволяет дрожжам переживать период максимума температуры без потери в скорости размножения. Очевидно, такой способ защиты от перегрева дает значительные преимущества природным популяциям дрожжей. Вместе с тем, данное свойство постоянно восстанавливается в периоды ночного понижения температуры или в дневное время при похолодании. Возможно, что свойство временной термотолерантности позволяет дрожжам значительно расширить географический ареал обитания и адаптироваться к климатическим условиям, типичным для субтропических и тропических широт. В опытах было установлено, что фактор, обеспечивающий устойчивость дрожжей к перегреву, синтезируется при понижении температуры от 33 °С и ниже. Следовательно, устойчивость к перегреву формируется в период дневного или ночного понижения температуры.

3.3.1. Лимитированная турбидостатная культура дрожжей в условиях теплового стресса.

Изучаемый вид дрожжей имеет температурный оптимум в интервале 30 °С – 33 °С. В свою очередь, природные популяции дрожжей в летнее время, в полуденное и послеполуденное время, прогреваются до супраоптимальной температуры. Наиболее часто это отмечается в средних и низких географических широтах.

В опытах с нелимитированной культурой было установлено, что наибольшая удельная скорость роста (µ = 0,3 ч-1) достигается при температуре 30 °С – 33 °С. При температуре 37,5 °С скорость роста снижается при стационарном культивировании в 2 раза и составляет µ = 0,15 ч-1. При быстром повышении температуры 30 °С 37,5 °С дрожжи проявляют свойство временной термотолерантности. Данное свойство позволяет дрожжам в течение 2-3 поколений при 37,5 °С сохранять максимальную скорость роста. Очевидно, это явление имеет адаптивную значимость и позволяет популяции дрожжей переживать периоды дневного повышения температуры без потери скорости роста. Время, в течение которого свойство временной термотолерантности сохраняется, составляет 5-8 часов, что совпадает с длительностью дневного минимума температуры. В свою очередь, синтез системы термотолерантности осуществляется при субоптимальной–оптимальной температуре. Длительность периода синтеза составляет 4-8 часов, что совпадает с длительностью ночного понижения температуры. Тем самым, в период ночного минимума температуры дрожжи формируют термозащитную систему, которая реализуется в период дневного максимума температур.

В свою очередь, природные популяции дрожжей часто осуществляют жизненный цикл в условиях лимитирования их роста тем или иным компонентом среды. Было предположено, что недостаток в среде обитания жизненно важных элементов питания должен оказать влияние на устойчивость дрожжей к перегреву.

Для проверки данного предположения проводились опыты с лимитированной культурой. Дрожжи в течение 12 поколений выращивались при 30 °С в лимитированных условиях. Затем температура повышалась до 37,5 °С, и велось наблюдение за динамикой таких показателей, как длительность генеративного цикла, удельная скорость роста, возрастной состав популяции, площадь поверхности клеток. Длительность экспериментов составляла 24 часа. Изучались культуры, лимитированные следующими источниками питания: источники азота (NH4)2SO4, фосфора NаH2PO4, калия K2SO4, магния MgSO4, глюкоза, -аланин, биотин. Изучались популяции, находящиеся при двух уровнях лимитирования. Температура повышалась за 4 минуты. Результаты экспериментов представлены в таблице 12.

Таблица 12. Зависимость термоустойчивости дрожжей

от природы лимитирующего фактора

Лимити-рующий

фактор

Исходная длительность генеративного цикла при 30°С, ч

Длительность генеративного цикла при 37,5°С, ч

Площадь поверхности клеток

S 37,5 °С

S 30 °С

I

генерация

II

генерация

(NH4)2SO4

7,1

4,6

3,2

8,3±0,6

5,4±0,4

3,4±0,3

10,1

6,4

4,4

1,14

1,33

1,3

NаH2PO4

7,2

4,6

3,7

-

10,2±0,9

9,8±0,8

-

11,3

10,4

1,54

1,7

1,8

K2SO4

7,0

3,5

-

4,2±0,4

-

4,6

1,3

1,35

MgSO4

6,4

3,5

7,7±0,7

4,4±0,4

6,6

3,6

1,38

1,3

Глюкоза

5,8

4,6

3,8

-

-

6,6±0,4

-

-

10,1

1,47

1,3

1,2

-аланин

4,9

3,8

4,6±0,4

3,2±0,2

5,1

3,9

1,3

1,1

Биотин

7,1

3,5

8,4±0,9

3,7±0,2

7,3

3,7

1,4

1,3

Полная среда

2,3

2,6±0,1

2,6

1,2

Из представленных данных следует, что термочувствительность популяции дрожжей зависит как от природы лимитирующего фактора, так и от глубины лимитирования.

Так, в условиях лимитирования источниками фосфора, глюкозы рост дрожжей прекращается при 37,5 °С, если исходная скорость роста меньше или равна половине максимального значения. Культуры, лимитированные калием, прекращают рост, если исходная скорость роста меньше половины максимума. При недостатке в среде глюкозы и фосфора в условиях, где рост возможен при 37,5 °С, длительность первого генеративного цикла увеличивается в 1,7-2,5 раза против исходного значения при 30 °С. Данное явление усиливается во втором поколении.

Тем самым недостаточная концентрация в среде обитания источников калия, фосфора, глюкозы является определяющим фактором, влияющим на термоустойчивость дрожжей.

В свою очередь, недостаток в среде магния, азота, биотина несущественно влияет на термотолерантность дрожжей. Скорость размножения в условиях лимитирования данными веществами при 37,5 °С снижается не более, чем на 20 %, а при лимитировании -аланином отмечено даже увеличение скорости размножения в первом поколении.

Детальное исследование кинетики ответной реакции лимитированных культур показало, что при повышении температуры скорость размножения безынерционно переключается на новый режим при недостатке в среде обитания источников азота, -аланина. При недостатке в среде глюкозы, калия, биотина безынерционное переключение установлено у популяций, где исходное значение удельной скорости больше половины максимальной. При меньших исходных скоростях размножения при 30 °С отмечен период времени 2-4 часа, в течение которого происходит перестройка скорости роста. При недостатке в среде фосфора и магния период задержки отмечен во всех опытах. Для культур, лимитированных -аланином, магнием, биотином, отмечены длительные периоды продолжительностью 0,5-1 генерации, в течение которых наблюдается сверхскорость размножения. В данном случае скорость размножения при супраоптимальной температуре в 1,2-1,5 раза выше, чем при оптимальной 30 °С. Культуры, глубоко лимитированные калием, фосфором, глюкозой, прекращают рост до завершения 0,5 генерации. При меньшем лимитировании глюкозой и фосфором рост прекращается через 20-24 часа по завершении 2,5-3 генерации.

Культуры, продолжающие расти при 37,5 °С, стабилизируются, имея длительность генеративного цикла 10-12 часов. В природных условиях длительность дневного повышения температуры до супраоптимального уровня не превышает 8 часов. По этой причине остановка роста должна наблюдаться у популяций, глубоко лимитированных фосфором, калием, глюкозой.

Возрастной состав популяции при повышении температуры изменяется. Доля ювенильных клеток снижается в 0,5-2 раза. Это свидетельствует о сокращении длительности прохождения клеткой ранних стадий митоза.

Площадь поверхности клеток возрастает. Очевидно, за счет увеличения поверхности возрастает поступление питательных веществ в клетку.

3.3.2. Рост турбидостатной культуры дрожжей в условиях теплового стресса при различных pH среды. Было показано, что дрожжи сохраняют свойство термотолерантности в интервале рН 6 – рН 2,5, то есть в интервале, где рост дрожжей не ингибирован и при 30 °С дрожжи имеют удельную скорость роста  = 0,25-0,3 ч-1. При рН 2,4 – 2,25 термотолерантность исчезает. Однако, после перехода рН 2,35 рН 4 термотолерантность восстанавливается, то есть закисленная среда не препятствует формированию термотолерантности, но препятствует ее проявлению. Из полученных данных также следует, что рН фактор совместно с суточной температурой эффективно регулирует скорость размножения, в то время как на объем клеток и на состав влияет незначительно.

3.3.3. Влияние 2,4-динитрофенола на устойчивость турбидостатной культуры дрожжей к тепловому шоку. Изучение ответной реакции лимитированной культуры дрожжей на повышение температуры 30 °С 37,5 °С показало, что термоустойчивость не проявляется при лимитировании источниками углерода и энергии, источником фосфора, источником калия. Поскольку перечисленные вещества участвуют, в том числе, и в биоэнергетических процессах и, в особенности, при работе хемиосмотической биоэнергетической системы, были проведены опыты по изучению влияния на термоустойчивость факторов, являющихся ингибиторами данной системы. Такими факторами были pH фактор и 2,4-ДНФ.

Было установлено, что данные факторы регулируют термоустойчивость в интервале от ее отсутствия до полного проявления. Наиболее важными моментами являются следующие: pH фактор и 2,4-ДНФ не препятствуют синтезу систем, обеспечивающих термоустойчивость, но препятствуют его проявлению. При снятии ингибирующего действия при супраоптимальной температуре свойство термоустойчивости восстанавливается. Очевидно, что термоустойчивость определяется, в основном, функцией хемиосмотической системы.

3.3.4. Ответная реакция турбидостатной культуры дрожжей на одновременное воздействие повышение температуры и повышение концентрации компонентов среды. В природных условиях микроорганизмы часто подвергаются одновременному воздействию нескольких факторов. Были проведены опыты по воздействию двух факторов на дрожжи. Изучалось влияние температурного перехода 30 °С 37,5 °С и повышения концентрации лимитирующих рост веществ до насыщения. Опыты проводились с культурами, лимитированными азотом, глюкозой, источником фосфора, при различных стадиях лимитирования: µ = 0,05 ч-1; µ = 0,15 ч-1 и µ = 0,25 ч-1 при 30 °С.

Было установлено, что дрожжи в течение первых двух поколений реагируют на повышение концентрации веществ, и только по истечении двух поколений следует ответная реакция на повышение температуры. Следовательно, при воздействии двух факторов возможна последовательность в ответной реакции. Причем, временная продолжительность предпочтения какому-либо фактору может продолжаться более одного поколения.

3.4. Применение микроорганизмов при решении экологических задач в природных условиях.

Опыты, проделанные на дрожжах, показали:

1. Дрожжи быстро адаптируются к экологически значимым факторам, таким, как смена источников питания, температуры, pH фактору, осмотическому фактору, к повышению концентрации питательных веществ.

2. Наиболее устойчивыми являются дрожжи при насыщающей концентрации источников калия, фосфора, углерода и энергии при pH 3 – pH 7.

Была проделана работа по изучению правомочности распространения закономерностей, обнаруженных у дрожжевой культуры, на другие виды микроорганизмов. Работы проводились с культурами, имеющими прикладное значение, в частности, для решения экологических вопросов.

К числу наиболее распространенных и опасных для биоты загрязнителей среды относятся нефть, продукты ее переработки, сеноманы, нефтешламы, буровые присадки 2-го – 3-го класса опасности, метанол. Загрязнение почв нефтью и продуктами ее переработки приводит к нарушению функционирования и изменению свойств биотических и абиотических компонентов почвенной природы, из-за чего процессы деградации нефти протекают длительное время – от 4 до 10 лет и более, в зависимости от степени загрязнения. Сроки естественного восстановления нефтезагрязненных почв значительно увеличиваются при сжигании нефти.

Применяемые «универсальные» микробиологические препараты по деструкции нефти и ее компонентов позволяют ускорить процесс восстановления почв, но практически каждый из них имеет свой изъян. Во-первых, препараты на основе монокультур способны разлагать только узкий спектр углеводородов нефти, как правило, с длинной цепью С12–С16, оставляя нетронутыми легкие и наиболее тяжелые фракции нефти, а также нафтены и ароматические соединения. Во-вторых, препараты на основе поликультур, в большинстве своем, получены путем селекции почвенной биоты, взятой с нефтезагрязненной территории, что ограничивает их применение только в пределах подобного почвенного района. В-третьих, в поликультурах наряду с микроорганизмами-биодеструкторами сосуществуют и микроорганизмы-паразиты, действие которых снижает производительность препарата. Исходя из этого, очевидно, что необходимо разрабатывать специализированный препарат, учитывая характер грунта, на котором будут проходить рекультивационные мероприятия (торф, суглинки, песок, водная среда); исключить возможность попадания в препарат паразитов; препарат должен сохранять биодеградационные свойства после воздействия низких температур в зимний период. В связи с этим мы предлагаем выделить и подготовить в рабочем объеме углеводородусваивающие и окисляющие микроорганизмы, направленные на биодеструкцию следующих техногенных загрязнителей:

1. Нефтяные разливы на технологических площадках (кустах) и прилегающих территориях с учетом типа почвогрунта. При этом рекультивация на технологических площадках происходит без прерывания процесса и вывоза грунтов, как было апробировано на кустовых площадках Стрежевого, Пионерного, Нефтеюганска, Усинска. На прилегающих территориях возможны подготовительные работы в зимний период с целью уменьшения концентрации нефти. В случае регулярных утечек нефти можно использовать технологию долгосрочного эффекта при одноразовом внесении микробиологического препарата и специальных добавок. Все мероприятия проходят без отрыва от технологического процесса.

2. Нефтепродукты (бензины, дизельное топливо, авиационное топливо, машинные масла, топливный мазут, твердые парафины). Разработанные технологии по деструкции нефтепродуктов применялись на площадях аварийных разливов территории Казахстана.

3. Нефтешламы (нефтезагрязненные грунты, осадки из резервуаров-накопителей и нефтешламовых карьеров, нефтешламы нефтеперерабатывающей промышленности). Нефтешламы различаются по вязкости углеводородов, засоленности, природе механических примесей, наличию тяжелых металлов. Поэтому на первой стадии рекультивационных работ проводится предварительная обработка (например, для удаления тяжелых металлов используются методы фиторекультивации, обеспечивающие перенос тяжелых металлов в биомассу растений). Следующая стадия сводится к активации аборигенных микроорганизмов и созданию для них оптимальных условий. Рекультивация возможна без вывоза грунта с промышленных площадок, без остановки производственного процесса. Очищенный грунт, на определенном этапе насыщенный нефтеусваивающими микроорганизмами, может использоваться для обработки нефтяных разливов. Этот способ используется с 1989 г. и защищен патентами РФ.

4. Пластовые воды. Сопутствующие нефти содержат высокие концентрации ионов Na+, K+, Mg+, Сl-, SO4-2, CO3-2. Попадая в почву, ионы могут накапливаться, достигая токсичных для растений концентраций. Внедрение натрия в почвенный поглощающий комплекс и вытеснение им катионов, определяющих почвенную кислотность, вызывает заметное подщелачивание кислых почв. Для восстановления биосферного баланса элементов необходимо выделение биогенных средств, которые позволят решить проблему накопления активных ионов в почве и прилегающих акваториях.

5. Токсичные компоненты буровых растворов, такие, как кальцинированная сода, карбоксиметилцеллюлоза, габроил НV, полиакриламид, РС-1, РС-2, РС-4, Дк-Дрил, гипан, К-4, сайпан, сульфонол и другие вещества 2-го – 3-го класса опасности. Для рекультивации подобных соединений также необходимо выделение специализированных микроорганизмов, способных в короткие сроки произвести очистку буровых амбаров с ликвидацией углеводородных загрязнителей и добавок буровых растворов.

6. Метанол, применяемый при газодобыче. Для некоторых микроорганизмов, таких, как облигатные метанотрофы, он является отличным субстратом. Использование узкоспециализированных микроорганизмов в утилизации метанола практически решит вопрос об экологическом воздействии загрязнителя на окружающую среду.

Конечным этапом рекультивации загрязненных территорий является восстановление растительного покрова (травянистого и древесного) за счет внесения в почву семян растений, устойчивых к низким концентрациям поллютантов. В акватории также вносятся водные формы растений. Дальнейшее восстановление биоценоза происходит в виде сукцессионных процессов.

Перечень органических веществ, доступных для микроорганизмов, удалось расширить. Был разработан способ утилизации веществ алифатического, карбоциклического, гетероциклических рядов и их смесей произвольного состава, то есть их удалось перевести в ранг доступных для утилизации всех видов органических веществ биогенного и техногенного происхождения. Поскольку органические загрязнения сосуществуют с другими веществами, то рассматривалась утилизация органических веществ совместно с тяжелыми металлами.

Ставились следующие задачи:

1. Выяснить, способны ли микроорганизмы сохранять активность в присутствии концентрированных растворов тяжелых металлов.

2. Установить пределы устойчивости микроорганизмов к тяжелым металлам.

3. Выявить способность микроорганизмов усваивать органические вещества на фоне тяжелых металлов.

4. Проверить возможность использования микроорганизмов при очистке загрязненных сред не только от органических загрязнений, но и от тяжелых металлов.

Опыты проводились с истинными концентрированными растворами солей тяжелых металлов при отсутствии донных осадков. Было установлено:

А. Отмечены рост и размножение микроорганизмов, составляющих почвенную микрофлору, при концентрации тяжелых металлов более 1 моля (100-200 г/л) в пересчете на безводную форму.

Б. Микроорганизмы наиболее устойчивы к солям меди, никеля, хрома трехвалентного, бария, кобальта, ванадия, цинка, марганца двухатомного, вольфрама, циркония. Активный рост наблюдается при концентрации растворов свыше 200 г/л. Наиболее токсичны серебро, хром шестивалентный, марганец семивалентный, кадмий, свинец. Рост прекращается при содержании их меньше 1 г/л.

В. Микроорганизмы способны усваивать, например, альдегиды, спирты, углеводы и другие вещества в растворе солей тяжелых металлов.

В проделанной работе было установлено, что адаптивные возможности аборигенных микроорганизмов совпадают с возможностями дрожжей. Использование результатов, полученных при изучении дрожжей, и распространение их на другие виды позволяет решать крупномасштабные прикладные задачи. Разработанный способ позволил очистить от органических загрязнителей свыше 300 гектаров загрязненных территорий. Работы проводились в различных климатических регионах России и СНГ. Восстанавливались водоемы и земельные участки.

4. Основные результаты и выводы:

4.1. Исследована возможность надежного измерения длительности генеративного цикла в переходных условиях. Было показано, что:

а) сложение долей генеративного цикла, осуществляющееся в интервале времени между замерами, обеспечивает надежное определение длительности генеративного цикла;

б) точность определения длительности генеративного цикла тем выше, чем меньше временной промежуток между измерениями;

в) графическое изображение динамики генеративной активности аппроксимируется прямой, что позволяет сравнивать результаты различных опытов по такому показателю, как тангенс угла наклона прямой.

4.2. При постоянной интенсивности действующих факторов в широком интервале условий было установлено, что:

а) при воздействии таких факторов, как температура, лимитирование питательными веществами и кислородом, рН фактором, изменяется величина всех трех изучаемых показателей – длительность генеративного цикла, объем клеток, возрастной состав популяции, что позволяет использовать эти факторы как средство управления данными показателями;

б) такие факторы, как осмотическое давление, смена источников азота и энергии, введение в среду ДНК, оказывают влияние на генеративную активность и на объем клеток. При этом возрастной состав культур постоянен;

в) наиболее лабильные показатели – генеративная активность и объем клеток. Эти показатели изменяются при воздействии всех изучаемых стимулов;

г) при условиях, отличающихся от оптимальных по такому показателю, как генеративная активность, объем клеток увеличен, за исключением действия осмогенного фактора;

д) за счет увеличения объема клеток в дискомфортных условиях отмечается рассогласование скорости размножения клеток у дрожжей и скорости объемного роста.

4.3. Адаптация дрожжей к изменившейся интенсивности действующего фактора сопровождается следующими явлениями:

а) при воздействии изучаемых химических факторов адаптивные процессы по указанным показателям завершаются в первом-втором поколении, и система переходит в стабильное состояние;

б) при воздействии на дрожжи физического фактора (температуры) адаптивные процессы завершаются в первом-втором поколении, за исключением температурных переходов в режиме (14 – 33 оС) (37,5 – 40 оС), при которых адаптивный процесс продолжается более двух поколений;

в) обнаружено свойство термотолерантности у дрожжей, позволяющее им при выращивании в условиях субоптимальной–оптимальной температуры сохранять высокую скорость размножения в условиях перегрева при супраоптимальной температуре.

г) показано, что свойство терморезистенции формируется в период понижения температуры до субоптимального–оптимального уровня; очевидно, что это свойство формируется в естественных условиях в период ночного понижения температуры и позволяет дрожжам переносить полуденный–послеполуденный максимум температур без потери скорости размножения;

д) установлено, что свойство терморезистентности формируется как в условиях лимитирования, так и при ингибировании роста культуры дрожжей рН фактором и ДНФ. Проявляется терморезистентность в условиях высокой активности биоэнергетической системы клеток, локализованной в плазмолеме.

4.4. Проведены эксперименты по исследованию одновременного воздействия двух факторов на культуру дрожжей. Было установлено, что при одновременном воздействии двух факторов: негативного – повышение температуры до супраоптимального уровня и позитивных – снятие ингибирования рН фактором, ДНФ, повышение концентрации питательных компонентов среды от лимитирования до насыщения, дрожжи реагируют, в первую очередь, на позитивный стимул, а на негативный стимул реакция появляется в третьем-четвертом поколении.

4.5. Изучена возможность распространения закономерностей, полученных на дрожжах, на природные и лабораторные популяции других видов микроорганизмов. Было показано, что природная популяция микроорганизмов по динамике адаптации к таким факторам, как устойчивость к перегреву, устойчивость к осмогенным факторам, рН факторам, к лимитированию трофическими факторами, а также по порогам лимитирования и ингибирования происходит по схеме, аналогично дрожжам.

4.6. На базе полученных результатов была проведена работа по созданию способов очистки различных сред от органических загрязнителей:

а) разработан способ, позволяющий очищать любые среды от загрязнителей органической природы неограниченного перечня. Работы могут проводиться круглый год, независимо от температурных условий и географического положения;

б) установлено присутствие в естественных средах микроорганизмов, особо устойчивых к щелочным, щелочно-земельным и тяжелым металлам;

в) показано, что микроорганизмы способны накапливать тяжелые металлы в количестве до 30 % от веса сухой биомассы.

Список основных публикаций по теме диссертации

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных ВАК:

1. Калюжин В.А., Евдокимов Е.В., Плеханов Г.Ф. Динамика развития ответной реакции на тепловой стресс у дрожжей при проточном культивировании // Микробиология. - 1984. - Т. 53, вып. 6. – С. 923-927.

2. Калюжин В.А. Ответная реакция турбидостатной  культуры дрожжей на быстрое однократное изменение тем­пературы культивирования // Микробиология. - 1987. - Т. 56, вып. 1. – С. 78-83.

3. Калюжин В.А. Термотолерантность дрожжей и ее экологическое значение // Журнал общей биологии. - 1987. - № 2. – С. 195-199.

4. Калюжин В.А. Ответная реакция на тепловой стресс у турбидостатной культуры дрожжей в лимитированных и нелимитированных условиях // Микробиология. - 1987. - Т. 56, вып. 2. – С. 259-263.

5. Калюжин В.А. Лимитированная турбидостатная культура дрожжей в условиях теплового стресса // Известия АН СССР. Серия биологическая. - 1989. - № 5. – С. 786-791.

6. Калюжин В.А. Рост турбидостатной культуры дрожжей в условиях теплового стрессса при различных pH среды // Микробиология.  - 1989. - Т. 58, вып. 4. – С . 591-595.

7. Калюжин В.А. Влияние быстрого повышения концентрации 2,4–динитрофенола на рост турбидостатной культуры дрожжей // Микробиология. - 1990. - Т. 59, вып. 5. – С. 756-762.

8. Калюжин В.А. Турбидостатная культура дрожжей при переходе от состояния покоя и активному росту //  Микробиология. - 1991. - Т. 60, вып. 2. – С. 298-303.

9. Калюжин В.А. Влияние 2,4-динитрофенола на устойчивость турбидостатной культуры дрожжей к тепловому шоку // Микробиология. - 1998. - Т. 67, № 4. – С. 476-481.

10.         Калюжин В.А. Рост турбидостатной культуры дрожжей при вы­сокой концентрации растворенных веществ в ста­ционарном режиме и в условиях осмотического шока // Микробиология. - 1998. - Т. 67, № 5. – С. 607-612.

11. Калюжин В.А., Калюжина О.В. Влияние концентрированных растворов солей тяжелых металлов на физиологические и кинетические показатели микроорганизмов // Вестник Томского государственного университета. - 2007. - № 298. – С. 218-222.

12. Калюжин В.А. Очистка грунта и воды от органических присадок к буровым растворам при помощи аборигенных культуры микроорганизмов.// Вестник Томского государственного университета. - 2009. - № 325. - С. 174-175.

13. Калюжин В.А. Использование аборигенных видов микроорганизмов при комплексных работах по очистке территорий от последствий разливов нефти // Вестник Томского государственного университета. - 2009. - № 327. – С. 200-202.

14. Калюжин В.А. Утилизация техногенных органических соединений аборигенной микрофлоры // Вестник Томского государственного университета. - 2009. - № 328. – С. 188-192.

Патенты:

15. Калюжин В.А. Способ очистки воды и почвы от загрязнения нефтью и нефтепродуктами  //  Патент РФ № 2057724 от 10 апреля 1996 г. – 6 с.

16. Калюжин В.А. Способ биологической очистки воды и грунта от органических веществ алифатического, карбоциклического, гетероциклического рядов и их смесей произвольного состава // Патент РФ № 2315670 от 27 января 2008 г. – 11 с.

Публикации в научных журналах и изданиях:

17. Калюжин В.А., Карташов А.С., Мигалкин И.В. Влияние слабых магнитных полей на скорость гликолиза // Космическая биология и авиакосмическая медицина. - 1978. - № 2. – С. 16-18.

18. Калюжин В.А., Евдокимов Е.В., Плеханов Г.Ф. Влияние температуры культивирования на дрож­жи в нелимитированных условиях // Биологические науки. - 1985.- № 8. – С. 85-89.

19. Калюжин В.А. Влияние быстрой смены температуры культивирования на турбидостатную культуру дрожжей // Биологические науки. - 1985. -  № 10. – С. 88-92.

20. Калюжин В.А. Влияние быстрой смены рН на рост турбидостатной культуры Saccharomyces cerevisiae // Микробиологический журнал. - 1986. - Т. 48, № 4. – С. 37-40.

21. Калюжин В.А., Евдокимов Е.В., Плеханов Г.Ф. Температурная зависимость типа фазового перехода для параметров роста дрожжей  // Деп. в ВИНИТИ № 3923-84деп. от 14.06.1984 г. 6 с.

22. Калюжин В.А. Изменение показателей роста у турбидостатной культуры дрожжей при быстром повышении лимитирующей концентрации компонентов среды до насыщения // Микробиологический журнал. - 1988. - Т. 50, № 1. – С. 46-49.

23. Калюжин В.А. Рост хлебопекарных дрожжей в хемостате // Сибирский биологический журнал. - 1991. - № 5. – С. 17-21.

24. Калюжин В.А., Князева Е.В. Сравнительный анализ растительных сообществ из травянистых интродуцентов в районе Первомайского и Южно-Черемшанского нефтяных месторождений // Вопросы устойчивого и бескризисного развития. ЮНЕСКО. – 2001. – № 3/2. – С. 110-132.

25. Калюжин В.А. Ликвидация нефтяного разлива с применением биологических материалов // Вопросы устойчивого и бескризисного развития. ЮНЕСКО. – 2001. – № 3/2. – С. 85-96.

26. Калюжин В.А., Врагов А.В., Врагова Е.В., Прудникова А.Г. Влияние отходов бурения на всхожесть и развитие растений // Вопросы устойчивого и бескризисного развития. ЮНЕСКО. – 2001. – № 3/2. – С. 76-87.

27. Калюжин В.А. Адаптация турбидостатной культуры дрожжей к быстрой смене источников азота, углерода и энергии // Вестник Томского государственного университета. Бюллетень оперативной информации. - 2004. - № 6. – С. 48-56.

Публикации в сборниках научных трудов и сборниках материалов конференций:

28. Калюжин В.А., Карташев А.Г., Мигалкин И.В. Влияние переменного, вертикально-ориентированного слабого магнитного поля на скорость реакции гликолиза // Живые системы в электромагнитных полях. – Томск, 1978. – С. 81-89.

29. Калюжин В.А., Карташев А.Г., Мигалкин И.В. Некоторые закономерности влияния магнитных полей на сбраживание глюкозы дрожжевыми грибками // Живые системы в электромагнитных полях. – Томск, 1979. – С. 26-50.

30. Калюжин В.А. Влияние слабых переменных магнитных полей на ферментативную активность -амилазы // Живые системы в электромагнитных полях. – Томск, 1979. – С. 41-47.

31. Калюжин В.А. Одновременное воздействие двух факторов на лимитированную турбидостатную культуру дрожжей // Материалы Всесоюзной конференции «Лимитирование и ингибирование микроорганизмов». – Пущино, 1989. – С. 62.

32. Калюжин В.А. Восстановление растительного покрова на нефтяном разливе после ликвидации нефти при помощи микроорганизмов // Материалы Международной конференции «Фундаментальные и прикладные проблемы охраны окружающей среды». В 2 т. – Томск, 1995. – Т. 2. – С. 46.

33. Калюжин В.А. Биологическая деградация нефти // Материалы Международного симпозиума «Контроль и реабилитация окружающей среды». – Томск, 1998. – С. 26-28.

34. Калюжин В.А., Рублева С.В. Сравнительное влияние нефти и нефтепродуктов на всхожесть сельскохозяйственных культур // Материалы Международного симпозиума «Контроль и реабилитация окружающей среды». – Томск, 1998. – С. 84.

35. Калюжин В.А., Калюжина Е.В. Влияние элементов четвертого периода на растения // Материалы Международного симпозиума «Контроль и реабилитация окружающей среды». – Томск, 1998. – С. 62-65.

36. Калюжин В.А., Капитонова К.А. Биологическая деструкция плавающего слоя нефти // Материалы Международной конференции «Экология и рациональное природопользование на рубеже веков». – Томск, 2000. – С. 113-114.

37. Калюжин В.А., Коломытцев Е.О. Биодеградация нефти в различных грунтах при различном уровне загрязнения // Материалы Международной конференции «Экология и рациональное природопользование на рубеже веков». – Томск, 2000. – С. 114-115.

38. Калюжин В.А., Князева Е.В. Совместное влияние на растительность нефтяного загрязнения и засоленности почвы // Материалы IV международной конференции «Химия нефти и газа». В 2 т. – Томск, 2000. – Т. 2. – С. 204-206.

39. Калюжин В.А., Капитонова К.А. Влияние засоленности воды на биодеградацию нефти // Материалы IV международной конференции «Химия нефти и газа». В 2 т. – Томск, 2000. – Т. 2. – С. 408-410.

40. Калюжин В.А., Коломытцев Е.О. Биодеградация нефти в песке // Материалы IV международной конференции «Химия нефти и газа». – Томск, 2000. – Т. 2. – С. 406-407.

41. Калюжин В.А. Биодеградация нефти // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Исследования эколого-географических проблем природопользования для обеспечения территориальной организации и устойчивости развития нефтегазовых регионов России». – Нижневартовск, 2000. – С. 44-46.

42. Калюжин В.А., Капитонова К.А., Князева Е.В. Влияние засоленности на биодеградацию нефти и биопродуктивность // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Исследования эколого-географических проблем природопользования для обеспечения территориальной организации и устойчивости развития нефтегазовых регионов России». – Нижневартовск, 2000. – С. 48-50.

43. Калюжин В.А., Коломытцев Е.О. Особенности биодеградации нефти в различных грунтах // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Исследования эколого-географических проблем природопользования для обеспечения территориальной организации и устойчивости развития нефтегазовых регионов России». – Нижневартовск, 2000. – С. 51-53.

44. Калюжин В.А. Биорекультивация в различных регионах России // Материалы научно-практической конференции «Экологические работы на месторождениях нефти Тимано-Печерской провинции. Состояние и перспективы». – Сыктывкар, 2000. – С. 56-58.

45. Калюжин В.А., Лушников С.В.  Биорекультивация с применением специальной техники // Материалы научно-практической конференции «Экологические работы на месторождениях нефти Тимано-Печерской провинции. Состояние и перспективы». – Сыктывкар, 2000. – 2 с.

46. Калюжин В.А. Проточное культивирование дрожжей // Материалы Всероссийской конференции «Оценка современного состояния микробиологических исследований в Восточно-Сибирском регионе». Ханты-Мансийск, 2002. – С. 41.

47. Калюжин В.А. Биологическая очистка грунта от нефти // Материалы всероссийской конференции «Оценка современного состояния микробиологических исследований в Восточно-Сибирском регионе». Ханты-Мансийск,  2002. – С. 82.

48. Калюжин В.А. Рекультивация замазученных территорий на территории Тимано-Печерской нефтеносной провинции // Материалы научно-практической конференции «Экологические работы на месторождениях нефти Тимано-Печерской провинции». – Сыктывкар, 2002. – С. 101-104.

49. Калюжин В.А., Варфоломеева О.В., Антонова Е.В. Влияние углеводородов на рост и развитие позвоночных // Материалы научно-практической конференции «Экологические работы на месторождениях нефти Тимано-Печерской провинции». – Сыктывкар, 2002. – С. 84-86.

50. Калюжин В.А., Дрейлинг Ю.А. Влияние нефти на миграцию дождевых червей // Материалы научно-практической конференции «Экологические работы на месторождениях нефти Тимано-Печерской провинции». – Сыктывкар, 2002. – С. 91-93.

51. Калюжин В.А., Калюжина Е.В. Менделеевское расщепление во втором поколении у Drosophila melanogaster на фоне углеводородного загрязнения // Материалы научно-практической конференции «Экологические работы на месторождениях нефти Тимано-Печерской провинции». – Сыктывкар, 2002. – С. 112-114.

52. Калюжин В.А. Биорекультивация технологических отходов при нефте и газодобычи // Материалы Пятой международной конференции «Химия нефти и газа». – Томск, 2003. – С. 604-605.

53. Калюжин В.А., Калюжина Е.В.  Влияние продуктов микробиологической деструкции органических веществ на рост и развитие Drosophila  melanogaster // Материалы II международной конференции «Окружающая среда и экология Сибири, Дальнего Востока и Арктики». – Томск, 2003. – С. 122-124.

54. Калюжин В.А., Фудулей О.Ю., Антонова Е.В. Влияние продуктов биодеградации моно и полициклических аренов на представителей флоры и фауны // Материалы II международной конференции «Окружающая среда и экология Сибири, Дальнего Востока и Арктики». – Томск, 2003. – С. 188-200.

55. Калюжин В.А. Влияние продуктов биодеградации органических веществ на представителей животного и растительного мира // Материалы Международного конгресса «Биотехнология: состояние и перспективы развития». – Москва, 2003. – С. 64.

56. Калюжин В.А. Влияние температурного и осмотического факторов на общий экономический коэффициент по глюкозе у турбидостатной культуры дрожжей // Материалы Международного конгресса «Биотехнология: состояние и перспективы развития». – Москва, 2003. – С. 66.

57. Калюжин В.А., Калюжина О.В. Устойчивость микроорганизмов к осмотическому фактору и тяжелым металлам  // Материалы Международного конгресса «Биотехнология: состояние и перспективы развития». – Москва, 2003. – С. 201.

58. Калюжин В.А. Биологическое разделение нефтегрунтовых систем  // Материалы Международного конгресса «Биотехнология: состояние и перспективы развития». – Москва, 2003. – С. 111.

59. Калюжин В.А. Управление биокинетическими показателями у культуры дрожжей // Материалы Международного конгресса «Биотехнология: состояние и перспективы развития». – Москва, 2003. – С. 204. 

60. Калюжин В.А. Биологическая очистка территорий загрязненных нефтью // Материалы научно-практической конференции «Теоретические и практические вопросы мониторинга, предупреждения, ликвидации и рекультивации последствий нефтяного загрязнения». – Ханты-Мансийск, 2003. – С. 18-20.

61. Калюжин В.А. Влияние нефтяных загрязнений на всхожесть растений // Материалы научно-практической конференции «Теоретические и практические вопросы мониторинга, предупреждения, ликвидации и рекультивации последствий нефтяного загрязнения». – Ханты-Мансийск, 2003. – С. 32-33.

62. Калюжин В.А., Синицин В.А. Определение наиболее рационального метода микробиологической очистки песчаного грунта // Материалы IV Международного симпозиума «Контроль и реабилитация окружающей среды» – Томск, 2004. – Ч. 3. – С. 62 – 135.

63. Калюжин В.А., Васильцов Д.В. Влияние минеральных добавок на скорость деструкции нефти специализированным препаратом «Petrolan» // Материалы IV Международного симпозиума «Контроль и реабилитация окружающей среды» – Томск, 2004. – Ч. 3. – С. 88 – 89.

64. Калюжин В.А., Дрейлинг Ю.А. использование азотфиксаторами различных источников углерода и энергии // Сборник научных трудов «Актуальные проблемы биологии, медицины и экологии». – Томск, 2004. – С. 439-440.

65. Калюжин В.А., Калюжина А.В. Использование дождевых червей в роли биоиндикатора в процессе очистки почвы от нефти // Сборник научных трудов «Актуальные проблемы биологии, медицины и экологии». – Томск, 2004. – С. 441.

66. Калюжин В.А., Калюжина О.В. Биохимические и биокинетические характеристики культур устойчивых к тяжелым металлам // Сборник научных трудов «Актуальные проблемы биологии, медицины и экологии». – Томск. – 2004.  - С. 442.

67. Калюжин В.А. Устойчивость биосистемы к факторам-загрязнителям // Материалы Международной конференции «Проблемы биодеструкции техногенных загрязнителей окружающей среды». – Саратов, 2005. – С. 204.

68. Калюжин В.А. Калюжина А.В. Повышение плодородия почвы при микробиологической дезактивации техногенных органических веществ-загрязнителей // Сборник научных трудов «Инновации в агропромышленном комплексе. – Новосибирск, 2009. - С. 75-77.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.