WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

МАЖИТОВА Марина Владимировна

Свободнорадикальные процессы и антиоксидантная защита разных отделов центральной нервной системы на этапах постнатального онтогенеза белых крыс в норме и при действии промышленных серосодержащих поллютантов

03.03.01 физиология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Астрахань, 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Астраханский государственный университет»

Научный консультант

Теплый Давид Львович

доктор биологических наук,

профессор

Официальные оппоненты

Сердюков Василий Гаврилович

доктор биологических наук,

профессор

Анищенко Татьяна Григорьевна

доктор биологических наук,

профессор

Котельников Андрей Вячеславович

доктор биологических наук,

доцент

Ведущая организация

Институт эволюционной физиологии и биохимии им И.М. Сеченова РАН

Защита диссертации состоится « 29 » февраля 2012 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.009.01 при Астраханском государственном университете по адресу: 414000, Астрахань, пл. Шаумяна, 1

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Астраханского государственного университета

Автореферат разослан « ____ » ____________ 20____ года.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор биологических наук

Ю.В. Нестеров

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования.

Ткань мозга характеризуется интенсивной генерацией активных форм кислорода в биоэнергетических и специфических нейрохимических процессах. Это создает благоприятные условия для окисления мембранных липидов, белков и нуклеиновых кислот. Продукты перекисного окисления липидов, к которым нервная ткань наиболее чувствительна, являются важным звеном регуляции функциональной активности нервной системы и имеют большое значение в формировании приспособительных реакций на уровне клетки (Флеров М.А. и др., 2000). Однако активация свободнорадикальных процессов существенно модифицирует функциональное состояние нейронов и может привести к их гибели (Ерин А.Н. и др., 1994). В этих условиях накопление продуктов ПОЛ и перекисного окисления белков повышает проницаемость мембран для ионов, что приводит к интенсификации синтеза Са2+ -зависимых протеаз и липаз, приводящих к гибели нервных клеток. Безусловно, этот механизм носит универсальный характер, однако в разных отделах мозга он может происходить по-разному, что определяется как структурной, так и функциональной гетерогенностью разных отделов мозга. Это, в свою очередь, предполагает необходимость адекватного для каждого из отделов мозга уровня свободнорадикальных процессов и соответствующей антиоксидантной защиты.

Исследования многих авторов указывают на тканевую специфику уровня свободных радикалов и эндогенных антиоксидантов в головном мозге у плодов (Прокопенко В.М.и др., 1995), однако без дифференцировки по отделам мозга, или указывают на особенности про- и антиоксидантной системы коры больших полушарий без указания на возрастные особенности (Райзе Т.Е. и др., 1994). Другие исследователи характеризуют особенности интенсификации свободнорадикальных процессов и ослабление антиоксидантной системы мозга и других функциональных систем организма при старении, аргументируя концепцию свободнорадикального окислени при старении Хармана-Эмануэля (Кольтовер В.К. 2000; Болдырев А.А. 2001, Хавинсов В.Х. и др. 2003, Коркушко О.В. и др., 2010).

Таким образом, налицо фрагментарность данных о возрастной динамике системы свободных радикалов и уровня антиоксидантов центральной нервной системы без дифференцировки на разные отделы мозга. Имеющиеся многочисленные данные выполнены, к тому же, с использованием разных методических подходов и на разных экспериментальных моделях.

Отмечается особое внимание исследователей на состояние системы про- и антиоксидантов мозга на этапе возрастной инволюции, особенно в связи с возрастной патологией мозга. Старение затрагивает все органические структуры организма человека.

Между тем знание основных промежуточных этапов формирования интенсивности свободнорадикальных процессов и антиоксидантной защиты представляет не только несомненный теоретический, но и практический интерес с учетом роли этих процессов в нормальном и патологическом формировании и функционировании разных отделов центральной нервной системы, сопровождающихся развитием окислительного стресса.

Учитывая, что неблагоприятные факторы окружающей среды, способствующие развитию окислительного стресса такие как ионизирующая и ультрафиолетовая радиация, гипо- и гипероксия, загрязненность атмосферного воздуха, воды и пищи вредными химическими веществами, канцерогенами играют не последнюю роль в процессах старения, результаты исследований могут послужить основой для существенного углубления механизмов формирования возрастных особенностей свободнорадикальных процессов и системы эндогенных антиоксидантов во всех отделах мозга на разных этапах постнатального онтогенеза.

Функционирующий Астраханский газоперерабатывающий завод вносит немалый вклад в общую экологическую обстановку области. Несмотря на то, что серосодержащий газ Астраханского месторождения относится к пульмотоксикантам, многочисленные работы свидетельствуют о наличии его выраженного нейротропного эффекта (Солнышкова Т.Г. 2003). Кроме того, аналогичные газоконденсатные месторождения имеются в Оренбургской области, Казахстане, Канаде, США, Китае. По содержанию сероводорода они уступают Астраханскому. Так содержание сероводорода и меркаптанов в Оренбургском газоконденсатном месторождении доходит до 4,5 %, в то время как в Астраханском – до 25 %.

Учитывая вышесказанное, исследование сдвига антиоксидантной – прооксидантной системы на разных уровнях центральной нервной системы в эксперименте на разнополых молодых и старых животных в условиях хронического воздействия серосодержащим газом, является, несомненно, актуальным направлением не только для Астраханской области, но и для других регионов России и зарубежья.

Цель исследования - определить стационарный уровень свободнорадикальных процессов и антирадикальной защиты в разных отделах мозга на этапах онтогенеза разнополых животных, а также их модуляцию при действии промышленных серосодержащих поллютантов с последующей их коррекцией антиоксидантами.

Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:

  1. Изучить особенности свободнорадикальных процессов в разных отделах центральной нервной системы и плазме крови молодых и старых крыс разного пола.
  2. Изучить изменения физиологической антиоксидантной системы в мозге и плазме крови самцов и самок белых крыс при старении.
  3. Изучить влияние антиоксидантов с разным механизмом действия: -токоферола и эмоксипина на свободнорадикальные процессы и антиоксидантную защиту в плазме крови и разных отделах головного и спинном мозге молодых и старых белых крыс обоего пола.
  4. Определить уровень ориентировочно-исследовательской реакции интактных самцов и самок белых крыс в двух возрастных группах и его изменение после введения антиоксидантов.
  5. Выяснить возрастные, половые и тканевые особенности уровня свободнорадикальных процессов и эндогенных антиоксидантов при хроническом воздействии (сероводородсодержащий газ Астраханского месторождения) в разных отделах головного и спинном мозге и плазме крови белых крыс.
  6. Изучить возможность корректирующего действия -токоферола и эмоксипина на поведенческие реакции, молодых и старых белых крыс обоего пола на фоне воздействия сероводородсодержащим газом.
  7. Определить возможность антиоксидантной коррекции свободнорадикальных процессов и антиоксидантной защиты в плазме крови и разных отделах головного и спинном мозге самцов и самок белых крыс двух возрастных групп (6 и 24 месяца) при хроническом действии серосодержащего газа.

Научная новизна.

Впервые показано разнонаправленное изменение свободнорадикальных процессов в разных отделах центральной нервной системы у разнополых животных  и при старении.

Установлены половые и возрастные особенности поведенческих реакций интактных животных, а также неодинаковое изменение показателей поведения под действием антиоксидантов, серосодержащего газа Астраханского месторождения и их совместного влияния на самцов и самок белых крыс разного возраста.

Впервые проведено сравнительно-физиологическое исследование влияния двух антиоксидантов (-токоферол и эмоксипин) с разным механизмом действия на показатели свободнорадикальных процессов плазмы крови и разных отделов центральной нервной системы молодых и старых разнополых животных.

Впервые изучено изменение свободнорадикальных процессов и состояния антиоксидантной защиты разных отделах центральной нервной системы под влиянием промышленного природного газа Астраханского месторождения.

Показана возможность коррекции -токоферолом и эмоксипином смещения равновесий в системе прооксиданты – антиоксиданты в плазме крови и отделах центральной нервной системы, вызванного серосодержащим газом; установлены тканевые, половые и возрастные особенности влияния этих антиоксидантов на изучаемые показатели.

В результате комплексного исследования системы «липопероксидация-антиоксидантная защита» на разных уровнях центральной нервной системы решена проблема интегральной оценки антиоксидантного потенциала экспериментальных животных на этапах постнатального онтогенеза в условиях «нормы» и при действии промышленного природного газа Астраханского месторождения.

Теоретическая и практическая значимость.

В результате выполненных экспериментальных исследований и на основании проведенного теоретического анализа возрастных и половых особенностей свободнорадикальных процессов обоснована значимость поддержания определенного физиологического равновесия в системе прооксиданты – антиоксиданты в плазме крови и на разных уровнях центральной нервной системы разнополых крыс в процессе старения. Учитывая роль свободнорадикальных процессов в нормальном функционировании разных отделов центральной нервной системы, и при развитии окислительного стресса, изучение формирования интенсивности свободнорадикальных процессов и антиоксидантной защиты в онтогенезе представляет не только несомненный теоретический, но и практический интерес для формирования представлений о процессах старения и развитии различных свободнорадикальных нарушений под действием неблагопроятных факторов окружающей среды.

Изучено влияние -токоферола и эмоксипина на свободнорадикальные процессы и уровень эндогенных антиоксидантов плазмы крови и разных отделов центральной нервной системы интактных животных.

Исследованы закономерности изменения поведенческих реакций самцов и самок белых крыс на этапах постнатального онтогенеза под влияние -токоферола и эмоксипина.

Установлены параметры изменчивости показателей про-, антиоксидантного баланса в плазме крови и на разных уровнях центральной нервной системы на фоне воздействия промышленного природного газа Астраханского месторождения. На основе проведенного анализа и соотнесение показателей свободнорадикального окисления и состояния антиоксидантной защиты в разных отделах головного и спинном мозге предложен способ интегральной оценки степени выраженности влияния промышленного природного газа Астраханского месторождения на изучаемые показатели самцов и самок белых крыс на этапах постнатального онтогенеза.

Выявлена эффективность антиоксидантной коррекции -токоферолом и эмоксипином свободнорадикальных процессов на фоне воздействия промышленного природного газа Астраханского месторождения.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. У крыс разного пола в процессе старения происходит разнонаправленное изменение показателей пероксидации липидов в центральной нервной системе: у самцов – повышение, а у самок – понижение конечных продуктов перекисного окисления липидов. Окислительная модификация белков у крыс обоего пола при старении повышается. Общая антиокислительная активность разных отделов ЦНС старых животных остается на уровне молодых, при неравнозначной модуляции отдельных звеньев эндогенной антиоксидантной системы.

2. Наиболее часто усиление свободнорадикальнх процессов в мозге происходит у самок под действием –токоферола, нежели эмоксипина. Введение –токоферола и эмоксипина молодом животным приводит к компенсаторному снижению активности эндогенных антиоксидантов, которое отличается степенью выраженности в разных отделах центральной нервной системы.

3. Хроническое действие серосодержащего газа Астраханского месторождения приводит к усилению свободнорадикальных процессов в ЦНС, что проявилось в росте окислительной модификации белков и, реже, продуктов окисления липидов. Наиболее глубокие нарушения про- антиоксидантного баланса под действием газообразного поллютанта отмечены у старых животных, что, вероятно, связано с истощением антиоксидантного пула, с разной степенью выраженности на разных уровнях ЦНС у 24-х месячных самцов и самок крыс.

4.Антиоксидантная коррекция, примененная на фоне воздействия серосодержащим газом Астраханского месторождения, оказывает наибольший модулирующий эффект на свободорадикальные процессы, протекающие в плазме крови и центральной нервной системе старых животных.

Апробация работы.

Материалы диссертации докладывались и представлялись на Всероссийской конференции «Астраханский край: история и современность» (Астрахань, 1997), II Всероссийской конференции-школе «Высокоре-акционные интермедиаты химических реакций» ChemInt 2007 (Астрахань, Москва, 2007), 6-й Международной научно-практической конференции «Достижения фундаментальных наук в решении актуальных проблем медицины» (Астрахань, Москва, 2008), XV Международной научно-практической конференции. «Экология и жизнь» (Пенза, 2008), Всероссийской научно-практической конференции «Инновационные процессы в области химико-педагогического и естественнонаучного образования» (Оренбург, 2009), VII Международной научно-практической конференции «Фундаментальные и прикладные исследования в системе образования» (Тамбов, 2009), Всероссийской конференции с международным участием «Социально-экономические, валеологические и социокультурные аспекты развития рекреационных территорий Юга России», (Анапа, 2009), V Международной научно-практической конференции «Wschodnia Spolka–2009» (Польша, 2009), IV Всероссийском Съезде анатомов, гистологов и эмбриологов (Саратов, 2009), VI Международной научно-практической конференции ''Vda a technologie: krok do budoucnosti-2010'' (Прага, 2010), научной Международной конференции «Фундаментальные исследования» (Израиль, 2010), научно-практическом Симпозиуме с международным участием «Свободнорадикальная медицина и антиоксидантная терапия» (Волгоград, 2010), III Съезде физиологов СНГ «Физиология и здоровье человека» (Ялта, Украина, 2011), научно-практической конференции «Актуальные проблемы геронтологии и гериатрии» (Санкт-Петербург, 2011), Международной научно-практической конференции «Достижения, инновационные направления развития и проблемы современной медицинской науки, генетики и биотехнологии» (Екатеринбург, 2011), II Всероссийской научной конференции «Свободные радикалы, антиоксиданты и старение» (Астрахань, 2011).

Публикации.

По теме диссертации опубликовано 45 работ, общим объемом 19,25 п.л. (авторский вклад 18,08 п.л.) в том числе монография – 1, статьи в научных изданиях, рекомендованных ВАК для докторских диссертаций – 15, статьи в прочих рецензируемых журналах - 10, статьи в материалах международных научных конференций - 19.

Декларация личного участия автора.

Экспериментальные исследования выполнялись автором лично, либо при его непосредственном участии в коллективных работах. В совместных публикациях вклад автора составил 50-100 %.

Структура и объем диссертации.

Диссертационная работа состоит из введения, обзора литературы, описания материала и методов исследования, главы собственного исследования, состоящей из 4 подглав, заключения, выводов и библиографического списка. Диссертация изложена на_277_ страницах, содержит 56 таблицы и 9 рисунков. Список литературы включает 585 источников, в том числе 238 иностранных.

Автор выражает глубокую благодарность д.б.н. профессору Д.Л. Теплому за помощь в выборе актуальных направлений исследований, ценные критические замечания, оказавшие значительное влияние в формирование концептуальной основы исследовательской работы, д.м.н., профессору Н.Н. Тризно за неоценимую методическую помощь в постановке и проведении экспериментального исследования.

МЕТОДЫ И ОРГАНИЗАЦИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ

Экспериментальные исследовании были проведены в лаборатории экспериментальной физиологии Астраханского государственного университета, а также на кафедре патологической физиологии Астраханской государственной медицинской академии. Для достижения поставленных целей белые беспородные крысы были разделены на группы (по 10 животных) по половому и возрастному признакам: самцы и самки 6-ти месячного и 24-х месячного возраста. Формировали: контрольные группы (без воздействия) и опытные, получавшие в течение 14 дней перед декапитацией перорально -токоферол в дозе 1 мг/100 г массы тела; получавшие в течение 14 дней перед декапитацией внутримышечно водный раствор эмоксипина (0,5 мг/100 г массы тела); получавшие ингаляторно серосодержащий газ (ССГ) в дозе 100 мг/м3 по 4 часа в день понедельник-пятница в течении 6 недель. Для изучения антиоксидантной коррекции части животных, получавшим ССГ, в течение 14 дней перед декапитацией вводили -токоферол, другим группам – эмоксипин по выше указанной схеме. Для ингаляций использовался промышленный природный газ Астраханского месторождения. Все работы с лабораторными крысами проводили в соответствии с принципами биоэтики, согласно принципам гуманного отношения к животным и правилам лабораторной практики (Правила лабораторной практики в РФ, 2003). В день декапитации отбирались самки в фазе диэструса. Очередность фаз контролировали по картине влагалищных мазков (Кабак Я.М., 1968). Для исключения влияния тканевых факторов на изучаемые показатели забор крови осуществляли из нижней полой вены. Далее декапитировали животных. Все операции с лабораторными животными производили после наркотизации этаминалом натрия (40 мг/кг массы тела). Все исследования проводили в плазме крови и отделах мозга: большие полушария, промежуточный мозг, средний мозг, мозжечок, продолговатый мозг, спинной мозг, которые подвергали заморозке при -20 С°. Приготовление гомогенатов осуществляли на холоду непосредственно перед проведением исследований на фосфатном буферном растворе рН=7,45.

Для выявления ориенторовочно-исследовательской активности накануне перед опытом животных всех групп тестировали в «открытом поле» (Буреш Я. и др., 1991). Изменение числа эозинофилов контролировали по методике Ронина В.С. с соавт. (1989). Окислительно-восстановительный потенциал (ОВП) измеряли на ион омере И-130. Перекисное окисление липидов оценивали по содержанию продуктов, реагирующих с тиобарбитуровой кислотой (ТБК-рп), скорости спонтанного ПОЛ (сп.ПОЛ), скорости индуцированного ПОЛ (Аск.ПОЛ). (Стальная И.Д. и др. 1977). Окислительную модификацию белков (ОМБ) определяли по методике Е.Е. Дубининой с соавт. (1995), уровень метаболитов оксидов азота – по методике В.А. Метельской с соавт. (2005). Общую антиокислительную активность (АОА) оценивали по методике Г.И. Клебанова с соавт (1988). Определяли активности каталазы (Королюк М.А., и др., 1988), супероксиддисмутазы (СОД) (Чевари С. И др. 1984), содержание жирорастворимых витаминов: А, -каротина, -токоферола, а также метаболитов -токоферола - -токоферилхинона (ТФХ) и оксотокоферола (ОТФ) (Tailor S.L. et all., 1976).

Статистическая обработка полученных данных производилась с использованием программы «EXCEL». Для оценки вариационных рядов и достоверности результатов исследования использовали показатели: М – средняя арифметическая величина; – среднее квадратичное отклонение; С – коэффициент вариации; m – средняя ошибка для средней арифметической. Достоверность различий двух средних или относительных величин определяли с помощью критерия t Стьюдента. Уровень значимости Р=0,05, рекомендованный для биологических и медицинских исследований, определялся при t=2,10 (n10).

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ РАБОТЫ

1. Изучение половых и возрастных особенностей свободноради-кальных процессов и антиоксидантной защиты плазмы крови и разных отделов центральной нервной системы белых крыс

Учитывая разнородность экспериментальных результатов, представленных в литературе, а также наличие половых различий в антиоксидантной защите и особую роль свободных радикалов при старении, для достижения поставленных целей были изучены особенности протекания свободнорадикальных процессов и антиоксидантной защиты в половом и возрастном аспекте у интактных животных.

При сравнении показателей пероксидации липидов и белков в плазме крови обращает на себя внимание факт, что содержание ТБК-рп (P<0,05) и содержание окисленной модификации белков (P<0,05) у молодых самок имеет более низкие значения по сравнению с самцами того же возраста, в то время как скорость аскорбатзависимого ПОЛ у молодых самок, напротив, значимо выше и составляет 61,22±3,061 нмоль/ч (P<0,01 в сравнении с самцами).

С возрастом у самцов и самок произошло увеличение всех показателей ПОЛ и содержания окисленных белков (P<0,05 - P<0,001). Однако, несмотря на рост этих показателей у животных обоего пола, у старых самцов это увеличение произошло в большей степени и превысило таковые самок в старшей возрастной группе. Так у самцов ОМБ с возрастом увеличилось с 0,54±0,016 до 0,98±0,034 мкмоль/мг белка (P<0,001 по сравнению с молодыми самцами), а у самок – с 0,48±0,017 до 0,69±0,027 мкмоль/мг белка (P<0,001 по сравнению с молодыми самками).

Полученные результаты свидетельствуют также о половых различиях в содержании метаболитов NO в плазме крови у животных двух возрастных групп. У молодых самок этот показатель в плазме крови составил 78,35±5,103 мкмоль, что в 2,6 раза больше, чем у молодых самцов. Однако, с возрастом картина меняется на противоположную в ходе снижения уровня метаболитов NO у самок, и повышения – у самцов и в плазме старых самцов содержание конечных продуктов окисления NO превысило этот же показатель старых самок на 24 %. Исследования О.В. Семячкиной-Глушковской с соавт. (2008) показали, что гонадоэктомия сопровождалась существенным снижением базальной продукции NO у самок, но не у самцов. Поэтому в нашем случае, вероятно, уменьшение содержания конечных метаболитов NO у самок с возрастом связано со снижением уровня гормонов, в том числе и эстрогенов.

В плазме старых самцов и самок, нами обнаружено, что содержание ТБК-рп, скорость спонтанного ПОЛ, уровень ОМБ у самок по прежнему остается более низким, чем у самцов, а уровень NO метаболитов значимо снижается как по сравнению с молодыми самками (P<0,05), так и по сравнению с самцами той же возрастной группы (P<0,05).

Полученные данные свидетельствуют о более высокой (на 24 %) АОА плазмы крови молодых самок, которая хоть и снижается с возрастом с 72,14±2,597 % до 63,90±2,636 % (P<0,05), но остается значительно выше, чем у самцов той же возрастной группы (P<0,001). Несмотря на то, что активность каталазы имеет примерно одинаковое значение у молодых самцов (31,06±1,74 у.е./мг белка) и самок (28,34±1,73 у.е./мг белка), в ходе старения активность этого фермента увеличилась и в плазме крови самцов (на 16 %) и в плазме крови самок (на 20,5 %). Такое повышение активности каталазы с возрастом может быть как результатом снижения прочности эритроцитарной мембраны, что привело к повышению концентрации каталазы в плазме крови, так и иметь компенсаторную направленность на фоне снижения АОА плазмы крови с возрастом. СОД имеет неодинаковую активность как у животных разного пола, так и у разновозрастных крыс. Так, активность СОД молодых самок превышает таковую самцов на 76,8 % и, хотя снижается с возрастом на 30,8 %, но остается по-прежнему выше, чем у старых самцов.

В связи с тем, что при старении общая АОА плазмы крови снижается, а активность антиоксидантных ферментов увеличивается (каталаза) можно заключить, что с возрастом в плазме крови животных увеличивается роль ферментативной антиоксидантной системы в регуляции СРО.

В эксперименте нами обнаружен более высокий уровень витамина А (P<0,001) в плазме крови у молодых самок и -каротина (P<0,01) и -токоферола (P<0,01) – у стареющих самок по сравнению с самцами. В то же время уровень -каротина (P<0,001) и -токоферилхинона (P<0,001) у молодых самок был значимо ниже в плазме крови, чем у самцов-ровесников.

Сравнивая полученные данные об изменениях с возрастом концентрации -токоферола и его димеров в плазме крови белых крыс обоего пола можно отметить, что эти изменения однонаправлены и хорошо согласуются между собой. Все три показателя и у самцов и у самок с возрастом снизились, что, по-видимому, и повлияло на уровень АОА, который снизился у старых животных обоего пола.

Таким образом, в плазме крови на фоне снижения общей антиокислительной активности происходит усиление свободнорадикальных процессов у животных обоего пола.

В больших полушариях (БП) у молодых самок обнаружен более высокий уровень ТБК-рп (P<0,05), сп.ПОЛ (P<0,001), уровня NO (P<0,001), чем у самцов, что говорит о более высоком уровне протекания радикальных метаболических процессов. С другой стороны уровень АОА, активности каталазы и СОД самок не отличался от таковых самцов, а Аск.ПОЛ оказался значимо ниже (P<0,05). Также, у самок обнаружен более низкий уровень ОМБ (P<0,001). При исследовании содержания жирорастворимых витаминов в БП установлено, что у молодых самок уровень витамина А (P<0,001), -каротина (P<0,01) и -токоферола (P<0,001) значимо выше, нежели у самцов. Полученные результаты позволяют заключить, что антиоксидантный пул больших полушарий у молодых самок белых крыс имеет иной качественный и количественный состав, чем у самцов и, несмотря на более высокий уровень свободнорадикальных процессов по некоторым показателям ПОЛ, позволяет сдерживать развитие процесса при его индукции аскорбатом.

С возрастом у самцов и самок в БП происходит разнонаправленное изменение содержания ТБК-рп. Так, у старых самцов этот показатель возрос на 37,8 %, а у старых самок снизился почти в 2 раза. С другой стороны Аск.ПОЛ снижается у животных обоего пола с 110,03 ± 9,33 до 55,39±4,915 нмоль/ч у самцов (P<0,001), и с 82,58±4,763 до 68,16±2,726 нмоль/ч у самок (P<0,05), а сп.ПОЛ только у самок (P<0,05). Уровень ОМБ значимо возрос только у самцов и составил 0,71±0,021 мкмоль/мг белка. Активность каталазы (самцы P<0,001, самки P<0,01 в сравнении с молодыми) и СОД (самцы P<0,001, самки P<0,05 в сравнении с молодыми) в БП оказались достоверно ниже у старых животных, чем у молодых, причем у самцов эти изменения выражены в большей степени, по сравнению с самками.

При изучении неферментного антиоксидантного звена у самцов с возрастом зафиксировано снижение содержания -каротина (P<0,01), -токоферола (P<0,001), -ТФХ (P<0,01) и ОТФ (P<0,01) до значений 0,11±0,009 мкмоль/1г ткани, 0,31±0,025 мкмоль/1г ткани, 1,07±0,055 ед. оп. пл./1г ткани, 0,48±0,024 мкмоль/1г ткани соответственно. У самок возрастные изменения содержания жирорастворимых витаминов в больших полушариях происходит более полого, чем у самцов, что выражается в снижении уровня меньшего количества показателей, а именно -каротина (P<0,01), -токоферилхинона (P<0,01) и оксотокоферола (P<0,05).

Таким образом, у старых животных половые различия в больших полушариях проявились в более низком уровне ТБК-рп (P<0,001), ОМБ (P<0,001) и -окоферилхинона (P<0,05), а также в более высоком уровне скорости аскорбатзависимого ПОЛ (P<0,05), NO-метаболитов (P<0,001), ОВП (P<0,001), активности СОД (P<0,001), витамина А (P<0,001), -каротина (P<0,001), -токоферола (P<0,001) и АОА у самок(P<0,05), чем у самцов.

Несмотря на то, что активность основных антиоксидантов в БП снижается, АОА уменьшилась незначительно: у самцов на 17 %, а у самок всего лишь на 4 %, Это позволяет предположить, что буферная емкость ткани, сдерживающая СРО не исчерпана и разнонаправленные изменения в активности отдельных звеньев антиоксидантной системы у животных разного пола носят компенсаторный характер и позволяют сохранить уровень общей антиокислительной активности ткани больших полушарий.

В промежуточном мозге (ПМ) у интактных животных половые различия проявились в более высоком уровне ТБК-рп (P<0,01), сп. ПОЛ (P<0,001), уровня метаболитов NO (P<0,001) и в более низкой скорости Аск.ПОЛ (P<0,001) и ОВП (P<0,001) у молодых самок, чем у самцов.

С возрастом у самцов значимо увеличился уровень ТБК-рп (P<0,001), скорость спонтанного ПОЛ (P<0,001), содержание продуктов ОМБ (P<0,05), NО-метаболитов (P<0,001). У старых самцов оказались достоверно ниже Аск.ПОЛ (P<0,001), ОВП (P<0,001), активности каталазы (P<0,001) и СОД (P<0,001) по сравнению с молодыми животными. У самок второй возрастной группы имело противоположное по сравнению с самцами изменение некоторых показателей. Все три показателя ПОЛ у самок с возрастом снизились (P<0,01 - P<0,001) и оказались достоверно ниже, чем у самцов-ровесников (P<0,01 - P<0,001). С другой стороны у них же показатель ОВП и активность каталазы значимо не изменились, но стали выше, чем у самцов той же возрастной группы. Об усилении с возрастом процессов окислительной деструкции в промежуточном мозге свидетельствует увеличение содержания окисленных белов у животных обоего пола.

При изучении уровня жирорастворимых антиоксидантов в промежуточном мозге отмечено снижение их с возрастом и у самцов, и у самок. Однако, несмотря на это, у старых самок содержание витамина А, -каротина и -токоферола составило 0,041±0,002, 0,39±0,016 и 1,589±0,092 мкмоль/1г ткани соответственно, превысив эти же показатели старых самцов.

В среднем мозге (СР) у молодых самок обнаружен более высокие уровни сп.ПОЛ (P<0,001) и NО (P<0,001) и более высокая скорость Аск.ПОЛ (P<0,001). Половые отличия антиоксидантной системы проявились в более высоком содержании витамина А (P<0,001), -каротина (P<0,001) и одного из метаболитов -токоферола — ОТФ (P<0,01). Все остальные изучаемые показатели не имели различий между группами животных разного пола.

В процессе старения отмечено увеличение на 28 % уровня ТБК-рп, в 2,1 раза сп.ПОЛ, на 19,8 % NО-метаболитов, а также снижение ОВП (P<0,001) и Аск.ПОЛ (P<0,001) у самцов. У старых самок же оказались достоверно ниже по сравнению с молодыми только сп.ПОЛ (P<0,001) и Аск. ПОЛ (P<0,001). В ходе старения содержание жирорастворимых антиоксидантов значимо снизилось у животных обоего пола, при неизменном уровне АОА ткани СР.

При сравнении изучаемых показателей в СР у старых самцов и самок имели место половые различия, которые проявились в более низких значениях уровня ТБК-рп (P<0,01), сп.ПОЛ (P<0,001) и более высокие значения уровня NО (P<0,001) и ОВП (P<0,05), уровня витамина А (P<0,001), -каротина (P<0,001) и ОТФ (P<0,001) у самок.

Результаты исследования уровня свободнорадикальных процессов и антирадикальной защиты в мозжечке (МЧ) свидетельствуют о более низкой скорости Аск.ПОЛ (P<0,001), превышении на 63,6 % уровня метаболитов NО и почти в 2 раза ОВП у молодых самок, по сравнению с самцами той же возрастной группы. Также половые различия у молодых животных проявились в повышенном содержании всех определяемых (кроме -ТФХ) неферментных антиоксидантов у самок.

С возрастом в МЧ у самок произошло значимое снижение всех трех показателей ПОЛ, которые при этом стали ниже, чем у старых самцов. Продукты ОМБ увеличились у крыс обоего пола, а уровень NО-метаболитов у самок хотя и снизился до 40,11 ± 1,203 мкмоль, но остался также как и у молодых животных выше, чем у самцов. Если в группе молодых животных половых различий в активности СОД не зафиксировано, то у стареющих самок этот показатель превышает таковой самцов на 19 %. В ходе старения содержание витаминов-антиоксидантов снизилось у животных обоего пола. Однако более резкое снижение произошло у самцов, нежели у самок, что проявилось в изменении большего количества показателей с большей степенью достоверности. В результате у старых самок уровень витамина А превысил таковой старых самцов в 2 раза, -каротина — в 1,8 раз, -токоферола — в 1,7 раз, -токоферилхинона в 1,4 раза.

В продолговатом мозге (ПД) в группах молодых животных имеет место более высокий уровень ТБК-рп (3,754 ± 0,293 нмоль/0,5г ткани, P<0,01 в сравнении с самцами), сп.ПОЛ (32,864 ± 1,616 нмоль/ч, P<0,001 в сравнении с самцами), ОМБ (0,51 ± 0,013 мкмоль/мг белка, P<0,01 в сравнении с самцами), NO (62,38 ± 2,807 мкмоль, P<0,001 в сравнении с самцами) у самок, чем у самцов.

С возрастом у самок происходит снижение всех изучаемых характеристик ПОЛ. Уровень NO-метаболитов, как и в других изучаемых отделах, оказался достоверно ниже у самок старшей возрастной группы (51,17 ± 2,047 мкмоль), по сравнению с молодыми самками (62,38 ± 2,807 мкмоль). Несмотря на снижение этого показателя с возрастом, у самок уровень NO по-прежнему выше, чем у самцов в старшей возрастной группе (P<0,01). У самцов в ПД с возрастом достоверно снизились лишь Аск.ПОЛ (P<0,001), ОВП (P<0,05), а уровень NO увеличился на 42,8 %.

Таким образом у животных старшей возрастной группы в ПД половые отличия проявились по иному, нежели у молодых животных. У 24х-месячных самок уровень ТБК-рп (P<0,01), сп.ПОЛ (P<0,05), оказались ниже, а содержание ОМБ (P<0,05), уровень NO-метаболитов  (P<0,05) и ОВП (P<0,05) достоверно выше, чем у самцов той же возрастной группы.

В спинном мозге (СП) достоверные половые различия изучаемых характеристик СРО у молодых животных отсутствуют. Однако с возрастом у самцов и самок происходит разнонаправленное изменение некоторых изучаемых показателей, что может косвенно говорить о разном антиоксидантном статусе и его качественном и количественном изменении в спинном мозге при старении у животных разного пола. У старых самок же все три показателя ПОЛ оказались достоверно ниже (P<0,01 - P<0,001), чем у молодых самок. В результате у животных старшей возрастной группы обнаружены следующие половые различия в СП: уровень ТБК-рп в 2 раза, скорость сп.ПОЛ в 3 раза, а Аск.ПОЛ на 34 % ниже у самок, чем у самцов. Активность ферментных и содержание неферментных антиоксидантов самцов и самок находится примерно на одинаковом уровне. Однако показатель ОВП в СП самок оказался значимо выше, чем у самцов.

Таким образом, при сравнении изучаемых показателей в плазме крови и в разных отделах ЦНС обнаружены половые различия, которые в большей степени проявились в плазме крови, больших полушариях, промежуточном и среднем мозге, мозжечке и в меньшей степени продолговатом мозге молодых животных. В спинном мозге молодых животных половых различий не обнаружено, что, по-видимому, связано с тем, что спинной мозг является наиболее старым в филогенетическом плане отделом.

При сравнении тканевых особенностей обнаружено, что у молодых животных уровень ТБК-рп значимо различается в изучаемых отделах мозга (рис.1). Так у молодых самцов и самок этот показатель значимо выше в БП, нежели в других отделах мозга. У самцов старшей возрастной группы произошло увеличение этого показателя, который стал еще более значимо превышать значения уровня ТБК-рп в других отделах мозга.

У самок по мере взросления, напротив, содержание ТБК-рп в БП снизилось настолько, что почти сравнялось с этим показателем в ПМ и СР мозге. Снижение в ходе старения СРО липидов в тканях мозга самок можно объяснить, вероятно, снижением интенсивности процессов митохондриального окисления (Кольтовер, 1998, 2000). Однако, при этом параллельно снижается мощность и надежность систем антиокислительной защиты, что может способствовать более выраженному повреждению тканей (Обухова и др., 1983, Shigenaga et al., 1994, Papa et al., 1997).

Рис. 1. Уровень ТБК-реактивных продуктов в разных отделах мозга самцов и самок белых крыс разного возраста

Примечание: - различие значимо по сравнению с молодыми животными; # - различие значимо по сравнению с самцами.

Полученные нами результаты по изучению активности СОД в тканях мозга свидетельствуют о неодинаковой активности СОД в разных отделах ЦНС: у молодых самцов этот показатель значительно меньше в больших полушариях и мозжечке, чем в промежуточном и среднем мозге. По мере взросления активность СОД снижается и у самцов, и у самок и остается достоверно ниже, чем в промежуточном и среднем мозге. Причем с возрастом эта разница увеличивается. Наименьшая разница в значениях активности СОД имела место в продолговатом и спинном мозге, где активность СОД имела примерно одинаковые значения и у животных разного пола, и у животных разного возраста. Онтогенетических изменений в активности СОД не обнаружено в мозжечке, среднем мозге животных обоего пола, в промежуточном мозге самок и продолговатом мозге самцов.

2. Изучение влияния антиоксидантов на свободнорадикальные процессы плазмы крови и мозга самцов и самок белых крыс разного возраста и уровень их антиоксидантной защиты. Поведенческие аспекты

Учитывая изначально разный уровень свободнорадикальных процессов и антиоксидантного статуса разнополых животных, интерес представляло исследовать влияние -токоферола и эмоксипина на оксидантный-прооксидантный гомеостаз плазмы крови, головного и спинного мозга интактных самцов и самок белых крыс и его изменение с возрастом на фоне введения этих препаратов.

Т.к. поведение является функциональной производной активности мозга, представляло интерес выяснить характер их действия на поведение животных в тесте открытого поля.

Обнаружены половые и возрастные особенности поведенческих реакций у интактных крыс и животных, получавший витамин Е и эмоксипин. Молодые самки проявляли более высокую горизонтальную подвижность, что выражалось в увеличении числа посещений центральной зоны площадки (Р<0,05), а также имели больше вертикальных стоек без опоры (Р<0,05) нежели самцы. С другой стороны число вертикальных стоек с опорой (Р<0,05) и количество заглядываний в норку (Р<0,05) у молодых самок было ниже, чем у самцов.

При сравнении поведенческих реакций животных двух возрастных групп обнаружено снижение и горизонтальной, и вертикальной двигательной активности у старых самцов. Помимо этого, если у молодых самцов отсутствовали болюсы, у старых животных этот показатель присутствует и свидетельствует о повышении «эмоциональности» животных. У самок с возрастом снизились число посещений центральной зоны (Р<0,05), вертикальных стоек с опорой (Р<0,05), частота актов груминга (Р<0,05), что может говорить об усилении чувства страха.

После введения витамина Е в группах молодых животных ( и ) произошло значимое увеличение вертикальной и горизонтальной активности и количество посещаемых норок, что говорит об усилении ориентировочно-исследовательской реакции. Появление болюсов говорит о повышении эмоциональной реактивности животных.

Введение эмоксипина молодым животным привело к увеличению числа пересеченных центральных квадратов (Р<0,05), вертикальной активности (Р<0,05) у самцов и увеличению вертикальной активности (Р<0,05) и числа посещений норок (Р<0,05) у самок. В этих группах болюсы отсутствуют, так же, как и в контроле. Таким образом, эмоксипин привел к увеличению меньшего числа параметров нежели витамин Е.

При сравнении этих же показателей на фоне введения антиоксидантов в группах старых животных обнаружено увеличение горизонтальной активности, числа стоек с опорой и болюсов, а также уменьшение посещений норок у самцов, получавших -токоферол. У них же эмоксипин вызвал увеличение числа центральных квадратов, стоек с опорой, частоте актов груминга, но значимо снизил число стоек без опоры, норок и болюсов у старых самцов. У старых самок на фоне введения витамина Е имело место увеличение выходов в центральную зону, стоек с опорой, частоты актов груминга и появление болюсов. При этом снизилось число стоек без опоры. Введение эмоксипина также привело к разнонаправленному изменению изучаемых параметров у старых самок. Так, после двухнедельного введения эмоксипина у старых самок произошло увеличение посещений центральных квадратов, стоек с опорой и уменьшение пересеченных периферических квадратов, стоек без опоры и норок.

Действие витамина Е сказалось в повышении эмоциональной реактивности животных (появление болюсов), что обычно отрицательно коррелирует с уровнем локомоторной и ориенторовочно-исследовательской активности (Титов С.Н. и др., 1980). Повышение уровня эмоциональной реактивности чаще всего означает усиление «страха» в обстановке опыта, однако более частое посещение центра арены свидетельствует об обратном.

Таким образом, результаты по исследованию поведенческих реакций при введении антиоксидантов позволяют утверждать, что вещества являющиеся ингибиторами СРО, проявляют нейротропное действие и влияют на состояние ЦНС.

Учитывая изначально разный уровень свободнорадикальных процессов в изучаемых отделах интерес представляло изучить влияние антиоксидантов на скорость пероксидации липидов и белков, а также антиоксидантный статус плазмы крови и разных отделов ЦНС.

В плазме крови введение витамина Е привело к снижению уровня ТБК-рп у молодых самцов (на 28,4%) и старых животных обоего пола (у самцов на 46,7%, у самок 76,8%). В плазме крови молодых самок произошло, напротив, увеличение этого показателя, что, вероятно связано со сложным характером вовлечения -токоферола в антиоксидантный гомеостаз самок который за счет стероидного звена имеет большую емкость, чем у самцов. Таким образом -токоферол оказал больший эффект на животных старшей возрастной группы, что, вероятно, связано с увеличением потребности организма в антиоксидантах. Это согласуется со снижением скоростей сп.ПОЛ и Аск.ПОЛ (Р<0,05) после введения -токоферола у старых самцов группы, а также со снижением скорости Аск.ПОЛ у старых самок.

Содержание ОМБ после введения витамина Е в группах молодых животных не изменилось, за исключением молодых самок, у которых уровень ОМБ снизился на 20 % по сравнению с контролем. Повышенный с возрастом уровень ОМБ снизился на фоне дополнительного введения антиоксиданта и у самцов (на 60,6 %), так и у самок (на 86,5 %).

Уровень NО метаболитов после введения витамина Е снизился у молодых самок (на 28 %) и животных второй возрастной группы обоего пола.

Введение витамина Е привело к резкому увеличению ОВП в плазме молодых самок и к менее выраженному, но достоверному снижению этого показателя у старых самок.

Таким образом витамин Е снизил большее количество показателей СРО в плазме молодых самцов, а у молодых самок даже увеличил некоторые из них. Наибольший эффект этот препарат оказал на старых животных обоего пола, что связано со снижением антиоксидантного звена плазмы крови в ходе старения и своевременности введения антиоксиданта.

Введение эмоксипина привело к увеличению ОВП плазмы крови молодых самцов и самок, причем к более резкому у самок. У старых самцов эмоксипин вызвал снижение сп.ПОЛ (на 19 и увеличение ОВП в плазме крови. У старых самок введение эмоксипина привело к снижению уровня ТБК-рп (на 42 %), продуктов ОМБ (на 40,8 %) и ОВП.

АОА и каталаза плазмы крови остались на уровне контрольных значений у молодых животных обоего пола, а активность СОД снизилась у молодых самцов и под воздействием витамина Е (Р<0,05), и эмоксипина (Р<0,05), а у молодых самок только после введения витамина Е (Р<0,05). Содержание жирорастворимых антиоксидантов изменилось иначе. В результате введения -токоферола у молодых самцов произошло увеличение уровня витамина А (Р<0,05), -каротина, -токоферола. Введение эмоксипина снизило содержание -токоферола и -ТФХ в плазме крови. У самок этой же возрастной группы -токоферол вызвал увеличение всех изучаемых нами форм жирорастворимых витаминов, кроме ОТФ, а эмоксипин снизил уровень -токоферола и его метаболитов.

В группах старых животных на фоне введения -токоферола у самцов произошло увеличение АОА (Р<0,05), активности СОД (Р<0,05), уровня -каротина (Р<0,05) и -токоферола (Р<0,05), активность каталазы снизилась (Р<0,05). У них же эмоксипин вызвал увеличение АОА, СОД, и снижение активности каталазы и уровня -токоферола. У старых самок витамин Е увеличил АОА, уровень витамина А, -каротина, -токоферола и ОТФ плазмы крови. Эмоксипин снизил активность каталазы (Р<0,05).

Анализируя полученные нами результаты, можно заключить, что введение антиоксидантов молодым животным не всегда снижает скорость СРО в плазме крови, а иногда (молодые самки) влечет за собой их увеличение. Это еще раз доказывает важную роль свободных радикалов и необходимость поддержания радикальных реакций окисления липидов и белков на определенном уровне, свойственном для каждого органа.

С возрастом применение антиоксидантов становится более целесообразным, что подтверждается снижением ПОЛ и ОМБ в плазме крови у животных обоего пола под действием и витамина Е, и эмоксипина. Но все же большее число показателей СРО в плазме крови снизилось на фоне введения -токоферола, нежели эмоксипина, что может быть связано с различиями в токсикокинетике и токсикодинамике этих препаратов.

Анализ полученных результатов по влиянию антиоксидантов на состояние прооксидантной — антиоксидантной системы в больших полушариях дает основание полагать, что введение молодым животным -токоферола и эмоксипина вызывает ряд компенсаторных изменений в активности антиоксидантов и позволяет сохранять АОА этой ткани БП. Так, у молодых крыс активность СОД на фоне антиоксидантной коррекции уменьшалась (Р<0,05). Это обнаружено в равной степени и при введении -токоферола, и эмоксипина. Витамин Е повышал уровень тканевого -токоферола (Р<0,05) при неизменном уровне -ТФХ и ОТФ у молодых самцов. У молодых самок же повышался уровень и -токоферола, и его метаболитов, что может косвенно свидетельствовать о более высокой скорости расходования этого антиоксиданта у самок. Напротив, эмоксипин не приводил к достоверному снижению жирорастворимых антиоксидантов. Уровни активности каталазы, витамина А и -каротина заметно не изменились под воздействием антиоксидантов у животных разного пола.

Несмотря на неизменный антиоксидантный статус, токоферол снизил сп.ПОЛ у молодых самок (Р<0,05) и Аск.ПОЛ (Р<0,05) у самцов в ткани больших полушарий. Эмоксипин же не снизил ни показатели ПОЛ, ни ОМБ.

С возрастом у самцов произошло увеличение уровня ТБК-рп и ОМБ в больших полушариях. -Токоферол снизил содержание ТБК-рп (Р<0,05) и увеличил ОВП (Р<0,05) ткани БП, а эмоксипин снизил не только уровень ТБК-рп, но и сп.ПОЛ. С другой стороны эмоксипин значимо увеличил скорость Аск.ПОЛ. При введении токоферола старым самцам в БП обнаружено увеличение его эндогенного уровня (Р<0,001) и метаболитов (ТФХ — Р<0,001, ОТФ — Р<0,01). Эти изменения привели к вполне закономерному увеличению содержания витамина А и -каротина, снижению активности СОД. Введение эмоксипина снизило лишь активность СОД, при сохранении других изучаемых показателей на уровне контрольных значений.

Введение витамина Е старым самкам также повысило уровень тканевого токоферола (Р<0,01) и его метаболитов (Р<0,05), но с меньшей степенью достоверности, чем у самцов. Дополнительное введение витамина Е привело к увеличению уровня ТБК-рп и сп.ПОЛ в ткани БП. Это в свою очередь может быть проявлением прооксидантных свойств витамина Е. Однако, учитывая, что в ходе старения у самок все показатели ПОЛ достоверно снизились по сравнению с молодыми, такое увеличение ПОЛ на фоне введения витамина можно рассматривать как регуляторное.

Эмоксипин не привел к изменению показателей свободнорадикального процесса в больших полушариях молодых самок. В антиоксидантном звене снизилась только активность СОД (Р<0,05).

В промежуточном мозге введение витамина Е привело к повышению уровня ТБК-рп у молодых самцов и старых самок. Похожая картина получена нами в больших полушариях старых самок и может быть объяснена аналогичным образом. Повышение же этого показателя у молодых самцов под действием биоантиоксиданта может косвенно свидетельствовать о превышении оптимальной физиологической концентрации -токоферола и реализации его прооксидантных свойств, которые обусловлены многими факторами, среди которых отсутствие восстановителей токоферильных радикалов, превалирование жирных кислот над -токоферолом и др.

Ожидаемый антиоксидантный эффект -токоферола проявился в снижении всех показателей ПОЛ, NO-метаболитов в ПМ старых самцов и уровня ОМБ старых животных обоего пола. Кроме этого у самок увеличились уровень NO-метаболитов и ОВП.

Все перечисленные изменения СРО после введения витамина Е произошли на фоне снижения активности СОД у молодых крыс обоего пола (Р<0,05), -каротина у молодых самок (Р<0,05). Учитывая значимое увеличение содержания -токоферола (Р<0,001 самцы, Р<0,01 самки), -ТФХ (Р<0,05) и ОТФ (Р<0,01 самцы) в ПМ молодых животных можно предположить компенсаторный характер выявленных нами изменений.

У старых крыс на фоне введения витамина Е произошло увеличение содержания -токоферола и его метаболитов (Р<0,001 все три показателя), а у старых самцов также увеличилась активность каталазы.

Введение эмоксипина привело к изменению в ПМ меньшего числа показателей СРО, чем -токоферол. Так, у молодых животных эмоксипин значимо снизил лишь ОВП самок. Однако в отличие от витамина Е эмоксипин снизил активности и каталазы, и СОД молодых крыс.

У старых животных на фоне введения эмоксипина снизились показатели ПОЛ (кроме Аск.ПОЛ), ОМБ у самцов и ОВП у самок. В антиоксидантном звене под действием эмоксипина увеличилось содержание -токоферола (Р<0,05) у разнополых крыс и -ТФХ (Р<0,05) у самцов.

В среднем мозге под действием антиоксидантов произошли изменения свободнорадикальных процессов, имеющие половые и онтогенетические особенности. Витамин Е привел к значимому увеличению уровня ТБК-рп на 26,7 % у молодых самцов, 19,4 % у молодых самок и 18,4 % у старых самок. Кроме этого под действием витамина значимо увеличилась сп.ПОЛ у молодых самцов (Р<0,05) и старых самок (Р<0,05).

Антиоксидантный эффект витамина Е проявился в уменьшении Аск.ПОЛ у молодых животных (Р<0,05) и старых самцов, что свидетельствует об увеличении буферной емкости антиоксидантного пула ткани среднего мозга и дает возможность сдерживать свободнорадикальный процесс при его индукции ионами железа. Также нами отмечено увеличение уровня NO-метаболитов и ОВП у молодых и ОВП у старых самцов.

Несмотря на достоверное увеличение эндогенного токоферола и его метаболитов у разнополых животных разного возраста после двухнедельного введения витамина Е общая антиокислительная активность не изменилась, что вероятно связано со снижением активности других антиоксидантов. Действительно, введение витамина Е снизило активность СОД у молодых животных, каталазу у молодых самцов и -каротин у молодых самок.

В среднем мозге на фоне ведения эмоксипина у молодых животных произошло снижение скорости Аск.ПОЛ (на 29% у самцов и 38% у самок). У старых самцов кроме этого снизился уровень ТБК-рп на 27,5 %. С другой стороны у старых самцов скорость Аск.ПОЛ увеличилась (Р<0,05), что на фоне возрастного снижения окислительного метаболизма вполне объяснимо.

Эмоксипин привел к снижению активности каталазы и СОД в СР молодых крыс, а у старых увеличил содержание -токоферола.

Таким образом, картина изменения антиоксидантной защиты ткани СР мозга после введении антиоксидантов в целом сходна с таковой в ПМ.

В мозжечке введение антиоксидантов не привело к значимым изменениям интенсивности свободнорадикальных процессов у молодых животных. Исключение составляет исходный уровень ТБК-рп (Р<0,05), NO-метаболитов (Р<0,05) и ОВП (Р<0,05) молодых самцов, которые значимо превысили контрольные значения после введения витамина Е. Эмоксипин же увеличил лишь ОВП (Р<0,05) в мозжечке молодых самцов.

В группах старых животных витамин Е изменил большее число показателей, нежели у молодых крыс. Это проявилось в значимом снижении уровня ТБК-рп (Р<0,05), сп.ПОЛ (Р<0,05) и содержания ОМБ (Р<0,05). Однако, скорость Аск.ПОЛ (Р<0,05) в этих же условиях оказалась выше контрольных значений.

Как уже отмечалось, в ходе старения в МЧ у самок произошло значимое снижение ПОЛ по трем показателям. Введение же витамина Е старым самкам привело к увеличению исходного уровня ТБК-рп и сп.ПОЛ в этой области мозга. Учитывая то, витамин Е снизил ОМБ в МЧ старых животных обоего пола, мы можем утверждать, что токоферол предотвращает развитие окислительного стресса, т. к. усиление ОМБ более показательно свидетельствует о возрастной окислительной деградации ткани, нежели ПОЛ, а введение витамина Е успешно снижает ОМБ у старых самцов и самок.

Введение эмоксипина старым животным не привело к изменению изучаемых параметров свободнорадикальных процессов в мозжечке.

Полученные результаты свидетельствуют об увеличении содержания -токоферола и его метаболитов в МЧ в результате его введения у животных разного возраста. Исключение составляет группа молодых самок, у которых введение природного антиоксиданта увеличило лишь уровень ОТФ (Р<0,001). Некоторое повышение уровня метаболитов -токоферола в МЧ молодых самок при сохранении уровня эндогенного токоферола, вероятно, связано с повышенной утилизацией антиоксиданта. Компенсаторное снижение активности СОД на фоне введения токоферола отмечено только в группе молодых самцов, а в группе старых самок, напротив, витамин Е вызвал увеличение содержания витамина А на 58 % и -каротина на 42 %.

Введение эмоксипина неодинаково изменило изучаемые параметры в МЧ у животных разного возраста и пола. Так, у молодых самцов активности каталазы (Р<0,05) и СОД (Р<0,01) оказались ниже контрольных значений, что позволило сохранить скорость СРО на базальном уровне. У старых самцов и самок эмоксипин значимо увеличил содержание витамина А и -каротина. Вероятно, это повлекло за собой увеличение содержания токоферола у старых самцов (Р<0,05) и его димера — у старых самок (Р<0,05).

В продолговатом мозге и -токоферол, и эмоксипин проявили антиоксидантные свойства и вызвали практически равнозначное снижение сп.ПОЛ (Р<0,05) и Аск.ПОЛ (Р<0,05) у молодых самцов.

У молодых самок витамин Е вызвал изменения большего числа параметров, нежели эмоксипин. Под его влиянием сп.ПОЛ (Р<0,05) и Аск.ПОЛ (Р<0,05) процессов снизились, а уровень ТБК-рп (Р<0,05) значимо возрос. Эмоксипин же достоверно снизил лишь Аск.ПОЛ (Р<0,05).

В группах старых животных оба антиоксиданта снизили ПОЛ по некоторым показателям и уровень NO у самцов, а витамин Е также увеличил ОВП. В продолговатом мозге старых самок ни природный, ни синтетический антиоксиданты не вызвали достоверных изменений изучаемых параметров.

У молодых самцов экзогенный витамин Е не привел к накоплению этого антиоксиданта в ткани продолговатого мозга, но увеличил уровень -ТХФ (Р<0,01) и ОТФ (Р<0,001) и незначительно снизил активность каталазы и СОД. Эмоксипин снизил активности каталазы (Р<0,05) и СОД (Р<0,05).

Картина изменения активности антиоксидантов в ПД молодых самок под действием -токоферола схожа с таковой у самцов-ровесников, а введение эмоксипина привело к снижению активности только СОД (Р<0,05).

Учитывая большую потребность в антиоксидантах при старении введение витамина Е и эмоксипина не снизило активности ферментных антиоксидантов, а в случае -токоферола увеличило содержание -каротина у старых самцов. Эмоксипин не изменил изучаемые показатели в ПД самцов.

В ПД старых самок выявлена более сложная картина: витамин Е увеличил уровень тканевого -токоферола (Р<0,001), его метаболитов (Р<0,05), витамина А (Р<0,05 - Р<0,001), -каротина (Р<0,05), но снизил активности СОД (Р<0,05) и каталазы (Р<0,05). Введение эмоксипина оказало регуляторное воздействие на активности ферментных антиоксидантов, которое проявилось в снижении активности СОД на 27 % и каталазы на 24,5 %. Вероятно, это и позволило предотвратить колебания СРО под воздействием эмоксипина в ПД старых самок.

Результаты исследования влияния антиоксидантов на свободнорадикальные процессы спинного мозга в основном ключе совпадают с направлениями изменений, зафиксированных в ПД.

У старых самцов витамин Е снизил большее число показателей (ТБК-рп (Р<0,05), сп.ПОЛ (Р<0,05), NO (Р<0,05)), а эмоксипин снизил ТБК-рп (Р<0,05), сп.ПОЛ (Р<0,05), но увеличил скорость Аск.ПОЛ процесса (Р<0,05).

В спинном мозге старых самок нами не выявлены изменения уровня свободнорадикальных процессов под действием антиоксидантов.

Вводимый витамин Е увеличил уровень тканевого -токоферола и его метаболитов во всех группах, помимо этого у старых животных увеличился уровень -каротина (Р<0,05) у самцов, а также витамин А у самок на фоне снижения активности каталазы (Р<0,05) и СОД (Р<0,05).

Эмоксипин вызвал снижение активности СОД во всех группах, кроме старых самцов и каталазы у молодых самцов и старых самок.

Обращает на себя внимание факт, что если у интактных молодых животных в ПД и СП практически отсутствовали половые различия, то при введении антиоксидантов они проявились достаточно ярко. Это может свидетельствовать о более глубоких половых отличия регуляции функциональной активности этих отделов мозга антиоксидантами.

Почти во всех областях ЦНС на фоне антиоксидантной коррекции мы наблюдали компенсаторное снижение активности СОД и реже и менее значимо каталазы. Меньшая модуляция каталазы, вероятно, связана с разными скоростями реакций -токоферола и эмоксипина с радикалами.

Нами установлено что усиление СРО при введении антиоксидантов в тканях мозга происходит чаще у самок, чем самцов, что мы наблюдали в больших полушариях, промежуточном, среднем мозге и мозжечке старых самок и в среднем, продолговатом и спинном мозге у молодых самок после введения -токоферола Причину половых различий можно объяснить, учитывая факт ингибирующего действия стероидных гормонов на процессы ПОЛ (Бурлакова Е.Б., 1975, Чукаев С.А. и др., 1997). Однако помимо того, что половые различия зависят от антирадикальной активности андрогенов и эстрогенов, следует учитывать и различия в составе полиненасыщенных жирных кислот нейрональных мембран у животных разного пола (Сейфулла Р.Д., 1990), а также роль стероидных гормонов надпочечников. Помимо этого модифицирующее влияние на синтез эстрогенов и андрогенов оказывает гипоталамо-гипофизарная система. Различия во влиянии этой системы проявляются уже на ранних стадиях онтогенеза у животных разного пола (Угрюмов М.В., 1999).

3. Модуляция свободнорадикальных процессов и антиоксидантной защиты плазмы крови и ткани мозга белых крыс на фоне хронического воздействия природным серосодержащим газом Астраханского месторождения

Представляло интерес исследовать влияние хронического воздействия ССГ на стресс-реакции, поведение и антиоксидантно-прооксидантный статус плазмы крови и ткани головного и спинного мозга самцов и самок белых крыс разного возраста

Хроническое воздействие ССГ привело к снижению горизонтальной двигательной активности на периферии открытого поля (Р<0,05), числа вертикальных стоек с опорой на бортик (Р<0,05) у молодых животных независимо от пола. Число и длительность актов груминга на фоне воздействия значимо возросло и составило 5,7±0,44 у молодых самцов (Р<0,001) и 4,8±0,45 у молодых самок (Р<0,05). Снижение двигательной активности на фоне повышения реакции груминга может свидетельствовать об усилении уровня тревожности крыс при хроническом воздействии ССГ.

Как было показано с возрастом у животных произошло снижение горизонтальной и вертикальной активности. Степень выраженности этих изменений преобладает у самцов. Хронические ингаляции ССГ привели к уменьшению двигательной активности старых крыс, которое выразилось в снижении числа пересеченных центральных квадратов на 25,7 %, числа вертикальных стоек без опоры на 53,8 % у самок и самцов. У крыс обоего пола снизилась частота заглядываний в норки (Р<0,05) на фоне возросшей груминговой активности. Таким образом, у старых животных произошли схожие, но более выраженные изменения в поведении под действием ССГ, чем у молодых животных.

У самцов и самок обеих возрастных групп на фоне хронических ингаляций наблюдали развитие эозинопении, однако более глубокие нарушения, свидетельствующие о наличии стрессорной реакции мы наблюдали у старых самок.

Результаты исследования уровня свободнорадикальных процессов и антиоксидантной защиты плазмы крови разнополых молодых и старых животных на фоне хронического воздействия ССГ свидетельствуют, что на фоне хронического воздействия серосодержащего газа Астраханского месторождения в плазме крови животных, независимо от возрастной и половой принадлежности развивается оксидативный стресс, который проявился в усилении ПОЛ, увеличении ОМБ и ОВП. Указанные изменения ярче проявились у самцом обеих возрастных групп, чем у самок того же возраста. Обращает на себя внимание факт повышения концентрации суммарных метаболитов NO в плазме крови молодых самцов, получавших ССГ (46,73±2,765 мкмоль, Р<0,001).

У контрольных молодых самок содержание NO достоверно выше чем у интактных самцов-ровесников и составляет 78,35±5,103 мкмоль (Р<0,001, в сравнении с молодыми самцами), а после ингаляции показатель снижается до 43,51±3,171 мкмоль (Р<0,001, в сравнении с контролем) и выравнивается с показателями опытной группы самцов. Таким образом, у животных разного пола наблюдали противоположную картину изменения содержания NO-метаболитов, что вероятно связано с различиями в исходном уровне NO, в антиоксидантном статусе на гормональном уровне и в путях вовлечения NO в СРО на фоне оксидативного стресса. Об этом говорит анализ изменения уровня ТБК-рп, который показал увеличение этого показателя и у самцов (Р<0,001) и у самок (Р<0,001). Скорости сп.ПОЛ и Аск.ПОЛ у животных опытных групп оказались достоверно выше, чем в контроле.

У старых животных ингаляции ССГ привели к значимому увеличению NO-метаболитов у животных обоего пола, что может быть связано с усиливающимся каскадом окислительных процессов. Об этом же свидетельствуют результаты изучения антиоксидантов плазмы крови животных. Активность каталазы в крови как самцов, так и самок обоих возрастов после ингаляторного воздействия сероводородсодержащим газом снизилась до 23,11±1,39 у.е./мг белка у молодых самцов (Р<0,01), 19,34±0,89 у.е./мг белка у молодых самок (Р<0,001), 21,98±1,51 у.е./мг белка у старых самцов (Р<0,001), и 26,44±1,78 у.е./мг белка у старых самок (Р<0,01).

Та же направленность изменений имеет место и с активностью СОД, которая снизилась в плазме крови на фоне ингаляции ССГ у животных всех групп. В свою очередь NO может оказывать прооксидантное действие в плазме крови, в результате того, что его молекулы могут окислять -токоферол, что мы имеем в плазме крови старых самок: на фоне роста NO-метаболитов почти на 56 %, содержание токоферола снижено (Р<0,05).

Таким образом, нарастающий вал свободнорадикальных процессов, вызванный хроническим ингаляторным воздействием ССГ, приводит к усилению ПОЛ, ОМБ и истощению антиоксидантного пула плазмы крови крыс, что усугубляет токсический эффект сероводорода.

Результаты исследования уровня свободнорадикальных процессов и антиоксидантной защиты ткани больших полушарий разнополых молодых и старых животных на фоне воздействия ССГ говорят о росте ОМБ в ткани БП у животных разного пола и возраста. Несмотря на снижение показателей ПОЛ у молодых животных (АскПОЛ у самцов и сп.ПОЛ у самок), усиление ОМБ служит доказательством повреждающего действия газа. Также обнаружено увеличение сп.ПОЛ у молодых самцов до 48,001±3,055 нмоль/ч (Р<0,001) и ОВП у молодых самок (0,205±0,012 эВ, Р<0,05).

При сравнении половых особенностей антирадикальной защиты БП молодых животных обнаружена неодинаковая направленность некоторых изучаемых показателей. Так, активность каталазы у молодых самцов опытной группы оказалась значимо выше (3,54±0,245 у.е./мг белка, Р<0,05), чем в контрольной. У самок того же возраста, напротив, активность каталазы снизилась и составила 1,34±0,087 у.е./мг белка. Параллельно с этим у молодых самцов произошло снижение содержания -каротина (0,11±0,009 мкмоль/1г ткани, Р<0,001 по сравнению с контролем) и -токоферола (0,34±0,021 мкмоль/1г ткани, Р<0,001). Несмотря на снижение содержания жирорастворимых антиоксидантов АОА ткани БП молодых самцов не изменилась. У самок же помимо каталазы, достоверно снизились содержание -токоферол и АОА. Снижение содержания -токоферола до 0,64±0,035 мкмоль/1г ткани привело к увеличению -ТФХ (1,48±0,075 ед. оп. пл./1г ткани), что может свидетельствовать об усилении окислительной деструкции витамина Е в ходе вовлечения его в СРО.

В группах старых животных на фоне воздействия ССГ произошло увеличение большего числа показателей ПОЛ: на 44 % -сп.ПОЛ у самцов, на 58 % - уровень ТБК-рп и на 35 % Аск.ПОЛ у самок. У старых животных обоего пола значимо увеличились содержание ОМБ и показатель ОВП. У старых самцов в ответ на усиление СРО достоверно снизилось содержание -каротина (Р<0,05) и -токоферола (Р<0,05), а у самок — активность каталазы (Р<0,05). Это повлекло изменение АОА ткани БП у старых разнополых животных, которая снизилась до 41,47±2,864 % у самцов и 48,11±3,951 % у самок (Р<0,05 в обоих случаях). Обращает на себя внимание факт увеличения уровня -ТФХ на фоне снижения -токоферола в группах старых животных.

Все эти изменения говорят о более глубоких нарушениях, происходящих в БП под действием ССГ у старых животных по сравнению с молодыми.

В промежуточном мозге молодых самцов на фоне воздействия ССГ произошло усиление сп.ПОЛ (Р<0,05), ОМБ (Р<0,05), NO-метаболитов (Р<0,05) и снижение Аск.ПОЛ (Р<0,05) и ОВП (Р<0,05). У молодых самок достоверно снизилась скорость сп.ПОЛ (20,31±1,333 нмоль/ч, Р<0,001), уровень NO (20,4±1,571 мкмоль, Р<0,001) и увеличился уровень ОМБ (0,42±0,025 мкмоль/мг белка, Р<0,01) и ОВП (0,204±0,013 эВ, Р<0,001). Ответная реакция антиоксидантного звена ПМ у молодых животных разного пола была неодинакова. Так у молодых самцов отмечено снижение АОА до 60,38±4,768 % при падении активности каталазы и витамина А до 3,11±0,145 у.е./мг белка (Р<0,05) 0,033±0,004 мкмоль/1г ткани (Р<0,05) соответственно. У молодых самок снижение активности каталазы, СОД и -каротина, хотя и снизило АОА, но не достоверно, что косвенно может свидетельствовать об активизации других составляющих антиоксидантного звена ПМ.

У старых самцов на фоне затравки ССГ произошло снижение уровня ТБК-рп (4,06±0,304 нмоль/0,5г ткани, Р<0,01) и сп.ПОЛ (25,11±1,919 нмоль/ч, Р<0,05) при усилении Аск.ПОЛ (73,85±4,110 нмоль/ч, Р<0,05). О повреждении структур ПМ старых самцов говорит также увеличение уровня ОМБ (Р<0,05) и ОВП (Р<0,001). У старых самок все три показателя ПОЛ и ОМБ значимо увеличились. В ПМ старых крыс обоего пола произошли схожие изменения в антиоксидантной системе под действием ССГ. И у самцов, и у самок снизились активность каталазы, СОД, -каротина и -токоферола, кроме этого у старых самцов увеличился уровень -ТХФ, а у самок того же возраста снизилось содержание витамина А, которое составило 0,032±0,003 мкмоль/1г ткани (Р<0,05 в сравнении с контролем).

Полученные данные свидетельствуют об истощении антиоксидантной системы ПМ на фоне хронического воздействия промышленного газа.

Реакция ткани среднего мозга на хроническое воздействие ССГ имеет возрастные и половые особенности. У молодых животных несмотря на повышение сп.ПОЛ у самцов до 29,539±1,982 нмоль/ч (Р<0,01) и уровня ТБК-рп у самок до 3,562 ± 0,280 нмоль/0,5г ткани (Р<0,05), скорость Аск.ПОЛ значимо снижается, причем у самцов более резко (в 2 раза по сравнению с контролем), под действием стрессора. Сдерживанию ПОЛ при его индукции, по-видимому, способствует некоторая активизация ферментного антиоксидантного звена, что проявилось в повышении активности каталазы (Р<0,05 самцы и самки). Однако о напряжении антиоксидантной системы СР говорит факт повышения уровня ОМБ почти в 2 раза у молодых самцов, 1,7 раза — у молодых самок и резкое увеличение NO-метаболитов у крыс обоего пола (в 3,5 раза самцы и 1,6 раз самки).

В ходе старения уязвимость антиоксидантной системы СР увеличивается и ее емкости на хватает для сдерживания СРО в ответ на действие ССГ. У старых самок воздействие ССГ привело к увеличению всех показателей ПОЛ (Р<0,001), ОМБ (Р<0,001) и ОВП (Р<0,05). У старых самцов имеют место аналогичные изменения, что у самок, однако скорость сп.ПОЛ в результате воздействия снизилась (Р<0,05), а ОВП возросло более резко (на 44 %). Снижение активность каталазы, СОД, -каротина, и -токоферола у старых самцов и каталазы, СОД и -каротина — у старых самок объясняет падение АОА ткани СР. Увеличение содержания -ТФХ на фоне снижения -токоферола может быть следствием усиления расходования антиоксиданта по пути его окисления на фоне усиления СРО.

В мозжечке увеличение уровня ТБК-рп, сп.ПОЛ, ОМБ и ОВП у молодых самцов иллюстрируют интенсификацию СРО под действием ССГ. У самок того же возраста изменения оказались менее выраженными, чем у самцов и проявились в снижении сп.ПОЛ до 25,850±1,250 нмоль/ч (Р<0,05 с сравнении с контролем) и ОВП до 0,180±0,009 эВ (Р<0,05 с сравнении с контролем), но в усилении уровня ОМБ в 1,5 раза и NO-метаболитов в 1,8 раз. О более глубоком повреждении у молодых самцов говорит значимое снижение АОА, активности каталазы и СОД, -токоферола и -ТФХ. У молодых самок же, напротив активности каталазы и СОД увеличились при достоверном снижении -каротина и -токоферола. Такие разнонаправленные изменения в активности антиоксидантов позволило сохранить АОА мозжечка молодых самок на уровне контрольных значений.

Если у молодых животных больший повреждающий эффект газа выявлен в МЧ у самцов, то в группах старых животных и у самцов, и у самок возросло ПОЛ по всем показателям, уровень ОМБ и ОВП. Эти изменения произошли на фоне снижения АОА на 24,9 % у самцов и 23% у самок, активности каталазы, -каротина, -токоферола у животных обоего пола, а также усилении активности СОД у старых самцов, снижении содержания витамина А и увеличении -ТФХ в мозжечке старых самок.

В условиях дефицита каталазы и глутатионпероксидазы высокая ферментативная активность СОД может служить причиной развития деструктивных процессов. В нашем эксперименте снижение активности каталазы при хроническом воздействии ССГ у старых животным может служить дополнительным фактором усиления радикал-продуцирующей активности СОД с последующим ростом СРО.

Изменения уровня СРО и антиоксидантной системы ткани продолговатого мозга в ответ на действие ССГ имеют схожие черты с изменениями, происходящими в ткани СР. Однако следует отметить некоторые особенности. У молодых самцов в ПД помимо кинетических показателей изменился уровень ТБК-рп (Р<0,05) в сторону достоверного увеличения. У самок того же возраста, напротив, содержание конечного продукта ПОЛ не изменилось под действием газа. Таким образом, антиоксидантная система ПД молодых самок лучше справилась с окислительной провокацией, о чем также говорит увеличение активности ни только каталазы (Р<0,05), но и СОД (Р<0,05), в отличие от самцов.

У старых животных повреждающее действие газа проявилось в увеличении уровня ТБК-рп (Р<0,05), ОМБ (Р<0,01) и ОВП (Р<0,001) у самцов и более резком росте содержания ТБК-рп (на 204 %), сп.ПОЛ (на 91,7 %), ОМБ (на 23,6%) и ОВП (на 61 %) у самок.

На фоне интенсификации СРО в ткани ПД под действием токсиканта произошло значимое снижение активности каталазы (Р<0,001) и содержания -каротина и -токоферола (Р<0,001) у старых самцов и каталазы, СОД и -каротина у старых самок. Следствием перечисленных изменений в активности антиоксидантов продолговатого мозга старых животных стало снижение АОА у животных обоего пола старшей возрастной группы, которая составила 41,23±2,703 % у самцов и 47,69±3,918 % у самок.

В спинном мозге молодых самцов на фоне хронического воздействия ССГ отмечено увеличение уровня ТБК-рп на 21 %, NO-метаболитов в 2,3 раза и снижение Аск.ПОЛ на 22,6 %. У самок того же возраста воздействие ССГ привело к снижению уровня ТБК-рп в 1,3 раза, сп.ПОЛ на 16,2 % и увеличению содержания NO в 3,2 раза и ОВП на 18 %. Эти изменения сопровождались увеличением активности каталазы у молодых животных обоего пола и снижением содержания -токоферола у самцов.

В СП старых крыс, не смотря на снижение сп.ПОЛ, произошло увеличение уровня ОМБ и ОВП у самцов. А у самок возросло ПОЛ по всем показателям, ОМБ и ОВП. Достоверных изменений в изучаемых компонентах антиоксидантной защиты в спинном мозге у старых самцов не выявлено. У самок же произошло даже увеличение активности каталазы, СОД и -ТФХ при сниженном содержании -каротина и -токоферола.

Обращает на себя внимание факт повышения уровня ОМБ под действием ССГ во всех изучаемых тканях мозга и плазме крови крыс разного пола и возраста. При этом в мозговой ткани создаются условия для интенсивной генерации свободнорадикальных продуктов, повышения окислительной деструкции белков, липидов, что приводит к нарушению структуры клеточных мембран. Интенсификация процессов окислительной деструкции компонентов клеточных мембран мозговой ткани может явиться причиной изменений, связанных со способностью мембран проводить и воспроизводить нервный импульс, нарушения рецепторных, медиаторных и энергетических систем (Федорова Т.Н. и др., 1999, Verbeke P. et al., 2000).

Таким образом, полученные результаты о влиянии ССГ на свободнорадикальные процессы и антиоксидантный статус разных отделов ЦНС свидетельствует о половой и возрастной специфике происходящих изменений на разных уровнях ЦНС, что, вероятно, способствует перестройке внутриструктурных связей с преобладанием процессов, способствующих адаптации отдельных структур ЦНС и всего организма в целом в условиях хронического воздействия серосодержащим газом.

4. Антиоксидантная коррекция свободнорадикальных процессов, протекающих в тканях мозга и плазме крови на фоне воздействия серосодержащим газом Астраханского месторождения

Результаты исследований, приведенные в предыдущей главе, свидетельствуют, что воздействие ССГ Астраханского месторождения приводят к резкому росту свободнорадикальных процессов в плазме крови животных независимо от пола и возраста, что характеризует общей статус организма. Также полученные результаты говорят о тканеспецифичности его действия в разных отделах головного и спинном мозге. На следующем этапе представляло интерес изучить возможность коррекции повреждающего действия ССГ в разных структурах мозга и плазме крови антиоксидантами: -токоферолом и эмоксипином.

Результаты изучения антиоксидантной коррекции поведенческих реакций крыс после воздействия ССГ свидетельствуют о том, что антиоксиданты привели к восстановлению не всех параметров ориентировочно-исследовательской реакции у молодых крыс. При этом витамин Е показал более высокие корректирующие свойства в сравнении с эмоксипином. Так, при введении -токоферола число пересеченных центральных квадратов возросло по сравнению с группой ССГ у самцов крыс до контрольного уровня, тогда как у самок показатель стал даже выше, чем в контроле. Число вертикальных стоек с опорой оставалось ниже в сравнении с контрольной группой независимо от пола. Число актов груминга также снизилось практически до контрольного значения. Кроме того, было характерно снижение количества заглядываний в норки у самок крыс. Эмоксипин не привел к восстановлению поведенческих параметров, а в некоторых случаях еще более усилил эти сдвиги. Так, произошло снижение числа вертикальных стоек с опорой по сравнению с группой ССГ и контрольными животными, а также снижение числа заглядываний в норку.

В группах старых животных -токоферол и эмоксипин на фоне ССГ вызвали неравнозначные изменения в поведении крыс. Так введение витамина Е старым самцам привело к увеличению числа пересеченных центральных квадратов по сравнению с контрольной и опытной группами, снижению частоты груминга по сравнению с группой, получавшей ССГ, увеличению вертикальных стоек без опоры и норок по сравнению с опытом.

Эмоксипин на фоне ССГ привел к снижению числа пересеченных периферических квадратов, стоек с опорой, частоты актов груминга, норок и болюсов у старых самцов по сравнению с опытными животными.

У старых самок, получавших на фоне ССГ -токоферол произошло изменение вертикальной и горизонтальной активности, что проявилось в снижении числа периферических квадратов, но увеличении выходов в центр, увеличении стоек без опоры, но снижении — с опорой. Частота актов груминга и число болюсов снизились по сравнению с затравленными ССГ животными. Такие разнонаправленные изменения поведенческих реакций старых самок могут косвенно говорить о различных эффектах, оказываемых -токоферолом на разные отделы ЦНС. Эмоксипин также как витамин Е увеличил выходы в центр, но, в отличие от него, снизил стойки без опоры, увеличил груминговую активность и число болюсов в сравнении с опытом.

Таким образом, результаты нашей работы свидетельствуют о возможности модуляции поведенческих реакций веществами с антиоксидантной активностью, что вероятно связано с изменением функционального состояния нейрональных мембран.

Результаты изучения стресс-реакции на фоне воздействия ССГ по показателю изменения количества эозинофилов свидетельствуют об уменьшении стрессорной реакции у животных разного пола и возраста, получавших антиоксиданты на фоне хронического воздействия ССГ. И у молодых, и у старых крыс -токоферол более значимо увеличил количество эозинофильных гранулоцитов, чем эмоксипин, так, что у молодых крыс, и старых самцов этот показатель превысил даже контрольные значения.

При исследовании скорости свободнорадикальных процессов и уровня антиоксидантной защиты плазмы крови в ходе совместного введения токсиканта и антиоксидантов установлено, что и -токоферол, и эмоксипин значимо снизили ПОЛ (P<0,05), ОМБ (P<0,05) и ОВП (P<0,05) в плазме крови молодых животных. Однако, витамин Е изменил большее число показателей. NO-метаболиты на фоне введения антиоксидантов увеличились в плазме крови только у самок, что, учитывая изначально высокий уровень NO-метаболитов в плазме контрольных крыс и снижении его на фоне ингаляций ССГ можно рассматривать как нормализацию уровня этого эндогенного модулятора. Снижение интенсификации СРО произошло на фоне увеличения активности каталазы и АОА плазмы крови под влиянием обоих антиоксидантов. Витамин Е также увеличил уровень витамина А (0,015±0,001 мкмоль/1г ткани, P<0,05) у молодых самцов и -каротина (0,14±0,008 мкмоль/1г ткани, P<0,001) у молодых самок, а эмоксипин - активность СОД (1,50±0,081 у.е./мг белка, P<0,05) у молодых самок.

Оба антиоксиданта снизили уровень ТБК-рп, ОМБ, NO-метаболитов, ОВП, скорости ПОЛ у старых самцов. У старых самок более значимо снизил уровень ТБК-рп и ОМБ витамин Е, чем эмоксипин. Если у старых самцов возросший на фоне ингаляций ОВП в ходе антиоксидантной терапии снизился, то у старых самок эмоксипин резко увеличил этот показатель.

Таким образом антиоксиданты оказали больший эффект в плазме старых самцов, нежели самок, что также проявилось в повышении АОА, активности каталазы плазмы крови старых самцов, но не самок. Помимо этого, у старых самцов витамин Е увеличил активность СОД, витамина А, -каротина и -ТФХ, а эмоксипин — активность СОД и уровень витамина А.

У старых самок введение витамина Е на фоне воздействия ССГ увеличилась активность СОД, уровень -каротина, -токоферола и -ТФХ по сравнению с опытной группой, а эмоксипин увеличил активность СОД и уровень -каротина.

Введение -токоферола на фоне хронического воздействия вызвало усиление ПОЛ в больших полушариях у молодых самок. У молодых самцов и старых крыс обоего пола витамин Е снизил некоторые показатели ПОЛ по сравнению с опытной группой.

Эмоксипин в отличии от -токоферола вызвал усиление пероксидации липидов у молодых самцов, которое проявилось в увеличении уровня ТБК-рп в 1,5 раза (P<0,05), но сп.ПОЛ и Аск.ПОЛ снизились. Также хорошие антиоксидантные свойства эмоксипин проявил в БП молодых самок и старых крыс. ОМБ под влиянием обоих антиоксидантов значимо снизилась во всех группах животных. ОВП в ткани БП молодых и старых животных на фоне воздействия ССГ был увеличен. Введение эмоксипина, в отличии от -токоферола, привело к значимому снижению этого показателя и у самцов, и у самок. Витамин Е привел к уменьшению ОВП БП только старых самцов, а у молодых самцов даже увеличил его значение (рис. 2, 4). Антиоксиданты, вводимые совместно с ССГ не изменили уровень NO-метаболитов, только витамин Е снизил этот показатель у старых самок (P<0,05).

Несмотря на то, что ни витамин Е, ни эмоксипин не изменили уровень общей антиокислительной активности, оба антиоксиданта в разной степени оказали влияние на отдельные составляющие антиоксидантной защиты. Так, сочетанное введение -токоферола с ССГ вызвало снижение активности каталазы в ткани БП молодых самцов (P<0,05 по сравнению с животными, получавшими ССГ), которая составила 2,08±0,139 у.е./мг белка. Учитывая, что ингаляция ССГ без коррекции привела к увеличению активности этого фермента, снижение активности каталазы на фоне введения витамина Е может рассматриваться как компенсаторное. На это же указывает увеличение содержания -каротина в 1,45 раз (P<0,01), -ТФХ в 1,37 раз (P<0,01) и ОТФ в 1,2 раза (P<0,05). У молодых самок и животных старшей возрастной группы -токоферол, напротив увеличил активность каталазы, что говорит о регуляторном влиянии -токоферола на активность этого фермента. У молодых самок в этих же условиях эксперимента увеличилось содержание -токоферола (P<0,05).

Витамин Е увеличил большее число параметров АОЗ в больших полушариях старых животных: у старых самцов помимо каталазы, повысил содержание -каротина (P<0,05) и -токоферола (P<0,05), у старых самок — витамина А (P<0,05), -каротина (P<0,05) и -ТФХ (P<0,05).

Эмоксипин на фоне затравки вызвал в БП увеличение активности СОД (P<0,05) и снижение -ТФХ (P<0,05) у молодых самцов, увеличение активности каталазы (P<0,05) и снижение -ТФХ (P<0,05) у молодых самок, увеличение активности каталазы у старых крыс обоего пола и СОД (P<0,05) — старых самцов.

У самцов и самок старшей возрастной группы оба антиоксиданта привели к увеличению большего числа показателей АОЗ и как следствие - общей антиокислительной активности ткани БП, что свидетельствует о целесообразности антиоксидантной коррекции в группах старых животных.

В промежуточном мозге молодых животных введение антиоксидантов на фоне воздействия ССГ привело к активизации свободнорадикальных процессов, о чем говорит увеличение уровня ТБК-рп и Аск.ПОЛ у самцов и самок после введения витамина Е. Эмоксипин увеличил лишь содержание ТБК-рп у самок, но снизил Аск.ПОЛ. Оба антиоксиданта увеличили активность каталазы у молодых крыс. Витамин Е также увеличил уровень витамина А у молодых самцов, -каротина и у самцов, и у самок и -ТФХ и ОТФ только у молодых самок.

Модуляция NO-метаболитов отмечена у молодых самок: сниженный ССГ уровень NO под действием -токоферола увеличился на 126 %, а под действием эмоксипина на 49 %.

Картина изменения ОВП в ПМ молодых крыс при совместном введении ССГ и антиоксидантов сходна с таковой в больших полушариях (рис. 2, 3). Оба антиоксиданта снизили ОВП ткани промежуточного мозга, причем эмоксипин привел к более резкому снижению этого показателя.

Рис. 2. Окислительно-восстановительный потенциал в разных отделах ЦНС молодых самцов белых крыс после воздействия ССГ и введения антиоксидантов

Примечание: * - различие значимо по сравнению с контрольной группой; - различие значимо по сравнению с группой, получавшей ССГ.

Введение на фоне ингаляций антиоксидантов привело к значимому снижению ПОЛ, ОМБ и NO-метаболитов в ПМ старых животных. Некоторые показатели эмоксипин снизил более значимо, чем -токоферол. Так, у старых самок сочетанное введение ССГ и -токоферола снизило уровень ОМБ на 30,6 %, а сочетанное введение ССГ и эмоксипина на 46,9 %.

Перечисленные изменения показателей свободнорадикальных процессов в ПМ старых крыс проявились на фоне активации некоторых компонентов ферментативного и неферментативного антиоксидантного звена. И -токоферол, и эмоксипин увеличили активность каталазы у старых крыс обоего пола. Кроме того, -токоферол увеличил уровень -каротина и эндогенного -токоферола как у самцов, так и у самок, а также витамина А — у старых самок. Эмоксипин привел к изменению большего числа параметров в ПМ старых самцов, нежели самок, что проявилось в увеличении активности СОД у животных обоего пола и в увеличении -каротина, -ТФХ и ОТФ только у старых самцов.

Рис. 3. Окислительно-восстановительный потенциал в разных отделах ЦНС молодых самок белых крыс после воздействия ССГ и введения антиоксидантов

Таким образом антиоксидантная терапия оказала больший положительный эффект на ткань ПМ старых животных, чем молодых.

В ткани среднего мозга введение -токоферола на фоне токсиканта привело к снижению ОМБ, и NO-метаболитов у молодых самцов и самок. В отличие от самцов у молодых самок витамин Е на фоне ССГ также усилил ПОЛ по показателям ТБК-рп и Аск.ПОЛ, что косвенно свидетельствует о высокой активности собственной антиоксидантной защиты среднего мозга молодых самок по сравнению с самцами. Об этом же говорит значимое увеличение ОВП (рис. 3). -Токоферол привел к снижению активности каталазы в среднем мозге у молодых самцов и увеличил содержание витамина А, -ТФХ и ОТФ у молодых самок.

И у самцов, и у самок младшей возрастной группы токоферол снизил уровень NO-метаболитов. При этом повышение содержания тканевого токоферола не произошло, а у самок увеличилось содержание его метаболитов. Вероятно, это связано с повышенным расходованием токоферола в условиях оксидативного стресса, которое может происходить при взаимодействие -токоферола с пероксинитритом, сопровождаться двухэлектронным окислением и приводить к образованию преимущественно 8-метокситокоферона и -ТФХ (Hogg N. Et al., 1994).

В СР старых животных и -токоферол, и эмоксипин снизили усиление пероксидации на фоне ингаляции ССГ, что выразилось в снижении уровня ТБК-рп, ОМБ, ОВП и Аск.ПОЛ. Предварительное введение эмоксипина привело к более резкому, по сравнению с -токоферолом, снижению ОВП. Кроме того, эмоксипин снизил уровень NO-метаболитов у старых самцов и скорость сп.ПОЛ у старых самок.

Анализ полученных данных о состоянии антиоксидантной защиты СР показал, что наибольшее число изучаемых параметров изменилось у старых самцом при коррекции -токоферолом. Предварительное ведение витамина Е привело к увеличению сниженной под действием ССГ активности каталазы (P<0,05), СОД (P<0,05), содержания -каротина (P<0,05) и -токоферола (P<0,05), что вызвало повышение АОА (P<0,05) ткани СР старых самцов. У старых самок этот же антиоксидант увеличил только активность каталазы (P<0,05) и содержание -каротина (P<0,05).

Введение эмоксипина на фоне ингаляций увеличило активности каталазы (P<0,05) и СОД (P<0,05) у старых крыс обоего пола и уровень ОТФ (P<0,05) в среднем мозге старых самок.

Таким образом динамика изменений СРО и антиоксидантной защиты в среднем мозге имеет схожие черты с таковыми промежуточного мозга.

В мозжечке молодых самцов введение -токоферола на фоне ССГ усилило скорость спонтанного ПОЛ (P<0,05), NO-метаболитов (P<0,05) и ОВП (P<0,05). Несмотря на усиление пероксидации липидов, ОМБ на этом фоне снизилось (P<0,05). Усиление ПОЛ и ОВП, возможно, связано с перегрузкой собственной антиоксидантной системы МЧ, т.к. экзогенных -токоферол увеличил СОД, -токоферол и -ТФХ у молодых самцов.

Эмоксипин, напротив снизил все показатели ПОЛ (P<0,05) и ОМБ (P<0,05), но также как - токоферол увеличил ОВП (P<0,05), на фоне повышения активности каталазы (P<0,05) и СОД (P<0,05).

В МЧ молодых самок витамин Е с одной стороны снизил уровень ТБК-рп и ОМБ, но увеличил кинетические характеристики ПОЛ. Также -токоферол снизил возросший на фоне ингаляций ССГ уровень NO (P<0,05). Эти изменения СРО отмечены на фоне снижения активности каталазы (P<0,05) и повышения содержания -каротина (P<0,05) и -ТФХ (P<0,05).

Эмоксипин при неизменном уровне ТБК-рп снизил Аск.ПОЛ, но увеличил сп.ПОЛ в МЧ молодых самок. При этом и NO-метаболиты, и ОВП значимо снизились, что сопровождалось снижением активности каталазы.

В старших возрастных группах самцов и самок оба антиоксиданта привели к снижению ПОЛ, ОМБ и ОВП в мозжечке. И эмоксипин, и -токоферол оказали большее влияние на антиоксидантную систему МЧ старых самцов. Витамин Е увеличил активность каталазы (P<0,05) и содержание -каротина (P<0,05) и эндогенного -токоферола (P<0,05) при снижении активности СОД (P<0,05), а эмоксипин увеличил активность каталазы (P<0,05), что повысило АОА ткани мозжечка.

У старых самок в мозжечке витамин Е увеличил активность каталазы, содержание витамина А (P<0,05), -каротина (P<0,05) и -токоферола (P<0,05), а эмоксипин увеличил только активность каталазы (P<0,05).

Таким образом, эмоксипин действует одинаково на изучаемые показатели СРО и антиоксидантной системы старых самцов и самок. Большей половой дифференцировкой отличается действие антиоксидантов на ткань мозжечка молодых животных.

Введение -токоферола в ходе ингаляций ССГ смодулировало показатели ПОЛ в продолговатом мозге следующим образом: увеличенный на фоне ингаляций ССГ уровень ТБК-рп под действием витамина снизился (P<0,05), и, напротив, сниженная на фоне воздействия токсиканта сп.ПОЛ увеличилась (P<0,05). -Токоферол снизил также ОМБ (P<0,05), NO-метаболиты (P<0,05) и увеличил ОВП (P<0,05) в ПД молодых самцов. В антиоксидантной системе этой области под действием витамина Е произошло снижение активности каталазы (P<0,05), что свидетельствует о компенсаторных сдвигах на фоне поступления экзогенного токоферола и о высокой буферной емкости собственной АОС продолговатого мозга.

Эмоксипин привел к равнозначным изменениям свободнорадикальных процессов и антиоксидантной системы в ПД молодых самцов, что и -токоферол, однако ОВП под действием эмоксипина в отличии от витамина Е не изменился, что говорит о большей чувствительности этой области ЦНС к -токоферолу, чем к эмоксипину (рис. 2).

В ПД у молодых самок -токоферол на фоне ингаляторного воздействия ССГ усилил ПОЛ по показателям ТБК-рп (P<0,05) и скорость индуцированного ПОЛ (P<0,05), сравняв их с контрольными значениями, а также значимо снизил уровень ОМБ (P<0,05). Активность изучаемых эндогенных антиоксидантов в этих же условиях не изменилась.

Эмоксипин увеличил скорости ПОЛ при неизменном уровне ТБК-рп и снизил ОМБ (P<0,05) и ОВП (P<0,05) в продолговатом мозге молодых самок.

В группах старых крыс коррекционный эффект антиоксидантов имел схожие между собой черты. И -токоферол, и эмоксипин на фоне воздействия ССГ снизили содержание ТБК-рп, ОМБ и ОВП в ПД старых самцов (рис. 4). Однако, витамин Е снизил уровень ОМБ в 2 раза, по сравнению с группой, получавшей только ССГ, а эмоксипин — в 1,3 раза. С другой стороны эмоксипин более значимо, чем -токоферол, снизил ОВП. Если картина изменения СРО на фоне предварительного введения антиоксидантов у старых самцов схожа, то большее число параметров эндогенной АОС изменил все же -токоферол. Так, витамин Е увеличил активность каталазы (P<0,05) и содержание -каротина (P<0,05) и тканевого -токоферола (P<0,05), которые снизились под действием экотоксиканта. Эмоксипин скорректировал в сторону повышения только активность каталазы (P<0,05) в продолговатом мозге старых самцов.

Рис. 4. Окислительно-восстановительный потенциал в разных отделах ЦНС старых самцов белых крыс после воздействия ССГ и введения антиоксидантов

У старых самок в ПД действие антиоксидантов проявилось по разному. -Токоферол более значимо на 61,4 % снизил уровень ТБК-рп (по сравнению с опытом), чем эмоксипин, и приблизил это значение к контрольному. Несмотря на то, что эмоксипин снизил этот показатель на 54,6 % по сравнению с опытной группой, уровень ТБК-рп остался выше контроля. Кинетические же показатели ПОЛ снизились только на фоне предварительного введения эмоксипина. Оба антиоксиданта предотвратили рост ОМБ на фоне хронических ингаляций и снизили ОВП в ПД. Повышенный уровень NO-метаболитов снизился только при сочетанном введении ССГ и витамина Е (P<0,05). -Токоферол увеличил большее число показателей антиоксидантной защиты ПД, чем эмоксипин. Оба антиоксиданта увеличили активность каталазы и СОД, а -токоферол также повысил содержание -каротина до 0,36±0,032 мкмоль/1г ткани (P<0,05).

Таким образом негативное воздействие ССГ предотвратили оба антиоксиданта и в лучшей степени в продолговатом мозге старых животных, -токоферол скорректировал большее число показателей СРО и АОС.

Рис.5. Окислительно-восстановительный потенциал в разных отделах ЦНС старых самок белых крыс после воздействия ССГ и введения антиоксидантов

Введение антиоксидантов на фоне воздействия ССГ привело к изменению незначительного числа параметров в спинном мозге молодых самцов. Витамин Е снизил только уровень NO-метаболитов (P<0,05), а эмоксипин значимо увеличил уровень ТБК-рп (P<0,05), но снизил ОВП (P<0,05) в этой области. Снижение NO-метаболитов под действие -токоферола произошло на фоне увеличения содержания токоферола и его метаболита — -ТФХ, что еще раз подтверждает возможность участия витамина Е в предупреждении образования пероксинитрита путем окисления -токоферола с образованием -ТФХ. Кроме того, введение -токоферола на фоне ССГ снизило активности каталазы (P<0,05) и СОД (P<0,05) и увеличило содержание витамина А (P<0,05) и -каротина (P<0,05). Такое снижение активности основных ферментов-антиоксидантов при введении -токоферола, учитывая повышение активности каталазы под действием сероводородсодержащего газа, можно рассматривать как компенсаторное.

Введение эмоксипина привело к увеличению содержания -ТФХ (P<0,05) и ОТФ (P<0,05) в СП молодых самцов, что косвенно говорит с одной стороны об усиленной утилизации токоферола, а с другой стороны, учитывая обратимость реакции -токоферол -ТФХ или -токоферол ОТФ — о накоплении биологически активных метаболитов токоферола.

У молодых самок ССГ вызвал резкое снижение показателей ПОЛ (ТБК-рп и сп.ПОЛ). Введение витамина Е привело к значимому увеличению ТБК-рп и сп.ПОЛ до уровня превышающего даже контрольные значения, а эмоксипина — к увеличению уровня ТБК-рп (P<0,05), но падению скоростей ПОЛ и по сравнению с опытной, и по сравнению с контрольной группой. Помимо этих изменений оба антиоксиданта снизили содержание конечных метаболитов NO и ОВП. Учитывая, что и эмоксипин, и -токоферол снизили активность каталазы, рост ПОЛ может свидетельствовать о важности поддержания этого процесса на физиологическом необходимом для ткани СП уровне. Кроме того витамин Е и эмоксипин увеличили уровень -ТФХ, а эмоксипин снизил содержание -токоферола, что говорит в пользу того, что именно -токоферол в ходе своего окисления предотвращает развитие окислительного стресса, вызванного повышением уровня NO-метаболитов.

У старых самцов повышенный под действием ССГ уровни ТБК-рп, ОМБ, а также ОВП в СП были успешно снижены антиоксидантами. -Ткоферол на фоне ССГ увеличил содержание витамина А (P<0,05), -каротина (P<0,05) и -токоферола (P<0,05), а эмоксипин — ОТФ (P<0,05).

В СП старых самок оба антиоксиданта предотвратили последствия окислительного стресса, вызванного ССГ, в результате чего были снижены ПОЛ, ОМБ и ОВП. Учитывая возросшую под действие токсиканта активность каталазы и СОД, их снижение под действием антиоксидантов вполне оправданно. К тому же и витамин Е, и эмоксипин предотвратили окисление эндогенного -токоферола, повысили его уровень, а в опытной группе, получавшей совместно с газом -токоферол, увеличилось содержание -каротина.

Таким образом в ткани спинного мозга ярко проявилось модулирующее действие -токоферола и, в меньшей степени, эмоксипина на равновесие в системе антиоксиданты — прооксиданты. Если сниженные на фоне хронического воздействия ССГ процессы пероксидации и активность антиоксидантов повышались под влиянием антиоксидантов, то завышенные по сравнению с контролем показатели, напротив, снижались.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

При экспериментальном стрессе у животных имеет место активация перекисного окисления липидов в различных органах, тканях и периферической крови. Выраженность сдвигов в системе «липопероксидация — антиоксидантная защита» во многом зависит от специфичности действия стрессора, его силы и реализуется в различных системах и органах неодинаково.

Результаты наших исследований выявили половые и тканевые различия у молодых животных, которые проявились в более высоком уровне ТБК-рп у самок, чем у самцов в больших полушариях, промежуточном и продолговатом мозге. Интересен установленный факт разнонаправленного изменения этого показателя у животных разного пола: у самцов повышение, а у самок – понижение и факт отсутствия возрастных изменений активности исследуемых антиоксидантов в продолговатом мозге. Основываясь на результатах нашего эксперимента можно заключить что, чем филогенетически более древний отдел ЦНС, тем в меньшей степени появляются половые различия у интактных молодых животных в уровне свободнорадикальных процессов и исследуемых звеньев антиоксидантной защиты.

Введение витамина Е и эмоксипина интактным крысам в целом не изменяет АОА, т.к. происходят компенсаторно-регуляторные изменения в ферментативном и неферментативном антиоксидантном пуле нервной ткани. Эти сдвиги более выражены у молодых животных, что позволяет сохранять их антиоксидантный статус на стационарном уровне. В ходе старения, на фоне снижения общей метаболической активности, увеличения проницаемости ГЭБ усиливается потребность животных в антиоксидантах. По вектору и степени реагирования на введение антиоксидантов наиболее сходны между собой промежуточный и средний мозг, продолговатый и спинной.

Нами показано, что эмоксипин нередко не оказывал ожидаемого антиоксидантного действия у интактных молодых животных, однако в случае возрастных изменений ПОЛ, вносил вклад в стабилизацию СРО.

Основываясь на проведенном исследовании влияния ССГ на окислительные процессы в нервной ткани нами разработан функциональный подход к оценке степени выраженности стрессорных реакций по состоянию свободнорадикальных процессов на разных уровнях центральной нервной системы у молодых и старых животных разного пола.

Полученные результаты по изучению состояния свободнорадикальных процессов на фоне хронической интоксикации, свидетельствуют о разбалансировке системы ПОЛ-АОЗ, которая проявилась в неодинаковой степени в разных отделах ЦНС.

Для интегральной оценки полученных результатов мы использовали классификацию Ф.И. Фурдуй с соавт. (1996), предполагающую деление физиологических и патологических ответных реакций организма в условиях стресса на три типа: 1) функционально-нормативный тип реакций, характеризующийся устойчивым функционированием органов, тканей и систем; 2) функционально-паранормативный, отличительной особенностью которого являются неустойчивые, лабильно-обратимые изменения физиологических и биохимических параметров тех или иных систем или органов; 3) стабильно-гетеростазный тип реакции, предполагающий стойкие отклонения физиологических и биохимических параметров тех или иных органов или систем.

На основании полученных данных мы выделили следующие ситуации:

  • Усиление СРО и увеличение активности эндогенных антиоксидантов — соответствуют 1-ому уровню стрессированности (аварийная стадия, функционально-нормативный тип реакции).
  • Разнонаправленное, небольшое по модулю изменение скорости СРО, при этом активность антиоксидантов выходит на плато (близко к контрольным значениям) или же несколько выше — 2-ой уровень стрессированности (стадия относительной компенсации, функционально-паранормативный тип реакции).
  • Истощение антиоксидантного пула с резким спадом активности. При этом возможно как усиление СРО, так и его спад — 3-ий уровень стрессированности (стадия стойких функциональных отклонений, стабильно-гетеростазный тип реакции).

У молодых самцов наиболее чувствительным к воздействию оказался мозжечок и промежуточный мозг, а у молодых самок — большие полушария, промежуточный мозг и мозжечок, т.к. их реакция в ответ на токсикант соответствует стабильно-гетеростазному типу. Следующие по стрессорной устойчивости - это большие полушария, средний и продолговатый мозг у молодых самцов и средний и продолговатый — у молодых самок. Их состояние соответствует функционально-паранормативному типу реакции). Спинной мозг независимо от половой принадлежности оказался самым устойчивым, т. к. после 1,5-месячного хронического воздействия ССГ его состояние по изучаемым показателям соответствовало функционально-нормативному типу реакции.

Свободнорадикальная теория старения связывает возрастные отклонения с усилением продукция активных форм кислорода на фоне снижения активности антиоксидантной защиты, что приводит к накоплению продуктов окислительного повреждения. С возрастом происходит снижение адаптивных возможностей организма при разных скоростях снижения резистентности отдельных органов и тканей. Вышеуказанные процессы углубляются на фоне вредных внешних воздействий. Очевидно, что устойчивость к различного рода воздействиям различна у молодых и старых животных как на уровне целостного организма, так и на уровне отдельных органов и тканей. У старых животных, и у самцов, и у самок наиболее уязвимыми к оксидативному стрессу, вызванному газообразным токсикантом оказались все изучаемые отделы ЦНС, кроме спинного мозга.

Нам представляется, что анализ структуры и выраженности типов реакций со стороны отдельных органов или систем при стресс-индуцирующих воздействиях имеет прогностическое и отчасти диагностическое значение. Последнее находит выражение в определении уровня стрессорного повреждения и установлении того или иного типа реакции. Использование показателей, характеризующих уровень свободнорадикальных процессов и активность антиокислительных систем, в качестве индикаторов выраженности стрессорного процесса (острого и хронического) и его прогнозирования является перспективным направлением. Эти исследования позволяют понять роль свободнорадикальных реакций в развитии самого стресса, его последствий и наметить пути его коррекции. Состояние свободнорадикальных реакций и активности антиокислительных систем (ферментативных и неферментативных), является критерием оценки надежности биосистем и состояния адаптивных механизмов на разных уровнях организации живой материи.

Учитывая важность поддержания функций ЦНС для правильной работы всего организма в целом, а также чувствительность клеток мозга к недостатку кислорода, который сопровождает многие патологические процессы, в том числе токсикогенной природы, своевременное применение антиоксидантов способно предотвратить или сгладить последствия сероводородной интоксикации.

Анализируя полученные данные о возможности коррекции СРО антиоксидантами на фоне токсического воздействия ССГ можно заметить, что во всех тканях ЦНС повышенное содержание ОМБ в опытной группе под действием антиоксидантов снижалось. Снижение окислительной модификации белков на фоне введения антиоксидантов при хроническом воздействии ССГ говорит о возможности предотвращения окислительных повреждений -токоферолом и эмоксипином на начальной стадии окислительных деструкций. Учитывая, что продукты окислительной модификации белков, так же как и продукты ПОЛ, обладают цитотоксическим действием, можно заключить, что исследованные антиоксиданты предотвращают не только инициацию СРО, но и каскад окислительных изменений, вызванных конечными продуктами окисления мембранных компонентов.

И -токоферол, и эмоксипин проявили себя как достаточно сильные антиоксиданты. Однако, сравнивая значения ОВП после коррекции антиоксидантами (рис. 2, 3, 4, 5), можно заключить, что эмоксипин во всех отделах ЦНС (кроме мозжечка и продолговатого мозга молодых самцов) приводит к значимому снижению этого показателя по сравнению с животным, получавшими ССГ. Токоферол, в некоторых случаях, даже превысил значение ОВП по сравнению с опытной группой. Повышение ОВП при действии ССГ и последующем введении -токоферола были зафиксированы в больших полушариях, промежуточном и продолговатом мозге, мозжечке молодых самцов и среднем мозге молодых самок, что может быть косвенным доказательством напряжения антиоксидантной системы в перечисленных отделах

Полученные нами данные свидетельствуют о том, что ткань мозга более чутко реагирует на действие -токоферола, чем на эмоксипин, что проявляется в модуляции ПОЛ, на фоне снижения ОМБ у молодых животных. Введение антиоксидантов на фоне ССГ у старых крыс приводит к более выраженному антиоксидантному эффекту во всех изучаемых нами отделах ЦНС и плазме крови, что говорит о своевременности и целесообразности антиоксидантной коррекции на этом этапе. Таким образом, если эмоксипин проявляет антиоксидантное действие практически во всех исследованных нами тканях, то действие -токоферола обладает большей половой и тканевой спецификой и оказывает модулирующее действие на СРО, что объясняется присутствием в его спектре физиологических эффектов не только антиоксидантной и антирадикальной составляющих, но в том числе и витаминной.

Анализируя полученные нами результаты по исследованию влияния серосодержащего газа Астраханского месторождения можно заключить, что реакция разных отделов ЦНС на токсикант хотя и неодинакова, однако своевременное применение антиоксидантов может способствовать нормализации многих характеристик СРО. Однако антиоксиданты могут привести к разнонаправленному (как положительному, так и отрицательному) эффекту. Результаты наших экспериментальных исследований свидетельствуют о необходимости поддержания гомеостаза в достаточно узком интервале. Поэтому как повышение, так и снижение СРО могут повлечь необратимые изменения в структуре клеточных и функции нейронов и, как следствие, изменение их физиологических и физико-химических характеристик.

ВЫВОДЫ

1. Половые и возрастные различия свободнорадикальных процессов в разных отделах ЦНС и плазме крови 6-ти и 24-хмесячных крыс разного пола проявились в более низких значениях перекисного окисления липидов и белков в плазме у молодых самок, по сравнению с молодыми самцами и увеличении скоростей свободнорадикальных процессов с возрастом у животных обоего пола. В ЦНС половые различия у молодых животных проявились в исходном уровне ТБК-реактивных продуктов в больших полушариях, промежуточном и продолговатом мозге, где зафиксирован их более высокий уровень у самок, чем у самцов. В процессе старения у самцов и самок имело место разнонаправленное изменение уровня ТБК-реактивных продуктов — у самцов повышение, у самок - понижение.

2. Общая антиокислительная активность плазмы крови и мозга у молодых и старых самок выше, чем у самцов внутри возрастной группы. Активность СОД и содержание витамина А в плазме крови у молодых самок выше, чем у самцов. В мозге молодых самок содержание жирорастворимых антиоксидантов превышает таковое самцов. Половые различия антиоксидантной системы отсутствуют в продолговатом и спинном мозге животных. С возрастом у самцов и самок происходит снижение активностей ферментативных и содержания неферментативных антиоксидантов в плазме крови и мозге, за исключением продолговатого и спинного мозга, что приводит к более выраженным половым различиям у старых животных.

3. Введение -токоферола и эмоксипина оказывает более выраженное антиоксидантное действие на свободнорадикальные процессы в плазме крови и мозге старых животных. Витамин Е оказывает прооксидантное действие преимущественно у самок, что проявляется в повышении уровня малонового диальдегида в плазме крови, среднем, продолговатом и спинном мозге у молодых самок и в больших полушариях, промежуточном, среднем мозге и мозжечке старых самок. Эмоксипин реже, чем -токоферол (и только в плазме крови молодых самок) приводил к усилению ПОЛ. И -токоферол, и эмоксипин вызвали компенсаторные изменения в изучаемых звеньях антиоксидантной системы плазмы крови и мозга молодых животных.

4. Введение витамина Е приводит к увеличению большего числа параметров горизонтальной и вертикальной активности определяющих уровень ориентировочно-исследовательской реакции молодых животных. И -токоферол, и эмоксипин увеличивают горизонтальную центральную активность и число стоек с опорой при неизменной или сниженной периферическо-горизонтальной и вертикальной активности без опоры в группах старых животных. Поведенческие половые различия в большей степени проявились у старых животных в ответ на введение -токоферола.

5. Наиболее чувствительным к воздействию серосодержащего газа Астраханского месторождения у молодых самцов оказался мозжечок и промежуточный мозг, а у молодых самок — большие полушария, промежуточный мозг и мозжечок. У старых животных обоего пола наиболее уязвимыми к оксидативному стрессу, вызванному газообразным поллютантом оказались все изучаемые отделы ЦНС, кроме спинного мозга.

6. При хроническом воздействии серосодержащим газом на фоне снижения горизонтальной и вертикальной активности у молодых и старых животных происходит усиления груминговой реакции, что свидетельствует о нарастании страха в ходе нарушения механизмов регуляции поведения при изменении функционального состояния нейрональных мембран. -Токоферол и эмоксипин корректируют эти изменения.

7. Ткань мозга более выражено реагирует на корригирующий эффект -токоферола, чем на эмоксипин, что проявляется в модуляции перекисного окисления липидов, на фоне снижения окислительной модификации белков у молодых животных. Введение антоксидантов старым крысам на фоне хронического воздействия приводит к более выраженному антиоксидантному эффекту во всех отделах ЦНС и плазме крови, что говорит о своевременности и целесообразности антиоксидантной терапии на этом этапе оптимизации свободнорадикальных процессов в ЦНС. В некоторых случаях введение антиоксидатов (особенно -токоферола) усиливает свободнорадикальное окисление. Однако снижение уровня окислительной модификации белков свидетельствует о положительных эффектах антиоксидантной на всех этапах развития окислительного стресса.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1.Мажитова, М.В. Свободно-радикальные процессы в центральной нервной системе в норме и при действии стрессогенных факторов [Текст] / М.В. Мажитова. – Астрахань: изд-во АГМА, 2010. – 162 с. (Монография)

*2.Мажитова, М.В. Тканеспецифические и половые особенности перекисного окисления липидов белых крыс при введении доксорубицина [Текст] / М.В. Мажитова, Е.И. Кондратенко, А.Г. Глинина, Д.Л. Теплый, И.В. Чинтимирова // Журнал Нейрохимия. – изд-во РАН, 2000. - Т.17. - № 1. - С. 32 – 36.

*3.Мажитова, М.В. Медико-биологические аспекты влияния серосодержащих токсикантов [Текст] / М.В. Мажитова // Естественные науки – Астрахань: издательский дом «Астраханский университет», 2009. - № 2. - С. 33-40.

*4.Мажитова, М.В. Морфологические проявления вазомоторной дисфункции эндотелия на фоне хронического воздействия сероводородсодержащего газа [Текст] / М.В. Мажитова, Т.А. Шишкина, Н.Н. Тризно, О.А. Доброславская // Журнал Морфология, 2009. - № 4. - С. 157.

*5. Мажитова, М.В. Влияние сероводородсодержащего газа на поведенческие реакции белых крыс [Текст] / М.В. Мажитова, Н.А. Ломтева, Д.Л. Теплый, Н.Н. Тризно, Е.И. Кондратенко // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. - изд-во Самарского научного центра РАН, 2009 - Т. 11 (27). - №1 (5). - С. 988-990.

*6.Мажитова, М.В. Исследование возможности определения эмоксипина по его реакции с м-крезолфталексоном SA и в присутствии ионов железа [Текст] / М.В. Мажитова, М.А. Карибьянц // Естественные науки – Астрахань: издательский дом «Астраханский университет», 2009. - № 1. - С. 33-40.

*7.Мажитова, М.В. Возрастные и половые особенности свободно-радикальных процессов и антиоксидантной защиты плазмы крови белых крыс [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Д. Теплый // Естественные науки, 2010 - №1(30). - С. 79-85.

*8.Мажитова, М.В. Возрастные и половые особенности антиоксидантной защиты и свободно-радикальных процессов в мозге белых крыс [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Л. Теплый, Н.Н. Тризно // Журнал «Успехи геронтологии», 2010. - Т. 23. - №3. - С. 396-400.

*9.Мажитова, М.В. Изменение антиоксидантного статуса и свободнорадикальных процессов в крови белых крыс при хроническом воздействии сероводородсодержащего газа [Текст] / М.В. Мажитова // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. - изд-во Самарского научного центра РАН, 2010 - Т. 12. - №1 (7). - С. 1766-1768.

*10.Мажитова, М.В. Влияние сероводородсодержащего газа Астраханского месторождения на уровень конечных метаболитов NO плазмы крови [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Д. Теплый, В.Ю. Шур, И.А. Беднов, Д.В. Карпеева, Л.Ю. Белышева // Аллергология и иммунология 2011. - Т 12. - №1. - С. 57.

*11.Мажитова, М.В. Влияние сероводородсодержащего газа на свободнорадикальные процессы в центральной нервной системе [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Д. Теплый, В.Ю. Шур, О.А. Овсянникова, И.А. Беднов, М.Н. Тризно, М.Д. Осипенко, М.А. Карибьянц // Естественные и технические науки, 2011. - № 1(51). - С. 78 — 81.

*12.Мажитова, М.В. Определение эмоксипина в биологическом материале с применением м-крезолфталексона SA [Текст] / М.В. Мажитова, М.А. Карибьянц, Д.Л. Теплый // Естественные науки, 2011. - №1 (34).- С. 226-231.

*13.Мажитова, М.В. Свободнорадикальные процессы в среднем мозге на фоне экспериментального хронического воздействия серосодержащим газом [Текст] / М.В. Мажитова // Естественные и технические науки, 2011. - № 4. – С. 217-220.

*14.Мажитова, М.В. Исследование влияния серосодержащих поллютантов на свободнорадикальные процессы в мозжечке белых крыс [Текст] / М.В. Мажитова // Фундаментальные исследования, 2011. - № 10. – С. 422-427.

*15.Мажитова, М.В. Спектрофотометрическое определение уровня метаболитов монооксида азота в плазме крови и ткани мозга белых крыс [Электронный ресурс] / М.В. Мажитова // Современные проблемы науки и образования. – 2011. – № 3; URL: www.science-education.ru/97-4655.

*16.Мажитова, М.В. Экспериментальное изучение возможности антиоксидантной коррекции свободнорадикальных процессов в центральной нервной системе при хроническом воздействии серосодержащих поллютантов [Текст] / М.В. Мажитова // Известия Самарского научного центра Российской академии наук, том 13, №1(7), 2011, С. 1734-1736.

17.Мажитова, М.В. Изменение скорости перекисного окисления липидов и каталазной активности в печени белых крыс под влиянием –токоферола и ионола [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Л. Теплый, А.Г. Глинина, С.В. Бормотова, Н.А. Зайцева, Т.Д. Гребенщикова // В кн. тез. докл. итоговой науч. конф. АГПУ 29 апрель, 1997. - С. 22.

18.Мажитова, М.В. Изменение скорости перекисного окисления липидов в ткани больших полушарий мозга белых крыс под влиянием гонадоэктомии и на фоне введения антиоксидантов [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Л. Теплый, А.Г. Глинина, Н.А. Зайцева, Т.Д. Гребенщикова // В кн. тез. докл. итоговой науч. конф. АГПУ 29 апреля, 1997. - С. 23.

19.Мажитова, М.В. Сравнительное изучение перекисного окисления липидов в гомогенатах мозга и печени на фоне введения антиоксидантов и гонадоэктомии [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Л. Теплый, А.Г. Глинина // В кн. тез. докл. Всероссийской конф. «Астраханский край: история и современность», – Астрахань:.АГПУ, 1997. - С. 312 – 314.

20.Мажитова, М.В. Влияние антиоксидантов, гонадоэктомии и их сочетаний на скорость перекисного окисления липидов и каталазную активность в гепатоцитах белых крыс [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Л. Теплый, А.Г. Глинина, С.В. Бормотова // В кн. тез. докл. Всероссийской конф. «Астраханский край: история и современность», – Астрахань: АГПУ, 1997. - С. 331 – 333.

21.Мажитова, М.В. Окислительно-восстановительный потенциал мозга и печени белых крыс в условиях окислительного стресса [Текст] / М.В. Мажитова, А. Дубровин, О. Дубровина // В кн. тез. докл. итоговой науч. конф. АГПУ апрель, 2001. – С. 55.

22.Мажитова, М.В. Влияние промышленного природного сероводородсодержащего газа Астраханского месторождения на перекисное окисление липидов в тканях мозга и печени / М.В. Мажитова, Е.И. Кондратенко [Текст] // Проблемы охраны здоровья и окружающей среды: Сборник научных трудов, посвященный 20-летию ООО «Астраханьгазпром». – Астрахань, 2001. - С. 239-241.

23.Мажитова, М.В. Исследование окислительного стресса в тканях мозга, печени и крови белых крыс под воздействием промышленного природного сероводородсодержащего газа астраханского месторождения [Текст] / М.В. Мажитова // Вестник МГОУ. Серия «Естественные науки». Выпуск «Химия и химическая экология». - Москва: изд-во МГОУ, 2006. - №3. - С.165-169.

24.Мажитова, М.В. Особенности окислительных процессов в гипоталамусе белых крыс при введении альфа-токоферола [Текст] / М.В. Мажитова, Е.В. Курьянова // II Всероссийская конференция-школа «Высокореакционные интермедиаты химических реакций» ChemInt 2007, программа и тезисы докладов, 27-29 августа 2007, Астраханская область, 22-26 октября 2007, Московская область, С. 19.

25.Мажитова, М.В. Влияние серосодержащего газа Астраханского месторождения на содержания конечных метаболитов NO и уровень малонового диальдегида в плазме крови белых крыс [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Д. Теплый, Н.Н. Тризно // Астраханский медицинский журнал. – Астрахань-Москва. – 2008. – Т.3. - №3. – С. 261-263.

26.Мажитова, М.В. Изменение продукции оксида азота и цитокинового статуса на фоне  хронического воздействия токсическими веществами [Текст] / М.В. Мажитова, Н.Н. Тризно, О.А. Молоткова, Т.А. Шишкина, Д.А. Алешин // Конф. с международным участием «Фундаментальные и прикладные исследования в медицине. Успехи современного естествознания» (приложение) 2008, - № 7. - С. 158-159.

27.Мажитова, М.В. Модуляция перекисного окисления липидов в разных отделах центральной нервной системы под воздействием серосодержащего газа [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Д. Теплый, Д.Л. Теплый, Н.Н. Тризно, Н.Н. Карпеева, О.А. Ходарина // XV Междунар. Научно-практич. Конф. «Экология и жизнь». - Пенза, 2008. - С. 32-34.

28.Мажитова, М.В. Возрастные аспекты модуляции перекисного окисления липидов в разных отделах центральной нервной системы под воздействием серосодержащего газа [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Л. Теплый // Всероссийская научно-практическая конференция Оренбург, 16-17 февраля 2009 г. «Инновационные процессы в области химико-педагогического и естественнонаучного образования».- Оренбург: изд-во ОГПУ. - С.220-223.

29.Мажитова, М.В. Влияние природного и синтетического антиоксидантов на окисление липидов и RED-OX потенциал в тканях мозга [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Л. Теплый //«Фундаментальные исследования в биологии и медицине» Сб. науч. трудов, вып. 6 Ставрополь: изд-во СевКавГТУ, 2009. - С. 80-85.

30.Мажитова, М.В. Изменение содержания конечных метаболитов NO, активности каталазы и уровня перекисного окисления липидов в плазме крови белых под воздействием экотоксиканта [Текст] / М.В. Мажитова // Сборник научных трудов VII Международной научно-практической конференции «Фундаментальные и прикладные исследования в системе образования». 26 февраля. - Тамбов, 2009.- С. 221-223.

31.Мажитова, М.В. Модуляция некоторых поведенческих реакций антиоксидантами [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Л. Теплый, Н.Н. Тризно // Всероссийская конф. с междунар участием «Социально-экономические, валеологические и социокультурные аспекты развития рекреационных территорий Юга России». 7-10 октября. – Анапа, 2009. - С. 307 – 309.

32.Мажитова, М.В. Антиоксидантная коррекция некоторых поведенческих реакций стареющих крыс [Текст] / М.В. Мажитова, Н.Н. Тризно , Д.Л. Теплый, Д.Л. Карпеева // Materialy V Mi dzynarodowej naukowi-praktycznej konferencji «Wschodnia Spolka–2009» 07-15 wrzesnia 2009, Volume 6. - Przemyl. Nauka I studia. Str. 20-25.

33.Мажитова, М.В. Половые особенности свободно-радикальных процессов и антиоксидантной защиты плазмы крови белых крыс в онтогенезе [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Л. Теплый, Н.Н. Тризно // Materialy VI mezinrodn vdecko-praktick konference ''Vda a technologie: krok do budoucnosti-2010'' – Dl 12. Lkastv. Biologick vdy. Tlovchova a sport: Praha. Publishing House ''Education and Science''. 72-76.

34.Мажитова, М.В. Возрастные особенности антиоксидантной защиты и свободно-радикальных процессов в мозге самцов и самок белых крыс [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Л. Теплый, Н.Н. Тризно, Д.В. Карпеева // Астраханский медицинский журнал. - 2010. – Т. 5. - № 1. - С. 119 – 122.

35.Teply D.L. The influence оf sulfur-containing gas on malondialdehyde level in white rats blood plasm [Техt] / D.L. Teply, M.V. Mazhitova, N.N. Trizno // Europen Journal of Natural History. – 2010. – № 5 – С. 35-36.

36.Мажитова, М.В. Модуляция содержания конечных метаболитов NO в плазме крови белых крыс под влиянием серосодержащего газа Астраханского месторождения [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Л. Теплый, Н.Н. Тризно // Журнал «Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований» 2010. - №5. – С. 70-71.

37.Мажитова, М.В. Антиоксидантная коррекция возрастных изменений свободно-радикальных процессов в плазме белых крыс [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Л. Теплый, Н.Н. Тризно // «Кислород и антиоксиданты», вып. 2, 3 Научно-практ. Симпозиум с междунар. Участием «Свободноради-кальная медицина и антиоксидантная терапия»12-14 мая. – Волгоград, 2010. - С. 11-12.

38.Мажитова, М.В. Влияние промышленного природного сероводородсодержащего газа Астраханского месторождения на уровень промежуточных и конечных продуктов окисления липидов [Текст] / М.В. Мажитова, Д. Куатаева, Н. Баярстанова, А. Тарасов // Межрегиональная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы естественнонаучной подготовки», 2-3 ноября 2010 г. / под ред. Э.Ф. Матвеевой. - Астрахань: изд-во АИПКП, 2010. - С. 80-85.

39.Мажитова, М.В. Изменение антиоксидантного статуса и свободорадикальных процессов в крови белых крыс при хроническом воздействии сероводородсодержащего газа [Текст] / М.В. Мажитова, И.А. Беднов, В.Ю. Шур, М.А. Карибьянц // Казанская наука - Казань:изд-во Казанский Издательский Дом, 2010. - № 10. - С.20-22.

40.Мажитова, М.В. Изменение количества эозинофилов крови в условиях хронического воздействия сероводородсодержащим газом [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Л. Теплый, Н.Н. Тризно, В.Ю. Шур, И.А. Беднов, Л.В. Петренко // III Съезд физиологов СНГ, Ялта, Украина, 1-6 октября 2011. С 292.

41.Мажитова, М.В. Возрастные особенности поведения [Текст] / М.В. Мажитова, Л.В. Петренко // Науч.-практ. конф. «актуальные проблемы геронтологии и гериатрии». - Санкт-Петербург, 21-22 апреля, 2011. - С. 278-279.

42.Мажитова, М.В. Особенности реакции про- и антиоксидантной систем больших полушарий в условиях воздействия вредных факторов [Текст] / М.В. Мажитова // Междунар. науч.-практ. конференция «Достижения, инновационные направления развития и проблемы современной медицинской науки, генетики и биотехнологии», Екатеринбург, 2011. - С. 169-170.

43.Мажитова, М.В. Изменение уровня NO-метаболитов на фоне хронической интоксикации природным газом [Электронный ресурс] / М.В. Мажитова, Д.В. Карпеева // II Региональная конференция ученых и инноваторов «ИНН-КАСПИЙ»:электронный сборник тезисов докладов [Электронный ресурс]. Электрон. текстовые, граф. (5,7 Мб).-Астрахань: издательство АГТУ, 2011.

44.Мажитова, М.В. Некоторые показатели свободнорадикальных процессов в среднем мозге в условиях хронической интоксикации. Антиоксидантная коррекция [Текст] / М.В. Мажитова // Материалы II Междунар науч. конф. «Свободные радикалы, антиоксиданты и старение». Астрахань, 2-3 ноября. – Астрахань: Издат. дом «Астраханский университет. 2011.- С. 114-117.

45.Мажитова, М.В. Типизация реакций разных отделов ЦНС в ответ на хроническое воздействие по состоянию свободнорадикальных процессов [Текст] / М.В. Мажитова, Д.Л. Теплый, Н.А. Горст, Ю.В. Нестеров, Н.Н. Тризно // Материалы II Междунар науч. конф. «Свободные радикалы, антиоксиданты и старение». Астрахань, 2-3 ноября. – Астрахань: Издат. дом «Астраханский университет. 2011.- С. 74-76.

* - статьи в журналах ВАК

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ И ОБОЗНАЧЕНИЙ

-ТФХ–-токоферилхинон; Аск.ПОЛ–скорость аскорбатзависимого ПОЛ; АКМ–активированные кислородные метаболиты; АОА–общая антиокислительная активность; АОЗ–антиоксидантная защита; БП–большие полушария; МЧ–мозжечок; ОВП–окислительно-восстановительный потенциал; ОМБ–окисленная модификация белков; ОТФ–оксотокоферол; ПД–продолговатый мозг; ПМ–промежуточный мозг; ПОЛ–перекисное окисление липидов; СОД–супероксиддисмутаза; СП–спинной мозг; сп.ПОЛ–скорость спонтанного ПОЛ; СР–средний мозг; СРО–свободнорадикальное окисление; ССГ–серосодержащий газ; ТБК-рп–продукты, реагирующие с тиобарбитуровой кислотой.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.