WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Трутаев Игорь Викторович

СИНТЕТИЧЕСКИе аналоги природных ОЛИГОПЕПТИДов и их использование в ветеринарной медицине

16.00.04 – ветеринарная фармакология с токсикологией

03.00.04 – биохимия

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора биологических наук

Воронеж - 2009

Работа выполнена в отделе клинической биохимии Государственного научного учреждения «Всероссийский научно-исследовательский ветеринарный институт патологии, фармакологии и терапии» Россельхозакадемии

Научные консультанты:

доктор ветеринарных наук, профессор

Шабунин Сергей Викторович

заслуженный деятель науки РФ,

доктор биологических наук, профессор

Бузлама Виталий Соломонович

Официальные оппоненты:

доктор биологических наук, профессор

Беляев Василий Иванович

доктор биологических наук

Матюшевский Леонид Артемович

доктор биологических наук, профессор

Рыжкова Галина Федоровна

Ведущая организация:

ФГОУ ВПО Белгородский государственный университет

Защита состоится ____________ в ___ часов на заседании диссертационного совета ДМ 006.004.01 при ГНУ Всероссийском научно-исследовательском ветеринарном институте патологии, фармакологии и терапии Россельхозакадемии (ГНУ ВНИВИПФиТ) по адресу: 394087, г. Воронеж, ул. Ломоносова, 114-б

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке института.

Автореферат разослан «__» ___________  2009 г.

Учёный секретарь диссертационного совета,

кандидат биологических наук Т.И. Ермакова

1. Общая характеристика диссертации

Актуальность проблемы. С интенсификацией животноводства усложняется и сфера его ветеринарного обслуживания. Увеличивается количество и разнообразие фармакологического обеспечения. Так, если 50-лет назад для ветеринарного благополучия на фоне удовлетворительной санитарии было достаточно классических вакцин (сибирская язва, ящур, чума, бешенство, рожа и др.), сывороток, антибиотиков, сульфаниламидов и нитрофуранов, то сегодня этот арсенал оказался очень узок (Смирнов П.Н.,1997; Анудориев А.М. и др., 1999; Бузлама В.С., 2003; Шахов А.Г., 2004), но и его расширение, особенно за последнюю четверть века не привело к желаемым результатам. Болезни, особенно продуктивных животных, стали разнообразнее и сложнее. Они трудно поддаются профилактике и терапии классическими путями (Донченко А.С., 1997; Воронин и др., 1999; Шахов А.Г. и др., 2001). Оказалось, что это обусловлено рядом объективных причин. Прежде всего, это противоречие между нарастающим уровнем продуктивности и генетически обусловленными защитно-приспособительными возможностями организма. Здесь традиционные лекарства и биологически активные препараты не могут восстановить постоянно нарушающийся баланс.

Коровы, свиноматки во время критического процесса воспроизводства (роды) с трудом переносят эту физиологическую нагрузку. В результате - задержание последа, метриты, маститы, агалактия. Кроме этого нарождающийся молодняк мало жизнеспособен, в течение первых двух месяцев плохо растёт, у него возникают массовые заболевания так называемыми факторными инфекциями и как следствие – или гибель, достигающая 30%, или достаточно большие затраты на лечение и реабилитацию (Слободяник В.И., 1994; Париков В.А., 2000; Шахов А.Г. и др., 2000; Мисайлов В.Д. и др., 2004; Нежданов А.Г. и др., 2007).

Одним из главных решений этой проблемы является ослабление или, по-возможности, ликвидация противоречия между эволюционно обусловленными защитно-приспособительными возможностями и искусственно созданной высокой продуктивностью. Новые перспективы в этом направлении открывает создание фармакологических препаратов для поддержания продуктивного здоровья крупного рогатого скота, свиней, птиц - адаптогенов или средства повышения резистентности, или стресс-корректоров. На сегодня известен ряд препаратов подобного действия, среди которых наиболее известны препараты природного происхождения типа элеутерококка и модифицированные природные производные гуминовых веществ (Брехман И.И., 1957; 1968; Дардымов И.В., 1976; Беркович А.М. и др., 2003; Бузлама В.С., 2000-2005; Попов А.И., 2004;).

За последние 20-25 лет экспериментальных и клинических фармакологов заинтересовали вначале природные, выделенные из тканей животных, а затем ресинтезированные и модифицированные олигопептиды, обладающие широким спектром биологической активности в плане повышения и восстановления защитно-приспособительных возможностей организма. Наиболее широко известным и первым вошедшим в ветеринарную практику стал тимоген. Активность синтетического дипептида, идентичного природному, не укладывается в рамки иммуномодулятора тимусного просхождения и проявляется при более широком спектре патологий (Андреева Н.Л, 1990; Хавинсон В.Х. и др., 1991; Золотарёв Д.В., 2001; Malkahanov V.B. et al., 1991; Shustval D., 1992; Lukash et al.,1998).

Возникла проблема фармакологического изучения ряда синтетических аналогов природных олигопептидов с новых позиций: анализ её состояния, необходимость разработки новых, практически не токсичных и экологически безопасных лекарств для поддержания здоровья продуктивных животных, комплексной профилактики, терапии болезней и реабилитации, что обусловило направление данного исследования, их методическое обеспечение и клинические испытания (Чазов Е.И. и др., 1984; Бахаров В.Д., 1989; Гомазов О.А., 1992; Дейгин В.И. и др., 2001; Флейшман М.Ю. и др., 2004; Alvares A.A. et al., 1994; Morozov V.G. et al., 1997; Paukovits W.R. et al., 1998; Kvetney J. еt al., 2002).

Цель и задачи работы. Цель исследований – изучить фармако-токсические свойства синтетических олигопептидов (тимогена, неогена и седатина), их влияние на метаболический статус и защитно-приспособительные возможности организма и разработать показания к их применению в ветеринарной медицине.

Для достижения этой цели и решения проблемы поставили следующие основные задачи:

1. Дать фармако-токсикологическую характеристику синтетических олигопептидов;

2. Изучить влияние тимогена, неогена и седатина на защитно-приспо-собительные возможности животных;

3. Изучить действие синтетических олигопептидов на метаболический статус животных:

- резорбтивное действие;

- система пероксидации липидов и состояние антиоксидантной защиты;

- гомеостаз глюкозы (интактное состояние, нагрузки).

4. Разработать показания к применению синтетических аналогов природных олигопептидов для повышения резистентности и улучшения продуктивного здоровья животных.

Научная новизна. Впервые в ветеринарной фармакологии поставлена и решена проблема комплексного многостороннего изучения синтетических олигопептидов для повышения резистентности и улучшения продуктивного здоровья животных. Показано, что тимоген, неоген,  седатин на фоне низкой токсичности и относительно низкой  органо-системной специфичности проявляют высокую защитную активность при изменяющихся условиях и неблагоприятных воздействиях внешней среды. Установлено, что препараты проявляют стресс-корректорное, актопротекторное, антигипоксическое и антитоксическое действие, стимулируют гемопоэз и клеточный иммунитет при их угнетении, что связано с нормализацией процессов пероксидации липидов, активизацией антиоксидантной защиты, сохраняют гомеостаза глюкозы в экстремальных условиях. Новизна исследований подтверждена патентом РФ и дипломом Президиума Россельхозакадемии «За лучшую завершенную научную разработку 2005 года».

Практическая значимость и реализация результатов. Показания к применению изученных синтетических олигопептидов для повышения резистентности и улучшения продуктивного здоровья крупного рогатого скота, свиней, пушных зверей, птиц использованы при разработке Наставления по применению седатина в ветеринарии (№ 13-5-2/1142 от 14.01.98). Полученные результаты вошли в методические рекомендации «Скрининг биостимулирующих и биоцидных веществ (адаптогены, бактерициды и другие препараты)» одобренных секцией патологии, фармакологии и терапии Россельхозакадемии (протокол №2 от 14.07.2006 г.) и «Синтетические аналоги природных олигопептидов и их использование в ветеринарии», одобренных секцией патологии, фармакологии и терапии Россельхозакадемии (протокол №2 от 15.05.2008 г.).

Апробация работы. Данные экспериментальных и клинических исследований, которые легли в основу диссертации, доложены и представлены на ежегодных отчётных сессиях института в 1995-2005 годах, заседаниях Ветфармбиосовета в 1995, 2001 годах, на международной научно-практичес-кой конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Авророва А.А. (Воронеж, 2006), международной научной конференции «Токсикозы животных и актуальные проблемы болезней молодняка» (Казань, 2006), юбилейной научно-практической конференции ветеринарных терапевтов и диагностов, посвященной 90-летию со дня рождения засл. деят. науки РСФСР, академика РАЕ, д. вет. н. Кабыша А.А. (Троицк, 2007), первом съезде ветеринарных фармакологов России (Воронеж, 2007), международной научно-практи-ческой конференции, по­священной 65-летию Ульяновской ГСХА (Ульяновск, 2008), международной научно-практической конференции, посвященной 125-летию ветеринарии Курской области (Курск, 2008).

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 31 научная работа, в том числе 12 статей в ведущих научных журналах, рекомендованных ВАК Минобразования РФ, 2 Методические рекомендации, 1 монография и 1 патент.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту.

- о низкой токсичности и относительной органо-системной индифферентности синтетических олигопептидов;

- об адаптогенном, стресс-корректорном действии препаратов;

- о защитном действии тимогена, неогена и седатина при эмоционально-физических и химических нагрузках, гипоксиях и интоксикациях;

- о регулирующем влиянии препаратов на систему пероксидация липидов - антиоксидантная защита (ПОЛ-АОЗ) и гомеостаз глюкозы при изменяющихся условиях и неблагоприятных воздействиях внешней среды.

- об эффективности применения синтетических олигопептидов для повышения резистентности и улучшения продуктивного здоровья сельскохозяйственных животных.

Объём и структура диссертации. Работа изложена на 338 страницах и  включает введение, обзор литературы, материал, объем и методы исследований, результаты собственных исследований, их обсуждение, выводы, предложения, список литературы и приложения. Диссертационная работа проиллюстрирована 120 таблицами и 37 рисунками. Список литературы включает 626 источников, в том числе 235 на иностранных языках.

2. Материал, объём и методы ИССЛЕДОВАНИЙ

Исследования проведены в 1994-2008 годах в отделе клинической биохимии по планам НИР ГНУ Всероссийского научно-исследователь-ского ветеринарного института патологии, фармакологии и терапии Россельхозакадемии в рамках государственной Программы фундаментальных и приоритетных прикладных исследований по научному обеспечению развития агропромышленного комплекса РФ по заданиям: «Разработать и внедрить промышленную систему мероприятий по повышению естественной резистентности у крупного рогатого скота, свиней, овец и птиц»
(№ гос. рег. 01860113278); «Изучить роль нарушений обменных процессов и снижения резистентности в возникновении патологии высокопродуктивных животных. Разработать методы и средства их прогнозирования и профилактики, диагностики и терапии» (№ гос. рег. 01940007587); «Разработать общую теорию патологии животных и на её основе создать экологически чистую систему ветеринарной защиты»(№ гос. рег. 01.9.90.0001257), «Разработать новые высокоэффективные средства и методы повышения общей резистентности и иммунного статуса крупного рогатого скота, свиней и птиц» (№ гос. рег. 150070.3666026906, 06.8.003.04).

В проведении ряда исследований принимали участие сотрудники ГНУ ВНИВИ патологии, фармакологии и терапии Долгополов В.Н., Ермакова Т.И., Федорова Н.М., Аргунов М.Н., Сулейманов С.М., Шушлебин В.И., Мещеряков Н.П., Бузлама С.В., Бузлама А.В., Максимова Л.И., которым автор выражает искреннюю признательность за оказанную помощь и плодотворное сотрудничество.

Экспериментальные и научно-производственные опыты проведены в соответствие с требованиями к врачебно-биологическому эксперименту по подбору аналогов, постановке контроля, соблюдению одинаковых условий кормления и содержания животных в период проведения работы и учёта результатов.

Клинические испытания препаратов, их производственная апробация и внедрение осуществлены на животноводческих предприятиях Воронежской, Белгородской, Липецкой и других областей Российской Федерации, а также Харьковской области Украины.

Скрининговые исследования выполнены в соответствии с Методическими рекомендациями «Скрининг биостимулирующих и биоцидных веществ (адаптогены, бактерициды и другие препараты)», 2006, авторским свидетельством на изобретение (1982) и патентом RU (2125261).

Токсикологическую оценку и органо-системное действие изучали в соответствии с «Руководством по доклиническому изучению новых лекарственных средств» (Москва, 2000).

               Оценка адаптогенного спектра препаратов выполнена с использованием трёх групп экстремальных воздействий (физическая перегрузка, кислородная недостаточность и химическая интоксикация) на 14 моделях. Состояние «оксидативного стресса» моделировали путем введения 5,6-диоксиура-цил моногидрата (ДОУМГ, аллоксана), который восстанавливается в диалуровую кислоту, при аутоокислении которой образуется H2O2 и активные формы кислорода, которые запускают в клетке цепь свободнорадикальных реакций (Николаева М. И. с соавт.,1986). ДОУМГ вводили после 24-часового голодания однократно подкожно в дозе  130-150 мг/кг массы тела.

Критериями интегральной оценки активности препаратов при стрессе служили выживаемость животных, их выносливость при функциональных нагрузках, заболеваемость, сохранение здоровья и продуктивности в критических ситуациях.

С целью характеристики общего состояния животных при применении  изучаемых олигопептидов определяли количество в крови эритроцитов, гемоглобина, СОЭ, лейкоцитов и тромбоцитов общепринятыми методами (Предтеченский В.Г., 1964; Кондрахин И.П. с соавт., 1983; Карпуть И.М., 1986); содержание в сыворотке крови общего белка (г/л) рефрактометрически (Филиппович Ю.В. с соавт., 1975); активности АлАТ, АсАТ и щелочной фосфатазы (мМ/л×ч)  (Меньшиков В.В., 1973).

Оценку влияния олигопептидов на углеводный обмен проводили по показателям крови: гликоген, г/кг (Мильман Л.С. с соавт., 1974); глюкоза, мМ/л (Меньшиков В.В., 1971); лактат, мМ/л (Прохорова М.И. с соавт., 1965); пируват, мкМ/л (Бабаскин П.М, 1976); активность глюкозо-6-фосфатдегид-рогеназы, мкМ/л×мин (Вульфсон П.В. с соавт., 1979); лактатдегидрогеназы, мкМ/мин×мг белка (Пырков Я.Н. с соавт., 1970).

Состояние системы ПОЛ-АОЗ у животных определяли по показателям: содержание в крови конъюгированных диенов (ДК) в ед.опт.пл./мг липидов или в мкМ/л крови (Стальная И.Д., Гаришвили Т.Г., 1977); малонового диальдегида (МДА) в мкМ/л крови (Стальная И.Д., Гаришвили Т.Г. 1977); содержание в сыворотке крови флуоресцирующих оснований Шиффа (ОШ) в усл.ед./мл сыворотки (Bidlack W.R., Tappel A.L., 1973; Malshet V.G., Tappel A.L., 1973); содержание в крови общих и небелковых SH-групп  в мМ/л (Рубина Х.М., Романчук Л.А., 1961); содержание в сыворотке крови витамина Е в мкМ/л (Кисилевич Р.Ш., Скварко С.И., 1972), ферроксидазную активность церулоплазмина (ЦП) в сыворотке крови в мкМ бензохинона/л×мин (Антонов М.П. с соавт., 1985); активность супероксиддисмутазы (СОД) в эритроцитах в отн.ед./мг гемоглобина (Чумаков В.Н., Осинская Л.Ф., 1977), каталазы (КАТ) в крови в мМ Н2О2/л×мин (Королюк М.А. с соавт., 1988), пероксидазы (ПО) в усл.ед./л крови (Плешков Б.П., 1976), глутатионпероксидазы (ГПО2) в крови в мМ восстановленного глутатиона/л×мин (Кругликова Г.О., Штутман И.М., 1976), глутатионредуктазы (ГР) в крови в мМ окисленного глутатиона/л×мин (Кругликова Г.О., Штутман И.М., 1976); содержание НЭЖК в сыворотке крови в мкМ/л (Прохоров М.Ю. с соавт., 1977), в-липо-протеидов в мг% (Ледвина М., 1960), холестерина в мМ/л (Меньшиков В.В. с соавт., 1987).

Для характеристики состояния гуморального звена неспецифической иммунологической резистентности организма определяли: бактерицидную активность (%) сыворотки крови (Смирнова О.В., Кузьмина Т.А., 1966);  лизоцимную (мкг/мл) (Бухарин О.В., Васильев Н.В., 1974), комплементарную (% гемолиза) активности сыворотки крови (Вагнер Г.Ф., 1966); содержание пропердина (г/л) с сыворотке крови (Томилка В.С., Старостин И.С., 1984).

В проведении экспериментальных и научно-производственных исследований использовали: инфузории Paramecium caudatum (36 опытов, с оценкой 3-х препаратов); мышей - белых беспородных самцов и самок с массой тела 20,0±2,0 г (n=1659); белых крыс беспородных и линии Wistar самцов и самок с массой тела 150,0±20,0 г (n=1780); кроликов обоего пола породы шиншилла с массой тела 1,1-2,0 кг (n=44); собак (n=6); коров, откормочных быков и телят чёрно-пёстрой породы (n=286); свиней крупной белой, украинской пород и помесей разного возраста и пола (n=463); кур и цыплят породы леггорн, линии хайсекс и др. (n=3450); норок, песцов и хорьков (n=12045).

Опыты на продуктивных животных проводили в производственных условиях содержания и кормления. При заболеваниях диагнозы ставили в соответствии с утверждёнными инструкциями и методическими указаниями с привлечением соответствующих специалистов и данных лабораторных исследований.

Кровь для исследований получали из хвоста, ярёмной, ушной вен, при декапитации, а внутренние органы или их фрагменты - при вскрытии животных.

Полученный цифровой материал обработан методами математической статистики принятыми в биологии и медицине (М.Л. Беленький, 1963;  Г.Ф. Лакин, 1973;  Е.В. Гублер, 1978 и др.) с использованием прикладной статистической программы “Statistica 5.0” (Stat Soft Inc., 1998) и электронных таблиц “Microsoft Excel” на РС «Pentium IV».

3. Собственные исследования

3.1. Общая фармако-токсикологическая характеристика синтетических  олигопептидов

3.1.1. Опыты на Paramecium caudatum

Токсическое действие на одноклеточных оценено по двум параметрам: дозозависимому и временному. Тимоген и неоген в диапазоне доз от 0,001 до 1,0 мг/мл среды не оказывают влияния на жизнеспособность инфузорий. Седатин в дозе 1,0 мг/мл среды проявляет протистоцидный эффект.

Испытанные олигопептиды, независимо от аминокислотного состава и структуры молекулы способствуют повышению сопротивляемости клеток к мембраноповреждающему действию гипертонического раствора натрия хлорида. Установлены существенные различия между препаратами в зависимости от дозы. Тимоген и неоген по активности близки между собой, хотя последний по всем соответствующим дозам активнее своего аналога на 8,0-21,0%.

Седатин в дозах от 0,001 до 0,1 мг/мл, хотя и менее значительно, чем неоген, повышает сопротивляемость клеток к повреждению. Но в высокой концентрации (0,1 мг/мл) он её существенно, на 25,0 %, снижает.  По сравнению с неогеном, разница составляет 86,7 %.

Изучаемые синтетические олигопептиды при добавлении в питательную среду оказывают выраженное стимулирующее влияние на скорость деления инфузорий, находящихся в экспоненциальной фазе роста. Препараты повышают интенсивность деления на 65,0-125,0 % по сравнению с контролем в зависимости от дозы. Оптимум у неогена и тимогена оказался в пределах 0,01-0,1 мг/мл, а у седатина 0,001- 0,01 мг/мл. В дозе 0,1 мг/мл и выше седатин вызывал угнетение роста на 40,0 %.

3.1.2. Характеристика токсического действия препаратов

3.1.2.1. Острая токсичность. В опытах на белых мышах установлено, что препараты ни в одной из испытанных доз (250,0; 500,0; 1000,0; 5000,0 и 10000,0 мкг/кг массы тела) не проявили общетоксического действия и не вызывали гибели мышей.

Внутримышечные и внутрибрюшинные инъекции белым крысам олигопептидов в тех же дозах не вызывали признаков интоксикации. Лишь применение седатина в дозе 10000,0 мкг/кг в течение первых 3-4 часов вызывало угнетение подвижности и уменьшение тактильной чувствительности. К 5-му часу эти признаки исчезали и опытные животные не отличались от контрольных.

Внутримышечное введение неогена собакам в дозе в 1000,0 мкг/кг не оказывает отрицательного влияния на клиническое состояние животных и не вызывает их гибели. Не изменяются поведение, аппетит, состояние кожных покровов и слизистых оболочек, не изменяются показатели температуры, пульса и дыхания.

3.1.2.2. Хроническая токсичность. Во всех опытах белым мышам и крысам растворы подкожно, а собакам внутримышечно растворы олигопептидов вводили в течение 3-х месяцев ежедневно в дозах 10,0-1000,0 мкг/кг. Длительное применение тимогена, неогена и седатина не вызвало гибели животных и не сопровождалось клиническими изменениями за весь период наблюдений.

Длительное применение седатина в дозе 1000,0 мкг/кг изменяло поведенческие реакции животных, уже на 5-е сутки после начала его применения опытные животные становились более спокойными, меньше реагировали на  внешние раздражители (табл.1).

3.1.2.3. Местное раздражающее действие. Установлено, что нанесение на коньюктиву глаза кроликов 0,01 %; 0,1 % и 1,0 % растворов изучаемых пептидов не оказывает заметного влияния на клиническое состояние животных, их поведение, аппетит, температуру тела.

Препараты как при однократном, так и при длительном нанесении отрицательно не влияли на состояние слизистой оболочки глаз.

Как при однократном, так и при длительном нанесении растворов изучаемых пептидов на выстриженную и выбритую кожу не установлено заметного влияния на клиническое состояние кроликов, их поведение, аппетит у кроликов, не вызывала изменений цвета, упругости и температуры при аппликации на участки кожи. При этом седатин в концентрации  0,1 %  и  1,0 % при ежедневном двухнедельном нанесении на кожу проявил выраженное стимулирующее влияние на рост шерсти у кроликов.

Таблица 1

Поведенческие реакции белых крыс при длительном применении

седатина в дозе 1000,0 мкг/кг

Сутки от начала

введения  седатина

Реакция

Тактильная

чувствительность

возбуждение

торможение

усилена

ослаблена

5

±

±

10

±

+

15

+

+

20

±

±

25

±

30

Примечание: – нет; + есть; ± промежуточное состояние

3.1.2.4. Аллергенные свойства. Морским свинкам в правую ушную раковину внитрикожно однократно инъецировали по 0,1 мл 0,01 % стерильных растворов тимогена, неогена и седатина. Контрольным свинкам вводили стерильный физраствор. Через 12 дней  в конъюнктивальный мешок правого глаза закапывали по 1-й капле тех же растворов. Одновременно животным субплантарно в правые лапки вводили по 0,1 мл этих же растворов. Учитывали воспаление конъюктивы и отёк лап. Установлено, что все испытуемые синтетические олигопептиды не обладают аллергизирующим действием.

3.1.2.5. Эмбриотоксическое и тератогенное действие. При применении самцам белых крыс перед спариванием в течение двадцати дней ежедневно раствора седатина внутримышечно в дозах 10,0; 100,0 и 1000,0 мкг/кг установлено, что олигопептид в дозе 10,0 мкг/кг не оказал влияния на оплодотворяющую способность самцов. У самок по количеству жёлтых тел, живых и мёртвых плодов не выявлено существенных отличий от контрольных. Отмечена несколько меньшая доимплантационная и постимплантационная гибель плодов при применении препарата. Не обнаружено уродливых и аномальных живых плодов.

Установлено, что неоген и седатин не обладают эмбриотоксическим и тератогенным действием при многократном их применении самкам белых крыс в диапазоне доз 10,0-1000,0 мкг/кг. У животных, получавших седатин в дозе 10,0 мкг/кг, живых эмбрионов было примерно на 5,0 % больше, а постимплантационная гибель плодов не отличалась от контроля (табл.2).

Количество живых и мёртвых эмбрионов у крыс, получавших препарат в дозе 100,0 мкг/кг не отличалось от контрольных, но предимплантационная и общая эмбриональная смертность были несколько ниже.

Применение седатина в дозе 1000,0 мкг/кг, а это выше возможной лечебной или профилактической доз в 100-1000 раз, также не оказало существенного влияния на процесс плодоношения самок и состояние эмбрионов.

Таблица 2

Влияние седатина на состояние яичников и эмбрионов у белых крыс

Показатели

Контроль

Седатин, мкг/кг

10,0

100,0

1000,0

Количество беременных самок

10

10

10

10

Количество желтых тел на 1 самку

17,4±1,2

18,1±1,5

17,0±1,8

17,9±1.5

Количество живых эмбрионов у 1 самки

10,9±0,6

11,4±1,1

11,0±0,8

10,8±1,3

Количество мертвых эмбрионов на 1 самку

4,0±0,3

4,2±0,1

4,0±0,5

4,4±0,4

Общее количество имплантировавшихся эмбрионов на 1 самку

14,9±1,1

15,6±1,3

15,2±1,4

15,4±1,2

Предимплантационная гибель, %

14,4

13,8

10,6

14,0

Постимплантационная гибель, %

2,7

2,7

2,6

2,9

Общая эмбриональная смертность, %

17,1

16,5

13,2

16,9

Самки, получавшие весь период беременности седатин в разных дозах не отличались от контрольных и родившиеся от них крысята не отличались друг от друга. Уродств и других аномалий развития плодов практически не было. Применение седатина беременным животным способствует рождению более физиологичного приплода (табл. 3).

Таблица 3

Рождаемость и анатомическое состояние новорожденных крысят
при длительном применении седатина беременным самкам

Показатели

Контроль

Седатин, мкг/кг

10,0

100,0

1000,0

Кол-во живорожденных на 1 самку

9,2±0,70

11,0±0,61

10,8±0,82

10,2±0,34

Кол-во мертворожденных на 1самку

1,1±0,30

0,8±0,10

0,5±0,10*

0,6±0,10*

Процент живорождаемости

88,0

94,6

95,6

94,1

Масса тела 1 крысенка, г

5,6±0,32

6,8±0,55

7,0±0,61*

5,9±0,47

Длина туловища 1 крысенка, мм

50,1±0,44

55,8±0,37

62,8±0,40*

51,4±0,52

Соотношение живорождаемости к мёртворождаемости у подопытных животных было выше. В дозе 100,0 мкг/кг седатин способствует увеличению живорождаемости на 7,6 %, повышению массы тела новорожденных на 24,3 %, увеличению длины туловища на 25,3 %.

В целом, проведённые исследования дают основание заключить, что изучаемые олигопептиды не проявляют эмбриотоксического действия, а седатин при этом оказывает положительное влияние на течение беременности и рождение жизнеспособного приплода.

3.1.3. Органно-системное действие синтетических олигопептидов

3.1.3.1. Нейротропное действие.

Ориентировочный (норковый) рефлекс у белых крыс.  Тимоген и неоген не оказывают влияния на безусловно-рефлекторную деятельность крыс не зависимо от дозы препаратов. Седатин в дозе 1,0 мкг/кг способствует увеличению количеств заглядываний на 13,6 % по сравнению с контролем, а в дозе 100,0 мкг/кг количество заглядываний уменьшилось на 4,8 %.

Общая возбудимость центральной нервной системы. Тимоген и неоген с одной стороны, а с другой – седатин по-разному влияют на реакцию ЦНС при наркотическом влиянии этанола. Первые практически не влияли на продолжительность наркоза и количество животных, спавших без бокового положения. Лишь в дозе 0,1 мг/кг можно говорить о тенденции антинаркотического действия препаратов. Они в зависимости от дозы на 10,0-23,0% сокращают продолжительность сна. Седатин с увеличением дозы потенцирует продолжительность наркоза у мышей и в дозе 0,1 мг/кг продолжительность наркоза увеличивается более чем на 20,0 %, а половина животных спят не в боковом положении, а на животе (в некомфортном состоянии).

Когнитивные функции.  Седатин в дозах 0,001-0,1 мг/кг не оказывает существенного влияния на функции памяти, обучения и сохранения полученных навыков при использовании 3-х канальной челночной камеры с микропроцессором. Установлена тенденция удлинения латентного периода, некоторого ухудшения обучаемости и её скорости при применении седатина в дозе 0,1 мг/кг (табл.4).

Таблица 4

Влияние седатина на выработку, сохранение и воспроизведение условного рефлекса

Показатели

Контроль

Седатин, мкг/кг

1,0

10,0

100,0

Через 1 час после введения препарата

Латентный период рефлекса,час.

25,8±0,43

25,7±0,32

26,4±0,51

27,9±0,62*

50 % обученности

46,1±9,7

49,4±7,7

46,3±4,8

40,0±3,7*

Успех/неуспех

0,64±0,09

0,81±0,11*

0,69±0,07

0,59±0,04*

Скорость обученности

0,12±0,01

0,14±0,02

0,11±0,01

0,09±0,01

Через 1 сутки после введения препарата

Латентный период рефлекса,час.

26,2±0,31

26,7±0,28

26,5±0,30

25,9±0,34

50 % обученности

47,4±3,8

48,2±5,4

47,7±4,9

46,1±5,6

Успех/неуспех

0,71±0,06

0,80±0,09*

0,74±0,04

0,70±0,04

Скорость обученности

0,13±0,01

0,13±0,01

0,14±0,01

0,13±0,01

Через 3 суток после введения препарата

Латентный период рефлекса,час.

27,8±0,51

27,1±0,64

26,9±0,77

27,4±0,92

50 % обученности

48,1±3,3

49,3±2,8

49,0±3,4

50,0±3,3

Успех/неуспех

0,76±0,04

0,80±0,08

0,79±0,05

0,72±0,08

Скорость обученности

0,14±0,01

0,14±0,01

0,15±0,01

0,16±0,01

Психомоторная деятельность изучена на модели «открытого поля». Тимоген и неоген не изменяют психомоторную активность. При применении крысам седатина (особенно это заметно при применении препарата в дозе 100,0 мкг/кг) суммарная дистанция движений уменьшилась на 5,5 %. Количество движений в пределах размеров тела (повороты и др.) уменьшилось на 22,2 %. Препарат способствовал уменьшению безостановочных движений на 12,6 %. Уменьшилось количество вставаний на задние лапы на 7,5 %. Уменьшилось на 23,9 % число комфортных действий.

В целом оценка нейротропной активности изучаемых синтетических олигопептидов показала , что тимоген и неоген в большей степени индифферентны к деятельности центральной нервной системы, а действие седатина можно характеризовать как мягкое успокаивающее.

3.1.3.2. Влияние на сердечно-сосудистую систему и дыхание. Ни один из изучаемых олигопептидов в дозах 1,0; 10,0; 100,0 и 1000,0 мкг/кг, введенных однократно, подкожно не оказал существенного влияния на изменения систолического и диастолического артериального давления, частоту сердечных сокращений и дыхательных движений белых крыс-самцов в условиях нембуталового наркоза (внутрибрюшинно в дозе 55,0 мг/кг).

3.1.3.3. Влияние на системы органов пищеварения и выделения.

Эвакуаторная функция желудка и кишечника. Тимоген и неоген в дозах 1,0-100,0 мкг/кг не оказывают достоверного влияния на функциональную деятельность желудка и кишечника.

Седатин в дозах 1,0 и 10,0 мкг/кг не оказывает заметного влияния на функциональное состояние желудочно-кишечного тракта. В дозе 100,0 мкг/кг эвакуация содержимого желудка замедляется на 12,8 %. Перистальтика тонкого кишчника снижается на 11,6 %. Заполнение слепой и тонкой кишок уменьшается на 19,4 и 27,6 %, соответственно, что характеризует седатин в этой дозе как успокаивающее средство.

Антитоксическая функция печени. Изучаемые олигопептиды независимо от индивидуальных свойств и вводимой дозы (от 1,0 до 100,0 мкг/кг) не оказывают влияния на антитоксическую функцию печени при проведении гексеналового теста.

Функция почек. Тимоген, неоген и седатин при длительном применении в дозах 1,0-100,0 мкг/кг не оказывают влияния на функциональное состояние почек. Препараты не изменяют по сравнению с контролем объёма суточной мочи. В ней не обнаруживается белок, сахар, билирубин, существенно не изменяется экскреция электролитов (Na+ и K+ ). При водной нагрузке функция почек у подопытных животных не отличается от контрольных.

3.1.3.4. Влияние на массу паренхиматозных органов. Установлено, что при длительном применении в дозах 1,0; 10,0 и 100,0 мкг/кг однократно, ежедневно, подкожно в течение 30 дней синтетические олигопептиды не влияют на относительную массу паренхиматозных органов у белых крыс

Рис.1. Интенсивность роста самцов и самок мышей под влиянием седатина

  3.1.3.5. Анаболическое действие седатина. Установлено, что седатин оказывает выраженное влияние на интенсивность роста молодых животных (рис.1). Зависимость доза-эффект проявляется как на самцах, так и на самках.

  Однако она более выражена на самках. Например, если разница в минимальной стимулирующей дозе 1,0 мкг/кг у самцов по сравнению с контролем составляет 14,2%, то у самок - 40,7 %.

Оптимальной дозой препарата является 10,0 мкг/кг. В этой дозе седатин стимулирует рост молодых самцов на 16,8, а самок - на 20,1 % по сравнению с контролем.

       Интенсифицируя рост по анаболическому  типу,  седатин у бо-лее быстро растущих животных увеличивает аппетит, а это в свою очередь способствует интенсификации роста молодых крыс с достаточно высоким потенциалом набора массы тела (табл.5).

Таблица 5

Влияние седатина (10,0 мкг/кг) на потребление корма и интенсивность роста молодых крыс

Показатели (за 10 суток)

Контроль

Седатин

% к

контролю

Прирост, г, массы тела одной крысы

14,3±0,8

18,1±0,3*

126,6

Съедено корма одним животным

33,0±2,5

37,4±1,8

113,3

Прирост, г, массы тела одного животного из расчёта на 1 г съеденного корма

0,43

0,49

114,0

Изучено влияние седатина на интенсивность роста петушков породы леггорн 35-дневного возраста. Контрольным птицам ввели в грудную мышцу по 0,2 мл пролонгатора (ПЭО-400), опытным – однократно раствора седатина в ПЭО-400 из расчёта 50,0 мкг/кг массы тела. Наблюдали за птицей в течение 35 дней. В 70-дневном возрасте петушков взвешивали, убивали и определяли массу потрошеных тушек.

Установлено, что введение седатина в пролонгированной форме молодняку птицы не оказывает на него неблагоприятного действия, не происходит изменений состояния внутренних органов. Все петушки, с учётом того, что это порода яичного направления, имели низкую исходную массу и невысокий потенциал роста. На таком фоне седатин способствовал интенсификации роста петушков. Оно выражалось в увеличении абсолютной массы тела подопытных особей по сравнению с контрольными на 4,5%, повышении среднесуточных привесов и индекса интенсивности роста на 4,3%.

3.1.3.6. Влияние тимогена и неогена на кроветворение.

Интактное состояние. Однократное и 10-дневное (подкожно 1 раз в сутки в течение 10 дней) применение тимогена в дозе 100,0 мкг/кг и неогена в дозе 10,0 мкг/кг не оказывает заметного достоверного влияния на состояние красной и белой крови крыс.

Гемопоэз после воздействия окисленной олеиновой кислоты (ООК) и преднизолона. В качестве цитостатика использовали окисленную олеиновую кислоту, которую вводили мышам-донорам однократно внутрибрюшинно в дозе 1,0 мл на особь. Тимоген и неоген вводили животным подкожно 1 раз в сутки в течение 3-х дней в дозе 10,0 мкг/кг. Первую инъекцию препаратов делали через 1 час после введения  ООК.  Через  8 дней  после введения  ООК  доноров убивали  и  подсчитывали в костном мозге бедренной кости количество кариоцитов. Далее 0,1 мл взвеси костного мозга доноров вводили внутрибрюшинно реципиентам и последних убивали через 8-12 дней. Подсчитывали в селезёнке количество колоний.

Установлено, что под  влиянием ООК количество кариоцитов в костном мозге уменьшается на 36,8 %. Дифференцировка клеток задерживается на 8-й день на 55,6 %, а на 12-й - на 50,5 %.

Рис.2. Защитное действие синтетических  олигопептидов на  состояние костного мозга  белых мышей при цитостатическом действии ООК

  Как тимоген, так и неоген (в большей степени) защищали костный мозг от цитостатического действия ООК. Под влиянием неогена и тимогена на 8-й день дифференцировки количество кариоцитов составило соответственно 94,3 и 96,8 % от интактных при 56,2% при введении ООК, а на 12-й день – 75,9 и 76,6 % при 49,4% при введении ООК (рис. 2). 

Таким образом проведённые опыты показали, что олигопептиды  на интактном уровне практически не влияют на гемопоэз. Однако, при его угнетении, как неоген, так и тимоген проявляют выраженное защитное действие.

3.1.3.7. Иммунотропное действие неогена. Установлено, что введение ООК существенно, на 25,0-50,0%, угнетает клеточный иммунитет у животных (рис.3). Применение неогена интактным животным не влияло или в пределах 10,0%  активизировало  этот  про-

Рис. 3. Иммунотропное действие неогена на клеточном уровне

цесс, однако на фоне воздействия иммунодепрессанта, особенно при многократном применении олигопептида показатели клеточного иммунитета не только остаются в пределах нормы, но и потенцируются.

3.2. Влияние синтетических олигопептидов на адаптационные
способности и выносливость организма

3.2.1. Иммобилизационный стресс

Опыты проведены на 110 белых крысах-самцах линии Wistar со средней массой тела 180,0±20,0 г. Животных за 15-18 часов до начала экспериментов лишали корма при свободном доступе к воде. После этого их распределяли на группы: 1- интактные, животным которой внутримышечно вводили стерильный физраствор и затем оставляли в клетках на голодной диете, но никаким воздействиям не подвергали; 2 – контроль(–), вводили по той же схеме физраствор, но затем в отличие от первой подвергали 18-ти часовой иммобилизации; 3 – контроль(+), вводили растворы испытуемых препаратов и затем оставляли в клетках на голодной диете, но никаким воздействиям не подвергали; 4 – опытные – им вводили растворы испытуемых препаратов и затем подвергали 18-ти часовой иммобилизации.

3.2.1.1. Масса тела. Установлено, что седатин уже в дозе 1,0 мкг/кг на 23,3 % способствует уменьшению потери массы тела крыс при иммобилизации. С увеличением дозы препарата его активность возрастает. В дозе 10,0 мкг/кг защитный эффект составляет 61,2 %, а 100,0 мкг/кг – 86,6 %. Тимоген и неоген проявляют незначительную защитную активность.

3.2.1.2. Паренхиматозные органы. Вскрытие и патологоанатомические исследования показали, что изучаемые олигопептиды на не оказывали влияния на состояние сердца, лёгких, печени и почек белых крыс при иммобилизационном стрессе.

3.2.1.3. Надпочечники.  У контрольных животных масса надпочечников при иммобилизации возрастает в среднем на 47,0 %. Седатин проявляет выраженное стресс-протекторное действие (рис.4.А).

А

Б

Рис. 4. Влияние седатина (А) и негена (Б) на массу надпочечников белых крыс при иммобилизационном стрессе (в % к интактным).

Обнаружены некоторые особенности активности в зависимости от дозы препарата и пола животного. Так, в дозе 1,0 мкг/кг, к седатину более чувствительны самки. У них на 7,0 - 10,0 % в большей степени проявляется протекторное действие. Увеличение дозы в десять раз повышает активность препарата, как на самцах, так и на самках.

В дозе 100,0 мкг/кг седатин у самцов полностью предупреждает гипертрофию, а у самок такого влияния не наблюдается. Так же, как и в дозе 10,0 мкг/кг, надпочечники увеличиваются в массе при иммобилизации на 18,7 %. Самцы более чувствительны к препарату, чем самки на 12,8 %. Оптимальной стресс-протекторной дозой седатина при остром иммобилизационном стрессе является 100,0 мкг/кг массы тела однократно.

Применение неогена также способствовало уменьшению гипертрофии надпочечников (рис.4.Б). Тимлоген действует аналогично неогену.

3.2.1.4. Иммунокомпетентные органы. Развитие иммобилизационного стресса у белых крыс сопровождалось инволюцией тимуса на 26,8 %. Применение неогена проявляет выраженное протективное действие. С увеличением дозы активность пептида повышается.

  В дозе 1,0 мкг/кг он по отношению к интактым животным способствует снижению массы тимуса при стрессе на 12,1 %, что на 10,7 % меньше, чем в контроле. По отношению к контролю неоген способствует сохранению на 14,6 %. массы железы. В дозе 10,0 мкг/кг неоген вызывает потерю массы по сравнению с интактыми крысами на 8,9 %, что на 18,9 % меньше, чем в контроле. По отношению к контролю пептид способствует сохранению массы тимуса при стрессе на 24,4 %, что почти на 10,0 % больше, чем при его применении в дозе 1,0 мкг/кг. В дозе 100,0 мкг/кг неоген способствует сохранению массы тимуса: по сравнению с интактными животными потеря составляет всего 3,6 %, что на  31,7 % меньше, чем в контроле.

Тимоген предотвращает инволюцию тимуса при иммобилизационном стрессе в несколько меньшей степени, чем неоген.

Седатин в дозе 1,0 мкг/кг не оказал существенного влияния на этот процесс. При применени седатина  самкам в дозе 10,0 мкг/кг в опытной группе по сравнению с интактными животными масса тимуса снизилась на 7,5 %, что на 15,9 % меньше, чем в контроле. В дозе 100,0 мкг/кг, как на самцах, так и на самках седатин на 95,0 % - 96,0 % способствует сохранению массы тимуса у опытных животных по отношению к контрольным и до 25,0 % - по отношению к интактным. Общее протективное действие достигает 50,0 %. Дальнейшее увеличение дозы пептида в 10 раз не повышает, а даже снижает активность препарата.

Установлено, что инволюция селезёнки у контрольных крыс при стрессе достигает 40,0 %. В дозе 1,0 мкг/кг седатин не влияет существенно на процесс стрессорной инволюции селезёнки. В дозах 10,0 и 100,0 мкг/кг он потенцирует инволюцию и лишь в дозе 1000,0 мкг/кг седатин на 10,2 % по сравнению с контролем предупреждает её стрессогенную инволюцию.

Рис. 5. Влияние неогена на инволюцию селезёнки у белых крыс при иммобилизационном стрессе (в % к интактным).

Применение тимогена уже в дозе 1,0 мкг/кг уменьшает стрессогенную инволюцию селезёнки на 4,0%; 10,0 мкг/кг – на 10,0 %, а 100,0 мкг/кг – на 18,0 %. Действие неогена было идентичным влиянию тимогена (рис.5).

3.2.1.5. Ульцерогенез. Установлено, что уже в дозе 1,0 мкг/кг седатин на 37,5% способствует уменьшению количества животных с язвами (табл. 6). Уменьшается также  количество язв  у каждого животного в среднем на 50,7% по сравнению с контролем.

Таблица 6

Стрессогенный ульцерогенез у самцов белых крыс на фоне применения

седатина (n=10 в каждой группе)

Показатели

Интактные

Контроль

Седатин, мкг/кг

1,0

10,0

100,0

1000,0

Количество крыс с язвами в группе

2

8

5

1

0

0

Среднее количество язв на одно животное

3,0±0,0

14,0±1,7*

6,9±0,5*

2

0

0

Среднее количество поверхностных язв на одно животное

3,0±0,0

9,2±0,9*

5,8±0,4*

2

0

0

Среднее количество глубоких язв на одно животное

0

6,0±0,6*

3,7±0,4*

0

0

0

Средняя длина окружности одной язвы, мм

2,8±0,2

9,4±1,1*

5,8±0,3*

5,0

0

0

Диаметр одной язвы, мм

0,7±0,04

1,9±0,1*

1,7±0,1*

0

0

Среднее количество кровоизлияний на одно животное:

0

17,5±1,4*

8,2±1,0*

2

0

0

Из них:  точечных

0

12,0±0,9*

7,5±0,8*

2

0

0

  петехиальных

0

7,0±0,9*

2,7±0,2*

0

0

0

* - Р < 0,05-0,001 по сравнению с интактыми; - Р < 0,05-0,001 по сравнению с контролем

При этом соотношение поверхностных и глубоких язв практически не изменяется. Оно у контрольных крыс составляет 1,53, а у опытных – 1,57. Уменьшаются размеры язв. Средняя длина окружности язв уменьшается на 38,3 %, а диаметр – на 10,5%. Параллельно со снижением ульцерогенеза под влиянием седатина уменьшалось количество кровоизлияний в 2,1 раза, из них точечных и патехиальных стало меньше соответственно на 37,5 и 61,4%.

Применение седатина в дозе 10,0 мкг/кг способствовало резкому снижению язвообразования у стрессированных животных. Две язвы обнаружены только у одной крысы. Они были небольшого размера и поверхностными. Седатин в дозах 100,0 и 1000,0 мкг/кг способствовал полному предотвращению ульцерогенеза, вызываемого иммобилизационным стрессом.

Ди- и трипептид в дозах 10,0 и 100,0 мкг/кг проявляют антиульцерогенное действие при иммобилизационном стрессе. Так неоген в дозе 10,0 мкг/кг в 2 раза уменьшает поражаемость крыс язвами, а тимоген в дозе 100.0 мкг/кг – в 1,8 раза. Препараты в 2,4 – 2,8 раза, способствуют уменьшению количества язв, в 3,6 – 4,9 раза – глубины поражения, в 1,5 – 2,0 раза - обширности язв. Не возникают кровоизлияния.

Здесь представляет интерес следующее. По пяти основным учитывавшимся показателям ульцерогенеза как сами препараты, так и их разные дозы проявляли различающуюся активность (рис. 6).

Рис. 6. Стрессогенный ульцерогенез на фо-не применения синтетических олигопептидов

  Так, седатин в дозе 10,0 мкг/кг способствовал уменьшению степени поражения на 87,5, а обширность язв (длина окружности) - на 46,8 %. При этом все язвы были поверхностными. Неоген в той же дозе проявлял значительно более  низкую  активность. Степень поражения уменьшалась лишь на 50,0 %, глубина язв на 79,4 %. Применение тимогена в дозе 100,0 мкг/кг было менее эффективно, чем седатина и неогена. Хотя иммобилизация  крыс

на его фоне не сопровождалась кровоизлияниями. Обширность язв при применении всех трёх пептидов независимо от доз была на уровне 50,0 % ниже  по сравнению с контролем и колебалась в пределах 10,0 %.

3.2.2. Кислородная недостаточность

Кислородная недостаточность, возникающая при острых и хронических стрессовых состояниях сопровождается нарушением метаболизма, развитием гипоксии, а затем относительной гипероксии. Возникает кислородная дезадаптация с резким увеличением активных форм кислорода, модифицирующих липиды, белки и нуклеиновые кислоты.

3.2.2.1. Аноксическая асфиксия. Установлено, что тимоген и неоген в дозах 1,0-1000,0 мкг/кг не оказывают влияния на выживаемость мышей при аноксической асфиксии.

Рис.7. Влияние седатина на динамику гибели мышей при аноксической асфиксии

Применение седатина увеличивает выживаемость белых мышей при гипоксической нагрузке. С увеличением дозы от 1,0 до 1000,0 мкг/кг активность препарата возрастает. И если в малой дозе он предупреждает гибель мышей только на 10,0 % по сравнению с контролем, то в большой – на 70,0%, то есть в 4,5 раза (рис. 7).

  3.2.2.2. Аноксическая асфиксия на фоне гипертермии. В контроле при такой нагрузке гибнут все животные в первые 10 минут.

Это косвенно указывает  на то, что гипертермия  вызывает повышенное потребление и расход кислорода, что на треть повышает чувствительность к последующей асфиксии (рис. 8). Седатин и в таких экстремальных условиях способствует повышению выживаемости мышей на 10,0-60,0% в зависимости от дозы.

Рис.8. Влияние седатина на динамику гибели мышей при аноксической асфиксии на фоне гипертермии

  3.2.2.3. Аноксическая асфиксия на фоне гемолитической анемии. Гемолитическую анемию вызывали путём подкожного введения сапонина в течение 5 дней по 1 разу в сутки в возрастающих дозах от 1,0 до 5,0 мг/кг. Седатин вводили через 1 сутки после последнего введения сапонина.

  На фоне гемолитической анемии аноксическая асфиксия протекает наиболее тяжело. В конт-роле гибнут все животные в первые 10 минут. Смертность в первые 5 минут в контрольной групп-

пе составляет 90,0 %.Защитная активность седатина выражена слабо. В дозе 1,0 мкг/кг препарат не повышает выживаемость. В дозе 10,0 мкг/кг седатин способствует выживаемости 10%, 100,0 мкг/кг – 40% и в дозе 1000,0 мкг/кг - 50% животных (табл.7). При этом гибель животных нарастала постепенно и достигала максимума через 25 минут.

Таблица 7

Влияние седатина на выживаемость белых мышей

при аноксической асфиксии на фоне гемолитической анемии

Седатин, мкг/кг

n

Пало

% выживаемости

1,0

10

10

0,0

10,0

10

9

10,0

100,0

10

6

40,0

1000,0

10

5

50,0

Контроль

10

10

0,0

3.2.2.4. Гипоксическая гиперкапния. Тимоген и неоген в диапазоне доз от 1,0 до 1000,0 мкг/кг не изменяют реакцию белых мышей в условиях постепенного уменьшения содержания кислорода в герметичном пространстве и накопления, выдыхаемого животными, углекислого газа.

При испытаниях седатина нагрузке подвергали животных через 1 час и повторно через 3 и 24 часа. Через 1 час после введения седатин не проявил выраженного защитного действия. Оказалось, что гипоксическая гиперкапния обладает сама по себе выраженным тренирующим эффектом. Так, повторение нагрузки через 3 часа способствовало повышению продолжительности жизни мышей контрольной группы на 73,8, а через 24 часа – на 258,8 секунды. Применение седатина существенно увеличивало продолжительность жизни животных при повторной нагрузке через 3 часа после первой. Эффект колебался от 9,3 до 23,3 %. Максимальное увеличение продолжительности жизни мышей наблюдается при применении седатина в дозе 1000,0 мкг/кг. Через 24 часа после первой нагрузки третья нагрузка показала несколько иные результаты. Лишь применение седатина в дозе 10,0 мкг/кг  способствовало увеличению продолжительности жизни мышей на 13,0 %.

При введении в дозе 10,0 мкг/кг нарастает тренирующее действие седатина и превосходит как эффект в контроле (на 11,4 %), так и при его использовании в остальных дозах (табл. 8). 

Таблица 8

Тренирующеее действие седатина при гипоксической гиперкапнии,
(в % к контролю)

Сроки

оценки, часы

Седатин, мкг/кг

Контроль

1,0

10,0

100,0

1000,0

1

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

3/1

109,5

123,1

121,7

118,5

131,5

24/1

133,4

129,0

144,8

122,7

128,4

24/3

121,8

104,8

119,0

103,6

97,6

В целом следует подчеркнуть, что седатин потенцирует тренирующее действие нагрузочного характера на организм животных.

3.2.2.5. Гипоксическая гиперкапния на фоне гемолитической анемии изучена при применении седатина. Гемолитическая анемия, вызванная введением сапонина как указано в п. 3.2.2.3. резко снижает продолжительность жизни мышей. Животные практически не выживают после первого же воздействия, а выжившие оказываются непригодными для повторных испытаний. У контрольных животных по сравнению с неосложнённой нагрузкой продолжительность жизни уменьшается в 1,9 раза.

У опытных животных, получавших седатин в дозах от 1,0 до 1000,0 мкг/кг по сравнению с контролем она удлиняется в зависимости от дозы на 5,2-24,1 %.

3.2.2.6. Гемическая гипоксия. Гемическую гипоксию создавали путём подкожного введения мышам раствора нитрита натрия в дозе 180,0 мг/кг по 1 разу в сутки в течение 3-х дней. Седатин вводили через 1 сутки после последнего введения гемолитика.

В дозе 1,0 мкг/кг седатин не проявил защитной активности, а в дозе 10,0 мкг/кг даже несколько способствовал гибели животных. В дозах 100,0 и 1000,0 мкг/кг препарат на 10-20,0 % по сравнению с контролем снижал смертность мышей.

3.2.3. Актопротекторное действие

3.2.3.1. Физически-эмоциональная нагрузка - плавание белых мышей до истощения. Проведенные исследования показали, что все испытанные олигопептиды в той или иной мере в зависимости от индивидуальных особенностей, доз и времени нагрузки после введения препаратов увеличивают продолжительность плавания (рис. 9). По сравнению с контролем максимум повышения выносливости 2,7 раза проявляет седатин в дозах 1,0-10,0 мкг/кг через сутки после нагрузки. На одинаковом минимальном уровне активности находятся тимоген и неоген, наиболее активные дозы на порядок выше, а эффективность не более 40%.

Рис. 9. Сравнительная характеристика и динамика влияния олигопептидов на выносливость белых мышей

3.2.3.2. Бег на тредбане. Неоген при дозе 100,0 мкг/кг повышает выносливость животных на 40,3 %.

  Седатин уже в дозе 1,0 мкг/кг повышал на 17,4 % выносливость мышей к истощающему бегу. Увеличение дозы до 10,0 мкг/кг  сопровождалось резким повышением активности пентапептида.Разница между опытом и контролем составила 62,5 %. Однако дальнейшее увеличение дозы седатина до 100,0 мкг/кг практически привело к нейтрализации эффекта, а в дозе 1000,0 мкг/кг применение  препарата  сопровожда-

лось снижением выносливости по сравнению с контролем на 28,2 %.

3.2.3.3. Статическая нагрузка. Устойчивочть к статической нагрузке оценивали по продолжительности удерживания мыши на веритикальном стержне.

При применении неогена наблюдается дозозависимый эффект: с увеличением дозы от 1,0 до 1000,0 мкг/кг выносливость мышей повышается от 5,2 до 59,1 %.

Седатин в дозе 1,0 мкг/кг способствует повышению выносливости на 27,7%. Увеличение дозы до 10,0 и 100,0 мкг/кг усиливает этот эффект. Опытные животные удерживаются на стержне по сравнению с контрольными на 60,4 и 68,0 % соответственно дольше, чем мыши контрольной группы.

3.2.4. Химические нагрузки и интоксикации

Рис. 10. Динамика гипергликемии у крыс при адреналиновой нагрузке на фоне применения неогена и седатина

  3.2.4.1. Адреналиновая нагрузка. Введение адреналина в течение первого часа способствует повышению уровня глюкозы в крови более чем на 40,0 %. Затем он достаточно резко снижается к 3-му часу и далее приходит к исходному. Пептиды в дозах 10,0-100,0 мкг/кг практически предупреждают адреналиновую гипергликемию. Степень и динамика их действия зависит от препарата и его дозы (рис.10). Дальнейшее увеличение дозы олигопетидов не сопровождается повышением его эффективности.

3.2.4.2. Атропиновая нагрузка. Животных через 1 час после введения препаратов животных через 1 час после введения препаратов подвергли иммобилизации. После успокоения у каждой крысы подсчитали частоту дыхания и вводили подкожно 1,0 мл 1% раствора атропина. Через 0,5; 1,0; 3,0 и 6,0 часов считали количество дыхательных движений. Опыты показали, что тимоген и неоген в диапазоне доз от 1,0 до 1 000,0 мкг/кг не оказали влияния на частоту дыхательных движений. Седатин в дозах 10,0 и 100,0 мкг/кг проявил выраженное успокаивающее действие на организм крыс, о чем свидетельствовало снижение частоты дыхательных движений на 11,5 - 19,8% по сравнению с контролем

Рис. 11. Влияние олигопептидов на динамику гибели мышей при интоксикации ООК

3.2.4.3. Интоксикация окисленной олеиновой кислотой.  Неоген и седатин проявляют защитное действие при острой интоксикации ООК. Применение этих олигопептидов в дозах 10,0-100,0 мкг/кг несколько увеличивает выживаемость и сокращает смертность животных (рис.11).

  3.2.4.4. Интоксикация мединалом (мединаловый сон). Действие пептидов в зависимости от дозы характеризуется  увеличением про должительности латентного перио-

да на 15,0-30%, уменьшение продолжительности сна на 20,0-50,0%, снижением количества животных, находящихся в состоянии сна в единицу времени на 30,0-40,0% при введении 0,3 мл 1,0 % раствора мединала на 20,0 г массы.

3.2.4.5. ДОУМГ-интоксикация. При введении ДОУМГ в дозе 140,0 мг/кг однократно внутрибрюшинно (≈ЛД50) наиболее эффективными оказались неоген в дозе 10,0 мкг/кг и седатин в дозе 100,0 мкг/кг, применение которых снижает смертность на 20%.

3.3. Влияние синтетических олигопептидов на метаболический статус животных

3.3.1. Резорбтивное действие

При однократном применении в дозе 10,0-100,0 мкг/кг олигопептиды не оказывают существенного влияния на содержание общего белка, мочевины, активность АсАТ, АлАТ в сыворотке крови, морфологческий состав крови и показатели, характеризующие гуморальное звено иммунитет.

Многократное применение изучаемых синтетических олигопептидов вызывает изменения показателей обменных процессов и гуморального иммунитета. Седатин в дозе 100,0 мкг/кг вызывает повышение уровня общего белка в сыворотке крови на 27,0% по сравнению с контролем, активность АсАТ снижается на 21,0%, содержание мочевины в крови - на 18,0%. При этом возрастает на 25,0% уровень общих липидов, на 59,0% - триглицеридов, на 26,0% - холестерола в сыворотке крови, снижается на 36,0%, уровень билирубина и на 19,0% глюкозы (табл. 9).

Таблица 9

Резорбтивное действие пептидов при многократном применении
в дозе 100 мкг/кг

Показатели

Контроль

Препарат

Тимоген

Неоген

Седатин

Общий белок, г/л

62,4±2,9

65,9±4,1

67,0±3,0

79,2±3,4*

АлАТ, ед./л

79,7±3,3

75,2±3,0

75,5±3,2

73,3±2,6

АсАТ, ед./л

128,4±5,2

107,4±3,3

110,4±4,1

101,3±3,0*

β-липопротеиды, мг%

82,2±3,8

90,2±4,1

90,7±5,0

75,2±2,0

Г-6-ФДГ, мМ/л×мин

3,75±0,15

3,08±0,09

3,02±0,07

4,14±0,23

ЛДГ, мМ/мин×мг

505,2±40,9

412,4±30,8

405,1±31,3

512,9±41,1

Общие липиды, г/л

12,6±0,9

13,5±0,6

14,4±0,7

15,8±0,9*

Триглицериды, мМ/л

0,80±0,02

0,92±0,03*

1,12±0,04*

1,27±0,04*

НЭЖК, мМ/л

301,8±15,6

329,1±19,9

338,8±16,5

344,4±18,7

Холестерол, мМ/л

1,63±0,14

1,94±0,18

1,99±0,16

2,05±0,19

Мочевина, мМ/л

4,81±0,12

4,31±0,22

4,15±0,11*

3,96±0,12*

Креатинин, мМ/л

27,7±0,9

22,1±0,5

20,8±0,3

24,9±0,8

Билирубин, мМ/л

3,6±0,20

3,0±0,12

2,8±0,12*

2,3±0,14*

Глюкоза, мМ/л

7,2±0,50

6,1±0,20

6,0±0,21

5,8±0,10

Лактат, мМ/л

4,8±0,16

4,9±0,29

6,3±0,41

5,6±0,39

Пируват, мкМ/л

1160±99

1212±86

919±33

902±31

ЩФ, ед./л

635,2±40,9

592,9±31,7

588,1±27,0

609,8±34,5

* - Р < 0,05-0,001 по сравнению с контролем

Под влиянием тимогена и неогена в дозе 100,0 мкг/кг отмечено достоверное повышение на 40,0% уровня триглицеридов и снижение на 22,0% содержания в сыворотке крови билирубина.

Выявлена заметное повышение под влиянием неогена комплементарной (на 28,0%) и бактерицидной (на 30,0%) активности сыворотки крови.

Препараты не оказывали заметного влияния на морфологические показатели крови.

3.3.2. Влиянием синтетических олигопептидов на пероксидное окисление липидов и систему антиоксидантной защиты организма

3.3.2.1. Влияние тимогена и неогена на систему ПОЛ-АОЗ при «оксидативном» стрессе, вызванным ДОУМГ-интоксикацией.

Динамика показателей системы ПОЛ-АОЗ при профилактическом применении тимогена и неогена. Установлено, что развитие ДОУМГ-инток-сикации у крыс сопровождается существенной  активизацией процессов пероксидации липидов, о чём свидетельствует достоверное увеличение концентрации первичных и вторичных продуктов ПОЛ в крови (табл. 10) и печени.

Концентрация МДА в крови на 3, 6 и 9 сутки после инъекции ДОУМГ увеличивалась на 24,0-36,1%, в печени - на 28,0-41,2%, диеновых конъюгатов в крови - на 16,7-25,0%, а кетодиенов - на 20,0-30,8%. Наиболее выраженные изменения в интенсивности процессов ПОЛ наблюдали на 3-6 сутки.

Таблица 10

Содержание продуктов ПОЛ в крови крыс при введении ДОУМГ на фоне применения тимогена

Показатели

После введения ДОУМГ, через

3 суток

Интактные

Контроль

Тимоген

МДА, мкМ/л

1,20±0,030

1,56±0,040+

1,27±0,108*

ДК,  отн.ед.опт.пл./мл

0,30±0,007

0,35±0,012+

0,31±0,004*

Кетодиены, отн.ед.опт.пл./мл

0,15±0,005

0,18±0,004+

0,16±0,003*

ОШ, отн.ед.опт.пл./мл

0,019±0,002

0,022±0,002

0,019±0,002

6 суток

МДА, мкМ/л

1,22±0,027

1,66±0,063+

1,28±0,031*

ДК,  отн.ед.опт.пл./мл

0,28±0,011

0,35±0,005+

0,30±0,006*

Кетодиены, отн.ед.опт.пл./мл

0,13±0,007

0,17±0,004+

0,14±0,012*

ОШ, отн.ед.опт.пл./мл

0,019±0,002

0,024±0,002

0,021±0,001

9 суток

МДА, мкМ/л

1,21±0,024

1,50±0,035+

1,24±0,076*

ДК,  отн.ед.опт.пл./мл

0,27±0,010

0,30±0,015

0,27±0,005*

Кетодиены, отн.ед.опт.пл./мл

0,15±0,009

0,15±0,014

0,14±0,007

ОШ, отн.ед.опт.пл./мл

0,023±0,002

0,040±0,003+

0,029±0,002*

+ - Р < 0,05-0,001 по сравнению с интактыми;  * - Р < 0,05-0,001 по сравнению с контролем

Концентрация первичных, вторичных и конечных продуктов ПОЛ в крови крыс, которым применяли тимоген на протяжении всего периода исследования достоверно не отличалась от показателей у здоровых животных, а в печени уровень МДА был ниже на 7,5-12,8% по сравнению с животными контрольной группы.

Концентрация витамина Е в сыворотке крови у крыс контрольной группы при ДОУМГ-интоксикации снижалась на 8,4-22,7%, а у крыс, получавших тимоген, к концу исследования было выше, чем у контрольных на 8,1% (табл.11).

Таблица 11

Состояние неферментативного звена антиоксидантной системы при
введении ДОУМГ на фоне применения тимогена

Показатели

Группы

Интактные

Контроль

Опыт

3 суток после введения ДОУМГ

Витамин Е, мкМ/л

6,59±0,11

5,92±0,01+

6,29±0,16*

Общие тиолы, мМ/л

11,21±0,37

9,24±0,34+

9,83±0,70

Небелковые тиолы, мМ/л

2,83±0,16

2,68±0,13

2,90±0,21

6 суток после введения ДОУМГ

Витамин Е, мкМ/л

6,63±0,16

6,07±0,07+

6,10±0,08+

Общие тиолы, мМ/л

11,69±0,73

7,07±0,54

10,51±5,84*

Небелковые тиолы, мМ/л

2,78±0,11

2,41±0,11+

2,78±0,16

9 суток после введения ДОУМГ

Витамин Е, мкМ/л

6,55±0,23

5,06±0,09+

5,47±0,11*+

Общие тиолы, мМ/л

11,3±0,40

10,08±0,64

11,58±0,83

Небелковые тиолы, мМ/л

2,68±0,25

3,00±0,14

2,65±0,25

+ - Р < 0,05-0,001 по сравнению с интактными;  * - Р < 0,05-0,001 по сравнению с контролем

Развитие «оксидативного стресса» у контрольных крыс сопровождалось достоверным снижением уровня в крови общих тиолов на 3-и и 6-е сутки на 17,6 и 39,5%, соответственно, за счёт белковых SH-групп. Активность ГПО в крови крыс контрольной группы при ДОУМГ-интоксикации снижалась на 5,5 - 12,3%, а в печени на 18,7-31,6%, на фоне повышения активности ГР. В группе животных, которым применяли тимоген на 3-и сутки активность ГПО была достоверно выше по сравнению с контролем на 6,8 %. В печени у подопытных крыс через 3-9 суток после введения ДОУМГ активность ГПО была более высокая по сравнению с животным контрольной группы на 17,3-43,5%. Активность ГР в крови на 3 и 9 сутки исследования достоверно не отличались от контроля, а на 6-е сутки была ниже на 9,4%.

Активность каталазы в крови у крыс контрольной группы повышалась до 39,5±0,72 мМ Н2О2/л×мин, а в печени до 50,5±0,64 мМ Н2О2/г×мин, что было достоверно выше, чем у интактных животных на 20,4 и 28,2%, соответственно. Однократное введение тимогена предотвращало повышение активности каталазы. 

Достоверные изменения активности СОД у животных в контрольной группе наблюдали на 6-е сутки исследования. В опытной группе активность фермента не отличалась от интактных животных на протяжении всего исследования, а на 6-е сутки была достоверно ниже, чем в контроле на 16,2%.

Снизилась антирадикальная активность (АРА) крови у крыс в контрольной группы при ДОУМГ-интоксикации. На 6-е  и 9-е сутки она была ниже, чем у интактных животных на 19,2 и 34,7%, соответственно. У крыс опытной группы отсутствовала разница в АРА крови по сравнению с интактными животными, но она была выше по сравнению с контрольными на 21,8 и 46,4%, соответственно.

Уровень МДА в крови у животных, которым применяли неоген на 9-й день опыта был ниже 49,0% по сравнению с контрольными (табл. 12).

Таблица 12

Влияние неогена на показатели системы ПОЛ-АОЗ при
ДОУМГ-интоксикации

Группа

Активность

МДА

ГПО

КАТ

ГР

На 3-и сутки после введения ДОУМГ

Интактные

34,0±3,00

29,1±0,15

163,0±6,00

1,64±0,05

Контроль

31,4±3,02

28,0±0,58

109,6±6,06+

2,07±0,08+

Опыт

35,0±1,80

44,0±4,50+*

107,5±4,43+*

1,94±0,05+*

На 10-е сутки после введения ДОУМГ

Интактные

30,2±1,18

45,0±0,60

170,6±1,33

1,72±0,19

Контроль

26,4±1,61

35,7±0,37+

165,0±3,00

2,69±0,17+

Опыт

30,8±0,40*

41,0±0,58*

142,0±5,19+*

1,65±0,07*

*-Р<0,05-0,001 по сравнению с контролем; +-Р<0,05-0,001 по сравнению с интактными.

Этот пептид вызывал изменения в системе глутатионзависимых ферментов. Так, активность ГПО в группе, получавшей неоген на 3-й день опыта была выше, чем в контроле на 11,5%, на 9-й день – на 16,7%. Активность ГР при  применении неогена, напротив, снижалась на 13,9% (9-й день). Применение пептида потенцировало на 57,1% активность каталазы.

Динамика показателей системы ПОЛ-АОЗ при введении тимогена после ДОУМГ-интоксикации. В опытной группе на 3-и сутки исследования отсутствовали достоверные различия содержания МДА в крови и печени. На 6-е сутки уровень МДА в крови оставался ниже на 12,6% по сравнению с контролем, но превышал на 71,6% соответствующий показатель интактных животных. В дальнейшем  происходило повышение уровня МДА до значений в контрольной группе с последующим снижением и отсутствием различий с контрольными животными, за исключением оснований Шиффа, содержание которых в крови опытных животных на 6-е и 9-е сутки было  ниже по сравнению с контролем в 1,8 и 1,5 раза, соответственно.

Изменялась и динамика активности антиоксидантных ферментов. Повышение активности ГПО происходило в течение всего периода опыта, на 6,1 – 19,2% в крови; в печени на 3-и сутки после введения ДОУМГ (через 24 часа после введения тимогена) - на 14,4% по сравнению с контролем.

Изменения активности ГР у опытных животных характеризовалось первоначально более низкими цифрами. На 3-и сутки на 23,0% по сравнению с контролем (различия с интактной группой отсутствовали) с последующим подъёмом и выравниванием с показателями в контрольной группе. Активность ГР в печени была ниже на 3-и и 6-е сутки по сравнению с контролем на 18,5 и 18,0%, соответственно.

В опытной группе на 3-и сутки отсутствовали достоверные различия в активности СОД по сравнению с интактными животными. Активность фермента в крови у опытных крыс была ниже на 21,0%, чем в контроле. На 6-е и 9-е сутки различий по активности СОД между контрольной и опытной группами не установлено.

Таким образом, однократное введение тимогена и неогена после ДОУМГ так же, как и предварительное введение олигопептидов перед введением ДОУМГ вызывало позитивный сдвиг в балансе свободнорадикальных реакций. Это проявлялось наиболее ярко через 72 часа после введения ДОУМГ и через 24 часа после введения пептида и характеризовалось отсутствием различий по уровню продуктов ПОЛ в крови и печени, показателей не ферментативного звена АОЗ, активности СОД и каталазы по сравнению с интактными животными; повышением активности ГПО в печени и крови и ГР в печени по отношению, как к опытным, так и к контрольным животным.

3.3.2.2. Влияние седатина на перекисное окисление липидов и
состояние системы антиоксидантной защиты. Применение седатина в дозе 100,0 мкг/кг на 13,1 %  повышает содержание липидов в крови. Одновременно с этим на 18,1 % увеличивается уровень неэтерифицированных жирных кислот, на 20,6 % - триглицеридов, на 18,0 % - холестерола и на 6,9 % - β-липопротеи-дов. Это говорит о том, что седатин в большой дозе мобилизует липиды из жировых депо у интактных особей молодых крыс.

На фоне мобилизации обмена липидов седатин удерживает физиологический уровень процессов перекисного окисления липидов. Так, под его влиянием независимо от дозы уровень первичных продуктов ПОЛ не превышал уровень у интактных животных на 15,0 %, а конечных – 10,3 %. Оценка соотношения начальных и конечных продуктов  пероксидации липидов дает несколько противоречивые данные (рис. 12)

Рис. 12. Соотношение продуктов пероксидации липидов при многократном применении седатина

Малая доза седатина (1,0 мкг/кг) оказывает некоторое гасящее действие на процессы ПОЛ. Увеличение дозы олигопептида снижает образование первичных продуктов ПОЛ и существенно увеличивает уровень конечных. Так, если соотношение кетодиенов к диеновым конъюгатам уменьшается по сравнению с контролем на 29,3 % под влиянием седатина в дозе 1,0 мкг/кг, то отношение  оснований  Шиффа  к

кетодиенам под влиянием препарата в дозе 100,0 мкг/кг возрастает на 25,2 %.

С увеличением дозы препарата уровень глутатиона в крови возрастает и превышает контроль в дозе 100 мкг/кг на 37,3 % (табл.13).

Таблица 13

Влияние седатина на глутатионовое звено антиоксидантной защиты

Показатели

Контроль

Седатин, мкг/кг

1,0

10,0

100,0

Глутатион восстановленный

1,10±0,06

1,23±0,09

1,44±0,11*

1,51±0,08*

Глутатионпероксидаза

39,1±2,32

41,4±2,11

46,8±3,41

50,7±3,788

Глутатионредуктаза

305,9±20,1

299,4±20,3

317,8±23,7

336,9±30,7

Отношение ГР/ГПО

7,82

7,23

6,79

6,64

* - Р < 0,05 по сравнению с контролем

Повышается и активность обоих ферментов глутатионового звена АОС. При этом седатин способствует в большой степени активации ГПО в сравнении с ГР. В дозе 100,0 мкг/кг по сравнению с контролем активность ГПО увеличивается на 29,7%, а ГР- на 10,1 %. В целом прослеживается активизация глутатионового звена защиты липидов от пероксидации.

3.3.3. Гомеостаз глюкозы в организме при применении синтетических олигопептидов в условиях функциональных нагрузок

3.3.3.1. Влияние тимогена на динамику гликемии при ДОУМГ-инток-сикации. Уровень глюкозы в крови у интактных крыс колебался в от 4,1±0,16 до 5,3±0,13 мМ/л. У 100% контрольных животных, которым вводили ДОУМГ (аллоксан) дозе 130,0 мг/кг, отмечали гипергликемию. Концентрация глюкозы в крови достигала 10,9-11,4 мМ/л, что достоверно выше показателей здоровых животных на 113,7-137,5% (рис. 13).

Высокий уровень гликемии удерживался до 7-8 суток с некоторой тенденцией к снижению.

Рис. 13. Влияние предварительного введения тимогена на уровень глюкозы в крови крыс

Наиболее высокой концентрации глюкозы в крови соответствовала выраженная глюкозурия, выявленная у всех контрольных крыс и достигавшая 6,0 мМ/л мочи.

Предварительное подкожное введение тимогена в дозе 10,0 мкг/кг, обеспечивало снижение на 83,8% степени проявления признаков гипергликемии, а также более ранняя (на 4-5 суток) нормализация уровня глюкозы в крови.

Введение ДОУМГ в дозе 150,0 мг/кг сопровождалось повышении-ем концентрации глюкозы  в крови крыс более, чем в 3 раза.Высокий уровень гипергликемии (15,5-17,0 мМ/л) удерживался до 7 дня. На 13-е сутки он составил 6,9±0,42 мМ/л, что было достоверно выше на 43,8% по сравнению со здоровыми животными. В период со 2 по 7 сутки высокий  уровень глюкозы в крови у животных  контрольной группы сопровождался глюкозурией, которая превышала 6,0 мМ/л.

Введение тимогена спустя 12 часов после ДОУМГ привело к снижению уровня глюкозы почти в 1,4 раза, по сравнению с контрольным. Динамика гликемии в опытной группе характеризовалась снижением уровня глюкозы к 3 суткам на 35,2%. Гликемия была ниже, чем в контроле на 18,3-51,2%. Начиная с 11-х суток, содержание глюкозы в крови у опытных животных достоверно не отличалось от уровня у интактных.

Введение пептида через 48 часов после ДОУМГ характеризовалось сходными, но менее выраженными эффектами. Через 24 часа (3 сут. наблюдения) после инъекции тимогена концентрация глюкозы снизилась на 35,8%, через 48 часов – на 42,6%, что было ниже, чем в контроле на 37,8 и 45,7%, соответственно. В дальнейшем уровень гликемии в данной опытной группе продолжал постепенно снижаться, но на 11-е сутки наблюдения он оставался достоверно выше, чем у интактных животных на 27,5%.

Глюкозурия у животных опытных групп после введения препарата была отмечена на протяжении только 1-3 суток и не превышала 6,0 мМ/л.

3.3.3.2. Влияние неогена на динамику гликемии при экспериментальной ДОУМГ-интоксикации. У интактных крыс-самок уровень глюкозы колебался в пределах  от 4,8±0,15 до 5,3±0,20 мМ/л. Введение ДОУМГ привело к резкой (в 2,8 раза) гипергликемии уже на 2-е сутки. Максимум повышения произошел на 3-и сутки (в 5 раз). Затем концентрация глюкозы в крови значительно снижалась, но продолжала держаться на повышенном, в 2,8-3,8 раза, уровне.

       Профилактическое введение неогена изменило картину гипергликемии, вызванную введением ДОУМГ. Максимум повышения (в 2,6 раза) уровня глюкозы в крови наблюдали на 4-е сутки. Это было ниже, чем в контроле в 1,9 раза. В дальнейшем, концентрация глюкозы в крови опытных крыс снижалась, оставаясь выше, чем у интактных животных в 2,0-2,3 раза, но ниже, чем у контрольных в 1,2- 1,4 раза.

У самцов максимум гипергликемии наблюдали через 1 сутки, а не через двое, как у контрольных животных. Уровень глюкозы увеличился в 1,47 раза по сравнению с исходным и был на 75,5% ниже, чем в контрольной группе. Затем уровень гипергликемии постепенно снижался и на 5-е сутки содержание глюкозы в крови опытных животных достоверно не отличалось от интактных. Содержание глюкозы у контрольных самцов превышало уровень у подопытных в 1,63 раза. С 7-го по 11-й день наблюдений по содержанию глюкозы в крови подопытные животных достоверно не отличались от интактных.

Рис.14. Динамика уровня глюкозы в крови крыс-самцов при лечении ДОУМГ-инток-сикации неогеном

У интактных крыс-самцов  на протяжении периода наблюдений содержание глюкозы в крови колебалось от 4,4±0,16 до 5,0±0,23 мМ/л (рис. 14). Введение ДОУМГ сопровождалось резкой гипергликемией. Уровень глюкозы на 3-е сутки увеличился в 3,6 раза, на 4-е он снизился на 11,3%. Затем на 5-е сутки отмечался новый пик гипергликемии (в 3,5 раза) по сравнению с интактными животными. Разница контрольных с интактными животными составила:  на 6-е  сутки  увеличение в 3,6;  на  7-е  - в

3,9; на 8-е - в 3,4 раза. Максимальный подъем уровня глюкозы по сравнению с исходным (в 3,7 раза) наблюдали на 5-е и 7-е сутки.

Введение неогена спустя 6 часов после ДОУМГ существенно изменило динамику концентрации глюкозы в крови крыс. Подъем её уровня наблюдали только в течение первых двух суток. Он максимально вырос в 2,6 раза, что ниже, чем у контрольных животных в 1,5 раза. С 3-х суток отмечали постепенное синусоидальное падение уровня глюкозы. На 5-й день уровень глюкозы у опытных крыс, спустя 6 часов после прооксиданта, был в 2,3 раза больше, чем у интактных животных, но в 1,5 раза меньше, чем в контроле. На 7-й день в 2,5 раза больше и в 1,5 раза меньше соответственно. На 8-й день наблюдения уровень глюкозы в крови опытных крыс данной группы в 1,8 раза был выше, чем у интактных животных, но во столько же раз ниже, чем у контрольных.

3.4.3.3. Влияние неогена на динамику гликемии при проведении глюкозо-толерантного теста (ГТТ) на фоне ДОУМГ-интоксикации. У интактных крыс-самцов через 60 минут после глюкозной нагрузки уровень глюкозы в крови поднялся на 53,3%, а через 120 минут составил 95,6% от исходного.

Введение ДОУМГ привело к изменениям характера гликемии при проведении функциональной пробы. Через 60 минут уровень глюкозы в крови животных поднялся на 162,7%, что в 3,1 раза выше, чем у интактных крыс, а через 120 минут составил 202,0% от исходного.

При профилактическом применении неогена уровень глюкозы через 60 минут после нагрузки повысился на 129,5%, что больше, чем у интактных крыс на 76,2%, но достоверно ниже по сравнению с животными контрольной группы на 33,2%. Через 120 минут уровень гликемии у животных составил 111,4% от исходного, что выше в 1,2 раза по отношению к интакту и ниже в 2,1 раза по отношению к контролю.

У интактных крыс-самок через 60 минут уровень глюкозы крови поднялся на 45,9 %, а через 120 минут составил 100,0 % от исходного.

У контрольных животных через 60 минут подъем глюкозы составил 122,0 %, что в 2,65 раза больше по сравнению с интактными животными. Через 120 минут гликемия составила 135,0 % от исходного уровня (в 1,23 раза больше, чем у интактных животных).

Введение неогена как через 6, так и через 48 часов после ДОУМГ привело к значительному изменению показателей при проведении ГТТ.

Введение неогена спустя 6 часов после ДОУМГ через 60 минут способствовало повышению уровня глюкозы на 25,8 %, что меньше как по сравнению с контролем, так и по сравнению с интактом (в 4,73 и 1,78 раза соответственно) (рис. 15).

Рис.15. Динамика глюкозы крови при проведении ГТТ на 21-е сутки после введения ДОУМГ

Через 120 минут уровень гликемии составил 117,2 % от исходного. Это на 17,2 % больше, чем у интактных животных, на 17,8 % меньше по сравнению с контролем.

  На фоне введения неогена спустя 48 часов после ДОУМГ при проведении функциональной пробы через 60 минут уровень глюкозы в крови крыс поднялся на 32,7 %, что меньше по сравнению с  контролем в 3,73; а интактными - в 1,4 раза.  Через 120 минут  уровень глюкозы в  крови  у  животных  этой  группы

составляет 117,3 от исходного, что на 17,3 % меньше по сравнению с контролем.

Общетоксическое действие ДОУМГ характеризуется ухудшением общего состояния животных, полиурией, снижением массы тела животных, гипергликемией и нарушением толерантности к глюкозе. Изучаемые олигопептиды проявляют защитное и нормализующее действие на гомеостаз глюкозы при интоксикациях и нагрузках.

3.4. Разработка показаний к применению синтетических олигопептидов для повышения резистентности и улучшения продуктивности животных

Результаты экспериментальных исследований показали, что изучаемые синтетические олигопептиды проявляют неспецифическое валеопозитивное действие на организм при изменяющихся условиях и неблагоприятных воздействиях внешней среды.

В продуктивном животноводстве ежедневно возникают различные стрессовые ситуации. Все они ведут к снижению общей и специфической резистентности, количества и качества продукции. Повышаются заболеваемость маточного поголовья и молодняка, его падеж. Учитывая это представляло интерес провести разработку показаний к применению синтетических аналогов природных олигопептидов в ветеринарии.

3.4.1. Тимоген и неоген

3.4.1.1. Опыты на крупном рогатом скоте. Установлено, что тимоген оказывает выраженное потенцирующее действие на стресс-протекторное действие фумаровой кислоты при транспортном стрессе (табл.14).

Таблица 14

Профилактическая эффективность комплексного применения тимогена и фумаровой кислоты при транспортном стрессе телят

Показатели

Группы

Контроль

Фумаровая

кислота

Тимоген

Фумаровая кислота

+ тимоген

Заболело всего

15

8

10

6

В том числе с синдромами:

  - респираторным

4

4

3

4

  - диарейным

7

3

5

2

  - обоими

4

1

2

0

Пало

1

0

0

0

Средняя продолжительность лечения, дней

7

5

5

3

Среднесуточный прирост массы тела, г

660

780

665

810

Профилактическое применение обоих препаратов способствовало уменьшению заболеваемости по сравнению с контролем в 2,5 раза. Был предотвращён падёж. Количество животных с диарейным синдромом уменьшилось в 3,5 раза. Животные легче переболевали и на 22,7% интенсивнее росли.

Полученные результаты показывают возможность использования тимогена как одного, но особенно в комплексе со специфическим протектором для профилактики отрицательных последствий, в частности, транспортного стресса телят.

3.4.1.2. Опыты на свиньях. Первый опыт проведён на супоросных свиноматках в хозяйстве, где постоянно регистрировался колибактериоз у поросят. Подобрали 27 свиноматок за 2 недели до опороса и распределили в три равные группы. Животных первой группы вакцинировали вакциной против колибактериоза из местных штаммов. Животным второй группы в течение пяти дней вводили внутримышечно неоген по одному разу в день в дозе 10,0 мкг/кг. Свиноматкам третьей группы вводили одновременно вакцину и неоген.

Установлено, что вакцинация супоросных свиноматок уменьшала возникновение колибактериоза у поросят-сосунов. Если без вакцинации свиноматок переболевает до 100% молодняка и гибель, несмотря на лечение, достигает 40%, то применение вакцины уменьшает это в 2 раза.

Применение только одного неогена по сравнению с вакциной способствовало уменьшению заболеваемости поросят на 20%. Вакцинация вместе с неогеном практически полностью предотвращает возникновение колибактериоза у поросят. Так, в группе с вакцинацией среди родившихся живыми слабых было 8,7%, с неогеном – 10,5%, вакцинация +неоген – 7,4%. Заболело, соответственно, 17,5%, 21,3% и 3,7%. В группе, где применяли вакцинацию+неоген падежа не было, поросята легче переболевали при аналогичном лечении. К 30-ти дневному возрасту, они весили на 8,6% больше своих сверстников.

Учитывая высокую активность препарата в отношении системы органов кроветворения, представилось перспективным оценить его профилактическую активность при алиментарной анемии новорожденных поросят отдельно и в сочетании с препаратом – ферроглюкином (ФГ) проведен опыт на поросятах, полученных от 4-х свиноматок украинской белой породы опоросившихся в один день и имевших одинаковые приплоды Поросятам первой свиноматки согласно инструкции вводили ферроглюкин-100. Новорожденным второй группы со 2-го дня жизни на протяжении 10 дней через сутки (5 инъекций) применяли внутримышечно раствор неогена из расчёта 10,0 мкг/кг. Животным третьей свиноматки вводили оба препарата по описанным схемам, а четвёртой – дозу ферроглюкина уменьшили в два раза.

Установлено (табл. 15), что неоген по сравнению с ферроглюкином значительно слабее защищает новорожденных поросят от алиментарной анемии. Во второй группе (неоген) заболело 2 животных.

Таблица 15

Применение неогена для профилактики алиментарной анемии поросят

Показатели

ФГ

Неоген

ФГ + неоген

ФГ 50% +

неоген

Количество поросят в группе

11

10

10

10

Заболело

0

2

0

0

Пало

0

0

0

0

Средняя масса тела в месячном возрасте, кг

6,1

5,9

6,2

6,4

Эритроциты, 1012/л

7,9±0,4

7,0±0,4

8,2±0,5

8,0±0,4

Гемоглобин, г/л

86,1±5,3

78,1±4,0

90,9±6,1

90,2±5,8

Гематокрит, %

28,3±1,0

23,8±1,0

35,4±1,2*

33,8±1,1*

Железо, мкг%

138,5±6,4

111,2±3,6

156,1±6,6*

150,9±4,1*

Прирост массы тела за месяц у них был ниже на 3,3% по сравнению с поросятами, которым применяли ферроглюкин.

Применение неогена вместе с ферроглюкином в рекомендуемой дозе способствовало повышению эффективности этого специфического антианемического средства. Так, масса тела поросят была выше на 1,6%, содержание эритроцитов в крови на 3,8%, гемоглобина – на 5,8%. Особенно было заметно увеличение содержания железа в крови. Оно возросло на 13,0%.

Наиболее заметно потенцирующее действие неогена проявилось при уменьшении дозы ферроглюкина на 50%. Масса тела у этих опытных поросят оказалась выше всех. Содержание эритроцитов, гемоглобина и гематокрит оказалось также выше, несмотря на уменьшение дозы ферроглюкина. При этом уровень железа был не существенно ниже, чем в предыдущей группе. Можно предположить, что неоген способствовал повышению усвояемости железа.

Следующий опыт проведен на 4-х группах (по 20 в каждой) поросят отъёмышей 31-32-дневного возраста Поросята первой группы служили контролем. Животные второй группы получали внутрь фумаровую кислоту (ФК) в дозе 100,0 мг/кг по одному разу в день в смеси с кормом в утреннее кормление на второй день после отъёма групповым способом в течение 10 дней. Молодняку третьей группы также с 2-го дня после отъёма индивидуально внутримышечно вводили стерильный раствор неогена в дозе 10,0 мкг/кг по 1 разу в сутки (5 инъекций). Поросятам четвёртой группы по схемам второй и третьей групп применяли и фумаровую кислоту и неоген.

установлено (табл. 16), что препараты не проявили отрицательного влияния на поведение, аппетит, общее состояние.

Таблица 16

Стресс-корректорная активность неогена у поросят при отъёме

Показатели

Контроль

ФК

Неоген

ФК+неоген

Заболело

9

3

5

1

Пало

2

0

1

0

Среднесуточный

прирост массы тела, г

230

270

250

300

В контроле заболело за месячный период наблюдений 45,0% поросят. Применение фумаровой кислоты способствовало уменьшению заболеваемости в 3 раза, неогена – на 44,4%, а комплекса препаратов – в 9 раз. Препараты облегчали течение стресса и обеспечили резкое уменьшение падежа. Наиболее эффективно было совместное применение фумаровой кислоты и неогена.

В целом, в разнонаправленных опытах в условиях технологического процесса получения, выращивания и использования животных показано соответствие результатов клинических испытаний экспериментальным данным. Тимоген и неоген являются перспективными препаратами для повышения резистентности и улучшения продуктивности крупного рогатого скота и свиней.

3.4.2. Седатин

3.4.2.1. Опыты на крупном рогатом скоте. Технология доращивания и откорма крупного рогатого скота предусматривает перевозки животных и неизбежное возникновение у них транспортного технологического стресса часто с последующей респираторной и желудочно-кишечной патологией.

С целью оценки стресс-корректорной активности седатина в хозяйстве – поставщике набрали 32 клинически здоровых телёнка 3-месячного возраста, которых раздели на две равные группы. Первая группа была контрольной. Телятам второй группы за 6, 3 дня и 2 часа перед перевозкой ввели подкожно по 1 разу в день раствор седатина в дозе 50,0 мкг/кг.  Опыт проведёт в апреле-июне. Перевозку осуществляли в открытых грузовых автомобилях. После перевозки и размещения животных опытным телятам продолжили введение седатина по схеме 1, 3, 5, 7, 9-й день по одному разу в дозе 10,0 мкг/кг. Наблюдения за животными вели в течение 100 дней.

Исследования показали, что применение седатина не оказывает отрицательного влияния на общее состояние, поведение, аппетит телят. Перед перевозкой и после неё опытные животные выглядели более спокойными.

Заболеваемость в опытной группе была ниже по сравнению с контрольной почти в два раза. Телята хорошо поддавались лечению специфическими средствами и быстрее выздоравливали. В опытной группе падежа не было. В результате, молодняк, которому вводили перед транспортировкой и после неё седатин, лучше рос и развивался (рис. 16).

Рис.16. Влияние седатина на динамику массы тела телят при транспортном стрессе

При подборе групп масса тела животных контрольной и опытной групп практически не отличалась. Разница составила всего 1,3%. Телята контрольной группы в результате начальной стадии транспортного технологического стресса потеряли 5,6% массы тела, а опытные - в 2 раза меньше.

Если животных контрольной группы в первой трети периода доращивания и откорма прибавили  к  исходной  массе тела 13,3%,

то бычки опытной группы -34,1% или в 2,6 раза больше. Во вторую треть технологического цикла разница несколько сократилась: 38,9% и 56,1%, соответственно или в 1,4 раза. Через 100 дней откорма контрольные животные прибавили к исходной массе тела 67,9%, а опытные - 85,1% или в 1,2 раза больше.

3.4.2.2. Опыты на свиньях. В опыте на поросятах (n=20) установлено, что седатин не повлиял отрицательно на общее состояние поросят до отъёма при его введении за 10 дней до отъёма от маток внутримышечно в дозе 10,0 мкг/кг пятикратно по 1 разу в день через день. На третий день после отъёма на фоне развития отъемного стресса у животных развивался диаррейный синдром, вызванный E.coli. Всех больных лечили внутримышечным введением дизпаркола согласно инструкции по применению.

Установлено, что применение седатина на 42,1% укорачивает продолжительность лечения поросят. Эффективность лечения дизпарколом повышается с 90,0 до 94,5% в группе с применением седатина до отъёма. В 1,7 раза, возрастает интенсивность роста поросят в острый период стресса, осложнённый заболеванием.

3.4.2.3. Опыты на пушных зверях. Пушное звероводство существенно нуждается в фармакологической коррекции процессов адаптации и уменьшения отрицательных последствий стресса.

Норки. В первом опыте на самках норок породы «Орхид» оценено влияние седатина на адаптационные, репродуктивные возможности и качество потомства у маток при введении раствора препарата за 15 дней до гона по одному разу в день через каждые 2 дня. В опытной и контрольной группах было по 30 самок. Опытным животным однократно подкожно вводили седатина из расчёта 10,0 мкг/кг.

Установлено, что применение седатина самкам перед гоном сопровождается повышением приспособляемости и улучшением качества потомства (табл. 17).

Таблица 17

Эффективность применения седатина норкам до гоном

Показатели

Группы

Контроль

Седатин

Ощенилось самок, %

86,7

93,3

Количество щенят в среднем на 1 самку

6,2±0,3

7,1±0,3

Из них мёртворожденных, %

2,9

1,6

Выход щенят к отъёму на 1 самку

5,9±0,1

7,0±0,8

Падёж самок за период наблюдений, %

6,4

3,1

Так, по сравнению с контролем повысилось на 14,5% количество щенят, рожденных одной самкой. При этом количество мёртворожденных уменьшилось в 1,8 раза. Реальный выход щенят к отъему повысился на 18,6%. Снизился падёж самок в результате родового стресса в 2,1 раза.

Во втором опыте на таком же поголовье оценили адаптогенную стресс-корректорную активность седатина при его введении в дозе 10,0 мкг/кг однократно подкожно за 25-30 дней до начала щенения.

Установлено, что седатин и при родовом стрессе у пушных зверей оказывает выраженное адаптогенное действие. Применение препарата способствует повышению ощеняемость самок на 5,3%. Рождаемость норчат возрастает на 1,3%. Количество мёртворожденных щенков уменьшилось в 1,6 раза. Сохранность щенков к моменту отъёма возрастает на 16,4%. Падёж самок на фоне родового стресса уменьшился в более чем в 10 раз.

В третьем опыте было сформировано 2 группы самок по 20 особей в каждой. Самки опытной группы получали седатин в дозе 10,0 мкг/кг в течение 30 дней перед гоном по 1 разу в 5 дней и на протяжении 30 дней перед щенением. Дневную дозу седатина растворяли в 0,2-0,3 л воды, при обычной температуре, и перед утренним кормлением тщательно перемешивали с кормом.

Установлено, что в опытной группе плодовитость самок выше, чем в контрольной на 8,5%, в 2 раза снизилось количество холостых самок, на 27,1% увеличился выход щенят в среднем на основную самку. Отход щенков до регистрации был ниже в опытной группе и составил 7,7% против 17,0% в контроле.

В опыте по изучению влияния седатина на качество продукции норок установлено, что длительное применение седатина не оказало отрицательного влияния на общее состояние, поведение животных, аппетит. Уже через месяц после начала применения препарата подопытные животные весили на 20,0% больше, чем контрольные и шерсть у них внешне выглядела лучше, была более блестящей. При убое у подопытных норок по сравнению с контрольными площадь шкурок была на 0,5 дм2 больше, что составило 7,5%. Шкурок с большими дефектами (алопеции, следы самопогрызание и др.) оказалось меньше на 2,5%.

Песцы. В опыте на песцах установлено, что седатин, примененный по схеме опыта 3 на норках благоприятно влияет на оплодотворяемость самок песцов, течение беременности, процесс щенения и выживаемость новорожденных в первые дни жизни (табл. 18).

Таблица 18

Влияние седатина на воспроизводительные функции песцов

Показатели

Группы

Контроль

Седатин

Количество самок

50

50

Пустых

-

-

Аборты

3

1

Всего без приплода

15

4

Благополучно ощенилось

35

46

Мёртворожденных щенков

22

21

Отход щенков до регистрации

84

70

Плодовитость

12,2±0,34

12,1±0,35

Зарегистрировано на благополучно самку

10,8±0,35

10,5±0,36

Зарегистрировано на основную самку

8,1±0,66

9,7±0,49

Хорьки. Опыт проведён на двух группах самок по 50 особей в каждой. Животные содержались и кормились одинаково. Опыт проведён по той же схеме, что и на норках.

Представленные в таблице 19 данные, полученные и на этом виде пушных зверей показывают, что седатин существенно улучшает воспроизводительную способность самок хорьков, повышает на 22,2% количество благополучно ощенившихся животных, в 1,8 раза снижается мёртворождаемость,  улучшаются плодовитость самок и выход щенков как на благополучно ощенившуюся самку, так и на основную.

Таблица 19

Влияние седатина на воспроизводительную способность хорьков

Показатели

Группы

Контроль

Седатин

Пустых

13

7

Всего без приплода

14

6

Благополучно ощенилось

36

44

Мёртворожденных щенков

18

10

Отход щенков до регистрации

16

10

Плодовитость

11,6±0,3

12,1±0,3

Выход на благополучно ощенившуюся самку

7,0±0,4

7,8±0,5

Выход на основную самку

5,8±0,37

6,3±0,58

3.4.2.4 Опыты на птице. Первый опыт проведён на 180 петушках кросса Ломан Браун 40-дневного возраста, разделённых по принципу парных аналогов на две равные группы. Птицам опытной группы внутримышечно вводили раствор седатина в дозе 10,0 мкг/кг по 1 разу в 10 дней в первый день десятидневки. Контрольным петушкам инъецировали соответствующий объём растворителя.

Установлено, что случаев заболеваемости, падежа, выбраковки птицы ни в одной из групп не отмечено. Петушки опытной группы уже с первой недели отличались от контроля хорошим состоянием перьевого покрова, гребешков, активнее поедали корм. К 10-му дню средняя масса цыплят, получавших препарат, составила 282,2±9,19 г, что на 8,5% больше, чем в контроле (260,0±16,41 г). К 60-дневному возрасту масса тела петушков опытной группы достигла 511,4 г, а к 70-дневному – 629,6 г, соответственно, против 474,4 г и 602,6 г в контрольной группе. При этом установлено, что применение седатина обеспечило повышение среднесуточного прироста массы тела с 10,0±0,51 г до 11,2±0,32 г. Масса потрошеной тушки в подопытной группе составила 340,9±11,82 г, что на 10,1 г выше, чем в контроле (330,8 г).

Во втором опыте  изучено влияние седатина на продуктивность кур-несушек линии Заря-17 380-дневного возраста. 270 несушек были разделены по принципу парных аналогов на две группы. Курам опытной группы вводили седатин по вышеописанной схеме. В течение 30 дней учитывали сохранность, продуктивность, наблюдали за состоянием птицы.

Установлено, что применение седатина внутримышечно вводили раствор седатина в дозе 10,0 мкг/кг по 1 разу в 10 дней в первый день десятидневки положительно влияет на их продуктивность в заключительной стадии яйценоскости. За период наблюдений средняя интенсивность яйцекладки несушек, получавших препарат, составила 53,1±1,1% при интенсивности яйцекладки в контрольной группе 48,1±0,8%.

На птицефабриках с напольным содержанием птицы часто наблюдается расклёв молодняка, который за 20-30 дней перед началом яйцекладки может достигать 20,0% поголовья.

Рис.17. Влияние седатина на расклёв молодок кур (% расклёва по пятидневкам)

  С учётом этого в третьем опыте за 30 дней до начала яйцекладки в напольной клетке с 3000 молодок отобрали и изолировали 300 молодок, которым по 1 разу в 5 дней в течение 20 дней  вводили внутримышечно раствор седатина в дозе 50,0 мкг/кг. Остальная птица служила контролем.

  Установлено (рис. 17), что седатин оказывает выраженное профилактическое действие и существенно снижает расклев в период

становления яйценоскости.

В целом, проведённые клинические исследования обосновывают возможность использования синтетических аналогов природных олигопептидов: тимогена, неогена и седатина в ветеринарии и животноводстве в качестве средств повышения резистентности и улучшения продуктивного здоровья.

4. Выводы

1. Синтетические ди-, три- и пентапептид тимоген, неоген и седатин обладают высокой биологической активностью. Они оказывают разнообразное влияние на свободно живущих одноклеточных – Paramecium caudatum, лабораторных животных – белых мышей, крыс, морских свинок, кроликов, собак и сельскохозяйственных продуктивных животных: крупный рогатый скот, свиней, кур, цыплят бройлеров, пушных зверей.

2. На P. caudatum синтетические олигопептиды в концентрациях до 1,0 мкг/мл в 1,2-2,1 раза способствуют повышению резистентности клеток к повреждающему воздействию. Препараты стимулируют деление клеток в экспоненциальной фазе роста в тех же концентрациях и в той же степени.

3. Синтетические аналоги природных олигопептидов тимоген, неоген и седатин в опытах на лабораторных животных, не проявили острой и хронической токсичности, местно-раздражающего, аллергенного, эмбриотоксического и тератогенного действия. У седатина обнаружена способность стимуляции роста шерсти и анаболического действия. Валеопозитивный эффект препаратов проявляется в лучшем протекании беременности, вынашивании и рождении более жизнеспособного потомства.

4. Тимоген, неоген и седатин обладают сложным органо-системным действием.

- тимоген и неоген не оказывают существенного влияния на безусловно-рефлекторную деятельность (норковый рефлекс у белых крыс) и снотворное действие этанола;

- под влиянием седатина прослеживается тенденция стимуляции отдельных когнитивных функций, а в дозе 100,0 мкг/кг - успокаивающее действие на психомоторную деятельность;

- синтетические олигопептиды в дозах от 1,0 до 100,0 мкг/кг не оказывают достоверного влияния на работу сердца, лёгких, почек, печени;

- седатин в дозе 100,0 мкг/кг замедляет эвакуацию содержимого желудка на 12,8% и на 27,6 и 19,4% соответственно заполнение тонкого кишечника и слепой кишки;

- седатин обладает выраженным анаболическим действием в дозах от 1,0 до 100,0 мкг/кг. За месячный период интенсивность роста молодых животных в опыте по сравнению с контролем возрастала до 52,0%. Такому эффекту способствовало как повышение поедаемости, так и усвояемости корма;

- тимоген и неоген, не влияя на гемопоэз у интактных животных, но проявляют выраженное защитное действие при его угнетении;

- неоген в дозе 10,0 мкг/кг на фоне иммунодепрессии в пределах 50,0% на примере Т-клеток селезёнки полностью восстанавливает иммуногенез.

5. На модели иммобилизационного стресса белых крыс установлено, что тимоген, неоген и седатин обладают стресс-корректорным действием, которое выражается:

- в тенденции проявления защитной активности у тимогена и неогена. Применение седатина в дозе 10,0 мкг/кг на 61,2% предупреждают стрессогенную потерю массы тела, а в дозе 100,0 – на 86,6%. При этом препараты не повлияли на состояние паренхиматозных органов;

- олигопептиды в зависимости от препарата и дозы на 13,0-43,0% способствовали предупреждению гипертрофии надпочечников при иммобилизационном стрессе при 47,0% их гипертрофии у контрольных животных. Наибольшее защитное действие проявил тимоген в дозе 10,0 мкг/кг;

- применение тимогена, неогена и седатина существенно, до 50,0%, предупреждает инволюцию иммунокомпетентных органов при иммобилизационном стрессе. Наибольшую активность проявляют  седатин и неоген в дозе 100,0 мкг/кг;

- при иммобилизационном стрессе ульцерогенез в желудке у контрольных крыс достигает 90,0% степени поражения, интенсивность достигает 15 язв на животное, существенны обширность и глубина их. Изучаемые олигопептиды в 2,0 и более раз снижают это явление, а седатин в дозе 100,0 мкг/кг полностью предотвращает стрессогенный ульцерогенез.

6. Олигопептиды способствуют повышению жизнеспособности организма при разных формах кислородной недостаточности. Это выражается в увеличении до 70,0% выживаемости мышей по сравнению с контролем и потенцировании на 19,0-50,0% обучаемости при повторных нагрузках. В экстремальных и осложнённых условиях недостаточности кислорода наиболее эффективен седатин и с увеличением дозы до 1 000,0 мкг/кг активность препарата возрастает.

7. Тимоген, неоген и седатин проявляют актопротекторное действие при физически-эмоциональных нагрузках динамического и статического характера, потенцируя тренирующий эффект при повторяющихся нагрузках. Наибольшую активность при динамических нагрузках проявляет седатин в дозе 10,0  мкг/кг более чем в 2 раза повышая выносливость животных.  При статической нагрузке  наибольшую активность (в 1,7 раза) проявляет седатин в дозе 100,0 мкг/кг.

8. Синтетические олигопептиды способны повышать защитные силы организма при химических нагрузках и интоксикациях различного рода, механизма и характера. Валеопозитивные эффекты препаратов проявляются в повышении выживаемости и скорости нормализации гомеостаза организма. Неоген в течение первых трёх часов в дозе 10,0 мкг/кг на 18,0- 37,0% предупреждает адреналиновую гипергликемию. Седатин в дозе 100,0 мкг/кг в течение первого часа на 25,2-28,9% снижает увеличение частоты дыхания при введении атропина и иммобилизации белых крыс. Неоген в дозе 10,0 мкг/кг на 40,0% повышает выживаемость белых мышей при  ДОУМГ-интоксикации.

9. Тимоген, неоген и седатин в дозах от 1,0 до 1 000,0 мкг/кг не оказывают существенного влияния на показатели морфологии крови, обмена белков, углеводов, липидов, не изменяется качество мяса, яйца у интактных продуктивных животных.

10. При «оксидантном» стрессе, вызываемом ДОУМГ-интоксикацией предварительное введение олигопептидов предупреждает избыточную активизацию процессов пероксидации липидов и потенцирует систему антиоксидантной защиты. Это выражается по сравнению с контролем:

- в более низком уровне первичных (до 22,9%), вторичных  (14,3-12,2%) и конечных (до 12,5%) продуктов ПОЛ;

- глутатионовый челнок активизируется до 43,7%, содержание экзогенных факторов защиты увеличивается до 8,1%, активность СОД возрастает до 16,2%, АРА крови до 46,4%.

11. При «оксидантном» стрессе, вызванном ДОУМГ-интоксикацией, предварительное введение изучаемых олигопептидов существенно, в пределах 1,9-2,0 раза, предупреждает возникающую гипергликемию при глюкозной нагрузке, как по степени, так и по времени.

12. Применение синтетических олигопептидов – тимогена, неогена и седатина в стрессовых ситуациях при изменениях условий и неблагоприятных воздействиях внешней среды, в комплексной терапии заболеваний способствует сохранению здоровья, повышению продуктивности и эффективности специфической профилактики и лечения.

6. Практические предложения

1. Вести скрининг новых фармакологических синтетических олигопептидов в соответствии с методическими рекомендациями «Скрининг биостимулирующих и биоцидных веществ (адаптогены, бактерициды и другие препараты)», одобренных секцией патологии, фармакологии и терапии Россельхозакадемии (протокол №2 от 14.07.2006 г.).

2. Для повышения резистентности и улучшения продуктивного здоровья животных руководствоваться Методическими рекомендациями «Синтетические аналоги природных олигопептидов и их использование в ветеринарии», одобренных секцией патологии, фармакологии и терапии Россельхозакадемии (протокол №2 от 15.05.2008 г.).

3. Применять для повышения резистентности и улучшения продуктивного здоровья животных синтетические седатин в соответствии с наставлением по его применению в ветеринарии.

       4. Научные результаты и выводы работы рекомендуется использовать при написании учебных пособий, учебников и практических рекомендаций по ветеринарной фармакологии и токсикологии, биохимии и физиологии сельскохозяйственных животных для студентов и специалистов по агробиологическим специальностям.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

1. Бузлама В.С. Структурно-функциональные основы действия и применения ветеринарных фармакологических препаратов / В.С. Бузлама, С.М. Сулейманов, С.В. Шабунин, И.В. Трутаев, Н.П. Мещеряков  //Материалы международной научно-производственной конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения профессора Авророва А.А 22-23 июня 2006 года, г. Воронеж. – 2006.- С.-19-24.

2. Бузлама В.С. Синтетические олигопептиды в ветеринарии / В.С. Бузлама, И.В. Трутаев // Материалы международной научно-произ-водственной конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения профессора Авророва А.А 22-23 июня 2006 года, г. Воронеж. – 2006.- С.-576-579.

3. Трутаев И.В. Токсикологическая характеристика седатина, тимогена и неогена /И.В.Трутаев // Материалы международной научно-произ-водственной конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения профессора Авророва А.А 22-23 июня 2006 года, г. Воронеж. – 2006.- С.-786-794.

4. Трутаев И.В. Биологическая активность синтетических олигопептидов на клеточном уровне / И.В. Трутаев // Материалы международной научно-производственной конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения профессора Авророва А.А 22-23 июня 2006 года, г. Воронеж. – 2006.- С.-799-802.

5. Трутаев И.В. Анаболическое действие седатина / И.В. Трутаев // Материалы международной научно-производственной конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения профессора Авророва А.А 22-23 июня 2006 года, г. Воронеж. – 2006.- С.-794- 799.

6. Трутаев И.В. Нейротропное действие синтетических олигопептидов /И.В. Трутаев// Материалы международной научно-производственной конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения профессора Авророва А.А 22-23 июня 2006 года, г. Воронеж. – 2006.- С.-808-812.

7. Трутаев И.В. Влияние синтетических олигопептидов на работу сердца, лёгких, системы органов пищеварения и выделения / И.В. Трутаев // Материалы международной научно-производственной конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения профессора Авророва А.А 22-23 июня 2006 года, г. Воронеж. – 2006.- С.-803-808.

8. Шабунин С.В. Влияние неогена на кроветворение и клеточный иммунитет / С.В. Шабунин, И.В. Трутаев, В.С. Бузлама // Материалы международной научно-производственной конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения профессора Авророва А.А 22-23 июня 2006 года, г. Воронеж. – 2006.- С.-786-794.

9. Шабунин С.В. Токсический процесс  - основные закономерности и особенности течения / С.В. Шабунин, И.В. Трутаев, В.С. Бузлама, М.Н. Аргунов // Токсикозы животных и актуальные проблемы болезней молодняка. Междунар. научная конф. 25-27 окт. 2006 – Казань – 2006. – С. 12-15.

10. Бузлама В.С. Скрининг биостимулирующих и биоцидных веществ (адаптогены, бактерициды и другие препараты) / В.С. Бузлама, С.В. Шабунин, С.В. Бузлама и др. // Методические рекомендации.- М., 2006.- 52 с.

11. Трутаев И.В. Синтетические олигопептиды: защитное действие при химических нагрузках и интоксикациях /И.В.Трутаев // Токсикозы животных и актуальные проблемы болезней молодняка. Междунар. научная конф. 25-27 окт. 2006 – Казань – 2006. – С. 36-38.

*12. Бузлама В.С.  Влияние синтетических олигопептидов на процессы анаболизма, кроветворение и иммунитет у животных /В.С. Бузлама, И.В. Трутаев, С.В.  Шабунин // Ветеринария. – 2007.- № 1 -. С. 46-49.

*13. Трутаев И.В. Синтетические олигопептиды против гиподинамии и гипокинезии / И.В. Трутаев, С.В. Шабунин, В.С. Бузлама // Вестник РАСХН. – 2007.- №  3. – С. 61-62. 

14. Трутаев И.В. Липидный обмен у животных и влияние на него синтетического олигопептида седатина /И.В. Трутаев, В.С. Бузлама // Материалы юбилейной научно-практической конф. Ветеринарных терапевтов и диагностов, посвящ. 90-летию со дня рожд. Кабыша А.А., 17-19 мая 2007.-  Троицк, 2007. – С. 110-111.

15. Бузлама В. С. Влияние тимогена на гомеостаз глюкозы при прооксидантной нагрузке /В.С. Бузлама, И.В. Трутаев // Материалы Первого съезда ветеринарных фармакологов Росси. 21-23 июня 2007 года, Воронеж - 2007. – С. 158-163. 

16. Трутаев И.В. Влияние тимогена на гомеостаз глюкозы в крови на фоне ГТТ /И.В. Трутаев // Материалы Первого съезда ветеринарных фармакологов Росси. 21-23 июня 2007 года, Воронеж - 2007. – С. 604-608.

17. Трутаев И.В. Резорбтивное действие синтетических олигопептидов /И.В. Трутаев // Материалы Первого съезда ветеринарных фармакологов Росси. 21-23 июня 2007 года, Воронеж - 2007. – С. 608-609. 

*18. Бузлама В.С. Фармакологическая характеристика синтетических олигопептидов [текст]. /В.С. Бузлама, С.В. Шабунин, И.В. Трутаев // Веткорм.- 2007.- № 4.- С. 16-18.

*19. Бузлама В.С. Влияние синтетических олигопептидов на процессы анаболизма, кроветворение и иммунитет у животных / В.С. Бузлама, С.В. Шабунин, И.В. Трутаев // Веткорм.- 2007.- № 4.- С. 18-21.

*20. Бузлама В.С. Токсичность синтетических олигопептидов при доклинических испытаниях / В.С. Бузлама, С.В. Шабунин, И.В. Трутаев // Веткорм.- 2007.- № 4.- С. 21-23.

*21. Бузлама В.С.  Применение тимогена и седатина для профилактики транспортного стресса телят /В.С. Бузлама, С.В. Шабунин, И.В. Трутаев // Веткорм.- 2007.- № 4.- С. 23-24.

*22. Трутаев И.В. Применение седатина и неогена для повышения резистентности поросят при отъёме / И.В. Трутаев, В.С. Бузлама // Свиноводство. - 2007.- № -2. – С. 33-35.

23. Трутаев И.В. Защитное действие синтетических аналогов олигопептидов при химических интоксикациях / И.В. Трутаев // Актуальные вопросы аграрной науки и образования: Матер.междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 65-летию Ульяновской ГСХА – Ульяновск, 2008. – Т.3. – С. 131-133.

24. Трутаев И.В. Регулирующее влияние синтетических олигопептидов при физиологических нагрузках / И.В. Трутаев // Актуальные проблемы ветеринарной медицины: Матер.междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 125-летию ветеринарии Курской области – Курск, 2008. – С. 379-382.

25. Трутаев И.В. Стресс-корректорное действие синтетических олигопептидов – влияние на общий гомеостаз /И.В. Трутаев, С.В. Шабунин // Актуальные проблемы ветеринарной медицины: Матер.междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 125-летию ветеринарии Курской области – Курск, 2008. – С. 382-386.

*26. Бузлама В.С. Влияние синтетических олигопептидов на адаптационные способности и выносливость организма / В.С. Бузлама, И.В.  Трутаев, С.В. Шабунин // Ветеринарная патология. – 2008.- № 1 (24). – С. 27-35.

*27. Бузлама В.С. Стрессогенный ульцерогенез и его коррекция синтетическими олигопептидами / В.С. Бузлама, И.В. Трутаев // Ветеринарная патология. – 2008.- № 1 (24). – С. 121- 124. 

*28. Трутаев И.В. Кислородная недостаточность и её коррекция синтетическими олигопептидами / И.В. Трутаев // Ветеринарная патология. – 2008.– № 1 (24). - С. 187-194. 

*29. Трутаев И.В. Токсичность синтетических олигопептидов / И.В. Трутаев // Ветеринария. - 2008.- № 8. – С. 52-56.

30. Бузлама В.С. Синтетические аналоги природных олигопептидов и их использование в ветеринарии / В.С. Бузлама, И.В. Трутаев, С.В. Шабунин // Методические рекомендации. Воронеж – 2008. – 58 с.

       *31.Трутаев И.В. Уменьшение отрицательных последствий гиподинамии животных с помощью олигопептидов / И.В. Трутаев, С.В. Шабунин, В.С. Бузлама// Вестник РАСХН.– 2009.–№1.– С.67-69.

*- публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.