WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Головатин Михаил Григорьевич

ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ ПТИЦ СЕВЕРНЫХ ШИРОТ: ДИНАМИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

03.02.08 – экология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук

Екатеринбург – 2011

Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Институте экологии растений и животных Уральского отделения РАН

Научный консультант: доктор биологических наук, профессор Рябицев Вадим Константинович

Официальные оппоненты: доктор биологических наук, профессор Жигальский Олег Антонович доктор биологических наук, профессор Пыжьянов Сергей Владимирович доктор биологических наук, профессор Шепель Александр Иванович

Ведущая организация: Институт биологии Карельского Научного Центра РАН

Защита состоится « 26 » апреля 2011 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 004.005.01 при Институте экологии растений и животных УрО РАН по адресу:

620144, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта, 2Факс: 8 (343) 260-82-56; 260-65-E-mail: dissovet@ipae.uran.ru

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института экологии растений и животных УрО РАН.

Автореферат разослан « ____» ____________ 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат биологических наук Н.В. Золотарева ВВЕДЕНИЕ

Актуальность проблемы В современной экологии население организмов как предмет изучения рассматривается, в одних случаях – как комплекс видов на какой-либо территории, в других – как территориальная группировка особей одного вида. При этом важное значение имеет масштаб изучения. Тонкие поведенческие механизмы, лежащие в основе построения пространственной структуры населения и социальной организации особей, были прекрасно изучены на небольших группах птиц, на площадках размером в несколько десятков гектар (например, Панов, 1983; Иваницкий, 1986; Рябицев, 1993).

На небольших однородных участках было рассмотрено влияние особенностей местообитаний на структуру населения птиц (Бурский, 2009). С другой стороны крупномасштабные исследования позволили выяснить некоторые закономерности географической изменчивости многовидового населения и некоторых причин пространственной неоднородности локальных фаун (например, работы Ю.С. Равкина и его последователей:

Равкин, 1978, 1984; Равкин, Равкин, 2005; Равкин, Ливанов, 2008;

Вартапетов, 1984, 1998; Жуков, 2004, 2006; Юдкин, 2000, 2009). Можно констатировать, что в настоящее время закономерности, протекающие в «микро-» и «макро-» масштабах изучены достаточно хорошо, чего нельзя сказать о тех, которые имеют место в мезо- масштабе. При этом ощущается острый дефицит долговременных наблюдений на достаточно обширных стационарных площадках. Наша работа затрагивает именно этот средний масштабный уровень.

Цели и задачи исследования Цель работы заключалась в выяснении принципов организации и закономерностей формирования поли- и моно- видового населения птиц, которые выявляются в процессе динамики. В качестве модельной территории выбран север Западной Сибири.

Достижение поставленной цели подразумевало решение следующих задач:

1. Определить характер и принципы дифференциации видового состава населения птиц в пределах конкретной местности.

2. Оценить характер и масштабы долгосрочных изменений видового состава населения птиц на севере Западной Сибири.

3. Рассмотреть формы сосуществования близких видов и выяснить, участвуют ли в формировании населения межвидовые отношения.

4. На основе динамики пространственного распределения видов проанализировать их пространственные преференции и определить, как они связаны с характером размещения птиц в пространстве.

5. Выявить пространственную структуру плотных поселений и отследить их динамику у видов с разным уровнем территориального консерватизма.

6. Проследить динамику численности воробьиных птиц северных широт и определить основные факторы, влияющие на нее.

7. Проследить динамику сроков появления птиц весной, выявить основные моменты, определяющие ее, и проанализировать характер заполнения области гнездования у разных видов.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Население птиц конкретной местности отчетливо дифференцировано по видовому составу в виде системы соподчиненных видовых группировок:

элементарные однородные по составу группировки, неустойчивые во времени и пространстве, образуют автономные ассоциации, способные существовать достаточно длительное время в относительно неизменном виде.

2. Население птиц Нижнего Приобья и Ямала в долгосрочной перспективе существует в условиях постепенного увеличения числа видов.

Новые виды, однажды проникнув на север, остаются здесь независимо от последующих колебаний климата.

3. Пространственная структура поселений у птиц представляет собой динамичное образование, в котором конфигурация, размер и местоположение поселений ежегодно меняются, даже при отсутствии выраженных изменений общей численности вида.

4. Локализация мест повышенной плотности у птиц динамична во времени. При этом у одних видов существуют своеобразные центры структурирования плотных поселений, связанные с топографическими особенностями местности, у других – они не выражены.

Научная новизна работы Впервые проведены долгосрочные стационарные исследования на крупных площадках порядка 10 и более км2. При выяснении принципов дифференциации видового состава птиц использован подход, разработанный в фитоценологии (Василевич, 1983) и ранее в исследованиях населения позвоночных животных не применявшийся. В соответствии с этим новым является представление о сообществе, как автономной, относительно устойчивой во времени совокупности видов, отличающейся индивидуальными особенностями (набором характерных видов, своеобразием путей формирования видового состава и пространственной приуроченностью) и состоящей из изменчивых однородных видовых группировок.

Использован новый подход при выделении пространственных преференций независимо от дискретности растительного покрова, что позволило получить новые представления о них. Впервые проведен анализ структурирования и динамики мест повышенной плотности (плотных поселений).

Проведен сравнительный анализ сроков прилета птиц в различных частях области гнездования. В соответствии с этим впервые выделены группы птиц с разным характером заполнения области гнездования.

Теоретическое значение Полученные представления о дифференциации видового состава населения птиц позволят обосновать новые концепции в теории сообществ, как биосистем надорганизменного уровня. Выявленные закономерности пространственного распределения дают возможность по новому интерпретировать использование пространства животными, способствуют выработке гипотез и выявлению различных механизмов пространственных и временных изменений популяций, сообществ и экосистем. Они дают обоснование для выработки новых методологических принципов изучения животных. Используемые в работе подходы могут быть применимы в исследованиях закономерностей формирования самого широкого круга сообществ животных.

Практическая значение Выявленные принципы организации населения птиц позволяют строить политику рационального использования биологических ресурсов, охраны природы и сохранения видового разнообразия. Собранные материалы, уникальные по объему и длительности наблюдений, имеют важное значение для работ по оценке различного рода воздействий на птиц на севере Западной Сибири и организации грамотного мониторинга биоты.

Частично они были использованы при подготовке разделов ОВОС и ООС для разработки углеводородных месторождений (в частности, Бованенковского, Крузенштернского, Харасавейского, Ямбургского ГКМ) и проектирования строительства магистральных газопроводов «Ямал-Запад» на территории ЯНАО, при подготовке системы мониторинга на территории месторождений (Головатин и др., 1997) и оценки экологических рисков строительства железной дороги «Урал Промышленный – Урал Полярный» (Богданов и др., 2010). Материалы, собранные в бассейне р. Юрибей (п-ов Ямал), были использованы в подготовке обоснования и при проектировании природного парка регионального значения «Юрибей». Данные о распространении и численности редких и исчезающих видов птиц вошли в последнее издание Красной книги ЯНАО (2010). Методические подходы, использованные в диссертации, вошли в разработку рекомендаций по организации комплексного экологического мониторинга состояния биоты на особо охраняемых территориях (Комплексный экологический мониторинг…, 2008).

Личный вклад соискателя Представленная диссертационная работа является обобщением результатов многолетней (с 1980 г.) работы автора. Все выносимые на защиту результаты и положения получены либо соискателем, либо при его непосредственном участии. Автором определены задачи, подготовлена программа исследований, выполнена работа по планированию, выбору и обоснованию методов. Основная часть полевого материала собрана автором лично, на Полярном Урале, в пойме Оби и на п-ве Ямал – совместно с сотрудниками Института экологии растений и животных УрО РАН.

Обработка, анализ и обобщение результатов проведены лично.

Апробация работы Основные положения и результаты диссертационной работы были представлены на научных форумах и совещаниях различного ранга:

XVIII Международный орнитологический конгресс (Москва, 1982);

IV Всесоюзное совещание «Вид и его продуктивность в ареале» (Свердловск, 1984); XI Международная орнитологическая конференция (Казань, 2001);

Всероссийское совещание «Учеты птиц на площадках: совершенствование и унификация методов, результаты их применения» (Инжавино, Тамбовская обл., 2001); Международный симпозиум «Многолетняя динамика численности птиц и млекопитающих в связи с глобальными изменениями климата» (Казань, 2002); Сибирская орнитологическая конференция, посвященная памяти и 70-летию Э.А. Ирисова (Барнаул, 2005); III международный симпозиум «Современное состояние популяций, управление ресурсами и охрана гусеобразных птиц Северной Евразии» (СанктПетербург, 2005); Международная конференция «Криогенные ресурсы полярных регионов» (Салехард, 2007); Всероссийское научное совещание «Динамика численности птиц в наземных ландшафтах» (Москва, 2007); VI Северный социально-экологический конгресс (Москва, 2010).

Публикации В списке опубликованных работ автора 140 публикаций, из них отражают содержание диссертации, в том числе 4 монографии и 9 статей в журналах, включенных в перечень научных изданий ВАК.

Структура и объем диссертации Диссертация состоит из введения, 8 глав с подразделениями, выводов, списка цитируемой литературы и приложения. Она занимает 424 страницы машинописного текста (338 – основной текст, 85 – приложения). Список используемой литературы включает 419 наименований, в том числе 151 на иностранных языках. Работа иллюстрирована 132 рисунками, из которых вынесены в приложение, содержит 83 таблицы, из которых 24 – в приложении.

Благодарности Научное мировоззрение автора сложилось под глубоким впечатлением от общения с д.б.н., проф. Н.Н. Даниловым, память о котором он бережно хранит. Автор искренне благодарен д.б.н. В.К. Рябицеву за ценные советы в процессе работы, к.б.н. С.П. Пасхальному – за участие в сборе материала и предоставленные для сравнения данные о сроках прилета птиц в г. Лабытнанги (ЯНАО), к.б.н. В.А. Соколову и к.б.н. В.А. Колбину – за участие в сборе материала, к.б.н. В.Н. Ольшвангу – за помощь при анализе энтомологического материала в корме птенцов, д.б.н. В.С. Мазепе – за помощь в статистической обработке материалов, к.б.н. А.Р. Копорикову – за многолетнее дружеское участие при работе на стационаре «Войкар», к.б.н.

С.В. Шутову – за помощь при работе на Приполярном Урале, к.б.н.

Л.М. Морозовой и В.В. Павлинину – при исследованиях на Полярном Урале и Ямале, коллегам – сотрудникам лаборатории экологии птиц и наземных беспозвоночных ИЭРиЖ УрО РАН за создание позитивной творческой обстановки для работы.

Глава 1. ФИЗИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАЙОНОВ ИССЛЕДОВАНИЯ В главе дана общая характеристика рельефа, климата и основных типов растительности районов исследования на севере Западной Сибири и Урала.

1.1 Стационар «Войкар» (Нижнее Приобье) Стационар «Войкар» (6546 с.ш., 6402 в.д.), расположен на левобережье Оби в подзоне предлесотундровых редкостойных лесов.

1.2 Двуобье (Пойма Нижней Оби) Шесть стационаров в районе Двуобья, в том числе стационар «Васыпугор» (65°26 с.ш., 64°58 в.д.), где были проведены четырехлетние исследования (2004, 2005, 2008, 2009).

1.3. Полярный Урал Пять стационаров, расположенных на всем протяжении Полярного Урала – от юга до севера.

1.4. Полуостров Ямал Шестнадцать стационарных площадок, расположенных в разных частях полуострова, 13 из них – на р. Юрибей (Средний Ямал).

1.5. Прочие районы исследования Пять стационаров, расположенных в таежной зоне, от 6115 с.ш. на юге до 6538 с.ш. – на севере.

Глава 2. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ Работа заключалась в стационарных исследованиях, как многолетних, так и односезонных на площадках, расположенных в различных частях Западной Сибири и Урала. Общая площадь рабочих площадок составила 513,95 км2.

2.1 Картирование и учет птиц Основной объем работ был связан с изучением пространственного распределения и учетом птиц на крупных площадках порядка 6-50 км2, в некоторых местах в качестве дополнительных были использованы площадки размером около 1-5 км2. Основное место работы – площадка «Войкар» (км2), где были сделаны регулярные многолетние наблюдения, начиная с 1987 г. Площадки охватывали все основные элементы ландшафта – пойму, водоразделы, переходные участки.

Исследования проводили методом интенсивного картирования птиц на площадках (Robertson, Scoglund, 1985; Гудина, 1999), с последующей перепроверкой данных. Суть метода – любыми способами найти и закартировать всех птиц, живущих на площадке (в частности на стационаре «Войкар» – 99 видов). При необходимости места встреч перепроверяются и таким образом уточняется местопребывание птиц и их количество. Как показывает зарубежная практика (Tomiaoj, 1980; Bart, Earnst, 2002; Roberge, Svensson, 2003) метод позволяет быстро и с высокой точностью обследовать значительные площади: при интенсивности работы 10 часов в сутки за 13-дней вполне реально полностью обследовать крупную площадку в 10 км2.

Недоучет составляет всего 2-4% (Головатин, 2001).

2.2 Изучение питания и пространственной сегрегации птиц Изучение питания и особенностей поведения кормящихся птиц проводили на небольших площадках: в 1980 и 1983 гг. на Южном Ямале («Ласточкин берег» – 0,15 км2), в 1982 г. – на Приполярном Урале («Сывью» – 0,35 км2), в 1981 г. – в Кондинском Приобье («Мансийский» – 0,45 км2).

Питание изучали у варакушки, овсянки-крошки, веснички и таловки путем анализа проб птенцового корма, взятых с использованием шейных лигатур (Мальчевский, Кадочников, 1953; Зубцовский, 1976). На Южном Ямале общее количество объектов питания в 1980 г. – 4708, в 1983 г. – 2465, на Приполярном Урале в 1982 г. – 4207. Пространственное распределение кормящихся птиц изучали путем слежения с помощью бинокля за модельными видами. На Южном Ямале у овсянки-крошки 1544 отметки пространственного положения в 1980 и 4983 – в 1983 г., у веснички, соответственно, 1908 и 4647, в 1983 г. у таловки – 1358, теньковки – 1181, зарнички – 908, чечетки – 1230. На Приполярном Урале у овсянки-крошки – 7097, веснички – 13998, таловки – 12077, вьюрка – 6103 отметок; в Кондинском Приобье у теньковки – 2265, зеленой пеночки – 2608, веснички – 1877, зяблика – 1713 отметок. Пространственное расположение птиц во время кормежки оценивали по кормовым стациям, субстрату, высоте используемой растительности, виду растительности, высоте сбора корма, участку кроны дерева. Пространственное распределение рассматривали как в отдельные периоды цикла размножения, так и в разную погоду.

При сравнении мест кормежки и состава корма видов был использован индекс сходства (Песенко, 1982):

где J – индекс, pi – доля i-й части определенного ресурса у видов j и k При попарном сравнении других близких видов использовали данные, полученные при изучении пространственного распределения птиц.

Для выяснения стереотипов передвижения в независимых от присутствия других видов условиях был поставлен специальный эксперимент. В вольер с ветвями разной толщины и породы дерева помещали поодиночке отлавливаемых птиц трех видов пеночек (веснички, таловки и теньковки) и сравнивали их пространственное положение (общее количество отметок 4900 от 20 особей).

2.3 Прочие методические особенности При статистической обработке материала использовали стандартные статистические методы (Урбах, 1963; Гублер, Генкин, 1969) и пакет программ STATISTICA 6.0 (© StatSoft, Inc. 2001). В тех случаях, когда были использованы особые подходы и специальные приемы, о них говорится в соответствующих главах и разделах.

Глава 3. ПРОСТРАНСТВЕННАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ВИДОВОГО СОСТАВА НАСЕЛЕНИЯ ПТИЦ При изучении пространственной структуры населения птиц существует два подхода. Традиционный – основан на выделении в континууме растительного покрова каких либо условно однородных участков.

Совокупность видов на таких выделах объявляется сообществами. Однако выделение однородных «пятен» растительности в известной мере носит достаточно субъективный характер. Его можно проводить по-разному.

Соответственно сообщество представляет собой некоторую абстракцию и результат прагматической редукции континуума.

Другой подход был предложен в фитоценологии (Василевич, 1983). На континууме случайным образом выделяется точка или элемент и постепенно расширяется зона вокруг него. При этом свойства непрерывно расширяющегося набора элементов меняются, одни из них плавно, другие скачком. Это скачкообразное изменение признается определяющим пространственные границы группировок с относительно однородным видовым составом. Мы использовали этот подход при определении пространственной структуры населения птиц на наших площадках на стационаре «Войкар», в пойме Оби и на Полярном Урале. Основная работа проходила на стационаре «Войкар», где имеется наиболее длительный ряд наблюдений (1990-2009 гг.).

3.1 Методические особенности Рабочие площадки разделили на участки размером около 6,25 га, охватывающие относительно однородное местообитание. Размер участка был выбран из соображений, чтобы он, с одной стороны, был сравним с размером демонстрируемых территорий большинства мелких птиц, с другой стороны, был не настолько мал, чтобы величина случайных отклонений выборки была слишком большой. Сравнивали видовой состав населения птиц соседних участков. По критерию знаков определяли, насколько существенны различия между ними. При отсутствии значимых различий, т.е. когда они могли быть объяснены случайностями выборки, сравниваемые списки относили к одной совокупности и объединяли. Таким образом постепенно оконтуривали зону той или иной группировки видов.

Оценивали степень сходства видового состава между очерченными контурами по индексу Шимкевича-Симпсона (ISzS) который указывает, насколько меньший список соответствует большему и удобен в тех случаях, когда сравниваемые списки могут быть неравноценными (Песенко, 1982).

Обращали внимание только на высокие значения индекса (ISzS 0,9), которые свидетельствовали о том, что одна совокупность видов полностью или практически полностью соответствует другой большего размера. А также на регулярность подобной связи, чтобы удостовериться, что наличие высокого соответствия не является случайным. Кроме того, анализировали наборы характерных видов, которых выбирали из так называемых «константных» видов (Василевич, 1983), которые регулярно (не случайно) присутствуют в данной группировке. Регулярность (неслучайность, р0,05) события определяли по критерию знаков.

Для оценки общего доминирования рассчитывали долю видов с относительно высокой численностью, к которым относили птиц, имеющих среднее число пар на площадке: для большинства неворобьиных > 5 (у уток в пойме Оби > 10), у куликов 10, у большинства воробьиных 30 (у дроздов и вороны >10).

Для выяснения путей формирования видового состава населения птиц все встреченные на площадках виды разделили на несколько групп, по степени их связи с прилегающими районами. Внимание уделяли именно распространению, но не происхождению видов. Несмотря на определенную долю условности, существующую при выделении тех или иных качественно разных групп, сам принцип подобного подхода, по мнению Н.Н. Данилова (1966) не может вызывать возражений. Выделили группы видов: по сторонам света – южные, северные и восточные; местные – характерные и распространенные в данной подзоне; приуроченные к пойме Оби, как особому ландшафту, а также горные и широкораспространенные виды. При отнесении вида к той или иной группе основывались не только на их более широком присутствии в соответствующем районе, но и на оценках общего обилия. Использовали как собственные, так и все доступные материалы, т.е.

«сборные» данные. Во избежание искажений, связанных с использованием разнокачественных источников, рассматривали лишь порядок величин численности.

Для оценки степени изменчивости состава населения птиц по годам на площадке «Войкар» последовательно в течение ряда лет сравнили состав населения на 9 стационарных участках, размером 62,5-93,8 га, расположенных на разном удалении от реки (суммарно 719,1 га). Для сравнения использовали критерий знаков и индекс Чекановского-Съеренсена (ICS), который при таких сравнениях более удобен, т.к. чувствителен к различиям списков по числу видов (Песенко, 1982).

3.2 Пространственная дифференциация населения птиц на стационаре «Войкар» Результаты показали, что население птиц представляет собой не беспорядочную смесь видов, а отчетливо дифференцировано (Головатин, 2009). Существуют вполне оформленные гомогенные образования – однородные по составу элементарные группировки, которые в конкретный момент времени занимают определенное пространство, не связанное буквально с дискретностью растительного покрова. На площадке «Войкар» их было ежегодно от 11 до 24. Они были чрезвычайно изменчивы во времени: ежегодно менялся их состав, конфигурация в пространстве, они могли сливаться с другими или разделяться. Регулярные границы между ними существовали только в местах, где имеются выраженные переходы между физиономически различными крупными элементами ландшафта.

Появление 17-ти группировок было регулярным и не случайным (р0,05).

Анализ схемы соподчинения группировок (рис. 1) показывает, что они образуют три достаточно устойчивых во времени и пространстве совокупности (ассоциации), которые условно, по их местоположению, можно связать с поймой, террасой и тундрой.

А – группировка соответствует одной или нескольким большего размера; В – группировка также соответствует другой, но при этом ей, в свою очередь, соответствуют иные меньшего размера; С – группировка представляет собой самостоятельный набор видов, которому могут соответствовать другие группировки меньшего размера (в скобках число случаев из 20) Рисунок 1 – Граф направления и формы соответствия между группировками на площадке «Войкар» (при ISzS 0,9):

Каждая из ассоциаций характеризуется индивидуальными особенностями: набором характерных видов, регулярно встречающихся именно в ней (для поймы – 12 из 28 константных видов, террасы, соответственно, – 3 из 13, тундры – 14 из 27); своеобразием путей формирования видового состава (в пойме преобладали южные виды, на террасе велика доля восточных и местных, северотаежных видов, в тундре – северных и характерных для поймы Оби); пространственной приуроченностью к конкретным крупным морфологическим частям ландшафта типа урочища или группы нескольких урочищ. Внутри ассоциации группировка, отличающаяся наибольшим видовым составом, является основной («базовой») – «ядро». Ее особенностью является относительно низкий показатель общего доминирования (в среднем по годам 42-44%). По периферии «ядра» существует несколько небольших, соподчиненных группировок с более бедным видовым составом. Такую автономную, объективно и устойчиво существующую (в пространственновременном контексте) ассоциацию видовых группировок, обладающую собственными индивидуальными особенностями, мы называем сообществом, по аналогии с представлениями фитоценологии, в которой системный подход для биосистем надорганизменного уровня наиболее разработан (Василевич, 1983).

В тех местах, где в силу особенностей местности был плавный переход от леса к тундре, существовали пограничные группировки со смешанным составом, преимущественно из многочисленных и широко распространенных видов леса и тундры (показатель общего доминирования 72-77%). Виды, характерные именно для этой части, отсутствовали.

Устойчивость сообществ во времени обеспечивалась, в первую очередь, за счет константных видов, доля которых ежегодно составляла около 40%. Вместе с тем сообщество никогда не было реализовано полностью – ежегодно было представлено лишь около 50-60% потенциального состава.

3.3 Пространственная дифференциация населения птиц в пойме Оби Отличительными признаками сообществ, обнаруженными на стационаре «Войкар» (набор характерных видов, устойчивая пространственная локализация и своеобразие формирования), обладают совокупности видовых группировок, приуроченные к трем высотным уровням: останцам надпойменной террасы, верхнему и низкому уровню. По типу преобладающего местообитания их можно обозначить как:

1) сообщество лесных пугоров (останцов), 2) сообщество древовидных ивняков (включая парковые) и ивово-березовых лесов по прирусловым гривам крупных проток (верхний уровень), 3) сообщество соров с окружающими их болотами и кочкарниковыми лугами, включающими небольшие участки кустарниковых ивняков (низкий уровень). Наибольшее число характерных видов имеют сообщества крайних высотных уровней:

низкого (8 из 17 константных) и самого высокого – останцов (5 из 16); на верхнем уровне – лишь 3 из 19. Группировки среднего уровня не имеют собственных характерных видов, являются пограничными, состав их смешанный из птиц верхнего и низкого уровней поймы. Они расположены на гривах вдоль небольших проток или в переходных местах от прирусловых грив крупных проток к сорам и заняты лугами, сочетающимися с соровыми понижениями, небольшими участками парковых и кустарниковых ивняков.

Особенностью структуры сообществ поймы Оби, в силу высокой расчлененности ландшафта и его мозаичности, является то, что ядро сообщества может не иметь постоянной пространственной приуроченности.

Например, в сообществе низкого уровня поймы в один год ядром была группировка одного сора, в другой – другого, периодически они могли сливаться, образуя одно «ядро».

Чем ниже был высотный уровень поймы, тем полнее ежегодно реализовывался потенциальный видовой состав сообществ. Наиболее изменчив он был на останцах надпойменных террас (табл. 1). Набор видов на каждом отдельном останце был беднее по сравнению с окружающей пойму облесенной территорией, но общий состав птиц на всех останцах достаточно близко соответствовал «материку» и был сопоставим со средним ежегодным уровнем реализации последнего – около 50-60%.

Таблица 1 – Среднее многолетнее отношение наличного числа видов к потенциальному на разных высотных уровнях поймы на площадке «Васыпугор» Высотные уровни поймы останец верхний средний низкий Среднее ± SD 0,533±0,028 0,677±0,131 0,738±0,042 0,853±0,0 На останцах значительную долю составляли южные виды. Большая их часть – птицы, связанные с древостоями, что вполне понятно, если учесть обширные пространства тайги, расположенные южнее. На более низких уровнях поймы доля этих видов снижается, но увеличивается доля местных – обских видов. Особенностью самого низкого уровня является наличие северных видов, проникающих в пойму по характерным для них открытым пространствам.

3.4 Пространственная дифференциация населения птиц Полярного Урала В горах Полярного Урала отличительными признаками сообществ (характерные виды, четкая пространственная локализация и своеобразие формирования) обладают 3 совокупности видовых группировок: первая приурочена к верхнему высотному уровню (высокогорья и поднятия на периферии Большого Урала); вторая – к открытым местообитаниям в долинах, на пологих склонах и платообразных террасах; третья – к лесным массивам и зарослям кустарников. На выровненных участках, где отсутствуют четкие места переходов между типичными местообитаниями сообществ, возникают группировки пограничного типа, состоящие преимущественно из многочисленных видов соседних сообществ.

Особенностью сообществ Полярного Урала является то, что они занимают несколько высотных уровней, хотя ядра сообществ открытых местообитаний и кустарниково-древесных были приурочены к долинам. По мере продвижения вверх обедняется видовой состав, в группировках остаются многочисленные и характерные виды. Верхний пояс занимает своеобразное сообщество, состоящее из небольшого числа «горных» видов:

тундряная куропатка, хрустан, каменка, пуночка и вездесущий луговой конек, в северных районах на выходах скал также рябинник (Головатин, Пасхальный, 2005). Однако только первые 4 вида являются характерными для данного сообщества. Некоторые, например, тундряная куропатка и каменка, иногда проникают по склонам в долину, участвуя в формировании локального своеобразия некоторых группировок.

Видовой состав всех сообществ-аналогов в разных районах Полярного Урала заметно отличался. Это связано, с одной стороны, с относительно небольшим числом константных видов в них, с другой – с высокой мозаичностью биотопов в горах, при которой значительно возрастает роль случайных обстоятельств при проникновении видов из предгорий в горы. В каждом отдельном районе реализуется от 35 до 75% потенциального состава, отмеченного на Полярном Урале в рассматриваемых группировках, причем, в северных районах эта доля выше. Это объясняется значительным участием лесотундровых видов в орнитофауне Полярного Урала (Головатин, Пасхальный, 2005) и, естественно, чем дальше к северу, тем их в составе сообществ оказывается больше.

3.5 Общие принципы пространственной дифференциации видового состава населения птиц Население птиц всякой достаточно обширной территории представляет собой не беспорядочную смесь видов, а отчетливо дифференцировано.

Изменчивые во времени, однородные по составу элементарные группировки по сходству видового состава образуют ассоциацию с определенной структурой: группировки с бедным видовым составом соответствуют некоторой наиболее богатой по числу видов основной группировке («ядро») и являются вариантами ее реализации в конкретных условиях местности и/или сезона. По мере удаления от «ядра» в составе группировок все большую долю занимают виды с высокой численностью. Основная группировка также меняется, но в значительно меньшей степени. Такая ассоциация группировок представляет собой автономное образование, устойчивое во времени и пространстве – сообщество. Каждое сообщество отличается индивидуальными особенностями: набором характерных видов, регулярно встречающихся именно в данной ассоциации, своеобразием путей формирования видового состава, пространственной приуроченностью к конкретным крупным морфологическим частям ландшафта типа урочища или группы нескольких урочищ. В местах, где границы между местообитаниями, занимаемыми сообществами выражены не четко, часто возникают переходные, или пограничные группировки, которые представляют собой изменчивую комбинацию (конгломерат) из многочисленных и широко распространенных видов, присущих соседним сообществам. В них отсутствует один из важнейших признаков сообщества – наличие характерных видов.

Число сообществ в конкретной местности не велико – около трех.

Сообщества со сходным видовым составом образуют более крупное образование – комплекс. В его пределах они могут сливаться в единое, как например, лесные сообщества поймы и террасы в северной тайге выше по течению р. Войкар, где площадь лесов сокращается, и они произрастают вдоль реки.

Наряду с автономностью, другим свойством сообщества является его неполночленность – ежегодно в них представлено около 50-60% потенциального состава, когда либо отмеченного на данной территории. Т.е., весь набор видов, способных обитать на территории, практически никогда не реализуется в конкретный момент времени. Это в значительной степени объясняется существованием крупного пула малочисленных видов (около 60% потенциального состава), распределение и присутствие которых в сообществе в сильной мере определяется случайными факторами. Таким образом, в пространственном и временном аспектах сообщество схематично можно представить, как изображено на рисунке 2.

Рисунок 2 – Схематичное изображение сообщества в пространстве (А) и во времени (Б).

(СГ – соподчиненные ядру группировки) Глава 4. ДОЛГОСРОЧНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ВИДОВОГО СОСТАВА НАСЕЛЕНИЯ ПТИЦ СЕВЕРА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ Проанализированы условия существования сообществ на фоне долгосрочных изменений орнитофауны, которые произошли в Нижнем Приобье и на п-ве Ямал за последние 60-70 лет.

4.1 Методические особенности Использованы как сведения, полученные исследователями прежних лет, так и собственные наблюдения за период 30 лет, а также данные любезно предоставленные С.П. Пасхальным. Внимание обращали только на такие виды, которых исследователям прежних лет нельзя было не заметить. Чтобы исключить искажения, связанные с увеличением интенсивности орнитологических исследований в последние десятилетия, современные случаи регистрации скрытных, малочисленных и мелких птиц рассматриваются только при сравнении с теми публикациями прошлых лет, в которых достаточно точно отражен видовой состав. При анализе климатических изменений использованы данные о среднемесячной температуре воздуха за весенне-летний период (май-август) по метеостанции Салехард.

4.2 Изменение климата Начало инструментальных наблюдений на метеостанции Салехард (1883 г.) приходится на конец холодной климатической эпохи, которая хорошо просматривается на дендроклиматических реконструкциях (Шиятов, Мазепа, 1995; Хантемиров, 2000). Если принять это во внимание и исключить отрезок до 1908 г., то в течение последних 100 лет существенного увеличения температуры не наблюдалось, лишь незначительный подъем в мае и июле, температура августа даже уменьшилась. При рассмотрении отклонений температуры от средней многолетней наблюдается цикличность в чередовании периодов с теплыми веснами и летом.

4.3 История формирования антропогенных ландшафтов История формирования антропогенных ландшафтов на Ямале и в Нижнем Приобье охватывает немногим более 100 лет. Наиболее широкомасштабным в последние десятилетия стало фоновое изменение исходных ландшафтов под воздействием традиционной формы хозяйствования коренных народов – пастбищного оленеводства. Из-за постепенного опустынивания территории площадь песчаных обнажений на Среднем Ямале достигает местами 19% от площади суши, в среднем на полуострове – около 6% (Golovatin et al., 2010).

4.4 Изменение орнитофауны Изменения коснулись около 44% орнитофауны Нижнего Приобья и Ямала (Golovatin et al., 2010). У одних птиц они являются отражением общих тенденций, происходящих одновременно в разных частях ареала (например, пятнистый конек, таловка, синехвостка и др.), у других – часть долговременных циклических колебаний (например, лебеди, серый гусь, краснозобая казарка), у некоторых связаны с техногенными изменениями (воробьи, сизый голубь, серая ворона и др.).

Вследствие широкомасштабной трансформации растительного покрова из-за перевыпаса домашних оленей произошло нарушение динамики численности леммингов – подъемы численности стали носить локальный характер и не охватывают, как прежде, всю или большую часть территории полуострова. Это отразилось на всех звеньях цепи питания в тундре (Головатин и др., 2008). Хищники либо перестали гнездиться (белая сова после 1991 г.), либо гнездование стало носить очаговый характер (средний поморник), либо плотность снизилась в 2,5-3 раза (зимняк, длиннохвостый поморник). Плотность гнездования типично тундровых птиц сократилась:

гусей в 1,8 раза, гигрофильных куликов в 3 раза, морянки на водоразделах в раза, подорожника на водоразделах в 5, в поймах – в 2,5 раза (Golovatin et al., 2010).

Проникновение на север целого ряда новых «южных» видов может быть связано с крупными климатическими циклами, но четкую связь с кратковременными теплыми периодами уловить не удается.

4.5 Характер долгосрочных изменений населения птиц севера Западной Сибири В долгосрочной перспективе сообщества существуют в условиях постоянной фаунистической перестройки, направленной на постепенное увеличение общего числа видов (соотношение исчезнувших по сравнению с вновь прибывшими примерно 1:9). Новые виды, однажды проникнув на север, остаются здесь на долгие годы и гнездятся независимо от последующих колебаний климата. Часть из них довольно скоро (в течение 15-20 лет) начинает встречаться регулярно и переходит в разряд константных.

Глава 5. ОРГАНИЗАЦИЯ МНОГОВИДОВЫХ СООБЩЕСТВ ПТИЦ 5.1 Основные концепции организации сообществ Анализируются две крайних позиции организации многовидовых образований: сообщество – как случайное объединение видов и – как система, жестко структурированная под действием межвидовой конкуренции. Большое количество самых разных примеров и логика рассмотрения сообщества как системного объекта показывают, что раздельное существование близких видов в сообществе – первичный результат морфофизиологической дифференциации, а не межвидовой конкуренции из-за корма. Сообщества представляют собой сочетания видов, обладающих экологической индивидуальностью, уникальными требованиями к среде и способных к самостоятельному существованию вне данного сообщества. Непременным условием является избыточность этих разнокачественных компонентов. Организующим началом в сообществах является внешняя среда, имеющиеся в наличии виды организуются на основе близкой реакции на одну и ту же среду. Как ценотические системы со слабо выраженными целостными свойствами (Завадский, 1968; Шапошников, 1975;

Василевич, 1983; Поздняков, 2009), сообщества представляют собой статистически детерминированные совокупности, что позволяет им устойчиво функционировать в меняющейся среде (Шварц, 1967).

5.2 Формы сосуществования близких видов на севере Западной Сибири Проанализированы сочетания близких видов всех таксономических групп, ареалы которых на севере Западной Сибири перекрываются в достаточной степени. В подавляющем большинстве случаев отмечена выраженная сегрегация близких видов. Но их разделение было обусловлено не межвидовой конкуренцией, а является отражением экологической индивидуальности видов, их своеобразным и независимым отношением к среде.

5.3 Организованность сообществ Для сообществ, как объективно существующих автономных образований с низкой степенью целостности, целесообразно рассматривать организованность в виде ограничений, наложенных на варьирование системы (Василевич, 1983). В каждой конкретной области существует исторически сложившийся набор видов. Состав населения территории меньшего масштаба ограничен этой совокупностью и не выходит за ее пределы – локальная фауна. В силу особенностей ландшафта возникают дополнительные ограничения, в результате которых оформляются вполне определенные крупные комплексы видов, соответствующие четко выраженным типам растительности. В свою очередь при их реализации на местности проявляются ограничения, связанные с особенностями мезорельефа, в результате которых образуются совокупности видов ранга сообщества.

Формирование сообщества происходит в результате независимых сходных отношений видов к элементам ландшафта. При этом сходство не подразумевает идентичность реакции. Организация сообщества из готовых компонентов, приспособленных в силу исторических причин к разным, специфическим, условиям существования, обеспечивает сегрегацию близких видов. Форма сегрегации зависит от местных условий совместного существования. В первую очередь она начинается с различий в географическом распространении (правило Д. Джордана), в результате чего достаточно типичной оказывается ситуация, когда в одном районе численность потенциальных конкурентов сильно различается: один обычен или многочислен, другой – малочислен, иногда оба малочисленны. Помимо этого у многих видов проявляются различия в выборе элементов ландшафта и стациальные предпочтения. Такая сегрегация может происходить одновременно на всех или нескольких уровнях, что указывает на ее независимую от потенциального конкурента природу. В некоторых ситуациях, в силу ограниченности удобных мест обитания, в том числе из-за погодных или иных условий, как с пеночками на Приполярном Урале (Головатин, 1992), сегрегация может отсутствовать или быть малозаметной.

При этом в подавляющем большинстве случаев какие-либо агрессивные взаимодействия отсутствуют или они не влияют на сосуществование видов.

Глава 6. ПРОСТРАНСТВЕННОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ МОНОВИДОВОГО НАСЕЛЕНИЯ ПТИЦ 6.1 Пространственные преференции и структурирование населения птиц На рабочей площадке «Войкар» определили преференции модельных видов воробьиных на основе динамики их пространственного распределения в течение 19 лет (1990-2008 гг.). Безотносительно специальной биотопической привязки, рабочую площадку разделили на квадраты размером 250250 м (6,25 га). Оценивали как количество особей в каждом квадрате ежегодно, так и регулярность заселения квадратов. По регулярности заселения выделили следующие категории квадратов:

постоянно ( 18 раз из 19), регулярно (15-17), часто (10-14), слабо (5-9) и редко (1-4 раза) заселяемые. Для характеристики преференций сравнили соотношение различных биотопов в предпочитаемых птицами местах с фоновым (на площадке в пределах области обитания вида). Значимость различий определяли по критерию Фишера.

Наиболее предпочитаемые места (преференции) у многочисленных видов проявлялись преимущественно как места повышенной плотности, а у малочисленных и редких – как участки местности, где они селятся чаще (рис. 3). В их локализации не наблюдается облигатной связи с элементами растительного покрова. Преференции больше соответствовали некоторому комплексу особенностей места, включающему рельеф, топографию, растительность и др. Так преференция лугового конька – участки тундроподобного верхового болота, удаленные от края; пятнистого конька – граница между террасой и облесенным болотом и участки вдоль ручьев с темнохвойным лесом; овсянки-крошки – ерниковое редколесье в пойме, парковое редколесье на террасе, облесенное моховое болото с участками темнохвойного леса вдоль ручьев; камышовой овсянки – заболоченные ивняки в устье притока и берега озер с мелколесьем в тундре.

Цифрами обозначены квадраты со средним числом поющих самцов: 0 – до 0,5; 1 – 0,51-1,5;… 4 – 3,51-4,5.

Рисунок 3 – Примеры пространственного распределения отдельных видов воробьиных на площадке «Войкар» в течение 19-летнего периода (1990-2008).

Площадь регулярно заселяемой территории зависела от численности вида и от размера области обитания: была выше у многочисленных видов и у видов с ограниченной (но не точечной) областью обитания.

Хорошо известно, что птицы склонны образовывать групповые поселения – агрегации, или «парцеллы» (Наумов, 1972; Рябицев, 1993). На примере двух модельных видов – веснички и овсянки-крошки – проследили динамику распределения агрегаций в течение 19 лет. В качестве агрегаций рассматривали такие поселения, в которых между поющими самцамисоседями были установлены непосредственные коммуникативные связи, включая соседей на разных берегах реки или иных открытых местах.

В расположении агрегаций прослеживается две формы организации:

линейная (вдоль ориентированных в длину образований ландшафта) и агломерационная в виде системы группировок разного размера. При этом одно поселение могло охватывать совершенно различные биотопы. В многолетнем аспекте пространственная структура агрегаций представляла собой динамичное образование, в котором их конфигурация, размер и местоположение ежегодно менялись, даже при отсутствии выраженных изменений общей численности вида (рис. 4).

Рисунок 4 – Примеры вариабельности конфигурации, размера и локализации агрегаций (обозначены цветом) веснички и овсянки-крошки на площадке «Войкар» в течение двух последовательных лет при практически неизменной численности Причина подобной изменчивости заключается в действии случайных факторов на начальных этапах ежегодного формирования населения в момент выбора места проживания впервые гнездящимися особями, при котором преимущественное значение имеет не выбор биотопа, а присутствие конспецифичных особей.

6.2 Пространственное распределение плотных поселений Прослежена динамика плотных поселений у четырех модельных видов:

желтой трясогузки, веснички, вьюрка и овсянки-крошки в течение 20-летнего периода. Плотными считали поселения, в которых каждый самец непосредственно контактировал с 4 и более самцами, включая прямые контакты через небольшие открытые пространства (река, озеро и т.п.).

У трех видов – овсянки-крошки, веснички и желтой трясогузки – местоположение плотных поселений не было строго постоянным: у овсянкикрошки и желтой трясогузки за 20-ти летний период в одном и том же месте плотные поселения образовывались не чаще 9 раз, у веснички – 12 (рис. 5).

Лишь у вьюрка существовало два участка, где плотность птиц была регулярно высокой (чаще 15 раз; р0,05 по критерию знаков).

Рисунок 5 – Локализация плотных поселений модельных видов на площадке «Войкар» за 20-летний период (методом наложения их друг на друга). Цифрами обозначена регулярность образования плотного поселения.

Вместе с тем и у веснички можно очертить достаточно компактную территорию несколько большего размера, где повышенная плотность наблюдалась регулярно (18 раз из 20; р0,01). У нее происходило чередование мест повышенной плотности на разных этапах динамики численности: сначала на первой волне подъема – в пойме (1990-1995), затем на другой волне (1996-1999) – на противоположном берегу, на террасе (рис.

6), затем на очередной «волне» – снова в пойме. В годы высокой численности оба участка представляли собой единое плотное поселение.

Рисунок 6 – Пример преемственности плотных поселений пеночки-веснички (красным цветом – плотное поселение в пойме, синим – на террасе).

У другого вида с выраженным территориальным консерватизмом – желтой трясогузки также имела место преемственность плотных поселений, но каждое отдельное поселение существовало всего 1-2 года, при высокой численности – до 4 лет. При этом оно проходило несколько стадий:

возникновение, рост, сокращение и исчезновение (рис. 7).

Рисунок 7 – Пример динамики плотных поселений желтой трясогузки Индивидуальная судьба поселений не зависела от хода динамики общей численности: при росте численности могло произойти сокращение поселения и, наоборот, при снижении численности – возникновение и разрастание. В результате участки высокой плотности возникали в самых разных местах в пределах тундроподобных болот.

У овсянки-крошки (лабильный вид) плотные поселения возникали случайным образом. Их локализация совпадала в последовательные годы лишь иногда, обычно при высокой общей численности вида на площадке.

У вьюрка динамика скоплений происходила по следующей схеме. При низкой численности плотное поселение существовало только в наиболее предпочитаемой части – на островах у устья притока. С ростом численности на некотором удалении от него формировались другие аналогичные поселения. При дальнейшем увеличении численности они разрастались, наряду с этим на все большем удалении от «исходного» центра образовывались новые плотные поселения и т.д. В общем виде результат можно свести к двум типам распределений. Первый – когда рядом с главным пятном расположено другое, аналогичного или меньшего размера (рис. 8).

Второй – когда «вторичное» пятно имеет больший размер и выглядит как главное. Анализ сроков прилета вьюрка на фоне хода среднесуточных температур показывает, что, когда формирование населения происходит в растянутые сроки (при плохой погоде и вялом пролете) образуется первый тип поселения, когда формирование населения происходит в сжатые сроки (бурная, поздняя весна) – второй.

Рисунок 8 – Пример динамики плотных поселений вьюрка (I, II – типы распределений) В целом для всех видов можно отметить одно общее свойство распределения плотных поселений: они были расположены друг от друга примерно на равном расстоянии, т.е. имели регулярное распределение.

Иногда отдельные пятна высокой плотности существовали на некотором удалении от такой группы регулярно расположенных поселений.

6.3 Динамика пространственного распределения птиц с различным уровнем территориального консерватизма Считается, что ежегодный процесс формирования населения в общих чертах выглядит следующим образом: птицы, прилетающие первыми, – «резиденты» (как правило, взрослые особи) занимают гнездовые участки, появившиеся позднее ориентируются на них и обосновываются по соседству (Данилов, 1977; Мальчевский, Пукинский, 1983). Результаты имитационного моделирования процесса у веснички и овсянки-крошки подтверждают это (Головатин, 2008).

В зависимости от степени привязанности взрослых к территории существует два типа формирования пространственной структуры. У веснички (выраженный территориальный консерватизм) пространственная структура формируется вокруг относительно «жесткого каркаса». У овсянкикрошки (лабильный вид) возникают своего рода очаги, вокруг которых формируется население и расположение которых год от года несколько меняется («плавающий каркас»). Эти различия по типу формирования пространственной структуры проявляются в особенностях дифференциации пространства и динамики численности на отдельных его частях.

Оконтуривание участков с синхронной динамикой численности показало, что у веснички своеобразием динамики численности отличались зоны с разной топографией подходящих мест обитания (рис. 9).

Рисунок 9 – Картосхема участков (обозначены номерами) на площадке «Войкар», внутри которых динамика численности веснички и овсянки-крошки единообразна (синхронна) В первой зоне практически вся территория сплошь пригодна для обитания. Во второй подходящие места распространены ленточно вдоль реки и вдоль ручьев на террасе и моховом болоте, в третьей они представлены точечно по берегам озер и проток в тундре. У овсянки-крошки участки со своеобразной динамикой численности располагались очагами.

Глава 7. ФАКТОРЫ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ДИНАМИКУ ЧИСЛЕННОСТИ МОНОВИДОВОГО НАСЕЛЕНИЯ ПТИЦ В СЕВЕРНЫХ ШИРОТАХ Известно, что у большинства видов птиц, и в первую очередь, у воробьиных, определяющее значение в динамике численности играют изменения в уровне смертности молодых птиц в первый месяц после вылета из гнезда (Данилов, 1969; Siriwardena et al., 1998; Соколов и др., 2005).

Выживаемость слетков зависит от обилия корма в послегнездовой период и от физиологического состояния в момент вылета из гнезда (Blakey, Perrins, 1998; Wheelwright, Templeton, 2003 и др.). Сезонная динамика корма (насекомых) в Субарктике зависит от погоды и в частности от хода температур (Ольшванг, 1992). При этом события могут развиваться по трем основным сценариям. В ранние весны массовое появление членистоногих сдвигается на более ранние сроки. К концу лета развитие их практически заканчивается, они находятся в активной (летающей) фазе имаго, малодоступной для большинства птиц. В поздние или затяжные весны фенологические процессы сдвигаются на более позднее время, пик обилия насекомых приходится на конец лета, т.е. на время вылета молодых птиц.

Такие сезоны оказываются наиболее благоприятными для их выживания. В годы с коротким периодом относительно теплой погоды насекомых попросту мало и период их обилия короткий.

7.1 Методические особенности Так как по данным метеостанции Салехард тренд изменений среднемесячной температуры августа более ровный по сравнению с таковыми мая, июня и июля, разница между температурами августа и весенних месяцев может служить некоторым обобщенным показателем кормовых условий: чем она выше, тем условия лучше и тем больше птиц должно быть на следующий год. Рассматривали также температуру в первую половину мая предшествующего года и иные погодные показатели. В качестве другого фактора использовали численность предшествующего года, т.к. в численности птиц существует определенная преемственность.

Применяя множественный регрессионный анализ, оценили связь динамики численности 13 видов многочисленных или обычных видов воробьиных птиц на площадке «Войкар» с выбранными показателями.

7.2 Связь динамики численности с различными факторами У 10 видов из 13 были получены значимо (р0,05) высокие значения множественного коэффициента корреляции с различными показателями.

Рассматриваемые виды по характеру факторов, влияющих на их численность, можно условно разделить на три группы. В первой преобладает влияние погодных условий предыдущего сезона, которые определяют выживание молодых птиц (табл. 2). Это высоко лабильные, рано прилетающие виды (вьюрок, чечетка, рябинник). Поэтому естественно, что связь текущей численности с количеством птиц в предшествующий сезон у них была слабой. Во второй группе влияние погоды и численности производителей прошлого года было примерно сходное. К этой группе можно отнести также камышовую овсянку и белую трясогузку, у которых была обнаружена отрицательная корреляция с показателем разницы температур первой половины июня и мая: у камышовой овсянки – для текущего сезона, у белой трясогузки – как для текущего, так и для предыдущего года. Это сравнительно малочисленные виды на площадке «Войкар», поэтому связь с численностью предыдущего года у них не столь отчетлива, как у других, более многочисленных птиц группы. Т.е. у них проявилась тенденция, чем теплее май относительно начала июня (низкий показатель 1И–М), тем больше птиц гнездилось, а у белой трясогузки тем успешнее был также итог размножения (больше было молодых). Это объясняется, вероятно, возможностью вселиться дополнительному числу молодых птиц при растянутых сроках весны. В третьей группе (луговой конек и теньковка) наблюдается преимущественная связь только с количеством производителей.

Это виды с высокой степенью возврата взрослых на места прежнего гнездования, поэтому преемственность численности текущего и прошлого года у них проявлялась значительнее, чем влияние погодных условий на выживаемость молодых. Хотя у лугового конька, более многочисленного, чем теньковка, отрицательная связь с погодой начала весны предшествующего года также была хорошо выражена.

Таблица 2 – Результаты множественного регрессионного анализа связи динамики численности птиц с различными показателями (коэффициенты корреляции:

R – множественный, r – частный; р – уровень значимости).

Вид Показатель R R2(%) p r p Показатель Первая группа 0,275 0,269 А–МИ А–МИ и N 0,327 10,7 0,40,190 0,449 N Рябинник -0,480 0,044 Т1м Т1м и N 0,506 25,6 0,00,101 0,689 N 0,501 0,034 А–МИ А–МИ и N 0,559 31,3 0,00,169 0,503 N Вьюрок 0,499 0,030 А–МИ А–МИ и 1И–М 0,597 35,6 0,00,275 0,254 1И–М 0,512 0,030 А–М А–М и N 0,514 26,4 0,0-0,079 0,756 N Чечетка -0,606 0,008 Т1м Т1м и N 0,608 36,9 0,00,036 0,888 N Вторая группа 0,498 0,036 А–МИ А–МИ и N 0,731 53,4 0,0Желтая 0,588 0,010 N трясогузка -0,689 0,002 Т1м Т1м и N 0,822 67,5 0,000,738 0,0005 N 0,700 0,001 А–МИ А–МИ и N 0,813 66,2 0,000,641 0,004 N Варакушка -0,545 0,019 Т1м Т1м и N 0,731 53,4 0,00,649 0,004 N 0,511 0,030 А–М А–М и N 0,700 49,1 0,00,517 0,028 N Весничка -0,547 0,019 Т1м Т1м и N 0,719 51,7 0,00,579 0,012 N 0,568 0,014 А–МИ А–МИ и N 0,739 54,7 0,00,567 0,014 N Овсянка-крошка -0,570 0,013 Т1м Т1м и N 0,741 54,9 0,00,597 0,009 N -0,061 0,809 А–МИ А–МИ и N 0,213 4,6 0,6Белая 0,211 0,400 N трясогузка 1И–М и (1И– -0,452 0,060 1И–М 0,572 32,7 0,0М) -0,432 0,071 (1И–М) 0,059 0,817 А–МИ А–МИ и N 0,296 8,8 0,4Камышовая 0,267 0,285 N овсянка -0,505 0,033 1И–М 1И–М и N 0,564 31,8 0,00,342 0,165 N Третья группа 0,171 0,497 А–М А–М и N 0,735 54,0 0,00,716 0,0008 N Луговой конек -0,480 0,044 Т1м Т1м и N 0,797 63,6 0,000,735 0,0005 N 0,110 0,664 А–МИ А–МИ и N 0,682 46,5 0,00,676 0,002 N Теньковка -0,283 0,255 Т1м Т1м и N 0,708 50,2 0,00,695 0,001 N Примечание – Обозначения показателей: разница между средними температурами: А–МИ – августа и мая-июня предыдущего года, А–М – августа и мая предыдущего года, 1И–М – первой половиной июня и мая текущего года, (1И–М) – то же предыдущего года; Тм – средняя температура мая предыдущего года; Т1м – средняя температура первой половины мая предыдущего года; N – численность предыдущего года.

Таким образом, в Субарктике отчетливо проявляется влияние погоды на численность птиц. Оно носит опосредованный характер, погода влияет на состояние кормовой базы во время выкармливания птенцов и перехода слетков к самостоятельному образу жизни. На то, что это связано именно с выживаемостью молодых, а не с перераспределением взрослых в начале сезона указывают высокие значения связи с показателями предыдущего года и отсутствие ее с показателями текущего года. Наиболее благоприятная ситуация складывается когда погодная обстановка и соответствующие ей фенологические процессы имеют типичный для северных широт характер:

холодная весна с последующим потеплением. У видов с высокой степенью территориальной привязанности, имеющих небольшую численность и ограниченные места обитания, влияние погоды предыдущего года на локальную численность проявляется слабее, в силу большой доли возвращающихся взрослых птиц.

Глава 8. ДИНАМИКА СРОКОВ ПРИЛЕТА И ГНЕЗДОВАНИЯ ПТИЦ В СЕВЕРНЫХ ШИРОТАХ: СВЯЗЬ С ПОГОДОЙ Оценивается влияние погоды на сроки начала формирования населения птиц.

8.1 Методические особенности Проанализировали даты первого появления многочисленных и обычных видов, вероятность обнаружения которых достаточно велика, за период: на стационаре «Войкар» – 1987-2008 (собственные данные), на стационаре «Лабытнанги» – 1982-2004 гг. (данные предоставлены С.П. Пасхальным), а также даты откладывания первого яйца. Сравнили их с некоторыми показателями, характеризующими ход весенних процессов (по данным метеостанции Салехард).

8.2 Изменчивость сроков прилета Судя по величине стандартного отклонения, разброс сроков прилета в подавляющем числе случаев (на стационаре «Войкар» – 89, «Лабытнанги» – 72%) укладывается в двухнедельный промежуток. Сравнительно высокая «изменчивость» сроков появления наблюдаются у видов, либо малочисленных, либо малозаметных, т.е. обнаружение которых затруднено и определяется значительным элементом случайности при встрече их в первые дни после прилета. Какой-либо тенденции уменьшения изменчивости дат прилета у поздно прилетающих видов не было выявлено.

8.3 Сроки прилета и ход весенних процессов Обнаружили у ряда птиц значимую корреляцию (р0,05) со средней температурой в период, предшествующий их обычному появлению: с температурой в первую декаду мая у 15 видов из 35, во вторую декаду – у 18, в третью – у 12 видов. Но у подавляющего большинства видов значительно выше была корреляция с датой ледохода – своеобразным интегральным показателем, отражающим развитие начальных весенних процессов: R0,(р0,05) у 30 видов, R0,70 (р0,01) у 20 видов.

8.4 Сроки прилета и погодная обстановка Предполагая, что в силу эндогенных механизмов регуляции начала и времени миграции (Дольник, 1975), птицы не могут прилететь раньше определенного срока, их появление должно приходиться на одно из ближайших потеплений после самой ранней даты прилета. Причем если перед этим была очень холодная погода, время прилета сдвинется, либо на конец первого сильного потепления, либо на второе в череде небольших периодов теплой погоды. Если же температура была относительно высокая, птицы появятся достаточно скоро – при ближайшем наступлении тепла. Так как и конечные сроки прилета ограничены в силу физиологических причин, то при длительных холодах, когда птицы сильно запаздывают, они также могут появиться при любой относительно подходящей ситуации – при первом потеплении. Наши расчетные даты на фоне хода среднесуточных температур показали значительное совпадение с реальными (Golovatin, Paskhalny, 2003). Следовательно, положения, которые легли в основу вычислений, соответствуют действительности. То есть, во-первых, птицы прилетают к району гнездования не ранее определенного срока, характерного для каждого вида, независимо от того, как протекали весенние процессы до этого. Во-вторых, появление птиц после этого срока определяется местными погодными условиями: в хорошую погоду миграция проходит беспрепятственно, и прилет происходит в ранние сроки, в плохую погоду – задерживается. Но при длительных похолоданиях птицы появляются при малейшем улучшении погоды.

8.5 Весеннее заполнение области гнездования Сравнили сроки появления птиц в различных пунктах, удаленных друг от друга на расстояние около 140 км (стационары «Войкар» и «Лабытнанги»), используя только те виды, у которых было не менее парных сравнений в обеих точках. По характеру заполнения области гнездования выделяется несколько групп птиц. У одних видов (фифи, луговой конек, белобровик) преобладает традиционная схема: птицы появлялись сначала в южных районах, затем – в северных (табл. 3). У других выражено синхронное появление (белая трясогузка). У третьих (сизая чайка, весничка, варакушка) – некоторое промежуточное положение: наряду с типичной ситуацией много случаев синхронного появления. У четвертых (вьюрок, рябинник, овсянка-крошка, камышовая овсянка, озерная чайка) часты случаи инверсии (сначала на севере).

Таблица 3 – Характер прилета птиц на траверсе юг-север (стационары «Войкар» и «Лабытнанги») Запаздывание Синхронный Инверсия Вид на севере прилет N общее (n случаев) (n случаев) (n случаев) Белобровик 12 2 0 Фифи 11 2 1 Луговой конек 11 1 3 Сизая чайка 5 5 3 Весничка 5 6 3 Варакушка 4 6 1 Белая трясогузка 1 11 4 Овсянка-крошка 1 6 4 Вьюрок 8 1 3 Рябинник 6 1 4 Камышовая овсянка 6 1 4 Озерная чайка 2 2 4 8.6 Долговременные изменения сроков прилета У подавляющего большинства видов статистически значимых трендов изменения даты прилета не наблюдалось. На Войкаре из 49 видов он был лишь у трех (отрицательный у обыкновенной кукушки и мородунки, положительный у морянки), в Лабытнангах из 35 видов у шести отрицательный тренд и у одного (шилохвость) – положительный.

8.7 Сроки гнездования и продолжительность предгнездового периода У 10 рассмотренных видов на Южном Ямале обнаружена отрицательная корреляция между временем появления и продолжительностью предгнездового периода: чем позже прилетали птицы, тем он был короче и наоборот. У половины видов эта связь была значимой (р0,05). Это может объясняться существованием более строгого и менее корректируемого внешними условиями эндогенного ритма развития гонад, приводящего к кульминации во вполне определенный период (Данилов, 1966). В то же время у лапландского подорожника на Северном Ямале, в отличие от видов Южного Ямала, существовала положительная корреляция между датами прилета и появления первого яйца (Рябицев и др., 1999).

8.8 Заключительные замечания Начало формирования населения определяется тремя моментами: 1) запрограммированным временем, раньше которого птицы не прилетают, независимо от того, как протекали весенние процессы до этого; 2) общим ходом весны и 3) местной синоптической ситуацией. По характеру заполнения области гнездования выделяется несколько групп птиц: виды с преобладанием традиционной схемы (сначала южные районы, затем северные); виды с синхронным появлением; виды со смешанным характером (типичная схема и синхронное появление), виды с частыми случаями инверсии (сначала на севере).

ВЫВОДЫ 1. Видовой состав населения птиц конкретной местности отчетливо дифференцирован: сходные по составу однородные группировки, неустойчивые во времени и пространстве, образуют автономные устойчивые ассоциации (сообщества), способные существовать достаточно длительное время и отличающиеся индивидуальными особенностями – набором характерных видов, своеобразием путей формирования и пространственной приуроченностью к крупным частям ландшафта. Наряду с автономностью другим свойством сообщества является неполночленность – ежегодно в нем представлено лишь около 50-60% потенциального состава.

2. Сообщества существуют в условиях постепенного увеличения потенциального видового состава. Новые виды, однажды проникнув на север, остаются здесь независимо от последующих колебаний климата. Они пополняют вариабельную часть сообществ, затем переходят в разряд константных видов.

3. Сообщества состоят из сегрегированных видов. Сегрегация обусловлена экологической индивидуальностью видов, их независимыми биологическими особенностями.

4. Предпочитаемые места (преференции) птиц соответствуют некоторому комплексу особенностей местности, включающему рельеф, топографию, растительность и проч. У многочисленных видов они проявляются как места повышенной плотности, у малочисленных – как участки, где птицы селятся чаще.

5. Пространственная структура групповых поселений в многолетнем аспекте представляет собой динамичное образование. В их расположении прослеживается две формы организации: линейная и агломерационная. При этом одно поселение может охватывать совершенно различные биотопы.

6. Места с повышенной плотностью имеют относительно регулярное распределение в пространстве. У одних видов существуют центры структурирования плотных поселений, связанные с топографическими особенностями местности, у других их локализация изменчива. При этом у видов с выраженным территориальным консерватизмом прослеживается преемственность плотных поселений во времени, у лабильных видов они меняются случайным образом.

7. Воробьиных птиц северных широт по характеру факторов, влияющих на численность, можно условно разделить на три группы: в первой преобладает влияние погодных условий предыдущего сезона, которые определяют выживание молодых птиц; во второй – влияние погоды и численности производителей прошлого года примерно сходное; в третьей – выражена связь с количеством производителей. Наиболее благоприятная ситуация складывается когда погодная обстановка имеет типичный для северных широт характер: холодная весна с последующим потеплением.

8. Начало формирования населения (дата появления видов на местах гнездования) определяется тремя моментами: запрограммированным временем, характерным для каждого вида, раньше которого птицы не прилетают независимо от того, как протекали весенние процессы до этого;

общим ходом весны и местной синоптической ситуацией после запрограммированного времени. По характеру заполнения области гнездования выделяется четыре группы птиц: у одних это происходит по традиционной схеме (сначала появляются на юге, затем – на севере), у других синхронно, у третьих заполнение носит неопределенный характер (и традиционная схема, и синхронно), у четвертых – много случаев инверсий (сначала на севере, потом на юге).

СПИСОК ОСНОВНЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ Статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных ВАК:

1. Головатин М.Г., Ольшванг В.Н., Алексеева Н.С. Трофические связи некоторых воробьиных птиц в лесных экосистемах Субарктики // Экология.

1991. № 2. С. 70-77.

2. Головатин М.Г. Опыт экспериментального изучения пространственного распределения северотаежных птиц // Экология. 1994. № 1. С. 59-62.

3. Головатин М.Г. Динамика биотопического распределения птиц с различным уровнем территориального консерватизма // Экология. 2001. № 5.

С. 396-399.

4. Golovatin M.G. Population dynamics of passerines in the subarctic conditions // Avian Ecol. and Behav. 2002. Vol. 8. P. 23-34.

5. Golovatin M.G., Paskhalny S.P. Timing of arrival and breeding of birds in the north of Western Siberia: relationship with the weather // Avian Ecol. and Behav.

2003. Vol. 11. P. 47-69.

6. Головатин М.Г., Пасхальный С.П. Сообщества птиц Полярного Урала // Сиб. экол. журн. 2004. Т. 6, №. 4. С. 537-548.

7. Головатин М.Г. Формирование пространственной структуры населения птиц на примере видов с разным уровнем территориального консерватизма – пеночки-веснички и овсянки-крошки // Экология. 2008. № 2. С. 122-129.

8. Головатин М.Г., Морозова Л.М., Пасхальный С.П., Эктова С.Н. Изменение растительности и животного населения в тундрах Ямала под действием интенсивного выпаса домашних оленей // Вестник Саратовского государственного аграрного университета. 2008. № 9. С. 13-18.

9. Головатин М.Г. Пространственная дифференциация населения птиц на примере конкретной местности // Экология. 2009. №5. С. 1-8.

Монографии:

10. Головатин М.Г. Трофические отношения воробьиных птиц на северной границе распространения лесов. Екатеринбург: УрО РАН, 1992. 101 с.

11. Наземные позвоночные животные / Головатин М.Г., Добринский Н.Л., Корытин Н.С., Пасхальный С.П., Сосин В.Ф., Штро В.Г. // Мониторинг биоты полуострова Ямал в связи с развитием объектов добычи и транспорта газа. Екатеринбург: Аэрокосмоэкология, 1997. С. 153-178.

12. Головатин М.Г., Пасхальный С.П. Птицы Полярного Урала.

Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2005. 558 с.

13. The change of tundra biota at Yamal peninsula (the North of the Western Siberia, Russia) in connection with anthropogenic and climatic shifts / Golovatin M.G., Morozova L.M., Ektova S.N., Paskhalny S.P. // Tundras: Vegetation, Wildlife and Climate trends / (Ed.: B. Gutierrez and C. Pena). New York: Nova Sci. Publ., 2010. Cht. 1. P. 1-46.

Публикации в прочих изданиях:

14. Головатин М.Г. О возможности взаимного влияния пеночки-веснички и овсянки-крошки на их численность при сборе корма для птенцов на Южном Ямале // Регуляция численности и плотности популяций животных Субарктики. Свердловск, 1986. С. 107-118.

15. Головатин М.Г., Колбин В.А. Влияние трофических отношений на численность некоторых воробьиных птиц в северной тайге Приполярного Урала // Регуляция численности и плотности популяций животных Субарктики. Свердловск, 1986. С. 119-129.

16. Головатин М.Г. Птицы бассейна реки Войкар // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири.

Екатеринбург: Екатеринбург, 1999. С. 75-82.

17. Головатин М.Г., Пасхальный С.П. Летнее население птиц верхнего течения реки Сорум // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: Екатеринбург, 1999. С. 82-87.

18. Головатин М.Г., Пасхальный С.П. Орнитофауна поймы Нижней Оби // Материалы к познанию фауны и флоры Ямало-Ненецкого автономного округа. Салехард, 2000. С. 18-37. (Научный вестник; вып. 4, ч. 1).

19. Головатин М.Г. Об орнитофауне Верхне-Тазовского заповедника // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и в Западной Сибири. Екатеринбург: Екатеринбург, 2001. С. 58-64.

20. Головатин М.Г. О влиянии размера, местоположения площадок и продолжительности учета на результаты при изучении динамики численности и распределения птиц // Площадочный метод оценки обилия птиц в современной России: материалы Всерос. совещ. «Учеты птиц на площадках: совершенствование и унификация методов, результаты их применения». Тамбов, 2001. С. 33-46.

21. Головатин М.Г., Пасхальный С.П. Орнитофауна окрестностей горного массива Пайер и прилегающих районов Полярного Урала // Рус. орнитол.

журн.: экспресс-вып. 2002. Т. 11, № 174. С. 75-97.

22. Головатин М.Г., Пасхальный С.П., Мазепа В.С. Динамика орнитофауны севера Западной Сибири в связи с изменением климата // Многолетняя динамика численности птиц и млекопитающих в связи с глобальными изменениями климата: материалы междунар. симп. Казань: Новое знание, 2002. С. 117-123.

23. Головатин М.Г. Динамика численности и пространственного распределения воробьиных птиц Субарктики: связь с погодой // Многолетняя динамика численности птиц и млекопитающих в связи с глобальными изменениями климата: материалы междунар. симп. Казань: Новое знание, 2002. С. 157-164.

24. Головатин М.Г., Пасхальный С.П. Орнитофауна южной оконечности Полярного Урала // Рус. орнитол. журн.: экспресс-вып. 2002. Т. 11, № 200.

С. 911-937.

25. Головатин М.Г., Пасхальный С.П. Орнитофауна северной половины Полярного Урала. Ч. 1 // Рус. орнитол. журн.: экспресс-вып. 2003. Т. 12, №222. С. 507-531.

26. Головатин М.Г., Пасхальный С.П. Орнитофауна северной половины Полярного Урала. Ч. 2 // Рус. орнитол. журн.: экспресс-вып. 2003. Т. 12, №223. С. 543-565.

27. Пасхальный С.П., Головатин М.Г. Ландшафтно-зональная характеристика населения птиц полуострова Ямал. Екатеринбург: изд-во Урал. ун-та, 2004.

79 с.

28. Головатин М.Г., Пасхальный С.П. Орнитофауна южной половины Полярного Урала (верховья реки Войкар) // Рус. орнитол. журн.: экспрессвып. 2004. Т. 13, №265. С. 579-610.

29. Головатин М.Г., Пасхальный С.П., Соколов В.А. Сведения о фауне птиц реки Юрибей (Ямал) // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: изд-во Урал. ун-та, 2004.

С. 80-85.

30. Головатин М.Г., Пасхальный С.П. Орнитофауна бассейна реки Лонготъеган (Полярный Урал) // Рус. орнитол. журн.: экспресс-вып. 2005.

Т. 14, № 300. С. 867-901.

31. Пасхальный С.П., Головатин М.Г. Весенний пролет птиц в низовьях Оби // Экосистемы Субарктики: структура, динамика, проблемы охраны.

Салехард, 2007. С. 23-57. (Научный вестник; вып. 6 (50), ч. 2.).

32. Головатин М.Г. Динамика численности воробьиных птиц Нижнего Приобья в соответствии с погодными условиями // Динамика численности птиц в наземных ландшафтах: материалы Рос. научн. совещания. М.: ИПЭЭ РАН. 2007. С. 122-128.

33. Головатин М.Г., Пасхальный С.П. Структурно-динамическая характеристика весеннего пролета птиц в Нижнем Приобье // Рус. орнитол.

журн.: экспресс-вып. 2008. Т. 17, № 421. С. 819-841.

34. Головатин М.Г., Пасхальный С.П. Птицы центральной части Двуобья // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: изд-во Урал. ун-та, 2008. С. 26-30.

35. Головатин М.Г., Пасхальный С.П. Современное состояние орнитофауны долины р. Юрибей (Южный Ямал) и перспективы создания в бассейне реки природного парка // Региональные аспекты биологических исследований.

Салехард, 2008. С. 81-103. (Научный вестник; вып. 8 (60)).

36. Головатин М.Г., Соколов В.А. О распространении серой вороны в тундровой зоне Ямала // Рус. орнитол. журн.: экспресс-вып. 2009. Т. 18, №504. С. 1422-1423.

37. Пасхальный С.П., Головатин М.Г. Население птиц антропогенных местообитаний поймы Нижней Оби при разном уровне обводненности // Рус.

орнитол. журн.: экспресс-вып. 2010. Т. 19, №572. С. 895-906.

38. Богданов В.Д., Головатин М.Г., Морозова Л.М. Экологические риски при строительстве железной дороги на территории Ямало-Ненецкого автономного округа в рамках проекта «Урал Промышленный – Урал Полярный» // Экономика региона. 2010. № 2(22). С. 147-153.

Подписано в печать Формат 60 х 84 1/Усл. печ. л. 2,0 Бумага «Гознак» Тираж 100 экз. Заказ № Отпечатано в типографии




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.