WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Абакумов  Евгений  Васильевич

ПЕРВИЧНЫЕ ПОЧВЫ

В ПРИРОДНЫХ И АНТРОПОГЕННЫХ ЭКОСИСТЕМАХ

Специальности - 03.02.08 «экология» (биология)

03.02.12 «почвоведение»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Тольятти 2012

Работа выполнена в лаборатории проблем фиторазнообразия

Института экологии Волжского бассейна Российской академии наук

Научные консультанты:

доктор биологических наук, профессор,

заслуженный эколог Российской Федерации

Гагарина Эльвира Ивановна

доктор биологических наук, профессор,

заслуженный деятель науки Российской Федерации

Саксонов Сергей Владимирович

Официальные оппоненты:

доктор биологических наук, профессор

Хабиров Ильгиз Кавиевич;

доктор биологических наук,

Андроханов Владимир Алексеевич;

доктор географических наук, профессор,

заслуженный деятель науки Российской Федерации

Коломыц Эрланд Георгиевич

Ведущая организация:

Санкт-Петербургский научно-исследовательский центр экологической безопасности РАН

Защита диссертации состоится 29 марта 2012 г. в 1000 часов на заседании диссертационного совета Д 002.251.01 при Институте экологии Волжского бассейна РАН по адресу: 445003, г. Тольятти, ул. Комзина, 10.

Тел. (8482) 48-99-77, факс (8482) 48-95-04; E-mail: ievbras2005@mail.ru

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института экологии Волжского бассейна РАН, с авторефератом – в сети Интернет на сайте ВАК Министерства образования и науки РФ по адресу: http//www.vak.ed.gov.ru

Автореферат разослан «____» _____________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат биологических наук  А.Л. Маленёв

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Первичное почвообразование интересовало почвоведов с самого начала зарождения науки о почвах. Так, основатель фундаментального почвоведения В.В. Докучаев исследовавший почвы Староладожской крепости (1870), представленные новообразованными рендзинами, сформировавшимися на элювии известняка и указывал, что эти почвы - прекрасный объект для изучения становления почв в условиях наземных экосистем, а также начальных стадий выветривания горных пород как геологического процесса. Понятие о первичном почвообразовании оформилось в работах  С.А. Захарова (1931), А.А. Роде (1984, 1971), С.С. Неуструева (1926), Б.Б. Полынова (1961), И.П. Герасимова и М.А. Глазовской (1960), М.А. Глазовской (1972, 2002). Понятие о первичных почвах формировалось и в зарубежном почвоведении (Дюшофур, 1970, Иенни, 1948, Emmer, 1995, Mokmaa, 2004 и мн. др.).

Интерес к первичным почвам не ослабевал в течение всей истории развития почвоведения. Наличие больших площадей, занятых маломощными почвами на территории нашей планеты не могло не привести к формированию представления о первичном почвообразовании как особой форме почвообразовательного процесса, осуществляющегося в самых разнообразных условиях.

Изучение современных хронорядов (хроносерий) почв, опирающееся на свойство эргодичности почв (способность иметь пространственные аналоги онтогенетических стадий развития) стало развиваться во второй половине ХХ века и продолжается до сих пор (Геннадиев, 1990, Махонина, 2003, Андроханов и др., 2001, 2004, Рейнтам, 2001, Egli et al, 2010). Выявлено, что первичный педогенез бывает как начальной стадией онтогенеза полнопрофильных почв, так и постоянно выраженной формой неполнопрофильного педогенеза (Глазовская, 1959, Ковда, 1973, Гагарина, 2004). Изучение первичных форм почвообразовательного процесса оказалось также интересным в контексте палеопедогенеза, а именно исследования процессов совместной эволюции почв и наземных экосистем, совместно осваивавших сушу (Добровольский, 1996, Дергачева, 1999). Изучение первичного почвообразования во многом помогло раскрыть сущность элементарных почвообразовательных процессов, связанных с накоплением и трансформацией органического вещества и трансформацией минеральной части почвы (Таргульян, 1982, 1983, Пономаренко, 1986, Роде, 1984). Основное внимание в исследованиях первичного почвообразования было обращено на почвы литобионтных систем, формирующиеся под низшими растениями. Проблема первичных почв в сообществах высших растений оказалось гораздо менее разработанной.

       Первичные формы почвообразования проявляются не только в природных, но и  в антропогенных и техногенных экосистемах как основной механизм регенерации почвенного тела (Андроханов и др., 2004, 2009, Махонина, 2003, 2004, Арчегова, 1992, 2003, 2011). Изучение таких почв важно не только с эволюционных позиций почвоведения, но также и в плане разработки методов возобновления почвенных ресурсов на нарушенных землях (Голеусов, 1999, 2009, Андроханов и др., 2004). Изучение скорости ЭПП при первичном почвообразовании и исследование его процессной организации позволит разрабатывать механизмы управления почвообразовательным процессом (Арчегова, 2000, 2009) и моделировать процессы почвообразования (Чертов и др., 2006).

       Первичный педогенез является характерной формой почвообразования в условиях полярных пустынь Арктики и Антарктики. Малая мощность профиля почв и примитивная организация почвенного профиля обусловлены суровыми, в первую очередь климатическими причинами (Глазовская, 1972, Горячкин и др., 2009, Campbell, Claridge, 1987, Ugolini, 1964, Bockheim, 2002). Эти регионы Земли слабо изучены в плане почвенного покрова. Между тем, первичные почвы являются типичными для полярных геосистем, особенно в случае Антарктиды, где суровость климата приводит к вертикальной ограниченности профилей почв, а также к их пространственной локализации в пределах небольших элементарных ареалов.

       В связи с вышесказанным рассмотрение и описание феномена первичного почвообразования, включающего почвы, сходные морфологически, типу организации профиля, по свойствам и функциям, но сильно различающиеся по причинам формирования является актуальной задачей не только почвоведения, но и факториальной экологии.

       Действительно, причинами формирования первичного профиля почвы могут быть: короткое время почвообразования, антропогенное или техногенное воздействие, неблагоприятные или сложные литологические условия, рельеф территории и, наконец, суровые климатические условия, подавленный биогенез.

       Анализ роли тех или иных причин структурно-функциональной изменчивости почвообразовательного потенциала среды, приводящего к «вырождению» полнопрофильного педогенеза в первичный (маломощный, неполнопрофильный и т.п.) представляет особую и весьма актуальную проблему фундаментального почвоведения и факториальной экологии. Кроме фундаментальных задач, этот анализ помогает решать и практические задачи по разработке механизмов эффективного управления восстановлением почвенных ресурсов.

       В связи с вышесказанным целью нашей работы является изучение феноменологии первичного педогенеза в различных условиях окружающей природной среды.

       Для достижения поставленной цели поставлены следующие задачи:

1. Обзор существующих сведений о первичных почвах, условиях, причинах, возможностях их формирования, их экологии, функциях, эволюции и географии,

2. Изучение первичного почвообразования в природных, антропогенных и техногенных экосистемах Евразии и Антарктики.

3. Изучение профильной организации первичных почв, выявление макро-, мезо- и микроморфологических особенностей первичных почв, изучение процессов трансформации твердой фазы почв, изучение некоторых энергетических параметров первичного почвообразования.

4. Исследование процессов аккумуляции и трансформации органического вещества в первичных почвах, исследование системы гумусовых веществ первичных почв.

5. Оценка влияния различных биоклиматических условий на скорости образования первичных почв и особенности их эволюции.

Защищаемые положения диссертации:

1. Первичные почвы представляют особую онтологическую форму существования почвенных тел, образующихся в условиях ограниченности ресурсов тех или иных факторов почвообразования. Первичные почвы антропогенных экосистем бореального и суббореального климата представляют начальную хронологическую стадию существования эфемерных почв, на определенных стадиях онтогенеза почв, осуществляющегося в экогенетических сменах на вновь обнаженных поверхностях почвообразующих пород (субстратов). Возможность проявления первичного педогенеза в различных ландшафтах и типах экосистем связана в первую очередь с ограниченностью времени почвообразования, измеряемого первыми десятилетиями. Следующей стадией развития первичной почвы экогенетической смене является стадия эмбрионального профиля почвы, имеющей черты, обусловленные зональной спецификой. Разнообразие первичных почв внутри отдельного климатического макрокосма обусловлено в первую очередь геогенными особенностями среды.

2. В Антарктиде зональность первичного почвообразования зависит от климатических ресурсов и специфики литологической матрицы. Основные различия проявляются в сложности организации органопрофиля почвы, интенсивности трансформации твердой фазы почвы и в общей мощности профилей почв. В условиях холодного полярного климата и малой мощности рыхлых почвообразующих пород формируются стабильные во времени первичные почвы. Эти почвы зональны для Антарктиды.

3. Основными процессами в первичных почвах, независимо от причин их формирования являются процессы аккумуляции и трансформации органического вещества. Органопрофили первичных почв во многом сходны между собой. В ходе первичного почвообразования  формируются гумусовые кислоты со специфическим строением молекул (низкое содержание ароматических фрагментов и относительно высокое – периферических компонентов) и характерными другими параметрами (элементный состав, парамагнитная активность, электрофоретические свойства). Среди гумусовых кислот первичных почв доминируют вещества фульвокислотной фракции.

Новизна диссертационной работы:

       Впервые дана комплексная характеристика первичных почв формирующихся в бореальном и суббореальном климате на различных почвообразующих субстратах. Установлено, что длительность стадии первичного почвообразования в бореальном поясе  менее продолжительна, чем в суббореальном. Показано, что следующей стадией развития первичных почв при экогенетической сукцессии является профиль эмбриональной почвы, несущей в себе характерные черты зонального почвообразования.

       Впервые проведено изучение широкого круга вариантов первичных почв Антарктики в районах расположения российских полярных станций. Показано, что первичные почвы являются типичными для Антарктиды. Охарактеризованы географические закономерности антарктического почвообразования, элементарные процессы первичного почвообразования, химические и физические характеристики почв полярного континента.

       Впервые выявлен факт сходства типа молекулярного строения гумусовых кислот первичных почв различных климатических поясов, свидетельствующий о низкой степени гумификации, а также и о единстве механизмов гумусообразования в первичных почвах, сформировавшихся в различных условиях.

       Установлено онтологическое близкое сходство первичных почв, формирующихся в самых разнообразных условиях, что позволяет рассматривать их как особый компонент педосферы, обладающий специфическими особенностями.

Практическое значение работы

Состоит в анализе стадий развития первичных почв в разнообразных посттехногенных экосистемах. Выявленные величины скоростей первичного почвообразования, гумусонакопления и других процессов могут быть использованы для обоснования стадии физико-географического прогноза проектов рекультивации и реабилитации техногенных ландшафтов.  Предлагается практическое внедрение анализа субстратно-фитоценотических условий для прогнозирования скорости восстановления почвенных тел в бореальном и суббореальном климате. Изучена роль гумусовых кислот в первичном почвообразовании, что может быть полезно при разработке практических проектов ремедиации загрязненных почв и земель. В работе также приведены сведения о почвообразовании в ходе осуществления различных рекультивационных сценариев в развитии посттехногенных экосистем. Проведенные исследования могут быть использованы для планирования управления восстановлением почвенных ресурсов.

Апробация работы: материалы диссертации опубликованы в 34 статьях из списка ВАК, в том числе 12 статьях из списка  Web-of-science,  в 15 статьях в журналах, не входящих в список ВАК,  в 29 публикациях сборниках трудов отечественных и российских конференций. Материалы диссертации вошли в состав 6 монографий. Материалы диссертации были представлены на семинарах кафедры почвоведения и экологии почв СПбГУ (2007, 2010), на заседаниях Санкт-Петербургского отделения общества почвоведов им. В.В. Докучаева (2008, 2010), на Международной конференции по Криопедологии в Улан-Удэ (2009), на Съездах Общества почвоведов им. В.В. Докучаева (2001, 2004, 2008), на Ежегодном конгрессе Международного союза наук о Земле (2005, 2006, 2008, 2009), на 13- и 14-м Конгрессах Международного общества по изучению гуминовых вещества (2006, 2008), на 11- и 12-м Симпозиумах Северо-Балтийского отделения международного общества по изучению гуминовых веществ (2007, 2009), на Международных конгрессах SCAR (научный комитет по антарктическим исследованиям, 2008, 2010), на Международной конференции по экологической оценке, сертификации и паспортизации почв в МГУ им. М.В. Ломоносова (2010), на Всероссийских конференциях по изучению гуминовых веществ (2003, 2005, 2007, 2009),  на региональной конференции «Почвенные ресурсы Северо-запада РФ», (2008), на Международных симпозиумах по эволюции почв в Белгороде (2006, 2009),  на Международных конференциях по эволюции почв в Пущино-на-Оке (2003, 2009), в региональных конференциях наукограда Российской Федерации – Петергофа (2007, 2008, 2009, 2010), на 14-ти Докучаевских молодежных чтениях в СПбГУ (1997-2010), на Международном форуме «Сохраним планету Земля» в СПбГУ (2003), на Международном конгрессе IUFRO (International Union of Forest Research Organizations) во Франции (200), на Международной конференции SUITMA (Soils of Urban, Industrial, Traffic and Mining areas) в Китае (2007) и в Марокко (2011),  на конференции, посвященной 80-летию кафедры геоботаники СПБГУ «Развитие геоботаники: развитие и современность» (2011), на V Международной антарктической конференции в Киеве (2011), на VIII Всероссийской конференции «Освоение севера и проблемы рекультивации», Сыктывкар, 2011, Междисциплинарного семинара группы мониторинга Российской Антарктической экспедиции, Институт Арктики и Антарктики, Санкт-Петербург (2011).

Работа была поддержана 5 грантами РФФИ, одним грантом Шестой рамочной программы Европейского союза, премией Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей, грантами Правительства Санкт-Петербурга, грантом Президента РФ для молодых кандидатов наук, грантами ИНТАС, Шестой рамочной программы Европейского сообщества, грантом Министерства образования РФ, а также фондом Форда в России. Часть работы выполнена в рамках проектов Федеральной целевой программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007-2013 годы».

Структура работы: работа изложения на 520 страницах машинописного текста, включает 38 таблиц ,110 рисунков, список литературы содержит  330 источников, в состав диссертации входит 3 приложения.

Благодарности Автор выражает искреннюю благодарность научным консультантам: заслуженному экологу РФ, профессору кафедры почвоведения и экологии почв Санкт-Петербургского университета, д.б.н. Э.И. Гагариной и заслуженному деятелю науки Российской Федерации, заместителю директора по научной работе Института Экологии Волжского бассейна РАН по научной работе профессору С.В. Саксонову за консультации в научных исследованиях и при подготовке диссертации, доктору биологических наук В.А. Крыленкову за помощь в организации исследований, в том числе в Антарктике, д.б.н, доценту Д.Ю. Власову за многолетнюю поддержку исследований первичного почвообразования и члену-корреспонденту РАН, Директору ИЭВБ РАН Г.С. Розенбергу за внимание к работе.

Автор также признателен начальнику Российской Антарктической экспедиции В.В. Лукину, его заместителю В.Л. Мартьянову, главному экологу РАЭ В.Н. Помелову за помощь в полярных исследованиях. Кроме того, автор благодарит коллектив Института Экологии Волжского Бассейна РАН, Жигулевского государственного заповедника им. И.И. Спрыгина, Институтов Биологии Коми и Уфимского научных центров РАН, кафедры почвоведения и экологии почв СПбГУ за совместные экспедиции и за дискуссии, возникавшие в ходе выполнения работы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава 1. Феноменология первичного почвообразования. Становление и эволюция разнообразных форм жизни неразрывно связаны с эволюцией среды их обитания. На суше этой средой обитания были органо-минеральные пленки, образовавшиеся около 2 млрд. лет назад под воздействием цианобактериальных сообществ на влажных поверхностях подстилающих горных пород и функционально сходные с примитивными маломощными почвами (Добровольский, 1996). Дальнейшее развитие и преобразование примитивных почв в настоящие почвы осуществлялось в процессе коэволюции почв, растений и почвообитающих животных. На начальных этапах почвообразование осуществлялось в основном за счет гумусообразования (Пономарева, 1968, Дергачева, 1999). Большая часть почв Русской равнины имеет голоценовый возраст (Ковда, 1973), однако целый ряд ландшафтов характеризуется более молодыми почвенными образованиями, в том числе и современными, образовавшимися в последние десятилетия (Гагарина, 1992, 2004).

       В.А. Ковда (1973) указывает, что прекрасной моделью для изучения эволюции почв является первичное почвообразование. Этот процесс был основным в освоении растительными организмами поверхности суши (Дергачева, 1999) и остается главным в регенерации почвенно-растительного покрова на нарушенных территориях (Махонина, 2004). Концепция первичного почвообразования (по В.А. Ковде) имеет основное значение в развитии учения об эволюции почв вообще. Рассмотрены взгляды С.А. Захарова (1927), Ф. Клементса (1963), С.М. Разумовского (1999) на связь начальных стадий почвообразования с демутационными сменами фитоценозов. Показано, что исходя из теоретических предпосылок и эмпирических данных, первичные почвы могут быть рассмотрены в двух онтологических вариантах: «истинные» первичные почвы (всегда остаются на начальной стадии развития и не развиваются далее примитивного профиля) и «кажущиеся» первичные почвы – почвы, формирующиеся в ходе экогенетических сукцессий и в дальнейшем развивающиеся в эмбриозем (Андроханов и др., 2001). Становление наземных экосистем в большинстве случаев невозможно без развития почвенного тела, при этом почва в качестве биогеоценотической структуры является результатом жизнедеятельности растительного сообщества и условием непрерывного его возобновления (Арчегова, Федорович, 2003). На начальных стадиях развития экосистем формируются первичные маломощные образования, выполняющие важнейшие экологические функции в экосистеме, влияя на живые организмы прямо или опосредовано, что является важнейшим вопросом факториальной экологии. Известны различные варианты первичных почв. Первичные почвы под литофильными организмами (Ковда, 1973, Власов, 2007, Youshitake et al, 2010). Первичные почвы под высшими растениями (Пономаренко, 1986, Голеусов, Лисецкий, 2009, Шугалей, 2009,  Emmer, 1995, Caner et al, 2010) чаще всего развиваются в ходе демутационных смен растительности (Разумовский, 1973). Отдельную группу представляют первичные почвы, формирующиеся в сложных литологических (Дюшофур, 1970, Рейнтам, 1975, Болдырев, 1995, Шелемина 2002, Гагарина, Шелемина, 2003, Гагарина, 2004,, Сумина, 2010) и орографических условиях (Розанов, 1977, Владыченский, 2010). Первичные почвы чрезвычайно широко распространены в техногенных и посттехногенных экосистемах (Таранов, 1977; Гаджиев и др, 2001, Андроханов, 2001, 2004, 2009, Махонина, 2003, Арчегова, 2003), где их существование обусловлено кратким временем почвообразования и подавленным биогенезом. Первичные почвы также распространены в неблагоприятных климатических условиях, наиболее четко это выражено в полярном климате (Глазовская, 1959, 1960). Самостоятельным вариантом первичных почв по всей вероятности следует считать эндолитные и эпилитные почвенные образования (Горячкин, Мергелов, 2009). Обобщены сведения о разнообразии первичных почв, их классификационном положении, скорости первичного педогенеза в различных условиях. Показано, что абиогенные процессы очень сильно изменяют начальную поверхность, подготавливая ее для первичного почвообразования (Трегубов, 1974, Трофимов и др., 1979, Баева, Гагарина, 1992, Федорец, 1996,  Гаджиев и др., 2001; Андроханов и др., 2004). Первичные почвы рассмотрены как своеобразная хронологическая модель почвообразования (Рейнтам, 1975, Геннадиев, 1990; Emmer,1995; Адроханов и др., 2004, Махонина, 1984, 2004; Куляпина, 2004; Голеусов, 2004; Sourkova et al., 2005; Арчегова, 2007, He, Tang, 2008, Egli et al, 2010). Эти работы позволяют выделить три основные группы процессов начального почвообразования: абиогенное преобразование твердой фазы грунта, педогенное изменение минеральной части и биогенно-аккумулятивные процессы. Фаза первичного педогенеза постепенно переходит в стадию эмбриозема (Андроханов 2000, Абакумов, 2004), между тем время, необходимое для этого различно в различных биоклиматических условиях, что хорошо согласуется с почвенно-хронологической схемой А.Л. Александровского (2002). При становлении экосистем существенное влияние на видовое разнообразие оказывают свойства почв, унаследованные от почвообразующих пород (Гагарина, Бялт, 2004, Сумина, Копцева, 2004), именно почва выступает одним из главных факториальных детерминантов биоразнообразия в случае природных и постантропогенных смен. Обсуждаются классификационные подходы, применяемые в современной Классификации и диагностике почв России (2004, 2008), в системе WRB, в авторских схемах (Етеревская, 1984, Курачев, 2000, Андроханов, 2004). Рассматривается этимология термина эмбриозем трактуемого по-разному, обсуждается терминология первичного почвообразования.

Следующий раздел посвящен первичным почвам полярного пояса, формирующимся  в суровых климатических условиях Антарктики. Специфика антарктического почвообразования обсуждается в основном в публикациях иностранных специалистов (Claridge, Campbell, 1987, 2006, Beyer, 2000, Beyer and Boelter, 2002, Ugolini and Bocheim, 2008), а также в некоторых отечественных работах (Марков, 1956, 1958, Глазовская, 1958, Абакумов, 2005, 2008, 2010, Горячкин, 2006, 2009). В связи с малой мощностью рыхлых почвообразующих пород и спецификой климата эти почвы слаборазвиты и представлены  в основном петроземами и литоземами (Vestal, 1988, Beyer, 2000). Разнообразие почв субантарктики обусловлено в основном пространственной неоднородностью почвообразующих пород (Navas et al, 2008), а также различными формами накопления зоогенного органического вещества в прибрежных зонах (Simas et al, 2008). В целом, Антарктида представляет огромный ареал первичных почв, изучение которых, безусловно даст большое количество сведений о механизмах педогенеза в условиях ограниченности литогенных и климатических ресурсов.

Обзор сведений о первичных почвах показывает, что первичные почвы могут быть истинно первичными и онтогенетически первичными. Первые из них – постоянная стадия или форма существования почвенного тела. Вторые – стадия эфемерной первичной почвы, развивающейся в пространстве и во времени. Оба эти варианта почвообразования могут осуществляться в природных и техногенных ландшафтах, в долгих и средневременных моделях педогенеза, в равнинных и горных условиях, в разнообразных климатических условиях. В связи с этим раскрытие феноменологии онтогенетического и истинного первичного почвообразования является целью предложенной работы. Для этого выбраны совокупности объектов исследования в природных и антропогенных ландшафтах Евразии и Антарктиды, характерные особенности которых описаны ниже.

Глава 2 Объекты исследований  Первичные почвы на территории Евразии представлены в основном почвами хроносерий, формирующимися после катастрофических смен растительного покрова, чаще всего обусловленных механическим уничтожением почвенного покрова в результате техногенного воздействия. Посттехногенные стадии восстановления почв и фитоценозов изучены в двух главных сценариях – самовосстановления и рекультивации. Климатические варианты объектов представлены совокупностями объектов в бореальном и суббореальном поясах. Первичные почвы бореального пояса изучены в северной тайге (района г. Ухты, респ. Коми), средней тайги (Питкярантский горнодобывающий комплекс) и южной тайги (обширные горнодобывающие комплексы Ленинградской и Новгородской областей). В северной и южной тайге изучены хроносерии на отвалах глин, известняков и песков, в южной тайге – дополнительно – на отвалах отсевов дробления гранито-гнейсов, доломитизированных известняков, четвертичных суглинков, водноледниковых песков. Хроносерии почвообразования на различных по составу отвалах охватывают объекты возрастом от 1 до 200 лет. Кроме объектов, связанных с хроносериями часть объектов представляет серию мониторинговых площадок на ПО «Фосфорит» (Ленинградской области), где наблюдения ведутся с 1998 г (Баева, Гагарина, 1998). Рекультивированные объекты в южной тайге также представлены песчаными субстратами и сульфатнокислыми суглинками отвалов.

В суббореальном поясе изучены хроносерии самозарастания и пострекультивационных сценариев на отвалах крупнейшего месторождения углей в Восточной Европе (г. Соколов), хроносерии самозарастания отвалов железистых кварцитов Лебединского ГОКа (Белгородская обл.), разновозрастные маломощные почвы Михайловского ГОКа (Курская обл.), разнообразных зарастающих отвалов по добыче мела (окрестности г. Белгорода), известняковые и глинистые карьеры Самарской Луки,  карьеры по добыче красноцветных глин (Самарская область), штольни и карьеры по добыче серы на Жигулевских горах, а также первичные почвы новообразованных островов р. Волги. Возраст почв в пределах хроносерий суббореального климата составляет от 3 до 300 лет. Таким образом, варианты хроносерий в экогенетических сукцессиях сходны по разнообразию субстратов почвообразования и возрастным стадиям. В связи с региональными геологическими особенностями отвальные субстраты в суббореальном поясе представлены в основном суглинисто-глинистыми породами, в то время как в бореальном поясе существенен также сегмент песчаных и супесчаных отложений. Таким образом, совокупности объектов внутри двух климатических поясов позволяют исследовать многовариантные модели первичного почвообразования в различных субстратно-фитоценотических условиях.

В пределах Антарктиды изучены почвы различных экоклиматических регионов (Bockheim, 2002): субантарктического, берегового антарктического и континентального антарктического. К ним соотвественно относятся объекты субантарктических пустынь и тундр о-ва Кинг-Джордж (ст. Беллинсгаузен Южно-Шетландские острова), холодных пустынь в районе нунатака Ленинградский (ст. Ленинградская, гряды Трансантарктических гор) и полярных пустынь в районе ст. Русская и гор Хадсон (тихоокеанский сектор Антарктики). Первичные почвы, формирующиеся под гуано, изучены на о-ве Линдси (Западная Антарктика) и о-ве Хассуэл (Восточная Антарктика). Также в работе использованы некоторые почвы из района холмов Ларсеманн (ст. Прогресс). Полевые описания почв осуществлялись одновременно с отбором проб в ходе сезонных периодов 53-й и 55-й Российских антарктических экспедиций автором работы, который был руководителем микробиологического и участником почвенно-мерзлотного отрядов РАЭ. Пробы антарктических почв представляют основные почвенно-климатические зоны Антарктики.

Глава 3 Методы исследований Методология исследований первичных почв характеризуется определенными особенностями, отличающими ее от подходов к изучению зрелых почв современных наземных экосистем. Специфика заключается в том, что приходится иметь дело с маломощными почвами или почвоподобными телами, которые часто не проявляют классической горизонтной организации. Кроме того, для первичных почв характерна высокая пространственная изменчивость. Они отличаются вертикальной неоднородностью распределения физических параметров. Все это необходимо учитывать при изучении первичных почв, в особенности тех, которые формируются в литологически-контрастных условиях техногенных ландшафтов. Еще одной особенностью исследований является широкое применение метода хроносерий или хронокатен. Это изучение изменений почв с течением времени при использовании пространственных аналогов стадий становления почв в онтогенезе в случае образования их на одной почвообразующей породе (Геннадиев, 1990), в одинаковых климатических и геоморфологических условиях и под одним типом растительности, но за разные промежутки времени.

       Полевой период исследований включал морфологическое описание почвенных разрезов, погоризонтный отбор почвенных образцов для лабораторных анализов, отбор проб для определения плотности сложения (объем бура 100 200 см3, повторность пятикратная), измерение твердости горизонтов микропенетрометром МВ-2 (Растворова, 1983), определение эмиссии углекислого газа верхними горизонтами некоторых почв (метод closed chambers, адсорбция углекислоты раствором гидроксида натрия, срок экспозиции 1 час, площадь поглощающей поверхности 20 см2). На каждом участке исследования, как правило, было заложено несколько разрезов, соответственно возрастным стадиям становления почв. Попытки оценки геоморфологической и литологической неоднородности поверхности отвалов и ее влияния на свойства почв осуществлялись нами на некоторых участках. Геоботанические описания осуществлялись согласно рекомендация В.С. Ипатова и Д.М. Мирина (2008). Для учета массы подстилки ее отбирали с площади 1 м2  в полевых условиях и взвешивали. Дифференцированный учет массы подстилки проводили по соответствующим подгоризонтам (L-F-H, Oi-Oe-Oh). Макрморофологический анализ организации первичных почв дополнялся мезоморфологическими исследованиями (цифровая USB-микроскопия) и использованием микроморфологического метода (Парфенова, Ярилова, 1977, Гагарина, 2004). Морфологию поверхности и химический (микрозондовый) анализ образцов горных пород (каменного материала) первичных почв изучали при помощи сканирующего электронного микроскопа CamScanMV-2300, оснащенного энергодисперсионным детектором. Для этого из поперечных срезов образцов (глубиной до 7 см.) изготавливались плоско-полированные аншлифы, которые напыляли золотом. Получившиеся относительно ровные поверхности позволили изучить микроморфологические признаки эпилитных псевдопочвенных образований. Общая аналитическая характеристика почв включала определение химических, физических и физико-химических параметров почв по общепринятым методикам (Аринушкина, 1961, 1970; Воробьева, 1978, 1998; Растворова, 1983; Цитович, 1994, Химический анализ…, 1995). По данным валового химического анализа почв вычисляли внутреннюю энергию минеральной части почвы (метод В.Р. Волобуева, 1974).  Для изучения процесса гумусообразования в молодых почвах регенерационных экосистем мы определили следующие характеристики почвенного органического вещества:  фракционно-групповой состав гумуса по схеме И.В. Тюрина, модифицированной В.В. Пономаревой и Т.А. Плотниковой (1980), элементный состав препаратов гуминовых кислот фракций I+II. Препараты выделяли по традиционным методикам (Орлов, Гришина, 1981), по данным анализа рассчитывали: элементный состав гуминовых кислот, атомные отношения, степень окисления ГК, теплоту сгорания гуминовых кислот (Орлов, 1985).  В препаратах гуминовых кислот определяли содержание карбоксильных и фенолгидроксильных функциональных групп методом прямого потенциометрического титрования (Терешенкова, 1987); для сравнительной характеристики гуминовых кислот использовали графо-статистический метод (Орлов, и др. 1981). В щелочных растворах ГК определяли основные оптические характеристики: коэффициент цветности и коэффициенты экстинкции в областях светопоглощения 465 и 650 нм.;  теплоту сгорания подстилок и гуминовых веществ определяли двумя способами: прямым и расчетным. Для гуминовых веществ регистрировали спектры ЯМР 13С на импульсном ЯМР спектрометре Brucker Ultra-Shield-500. Данные спектра приводили в количественную форму посредством Фурье-трансформации. Идентификация структурных фрагментов проводилась по диапазонам химического сдвига согласно литературным источникам (Чуков, 2001, Barancikova et al, 1997, Chefetz et al, 2002). Определяли электрофоретическую мобильность гуминовых веществ при помощи метода электрофореза в полиакриламидном геле (Trubetskoj et al., 1991, 1997). Спектр электронного парамагнитного резонанса (ЭПР) гуминовых кислот почв фиксировали и интерпретировали согласно методике, описанной С.Н. Чуковым (2001). В некоторых почвах определяли потенциально-минерализуемый углерод (PMC), а также уровни базального дыхания (Methods of soil analyses, 1994), метаболический коэффициент и содержание микробной биомассы (Vance et al, 1987), а также содержание водорастворимого органического вещества – параметры, являющиеся общепринятыми для характеристики биогенных компонентов почвы в международном почвоведении. При минералогических анализах из проб мелкозема отмучиванием в дистиллированной воде, выделялась илистая фракция с размером механических элементов менее 0,001мм. Приготовленные ориентированные препараты проб снимались на рентгеновском дифрактометре дрон-6 с СоК – монохроматическим излучением, с длиной волны  = 1.79021 , при напряжении U = 35 Кв и силой тока I = 25 мА, в пошаговом режиме - с шагом 0,02о.  Для выявления набухающей составляющей ориентированные препараты глинистой фракции проб насыщались этиленгликолем. Для полуколичественного определения минералов использовали методику Ю.С. Дьяконова (1984) Элементный состав проб глинистой фракции размерностью менее 0,001мм был определен на микрорентгеноспектральном анализаторе Cam Scan MV-2300. При обработке результатов анализов использовались общепринятые методы корреляционного и дисперсионного анализов (Дмитриев, 1995).

Глава 4 Результаты исследований и их обсуждение

Первичные почвы бореального пояса

Изучение морфологической организации первичных почв бореального климата позволило выявить их существенное разнообразие (рис. 1). При этом в ходе экогенетической сукцессии наблюдается дивергенция вариантов почвообразования, связанная в первую очередь со спецификой почвообразующих субстратов. Так, в случае песчаных и супесчаных пород стадия первичного почвообразования через несколько десятилетий переходит в стадию профиля эмбриозема альфегумусового. Элювиально-иллювиальная дифференциация характерна и для почв, формирующихся на суглинистых почвообразующих субстратах. В тоже время в случае глин, как почвообразующих пород, их высокая плотность, и как следствие переувлажнение, не способствуют развитию процессов элювиально-иллювиального ряда. При этом в почвах появляются гидроморфные признаки. Первичные почвы на карбонатных отсевах характеризуются гумусовоаккумулятивным типом органопрофиля, развивающимся со временем. Первичные почвы бореального климата характеризуются спецификой в морфологической организации, что связано с климатическими различиями. В условиях подзон северной и средней тайги формируются в

основном серогумусовые глеевые почвы и пелоземы, в связи тем, что долгое время обнаженные почвообразующие субстраты не зарастают и остаются без выраженного почвенного покрова, обширные площади регенерационных экосистем остаются занятыми почвоподобными телами: литостратами и абралитами. На рыхлых или скальных породах образуются псаммоземы и петроземы гумусовые.

Рис. 1. Схема дивергенции почв в бореальном климате

В условиях южной тайги трансформация мелкозема исходного субстрата в почву происходит быстрее, чем в северной и средней тайге, что связано с выраженным биоклиматическим потенциалом этой природной подзоны. В связи с этим первичная стадия почвообразования проходит гораздо быстрее, и первичные почвенные тела превращаются в эмбриоземы, несущие признаки зональных почв. Закономерности первичного педогенеза хорошо иллюстрируются результатами изучения хроносерии почвообразования при самозарастании отвалов водноледниковых песков. В ходе экогенетической сукцессии происходит увеличение высоты древостоя, проективного покрытия подстилки, увеличение запасов подстилки в целом и отдельных ее подгоризонтов, одновременно увеличивается мощность отдельных горизонтов минерального профиля почвы, одновременно с влагоемкостью подстилок увеличивается влагоемкость минеральных горизонтов (рис. 2). Это свидетельствует о сопряженном изменении свойств почв, образующихся в ходе развития экогенетической сукцессии и параметров развития экосистем. В хроносерии подзолов увеличивается кислотность почв, что в частности проявляется в изменении  ее обменной и гидролитической форм (рис. 3). В изученной хроносерии происходит также накопление органического вещества в профилях почв (табл. 1). С возрастом наблюдаются слабые тенденции дифференциации профилей почв по содержанию гумуса, что выражается в накоплении органического вещества в иллювиальных горизонтах. Накопление органического вещества в иллювиальной толще выражено лучше при сопоставлении запасов гумуса в иллювиальных горизонтах (табл. 2). В хроносерии  существенно увеличиваются запасы гумуса в органогенной части профиля, а также в минеральной части почвы, что приводит к сближению шестидесятилетнего подзола по этим показателям к зональной почве.

       Органическое вещество подстилок различных по возрасту почв в лабораторном эксперименте по минерализации примерно сопоставимо (рис. 4). Это связано со сходным составом органических материалов, поступающих в подстилку. В случае минеральных горизонтов наблюдается существенная дифференциация устойчивости органического вещества к минерализации на различных возрастных стадиях. Так, в случае десятилетней почвы устойчивость органического вещества к минерализации гораздо ниже, чем в шестидесятилетней и фоновой почвах.

На рис. 7 приведена микроморфологическая характеристика подзолистых и иллювиальных горизонтов шестидесятилетнего подзола. Эти фотографии подтверждают вывод о том, что в случае кислых водноледниковых песков первичное почвообразование быстро заканчивается и переходит в стадию формирования эмбрионального профиля подзола. Характеристика состава гумусовых кислот приведена на рис. 5-6. В ходе первичного почвообразования и дальнейшего формирования эмбриоподзолов происходи дифференциация гумусовых кислот по элементному составу. 

В хронокатене увеличивается содержание микробной биомассы и закономерно уменьшается значение метаболического коэффициента (табл. 3), что является типичным для почв, развивающихся в экогенетических сукцессиях (Sourkova, Frouz, 2006).

В частности, образующиеся фульвокислоты характеризуются большей окисленностью, чем гуминовые кислоты.  Гуминовые кислоты по элементному составу представляют менее однородную группу в изученных разновозрастных подзолах по сравнению с фульвокислотами, что свидетельствует о том, что главным направлением гумификации в ходе формирования первичных и эмбриоземных почв на песках является образование группы фульвокислот.

Исследования структурных особенностей молекул гуминовых кислот методом ядерного магнитного резонанса (рис. 5) показали, что ГК органогенных, элювиальных и иллювиальных горизонтов существенно различаются, что хорошо согласуется с данными элементного анализа. ГК, выделенные из В горизонта, более окислены, содержат больше кислородсодержащих групп, их молекулярное строение связано с организацией эфирных, полисахардиных, углеводных и аминокислотных фрагментов вокруг ядерной части.

Высота древостоя, м

Проективное покрытие подстилки, %

Запасы подстилки по горизонтам, кг/кВ м

Мощности почвенных горизонтов, см

Влагоемкость подстилок, массовые %

Влагоемкость минеральных горизонтов, массовые %

Рис. 2 Изменение параметров экосистем, органогенных и минеральных горизонтов почв хроносерии самозарастания отвалов водноледниковых песков

Рис. 3  Закономерности изменения кислотно-основных свойств горизонта Е (АЕ)  в хроносерии подзолов

Taбл. 1 Содержание органического углерода и общего азота в

почвах хроносерии подзолов

горизонт

Cox. %

N %

C/N

Три года

А

АС

С

0.34

0.21

0.14

0.02

Не опр.

Не опр.

19.9

Не опр.

Не опр.

Десять лет

L

E

B

ВС

10.08

0.35

0.17

0.20

0.58

0.06

0.02

0.03

20.33

6.8

9.9

7.8

Пятнадцать лет

L

F

E

B

ВC

C

35.49

31.50

0.15

0.30

0.13

0.10

2.25

1.25

0.02

0.02

0.02

Не опр.

18.4

29.5

8.8

17.6

7.6

Не опр.

Двадцать лет

L

F

E

B

BC

С

42.05

31.06

0.37

0.21

0.26

0.18

2.82

1.10

0.05

0.02

0.02

Не опр.

17.4

33.0

8.7

12.3

15.2

Не опр.

Шестьдесят лет

L

F

H

E

E

BHF

ВC

38.26

31.59

27.45

2.19

0.96

0.88

0.21

1.25

1.26

0.70

0.14

0.12

0.04

0.02

35.8

29.3

45.9

18.3

9.4

25.7

12.3

Фоновый подзол

L

F

H

E

E

BHF

C

41.33

38.47

17.07

2.20

0.69

0.46

0.20

0.75

1.80

0.97

0.16

0.04

Не опр.

Не опр.

64.4

25.0

20.6

16.1

20.1

Не опр.

Не опр.

1

2

3

Рис. 4. Устойчивость органического вещества почв к минерализации в лабораторном эксперименте (в % - доля минерализовавшегося органического вещества )

1 – органическое вещество подстилок

2 – органическое вещество подзолистых горизонтов

3 – органическое вещество иллювиальных горизонтов

Табл. 3 Содержание микробной биомассы (Cmb, µg/g) и значения метаболического коэффициента (q) в почвах хроносерии

горизонт

показатель

Десять лет

Шестьдесят лет

Фоновый подзол

Подстилка

Сmb

800

1400

1800

q

0.03

0.03

0.03

Минеральный горизонт

Сmb

16

63

65

q

0.3

0.2

0.1

Табл. 2. Запасы гумуса в почвах хроносерии подзолов, кг/м2

горизонт

Запас гумуса

в горизонте

Запас гумуса в минеральной почве

Общий запас гумуса в почве, включая подстилку

Три года

А

АС

0.07

0.04

0.11

0.11

Десять лет

E

BC

0.07

0.04

0.11

0.70

Пятнадцать лет

E

B

ВC

0.03

0.12

0.03

0.18

0.79

Двадцать лет

E

B

BC

0.15

0.09

0.05

0.29

1.52

Шестьдесят лет

E

E

BHF

ВC

1.58

0.69

2.18

0.17

4.62

7.27

Фоновый подзол

Е

E

BHF

3.18

1.14

1.14

5.46

9.26

Горизонты 1 – О, 2 – Е, 3 - В

Рис. 5  ЯМР спектры гуминовых кислот шестидесятилетнего эмбриоподзола (а) и концентрация свободных радикалов в молекулах гуминовых кислот, спин/г

       Изучение парамагнитной активности препаратов гуминовых кислот, выделенных из разновозрастных почв (рис. 5) показало, что концентрация свободных радикалов уменьшается с возрастом почвы, что свидетельствует о том, что при развитии гумификации снижается доля свободных радикалов.

А

б

В

Г

Рис. 7 Микроморфологическая характеристика молодых почв на песках.

а – горизонт Е, б – горизонт B, в – аккумуляция железистых пленок на песчаных зернах, г – аккумуляция  гидроксидов  железа в горизонте В

Рис. 6. Атомные отношения C/N - O/C, С/N-O/C для фульвокислот, гуминовых кислот и органического вещества подстилок  хроносерии подзолов

       Таким образом, проведенные исследования показали, что в условиях гумидного климата в случае кислых олигомиктовых почвообразующих пород происходит быстрое образование первичной органогенной почвы, далее трансформирующейся в эмбриональные профиля зональных почв – подзолов. Подобные закономерности обнаружены также и для кислых суглинисто-глинистых отвальных грунтов, где формирование зонального эмбриопрофиля происходит медленнее чем  в хроносерии на водноледниковых песках. В случае карбонатных щебнистых отвалов и кембрийских глин сроки почвообразования существенно замедлены, в связи с чем почвы более долгий отрезок времени существуют на стадии первичных почв. Приведенные данные свидетельствуют о том, что, во-первых, главным процессом почвообразования на отвалах в условиях гумидного климата является накопление органического вещества, а во-вторых, этот процесс осуществляется с различной скоростью на различных почвообразующих субстратах. Кроме того, первичная почва на разных почвообразующих породах характеризуется примерно одинаковым запасом гумуса на десятилетней стадии, в то время как происходит дифференциация почвообразования по этому показателю 20-30 летней стадии. Еще более выражены указанные различия на стадии 60 лет.

Первичные почвы суббореального климата

       Первичные почвы суббореального климата развиваются в ходе экогенетической сукцессии с меньшей степенью морфологической дивергенции профиля (рис. 8). Так, в изученных почвах главным, профилеобразующим горизонтом является гумусовоаккумулятивный или гумусовый слаборазвитый. Связано это с биоклиматическими условиями почвообразования, а также с вещественным составом почвообразующих пород, характеризующихся нейтральной, слабощелочной или щелочной реакцией. В случае, если почвообразующие породы характеризуются слабощелочной или щелочной реакции среды формируется горизонт, близкий по организации и составу к темногумусовому, в случае пород с нейтральной реакцией формируются серогумусовые горизонты, лишь в случае скелетных элювиев известняка для сукцесионных смен характерно долгое существование в профиле почв гумусового слаборазвитого горизонта. Внутри суббореального пояса решающую роль в

Рис. 8. Схема дивергенции почв в суббореальном климате

дивергенции первичного почвообразования играет вещественный состав почвообразующей породы. В условиях подзоны северной лесостепи чаще встречаются первичные почвы с серогумусовым горизонтом или светлогумусовым горизонтом, в то время как в случае центральной лесостепи – почвы с темногумусовым горизонтом.  Чаще всего, первичное почвообразование в посттехногенных сценариях на отвалах карьеров в суббореальном поясе происходит

на нейтральных или щелочных субстратах. Гумусовые горизонты почв  лесостепных карьеров существенно различаются по содержанию гумуса. Так, минимальное содержание гумуса характерно для почвы, сформировавшейся на элювии мела, максимальное – для почвы на супесчаных гидроотвальных песка. В связи с этим гумусовые горизонты одних почв можно диагностировать как светлогумусовые, а других почв – как темногумусовые. В северной и средней лесостепи также встречаются светлогумусовые горизонты, в случае, если почвообразующей породой служат супесчаные или суглинистые слабокислые бескарбонатные техногенные отложения. Различие между светлогумусовым и серогумусовым горизонтами не носит принципиального характера и заключается в содержании гумуса. Отношение углерода к азоту в лесостепных первичных почвах позволяет относить обогащенность органического вещества почв азотом к категории низкой-очень низкой. Среди процессов трансформации твердой фазы почв следует отметить важнейший – декарбонатизацию мелкозема. Тип гумуса лесостепных первичных почв как правило гуматный или фульватно-гуматный. В случае элювия мела или тяжелосуглинистых пород – гуматно-фульватный. Чаще всего  на ранних стадиях почвообразования выражены светлогумусовые горизонты с низким содержанием гумуса. В более взрослых почвах гумусовоаккумулятивная толща представлена темногумусовыми горизонтами. Проведенные исследования свидетельствуют о том, что в суббореальном климате в ходе первичного почвообразования главным процессом является гумусовоаккумулятивный и постепенной гумификации органического вещества. Также выражен процесс декарбонатизации мелкозема. Первичные почвы карьеров лесостепи и степи гораздо менее дифференцированы по сравнению с почвами посттехногенных пространств бореального пояса. Это обусловлено различием климата, в частности соотношением осадков и испаряемости, а также преобладанием нейтральных или слабощелочных отвальных почвообразующих пород в посттехногенных ландшафтах суббореального пояса.

Первичные почвы в сценариях самозарастания и рекультивации в суббореальном климате

Первичное почвообразование в случае рекультивации является особым вариантом инициального педогенеза. Главное его отличие от природного регенерационного педогенеза заключается в том, что почвообразовательный процесс протекает быстрее в связи с искусственно ускоренной посттехногенной сукцессией. При рекультивации  происходит регулирование плотности посадок древесных и травянистых растений, выражающееся чаще всего в более быстром формировании растительного покрова, также часто происходит нанесение или внесение мелкоземистого или мелкоскелетного материала на поверхность рекультивируемых отвалов. В связи этим, время, которое в случае природных регенерационных сценариев затрачивается на новообразование мелкозема, в случае рекультивации земель компенсируется привносом вещества при рекультивации. Если в природных сценариях почвовосстановления происходит дивергенция типов профилей почв, что наиболее четко выражается в организации посттехногенных профилей почв бореального пояса, но также характерно и для различных литологических основ суббореального пояса, то в случае рекультивации за счет применения в целом более-менее сходных технологий рекультивации происходит конвергенция почвообразовательного процесса, выражающаяся в формировании относительно мощного гумусированного профиля, в дальнейшем ограниченно изменяющегося в соответствии с биоклиматическими, а главное, субстратно-фитоценотическими условиями природной окружающей среды. Особую ценность для науки представляют случаи, когда возможно сопоставление эффектов первичного почвообразования в природных регенерационных и рекультивационных сценариях на одних и тех же породах. Было проведено сопоставление двух таких хроносерий на отвалах Чешского буроугольного месторождения «Соколов», было показано, что  скорость и количественные показатели гумусообразования и гумификации различны при рекультивации и при самозарастании отвалов (табл. 4). Это свидетельствует о чрезвычайно важной роли биогенных экосистемных процессов в первичном почвообразовании, а также о том, что скорость первичного почвообразования регулируется в первую очередь скоростью образования и накопления гумуса.

Скорость накопления органического углерода выше в почвах рекультивационного сценария, чем при самозарастании. С возрастом происходит абсолютное накопление гуминовых и фульвокислот, при этом в случае рекультивационной хроносерии снижается отношение Сгк/Сфк, в то время как этот показатель остается в фульватной или гуматно-фульватной категории в случае самозарастания (табл. 4). 

Табл. 4. Содержание углерода органических соединений, азота, аморфного железа, отношение C/N и рН водной суспензии почв двух хроносерий

Возраст, лет

C, %

N, %

pHвод

C/N

Сгк

Сфк

Сгк/Сфк

самозарастание

3

2.4

±0.2

0.14

±0.05

7.80

±0.16

20.1

0.08

0.20

0.41

12

2.0

±0.2

0.13

±0.05

7.83

±0.19

18.0

0.13

0.19

0.72

20

4.1

±0.3

0.27

±0.07

7.11

±0.17

17.8

0.17

0.83

0.20

40

6.8

±1.7

0.30

±0.02

6.09

±0.17

26.5

0.55

0.60

0.97

Рекультивация

7

2.6

±0.4

0.20

±0.02

7.90

±0.15

15.2

0.31

0.12

2.48

15

4.1

±0.9

0.41

±0.06

7.53

±0.18

11.7

0.31

0.38

0.99

20

7.1

±2.5

0.26

±0.04

7.01

±0.01

32.0

0.58

0.30

1.95

30

7.0

±2.7

0.44

±0.09

7.02

±0.30

18.7

1.20

0.75

1.64

40

7.3

±1.3

0.82

±0.11

6.57

±0.10

10.5

1.52

1.59

1.04

В почвах рекультивационных сценариев в гуминовых кислотах значительное количество ароматических фрагментов проявляется уже на самых ранних стадиях почвообразования, в отличие от почв участков самозарастания, где этот компонент начинает интенсивно проявляться только на 20-40 летней стадиях хроносерий (рис. 9). Проведенные исследования показали, что рекультивация способствует ускорению начального почвообразования, что в первую очередь выражается в увеличении скорости накопления органического вещества, при этом в почвах рекультивационных сценариев более интенсивна гумификация, в ходе которой происходит формирование ГК с повышенным содержанием ароматических фрагментов.

Рис. 9 ЯМР спектры ГК почв участков: R - рекультивации (7, 15, 30 и 40 лет), S - самозарастания (3, 12, 20, 40 лет)

Первичные почвы Западной Антарктики

Морфологический анализ почв Западной Антарктики показывает, что в основном они представлены слаборазвитыми почвами типов петроземов и литоземов, что связано с низкой мощностью рыхлой толщи почвообразующей породы, залегающей на массивно-кристаллическом субстрате. Отсутствие или слабая выраженность криотурбаций связана с тем, что вечномерзлый слой чаще всего находится вне рыхлого слоя почвообразования.

Показано, что исследованные почвы четко различаются по гранулометрическому составу в зависимости от принадлежности их к трем основным экоклиматическим регионам Антарктики: континентальному (ст. Русская), прибрежному (ст. Ленинградская) и субантарктическому теплому и влажному (ст. Беллинсгаузен). В этом ряду отчетливо увеличивается степень выветреллости почвообразующих пород и твердой фазы почв (табл. 11, 12). Процессы измельчения минеральной массы вследствие интенсивного выветривания максимально выражены в почвах субантарктического региона. Установлено, что при наличии замкнутых наскальных ванн на о-ве Кинг-Джордж процессы выветривания твердой фазы почв значительно усиливаются, что приводит к формированию существенных количеств мелкозема, физической глины и ила, в этих же ваннах накапливается эоловый и материал.

Мелкозем исследованных антарктических почв представлен кварцем, кальциево-натриевым полевым шпатом, преимущественно олигоклазового состава, биотитом, гранатом (альмандином) и авгитом. Рудные и акцессорные минералы представлены магнетитом, ильменитом, пиритом пирротином, цирконом и анатазом. Различия между почвами заключаются в соотношении этих первичных минералов.

       Табл. 5. Гранулометрический состав антарктических почв (общий и мелкозема)

>10

10,0-7,0

7,0-5,0

5,0-3,0

3,0-2,0

2,0-1,0

<1,0

1-0,25

0,25-0,05

0,05-0,01

0,01-0,005

0,05-0,001

<0,001

<0,01

Общая навеска почвы, %

Мелкозем,  % к мелкозему

Нунатак Мэиш, петрозем гумусовый под лишайником, W

83,50

5,75

3,15

2,97

2,41

1,17

0,98

86,90

0,38

1,33

4,01

0,67

6,70

11,38

Ст. Русская, материал курума, W

33,71

5,62

8,20

28,09

10,34

6,18

7,87

96,00

0,22

0,55

1,90

0,50

0,85

3,25

Ст. Ленинградская, литозем серогумусовый, АУ

42,32

19,29

11,82

9,95

5,6

4,66

6,34

92,60

0,70

1,50

0,75

1,50

3,00

5,25

Ст. Ленинградская, литозем серогумусовый, АС

25,80

9,24

8,81

16,98

12,9

7,52

18,70

97,00

1,00

0,52

0,52

0,52

0,52

1,56

Ст. Ленинградская, литозем серогумусовый, С

13,38

8,07

12,67

19,45

19,38

9,02

17,77

94,46

0,02

0,00

3,38

1,08

0,77

5,23

О-в Кинг-Джордж, литозем серогумусовый под мхом, АУ

30,00

14,55

14,67

13,99

3,78

3,50

19,51

30,00

35,90

16,90

7,35

0,56

9,09

17,00

О-в Кинг-Джордж, литозем серогумусовый под мхом, АСg

29,08

15,17

15,17

15,17

4,17

2,28

18,96

36,58

31,97

16,72

6,24

0,40

8,08

14,72

О-в Кинг-Джордж, литозем серогумусовый под мхом, С

33,11

16,56

13,25

11,59

7,73

3,42

14,35

64,51

17,70

6,90

2,00

0,83

8,00

10,83

О-в Кинг-Джордж, литозем серогумусовый под гуано, АУ

30,37

9,58

6,54

15,89

12,85

5,84

18,93

64,03

15,76

7,67

4,49

0,56

7,48

12,53

О-в Кинг-Джордж, литозем серогумусовый под гуано, С

19,40

11,82

13,40

21,16

12,17

7,58

14,46

90,30

0,28

1,26

1,81

2,11

4,23

8,15

О-в Кинг-Джордж, литозем серогумусовый под водорослями, АУ

22,18

12,50

8,67

21,17

13,91

11,49

10,08

56,12

19,91

15,42

0,41

0,41

7,71

8,53

О-в Кинг-Джордж, литозем серогумусовый под водорослями, G

21,90

20,99

13,69

15,51

7,66

5,47

14,78

61,56

14,21

7,09

5,59

1,10

10,44

17,13

О-в Кинг-Джордж, петрозем гумусовый, W

1,50

0,80

2,30

5,64

13,63

10,34

65,79

21,39

45,83

5,04

14,17

2,67

10,89

27,74

О-в Кинг-Джордж, литозем серогумусовый под лишайником, АУ

15,84

11,39

9,41

15,84

12,38

8,91

26,24

62,78

17,46

7,62

3,70

1,68

6,74

12,12

       

1

2

3

Рис. 10. Дифрактограммы илистых фракций антарктических почв: 1- О-в Линдси, литозем под гуано, остаточно-копрогенный, АУ, 2- Нунатак Мэиш, петрозем гумусовый, под лишайником, W, 3 - о-в Кинг-Джордж, литозем серогумусовый, под щучкой, АУ

       Минералогические исследования тонкодисперсной фракции показали, что в прибрежном экоклиматическом регионе возможно внутрипочвенное формирование некоторых глинистых минералов, что связано как с климатическими условиями, так и с накоплением больших количеств органического вещества гуано. Наибольшее разнообразие минералов глин характерно для почв субантарктического острова Кинг-Джордж, где илистая фракция представлена как унаследованными от породы, так и новообразованными глинистыми минералами (табл. 5). По сравнению с данными  Кэмпбелла и Клариджа (1987) в изученных почвах обнаружено гораздо большее содержание смектита. Это можно связывать с гораздо большим потенциалом выветривания и, соотвественно внутрипочвенного глинообразования в субантарктических условиях.

       В почвах полярных пустынь илистая фракция представлена в основном тонкодисперсным каолинитом, унаследованным от почвообразующей породы и неглинистыми примесями. Изучение микроморфологических характеристик мелкозема и скелетных обломков почв Западной Антарктики позволили выявить основные процессы почвообразования для почв  субантарктических ландшафтов и собственно антарктических территорий (рис. 12).

       Показано, что процессы выветривания в большей степени выражены в субантарктических почвах, здесь также более развиты процессы гумусонакопления, иммобилизации соединений железа в условиях поверхностного переувлажнения.

       Гумусообразование в почвах субантарктического о-ва Кинг-Джордж может приводить к формированию зачатков гумусовой плазмы, в отличие от собственно антарктических почв берегового и континентального экоклиматического регионов.

Образование органической плазмы возможно в случае накопления в почвах органического материала гуано пингвинов. Элементарное микростроение почти всех изученных почв характеризуется как песчаное, скелетное, редко – как песчано-плазменое. Основы микростроения почв в существенной степени наследуются ими от почвообразующих пород, характеризующихся к тому же значительным резервом легковыветривающихся минералов. Проведенные микрознодовые исследования показали, что в Антарктике существуют скопления органического веществ и других компонентов химического состава на поверхности обломков пород и внутри скелетных обломков. Наиболее характерные поверхностные скопления органического материала были обнаружены на поверхности обломков пород, отобранных на поверхности почвы в долине у ст. Русская. В более влажных климатических условиях о-ва Линдси были выявлены поверхностные и внутриобломочные скопления веществ. Образование последних связано с большей интенсивностью выветривания обеспечивающей формирование порового и трещинного пространства внутри пород. В обломке породы на о-ве Кинг-Джордж наблюдается накопление органического вещества как на поверхности, так и в порах обломков базальта. Реакция среды первичных почв холодных пустынь Антарктики – нейтральные или слабощелочные (при хлоридно-сульфантом натриево-магниевым засолением), в то время как реакция среды субантарктических почв о-ва Кинг-Джордж – кислая или слабокислая, при этом они характеризуются высокой степенью насыщенности основаниями.  Опыты по определению доли потенциально минерализуемого углерода (рис. 11) показали, что наиболее подвержено минерализации органическое вещество в тех случаях, когда его либо очень мало (ст. Русская, гор Хадсон), или когда его содержание существенно (в образцах гуано). В случаях же среднего (около 1%) содержания органического вещества в почвах и элювиях доля потенциально минерализуемого углерода составляет менее 5%, что позволяет заключить, что содержание органического вещества (гумуса) около 1% является наиболее стабильным и устойчивым для антарктических почв. Стабильным, а значит «зональным» или «типичным» содержанием органического вещества в почвах Западной Антарктики следует считать величину, равную, или приближающуюся к 1%. Уровни содержания микробной биомассы сильно различаются в зависимости от широтного положения почв. Также весьма различны и величины метаболического коэффициента, который минимален в почвах полярных пустынь, а максимален в почвах субантарктического острова Кинг-Джордж (табл. 6).

1

2

3

4

Рис. 11. 1 – накопление коллоидного органического вещества и пленок гидроксида железа на поверхности обломка, ст. Русская, ник //, 2 – слаборазложившееся органическое вещество гумусового горизонта литозема на ст. Ленинградская, ник //, 3 – серицитизация полевых шпатов в горизонте АС той же почвы, ник //,  4 - пленки сухого гуано с порами  и трещинами на обломках базальта о-в Линдси, ник. //.

1

2

Рис. 11. Устойчивость органического вещества антарктических почв к минерализации в лабораторном эксперименте (в % - доля минерализовавшегося органического вещества ). 1 – почвы с низким и высоким содержанием органического вещества, 2 – почвы с содержанием органического вещества около 1 %.

Табл. 6. Содержание микробной биомассы (Cmb, µg/g) и значения метаболического коэффициента (q) в почвах хроносерии.

показатель

Ст. Русская

Ст. Ленинградская

О-в Кинг-Джордж

Сmb

5

20

35-80

q

0,01

0,06

0,09-0,20

       Гумусообразование в Антарктиде осуществляется в почвах, формирующихся под различными веществами-гумусообразователями растительного и животного происхождения. Биохимический и элементный состав веществ-гумусообразователей очень сильно различается, в связи, с чем процесс образования гуминовых веществ происходит по-разному в различных разлагающихся материалах. В горизонтах, состоящих из остатков высшего сосудистого растения и в материалах гуано аккумулируется существенное количество гуминовых кислот при доминировании фульвокислот.

Горизонты, состоящие из органических материалов водорослей, мха и лишайника характеризуются значительным превышением содержания фульвокислот над гуминовыми кислотами, в процессе трансформации этих растительных материалов формируется очень много фульвокислот.

В почвах различных экоклиматических регионов Антарктиды, формирующихся под одним типом растения-гумусообразователя, аккумулируются примерно одинаковые количества органического вещества в мелкоземе, но при этом в почвах субантарктических ландшафтов существенно увеличивается обогащенность гумуса азотом по сравнению с почвами собственно антарктических ландшафтов. В групповом составе гумуса мелкозема не наблюдается достоверных различий ни под различными веществами-гумусообразователями, ни в различных экоклиматических районах (табл. 7). Это связано с очень низкой интенсивностью процесса гумификации в мелкоземе минеральных горизонтов почв, слабопрогревающихся под органогенными горизонтами. Во фракционном составе гумуса также не наблюдается существенных различий под различными веществами-гумусообразователями. Характерной чертой гумуса антарктических почв является высокое содержание негидролизуемого остатка, что связано с накоплением мелкодисперсного детритного органического вещества в мелкоземе и свидетельствует о невысокой интенсивности процесса гумификации. 13С ЯМР спектроскопия ГК  (рис. 12) из гумусовых горизонтов почв различных природных зон Антарктики показала что ГК почв Субантарктического о-ва Кинг-Джордж и собственно антарктических оазисов практически почти не отличаются друг от друга по элементному составу и атомным отношениям, что обусловлено низкой продолжительностью ПБА, а также сходством биохимического состава растительных остатков.

Табл. 7 Содержание углерода органических соединений (С) и общего азота (N) (в % к почве) и фракционно-групповой состав гумуса почв (в % к Собщ)

Со

N

C/N

Фракции  ГК

Фракции ФК

Сгк

Сфк

Н.О.

1

2

3

1

2

3

нунатак Мэиш, петрозем гумусовый W

0,42

0,01

49,1

2,4

1,2

1,2

4,8

2,4

2,4

3,5

3,6

11,9

0,40

83,3

Ст. Русская, петрозем гумусовый, W

0,27

0,02

15,8

3,7

3,7

1,9

9,3

7,4

3,7

11,1

1,9

24,1

0,39

66,6

ст. Ленинградская, литозем серогумусовый, АУ

1,02

0,06

19,9

3,9

1,0

2,0

6,9

3,9

4,9

7,8

3,9

20,5

0,33

72,6

ст. Ленинградская, литозем серогумусовый, АС

0,48

0,04

14,0

3,3

1,6

3,3

8,2

1,7

11,7

6,7

5,0

25,1

0,33

66,7

о-в Кинг-Джордж, литозем серогумусовый глеевый под мхами, АУ

0,83

0,09

10,8

3,6

1,2

0,6

5,4

1,2

22,9

4,8

1,8

30,7

0,17

63,9

о-в Кинг-Джордж, литозем серогумусовый под гуано, АУ

0,94

0,09

12,2

1,1

1,1

1,1

3,3

2,1

4,3

3,2

3,2

12,8

0,25

83,9

о-в Кинг-Джордж, литозем серогумусовый под водорослями, АУ

0,10

0,02

5,85

1,0

1,0

1,0

3,0

10,0

10,0

30,0

5,0

55,0

0,05

42,0

о-в Кинг-Джордж, петрозем гумусовый под лишайником, W

0,75

0,09

9,7

1,3

4,0

2,0

7,3

2,7

1,3

4,0

2,0

10,0

0,73

82,7

о-в Кинг-Джордж, литозем серогумусовый под щучкой, АУ

0,61

0,11

6,5

1,6

0,8

0,8

3,2

3,3

1,6

0,9

0,8

6,6

0,50

90,1

Рис. 12  ЯМР спектры гуминовых кислот антарктических почв.

Изученные ГК по элементному составу занимают промежуточное положение между среднестатистическими значениями для ГК и ФК почв Евразии, но по молекулярной структуре они более близки к ФК, чем к ГК. Низкое содержание ароматической части в ГК связано, скорее с отсутствием или очень низкой долей фенилпропановых фрагментов в источниках гумусообразования. Это очень важная черта гумусовых веществ первичных почв Антарктики. Таким образом, в Антарктиде осуществляется особый вариант гумификации, приводящий к образованию ГК, нерастворимых в воде и кислотах, растворимых в щелочи и выпадающих в осадок при подкислении среды, характеризующихся очень низкой долей ароматических фрагментов, развитостью периферической части, в связи, с чем в них повышено содержание водорода и азота. Исследования ГК почв Антарктиды должны быть продолжены и они, несомненно, дадут много новых сведений о специфике процессов гумификации в сложных климатических и специфических биологических условиях этого континента. При это необходимо отметить сходство молекулярного строения гуминовых кислот первичных почв различных климатических поясов, что выражается  в очень низком содержании ароматических структурных фрагментов при преобладании периферической части.

Глава 5. Общие закономерности первичного почвообразования

Тип гумуса и обогащенность гумуса азотом Первичные почвы характеризуются тем, что в их образовании доминируют процессы накопления и трансформации органического вещества. Морфология профилей первичных почв тесно соотносится с морфологией и строением органопрофиля, что в значительно меньшей степени характерно для полнопрофильных почв. Можно отметить существенное разнообразие органопрофилей первичных почв. В пределах бореального и суббореального поясов выделены следующие типы органопрофилей: грубогумусовый слаборазвитый пелоземный и петроземный (W C/R), гумусовоаккумулятивный литоземный (AY, AC, C, R), гумусовоаккумулятивный-элювиальный (AY, Aye, AC, C) гумусовоаккумулятивный-иллювиальный (Aye, Bh, C), торфяной (T/OT, C), гумусовоаккумулятивный нейтральный слабокарбонатный  (AY/AU AC, C), гумусовоаккумулятивный слабощелочной карбонатный  (AU, ACca, C).

Органопрофили почв Антарктиды систематизированы следующим образом: гумусовый слаборазвитый петроземный (W,R), гумусовоаккумулятивный литоземный (AY, AC, C/R), органоаккумулятивный орнитокопрогенный прогрессивный (Ocopr1, Ocorp2, Ocopr3), органоаккумулятивный орнитокопрогенный деградационный (Ocopr, C/R), дерновый гумусовоаккумулятивный (W/AY, AY, C), торфяный (OT/T, C/R), гумусовый криотурбированный (AY, CRtur, C/R).

Обобщенная характеристика типов гумуса первичных почв может быть проведена в первую очередь по типу гумуса (Орлов и др., 2005).  Из данных приведенных на рис. 13 очевидно, что большая часть изученных первичных почв бореального пояса характеризуется значением Сгк/Сфк менее 1,0, т.е. по преимуществу гуматно-фульватным или фульватным типом гумуса. Это в первую очередь свидетельствует о низкой степени гумификации органического вещества почв. С возрастом почв в хроносериях экогенетически первичных почв наблюдается снижение значений Сгк/Сфк, что обусловлено возрастанием доли фульвокислотной фракции гумуса. В первую очередь это связано с развитием лесных фитоценозов, опад которых благоприятствует накоплению именно фульвокислотных веществ (Орлов и др., 2005). Такая закономерность описана в литературе по первичным почвам карьеров (Андроханов, 2000, Арчегова, 2003, Абакумов, Гагарина, 2006) и согласуется с работами В.В. Пономаревой (1974, 1980), в которых указывается, что лес как элювиально-устойчивый тип растительности способствует глубокой трансформации минеральной части почвы посредством образования существенных количеств фульвокислот.

1

2

3

Рис. 13. Тип гумуса в первичных почвах: 1- бореального пояса, 2- суббореального пояса, 3 – рекультивационных сценариев

       В почвах суббореального пояса гумус представлен преимущественно гуматно-фульватным типом, при этом фульватный тип крайне редок. С возрастом разбросы в уровнях величин Сгк/Сфк снижаются, что свидетельствует о стабилизации процесса гумификации в условиях экогенетической сукцессии и «стремлении» этого показателя к зональной норме (рис. 3).  Различия в типе гумуса достоверны между первичными почвами суббореального и бореального поясов (р<0,03) и между почвами рекультивированных земель и почвами бореального пояса (р<0,05), в то время как между рекультивированными почвами и почвами суббореального климата – недостоверны.

       Почвы рекультивированных земель нами выделены в отдельный характерный ряд первичного почвообразования. Здесь в связи с высоким разнообразием методов и способов рекультивации, а также внесением самых различных мелиорантов и плодородных слоев почвы наблюдается крайне широкая вариабельность типов гумуса почв. Тем не менее, время почвообразования, как один из онтологически равнозначных факторов способствует «гомогенизации» разброса показателя Сгк/Сфк на поздних стадиях первичного почвообразования (рис. 13). Тип гумуса почв  полярных экосистем Антарктиды в подавляющем числе случае относится к фульватному (Сгк/Сфк от 0,10 до 0,55), что связано с низкой степень гумификации органического вещества, обусловленной в свою очередь краткостью периода биологической активности и спецификой качественного биохимического состава веществ-гумусообразователей. 

Что касается другого важнейшего показателя качества и состава гумуса – отношения C/N, его динамика в хроносериях описывается сложнее, чем величина Сгк/Сфк. И связано это в первую очередь с тем, что тип опада существенно изменяется в хроносериях (в процессе развития почвы) – травяной сменяется хвойным или мелколиственным во многих случаях. Кроме того, дифференциация профилей почвы на горизонты приводит и к вертикальной профильной дифференциации отношения C/N, что, естественно приводит к разбросу значений величин обогащенности органического вещества азотом (рис. 16).

1

2

3

Рис. 14 Отношение С/N в первичных почвах: 1 - бореального пояса, 2- суббореального пояса, 3- рекультивационных сценариев

       Обогащенность органического вещества азотом для почв бореального и суббореального поясов (рис. 15) находится в диапазоне низкой или очень низкой, что хорошо согласуется с данными о составе гумуса и его типе. Для почв суббореального пояса также характерно увеличение степени разброса величин C/N с возрастом. Поскольку вертикальная, фракционная и биохимическая компонентная структура поступления опада здесь меняется не столь стремительно как в случае экогенетических сукцессий в южной тайге, логично предположить, что это является следствием усложнения организации органопрофилей молодых почв.  Это вывод подтверждает также возрастная (хроносерийная) динамика отношения C/N в рекультивационных сериях первичного почвообразования (рис. 16-3). Хроноряды бореальных, суббореальных и рекультивированных первичных почв достоверно различаются между собой по отношению C/N (р<0,04), при этом максимально достоверны различия между почвами бореального пояса и почвами рекультивационных сценариев (р<0,01).  Проведенные исследования свидетельствуют о том, что формы организации органопрофилей молодых первичных почв карьеров весьма разнообразны, также как и разнообразны типы гумуса и показатели обогащенности гумуса азотом.

       В случае антарктических первичных почв в последовательности от маритимных почв к континентальным резко снижается степень обогащенности гумуса азотом (маритимные почвы показывают C/N отношение от 6 до 14,  а почвы континентальных ландшафтов – от 14 до 78). Это может служить свидетельством сильной зависимости определенных органо-аккумулятивных процессов почвообразования от зональных климатических условий внутри полярного пояса.

Скорость первичного почвообразования Скорость педогенеза, которая оценивалась по уровню прироста мощности гумусового горизонта за определенный срок почвообразования и по уровню прироста мощности профиля в целом за определенный срок почвообразования, изменчива в экогенетических сукцессиях.        В почвах таежно-лесной зоны в случае самовосстановления почв (рис. 15) наблюдается отчетливый тренд снижения скорости образования гумусового горизонта с возрастом.

1

2

3

Рис. 15. Скорость прироста мощности гумусового горизонта в первичных почвах: 1-бореального пояса, 2 – суббореального пояса, 3 – рекультивационных сценариев.

       Это вполне логично и было показано ранее исследователями первичного почвообразования (Махонина, 2003, Андроханов, 2000, Абакумов, Гагарина, 2006). Аналогичные и даже более четкие закономерности наблюдаются при сопоставлении скоростей образования профилей почв (рис. 16). Максимальная скорость образования почвенных горизонтов характерна для первых 20 лет, в то время как после этого срока она снижается.        В случае почв суббореального пояса  наблюдается сопоставимый по сравнению с почвами бореального пояса уровень скорости прироста мощности гумусового горизонта (рис. 16).        Аналогичные, но более четко выраженные закономерности снижения скорости почвообразования восзратом наблюдаются для величин ежегодного прироста мощности профилей почв (рис. 16). В рекультивационных сценариях почвообразования скорость почвообразования и прироста мощности гумусовых горизонтов существенно выше, чем в случае самовосстановительных сценариев (рис. 16). Но нужно помнить, что эта скорость «кажущаяся», ведь в ходе рекультивационных мероприятий на поверхность грунта насыпают плодородный или относительно плодородный материал почвы, почвогрунта и т.п. Именно по этой причине скорость почвообразования сравнительно резко снижается при рекультивации уже через несколько лет после начальной стадии.

1

2

3

Рис. 16. Скорость прироста мощностей профилей почв: 1 – в бореальном поясе, 2 - в суббореальном поясе, 3- в рекультивационных сценариях.

       Резкое снижение скорости прироста мощности характерно как для гумусовых горизонтов, так  и для профилей почв в целом (рис. 18).        Наиболее достоверные различия были выявлены для скорости прироста мощности гумусового горизонта при сопоставлении рекультивационных сценариев с почвами постантропогенных экосистем (р<0,04), менее выражены различия между почвами бореального и суббореального климата.  Именно контрастность скоростей почвообрзаования на различных пострекультивационных стадиях подтверждает нашу гипотезу о том, что скорость почвообразования в этих сценариях является кажущейся.  Таким образом, проведенные исследования показали, что скорость почвообразования, осуществляющегося в ходе экогенетических сукцессий существенно снижается с возрастом почвы в вариантах бореального и суббореального пояса. Уже к 40-60 годам скорость педогенеза  существенно снижается, что является по всей вероятности признаком перехода в стадию онтогенетической стабилизации инициального педогенеза.

Энергетика первичного почвообразования В ходе первичного почвообразования происходит увеличение устойчивости образующихся твердофазных продуктов. Это касается как гумусообразования и гумификации, направленность которых сводится к отбору наиболее термодинамически устойчивых веществ и соединений, так и почвенного выветривания, в результате которого аккумулируются энергоемкие вещества. Энергозапас профилей первичных почв Евразии составляет от  23350  кДж/м2 (карбонатные почвообразующие породы) до 39283 кДж/м2  (в случае песчаных почвообразующих пород) и 64287 кДж/м2 (суглинистые почвообразующие породы)  на полувековой стадии почвообразования. Установлено, что в ходе развития сукцессии энергозапас профилей почв изменяется  в 2-6 раз относительно начальной стадии, что связано с образованием и вовлечением новых порций мелкозема в состав почвенного профиля. Величины удельной энергии минеральной части почв Антарктики сопоставимы с таковыми величинами первичных почв изученных первичных почв Европы. Между тем, запасы энергии минеральной части почв во всем профиле почвы очень сильно различаются в зависимости от экоклиматического региона. Так, минимальный запас энергии характерен для петроземов района ст.  Русская. Гораздо больше энергии содержится в литоземах нунатака Ленинградский, что связано с большей мощностью рыхлого профиля. Еще большая профильная энергоемкость характерна для почв острова Линдси, где мощность рыхлого чехла отложений и повышенное содержание кремния и железа способствует увеличению энергоемкости горизонтов и профиля в целом. Логично, что почвы, характеризующиеся максимальной степенью выветривания и высокой мощностью рыхлой толщи – почвы острова Кинг-Джордж, характеризуются максимальным запасом энергии в профиле рыхлой толщи. По энергоемкости профилей почвы в Антарктиде можно четко выделять следующие почвы: с энергозапасом профиля выше 20000 кДж/м2 – маритимная Антарктика, с энергозапасом профиля от 10000 до 20000 кДж/м2 – береговая Антарктика, с энергозапасом профиля – 1000-2000 кДж/м2 –  континентальная Антарктика.

Элементарные процессы почвообразования ЭПП первичных почв хроносерий разнообразны. На самых начальных стадиях почвообразования они сводятся к поступлению органических остатков, их трансформации, начальной гумификации и интенсивной минерализации. Эти процессы приводят к формированию грубогумусированного или серогумусового горизонта в случае кислых почвообразующих пород (чаще всего в бореальном поясе) и светлогумусового и даже темногумусового горизонта в случае нейтральных и щелочных пород в суббореальных условиях. В суббореальных экосистемах на начальных стадиях экогенеза слабо выражены процессы трансформации минеральной части почвы. В частности в северной лесостепи возможно иллювирование глины. Вторичное накопление карбонатов не проявляется в достоверно различимых признаках. Это связано с небольшим возрастом почвообразования и спецификой климатических условий. Тем не менее, декарбонатизация мелкозема проявляется в первичных почвах суббореального пояса. ЭПП трансформации минеральной части почвы в бореальной поясе выражено более интенсивно. К ним можно отнести дезинтеграцию обломков пород, илообразование, трансформацию глинистых минералов, унаследованных от почвообразующей породы. Кроме того, на легких породах слабо проявляется альфегумусовый процесс, а также иллювиирование глины. Эти процессы наиболее характерны для поздних стадий экогенетических сукцессий. В целом, можно заключить, что в образовании почв хроносерий решающую роль играют органогенные процессы, и их разнообразие в существенной степени обуславливает и разнообразие первичных почв. Процессы трансформации минеральной части почв способствуют увеличению разнообразия профилей первичных почв.

       В почвах субантарктических ландшафтов ЭПП представлены относительно широким спектром. Среди важнейших из них можно перечислить поступление органических остатков в почву, трансформацию растительных остатков, гумификация и минерализацию органического вещества. Гумификация сопровождается в отдельных случаях увеличением мощности гумусовых горизонтов (серогумусового типа). При медленной гумификации морфологически доминирует процесс трансформации растительных остатков, что приводит к формированию грубогумусированного горизонта. Минерализационные процессы также хорошо выражены в почвах субантарктики в связи с относительно благоприятным периодом биологической активности и разнообразием компонентного состава органического вещества. Корневое оструктуривание и формирование дернового слоя характерны только для некоторых субантарктических почв, поскольку здесь распространено высшее растение – щучка антарктическая. Физическая дезинтеграция материала пород проявляется во всех почвах Антарктиды, но очень интенсивно она выражена в почвах субантарктики, что связано с чрезвычайно изменчивыми климатическими условиями.. Это приводит к осуществлению классического физического выветривания в почвах. Образование ила является характерным процессом многих антарктических почв и связано это не только и не столько с образованием глинистых минералов, сколько с дроблением и измельчением компонентов боле крупных фракций. Отдельным процессом первичного почвообразования можно назвать накопление органического вещества гуано на поверхности почв – это своеобразный вариант поступления органических остатков в почву, за которым следуют как обычно, гумификация и минерализация. Оглеение, в основном контактное, свойственно некоторым антарктическим почвам. В мелкоземе некоторых литоземов заметно побурение, связанное с выветриванием и иммобилизацией соединений железа. Засоление изученных субантарктических почв возможно по преимуществу в прибрежных участках и является импульверизационным по своему происхождению.

       Набор органогенных процессов в почвах береговой и континентальной Антарктики такой же, как и в субантарктических почвах. Интенсивность гумусообразования, гумусонакопления, гумификации и минерализации существенно ниже, что связано с особенностями биоклиматических условий почвообразования. Орнитогенный органо-аккумулятивный процесс в этих зонах встречается реже. Дезинтеграция минеральной части почв выражена в почвах собственно Антарктики меньше и приводит к формированию более крупных обломков. В силу сухих условий климата, особенно в континентальной Антарктике, происходит иммобилизация соединений железа, подтягивание их к поверхности почвы и образование пленок железа бурого и красноватого цвета.  Отдельным процессом образования первичных почв является автохтонное накопление солей, причем соли могут быть представлены как легкорастворимыми, так, и например карбонатом кальция.

ВЫВОДЫ

1. Первичные почвы природных и антропогенных экосистем формируют особый компонент педосферы, эти почвы характеризующуются спецификой морфологической и микроморфологической организации, органопрофиля, типом гумусовых веществ и функциями в экосистемах.

2. Первичные почвы формируются в условиях ресурсной ограниченности почвообразовательного потенциала среды. Существуют экогенетически первичные почвы, являющиеся первичными только на начальных стадиях развития почвенного профиля, с возрастом они развиваются полнопрофильные почвы. Другой вариант – истинные первичные почвы, остающиеся первичными в течение всего периода их существования.

3. Главными процессами формирования первичных почв являются гумусонакопление и гумусообразование. При различии происхождения этих почв они почти всегда сходны в формуле органопрофиля, «прижатого» к поверхности и слабодифференцированного в глубину. В первичных почвах формируются гуминовые кислоты, по основным параметрам занимающие промежуточное положение между гуминовыми и фульвокислотами полнопрофильных почв. В них очень слабо представлена ароматическая часть при доминировании алифатических периферических фрагментов. В ходе развития экогенетически первичных почв структурная организация и элементный состав их гуминовых кислот стремится к зональному типу.

4. Гумус первичных почв природных и антропогенных экосистем –  в основном фульватный или гуматно-фульватный. Это связано в первую очередь с краткостью периода биологической активности.

5. В процессе первичного почвообразования постепенно увеличиваются запасы энергии, связанной с органическим веществом, а также энергии минеральной части почвы, вовлеченной в почвообразование.

6. Экогенетические первичные почвы в ходе онтогенеза развиваются в эмбриональные профили зональных почв (эмбриоподбуры, эмбриоподзолы и т.п.) только в случае бореального пояса уже за первые 60-70 лет почвообразования. В условиях северной тайги стадия первичной почвы затягивается на более длительное время и характерно это в основном для северной тайги. В суббореальном поясе за этот же период в почвах только увеличивается мощность гумусового горизонта. Это связано с различной скоростью проявления ЭПП в этих двух климатических поясах.

7. Разнообразие первичных почв экогенетических сукцесионных сценариях в пределах одного климатического пояса Евразии обусловлено спецификой почвообразующей породы – ее минералогическим и гранулометрическим составом.

8. Первичные почвы Антарктиды представлены в основном петроземами, литоземами, орнитосолями и почвами-пленками. Эти первичные почвы очень слабо изменяются во времени и формируются благодаря суровому климату и преобладанию плотных массивно-кристаллических пород и их элювиев небольшой мощности.

9. В Антарктике наблюдается зональность первичного почвообразования дифференциация первичного почвообразовательного процесса, связанная с физико-географическими условиями. В субантарктике доминируют литоземы, в собственно антарктических экосистемах – петроземы. Особой формой первичного почвообразования являются почвы-пленки, весьма характерные для Антарктиды. Эти почвы – продукт биокосных взаимодействий продуктов функционирования сообществ низших растений и массивно-кристаллических пород.

10. Первичные почвы формируются не только под растительными сообществами, но также и под органическим материалом гуано разнообразного состава. Это особый случай, когда гумусообразование, гумификация и прочие процессы развиваются исключительно под органическим веществом животного происхождения.

По материалам диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК:

1.Абакумов Е.В., Гагарина Э.И., Лисицына О.В. Восстановление почв и рекультивация земель в районе Кингисеппского месторождения фосфоритов // Почвоведение, 2005, № 6, с. 731-740

2.Власов Д.Ю., Абакумов Е.В., Надпорожская М.А. и др. Литоземы острова Кинг-Джордж, Западная Антарктика // Почвоведение, 2005, № 7, с. 773-781

3.Абакумов Е.В., Попов А.И. Определение в одной пробе углерода, азота и окисляемости, а также углерода карбонатов // Почвоведение, 2005, № 2, С. 187-195.

4.Абакумов Е.В. Накопление и трансформация органического вещества на разновозрастных отвалах песчаного карьера // Почвоведение, 2008, № 8, с. 955-963.

5.  Здобин Д.Ю., Абакумов Е.В., Шешукова А.В. // Характеристика органического вещества  донных грунтов Белого Моря. Вест. СПбГУ, Сер. 7., 2007. Вып. 2. с. 3-19.

6.Абакумов Е.В., Гагарина Э.И. Гумусовое состояние почв заброшенных карьерно-отвальных комплексов Ленинградской области // Почвоведение, 2008, № 3, с. 287-298.

7.Абакумов Е.В., Гагарина Э.И., Вехник В.П., Руденко Н.А., Саксонов С.В, Щуцкая П.В. Почвы Самарской Луки: разнообразие, генезис, охрана // Известия Самарского НЦ РАН, 2008, № 2, с. 267-288.

8.Абакумов Е.В., Саксонов С.В., Ильина В.Н. Почвенно-ботанические экскурсии по Самарской Луке и Северо-Востоку Самарской области: перспективы создания региональной Красной книги почв // Известия Самарского Научного Центра РАН, 2008, Том. 11, № 1-4, с. 552-555.

9.Абакумов Е.В., Помелов В.Н., Власов Д.Ю., Крыленков В.А. Морфологическая  организация почв Западной Антарктики // Вестник С-Петерб. ун-та, 2008, Сер. 3, Вып. 3, c. 102-116.

10.Абакумов Е.В. Элементный состав и структурные особенности гуминовых веществ молодых подзолов, формирующихся на отвалах песчаного карьера // Почвоведение, 2009, № 6, с. 666-673.

11.Власов Д.Ю., Горбунов Д.Ю., Крыленков В.А., Сафронова Е.В., Абакумов Е.В. Микромицеты в районе полярной Антарктической станции «Беллинсгаузен» // Проблемы медицинской микологии, 2009, т. 11, № 2, с. 62.

12.Абакумов Е.В., Саксонов С.В., Савельев К.Н. Почвенно-ботанические экскурсии по северо-востоку и востоку Самарской области: перспективы создания региональной красной книги почв // Известия Самарского Научного Центра РАН,  2009, Том 11, № 1 (4), с. 552-556.

13.Абакумов Е.В., Фроуз И. Эволюция гумусового состояния почв отвалов карбонатных неогеновых глин карьерно-отвального комплекса Соколов, Чешская республика // Почвоведение, 2009, № 7. с. 773-779.

14.Абакумов Е.В., Власов Д.Ю., Горбунов Г.А. и др. Содержание и состав органического вещества литоземов острова Кинг-Джордж, Западная Антарктика // Вестник С-Петерб. ун-та, 2009, Сер. 3, Вып. 2, c. 123-136.

15.Abakumov E, Fujitake N., Kosaki T.  Humus and humic acids of Luvisol and Cambisol of Jiguli ridges, Samara region, Russia // Applied and Environmental Soil Science, 2009, Article ID, 671359

16.Абакумов Е.В., Власов Д.Ю., Старцев С.А. Гуминовые вещества как фактор риска для подземных сооружений // Инженерно-строительный журнал, 2009, № 5, с. 2-10.

17.Абакумов Е.В. Источники и состав гумуса некоторых почв Западной Антарктики // Почвоведение, 2010,  № 2, с .538-547.

18.Абакумов Е.В. Гранулометрический состав почв Западной Антарктики // Почвоведение, 2010, № 5,  с. 610-613.

19.Evgeny Abakumov, Oleg Trubetskoj, Dmitry Demin, Luisella Celi, Chiara Cerli and Olga Trubetskaya. Humic acid characteristics in podzol soil chronosequence  // Chemistry and Ecology, 2010, V. 26, pp. 59-66

20.Надпорожская М.А., Абакумов Е.В., Чертов О.Г. Оптимизация рекультивации нарушенных земель промышленных карьеров с использованием математической модели динамики органического вещества ROMUL // Известия Самарского Научного Центра РАН, 2009, Т.11, № 1(7), с. 1522-1526.

21.Абакумов Е.В., Гагарина Э.И., Саксонов С.В. Опыт применения классификации и диагностики почв России (2004 г) при почвенных исследованиях в Самарской области // Известия Самарского Научного центра РАН, 2010,  Т.12, № 1, с. 27-30.

22.Кирцидели И.Ю., Власов Д.Ю., Абакумов Е.В. Разнообразие и ферментативная активность микромицетов из грунтов Антарктического региона // Имуннология, Аллергология, Инфектология, 2010, № 1, с. 62-63.

23.Кирцидели И. Ю., Власов Д.Ю., Абакумов Е.В., Гиличинский Д.А. Разнообразие и ферментативная активность микромицетов из слаборазвитых почв береговой Антарктики// Микология и фитопатология. 2010, Т. 44, вып. 5. С. 442-453.

24.Абакумов Е.В., Сапега В.Ф.  Минералогический состав илистых фракций некоторых Антарктических почв // Вестник С-Петерб. ун-та, 2010, Сер. 3, Вып. 3, c. 99-109.

25.Абакумов Е.В., Максимова Е.Ю., Лагода А.В., Копцева Е.М. Почвообразование на отвалах карьеров по добыче известняка и глин в р-не г. Ухта // Почвоведение, 2011, № 4, с. 417-423.

26.Абакумов Е.В., Крыленков В.А. Почвы Антарктиды // Природа, 2011. № 3, с. 58-62.

27.Абакумов Е.В. Почвы станции Русская, Западная Антарктика // Вестник С-Петерб. ун-та, 2011, Сер. 3, Вып. 1, c. 88-99.

28.Гагарина Э.И., Абакумов Е.В., Шелемина А.Н. Онтогенез почв на земляных беллигеративных сооружениях // Вестник С-Петерб. ун-та, 2011, Сер. 3, Вып. 1, c. 100-107.

29.Абакумов Е.В., Андреев М.П. Температурный режим гумусовых горизонтов почв о-ва Кинг-Джордж, Западная Антарктика // Вестник С-Петерб. ун-та, 2011, Сер. 3, Вып. 2, c. 129-133.

30.Абакумов Е.В. Хронология онтогенеза первичных почв: обзор проблемы // Вестник С-Петерб. ун-та, 2011, Сер. 3, Вып. 3., с. 114-119.

31.И. Фроуз, К. Ли, А. Бруне, В. Пизл, Е.Абакумов. Влияние почвенных беспозвоночных на формирование гумусовых веществ путем радикальной полимеризации фенолов и белков в лабораторных условиях // Почвоведение, 2011, № 8, с 973-977.

32.Максимова Е.Ю., Абакумов Е.В. Особенности почвообразования на карбонатных субстратах в посттехногенных экосистемах северной тайги и лесостепи // Известия Самарского научного центра РАН, 2011, Т 13, № 5, с. 42-47.

33.Курач В., Фроуз И., Курач М, Мако А., Шустр В., Романов О.В., Абакумов Е.В. Изменение некоторых физических свойств почв в хроносерии участков самозарастания карьерно-отвального комплекса Соколов, Чехия // Почвоведение, 2012, № 3, с. 1-8.

34.Власов Д.Ю., Зеленская М.С., Кирцидели И.Ю., Абакумов Е.В., Крыленков В.А., Лукин В.В. Грибы на природных и антропогенных субстратах в Западной Антарктике // Микология и фитопатология, 2012, Том. 46, Вып. 1, с. 20-26.

Монографии

35.Абакумов Е.В., Гагарина Э.И. Почвообразование в посттехногенных экосистемах карьеров Северо-запада России. – СПб: СПбГУ. – 2006. - 256 с.

36. Комаров А.С., Чертов О.Г. Надпорожская М.А., ……… Абакумов Е.В. Моделирование трансформации органического вещества в лесных экосистемах. – М.: Наука.  – 2007. - 380 с.

37.Абакумов Е.В., Гагарина Э.И. Почвы Самарской Луки: разнообразие, генезис, охрана,  СПб.: СПбГУ. – 2008. - 190 с.

38.Абакумов Е.В., Павлова В.М. Почвообразование на отвалах песчаного карьера. - Lap Lambert publishing house. – 2010. - 65 c.

39.Абакумов Е.В. Почвы Западной Антарктики. СПбГУ. – 2011. - 112 с.

40.Сенатор С.А., Саксонов С.В., Иванова А.В., Раков Н.С., Абакумов Е.В. Особенности экологического состояния малых равнинных рек бассейна р. Волга. Тольятти, 2012, в печати.

Статьи в других журналах (наиболее значимые)

41.Abakumov E.V., Listsina O.V., Gagarina E.I. The theoretical basis of mining-quarries land recultivation in taiga zone in Russian North-West // International Union of Forest Research Organizations World Series, V. 15, Vienna 2005, p. 9-12.

42.Абакумов Е.В. Орнитогенные почвы Антарктики: морфология, классификация, география // Вестник молодых ученых Санкт-Петербургского университета.-СПб.: Изд-во С.Петерб. ун-та, 2010. № 1. с. 5-19

43.Абакумов Е.В. Почвообразование и восстановление растительности в Жигулевских карьерах на Самарской Луке // Сборник научных трудов Санкт-Петербургского государственного аграрного университета «Гумус и почвообразование», 2006, с. 35-39.

44.Абакумов Е.В. Микроморфология некоторых Антарктических почв их районов расположения Российских полярных станций // Материалы по изучению Русских почв, 2009, № 6 (33), с. 11-14.

45.Абакумов Е.В., Гагарина Э.И., Саксонов С.В. Почвы Самарской Луки: разнообразие, генезис, охрана // Бюллетень Самарская Лука, 2009, Том. 18, № 2,. 43-51.

46.Абакумов Е.В., Кузнецов Ф.А., Шамсимухаметов М.М. Аккумулятивно-гумусовые почвы сыртовых возвышенностей в пределах Самарской области // Материалы по изучению Русских почв, СПб, СПбГУ, 2009, Вып. 6(33), с. 14-17.

47.Абакумов Е.В., Гагарина Э.И., Саксонов С.В. Аккумуляция органического вещества и депонирование атмосферной углекислоты лесными почвами Самарской Луки // Бюлл. Самарская Лука, 2010, т.19. № 3, с. 75-90.

48.Абакумов Е.В., Сулейманов Р.Р., Файзарахаманова Э.Ю. Почвы национального парка «Башкирия»: первые результаты и перспективы исследований // Бюллетень Самарская Лука, 2010, Том. 19, № 4,  с. 151-157.

49.Абакумов Е.В., Саксонов С.В., Сенатор С.В., Иванова А.В. Почвы Бузулукского бора (в пределах Самарской области): перспективные объекты для включения в Красную книгу почв //  Бюлл. Самарская Лука. 2011. – Т 20. № 3. – с. 169-172.

50.Абакумов Е.В., Сулейманов Р.Р. Почвенный покров лесов Национального Парка «Башкирия» // Аграрная Россия, 2009, Специальный Выпуск, с. 169-170

Доклады на конференциях (наиболее значимые):

51.Abakumov E.V. Grounds fertilization and improvement in antropogenic landscapes of quarries in Russian North-West : use of natural organic substrata for intensification  of soil regeneration and revegetation // Geophysical Research Abstracts EGU05-A-00307, SSS-12-1MO3P-0275, Abstracts of EGU-2005 Annual Congress in Vienna, Austria, 24-28 April 2005.

52.Abakumov E.V., Gagarina E.I., Rudenko N.A. Unique and Rare Kinds of Soils on Samarskaya Luka (Middle Volga, Russian Plain) // 18th World Congress of Soil Soil Science, July 9-15, 2006, Philadelphia, в электронном виде на диске.

53.Cerli C., Abakumov E., Bonifacio E., Celi. L. Evolution of soil organic matter stabilization in Russian Scotch Pina Chronosequence on a formaer sand quarry // Proceedings of the 13th Meeting of the International Humic Substances Society, Karlsruhe, Germany, 2006, V. 2, pp. 693-695.

54.Abakumov E.V., Fujitake N., Kosaki T. Genesis of Cambisol, Luvisol and Rendzic Leptosol of Samara Forest-Steppe Ridges with Special Reference to Characteristic of Humic Acids // Abstracts of 14th International Humic Substances Society Congress, Moscow-St-PEtersburg, 14-19 September, 2008

55.Nadporozhskaya M.A., Abakumov E.V., Chertov O.G. Simulation modelling of soil organic matter dynamics at primary succession of Maluxa quarry (Leningrad region, Russia) // Proceedings of the 13th Meeting of the International Humic Substances Society, Karlsruhe, Germany, 2006, V. 2, pp. 577-580.

56.Abakumov E.V. Initial stages of soil regeneration on the mining grounds of quarries on the Russian North-West //  The 4th International Conference on Soils of Urban, Industrial, Traffic, Mining and Military Areas (SUITMA), 18-25 October, 2007, Nanjing, China, p.82

57.Abakumov E.V. Stocks of organic matter in different age soils of spoiled areas in southern taiga, Russian North-West //  Proceeding book of the communications presented to the International Symposium on Organic Matter Dynamics in Agro-Ecosystems, Poitiers - France, July 16-19, 2007, pp. 430-431.

58.Гагарина Э.И., Абакумов Е.В., Саксонов С.В., Розенберг Г.С. Геогенные экотоны в формировании почвенного разнообразия и обосновании сети почвенных охраняемых территорий Среднего Поволжья // V Съезд Докучаевского общества почвоведов, 16-21 августа 2008, Ростов-на-Дону, с.463.

59.E.V. Abakumov, D.Yu. Vlasov Antarctic Cryosols and Biosoils: two approaches to one profile study // Polar Research - Arctic and Antarctic Perspectives in the International Polar Year  July 8 - 11, 2008 St.Petersburg, Russia

60.E.V. Abakumov Сryosols of Western Antarctica: Morphology, Chemistry and Humus composition // V International Conference on Cryopoedology, Ulan-Ude, Russia, 2009, submitted.

61.E.V. Abakumov Microbial Biomass and Potentially Minerilizable Carbon in Continental and Maritime Soils from Western Antarctica // 12th Nordic-Baltic Symposium on Matural Organic Matter in Environment and Technology, Tallin, Estonia, 2009, pp 3-6.

62.E.V. Abakumov Humus in soils from Western Antarctica // Geophysical research abstracts. 2009. Vol. 11. General Assembly of  Geosciences Union

63.E.V. Abakumov Initial soil formation and humus accumulation on the spoil heaps of sandy quarry, Russian North-West // Geophysical research abstracts. 2009. Vol . 11. General Assembly of  Geosciences Union

64.Абакумов Е.В. Орнитогенные почвы Антарктики: разнообразие и перспективы изучения // Труды V Всероссийской конференции «Гуминовые вещества в биосфере», Санкт-Петербург, 1-4 марта 2010, с. 482-484

65.Gilichinsky D., Abakumov E., Abramov A., Fyodorov-Davydov D.,Goryachkin S., Lupachev A., Mergelov N., Zazovskaya E. Soils of Mid and Low Antarctic: diversity, geography, temperature regime. In: Gilkes RJ, Prakongkep N, editors. Proceedings of the 19th World Congress of Soil Science; Soil Solutions for a Changing World; ISBN 978-0-646-53783-2; Published on DVD; http://www.iuss.org; Symposium WG 1.4.; Cold soils in a changing world ; 2010 Aug 1-6. Brisbane, Australia: IUSS; 2010, pp. 32-35.

66.Abakumov, E.V., Kirtsidelli, I.Yu., Vlasov, D.Yu., Krylenkov, V.A., Kim, J.H., Kim, D.Yu. and Gorbunov, G.A. New data on the micro fungi in soils of the pacific coast of Antarctica // International congress SCAR XXXI, August 3-9 2010, Buenos Ajers, on CD.

67.Abakumov E.V. Soils of Russian Antarctic stations: diversity and featires // Тези  Антарктика и глобальнi системи Землi: нови виклики та перспективи. VАК 2011. V Мiжнародна Антарктична Конференцiя м. Киiв, Украiна, 17-19 травня 2001 р. Сс. 191-193.

68.Abakumov E., Lodigin E., Gabov D., Krylenkov V.. Benzo(a)pyrene content in soils of Antarctica // The 6th International conference on soils of urban, industrial, traffic, mining and military areas. October 3-7 2001, Marrakech, Morrocc, p. 32.

69.Abakumov E. SUITMA taxonomy in Russia // The 6th International conference on soils of urban, industrial, traffic, mining and military areas. October 3-7 2001, Marrakech, Morrocc, p. 12.

70.Абакумов Е.В., Власов Д.Ю. Биогенно-аккумулятивные процессы в почвах субантарктических тундр //Тезисы докладов Международной научной конференции «Резервуары и потоки углерода в лесных и болотных экосистемах бореальной зоны», Сыткывкар, 2011, 26-30 сентября 2011 г., с. 11-12.

71.Абакумов Е.В., Копцева Е.М. Экогенетические сукцессии и почвообразование // Тезисы докладов всероссийской конференции «Развитие геоботаники: история и современность», Санкт-Петербург, 2011, с. 57-59.

Статьи в энциклопедиях

Энциклопедия Самарской области. Т. 1. А-В. - ООО "СамЛюксПринт". Самара, 2010. - 360 с.
Энциклопедия Самарской области. Т. 2. Г-И. - ООО "СамЛюксПринт". Самара, 2010. - 380 с.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.