WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ПАНКОВА НАТАЛИЯ БОРИСОВНА

ПАТОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВЛИЯНИЯ

ФАКТОРОВ РИСКА ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ НА

ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ОРГАНИЗМА УЧАЩИХСЯ:

ДОНОЗОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

14.00.16 патологическая физиология

03.00.13 физиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Москва 2009

Работа выполнена в лаборатории полисистемных исследований Учреждения Российской академии медицинских наук Научно-исследовательского института

общей патологии и патофизиологии РАМН (Москва).

Научные консультанты:

Академик РАМН,

Доктор медицинских наук, профессор

Крыжановский Георгий Николаевич

Доктор биологических наук, профессор

Карганов Михаил Юрьевич

Официальные оппоненты:

Доктор медицинских наук, профессор

Малышев Игорь Юрьевич

Доктор биологических наук, профессор

Рогоза Анатолий Николаевич

Доктор медицинских наук

Брагин Леонид Хрисанфович

Ведущее учреждение:        

Медицинский факультет Российского

Университета дружбы народов

Защита диссертации состоится «____»_______________ 200__ г.

в _____ часов на заседании Диссертационного совета Д 001.003.01

при Учреждении Российской академии медицинских наук

Научно-исследовательском институте общей патологии и патофизиологии РАМН

по адресу: 125315, Москва, Балтийская ул., д. 8.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке института.

Автореферат разослан «____»____________200__ г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат медицинских наук                                        Л.Н.Скуратовская

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Процессы формирования и укрепления здоровья детей, развития функциональных возможностей их организма, входят в компетенцию соответствующих разделов физиологии и медицины (А.Н.Разумов, И.П.Бобровницкий, 2004; М.М.Безруких и др., 2007). Однако существенный временной отрезок детства связан с образовательной средой – с пребыванием в образовательных учреждениях, получением знаний, развитием интеллектуальных, психологических, психофизиологических и физических качеств, формированием новых навыков и умений. Процесс школьного образования к существующим факторам риска для здоровья (физическим, химическим, эпидемическим, социальным) добавляет информационно-психологические факторы, связанные с резким увеличением количества и изменением качества информационного потока (Л.И.Колесникова и др., 2003). В условиях перманентной модернизации и реформировании образования дети также нередко становятся участниками экспериментов, как педагогических, так и административных, не всегда имеющих достаточное научно-методическое, педагогическое, и медицинское обоснования (В.Р.Кучма, М.И.Степанова, 2002). Этот процесс заметно активировался в контексте реализации приоритетных национальных проектов «Образование» и «Здоровье». В частности, в последнее время в школьную практику внедряют личностно-ориентированные, в том числе, здоровьесберегающие образовательные технологии, целью которых является не только повышение качества самого педагогического процесса, но и сохранение, и укрепление здоровья учащихся (Н.А.Алексеев, 2006; А.А.Плигин, 2007). Однако принципы и методы оценки здоровьесберегающей составляющей образовательных технологий и образовательной среды в целом разработаны пока недостаточно.

К настоящему времени сформировалось устойчивое представление о том, что в школьном возрасте на здоровье учащихся оказывает влияние не только процесс образования, но и биологические и средовые факторы (А.Г.Сухарев, 2006). Причем «состояние среды жизнедеятельности современных российских школьников является неблагоприятным для нормального роста, развития и здоровья учащихся» (М.М.Безруких и др., 2006). При этом с одной стороны, признано, что показателем меры и уровня здоровья детей является величина функциональных резервов их организма, их адаптивные способности (В.С.Фомин, 1996; Р.М.Баевский, 2003; А.Г.Сухарев, 2006). С другой стороны, преимущественное применение статистических и санитарно-гигиенических способов оценки влияния образовательной среды на здоровье учащихся лишь констатирует постоянное ухудшение показателей здоровья, что подтверждают данные Союза педиатров России (А.А.Баранов и др., 2008). Причиной ухудшения здоровья учащихся считают негативное влияние социальных и эколого-гигиенических условий жизни (В.Р.Кучма, Л.М.Сухарева, 2007). Кроме того, есть мнение, что неудовлетворительное состояние здоровья детей, как наиболее чувствительной части населения, отражает общее состояния здоровья населения, ухудшающегося под влиянием социальных условий последних десятилетий (М.М.Безруких, 2000).

Одновременно в оценке роли образовательной среды в жизни детей наблюдается некоторая однобокость, ее влияние рассматривается только как фактор риска для здоровья учащихся, с возможным переходом на уровень фактора патогенетического (М.М.Безруких и др., 2007). То, что на фоне действия патогенетических факторов, в том числе индуцированных влиянием образовательной среды, происходит активация факторов саногенетических (Д.Д.Панков, Т.Б.Панкова, 2006), обеспечивающих продуктивное взаимодействие организма ребенка со средой и призванных восстановить нарушенное равновесие в организме (Г.Н.Крыжановский, 2003-2008), из виду часто упускается.

В целом, провести селективную и точную оценку характера влияний образовательной среды на функциональное состояние организма учащихся в контексте комплексного влияния природно-климатических, экологических и социально-экономических факторов среды, использование санитарно-гигиенических методов, основанных на данных медицинской статистики и нозологическом мониторинге, не позволяет. Для решения такой сложной задачи, как оценка изменения уровня здоровья учащихся внутри диапазона «здоровье», т.е. процессов, происходящих в организме большей части детей и подростков в условиях систематического обучения, оценки функциональной направленности происходящих изменений, необходим комплексный подход, предусматривающий динамический контроль за изменением большого числа показателей функциональной активности основных систем организма, а также изучение изменений его адаптивных возможностей, вызываемых потенциально патогенным влиянием факторов образовательной среды. Для проведения такого род исследований на донозологическом уровне целесообразно использовать методологию физиологического и патофизиологического анализа.

Цель исследования.

Используя принципы и методы патофизиологического исследования, выявить функциональную направленность физиологических сдвигов в организме учащихся, вызываемых влиянием образовательной среды и ее отдельных компонентов.

Задачи исследования.

  1. Обосновать применение функциональной нагрузочной пробы с увеличением «мертвого» дыхательного пространства на основе метода спироартериокардиоритмографии для тестирования функционального состояния организма детей и подростков.
  2. Изучить влияние образовательной среды в целом на состояние сердечнососудистой системы и показатели психомоторного развития у школьников разного возраста (по результатам донозологического полисистемного мониторинга в течение учебного года и на протяжении нескольких лет).
  3. Оценить влияние психолого-педагогических факторов образовательной среды на функциональное состояние организма и динамику его изменения у школьников (на примере школ с разными образовательными технологиями).
  4. Оценить влияние эколого-социальных средовых факторов на функциональное состояние организма учащихся (на примере разных мест жительства).
  5. Оценить влияние гиподинамии, как фактора риска образовательной среды, на показатели сердечнососудистой системы, адаптивные возможности организма и психофизиологические показатели учащихся (на примере учащихся общеобразовательных и спортивных школ).
  6. Изучить особенности показателей работы системы нейровегетативной регуляции у прегипертензивных подростков (с высоким нормальным артериальным давлением).
  7. Изучить влияние на функциональное состояние организма учащихся здоровьесберегающих технологий (на примере фитопрепарата «Кармолис» и комплекса специальных упражнений «Пять минут для здоровья»).

Научная новизна.

Для анализа функциональной направленности физиологических сдвигов, вызываемых в организме учащихся влиянием образовательной среды, использованы принципы и методология донозологического полисистемного мониторинга: одновременная комплексная регистрация состояния нескольких систем организма, изучение как одномоментных, так и динамических показателей, установление связей между влиянием средовых и образовательных факторов с изменением показателей функционального состояния организма учащихся. С этой целью впервые применен оригинальный тест оценки адаптивных возможностей организма при увеличении «мертвого» дыхательного пространства методом спироартериокардиоритмографии. Данные об онтогенетических закономерностях реактивности различных показателей сердечнососудистой системы и систем нейровегетативной регуляции при выполнении данной функциональной пробы послужили основанием для сравнительного анализа степени функциональной зрелости сердечнососудистой системы детей и подростков, подвергающихся действию различных факторов риска образовательной среды.

Анализ динамики изменения состояния сердечнососудистой системы в течение учебного года выявил, что признаками адаптации организма учащихся к комплексному влиянию факторов образовательной среды, в условиях тестирования в функциональной пробе с увеличением «мертвого» дыхательного пространства, является усиление активности высших надсегментарных звеньев вегетативной регуляции, отражающих влияние гуморально-метаболических факторов и психо-эмоционального состояния. Этот процесс сопровождается снижением артериального давления у младших школьников и возрастанием частоты сердечных сокращений у старшеклассников. Анализ психофизиологических показателей выявил снижение к концу учебного года плавности движений, тогда как показатели точности движений и внимания в конце учебного года были лучше, чем в осеннем тестировании. Многолетний мониторинг позволил показать, что изменения функционального состояния организма учащихся носят обратимый характер и обнаруживаются во всех классах общеобразовательных школ. Предполагается, что адаптивные изменения в организме учащихся, развивающиеся в ответ на комплексное воздействие факторов образовательной среды, опосредуются перестройками в работе головного мозга – в центральных звеньях нейровегетативной регуляции и в высших отделах психомоторной сферы.

Теоретическая и практическая значимость работы.

В работе впервые проанализированы онтогенетические закономерности функционального созревания систем регуляции сердечного ритма и артериального давления, участвующих в формировании адаптивного ответа организма, в условиях одновременной оценки состояния дыхательной и сердечнососудистой систем при выполнении нагрузочной пробы с увеличением «мертвого» дыхательного пространства.

Направленность функциональных перестроек в организме школьников, вызываемых компонентами образовательной среды, впервые анализируются не только с точки зрения их возможной патогенетической роли, но и с точки зрения саногенеза – процессов, призванных восстановить нарушенное равновесие в организме, и тем самым способствующих восстановлению и укреплению здоровья учащихся.

Показано, что такие компоненты образовательной среды, как гиподинамия и использование традиционных образовательных технологий, являются факторами риска для здоровья учащихся и могут рассматриваться как условно-патогенные. При этом негативное влияние психолого-педагогических факторов образовательной среды усиливается при их сочетании с неблагоприятными эколого-социальными средовыми факторами, что увеличивает риск развития юношеской прегипертензии.

Использование личностно-ориентированных образовательных технологий (профильного обучения, формирования креативного мышления, вальдорфской педагогики), наоборот, оказывают позитивное влияние на функциональное состояние организма учащихся – снижают выраженность функциональных сдвигов во время учебного года в работе сердечнососудистой системы, ускоряют развитие скоростных качеств психомоторной сферы, и могут рассматриваться как факторы саногенеза. Позитивное влияние на здоровье учащихся также оказывают здоровьесберегающие образовательные технологии, основанные на увеличении двигательной активности школьников.

Использование нагрузочной пробы с увеличением «мертвого» дыхательного пространства позволило показать, что в основе изменения функционального состояния сердечнососудистой системы учащихся при действии условно-патогенных факторов образовательной и внешней среды лежит затягивание процессов функционального созревания систем нейровегетативной регуляции. Средовые и школьные факторы, нормализующие возрастную динамику данных процессов, оказывают воздействие саногенетической направленности.

Практическая значимость работы определяется тем, что использование методологии физиологического и патофизиологического анализа результатов донозологического мониторинга здоровья учащихся позволяет корректно оценивать здоровьесберегающую составляющую любых образовательных технологий. Это способствует повышению эффективности образовательного процесса, когда высокое качество знаний достигается одновременно с укреплением здоровья учащихся.

Основные положения, выносимые на защиту.

  1. Функциональная нагрузочная проба с увеличением «мертвого» дыхательного пространства является достаточно чувствительным инструментом для оценки степени функциональной зрелости сердечнососудистой системы и выявления адаптивных изменений в организме учащихся, вызываемых влиянием различных средовых и образовательных факторов.
  2. Индикаторами формирования адаптивного ответа организма учащихся на действие факторов образовательной среды являются обратимые изменения функциональной активности сердечнососудистой системы, систем нейровегетативной регуляции и психомоторной координированности, при которых основные параметры функционального состояния организма учащихся не выходят за границы индивидуальной половозрастной нормы.
  3. Использование традиционных педагогических технологий является фактором риска образовательной среды, тогда как применение личностно-ориентированных образовательных технологий (профильное обучение, формирование креативного мышления, вальдорфская педагогика) снижает выраженность функциональных сдвигов во время учебного года в работе сердечнососудистой системы и ускоряет развитие психомоторных качеств учащихся. Неблагоприятное влияние традиционных педагогических технологий на функциональное состояние организма учащихся проявляется при их сочетании с негативным влиянием средовых факторов (жизнь в мегаполисе).
  4. Условия жизни в мегаполисе, как эколого-социальные средовые факторы, оказывают значимое влияние на сроки функционального развития сердечнососудистой системы учащихся и форму адаптивного ответа их организма при выполнении функциональной пробы с увеличением «мертвого» дыхательного пространства. Особенностью москвичей, как жителей мегаполиса, является затягивание процесса функционального развития систем вегетативной регуляции СР и пАД, и его связь с активностью высших надсегментарных механизмов при недостаточном уровне активности симпатических и барорефлекторных влияний.
  5. Гиподинамия, как один из факторов риска образовательной среды, вызывает относительное отставание функционального развития вегетативной регуляции сердечнососудистой системы учащихся в подростковом возрасте. Использование в практической работе образовательных учреждений здоровьесберегающих технологий, основанных на повышении уровня двигательной активности, вызывает позитивные изменения в динамике показателей сердечнососудистой системы в течение учебного года, а также способствует активации центральных звеньев психомоторной сферы.
  6. Затягивание сроков функционального развития систем нейровегетативной регуляции является одним из факторов патогенеза в формировании состояния прегипертензии в юношеском возрасте. При сочетании негативных влияний средовых факторов (жизнь в мегаполисе) со школьными факторами риска (использование традиционных образовательных технологий) доля подростков с повышенным артериальным давлением (прегипертензивных и гипертензивных) достигает 50 % выборки при 10 % в условно-нормальной популяции.

Внедрение результатов работы.

Основы патофизиологического анализа функционального состояния организма учащихся на донозологическом уровне включены в курс лекций «Инструментальные методы саногенетического мониторинга» на кафедре здоровьесберегающего содержания образовательных технологий ГОУ ДПО «Московский институт открытого образования» Департамента образования г. Москвы. Подготовлен и опубликован «Сборник нормативно-методических документов по оценке влияния образовательных технологий на здоровье детей и подростков». Методика и результаты саногенетического мониторинга сердечнососудистой системы учащихся использованы при разработке методических рекомендаций «Экспертиза нарушений осанки детей и подростков при оптической топографии позвоночника в условиях образовательных учреждений» (утверждены Департаментом здравоохранения г. Москвы 05.02.2008 г.). Результаты саногенетического мониторинга состояния здоровья учащихся использованы при разработке здоровьесберегающих образовательных технологий в НОУ ЧГЭШ «Самсон» (ЮАО г. Москвы) и с 2002 г. используются в практической работе ГОУ СОШ (с углубленным изучением английского языка) № 1357 ЮВАО г. Москвы.

Апробация работы.

Материалы диссертации доложены на Всероссийской научно-практической конференции «Здоровый ребенок» (Улан-Удэ, 22-25 сентября 2003 г.), Международном конгрессе «Здоровье, обучение, воспитание детей и молодежи в XXI веке» (Москва, 12-14 мая 2004 г.), Международной научной конференции «Физиология развития человека» (Москва, 22-26 ноября 2004 г.), 7-й научно-практической конференции «Диагностика и лечение нарушений регуляции сердечно-сосудистой системы» (Москва, 23 марта 2005 г.), VIII Международной конференции АСВОМЕД «Современные технологии восстановительной медицины» (Сочи, 10-15 мая 2005 г.), Всероссийской научно-практической конференции «Природные факторы и социальные условия успешности обучения» (Санкт-Петербург, 10-14 июня 2005 г.), IX Международной конференции АСВОМЕД «Высокие технологии восстановительной медицины: профессиональное долголетие и качество жизни» (Сочи, 13-19 мая 2006 г.), Международной научно-методической конференции «Опыт, проблемы, перспективы и качество высшего инженерного образования: роль физической культуры, спорта и здоровьесберегающих технологий в подготовке специалистов» (Белгород, 3-4 октября 2006), Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Актуальные аспекты жизнедеятельности человека на Севере» (Архангельск, 16-17 ноября 2006 г.), III Международном симпозиуме под эгидой ЮНЕСКО «Проблемы биохимии, радиационной и космической биологии» (Москва, Дубна, 24-28 января 2007 г.), XII Международном симпозиуме «Эколого-физиологические проблемы адаптации» (Москва, 30-31 января 2007), ХХ Съезде Физиологического общества им. И.П.Павлова (Москва, 4-8 июня 2007 г.), X Международной конференции АСВОМЕД «Профессиональное долголетие и качество жизни» (Москва, 24-26 сентября 2007 г.), 1-й научно-практической конференции «Сохранение и укрепление здоровья детей и учащейся молодежи в образовательных учреждениях Российской Федерации» (Москва, 8-9 ноября 2007 г.), Международном симпозиуме «Адаптационная физиология и качество жизни: проблемы традиционной и инновационной медицины» (Москва, 14-16 мая 2008).

Публикации.

По теме диссертации автором опубликовано 43 научные работы, в том числе 14 статей в ведущих рецензируемых журналах.

Объем и структура диссертации.

Диссертация состоит из введения, обзора литературы, 8 глав результатов собственных исследований, обсуждения, выводов и списка литературы. Материалы диссертации изложены на 293 страницах, проиллюстрированы 89 рисунками и 13 таблицами. Список литературы включает 392 источника, из них 219 – отечественных авторов, 173 – зарубежных.

МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

  1. Группы испытуемых

Работа основана на результатах мониторинга функционального состояния организма учащихся различных школ г. Москвы и других регионов РФ:

  • школа № 315 г. Москвы (2004 г., 130 чел.);
  • школа № 548 г. Москвы (2002-2004 гг., 320 чел.);
  • школа № 735 г. Москвы (2002-2006 гг., 160 чел.);
  • школа № 1060 г. Москвы (2003 г., 230 чел.);
  • школа № 1357 г. Москвы (2002-2008 гг., 630 чел.);
  • школа № 1953 г. Москвы (2003-2007 гг., 80 чел.);
  • школы № 1, № 5 и № 9 г. Пушкино Московской области, № 1 п. Заветы Ильича Пушкинского района (2004 г., 150 чел.);
  • школа п. Нагово Новгородской области (2004 г., 30 чел.);
  • школы № 6 и № 9 г. Майкоп, № 3 п. Джерокай Республики Адыгея (2006 г., 120 чел).

Всего обследовано 1850 детей и подростков. Число обследований в каждой школе было от 1 до 10, общее количество обследований составило 9250.

В работе использованы также данные, полученные на 173 взрослых испытуемых:

  • при отработке в качестве функциональной пробы тестирования в спирометрической маске (с увеличением «мертвого» дыхательного пространства) методом спироартериокардиоритмографии использованы результаты обследования 58 взрослых (мужчин и женщин, учителей – слушателей курсов повышения квалификации, средний возраст 42.2 ± 1.2 года);
  • при сравнительном анализе информативности различных функциональных проб для оценки состояния сердечнососудистой системы здоровых испытуемых в модели умственной деятельности, модели физической активности и холодовой пробе использованы данные 40 испытуемых, 20 мужчин и 20 женщин (в основном сотрудники НИИ ОПП и НИИ фармакологии РАМН, средний возраст 38.8±2.2 лет). Тестирование в спирометрической маске с произвольным дыханием проведено на 44 испытуемых, 22 мужчинах и 22 женщинах, средний возраст 38.4±1.3 лет, из них 9 женщин и 17 мужчин входили в выборку предыдущих проб. Проба с контролируемым дыханием с частотой 6 дыхательных циклов в 1 мин выполнена на 57 здоровых испытуемых, 51 мужчине и 6 женщинах (в основном военнослужащие разных специальностей), средний возраст 31.8±1.0 год, предыдущие пробы данная группа испытуемых не выполняла.
  1. Общая оценка уровня здоровья и психофизиологического статуса испытуемых

В работе все обследования, включенные в статистическую обработку, проведены на здоровых людях. Во взрослых коллективах определение уровня здоровья проходило в виде предварительной беседы, а также по результатам регистрации показателей сердечнососудистой и дыхательной систем. Испытуемых с нарушениями сердечного ритма, выраженными изменениями сердечного комплекса и заболеваниями дыхательной системы в анализ не брали. В детских коллективах основой определения уровня здоровья было предварительное изучение медицинских карт, в статистическую обработку брали результаты детей 1-й и 2-й групп здоровья, без патологии дыхательной и сердечнососудистой систем, и без клинически выявленных нарушений психофизиологического статуса.

Для оценки психоэмоционального состояния взрослых испытуемых проведено тестирование по шкале тревожности Спилбергера (русифицированная версия Ханина) и опроснику САН («самочувствие-активность-настроение», по Гончарову) (Практическая психодиагностика, 2006). Тестирование проводили дважды, непосредственно до обследования на приборных комплексах, и сразу после него.

  1. Метод спироартериокардиоритмографии

Прибор «спироартериокардиоритмограф» (САКР) разработан и изготавливается в г. Санкт-Петербург (В.В.Пивоваров, 2006). САКР разрешен к применению Комитетом по новой медицинской технике Министерства здравоохранения РФ (регистрационное удостоверение № 29/03020703/5869-04 от 29 января 2004 г.), методические указания к работе на приборе утверждены и рекомендованы к применению Департаментом ГСЭН МЗ РФ (Сборник нормативно-методических документов, 2002).

Прибор САКР (Рис. 1) проводит одновременную регистрацию показателей дыхания, артериального давления в пальцевой артерии по методу Пеназа (пАД) и электрокардиограммы в I-м стандартном отведении, оценивает частоту сердечных сокращений (ЧСС), величину минимального, максимального и среднего межсистолического интервала (R-R интервала), а также ударный объем сердца (УО) и минутный объем кровообращения, рассчитываемые на основе фазового анализа сердечного цикла и показателей АД.

Рис. 1. Вид испытуемого при обследовании на приборе САКР.

Из показателей дыхания САКР оценивает скорость воздушного потока (с расчетом объемных показателей). Измерение максимальных показателей дыхательной системы (жизненная емкость легких, индекс Тиффно) проводят отдельным тестом.

Из показателей пАД на основании непрерывной записи проводится расчет средних значений систолического и диастолического пАД (пАДС и пАДД), а также показателей вариабельности пАДС и пАДД.

Показателями работы сердца в приборе САКР служат амплитудно-временные параметры сердечного комплекса (с расчетом усредненных значений за период регистрации) и показатели вариабельности сердечного ритма (СР).

Непрерывная регистрация показателей в течение 75-300 с дает возможность анализировать спектральные (по алгоритму параметрической оценки спектральной плотности мощности), геометрические и статистические показатели вариабельности СР, и, одновременно, спектральные показатели вариабельности пАДС и пАДД. Общая мощность спектров рассчитывается в диапазоне 0-0.4 Гц, границы отдельных диапазонов спектров совпадают с рекомендуемыми: диапазон высоких частот (HF) 0.15-0.4 Гц, диапазон низких частот (LF) 0.04-0.15 Гц, диапазон очень низких частот (VLF) 0-0.04 Гц (Heart rate variability, 1996; Р.М.Баевский, Г.Г.Иванов, 2001).

На основании спектральных показателей вариабельности СР рассчитываются индексы вегетативного баланса (ВБ) и централизации (ИЦ):

ВБ = LF/HF;

ИЦ = (VLF+LF)/HF.

Одновременная регистрация вариабельности СР и пАД на приборе САКР дает возможность оценить величину чувствительности спонтанного артериального барорефлекса (ЧБР). Обычно для этой процедуры рекомендуют проводить регистрацию с дыханием 0.1 Гц (6 дыхательных циклов в 1 мин) (L.C.Davies et al., 2002), однако технические возможности САКРа позволяют проводить данные измерения при произвольном дыхании, в моменты когерентности изменений пАД и СР (G.Parati, 2005). Кроме того, для оценки ЧБР в нашей работе использован альфа-индекс, который рассчитывается на основе спектральных показателей вариабельности СР и пАДС (квадратный корень из отношения абсолютных мощностей диапазонов LF спектров вариабельности СР и пАДС).

В приборе САКР предусмотрена также запись результатов тестирования в конвертированных текстовых файлах, совместимых со стандартными программами Microsoft Office и стандартными пакетами статистических программ, что значительно расширяет возможности обработки результатов. В частности, стресс-индекс (ИН), а также другие т.н. показатели Баевского (ИВР, ПАПР, ВПР) рассчитываются отдельной программой по геометрическим показателям вариабельности СР (мода, амплитуда моды, размах колебаний и др.) (А.П.Кулаичев, 2002).

В нашей работе все обследования проведены в состоянии сидя. В этих условиях для корректного измерения пАД проведена дополнительная оценка показателей состояния сердечнососудистой системы при помощи автоматического измерителя артериального давления (тонометра) фирмы «A@D Medical», Япония, модель UA-777. Такой подход позволяет соотносить показания пАД, полученные на САКРе, со значениями плечевого АДС и АДД, получаемые аускультативным методом и вносить соответствующие изменения в методику обследования (корректировать положение датчика пАД относительно уровня сердца для получения истинных значений АД).

Длительность тестирования в нашей работе составляла, как правило, 2 мин. Согласно рекомендациям Европейского общества кардиологов и Северо-Американского общества по кардиостимуляции и электрофизиологии (Heart rate variability, 1996), для анализа мощности всех диапазонов спектра вариабельности СР (HF, LF и VLF), длительность записи не может быть менее 5 мин. При более коротких записях, на основании требований математического аппарата быстрого преобразования Фурье, теряется надежность оценки диапазона VLF, хотя, по мнению Р.М.Баевского, при этом не теряется его информативность, а для надежной оценки диапазонов LF и HF достаточно длительности записи от 66 с (Р.М.Баевский, Г.Г.Иванов, 2001; А.Р.Галеев и др., 2002).

  1. Оценка функционального состояния сердечнососудистой системы здоровых испытуемых при помощи функциональных проб

В работе использованы следующие функциональные пробы:

  • Модель умственной деятельности – счет по Крепелину в модификации Н.И.Курочкина – с чередованием (С.Я.Рубинштейн, 2007). Каждому испытуемому предлагали складывать и вычитать в уме ряд из 25 пар двузначных равномерно случайно распределенных чисел, записанных столбцом. Время работы с каждым рядом было ограничено и составляло 80 с, число рядов – 5.
  • Модель физической деятельности – 20 приседаний в максимально возможном темпе, но без учета времени.
  • Холодовая проба – на 1 мин испытуемому предлагали опустить кисти рук в воду t = 4°C.
  • Тестирование в спирометрической маске, с произвольным дыханием, контроль – тестирование без маски.
  • Контролируемое дыхание с частотой 6 дыхательных циклов в 1 мин, контроль – тестирование в режиме с произвольным дыханием (обе регистрации проводятся в спирометрической маске).

При анализе ответной реакции организма на функциональную пробу принимали, что критерием наличия динамики является изменение анализируемого показателя более чем на 15 % от исходного уровня, со знаком « – » в сторону уменьшения и со знаком « + » в сторону возрастания. Изменение показателя менее чем на 15 % в любую сторону считали результатом погрешности измерения (прибора) и погрешности метода (физиологической вариабельности показателя), и присваивали значение « 0 ». Определение критерия наличия динамики основано как на учете псевдостационарности СР (Н.Б.Хаспекова, 2003), так и на результатах оценки разными методами АД (Н.А.Волов и др., 2003).

У взрослых в тестах с умственной и физической нагрузкой, а также в холодовой пробе до выполнения функциональной пробы проводили измерения тонометром и регистрацию на САКРе (в течение 2 мин), сразу же после выполнения пробы измерения повторяли (временной интервал от завершения выполнения пробы до начала тестирования на САКРе не превышал 1.5-2 мин, от завершения выполнения пробы до завершения тестирования составлял 4-5 мин, что исключает наличие переходных процессов, но обеспечивает регистрацию восстановительного периода). В тестах со спирометрической маской на САКРе проводили две последовательные 2-минутные регистрации – контрольную и тестирующую.

При работе с детьми и подростками в большинстве случаев (кроме специально оговоренных) регистрацию показателей сердечнососудистой системы проводили с надетой спирометрической маской, что позволяет оценивать данные условия тестирования как нагрузочную пробу. Для оценки реактивности сердечнососудистой системы детей и подростков использовали только пробу с регистрацией в спирометрической маске, контролем в данном случае служила регистрация без маски (как и у взрослых испытуемых).

  1. Оценка психомоторной координированности

Для оценки влияния образовательной среды на функциональное состояния организма учащихся также было выбрано тестирование психомоторной координированности как составной части психомоторной сферы человека. Тестирование проведено на приборе «компьютерный измеритель движения» (КИД) (В.В.Пивоваров, 2006). Данный прибор производится ООО «ИНТОКС», г. Санкт-Петербург. Прибор разрешен к применению Комитетом по новой медицинской технике Министерства здравоохранения РФ (регистрационное удостоверение № 29/03041202/5085-03 от 11 апреля 2003 г.). Обследование на КИДе проводится согласно методическим указаниям, утвержденным и рекомендованным к применению Департаментом ГСЭН МЗ РФ (Сборник нормативно-методических документов, 2002.).

Прибор КИД (Рис. 2) представляет собой платформу 40 Н 60 см. На одном конце платформы на вертикальной оси закреплен рычаг, на другом конце – приподнятая дуга с двумя парами светодиодов-маркеров. Свободный конец рычага поворачивается в горизонтальной плоскости вдоль дуги. На конце рычага находится курсор, вершина которого располагается на уровне светодиодов. Угловое расстояние между внешней парой светодиодов составляет 50, между внутренней – 25. Во время тестирования испытуемый кладет свой локоть на закрепленный конец рычага, и работает рукой только в локтевом суставе, перемещая свободный конец рычага с курсором.

Рис. 2. Вид испытуемого при работе на приборе КИД.

Задание состоит из 2 тестов. В 1-м тесте испытуемому предлагают двигать рычаг между двумя светящимися светодиодами с максимальной скоростью и с максимальной точностью. При этом сначала светится крайняя пара светодиодов, затем средняя, затем опять крайняя пара. Время выполнения теста составляет 30 с, тест выполняется обеими руками по очереди. В данном тесте измеряют следующие параметры:

  • длительность цикла движения, определяется как среднее время перемещения рычага в секундах от одного светодиода к другому и обратно;
  • время изменения двигательного стереотипа, определяется как число двигательных циклов, необходимое для достижения требуемой точности движения в новом амплитудном режиме;
  • ошибка сенсорной коррекции флексоров и экстензоров, рассчитывается как средняя величина отклонений амплитуды движений от границ требуемого диапазона, в % к общей амплитуде перемещений рычага во время теста;
  • плавность движения, оценивается на основе соотношения гармоник спектра Фурье как доля основной гармоники в %;
  • моторная асимметрия, рассчитывается на основании сравнения результатов выполнения тестов обеими руками.

Соответственно, оцениваются следующие показатели психомоторной координированности: психомоторная координация (величина, обратно-пропорциональная длительности цикла движения), внимание (величина, обратно-пропорциональная времени изменения двигательного стереотипа), точность движения (величина, обратно-пропорциональная ошибке сенсорной коррекции мышечных групп), плавность движения и моторная асимметрия.

Во 2-м тесте измеряется латентный период сенсомоторной реакции испытуемого на световой и звуковой стимулы. В ответ на предъявляемый стимул испытуемый должен совершить максимально быстрое смещение рычага примерно до середины дугообразного периметра (точность попадания в данном тесте не учитывается) и вернуть курсор в исходное положение. Тест выполняется также обеими руками по очереди, для каждой руки предъявляют по 10 стимулов каждой модальности, длительность стимула 0.4 с, интервал между стимулами изменяется в случайном режиме от 2 до 4 с. Длительность теста для каждой руки и для каждой модальности стимулов составляет 30 с. Соответственно, оценивается сенсомоторная реактивность как величина, обратно-пропорциональная величине латентного периода реакции на стимул.

  1. Статистическая обработка данных

Статистическую обработку данных проводили с использованием пакета статистических программ STATISTICA 6.0.

При однократном обследовании статистический анализ межгрупповых различий проводили при помощи однофакторного дисперсионного анализа (One way ANOVA) с последующим сравнением средних по критерию Фишера. Изменения тестируемых показателей при выполнении функциональной пробы анализировали при помощи дисперсионного анализа для повторных измерений (Repeated measures ANOVA). Межгрупповые различия в изменении показателей при выполнении функциональной пробы также оценивали при помощи дисперсионного анализа для повторных измерений, с последующим сравнением средних по критерию Фишера (Repeated measures ANOVA). Множественные сравнения проводили на основе алгоритма динамического дискриминантного анализа.

Коэффициенты непараметрической корреляции между разными показателями рассчитывали по критерию Спирмена, коэффициенты параметрической корреляции рассчитывали по критерию Пирсона.

Частотные показатели сравнивали по алгоритму точного метода Фишера по двустороннему критерию χ2.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

  1. Физиологическое обоснование использования функциональной пробы с увеличением «мертвого» дыхательного пространства для оценки состояния сердечнососудистой системы взрослых испытуемых и детей

Одновременная регистрация СР, АД и показателей спокойного дыхания предусмотрена во многих современных медицинских приборах, включая реанимационные и клинические прикроватные мониторы. Особенностью прибора САКР, на котором проведено исследование, является наличие встроенного программного обеспечения, позволяющего одновременно оценивать спектральные показатели вариабельности СР, пАДС и пАДД, а также проводить последующую статистическую обработку данных из конвертированных файлов. Сравнение САКРа с приборами аналогичной идеологии (Finometer Pro фирмы «Finapres», Нидерланды, и Поли-Спектр-12 фирмы «Нейрософт», РФ), показало, что САКР обладает техническими и методическими возможностями, сопоставимыми с таковыми распространенных зарубежных и отечественных аналогов, однако превосходит их по потенциалу обработки результатов.

Технической особенностью САКРа является использование ультразвукового метода определения скорости воздушного потока, при котором датчики расположены продольно на трубке, прикрепленной к спирометрической маске и не испытывают фронтального давления воздушного потока (Рис. 1). Диаметр трубки обеспечивает свободное дыхание, хотя увеличивает «мертвое» дыхательное пространство примерно вдвое (объем трубки 275 мл). По нашим данным, у большинства взрослых испытуемых явная реакция на тестирование в маске отсутствует, хотя наблюдается некоторый дрейф ЧСС в сторону возрастания (Рис. 3). В уровне реактивной тревожности за время тестирования наблюдается тенденция (p = 0.063) к снижению, а психологическая оценка по шкале САН не изменяется.

Рис. 3. Совмещенные ритмограммы дыхания и ЧСС при выполнении тестирования на САКРе с надетой спирометрической маской: пример наиболее типичной регистрации взрослого испытуемого.

Часть испытуемых по окончании тестирования сообщали о затруднениях дыхания («не хватает воздуха»), однако количественную оценку глубины и частоты дыхания на данном приборе можно проводить только при надетой маске, что не позволяет сравнить показатели дыхания при выполнении обоих вариантов регистрации. Сопоставление наших условий обследования с аналогичными экспериментами на людях (A.Trzebski et al., 1995; V.L.Cooper et al., 2005) и животных (F.Yasuma, J.-I.Hayano, 2000, 2001; N.Sasano et al., 2002) позволяет считать, что тестирование в спирометрической маске вызывает легкую смешанную гипоксию и гиперкапнию. Это приводит как к активации дыхательного центра (увеличение глубины и/или частоты дыхания) с одновременным усилением активности парасимпатического звена регуляции сердечнососудистой системы, так и к активации симпатических влияний.

Полученные нами результаты показали, что, при сравнении результатов тестирования в спирометрической маске с тестированием без маски, по усредненным данным, у взрослых испытуемых не выявляется изменений ЧСС, УО, уровня пАДС и пАДД, а также альфа-индекса (Рис. 4, А, Б). Однако в спектре вариабельности СР происходят статистически значимые перестройки. При неизменном уровне суммарной мощности спектра отмечено снижение относительной мощности LF и возрастание относительной мощности HF (Рис. 4, В, Г.). Соответственно, происходит значимое снижение индексов, рассчитываемых по спектральным показателям – ВБ и ИЦ. В спектре вариабельности пАДС при неизменном уровне общей мощности спектра отмечено возрастание относительной мощности диапазона HF, а в спектре вариабельности пАДД выявляется возрастание общей мощности спектра, а также возрастание относительной мощности диапазонов HF и LF и снижение относительной мощности VLF. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что описанные изменения показателей сердечнососудистой системы регистрируются у большинства взрослых испытуемых (70-80 %), при отсутствии различий между мужчинами и женщинами.

У учащихся начальной школы (7-10 лет) также обнаружена реакция на надевание маски, но в несколько иной форме. В этой группе испытуемых выявлена тенденция к возрастанию ЧСС (Рис. 4, А). Показатели сердечной производительности и альфа-индекс у детей, как и во взрослой группе, не менялись. И, в отличие от взрослых, у детей не выявлено значимых перестроек спектра вариабельности СР. Соответственно, у детей не изменилось расчетное значение ВБ, а изменение ИЦ было меньше, чем в группе взрослых испытуемых.

Отличительной особенностью реакции детей на надевание маски можно считать снижение уровня пАДС, незначительное по абсолютным значениям (ниже принятого в данной работе порога наличия реакции на пробу), но статистически значимое (Рис. 4, Б). При этом в спектре вариабельности пАДС отмечено возрастание относительной спектральной мощности диапазона LF, отсутствующее у взрослых испытуемых. Изменения относительной спектральной мощности в других диапазонах спектра вариабельности пАДС, как и спектра вариабельности пАДД, у детей и взрослых не различались. Следует отметить, что доля детей с выраженной реакцией на надевание маски (по относительным спектральным показателям вариабельности пАДС) достигает 60 %, а доля детей без реакции не превышает 20 %, при отсутствии половых особенностей. Это свидетельствует о том, что тестирование учащихся начальной школы в маске также является функциональной пробой, небезразличной для их организма, как и в группе взрослых испытуемых.

Рис. 4. Изменение (в %) показателей сердечнососудистой системы при регистрации в маске по сравнению с регистрацией без маски. А – ЧСС, Б – пАДС, В – относительной мощности диапазона низких частот (LF) спектра вариабельности СР, Г – относительной мощности диапазона высоких частот (HF) спектра вариабельности СР. Темные столбики – взрослые испытуемые, светлые – учащиеся начальной школы Статистическая значимость изменения показателя при тестировании в маске по сравнению с тестированием без маски: # – p < 0.05. Статистическая значимость межгрупповых различий: * – p < 0.07, ** – p < 0.05.

Обнаружено, что снижение пАДС у детей находится в корреляционной связи с возрастанием в спектре вариабельности пАДС относительной мощности как диапазона LF (r = 0.410, p < 0.05), так и HF (r = 0.480, p < 0.05), а также с исходным уровнем этих показателей (r = –0.270, p < 0.05 и r = –0.317, p < 0.05 соответственно). Эти данные предполагают зависимость изменения показателей АД у детей от общего уровня вегетативной активности, но не вегетативного статуса.

В большинстве экспериментальных работ по оценке реактивности показателей сердечнососудистой системы в функциональных пробах принято проводить разделение испытуемых на подгруппы в соответствии с их исходным вегетативным статусом. Учитывая, что подавляющее большинство школьников в возрасте до 15-16 лет являются симпатикотониками (А.Р.Галеев и др., 2002; М.В.Шайхелисламова, 2007), в нашей работе проведен расчет коэффициентов параметрической корреляции между исходной величиной LF спектра вариабельности СР, характеризующей уровень симпатической активности (Heart rate variability, 1996; Р.М.Баевский и др., 1984) и степенью изменения различных параметров сердечнососудистой системы. Обнаружено, что у взрослых испытуемых наблюдается связь исходной величины LF со степенью изменения этого показателя (r = –0.378, p < 0.05) и ЧСС (r = –0.298, p < 0.05). У детей отмечена корреляция данного показателя со степенью изменения относительной мощности диапазонов LF (r = –0.325, p < 0.05) и HF спектра вариабельности СР (r = 0.299, p < 0.05), а также расчетного индекса ВБ (r = –0.321, p < 0.05). Изменения остальных показателей сердечнососудистой системы, регистрируемых при проведении нашей функциональной пробы (включая АД), у испытуемых из обеих возрастных групп не определялись исходным вегетативным статусом (при его оценке по показателям вариабельности СР).

Оценка эффективности тестирования состояния сердечнососудистой системы взрослых и детей в условиях надетой спирометрической маски в качестве нагрузочной функциональной пробы предполагает сравнение с другими функциональными пробами. Постановка задачи по оценке влияния образовательной среды на функциональное состояние организма учащихся ограничивает диапазон выбора функциональных проб теми, которые используются для работы со здоровыми людьми. Данная часть работы проведена с привлечением взрослых испытуемых. В сравнительный анализ информативности результатов взяты модель умственной деятельности, модель физической (немаксимальной) деятельности, холодовая проба, тестирование в спирометрической маске с произвольным дыханием и в режиме контролируемого дыхания с частотой 6 дыхательных циклов в 1 мин. Результаты проведенных исследований свидетельствуют о том, что из проведенных функциональных тестов на базе прибора САКР, по-видимому, наиболее универсальной является проба с тестированием в спирометрической маске с произвольным дыханием (увеличением «мертвого» дыхательного пространства). Эта проба проста в исполнении, может применяться как ко взрослым, так и к детям, не требует совершения испытуемым каких-либо действий, вызывает выраженные изменения показателей сердечнососудистой системы, поддающиеся непротиворечивой интерпретации. Выявленная в данной серии экспериментов разнонаправленность изменений показателей у разных испытуемых дает также возможность оценивать индивидуальные особенности их организма.

  1. Онтогенетические особенности реакции сердечнососудистой системы на тестирование в спирометрической маске

Известно, что функциональное созревание симпатической регуляции сердечнососудистой системы продолжается до 15 лет, а в возрасте 8-11 лет в ней происходят качественные изменения, которые находят свое отражение в перестройке спектральных показателей вариабельности СР (О.Ю.Чиркова и др., 1999; А.Р.Галеев и др., 2002). Наши эксперименты не только подтверждают эти данные, но и дополняют их фактами незрелой реакции регуляторных систем организма учащихся на нагрузочную пробу, близкую к «бытовым» нагрузкам. Использованная нами функциональная проба имитирует условия, возникающие в общественном транспорте, или в закрытом помещении при длительном нахождении в нем большого количества людей, как это обычно происходит в школе.

Сравнительное изучение показателей сердечнососудистой системы у детей и подростков 6-17 лет, учащихся различных школ г. Москвы, выявило, что при тестировании без спирометрической маски такие показатели сердечнососудистой системы, как ЧСС, УО, ВБ, ИЦ и стресс-индекс, достигают уровня взрослых испытуемых к возрасту 15-16 лет. В возрасте 13-14 лет у подростков наблюдается период функционального напряжения регуляторных систем, что проявляется в снижении альфа-индекса и увеличении стресс-индекса. Уровень пАД стабилизируется к 21 году, как и спектральные показатели вариабельности пАД.

Общая мощность спектра вариабельности СР в наших исследованиях мало зависела от возраста, однако отмечено перераспределение относительного вклада в спектр разных частот. Выявлено снижение к 13 годам доли высоких частот диапазона HF, отражающих влияние на СР автономного контура регуляции, опосредуемого, главным образом, активностью парасимпатической нервной системы (Р.М.Баевский и др., 1984). Также к 13 годам показано возрастание доли низких частот LF, отражающих активность симпатического звена вегетативной регуляции и барорефлекторных механизмов (Р.М.Баевский и др., 1984; S.Malpas, 2002). Относительный вклад составляющей VLF, связанных с метаболическими, гуморальными, эмоцио- и психогенными влияниями на СР (Н.Н.Данилова, С.В.Астафьев, 2000; В.А.Машин, М.Н.Машина, 2000; Н.Б.Хаспекова, 2003; T.A.Kuusela et al., 2003; F.Togo et al., 2006; H.M.Stauss, 2007; С.Т.Зубкова, 2008 и др.), увеличивался с более раннего возраста (9-10 лет). Следует обратить внимание на некоторое снижение вариабельности СР и всех его составляющих спектра в возрасте 13-14 лет, что совпадает с периодом достижения уровня взрослых испытуемых по структуре спектра. По принятой в возрастной физиологии периодизации, данный возрастной интервал совпадает с началом подросткового периода (А.А.Маркосян, 1969; И.А.Аршавский, 1982) и одним из периодов индивидуального развития, называемых критическими (М.М.Безруких и др., 2007). Возможно, этот возрастной интервал соответствует тому этапу онтогенетического развития, когда морфологическое формирование сердечнососудистой системы уже близко к завершению, однако функциональное развитие еще недостаточно. Об этом же свидетельствуют результаты спектрального анализа вариабельности пАДС – возрастание общей мощности спектра у подростков 13-16 лет при опережающем, но транзиторном (в 13-14 лет) возрастании вклада низких частот LF, отражающего уровень симпатической и барорефлекторной регуляции АД (C.Julien et al, 2002; S.Malpas, 2002; T.A.Kuusela et al., 2003; H.M.Stauss, 2007).

Особенностью нашей работы является оценка онтогенетических закономерностей формирования адаптивного ответа организма детей и подростков в новой функциональной пробе – тестировании в спирометрической маске. Как показано в данной серии экспериментов, в таких условиях у взрослых испытуемых в возрасте 22-35 лет основные показатели сердечнососудистой системы (ЧСС, УО, пАД, альфа-индекс, стресс-индекс) не изменяются, но возрастает общая мощность спектров вариабельности СР и пАДС, а также происходит увеличение доли высоких частот HF в спектре вариабельности СР (с соответствующим снижением показателей ВБ и ИЦ) и пАДД. Существенные отличия от показателей взрослых выявлены в самой младшей возрастной группе 6-8 лет (возрастание ЧСС и стресс-индекса, снижение доли VLF в спектре вариабельности СР и, наоборот, возрастание доли VLF в спектре вариабельности пАДС), в возрасте, когда, по данным других авторов (О.В.Коркушко и др., 1991; А.Р.Галеев и др., 2002; M.S.Silvetti et al., 2001; Z.Lenard et al., 2004), еще не закончено формирование систем вегетативной регуляции СР. В подростковом возрасте основными отличиями от взрослых испытуемых было снижение при выполнении функциональной пробы стресс-индекса и пАД (Рис. 5). При этом наибольшая степень снижения пАДД наблюдается в 13-14 лет и сопровождается снижением относительной мощности диапазона VLF в спектре вариабельности СР и диапазона LF в спектре вариабельности пАДС (на фоне меньшей степени возрастания общей мощности данного спектра). Данные факты свидетельствуют о том, при выполнении функциональной пробы с увеличением «мертвого» дыхательного пространства у подростков данного возраста в большей степени активируются автономные механизмы регуляции сердечнососудистой системы. Изменения функциональной активности симпатической системы (в первую очередь, ее высших отделов), контролирующей СР и пАД (C.Julien et al, 2002; S.Malpas, 2002; H.M.Stauss, 2007), в этом возрасте еще недостаточны для поддержания АД.

Рис. 5. Изменения (в % по сравнению с тестированием без маски) пАДС (А) и пАДД (Б) при выполнении функциональной пробы. Группы испытуемых обозначены внизу цифрами. Статистическая значимость изменения показателя при выполнении функциональной пробы обозначена (#) (p < 0.05 Repeated measures ANONA), статистическая значимость отличий от группы взрослых испытуемых 6 обозначена (*)(p < 0.05 One way ANOVA), отличия от других групп обозначены над/под столбиками соответствующей цифрой.

Следующий возрастной период, 15-16 лет, также имеет признаки незавершенности функционального созревания вегетативной регуляции сердечнососудистой системы: снижение в процессе выполнения пробы стресс-индекса, снижение пАДД, снижение вклада диапазона VLF в спектрах вариабельности пАДС и пАДД и возрастание вклада низких частот LF в спектре вариабельности пАДС. Полученные данные предполагают, что функциональная проба вызывает у подростков активацию симпатического звена вегетативной регуляции, но степень ее активации все еще недостаточна для поддержания уровня АД. Эти результаты не совпадают с оценкой степени зрелости систем регуляции СР, полученными в спокойном состоянии, но согласуются с оценкой динамики становления уровня пАД.

Таким образом, использование новой функциональной пробы с увеличением «мертвого» дыхательного пространства при надевании спирометрической маски прибора САКР, позволило показать, что процесс онтогенетического развития вегетативной регуляции сердечнососудистой системы после 6 лет может быть условно разделен на несколько периодов. На первом этапе происходит повышение активности систем вегетативной регуляции СР, сопровождаемое признаками их функционального напряжения (к 13-14 годам). Затем идет становление показателей покоя и функциональное созревание систем регуляции СР (к 15-16 годам). Функциональное созревание системы регуляции пАД завершается, по нашим данным, к 21 году, однако данный факт нуждается в уточнении.

Полученные в данной главе результаты о возрастной динамике различных показателей сердечнососудистой системы и систем нейровегетативной регуляции, а также их реактивности в функциональной пробе с увеличением «мертвого» дыхательного пространства, послужили основанием для сравнительного анализа степени функциональной зрелости сердечнососудистой системы детей и подростков, подвергающихся действию различных факторов риска образовательной среды.

  1. Динамика показателей сердечнососудистой системы и психомоторной координированности у учащихся в течение учебного года

Динамическая оценка длительного комплексного влияния образовательной среды на функциональное состояние организма учащихся (при тестировании в спирометрической маске) была проведена в условиях донозологического мониторинга, по 3 схемам:

  1. в школе № 1357 г. Москвы оценивали функциональное состояние организма учащихся с 1-го по 11-й классы, дважды, в октябре (после окончания периода адаптации к началу учебного года), и в апреле, всего 480 повторных измерений;
  2. в школе № 1060 г. Москвы анализировали показатели учащихся 1-10-х классов, полученные «в противофазе»: первое обследование проведено в апреле, повторное – в октябре, всего 210 повторных измерений;
  3. в школе № 1357 использовали данные 6-летнего наблюдения за одними и теми же учащимися одной параллели – всего 44 человека, за время обучения с 5-го по 10-й классы.

Результаты общешкольного мониторинга показали следующее. Для весеннего тестирования оказалось характерным повышение ЧСС, достигающее уровня статистической достоверности в школе № 1060 в 1-м, 2-м и 4-м классах, в школе № 1357 – в 5-м, 6-м и 8-м классах. Весеннее снижение пАДС выявлено в школе № 1060 в 4-м, 5-м, 6-и и 8-м классах, в школе № 1357 – в 3-м, 4-м, 5-м, 7-м, 8-м и 10-м классах (Рис. 6), а также при многолетнем мониторинге.

Данные литературы (А.Г.Хрипкова, М.В.Антропова, 1982; М.В.Антропова, В.И.Козлов, 1988; А.Н.Поборский и др., 2000; А.И.Федоров и др., 2002) описывают аналогичные результаты – снижение показателей АД в течение учебного года. Однако во всех процитированных работах одновременно со снижением АД выявлено и снижение ЧСС. В нашем исследовании обнаружено, наоборот, возрастание данного показателя. Повышение уровня ЧСС в условиях нагрузочной функциональной пробы мы интерпретируем как признак функционального напряжения систем вегетативной регуляции. Об этом же свидетельствуют и динамика спектральных показателей вариабельности СР. Так, в весеннем тестировании в школе № 1060 повышенный уровень относительной мощности диапазона VLF (до 25 %), отражающего активность центральных звеньев вегетативной регуляции СР, выявлен в 3-м, 6-м и 8-м классах, повышенный уровень ИЦ (до 2.5 у.е.), отражающий избыточную централизацию регуляции СР – во 2-м классе. В школе № 1357 относительная мощность диапазона VLF во всех тестированиях составляла не менее 20 % и значимо не изменялась, а величина ИЦ – не менее 2 у.е. с возрастанием в весенних тестированиях до 5 у.е. в 6-м и 10-м классах, а по результатам многолетних наблюдений – также и в 7-м и 8-м классах.

Рис. 6. Изменение (в %) пАДС при повторных обследованиях у учащихся школы № 1060 (А) и № 1357 (Б). Серые столбики – осеннее тестирование, белые – весеннее. Числами на столбиках обозначены классы. Статистическая значимость изменения показателя по сравнению с предыдущим сроком тестирования – # – p < 0.07, ##  – p < 0.05 (Repeated measures ANOVA).

В нашей работе выраженных колебаний суммарной мощности спектра вариабельности СР, как общего уровня вегетативной активности, в школе № 1357 не обнаружено, величина суммарной мощности спектра вариабельности СР была в пределах 4500 мс2. В школе № 1060 во 2-м, 4-м и 5-м классах тестируемая величина изменялась в диапазоне от 3500 до 6000 мс2, с максимальными значениями в осеннем тестировании. Наши данные отличаются от результатов других авторов, которые описывают повышение общей мощности спектра вариабельности СР весной (Н.Ю.Лаврова и др., 1998; И.Г.Кайсина и др., 2005). Отличия наших данных, как и в случае с ЧСС, связаны, по-видимому, с методическими особенностями проведения обследования (использование функциональной нагрузочной пробы), а различия между школами могут быть обусловлены спецификой используемых образовательных технологий.

Мониторинг психофизиологических показателей учащихся при всех схемах обследования выявил снижение к концу учебного года плавности движений, как один из признаков утомления. Показатели точности движений и внимания в весеннем тестировании, в конце учебного года, наоборот, были лучше, чем в осеннем тестировании.

Таким образом, во всех трех вариантах донозологического мониторинга в течение учебного года выявлены изменения показателей сердечнососудистой системы и систем вегетативной регуляции, а также психофизиологических показателей, которые в целом носят обратимый характер. Данное обстоятельство имеет принципиальный характер, поскольку, по современным представлениям, одной из границ между нормой и патологией является обратимость событий (П.М.Балабан, Н.В.Гуляева, 2006). Следовательно, изменения в организме учащихся в течение учебного года не могут быть квалифицированы как патологический процесс.

В литературе по данному вопросу за несколько последних десятилетий описано снижение в течение учебного года ЧСС и показателей АД у учащихся младших классов (А.Г.Хрипкова, М.В.Антропова, 1982; М.В.Антропова, В.И.Козлов, 1988; А.Н.Поборский и др., 2000; А.И.Федоров и др., 2002). Также обнаружено, что уровень вегетативной активности учащихся, определяемый по экскреции с мочой катехоламинов, их предшественников и метаболитов (А.Г.Хрипкова, М.В.Антропова, 1982; М.В.Шайхелисламова, 2007), имеет сезонные колебания, с максимальной выраженностью в 3-й учебной четверти. Предполагается, что такие изменения отражают адаптацию организма детей к условиям систематического школьного обучения. Общий уровень вегетативной активности, оцениваемый по суммарной мощности спектра вариабельности СР, как оказалось, в детской популяции также имеет выраженные сезонные колебания с наибольшими значениями в зимне-весенних обследованиях (Н.Ю.Лаврова и др., 1998; И.Г.Кайсина и др., 2005). Однако авторы последних цитируемых работ считают, что выявленные сдвиги обусловлены не факторами образовательной среды, а сезонными изменениями гормональной активности. Эксперименты на животных доказали обоснованность такой точки зрения: у кроликов отмечено снижение АД и ЧСС в апреле-мае, а также весеннее повышение содержания моноаминов в головном мозге, достигающее максимума в мае (М.Я.Оттер, А.В.Шоттер, 1991). Аналогичные изменения выявлены в более ранних работах М.Я.Оттер на крысах (1980) и мышах (1982).

Вместе с тем, влияние факторов образовательной среды на показатели сердечнососудистой системы доказано в других мониторинговых исследованиях, на более коротких интервалах времени. Так, у более взрослых испытуемых (студентов университета) транзиторное снижение АД описано как в течение рабочего дня, так и на протяжении рабочей недели (Э.С.Геворкян и др., 2006). Также показано, что биологические ритмы в изменении показателей сердечнососудистой системы, как суточные, так и годичные, могут изменяться в зависимости от условий образовательной среды (Р.С.Сигида, 2004).

В нашей работе мониторинг функционального состояния сердечнососудистой системы учащихся, проводимый в условиях тестирования в спирометрической маске (в условиях функциональной пробы), показал, что за первую половину учебного года (по результатам сравнительного анализа результатов, полученных в октябре и январе) у первоклассников снижаются показатели пАДС и пАДД, но не меняется ЧСС, и снижается суммарная мощность спектра вариабельности пАДС. Анализ спектральных показателей вариабельности СР не выявил значимого изменения абсолютных мощностей диапазонов спектра (хотя суммарная мощность спектра возрастала), но обнаружил перераспределение их относительного вклада – возрастание относительной мощности диапазона VLF и расчетных индексов на основе спектральных показателей – ВБ и ИЦ. В целом, изменения показателей сердечнососудистой системы первоклассников за первое учебное полугодие, не выходящие за пределы половозрастной нормы, свидетельствуют об активации центрального звена вегетативной регуляции (включая психо-эмоциональные и гуморально-метаболические влияния). Эти сдвиги, зарегистрированные в сезон низкой гормональной активности, с большей вероятностью могут быть интерпретированы как адаптивный ответ организма первоклассников на начало систематического обучения.

Оценка показателей психомоторной координированности выявила ухудшение в эти сроки большинства показателей управляемости мышечной работой и межмышечной координации правой руки, что может быть объяснено началом освоения письма – активной работой по формированию нового навыка, требующей перестройки уже сложившихся в дошкольном периоде двигательных стереотипов (Е.П.Ильин, 2003).

В 10-х классах у школьников за первое полугодие отмечено возрастание ЧСС, тогда как показатели пАД значимо не изменялись – в противоположность тому, что зарегистрировано в 1-х классах. Изменения спектральных показателей вариабельности СР у 10-классников были аналогичны таковым у первоклассников: возрастание относительной мощности диапазона очень низких частот VLF при неизменных величинах относительной спектральной мощности других диапазонов. Однако суммарная мощность спектра, в отличие от первоклассников, не изменялась, хотя расчетные индексы ВБ и ИЦ возрастали. Можно предположить, что у старшеклассников, как и у учащихся начальной школы, возрастает степень централизации в управлении сердечнососудистой системой, хотя общий уровень вегетативной активности существенно не изменяется. При тестировании психофизиологических показателей 10-классников было выявлено, что за анализируемый период ни один из показателей психомоторной координированности и сенсомоторной реактивности значимо не изменился, что свидетельствует о стабильном уровне психомоторной сферы испытуемых.

Следовательно, отражением длительной адаптации организма учащихся к влиянию образовательной среды (Ф.З.Меерсон, М.Г.Пшенникова, 1988), в условиях тестирования в функциональной пробе с увеличением «мертвого» дыхательного пространства можно считать возрастание уровня централизации в управлении сердечнососудистой системой, сопровождающееся снижением АД у первоклассников и возрастанием ЧСС у 10-классников.

  1. Влияние различных образовательных технологий на функциональное состояние организма учащихся

Для доказательства вклада в динамику изменения изучаемых показателей сердечнососудистой системы не только сезонных колебаний природно-климатических факторов, но и факторов риска образовательной среды, нами проведено сравнение показателей учащих школ г. Москвы с разными образовательными технологиями, во время максимальной выраженности сдвигов (в 3-й четверти):

  • школы № 1357 и № 735, с традиционной системой обучения;
  • школа № 548 (Центр образования «Царицыно»), с личностно-ориентированными образовательными технологиями; в старших классах наряду с общеобразовательными классами (548о) с аудиторной нагрузкой 35 часов в неделю, существуют лицейские классы профильного обучения (548л), имеющими разные направления (экономика, математика, гуманитарные и художественные классы и др.), которые включают в цели педагогического процесса формирование у учащихся креативного мышления, с аудиторной нагрузкой до 47 часов в неделю (40-42 часа по расписанию + 5-7 часов факультативных и подготовительных занятий);
  • школа № 1060 вальдорфской педагогики;
  • школа № 315, с личностно-ориентированными образовательными технологиями, где в старших классах проводится только профильное обучение (математика, физика, гуманитарный профиль, экономика и др.).

Обследование проведено на приборных комплексах САКР (в условиях функциональной пробы, в надетой спирометрической маске) и КИД по 2 схемам:

  1. в условиях 3-летнего мониторинга состояния здоровья одних и тех же детей (учащиеся 1-3-х классов школ № 1357, № 735, № 548, учащиеся 9-11-х классов школ № 1357, № 548);
  2. в условиях одномоментного обследования состояния здоровья учащихся разных классов (учащиеся 1-3-х классов школ № 1357, № 735, № 548, № 1060, учащиеся 9-11-х классов школ № 1357, № 315, № 548, № 1060).

Применение для статистической обработки полученных результатов алгоритма дискриминантного анализа позволило показать, что в ситуации, когда учитываются все регистрируемые показатели сердечнососудистой системы, статистически значимых различий между функциональным состоянием организма учащихся 1-3 и 9-11 классов разных школ не обнаруживается. Вместе с тем, различия между учащимися разных школ обнаруживаются при анализе отдельных показателей по алгоритму однофакторного дисперсионного анализа. В частности, уже со 2-го класса в школах с традиционной системой обучения наблюдается возрастание относительной мощности диапазона VLF спектра вариабельности СР, наблюдаемое вплоть до 10-го класса (Рис. 7, Б), с соответствующим возрастание расчетного показателя ИЦ (Рис. 7, А).

О том, что изменения показателей сердечнососудистой системы обусловлены психолого-педагогическими факторами образовательной среды, говорят два обстоятельства. Во-первых, результаты донозологического мониторинга функционального состояния организма учащихся свидетельствуют о том, что в 1-е классы разных школ приходят учащиеся с примерно одинаковыми показателями работы сердечнососудистой системы, но уже ко 2-му классу различия между их показателями достигают уровня статистической достоверности. Во-вторых, различия между показателями учащихся школ с разными образовательными технологиями обнаруживаются только по показателю мощности диапазона очень низких частот, который, согласно сложившейся интерпретации, наряду с гуморально-метаболическими, отражает и психо-эмоциональные влияния на СР (Р.М.Баевский и др., 1984; Heart rate variability, 1996; В.А.Машин, М.Н.Машина, 2000; Н.Б.Хаспекова, 2003; T.A.Kuusela et al., 2003; Н.Е.Ревина, 2005; С.В.Труфакин и др., 2005; F.Togo et al., 2006; Е.С.Акарачкова и др., 2007; H.M.Stauss, 2007; С.Ю.Артамонова, 2008; С.Т.Зубкова, 2008 и др.).

       

Рис. 7. Величина расчетного ИЦ у учащихся 1-3-х классов (А) и относительная мощность (%) диапазона VLF спектра вариабельности СР у учащихся 9-11-х классов (Б) в школах с различными образовательными технологиями при одномоментном обследовании. Статистическая значимость отличий от школы № 1357 (p < 0.05 One way ANOVA) обозначена (*), от школы № 735 – (+), от школы № 548л – (“). Цифры на шкале абсцисс обозначают класс.

Оценка по алгоритму дискриминантного анализа показателей психомоторной координированности выявила статистически значимые различия между учащимися обследованных школ: при 3-летнем мониторинге в 1-м классе F(30,112) = 2.983, p = 0.000, во 2-м классе F(30,142) = 4.037, p = 0.000, в 3-м классе F(30,150) = 6.181, p = 0.000; при одномоментном обследовании учащихся разных классов в 1-м классе F(45,318) = 1.180, p = 0.020, во 2-м классе F(45,223) = 2.889, p = 0.000, в 3-м классе F(45,253) = 4.891, p = 0.000. При этом значимыми показателями при обеих формах мониторинга в 1-м классе были латентный период реакции на световой стимул и плавность движения, во 2-м и 3-м классах – длительность цикла движения, сенсомоторная реактивность, точность движения и моторная асимметрия. Различия между первоклассниками отражают разный уровень развития психомоторики, и, соответственно, разный уровень готовности к обучению у поступающих в школы с разными образовательными технологиями.

Динамическое наблюдение за показателями психомоторной координированности позволило показать, что на протяжении 3 лет обучения в школах № 735, № 548 и № 1060 показатели длительности цикла движения, времени изменения двигательного стереотипа и сенсомоторной реактивности постепенно снижаются, отражая развитие психомоторной координированности учащихся данных школ. Однако показатели точности движений у них значимо не изменяются. У учащихся школы № 1357 обнаружены противоположные изменения: снижение ошибки сенсорной коррекции мышц (повышение точностных показателей работы) при неизменном уровне скоростных показателей (длительности цикла движения, времени изменения двигательного стереотипа и показателей сенсомоторной реактивности). При этом показатель моторной асимметрии, характеризующий первоклассников школы № 1357 как амбидекстров (по усредненным значениям), в 3-м классе отражает развитие управляемости правой руки.

Рис. 8. Длительность цикла движения (с) (А) и латентный период реакции на звуковой стимул (с) (Б) при работе на приборе КИД, в условиях одномоментного обследования учащихся 9-11-х классов. Статистическая значимость отличий от школы № 1357 (p < 0.05 One way ANOVA) обозначена (*), от школы № 735 – обозначена (+), от лицейских классов школы № 548 – обозначена (“). Цифры на шкале абсцисс обозначают класс.

Оценка по алгоритму дискриминантного анализа показателей психомоторной координированности старшеклассников, как и у учащихся начальной школы, выявила статистически значимые различия между учащимися обследованных школ: при 3-летнем мониторинге в 9-м классе F(15,90) = 12.591, p = 0.000, во 10-м классе F(15,98) = 10.077, p = 0.000, в 11-м классе F(15,83) = 8.212, p = 0.000; при одномоментном обследовании учащихся разных классов в 9-м классе F(60,962) = 2.874, p = 0.000, во 10-м классе F(60,782) = 3.292, p = 0.000, в 11-м классе F(45,443) = 2.546, p = 0.000. При этом значимыми показателями при обеих формах мониторинга были скоростные показатели психомоторной координированности: в 9-м классе – длительность цикла движения, в 10-м классе – время изменения двигательного стереотипа и сенсомоторная реактивность, в 11-м классе – длительность цикла движения и сенсомоторная реактивность (Рис. 8).

В целом, приведенные результаты оценки психомоторной координированности свидетельствуют о том, что личностно-ориентированные образовательные технологии способствует более раннему функциональному созреванию психомоторной регуляции, за счет ускоренного развития скоростных свойств (длительность цикла движения как интегральный показатель психомоторной координации, сенсомоторная реактивность), контролируемых высшими отделами головного мозга. Показатели точности движений, регулируемые, в основном, на уровне рефлекторных механизмов спинного мозга, и сниженные в школах с личностно-ориентированным обучением, выравниваются к 11-му классу.

Полученные в данной главе результаты позволяют предположить, что адаптивные изменения в организме учащихся, развивающиеся в ответ на комплексное воздействие образовательной среды, опосредуются перестройками в работе головного мозга – в центральных звеньях нейровегетативной регуляции СР (о чем свидетельствуют изменения относительного вклада в спектр вариабельности СР диапазона VLF) и в высших отделах психомоторной сферы. При этом использование в педагогической практике личностно-ориентированных образовательных технологий снижает выраженность функциональных сдвигов в работе сердечнососудистой системы и ускоряет развитие психомоторных качеств.

  1. Влияние места проживания на функциональное состояние и адаптивные возможности организма учащихся

Влияние места жительства как одного из средовых факторов, оказывающего существенные влияния на состояние здоровья, оценивали по результатам полисистемного обследования учащихся 9-10-х классов, проживающих в разных регионах страны (Москва, Московская и Новгородская области, Республика Адыгея). В большинстве регионов в обследовании принимали участие школьники, обучающиеся как по программе профильной подготовки, так и в общеобразовательных классах. Поэтому проведено дополнительное разделение испытуемых на соответствующие группы, что позволило оценить сочетанное воздействие негативных факторов окружающей среды и факторов риска образовательной среды.

Оценка общего уровня физического развития подростков из разных регионов России одного возраста не выявила между ними различий по показателям антропометрии (рост, масса тела), сердечной производительности (УО и минутный объем кровообращения) и максимальным показателям дыхательной системы (жизненная емкость легких, индекс Тиффно). Как показали результаты тестирования состояния сердечнососудистой системы подростков в условиях функциональной пробы, увеличивающей «мертвое» дыхательное пространство, в большинстве школ регистрируются очень близкие значения большинства изучаемых параметров. Исключение составляют показатели школы № 1357 г. Москвы, школы с традиционной системой обучения, где зарегистрированы наибольшие значения ЧСС (в большей степени – у юношей) и самые низкие значения суммарной мощности спектра вариабельности СР. Значения относительной мощности отдельных диапазонов спектров вариабельности СР у учащихся разных школ статистически не различались, однако расчетная величина ИЦ, показывающая преобладание центральных механизмов в управлении СР, была наибольшей в той же школе № 1357 (в большей степени – у девушек). Кроме того, в московских школах, вне зависимости от используемых образовательных технологий, было повышено пАДД, причем в большей степени – в той же школе № 1357 (в основном, у девушек), и несколько меньше – в школе с профильным обучением № 315 (Рис. 9). Особенностью же жителей Республики Адыгея были более высокие значения величины ЧБР и низкие значения дыхательного объема.

Рис. 9. пАДД у подростков, проживающих в разных регионах России. Статистическая достоверность отличий от показателей подростков пос. Джерокай: * – p < 0.07, ** – p < 0.05.

Следовательно, сочетание неблагоприятных средовых и образовательных факторов приводит к повышению ЧСС и пАДД при одновременном снижении общего уровня вегетативной активности (по показателю суммарной мощности спектра вариабельности СР) и повышении уровня централизации в управлении сердечнососудистой системой. Перечисленные сдвиги в функциональном состоянии организма учащихся не выходят на рамки половозрастной нормы. Однако использование в московских школах традиционных педагогических технологий может трактоваться как фактор риска образовательной среды, поскольку вызывает (повышение ЧСС) или усиливает (повышение пАДД) негативные изменения в показателях здоровья, которые обычно связывают с неблагоприятной экологической ситуацией и «неправильным» образом жизни, характерным для мегаполиса (C.Rey et al., 1993; А.А.Александров, 1997; М.А.Школьникова и др., 2003; T.Kawasaki et al., 2003; I.Grotto et al., 2006; В.Б.Розанов и др., 2007; W.J.Elliott, H.R.Black, 2007; Л.В.Козлова, 2008 и др.). В районах РФ, отличающихся от Москвы по природно-климатическим и социальным условиям жизни, последствия использования в педагогической практике разных образовательных технологий не оказывают значимых воздействий на функциональное состояние сердечнососудистой системы учащихся.

При оценке реактивности показателей сердечнососудистой системы в функциональной пробе, которая определялась как степень изменения показателя при тестировании в маске по сравнению с тестированием без маски, обнаружено, что основные показатели организма подростков (ЧСС, УО и альфа-индекс) не изменялись.

Рис. 10. Изменения при выполнении функциональной пробы (в % по сравнению с контрольных тестированием) показателей сердечно-сосудистой системы: А – пАДС, Б – пАДД, В – относительной мощности диапазона низких частот LF спектра вариабельности СР. Группа взрослых испытуемых (22-35 лет) выделена более темным цветом. Статистическая значимость изменения показателя при выполнении функциональной пробы обозначена (#) (p < 0.05 Repeated measures ANONA), статистическая значимость отличий от группы взрослых испытуемых показана (*), от сверстников из Москвы – (+)(p < 0.05 Repeated measures ANONA с последующим сравнением средних по критерию Фишера).

Стресс-индекс у подростков из Москвы снижался, что говорит об ослаблении влияния центрального контура управления СР, исходно повышенного. У 9-классников из Адыгеи стресс-индекс возрастал, а в 10-м данный показатель не изменялся, как и у взрослых испытуемых. Величина пАДС снижалась только у 9-классников-москвичей, что было описано ранее у учащихся начальной школы (Рис. 10, А). Величина пАДД снижалась, как и в младших классах, у 9-классников из обоих регионов (Рис. 10, Б).

Анализ динамики спектральных показателей вариабельности СР и пАД показал, что у старшеклассников из Адыгеи происходит снижение абсолютной и относительной мощности диапазона низких частот LF спектра вариабельности СР, как и у взрослых испытуемых (Рис. 10, В). У подростков из Москвы снижалась относительная мощность диапазона очень низких частот VLF в спектрах вариабельности пАДС и пАДД. Изменения относительной мощности диапазона LF спектра вариабельности пАДС отмечены только у 10-классников из Москвы. Показана тенденция к возрастанию данного показателя, отличия подростков от взрослых испытуемых статистически значимы.

В целом, результаты оценки реактивности сердечнососудистой системы у подростков из разных регионов свидетельствует о том, что особенностью москвичей является затянутость во времени процесса функционального развития систем вегетативной регуляции СР и пАД, его связь с активностью высших надсегментарных отделов регуляторных систем при недостаточном уровне симпатических и барорефлекторных влияний. Для жителей республики Адыгея характерно более раннее достижение дефинитивных показателей функциональной активности регуляторных систем.

  1. Влияние уровня двигательной активности на функциональное состояние и адаптивные возможности организма учащихся

Недостаток двигательной активности (гипокинезия) давно признан одним из факторов риска для здоровья учащихся, формируемых образовательной средой (M.M.Massin et al., 2004; Г.Г.Онищенко, 2005; A.D.Christodoulos et al., 2006; И.А.Криволапчук, 2008). В нашей работе изучение влияния уровня двигательной активности на функциональное состояние и адаптивные возможности организма учащихся проведено в серии экспериментов по сравнительному анализу показателей сердечнососудистой системы в спокойном состоянии и при выполнении функциональной пробы у подростков-москвичей. Данная часть нашего исследования выполнена с привлечением учащихся школы № 1357, у которых физическая нагрузка ограничена 2 часами физкультуры в неделю, и школы № 1953, где помимо 2 уроков физкультуры в неделю в расписании предусмотрен 1 час бассейна, в зимний период – еще 1 час на лыжах. Кроме того, учащиеся спортивной школы или занимались ранее, или продолжают заниматься в спортивных секциях (спортивный «стаж» составляет от 2 до 9 лет в секциях баскетбола, волейбола, спортивных танцев и единоборств – при смешанном аэробно-анаэробном режиме тренировок).

Согласно данным А.А.Ежова (2005), для удовлетворения двигательной потребности детей необходим 1 урок физкультуры в день в сочетании с занятиями в спортивной секции. Следовательно, учащиеся школы № 1357 попадают в группу гипокинезии, а учащиеся спортивной школы № 1953 – в группу, где удовлетворена двигательная потребность (уровень спортивной квалификации и напряженность тренировочного процесса исключают условия гиперкинезии у этих учащихся).

Результаты оценки состояния сердечнососудистой систем при тестировании без спирометрической маски у подростков-москвичей с разным уровнем двигательной активности приведены в Табл. 1.

13-14 лет

15-16 лет

показатель

контроль

спорт

контроль

спорт

возраст, лет

14.12±0.09

14.02±0.06

15.39±0.05

15.44±0.05

рост, см

162.24±2.02

165.59±1.90

164.36±2.65

170.56±2.49

вес, кг

54.76±2.04

56.00±2.16

58.00±2.89

59.11±4.14

ЧСС, уд/мин

91.76±2.26

85.39±2.12

84.03±1.96

80.41±2.45

УО, мл

66.12±2.40

64.09±1.92

70.41±1.84

63.68±1.81

TP, мс2

3042±326

4175±426

6295±1242

6450±814

VLF, мс2

995±136

1162±152

2051±398

1486±165

LF, мс2

1268±137

1746±202

2206±345

2820±456

HF, мс2

778±109

1267±138*

2037±563

2143±386

VLF, %

33.35±2.38

28.41±1.52

35.41±2.32

24.94±1.45*

LF, %

43.04±2.23

41.36±1.71

38.77±2.08

42.59±2.14

HF, %

23.61±1.49

30.23±1.62**

25.82±3.13

32.46±2.56

ВБ, LF/HF

2.13±0.22

1.63±0.15

2.91±0.38

1.52±0.14

ИЦ, (VLF+LF)/HF

3.79±0.34

2.73±0.23**

5.75±0.75

2.39±0.19**

стресс-индекс, у.е.

201.30±35.55

139.75±20.72

171.11±23.69

94.79±24.33

альфа-индекс

9.81±0.83

16.45±2.08*

17.20±2.68

23.88±3.02**

ЧБР, мс/мм рт.ст.

12.54±1.25

20.63±2.20**

16.69±2.89

32.99±3.26**

пАДС, мм рт.ст.

107.29±2.28

108.09±1.89

105.34±2.64

111.00±3.16

пАДД, мм рт.ст.

69.56±2.74

68.68±1.65

70.36±3.02

64.67±2.29

Табл. 1. Показатели сердечнососудистой системы подростков с разным уровнем двигательной активности в тестировании без спирометрической маски. Отличия от контрольной группы того же возраста (One-way ANOVA):  * - p < 0.07, ** - p < 0.05.

Оказалось, что для подростков-спортсменов, как в возрасте 13-14, так и в возрасте 15-16 лет, характерна большая степень активности периферического контура управления СР по сравнению со сверстниками-неспортсменами. Это отражается в увеличении мощности диапазона HF спектра вариабельности СР, в более низких значениях мощности диапазона VLF и снижении величины ИЦ. Кроме того, у тех подростков, кто занимается в спортивных секциях, выявлены более высокие значения величины ЧБР, как и у взрослых спортсменов.

В психомоторном тестировании у учащихся спортивной школы обнаружено улучшение, по сравнению со сверстниками-неспортсменами, скоростных показателей (длительность цикла движения, время переключения двигательного стереотипа, сенсомоторной реактивности), однако, за счет некоторого снижения точностных показателей движения (ошибки сенсорной коррекции работы разных групп мышц).

Рис. 11. Изменения при выполнении функциональной пробы (в % по сравнению с контрольным тестированием) показателей сердечнососудистой системы подростков, различающихся уровнем двигательной активности. А – ЧСС, Б – пАДД, В – относительная мощность диапазона LF спектра вариабельности СР. Группы подростков: К_13-14_лет и К_15-16_лет – подростки контрольной группы, С_13-14_лет и С_15-16_лет – юные спортсмены соответствующего возраста. Статистическая значимость изменения показателей при выполнении пробы (внутри группы): # – p < 0.05 (One-way ANOVA). Статистическая значимость межгрупповых различий (в одной возрастной подгруппе) при выполнении пробы (Repeated measures ANOVA): * – p < 0.05. Статистическая значимость отличий от одноименной группы в младшей возрастной подгруппе (Repeated measures ANOVA): + – p < 0.07, ++ – p < 0.05.

При выполнении функциональной пробы с увеличением «мертвого» дыхательного пространства у подростков-спортсменов отсутствовало снижение пАД (Рис. 11, Б), характерное для малоподвижных сверстников (в большей степени, юношей, что отражает опережающее функциональное развитие девушек). Однако отмечено снижение ЧСС (Рис. 11, А) и снижение относительного вклада в спектр вариабельности СР низких частот LF (Рис. 11, В), как и у взрослых испытуемых.

Данные результаты свидетельствуют о задержке функционального развития систем нейровегетативной регуляции у подростков с недостаточной двигательной активностью, по сравнению с подростками-спортсменами. Следовательно, даже в условиях негативного влияния средовых факторов (проживание в мегаполисе) повышение двигательной активности может способствовать нормализации сроков функционального развития организма учащихся.

  1. Характеристика сердечнососудистой системы у прегипертензивных подростков из разных регионов РФ

Высокие информационные и психо-эмоциональные нагрузки, характеризующие процесс обучения на современном этапе, особенно в сочетании с гиподинамией, считаются факторами риска для развития артериальной гипертензии, в том числе, юношеской (А.А.Александров, 1997; А.Г.Румянцев, Д.Д.Панков, 2002; Л.И.Колесникова и др., 2003; Ж.В.Нефедова, Е.Р.Слободская, 2004; J.M.Sorov et al., 2004; В.Б.Розанов и др., 2007; H.-Ch.Deter, 2008 и др.). При оценке уровня АД принято руководствоваться рекомендациями Европейского общества гипертензии и кардиологов и экспертов ВОЗ (Journal of Hypertension, 2007), которые предлагают считать уровень артериального давления 140/90 мм рт.ст. унифицированным единым критерием артериальной гипертензии, как для взрослых, так и для подростков начиная с 13 лет. Вместе с тем, выделение только группы с надпороговыми значениями АД оставляет без внимания значительную часть детей и подростков с пограничными состояниями, составляющими особую группу медицинского неблагополучия (А.Г.Румянцев, Д.Д.Панков, 2002). Однако именно в этой группе в организме подростков идут самые активные адаптивные процессы, характеризующиеся неустойчивым балансом между влияниями факторов патогенетической и саногенетической направленности (Д.Д.Панков, Т.Б.Панкова, 2006). Стремительный рост за последние годы числа людей разного возраста с уровнем АД, повышенным до значений, близких к граничным, привел к актуализации данной проблемы и введению термина «высокое нормальное АД» (в англоязычной литературе – «прегипертензия»), к которому относят величину АД между 90-м и 95-м центилями. Дети с таким артериальным давлением составляют группу риска и нуждаются в диспансерном наблюдении.

Российские рекомендации для оценки АД детей и подростков разработаны Комитетом экспертов Всероссийского научного общества кардиологов и Ассоциации детских кардиологов России. Рекомендации утверждены на Российском национальном конгрессе кардиологов (Москва, октябрь 2008 г.). К артериальной гипертензии относят средние уровни АДС и/или АДД на трех визитах, равные или превышающие 95-й центиль для данного возраста, пола и роста. К высокому нормальному АД – средние уровни АДС и/или АДД на трех визитах, равные или превышающие 90-й центиль, но меньшие 95-го центиля для данного возраста, пола и роста, или равные или превышающие 120/80 мм рт.ст. (даже если это значение меньше 90-го центиля). Соответственно, согласно центильным таблицам (Pediatrics, 2004), доля детей и подростков в условно-нормальной популяции, попадающих в диапазон выше 90-го центиля, составляет 10 %.

В данной части нашей работы использованы данные донозологического мониторинга функционального состояния организма учащихся школ г. Москвы, Московской и Новгородской областей, а также школ Республики Адыгея (всего 1300 наблюдений). В группу с повышенным АД были включены подростки с прегипертензией и гипертензией (АДС выше 120 мм рт.ст. и/или АДД выше 80 мм рт.ст.), всего 410 человек. При использовании единого для всех возрастных групп критерия «выше 120/80 мм рт.ст.» доля подростков с повышенным АД возрастала от 8-го к 10-му классу (к возрасту 15-16 лет) и достигала значений 40-50 % от всей выборки (Табл. 2).

Школа

Класс

Общее количество обследованных учащихся

Количество учащихся с повышенным АД

Доля учащихся с повышенным АД

Москва, № 1357

8

57

9

15.8 %

9

73

22

30.1 % # *

10

56

28

50.0 % ##

11

49

24

48.9 %

Москва, № 315

9

47

16

34.0 % *

10

48

19

39.6 %

11

45

12

26.7 %

Москва, № 548

8

44

11

25.0 %

9

183

71

38.8 % # + *

10

122

47

38.5 %

11

50

19

38.0 %

Майкоп, № 3,

№ 6, № 9

9

48

16

33.3 % *

10

53

19

28.3 %

Пушкино Московской обл., № 1, № 5, № 9

9

150

25

20.8 %

Нагово Новгородской обл.

9

31

5

16.1 %

Табл. 2. Доля учащихся с повышенным АД (АДС > 120 мм рт.ст., АДД > 80 мм рт.ст.) в школах Москвы и других регионов РФ. Статистическая значимость межгрупповых различий (по критерию χ2): отличия от предыдущей возрастной группы в своей школы: # – p < 0.07, ## – p < 0.05; отличия от показателей п. Нагово: + – p < 0.05; отличия от показателей г. Пушкино: * – p < 0.05.

Следует обратить внимание, что наибольшее число подростков с повышенным АД выявлено в московской школе № 1357 с традиционной системой обучения. В московских школах с личностно-ориентированными образовательными технологиями (№ 315 и № 548) этот показатель был ниже, а самые низкие показатели зарегистрированы в Новгородской и Московской областях. Данные результаты подтверждают сделанное ранее заключение о том, что использование в московских школах традиционной системы обучения является фактором риска для здоровья учащихся, в данном случае, приводят к повышению числа подростков в группе риска по АД.

В нашей работе доля гипертензивных подростков с АД выше 140/90 мм рт.ст. составляла 3-9 % во всех возрастных группах, что соответствует данным литературы (А.А.Александров, 1997; М.А.Школьникова и др., 2003; В.Б.Розанов и др., 2007). Результаты обследования этих подростков в статистический анализ не брали.

Сравнительный анализ показателей вегетативной регуляции сердечнососудистой системы у прегипертензивных подростков из разных регионов страны выявил, что у учащихся школы № 1357 г. Москвы, показавших самые высокие значения АДД, одновременно во всех возрастных категориях наблюдаются самые высокие показатели суммарной мощности спектров вариабельности пАДС и пАДД и самые низкие значения альфа-индекса. Это связывает высокий уровень АД у таких подростков с нарушениями автономной регуляции – возрастанием общего уровня вегетативной активности и снижением ЧБР.

Рис. 12. Изменения при выполнении функциональной пробы (в % по сравнению с контрольным тестированием) показателей сердечнососудистой системы прегипертензивных подростков из разных регионов. А – пАДС, Б – пАДД, В – относительная мощность диапазона LF спектра вариабельности СР, Г – относительная мощность диапазона LF спектра вариабельности пАДС. белые столбики – учащиеся школы № 1357 г. Москвы с нормальным АД, серые столбики – учащиеся этой же школы с высоким нормальным АД (прегипертензия), заштрихованные столбики – учащиеся школ Республики Адыгея с высоким нормальным АД. Статистическая значимость изменения показателя при выполнении функциональной пробы (Repeated measures ANONA): # – p < 0.07, ## – p < 0.05. Статистическая значимость отличий от группы с нормальным АД (One way ANOVA): * – p < 0.07, ** – p < 0.05.

Вместе с тем, анализ показателей вегетативной регуляции сердечнососудистой системы у подростков одного возраста, но с разным уровнем АД, проведенный в той же школе № 1357, выявил, что в состоянии покоя (при тестировании без спирометрической маски) между группами испытуемых с разным АД различий не выявляется. Вероятно, данный факт может быть следствием того, что все учащиеся одной школы находятся в одинаковых средовых и психосоциальных условиях, и адаптация к этим условиям вызывает однотипные изменения вегетативной активности (D.Lucini et al., 2005).

Применение функциональной пробы с увеличением «мертвого» дыхательного пространства показало, что в условиях тестирования в спирометрической маске у прегипертензивных подростков 15-16 лет, как из Москвы, так и из Республики Адыгея, происходит учащение пульса и снижение пАДС (Рис. 12, А), а пАДД снижается только у москвичей (Рис. 12, Б). У подростков с нормальным уровнем АД данная функциональная проба в возрасте 15-16 лет не вызывает значимых изменений описываемых показателей, но они описаны в более раннем возрасте. В спектральных показателях вариабельности СР у прегипертензивных подростков из обоих регионов происходит снижение относительной мощности диапазона LF (Рис. 12, В). Такой тип изменения спектра СР характерен для взрослых испытуемых с высоким уровнем симпатической активности. В спектре вариабельности пАДС снижение относительной мощности LF, характерное для более младшей возрастной группы, выявлено только у прегипертензивных москвичей (Рис. 12, Г, при сравнении с учащимися московской школы с нормальным АД и с прегипертензивными подростками из Адыгеи).

Полученные результаты позволяют заключить, что формирование состояния прегипертензии у 15-16-летних учащихся связано с нарушениями систем симпатических и барорефлекторных регуляторных влияний и временной задержкой в их функциональном развитии. При этом сдвиги в состоянии сердечнососудистой системы у прегипертензивных москвичей являются более выраженными, по сравнению с жителями Адыгеи, чему, по-видимому, способствует как неблагоприятная экологическая ситуация, так и стиль жизни (низкий уровень двигательной активности, изменения в структуре питания, распространенность вредных привычек), характерные для мегаполиса.

  1. Влияние здоровьесберегающих образовательных технологий на показатели сердечнососудистой системы и психомоторной координации

Применение здоровьесберегающих образовательных технологий подразумевает использование в работе педагогов дидактических, психолого-педагогических и медицинских приемов, способствующих не только сохранению здоровья учащихся, но и его укреплению в течение образовательного цикла. Для этих целей применяют структурирование уроков в зависимости от возраста и способностей учащихся, используют личностно-ориентированные образовательные технологии, добавляют время на занятия физической культурой и спортом, проводят массовые профилактические и индивидуальные (по назначениям врачей) медицинские мероприятия, формируют мотивацию на здоровый образ жизни, реализуют проектную деятельность учащихся и т.д. (А.Р.Вирабова, 2006; И.В.Чупаха и др., 2006).

В нашей работе элементами здоровьесберегающих образовательных технологий было использование фитопрепарата «Кармолис» (аэрация воздуха в классной комнате и массаж по индивидуально-рекомендованной схеме) и применение универсального восстановительно-развивающего комплекса упражнений «Пять минут для здоровья».

Препарат «Кармолис» («Ст. Гален», Швейцария) является натуральным средством, созданным на основе эфирных масел лекарственных растений, обладающих широким спектром действия. Препарат активно применяется в профилактической и восстановительной медицине, а также в различных вариантах ароматерапии как тонизирующее, общеукрепляющее и стимулирующее средство.

Результаты 2 лет мониторинга функционального состояния организма 3-4-классников показали снижение показателей заболеваемости простудными заболеваниями в условиях аэрации воздуха в классной комнате препаратом «Кармолис», по сравнению с контрольными классами тех же параллелей, но не выявили значимых изменений в состоянии сердечнососудистой системы, систем регуляции СР и пАД, Показатели психомоторной координированности за 2 года мониторинга также значимо не изменялись ни в одном классе.

Применение препарата «Кармолис» в индивидуальном порядке для массажа рефлексогенных зон (по назначению врача) показало наличие выраженного положительного влияния этих процедур на периферическое кровообращение: у 41 % детей отмечены положительные сдвиги в значениях пАД, у 41 % детей отмечены нормотонически-направленные сдвиги ВБ, у 65 % детей отмечено возрастание показателя альфа-индекса, характеризующего ЧБР.

Универсальный восстановительно-развивающий комплекса упражнений «Пять минут для здоровья» является частью системы психофизиологической адаптации организма учащихся к высоким психоэмоциональным и физическим нагрузкам, разработанной Л.В.Семашко (2003). Данная система применима в условиях общеобразовательной школы и базируется на использовании следующих методов: снятии мышечного напряжения в области первого шейного позвонка, развитии координации движений (путем использования партерной пластики), осознания действий через движение, арт-терапии с применением элементов техник современной хореографии (с помощью танцевальной импровизации на заданную тему). Занятия проводились ежедневно, в холлах на переменах и в классах во время уроков, на более поздних этапах обучения появлялась возможность повторения упражнений самостоятельно дома.

Показано, что применение комплекса упражнений «Пять минут для здоровья» в течение 3.5 месяцев отражается на динамике показателей психомоторной координированности школьников 1-7-х классов. У учащихся экспериментальной школы за этот период происходило снижение точности работы правой руки: возрастала ошибка сенсорной коррекции флексоров правой руки и экстензоров левой руки, особенно при «правильной» посадке во время тестирования на приборе КИД («правильная» ориентация шейных позвонков производилась под руководством Л.В.Семашко), тогда как в контрольной школе данные показатели не изменялись. Одновременно в младших классах экспериментальной школы выявлено снижение длительности цикла движения при работе левой рукой, что говорит об облегчении выполнения «непривычного» движения. Можно предположить, что применение комплекса упражнений «Пять минут для здоровья» способствует активации центральных звеньев психомоторной сферы, регулирующих скоростные и координационные качества.

Анализ изменения показателей сердечнососудистой системы (при тестировании в спирометрической маске) показал, что в экспериментальной школе за учебный год (от конца сентября до апреля-мая) отмечено возрастание ЧСС (в 3-7-х классах) и пАДС (во всех классах), при этом показатели пАДД оставались неизменными. В контрольной школе величина ЧСС за этот период не менялась, уровень пАДС снижался, а уровень пАДД, наоборот, возрастал. Кроме того, у учащихся экспериментальной школы всех классов, в отличие от контроля, выявлено снижение общей мощности спектра вариабельности СР и величины ЧБР, что говорит о снижении уровня вегетативной активности в организме этих детей. Полученные результаты свидетельствуют об изменении характерного паттерна динамики показателей сердечнососудистой системы в течение учебного года у учащихся экспериментальной школы, отражающей, по-видимому, их более раннее функциональное развитие. В основе таких изменений может лежать как повышение общей двигательной активности детей, так и специфический эффект данной методики.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Начало школьной жизни к существующим в нашей жизни средовым факторам риска для здоровья добавляет специфические факторы образовательной среды, как психолого-педагогические, так и связанные с изменением образа жизни. Суммарное влияние всех этих факторов вызывает обратимые изменения в работе организма школьников в виде повышения функциональной активности регуляторных систем. Такой тип воздействия часто называют физиологическим стрессом, или просто стрессом (Г.Селье, 1992). Его действие приводит не к развитию патологических сдвигов, а к адаптивным изменениям в работе всех систем организма школьников. Согласно теории Г.Н.Крыжановского, «адаптация к стрессорному фактору любой природы возникает при физиологическом стрессе, вызываемом субпатогенными воздействиями, такой стресс активирует адаптационные процессы, но не обуславливает патологии» (Г.Н.Крыжановский, 2003). В свою очередь, согласно концепции И.А.Аршавского, воздействие стрессорных факторов на растущий организм в пределах физиологической нормы стимулирует его морфо-функциональное развитие (И.А.Аршавский, 1982), а индуцированные физиологическим стрессом адаптационные процессы являются основой функционального развития регуляторных систем организма школьников, роста его функциональных резервов (Р.М.Баевский Р.М., 2003; Н.А.Агаджанян и др., 2006).

В настоящее время уже нет необходимости доказывать, что адаптация к высокой, но адекватной возрасту физической нагрузке является индукционным фактором и необходимым условием для развития физических качеств человека – силы, гибкости, скорости, выносливости, ловкости (В.И.Дубровский, 2002). Однако мысль о том, что развитие интеллектуальных, психологических и психофизиологических способностей также является результатом адаптивных перестроек в организме детей в ответ на высокую и адекватную возрасту учебную нагрузку, не является пока столь бесспорной. Наоборот, статистические данные о росте заболеваемости детей и подростков (как и наши данные о количестве подростков с прегипертензией) способствуют формированию точки зрения, согласно которой воздействие на организм школьников образовательной среды является, по крайней мере, потенциально патогенным, особенно в последние годы, в связи с интенсификацией учебного процесса (М.М.Безруких, 2000; Н.Н.Куинджи, М.И.Степанова, 2000, 2004). В качестве выхода из данной ситуации предлагаются количественные методы: переход на 12-летнее обучение, сокращение учебного материала не менее чем на 20 %, снижение аудиторной нагрузки, отмена стрессирующих условий переводных и выпускных экзаменов с заменой их на тестирование по типу ЕГЭ, переход на личностно-ориентированные образовательные технологии, а также применение здоровьесберегающих технологий в виде сокращения сроков освоения учебного материала и уменьшения частоты кумулятивных форм утомления на уроках.

Наши исследования, в которых функциональные перестройки в организме школьников, вызываемые компонентами образовательной среды, впервые анализируются не только с точки зрения их возможной патогенетической роли, но и с точки зрения саногенеза – процессов, призванных восстановить нарушенное равновесие в организме, и тем самым способствующих восстановлению и укреплению здоровья учащихся, показали односторонность такого взгляда на проблему. Использование нагрузочной пробы с увеличением «мертвого» дыхательного пространства позволило показать, что в основе изменения функционального состояния сердечнососудистой системы учащихся при действии условно-патогенных факторов образовательной и внешней среды лежит затягивание процессов функционального созревания систем нейровегетативной регуляции. Средовые и школьные факторы, нормализующие возрастную динамику данных процессов, оказывают на функциональное состояние организма учащихся воздействие саногенетической направленности. К таким саногенетическим факторам, помимо общепризнанных здоровьесберегающих мероприятий, основанных на повышении двигательной активности учащихся, относится использование личностно-ориентированных образовательных технологий, в которых аудиторная нагрузка не только не ниже, но часто выше таковой в школах с традиционными технологиями. Однако учет в повседневной педагогической практике индивидуальных психологических особенностей каждого школьника способствует оптимизации его эмоционального и психологического статуса, и далее, через центральное ядро миндалины, ядра стволовой части мозга, по известным механизмам нейроэндокринной и нейровегетативной регуляции, нормализует соматические показатели. О возможности такого сценария говорят наши данные, согласно которым адаптивные изменения в организме учащихся, развивающиеся в ответ на комплексное воздействие факторов образовательной среды, могут быть опосредованы перестройками в работе головного мозга – в центральных звеньях нейровегетативной регуляции и в высших отделах психомоторной сферы.

ВЫВОДЫ

  1. Спектральные показатели вариабельности сердечного ритма и пальцевого артериального давления, регистрируемые в условиях функциональной пробы с увеличением «мертвого» дыхательного пространства у испытуемых разного возраста, отражают онтогенетические закономерности развития систем вегетативной регуляции. Данные показатели могут быть использованы в качестве оценочной шкалы степени функциональной зрелости сердечнососудистой системы.
  2. Комплексное влияние климатических условий и факторов образовательной среды вызывает адаптивный ответ организма учащихся в виде обратимых изменений основных показателей гемодинамики (на фоне повышения степени функционального напряжения регуляторных систем) и показателей психомоторной сферы. Отражением длительной адаптации организма учащихся к влиянию образовательной среды, по результатам тестирования в функциональной пробе с увеличением «мертвого» дыхательного пространства, является возрастание уровня централизации в управлении сердечнососудистой системой, сопровождающееся снижением артериального давления у первоклассников и возрастанием частоты сердечных сокращений у 10-классников.
  3. Использование традиционных педагогических технологий является фактором риска образовательной среды, что проявляется в повышении уровня активности высших звеньев вегетативной регуляции, отражающих влияние метаболизма и психо-эмоционального состояния. Применение личностно-ориентированных образовательных технологий (профильное обучение, формирование креативного мышления, вальдорфская педагогика) снижает уровень централизации в работе систем нейровегетативной регуляции и ускоряет развитие психомоторных качеств учащихся, по сравнению со школами, использующими традиционные образовательные технологии.
  4. Эколого-социальные средовые факторы оказывают значимое влияние на сроки функционального развития сердечнососудистой системы учащихся и форму адаптивного ответа их организма при выполнении функциональной пробы с увеличением «мертвого» дыхательного пространства. Особенностью москвичей, как жителей мегаполиса, является затягивание процесса функционального развития систем вегетативной регуляции сердечного ритма и артериального давления и его связь с активностью высших надсегментарных механизмов при недостаточном уровне активности симпатических и барорефлекторных влияний.
  5. Сочетание неблагоприятных образовательных (использование традиционных педагогических технологий) и средовых (жизнь в мегаполисе) факторов, помимо повышения уровня централизации в управлении сердечнососудистой системой, вызывает у учащихся повышение показателей частоты сердечных сокращений и диастолического артериального давления при одновременном снижении общего уровня вегетативной активности (по показателю суммарной мощности спектра вариабельности сердечного ритма). В районах, отличающихся от Москвы по природно-климатическим и социальным условиям жизни, использование в педагогической практике разных образовательных технологий не оказывает значимых воздействий на функциональное состояние организма учащихся.
  6. Гиподинамия, как один из факторов риска образовательной среды, вызывает относительное отставание функционального развития вегетативной регуляции сердечнососудистой системы у 13-14-летних подростков, не занимающихся спортом, по сравнению с юными спортсменами. Это отставание компенсируется к 15-16 годам, но достаточный уровень вегетативной активности достигается путем активации центральных регуляторных механизмов, при относительно низком вкладе периферических механизмов.
  7. При использовании единого для всех возрастных групп критерия «выше 120/80 мм рт.ст.» доля подростков с прегипертензией и гипертензией достигает к возрасту 15-16 лет значений 40-50 % от всей выборки. Наибольшее число подростков с повышенным артериальным давлением выявлено в московских школах с традиционной системой обучения, в условиях сочетания неблагоприятных средовых и образовательных факторов.
  8. В состоянии покоя показатели сердечнососудистой системы прегипертензивных подростков не отличаются от показателей учащихся той же школы, но с нормальным артериальным давлением. Тестирование реактивности сердечнососудистой системы в условиях функциональной пробы с увеличением «мертвого» дыхательного пространства показало, что формирование состояния прегипертензии у 15-16-летних учащихся связано с нарушениями симпатических и барорефлекторных регуляторных влияний и временной задержкой в их функциональном развитии.
  9. Двухлетний мониторинг функционального состояния организма 3-4-классников не выявил значимых изменений в состоянии сердечнососудистой системы их организма и психофизиологических показателях в условиях аэрации воздуха в классных комнатах фитопрепаратом «Кармолис», при наличии профилактического эффекта в отношении простудных заболеваний.
  10. Применение комплекса специальных упражнений «Пять минут для здоровья» способствует активации центральных звеньев психомоторной сферы, регулирующих скоростные и координационные качества, а также вызывает изменения динамики показателей сердечнососудистой системы в течение учебного года. В основе таких изменений может лежать как повышение общей двигательной активности детей, так и специфический эффект данной методики.
  11. Метод спироартериокардиоритмографии, позволяющий проводить функциональную пробу состояния сердечнососудистой системы в условиях увеличения «мертвого» дыхательного пространства, информативен для оценки функциональных показателей организма детей и подростков и их изменений под влиянием различных факторов образовательной среды.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах

  1. Афанасьева, Е.В., Мустафина, И.З., Звездина, И.В., Кучма, В.Р., Лимин, Б.В., Пивоваров, В.В., Лебедева, М.А., Панкова, Н.Б., Хлебникова, Н.Н. Комплексная оценка функциональной адаптации детей в организованных коллективах к условиям летнего отдыха // Вестник Санкт-Петербургской Государственной Медицинской Академии им. И.И.Мечникова. – 2002. – № 4. – С. 47-55.
  2. Афанасьева, Е.В., Мустафина, И.З., Звездина, И.В., Кучма, В.Р., Пивоваров, В.В., Панкова, Н.Б. Комплексная оценка адаптации детей к условиям летнего отдыха // Российский педиатрический журнал. – 2004. – № 5. – С. 28-32.
  3. Панкова, Н.Б., Труханов, А.И., Мещеряков, В.А., Краснова, В.П., Дмитриева, О.С., Карганов, М.Ю. Полисистемная оценка восстановления адаптационных ресурсов организма в условиях санаторно-курортного лечения // Вестник восстановительной медицины. – 2004. – № 3 (9). – С. 11-17.
  4. Пивоваров, В.В., Лебедева, М.А., Панкова, Н.Б., Носкин, Л.А., Румянцев, А.Г. Диагностика функционального состояния сердечно-сосудистой системы детского организма методом спироартериокардиоритмографии // Российский педиатрический журнал. – 2005. – № 1. – С. 8-12.
  5. Панкова, Н.Б., Труханов, А.И., Быков, А.Т., Подубная, Р.Ю., Дмитриева, О.С., Алчинова, И.Б., Лебедева, М.А., Афанасьева, Е.В., Черепов, А.Б., Карганов, М.Ю. Комплексная оценка состояния здоровья, функциональных резервов организма и эффективности их восстановления у военнослужащих // Вестник восстановительной медицины. – 2006. – № 1 (15). – С. 43-53.
  6. Панкова, Н.Б., Мустафина, И.З., Афанасьева, Е.В., Карганов, М.Ю., Кучма, В.Р. Функциональная перестройка кардио-респираторной системы, психомоторной координации и психо-эмоционального состояния у подростков во время летнего отдыха // Российский педиатрический журнал. – 2006. – № 2. – С. 8-16.
  7. Панкова, Н.Б., Хлебникова, Н.Н., Вирабова, А.Р., Кучма, В.Р., Карганов, М.Ю. Реакция сердечно-сосудистой системы у первоклассников в начале школьного обучения // Российский педиатрический журнал. – 2006. – № 6. – С. 33-38.
  8. Панкова, Н.Б., Чамокова, А.Я., Мамгетов, К.Ю., Пустовет, З.Т., Черепов, А.Б., Карганов, М.Ю. Сравнительный анализ особенностей функционирования сердечно-сосудистой и психомоторной систем организма школьников в зависимости от региона проживания и учебной нагрузки // Актуальные аспекты жизнедеятельности человека на Севере. Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, Архангельск, 16-17 ноября 2006 г. / Экология человека. – 2006. – Прил. 4/2. – С. 212-214.
  9. Труханов, А.И., Панкова, Н.Б., Хлебникова, Н.Н., Карганов, М.Ю. Использование метода спироартериокардиоритмографии в качестве функциональной пробы для оценки состояния кардио-респираторной системы взрослых и детей // Физиология человека. – 2007. – Т. 33. – № 5. – С. 82-92.
  10. Панкова, Н.Б., Алчинова, И.Б., Черепов, А.Б., Карганов, М.Ю. Региональные особенности функциональных показателей сердечно-сосудистой системы у подростков // Российский педиатрический журнал. – 2008. – № 1. – С. 37-42.
  11. Панкова, Н.Б., Надоров, С.А., Ежова, О.А., Агаджанян, Н.А., Карганов, М.Ю. Информативность различных функциональных проб состояния кардио-респираторной системы человека в норме и при патологии // Вестник восстановительной медицины. – 2008. – № 1. – С. 67-72.
  12. Панкова, Н.Б. Функциональное развитие вегетативной регуляции сердечно-сосудистой системы человека в онтогенезе // Российский физиологический журнал им. И.М.Сеченова. – 2008. – Т. 94. – № 3. – С. 267-275.
  13. Панкова, Н.Б., Надоров, С.А., Карганов, М.Ю. Сравнительный анализ изменения показателей сердечно-сосудистой системы в разных функциональных пробах у женщин и мужчин // Физиология человека. – 2008. – Т. 34. – № 4. – С. 64-72.
  14. Панкова, Н.Б., Дубовой, Р.М., Скальный, А.В., Карганов, М.Ю., Мокеева, Е.Г. Изменение показателей сердечно-сосудистой системы и системы нейровегетативной регуляции на фоне индивидуальной коррекции элементного статуса человека // Вестник восстановительной медицины. – 2008. – № 5-А. – С. 50-54.

Статьи, опубликованные в научных журналах, продолжающихся научных изданиях и сборниках

  1. Панкова, Н.Б., Лебедева, М.А., Щипкова, Т.Ю., Боголюбова, А.А. Возрастные особенности развития психомоторных функций у детей 6-16 лет // Полисистемный саногенетический мониторинг / Под ред. Г.Д.Комарова, В.Р.Кучмы, Л.А.Носкина. – М., Издательство МИПКРО, 2001. – С. 127-143.
  2. Цыренова, Н.М., Панкова, Н.Б., Лебедева, М.А., Любина, Б.Г., Богданова, Е.В. Саногенетический статус детей с задержкой психического развития (комплексное саногенетическое обследование классов коррекционной педагогики) // Полисистемный саногенетический мониторинг / Под ред. Г.Д.Комарова, В.Р.Кучмы, Л.А.Носкина. – М., Издательство МИПКРО, 2001. – С. 192-211.
  3. Карганов, М.Ю., Афанасьева, Е.В., Ковалева, О.И., Лебедева, М.А., Панкова, Н.Б., Хлебникова Н.Н. Сенсомоторная реактивность и психомоторная координация у учеников старших классов школ с разной технологией обучения // Здоровый ребенок. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, Улан-удэ, 22-25 сентября 2003 г. / Бюллетень Восточно-сибирского научного центра СО РАМН. – 2003. – Т. 7. – № 6. – С.70-75.
  4. Панкова, Н.Б., Лебедева, М.А., Слезко, В.Н., Хоркин, Н.Н., Виноградов, В.И., Курнешова, Л.Е., Ланда, С.Б. Применение компьютерного измерителя движений КИД-3 для исследования психомоторной координации и сенсомоторной реактивности больных заболеваниями позвоночника // Патогенез. – 2003. – Т. 1. – № 1. – С. 86-89.
  5. Панкова, Н.Б., Лебедева, М.А., Курнешова, Л.Е., Пивоваров, В.В. Спироартериокардиоритмография – новый метод изучения состояния сердечно-сосудистой системы // Патогенез. – 2003. – Т. 1. – № 2. – С. 84-88.
  6. Панкова, Н.Б., Карганов, М.Ю., Труханов, А.И. Оценка состояния сердечно-сосудистой и дыхательной систем и их функциональных резервов у военнослужащих // Медицинский вестник МВД. – 2006. – № 2 (21). – С. 38-43.
  7. Панкова, Н.Б., Любина, Б.Г., Щербаков, В.П., Тяпин, А.Н., Ковалев, В.И. Повышение уровня физической нагрузки школьников как метод профилактики задержки в функциональном созревании регуляторных систем их организма // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка. – 2008. – № 2. – С. 6-9.
  8. Семашко, Л.В., Кучма, В.Р., Панкова, Н.Б., Хлебникова, Н.Н., Афанасьева, Е.В., Черепов, А.Б., Карганов, М.Ю. Опыт применения универсального восстановительно-развивающего комплекса упражнений «Пять минут для здоровья» в общеобразовательной школе // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка. – 2008. – № 4. – С. 7-11.

Тезисы докладов

  1. Панкова, Н.Б., Богданова, Е.В., Любина, Б.Г., Васюткина, Т.Н., Щербаков, В.П., Курнешова, Л.Е., Носкин, Л.А. Оценка эффективности влияния дополнительных уроков физкультуры на показатели здоровья школьников // Здоровье, обучение, воспитание детей и молодежи в XXI веке. Материалы Международного конгресса, Москва, 12-14 мая 2004 г., ч. 2. – М., Издатель НЦЗД РАМН, 2004. – С. 362-364.
  2. Панкова, Н.Б., Богданова, Е.В., Любина, Б.Г., Ланда, С.Б., Щербаков, В.П., Пузырь, Ю.П. Дополнительные уроки физической культуры улучшают показатели соматического здоровья и психомоторного статуса учащихся начальной школы // Физиология развития человека. Материалы Международной научной конференции, Москва, 22-26 ноября 2004 г. / Альманах Новые исследования. – М., Вердана, 2004. – № 1-2. – С. 294.
  3. Панкова, Н.Б., Лебедева, М.А., Хлебникова, Н.Н., Пинский, А.А., Пинская, М.А., Рачевский, Е.Л., Власова, О.В. Различия в уровне здоровья и психомоторной координации учащихся старших классов школ с разными педагогическими технологиями // Физиология развития человека. Материалы Международной научной конференции, Москва, 22-26 ноября 2004 г. / Альманах Новые исследования. – М., Вердана, 2004. – № 1-2. – С. 295.
  4. Панкова, Н.Б., Лебедева, М.А., Хлебникова, Н.Н., Пинский, А.А., Пинская, М.А., Рачевский, Е.Л. Физиологические показатели уровня здоровья учащихся начальных классов школ с разными педагогическими технологиями // Физиология развития человека. Материалы Международной научной конференции, Москва, 22-26 ноября 2004 г. / Альманах Новые исследования. – М., Вердана, 2004. – № 1-2. – С. 296.
  5. Лебедева, М.А., Панкова, Н.Б., Хлебникова, Н.Н., Пивоваров, В.В., Рачевский, Е.Л., Власова, О.В., Дмитриева, О.С Динамика изменений физиологических показателей уровня здоровья и психомоторной координации учащихся старших классов с разной профильной подготовкой // Физиология развития человека. Материалы Международной научной конференции, Москва, 22-26 ноября 2004 г. / Альманах Новые исследования. – М., Вердана, 2004. – № 1-2. – С. 239-240.
  6. Панкова, Н.Б., Лебедева, М.А., Пивоваров, В.В. Спироартерикардиоритмографический метод оценки состояния сердечно-сосудистой системы // Диагностика и лечение нарушений регуляции сердечно-сосудистой системы. Тезисы седьмой научно-практической конференции, Москва, 23 марта 2005 г. – М., 2005. – С. 294-300.
  7. Панкова, Н.Б., Лебедева, М.А., Афанасьева, Е.В., Пивоваров, В.В. Возможности применения прибора спироартериокардиоритмографа для функциональной диагностики состояния сердечно-сосудистой системы // Современные технологии восстановительной медицины. Труды VIII международной конференции АСВОМЕД-2005, Сочи, Центральный клинический санаторий им. Ф.Э.Дзержинского, 10-15 мая 2005 г. – Сочи, 2005. – С. 465-469.
  8. Панкова, Н.Б., Хлебникова, Н.Н., Алчинова, И.Б. Динамика изменения показателей психомоторной координации учащихся начальных классов школ с разными педагогическими технологиями (результаты 3-летнего мониторинга) // Природные факторы и социальные условия успешности обучения. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, Санкт-Петербург, 10-14 июня 2005 г. – СПб., САГА, 2005. – С. 145-149.
  9. Панкова, Н.Б., Карганов, М.Ю., Труханов, А.И., Ежова, О.А. Сравнительная оценка функциональных показателей сердечно-сосудистой системы летного состава ВВС // Высокие технологии восстановительной медицины: профессиональное долголетие и качество жизни. Труды IX международной конференции АСВОМЕД-2006, Сочи, Центральный клинический санаторий им. Ф.Э.Дзержинского, 13-19 мая 2006 г. – Сочи, 2006. – С. 430-432.
  10. Панкова, Н.Б., Труханов, А.И., Алчинова, И.Б., Комаров, А.В. Оценка функциональных резервов сердечно-сосудистой системы летного состава ВВС // Высокие технологии восстановительной медицины: профессиональное долголетие и качество жизни. Труды IX международной конференции АСВОМЕД-2006, Сочи, Центральный клинический санаторий им. Ф.Э.Дзержинского, 13-19 мая 2006 г. – Сочи, 2006. – С. 432-434.
  11. Панкова, Н.Б., Труханов, А.И., Быков, А.Т., Поддубная, Р.Ю., Афанасьева, Е.В., Лебедева, М.А., Черепов, А.Б., Карганов, М.Ю. Изменение состояния кардио-респираторной системы отдыхающих в условиях санаторного лечения // Высокие технологии восстановительной медицины: профессиональное долголетие и качество жизни. Труды IX международной конференции АСВОМЕД-2006, Сочи, Центральный клинический санаторий им. Ф.Э.Дзержинского, 13-19 мая 2006 г. – Сочи, 2006. – С. 434-435.
  12. Панкова, Н.Б., Лебедева, М.А., Хлебникова, Н.Н., Дмитриева, О.С., Карганов, М.Ю. Изменения функционального состояния основных физиологических систем организма учащихся, прошедших конкурсный отбор в классы предпрофильной подготовки // Опыт, проблемы, перспективы и качество высшего инженерного образования. Сборник научных трудов Международной научно-методической конференции, Белгород, 3-4 октября 2006. – Белгород, Издательство БГТУ им. В.Г.Шухова, 2006. Направление 5: Роль физической культуры, спорта и здоровьесберегающих технологий в подготовке специалистов. Ч. 2. – С. 342-346.
  13. Карганов, М.Ю., Панкова, Н.Б., Ежова, О.А., Комаров, А.В. Полисистемная оценка функциональных характеристик здоровья летного состава ВВС // Проблемы биохимии, радиационной и космической биологии. Труды III Международного симпозиума под эгидой ЮНЕСКО, Москва, Дубна, 24-28 января 2007 г. – Дубна, ОИЯИ, 2007. – С. 246-249.
  14. Труханов, А.И., Панкова, Н.Б., Ежова, О.А., Комаров, А.В., Маркаров, А.К., Алчинова, И.Б., Карганов, М.Ю. Полисистемная оценка функциональных характеристик здоровья военнослужащих различных специальностей // Эколого-физиологические проблемы адаптации. Материалы XII Международного симпозиума, Москва, РУДН, 30-31 января 2007. – М., РУДН, 2007. – С. 450-452.
  15. Панкова, Н.Б. Особенности адаптации школьников к информационно-психологическому стрессу // Эколого-физиологические проблемы адаптации. Материалы XII Международного симпозиума, Москва, РУДН, 30-31 января 2007. – М., РУДН, 2007. – С. 327-328.
  16. Панкова, Н.Б., Чамокова, А.Я., Мамгетов, К.Ю., Черепов, А.Б., Хлебникова, Н.Н. Особенности функциональной активности кардио-респираторной системы школьников в различных регионах России // Тезисы докладов ХХ съезда физиологического общества им. И.П.Павлова, Москва, 4-8 июня 2007. – М., Издательский дом «Русский врач», 2007. – С. 367.
  17. Панкова, Н.Б. Применение функциональных проб для оценки адаптивных ресурсов сердечно-сосудистой системы // Профессиональное долголетие и качество жизни. Труды Х Международной конференции АСВОМЕД-2007, Центральный военный клинический санаторий «Архангельское» МО РФ, 24-26 сентября 2007. – Москва, 2007. – С. 154-155.
  18. Панкова, Н.Б., Афанасьева, Е.В., Карганов, М.Ю. Динамическая оценка функциональных резервов организма как основной показатель эффективности здоровьесберегающих педагогических технологий // Формирование культуры здоровья в современной образовательной среде. Материалы Первой Всероссийской научно-практической конференции «Сохранение и укрепление здоровья в образовательных учреждениях Российской Федерации», Москва, 8-9 ноября 2007 г. – М., Федеральный институт развития образования, 2007. – С. 366-368.
  19. Панкова, Н.Б., Алчинова, И.Б., Архипова, Е.Н., Карганов, М.Ю. Влияние географического места жительства и образовательных технологий на состояние здоровья и адаптивные возможности организма подростков // Адаптационная физиология и качество жизни: проблемы традиционной и инновационной медицины. Материалы Международного симпозиума, Москва, РУДН, 14-16 мая 2008. – М., РУДН, 2008. – С. 256-258.

Учебно-методические работы

  1. Сборник нормативно-методических документов по оценке влияния образовательных технологий на здоровье детей и подростков. Учебное пособие / Под ред. Н.Б.Панковой. – М.: Издательство МИОО, 2006. – 88 с.
  2. Румянцев, А.Г., Панков, Д.Д., Румянцев, С.А., Кавалерский, Г.М., Терновой, К.С., Боголюбова, А.А., Карганов, М.Ю., Хлебникова, Н.Н., Комаров, Г.Д., Панкова, Н.Б., Потапов, В.А., Афанасьева, Е.В., Носкин, В.А., Носкин, Л.А., Сарнадский, В.Н. Экспертиза нарушений осанки детей и подростков при оптической топографии позвоночника в условиях образовательных учреждений. Методические рекомендации № 4, утв. Департаментом здравоохранения г. Москвы 05.02.2008 г. – М., Издательство МИОО, 2008. – 32 с.

A PATHOPHYSIOLOGICAL ANALYSIS OF THE EDUCATIONAL

ENVIRONMENT RISK FACTORS INFLUENCE ON THE FUNCTIONAL

CONDITION OF THE PUPILS ORGANISM: PRE-NOSOLOGICAL RESEARCH

N.B.PANKOVA

In our researches the functional reorganizations in organism of the schoolchildren, caused by components of the educational environment, for the first time are analyzed not only from the point of view of their possible pathogenetic role, but also from the point of view of sanogenesis; the processes, called to restore the broken balance in an organism and by that promoting restoration and strengthening of health of pupils. It was shown that estimation of educational environment influences only as pathogenetic factors is a one-side sigh at a problem. Use of functional test with enhancing of «dead» breathing volume has allowed showing, that change of a functional condition of pupil’s cardio-vascular systems under the action of educational and an environment conditional-pathogenic factors is due the retardation of processes of functional maturing of neuro-vegetative regulation systems. Environmental and school factors normalizing age dynamics of given processes, influence on a functional condition of pupil’s organism in sanogenetic direction. To such sanogenetic factors, besides conventional health-protecting actions based on increase of motor activity of pupils, are altitude the personal-focused educational technologies in which school loading not only not below, but it is frequent above those at schools with traditional technologies concerns. However the account in daily schoolchildren teaching of individual psychological features of each child promotes optimization of its emotional and psychological status, and further, via central nucleus of amygdale and nuclei of brain stem, according to known mechanisms of neuro-endocrine and neuro-vegetative regulations, normalizes somatic parameters. Our data propose that adaptive changes in an organism of the pupils, developing in reply to complex influence of factors of the educational environment, can be mediated by reorganizations in work of brain structures – in the central parts of neuro-vegetative regulation systems and in the supreme departments of psychomotor sphere.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.