WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Литовченко Ольга Геннадьевна

ОСОБЕННОСТИ МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНОГО

И ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ УРОЖЕНЦЕВ СРЕДНЕГО ПРИОБЬЯ В ВОЗРАСТЕ 7-20 ЛЕТ

03.00.13 – физиология

       

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Челябинск - 2009

Работа выполнена на кафедре анатомии и физиологии человека и животных ГОУ ВПО «Тюменский государственный университет» и кафедре медико-биологических дисциплин и безопасности жизнедеятельности ГОУ ВПО «Сургутский государственный педагогический университет» 

Научный консультант:  доктор медицинских наук, профессор 

Владимир Сергеевич Соловьев

Официальные оппоненты: доктор медицинских наук, профессор

  Елена Ивановна Львовская

доктор биологических наук, профессор

Александр Павлович  Кузнецов

 

доктор биологических наук, профессор

Валентина Александровна Бароненко

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Тюменская государственная медицинская академия»

Защита состоится «21» мая 2009 г. в 10.00 на заседании диссертационного совета Д 212.295.03 при ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» по адресу: 454080 г. Челябинск, проспект Ленина, 69, конференц-зал (ауд.116).

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет»

Автореферат разослан  «__»  ________ 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета 

доктор биологических наук, доцент  Н.В. Ефимова 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы

Успешное освоение Севера, обладающего огромным экономическим потенциалом, тесно связано с изучением адаптации человека. Важнейшей частью данного вопроса является изучение функционирования физиологических систем растущего организма в неблагоприятных климатоэкологических условиях Севера (Н.А. Агаджанян с соавт., 1996, 1997; А.В. Грибанов с соавт., 2006; А.Я. Соколов с соавт., 2008).  Население, проживающее в регионе Среднего Приобья, подвергается воздействию комплекса неблагоприятных климатогеографических факторов, оказывающих негативное влияние на качество жизни и уровень здоровья (В.В. Колпаков, 1991; В.С. Соловьев, 1993, 2002; В.Д. Вильгельм с соавт., 2004; С.В. Соловьева, 2007; А.Н. Поборский, 2007).

Многочисленные исследования показывают, что проживание человека в гипокомфортных климатогеографических условиях в сочетании с антропогенной нагрузкой приводит к более интенсивному использованию и истощению адаптационных резервов организма человека. На современном этапе имеются научные данные об адаптивных реакциях у отдельных возрастно-половых и конституциональных групп детей Тюменского Севера (Н.Ф. Жвавый с соавт., 2001, 2003; П.Г. Койносов с соавт., 2000, 2004; А.Г. Соколов, 2002; А.П. Койносов, 2008). Однако до настоящего времени недостаточно  сведений по оценке морфофункционального и психофизиологического статуса  организма детей-северян, родившихся и проживающих в условиях Среднего Приобья (П.Г. Койносов, 2004; В.С. Соловьев, 2005; Н.Н. Гребнева, 2006).

Организм детей и подростков, в силу незавершенности морфофункционального развития, незрелости ряда его регуляторных механизмов, высокой лабильности, наиболее остро реагирует на воздействия факторов внешней среды, способных вызвать дестабилизацию гомеостаза (А.П. Исаев, 2001, 2003; Е.В. Быков 2002; М.М. Безруких, 2004; В.А. Бароненко с соавт., 2006). Выявление закономерностей развития организма ребенка и особенностей функционирования его физиологических систем на разных этапах онтогенеза необходимо для решения проблем охраны здоровья подрастающего поколения (Д.З. Шибкова, 1996; Д.А. Фарбер с соавт., 2001). Концепция модернизации российского образования на период до 2010 года декларирует приоритет сохранения здоровья детей и подростков в процессе обучения. Особую значимость данное положение приобретает  тогда, когда речь идет об учащихся, проживающих в неблагоприятных эколого-климатических условиях (Т.В. Попова, 2000; Д.З. Шибкова, 2004; 2006; В.А. Бароненко с соавт., 2006).

Темпы морфофункционального развития и состояние здоровья детей и подростков зависят не только от генофонда, но и в значительной степени от ряда факторов окружающей среды. Принимая во внимание этнический состав, миграционную и социальную ситуацию, необходимо разрабатывать нормативы морфофункциональных показателей, учитывая региональные, этнические и социальные особенности населения (А.П. Исаев, 2001, 2003; Е.В. Быков, 2002; Л.А. Алифанова, 2007; Ю.А. Ямпольская,  2007; М.А. Негашева с соавт., 2007). В настоящее время остается крайне актуальным для ХМАО-Югры создание регистра физиометрических и психофизиологических показателей для характеристики роста, развития и адаптации здорового ребенка, проживающего в суровых условиях Среднего Приобья.

Данные морфофункционального статуса являются одним из основных и информативных показателей не только индивидуального развития растущего организма, но и состояния здоровья подрастающего поколения, формирование которого в значительной степени обусловлено эколого-климатическими и социально-экономическими факторами (А.А. Баранов с соавт., 2006, 2007; Н.Н. Гребнева, 2006). В то же время конкретные сведения о морфофункциональном состоянии  и психофизиологических особенностях отдельных групп населения недостаточны, носят противоречивый характер и требуют дальнейшего анализа и уточнения.

Влияние факторов среды на состояние организма не ограничивается только моментом их воздействия, но сказывается на дальнейшем развитии и формировании организма. Это определяет актуальность изучения физиологических механизмов, которые обеспечивают приспособительный характер развития на каждом этапе онтогенеза в гипокомфортных климатогеографических условиях Тюменского Севера. Высокие психо-эмоциональные нагрузки, низкая двигательная активность, напряженный  умственный труд, отсутствие полноценного отдыха являются провоцирующими факторами в ухудшении функционального состояния детей, родившихся и проживающих в суровых климатических условиях Севера. 

Проблема сохранения здоровья молодого населения Севера определяет необходимость глубокого изучения физиологических и психофизиологических механизмов адаптации пришлого населения на детском, подростковом и юношеском этапах онтогенеза. Для своевременной и эффективной профилактики заболеваемости растущего организма и создания оптимальных условий жизнедеятельности учащихся, проживающих в специфичных климатогеографических условиях Среднего Приобья, необходимы данные о морфологических, функциональных и психофизиологических особенностях уроженцев  Среднего Приобья в возрасте 7-20 лет.

       Цель исследования: выявить закономерности возрастной динамики физического развития, функционального, психофизиологического состояния и особенности эколого-физиологической адаптации систем организма уроженцев Среднего Приобья первого поколения  в возрасте  7 -20 лет. 

Исходя из обозначенной нами цели, были поставлены и  решены следующие задачи:

  1. Установить закономерности и особенности физического развития, полового созревания, функционального состояния сердечно-сосудистой системы уроженцев Среднего Приобья  первого поколения в возрасте 7-20 лет.
  2. Выявить особенности эколого-физиологической адаптации уроженцев Среднего Приобья 7-20 лет по состоянию вегетативной регуляции сердечного ритма и показателям внешнего дыхания отдельных возрастно-половых групп.
  3. Выявить особенности психофизиологических показателей и функционального состояния ЦНС школьников и студентов, жизнедеятельность которых протекает в условиях Среднего Приобья.
  4. Разработать региональные нормативы морфофункционального развития уроженцев Среднего Приобья 7-20 лет и внедрить их в учреждения систем образования и здравоохранения ХМАО-Югры.

Научная новизна исследования

Впервые применительно к Среднему Приобью реализован комплексный подход в оценке морфофункционального и психофизиологического статуса  учащихся, родившихся и проживающих в специфичных климатогеографических условиях ХМАО-Югры. Определены морфологические и функциональные характеристики организма уроженцев Среднего Приобья первого поколения 7-20 лет. Получены новые данные об особенностях адаптивных реакций организма уроженцев Среднего Приобья на отдельных этапах онтогенеза, в частности:

  • определены закономерности физического развития уроженцев первого поколения Среднего Приобья 7-20 лет;
  • установлено запаздывание сроков ростовой активности и полового созревания у подростков, родившихся и проживающих в условиях Среднего Приобья;
  • установлены региональные гемодинамические характеристики у практически здоровых жителей Среднего Приобья в возрасте от 7 до 20 лет;
  • определена динамика временных значений ЭКГ уроженцев Среднего Приобья 7-20 лет;
  • дана характеристика и показаны особенности состояния вегетативной регуляции сердечного ритма уроженцев Среднего Приобья от 7 до 20 лет по данным вариационной пульсометрии;
  • определены возрастно-половые значения системы внешнего дыхания уроженцев Среднего Приобья 7-20 лет, показано формирование экологически обусловленной региональной «нормы» системы внешнего дыхания, носящей компенсаторно-приспособительный характер;
  • получены новые данные о возрастно-половых изменениях хронорефлексометрических характеристик школьников и студентов, родившихся и проживающих в гипокомфортных климатогеографических условиях Среднего Приобья.

Теоретическая и практическая значимость

       Выявленные особенности развития основных физиологических систем уроженцев первого поколения одного из типичных городов ХМАО-Югры - Сургута дополняют сведения о функционировании организма человека в специфичных условиях урбанизированного Среднего Приобья, расширяют научные представления об адаптации детского населения к гипокомфортным климатогеографическим условиям.

Выявленные особенности показателей вариабельности сердечного ритма, внешнего дыхания, психофизиологического состояния уроженцев Среднего Приобья в возрасте от 7 до 20 лет используются в практической деятельности врачами и физиологами при проведении комплексной оценки состояния здоровья учащихся, в скрининговых исследованиях вегетативной регуляции сердечного ритма  школьников и студентов, при создании критериев оценки влияния учебной нагрузки на организм школьников и студентов.

Материалы диссертационного исследования являются основой создания региональных нормативов физического развития молодого населения нестабильной популяции Среднего Приобья. Полученные данные используются в планировании и внедрении оздоровительных программ и мероприятий в высших и средних учебных заведениях ХМАО-Югры, при оценке адаптивных свойств организма 7-20 лет г. Сургута. Данные диссертационной работы внедрены в педиатрическую и педагогическую практику при проведении лечебно-профилактических, оздоровительных мероприятий и осуществления врачебно-педагогического контроля за морфофункциональным развитием учащихся в медицинских и образовательных учреждениях Среднего Приобья: детская поликлиника МУЗ МГБ №1 г. Сургута, муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования «Центр развития образования» (г. Сургут), центр специальной подготовки «Сибирский Легион» (г. Сургут), военный комиссариат г. Сургута, комитет по здравоохранению администрации г. Сургута. 

Результаты работы используются в лекционных курсах и практических  занятиях по общей и возрастной физиологии на кафедре нормальной физиологии  Ханты-Мансийского государственного медицинского института, на кафедре физиологии Сургутского государственного университета, на кафедре анатомии и физиологии человека и животных Тюменского государственного университета, на кафедрах экологии и физиологии человека  Северо-Казахстанского университета им. М. Козыбаева.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Современная популяция детей, рожденных родителями из числа пришлого населения Среднего Приобья, характеризуется морфофункциональными особенностями развития, что является отражением, как общих закономерностей биологического развития, так и адаптивных реакций, возникающих в ответ на специфичные климатогеографические условия.
  2. Функциональное состояние организма уроженцев Среднего Приобья 7-20 лет характеризуется региональными особенностями темпов полового созревания, возрастной динамики показателей сердечно-сосудистой системы и внешнего дыхания.
  3. У уроженцев Среднего Приобья первого поколения 7-20 лет наблюдается напряжение регуляторных механизмов функционирования системы кровообращения, заключающееся в усилении  тонуса симпатической нервной системы в регуляции сердечно-сосудистой системы.
  4. Показатели простых зрительно-моторных реакций, значения вариационной хронорефлексометрии, отражающие функциональное состояние ЦНС (функциональный уровень нервной системы, уровень функциональных возможностей сформированной функциональной системы, устойчивость нервной реакции) обследованных школьников и студентов Среднего Приобья, достоверно отличаются от нормативных значений, предложенных для Центральной России. 

Апробация результатов исследования

Материалы диссертационной работы доложены и обсуждены на: Окружной конференции «Наука и образование ХМАО – XXI веку» (Сургут, 2000), Всероссийской научно-практической конференции «Совершенствование системы физического воспитания, оздоровления детей и учащейся молодежи в условиях различных климатогеографических зон» (Сургут, 2000), Республиканской научно-практической конференции с международным участием «Эколого-биологические аспекты адаптации организма к воздействию различных факторов внешней среды» (Петропавловск, 2000), Первом Межвузовском семинаре «Актуальные проблемы адаптации человека» (Сургут, 2001); Международных научных конференциях «Естествознание на рубеже столетий» (Дагомыс, 2001, 2002); I Всероссийской научной конференции «Актуальные проблемы эволюционной и популяционной физиологии человека» (Тюмень, 2001), Окружной научно-практической конференции «Региональный компонент в системе общего и профессионального образования Ханты-Мансийского автономного округа (Нижневартовск, 2003), Региональной научно-практической конференции «Экологическое образование и здоровый образ жизни» (Сургут, 2005),  III Всероссийской научно-практической конференции «Дети России Образованы и Здоровы - Дрозд» (Москва, 2005), III Международной научно-практической конференции «Оздоровление средствами образования и экологии» (Челябинск, 2006), Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы физической культуры и здорового образа жизни» (Сургут, 2007), Всероссийской научно-практической конференции «Интеграция инновационных процессов в системе Российского образования» (Тюмень, 2007); VI съезде физиологов Казахстана (Караганда, 2007), Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы физической культуры и здорового образа жизни» (Сургут, 2008); II Международной научно-практической конференции «Адаптация биологических систем к естественным и экстремальным факторам среды» (Челябинск, 2008).

       

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 58 работ, в том числе 9 статей в журналах, рекомендованных ВАК РФ и  23 публикации в материалах Международных и Всероссийских конференций. Материалы диссертации использовались при написании монографии и 2 учебно-методических пособий.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения,  обзора литературы, описания материала и методов исследования, четырех глав результатов собственных исследований,  выводов и списка литературы. Работа изложена на 270 страницах машинописного текста, иллюстрирована  19 таблицами и  38 рисунками. Список цитируемой литературы включает  507 источников, в том числе 98  на иностранных языках.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материал и методы исследования

В основу работы положены результаты исследований, проведенных в течение 1998-2008 годов в Сургуте – одном из типичных городских промышленных центров Среднего Приобья – севера Тюменской области.

Исследования проводились на базе муниципальных общеобразовательных учреждений г. Сургута и ГОУ ВПО «Сургутский государственный педагогический университет».

В исследовании приняли участие уроженцы Среднего Приобья обоего пола, в возрасте от 7 до 20 лет, 1 и 2 групп здоровья. Все обследованные относились к славянской группе национальностей и были рождены в городе Сургуте представителями пришлого населения, мигрировавшими в места освоения новых месторождений нефти и газа из юго-западных и южных областей России и стран СНГ. Всего был обследован 1551 учащийся различных муниципальных образовательных учреждений г. Сургута  и студенты педагогического вуза. Из них 768 мужского и 783 женского пола.

Задачи исследования включали определение антропометрических, функциональных, психофизиологических показателей (рис. 1).

Рис. 1. Схема изучения морфофункционального и психофизиологического состояния школьников и студентов

Измерения морфофункциональных и психофизиологических показателей проводились в первой половине дня с учетом биоритмологических рекомендаций. Весь используемый инструментарий перед проведением и в процессе обследования школьников и студентов проходил метрологическую поверку.

Измерение тотальных размеров тела проводилось в соответствии с рекомендациями НИИ возрастной физиологии. Выраженность вторичных половых признаков оценивали по J.M. Tanner (1979). Для измерения ЖЕЛ использовали компьютерный спирометр «Спиро-Спектр», производство «Нейрософт». Прибор производил приведение полученных результатов к стандартным условиям (BTPS) и автоматическое вычисление должных значений ЖЕЛ с учетом возраста, пола, длины тела по Р.Ф. Клементу, Н.А. Зильбер (1994). Методом динамометрии определяли силу мышц кисти. Вычисляли жизненный индекс (ЖИ), индекс Вервека-Воронцова, индекс массы тела (ИМТ). Проводили пробы с задержкой дыхания на вдохе (Штанге) и выдохе (Генчи) (Л.И. Иржак с соавт., 2001).

Измеряли артериальное давление (метод Короткова), с последующим расчетом пульсового давления, систолического и минутного объемов крови, индекса Робинсона. Запись и анализ ЭКГ и КИГ производили с помощью аппаратно-программного комплекса кардиоанализатора “Анкар-131” (г. Таганрог). Кардиоанализатор предназначен для исследования сердечно-сосудистой системы человека с компьютерной обработкой сигналов, которая включает в себя анализ ритма, представительного кардиоцикла, оформление результатов в виде словесного заключения. По графикам вариационной пульсограммы и гистограммы ЧСС определяли ряд показателей, позволяющих дать оценку вегетативного тонуса: моду (Мо), вариационный размах (ВР), амплитуду моды (АМо), среднеквадратическое отклонение (СКО).

Регистрировали время простой зрительно-моторной реакции (ПЗМР) с помощью компьютерного комплекса для психофизиологического тестирования (фирма «ИМАТОН», г. Санкт-Петербург). Анализ статистических характеристик вариационных рядов временных показателей ПЗМР позволил рассчитывать критерии, оценивающие различные стороны функционального состояния ЦНС: функциональный уровень нервной системы (ФУС), уровень функциональных возможностей сформированной функциональной системы (УФВ), устойчивость нервной реакции (УР) (М.П. Мороз, 2003).

Полученные данные физиологических исследований обрабатывались методами вариационной статистики с определением среднего значения, среднеквадратического отклонения, ошибки средней и определением достоверности различий (по Стьюденту). Достоверными считали отличия при р < 0,05; 0,01; 0,001 (В.М. Зайцев с соавт., 2006).

Статистическую обработку полученных данных осуществляли на персональном компьютере в ОС Windows XP с помощью программы Microsoft Excel (В.Я. Гельман, 2002).

Таблица 1

Возрастной и количественный состав обследованных уроженцев  г. Сургута

Возраст

(лет)

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

всего

Мальчики,

юноши

54

55

59

57

55

56

57

55

44

57

58

55

54

52

768

Девочки,

девушки

55

59

50

59

57

55

58

51

57

55

59

57

56

55

783

Всего

109

114

109

116

112

111

115

106

101

112

116

112

110

107

1551

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Тотальные размеры тела и их годовой прирост у уроженцев

Среднего Приобья в возрасте 7-20 лет

Длину тела, массу тела, окружность грудной клетки (тотальные размеры) считают наиболее существенными медико-социальными и санитарно-гигиеническими показателями, по которым в определенной мере можно судить как о положительном, так и об отрицательном влиянии условий жизни и факторов окружающей среды на организм растущего и развивающегося человека (А.А. Баранов с соавт., 2006).

Анализ результатов исследования основных морфологических показателей выявил, что такой важный, генетически детерминированный и стабильный показатель, как длина тела, изменялся в соответствии с общебиологическими закономерностями (табл.2).

В период от 7 до 12 лет у мальчиков происходило постепенное увеличение длины тела от 1,2 см/год до 5-7 см/год. У мальчиков 14 лет прибавление длины тела по сравнению с предыдущим возрастом составляло 10 см в год. Фаза замедления ростовых процессов наблюдалась у юношей с 17 лет, юноши в возрасте 18,19 и 20 лет не отличались в показателях длины тела.

У девочек динамичное прибавление ростовых значений наблюдалось в возрасте от 9 до 13 лет. Наиболее значимая прибавка длины тела отмечалась у девочек 10 лет, и составляла 8 см/год. Затем годовая прибавка роста составляла 7 см (11 лет), 6 см (12 лет), 5 см (13 лет).  Девочки 14 лет отличались от девочек 13 лет на 1,4 см. Прибавка роста наблюдалась и после 15-17 лет. В возрасте 18-20 лет прибавка длины тела у девушек была менее 1 см (рис. 2).

Нами не выявлено достоверных отличий в показателях длины тела мальчиков и девочек 10, 12 и 13 лет. Во всех остальных возрастных группах наблюдалась наибольшая длина тела у мальчиков и юношей, кроме возрастной группы 11 лет, в этом возрасте девочки – сургутяки выше своих сверстников.

Рис. 2.  Скорость прибавления длины тела у уроженцев г. Сургута в возрасте от 7 до 20 лет

Погодовые прибавки массы тела (рис. 3) у мальчиков и девочек были неравномерны и характеризовались разной величиной. У мальчиков 8, 9 и 10 лет масса тела с возрастом увеличивалась в  год на 0,5 - 1,7 кг. Прирост массы тела у мальчиков на 6 кг отмечали с 12 к 13 годам, затем примерно на такую же величину и к 14 годам. У девочек  прирост массы тела 4 – 5 кг в год наблюдался в 10, 11, 12, 13 лет.        

Рис. 3.  Скорость изменения массы тела у уроженцев г. Сургута в возрасте от 7 до 20 лет

       У мальчиков и у девочек 10 лет наблюдалось прибавление ОГК на максимальное значение 4 и 6 см соответственно. Позже прирост ОГК составлял  2,5 – 3 см ежегодно 18 лет. У девушек с 18 лет ОГК не изменялась, у юношей увеличение ОГК происходило на 1 см в 18, 19 и 20 лет (рис. 4).

       

Рис. 4.  Скорость прибавления окружности грудной клетки у уроженцев г. Сургута в возрасте от 7 до 20 лет

В телосложении уроженцев Среднего Приобья преобладали мезоморфные и умеренно брахиморфные пропорции, о чем свидетельствовали величины индекса Вервека-Воронцова (рис. 5).

Независимо от половой принадлежности выявлены относительно низкие показатели кистевой динамометрии.

Рис. 5. Динамика индекса Вервека-Воронцова уроженцев Среднего Приобья 7-20 лет

Таблица 2

Антропометрические показатели уроженцев г. Сургута

в возрасте от 7 до 20 лет (M±m)

Возраст

(лет)

Группа

Длина тела,

См

Масса тела,

кг

Окружность грудной клетки, см

7

Мальчики

Девочки

133,80±0,57

128,37 ±0,97

30,00±0,37

26,11±0,32

64,71±0,35

61,72±0,35

8

Мальчики Девочки

135,01±0,91

130,51±0,98

30,91±0,35

26,21±0,37

65,79±0,47

61,97±0,43

9

Мальчики

Девочки

136,92±0,69

131,90±0,67

32,67±0,78*

29,42±0,46***

67,12±0,77

66,10±0,62***

10

Мальчики

Девочки

140,03±0,78**

140,89±0,63***

33,34±0,64

34,03±0,74***

71,19±1,46*

72,18±1,30***

11

Мальчики

Девочки

145,40±0,73***

147,68±0,71***

37,11±0,67***

38,19±0,83***

74,23±1,38

74,34±0,84

12

Мальчики

Девочки

152,15±0,84***

153,79±0,82***

41,23±0,78***

43,45±0,92***

77,46±1,22

77,05±0,97*

13

Мальчики

Девочки

156,07±1,06**

158,03±0,84***

47,17±0,87***

47,01±1,15*

81,34±1,50*

78,16±1,34

14

Мальчики

Девочки

162,25±0,94***

159,49±0,67

53,15±0,95***

49,80±0,87

85,13±1,14

80,45±1,38

15

Мальчики

Девочки

168,61±1,33***

161,14±0,70

56,03±1,37

53,65±0,92**

86,45±0,89

82,90±1,89

16

Юноши

Девушки

173,76±0,73***

162,02±0,69

62,23±0,79***

54,02±0,78

89,81±1,02*

83,96±1,56

17

Юноши

Девушки

177,15±1,55

163,82±1,72

67,65±1,58**

57,03±2,01

90,01±1,57

85,09±1,78

18

Юноши

Девушки

179,93±1,56

165,57±1,19

74,73±2,44*

57,74±1,68

91,32±1,28

85,14±1,84

19

Юноши

Девушки

180,93±1,67

166,27±1,07

72,80±1,45

57,84±1,26

92,14±1,27

85,37±1,92

20

Юноши

Девушки

180,95±1,75

167,00±1,24

72,33±1,64

57,31±1,53

92,95±1,76

85,48±1,97

Примечание: - достоверные отличия в одной возрастной группе, -  р<0,05; - р<0,01;  - р<0,001; * - достоверные отличия по сравнению с предыдущей возрастной группой, * -  р<0,05; ** - р<0,01;  *** - р<0,001

Для дополнительной оценки физического развития учащихся г. Сургута мы рассчитывали индекс массы тела (ИМТ). У мальчиков наименьшее значение ИМТ наблюдали в возрасте 7 лет – 16,67±0,09 усл.ед., затем происходило постепенное увеличение данного показателя,  в группе  юношей 18 лет наблюдали максимальное значение ИМТ, которое составляло 22,47 ±0,21 усл.ед. У семилетних девочек ИМТ составлял 15,92±0,12 усл.ед., затем он снижался до 15,24 ±0,11 усл.ед. У девочек от 9 до 17 лет наблюдалось постепенное увеличение ИМТ, в возрасте 17 лет наблюдалось максимальное значение ИМТ, которое составляло 21,20 ± 0,32 усл.ед., затем данный показатель снижался до 20,54 ± 0,25 усл.ед. в возрасте 20 лет.

Исследование величин годовых приростов тотальных размеров тела выявило меньшие темпы ростовых процессов, происходящих в организме девочек, по сравнению с аналогичными показателями мальчиков.

Особенности полового созревания уроженцев Среднего Приобья

Изменения, обозначаемые как период полового созревания, начинались у мальчиков в возрасте 13,06±0,18 лет, у девочек  - 10,65±0,09 лет, заканчивались в юношеский период онтогенеза у юношей  - 19,83±0,15 лет, у девушек 18,17±0,12 лет.

У девочек г. Сургута сроки менархе смещены в сторону более старшего возраста, по сравнению с девочками из более благоприятных климатогеографических и экологических условий. Вероятно, позднее начало пубертата несколько удлиняло становление репродуктивной системы у сургутянок.

Половые формулы в обследуемых группах выглядели следующим образом. В возрасте до 11 лет наблюдалась у мальчиков допубертатная (детская) стадия развития вторичных половых признаков, затем в 12 лет: Ах0, Р0, L0, V0-1, F0; 13 лет: Ах0-1, Р0-2, L0-1, V0-2, F0; 14 лет: Ах0-2, Р0-3, L0-2, V0-2, F0-1; 15 лет:  Ах0-3, Р1-5, L0-2, V0-2, F0-2; 16 лет: Ах1-4, Р3-5, L1-2, V1-2, F0-3; 17 лет: Ах1-4, Р3-5, L1-2, V1-2, F0-3; 18 лет: Ах2-4, Р4-5, L1-2, V2, F1-4; 19 лет: Ах3-4, Р4-5, L2, V2, F1-5; 20 лет: Ах4, Р5, L2, V2, F2-5.

До 9 лет наблюдалась у девочек допубертатная (детская) стадия развития, затем в 10 лет: Ах0, Р0, Ма0-1, Ме0; 11 лет: Ах0, Р0-2, Ма0-1, Ме0; 12 лет: Ах0, Р1-3, Ма0-2, Ме0-1; 13 лет: Ах0-2, Р1-3, Ма1-3, Ме0-2; 14 лет: Ах0-3, Р1-3, Ма1-3, Ме0-3; 15 лет:  Ах1, Р2-3, Ма1-3, Ме1-3; 16 лет: Ах1-3, Р2-3, Ма2-3, Ме2-3; 17 лет: Ах2-3, Р2-3, Ма2-3, Ме3; 18 лет: Ах2-3, Р3, Ма3, Ме3; 19 лет: Ах2-3, Р3, Ма3, Ме3; 20 лет: Ах3, Р3, Ма3, Ме3.

Полученные данные свидетельствуют о высокой возрастной изменчивости в наступлении полового созревания, динамике его развития и сроках наступления половой зрелости у сургутских подростков. Обращает на себя внимание тот факт, что под влиянием суровых климатических условий Среднего Приобья наблюдалась задержка сроков развития вторичных половых признаков в исследуемых группах сургутян по сравнению с ровесниками из других более благоприятных климатогеографических зон проживания (Ю.А. Ямпольская, 2006). Данный факт можно рассматривать как адаптивную реакцию детского организма уроженцев Среднего Приобья на специфичные климатогеографические условия места проживания.

Гемодинамические характеристики и показатели ритма сердца уроженцев Среднего Приобья 7-20 лет

       Частота сердечных сокращений – один из самых лабильных показателей системы кровообращения. Величина ЧСС зависит от возрастных, половых и индивидуальных особенностей человека.

Наши исследования свидетельствовали о закономерной динамике ЧСС в соответствии с изменениями возраста детей и подростков, юношей и девушек,  как это свойственно жителям и других регионов: чем старше дети, тем реже у них ЧСС (табл. 3).

Таблица 3

Показатели сердечно-сосудистой системы уроженцев Среднего Приобья

  в возрасте  7-20 лет (M±m)

Возраст

(лет)

Группа

ЧСС, уд/мин

АДС,

мм рт.ст.

АДД,

мм рт.ст.

7

М

Д

95,72± 1,30

93,51±0,78

102,44±0,68

101,54±0,97

61,54±0,25

61,28±0,80

8

М

Д

95,04±2,42

94,33±1,08

103,34±0,52

104,47±0,85

61,89±0,38

62,31±0,65

9

М

Д

93,4±2,71

90,55±1,35

104,09±0,61

105,88±0,74

62,98±0,53

62,89±0,58

10

М

Д

89,34±2,14

89,00±1,19

104,42±0,89

102,32±0,97

63,37±0,89

63,14±0,63

11

М

Д

87,83±1,29

86,75±1,63

106,32±0,78

106,15±0,92

64,19±0,74

66,28±0,85

12

М

Д

84,73±1,43

83,09±1,27

109,68±1,94

105,48±1,24

64,27±0,71

66,03±0,77

13

М

Д

79,60±1,82

82,38±1,22

111,05±1,63

106,25±1,52

64,92±0,88

67,63±0,82

14

М

Д

77,74±1,38

81,08±1,55

109,39±1,56

110,13±1,07

63,84±0,94

74,17±1,32

15

М

Д

77,02±1,76

76,60±1,08

119,43±1,64

113,97±2,09

69,86±1,29

77,05±1,64

16

М

Д

75,64±1,59

75,19±1,74

121,57±1,24

118,54±1,43

69,64±1,04

78,20±1,43

17

Ю

Д

73,81±1,58

74,26±2,45

117,01±1,14

113,47±1,64

74,23±1,72

75,88±1,14

18

Ю

Д

73,02±1,89

73,07±2,45

118,32±1,74

119,13±1,31

73,74±1,95

74,13±1,41

19

Ю

Д

72,74±1,88

71,72±2,86

117,34±1,98

115,75±1,49

73,24±1,32

76,75±1,53

20

Ю

Д

72,06±1,01

72,88±1,38

120,00±1,35

117,17±1,63

75,35±1,55

71,00±1,96

Примечание: М – мальчики, Ю – юноши, Д – девочки, девушки.

В возрасте 7-11 лет у сургутских детей ЧСС составляла 90-95 уд/мин, в 12-14 лет - 80-84 уд/мин. Систолическое артериальное давление (АДС) увеличивалось с возрастом обследованных нами школьников и студентов. Наиболее высокого уровня АДС достигало в возрасте 20 лет, наибольший прирост АДС наблюдался в возрасте 14-16 лет, что можно связать с активными перестройками, обусловленными половым созреванием.

С возрастом происходило постепенное увеличение СО.  Начиная с 17-летнего возраста у мальчиков и у девочек наблюдалась стабилизация СО.  Статистически достоверное увеличение СО на 14,76% (9,7 мл) наблюдали в группе мальчиков от начала (13 лет) к  концу (16 лет) подросткового периода (р<0,05). В 17 лет у юношей и в 19 лет у девушек наблюдали снижение СО, на 4,2% и 5,4% соответственно, причем это явление происходило на фоне усиления тонуса симпатической нервной системы в регуляции сердечной деятельности.

Минутный объем крови (МОК) является исключительно важной переменной величиной сердечно-сосудистой системы, которая постоянно регулируется таким образом, чтобы сердечно-сосудистая система могла удовлетворить транспортные потребности организма в конкретный момент времени, причем повышение энергетических трат, увеличение потребления кислорода вызывает пропорциональное нарастание МОК. Наблюдали достоверные различия между значениями МОК мальчиков и девочек в период активных пубертатных перестроек (14, 15, 16 лет).

Рис. 6.  Показатели систолического объема крови (мл) у уроженцев г. Сургута 7-20 лет

Примечание:  х – достоверные отличия в одной возрастной группе, р<0,05

Рис. 7. Показатели минутного объема крови (мл) у уроженцев г. Сургута 7-20 лет

Примечание:  х – достоверные отличия в одной возрастной группе, р<0,05

Двойное произведение (индекс Робинсона), характеризующее систолическую работу сердца, во всех возрастных группах находилось в пределах нормативных значений (рис. 8). В 12 и 15 лет значения индекса Робинсона достоверно  (р < 0,05) превышали значения данного индекса у девочек. С возрастом и в женской, и в мужской группах, имело место уменьшение изучаемого показателя, что свидетельствовало об общебиологически закономерном формировании «экономизации функций» при возрастании максимальной аэробной способности. 

Рис. 8.  Динамика индекса Робинсона уроженцев Среднего Приобья 7-20 лет

Колебания длительности кардиоинтервалов рассматривают как результат влияния многоуровневой системы управления физиологическими функциями организма. Интервал RR является интегральным отражением влияния регуляторных систем на синусовый узел. У сургутян происходило усиление парасимпатических влияний на функцию сердца. У мальчиков, юношей в период всего изучаемого нами отрезка онтогенеза (от 7 до 20 лет) наблюдалось постепенное увеличение длительности интервала RR (табл. 4). 

Таблица 4

Длительность интервалов (мс) (по данным II стандартного отведения)

уроженцев Среднего Приобья 7-20 лет (M±m)

Возраст

(лет)

Группа

RR (мс)

PQ (мс)

QT

7

М

Д

626,83±12,05

641,64±13,57

125,76±1,64

125,93±1,85

325,49±5,12

354,36±6,54

8

М

Д

631,31±14,48

636,06±12,83

129,89±1,71

130,34±1,74

327,63±5,16

344,99±5,87

9

М

Д

642,40±14,97

662,62±13,16

130,42±1,93

131,19±2,03

332,03±6,08

356,11±6,26

10

М

Д

671,59±17,21

674,16±14,32

132,16±2,02

132,15±2,12

344,12±5,19

352,53±3,99

11

М

Д

683,14±17,68

691,64±14,87

135,22±2,19

135,82±2,74

342,06±5,69

349,91±4,51

12

М

Д

757,02±18,57*

722,11±15,28

135,90±2,27

136,45±2,38

353,51±5,84

354,02±5,25

13

М

Д

760,15±18,96

728,33±15,73

135,97±2,51

137,18±2,45

329,84±4,77 **

336,92±4,79 *

14

М

Д

769,64±18,74

740,01±16,02

137,13±2,74

137,83±2,96

361,62±6,84***

356,20±5,16**

15

М

Д

796,18±19,11

783,29±17,37

137,25±2,88

140,16±3,01

351,36±6,01

352,89±6,68

16

М

Д

803,44±19,34

797,98±17,88

140,15±3,64

141,66±3,12

352,14±6,45

367,43±6,87

17

Ю

Д

827,77±20,02

807,97±18,33

143,14±3,14

141,97±3,45

354,06±6,28

327,12±5,92***

18

Ю

Д

830,12±20,18

821,13±18,68

148,05±3,72

142,08±3,07

356,15±6,37

359,33±4,59***

19

Ю

Д

835,24±20,26

836,59±20,15

149,08±3,82

154,35±3,34

356,93±7,03

354,25±6,36

20

Ю

Д

854,19±20,32

823,27±19,34

150,47±4,05

142,05±3,14

357,40±7,11

358,36±6,16

Примечание: * - достоверные отличия по сравнению с предыдущей возрастной группой, * -  р<0,05; ** - р<0,01;  *** - р<0,001

Установлено, что длительность сердечного цикла у мальчиков в период второго детства достоверно увеличивалась от  631,31±14,48 мс в 8 лет до 757,02±18,57 мс в 12 лет (р<0,05). У девочек в этот отрезок онтогенеза также наблюдалось достоверное увеличение длительности интервала  RR от 636,06±12,83 мс  в 8 лет до 691,64±14,87 мс в 11 лет у девочек. В дальнейшем, в препубертатном и пубертатном возрасте, интервал RR увеличивался у мальчиков с 683,14±17,68 мс в 11 лет до 827,77±20,02 в 17 лет. У девочек происходило увеличение интервала RR с 691,64±14,87 мс в 11 лет до 797,98±17,88 мс в 16 лет. Достоверных отличий изучаемого показателя в одной половой группе по сравнению с предыдущей возрастной группой не обнаружено.

В целом возрастная динамика водителя ритма у обследованной категории населения отражает известную тенденцию повышения парасимпатической активности вегетативной нервной системы с возрастом, что в полной мере совпадает с закономерностями роста и развития детского организма и подтверждается другими авторами (Т.В. Волокитина с соавт., 2004).

Значения интервала PQ, соответствующие продолжительности атриовентрикулярного проведения не выходили за пределы возрастных нормативных значений принятых в педиатрии (Л.М. Макаров, 2002).

Интервал QT условно обозначают как «электрическую систолу желудочков». Продолжительность интервала QT зависит от возраста, пола, ЧСС и от неврогенных вегетативных влияний на сердце (Б.И. Ткаченко, 2001). В норме его длительность составляет 350-440 мс. При симпатикотонии рефрактерный период всего миокарда укорачивается (М.К. Осколкова с соавт., 2001). Возрастная динамика длительности электрической систолы желудочков сходна с изменениями продолжительности сердечного цикла. С возрастом происходило закономерное удлинение интервала QT (табл. 4). В возрастной группе 13 лет и у мальчиков, и у девочек мы наблюдали достоверное укорочение длительности интервала QT по сравнению с предыдущей возрастной группой, а у девочек подобная ситуация наблюдалась и в возрасте 17 лет. Интервал QT является одним из наиболее важных параметров оценки ЭКГ. Его удлинение расценивают как маркер риска опасных желудочковых аритмий (Л.М. Макаров с соавт., 2006). Поскольку в выборку не брались дети с установленными кардиоваскулярными заболеваниями, в том числе и с синдромом удлиненного интервала QT, длительность исследуемого показателя ЭКГ не превышала нормативных величин (М.К. Осколкова с соавт., 2001).

Показатели гемодинамики и ритма сердца уроженцев Среднего Приобья, характеризовались усилением с возрастом парасимпатических влияний на деятельность сердца, но имели черты региональных особенностей, заключающиеся в увеличении ЧСС в период второго детства, снижении МОК с началом юношеского периода онтогенеза.

Показатели вариационной пульсометрии уроженцев

Среднего Приобья 7-20 лет

Для изучения состояния вегетативной регуляции сердечного ритма учащихся г.Сургута мы использовали метод вариационной пульсометрии по Р.М. Баевскому.

Функциональные показатели вариационной пульсометрии жителей г.Сургута от 7 до 20 лет  характеризовались значительной лабильностью (табл. 5).

Таблица 5

Значения моды и индекса напряжения  уроженцев г. Сургута 7 - 20 лет (M±m)

Возраст

(лет)

Группа

Мо, мс

ИН, усл.ед.

7

Мальчики

Девочки

660,37±11,09

671,43±10,43

208,32±10,14

128,10±7,21

8

Мальчики Девочки

663,02±14,34

700,18±13,74

218,05±13,24

129,15±8,32

9

Мальчики

Девочки

724,32±12,57

722,37±13,67

209,74±11,12

128,53±8,89

10

Мальчики

Девочки

725,24±18,32

731,67±15,21

197,31±9,95

137,86±9,47

11

Мальчики

Девочки

738,19±15,12

739,09±17,15

124,17±7,38

128,44±8,01

12

Мальчики

Девочки

757,02±13,48

750,09±12,24

88,33±6,46

119,19±7,54

13

Мальчики

Девочки

760,15±17,12

765,24±15,67

94,24±8,75

199,43±11,22

14

Мальчики

Девочки

769,64±14,11

785,71±16,04

137,48±9,94

128,73±8,59

15

Мальчики

Девочки

796,18±15,03

785,89±13,09

179,65±12,32

164,31±10,01

16

Юноши

Девушки

803,44±13,37

780,37±14,65

125,69±8,66

206,02±10,53

17

Юноши

Девушки

827,77±14,20

814,18±13,37

157,37±10,43

133,00±9,64

18

Юноши

Девушки

830,12±15,62

823,39±14,24

82,18±6,71

200,09±10,87

19

Юноши

Девушки

835,24±18,09

834,58±17,31

88,38±7,32

172,54±9,12

20

Юноши

Девушки

854,19±17,38

822,08±16,28

205,40±11,84

190,46±10,45

Примечание:  - достоверные отличия в одних возрастных группах, р<0,05

Одним из важнейших показателей вариационной пульсометрии является мода (Мо). В наших исследованиях от 7 к 20 годам у всех обследованных прослеживалось стабильное увеличение Мо, что свидетельствовало о повышении роли парасимпатических влияний в регуляции сердечно-сосудистой системы и снижении степени влияния симпатического отдела вегетативной нервной системы.

Достоверных отличий в идентичных возрастных группах между значениями Мо у мальчиков, юношей и  девочек, девушек мы не обнаружили.

Амплитуда моды (АМо) – число кардиоинтервалов, соответствующих значению (диапазону) моды. Этот показатель  отражает стабилизирующий  эффект централизации управления ритмом сердца, который в основном обусловлен влиянием симпатического отдела вегетативной нервной системы. Считают, что значения АМо в пределах 50-80% соответствуют умеренной симпатикотонии,  в пределах 31-49 % вегетативному равновесию (Р.М. Баевский, 2000).

В наших исследованиях в возрастных группах мальчиков  8 - 11 лет, 14 - 17 лет, юношей 19-20 лет, а также во всех возрастных группах девочек, за исключением 12 лет наблюдались значения АМо, находящиеся в интервале умеренной симпатикотонии (рис. 9). В остальных группах: мальчики 7 лет,  мальчики 12-13 лет, юноши 18 лет и девочки 12 лет наблюдалось вегетативное равновесие.

Рис. 9. Значения амплитуды моды  вариабельности сердечного ритма (%) уроженцев г.Сургута 7-20 лет

Вариационный размах (ВР), указывающий на степень влияния парасимпатичекой нервной системы на кардиоритм, изменялся у сургутян в течение всего изучаемого отрезка онтогенеза и находился в пределах 160-290 мс, что согласно данным Р.М. Баевского (1997), говорит о вегетативном равновесии (рис. 10). Исключение составила группа юношей 19 лет, у которых ВР находился на уровне 312,67±13,52 мс.  Это значение попадает в границы состояния «умеренная ваготония».

У девочек в периоде второго детства (8-11 лет) ВР отличался относительной стабильностью и составлял 247,94±11,35 мс в 8 лет и 256,00±12,22 мс в 11 лет. 



Рис. 10. Вариационный размах вариабельности сердечного ритма (мс) уроженцев г. Сургута  7 - 20 лет

Значение индекса вегетативного равновесия  (АМо/х), отражающее соотношение между активностью симпатического и парасимпатического отделов вегетативной нервной системы, свидетельствовало о значительном преобладании влияния симпатического звена на регуляцию сердечного ритма у обследованных мальчиков в период второго детства, а также во время активных пубертатных перестроек (рис. 11). У  девочек в возрасте 13 лет наблюдалось резкое увеличение индекса вегетативного равновесия (в 1,6 раза) до 302,05±1,25 ус.ед. 

Рис. 11. Значения индекса вегетативного равновесия (усл.ед.) уроженцев  г. Сургута 7 - 20 лет

Среднее квадратическое отклонение (СКО) значений динамического ряда кардиоинтервалов представляет собой один из основных показателей вариабельности сердечного ритма и характеризует состояние механизмов регуляции. СКО в большей степени отражает активность парасимпатического отдела. В норме он колеблется в пределах 40-80 мс. Увеличение этого показателя свидетельствует о повышении тонуса парасимпатической регуляции.

У детей г. Сургута 7 лет, как у мальчиков, так и у девочек СКО находился в пределах нормы. У мальчиков 7 лет СКО составляло 58,00±1,75 мс, у девочек – 61,79±1,81 мс. В возрасте 8 лет, т.е. в период адаптации к учебным нагрузкам начальной школы у мальчиков СКО приближалось к нижней границе нормы (рис. 12). 

У мальчиков от 8 до 12  лет наблюдалось достоверное увеличение данного показателя от года к году.  В возрасте 8 лет СКО составлял 46,00±5,11. В группе мальчиков 12 лет этот показатель составлял 71,62±10,17 мс, что свидетельствовало об усилении тонуса парасимпатической вегетативной нервной системы. У девочек в период с 8 до 11 лет значения СКО достаточно стабильны и составляли от 57,34±1,63 мс до 60,36±1,54 мс.

Рис. 12. Среднеквадратическое отклонение вариабельности сердечного ритма (мс) уроженцев г. Сургута  7 - 20 лет

Такие изменения показателя СКО в период второго детства соответствовали имеющимся представлениям о формировании механизмов вегетативной регуляции сердечной деятельности в процессе онтогенеза.

В возрасте 14 лет у мальчиков отмечали увеличение тонуса симпатического отдела вегетативной нервной системы (наблюдали уменьшение СКО). В период активных пубертатных перестроек у девочек, так же как и у мальчиков, усиливался тонус симпатического отдела вегетативной нервной системы, что находило отражение в достоверном уменьшении СКО. В 13 лет СКО у девочек составляло 48,45±1,59 мс, что приближалось к нижней границе нормы. В конце подросткового периода у мальчиков наблюдали вновь усиление парасимпатических влияний вегетативной нервной системы, однако в юношеском периоде онтогенеза происходило увеличение активности симпатической нервной системы. СКО девушек достоверно снижалось от 65,53±8,78 мс у 17-летних до 45,17±1,19 мс у 19-летних девушек. Т.е. в юношеский период онтогенеза нами не было отмечено характерного для данного возраста увеличения парасимпатических влияний на регуляцию сердечного ритма. СКО как у юношей, так и у девушек г. Сургута находилось в пределах нормы, но имело тенденцию к снижению своей величины, т.е. усилению симпатических влияний на предсердия.

       Индекс напряжения (ИН) регуляторных систем характеризует активность механизмов симпатической регуляции и отражает суммарную активность симпато-адреналовой системы. В норме ИН колеблется в пределах 80-150 усл. ед. (Р.М. Баевский, 1997). Этот показатель чрезвычайно чувствителен к тонусу симпатической нервной системы. У девочек, девушек г. Сургута на изучаемом отрезке онтогенеза нарастали средние значения ИН, что указывает на повышение с возрастом активности симпатического отдела вегетативного отдела нервной системы. У мальчиков младшего школьного возраста (7-10 лет) средние значения ИН находились на уровне 197,31±9,95 - 218,05±13,24 усл.ед., что свидетельствует о высокой активности  симпатического отдела вегетативной нервной системы. В возрасте от 11 до 19 лет у мальчиков средние значения ИН находились в пределах 82,18 ± 6,71 до 157,37 ±10,43 усл.ед., т.е. на уровне нормотонии, за исключением мальчиков 15 лет, где среднее значение ИН составляло 179,65 ± 12,32 усл.ед (табл. 5). Постепенное увеличение  ИН у девочек, девушек Среднего Приобья свидетельствует об усилении влияния симпатической нервной системы на сердечно-сосудистую систему.

Широкий диапазон значений ИН как у обследованных мальчиков и юношей, так и у девочек и девушек, указывал на общий высокий уровень активности вегетативной регуляции сердечного ритма. 

Достоверные отличия величины ИН в группах мальчиков и девочек наблюдались в младшем школьном возрасте от 7 до 10 лет, причем результаты исследования показали, что у девочек по сравнению с мальчиками превалируют парасимпатические влияния вегетативной нервной системы и угнетение симпатической нервной системы, что является более благоприятным фактором адаптации. Более низкий уровень центрального управления у девочек по сравнению с мальчиками также свидетельствует о наличии резервных возможностей организма.

Значения вариационной пульсометрии  свидетельствовали о напряжении функционирования сердечно-сосудистой системы уроженцев Среднего Приобья. 

Исходя из того, что наиболее вероятный уровень функционирования синусового узла сердца показывает величина Мо, а показатели АМо, ВР и ИН отражают воздействие симпатического или парасимпатического, а также центрального звена регуляции на синусовый ритм сердца, можно предполагать, что на хронотропную функцию сердца обследованных школьников и студентов выраженное влияние оказывает симпатическое звено регуляции при значительном участии центрального контура регулирования сердечного ритма, что свидетельствует о снижении резервных возможностей растущего организма в условиях Среднего Приобья.

Состояние внешнего дыхания уроженцев Среднего Приобья 7-20 лет

Система дыхания является одной из ведущих и во многом определяющих адаптивные способности организма к большому числу разнообразных факторов среды.

ЖЕЛ является интегральным показателем, отражающим функциональные возможности системы внешнего дыхания у детей и подростков. Объем ЖЕЛ зависит от кровенаполнения легких, состояния диафрагмы, развития мускулатуры, осанки. Нарушение этих показателей, изменения в малом круге кровообращения ведут к уменьшению ЖЕЛ. Результаты проведенных исследований показали, что значения ЖЕЛ у мальчиков и девочек 7-17 лет изменялись прямо пропорционально возрасту (табл. 6).

Таблица 6

Жизненная емкость легких, время задержки дыхания  уроженцев Среднего Приобья в возрасте  7-20 лет (M±m)

Возраст

(лет)

Группа

ЖЕЛ, л

Проба

Штанге, сек

Проба

Генчи, сек

7

Мальчики

Девочки

1,62±0,04

1,50±0,03

31,90±0,54

28,76±0,48

12,67±0,27

11,12±0,21

8

Мальчики Девочки

1,70±0,05

1,58±0,04

32,08±0,48

29,63±0,59

15,30±0,39***

12,80±0,32**

9

Мальчики

Девочки

1,84±0,08

1,69±0,08

35,05±0,81**

32,90±0,72***

18,23±0,42***

14,71±0,27***

10

Мальчики

Девочки

2,10±0,06***

1,70±0,07

38,44±0,96**

33,14±0,75

20,15±0,26***

20,03±0,34***

11

Мальчики

Девочки

2,22±0,09

1,88±0,04

42,12±1,13*

36,15±0,84**

25,08±0,48***

25,56±0,37***

12

Мальчики

Девочки

2,50±0,05***

2,36±0,03***

51,01±1,34***

39,52±0,97*

28,33±0,74***

26,32±0,69

13

Мальчики

Девочки

2,76±0,09**

2,42±0,03

53,88±1,09

45,25±1,12***

32,33±0,82***

27,82±0,70

14

Мальчики

Девочки

3,29±0,06***

2,45±0,04

55,89±1,18

48,42±1,13

32,73±0,76

29,54±0,84

15

Мальчики

Девочки

3,42±0,07

2,76±0,06***

57,03±1,34

48,96±1,06

35,03±0,81*

30,03±0,72

16

Юноши

Девушки

3,68±0,08*

2, 83±0,09

59,61±1,48

49,67±1,27

36,12±0,93

32,77±0,79*

17

Юноши

Девушки

3,81±0,09

2,98±0,08

60,34±1,72

52,93±1,48

37,03±0,87

33,06±0,71

18

Юноши

Девушки

4,20±0,07***

2,99±0,07

64,08±1,62

60,08±1,59

37,15±0,94

33,18±0,86

19

Юноши

Девушки

4,51±0,08**

3,00±0,06

65,00±1,69

59,37±1,47

38,01±1,05

33,22±0,84

20

Юноши

Девушки

4,60±0,08

3,07±0,09

67,23±1,83

59,48±1,53

38,15±0,91

33,20±0,83

Примечание: - достоверные отличия в одной возрастной группе, -  р<0,05; - р<0,01;  - р<0,001; * - достоверные отличия по сравнению с предыдущей возрастной группой, * -  р<0,05; ** - р<0,01;  *** - р<0,001

       

Значения ЖЕЛ у мальчиков выше по сравнению с девочками во всех возрастных группах. Выявленные различия объясняются анатомо-физиологическими особенностями развивающегося организма.

Незначительный рост ЖЕЛ от 7 к 10 годам соответствовал плавным морфофункциональным изменениям мальчиков и девочек в этот период. Достоверные различия ЖЕЛ между группами начинались с первыми признаками полового созревания. Прирост соматометрических показателей в этот период у сургутян становился скачкообразным, и мы отмечали достоверное увеличение ЖЕЛ по сравнению с предыдущей возрастной группой. Более интенсивный прирост ЖЕЛ наблюдали в группах мальчиков, чем у девочек. К началу юношеского периода онтогенеза ЖЕЛ и у юношей, и у девушек достигала практически дефинитивного уровня.  После 18 лет у юношей и 17 лет у девушек, когда наблюдали замедление роста длины тела, достоверных возрастных различий в показателях внешнего дыхания нами не выявлено. Значения ЖЕЛ у мальчиков и юношей совпадали или несколько превышали показатели возрастной нормы, но были ниже должных. Возможно, это связано с тем, что в расчетных формулах основным значением является длина тела, а сургутские мальчики и юноши выше своих сверстников Центральной России. Особенно заметна разница (около 0,5 л) в должной ЖЕЛ и полученными нами показателях в старшем подростковом и юношеском периодах онтогенеза.  У девочек полученные нами значения ЖЕЛ и вариант нормы близки, а в возрасте 15-20 лет практически совпадали.

Для оценки антигипоксической устойчивости организма мы применили пробы с произвольной остановкой внешнего дыхания. У всех обследованных нами сургутян задержка на вдохе всегда была продолжительнее, чем на выдохе. За весь изучаемый отрезок онтогенеза у мальчиков увеличение времени задержки дыхания на вдохе произошло более чем вдвое. За период второго детства у мальчиков (от 8 до 12 лет)  прирост задержки дыхания составил в среднем 59%, а на выдохе – 85%. Видимо, становление дыхательной механики, приводящее к удлинению выдоха тренирует устойчивость к гипоксии,  и делает эту реакцию более управляемой.

Наряду с естественным биологическим развитием вентиляторной способности легких повышалась толерантность дыхательной системы к гипоксии. Это очень важное свойство неспецифической резистентности, которое играет значимую роль в развитии организма в условиях, требующих напряжения антигипоксических механизмов.

ЖИ характеризует функциональные возможности дыхательного аппарата и  в норме составляет у мальчиков 65-70 мл/кг, у девочек 55-60 мл/кг.  В обследованных нами группах, ЖИ только приближался к нижней границе нормы, не превышая ее (рис. 13).

Рис. 13.  Динамика жизненного индекса (мл/кг) уроженцев г. Сургута 7-20 лет

Примечание:   - достоверные отличия в одной возрастной группе, р<0,05

В юношеском возрасте ЖИ сургутян был ниже уровня здоровых взрослых, что свидетельствует о том, что даже при антропометрических показателях, характерных для взрослых, юноши и девушки не достигали функциональной зрелости дыхательной системы.

Характеристика функционального состояния ЦНС и умственной работоспособности учащихся г. Сургута по данным вариационной хронорефлексометрии

Результаты вариационной хронорефлексометрии учащихся Среднего Приобья показали следующее (рис. 14-19).

       Сравнение средних значений времени простой зрительно-моторной реакции  (ПЗМР) показало общую положительную динамику (сокращение времени реакции) от младших к более старшим возрастным группам (рис. 14). Оказалось, что наиболее продолжительными латентные периоды ЗМР были у детей 7 и 8 лет, а наиболее короткими и стабильными у обследованных юношей и девушек 19, 20 лет.

Как свидетельствуют результаты наших исследований, с возрастом происходило достоверное укорочение времени ПЗМР у сургутян обоих полов, что вероятно, связано со становлением морфофункционального состояния ЦНС и ее высших отделов.

Наиболее заметно уменьшение времени реакции в период от 7 до 11 лет, как у мальчиков, так и у девочек, возможно, это связано с интенсивными изменениями свойств нейродинамических функций учащихся младших классов. В возрасте 13 лет скорость ПЗМР достоверно выше у девочек по сравнению с данными мальчиков того же возраста, что вероятно можно связать с началом активных пубертатных перестроек у мальчиков, и  изменением функционального состояния организма в целом.

Рис. 14. Динамика простой зрительно-моторной реакции уроженцев г. Сургута (мс)

В пубертатный период наблюдались выраженные колебания ПЗМР, и только в юношеском периоде онтогенеза данный показатель стабилизировался.

У юношей 18 – 20 лет скорость двигательной реакции выше, чем у девушек. При этом ПЗМР у юношей 18 лет по сравнению со юношами 19 и 20 лет достоверно ниже (р<0,05).

Продолжительность латентного периода сенсомоторной реакции на зрительный раздражитель у детей и подростков связывают не только с морфофункциональным становлением периферического звена  зрительного анализатора, но в большей степени, их центральных структур и, в целом, функционального состояния ЦНС (А.И. Киеня, О.В. Кириченко, 2001).

Мальчики, юноши являлись более реактивными на зрительный раздражитель по сравнению с девочками, девушками, статистически достоверные отличия выявлены в возрастных группах 8, 9, 11, 18 лет.

       Анализ стандартного отклонения показал, что от года к году разброс значений ЗМР уменьшался. Улучшение выполнения заданий с возрастом можно связать с созреванием передних отделов коры больших полушарий, что проявляется в усилении функции контроля, благодаря чему обеспечивается более селективная активация мозговых структур. У большинства обследованных школьников и студентов скорость ПЗМР была выше у правой руки.

       

Рис. 15. Динамика простой зрительно-моторной реакции (мс) мальчиков, юношей г.Сургута

Рис. 16. Динамика простой зрительно-моторной реакции (мс) девочек и девушек г.Сургута

       

В возрастных группах 11, 14, 16,19 лет у мальчиков, юношей и 12,19,20 лет у девочек значения ПЗМР правой и левой руки  были наиболее близки или практически совпадали.  В возрастных группах 7,8,9,10,12 лет у мальчиков и 7,9,10 лет у девочек наблюдаются максимальные различия в значениях ПЗМР правой и левой руки (отличия достоверны, р< 0,05).

Был проведен анализ расчетных показателей вариационной хронорефлексометрии. Выделяют три количественных критерия, отражающих разные стороны функционального состояния центральной нервной системы, а также уровни работоспособности: «функциональный уровень нервной системы»; «уровень функциональных возможностей сформированной функциональной системы»; «устойчивость нервной реакции» (Т.Д. Лоскутова, 1975; М.П. Мороз, 2003).

Все объективные показатели функционального состояния ЦНС (ФУС, УФВ, УР) у школьников и студентов имели тенденцию к улучшению.

       Величина критерия - функциональный уровень системы (ФУС) определяется главным образом абсолютными значениями ПЗМР, т.е. положением вариационной кривой относительно абсциссы.        Данный критерий на протяжении изучаемого отрезка онтогенеза  у сургутян плавно увеличивался от 2,1 до 2,7 усл. ед. (рис. 17).

       Рис. 17. Значения критерия хронорефлексометрии «функциональный уровень нервной системы» уроженцев г.Сургута (усл.ед.)

В одних возрастных группах у мальчиков и у девочек достоверных отличий не выявлено.

Однако обращает на себя внимание тот факт, что данный показатель находился в пределах функционального состояния, который характеризуется как «сниженная работоспособность». Так, согласно М.П. Мороз (2003), в норме критерий хронорефлексометрии «функциональный уровень нервной системы» должен быть от 4,9 до 5,9  усл.ед. 

Показатель вариационной хронорефлексометрии «уровень функциональных возможностей сформированной функциональной системы» (УФВ), является наиболее полной характеристикой состояния ЦНС и позволяет судить о ее способности формировать и достаточно долго удерживать соответствующую функциональную систему.

У школьников и студентов в возрасте от 7 до 20 лет УФВ находился в границах, которые соответствовали состоянию, характеризуемого как «незначительно сниженная работоспособность» в пределах от 2,0 до 3,7 усл.ед. (рис. 18). У сургутян критерий УФВ стабилизировался только с наступлением юношеского периода онтогенеза.

       Критерий «устойчивость реакции» (УР), который рассматривают как показатель устойчивости состояний ЦНС постепенно увеличивался от 7 до 11 лет, как у мальчиков, так и у девочек. Данный показатель приближался к нормативным значениям (М.П. Мороз, 2003) только к 19, 20 годам, как у юношей, так и у девушек (рис. 19). Величина этого показателя тем больше, чем меньше вариабельность значений ПЗМР  (Т.Д. Лоскутова, 1975; Л.П. Павлова, 1988).

 

       Рис. 18. Значения критерия вариационной хронорефлексометрии «уровень функциональных возможностей сформированной функциональной системы» уроженцев г.Сургута (усл.ед.)

       

       Рис. 19. Значения критерия вариационной хронорефлексометрии «устойчивость нервной реакции» уроженцев г.Сургута (у.е.)

Таким образом, сопоставление величин расчетных критериев оценки функционального состояния ЦНС с показателями уровней  работоспособности позволило определить, что функциональное состояние ЦНС, как школьников, так и студентов находилось на уровне «сниженной» и «незначительно сниженной работоспособности» (М.П. Мороз, 2003). Для «незначительно сниженного» уровня работоспособности характерно состояние ослабленного внимания, допускаются ошибки, время выполнения задания несколько увеличивается. Функциональное состояние на уровне сниженной работоспособности характеризуется резким  ухудшением временных и точностных параметров деятельности и значительным снижением работоспособности в целом. 

        Результаты работы выявили морфофункциональные и психофизиологические особенности уроженцев г. Сургута и могут служить критериями в оценке функционального состояния школьников и студентов, родившихся и проживающих в специфичных климатогеографических условиях Среднего Приобья.

Выводы

  1. Физическое развитие уроженцев первого поколения Среднего Приобья соответствует общебиологическим закономерностям, однако существует ряд особенностей, которые в основном приходятся на период второго детства и подростковый возраст:
    • тотальные размеры тела детей младшего школьного возраста г. Сургута достоверно превышают аналогичные показатели ровесников других регионов РФ;
    • прирост длины тела, как у юношей, так и девушек наблюдался  до 20-и лет;
    • в телосложении обследованных нами уроженцев Среднего Приобья преобладали мезоморфные (63,16% в мужской выборке  и  82,92% в женской) и умеренно брахиморфные пропорции (28,95% в мужской выборке), что является специфичной реакцией организма на гипокомфортные  климатические условия, свидетельствующей об адаптационном характере ростовых процессов;
    • независимо от половой принадлежности были выявлены относительно низкие показатели кистевой динамометрии. Достоверная разница по полу в показателях силы мышц кисти проявлялась лишь с 15 лет, что свидетельствовало об общей задержке физического развития.
  2. Под влиянием суровых климатических условий Среднего Приобья наблюдалась задержка сроков развития вторичных половых признаков в исследуемой группе подростков (в среднем у 72% мальчиков и 65% девочек). Отличительные особенности развития девочек в условиях Среднего Приобья связаны с задержкой полового созревания на 1-1,5 года. У каждого второго мальчика с 12 до 16 лет и у каждого четвертого в 17 лет выявлено отставание в сроках формирования вторичных половых признаков.
  3. Возрастными особенностями временных характеристик сердечного цикла было отмечено достоверное увеличение значений длительности интервалов ЭКГ от периода второго детства к концу подросткового периода онтогенеза. Отрицательная возрастная динамика величин двойного произведения у обследованной популяции населения г. Сургута свидетельствовала об улучшении  с возрастом механической деятельности сердца и увеличении функционального резерва системы кровообращения в целом.
  4. Полученные данные вариационной пульсометрии свидетельствовали об особенностях вегетативной регуляции сердечно-сосудистой системы у уроженцев Среднего Приобья 7-20 лет. Значения индекса напряжения указывали на вагальную недостаточность и выраженное влияние симпатического звена регуляции  ритма сердца в группах мальчиков 7-10 лет, юношей 20 лет, девочек 13, 16 лет,  девушек 18-20 лет.
  5. Физиологические показатели и расчетные индексы, отражающие состояние системы внешнего дыхания школьников и студентов, родившихся и проживающих в условиях Среднего Приобья, с возрастом улучшались. Однако у практически здоровых учащихся г. Сургута от 7 до 20 лет в системе внешнего дыхания регистрировали отклонение жизненной емкости легких от должных величин на 10-30%, что указывает на формирование экологически обусловленной региональной «нормы» системы внешнего дыхания, носящей компенсаторно-приспособительный характер.
  6. Количественные характеристики психофизиологических показателей уроженцев Среднего Приобья  7-20 лет, полученные  методом вариационной хронорефлексометрии с учетом возрастно-полового диморфизма в целом согласуются с общей возрастной закономерностью изменения длительности сенсомоторных реакций. Однако повышение скорости простой зрительно-моторной реакции учащихся г. Сургута было неравномерным, в подростковом возрасте наблюдали выраженные колебания значений изучаемого психофизиологического показателя, стабилизация которого происходила с началом юношеского периода онтогенеза.
  7. Параметры вариационной хронорефлексометрии, отражающие функциональное состояние центральной нервной системы:  «функциональный уровень нервной системы», «устойчивость нервной реакции» и «уровень функциональных возможностей сформированной функциональной системы» у школьников и студентов, родившихся и проживающих в условиях Среднего Приобья находились на уровне, характеризуемом как «сниженный» и «незначительно сниженный». Временные и точностные параметры умственной работоспособности уроженцев г. Сургута 7-20 лет были ниже диапазона нормативных величин, предложенных для Центральной  России.
  8. На основе полученных данных разработаны региональные нормы морфофункционального  развития уроженцев Среднего Приобья, которые внедрены в педиатрическую и педагогическую практику, используются при проведении лечебно-профилактических, оздоровительных мероприятий и осуществлении врачебно-педагогического контроля за морфофункциональным развитием учащихся в медицинских и образовательных учреждениях ХМАО-Югры.

Список основных работ, опубликованных по теме диссертации

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Соловьев, В.С. Состояние сердечно-сосудистой системы студентов-уроженцев Среднего Приобья / В.С. Соловьев, О.Г. Литовченко, О.Л. Нифонтова // Гигиена и санитария. – 2004. – № 1. – С. 44-47.
  2. Литовченко, О.Г. Морфологические и функциональные показатели младших школьников северного города с различным уровнем двигательной активности / О.Г. Литовченко, Ж.И. Бушева // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка.  – 2005. – №6. – С. 21-23.
  3. Литовченко, О.Г. Морфофункциональное  состояние  юношей допризывного возраста  Среднего Приобья с различным северным стажем / О.Г. Литовченко, И.В. Винокурова // Экология человека.2006.  – № 10. – С. 8-11.
  4. Литовченко, О.Г. Основные антропометрические и функциональные показатели детей 7-9 лет г. Сургута с различным уровнем двигательной активности / О.Г. Литовченко, Ж.И. Бушева // Вестник Тюменского государственного университета. – 2006. –  №5. – С. 93-98.
  5. Литовченко, О.Г. Динамика психофизиологических показателей студенток первого курса педагогического вуза Среднего Приобья / О.Г. Литовченко, В.С. Соловьев, А.Ф. Талтыгина // Экология человека. –  2007. – №11. – С. 52-55.
  6. Яковлев, Б.П. Психофизиологическая характеристика уровня работоспособности студентов / Б.П. Яковлев, О.Г. Литовченко // Гигиена и санитария.  – 2008. – № 1. – С. 60-63.
  7. Литовченко, О.Г. Состояние вегетативной регуляции сердечного ритма уроженцев Среднего Приобья 7-20 лет по данным вариационной пульсометрии / О.Г. Литовченко, В.С. Соловьев // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2008. – №9(91). – С. 204-209.
  8. Литовченко, О.Г. Особенности полового созревания уроженцев Среднего Приобья / О.Г. Литовченко, И.В. Винокурова // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2008. – №10(92). – С. 236-239.
  9. Литовченко, О.Г. Некоторые параметры внешнего дыхания уроженцев Среднего Приобья 7-20 лет / О.Г. Литовченко // Экология человека. – 2009. – №1. – С. 43-46.

Монография:

  1. Литовченко, О.Г. Морфофункциональный статус  и психофизиологические особенности  студентов Среднего Приобья / О.Г. Литовченко (Монография). – Сургут: РИО СурГПУ, 2007. – 131 с.

Учебные пособия:

  1. Яковлев, Б.П. Психофизиологические основы здоровья человека / Б.П. Яковлев, О.Г. Литовченко // Учебное пособие. Сургут: РИО СурГПУ, 2005. –193 с.
  2. Литовченко, О.Г. Особенности морфофункционального состояния юношей допризывного возраста г. Сургута / О.Г. Литовченко, И.В. Винокурова, Н.А. Смирнова // Учебно-методическое пособие. Сургут: РИО СурГПУ, 2006. – 46 с.

Статьи, опубликованные в научных журналах, продолжающихся изданиях и сборниках:

  1. Литовченко, О.Г. Адаптация человека: некоторые аспекты изучения / О.Г. Литовченко // Актуальные проблемы адаптации человека: Межвузовский сборник научных трудов. – Сургут: РИО СурГПИ, 2001. – С. 6-11.
  2. Дмитриев, П.С. Особенности психофизиологических реакций учащихся в ответ на экологически вредные факторы / П.С. Дмитриев, Т.Н. Лысакова, Н.К. Смагулов, О.Г. Литовченко, А.М.  Малыгин // Актуальные проблемы адаптации человека: межвузовский сборник научных трудов. – Сургут: РИО СурГПИ, 2001. – С. 42-43.
  3. Литовченко, О.Г. Состояние сердечно-сосудистой системы юношей и девушек 17-20 лет-уроженцев г. Сургута / О.Г. Литовченко, О.Л.Нифонтова // Успехи современного естествознания. – 2002. – №6. – С. 68-70.
  4. Литовченко, О.Г. Влияние климатогеографических условий Среднего Приобья на адаптацию организма к физическим нагрузкам / О.Г. Литовченко, О.Л.Нифонтова // Сборник научных статей ученых Западной Сибири и Урала «Спорт, физическая культура и здоровье». – Тюмень: ТюмГУ, 2002. – С. 151-154.
  5. Литовченко, О.Г. Антропометрические и функциональные показатели подростков северного города / О.Г. Литовченко, О.Л.Нифонтова // Сборник научных статей ученых Западной Сибири и Урала «Спорт, физическая культура и здоровье». – Тюмень: ТюмГУ, 2002. – С. 155-158.
  6. Литовченко, О.Г. Показатели электрокардиограммы юношей и девушек 17-20 лет г. Сургута / О.Г. Литовченко, О.Л. Нифонтова, А.С. Положенцев // Актуальные проблемы адаптации человека: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 2. – Сургут: РИО СурГПИ, 2002. – С. 123 – 131. 
  7. Литовченко, О.Г. Морфофункциональные показатели детей 11-12 лет г. Сургута / О.Г. Литовченко // Успехи современного естествознания. – 2003. – №6.  – С. 70-71.
  8. Яковлев, Б.П. Психическая нагрузка как непрерывный процесс взаимодействия между внешними и внутренними условиями жизнедеятельности человека / Б.П. Яковлев, О.Г. Литовченко // Успехи современного естествознания. –  2003. – №3. – С. 56-57. 
  9. Яковлев, Б.П. Исследование психической нагрузки в валеологических аспектах здоровья / Б.П. Яковлев, О.Г. Литовченко // Успехи современного естествознания. – 2003. – №6. – С. 101-103.
  10. Яковлев, Б.П. Эмоциональная нагрузка в специфических условиях учебной деятельности / Б.П. Яковлев, О.Г. Литовченко // Успехи современного естествознания. –  2003.  – №6. – С. 103-104.
  11. Литовченко, О.Г. Особенности функционального состояния студентов / О.Г. Литовченко // Профессиональная подготовка будущих педагогов в вузе: опыт и традиции. Сб. статей. – Сургут: РИО СурГПИ, 2003. – С. 74-77.
  12. Литовченко, О.Г. Морфологические и функциональные показатели студентов г. Сургута с высокой двигательной активностью / О.Г. Литовченко // Успехи современного естествознания. – 2003. – №11. – С.66-67.
  13. Яковлев, Б.П. Психическая нагрузка и ее влияние на активность учащихся в условиях напряженной учебной деятельности / Б.П. Яковлев, О.Г. Литовченко // Фундаментальные исследования. – 2004. – №3. – С. 94-95.
  14. Литовченко, О.Г. Состояние здоровья детей и подростков в образовательных учреждениях г. Сургута / О.Г. Литовченко, И.В. Винокурова // Успехи современного естествознания. – 2005. – №8. – С. 67-69.
  15. Литовченко, О.Г. Онтогенетические и адаптационные аспекты морфофункционального состояния учащихся г. Сургута в условиях учебной деятельности / О.Г. Литовченко // Успехи современного естествознания. – 2006. – №2. – С. 45.
  16. Яковлев, Б.П. Теоретические аспекты исследования психической нагрузки в условиях учебной деятельности / Б.П. Яковлев, О.Г. Литовченко // Вестник высшей школы. – 2005.  – №6. С. 5-20.
  17. Литовченко, О.Г. Тотальные размеры тела уроженцев Среднего Приобья / О.Г. Литовченко, В.С. Соловьев // Экология человека.  – 2007. – №8. – С. 27-29.
  18. Яковлев, Б.П. Психическая нагрузка в современном образовательном процессе / Б.П. Яковлев, О.Г. Литовченко // Психологическая наука и образование. – 2007. – №4. – С. 16-22.
  19. Литовченко, О.Г. Хронорефлексометрическая характеристика работоспособности жителей Среднего Пиобья от 7 до 20 лет / О.Г. Литовченко, Е.А. Арент // Современные наукоемкие технологии. – 2007. – №11. – С. 24-27.
  20. Литовченко, О.Г. Популяционные особенности и медико-биологические проблемы населения Ханты-Мансийского автономного округа – Югры / О.Г. Литовченко, О.Л. Нифонтова // Депонирована в ВИНИТИ 28.09.07.  № 917-В 2007.
  21. Литовченко, О.Г. Состояние вегетативной регуляции сердечного ритма школьников, уроженцев Среднего Приобья / О.Г. Литовченко, О.Л. Нифонтова // Депонирована в ВИНИТИ 13.03.08. № 218-В 2008.
  22. Литовченко, О.Г. Влияние условий Тюменского Севера на функциональное состояние детей и подростков / О.Г. Литовченко, Е.Б. Кузнецова // Современные проблемы науки и образования (Биологические науки).  – 2008. – №6.  – С. 16.
  23. Yakovlev, B.P. Middle Ob area learners’ mental capacity and CNS functional status features according variational chronoreflexometry method / B.P. Yakovlev, O.G. Litovchenko // European Journal of Natural History. – 2008. – № 2. – P. 61-66.

Материалы Международных

и Всероссийских научных конференций:

  1. Литовченко, О.Г. Некоторые морфофункциональные показатели подростков города Сургута / О. Г. Литовченко, Е.П. Уткина, С.В. Паршикова // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Совершенствование системы физического воспитания, оздоровления детей и учащейся молодежи в условиях различных климатогеографических зон». – Сургут: из-во СурГУ, 2000. – С. 206-208.
  2. Богданов, А.Н. Онтогенетические аспекты формирования цереброваскулярной патологии в климатических условиях Среднего Приобья / А.Н. Богданов, О.Г. Литовченко // Материалы Всероссийской научной конференции «Северный регион: экономика и социокультурная динамика» Ноябрь 2000, Ханты-Мансийск  - Сургут. Сургут: Из-во СурГУ, 2000. – С. 121-122.
  3. Литовченко, О.Г. Особенности развития детей 9-10 лет различных конституциональных типов / О.Г. Литовченко, В.В. Апокин // Материалы Международной научно-практической конференции «Эколого-биологические аспекты адаптации организма к воздействию различных факторов внешней среды». Петропавловск: СКУ. – 2000. – С. 170-171.
  4. Литовченко, О.Г. Морфофункциональные особенности детей 9 –10 лет. / О.Г. Литовченко, В.В. Апокин // Материалы Международной научно-практической конференции «Эколого-биологические аспекты адаптации организма к воздействию различных факторов внешней среды». Петропавловск: СКУ. – 2000. – С. 171-172.
  5. Литовченко, О.Г. Состояние сердечно-сосудистой системы студентов спортсменов 17-20 лет проживающих в условиях Среднего Приобья / О.Г. Литовченко, О.Л. Нифонтова // Материалы Международной конференции «Естествознание на рубеже столетий», Дагомыс октябрь 2001 г. –Т.2. «Медицинские науки». – Дагомыс: РАЕ, 2001. – С. 91. 
  6. Богданов, А.Н. Медико-биологические научные исследования в педагогическом вузе / А.Н. Богданов, О.Г. Литовченко, О.Л. Нифонтова, А.Ф. Талтыгина // Материалы I Всероссийской конференции «Актуальные проблемы эволюционной и популяционной физиологии человека»,  Тюмень октябрь 2001 г. – Тюмень: ТюмГУ. – 2001. – С. 10-12.
  7. Литовченко, О.Г. Зрительно-моторные реакции студенток первого курса педагогического вуза г. Сургута / О.Г. Литовченко, А.Ф. Талтыгина // Материалы I Всероссийской конференции «Актуальные проблемы эволюционной и популяционной физиологии человека»,  Тюмень, 2001 г. – Тюмень: ТюмГУ, 2001. – С. 77-78.
  8. Яковлев, Б.П. Психическая нагрузка и толерантность педагогических работников в гипокомфортных условиях Северного региона Сибири / Б.П. Яковлев, О.Г. Литовченко // Научные материалы III Съезда Российского Психологического Общества «Психология и культура» – Санкт- Петербург (25-28 июня), 2003. – С. 567-568.
  9. Яковлев, Б.П. Проблема психической нагрузки в процессе учебной деятельности / Б.П. Яковлев, О.Г. Литовченко // Материалы Всероссийской  научно-практической  конференции  «Психолого-педагогическая поддержка участников образовательного процесса» – г. Чебоксары – 2003. – С. 125-127.
  10. Яковлев, Б.П. Исследование информационно-операциональной  составляющей психической нагрузки в процессе учебной деятельности студентов северного вуза / Б.П. Яковлев, О.Г. Литовченко // Материалы Международного симпозиума «Югра –гемо» 30-31 октября 2003 года, г. Ханты-Мансийск. Ханты-Мансийск: ГП «Полиграфист». – 2004. –  С. 126-129.
  11. Литовченко, О.Г. Состояние гемодинамики взрослого населения Среднего Приобья / О.Г.Литовченко, О.Л. Нифонтова, Н.В. Андрусенко // Материалы Международного симпозиума «Югра –гемо» 30-31 октября 2003 года, г. Ханты-Мансийск. Ханты-Мансийск: ГП «Полиграфист», 2004. – С. 118-121.
  12. Литовченко, О.Г. Сравнительная характеристика состояния здоровья детей и подростков в общеобразовательных учреждениях г. Сургута с различными типами обучения / О.Г. Литовченко, И.В. Винокурова // Материалы Юбилейной Х Всероссийской научно-практической конференции «Образование в России: медико-психологический аспект. Т.1, Калуга- 2005. – Калуга: из-во Калужского гос. Пед. Ун-та им. К.Э. Циолковского. – 2005. – С. 87- 89.
  13. Литовченко, О.Г. Гемодинамические и гематологические показатели юношей 15-16 лет города Сургута с различной двигательной активностью / О.Г. Литовченко, И.В. Винокурова // Материалы 4-ой Международной научной конференции «Совершенствование системы физического воспитания, оздоровления детей, учащейся молодежи и других категорий населения» - Сургут: СурГУ. – 2005. – С. 103-105.
  14. Литовченко, О.Г. Функциональное состояние юношей 15-16 лет г.Сургута / О.Г. Литовченко, И.В. Винокурова  // Материалы III Всероссийской научно-практической конференции и II физкультурно-образовательного фестиваля «Дети России Образованы и Здоровы - Дрозд» (Москва, 27-30 октября 2005 г.) – М., 2005. – С. 243-244.
  15. Литовченко, О.Г. Состояние здоровья детского населения г.Сургута / О.Г. Литовченко, И.В. Винокурова // Оздоровление средствами образования и экологии: материалы III Международной научно-практической конференции, 11-14 апреля 2006 г., г.Челябинск. – Челябинск - М.: ЧГПУ; ЗАО «Орбита-М», 2006. – Ч.2. – С. 213-215. 
  16. Литовченко, О.Г. Сравнительный анализ динамики тотальных размеров тела школьников и студентов Среднего Приобья / О.Г. Литовченко // Актуальные проблемы физической культуры и здорового образа жизни: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Сургут: РИО СурГПУ, 2007. – С. 125-127.
  17. Литовченко, О.Г. К вопросу сохранения здоровья учащихся Среднего Приобья / О.Г. Литовченко // Интеграция инновационных процессов в системе Российского образования. Материалы Всероссийской научно-практической конференции  с международным участием. 1-2 марта 2007 г. Часть 4. «Современные технологии сбережения здоровья учащихся в условиях интеграции инновационных процессов». – Тюмень: ТОГИРРО, 2007. – С. 38-39.
  18. Литовченко, О.Г. Психофизиологическая характеристика работоспособности жителей Среднего Приобья в возрасте 7-20 лет / О.Г. Литовченко, Е.А. Арент // Материалы съезда физиологов Казахстана с международным участием. – Караганда: изд-во КГМА, 2007. –  С.289.
  19. Литовченко, О.Г. Адаптационные способности основных функциональных систем организма коренного  и пришлого населения в гипокомфортных климатогеографических условиях ХМАО-Югры / О.Г. Литовченко, О.Л. Нифонтова // Материалы съезда физиологов Казахстана с международным участием. – Караганда: изд-во КГМА, 2007. –  С. 158.
  20. Литовченко, О.Г. Психофизиологическая характеристика зрительно-моторных реакций студентов Среднего Приобья / О.Г. Литовченко // Проблемы формирования здоровья и здорового образа жизни. Материалы 5 Всероссийской научно-практической конференции. Тюмень: изд-во «Вектор Бук», 2007. – С. 172- 174.
  21. Литовченко, О.Г. Морфофункциональное и психофизиологическое состояние уроженцев города Сургута 7-20 лет / О.Г. Литовченко // Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции 15 февраля 2008 года «Актуальные проблемы физической культуры и здорового образа жизни». Сургут: РИО СурГПУ, 2008. – С. 163-164.
  22. Литовченко, О.Г. Морфофункциональное состояние уроженцев Среднего Приобья 7-20 лет / О.Г. Литовченко // Сборник материалов Международной научно-практической конференции «Современные проблемы экологической физиологии», Казахстан, Алматы, 15-16 мая, 2008. Алматы. – С. 93.
  23. Богданов, А.Н. Состояние стресслимитирующих структур как показатель адаптации у студентов факультета физического воспитания и гуманитарного факультета педвуза в условиях Среднего Приобья / А.Н. Богданов, О.Г. Литовченко // Сборник материалов IV Международной научно-практической конференции «Роль социальных, медико-биологических и гигиенических факторов в формировании здоровья населения»,  Пенза, 2008. – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2008. – С. 34-36.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ        

АД – артериальное давление

АДД – артериальное давление диастолическое

АДС – артериальное давление систолическое

АМо – амплитуда моды

ВПП – вторичные половые признаки

ВПР – вегетативный показатель ритма сердца

ВР – вариационный размах

ЖЕЛ – жизненная емкость легких

ЖИ – жизненный индекс

ЗМР – зрительно-моторная реакция

ИВР – индекс вегетативного равновесия

ИМ – индекс Макруза

ИМТ – индекс массы тела

ИН – индекс напряжения регуляторных систем

КИГ – кардиоинтервалограмма

Мо – мода

МОК – минутный объем сердца

ОГК – окружность грудной клетки

ПД – пульсовое давление

ПЗМР – простая зрительно-моторная реакция

СКО – среднеквадратическое отклонение

СО – систолический объем

УР – устойчивость нервной реакции

УФВ – уровень функциональных возможностей сформированной функциональной системы

ФУС – функциональный уровень нервной системы

ХМАО – Ханты-Мансийский автономный округ - Югра

ЧСС – частота сердечных сокращений

ЭКГ – электрокардиограмма

Ах – оволосение  подмышечной впадины

Р – оволосение лобка

L – рост щитовидного хряща

V  – изменение тембра голоса

F – оволосение лица

Ma – развитие молочной железы

Me – менархе







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.