WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Бойко Светлана Григорьевна

Особенности метаболизма апопротеида Е и процессов свободнорадикального окисления в патогенезе развития сенсоневральной тугоухости

14.01.03 – болезни уха, горла, носа 03.00.13-физиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук

С.Петербург – 2011

Работа выполнена в ФГУ «Санкт - Петербургский НИИ уха, горла, носа и речи Росмедтехнологий» Научные консультанты:

доктор медицинских наук, профессор Заслуженный врач РФ Янов Юрий Константинович доктор медицинских наук, профессор Бойко Евгений Рафаилович

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Накатис Яков Александрович доктор медицинских наук, профессор Пащинин Александр Николаевич доктор медицинских наук, профессор Голубев Владимир Николаевич

Ведущая организация: Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова

Защита состоится «___»__________2011года в _____часов на заседании диссертационного совета Д.208.091.01 при ФГУ «Санкт - Петербургский НИИ уха, горла, носа и речи Росмедтехнологий» по адресу: 190013, СанктПетербург, ул.Бронницкая, дом 9.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт - Петербургского НИИ уха, горла, носа и речи.

Автореферат разослан «___»____________2011года.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор медицинских наук, Старший научный сотрудник Дроздова М.Н.

Актуальность исследования.

Лечение хронической СНТ представляет собой весьма проблемный раздел оториноларингологии, и, несмотря на существенные успехи медицины, во всем мире возрастает число лиц с нарушением слуха [Ланцов, 1982; Гофман и соавт, 1995; Таварткиладзе, Гвесилиани, 1996; Солдатов, 1997; Бабияк и соавт., 2002; Лопотко и соавт., 2008; Davis, 1990; Wilson et al., 1992; Seidman et al., 1999]. Поскольку патогенез этой патологии до настоящего времени не вполне понятен, то существенно варьирует и лечебная тактика. В тех случаях, когда имеется стойкая тугоухость со стабилизацией порогов слышимости, медикаментозное лечение, считается, как правило, малоэффективным. Это обусловлено развитием дегенеративных процессов в нейроэпителиальных элементах слуховой системы. Вместе с тем, прогнозируемое нарастание числа случаев хронической СНТ, ее высокие социальные последствия придают особенную актуальность исследованиям патогенетических основ этой патологии, в первую очередь для целей повышения эффективности лечения, а также для оптимизации мер социальной реабилитации этих больных [Пальчун, Сагалович, 1998;

Лысенко, 1999; Фанта, 2000; Янов и соавт., 2005; Appollonio et al., 1993; Yuch et al., 2003].

Ранее считалось, что ведущей причиной хронической СНТ является прием ототоксических препаратов и воспалительные процессы [Преображенский, Патякина,1978; Курилин и соавт., 1982]. В последнее время ситуация меняется, а перспективы нарастания случаев этого заболевания в большей мере связываются с сосудистым фактором [Петухова, 2002; Пальчун и соавт. 2001; 2004, 2005; Заболотный и соавт., 2008], особенно с нарушением микроциркуляции в системе лабиринтной артерии, а также с влиянием бытового и производственного шума. Установлено, что работа в условиях сильного производственного шума негативно сказывается на состоянии слухового анализатора работников, несмотря на использование ими средств индивидуальной защиты [McBride, 2004].

Литература содержит много сообщений, в которых анализируется взаимосвязь между гиперлипидемией и нарушением слуха [Saito et al., 1986;

Suzuki et al., 2000; Karlidag et al., 2002]. В целом прослеживается зависимость слуховой функции от уровня липидов в крови, описаны в экспериментальных исследованиях морфологические и функциональные повреждения улитки и корреляционные связи их с гиперлипидемией, атеросклерозом и эндотелиальной дисфункцией. Показана корреляция между тугоухостью и высокими уровнями сывороточного холестерина. В то же время, неясной остается клинико-диагностическое значение многих других биохимических маркеров, отражающих состояние липидтранспортной системы крови человека в связи с развитием СНТ.

В литературе рассматривается роль апопротеина Е – регуляторного белка липидтранспортной системы крови в развитии сердечно-сосудистой патологии, указывается на его антиоксидантные свойства, и отмечается, что отклонение его содержания в крови сопровождается развитием дислипидемии [Титов, 2005; Mahley, 1988; Hayek et al., 1994; Pham et al., 2005]. Считается, что на концентрацию апоЕ в периферической крови существенное влияние оказывают многие факторы [Kervinen et al., 1998].

Получены экспериментальные данные на животных, в которых прослеживается связь апоЕ со слуховой функции [Guo et al., 2005] а также с регенеративными процессами в тканях нервной системы [Mouchel, 1995].

Вместе с тем, данных о роли этого регуляторного белка в патогенезе хронической СНТ и его клинико-диагностическом значении при этой патологии, в литературе нет.

В последнее время важное значение в развитии повреждений нервных элементов системы звуковосприятия, придают процессам СРО [Henderson et al., 2006]. В литературе также идет активное обсуждение вопроса о взаимосвязи шум-обусловленной СНТ и процессов СРО. Вызванный такими факторами, как акустическая травма, гипоксия или ишемия, ототоксические препараты, оксидативный стресс приводит к возникновению апоптоза наружных и внутренних волосковых клеток и нейронов [Yamasoba et al., 1998; Lefebvre et al., 2002; Ohinata et al., 2000]. В литературе давнюю историю имеет обсуждение вопроса о роли соединений – антиоксидантов, например жирорастворимых витаминов ретинола и -токоферола, в патогенезе и терапии СНТ. Получены экспериментальные данные, свидетельствующие о том, что ферменты АОС играют важную роль в снижении неблагоприятного действия шума на слуховую функцию, а волосковые клетки и орган Корти защищаются от шум-индуцированного повреждения активизацией ферментативного звена АОС [Lautermann et al., 1997; Jacono et al., 1998;

Derekoy et al., 2001, 2004]. Вместе с тем, в литературе немного сообщений, в которых был проведен комплексный анализ состояния АОС у пациентов с хронической СНТ, и у лиц, работающих в условиях сильного производственного шума.

В терапии хронической СНТ предложены к использованию разнообразные схемы лечения и разнообразные препараты. Вместе с тем, в связи с неясностью патогенеза хронической СНТ лечение этой патологии все еще недостаточно обосновано, в связи с чем, продолжается поиск новых эффективных лекарственных средств.

Все вышеизложенное позволило сформулировать цели и задачи настоящего исследования.

Цель исследования Изучение особенностей метаболизма апопротеина Е и процессов свободнорадикального окисления в патогенезе развития сенсоневральной тугоухости Задачи исследования:

1. Изучить особенности липидтранспортной системы крови, содержание апопротеина Е, интенсивность процессов свободнорадикального окисления и функциональные резервы антиоксидантной системы организма у пациентов с хронической СНТ.

2. Изучить особенности липидтранспортной системы крови, содержание апопротеина Е, интенсивность процессов свободнорадикального окисления и функциональные резервы антиоксидантной системы организма у лиц, работающих в условиях сильного производственного шума.

3. Оценить особенности липидного профиля, интенсивность процессов свободнорадикального окисления и функциональные резервы антиоксидантной системы организма у пациентов с острой СНТ.

4. Исследовать влияние полиморфизма гена апопротеина Е на формирование идиопатической формы хронической СНТ и на развитие шумобусловленной тугоухости.

5. Изучить влияние лекарственных средств, регулирующих внутриклеточный транспорт жирных кислот у пациентов с хронической СНТ, имеющих низкий уровень апопротеина Е в периферической крови.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. У лиц с хронической СНТ отмечается взаимосвязь состояния слуховой функции c состоянием липидтранспортной системы крови и резервами антиоксидантной системы организма.

2. Предложена концепция о важной роли в развитии повреждении внутреннего уха оксидативного стресса, развивающегося на фоне дислипидемии, в формировании которой существенную роль играет низкое содержание апопротеина Е.

3. Для лиц, работающих в условиях сильного производственного шума характерно пониженное содержание апопротеина Е - регуляторного белка липидтранспортной системы крови.

4. В развитии хронической СНТ и щум-индуцированной тугоухости полиморфизм гена апопротеина Е не играет существенного значения.

5. В терапии пациентов с хронической СНТ, имеющих дислипидемию, могут быть использованы средства, влияющие на внутриклеточный транспорт жирных кислот, в частности 3-(2,2,2-триметилгидразиний) оказывающие нормализующее влияние на липидных профиль этих пациентов.

Научная новизна исследования.

Впервые проведено исследование содержания апопротеина Е у пациентов с хронической СНТ, и у лиц, работающих в условиях сильного (90дБ) производственного шума. Впервые выявлено, что у пациентов с хронической СНТ часто встречается низкое содержание апопротеина Е, что является фактором риска развития дислипидемии. Впервые выявлено, что у лиц, работающих в условиях сильного производственного шума (90дБ) отмечается активизация процессов свободнорадикального окисления и понижение уровня апопротеина Е в периферической крови. Установлено, что у лиц, работающих в условиях сильного производственного шума (90дБ), и имеющих одновременно высокий уровень апопротеина Е и холестерина ЛПВП в высокочастотном и расширенном диапазоне частот выявляются более низкие пороги слуха. Выявлено, что у пациентов с острой СНТ отмечается глубокий дефицит витамина В2. Впервые показано, что полиморфизм гена апопротеина Е не вносит существенного вклада в формирование идиопатической формы хронической СНТ и на развитие шумобусловленной профессиональной тугоухости. Впервые выявлено что 3(2,2,2-триметилгидразиний) - средство, влияющее на внутриклеточный транспорт жирных кислот, понижает уровень общего холестерина за счет холестерина ЛПНП, а также уровень апопротеина В.

Научно-практическая значимость исследования.

В работе выявлено снижение функциональных резервов антиоксидантной системы организма у пациентов с хронической СНТ, а также у лиц, работающих в шумных условиях, что обуславливает необходимость его коррекции препаратами, содержащими витамины – рибофлавин (витамин В2), ретинол (витамин А), -токоферол (витамин Е). В качестве клинико-биохимического маркера у пациентов с хронической СНТ, а также у лиц, работающих в шумных условиях, рекомендуется использовать определение уровня в крови апопротеина Е. У пациентов с хронической СНТ, и у лиц, работающих в шумных условиях, рекомендовано исследовать уровень холестерина ЛПВП, содержания в организме жирорастворимых витаминов ретинола и -токоферола, а также выполнять оценку обеспеченности организма рибофлавином.

В работе показана эффективность применения 3-(2,2,2триметилгидразиния) - средства влияющего на внутриклеточный транспорт жирных кислот, в целях коррекции и оптимизации показателей липидтранспортной системы крови у пациентов с хронической СНТ имеющих низкий уровень апопротеина Е. Это средство может быть рекомендовано для проведения профилактики дислипидемии у пациентов с хронической СНТ, а также у лиц, работающих в условиях сильного производственного шума.

Исследование поддержано хоздоговором «Разработка системы мероприятий по повышению показателей здоровья, снижению заболеваемости и профилактики социально значимых заболеваний у лиц, работающих в шумных условиях на предприятиях заказчика ОАО «Монди Бизнес Пейпа Сыктывкарский ЛПК».

Диссертационная работа выполнена в соответствии с планом НИР Федерального государственного учреждения Санкт-Петербургского научноисследовательского института уха, горла, носа и речи Федерального агентства по высокотехнологичной медицинской помощи.

Внедрение в практику:

Материалы диссертационного исследования используются в учебном процессе Коми филиала ГОУ ВПО «Кировская государственная медицинская академия» Росздрава, внедрены в клиническую практику МСЧ ОАО «Монди СЛПК», ГУЗ «Консультативно-диагностический центр Республики Коми», ГУ Республики Коми «Коми республиканская больница».

Апробация работы.

Материалы исследования докладывались и представлялись: на Коми Республиканских научно-практических конференциях (г.Сыктывкар):

«Стандартизация в оториноларингологии» (2007), «Особенности детского слухопротезирования» (2007), «Особенности оказания сурдологической помощи в Республике Коми» (2008), «Особенности проведения аудиологического скрининга новорожденных» (2009), на научнопрактических конференциях Коми Республиканской больницы (2007, 2009);

на аудиологических научно-практических конференциях: «К индивидуальноориентированной реабилитации при ограничении возможностей по слуху» (Москва, 2008), «Новые методы реабилитации пациентов с ограничением возможностей по слуху» (Москва, 2009), «Новые методы реабилитации пациентов с ограничением возможностей по слуху» (Москва, май 2010), «Новые технологии в слухопротезировании» (Москва, ноябрь 2010); на Всероссийской научно-практической конференции «100 лет Российской оториноларингологии: достижения и перспективы» (г.С.Петербург, 2008);

устным докладом на международной конференции «The Annual Workshop of the International Network for Circumpolar Health Research» (г.Тромсе, Норвегия, 2008); на 3 Национальном конгрессе аудиологов и Международном симпозиуме «Современные проблемы физиологии и патологии слуха» (Суздаль, 2009); на Всероссийской научно-практической конференции «Новые технологии диагностики и лечения в оториноларингологии» (С.Петербург, 2009); на 5 Международном конгрессе «Medicine in space and extreme environment» (Берлин, Германия, октябрь 2010); на заседаниях научных семинаров Отдела экологической и социальной физиологии человека учреждения Российской академии наук Института физиологии Коми научного центра Уральского отделения РАН (2008-2010).

Публикации.

По материалам диссертации опубликовано 19 научных работ, из них 11 статей в рецензируемых научных журналах рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации для публикации основных научных результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора наук.

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 2страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследования, главы результатов исследования и их обсуждения, выводов и практических рекомендаций. Список цитируемой литературы включает 443 источника, из них 261 отечественный и 1зарубежных. Работа содержит 15 рисунков и 22 таблицы.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В работе обследовались несколько групп практически здоровых жителей Республики Коми. Контрольную группу составили практически здоровые студенты – медики без нарушений слуха и патологии ЛОР-органов (n=32, возраст 22,0(21,0-22,0) лет). Также обследовались работники, имеющие по роду своей профессиональной деятельности контакт с шумом:

телефонисты (женщины) – имеющие постоянный контакт с шумом (гарнитура) на одно ухо (n=18; возраст 30,5(27,0-42,5) лет); мужчины - работники шумных производств целлюлозно-бумажной индустрии (работники ЛПК), имеющие по показателям аттестации рабочих мест установленный уровень шума равный 90дБ (n=69; возраст 33,0(29,0-37,0) лет).

Основную группу наблюдения составили пациенты с идиопатической формой хронической СНТ (n=73; возраст 50,0(44,0-57,0) лет). Отбор и обследование пациентов осуществлялся на базе ГУЗ Консультативнодиагностического центра МЗ Республики Коми в период 2008г. У всех пациентов, включенных в данную группу, диагностирована СНТ, что уточнялось анамнестически и по выпискам из амбулаторных карт. Для определения степени потери слуха у пациентов руководствовались Международной классификацией степеней тугоухости. Из группы наблюдения исключались лица со смешанной формой тугоухости, с СНТ возникшей как следствие воспалительных процессов, приема ототоксических препаратов, тяжелых травм. Активность процесса определяли при сборе анамнеза, изучении амбулаторных карт больных. Также за этот период наблюдения была отобрана группа пациентов с острой формой СНТ (n=17;

возраст 44,0(33,0-56,0) лет).

Все отобранные в группу наблюдения здоровые люди и пациенты были ознакомлены с условиями проведения исследования и дали свое аргументированное письменное согласие на его проведение.

Методы исследования.

Для решения поставленных задач исследования все включенные в выборку лица подвергались комплексному медико-биохимическому обследованию.

Общеклиническое исследование включало подробный сбор анамнеза и жалоб пациентов; эндоскопическое исследование ЛОР-органов.

Исследование слуховой функции пациентов.

Субъективные методы: исследование речью, камертональное исследование, опыты Ринне, Вебера, Федериче, Бинга. Тональная пороговая и надпороговая аудиометрии, а также речевая аудиометрия проводились в экранированной сурдокамере (фон внешнего шум не превышал 30дБ) на диагностическом аудиометре ITERA MADSEN «GN Otometrics» (Дания), что позволило определить пороги слуха в диапазоне частот от 125Гц до 16000Гц с маскировкой широкополосным и узкополосным шумом. Из надпороговых тестов проводили определение порога слухового дискомфорта на частотах 250-8000 Гц, индекса чувствительности малых приращений интенсивности к короткому нарастанию звука (SI-SI-тест) и тест выравнивания или установления баланса громкости (тест по Фоулеру). Речевую аудиометрию делали на этих же аудиометрах с использованием таблиц Г.И.Гринберга и Л.А.Зиндера (1957) – двусложные слова несбалансированной русской речи, записанной на лицензионном лазерном диске (Siemens, Германия).

Объективные методы - акустическая импедансометрия, которая проводилась на импедансном аудиометре AZ26, «INTERACOUSTICS» (Дания). У всех обследуемых выполнялись: тимпанометрия; определение акустического рефлекса; определение функции слуховой трубы.

Биохимическое исследование образцов крови включало общеклинические тесты; углубленный анализ липидного профиля; оценку процессов свободнорадикального окисления; молекулярно-генетическое исследование.

Забор крови для биохимического анализа выполнялся на базе ГУЗ «Консультативно-диагностический центр Республики Коми». У всех обследованных лиц забор крови производили утром, строго натощак из локтевой вены в вакутайнеры «Bekton Dickinson BP», (Англия).

Биохимическое исследование отобранных образцов крови проводилось на базе Отдела экологической и социальной физиологии человека Учреждения Российской академии наук Института физиологии Коми научного центра Уральского отделения РАН. Образцы плазмы крови, гемолизатов цельной крови и гемолизатов отмытых эритроцитов замораживали, и хранили до момента проведения анализа при температуре -40°С в низкотемпературном морозильнике «Sanyo», (Япония).

Содержание ОХ, ТГ, холЛПВП, аполипропротеидов, глюкозы, мочевой кислоты, и фермента -ГТ в сыворотке крови определяли на спектрофотометре «Power Wave-200», (Bio-Tek Instruments, США), с использованием коммерческих наборов фирмы «Chronolab», (Швейцария).

Биохимический анализ включал определение молекулярных продуктов СРО: первичных продуктов ПОЛ - диеновых конъюгатов при =232нм, конечных продуктов ПОЛ – кротонового альдегида при =220нм.

Определялось содержание молекулярных продуктов свободнорадикальной модификации белков - молекулы средней массы на =254нм. Определение содержания перечисленных продуктов ПОЛ осуществляли на сканирующем спектрофотометре «Spectronic Genesys-6» (Великобритания) [Гаврилов, Мишкорудная, 1983; Камышников, 2004]. Содержание еще одного вида молекулярных продуктов свободнорадикальной модификации белков - шиффовых оснований определялось на флюориметре «Флюорат-2АБЛФ» (Люмекс, Россия) при возб.=360нм и исп.=460нм [Голиков и соавт., 1987]. В сыворотке крови обследуемых лиц определялось содержание метаболитов оксида азота - нитратов и нитритов [Голиков, и соавт., 2004; Метельская, Гуманова, 2005] на сканирующем спектрофотометре «Spectronic Genesys-6» (Великобритания).

Оценка состояния ферментативного звена АОС включала определение активности эритроцитарных ферментов СОД, ГП, ГР. Определение активности СОД проводили по методу, основанному на ингибировании реакции восстановления нитротетразолия синего в формазан супероксидными анион-радикалами кислорода, при длине волны 540нм на колориметре КФК-3 (Россия) [Дубинина и соавт., 1983; Галактионова и соавт., 1998]. Активность фермента ГП определяли по убыли восстановленного глутатиона при его окислении гидроперекисью третбутила, интенсивность окраски измеряли при длине волны 412нм [Моин, 1986].

Метод определения активности фермента ГР основан на оценке скорости окисления НАДФН при 340нм [Юсупова, 1989]. Реакцию проводили при 37С 10мин, активность ГР выражали в молях превращения НАДФН с/моль гемоглобина. Содержание гемоглобина определяли циангемоглобиновым методом, используя наборы «Гемоглобин–Витал» (Россия).

Оценка неферментативного звена АОС включала определение концентрации ретинола и -токоферола в сыворотке крови обследуемых по интенсивности флуоресценции липидного экстракта сыворотки на флюориметре «Флюорат-2АБЛФ» (Люмекс, Россия) [Чернулкенс, Грибаускас 1984].

Уровень общих ЖК (суммарный пул неэстерифицированных и эстерифицированных ЖК) в образцах плазмы периферической крови определялся методом газожидкостной хроматографии. Выполнялась экстракция липидов из плазмы [Folch et al., 1957], получение метиловых эфиров ЖК [Людинина и др., 2006], анализ метиловых эфиров ЖК проводился на газовом хроматографе «Кристалл 2000М» (ЗАО СКБ «Хроматэк», Россия) с пламенно-ионизационным детектором на кварцевой капиллярной колонке SE-54 (25м0,2мм) (ООО «ХромРесурс», Россия).

Идентификацию ЖК осуществляли с использованием стандартов фирмы «Sigma» и «Fluka.

У здоровых лиц и пациентов с хронической СНТ из числа отобранных контингентов наблюдения проводилось изучение полиморфизм гена апоЕ (медико-генетическое исследование). Для выделения геномной ДНК использовали образцы венозной крови объемом 10мл. Выделение ДНК осуществляли методом фенольно-хлороформной экстракции [Sambrook et al., 1989; Мустафина и соавт., 2001]. Генотипирование полиморфизмов Cys112Arg (NCBI ss569295) и Arg158Cys (NCBI ss9266) проводили методом полимеразной цепной реакции - ПЦР-ПДРФ- c использованием условий и праймеров описанных [Мустафина и соавт., 2001]. ПЦР-продукт обрабатывали рестрикционной эндонуклеазой Bst HH1 и подвергали электрофорезу в 7% полиакриламидном геле для определения размера фрагментов.

Статистическую обработку полученных результатов осуществляли с помощью прикладного пакета программ «STATISTICA» (версия 6.0, StatSoft Inc, 2001). Достоверность различий между изучаемыми выборками по анализируемым показателям оценивали с помощью критериев Манна-Уитни (в случае двух выборок) и критерия Крускала-Уоллиса (в случае трех и более выборок) с последующим попарным межгрупповым сравнением величин методом Данна. Для выявления функциональных взаимосвязей между изучаемыми показателями вычисляли коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Различия и коэффициенты корреляции считали значимыми при р<0,05. Результаты исследования представлены таблицах в виде медианы (Ме) и интерквартильного интервала (25-й и 75-й процентили).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Сравнительный анализ состояния слуховой функции у здоровых людей, работающих в условиях производственного шума, и пациентов с СНТ Анализ результатов тональной пороговой аудиометрии (табл.1) показал достоверные различия между обследованными группами пациентов при восприятии тонов в разных частотных зонах. В контрольной группе кривые воздушной и костной проводимости проходят около пороговой линии с отклонениями на разных частотах, в том числе и в расширенном диапазоне, в пределах 5-10дБ. У телефонистов пороги слуховой чувствительности в речевой и высокочастотной зонах лежат в пределах 5-15дБ, тогда как в расширенном диапазоне частот показатель увеличивается до 30-39 дБ.

Необходимо отметить, что во всех обследованных в работе группах данные тимпанометрического исследования свидетельствовали о нормальном функционировании структур среднего уха.

Пороги слуховой чувствительности у работников ЛПК, работающих в условиях сильного производственного шума (табл.1), достоверно превышают показатели в контрольной группе, начиная с 40000Гц - на 10-15 дБ (p<0,05).

Более выраженные достоверные различия слуховых порогов регистрируются с частоты 9000Гц и составляют 10-20дБ (p<0,01). Пороги по костному и воздушному проведению совпадают или параллельны друг другу с разрывом, не превышающим 5,0дБ. Абсолютные пороги ипсилатерального акустического рефлекса у работников ЛПК выше по величине, чем пороги у здоровых лиц, не работающих в шуме. Относительные пороги составляют 7791 дБ над порогом слуха. По данным тимпанометрического исследования у всех обследуемых регистрируется тимпанограмма типа А. При проведении баронагрузочных тестов для исследования вентиляционной функции слуховой трубы показатели давления составили: (Р1) - 24,0даПа; (Р1) - 54,0даПа; (Р1) - 36,0даПа.

Анализ анкетных данных и амбулаторных карт показал, что хроническая СНТ у пациентов развилась на фоне таких заболеваний как:

сердечно-сосудистая патология - 56,%, в том числе гипертоническая болезнь - 35,6%; сахарный диабет - 8,2%; заболевания щитовидной железы – 5,5%;

остеохондроз - 17,8%.

В целом по отобранной группе сроки развития заболевания варьировали от 1 до 34 лет, и в среднем составили 6,7±7,7 лет, причем у 72,7% больных процесс был прогрессирующим. Процент потери слуха по всей группе составил 40,0(30,-53,0). У больных с длительностью заболевания до 5 лет потеря слуха составила 37,6(25,3-47,25) дБ. В группе больных с длительностью заболевания 5-10 лет показатель потери слуха составил 41,5(34,25-53,5)дБ, и не выявлял различий с предыдущей группой. У пациентов с длительностью заболевания более 10 лет процент потери слуха составил 58,75(38,75-64,0)дБ, что было достоверно ниже по сравнению с группой больных имеющих длительность заболевания до 5 лет (p<0,05).

Различий в потере слуха между группами пациентов с длительностью заболевания 5-10 лет и более 10 лет не выявлялось (p>0,05). В отобранной группе больных у 72 пациентов (98,6%) тугоухость была двусторонняя, у (1,4%) - односторонняя. При двусторонней тугоухости у 76,7% больных потери слуха были симметричны.

Анализ результатов аудиологического исследования показал, что камертональные тесты Ринне, Федериче и Бинга были положительными, латерализация звука при опыте Вебера была направлена в лучше слышащее ухо у 82,5% пациентов, у остальных звук не латерализовался.

.

Таблица Показатели состояния слуховой функции в контрольной группе и у здоровых лиц, людей работающих в условиях производственного шума, пациентов с СНТ; Me (25-75%) Группа контроль телефонисты работники ЛПК хроническая СНТ острая СНТ Частотные характеристики аудиограммы, Гц 125 0,0 (0,0-5,0) 7,5 (1,3-10,0) 5,0 (5,0-10,0) 25,0 (20,0-40,0)** 35.0 (20.0-45.0)** 250 0,0 (0,0-5,0) 5,0 (5,0-10,0) 5,0 (5,0-10,0) 27,5 (20,0-40,0)** 35.0 (25.0-60.0)** 500 5,0 (0,0-5,0) 5,0 (5,0-10,0) 5,0 (5,0-10,0) 30,0 (20,0-40,0)** 40.0 (30.0-60.0)** 1000 5,0 (0,0-5,0) 10,0 (5,0-15,0) 5,0 (5,0-10,0) 30,0 (20,0-45,0)** 35.0 (30.0-65.0)** 2000 2,5 (0,0-5,0) 7,5 (5,0-13,8) 5,0 (5,0-10,0) 45,0 (30,0-60,0)** 47.5 (30.0-67.5)** 4000 5,0 (0,0-5,0) 5,0 (1,3-10,0) 15,0 (5,0-25,0)* 60,0 (50,0-70,0)** 67.5 (45.0-75.0)** 8000 5,0 (0,0-10,0) 10,0 (5,0-15,0) 15,0 (10,0-20,0)* 70,0 (55,0-80,0)** 70.0 (40.0-80.0)** 9000 5,0 (0,0-12,5) 15,0 (5,0-15,0) 15,0 (10,0-20,0)** нет восприятия нет восприятия 10000 5,0 (0,0-15,0) 10,0 (5,0-20,0) 15,0 (5,0-25,0)** нет восприятия нет восприятия 11200 5,0 (0,0-10,0) 15,0 (10,0-30,0)* 15,0 (5,0-30,0)** нет восприятия нет восприятия 12500 0,0 (0,0-5,0) 20,0 (10,0-30,0)** 15,0 (5,0-30,0)** нет восприятия нет восприятия 14000 0,0 (0,0-15,0) 17,5 (6,3-38,8)** 25,0 (15,0-37,5)** нет восприятия нет восприятия 16000 5,0 (0,0-15,0) 25,0 (17,5-37,5)** 32,5 (20,0-40,0)** нет восприятия нет восприятия Костно-воздушный интервал нет нет 5,0 (1,3-8,1) 8,8 (6,3-12,5) 7.50 (5.00-11.25) Показатели надпороговой аудиометрии Проба Метца (1000 Гц) 94,0 (84,8-99,0) 87,5 (82,3-94,5) 91.0 (87.0-97.0) 74,0 (53,0-81,5)** 59,5 (43,8-78,5)** Проба Метца (4000 Гц) 86,5 (79,0-90,0) 85,0 (75,0-92,3) 81.0 (74.0-86.0) 40,0 (37,5-50,5)** 35,0 (30,0-54,0)** Показатели тимпанометрии и рефлексометрии Пик (compliance), мл 0,62 (0,46-0,97) 0,56 (0,40-0,82) 0,87 (0,58-1,05) 0,64 (0,41-0,88) 0,67 (0,49-0,93) Градиент, мл 0,27 (0,18-0,54) 0,23 (0,16-0,39) 0,42 (0,24-0,59) 0,27 (0,15-0,46) 0,35 (0,17-0,47) Ипсилатеральный уровень громкости 500 Гц 104.0 (99.5-110.0) 108.0 (102.0-110.0) 108.0 (104.0-110.0) 106,0 (102,0-110,0) 106,0 (102,0-110,0) 1000 Гц 95.0 (90.0-104.0) 98.0 (90.5-103.5) 98.0 (94.0-104.0) 100,0 (94,0-106,0) 100,0 (95,5-108,5) 2000 Гц 103.0 (97.5-108.0) 104.0 (100.0-109.5) 104.0 (102.0-110.0) 104,0 (100,5-108,0) 103,0 (98,5-109,5) 4000 Гц 88.0 (82.0-96.0) 92.0 (86.0-98.0) 96.0 (88.0-100.0) 94,0 (92,0-100,0)** 94,0 (87,5-99,5) Вентиляционная функция слуховой трубы Давление, даПа -24,0 (-44,0-(-20,0)) -28,0 (-42,0-(-14,0)) -28,0 (-52,0-(-16,0)) -25,0 (-40,0-(-16,0)) -24.00-28.00-16.Проходимость слуховой трубы (Р1) -24,0 (-44,0-(-20,0)) -24,0 (-43,0-((-17,0) -24,0 (-37,0-(-15,0)) -28,0 (-55,0-(-13,0)) -20,0 (-29,0-(-15,0)) (Р2) -96,0 (-140,0-(-64,0)) -108,0 (-152,0-(-52,0)) -54,0 (-103,0-(-30,0)) -60,0 (-108,0-(-28,0)) -52,0 (-104,0-(-22,0)) (Р3) -28,0 (-80,0-32,0) -58,0 (-116,0-(-16,0)) -36,0 (-78,0-14,0) -50,0 (-96,0-10,0) -40,0 (-116,0-28,0) Примечание: здесь и далее в табл. 2 достоверность различий по сравнению с контролем: *p<0,05; **p<0,По данным тональной пороговой аудиометрии пациентов с минимальной потерей слуха в отобранной для наблюдения группе было 35,6%, с умеренной - 26,0%, со среднетяжелой – 19,2%, с тяжелой – 4,1% и с глубокой – 1,4%. У пациентов регистрировались в основном крутонисходящая форма аудиограммы (67,1%), плоских не было, пологонисходящие были у 15,1% и крутонисходящие с обрывом – у 17,8%.

Надпороговые пробы выявили положительный SI-SI тест у 65,7% пациентов.

По данным речевой аудиометрии у большинства пациентов (73%) наблюдалась нерезко выраженная тоно-речевая диссоциация.

Парадоксальное падение разборчивости при увеличении звука до максимального звучания (95дБ) выявлялось у 11,09% больных, крутовосходящие формы речевых аудиограмм регистрировались у 15,86% пациентов.

Показатели тональной пороговой аудиометрии у пациентов с хронической СНТ достоверно отличались от порогов слуха у здоровых лиц по всему участку тональной шкалы (табл.1). В низкочастотной зоне различия варьировали в пределах 25-30дБ, в среднечастотной зоне – в пределах 2542,5дБ и в высокочастотной зоне – в пределах 55-65дБ. Костно-воздушный интервал составил 8,8дБ. У всех пациентов с хронической СНТ регистрировалась нормальная тимпанометрическая кривая. Вентиляционная функция слуховой трубы была в пределах нормы: в барабанной полости регистрировалось давление 28даПа, при проведении дополнительных баронагрузочных тестов (проб Тойнби и Вальсальвы) зарегистрировало смещение пика тимпанограммы соответственно в сторону отрицательного, а затем положительного давления. Абсолютные пороги ипсилатерального акустического рефлекса на частоте 500Гц не имели достоверных различий по сравнению с таковыми показателями у здоровых лиц. Они составили 110 дБ УЗД (дБ SPL), тогда как на остальных частотах они были значимо выше.

Показатели, полученные при выполнении пробы Метца на 1000Гц – составили 74,0(53,0-81,5) дБ, а на 4000Гц - 40(37,5-50,5) дБ, и достоверно отличались от показателей контроля (p<0,01).

Анализ амбулаторных карт показал, что у пациентов с ОСНТ патология развилась на фоне таких заболеваний как сердечно-сосудистые заболевания (в том числе гипертоническая болезнь - 47,8%), остеохондроз (11,7%), сахарный диабет (5,9%). У 70,6% пациентов была диагностирована двусторонняя тугоухость, у 29,4% - односторонняя. Камертональные тесты Ринне, Федериче и Бинга были у этих больных положительными, латерализация звука при опыте Вебера была направлена в лучше слышащее ухо у 76,5% пациентов, у остальных звук не латерализовался. По данным тональной пороговой аудиометрии в обследованной группе пациентов больных с минимальной потерей слуха было 23,5%, с умеренной - 29,4%, со среднетяжелой – 23,5%, с тяжелой – 5,9% и с глубокой – 5,9%. Самые высокие цифры потери слуха регистрировались в высокочастотной зоне – до 67,5дБ, в среднечастотном интервале они составили 41,7дБ, в низкочастотном интервале – 35,0дБ (табл.1). У пациентов с ОСНТ регистрировались в основном крутонисходящая форма аудиограммы (47,1%), плоские формы регистрировались в 5,9% случаев, пологонисходящие были у 29,4%пациентов и крутонисходящие с обрывом – у 17,6%. Надпороговые пробы выявили положительный SI-SI тест у 78,7% пациентов. Пороги слухового дискомфорта на частотах от 125Гц до 2000Гц составляли в среднем 100-110дБ, в диапазоне частот 4000-8000Гц они были наиболее низкими и составили 92-108дБ. Проба Метца на 1000Гц регистрировалась на уровне 59,5дБ, на 4000 Гц – 35,0дБ. По данным речевой аудиометрии у (94%) большинства пациентов наблюдалась нерезко выраженная тоно-речевая диссоциация. Парадоксальное падение разборчивости при увеличении звука до максимального звучания (95дБ) выявлялось у 20,2% больных.

Рассматривая в целом клинико-аудиологические характеристики пациентов с ОСНТ, можно отметить, что у этих больных, в отличие от пациентов с хронической СНТ, значительно чаще встречалась односторонняя локализация процесса.

Липидный профиль, свободнорадикальные процессы и состояние АОС у здоровых людей, работающих в условиях производственного шума, и пациентов с СНТ.

В целом работники шумных производств и пациенты с СНТ были несколько старше контрольной группы, что реализовалось (табл.2) в более высоких показателях сывороточных липидов – ОХ, ТГ, апопротеида В, коэффициента атерогенности, и в более низких показателях апопротеида А1.

В группах сравнения эти показатели значимо не различались, и можно отметить, что обычно используемые для выявления дислипидемии показатели ОХ и ТГ соответствовали современным рекомендациям экспертов Всероссийского научного общества кардиологов [Диагностика и коррекция нарушений липидного обмена, 2004].

Вместе с тем, у работников шумных производств отмечена отчетливая тенденция к понижению содержания апоЕ - у 59,4% работников ЛПК уровень апоЕ был ниже пределов рекомендованного норматива, а у 10% - выше нормы (2,7-4,5мг/дл), в целом около 70% обследованных выявляли отклонения в содержании этого регуляторного белка. Несмотря на то, что медиана показателя апоЕ у пациентов с хронической СНТ не отличалась от таковой в контроле, у 30,1% больных уровень апоЕ был понижен, а у 11% - повышен. Таким образом, среди пациентов с хронической СНТ, у 41,1% больных также выявлено отклонение в содержании этого белка.

Отклонение содержания апоЕ в крови от нормы, как правило, сопровождается дислипидемией. При дефиците апоЕ характерно спонтанное возникновение атеросклероза и быстрое его прогрессирование [Климов, Никульчева, 1995]. Высокое содержание апоЕ также являются причинной дислипидемии, поскольку высокие концентрации апоЕ в крови ингибируют липопротеидлипазу, участвующую в гидролизе ТГ [Huang, et al 1998].

Предполагается, что формирование апоЕ в процессе эволюции было обусловлено совершенствованием процессов переноса и поглощения ЖК.

Еще одной функцией апоЕ является его участие в транспорте холестерина [Титова и соавт., 1980]. Свойство апоЕ акцептировать холестерин из мембран клеток периферических тканей и его транспорт в печень обеспечивает один механизмов антиатерогенного действия ЛПВП [Eisenberg, 1984].

Большинство исследователей подчеркивают, что на концентрацию апоЕ в периферической крови существенное влияние оказывают многие внешние факторы, что было убедительно продемонстрировано в исследованиях на монозиготных близнецах, проживающих в разных условиях и имеющих различные уровни апоЕ в крови [Kervinen et al., 1998].

Таким образом, полученные нами данные свидетельствуют, что сильный производственный шум влияет на содержание апоЕ в организме, что в свою очередь служит предрасполагающим фактором развития дислипидемии у этих лиц.

Установлено, что апоЕ обладает антиоксидантной активностью [Hayek et al., 1994; Pham et al., 2005]. Обнаружено, что у апоЕ-дефицитных мышей по сравнению с контрольными животными повышена интенсивность процессов СРО и, прежде всего, процессов ПОЛ [Palinski et al., 1994; Montine et al., 1996]. Кроме того, отмечено, что липопротеиды, выделенные из крови апоЕ-дефицитных животных, чрезвычайно чувствительны к перекисному окислению [Neuzil et al., 1998; Hartley et al., 2000; Vincelette et al., 2006].

Исследование показало, что в обследованных в работе группах отмечалось невысокое содержание важнейших антиоксидантов ретинола и токоферола (табл.2). В группе работников ЛПК содержание ретинола соответствовало нижним уровням норматива (30-70 мг/дл), и у 32,8% из них выявлялось пониженное содержание ретинола. Содержание -токоферола в этой группе также в целом было ниже нормы (8-15мг/дл), и у 60% из них был выявлен пониженный уровень этого антиоксиданта. У пациентов с хронической СНТ недостаток ретинола выявлен у 37,7% больных, недостаток -токоферола отмечен у 53,3% пациентов.

Изучение состояния ферментативного звена АОС выявило понижение активности ключевого фермента АОС – фермента СОД у работников шумных производств. Показатели активности двух других исследованных энзимов АОС - ГП и ГР не отличались от норматива. Показано, что содержание селена – кофермента ГП во всех группах соответствовало нормативу.

Вместе с тем, обеспеченность организма рибофлавином – коферментом ГР - была неудовлетворительна у работников ЛПК и пациентов с СНТ. Показатели ФАД-эффекта отражающие обеспеченность организма Таблица Липидный профиль, клинико-биохимические показатели, маркеры свободнорадикальных процессов и состояния АОС у здоровых лиц у здоровых лиц, людей работающих в условиях производственного шума, пациентов с СНТ; Me (25-75%) Группа контроль телефонисты работники ЛПК хроническая СНТ острая СНТ Показатели липидтранспортной системы крови Общий холестерин, ммоль/л 3,57 (3,46-3,79) 4,04 (3,62-4,39) 4,12 (3,55-4,61)** 4,20 (3,78-4,85) 4,06 (3,67-4,47) Триглицериды, ммоль/л 0,72 (0,66-0,81) 0,83 (0,76-0,93) 1,09 (0,92-1,34)** 0,97 (0,83-1,24) 0,86 (0,73-1,03) Холестерин ЛПВП, ммоль/л 0,97 (0,88-1,11) 0,72 (0,65-0,810 0,91 (0,72-1,53) 0,87 (0,79-1,06) 0,92 (0,78-1,49) Коэффициент атерогенности, усл.ед. 2,86 (2,33-3,04) 4,38 (3,62-5,16)* 3,63 (1,53-5,24) 3,49 (2,80-4,49) 2,70 (1,69-3,76) аполипопротеид-А1, мг/дл 192,5 (165-216,3) 225,0 (183,3-265,0) 164,0 (100,0-190,0) 143,0 (104,0-185,0) 100,0 (88-140) аполипопротеид-В, мг/дл 72,0 (58,0-79,3) 90,5 (66,5-96,3) 90,0 (74,0-103,0)** 98,0 (81,0-116,0) 83,0 (68,0-162,0) аполипопротеид-Е, мг/дл 2,99 (1,90-3,94) 2,40 (1,89-2,96) 2,20 (1,38-2,95) 3,20 (2,64-4,05) 3,14 (2,12-4,01) Клинико-биохимические показатели -ГТ, нмоль/(с*л) 690,0 (597,5-910) 430,0 (430,0-700,0) 1100,0 (810-1780)** 1135,0 (830-1850) 900,0 (670-1630) Мочевая кислота, мкмоль/л 304,0 (263-343,5) 312,4 (273,1-339,2) 353,6 (321-412)** 343,9 (306,6-381,1) 372,3 (319,7-406) Глюкоза, ммоль/л 3,96 (3,82-4,32) 4,75 (4,07-4,99)** 4,72 (4,43-5,22)** 4,49 (4,20-5,26) 4,18 (3,40-4,89) Маркеры свободнорадикальных процессов и состояния АОС Ретинол, мкг/дл 30,04 (26,88-39,2) 38,27 (30,61-47,85) 35,50 (27,62-50,22) 35,71 (25,22-48,48) 30,66 (23,8-49,8) Токоферол, мкг/дл 7,29 (5,96-8,56) 5,10 (4,73-5,86) 7,68 (6,24-8,72) 7,84 (5,70-9,47) 6,44 (5,04-8,10) Глутатионпероксидаза, мкмоль/мин*гHb 61,7 (39,3-83,8) 71,92 (66,43-78,11) 54,69 (50,25-62,85) 60,48 (54,43-75,66) 69,68 (55,5-74,3) Селен, мкг/л 71,90 (64,1-80,6) 68,38 (64,40-70,68) 74,92 (69,26-80,37) 77,95 (72,80-82,53) 77,13 (69,3-80,8) Супероксиддисмутаза, усл.ед. 41,64 (20,1-113,2) 26,26 (21,69-33,25)* 39,71 (30,94-54,74)* 50,40 (34,55-64,85) 53,83 (36,2-69,7) Глутатионредуктаза, мкмоль НАДФН2 в час/мл эритроцитов 48,3 (27,1 – 69,2) 48,34 (27,12 – 69,21) 49,8 (31,5 – 88,9) 92,72 (69,1-106,2) 64,23 (59,0-81,8) ФАД-эффект, усл.ед. 1,17 (1,04-1,32) 1,17 (1,04-1,32) 1,23 (1,05-1,37)* 1,35 (1,01-1,77)* 1,86 (1,2-2,0)** Сумма NO, мкмоль/л 38,30 (24,0 - 44,0) 20,30 (16,30 - 22,30) 22,00 (18,00 - 33,00) 20,30 (15,4 - 48,5) NO2, мкмоль/л 4,90 (2,40 - 11,70) 16,00 (12,5-18,5)** 11,80 (8,40-18,70) 15,20 (7,50-39,00)* NO3, мкмоль/л 32,45 (11,7 - 37,9) 3,6 (1,8 - 6,2)** 9,8 (6,2 - 17,0)** 6,0 (1,95 - 7,30)** Кротоновый альдегид (220нм), усл.ед. 0,95 (0,54-2,39) 1,68 (1,04-2,27) 1,03 (0,77-1,25) 1,41 (1,13-1,81) 1,17 (0,89-1,49) Диеновые коньюгаты (232нм), усл.ед. 1,92 (0,94-3,44) 3,15 (1,56-5,01) 4,56 (3,68-5,76)* 5,66 (4,61-8,37)** 4,87 (4,2-6,2)** Молекулы средней массы (254нм), усл.ед. 0,13 (0,02-0,32) 0,07 (0,01-0,21) 0,27 (0,18-0,31)* 0,28 (0,18-0,43)** 0,23 (0,19-0,33)* Основание Шиффа (460нм), усл.ед. 0,007 (0,007-0,02) 0,010 (0,010-0,021) 0,004 (0,003-0,004) 0,006 (0,005-0,008) 0,006 (0,005-0,007) витамином В2 у работников ЛПК свидетельствовали об умеренном дефиците последнего (норма показателя не более 1.2 усл.ед). В целом 31,4% процента обследованных работников ЛПК имели сниженные показатели обеспеченности витамина В2.

Среди пациентов с хронической СНТ дефицит витамина В2 отмечен 63,9% лиц, что намного больше, чем в среднем в популяции населения региона - 23-28%; [Бойко и соавт, 2005]. Можно отметить, что наиболее глубокий дефицит витамина В2 был отмечен у пациентов с ОСНТ, для которых также характерен существенный дефицит -токоферол, выявленный более чем 80% этих больных.

У людей работающих в шуме и пациентов с СНТ снижение функциональных резервов АОС проявлялось в активизации процессов СРО.

Это проявлялось достоверным нарастанием содержания в крови первичных молекулярных продуктов ПОЛ – ДК (рис.1), а также продуктов СРОтрансформации соединений белковой природы – МСМ. Вместе с тем, содержание ШО, а также конечных продуктов ПОЛ – кротонового альдегида у работников шумных производств и пациентов с СНТ не отличалось от показателей контроля (p>0,05). Последнее свидетельствует о том, что в этих группах отмечается активизация отдельных звеньев свободнорадикальных процессов.

В крови обследованных работников шумных производств, и пациентов с СНТ (табл.2) общий уровень метаболитов оксида азота (сумма NO) в целом не отличался от контроля (p>0,05), хотя отмечалась отчетливая тенденция изменения соотношения содержания нитритов и нитратов: уровень NO2 был выше показателей контроля, а содержание другого класса продуктов - NOбыл, напротив, снижен, что в целом также может отражать активизацию процессов СРО в организме.

Учитывая имеющиеся материалы о роли апоЕ, был проведен анализ состояния слуховой функции у работников ЛПК в зависимости от уровня у них апоЕ (рис.2). Показано, что в диапазоне от 4000Гц до 10 000Гц у всех работников выявляются объективные признаки понижения слуховой функции - системы звуковосприятия.

Независимо от уровня апоЕ в этом диапазоне отмечено снижение звуковосприятия примерно на 20Дб. Вместе с тем, на частотах от 11200Гц и выше понижение слуха у работников с повышенными показателями апоЕ было существенно меньшим – на 5-12дБ (p>0,05), чем у работников с нормальными и пониженными уровнями апоЕ.

Проведенная оценка состояния метаболических показателей у этих лиц в зависимости от уровня апоЕ позволяет заключить, что, возраст в группах работников с разным уровнем апоЕ не выявлял достоверных различий, также как и стаж работы в шуме. Эти материалы можно расценить Диеновые коньюгаты 232нм * * острая СНТ * * хроническая СНТ Работники шумного * производства (90(дБ) контроль 0 1 2 3 4 5 усл.ед.

Рис.1. Содержание первичных продуктов перекисного окисления липидов – диеновых конъюгатов в сыворотке крови работников шумных производств и пациентов с СНТ.

Достоверность различий по сравнению с контролем: *- p<0,05; **-p<0.Дб Гц 125 250 500 1000 2000 4000 8000 9000 10000 11200 12500 14000 160низкое апоЕ норма апоЕ высокое апоЕ Студенты: норма апоЕ Рис.2. Показатели аудиологического обследования работников шумных производств имеющих различное содержание апоЕ.

как убедительное свидетельство именно шум-индуцированного влияния на метаболизм апоЕ, реализующийся в понижении его уровня.

Группа работников ЛПК также характеризуется тем, что уже на малых сроках (менее 5 лет) работы в шуме выявлялись аудиологические признаки снижения слуха, особенно на частоте 4000Гц. На частотах 8000-9000Гц пороги восприятия в группах работников даже у лиц с минимальным стажем повышались на 10дБ.

Анализ показателей, характеризующих состояние слуховой функции у работников ЛПК в зависимости от содержания витаминов-антиоксидантов выявил, что у лиц с пониженным содержанием -токоферола установлены достоверно более высокие пороги слухововосприятия в расширенном диапазоне на частоте 16000Гц (p<0,05). Корреляционный анализ по ранговому критерию Спирмена выявил сильную значимую отрицательную связь показателей холЛПВП и состояния слуховой функции на частоте 4000Гц (rs=-0,25; p=0,035). Таким образом, наши данные подтверждают имеющиеся в литературе сообщения о том, что слуховая функция оказывается особенно чувствительной к дислипидемии на частоте 4000Гц [Erdem, 2003].

Рассматривая полученные материалы можно отметить, что именно среди лиц с низким уровнем апоЕ сохранялась значимая отрицательная корреляция показателей холЛПВП и порога слуховосприятия на частоте 4000Гц. Важной с клинических позиций представляется выявление в этой группе сильной отрицательной связи между показателями -токоферола и порогом слуха на частоте 14000Гц (p=0,003).

Изучение состояния слуховой функции у пациентов с хронической СНТ в зависимости от уровня апоЕ (табл.3) показало, что у больных с низким содержанием апоЕ отмечается значительно больше случаев выраженной потери слуха – среднетяжелая и тяжелая формы составляют 31,8%. Это почти в 2 раза больше, чем число тяжелых потерь слуха у больных с нормальным содержанием апоЕ (20,9%), и намного больше, чем в группе пациентов с высоким уровнем апоЕ (12,8%). Последняя группа примечательна тем, что в ней был не только наименьший процент лиц с тяжелыми потерями слуха, но и аудиологически крутонисходящих аудиограмм с обрывом было намного меньше – всего 12,5%, и, соответственно более 18% в двух других группах.

Проведенный корреляционный анализ в этой группе пациентов выявил очень сильную положительная корреляция между показателями активности фермента ГР и порогом слуховосприятия на 4000Гц (rs=0,50; p=0,002). Из числа других обращает на себя внимание взаимосвязь показателей ретинола и порогами слуховосприятия на 4000Гц (rs=0,42; p=0,001), и 8000Гц (rs=0,35;

p=0,008) соответственно. В работе получены достаточно сильные корреляции между и содержанием ретинола и показателями потери слуха у пациентов с Таблица Показатели, характеризующие состояние слуховой функции у пациентов с хронической СНТ, имеющих различный уровень апоЕ.

Степень тяжести потери Процент Проба Метца Возраст апоЕ Форма аудиограммы слуха потери слуха 4000Гц НИЗКОЕ АПО-Е норма – 13,6% пологонисходящая – 4,5% 54,0 минимальная – 36,4% 2,22 крутонисходящая – 77,3% 42,3 40,(47,5-58,0) умеренная – 18,2% (1,69-2,50) крутонисходящая с обрывом – (34,1-58,6) (28,5-49,8) n=22 среднетяжелая – 22,7% 18,2% тяжелая – 9,1% НОРМАЛЬНОЕ АПО-Е норма – 16,3% минимальная – 32,6% пологонисходящая – 20,9% 48,3,67 умеренная – 30,2% крутонисходящая – 60,5% 40,0 38,(42,5-54,0) (2,97-4,03) среднетяжелая – 16,3% крутонисходящая с обрывом – (25,6-50,5) (30,0-45,0) n=тяжелая – 2,3% 18,6% глубокая потеря – 2,3% ВЫСОКОЕ АПО-Е пологонисходящая – 12,5% 54,5 минимальная – 62,5% 5,08 крутонисходящая – 75,0% 36,8 37,(45,5-58,8) умеренная – 25,0% (4,82-5,33) крутонисходящая с (32,1-47,0) (28,8-41,3) n=8 среднетяжелая – 12,5% обрывом – 12,5% хронической СНТ на средних частотах (rs= 0,26; p=0,046), и особенно на высоких частотах (rs=0,41; p=0,001).

В работе все обследованные нами пациенты были также разделены на группы: с содержанием жирорастворимых витаминов соответствующим общепринятому нормативу, и с пониженным содержанием ретинола и токоферола. Исследование слуховой функции в этих группах пациентов с хронической СНТ не выявило различий в ее состоянии. Эти данные на наш взгляд могут быть обусловлены тем обстоятельством, что биохимические показатели витаминной обеспеченности обладают достаточно большей лабильностью, и зачастую зависят от характера питания обследуемого перед забором крови, тогда как апоЕ является регуляторным белком, регулируемо синтезируемым тканями самого организма.

Примечательным представляется то, что при анализе влияния на состояние слуховой функции у работников ЛПК одновременно двух биохимических показателей, в частности уровня апоЕ и содержания токоферола выявляется ряд особенностей при рассмотрении этого суммарного эффекта в разных диапазонах частот. Представленные материалы свидетельствуют, что для порога слуховосприятия как на частоте 4000Гц, так и частоте 9000Гц содержание апоЕ выше нормы оказывается более существенным, чем высокий уровень в организме -токоферола.

Причем, суммарный эффект высокого уровня апоЕ и -токоферола не столь важен, как собственно высокое содержание апоЕ.

Рассматривая суммарный эффект двух маркеров липидтранспортной системы крови – уровня апоЕ и содержания холЛПВП, то полученные данные показывают, что у лиц с высокими уровнями этих показателей ниже пороги слуховосприятия как в высокочастотном (4000Гц), так и в расширенном (9000Гц) диапазонах. Вместе с тем, высокое содержание холЛПВП оказывается несколько более существенным на порогах слуха на частоте 4000Гц, тогда как на показатель порога слуха на частоте 9000Гц все же более существенное влияние оказывает содержание апоЕ. Эти данные подтверждают литературные сведения о разной чувствительности волосковых клеток к повреждающему воздействию шума.

Оценивая суммарное влияние содержания -токоферола и холЛПВП на показатели слуховой функции то можно отметить, что именно высокие уровни холЛПВП оказываются более существенными из этих двух факторов для состояния слуховой функции. В частности частоте 4000Гц (рис.14), высокое содержание холЛПВП (выше 1.15ммол/л) коррелирует с низкими порогами слуха. В то же время, на частоте 9000Гц оба рассматриваемых биохимических показателя - -токоферола и холЛПВП не выявляют отчетливого позитивного влияния на пороги слуха. Эти данные, на наш взгляд, свидетельствуют о сложности процессов, происходящих в среднем ухе и системе слуховосприятия.

Таким образом, у пациентов с хронической СНТ прослеживаются функциональные взаимосвязи показателей слуховой функции и клиникобиохимическими маркерами липидтранспортной системы и процессов СРО – у них отмечается активизация отдельных звеньев свободнорадикальных процессов, а функциональные резервы АОС организма снижены.

У этих больных на фоне в целом нормального профиля липидограммы 41% обследованных имеют отклонение в содержании регуляторного белка - апоЕ, более половины (53,3%) выявляют дефицит -токоферола, и более чем у 60% выявлен дефицит витамина В2, причем у 16% из них выявлен очень выраженный дефицит этого микронутриента.

Анализ материалов, присутствующих в литературе, а также наших собственных данных позволяет сформулировать концепцию о важной роли в развитии повреждении внутреннего уха оксидативного стресса, развивающегося на фоне дислипидемии, которая в свою очередь формируется в числе прочего и вследствие низкого содержания апоЕ. В целом именно связь этих трех факторов – высокая интенсивность процессов СРО (вследствие снижения функциональных резервов АОС), низкий уровень апоЕ и дислипидемия может на наш взгляд иметь весьма существенное значение в развитии СНТ.

Полиморфизм гена апоЕ у здоровых лиц и пациентов с хронической СНТ (медико-генетическое исследование).

В настоящее время описаны гены, мутация которых обуславливает развитие врожденной СНТ [Маркова, 2006], тогда как причины развития неврожденной тугоухости все еще обсуждаются. У пациентов с идиопатической формой СНТ, как мы показали выше, зачастую выявляются отклонения в содержании сывороточного апоЕ. В литературе установлен полиморфизм апоЕ [Utermann, 1977], и описаны три основных аллеля гена апоЕ, обозначенные как 2, 3, 4. Это приводит к существованию его гомозиготных (Е2/2, Е3/3, Е4/4) и гетерозиготных генотипов (Е2/3, Е2/4, Е3/4). В работе было проведено изучение полиморфизма гена апоЕ в группе контроля, у работников шумного производства с уровнем шума на рабочем месте 90дБ, и у пациентов с хронической СНТ из числа отобранных контингентов наблюдения.

Анализ соответствий по таблице частот аллелей в обследованных выборках показал (табл.4), что главные межгрупповые отличия заключаются в частоте аллеля е2 (относительная инерция равна 0,87). Достоверных отличий на уровне 5% значимости между группами не выявлено.

Оценивая полученные данные, можно отметить, что в группе контроля отмечалась тенденция к некоторому накоплению («неудачного») гена е2. В то же время, в группах работников шумных производств и пациентов с хронической СНТ различий по показателям распределения аллелей гена апоЕ не было.

Таблица Частоты аллелей гена апoпротеида E в обследованных группах Частоты аллелей (%) Группа наблюдения n e2 e3 eПациенты с хронической СНТ 40 5,3 76,3 18,Работники ЛПК - шумных производств с уровнем шума на 63 6,3 75 18,рабочем месте 90Дб Контроль 14 15,4 69,2 15,Таким образом, несмотря на межгрупповые особенности, генетически все три группы в целом не выявляли различий по распределению аллелей гена апоЕ. Наиболее распространенным аллелем в группах был аллель е3, что является типичным для России в целом [Воевода и др., 2006; Боринская и др., 2007.].

Исследование позволяет сделать вывод о том, что формирование СНТ у обследованных пациентов не было, как свидетельствуют представленные данные, связано с изменением частот аллелей. Полученные материалы позволяют предполагать, что влияние полиморфизма гена апоЕ не вносит существенного вклада в формирования идиопатической формы хронической СНТ. Также следует отметить, что показатели полиморфизма гена апоЕ, не сказываются на развитии тугоухости у работников производств, имеющих уровень шума на рабочем месте 90 дБ.

Коррекция дислипидемии у пациентов с хронической СНТ препаратами, влияющими на внутриклеточный транспорт жирных кислот.

Биологическое значение апоЕ определяется: его участием в активном переносе в клетки ЖК – важнейших энергетических субстратов; участием в транспорте холестерина в организме [Климов, 1995; Титов, 2005]. Важное практическое значение может иметь оптимизация уровня сывороточного апоЕ, как важнейшего элемента профилактики развития и прогрессирования СНТ. Среди пациентов с хронической СНТ отобранных в группу наблюдения, были выделены мужчины трудоспособного возраста, у которых по данным биохимического анализа липидного профиля периферической крови уровень апоЕ был ниже рекомендуемого норматива (n=11). Как мы отмечали группа пациентов с СНТ, имеющих низкий уровень апоЕ, характеризовалась самой высокой потерей слуха, и развитие тугоухости у них происходило в самые короткие сроки.

В этой группе пациентов было проведено лечение препаратом, регулирующим трансмембранный транспорт жирных кислот 3-(2,2,2триметилгидразиний) [Регистр лекарственных средств, 2006] с целью изучения влияния последнего на состояние липидтранспортной системы крови и жирнокислотный профиль периферической крови в динамике приема препарата. Препарат оказывает антигипоксическое и ангиопротекторное действие, и применяется как профилактическое средство. В период приема препарата (по 250мг (1 таблетка) 2 раза в сутки во время еды в течение дней) пациенты не принимали никаких других лекарственных средств и вели присущий им образ жизни.

Представленные в табл.5 биохимические показатели в группе наблюдения пациентов с СНТ были достаточно характерны для лиц имеющих низкий уровень апоЕ. В среднем по группе уровень ОХ был несколько выше целевых значений рекомендуемых экспертами Всероссийского научного общества кардиологов (менее 5,0 ммоль/л) (2004), содержание ТГ соответствовало норме. Показатель холЛПВП в группе наблюдения был понижен, а коэффициент атерогенности повышен (p<0,001).

В группе наблюдения был повышен уровень апопротеина В (p<0,01), и несколько снижены показатели апопротеина А1 (p>0,05). Уровень апоЕ, как и было предусмотрено формированием группы наблюдения, был существенно понижен по сравнению с контролем (p<0,01).

Проведенный газохроматографический анализ содержания отдельных плазменных ЖК (табл.5) выявил в группе наблюдения до начала приема препарата повышенное содержание пальмитолеиновой (p<0,001) и пальмитиновой (p<0,01) ЖК, а также стеариновой, олеиновой и линолевой кислот (p<0,05).

Прием препарата уже через 15 дней отразился на липидном профиле обследованных лиц, а по окончании курса были выявлены уже достоверные изменения липидного профиля пациентов с СНТ (табл.5).

В группе наблюдения на фоне приема препарата понизился уровень ОХ, и ранее о подобном эффекте препарата в литературе не сообщалось.

Уровень ТГ в ходе приема препарата не изменился, как и содержание холЛПВП. В то же время, снижение показателей ОХ происходило за счет холЛПНП, и закономерно реализовалось в снижение показателей коэффициента атерогенности. Изменение показателей ОХ отражающее соответствующие трансформации состава сывороточных липопротеидов проявлялись в соответствующих трансформациях апобелков. Показано также, Таблица Показатели липидтранспортной системы крови, активность фермента -ГТ и жирнокислотный профиль периферической крови у пациентов (n=11) с хронической СНТ, имеющих исходно пониженный уровень апоЕ в динамике приема препарата «Милдронат» (M±SD) прием препарата до 15 дней 30 дней Показатель Контроль приема приема приема препарата препарата препарата 5,21±0,75## 4,44±0,61 4,07±0,65** Общий холестерин, ммоль/л 4,21±0,1,04±0,42 1,05±0,32 0,97±0,0,88±0,Триглицериды, ммоль/л 0,71±0,21## 0,67±0,17 0,71±0,Холестерин ЛПВП, ммоль/л 1,16±0,6,33±0,85### 5,62±0,96 4,73±0,78* Коэффициент 2,62±0,атерогенности, усл.ед.

190,0±56,2 171,4±37,3 178,5±33,2 210,5±77,аполипопротеин-А1, мг/дл 109,1±26,7## 99,2±24,7 81,2±23,3* 67,8±17,аполипопротеин-В, мг/дл 1,55±0,92### 1,87±0,95 2,10±0,3,75±0,аполипопротеин-Е, мг/дл 778,7±229,6 615,5±108,6 923,6±805,8 1108,0±580,-ГТ, нмоль/(с*л) Жирные кислоты периферической крови, ммоль/л миристиновая (С14:0) 0,12±0,02 0,10±0,05 0,13±0,06 0,11±0,пальмитиновая (С16:0) 1,14±0,08 1,96±0,89## 2,16±1,01 1,91±0,пальмитолеиновая (С16:1) 0,07±0,01 0,18±0,17### 0,18±0,15 0,17±0,стеариновая (С18:0) 0,40±0,04 0,60±0,24# 0,64±0,28 0,57±0,олеиновая (С18:1) 1,78±0,18 2,68±1,22# 2,67±1,17 2,65±1,линолевая (С18:2) 0,84±0,11 1,38±0,76# 1,42±0,86 1,23±0,линоленовая (С18:3) 0,13±0,02 0,16±0,09 0,15±0,09 0,13±0,арахидоновая (С20:4) 0,24±0,03 0,39±0,22 0,40±0,20 0,43±0,Примечание: достоверность различий по сравнению с контролем у пациентов с СНТ до приема препарата: # p<0,05; ## p<0,01; ### p<0,001;

достоверность различий по сравнению со стартовыми показателями у пациентов с СНТ: * p<0,05; ** p<0,01;

что прием препарата сопровождался умеренным повышением уровня апопротеида А1, и достоверным понижением уровня апопротеида В.

Что касается показателей апоЕ, то в ходе приема препарата сывороточный уровень этого регуляторного белка выявил отчетливую последовательную тенденцию к нарастанию, особенно заметную к 30 дню терапии (критерий Манна-Уитни: U=34,5; p=0,149).

В этой связи особенный интерес представляют материалы о состоянии сывороточного профиля ЖК обследованных пациентов. Как видно из представленных данных, прием препарата незначительно сказывался на показателях насыщенных и мононенасыщенных ЖК.

В то же время, содержание полиненасыщенных ЖК демонстрировало отчетливые тенденции к изменению - уровень линолевой кислоты несколько снижался, а арахидоновой незначительно нарастал (p>0,05). В целом, динамика показателей индивидуальных классов ЖК, апопротеидов, отдельных сывороточных липидов взаимно соотносилась, и подтверждала комплексные позитивные перестройки в липидтранспортной системе пациентов с хронической СНТ. Таким образом, проведенное исследование выявило комплексный позитивный эффект приема 3-(2,2,2триметилгидразиния) на показатели липидтранспортной системы крови у пациентов с СНТ. Дозировки и длительность курса в целом достаточны для достижения отчетливого эффекта, и могут быть использованы в комплексной профилактике развития СНТ.

Обобщая материалы, полученные при выполнении диссертации, можно заключить, что определенную клиническую и диагностическую перспективу может иметь включение дополнительных клиникобиохимических маркеров – в первую очередь определение содержания апоЕ, а также исследование таких показателей как содержание в организме витаминов А и Е, оценка обеспеченности организма рибофлавином, а также и холестерина ЛПВП в раздел лабораторных показателей при формировании автоматизированного сурдологического регистра территории [Янов и соавт., 2005].

ВЫВОДЫ 1. Формирование хронической СНТ сопровождается изменением состава сывороточных липопротеидов - у 41,1%, больных выявлено отклонение в содержании регуляторного апопротеина Е, что, является фактором, предрасполагающим к развитию дислипидемии. У пациентов с хронической СНТ снижены функциональные резервы антиоксидантной системы организма: недостаток ретинола выявлен у 37,7% больных, недостаток -токоферола отмечен у 53,3%, у 63,9% пациентов выявлен дефицит рибофлавина, причем более 16% имели выраженный его дефицит. Для пациентов с хронической СНТ присуща активизация процессов свободнорадикального окисления, что проявляется в накоплении первичных продуктов перекисного окисления липидов – диеновых конъюгатов и молекулярных продуктов свободнорадикальной модификации белков – молекул средней массы.

2. У пациентов с хронической СНТ выявлена взаимосвязь между состоянием слуховой функции в среднем и особенно высокочастотном диапазоне, и содержанием ретинола и функциональными резервами антиоксидантного фермента глутатионредуктазы.

3. Работа в условиях сильного производственного шума (90дБ) сопровождается изменением состава сывороточных липопротеидов у работников этих производств, что проявляется в значительном снижении уровня апопротеина Е (у 59%) и повышением содержания апопротеина В.

4. Работа в условиях сильного производственного шума (90дБ) сопровождается активизацией процессов свободнорадикального окисления, что проявляется накоплением молекулярных продуктов - диеновых конъюгатов и молекул средней массы. У лиц, работающих в этих условиях выявлено понижение функциональных резервов антиоксидантной системы организма (дефицит -токоферола выявлен у 60% работников, недостаток рибофлавина - у 31%), установлена отрицательная корреляция между показателями содержания селена в организме (кофермент антиоксидантного фермента глутатионпероксидазы) и порогами слуха на 8000Гц, 9000Гц и 10000Гц.

5. При работе в условиях сильного шума (90дБ) уже на малых сроках работы (менее 5 лет) выявляются аудиологические признаки снижения слуха в высокочастотном диапазоне - особенно на частоте 4000Гц, и расширенном диапазоне частот. В этой группе выявлена сильная отрицательная связь показателей холестерина липопротеидов высокой плотности и состояния слуховой функции на частоте 4000Гц, сильная положительная связь между показателями активности фермента гаммаглутамилтрансферазы и порогом слуховосприятия на 9000Гц.

6. Среди лиц, работающих в условиях сильного шума (90дБ) более низкие пороги слуха в высокочастотном и расширенном диапазонах частот отмечаются у работников с высокими уровнями апопротеина Е и холестерина липопротеидов высокой плотности. Лица с низкими показателями апопротеина Е и холестерина липопротеидов высокой плотности имеют более высокие показатели порогов слуха в высокочастотном и расширенном диапазоне частот. Прогностически неблагоприятным для этих лиц является содержание холестерина липопротеидов высокой плотности ниже 1,15 ммоль/л. У работников шумного производства с низким уровнем апопротеина Е выявлена сильная отрицательная корреляция между содержанием -токоферола и порогом слуха на 14000Гц.

7.У пациентов с острой СНТ на фоне более частой односторонней локализации процесса отмечается в целом невысокое содержание холестерина липопротеидов высокой плотности и апопротеина А. Для более 83% этих больных присущ дефицит -токоферола, и глубокий недостаток рибофлавина, повышенный уровень молекулярных продуктов свободнорадикального окисления.

8. Влияние полиморфизма гена апопротеина Е не вносит существенного вклада в формирование идиопатической формы хронической СНТ.

Показатели полиморфизма гена апопротеина Е, не сказываются на развитии шум-обусловленной тугоухости у работников производств, имеющих высокий уровень шума - 90дБ на рабочем месте.

9. Прием 3-(2,2,2-триметилгидразиния), регулирующего транспорт жирных кислот в дозе 500мг в течение 30 дней, у пациентов с хронической СНТ имеющих низкий уровень апопротеина Е оказывает положительный эффект на показатели липидтранспортной системы крови, что проявляется достоверном снижении показателей общего холестерина за счет холестерина липопротеидов низкой плотности, снижении показателей коэффициента атерогенности, достоверным понижением уровня апопротеина В, отчетливой тенденцией к нарастанию сывороточного уровня апопротеина Е.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ 1. У пациентов с хронической СНТ и лиц, работающих в условиях сильного производственного шума, при исследовании состояния липидтранспортной системы крови рекомендуется оценивать уровень апопротеина Е, низкое содержание которого свидетельствует о риске развития дислипидемии у этих лиц.

2. У пациентов с хронической СНТ и лиц, работающих в условиях сильного производственного шума, рекомендуется производить оценку содержания в организме витаминов-антиоксидантов – ретинола и -токоферола, а также исследовать обеспеченность организма рибофлавином (витамин В2).

3. У лиц, работающих в условиях сильного производственного шума, при оценке липидного профиля и витаминного статуса следует учитывать, что снижение содержания апопротеина Е, холестерина липопротеидов высокой плотности ниже 1,15ммоль/л, а также -токоферола обуславливает понижение порогов слуховосприятия в высоком и расширенном диапазонах частот.

4. Для пациентов с хронической СНТ и у лиц, работающих в условиях сильного производственного шума, показана коррекция витаминного и антиоксидантного статуса препаратами, содержащими ретинол, токоферол, рибофлавин.

5. Пациентам с хронической СНТ и работникам шумных производств с дислипидемией рекомендована коррекция липидного профиля препаратами регулирующими транспорт жирных кислот. В частности может быть рекомендовано использование 3-(2,2,2-триметилгидразиния) в дозе 500мг в течение 30 дней.

СПИСОК ОСНОВНЫХ РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ Статьи в рецензируемых журналах списка ВАК 1. Бойко Е.Р., Овечкин А.О., Канева А.М., Потолицына Н.Н., Бойко С.Г.

Корреляционная связь мочевой кислоты, апо-Е и апо-С3 в условиях нормо- и гиперлипидемии // Терапевтический архив. 2007. Т.79. №12.

С.51-54.

2. Боринская С.А., Кальина Н.Р., Санина Е.Д., Кожекбаева Ж.М., Гупало Е.Ю., Гармаш И.В., Огурцов П.П., Паршукова О.И., Бойко С.Г., Веселовский Е.М., Вершубская Г.Г., Козлов А.И., Рогаев Е.И., Янковский Н.К. Полиморфизм гена аполипопротеина Е АРОЕ в популяциях России и сопредельных странах // Генетика, 2007. Т. 43. №10. С. 1-7.

3. Бойко С.Г., Канева А.М., Пчелинцева А.Д., Потолицына Н.Н., Бойко Е.Р., Янов Ю.К. Особенности метаболизма апопротеида Е и процессов свободнорадикального окисления в патогенезе развития сенсоневральной тугоухости // Российская оториноларингология. 2008. Т.33. №2. С.5-10.

4. Бойко СГ., Канева АМ., Кузнецова ТВ., Пчелинцева АД., Потолицина НН., Бойко Е.Р., Янов Ю.К. Биологические маркеры риска развития сенсоневральной тугоухости у работников производств с уровнем шума на рабочем месте 90Дб // Российская оториноларингология. 2008. Т.37.

№6. С.3-8.

5. Бойко Е.Р., Потолицына Н.Н., Бойко С.Г., Ларина В.Е. Функциональные резервы организма человека в условиях Севера и проблема обеспеченности организма жирорастворимыми витаминами // Вопросы питания. 2008. Т.77. №3. С.64-67.

6. Бойко С.Г., Козлов А.И., Канева А.М. Санина Е.Д., Потолицина Н.Н., Бойко Е.Р., Янов Ю.К. Роль полиморфизма «апопротеина Е» в развитии неврожденной сенсоневральной тугоухости // Российская оториноларингология. 2009. Т.39. №2. С.9-13.

7. Бойко С.Г., Кетов С.Г., Потолицина Н.Н., Людинина А.Ю., Пономарев М.Б., Бойко Е.Р., Янов Ю.К. Коррекция метаболического статуса у пациентов с СНТ препаратами влияющими на внутриклеточный транспорт жирных кислот // Российская оториноларингология. 2009. Т.40.

№3. С.22-26.

8. Бойко С.Г., Шадрина В.Д., Потолицина Н.Н., Канева А.М., Ларина В.Е., Семенова Т.Ф., Бойко Е.Р., Янов Ю.К.Состояние элементов антиоксидантной системы организма у пациентов с сенсоневральной тугоухостью // Российская оториноларингология. 2009. Т.40. №5. С.16-20.

9. Бабенко ЛГ, Бойко С.Г., Бойко Е.Р., Янов Ю.К. Нарушение остроты слуха среди детей 3-7 лет, проживающих на территориях европейского Севера // Российская оториноларингология. 2009. Т.40. №4. С.8-13.

10. Бойко С.Г., Канева А.М., Потолицина Н.Н., Бойко Е.Р., Янов Ю.К.

Аудиологические особенности и биологические маркеры риска развития сенсоневральной тугоухости у работников производств с высоким уровнем шума на рабочем месте // Российская оториноларингология.

2010. №6. С. 9-14.

11. Бойко С.Г., Канева А.М. Потолицина Н.Н.,Вахнина Н.А., Шадрина В.Д., Паршукова О.И., ПанюковА.А., Рябинина О.В., Бойко Е.Р., Янов Ю.К.

Дислипидемия, аудиологические особенности и биологические маркеры процессов свободнорадикального окисления у пациентов с острой сенсоневральной тугоухостью // Российская оториноларингология. 2011.

№1. С. 12-17.

Другие публикации в научных изданиях 12. Бойко С.Г., Пчелинцева А.Д., Лузянин Е.Г. Метод эндауральной баротерапии в лечении тугоухости / Актуальные вопросы диагностики и лечения: опыт работы специалистов Республиканских ЛПУ // Матер.

конф. посв. 15-летию Коми Респ. диагн. центра. 2005.Сыктывкар. С.93-94.

13. Бойко С.Г., Пчелинцева А.Д. Оптимизация диагностики тугоухости при использовании метода импедансометрии / Актуальные вопросы диагностики и лечения: опыт работы специалистов Республиканских ЛПУ // Матер. конф. посв. 15-летию Коми Респ. диагн. центра. 2005.

Сыктывкар. С.95-96.

14. Бойко С.Г. Клиническая вестибулология / Учебно-методическое пособие для студентов.- Кировская госмедакадемия, Киров. 2006. 88с.

Рекомендован к изданию УМО МЗ РФ.

15. Бойко С.Г. Опыт слухопротезирования аппаратами «Санта» в Республике Коми. Современные вопросы диагностики и реабилитации больных с тугоухостью и глухотой // Матер. научно-пр. конф. с межд.

участием, Суздаль, 28 февраля - 1 марта 2006г. М., 2006. С.29.

16. Бойко С.Г. Анализ результатов лечения острой сенсоневральной тугоухости в Республике Коми // Матер. симп. с межд. участием «Здоровье человека на Севере». Сыктывкар, 2007. С.12.

17. Бойко С.Г., Канева А.М., Иванов Н.И., Пчелинцева А.Д., Рокин Д.Г., Потолицына Н.Н., Бойко Е.Р., Янов Ю.К. Новые биологические маркеры в диагностике сенсоневральной тугоухости // Российская оториноларингология. 2008. Прил.1. С.212-216.

18. Бойко С.Г., Тюкина Э.М. Слухопротезирование как элемент программы социальной реабилитации дошкольников с нарушением слуха // Медработник дошкольного образовательного учреждения. 2009. №4.

С.63-66.

19. Бойко С.Г. Биологические маркеры риска развития сенсоневральной тугоухости у работников производств с уровнем шума на рабочем месте 90 дБ // Тез. докл. 3 национального конгресса аудиологов и 7 межд.

симпозиума «Современные проблемы физиологии и патологии слуха», Суздаль, 26-28 мая 2009, М., 2009. С.67-68.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ АОС – антиоксидантная система -ГТ – гамма-глутамилтрансфераза ГП – глутатионпероксидаза ГР – глутатионредуктаза ДК – диеновые коньюгаты ЖК – жирные кислоты холЛПВП – холестерин липопротеидов высокой плотности холЛПНП – холестерин липопротеидов низкой плотности МСМ – молекулы средней массы НАДФ - никотинамиддинуклеотидфосфат ОСНТ - острая сенсоневральная тугоухость ОХ – общий холестерин ПОЛ – перекисное окисление липидов СНТ - сенсоневральная тугоухость СОД – супероксиддисмутаза СРО – свободнорадикальное окисление ТГ – триглицериды ФАД-эффект – коэффициент, рассчитываемый по приросту активности эритроцитарного фермента ГР ШО – основания Шиффа Ме - медиана







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.