WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ГРИГОРЬЕВ СТАНИСЛАВ ГЕОРГИЕВИЧ

ОНТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

МОРФОФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ

ПРОДУКТИВНЫХ ЖИВОТНЫХ В БИОГЕОХИМИЧЕСКИХ

УСЛОВИЯХ ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

03.00.25 – гистология, цитология, клеточная биология

03.00.13 – физиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Чебоксары 2009

Работа выполнена в научно-исследовательской лаборатории

биотехнологии и экспериментальной биологии ГОУ ВПО

«Чувашский государственный педагогический университет

им. И. Я. Яковлева»

Научный консультант:  доктор ветеринарных наук, профессор

  Шуканов Александр Андреевич

Официальные оппоненты:  доктор биологических наук, профессор

  Любовцева Любовь Алексеевна

                         доктор биологических наук, профессор

                      Каталымов Леонид Лазаревич

                         доктор биологических наук, профессор

                      Нигматуллина Разина Рамазановна

Ведущая организация: ФГОУ ВПО «Московский государственный

университет им. М. В. Ломоносова»

Защита диссертации состоится «10» июля 2009 г. в 9.30 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.300.03 в ГОУ ВПО «Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева» (428000, г. Чебоксары, ул. К. Маркса, 38, ГОУ ВПО «ЧГПУ», тел.: (8352) 62-02-83, e-mail: rektorat@chgpu.edu.ru).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке

ГОУ ВПО «ЧГПУ им. И. Я. Яковлева»

Автореферат разослан « » 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

д-ор биол. наук, профессор                                Алексеев В. В.

1. Общая характеристика работы

Актуальность темы. Анализ современных представлений о закономерностях взаимодействия растительных и животных организмов с окружающей средой позволяет утверждать, что необходимым условием для управления процессом природопользования, регулирования антропогенного прессинга на окружающую природную среду и влияния ее на здоровье человека и животных служит экологическое районирование отдельных территорий (А. П. Пехов, 2000; И. С. Боднарь, 2007; Л. И. Перепелкина, 2007 и др.).

По бассейновому принципу проведения границ территорию Чувашской Республики разделяют на 7 природных районов (экологических регионов): Заволжье; Приволжье; Центр; Юго-Восток; Присурье; Засурье Алатырское; Засурье Ядринское. Однако такое экологическое районирование учитывает оценку территорий лишь по величине предельно допустимых концентраций (ПДК) поллютантов. При таком принципе районирования не учитываются природная геохимическая неоднородность территорий и, как следствие, биогеохимические закономерности проявления физиологических реакций живых организмов на воздействие различных факторов среды обитания и не оценивается степень напряжения их адаптивных реакций (А. Д. Димитриев, 1996; Л. Н. Иванов, 1996; Ф. А. Карягин, 2001, 2007а-б).

С учетом отмеченного выше и с позиции реализации принципа предупреждения вредного воздействия ПДК токсикантов на объекты природной среды, как указывают В. Л. Сусликов и соавт. (1997), В. Л. Сусликов (2000), методически правильным следует считать районирование территории Чувашской Республики на 3 экологических субрегиона:

1. Прикубнино-Цивильский – характеризуется низкими уровнями содержания I, Co, Mn, Mo, Si, Cr, F, Fe, Zn, Al во всех звеньях биогеохимической пищевой цепи (почва, вода, растения, корма), что определяет умеренный дефицит названных микроэлементов.

2. Приволжский – занимает промежуточное положение как по уровням содержания микроэлементов, так и по степени нарушенного их соотношения.

3. Присурский – характеризуется также низкими уровнями содержания I, Co, Mo, Cu, Cr. Одновременно некоторые микроэлементы (Si, Fe, F, Al, Zn, Mn) оцениваются как избыточные.

Если особенности (направленность и характер) биологических реакций живых организмов в первом субрегионе республики носят выраженный иммуннодефицитный признак, в третьем – гипериммуннореактивный симптом, то во втором субрегионе имеют место как иммуннодефицитное состояние, так и гипериммуннореактивность, выражающие их геохимическую неоднородность и разную степень антропогенного воздействия на экологический гомеостаз.

В этих условиях свойства организмов к мобильной компенсаторно-приспособительной перестройке по обеспечению постоянства внутренней среды не безграничны. Диапазон варьирования подвижных или функционирующих структур и интенсивность биологических процессов имеет определенные структурно-функциональные пределы. Отсюда, по данным Л. А. Любовцевой и соавт. (1998), В. И. Усенко (1999), М. Я. Тремасова и соавт. (2000), А. Ф. Кузнецова и соавт. (2001), А. М. Смирнова и соавт. (2001), В. А. Голиченкова (2004), Г. И. Боряева и соавт. (2004), Ю. Н. Федорова (2005), А. И. Кузнецова и соавт. (2005), В. И. Ноздрина (2006), Р. Р. Нигматуллиной и соавт. (2006), В. С. Григорьева, В. И. Максимова (2006), В. В. Алексеева, А. А. Шуканова (2007), В. Н. Байматова и соавт. (2008), М. В. Шайхелисламовой, Ф. Г. Ситдикова и соавт. (2009) и др., научное обоснование принципов управления механизмами формирования морфофизиологической и биохимической адаптации организма, а также разработка, апробация и применение отечественных биогенных соединений нового поколения, способствующих становлению и развитию структурно-функционального статуса живых организмов с учетом биогеохимических особенностей Волго-Вятского, Волжско-Камского и других регионов России, является актуальной проблемой современной биологической науки и биотехнологии.

На основании изложенного выше целью исследований явилось изучение особенностей структурно-функционального состояния бычков, боровков и хрячков в постнатальном онтогенезе, содержащихся в биогеохимических провинциях Чувашской Республики с назначением «Трепела», «Пермаита», «Сувара», «Полистима», «Комбиолакса».

Исходя из поставленной цели, для решения были выдвинуты следующие задачи исследований:

1. Оценить специфику воздействия «Трепела», «Пермаита», «Сувара», «Полистима» и «Комбиолакса» на морфофизиологический статус продуктивных животных с учетом биогеохимических особенностей экологических регионов Чувашии.

2. Определить характер изменений морфометрии структур надпочечников и гонад у бычков.

3. Установить динамику морфометрического профиля вилочковой, щитовидной и надпочечных желез у боровков.

4. Выявить особенности морфологического состояния тимуса, селезенки, печени, тонкого и толстого отделов кишечника, брыжеечного, подчелюстного и предлопаточного лимфоузлов у хрячков.

5. Изучить характер колебаний морфологической картины крови.

6. Рассчитать экономическую эффективность содержания животных с назначением испытуемых биогенных соединений по научно-обоснованным схемам.

7. Разработать практические предложения по оптимизации содержания бычков, боровков и хрячков с учетом онтогенетических особенностей структурно-функционального состояния организма во взаимосвязи с моделируемыми экспериментальными условиями.

Научная новизна. Впервые проведена комплексная оценка морфофизиологического статуса организма продуктивных животных, содержавшихся в биогеохимических условиях Приволжья, Центра, Юго-Востока, Присурья, Ядринского и Алатырского Засурья Чувашии с назначением «Трепела», «Пермаита», «Сувара», «Полистима» и «Комбиолакса».

Впервые выявлены онтогенетические особенности в динамике структурно-функционального состояния бычков, боровков и хрячков, морфометрии их вилочковой, щитовидной, надпочечных желез и семенников, двенадцатиперстной, тощей, подвздошной, слепой, ободочной и прямой кишок, печени, поджелудочной железы, селезенки, брыжеечного, подчелюстного и предлопаточного лимфатических узлов, а также в характере изменений роста тела и гематологического профиля в моделируемых условиях экспериментов.

Теоретически обоснована экологическая и экономическая целесообразность применения бычкам, боровкам и хрячкам «Трепела», а также совместного назначения продуктивным животным «Сувара» с «Полистимом» и «Трепела» соответственно с «Суваром» или «Полистимом» или «Комбиолаксом» с учетом биогеохимических особенностей экологических регионов Чувашской Республики.

Экспериментально доказана индифферентность органолептических, физико-химических и спектрометрических показателей мяса бычков, боровков и хрячков к испытуемым биогенным соединениям.

Новизна полученных научных положений, выводов и рекомендаций подтверждена приоритетом изобретения № 2003100177/13(000043) от 04.01.2003 г.

Практическая значимость. Разработаны схема использования бычкам, боровкам и хрячкам «Трепела» Алатырского месторождения и оптимальные схемы комбинированного назначения продуктивным животным «Сувара» с «Полистимом», «Трепела» с «Суваром», «Трепела» с «Полистимом» и «Трепела» с «Комбиолаксом» с учетом биогеохимических особенностей экологических регионов Чувашии, направленные на более полную реализацию наследственно-обусловленного резерва резистентности, продуктивности организма и производство мясной продукции высокого санитарного качества, а также определены их экологические и экономические аспекты.

Результаты исследований внедрены через Чувашский центр научно-технической информации (информлистки №№ 82-025-02, 82-035-02, 82-101-03. Чебоксары, 2002-2003).

Реализация результатов исследований. Научные положения и разработки работы включены в учебник для вузов РФ «Гигиена животных» (М., 2001); используются в учебном процессе ГОУ ВПО «Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева», ФГОУ ВПО «Казанская государственная академия ветеринарной медицины им. Н. Э. Баумана» и «Самарская государственная сельскохозяйственная академия», а также в производственной деятельности сельскохозяйственных предприятий разных типов и форм собственности Чувашской Республики.

Апробация работы. Основные научные положения, выводы и рекомендации диссертации доложены на II – IV Международных научных симпозиумах (СПб., Россия, 2003, 2005, 2008); I-II съездах физиологов СНГ (Сочи, 2005; Кишинев, 2008); XIX – XX съездах физиологического общества им. И. П. Павлова (Екатеринбург, 2004; М., 2007); Международных (СПб., 2002, 2004-2006; Казань, 2003, 2005); Всероссийских (СПб., 2002, 2005; М., 2003; Казань, 2004; Чебоксары, 2006, 2007); региональных (Чебоксары, 2002-2006; Казань, 2002) и республиканских (Чебоксары, 2006-2007) научно-практических конференциях; заседании Чувашского отделения физиологического общества России им. И. П. Павлова (Чебоксары, 2008); научных сессиях докторантов, научных сотрудников, аспирантов и соискателей ГОУ ВПО «ЧГПУ им. И. Я. Яковлева» (Чебоксары, 2002-2009), расширенном заседании НИЛ биотехнологии и экспериментальной биологии ГОУ ВПО «ЧГПУ им. И. Я. Яковлева» (Чебоксары, 2009).

Практические предложения работы были экспонированы на Всероссийских выставках-ярмарках «Регионы сотрудничество без границ» (Чебоксары, 2002-2009).

Научные положения, выносимые на защиту:

1. Онтогенетические особенности морфофизиологического статуса у бычков, боровков и хрячков, а также органолептические и физико-химические свойства их мяса находятся в зависимости от факторов окружающей природной среды и назначения «Трепела», «Пермаита», «Сувара», «Полистима» и «Комбиолакса».

2. Выявленные закономерности роста, структурно-функционального становления и развития гонад, вилочковой, щитовидной, надпочечных желез, тонкого и толстого отделов кишечника, печени, поджелудочной железы, селезенки, брыжеечного, подчелюстного, предлопаточного лимфатических узлов и динамики гематологической картины продуктивных животных на различных этапах их жизнедеятельности адекватно выражают разную степень адаптированности организма к биогеохимической специфике экологических регионов Чувашской Республики.

3. Имеется причинно-следственная связь научно-обоснованных схем использования животным испытуемых биогенных соединений в различных биогеохимических провинциях Чувашии с уровнем резистентности и продуктивности организма.

Публикация. По теме диссертации опубликовано 45 работ, из них в центральных издательствах и ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных ВАК России, соответственно 22  и 10.

Структура и объем диссертации. Работа включает следующие разделы:  введение (8 с.), обзор литературы (37), собственные исследования (276), обсуждение результатов исследований (16), выводы (3), предложения производству (2), список литературы (48) и приложения (19 с.).

Диссертация изложена на 413 страницах компьютерного исполнения, содержит 81 таблиц, 108 рисунков. Список литературы включает 460 источников, в том числе 62 зарубежных.

2. Собственные исследования

2.1. Материалы и методы исследований. Работу выполняли в течение 2002-2009 гг. в научно-исследовательской лаборатории биотехнологии и экспериментальной биологии ГОУ ВПО «Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева», биохимической лаборатории ОАО «Свияжский мясокомбинат» Зеленодольского района Республики Татарстан, комплексе по производству молока сельскохозяйственного производственного кооператива (СХПК) им. В. И. Чапаева Шумерлинского, свино-товарных фермах СХПК «Атлашевский» Чебоксарского, «Маяк» Порецкого, «Звезда» Батыревского, сельскохозяйственных предприятиях (СХП) «Родина» ООО Агрофирма «Волготрансгаз» Ядринского, «Возрождение» Аликовского районов Чувашской Республики в соответствии с государственными планами НИОКР (№№ госрегистраций 01.99.0005751 и 01.2003.02102).

Проведено XII серий научно-хозяйственных опытов и лабораторных экспериментов с использованием 48 бычков, 216 боровков- и 60 хрячков-отъемышей. Во всех сериях были сформированы по три группы бычков- (I-II серии наблюдений), боровков- (III-X серии) и хрячков-аналогов (XI-XII серии опытов) с учетом клинико-физиологического состояния, возраста, породы, пола, живой массы. Исследования проводили на фоне сбалансированного кормления по основным показателям в соответствии с нормами и рационами РАСХН (А. П. Калашников и соавт., 2003). При выращивании бычков в условиях пониженных температур уровень молочного кормления устанавливали выше норм ВАСХНИЛ на 20% (А. А. Шуканов и соавт., 1989).

В ходе всех серий опытов (схема) животных первой группы (контроль) содержали на основном рационе (ОР). В I-II сериях бычкам второй группы на фоне ОР до 120-дневного возраста скармливали «Пермаит» ежедневно в дозе 1,25 г/кг, третьей – «Сувар» из расчета 25-50 мг/кг массы тела (м.т.) в течение каждых 20 дней с 10-дневными интервалами. Бычкам второй и третьей групп в 1-, 5-, 180- и 360-дневном возрасте (в начале периодов выращивания, доращивания и откорма) дополнительно инъецировали «Полистим» (внутримышечно) в дозе соответственно по 0,1,  0,1,  0,04 и 0,03 мл/кг м.т.

В III серии исследований боровкам второй группы на фоне ОР скармливали «Трепел» Алатырского месторождения Чувашской Республики согласно дозе применения «Пермаита», третьей  –  «Трепел»  в сочетании с  «Суваром» по общепринятым схемам. В IV серии животным второй группы на фоне ОР применяли «Трепел», третьей– «Трепел» с внутримышечной инъекцией «Полистима» в их 60- и 240- дневном возрасте (в начале периодов доращивания и откорма) из расчета соответственно по 0,1 и 0,03 мг/кг м.т. В V серии боровкам второй и третьей групп на фоне ОР назначали «Трепел», третьей - дополнительно «Сувар». В VI серии животным второй группы на фоне ОР использовали «Трепел» совместно с «Суваром»; третьей – «Трепел» в сочетании с «Полистимом» в их 60-, 180- и 240-дневном возрасте в дозе соответственно 0,1, 0,03 и 0,03 мг/кг м.т.  В VII  серии  животным  второй  и  третьей  групп  на фоне ОР

скармливали «Трепел», третьей - дополнительно «Сувар». В VIII серии боровкам второй группы на фоне ОР применяли «Трепел» в сочетании с «Суваром»; третьей – «Трепел» совместно с «Полистимом» по общепринятой схеме. В IX серии боровкам второй группы на фоне ОР назначали «Трепел»; третьей – «Комбиолакс» в течение каждых 20 дней с 10-дневными интервалами до 240-дневного возраста в дозе 1 мл/кг м.т. В X серии животным второй группы на фоне ОР применяли «Трепел», третьей – «Трепел» и «Комбиолакс».

В XI-XII сериях опытов хрячкам второй группы на фоне ОР скармливали «Трепел»; третьей – соответственно «Сувар» и «Комбиолакс» по общепринятым схемам.

В первых двух сериях бычков всех групп спустя 1 сутки после рождения до 30-дневного возраста содержали в индивидуальных домиках, затем до 120-дневного – в павильонах на открытом воздухе (соответственно в условиях пониженных: -4,6…-8,20С и повышенных: 8,7…20,50С температур), а с 121- до 540-дневного возраста (продолжительность исследований) – в типовых помещениях согласно ВНТП Ф1-93 (А. А. Шуканов и соавт., 1989); в III-XII сериях боровков- и хрячков-отъемышей до 300-дневного возраста (продолжительность опытов) – в свинарниках-откормочниках согласно ВНТП 2-96.

По данным Шумерлинской, Чебоксарской, Ядринской, Батыревской, Аликовской, Порецкой районных станций по борьбе с болезнями животных, комплекс по производству молока СХПК им. В. И. Чапаева и свино-товарные фермы СХПК «Атлашевский», «Звезда», «Маяк», СХП «Родина», «Возрождение», где содержали подопытных животных, являются благополучными по инфекционным и инвазионным болезням крупного рогатого скота и свиней.

В I-II сериях наблюдений у 5 бычков из каждой группы на 1-, 30-, 60-, 90-, 120-, 180-, 360- и 540-день жизни изучали рост тела, клинико-физиологическое состояние и гематологическую картину. После их убоя в 30-, 120- и 540-дневном возрасте определяли органолептические, физико-химические свойства мяса и морфометрию структур надпочечников и гонад.

В III-XII сериях у 5 боровков и хрячков из каждой группы на 60-, 120-, 180-, 240- и 300-день жизни исследовали рост тела, клинико-физиологическое состояние и гематологический профиль организма. У 5 животных, декапитированных в 60-, 210- и 300-дневном  возрасте, определяли качество мяса, весовые и морфо метрические показатели структур вилочковой, щитовидной и надпочечных желез; кроме того, у хрячков (XI-XII серии опытов) – морфометрию тонкого и толстого отделов кишечника, печени, поджелудочной железы, селезенки, брыжеечного, подчелюстного и предлопаточного лимфатических узлов.

Исследования проводили с применением следующих методов:

1) гистологических и гистохимических – проведение морфометрической оценки органов систем пищеварения (двенадцатиперстная, тощая, подвздошная, слепая, ободочная и прямая кишки, печень и поджелудочная железа), кроветворения (селезенка), желез внутренней секреции (гонады, тимус, щитовидная железа, надпочечники) и иммунной защиты (брыжеечный, подчелюстной и предлопаточный лимфоузлы). Для этого органы после извлечения взвешивали на аналитических весах (АДВ-200М), далее фиксировали спирт-формалином (9:1) и 10%-ым нейтральным раствором формалина. Уплотнение фиксированных кусочков органов проводили путем заливки в парафин по стандартной методике (Б. Ромейс, 1954). Гистосрезы толщиной 4…6 мкм окрашивали гематоксилин-эозином и по Романовскому – Гимзе. На гистопрепаратах тимуса определяли ширину корковой и мозговой зон и количество Т-лимфоцитов в 50 случайно выбранных дольках; в мозговой зоне подсчитывали количество телец Гассаля. На гистопрепаратах щитовидной железы методом случайной выборки выделяли по сто фолликулов, в которых определяли их диаметр, высоту тироидного эпителия и индекс Брауна. При микроскопировании срезов надпочечников определяли ширину зон коркового и мозгового веществ (Н. С. Кухаренко, С. Б. Стефанов, 1989; Г. Г. Автандилов, 1990). Содержание РНК определяли по Браше, гликогена - по Шабадашу, жиров – Суданом III, кислой и щелочной фосфотазы – по Гомори. Для оценки специфичности гистохимических реакций ставили соответствующие контроли (В. Д. Пирс, 1967). Морфометрию изучаемых эндокринных желез осуществляли с использованием светового микроскопа «Микмед-2», винтового микрометра «MOB-1-15х», окулярной счетной сетки 13x13 мм2. Фотографирование микропрепаратов производили с использованием фотокамеры «Canon Power Shot G-5» с переходником «Carl Zeiss».

2) гематологических – определение в крови уровня гемоглобина колориметрически гемиглобинцианидным, количества эритроцитов турбидиметрическим методами с использованием гематологического анализатора Mini-Screen / P (L. Thomas, 1984), лейкоцитов - камеры Горяева (А. А. Кудрявцев, Л. А. Кудрявцева, 1973) и аутобляшкообразующих клеток (АБОК) методом Каннингема – Клемпарской (Я. И. Пухова, 1979);

3) клинико-физиологических – определение температуры тела ртутным термометром, числа ударов пульса и дыхательных движений в 1 мин и сокращений рубца в 2 мин, массы тела, ее среднесуточного прироста и коэффициента роста по данным ежемесячных взвешиваний, проведение визуального осмотра состояния кожи, волосяного покрова, видимых слизистых оболочек глаз, носовой полости, лимфатических узлов общепринятыми в клинической практике методами;

4) ветеринарно-санитарной экспертизы – оценка мяса пробой варки на запах, прозрачность, вкус бульона и по органолептическим (внешний вид, запах, консистенция, степень обескровливания), биохимическим (величина рН и амино-аммиачного азота, реакции на пероксидазу и с сернокислой медью) свойствам согласно «Правилам ветеринарного осмотра убойных животных и ветеринарно-санитарной экспертизы мяса и мясных продуктов» (М., 1988);

5) экологических измерение температуры и относительной влажности воздуха в помещениях аспирационным психрометром МВ-4М, недельными термографом М-16 и гигрографом М-21, скорости его движения шаровым кататермометром, содержание в воздухе углекислого газа по Гессу, аммиака универсальным газоанализатором УГ-2 (А. Ф. Кузнецов, А. А. Шуканов, В. И. Баланин и соавт., 1999); определение в мышечной ткани уровня тяжелых металлов (свинец, кадмий, мышьяк, медь, цинк, ртуть) при помощи аналитического комплекса на базе спектрометра «Спектроскан»;

6) экономических – определение эффективности назначения бычкам, боровкам и хрячкам «Трепела», «Пермаита», «Сувара», «Полистима» и «Комбиолакса» по общепринятой методике экономических расчётов (И. Н. Никитин и соавт., 2006);

7) математических – проведение математической обработки полученного в опытах цифрового материала методом вариационной статистики (Е. В. Монцевичюте-Эрингене, 1964; Г. Ф. Лакин, 1990; Р. Х. Тукшаитов, 2001), а также с использованием программных пакетов статистического анализа «Microsoft Excel-2003» и «Statistica for Windows».

Отдельные фрагменты работы выполнены совместно с кандидатами биологических наук Лукиным А. Г., Арестовой И. Ю., Архиповой М. Н. и Муллакаевым А. О.

2.2. Специфика структурно-функционального статуса у бычков

в биогеохимических условиях Чувашского Присурья

с применением «Пермаита», «Сувара» и «Полистима»

(пониженные температуры среды)

В течение I серии опытов наружный климат (в период выращивания бычков) характеризовался следующими среднемесячными показателями: в ноябре температура воздуха была минус 8,2° С с колебаниями от минус 23,5 до 8,2° С, относительная влажность – 77 (37…92)%, скорость ветра – 11 (6…18) м/с; в декабре соответственно – минус 4,6 с колебаниями от минус 19,7 до 2,1, 82 (62…90), 12 (7…19); в январе соответственно – минус 7,6 с колебаниями от минус 25,1 до 1,3, 80 (63…84), 12 (6…17); в феврале соответственно – минус 5,6° С с колебаниями от минус 21,2 до 1,7° С, 81 (63...83)%, 11 (6…20) м/с.

2.2.1. Клинико-физиологическое состояние, продуктивность и качество мяса. Динамика температуры тела бычков как контрольной, так и опытных групп имела волнообразный характер. Ее колебания в первой группе составили от 38,0 до 39,2; во второй  - от 38,1 до 39,2, в третьей – от 38,2° С до 39,1° С. Число сердечных сокращений и дыхательных движений по мере взросления животных сравниваемых групп неизменно уменьшалось по отношению к исходным показателям, которое составило соответственно 128±0,35 - 82±0,63 и 34±0,50 - 21±0,40; 130±0,35 - 80±0,57 и 35±0,35 - 20±0,32; 131±0,61 - 81±0,63 и 36±0,50 - 20±0,42 в минуту. Количество рубцовых сокращений в 2 мин, наоборот, неуклонно нарастало от начала исследований к их концу (3,6±0,45 – 3,8±0,20 против 5,2±0,25 – 5,4±0,50; Р>0,05).

Масса тела бычков второй и третьей групп, выращенных в условиях пониженных температур с последующим содержанием по интенсивной технологии при назначении на фоне ОР соответственно «Пермаита» с «Полистимом» и «Сувара» с «Полистимом», в течение наблюдений была значительно выше, чем таковая у интактных сверстников. Так, если 180-дневные опытные животные превосходили по этому ростовому показателю бычков контрольной группы соответственно на 10,4 и 14,5 кг, 360-дневные – на 13,4 и 23,0, то 540-дневные – на 20,0 и 35,6 кг (в конце периодов выращивания, доращивания и откорма; Р<0,001). В то же время различие в массе тела между животными опытных групп было недостоверным, за исключением их 360- и 540-дневного возраста в пользу бычков третьей группы (Р<0,05-0,001).

Аналогичная закономерность обнаружена при сравнении динамики среднесуточного прироста живой массы.

Если в 30-дневном возрасте животных коэффициент роста во всех группах был практически одинаковым (1,47-1,68), то в последующие сроки исследований он был выше у опытных бычков, чем у интактных. Так, 120-дневные животные второй и третьей групп превосходили сверстников контрольной группы по этому показателю соответственно на 0,21 и 0,38, 180-дневные – на 0,21 и 0,24, 360-дневные – на 0,22 и 0,35, 540-дневные – на 0,55 и 1,15.

Установлено, что мясо животных как контрольных, так и опытных групп имело сухую корочку подсыхания и бледно-розовый цвет. Место его зареза было неровным и пропитано кровью интенсивнее, чем в других местах туши. Кровь в мышцах и кровеносных сосудах отсутствовала, под плеврой и брюшиной мелкие сосуды не просвечивались. Поверхность разреза лимфатических узлов светло-серого цвета. Консистенция мяса плотная, при надавливании на его поверхность пальцем ямка наполнялась быстро. Запах бульона приятный, специфический. На его поверхности было незначительное скопление жировых капель.

Величина рН мяса контрольных бычков составила 6,0±0,00, опытных –  5,8±0,01–5,9±0,01, амино-аммиачного азота соответственно – 1,20±0,00 и 1,14±0,02–1,26±0,02. При этом реакция на пероксидазу была положительной, а реакция с сернокислой медью (на продукты первичного распада белка) – отрицательной.

В пробах мяса бычков сопоставляемых групп содержание кадмия, мышьяка и ртути во все сроки исследований не обнаружено. В то же время уровень свинца у подопытных животных медленно нарастал от 0,02 до 0,05 мг/кг.

Характер изменений концентрации меди в исследуемом мясе подопытных животных соответствовал динамике уровня свинца. Иная закономерность выявлена в характере колебаний содержания цинка, которое постепенно увеличивалось, начиная от 30-дневного (16,0 – 16,5 мг/кг) до 120-дневного возраста бычков (19,5 – 20,0), а затем уменьшалось к концу опыта (18,0 мг/кг). Разница в концентрации изучаемых тяжелых металлов у животных сравниваемых групп была незначительной.

2.2.2. Морфометрический профиль структур надпочечников и гонад. На протяжении исследований масса надпочечников у бычков второй и третьей групп была выше, чем таковая сверстников интактной группы. Так, в их 30-дневном возрасте превышение составило соответственно 0,3 и 0,8 г, 120-дневном – 0,3 и 1,1, 540-дневном – 0,3 и 0,4 г (Р>0,05).

Аналогичная закономерность отмечена в динамике ширины коркового вещества у подопытных бычков. Так, если в их 30-дневном возрасте она была практически одинаковой (в первой, второй, третьей группах соответственно 0,95±0,01; 0,92±0,01; 1,01±0,01 мм), то в 540-дневном превосходство у животных второй и третьей групп было соответственно на 0,09 (Р>0,05) и 0,19 мм (Р<0,05) по отношению к контрольному значению.

Динамика ширины мозгового вещества в основном соответствовала характеру изменений таковой коркового слоя.

Иная закономерность обнаружена в динамике ширины пучковой и сетчатой зон коркового вещества надпочечных желез. Так, ширина пучковой зоны у 30-дневных подопытных животных равнялась 0,29±0,10 – 0,30±0,10 мм. Затем к их 120-дневному возрасту она несколько уменьшилась и составила 0,27±0,01 – 0,28±0,01 мм, а к 540-дневному возрасту заметно увеличилась до 0,65±0,01 – 0,68±0,02 мм.

В то же время ширина сетчатой зоны у бычков сравниваемых групп постепенно увеличивалась от 30-дневного (0,47±0,01 – 0,52±0,01 мм) до 120-дневного возраста (0,82±0,01 – 0,93±0,01) с дальнейшим заметным уменьшением к 540-дневному возрасту до 0,50±0,02 – 0,64±0,02 мм.

Если параметры массы гонад у 30-дневных подопытных животных были примерно одинаковыми (9,5±0,12 – 10,2±0,12 г; Р>0,05), то в последующие сроки исследований они стали выше у сверстников второй и третьей групп, содержавшихся с комбинированным назначением соответственно «Пермаита» с «Полистимом» и «Сувара» с «Полистимом».

При анализе динамики коэффициента роста гонад установлено, что он был максимальным в 120-дневном (6,21 – 6,52) и минимальным в 540-дневном возрасте подопытных животных (4,05 – 4,09).

Установлено, что показатели структур семенников у бычков опытных групп на всем протяжении наблюдений были заметно выше, чем в контроле, за исключением их 30-дневного возраста. Так, в их 120-дневном возрасте превышение по высоте сперматозоидного эпителия семенных канальцев составило соответственно 1,9 (Р>0,05) и 3,2 (Р<0,05) мкм, 540-дневном – 1,7 (Р>0,05) и 3,1 (Р<0,05) мкм.

Аналогичная закономерность имела место в динамике диаметра семенных канальцев.

2.2.3. Морфологический спектр крови. Выявлено, что если уровень гемоглобина в крови бычков контрольной группы в течение исследований имел узкий диапазон колебаний (89±0,52 – 102±0,65 г/л), то у сверстников второй и третьей групп – достаточно широкий (соответственно 89±0,70 – 114±0,61 и 90±0,10 – 116±0,73 г/л).

Динамика числа эритроцитов в целом соответствовала характеру изменений уровня гемоглобина, но в менее контрастной форме.

Если концентрация гемоглобина и число эритроцитов у подопытных животных постепенно нарастали, то количество лейкоцитов в крови, наоборот, волнообразно уменьшалось по мере их взросления (соответственно от 7,96±0,30 до 7,27±0,12; от 8,08±0,32 до 7,33±0,06; от 8,14±0,29 до 7,40±0,04 тыс/мкл; Р>0,05).

Таким образом, на основании анализа результатов первой серии опытов установлено, что бычки, выращенные в раннем постнатальном онтогенезе при пониженных (-4,6…-8,2° С) температурах внешней среды с дальнейшим доращиванием и откормом по интенсивной технологии при назначении «Пермаита», «Сувара» и «Полистима», имели более высокие показатели роста, морфометрии структур надпочечников и семенников, а также гематологического профиля. Причем ростостимулирующий и морфофизиологический эффекты в условиях комбинированного применения «Сувара» с «Полистимом» оказались выраженнее, чем при совместном назначении «Пермаита» с «Полистимом». При этом качество мяса опытных животных по органолептическим, физико-химическим и спектрометрическим параметрам не отличалось от такового интактных сверстников, что свидетельствует об экологической безопасности изучаемых биогенных соединений и индифферентности мясных туш к ним.

2.3. Специфика структурно-функционального статуса у бычков

в биогеохимических условиях Чувашского Присурья

с применением «Пермаита», «Сувара» и «Полистима»

(повышенные температуры среды)

В течение II серии опытов атмосферный воздух характеризовался следующими среднемесячными показателями: в апреле температура воздуха была 9,2°С с колебаниями от минус 4,6 до 25,3°С, относительная влажность – 66 (20…87)%, скорость ветра – 10 (6…15) м/с; в мае соответственно – 8,7 с колебаниями от минус 3,6 до 27,8, 67 (22…98), 11 (8…17); в июне соответственно – 16,9 с колебаниями от 4,6 до 29,1, 73 (32…81), 9 (6…14); в июле соответственно – 20,5°С с колебаниями от 9,3 до 32,1°С, 75 (33..87)%, 7 (4…13) м/с.

2.3.1. Клинико-физиологическое состояние, продуктивность и качество мяса. Установлено, что в течение исследований температура тела, число ударов пульса, дыхательных движений и рубцовых сокращений у подопытных бычков находились в пределах колебаний физиологической нормы (Р>0,05).

Отмечено, что в возрасте 180 дней живая масса опытных бычков была выше соответственно на 10,4 и 17,2 кг, 360 дней – 14,3 и 23,3, 540 дней – на 19,0 и 31,3 кг (Р<0,01 – 0,001), чем таковая в контроле. При этом в разрезе опытных животных она была выше у сверстников третьей группы. Причем в их 120- и 180-дневном возрасте разница была существенной (Р<0,05).

Характер изменений среднесуточного прироста массы тела и коэффициента роста у подопытных бычков был аналогичным динамике их живой массы.

Результаты ветеринарно-санитарной экспертизы показали, что качество мяса как контрольных, так и опытных животных по органолептическим (наружный вид, плотность, запах, качество поверхностного жира и бульона), физико-химическим (значения рН, амино-аммиачного азота, реакции на пероксидазу и с сернокислой медью), спектрометрическим (концентрация Pb, Cd, As, Cu, Zn, Hg) параметрам не отличалось от такового у их интактных сверстников.

2.3.2. Морфометрический профиль структур надпочечников и гонад. Отмечено, что если у 30-дневных подопытных бычков масса надпочечников была практически одинаковой (5,3±0,11 – 5,4±0,13 г), то в их 120-дневном возрасте она была выше у животных второй и третьей групп на 0,1 – 0,9 г, 540-дневном – на 0,2 – 0,5 г (Р>0,05).

На протяжении наблюдений морфометрические параметры изучаемых структур надпочечников у бычков первой и второй групп были примерно одинаковыми. В то же время 120-дневные животные третьей группы превосходили сверстников первой (контрольной) и второй групп по ширине коркового вещества соответственно на 0,11 и 0,09 (Р>0,05), по ширине мозгового вещества – на 0,07 (Р<0,05) и 0,06 мм (Р>0,05). Превышение в 540-дневном возрасте составило 0,11 (Р<0,01) и 0,05, 0,01 и 0,02 мм (Р>0,05) соответственно.

Если масса гонад у 30-дневных подопытных бычков была примерно одинаковой (9,4±0,10; 9,6±0,12; 10,0±0,12 г; Р>0,05), то в последующие сроки она стала выше у животных второй и третьей групп.

Отмечено, что коэффициент роста гонад у бычков сравниваемых групп был максимальным в 120-дневном возрасте (6,39 – 6,84), минимальным в 540-дневном (4,13 – 4,21).

Выявлено, что в течение исследований показатели структур семенников у животных опытных групп были выше, чем таковые в контроле, за исключением их 30-дневного возраста. Так, высота сперматозоидного эпителия семенных канальцев у 120-дневных бычков второй и третьей групп была больше по сравнению с контрольным значением соответственно на 1,7 (Р>0,05) и 3,2 (Р<0,05) мкм, 540-дневных – на 2,0 (Р>0,05) и 3,6 (Р<0,05) мкм.

Аналогичная закономерность имела место в динамике диаметра семенных канальцев.

2.3.3. Морфологический спектр крови. Установлено, что по мере взросления исследуемых животных уровень гемоглобина в крови колебался в первой группе от 103±1,14  до 111±0,73 г/л, во второй - от 105±1,59 до 115±1,00, в третьей группе – от 105±1,83 до 119±0,24 г/л.

В течение наблюдений уровень гемоглобина у бычков опытных групп был заметно выше, чем таковой в контроле. Так, в их 120-дневном возрасте превышение составило соответственно 5,1 и 6,7 %, 180-дневном – 6,1 и 8,0, 360-дневном – 6,2 и 7,8 (Р<0,005 – 0,001), 540-дневном – 7,4 (Р>0,05) и 10,0 % (Р<0,005).

Аналогичная закономерность обнаружена в характере изменений числа эритроцитов.

Выявлено, что количество лейкоцитов в крови животных изучаемых групп увеличивалось от 1-дневного до 30-дневного возраста (8,18±0,20 – 8,29±0,10 против 8,28±0,22 – 8,38±0,09 тыс/мкл; лейкоцитоз новорожденных). В дальнейшем оно волнообразно уменьшалось в возрастном аспекте (Р>0,05).

Таким образом, выращивание бычков раннего возраста в условиях повышенных (8,7…20,5° С) температур воздуха с последующим содержанием по интенсивной технологии с применением «Пермаита», «Сувара», «Полистима» сопровождалось определенным стимулирующим воздействием на рост тела, морфометрию структур надпочечников, семенников и морфологическую картину крови. В этих условиях качество мяса бычков сравниваемых групп было практически идентичным, что свидетельствует о доброкачественности их мясных туш.

2.4. Специфика структурно-функционального статуса у боровков

в биогеохимических условиях Чувашского Приволжья

с применением «Трепела» и «Сувара»

В течение III-XII серий исследований (в периоды доращивания и откорма) параметры микроклимата в свинарниках-откормочниках, где содержали подопытных боровков и хрячков, в целом соответствовали зоогигиеническим нормативам.

2.4.1. Клинико-физиологическое состояние, продуктивность и качество мяса. Изменения температуры тела изучаемых животных по мере взросления носили волнообразный характер, колебания которой составили от 39,0±0,11 - 39,1±0,07 до 39,3±0,14 - 39,3±0,15°С. Частота ударов пульса и дыхательных движений в мин в их возрастном аспекте уменьшалась соответственно от 80±1,33 - 80±1,46 до 70±0,37 - 70±1,02 и от 17±0,37 -17±0,68 до 14±0,45 - 14±0,58.

На протяжении исследований живая масса боровков второй и третьей групп была выше, чем в контроле. Так, 120-дневные опытные животные превосходили контрольных сверстников по этому ростовому показателю соответственно на 9,1 (Р>0,05) и 15,6%, 180-дневные – 11,9 (Р>0,05) и 22,0, 240-дневные – 10,7 и 19,0, 300-дневные на - 9,8 и 17,5% (Р<0,05-0,001).

Аналогичная закономерность обнаружена в характере колебаний среднесуточного прироста массы тела.

Установлено, что если в 120-дневном возрасте подопытных животных коэффициент роста был практически одинаковым (3,1-3,7), то в последующие сроки исследований он был выше у свиней опытных групп. Так, 180-дневные животные второй и третьей групп превосходили интактных сверстников по этому параметру соответственно на 1,0 и 1,9, 240-дневные - 0,9 и 2,1 и 300-дневные - на 1,2 и 2,6.

Величина рН мяса контрольных и опытных свиней составила 6,0±0,08 - 6,0±0,10, амино-аммиачного азота - 0,89±0,01 - 0,90±0,03; реакция на пероксидазу была положительной, а реакция с сернокислой медью – отрицательной.

В пробах мяса животных сравниваемых групп наличие мышьяка и ртути не обнаружено. Если в их 60-дневном возрасте содержание кадмия в мясе не выявлено, то в 210-, 300-дневном оно медленно уменьшилось от 0,003 до 0,002 мг/кг. В то же время уровень кадмия у контрольных сверстников в возрастном аспекте имел тенденцию к нарастанию (0,005 против 0,006 мг/кг).

Во все сроки исследований уровень свинца в мясе подопытных боровков уменьшался от 0,27-0,28 до 0,18-0,22 мг/кг, а меди - от 0,81-0,84 до 0,69-0,75 мг/кг. Иная закономерность отмечена в характере изменений содержания цинка, которое постепенно увеличивалось, начиная с их 60-дневного (14,7-15,1мг/кг) до 210-дневного возраста (44,3-48,0), с последующим уменьшением к концу наблюдений (41,3-44,7 мг/кг).

2.4.2. Морфометрический профиль структур щитовидной железы и надпочечников. Установлено, что если у 60-дневных животных сравниваемых групп диаметр фолликулов был практически одинаковым (71,9±4,21 - 72,9±3,30), то у 210- и 300-дневных опытных боровков он был больше соответственно на 13,4–26,2 и 20,5-27,9 мкм (Р<0,05), чем в контроле.

Аналогичная закономерность обнаружена в характере изменений толщины тироидного эпителия, которая у 300-дневных животных второй и третьей групп была достоверно больше по сравнению с контрольным значением.

Индекс Брауна, выражающий активность фолликулов исследуемой железы, у подопытных боровков по мере взросления постепенно нарастал от 16,1 до 19,5 (Р>0,05).

Выявлено, что масса надпочечников животных второй и третьей групп, выращенных на фоне ОР с назначением соответственно «Трепела» и «Трепела» в сочетании с «Суваром», на протяжении исследований была выше, чем таковая сверстников интактной группы. Так, в их 60-, 210-, 300-дневном возрасте превосходство было на 0,1 – 0,4 и 0,1 – 0,6 г (Р>0,05).

Если ширина клубочковой и пучковой зон коры надпочечников у подопытных боровков постепенно увеличивалась от начала исследований к их завершению (соответственно 0,06±0,02 – 0,08±0,02 против 0,21±0,01 – 0,23±0,01мм и 0,32±0,05 – 0,33±0,03 против 0,54±0,01 – 0,57±0,01 мм), то ширина ее сетчатой зоны заметно нарастала от 60-дневного (0,10±0,01 – 0,12±0,02 мм) до 210-дневного (0,16±0,02 – 0,24±0,05) возраста с последующим некоторым уменьшением к концу наблюдений (0,12±0,04 – 0,20±0,05 мм). Причем различие в ширине клубочковой, пучковой и сетчатой зон у животных сравниваемых групп во все сроки исследований было недостоверным.

По мере взросления подопытных боровков ширина коркового вещества надпочечных желез неуклонно увеличивалась: в первой группе от 0,50±0,04 до 0,87±0,06 мм; во второй от 0,48±0,07 до 0,96±0,04; в третьей группе от 0,52±0,08 до 1,00±0,02 мм.

Совершено другая закономерность обнаружена в динамике ширины мозгового слоя исследуемой эндокринной железы, которая повышалась от 60-дневного (1,23±0,11 – 1,25±0,15 мм) до 210-дневного возраста (1,55±0,11 – 1,61±0,15) подопытных боровков с дальнейшим заметным уменьшением к концу исследований (1,35±0,14 – 1,49±0,13 мм).

2.4.3. Морфологический спектр крови. Число эритроцитов и уровень гемоглобина в крови животных изучаемых групп постепенно нарастали от начала исследований к их концу: в первой группе от 5,05±0,20 до 6,68±0,12 млн/мкл и от 98±1,47 до 102±0,75 г/л; во второй от 5,30±0,31 до 7,37±0,28 и от 98±1,41 до 106±1,20; в третьей группе от 5,20±0,25 до 7,74±0,17 млн/мкл и от 95±2,04 до 109±0,45 г/л соответственно.

Выявлено, что у животных третьей группы, содержавшихся в условиях комбинированного скармливания «Трепела» с «Суваром», количество эритроцитов было больше, чем таковое у интактных сверстников. Так, в их 120-дневном возрасте превышение составило 16,9%, 180-дневном – 13,6, 240-дневном – 14,9, 300-дневном – 13,7% (Р<0,05).

Аналогичная закономерность отмечена нами в динамике уровня гемоглобина.

Если концентрация гемоглобина и число эритроцитов у подопытных боровков постепенно нарастали по мере их взросления, то число лейкоцитов, наоборот, уменьшалось (14,6±1,17 – 15,0±0,58 против 8,9±0,15 – 9,5±0,15 тыс/мкл; Р>0,05).

Установлено, что в течение наблюдений характер изменений процента АБОК у исследуемых животных соответствовал динамике количества эритроцитов и уровню гемоглобина.

Таким образом, установлено, что в биогеохимических условиях Чувашского Приволжья скармливание боровкам «Трепела» и «Сувара» сопровождалось нарастанием их роста, морфометрических показателей щитовидной и надпочечных желез, а также морфологического профиля крови. Причем, если морфометрический эффект был примерно одинаковым при использовании животным как «Трепела», так и «Трепела» вместе с «Суваром», то иммуностимулирующий - более выраженным в условиях комбинированного применения им «Трепела» с «Суваром». При этом качество мяса опытных боровков по органолептическим, физико-химическим и спектрометрическим показателям не отличалось от такового интактных сверстников.

2.5. Специфика структурно-функционального статуса у боровков

в биогеохимических условиях Чувашского Приволжья

с применением «Трепела» и «Полистима»

2.5.1. Клинико-физиологическое состояние, продуктивность и качество мяса. На протяжении IV серии опытов показатели клинико-физиологического состояния (температура тела, число ударов пульса, дыхательных движений) у боровков сопоставляемых групп в целом соответствовали таковым животных в III серии исследований.

Отмечено, что 120-дневные опытные боровки превосходили контрольных сверстников по массе тела соответственно на 10,1 (Р>0,05) и 12,5%, 180-дневные – 10,5 и 13,5, 240-дневные – 10,1 и 13,0, 300-дневные – на 9,7 и 13,4% (Р<0,05-0,001). В то же время различие в массе тела между животными второй и третьей групп было недостоверным.

Динамика среднесуточного прироста массы тела и коэффициента роста у подопытных боровков всецело соответствовала характеру изменений живой массы.

Органолептические, физико-химические и спектрометрические показатели мяса животных сравниваемых групп были практически аналогичными таковым в III серии опытов.

2.5.2. Морфометрический профиль структур щитовидной железы и надпочечников. У подопытных животных диаметр фолликулов щитовидной железы плавно нарастал от их 60-дневного (69,5±3,20 – 72,0±3,01 мкм) до 300-дневного возраста (99,6±2,96 – 121,0±3,13 мкм).

Установлено, что у 210-, 300-дневных боровков второй и третьей групп исследуемый морфологический показатель был больше на 14,6-17,7% (Р<0,05), чем в контроле.

Аналогичная закономерность, но менее рельефно, имела место в динамике толщины тироидного эпителия, которая в 210-, 300-дневном возрасте у опытных животных была больше соответственно на 13,0 - 15,3% (Р>0,05) и 15,6 - 16,7 % (Р<0,05) по отношению к контрольному значению.

Характер изменений индекса Брауна у подопытных боровков по мере взросления всецело соответствовал динамике диаметра фолликулов и толщины тироидного эпителия. Данный показатель увеличивался по мере их взросления от 15,8-16,3 до 18,3-18,9. Причем во все сроки наблюдений индекс Брауна у свиней  второй и третьей групп был несколько больше по сравнению с таковым у интактных сверстников (Р>0,05).

Гистокартина надпочечников у подопытных боровков в основном повторяла таковую в III серии экспериментов. Так, ширина клубочковой, пучковой и сетчатой зон коры надпочечных желез постепенно увеличивалась от начала исследований к их завершению (соответственно 0,07±0,01 – 0,08±0,02 против 0,20±0,01 – 0,23±0,02 мм, 0,35±0,07 – 0,38±0,05 против 0,53±0,02 – 0,59±0,05 и 0,11±0,02 – 0,13±0,02 против 0,14±0,06 – 0,25±0,05 мм). Причем различие в ширине этих зон во все сроки наблюдений было незначительным (Р>0,05).

Установлено, что ширина коркового вещества надпочечников неуклонно увеличивалась по мере взросления изучаемых боровков от 0,55±0,05 -  0,57±0,04 до 0,87±0,05 – 1,03±0,05 мм. При этом у свиней второй и третьей групп к концу наблюдений она достоверно превышала таковую у контрольных сверстников.

Иная закономерность обнаружена в динамике ширины мозгового слоя изучаемой эндокринной железы, которая повышалась от 60-дневного (1,25±0,20 – 1,28±0,16 мм) до 210-дневного возраста (1,57±0,18 – 1,63±0,19) подопытных животных с дальнейшим уменьшением к их 300-дневному возрасту (1,37±0,25 – 1,52±0,21 мм). При этом у 300-дневных опытных свиней превосходство по данному морфометрическому параметру было соответственно на 0,10 мм (Р>0,05) и на 0,15 мм (Р<0,05).

2.5.3. Морфологический спектр крови. Выявлено, что число эритроцитов и концентрация гемоглобина в крови боровков изучаемых групп постепенно нарастали по мере их взросления (соответственно от 5,31±0,52 - 5,56±0,32 до 6,52±0,20 - 7,67±0,26 млн/мкл и от 98±2,34 - 101±1,32 до 103±2,25 – 110±1,63 г/л).

Установлено, что у животных второй и третьей групп, начиная соответственно с их 180- и 120-дневного возраста и до конца наблюдений, число эритроцитов было значительно больше такового у интактных сверстников (Р<0,05).

Иная закономерность выявлена в характере изменений уровня гемоглобина, который у 120-, 180-, 240-, 300-дневных боровков третьей группы был выше на 6,4-13,7% (Р<0,05-0,001), чем таковой в контроле. Животные третьей группы в 180- и 240-дневном возрасте достоверно превосходили по данному морфологическому параметру крови также сверстников второй группы.

Вместе с тем разница в уровне гемоглобина у боровков первой и второй групп в обозначенные сроки исследований была незначительной (Р>0,05).

Динамика активности АБОК в крови соответствовала в основном характеру колебаний концентрации гемоглобина. Так, у 60-, 120-, 180-, 240-, 300-дневных животных третьей группы она была выше на 20,9-25,0% (Р<0,05-0,001) по отношению к контрольным значениям. Также достоверное превышение по этому гематологическому показателю имело место у 60-, 120- и 240-дневных животных третьей группы в сравнении с таковым у сверстников второй группы.

По мере взросления свиней сопоставляемых групп число лейкоцитов в крови неуклонно уменьшалось от 14,5±0,30 – 15,1±0,63 до 9,0±0,18 – 9,1±0,16 тыс/мкл (Р>0,05).

Итак, в биогеохимических условиях Чувашского Приволжья назначение боровкам «Трепела» и «Полистима» сопровождалось росто- и иммуностимулирующим действием на организм. При этом, если морфометрический эффект был примерно одинаковым в условиях назначения животным как «Трепела», так и «Трепела» в сочетании с «Полистимом», то иммуностимулирующий эффект проявлялся более рельефно при сочетанном использовании «Трепела» с «Полистимом». Органолептические, биохимические и спектрометрические параметры мяса у бычков исследуемых групп были практически идентичным.

2.6. Специфика структурно-функционального статуса у боровков

в биогеохимических условиях Ядринского Засурья Чувашии

с применением «Трепела» и «Сувара»

2.6.1. Клинико-физиологическое состояние, продуктивность и качество мяса. На протяжении V серии исследований температура тела, число ударов пульса, дыхательных движений у животных сравниваемых групп находились в пределах колебаний физиологической нормы (Р>0,05).

Отмечено, что параметры массы тела боровков второй и третьей групп в течение наблюдений были выше, чем таковые сверстников интактной группы. Так, 120-дневные опытные животные превосходили контрольных сверстников по данному ростовому показателю соответственно на 32,1 (Р>0,05) и 34,7%, 180- дневные – 19,5 и 28,2; 240-дневные – 15,5 и 21,6; 300-дневные – на 13,2 и 23,0% (Р<0,05-0,001). К концу исследований их превышение по массе тела составило соответственно 20,0 и 37,7 кг (Р<0,001).

Анализ динамики роста тела опытных животных показал, что, начиная с их 180-дневного возраста и до конца наблюдений, живая масса у боровков третьей группы была на 7,2–10,8% (Р<0,05-0,001) больше, чем таковая у сверстников второй группы в условиях применения лишь одного «Трепела».

Аналогичная закономерность выявлена в характере колебаний среднесуточного прироста массы тела и ее коэффициента роста.

Выявлено, что органолептические, физико-химические и спектрометрические параметры мышечной ткани животных опытных групп в основном соответствовали таковым интактных сверстников.

2.6.2. Морфометрический профиль структур тимуса, щитовидной железы и надпочечников. Ширина коркового вещества вилочковой железы по мере роста подопытных боровков уменьшалась (201,95±6,05–202,30±8,17 против 166,76±9,42–173,67±9,23 мкм); одновременно ширина мозгового вещества, наоборот, нарастала от 201,06±9,06–201,70±9,33 до 281,97±6,13–285,33±9,55 мкм (Р>0,05).

Иная закономерность отмечена в разнице ширины мозговой зоны, которая у 210-, 300-дневных опытных животных была, наоборот, меньше таковой у их контрольных сверстников соответственно на 2,10–4,63 и 1,73–3,36 мкм (Р>0,05).

Выявлено, что у боровков сравниваемых групп по мере взросления количество тимоцитов в корковом веществе снижалось (2969,6±0,8–2972,0±1,0 против 2406,4±0,3–2413,2±0,2 шт.). Причем у 210-, 300-дневных животных третьей группы оно было больше такового у сверстников контрольной группы на 10,6–6,8 шт., второй на 10,0–3,6 шт. (Р<0,05–0,001). Боровки второй группы также превосходили контрольных сверстников по числу Т-лимфоцитов в их 300-дневном возрасте (Р<0,01).

Аналогичная закономерность выявлена в характере изменений количества тимоцитов и в мозговом веществе.

Установлено, что по мере взросления подопытных животных число телец Гассаля в мозговом веществе долек тимуса возрастало от 0…4-0…5 шт. до 2…7-5…10 шт.

Если в 60-дневном возрасте боровков сопоставляемых групп диаметр фолликулов щитовидной железы был почти одинаковым (958,4±9,74–963,5±9,03 мкм), то в 210-, 300-дневном возрасте у животных третьей группы он был меньше по отношению к контрольным значениям сверстников на 20,2 и 10,5 мкм (Р>0,05) соответственно.

При этом, если данный морфометрический показатель у боровков первой и второй групп постепенно увеличивался в возрастном аспекте (963,5±9,03-962,4±9,63 против 980,0±8,99-979,2±7,13 мкм), то у их сверстников третьей группы он уменьшался от 60- до 210-дневного возраста (958,4±9,74 против 957,8±8,95 мкм) с последующим увеличением к концу эксперимента до 969,5±8,22 мкм.

При анализе толщины тироидного эпителия выявлено, что у животных контрольной группы характер её изменения соответствовал динамике диаметра фолликулов. Иная закономерность обнаружена у боровков опытных групп в характере колебаний толщины тироидного эпителия, который увеличивался от 60- до 210-дневного возраста (62,1±1,05-61,6±1,15 против 73,6±1,05-74,5±1,41 мкм) с последующим понижением  к  их 300- дневному возрасту до 72,0±1,08-72,8±1,16 мкм.

Если у животных первой и второй групп индекс Брауна снижался от их 60- до 210-дневного возраста (15,7±0,02-15,6±0,03 против 13,6±0,05-13,3±0,02) с последующим повышением к концу исследований до 13,7±0,03-13,6±0,03, то у боровков третьей группы по мере взросления он постепенно снижался от 15,6±0,01 до 13,0±0,02.

У животных сравниваемых групп в возрастном аспекте масса надпочечников закономерно увеличивалась от 1,29±0,29–1,35±0,30 до 6,06±0,31–6,35±0,31 г (Р>0,05).

Характер изменений ширины коркового вещества всецело соответствовал динамике массы надпочечников.

Характер колебаний ширины клубочковой, пучковой и сетчатой зон полностью соответствовал динамике такового коркового вещества.

Иная закономерность выявлена в характере изменений ширины мозгового вещества, который у подопытных боровков нарастал от 60- до 210-дневного возраста (0,74±0,04–0,74±0,10 против 1,83±0,09–1,87±0,11 мм) с последующим уменьшением к концу исследований до 1,79±0,01–1,85±0,06 мм.

2.6.3. Морфологический спектр крови. В течение исследований число эритроцитов животных первой группы колебалось от 5,99±0,09 до 6,64±0,06 млн/мкл, второй – от 5,98±0,10 до 7,01±0,16, третьей группы – от 6,02±0,10 до 7,22±0,17 млн/мкл.

Динамика концентрации гемоглобина у боровков сравниваемых групп в целом соответствовала характеру изменений числа эритроцитов.

Выявлено, что если количество эритроцитов и уровень гемоглобина у подопытных животных постепенно нарастали по мере их взросления, то число лейкоцитов, наоборот, волнообразно снижалось от начала опыта к его концу (20,4±0,08­–20,6±0,24 против 17,3±0,91–19,7 тыс/мкл; Р>0,05).

Установлено, что у боровков изучаемых групп в возрастном аспекте процент АБОК волнообразно нарастал: в первой группе – от 3,6±0,07 до 4,7±0,38; во второй – от 3,6±0,09 до 5,0±0,19; в третьей группе – от 3,6±0,08 до 5,1±0,16 (Р>0,05).

Итак, содержание животных в биогеохимических условиях Ядринского Засурья Чувашии с применением «Трепела» и «Сувара» сопровождалось положительным воздействием на их рост, структурно-функциональный статус вилочковой, щитовидной и надпочечных желез, а также морфологический профиль крови. Причем морфофизиологический эффект комбинированного скармливания боровкам испытуемых биогенных веществ был более выразительным, чем таковой в условиях использования лишь «Трепела». При этом качество мясных туш животных сравниваемых групп по органолептическим и физико-химическим параметрам мяса было практически одинаковым.

2.7. Специфика структурно-функционального статуса

у боровков в биогеохимических условиях Ядринского Засурья

Чувашии с применением «Трепела», «Сувара» и «Полистима»

2.7.1. Клинико-физиологическое состояние, продуктивность и качество мяса. В VI серии наблюдений отмечено, что температура тела, число ударов пульса и дыхательных движений у животных сопоставляемых групп находились в пределах колебаний физиологической нормы и различие в них было незначительным (Р>0,05).

Масса тела боровков второй и третьей групп в возрасте 120, 180, 240, 300 дней была выше соответственно на 2,5–21,2 и 3,5–23,3 кг (Р<0,001), чем таковая в контроле.

Аналогичная закономерность выявлена в динамике среднесуточного прироста живой массы и коэффициента роста у исследуемых животных.

На основании ветеринарно-санитарной экспертизы выявлено, что по органолептическим, физико-химическим и спктрометрическим параметрам качество мяса как контрольных, так и опытных боровков было практически идентичным.

2.7.2. Морфометрический профиль структур тимуса, щитовидной железы и надпочечников. У подопытных животных в возрастном аспекте отмечено уменьшение ширины коркового вещества тимуса от 212,75±5,09–213,15±5,80 до 176,16±5,12–179,75±4,12 мкм (Р>0,05).

Иная закономерность выявлена в динамике ширины мозгового вещества, которая у изучаемых боровков, наоборот, нарастала по мере их роста (101,69±5,08–101,80±5,12 против 187,97±4,14–192,14±5,15 мкм).

Отмечено, что у животных сравниваемых групп по мере взросления в корковом веществе количество Т-лимфоцитов снижалось от 2140,0±0,4–2141,4±0,5 до 1578,3±0,2–1583,1±0,2 шт.

Аналогичная закономерность обнаружена в характере изменений количества тимоцитов и в мозговом веществе.

Установлено, что число телец Гассаля в мозговом веществе вилочковой железы у боровков подопытных групп закономерно увеличивалось в возрастном аспекте (0…5-0…6 против 4…8-6…10 шт.).

У исследуемых животных диаметр фолликулов закономерно увеличивался в возрастном аспекте: в первой группе – от 359,5±5,04 до 477,9±3,30 мкм; во второй – от 358,0±4,13 до 482,0±4,02; в третьей – от 359,0±4,30 до 480,1±4,23 мкм.

Иная закономерность обнаружена в динамике толщины тироидного эпителия. Так, у боровков сопоставляемых групп она увеличивалась от их 60-дневного до 210-дневного возраста (23,6±0,25–23,8±0,06 против 32,6±0,02–33,0±0,30 мкм) с дальнейшим уменьшением к концу эксперимента до 31,3±0,01–32,0±0,33 мкм.

Характер изменений индекса Брауна в целом соответствовал динамике толщины тироидного эпителия.

У животных всех групп масса надпочечников закономерно увеличивалась в возрастном аспекте от 1,79±0,60–1,81±0,15 до 6,30±0,30–6,40±0,20 г.

Ширина коркового вещества изучаемой железы так же увеличивалась по мере взросления подопытных боровков (1,16±0,32–1,18±0,24 против 1,35±0,69–1,37±0,52 мм).

Динамика ширины клубочковой, пучковой и сетчатой зон всецело соответствовала характеру изменений ширины коркового вещества.

Другая закономерность имела место в динамике ширины мозгового вещества, которая у животных исследуемых групп увеличивалась от 60- до 210-дневного возраста (0,78±0,18–0,81±0,61 против 1,15±0,19–1,24±0,82 мм) с последующим уменьшением к 300-дневному возрасту до 1,01±0,10–1,18±0,02 мм.

2.7.3. Морфологический спектр крови. У подопытных боровков число эритроцитов неуклонно повышалось от 60- до 240-дневного возраста (3,26±0,10–3,48±0,21 против 5,44±0,14–6,37±0,20 млн/мкл) с последующим некоторым снижением к концу эксперимента до 5,04±0,04–6,31±0,11 млн/мкл.

Динамика концентрации гемоглобина в крови в основном соответствовала характеру колебаний числа эритроцитов.

Иная закономерность обнаружена в динамике числа лейкоцитов, которая у подопытных животных волнообразно снижалось от начала опыта к его концу (20,7±1,23–21,1±0,27 против 17,8±0,42–18,8±0,12 тыс/мкл; Р>0,05).

Установлено, что активность АБОК боровков сравниваемых групп заметно нарастала от 60- до 120-дневного возраста (3,1±0,05–3,5±0,21 против 4,4±0,17–4,7±0,09%) с дальнейшим её понижением к концу наблюдений от 4,3±0,06–4,4±0,18 до 4,1±0,04–4,2±0,06% (Р>0,05).

Итак, содержание животных в биогеохимических условиях Ядринского Засурья Чувашской Республики с использованием «Трепела», «Сувара» и «Полистима» сопровождалось положительным воздействием на рост, морфофизиологическое состояние тимуса, щитовидной и надпочечных желез, а также морфологическую картину крови. В то же время ростостимулирующий эффект был примерно одинаковым при комбинированном назначении боровкам как «Трепела» с «Суваром», так и «Трепела» с «Полистимом», а иммуностимулирующий эффект – более выраженным в условиях совместного применения «Трепела» с «Полистимом». При этом подопытные животные имели аналогичные органолептические и физико-химические свойства мяса, свидетельствующие об экологической безвредности испытуемых биогенных соединений и индифферентности мясных туш к ним.

2.8. Специфика структурно-функционального статуса у боровков

в биогеохимических условиях Чувашского Центра с применением

«Трепела» и «Сувара»

2.8.1. Клинико-физиологическое состояние, продуктивностьи качество мяса. В VII серии опытов у животных сравниваемых групп показатели клинико-физиологического состояния (температура тела, число ударов пульса и дыхательных движений) находились в пределах колебаний физиологической нормы (Р>0,05).

Масса тела у опытных боровков на протяжении исследований была выше, чем таковая у сверстников интактной группы. Так, в их 120-, 180-, 240-, 300-дневном возрасте превышение составило 4,1-19,2 кг (Р<0,05-0,001).

Динамика среднесуточного прироста массы тела у изучаемых животных была аналогичной характеру изменений их живой массы.

Коэффициент роста 120-, 180-, 240- и 300-дневных боровков третьей группы превышал таковой контрольных сверстников на 10,3-15,2% (Р<0,05-0,001). Промежуточное положение по этому ростовому параметру между животными контрольной и третьей групп занимали их сверстники второй группы.

Качество их мяса по органолептическим, физико-химическим и биохимическим свойствам было практически одинаковым.

2.8.2. Морфометрический профиль структур тимуса, щитовидной железы и надпочечников. По мере роста подопытных боровков ширина коркового вещества вилочковой железы уменьшалась (0,35±0,05–0,37±0,05 против 0,21±0,04–0,27±0,04 мм). При этом ширина мозгового вещества, наоборот, нарастала от 0,39±0,13–0,41±0,05 до 0,46±0,02–0,53±0,04 мм (Р>0,05).

Выявлено, что у животных сравниваемых групп по мере взросления количество тимоцитов в корковом веществе снижалось (2867±51,32–3021±99,15 против 2089±70,50–2835±90,61 шт.).

Аналогичная закономерность имела место в характере изменений количества тимоцитов и в мозговом веществе.

Установлено, что число телец Гассаля в мозговом веществе в возрастном аспекте у подопытных боровков возрастало от 0…5 до 3…5-4…9 шт.

У исследуемых животных по мере взросления диаметр фолликулов щитовидной железы постепенно увеличивался (0,054±0,005–0,059±0,005 против 0,103±0,0050,117±0,05 мм).

Совершенно иная закономерность выявлена нами в характере изменений высоты тироидного эпителия фолликулов, которая, наоборот, уменьшалась в первой группе от 0,012±0,004 до 0,005±0,001 мм, во второй от 0,010±0,003 до 0,007±0,001, в третьей группе от 0,013±0,001 до 0,009±0,001 мм.

Выявлено, что у 60-дневных боровков сопоставляемых групп индекс Брауна равнялся 4,7±0,65–5,4±0,63; 210-дневных 8,5±0,90–13,0±0,73; 300-дневных – 13,0±0,97–20,6± 0,90. Причем различие в нем имело существенный характер у животных контрольной и третьей групп в пользу опытных сверстников (Р<0,001-0,005).

У изучаемых боровков масса надпочечников в возрастном аспекте закономерно увеличивалась от 1,38±0,01–1,40±0,01 до 5,71±0,03–5,96±0,02 г.

Характер изменений ширины коркового вещества в основном соответствовал динамике массы надпочечников.

Характер колебаний ширины клубочковой, пучковой и сетчатой зон всецело соответствовал динамике таковой коркового вещества.

Аналогичная закономерность обнаружена в характере изменений ширины мозгового вещества.

2.8.3. Морфологический спектр крови. У животных сравниваемых групп по мере взросления число эритроцитов возрастало от 4,23-4,43 до 5,01-5,66 млн/мкл.

Динамика концентрации гемоглобина в целом соответствовала характеру изменений количества эритроцитов.

Выявлено, что если число эритроцитов и уровень гемоглобина у подопытных боровков постепенно нарастали, то количество лейкоцитов, наоборот, волнообразно снижалось по мере их взросления (18,5±0,20–19,0±0,40 против 17,9±0,08–18,5±0,10 тыс/мкл).

Установлено, что у животных всех групп процент АБОК волнообразно изменялся в возрастном аспекте от 2,65-2,81 до 2,69-2,76 (Р>0,05).

Таким образом, установлено, что в биогеохимических условиях Чувашского Центра совместное использование боровкам «Трепела» с «Суваром» оказало положительное воздействие на их рост, структурно-функциональный статус вилочковой, щитовидной и надпочечных желез, а также морфологический профиль крови. Органолептические, биохимические и спектрометрические параметры мяса исследуемых животных были практически одинаковыми.


2.9. Специфика структурно-функционального статуса у боровков

в биогеохимических условиях Чувашского Центра с применением

«Трепела», «Сувара» и «Полистима»

2.9.1. Клинико-физиологическое состояние, продуктивность и качество мяса. В VIII серии опытов температура тела, число ударов пульса и дыхательных движений у животных сопоставляемых групп находились в пределах колебаний физиологической нормы и различие в них было незначительным (Р>0,05).

В то же время показатели массы тела у опытных боровков были значительно выше, чем таковые у сверстников интактной группы. Так, в их 120-, 180-, 240-, 300-дневном возрасте превышение составило 6,1–32,8 и 1,2–20,8 кг соответственно (Р<0,05-0,001).

Динамика среднесуточного прироста массы тела и коэффициента роста в целом была аналогичной характеру изменений их живой массы.

Качество мяса подопытных животных по органолептическим, физико-химическим и спектрометрическим показателям было практически одинаковым и соответствовало таковому в предыдущих сериях опытов.

2.9.2. Морфометрический профиль структур тимуса, щитовидной железы и надпочечников. В течение исследований у боровков сравниваемых групп в возрастном аспекте имело место уменьшение ширины коркового вещества вилочковой железы от 0,39±0,02–0,42±0,03 до 0,28±0,05–0,34±0,03 мм.

Иная закономерность выявлена в динамике ширины ее мозгового вещества, которая, наоборот, нарастала от начала к концу наблюдений (0,42±0,04–0,45±0,06 против 0,50±0,05–0,56±0,02 мм).

Отмечено, что у исследуемых животных по мере взросления количество Т-лимфоцитов в корковом веществе снижалось от 3167±78,64–3192±47,81 до 2189±56,45–2534±75,21 шт. При этом у 300-дневных боровков второй группы превышение составило 340 шт., а у 210- и 300-дневных сверстников третьей группы 187 и 345 шт. по сравнению с контрольными значениями (Р<0,05-0,01).

Аналогичная закономерность обнаружена в динамике количества тимоцитов в мозговом веществе.

У подопытных животных число телец Гассаля в мозговом веществе тимуса закономерно увеличивалось в возрастном аспекте, которое в 300-дневном возрасте было наибольшим у контрольных боровков (6…10), наименьшим у их сверстников третьей группы (4…6 шт.).

У изучаемых животных по мере взросления диаметр фолликулов закономерно увеличивался от 0,064-0,072 до 0,107-0,120 мм (Р>0,05).

Иная закономерность выявлена в динамике толщины тироидного эпителия, которая у боровков сопоставляемых групп неизменно уменьшалась от их 60-дневного до 300-дневного возраста (0,011±0,003–0,013±0,002 против
0,006±0,001–0,010±0,001 мм).

Характер изменений индекса Брауна в целом соответствовал динамике диаметра фолликулов, который у подопытных животных увеличивался в возрастном аспекте от 5,2±0,43–6,0±0,70 до 12,0±0,42–17,8±0,70. Причем у 300-дневных опытных боровков данный морфометрический показатель был достоверно выше по отношению к контрольному значению.

У животных всех групп по мере взросления масса надпочечников закономерно увеличивалась (1,10±0,20–1,30±0,17 против 5,40±0,23–6,20±0,2 г).

Ширина коркового вещества изучаемой железы также увеличивалась у подопытных боровков в возрастном аспекте от 0,849±0,03–0,880±0,02 до 0,955±0,02–1,028±0,01 мм (Р>0,05).

Характер колебаний ширины клубочковой, пучковой и сетчатой зон всецело соответствовал динамике ширины коркового вещества.

Такая же закономерность обнаружена в характере изменений ширины мозгового вещества.

2.9.3. Морфологический спектр крови. У подопытных животных число эритроцитов неуклонно повышалось от 60- до 300-дневного возраста (5,18±0,05–5,23±0,06 против 5,39±0,08–5,47±0,07 млн/мкл). При этом разница в нем во все сроки исследований была недостоверной.

Динамика концентрации гемоглобина в целом соответствовала характеру изменений количества эритроцитов.

Иная закономерность обнаружена в динамике числа лейкоцитов в крови, которое у подопытных боровков плавно снижалось от начала опыта к его концу (21,6±0,29–21,9±0,34 против 19,7±0,15–20,0±0,14 тыс/мкл; Р>0,05).

Установлено, что активность АБОК исследуемых животных волнообразно уменьшалась в возрастном аспекте от 2,47±0,18–2,68±0,17 до 2,21±0,03–2,25±0,07% (Р>0,05).

Итак, в биогеохимических условиях Чувашского Центра содержание боровков на фоне основного рациона с использованием «Трепела», «Сувара» и «Полистима» сопровождалось стимулирующим воздействием на рост тела, морфофизиологическое состояние тимуса, щитовидной железы и надпочечников, а также морфологическую картину крови. В то же время ростостимулирующий эффект был более выраженным при комбинированном назначении животным «Трепела» с «Суваром», а иммуностимулирующий эффект – «Трепела» с «Полистимом». При этом боровки сравниваемых групп имели аналогичные органолептические и физико-химические свойства мяса, свидетельствующие об экологической безвредности испытуемых биогенных соединений и индифферентности мясных туш к ним.

2.10. Специфика структурно-функционального статуса у хрячков

в биогеохимических условиях Чувашского Юго-Востока

с применением «Трепела» и «Сувара»

2.10.1. Клинико-физиологическое состояние, продуктивность и качество мяса. В XI серии опытов у хрячков сопоставляемых групп температура тела, количество сердечных сокращений и дыхательных движений находились в пределах колебаний физиологической нормы (Р>0,05).

Анализ динамики роста тела показал что, начиная с 120-дневного и до 300-дневного возраста, животные второй и третьей групп достоверно превосходили контрольных сверстников по массе тела, которая к концу наблюдений была выше на 20,9 и 22,2 кг соответственно (Р<0,05).

Характер изменений среднесуточного прироста массы тела всецело соответствовал динамике живой массы и коэффициента роста.

При этом качество мяса опытных хрячков по органолептическим, физико-химическим и спектрометрическим параметрам не отличалось от такового интактных сверстников.

2.10.2. Морфометрический профиль структур тонкого и толстого отделов кишечника, печени и поджелудочной железы. Отмечено, что у животных второй и третьей групп, содержавшихся при скармливании на фоне ОР соответственно «Трепела» и «Сувара», имело место нормальное морфофизиологическое состояние органов и тканей пищеварительной системы, структуры которых в целом были без гистологических изменений.

Вместе с тем у контрольных хрячков, выращенных в условиях основного рациона, гистологически отклонения структурно-функционального состояния пищеварительной системы характеризовались: в тонком и толстом отделах кишечника признаками катарального воспаления; в печени – зернистой, вакуольной и жировой дистрофиями; в поджелудочной железе – хорошо выраженным отеком междольковой соединительной ткани и атрофией панкреатических островков.

2.10.3. Морфометрический профиль структур тимуса, селезенки, брыжеечного, подчелюстного и предлопаточного лимфоузлов. В течение наблюдений установлено, что животные опытных групп имели гистологически нормальный структурно-функциональный статус органов и тканей иммунной и кроветворной систем организма.

Одновременно у интактных хрячков структуры органов и тканей изучаемых систем характеризовались: в тимусе – нарушением соотношения  коркового и мозгового веществ, некоторым стиранием границы между ними, уменьшением числа лимфоцитов в корковом веществе и увеличением количества телец Гассаля в мозговом; в селезенке - сглаженностью рисунка ее фолликулярного строения, гиперплазией лимфоидной ткани фолликулов, слабым депонированием крови и снижением числа Т- и В-лимфоцитов; в лимфоузлах – изреженным расположением клеточных элементов и угнетением лимфопоэтической функции.

2.10.4. Морфологический спектр крови. Количество эритроцитов и уровень гемоглобина подопытных животных неуклонно повышались по мере их взросления (5,82±0,08-5,92±0,13 против 6,68±0,19-8,02±0,30 млн/мкл и 102,2±1,66-106,6±1,63 против 111,6±1,63-121,4±1,75 г/л).

При этом установлено, что концентрация гемоглобина 180-, 240-, 300-дневных свиней третьей группы была выше на 5,8-9,5% (Р<0,05) по сравнению с аналогичным показателем у интактных сверстников.

Если у хрячков контрольной группы число лейкоцитов в крови имело тенденцию к снижению в возрастном аспекте (16,5±0,26 против 16,3±0,31 тыс/мкл), то у их опытных сверстников оно медленно увеличивалось от 16,4- 16,7 до 17,0-17,1 тыс/мкл (Р>0,05).

Отмечено, что активность АБОК у подопытных животных волнообразно повышалась от начала исследований к их концу (3,3-3,6 против 3,8-3,9%; Р>0,05).

Таким образом, в биогеохимических условиях Чувашского Юго-Востока применение хрячкам вместе с основным рационом «Трепела» и «Сувара» сопровождалось заметным росто- и иммуностимулирующим воздействием на организм. В этих моделируемых условиях органолептические, физико-химические и спектрометрические показатели мяса подопытных животных были практически одинаковыми, свидетельствующие об экологической безвредности изучаемых биогенных препаратов и индифферентности качества мясных туш к ним.

2.11. Специфика структурно-функционального статуса у хрячков

в биогеохимических условиях Чувашского Юго-Востока

с применением «Трепела» и «Комбиолакса»

2.11.1. Клинико-физиологическое состояние, продуктивность и качество мяса. В XII серии наблюдений отмечено, что температура тела, количество ударов пульса, дыхательных движений у животных сравниваемых групп находились в пределах колебаний физиологической нормы и без существенной разницы в них.

При этом параметры массы тела хрячков второй и третьей групп были значительно выше, по отношению к контрольным значениям, начиная с их 120-дневного возраста и до конца наблюдений (Р<0,05).

Характер среднесуточного прироста живой массы подопытных свиней полностью соответствовал динамике массы тела. Живая масса и ее среднесуточный прирост у животных опытных групп на протяжении исследований были примерно одинаковыми (Р>0,05).

Аналогичная закономерность отмечена в динамике коэффициента роста.

Качество их мяса по органолептическим, физико-химическим и биохимическим свойствам было практически идентичным.

2.11.2. Морфометрический профиль структур тонкого и толстого отделов кишечника, печени и поджелудочной железы. Отмечено, что у хрячков опытных групп содержавшихся в условиях применения «Трепела» и «Комбиолакса», в целом морфофизиологический статус органов и тканей пищеварительной системы выглядел без гистологических изменений.

В то же время у животных интактной группы структурно-функцональное состояние изучаемой системы характеризовалось следующими гистологическими изменениями: признаками серозного воспаления тонкого и толстого отделов кишечника; симптомами белковой и жировой дистрофий печени; расширенностью, разволокненностью и отечностью междольковой соединительной ткани поджелудочной железы.

2.11.3. Морфометрический профиль структур тимуса, селезенки, брыжеечного, подчелюстного и предлопаточного лимфоузлов. В течение исследований у хрячков опытных групп, изменения структурно-функционального состояния вилочковой железы, селезенки, брыжеечного, подчелюстного и предлопаточного лимфоузлов гистологически не обнаружены.

Одновременно у контрольных животных выявленные гистологические изменения морфофизиологического состояния органов и тканей иммунной и кроветворной систем проявлялись следующим образом: в тимусе – некоторой размытостью границы между корковым  и мозговым веществами и нарушением их соотношения, незначительным клеточным распадом тимусных телец; в селезенке – разрастанием лимфойдной ткани фолликулов, расконтурированием ее фолликулярной структуры, уменьшением количества Т- и В-лимфоцитов; в лимфатических узлах – изреженным нахождением клеточных элементов, что в совокупности свидетельствует об определенном угнетении лимфопоэтической функции этих иммунокомпетентных органов.

2.11.4. Морфологический спектр крови. У хрячков контрольной группы количество эритроцитов повышалось от 60- до 180-дневного возраста (5,88±0,13 против 6,44±0,10 млн/мкл) с последующим понижением к концу исследований до 6,10±0,06 млн/мкл. В то же время у их сверстников второй и третьей групп оно неуклонно увеличивалось в возрастном аспекте: соответственно от 6,10±0,29 до 7,42±0,10 и от 6,18±0,12 до 7,90±0,14 млн/мкл.

Динамика концентрации гемоглобина в целом соответствовала характеру колебаний числа эритроцитов.

У животных сравниваемых групп в возрастном аспекте количество лейкоцитов волнообразно изменялось, различие в котором на всем протяжении экспериментов было недостоверным.

Установлено, что у контрольных хрячков активность АБОК повышалась от 60- до 180-дневного возраста (3,5±0,17 против 4,4±0,17%) с дальнейшим понижением к 300-дневному возрасту до 3,7±0,16%. У животных опытных групп данный морфологический параметр крови увеличивался от начала исследований до 120-дневного возраста (3,3±0,16-3,4±0,07 против 4,4±0,14-4,7±0,13%), а затем неуклонно снижался к концу экспериментов до 3,8±0,18-3,9±0,22%.

Итак, скармливание хрячкам на фоне основного рациона «Трепела» и «Комбиолакса» с учетом биогеохимических особенностей Чувашского Юго-Востока сопровождалось значительным влиянием на их росто-весовые показатели, морфофизиологическое состояние органов систем пищеварения, кроветворения, желез внутренней секреции и гематологический профиль. При этом органолептические и физико-химические свойства мышечной ткани исследуемых свиней были идентичными, что свидетельствует о высоком санитарном качестве мяса и его индифферентности к испытуемым биогенным веществам.

2.12. Экономическая эффективность назначения продуктивным

животным испытуемых биогенных соединений с учетом

особенностей биогеохимических провинций

Чувашской Республики

2.12.1. В биогеохимических условиях Чувашского Присурья экономическая эффективность содержания бычков в условиях комбинированного назначения «Сувара» с «Полистимом» в расчете на одно животное составила: при пониженных (-4,6…-8,20С) и повышенных (8,7…20,50С) температурах среды соответственно 663,7 и 557,1 руб. (в ценах 2008 г.).

2.12.2. В биогеохимических условиях Приволжья, Ядринского Засурья и Центра Чувашии экономическая эффективность содержания боровков при сочетанном применении «Трепела» с «Суваром» и «Трепела» с «Полистимом» в расчете на одно животное составила соответственно 2575,9 и 1875,9 руб., 3518,5 и 2174,6, 2426,5 и 1941,2 руб. (в ценах 2008 г.).

2.12.3. В биогеохимических условиях Алатырского Засурья и Юго-Востока Чувашии экономическая эффективность содержания боровков и хрячков с использованием «Трепела» в расчете на 1 животное составила 1994,1 и 2141,9 руб. соответственно (в ценах 2008 г.).

3. ВЫВОДЫ

1. Дана комплексная оценка становления и развития морфофизиологического состояния у бычков, боровков и хрячков в постнатальном онтогенезе, содержавшихся в биогеохимических условиях Приволжья, Центра, Юго-Востока, Присурья, Ядринского и Алатырского Засурья Чувашии с применением «Трепела», «Пермаита», «Сувара», «Полистима» и «Комбиолакса».

2. Установлено, что в биогеохимических условиях Чувашского Присурья 60-, 90-, 120-, 180-, 360-, 540-дневные бычки, содержавшиеся при совместном назначении «Сувара» с «Полистимом», превышали интактных сверстников по ширине зоны коры надпочечников, высоте эпителия семенников, диаметру их семенных канальцев, массе тела и уровню гемоглобина в крови на 2,8 – 25,3% (Р<0,05-0,001).

3. В 120-, 180-, 210-, 240-, 300-дневном возрасте боровки и хрячки, содержавшиеся в условиях комбинированного применения «Трепела» соответственно с «Суваром» или «Полистимом» (Приволжье, Центр, Ядринское Засурье) и при скармливании «Трепела» (Алатырское Засурье, Юго-Восток Чувашии), превосходили сверстников контрольной группы по диаметру фолликулов, ширине тироидного эпителия щитовидной железы; массе надпочечников, ширине их коркового и мозгового слоев; ширине корковой зоны, количеству тимоцитов в корковом и мозговом веществах тимуса; массе тела; уровню гемоглобина, количеству эритроцитов, аутобляшкообразующих клеток в крови на 2,0–44,2 % (Р<0,05-0,001) и уступали, наоборот, по ширине мозговой зоны вилочковой железы на 4,3-13,7 % (Р<0,05).

4. Выявлено, что в течение исследований у хрячков опытных групп структурно-функциональный статус органов пищеварительной (двенадцатиперстная, тощая, подвздошная, слепая, ободочная, прямая кишки, печень, поджелудочная железа), иммунной (брыжеечный, подчелюстной, предлопаточный лимфоузлы), эндокринной (тимус, щитовидная железа, надпочечники, гонады) и кроветворной (селезенка) систем был без гистологических изменений.

5. Во все сроки наблюдений у контрольных хрячков имели место признаки серозного воспаления в тонком, толстом отделах кишечника и белковой, жировой дистрофий в печени; расширенность, разволокненность и отечность междольковой соединительной ткани в поджелудочной железе; нарушение соотношения коркового и мозгового веществ в тимусе; гиперплазия лимфоидной ткани фолликулов, слабое депонирование крови, снижение числа Т- и В-лимфоцитов в селезенке; изреженное расположение клеточных элементов, угнетение лимфопоэтической функции в брыжеечном, подчелюстном и предлопаточном лимфатических узлах.

6. При использовании продуктивным животным испытуемых биогенных соединений в различных экологических регионах Чувашской Республики органолептические, физико-химические и спектрометрические параметры мяса практически соответствовали таковым у интактных сверстников, что свидетельствует об индифферентности качества мясных туш к данным препаратам и их экологической безвредности.

7. Экономическая эффективность содержания бычков, боровков и хрячков при комбинированном назначении «Сувара» соответственно с «Полистимом» или «Трепелом» и «Трепела» с «Полистимом» с учетом биогеохимических особенностей Присурья, Приволжья, Центра, Ядринского Засурья, а также применения «Трепела» с учетом биогеохимической специфики Алатырского Засурья и Юго-Востока Чувашии в расчете на одно животное составила соответственно: 663,7 и 557,1 руб., 2575,9 и 1875,9, 2426,5 и 1941,2, 3518,5 и 2174,6, 1994,1 и 2141,9 руб. (в ценах 2008 г.).

8. Для природных районов Чувашской Республики и аналогичных биогеохимических провинций Волго-Вятского, Волжско-Камского и других регионов России разработаны научно-обоснованные практические предложения по оптимизации содержания продуктивных животных с учетом онтогенетических особенностей структурно-функционального статуса вилочковой, щитовидной, надпочечных желез и семенников, двенадцатиперстной, тощей, подвздошной, слепой, ободочной и прямой кишок, печени, поджелудочной железы, селезенки, брыжеечного, подчелюстного и предлопаточного лимфоузлов, а также роста тела и гематологического профиля организма.


4. ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВУ

4.1. В биогеохимических условиях Чувашского Присурья научно обоснована экономическая эффективность сочетанного применения бычкам на фоне основного рациона (ОР) «Сувара» из расчета 25-50 мг/кг массы тела (м.т.)

в течение 20 дней с 10-дневными перерывами от 2- до 120-дневного возраста (перорально) и «Полистима» в 1-, 5-, 180-, 360-дневном возрасте по 0,1, 0,04 и 0,03 мл/кг м.т. соответственно (внутримышечно).

4.2. В биогеохимических условиях Приволжья, Ядринского Засурья и Центра Чувашии экспериментально доказана эффективность комбинированого назначения боровкам и хрячкам на фоне ОР «Трепела» Алатырского месторождения из расчета 1,25 г/кг м.т. ежедневно с «Суваром» согласно указанной выше схеме от 60- до 300-дневного возраста (перорально) или «Трепела» по общепринятой схеме (перорально) с «Полистимом» в их 60-, 180- и 240-дневном возрасте из расчета соответственно по 0,1, 0,03 и 0,03 мг/кг м.т. (внутримышечно); в биогеохимических условиях Алатырского Засурья и Юго-Востока Чувашии - скармливания животным «Трепела» в соответствии с общепринятой схемой (перорально).

4.3. Результаты и выводы диссертации включены в учебник для вузов РФ «Гигиена животных» (М., 2001); используются в учебном процессе ГОУ ВПО «Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева», ФГОУ ВПО «Казанская государственная академия ветеринарной медицины им. Н. Э. Баумана», «Самарская государственная сельскохозяйственная академия», и производственной деятельности сельскохозяйственных предприятий разных типов и форм собственности Чувашской Республики (справка Государственной ветеринарной службы Чувашской Республики о внедрении в производство результатов научных исследований от 04.03.2009 г.); отражены в информационных листках Чувашского ЦНТИ (№№ 82-025-02, 82-035-02, 82-101-03); рекомендуются к использованию при написании учебных пособий по цитологии, гистологии, клеточной биологии, а также по физиологии сельскохозяйственных животных для студентов вузов медико- и агробиологических специальностей.

4.4. Заявка на изобретение № 2003100177/13(000043) «Метод структурно-функциональных комплексов систем органов животных» (приоритет изобретения от 01.04.2003 г.).

5. СПИСОК опубликованных работ

по теме диссертации

1. Григорьев, С. Г. Коррекция адаптивных, продуктивных и репродуктивных функций организма животных новыми биогенными препаратами: отчет о НИР (промежуточ.) / Чувашский госпедуниверситет им. И. Я. Яковлева ; рук. Шуканов А. А. ; исполн. : С. Г. Григорьев. М., 2001. 8 с. -  № ГР 01.99.0005751. Инв. № 02.2002.03593.*

2. Григорьев, С. Г. Особенности морфофизиологического статуса бычков при адаптивной технологии содержания / С. Г. Григорьев, А. А. Шуканов // Биоразнообразие и биоресурсы Среднего Поволжья и сопредельных территорий: Сб. материалов, посвященных 125-летию Казанского госпедуниверситета. Казань, 2002.