WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ГУРЬЯНОВА Евгения Аркадьевна

МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ВЛИЯНИЯ АКУПУНКТУРЫ НА ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ НЕЙРОМЕДИАТОРОВ В СТРУКТУРАХ ОРГАНОВ ИММУНОГЕНЕЗА И КОЖИ

03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук

Саранск - 2011

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова»

Научный консультант: доктор биологических наук, профессор Любовцева Любовь Алексеевна

Официальные оппоненты: доктор биологических наук, профессор Кругляков Павел Павлович доктор медицинских наук, профессор Яглов Валентин Васильевич доктор медицинских наук, профессор Степанова Ирина Петровна

Ведущая организация: ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И.Пирогова Минздравсоцразвития России

Защита диссертации состоится « » ______________ 2011 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 212.117.01 при Мордовском государственном университете им. Н.П. Огарва по адресу: 430005, Республика Мордовия, г. Саранск, ул. Большевистская, д. 68.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Мордовский государственный университет имени Н.П. Огарева» (430005, Республика Мордовия, г. Саранск, ул. Большевистская, 68).

.

Автореферат разослан « ___ »______________2011 года.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор биологических наук, профессор В.П. Балашов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Современная практическая медицина характеризуется стремлением к выявлению механизмов действия акупунктуры. Получены результаты, демонстрирующие эффективность акупунктуры в плане повышения общей резистентности организма, оказания иммунокорригирующего действия, восстановления адаптационных способностей нейрососудистого аппарата, повышения физической и умственной работоспособности, увеличения анаэробного порога энергообеспечения, улучшения микроциркуляции и реологических свойств крови, нормализации липидного обмена, обеспечения выраженного аналгезирующего эффекта (Гойденко В.С., 1994; Зилов В.Г., 2006; Карпеев А.А., 2002; Любовцев В.Б., 2000; Немсараева Г.Т., 2006). Вместе с тем многие аспекты механизмов действия акупунктуры, обеспечивающих вышеперечисленные эффекты, ещ не до конца ясны, в том числе и процессы, происходящие на уровне первичного звена акупунктурной системы – кожи в области точек акупунктуры.

Остаются неизученными вопросы строения, функции, взаимодействия как между клеточными структурами кожи в зонах точек акупунктуры (ТА), так и между точками и взаимосвязанными с ними органами (Ахмеров Н.У., 1985; Вогралик В.Г., 2005; Лиманский Ю. П., 2007).

Известно, что биогенные амины являются сигнальными молекулами единой нейроиммуноэндокринной системы, что вызывает большой интерес к изучению нейромедиаторов, обладающих разнообразными эффектами (Яглов В.В., 1989;

Любовцева Л.А., 1998; Кветной И.М., 2006). Выявлено, что клетки диффузной эндокринной системы содержатся как в коже в проекции точек акупунктуры, так и во многих внутренних органах, в связи с чем нарушение синтеза и выделения биогенных аминов может сказаться на функционировании акупунктурной системы в целом (Степанова И.П., 2003; Полякова В.О., 2007; Любовцева Л.А. с соавт., 2009).Так, неизвестно влияние иглоукалывания (ИУ) на структурные перестройки тимуса и селезнки при использовании точек разной локализации (Табеева Д.М., 2005), а также на процессы взаимодействия кожи, тимуса и селезенки между собой. С позиций акупунктуры интересно знать, какой из органов иммуногенеза является ведущим в норме и после ИУ в точки разной локализации.

В последние десятилетия в научной литературе были опубликованы работы по изучению влияния акупунктуры на деятельность организма. Однако наименее изученным аспектом проблемы является определение процессов, происходящих после ИУ в комплексе биоаминсодержащих структур кожи. Эти процессы обеспечивают первичный механизм запуска акупунктурных реакций и явлений, возникающих в органах, связанных с этими точками кутано-висцеральными связями (Василенко А.В., 2009; Jong M. S., 2009; Lundeberg T., 1991; Fujiwara R., 1999;

Okumura M., 1999; Liu Y.M., 2010). До сих пор в литературе не представлена картина морфофункционального состояния клеток диффузной эндокринной системы и иммунных клеток кожи, не дифференцированы особенности строения кожи в проекции акупунктурных точек, находящихся на различных меридианах и принадлежащих разным группам: корпоральных, дистальных, лицевых. Исследования в этом направлении позволят детально изучить участие вышеупомянутых клеток в нейроиммуноэндокринных механизмах иглоукалывания.

Исходя из вышесказанного, поэтапное изучение процессов, происходящих в тимусе, селезенке и коже после акупунктурного воздействия, предположительно позволит выявить проблему участия биоаминсодержащих структур кожи в проекции точек акупунктуры в механизмах акупунктурной регуляции, установить значение взаимодействия нейромедиаторных структур между точкой акупунктуры и корреспондируемым органом, а также выявить взаимодействие центрального и периферического органов иммунитета между собой, что представляет значительный научно-практический интерес.

Цель исследования: изучение морфологических изменений в биоаминном статусе тимуса, селезнки и кожи в проекции точек акупунктуры при иглоукалывании и обоснование регулирующего влияния акупунктуры на центральные и периферические органы иммуногенеза.

В задачи работы входило:

1. Исследовать нейромедиаторный статус и морфофункциональные структуры тимуса и селезнки крыс после иглоукалывания в разные виды точек акупунктуры в динамике наблюдения.

2. Выявить корреляционные взаимоотношения между биоаминсодержащими структурами тимуса, селезнки и тучными клетками кожи крыс в проекции точек акупунктуры на разных сроках после иглотерапии.

3. Сравнить влияние иглоукалывания и лазеропунктуры на содержание биогенных аминов в коже крыс на разных сроках после воздействия в акупунктурные точки GV 14 и LI 11.

4. Провести сравнительный анализ и изучить особенности распределения содержания биогенных аминов в аминосодержащих структурах кожи человека в области точек акупунктуры лица до и после иглоукалывания.

5. Изучить распределение и провести сравнительный анализ состава биоаминсодержащих, иммунокомпетентных клеток и клеток диффузной эндокринной системы кожи человека в области вентральных, дорзальных и дистальных точек акупунктуры и вне их.

6. Определить участие нейромедиаторных структур тимуса, селезнки и кожи крыс в автономной нейрогуморальной регуляции изучаемых органов при действии акупунктуры.

Научная новизна. Впервые описана сравнительная динамика нейромедиаторов в биоаминсодержащих структурах тимуса и селезенки крыс через мин, 1, 2, 4 ч после иглоукалывания в точки акупунктуры GV 14 и LI 11 с различной экспозицией.

Впервые описана сравнительная динамика состояния нейроаминов в биоаминсодержащих структурах кожи крыс в проекции точек акупунктуры GV 14 и LI 11 через 15 мин, 1, 2, 4 ч после воздействия иглоукалыванием и лазеропунктурой при различной экспозиции процедуры.

Впервые изучены корреляционные взаимосвязи между биологически активными веществами как внутри каждого органа, так и между изучаемыми органами. Определены взаимовлияния биоаминсодержащих клеток в изучаемых органах после иглоукалывания и выявлено их поэтапное влияние во временном аспекте на перестройку биоаминсодержащих структур этих органов. На основании полученных данных можно судить о регуляторном влиянии иглоукалывания через ТА, расположенные на разных меридианах, на органы иммуногенеза и их перестройку.

Впервые описана сравнительная динамика состояния биоаминсодержащих структур кожи человека в проекции лицевых точек акупунктуры TE 17 и SI через 15 мин, 1, 2, 4 ч после воздействия иглоукалыванием при различной экспозиции процедуры.

Впервые выявлены локализация и особенности экспрессии иммунокомпетентных и клеток диффузной эндокринной системы в коже человека в области корпоральных, дистальных и лицевых ТА.

Положения диссертации, выносимые на защиту 1. Наибольший эффект от воздействия иглоукалыванием в структурах тимуса и селезнки крыс определяется изменением нейроаминов в биоаминсодержащих структурах через 1 ч после акупунктуры. Наиболее реагирующими структурами тимуса являются гранулярные люминесцирующие клетки (ГЛК) премедуллярной зоны, затем субкапсулярной зоны; селезнки - адренергические нервные волокна центральной артериолы, затем ГЛК реактивного центра лимфоидного узелка селезенки.

2. Иглоукалывание изменяет корреляционные связи как между биогенными аминами в каждом из изучаемых органов у крыс, так и межорганные взаимодействия, тем самым стимулируя или подавляя работу органов.

3. В коже крыс наиболее реагирующими на иглоукалывание через 15 мин структурами по содержанию биогенных аминов являются эпителий, адренергические нервные волокна и тучные клетки.

4. Иглоукалывание и лазеропунктура с разной экспозицией вызывают отличающиеся во временном аспекте реакции биоаминсодержащих структур кожи крыс по содержанию биогенных аминов и по степени сульфатации гепарина в дорзальных и дистальных точках акупунктуры, что объясняет разницу в типах возбуждающего метода акупунктуры.

5. Иглоукалывание с разной экспозицией вызывает отличающиеся реакции структур кожи человека в проекции точек акупунктуры лица в динамике наблюдения.

6. Часть гранулярных люминесцирующих клеток кожи человека, дающих реакцию на биогенные амины, содержит нейронспецифическую энолазу, синаптофизин. Кожа человека в области лицевых, дистальных, дорзальных и вентральных точек акупунктуры отличается по числу и локализации, глубине залегания иммунокомпетентных и клеток диффузной эндокринной системы, как между собой, так и по сравнению с участками вне точек акупунктуры. Наибольшее число нейроэндокринных клеток выявлено в вентральной точке акупунктуры CV 6, Т-хелперов – в дорзальной точке GV 14.

Научно-практическая значимость работы. Выявленные морфофункциональные особенности кожи в проекции дистальных, дорзальных, вентральных точек акупунктуры позволяют объяснить специфичность применения определнных точек акупунктуры в клинической практике. Разное распределение биогенных аминов и тучных клеток по слоям кожи позволяет объяснить разную глубину залегания активной части точки и, следовательно, рекомендуемую эмпирически глубину постановки иглы.

Выявленные закономерности позволяют дифференцированно подходить к выбору времени экспозиции иглы при назначении соответствующего лечения с целью повышения конечной эффективности акупунктуры.

Акупунктура через биоаминсодержащие структуры влияет на регуляцию изучаемых органов иммуногенеза, следовательно, результаты проведнного исследования могут стать теоретическим обоснованием для проведения клинических испытаний использования акупунктуры с иммуномодулирующей целью, что в конечном итоге, позволит снизить заболеваемость и корректировать иммунный гомеостаз у человека.

Выявление иммуностимулирующей активности иглоукалывания свидетельствует о перспективности дальнейшего изучения этого метода в качестве средства профилактики и лечения и дает основание шире включить акупунктуру в стандарты лечения больных.

Апробация работы. Материалы диссертации доложены и обсуждены на Международном конгрессе «Восстановительная медицина и реабилитация» (Москва, 2005, 2006, 2007); V симпозиуме с международным участием «Физиология иммунной системы» (Москва, 2006); Всероссийской конференции «Актуальные проблемы учения о тканях» (Санкт-Петербург, 2006); на I, II Всероссийском Съезде врачей восстановительной медицины (Москва, 2007, 2008); V всемирном конгрессе по иммунопатологии и аллергии (Москва, 2007); Конгрессе с международным участием «Традиционная медицина-2007» (Москва, 2007); XII международном симпозиуме «Эколого-физиологические проблемы адаптации» (Москва, 2007); Бабухинских чтениях (Орл, 2005, 2006, 2007, 2011); VIII, IX Международном конгрессе «Здоровье и образование в XXI веке» (Москва, 2007, 2008); Всероссийской конференции, посвященной 100-летию Л. И. Фалина (Москва, 2007); Всероссийской конференции «Здоровьесберегающие технологии» (Чебоксары, 2007); Всероссийской конференции с международным участием, посвященной 85-летию Д.С. Гордон «Морфология в теории и практике» (Чебоксары, 2008),; VIII, IX, X конгрессах Международной ассоциации морфологов (Орел, 2006, Бухара, 2008); конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Д.А. Жданова (Москва, 2008); VI съезда анатомов, гистологов и эмбриологов России (Саратов, 2009); Всероссийской научно-практической конференции (Смоленск, 2009); Международной научной конференции, посвященной 65летию Ивановской школы морфологов (Иваново, 2009); Международном конгрессе «Здравница» (Москва, 2008, 2009); VIII Всероссийской конференции по патологии клетки (Москва, 2010); «Однораловских морфологических чтениях» (Воронеж, 2010); Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы биологии» (Чебоксары, 2011).

Внедрение результатов исследований. Основные положения диссертации внедрены в клиническую работу Центра Здоровья ФГБОУ ВПО «ЧГУ имени И.Н. Ульянова», ГУЗ «Республиканский Центр восстановительной медицины и реабилитации» Минздравсоцразвития Чувашии, г. Чебоксары, а также включены в лекционный курс на кафедрах восстановительной медицины ФДПО ГОУ ВПО Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова, восстановительной медицины и цитологии, гистологии, эмбриологии ФГБОУ ВПО «ЧГУ имени И.Н. Ульянова», рефлексотерапии ФГОУ «Институт усовершенствования врачей» Минздравсоцразвития Чувашии.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 65 печатных работ, в том числе 17 работ в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, рекомендованных ВАК России, 1 монография, получено 1 рацпредложение. Подготовлены методические рекомендации для студентов медицинского вуза и практикующих врачей.

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 315 стр. машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследования, результатов собственного исследования (7 глав), обсуждения результатов, заключения, выводов, практических рекомендаций и библиографии, включающей 365 источника (196 отечественных, 160 иностранных публикаций). Диссертация иллюстрирована 47 таблицами и 48 рисунками.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Материал исследования В ходе работы проведены исследования морфофункционального состояния тимуса, селезнки, кожи крыс и кожи человека в проекции точек акупунктуры после иглоукалывания.

Для изучения органов крыс экспериментальные животные были разделены на несколько серий. Белые беспородные крысы-самцы, массой от 180 до 240 г, содержались в стандартных условиях вивария, получали стандартный рацион и воду ad libitum. При отборе материала для исследования учитывались возраст, масса и общее состояние животного в момент опыта. Все действия, предусматривавшие контакт с экспериментальными животными, осуществлялись в соответствии с «Правилами проведения работ с использованием экспериментальных животных» утвержденных приказом Минздрава СССР №755 от 12 августа 1977.

Первая серия экспериментов проведена на 70 белых беспородных крысах.

Серия была разделена на группы. Животным первой группы (сравнения), состоящей из 35 крыс, производилось иглоукалывание стальными иглами (пр-во зда «Контур», г. Чебоксары, Россия) в зоны рядом с ТА сбоку от меридиана.

Опытная группа (35 крыс) подвергалась воздействию иглоукалыванием в ТА GV 14 и LI 11 в течение 10 мин, что соответствует возбуждающему (II) методу воздействия. Забор материала (тимуса, селезнки и кожи) производили через мин, 1, 2, 4 ч, 1 сутки после извлечения иглы. Весь исследуемый материал – кусочки кожи размером 0,50,5 см, тимус, селезнку – извлекали у крыс прижизненно под эфирным наркозом в стадии глубокого сна.

Вторая серия исследований была проведена на 140 белых беспородных крысах. Серия была разделена на группы. Животным первой группы (сравнения), состоящей из 70 крыс, производилось 2- и 10-минутное иглоукалывание в зоны рядом с ТА сбоку от меридиана. Опытной группе (70 крыс) проводили иглоукалывание стальными иглами в ТА GV 14 - корпоральная точка акупунктуры и LI 11 - точка, относящаяся к группе дистальных точек акупунктуры, являющаяся точкой общего действия и обладающая иммуномодулирующими свойствами (Якупов Р. А., 2007). Иглоукалывание проводили в течение 2 мин, что соответствует возбуждающему (I) методу воздействия и 10 мин, что соответствует возбуждающему (II) методу воздействия, наиболее часто применяемому в практике (Табеева Д.М., 2001). Забор материала (кусочки кожи в области исследованных точек акупунктуры GV 14 и LI 11 размером 0,50,5 см) производили через 15 мин, 1 ч, 2 ч, 4 ч, 1 сутки после извлечения иглы.

Третья серия экспериментов с целью изучения влияния лазеропунктуры на структуры кожи в проекции точек акупунктуры проведена на 140 белых беспородных крысах. Серия также была разделена на группы. Животным первой группы (сравнения), состоящей из 70 крыс, производилась лазеропунктура в зоны рядом с ТА GV 14 и LI 11 сбоку от меридиана. Для лазеропунктуры использовался низкоинтенсивный лазерный аппарат «Креолка» (полупроводниковый инжекционный импульсный на кристалле GaAs типа ЛПИ-101 с длиной волны – 0,89 мкм (890 нм), импульсная мощность излучения - 5 Ватт, частота следования импульсов - 1500 Гц, средняя мощность излучения — 0,75 ~ 1 мВт, пр-во г. Москва). Опытная группа (70 крыс) подвергалась воздействию лазеропунктурой в ТА GV 14 и LI 11. Лазеропунктура опытным и контрольным животным проводилась в течение 30 и 60 секунд, что соответствует возбуждающему и гармонизирующему методу воздействия. Забор материала производили через 15 мин, 1, 2, 4 ч, 1 сутки после процедуры.

Иглоукалывание и лазеропунктуру проводили в одно и то же время суток после определения локализации ТА с помощью анатомо-топографического метода и стандартного прибора «Элитерис 5 УМ – 003» и последующей маркировки. Перед измерением электрокожного сопротивления кожу крыс тщательно выбривали. Измерения осуществлялось на стабилизированном постоянном токе величиной 2 мкА при напряжении 1V. Для фиксации животных использовались клетки небольшого размера. Из полученных органов крыс приготавливались криостатные и парафиновые срезы. Изучение и измерение каждой структуры проведено в 10 полях зрения. Всего исследовалось до 50 структур в каждом препарате. В табл. 1 отражена схема распределения животных по сериям, группам и этапам экспериментального раздела исследований.

Структурно-функциональная организация кожи в проекции точек акупунктуры у человека изучена на 2 видах материала. Были изучены образцы кожи трупов (с согласия родственников) в проекции точек акупунктуры LI 11, CV 6, GV 14 (15 человек: 7 мужчин и 8 женщин, возраст от 48 до 64 лет), условно здоровых при жизни и умерших от травм. Время с момента наступления смерти до взятия материала не превышало 8 ч.

Таблица Число крыс, использованных в экспериментах Иглоукалывание Итого 2 мин 10 мин Исследованные Инт Через Через Через Через4 Через Через Через Через Через Через объекты 15 1 ч 2 ч ч 1 с 15 1 ч 2 ч 4 ч 1 с мин мин Тимус О/К 5 - - - - - 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 Селезенка О/К 5 - - - - - 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 Кожа (дорзальО/К 5 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 1ная точка GV14) Кожа (дистальО/К 5 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 1ная точка LI 11) Лазеропунктура Инт 30 с 60 с Кожа (дорзальная точка GV О/К 5 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 114) Кожа (дистальО/К 5 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 7/7 1ная точка LI 11) Примечание: О – опытные, К – контрольные, инт – интактные Исследование кожи человека в проекции точек акупунктуры лица (GB 2, SI 19, TE 17, РС 7) до и после иглоукалывания было проведено на образцах, взятых после операции фэйс-лифтинга (№=12). Пациенткам были женщины 45-лет, согласившиеся участвовать в эксперименте. На проведение эксперимента получено разрешение этического комитета ФГБОУ ВПО «ЧГУ имени И.Н. Ульянова» (протокол №2 от 17.10 2010). В данной группе непосредственно до операции проводилось иглоукалывание стальными иглами в течение 10 мин после маркировки в вышеуказанные точки и в контрольные участки кожи.

Локализация точек акупунктуры у трупов и у живых лиц осуществлялась с помощью анатомо-топографического метода и контролировалась путм определения электрокожного сопротивления на аппаратно-программном комплексе «УСин» (Патент №2119325 от 27.09.1998). Контролем служила кожа, находящаяся рядом с исследованной точкой на расстоянии 1 см в сторону от меридиана.

Электрокожное сопротивление в точках составляло 100-150 кОм, вне точек акупунктуры – более 300 кОм.

Локализация точек следующая: ТА LI 11 – находится на верхней конечности, в латеральном конце локтевой складки, ТА SI 19 – на середине между козелком и суставом нижней челюсти; ТE 17 – находится кзади от основания мочки уха, между сосцевидным отростком и восходящей ветвью нижней челюсти;

GB 2 – кпереди и книзу от козелка; ТА GV 14 – между остистыми отростками шейного и I грудного позвонка, ТА CV 6 – на 1,5 цуня ниже пупка по средней линии; внемеридианная ТА PC 7 – на 1 мм кнаружи от угла глаза на верхнем веке (Самосюк И.З., Лысенюк В.П., 2005).

Таблица Место взятия образцов кожи человека Точки акупунктуры Число Корпоральные Число лица образцов коточки акупунктуры образцов кожи (операционный ма- жи (кожа трупов) териал) GV 14 и контроль 15 ТЕ 17 и контроль LR 14 и контроль 15 SI 19 и контроль LI 11 и контроль 15 GB 2 и контроль CV 6 и контроль 15 PC 7 и контроль МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ 1. Окраска гематоксилин-эозином использовалась для общей оценки состояния структур органа после иглоукалывания.

2. Люминесцентно-гистохимический метод Фалька-Хилларпа (1969) в модификации Е.М. Крохиной применялся для выявления структур тимуса, селезнки, кожи, содержащих катехоламины (КА) и серотонин (СТ).

3. Люминесцентно-гистохимический метод Кросса, Евена, Роста (1972) использовали для выявления структур тимуса, селезнки, кожи, содержащих гистамин.

4. Метод цитоспектрофлуориметрии (Карнаухов В.) использовался для количественного измерения содержания КА, СТ, гистамина. Анализ производился на люминесцентном микроскопе Leiсa (Германия) при помощи микрофлуориметрической насадки ФМЭЛ-1А. Интенсивность свечения измерялась в единицах флуоресценции (условные единицы (у. е.) по шкале регистрирующего прибора-усилителя).

5. С целью определения влияния того или иного биоамина на общий процесс определяли серотониновый (Is) индекс, являющийся средней величиной от суммы частных соотношений содержания биоаминов.

6. Аргентафинная реакция Массона-Фонтаны использовалась для гистохимической идентификации индолсодержащих структур кожи.

7. Иммуногистохимическое исследование проводили методом трехэтапного непрямого иммуноферментного анализа с использованием первичных МКАТ против антигенных маркров нейроэндокринных клеток (синаптофизина, нейронспецифической энолазы) и иммунокомпетентных клеток (CD4, CD 45, CD 68, PSNA) на базе Республиканского центра МЗ РТ «Современные технологии в морфологической диагностике» с применением реактивов и согласно рекомендациям фирмы-изготовителя «Dako» (Дания).

8. Окраска полихромным толуидиновым синим по А. Унна применялась для контроля состояния тканевых мукополисахаридов и гепарина в тучных клетках тимуса, селезнки, кожи крыс и кожи человека. Анализ популяции тучных клеток проводили по методике Д.П. Линднер с соавт.(1980): определяли число клеток в 1 мм2 площади среза, соотношение по степени дегрануляции, а также степень сульфатации гепарина.

9. Постоянные микропрепараты изучались с помощью бинокулярного микроскопа «Альтами-био» (Россия) при увеличениях 10x40, 10x100. Микрофото получали с использованием цифрового фотоаппарата Canon («Canon», Германия).

10. Статистическую обработку полученных цифровых данных проводили с помощью персонального компьютера методом вариационной статистики с оценкой достоверности по t-критерию Стьюдента с использованием пакета программ «Statistica 6.0». В работе приводятся следующие показатели: М' – средняя арифметическая величина; m' – ошибка средней арифметической величины. Достоверные различия при уровне p<0,05.

11. Корреляционный анализ применялся для выявления взаимосвязи между нормально распределенными количественными признаками. Сила предполагаемой взаимосвязи между величинами определялась по значению коэффициента корреляции (Петри А., Сэбин К., 2003). Математическая обработка с вычислением коэффициента корреляции и его достоверности проводилась на персональном компьютере по специально разработанной программе. Известно, что коэффициент корреляции независимо от знака указывает на значимую в паре связь, если выражается числом больше 0,5. Если коэффициент корреляции меньше 0,3, то связь в паре слабая или отсутствует; 0,3 - 0,7 – связь умеренная; 0,7 - 1,0 – связь в паре сильная или полная. Положительный коэффициент корреляции означает однонаправленное изменение средних значений в исследуемой паре, отрицательный – разнонаправленную динамику изучаемых показателей.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ОБСУЖДЕНИЕ Исследование тимуса после 10-минутного иглоукалывания в точки акупунктуры GV 14 и LI Для понимания вопросов взаимодействия нейромедиаторных структур органов иммунногенеза и кожи в проекции точек акупунктуры после иглоукалывания нами были вначале определены особенности нейромедиаторного статуса в каждом исследованном органе. Люминесцентно-гистохимическая характеристика интактных тимуса, селезенки и кожи ранее были описаны В.Е. Сергеевой (1976); Л.А. Любовцевой (1980); Л.А. Сысоевой (1994); Е.А. Гурьяновой (2003);

Н.Н. Табаевой (2007).

При люминесцентно-гистохимическом исследовании тимуса уже через 15 мин после ИУ уменьшилось число гранулярных люминесцирующих клеток (ГЛК) в премедуллярной зоне дольки, а в некоторых дольках сохранялись лишь «остатки» цепочки из одного ряда премедуллярных ГЛК (рис. 1, а, б). В субкапсулярной зоне, наоборот, число ГЛК увеличилось и достигло 12 – 15 вместо 5-у интактных животных (рис. 1, в, г). Число люминесцирующих ТК возросло в 1,раза. Содержание гистамина в ГЛК субкапсулярной зоны статистически достоверно повысилось в 1,82 раза. При общем снижении числа ГЛК премедуллярной зоны уровень гистамина в них вырос в 1,44 раза по сравнению с интактными животными. Содержание гистамина в тимоцитах коркового и мозгового вещества статистически достоверно увеличилось в 2,53 и в 2 раза по сравнению с контрольными животными. В контрольных срезах рост содержания гистамина происходил в меньшей степени.

Число телец Гассаля после ИУ не отличалось от такового в группе интактных животных и составляло 1,5±0,3 для каждой дольки. Однако на этом сроке мы зарегистрировали в них достоверное повышение содержания гистамина в 1,4 раза.

Динамика люминесценции КА и СТ характеризовалась повышением их содержания через 15 мин после ИУ в ГЛК премедуллярной зоны и тимоцитах обеих зон. Сходную люминесцентно-гистохимическую картину срезов тимуса наблюдал Б.М. Гордон (1996) при иммобилизационном стрессе. По-видимому, к специфическому влиянию акупунктуры присоединяется стрессовая реакция.

Однако в исследованиях Б. М. Гордона через 15 мин было замечено увеличение числа ГЛК как в субкапсулярной, так и в премедуллярной зонах тимусной дольки, а увеличение общего числа тучных клеток происходило без усиления сульфатации гепарина в них.

Через 1 ч после ИУ содержание гистамина в тимоцитах коркового вещества снизилось в 1,8 раза, а в тимоцитах мозгового вещества – в 1,3 раза по сравнению с предыдущим сроком. В ГЛК обеих зон тимусной дольки заметна тенденция к снижению содержания гистамина (рис. 2). Через 1 ч после процедуры началось резкое снижение содержания моноаминов в ГЛК обеих зон тимусных долек (рис. 2). В контрольных срезах в ГЛК премедуллярной и субкапсулярной зон содержание гистамина достоверно не изменялось.

3 1 4 2 а б в г Рис. 1. Люминесцентная картина тимусной дольки крыс: а – цепочка премедуллярных клеток между корковым и мозговым веществом до иглоукалывания (ИУ); б - исчезновение цепочки премедуллярных клеток через 15 мин после ИУ; в - гранулярные люминесцирующие клетки субкапсулярной зоны до ИУ; г - через 15 мин после ИУ. Микроскоп ЛЮМАМ. Метод Кросса.

Ув.: а, б – 200;. в, г - 600. Обозначения: 1 – мозговое вещество, 2 – корковое вещество, 3 – премедуллярные клетки, 4 – субкапсулярные клетки Через 2 ч после ИУ содержание гистамина в тимоцитах мозгового вещества продолжало постепенно снижаться, но превышало его концентрацию в 1,раза по сравнению с интактными животными. В ГЛК субкапсулярной зоны содержание гистамина снизилось в 1,7 раза, в ГЛК премедуллярной зоны – достигло уровня интактных крыс. Показатели содержания моноаминов в ГЛК обеих зон резко снизились.

Число ГЛК в премедуллярной зоне тимусной дольки и число люминесцирующих ТК в септах пока не восстановилось и осталось более чем в 2 раза меньшим, по сравнению с интактными крысами. Увеличилось число распавшихся ТК, определяющихся в виде жлтого «облачка», с множественными гранулами, лежащими рядом, т.е. закончивших фазу выделения секрета.

Содержание гистамина (у.е) в структурах тимуса белых крыс после ИУ * 1у.е.

Интактные Через 15 мин Через 1 ч после Через 2 ч после Через 4 ч после крысы после ИУ ИУ ИУ ИУ группы животных Тимоциты коркового вещества Тимоциты мозгового вещества ГЛК премедулярной зоны ГЛК субкапсулярной зоны Содержание катехоламинов (у.е) в структурах тимуса белых крыс после ИУ * 1у.е.

Через 4 ч Интактные Через 15 мин Через 1 ч после ИУ Через 2 ч после ИУ крысы послеИУ группы животных Тимоциты коркового вещества Тимоциты мозгового вещества ГЛК премедулярной зоны ГЛК субкапсулярной зоны Рис. 2. Динамика содержания гистамина и катехоламинов в структурах дольки тимуса крыс после иглоукалывания (ИУ) в точки LI 11 и GV 14; * - статистически значимые различия от значений контрольной группы Сравнивая полученные результаты с данными по методу А. Унна, выявлено, что тучные клетки становятся полностью сульфатированными. Таким образом, ИУ усилило процесс сульфатации гепарина, что может быть связано с повышением содержания нейроаминов в межклеточном пространстве (Бочкарев В.А., 1996; Гималдинова Н.Е., 2007; Мулендеев С.В., 2008).

Через 4 ч после ИУ в большинстве долек тимуса вновь восстановилась цепочка из премедуллярных ГЛК, состоящая из 1-2 рядов клеток. Число субкапсулярных ГЛК уменьшилось в 1,5 раза, но превысило первоначальные показатели в 1,7 раза. Содержание гистамина в исследованных структурах тимуса вновь вернулось к контрольным цифрам. Однако на этом сроке в септах не выявлялись люминесцирующие тучные клетки, находящиеся в фазе накопления секрета.

Серотониновый индекс в структурах дольки тимуса интактной группы крыс имел значения от 1,33 до 1,53. Наибольший серотониновый индекс зарегистрирован в ГЛК субкапсулярной зоны дольки тимуса – 1,53, что свидетельствует о выраженных супрессивных свойствах этих клеток. После ИУ в исследуемые ТА серотониновый индекс превышало единицу во всех структурах дольки тимуса. По сравнению с интактными и контрольными крысами, наибольшее снижение серотонинового индекса и приближение его к единице наблюдалось в тимоцитах мозгового вещества на сроке 1 и 2 ч после ИУ, а в ТК – на сроке 2 и 4 ч после ИУ. Наибольшую обеспеченность КА мозговых тимоцитов и уменьшение в них уровня супрессорного моноамина – серотонина, можно рассматривать как активацию их пролиферации. Известно, что КА оказывают стимулирующее воздействие на иммунные процессы (Забродский П.Ф. с соавт., 2001; Elenkov I. J. et al., 2000).

При окраске гематоксилин-эозином через 1 ч после ИУ в тимусе опытных животных появллись крупные дольки, размеры коркового вещества которых превышали аналогичные показатели интактных крыс в 1,7 раза, а мозгового – в 1,5 раза. В некоторых дольках происходила инверсия мозгового вещества в корковое. Вероятно, данные перемещения свидетельствуют о подготовке к образованию новых долек (Любовцева Л.А., 1993). В контрольных срезах подобные изменения носили характер тенденции. Через 2 ч число измененных долек увеличилось в 1,4 раза по сравнению с предыдущим сроком и осталось на этом уровне до конца эксперимента. Через 4 ч мы наблюдали выход литических гранул в субкапсулярной зоне тимусной дольки, что является характерной чертой дифференцированных CD 8+ Т-клеток (Пащенков М.В. с соавт., 2010).

При окраске по А. Унна через 15 мин после ИУ у опытных крыс выявлено увеличение числа 2-, появление 3-, и полное исчезновение 1-метахроматичных ТК. Это свидетельствует об усилении в них процессов сульфатации гепарина (Гордон Д.С., 1996). Наибольшие изменения в популяции ТК происходили через 1 и 2 ч после ИУ. Общее число ТК возрастало в 1,2 раза, причм увеличивалось число клеток только в междольковых септах. После ИУ усилились процессы дегрануляции ТК: доля ТК (цельных) в фазе накопления постепенно уменьшилась и к 2 ч после иглоукалывания исчезла совсем (рис. 3).

Через 2 часа после иглоукалывания Цельные Контрольные животные Тотально Т отально 29% дегранулир дегранули рованные ованые 50% 11% Частично Частично Цельные дегранули дегранулир 3% рованные ованные 47% 60% Рис. 3. Соотношение тучных клеток в септах тимуса крыс по степени их дегрануляции через 2 ч после 10-минутного иглоукалывания в точки акупунктуры GV 14 и LI У контрольных крыс в септах появились 1-метахроматичные ТК, а по степени функциональной активности - преобладали ТК в фазе выделения секрета (частично дегранулированные), что отличало их от экспериментальных животных.

При изучении корреляционных связей между тимоцитами мозгового и тимоцитами коркового вещества, между ГЛК субкапсулярной зоны и тимоцитами коркового вещества, а также между ГЛК премедуллярной зоны и тимоцитами мозгового вещества у интактных животных по соотношению гистамин/гистамин зарегистрированы сильные отрицательные корреляционные связи равные (r=-0,8), что свидетельствует об их доноро-реципиентных отношениях (Лузикова Е. М., 2005). Связи между ГЛК премедуллярной и субкапсулярной зон слабые, что подтверждает рассогласованность синтеза биоаминов между собой на уровне нейромедиаторного обмена (Гималдинова Н.Е., 2008).

Через 1 ч после ИУ между ГЛК премедуллярной и субкапсулярной зон появлялась сильная положительная корреляционная связь гистамин/гистамин (r=0,81), что указывает на общность характера процессов в данных структурах (Нестерин К. В., 2007).

Через 2 ч после ИУ устанавливались сильные отрицательные корреляционные связи по всем нейромедиаторам между ГЛК субкапсулярной зоны тимуса и тимоцитами коркового вещества. Это свидетельствует о том, что ГЛК начинают интенсивно забирать вышеназванные нейроамины от тимоцитов (Агафонкин С.

А., 2005).

Через 4 ч достигали максимума отрицательные корреляционные связи между ГЛК субкапсулярной зоны тимуса и корковыми тимоцитами, что подтверждает их доноро-реципиентные отношения (Сарилова И.Л., 2009) Таким образом, иглоукалывание в акупунктурные точки GV 14 и LI 11 приводит как к изменениям содержания нейромедиаторов в структурах тимусной дольки крыс, так и к трансформациям корреляционных связей между биоаминсодержащими структурами, т.е. к модифицированию клеточной регуляции на основе изменений синтеза и поглощения биоаминов.

Исследование селезенки крыс после 10-минутного иглоукалывания при одновременном воздействии на точки акупунктуры GV 14 и LI При люминесцентно-гистохимическом исследовании срезов селезнки крыс через 15 мин после ИУ вокруг лимфоидных узелков появлялся темный слабо люминесцирующий ободок, отделяющий его от красной пульпы (рис. 4, а). Зональность лимфоидного узелка несколько стиралась за счет выравнивания люминесценции фона во всех зонах. Однако в ГЛК реактивного центра содержание гистамина возрастало в 3,08 раза, КА и серотонина – в 5,4 и 5,5 раза соответственно (рис. 4, в). По сравнению с ГЛК других зон селезнки здесь определялась самая высокая концентрация биоаминов (табл. 3).

Содержание гистамина в ГЛК красной пульпы селезенки увеличилось в 2,1 раза, их число увеличилось в 1,2 раза. Уровень КА и серотонина изменялся незначительно. В адренергических нервных волокнах, проходящих по стенке a. centralis лимфоидного узелка, концентрация исследованных моноаминов увеличилась более чем в 6,5 раза и достигла своего максимума для всех сроков эксперимента. Это свидетельствует об активации периферического звена вегетативной нервной системы - неотъемлемого компонента механизмов иглоукалывания (Дуринян Р.А., 1981; Peng G., 2008; Kim S.K., Bae H., 2010). Визуально адренергические нервные волокна в срезах селезенки характеризовались расплывчатостью.

Таблица Динамика интенсивности люминесценции (у.е.) гистамина в структурах селезенки крыс после одновременного 10-минутного иглоукалывания в точки акупунктуры GV 14 и в LI Исследованные Интактные 15 мин по- 1 ч после 2 ч после 4 ч после структуры сле ИУ ИУ ИУ ИУ 26,39±1,23# 23,37±1,02* 14,02±0,43*# 7,75±0,54*# Фон красной пуль- О 10,2±0,пы 24,38±1,15# 18,31±0,82# 12,02±0,56 10,75±0,К 84,67±3,33*# 162,51±6,10*# 41,71±0,49*# 30,20±1,72# ГЛК реактивного О 27,3±1,центра ЛУ 64,66±3,33# 67,54±5,10 38,73±0,49# 27,20±1,64# К 37,95±1,24*# 48,05±2,24*# 40,21±0,94*# 33,10±1,62*# ГЛК периартери- О 25,3±2,альной зоны 31,95±1,04# 30,05±1,24 25,20±0,98 25,12±1,К 38,01±1,64*# 20,02±0,71# 23,10±1,21* 20,42±0,98* ГЛК красной пуль- О 18,25±0,пы 18,02±0,96 20,03±0,91 18,1±1,22 18,42±0,К - 36,30±1,90*# 25,14±2,42 43,51±2,62*# ГЛК маргинальной О - зоны - 20,69±1,28# 20,14±2,42 20,55±1,К Примечание: ЛУ – лимфоидный узелок, О – опыт, К - контроль, * - статисти# чески значимые различия от значений контрольной группы, - статистически значимые различия от значений предыдущего срока Адренергическая иннервация обильна в красной пульпе селезенки, где выявлялись многочисленные ГЛК, тесно контактирующие с нервными терминалями. В селезенке контрольных крыс наблюдалась картина, подобная таковой при стрессе (Сысоева Л.А., 1997).

Через 1 ч в эритроцитах красной пульпы содержание гистамина постепенно снижалось, но превышало первоначальные показатели более чем в 2 раза, содержание КА и серотонина – снижалось в 3,5 и 3,2 раза соответственно (рис.

5). Контуры адренергических нервных терминалей красной пульпы просматривались не всегда четко и казались размытыми, около них было заметно оранжево-желтое свечение, вызванное выходом из нервных терминалей серотонина.

В контрольных срезах наблюдается возврат показателей всех биоаминов к норме в ГЛК красной пульпы, ГЛК периартериальной зоны и фоне красной пульпы.

Через 2 ч после ИУ число клеток в периферическом кольце из ГЛК маргинальной зоны резко уменьшалось (рис. 4, б). Иногда в отдельных лимфоидных узелках определялись остатки маргинальных ГЛК, образованные скоплением или единично расположенными в этой зоне гранулами, с содержанием гистамина – 25,14±2,24 у.е. В этом случае мы разделяем точку зрения авторов, предполагающих, что часть гранул в клетках выбросили гистамин или прекратили его синтез (Лопунова Ж.К., 1986; Гордон Д.С., 1991; Jarvikallo A., 2003).

1 а б в г Рис. 4. Лимфоидный узелок селезенки крыс: а – через 15 мин после 10-минутного иглоукалывания; б – через 2 ч; в – гранулярные люминесцирующие клетки в реактивном центре лимфоидного узелка через 1 ч; г – через 2 ч после процедуры. Метод Фалька. Микроскоп ЛЮМАМ.

Ув.: а, б – 200; в, г – 400. Обозначения: 1 – реактивный центр, 2 – центральная артериола В реактивном центре на этом сроке обнаруживалось небольшое число ГЛК до 3,5±0,28, со сниженным содержанием всех изучаемых нейроаминов (рис.

4, г). В адренергических нервных волокнах t. аdventitia центральной артериолы лимфоидного узелка уровень исследуемых моноаминов продолжал снижаться. В контрольных срезах картина селезнки не отличалась от таковой у интактных крыс.

а б Рис. 5. Динамика содержания катехоламинов в структурах селезенки крыс после иглоукалывания (ИУ) в разные сроки. Примечание: * - статистически значимые различия от значений контрольной группы, # - статистически значимые различия от значений предыдущего срока Через 4 ч после ИУ снизилось содержание гистамина в лимфоцитах и ГЛК реактивного центра, ГЛК периартериальной зоны, эритроцитах красной пульпы. В реактивном центре на этом сроке число ГЛК достигало 5-7. Среди ГЛК реактивного центра появлялись крупные (25-26 мкм), яркие, угловатоокруглые клетки с компактно упакованными беловато-зелеными, желтоватыми гранулами с низким содержанием нейромедиаторов. По данным многих авторов эти клетки характеризуются как эндокринные (Гунин А.Г. с соавт., 2004; Любовцева Л.А., 2009, Голубцова Н.Н., 2010). В маргинальной зоне восстановилась цепочка из ГЛК. Содержание гистамина в них выросло в 1,5 раза.

Содержание моноаминов с 2 ч до 4 ч после ИУ как в ГЛК около реактивного центра, так и в ГЛК красной пульпы не претерпевало достоверных изменений (рис. 5, б). Выявлена тенденция к снижению показателей люминесценции в адренергических нервных волокнах, в эритроцитах красной пульпы и лимфоцитах реактивного центра лимфоидного узелка селезенки. Установлено, что динамика содержания моноаминов в центральной артериоле и периартериальной зоне идентична. Однако число выявляемых адренергических нервных волокон осталось на уровне предыдущего срока. В красной пульпе они образуют люминесцирующую сеть. Содержание КА и серотонина в них, а также в ГЛК красной пульпы, расположенных, в основном, вокруг нервных волокон, снижалось, но не достигало значений у интактных животных. В контрольных срезах показатели гистамина остались на уровне предыдущего срока.

При анализе динамики серотонинового индекса выявлено, что структуры селезенки интактной группы крыс имели значения серотонинового индекса от 1,28 до 1,55. Через 1 ч после ИУ серотониновый индекс ГЛК реактивного центра, фона красной пульпы имел тенденцию к увеличению, тогда как в центральной артериоле и лимфоцитах реактивного центра лимфоидного узелка наблюдалась противоположная тенденция (рис. 6). Через 2 ч во всех структурах селезенки наблюдалось снижение серотонинового индекса. Аналогичное снижение серотонинового индекса наблюдалось в период раннего контакта организма с антигеном и вызывало, по мнению Л.С. Елисеевой, перераспределение лимфоидных клеток, усиление первичного иммунного ответа, увеличение числа иммунокомпетентных клеток.

1,1,1,1,1,Центральная артерия 1,ГЛК реактивного центра 1,1,35 ГЛК красной пульпы 1,1,1,интактная 15 мин 1 ч после 2 ч после 4 ч после группа после ИУ ИУ ИУ ИУ Рис. 6. Динамика серотонинового индекса в структурах различных зон селезенки после иглоукалывания в различные сроки При окраске срезов селезнки гематоксилином-эозином через 15 мин после ИУ лимфоидные узелки имели разные размеры, отростчатую форму, размеры лимфоидных узелков увеличиваются. Центры размножения были сдвинуты на периферию белой пульпы. Число митозов увеличилось в 1,4 раза (табл. 4).

В трабекулах увеличилась выявляемость сосудов за счт увеличенного кровенаполнения. У контрольных крыс, получавших ИУ вне точек акупунктуры, в лимфоидном узелке увеличилось число клеток с картинами деструкции от единичных клеток на отдельных препаратах до 3,5 %, соответственно, по сравнению с интактными животными. В красной пульпе появлялись расширенные венозные синусы.

Через 1 ч после ИУ в лимфоидных узелках зональность была менее выражена, имелась тенденция к увеличению числа макрофагов в 1,2 раза. Содержание клеток с картинами митозов возросло в 1,5 раза, число эозинофилов уменьшилось в 1,6 раза. В красной пульпе определялось множество макрофагов разнообразной формы. Увеличилось на 11% число оксифильных мегакариоцитов (МКЦ). У контрольных крыс картина осталась на прежнем уровне.

Таблица Цитологические показатели красной пульпы селезенки после иглоукалывания (ИУ) на разных сроках эксперимента (M±m) Интактная 15 мин после ИУ 2 ч после ИУ 4 ч после ИУ группа Контроль Опыт Кон- Опыт Контроль Опыт троль Мегака- 2,3±0,07 2,39±0,09 2,52±0,09* 2,52±0,07 3,14±0,08* 3,12±0,09# 7,00±0,15*# риоциты Плазмоци- 0,8±0,03 0,91±0,042 0,86±0,05 2,12±0,09*# 0,79±0,1,21±0,09*# 1,41±0,07*# ты Митозы 4,5±0,34 4,9±0,29 4,45±0,15,62±1,04*# 4,85±0,37 9,81±0,47*# 6,61±0,79*# Примечание: *- р<0,05 достоверные показатели рассчитаны по сравнению с контрольными, # – р<0,05 достоверные показатели рассчитаны по сравнению с предыдущим сроком Через 2 ч после ИУ размеры некоторых лимфоидных узелков достигли своего максимума. Они имели неправильную отростчатую форму, с проникающими в красную пульпу отростками. Венозные синусы красной пульпы были расширены. Непосредственно под капсулой селезенки располагались скопления мелких лимфоцитов, за которыми прослеживалась светлая полоса, т.е.

происходило оголение ретикулярной стромы красной пульпы. Число выявляемых МКЦ увеличилось в 1,5 раза по сравнению с предыдущим сроком. Число митозов снизилось, но по-прежнему превышало таковое у интактных животных. У контрольных крыс также были выявлены расширенные венозные синусы. Однако число МКЦ красной пульпы статистически достоверно не отличалось от значений интактных животных.

Через 4 ч после ИУ некоторые лимфоидные узелки сливались между собой. В ряде лимфоидных узелков определялся выраженный реактивный центр и чткое деление на зоны, что может объясняться содержанием в них высокодифференцированных Т- и В-лимфоцитов. В мантийной зоне лимфоидных узелков увеличилось число плазматических клеток, что свидетельствует о бласттрансформации и включении в работу иммунной реакции немедленного типа. В красной пульпе число выявляемых МКЦ увеличилось более чем в 2,5 раза, число миелоцитов - уменьшилось. Число митозов снизилось в 1,4 раза по сравнению с предыдущим сроком, но не достигло первоначальных значений. Морфологическая картина контрольных крыс не отличалась от наблюдаемой в норме.

При окраске по А. Унна в селезенке через 15 мин после ИУ у лимфоцитов периартериальной зоны лимфоидного узелка вокруг ядра выявлялся темносиний узкий ободок, у части лимфоцитов маргинальной зоны появлялась метахромазия, что свидетельствует о бласттрансформации В-лимфоцитов (Лукашов Б.П., 1974). Для красной пульпы селезенки была характерна полиморфная окраска. Здесь были расположены лимфоциты с более бледной и более яркой цитоплазмой, последние иногда образовывали скопления в виде «розеток».

Подобную картину наблюдали Н.Н. Табаева, Н.Е. Гималдинова (2008) при пересадке костного мозга. Вдоль трабекул располагались тяжи из лимфоцитов (рис. 7, а).

Через 1 ч после ИУ лимфоидные узелки обладали более светлой ортохромной окраской по внешнему контуру, граничащему с красной пульпой.

Лимфоциты красной пульпы были окрашены неравномерно, в ортохромный цвет. В белой и, особенно, в красной пульпе появлялись округлые, неокрашенные жировые капли разного размера. Морфологическая картина контрольных крыс не отличалась от наблюдаемой в норме.

Через 2 ч лимфоидные узелки сливались между собой (рис. 7, б). В красной пульпе выявлялись 1-2 нечетко оформленные группы лимфоцитов, возможно, по описанию это были колониеобразующие единицы (КОЕ). Число макрофагов красной пульпы было в 1,6 раза больше, чем у контрольных крыс. В срезах контрольных животных отмечалось системное расширение венозных сосудов красной пульпы.

а б Рис. 7. Изменения белой пульпы селезнки крыс под влиянием иглоукалывания: а – тяжи из лимфоцитов; б – слияние лимфоидных узелков. Окраска по А. Унна. Микроскоп АльтамиБио. Ув.: а - 600; б - 200. Обозначения: 1 – реактивный центр; 2 – лимфоидный узелок; 3 - тяжи из лимфоцитов Через 4 ч после ИУ в красной пульпе около сосудов образовались группы из 2-3 плазмобластов. В красной пульпе число миелоцитов увеличилось в 1,раза по сравнению с интактными животными. Впервые в красной пульпе появились единичные лимфоциты с -метахромазией, что также указывает на бласттрансформацию лимфоцитов в плазмобласты.

При анализе корреляционных связей между биоаминсодержащими структурами селезнки крыс через 15 мин после ИУ нами зарегистрирована сильная положительная (r=0,93) корреляционная связь КА/КА между ГЛК реактивного центра и адренергическими нервными волокнами a. centralis, что свидетельствует о тандемном функционировании данных структур (Гущин Г.В., 1992). Корреляционная связь по моноаминам между ГЛК реактивного центра и ГЛК красной пульпы также стала положительной.

Через 1 ч после ИУ зарегистрировано максимальное число сильных положительных корреляционных связей гистамин/гистамин, в том числе между ГЛК реактивного центра и стенкой a. centralis (r=0,81). Через 2 ч регистрировалось максимальное число сильных корреляционных связей по моноаминам. Через 4 ч после ИУ значения корреляционных связей гистамин/гистамин вернулись к исходным. Сохранялись высокие положительные коэффициенты корреляции КА/КА и СТ/CТ в парах, образуемых ГЛК периартериальной зоны с ГЛК красной пульпы и ГЛК реактивного центра, что указывало на сходное функционирование этих клеток.

Таким образом, по результатам анализа данных, активными участниками раннего ответа на ИУ в акупунктурные точки GV 14 и LI 11 являются ГЛК реактивного центра, ГЛК маргинальной зоны, а также адренергические нервные волокна a. centralis лимфоидного узелка крыс. Вследствие выявления бласттрансформирующихся лимфоцитов, увеличения числа макрофагов, митотически делящихся клеток, можно сказать, что наблюдаемые под действием однократного ИУ изменения нейромедиаторов в продуцирующих и накапливающих структурах селезенки регулируют дифференцировку и пролиферацию иммунокомпетентных клеток, участвующих как в гуморальном, так и в Т-клеточном иммунном ответе.

Корреляционные связи между биоаминсодержащими клетками тимуса и структурами селезенки крыс Наши исследования по изучению влияния ИУ на содержание биогенных аминов в люминесцирующих структурах тимуса и селезенки крыс показали, что ГЛК премедуллярной зоны тимуса, тимоциты коркового и мозгового вещества, реагируют быстрее и интенсивнее, чем ГЛК субкапсулярной зоны тимуса и ГЛК красной пульпы селезенки. Наиболее чувствительными цитоструктурами к ИУ в тимусе являются премедуллярные и субкапсулярные ГЛК и тучные клетки, а в селезнке - ГЛК реактивного центра селезенки и адренергические нервные волокна центральной артериолы.

У интактных животных по соотношению гистамин/гистамин нами были выявлены сильные положительные связи между ГЛК премедуллярной и ГЛК субкапсулярной зон дольки тимуса и стенкой a. centralis селезенки, ГЛК субкапсулярной зоны дольки тимуса и ГЛК красной пульпы селезенки (рис. 8). Очевидно, они взаимосвязаны и их фазы секреции и поглощения сходны.

По соотношению КА/КА сильная положительная корреляционная связь выявлена между ГЛК субкапсулярной зоны дольки тимуса и адренергическими нервными волокнами a. centralis лимфоидного узелка селезенки. Вполне возможно, что этот факт говорит о том, что субкапсулярные клетки тимуса адренозависимы (Любовцева Л.А., 1993). В остальных исследованных парах нами были зарегистрированы связи умеренные и слабые.

Через 15 мин ИУ привело к разрыву связи между ГЛК субкапсулярной зоны дольки тимуса и адренергическими нервными волокнами a. centralis лимфоидного узелка селезенки по соотношению всех исследованных нейромедиаторов.

Корреляционные взаимоотношения по содержанию нейромедиаторов между биоаминсодержащими структурами тимуса и селезнки после иглоукалывания в иммунорегуляторные точки Интактные 2 часа 4 часа Гистамин/гистамин Катехоламины/катехоламины Рис. 8. Корреляционные связи по содержанию гистамина и катехоламинов между биоаминсодержащими структурами тимусной дольки и селезенки крыс после иглоукалывания в точки LI 11 и GV 14. Обозначения: ГЛК – гранулярные люминесцирующие клетки, ПМ - премедуллярная зона тимуса, СК – субкапсулярная зона тимуса, РЦ – реактивный центр, ЦА – центральная артериола, КП – красная пульпа; сплошная линия – умеренная корреляционная связь (r=0,3-0,69), двойная – сильная корреляционная связь (r=0,7-0,99); красный цвет указывает на положительный характер связи, синий - на отрицательный По соотношению КА/КА и СТ/СТ между ГЛК премедуллярной зоны дольки тимуса и адренергическими нервными волокнами a. centralis лимфоидного узелка селезенки корреляционная связь изменила знак и стала сильной отрицательной. Поскольку серотониновый индекс изменился мало, и функционально процессы, зависящие от исследованных нейроаминов, не изменились, можно предположить, что данный процесс идет без участия нервной системы (Гималдинова Н.Е., 2007).

Через 1 ч после ИУ по соотношению гистамин/гистамин ослабла взаимосвязь между ГЛК субкапсулярной зоны тимуса и ГЛК около реактивного центра селезенки.

По соотношению КА/КА и СТ/СТ появилась сильная положительная корреляционная взаимосвязь между ГЛК премедуллярной зоны тимуса и ГЛК около реактивного центра селезенки. Следовательно, они начали функционировать в тандеме. ИУ на этом сроке усилило эту связь, тем самым способствуя определенным клеточным формам функционировать в одинаковом режиме синтеза биогенных аминов, так как содержание этих веществ в названных структурах увеличилось. По результатам реакции А. Унна, в селезнке произошло усиление бласттрансформации, из чего можно заключить, что вырабатываемые нейромедиаторы влияют на образование В-лимфоцитов. В это же время нами зарегистрировано увеличение числа CD4+ и CD8+ лимфоцитов в реактивном центре лимфоидного узелка селезнки.

Через 2 ч после ИУ был зарегистрирован максимум положительных сильных корреляционных связей гистамин/гистамин, в том числе связь между премедуллярными ГЛК тимуса и ГЛК красной пульпы селезенки (r=0,96). Этот факт можно объяснить тем, что ГЛК красной пульпы селезенки после ИУ начинают взаимодействовать непосредственно с аминопродуцентами центрального органа иммунной системы – тимуса. По данным Кротковой О.С. (2010) на этом сроке после иглоукалывания в красной пульпе происходит размножение лимфобластов и дальнейшая их дифференцировка.

По соотношению КА и СТ обращает на себя внимание появление положительной связи ГЛК субкапсулярной зоны дольки тимуса и адренергическими нервными волокнами a. centralis селезнки, а также между премедуллярными ГЛК дольки тимуса и ГЛК красной пульпы селезенки, которые ни на одном сроке не дали взаимосвязи и, следовательно, функционировали вразнобой или находились на разных этапах секреторного цикла. Поскольку часть ГЛК красной пульпы относится к системе макрофагов (Табаева Н.Н., 2007), можно предположить, что они получают информацию через нейромедиаторы от ГЛК дольки тимуса дистантно.

Через 4 ч после ИУ значения исследованных взаимосвязей гистамин/гистамин приблизились к первоначальным показателям. По взаимодействию КА/КА и СТ/СТ зарегистрировано максимум сильных положительных связей между структурами тимуса и селезнки.

Таким образом, ИУ оказывает комбинированное влияние на процессы синтеза и инактивации биоаминов в структурах тимуса и селезнки, затрагивая не только гуморальный, но и клеточный иммунитет, стимулируя взаимодействие аминосодержащих структур исследованных нами органов иммуногенеза.

Исследование нейромедиаторов кожи крыс в области точек акупунктуры при воздействии иглоукалыванием При анализе динамики содержания гистамина, КА и СТ в дистальной точке акупунктуры LI 11 было выявлено, что после 2-мин ИУ наибольшее повышение содержания нейромедиаторов происходило через 15 мин: гистамина - в сосочковом и сетчатом слоях дермы и в жировых клетках гиподермы (табл. 5), а КА и СТ – в эпителии, в интерстициальных ТК и в адренергических нервных волокнах. В субэпителиальных ТК, в ТК около волосяных фолликулов и сальных желз ИУ не вызывало достоверных изменений содержания нейромедиаторов, что возможно, связано с меньшей зрелостью в них гепарина. В интерстициальных ТК содержание гистамина достоверно уменьшилось.

После ИУ с 10-мин экспозицией в точке LI 11 через 15 мин содержание гистамина увеличилось по сравнению с первоначальным в 4–5 раз во всех исследуемых структурах, кроме гиподермы, где его содержание возросло в 2 раза;

содержание КА и СТ увеличилось в эпителии и в адренергических нервных волокнах дермы. Наиболее высокого содержания гистамин достиг в эластических волокнах сетчатого слоя дермы, которые являются адсорбентами нейроаминов (Жирнова Н.С., 2007) и в фибробластах сосочкового слоя дермы.

Таблица Динамика люминесценции гистамина (у.е.) в структурах кожи крыс в области точек акупунктуры при 2-минутном иглоукалывании (М±m) Вне LI 11 В ТА LI 11 Вне GV 14 В ТА GV Интактные 10,11±0,92 12,71±0,46* 10,89±1,18 14,45±1,14* Через 15 мин после 33,11±1,Эпителий 36,31±1,93# 23,55±0,77# 26,00±2,15# ИУ Через 1 ч после ИУ 28,23±1,29,03±1,57# 20,75±1,41# 53,11±2,57*# Интактные 7,66±0,64 7,88±0,39 10,11±0,61 10,51±0,ФиброблаЧерез 15мин после сты сосоч- 21,66±1,01# 24,04±0,95# 15,31±1,48# 15,22±1,07*# ИУ кового слоя Через 1 ч после ИУ 13,31±1,11,44±0,78# 12,01±0,62# 49,11±1,90*# Интактные 7,88±0,88 8,01±0,72 9,01±0,55 9,00±0,Через 15мин после 10,88±0,Гиподерма 16,1±1,08# 29,00±1,82# 10,44±0,77# ИУ Через 1 ч после ИУ 28,00±2,15 17,88±1,82 27,05±1,23*# 12,55±1,23# Интактные 14,33±0,98 17,12±0,85* 18,76±1,55 19,89±1,ИнтерстиЧерез 15 мин после циальные 23,44±0,18,33±1,91# 14,03±0,32*# 21,03±0,83# ИУ ТК Через 1 ч после ИУ не опр. 12,11±0,89 не опр. 20,05±1,Примечание: * - статистически достоверные показатели по сравнению с контролем вне ТА, # - статистически достоверные показатели по сравнению с предыдущим сроком Через 1 ч после процедуры снизилось содержание гистамина в фибробластах сосочкового слоя дермы, тем не менее, эти показатели остались повышенными по сравнению с первоначальными. Содержание моноаминов снизилось в эпителии и в адренергических нервных волокнах, а в гиподерме – увеличилось на 48% (рис. 9, а).

Через 4 ч показатели люминесценции биоаминов вернулись к исходным как при 2-мин, так и при 10-мин экспозиции. На этом сроке происходило максимальное повышение функциональной активности интерстициальных ТК.

В контрольной зоне (рядом с точкой LI 11) изменения содержания нейромедиаторов были на ранних сроках менее выражены, по сравнению с иглоукалыванием в точку. Уже через 1 ч после ИУ показатели люминесценции возвратились к исходным. В дерме и гиподерме увеличение времени экспозиции иглы до 10 мин не привело к повышению содержанию моноаминов, как и в точке.

В дорзальной точке акупунктуры GV 14 через 15 мин после 2-мин экспозиции иглы содержание нейромедиаторов в исследованных структурах возросло в меньшей степени, чем в дистальной точке (рис. 9, б).

Через 1 ч после ИУ, в отличие от точки LI 11, продолжалось повышение содержания нейромедиаторов в эпителии, затем через 2 ч интенсивность люминесценции моноаминов снизилась в эпителии и в адренергических нервных волокнах, а в сосочковом слое дермы – показатели приблизились к первоначальным. Через 4 ч показатели люминесценции вернулись к исходным в остальных структурах. ТК в дерме и на границе сетчатого слоя и гиподермы не выявлялись.

а б Рис. 9. Динамика люминесценции катехоламинов при 2-минутном иглоукалывании в различных структурах кожи крыс в области точек акупунктуры: а - LI 11; б - GV 14. Примечание: * - статистически достоверные показатели по сравнению с контролем вне ТА Вне точки GV 14 через 15 мин после ИУ с 2-мин экспозицией содержание катехоламинов и серотонина возросло в эпителии, фибробластах сосочкового слоя дермы и гиподерме в меньшей степени, чем в точках акупунктуры.

После 10-мин экспозиции игл через 15 мин в дорзальной точке GV 14 наблюдался более значительный рост содержания гистамина в эпителии, в фибробластах сосочкового и эластических волокнах сетчатого слоя дермы, в интерстициальных ТК, а моноаминов – в адренергических нервных волокнах по сравнению с 2-мин экспозицией (рис. 10, б).

а б Рис. 10. Динамика люминесценции катехоламинов при 10-минутном иглоукалывании в различных структурах кожи крыс в области точек акупунктуры: а - LI 11; б - GV 14. Примечание: * - статистически достоверные показатели по сравнению с контролем вне ТА В отличие от дистальной точки через 1 ч после ИУ продолжилось увеличение содержания гистамина в исследуемых структурах кожи более чем в 2 раза.

Содержание моноаминов через 1 ч после снятия иглы в исследованных структурах снизилось, как и в дистальной точке акупунктуры.

Через 2 ч показатели содержания гистамина снизились в эпителии, фибробластах сосочкового слоя и эластических волокнах сетчатого слоя в 1,5 раза, а в гиподерме – в 2 раза. Содержание КА снизилось в эластических волокнах сетчатого слоя дермы, КА и СТ – в гиподерме и интерстициальных ТК.

Через 4 ч после ИУ с разной экспозицией показатели гистамина достигли первоначальных значений лишь в сосочковом слое дермы.

В контрольных срезах через 15 мин после процедуры содержание нейромедиаторов повысилось в меньшей степени, чем в точке: гистамина – в эпителии, фибробластах и эластических волокнах дермы, моноаминов – в эпителии, в адренергических нервных волокнах и ТК.

Таким образом, полученные данные указывают на то, что реакция в точках акупунктуры на воздействие иглы сильнее, чем в контрольных зонах. Увеличение времени экспозиции иглы приводит к увеличению содержания гистамина во всех структурах кожи в проекции обеих исследуемых точек акупунктуры, что можно охарактеризовать как начальный момент акупунктурной реакции. В дистальной точке LI 11 после удаления иглы мы наблюдаем постепенное снижение интенсивности люминесценции гистамина в тканях, а в дорзальной точке GV интенсивность люминесценции продолжает нарастать, причем это явление тем выраженнее, чем меньше экспозиция иглы.

Влияние лазеропунктуры на нейромедиаторные структуры кожи крыс в области точек акупунктуры При изучении влияния лазеропунктуры в точки LI 11 и GV 14 на динамику содержания нейромедиаторов, было установлено, что в обеих исследованных точках наибольшее повышение содержания гистамина наблюдалось через мин в эпителии; КА и СТ – в эпителии и субэпителиальных ТК. В отличие от ИУ, при лазеропунктуре уже через 2 ч наблюдалась тотальная дегрануляция тучных клеток. Ранее было установлено, что лазер воздействует на структуру воды и биологические жидкие среды, а количество поглощенной энергии (доза) зависит от наличия и числа фотоакцепторов (Инюшин В.М., 2007; Двалишвили М. Ю., 2006). Возможно, тучные клетки и являются основными поглощающими структурами (Игнатьева Е. И., 2007; Krishnaswamy G. et al., 2001; Noli C., 2001).

Увеличение времени процедуры, так же как и при ИУ, вызывало большее повышение содержания нейромедиаторов в исследованных структурах. Наиболее реагирующей точкой являлась точка GV 14. Снижение содержания нейромедиаторов в структурах кожи крыс после их повышения при лазеропунктуре происходило быстрее, чем после ИУ. При окраске препаратов методом А. Унна мы наблюдали усиление сульфатации гепарина при лазеропунктуре, что совпадает с данными других исследователей (Бадин А.М., 2003). С нашей точки зрения сульфатированный гепарин инактивирует излишки образовавшихся биогенных аминов и вызывает дегрануляцию тучных клеток, но при этом гранулы уже не содержат свободных биогенных аминов. Кроме того, лазеропунктура вызывает изменения нейромедиаторов в поверхностных слоях кожи, в отличие от иглоукалывания. Преимущественное влияние лазеропунктуры на верхние слои кожи обусловливает применение лазеропунктуры в начальных стадиях функционального состояния ТА – точки-суперпроводника, а иглоукалывания – в более поздних стадиях формирования электроаномальных точек (Никифоров В.Н., 1976, Любовцев В.Б., 2004). При воздействии акупунктуры наиболее реагирующими структурами являются эпителий, адренергические нервные волокна и ТК. В дорзальной ТА GV 14 при ИУ выявлена значительно большая реакция адренергических нервных волокон.

Серотониновый индекс в структурах кожи исследуемых точек после иглоукалывания снизился во всех структурах, особенно в эпителии и гиподерме, после лазеропунктуры – в эпителии, но остался выше 1, что говорит о превалировании супрессивных свойств структур.

Анализируя функциональное состояние тучных клеток, определяемых методом А. Унна в различных слоях кожи интактных крыс, было выявлено, что число тучных клеток в обеих изучаемых точках наибольшее в гиподерме (рис.

11). После иглоукалывания с 10-мин экспозицией иглы через 1 ч в точке LI 11 их число преобладало в сетчатом слое и таковым оставалось до 2 ч эксперимента. В точке GV 14 через 1 ч число выявляемых тучных клеток преобладало в сосочковом слое, через 2 ч после снятия иглы численное соотношение этих клеток вернулось к первоначальным результатам, а к 4 ч вновь их численное соотношение становилось таким же, как и на 1-часовом сроке. Таким образом, число тучных клеток в точке GV 14 после иглоукалывания изменялось синусоидально, а в точке LI 11 в этих же условиях происходили линейные изменения. Это подтверждает характеристику популяции ТК как быстрореагирующей субстанции (Быков В.Л., 1999). В обеих исследованных точках через 4 ч после ИУ распределение ТК оставалась иным, по сравнению с интактными животными (рис. 11).

Точка акупунктуры LI Точка акупунктуры GV 4ч 4ч 2ч 2ч 1ч 1ч инт инт 0% 20% 40% 60% 80% 100% 0% 20% 40% 60% 80% 100% под эпителием сетчатый слой гиподерма под эпителием сетчатый слой гиподерма а б Рис. 11. Общее число тучных клеток в разных слоях кожи в области точек акупунктуры LI (а) и GV 14 (б) у интактных крыс (инт) и через 1, 2, 4 ч после иглоукалывания. Примечание:

по оси абсцисс – процентное содержание клеток, по оси ординат – время после процедуры Функциональное состояние ТК различалось в зависимости от слоя кожи и локализации точки. У интактных животных преобладали ТК в фазе выделения секрета в обеих точках. После ИУ это соотношение сохранилось, но доля других видов ТК на разных сроках изменилась по-разному (рис. 12).

Точка акупунктуры LI Точка акупунктуры GV 110 1ч 2ч 4ч 1ч 2ч 4ч 1ч 2ч 4ч 1ч 2ч 4ч 1ч 2ч 4ч 1ч 2ч 4ч под сетчатый гиподерма под эпителием сетчатый гиподерма эпителием слой а б Рис. 12. Процентное содержание тучных клеток в разных слоях кожи крыс в области точек акупунктуры LI 11 (а) и GV 14 (б) через 1, 2 и 4 ч после иглоукалывания. Примечание: первый столбик - цельные (в фазе накопления), второй столбик – частично дегранулированные (в фазе выведения секрета), третий столбик – распавшиеся (завершившие секреторный цикл) тучные клетки.

Таким образом, эксперименты показали, что введение иглы изменяет нейромедиаторный статус структур кожи в области точек акупунктуры, вызывая дегрануляцию тучных клеток и, возможно, их созревание. Выделенные гранулы несут вместе с собой разные концентрации биогенных аминов и гепарина, которые влияют на механизм иммунных реакций, а также по-разному воздействуют на нервные окончания, модулируя таким образом процессы восприятия окружающей среды (Быков В.Л., 1999; Вогралик В.Г., 2005). Нашими исследованиями показано, что время воздействия, место воздействия – все это влияет на состояние тучных клеток и интенсивность реакции нейромедиаторов.

Корреляционные связи между содержанием нейромедиаторов в тучных клетках кожи и гранулярных люминесцирующих клетках тимуса при ИУ В наших экспериментах ИУ больше оказывало воздействие на точку LI 11, в связи с этим для проведения корреляционного анализа нами были использованы числовые данные этой точки. По взаимодействию всех исследованных нейроаминов у интактных животных нами выявлены сильные положительные связи между субэпителиальными ТК кожи и ГЛК премедуллярной зоны дольки тимуса, а также между интерстициальными ТК и ГЛК около реактивного центра лимфоидного узелка селезенки (рис. 13). По соотношению КА/КА и CТ/CТ сильная положительная корреляционная связь между ТК сосочкового и сетчатых слов дермы и адренергическими волокнами a. centralis лимфоидного узелка указывает на сходную динамику моноаминов в этих структурах.

Через 15 мин после снятия иглы по взаимодействию гистамин/гистамин установилась сильная корреляционная связь между интерстициальными ТК и премедуллярными ГЛК дольки тимуса, также между ТК кожи и всеми исследованными структурами селезнки. В контроле данный вид связи также усилился, но в меньшей степени. По соотношению КА/КА и CТ/CТ, установились сильные корреляционные связи между ТК обоих слов дермы и адренергическими нервными волокнами a. centralis лимфоидного узелка.

% % Через 1 ч после ИУ по соотношению гистамин/гистамин появилась сильная корреляционная связь между ТК сетчатого слоя дермы и ГЛК субкапсулярной зоны дольки тимуса. На этом сроке в субкапсулярной зоне тимуса достоверно увеличилось число CD4+ и CD8+ лимфоцитов (Иванова О.В., 2010). Между ТК кожи и всеми структурами селезнки установились сильные корреляционные связи. В контроле преобладали умеренные корреляционные связи.

По соотношению КА/КА и СТ/СТ корреляционная связь между ТК сосочкового и сетчатого слов дермы и ГЛК около реактивного центра лимфоидного узелка селезенки изменила знак с «+» на «–» и стала сильной отрицательной.

Возможно, что ГЛК лимфоидного узелка и ТК кожи функционируют в противофазах, то есть повышение концентрации моноаминов в ГЛК сопровождается снижением концентрации моноаминов в ТК дермы. В это же время усилились связи между субэпителиальными ТК и ГЛК красной пульпы селезенки. Следовательно, ТК и макрофаги начали функционировать в тандеме. Корреляционная связь между интерстициальными ТК и адренергическими нервными волокнами центральной артерии лимфоидного узелка достигла максимальных значений.

Через 2 ч после ИУ по соотношению всех исследованных нейромедиаторов установились сильные положительные связи между всеми исследованными биоаминсодержащими клетками кожи и тимуса. Корреляционная связь между ТК сетчатого слоя дермы и ГЛК премедуллярной зоны дольки тимуса достигла максимальных значений. По соотношению гистамин/гистамин усилилась связь между ТК сетчатого слоя дермы и ГЛК красной пульпы селезенки. По соотношению моноаминов обращает на себя внимание исчезновение сильной корреляционной связи между субэпителиальными ТК и ГЛК около реактивного центра лимфоидного узелка селезенки.

Через 4 ч после ИУ по соотношению гистамин/гистамин значения исследованных взаимосвязей приблизились к первоначальным показателям, по соотношению КА/КА и по соотношению СТ/СТ на этом же сроке, значения корреляционных связей, в основном, снизились.

ИУ вне точки акупунктуры привело к кратковременному усилению связи между ТК сетчатого слоя дермы и ГЛК премедуллярной зоны дольки тимуса через 15 мин, а через 1 ч показатели корреляции возвратились к исходным показателям.

Таким образом, анализ корреляционных связей между основными нейромедиаторсодержащими структурами кожи в области точек акупунктуры и дольки тимуса показал, что ИУ усиливает корреляционные связи между интерстициальными ТК и премедуллярными ГЛК дольки тимуса уже через 15 мин после процедуры по всем исследованным нейромедиаторам. Максимальное взаимодействие между исследованными клетками выявлено через 1 ч после ИУ. Существенно то, что ИУ способствует образованию связи между субкапсулярными ГЛК дольки тимуса и ТК дермы. Следовательно, в норме регуляция осуществляется через премедуллярные ГЛК дольки тимуса, а после ИУ к регуляции подключаются субкапсулярные ГЛК.

Корреляционные взаимоотношения по содержанию гистамина между биоаминсодержащими структурами кожи, тимуса и селезнки после иглоукалывания в иммунорегуляторные точки Интактные 1 час 4 часа Рис. 13. Корреляционные взаимоотношения по содержанию гистамина между биоаминсодержащими структурами кожи в проекции точки акупунктуры LI 11 и тимусной дольки и селезенки после иглоукалывания в точки LI 11 и GV 14. Обозначения: как на рис. Закономерности нейромедиаторного состава кожи человека в проекции точек акупунктуры Нами выявлено, что в коже человека, также как и в коже некоторых животных, основными биоаминсодержащими структурами являются ГЛК и тучные клетки. Выявлено, что существуют отличия в распределении нейромедиаторов в области разных точек акупунктуры лица. Так, в эпидермисе, сосочковом слое дермы и в интерстициальных ТК наибольшее содержание гистамина выявлено в точке ТЕ 17, а в ГЛК – в ТА GB 2. Наибольшее содержание КА и СТ в эпителии выявлено в точке GB 2, в адренергических нервных волокнах – в области ТА ТЕ 17, в ГЛК – точки SI 19. Из этого следует, что активная часть точек расположена на разном расстоянии от поверхности кожи, что объясняет в некоторой степени глубину укола, указанную в руководствах по иглоукалыванию (Табеева Д.М., 2001; Самосюк И.З. с соавт., 2005). Доказано, что в ТА содержание нейромедиаторов в названных структурах достоверно выше, чем вне точек. Выявлены и отличия между ТА лица, тела и конечностей. Наибольшее число тучных клеток определялось в коже в проекции лицевых ТА, которые здесь расположены в основном под эпителием и около волосяных фолликулов.

Для проверки природы всех выявленных ГЛК нами была изучена экспрессия нейронспецифической энолазы и синаптофизина в коже человека в области ТА. Были выявлены иммуннопозитивные клетки к вышеуказанным маркрам в базальном и шиповатом слоях эпидермиса, около волосяных фолликулов и в концевых секреторных отделах потовых желз. В цитоплазме некоторых кератиноцитов базального и шиповатого слоев эпидермиса определялись характерные гранулы темно-коричневого цвета, расположенные вокруг ядра (рис. 14, а). Экспрессия исследованных маркеров проявляется не на всех участках эпидермиса одинаково. Число NSE- и синаптофизинположительных кератиноцитов составляло от 3 до 30 клеток в группе. Наибольшее число NSE- и синаптофизинпозитивных клеток выявлялось в ТА CV 6. Эти клетки около волосяных фолликулов характеризовались крупными (до 35 мкм) размерами, имели полигональную неправильную или вытянутую форму и красновато-коричневые глыбовидные разнородные гранулы в цитоплазме. NSE-позитивные клетки местами контактировали с нервными волокнами, окружающими волосяную сумку.

Встречались единичные волосяные фолликулы, около которых иммунопозитивные клетки образовывали непрерывный слой, лежащий снаружи от соединительнотканной сумки (рис. 14, б). Секреторные клетки концевых отделов потовых желез кожи экспрессировали NSE и синаптофизин в разной степени. В области ТА лица и конечностей иммунопозитивные клетки встречались редко и показывали невысокий уровень NSE (табл. 6). Наибольшее их число определялось в потовых железах кожи (рис. 14, в, г).

а б в г Рис. 14. Экспрессия NSE в коже человека: а - кератиноцитами базального эпидермиса; б - в области волосяного фолликула кожи в проекции ТА ТЕ 17; в -, г - концевые секреторные отделы потовых желез в области ТА LI 11. Реакция с нейронспецифической энолазой. Микроскоп Альтами-Био. Ув.: а, в, г - 400; б - 200. Обозначения: 1 - базальные эпидермоциты; 2 – иммунопозитивные клетки В потовых железах кожи человека в проекции точки СV 6, можно выделить 2 группы NSE- и синаптофизинпозитивных клеток. Одни содержали следы исследуемого фермента, что проявлялось светло-коричневым мелкодисперсным окрашиванием цитоплазмы, а в других – цитоплазма окрашивалась в темнокоричневый цвет (рис. 14, в, г). В наших исследованиях соотношение темноокрашенных клеток к светлоокрашенным составляет 10:1. Иммунопозитивные клетки местами определялись между миоэпителиальными клетками. Наши данные отчасти совпадают с данными Zancanaro С. et al. (2003), которыми было выявлено, что антитела к NSE метили лишь нервные стволики в перигландулярных соприкасающихся тканях и нервных терминалях вокруг трубочек потовых желез. Часть NSE- и синаптофизинпозитивных клеток совпадают по локализации с ГЛК кожи.

По данным настоящего исследования, экспрессия NSE и синаптофизина в эпидермисе и концевых секреторных отделах потовых желез коррелирует между собой. Расширение зоны положительной экспрессии в базальных кератиноцитах сопровождается увеличением числа выпавших гранул NSE и синаптофизина в области петель потовых желез. Этот факт может свидетельствовать о зональности распределения клеток диффузной эндокринной системы кожи в области ТА.

Таблица Число NSE- и синаптофизинпозитивных клеток кожи человека в проекции точек акупунктуры в области секреторных отделов потовых желез (Мm) CV 6 LI 11 GV 14 SI 19 TЕ 17 PC 16,01,0* 7,00,9 5,00,35 21,01,9 4,00,NSE В ТА 15,01,1* 12,00,8 6,50,9 12,00,9 5,60,45 20,01,7 4,20,Вне ТА 15,01,1 5,00,4* 0,50,08 0,20,1 0,50,Sinapto- В ТА 11,01,3* phisin 13,00,9 3,70,2 9,10,3 0,450,09 0,30,1 0,50,Вне ТА Примечание: * - статистически достоверные показатели При анализе экспрессии иммунокомпетентных клеток кожи человека в области акупунктурных точек CD4+ клетки (Т-хелперы), в основном, локализовались в сосочковом слое дермы. Наибольшее число Т-хелперов в сосочковом слое кожи выявлено в проекции дорзальной ТА GV 14: до 27,2±1,1. Около сальных желез выявлено наибольшее число CD4+ клеток в проекции точки акупунктуры SI 19 - 19,8±1,3; в контрольной зоне их число ниже - 12,0±1,2 (p<0,05). Значительное число CD4+ клеток локализовано около волосяных фолликулов и в периваскулярной зоне кожи в проекции всех исследованных точек. В эпителии, около концевых отделов потовых желез встречались единичные CD4+ клетки. В этих случаях достоверных различий в численности этих клеток в коже в проекции точек акупунктуры и контрольной зоне не наблюдалось.

Как показали наши исследования, CD 68+ клетки (макрофаги) в коже человека встречались очень редко. Они, в основном, локализовались в области сальной железы. Это крупные клетки округлой формой, размером 15-20 мкм, с бобовидным ядром. Достоверных различий в численности этих клеток в контрольной зоне и в проекции ТА, а также между корпоральными ТА и точками лица не наблюдалось. Этот факт говорит о том, что данные клетки не являются специфичными для точек акупунктуры.

Анализ популяции PCNA-позитивных клеток (в стадии пролиферации) в коже человека установил, что чаще всего они локализовались в сосочковом слое дермы, около сальных и потовых желз. Выявлены значимые различия в численном соотношении PSNA-позитивных клеток в проекциях точек акупунктуры SI 19 и TE 17: Подобная картина наблюдалась и в контрольной зоне.

Таким образом, выявлена разница в распределении NSE- и синаптофизинпозитивных клеток в коже человека в области точек акупунктуры. Наибольшее число эндокринных клеток выявлено в вентральной ТА, иммунокомпетентных – в дорзальной ТА.

Заключение Суммируя результаты наших исследований, можно сказать, что в организме существуют тесные структурно-функциональные связи между иммунной, нервной и эндокринной системами. Совместное функционирование этих систем обеспечивает гомеостаз и жизнедеятельность организма. Существовавшие теории влияния акупунктуры на саму акупунктурную точку и внутренние органы базировались на отдельных экспериментальных данных. Но они не затрагивали общую проблему, а именно, какие цитоструктуры и нейромедиаторы функционируют, когда точки подвергаются искусственной стимуляции, а также на какие биологические цитоструктуры органов-мишеней происходит воздействие, передающееся с точек. Мы предлагаем оценивать функциональную роль акупунктуры в терминах предложенной нами гипотезы нейромедиаторной системы, осуществляющей местную регуляцию органов. Это позволяет рассматривать биоаминсодержащие структуры кожи, существование которых подтверждено многолетними исследованиями, как пусковой компонент рефлекторной деятельности, в которой наряду с нейромедиаторной и нервной системами определнные функции принадлежат и соединительнотканному матриксу. Основываясь на современных данных гистологии и собственных исследований, нами предложена принципиальная схема формирования локального ответа биоаминсодержащих структур на уровне рефлексогенной зоны кожи – точки акупунктуры (рис. 15).

В органах иммуногенеза и коже важную роль играют ГЛК – собирательное понятие, включающее в себя макрофаги, дендритные клетки, клетки диффузной эндокринной системы (Гордон Д.С., 2001; Любовцева Л.А.; 2009; Московский А.В., 2009). Эти клетки осуществляют контроль за нейромедиаторным обеспечением, тесно взаимодействуют между собой и их функционирование регулируется через нервную и эндокринную систему.

ИУ в коже в проекции точек акупунктуры увеличивает выработку нейромедиаторов в ГЛК и вызывает дегрануляцию тучных клеток; в тимусе – увеличивает обеспеченность тимоцитов катехоламинами и повышает в их микроокружении число макрофагов и дендритных клеток, создавая оптимальные условия для пролиферации и окончательной дифференцировки; в селезнке – усиливает продукцию биоаминов гранулярными клетками реактивного центра, увеличивает число митотически делящихся клеток, макрофагов, плазмоцитов. Акупунктура изменяет функциональные взаимосвязи как между центральным и периферическим органами иммуногенеза, так и между нейромедиаторсодержащими структурами кожи в проекции точек акупунктуры и органов иммуногенеза.

Результаты исследования влияния ИУ на биоаминсодержащие структуры кожи, тимуса и селезнки, проявляющегося на различных уровнях, начиная от соединительнотканного матрикса кожи до высокоспециализированных гранулярных люминесцирующих клеток, свидетельствуют об основополагающей роли нейромедиаторов в механизмах регуляции гомеостаза при акупунктуре и дают новое направление исследованиям комбинированных нейроиммунных функций, лежащих в основе общего механизма акупунктуры в лечении многих заболеваний.

ИГЛОУКАЛЫВАНИЕ Рост содержания нейромедиаторов в эпителии, субэпителиальных и интерстициальных ТК, усиление дегрануляции КЛ, КМ, КР ТК ФБ, КВ, АНВ ГИСТАМИН, СЕРОТОНИН ГИСТАМИН, СЕРОТОНИН КАТЕХОЛАМИНЫ Капилляры, нейроререцепторы и волокна ВНС КАТЕХОЛАМИНЫ Усиление корреляционных Т-Л связеймежду биоаминсоПЛ держащими клетками через АНВ АНВ 1 и 2 ч после ИУ МФ Увеличение размеров лимфоУсиление пролиферации и идных узелков, числа плаздифференцировки Т моцитов, макрофагов, числа лимфоцитов митозов Усиление Т- и В-клеточного иммунитета Рис. 15. Модель морфофункционального ответа биоаминсодержащих структур кожи и органов иммуногенеза при иглоукалывании. Обозначения: АНВ – адренергические нервные волокна, ВНС – вегетативная нервная система, ГЛК – гранулярные люминесцирующие клетки, КВ – коллагеновые волокна, КЛ – клетки Лангерганса, КМ – клетки Меркеля, КП – красная пульпа, КР –кератиноциты, Л –лимфоциты, М – макрофаги, ПЛ – плазмоциты, ПМ – премедуллярная зона тимуса, РЦ – реактивный центр, СК – субкапсулярная зона тимуса, ФБ – фибробласты ВЫВОДЫ 1. Наиболее реагирующими клетками в тимусе крыс в ответ на иглоукалывание являются премедуллярные и субкапсулярные гранулярные люминесцирующие клетки. В ответ на иглоукалывание содержание гистамина через 15 мин возрастает в премедуллярных клетках, моноаминов – в субкапсулярных клетках.

Иглоукалывание приводит к тому, что между премедуллярными гранулярными люминесцирующими клетками и тучными клетками сетчатого слоя дермы уже через 15 мин устанавливается сильная корреляционная связь, а также происходит размножение лимфоцитов, увеличение толщи и изменение формы коркового вещества, увеличение числа макрофагов в субкапсулярной зоне тимуса.

2. Наиболее реагирующими клетками в селезнке в ответ на иглоукалывание являются гранулярные люминесцирующие клетки около реактивного центра.

Через 1 ч после иглоукалывания содержание катехоламинов и серотонина в гранулярных люминесцирующих клетках около реактивного центра резко возрастает, активизируется адренергическая иннервация лимфоидного узелка, усиливается бласттрансформация лимфоцитов. Возникают сильные корреляционные связи по содержанию катехоламинов и серотонина между тучными клетками дермы и адренергическими нервными волокнами центральной артерии лимфоидного узелка селезнки; по содержанию гистамина между гранулярными люминесцирующими клетками реактивного центра и тучными клетками сетчатого слоя дермы корреляционная связь становится максимальной.

3. При иглоукалывании с 10-минутной экспозицией иглы наибольшие реакции выявлены в коже крыс в области дистальной точки акупунктуры LI 11. Через 15 мин происходит увеличение содержания гистамина в эпителии, сосочковом слое дермы и тучных клетках гиподермы, катехоламинов и серотонина – в эпителии и тучных клетках нижней трети сетчатого слоя дермы.

4. Иглоукалывание с 10-минутной экспозицией приводит к увеличению выявляемости тучных клеток кожи в проекции точки LI 11 в сетчатом слое дермы, в проекции точки GV 14 – под эпителием с увеличением их функциональной активности, продолжающейся в точке LI 11 в течение 4 ч, в точке GV 14 – 2 ч после иглоукалывания.

5. При 60-секундной лазеропунктуре наиболее реагирующей точкой у крыс является дорзальная точка акупунктуры GV 14. При этом наибольшие изменения происходят через 15 мин: повышение содержания гистамина в сетчатом слое и в гиподерме, моноаминов – в эпителии и гиподерме, дегрануляция тучных клеток определяется в нижней трети сетчатого слоя дермы.

6. Гранулярные люминесцирующие клетки кожи человека дают положительную реакцию на биоамины, синаптофизин, нейронспецифическую энолазу, обладают аргентафинностью, что позволяет причислить их к клеткам диффузной эндокринной системы. Наибольшая выявляемость NSE- и синаптофизинположительных клеток обнаружена в корпоральных точках акупунктуры.

7. Кожа человека в области дорзальных, вентральных, дистальных и лицевых точек акупунктуры отличается друг от друга по соотношению биоаминсодержащих структур (гранулярных люминесцирующих, тучных клеток и адренергических нервных волокон). Наибольшее число гранулярных люминесцирующих клеток кожи человека содержится в вентральных точках акупунктуры, а тучных клеток – в дорзальных точках. У крыс в коже отсутствуют гранулярные люминесцирующие клетки, наибольшее число тучных клеток выявлено в коже в проекции дорзальных точек акупунктуры.

8. Иглоукалывание с 10-минутной экспозицией в точки LI 11 и GV 14 приводит к изменению регуляции нейромедиаторного обеспечения изучаемых органов иммуногенеза, в основном, к 1-часовому сроку и вызывает иммунные реакции немедленного и замедленного типа. В регуляцию структурной перестройки вмешиваются гранулярные люминесцирующие клетки премедуллярной и субкапсулярной зон тимуса и гранулярные люминесцирующие клетки реактивного центра селезнки, которые сво влияние осуществляют через эпителий, тучные клетки и гранулярные люминесцирующие клетки кожи.

Практические рекомендации 1. При лечении необходимо учитывать, что акупунктура изменяет нейромедиаторный обмен в корпоральных и дистальных точках акупунктуры поразному, в связи с чем необходимо чтко обосновывать выбор точек для иглоукалывания.

2. При проведении акупунктуры необходимо точно соблюдать время экспозиции с целью достижения лечебного эффекта акупунктуры.

3. При выборе метода рефлексотерапии следует учитывать, что иглоукалывание и лазеропунктура имеют разный эффект воздействия на кожу в проекции точки акупунктуры: иглоукалывание изменяет биосинтез нейромедиаторов, лазеропунктура, в основном, приводит к изменению сульфатации гепарина в тучных клетках.

4. Необходимо учитывать, что через точки акупунктуры можно активно воздействовать на органы иммунной системы – тимус и селезнку. Для обеспечения иммуномодулирующего компонента рекомендовано включение в акупунктурный рецепт точек акупунктуры LI 11 и GV 14.

5. Необходимо включить рефлексотерапию в стандарты лечения заболеваний, связанных с иммунной патологией, а рефлексотерапевтическую помощь – в систему Обязательного медицинского страхования.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ Статьи в журналах, рекомендованных ВАК России 1. Гурьянова Е.А. Исследование гистаминсодержащих структур кожи в области точек акупунктуры у крыс после иглоукалывания / Е.А. Гурьянова, Е.В.

Любовцева, В.Б. Любовцев, Л.А. Любовцева // Вестник восстановительной медицины. - 2007. - № 4. - С. 98-100.

2. Гурьянова Е.А. Экспрессия синаптофизина и нейронспецифической энолазы в коже человека в области акупунктурных точек / Е.А. Гурьянова, Е.В. Любовцева, Л.А. Любовцева // Морфологические ведомости. - 2007. - № 3-4. - С. 1518.

3. Гурьянова Е.А. Изучение структурных особенностей кожи лица человека в точках акупунктуры различных меридианов / Е.А. Гурьянова. Е.В. Любовцева, Л.А. Любовцева, Д.Р. Биктагирова // Аллергология и иммунология. - 2007. - Т. 8, № 1. – С. 107.

4. Жирнова Н.С. Люминесцентно-гистохимическое изучение гистамина в структурах кожи после введения препаратов гиалуроновой кислоты / Н.С. Жирнова, Е.А. Гурьянова, Л.А Любовцева, С.В. Мулендеев // Вестник Оренбургского университета. - 2007. - № 6. - С. 109-114.

5. Жирнова Н.С. Реакция биоаминных структур кожи на введение контурных гелей, в основе которых стабилизированная гиалуроновая кислота / Н.С. Жирнова, Л.А. Любовцева, Е.А. Гурьянова, С.А. Жирнов // Российский журнал кожных и венерических болезней. - 2007. - № 6. - С. 59-63.

6. Гурьянова Е.А. Сравнительный анализ влияния иглоукалывания на аминосодержащие структуры кожи крыс в области некоторых точек акупунктуры / Е.А. Гурьянова, Е. В. Любовцева, Л. А. Любовцева // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. - 2008. - Том 145, № 10. - С. 456-461.

7. Гурьянова Е.А. Влияние лазерной терапии на динамику гистамина кожи в области точек акупунктуры / Е.А. Гурьянова, В.Б. Любовцев, Л.А. Любовцева, Е.В. Любовцева // Вестник восстановительной медицины. - 2008. - № 6. - С. 4244.

8. Гурьянова Е.А. Биоаминсодержащие структуры кожи крыс в области некоторых точек акупунктуры в ответ на лазеропунктуру / Е. А. Гурьянова, Л.А.

Любовцева, Е.В. Любовцева, Л.А. Голубева // Морфологические ведомости. - 2008. - № 1-2. - С. 27-28.

9. Гурьянова Е.А. Особенности биоаминсодержащих структур тимуса при иглоукалывании / Е. А. Гурьянова, Л.А. Любовцева, Е.В. Любовцева, О.В. Иванова, О.С. Кроткова // Морфологические ведомости. - 2008. - № 3-4. - С. 22-24.

10. Гурьянова Е.А. Исследование иммунокомпетентных клеток кожи в области точек акупунктуры / Е.А. Гурьянова, Д.А. Ахметова, Е.В. Любовцева и др. // Морфологические ведомости. - 2009. - № 3-4. - С. 32-35.

11. Гурьянова Е.А. Взаимовлияние нейромедиаторсодержащих структур тимуса и кожи / Е.А. Гурьянова, Е.В. Любовцева, А.В. Филоненко // Традиционная медицина. - 2009. - № 4. - С. 46-49.

12. Гурьянова Е.А. Влияние иглоукалывания на динамику нейромедиаторов в тимусе / Е.А. Гурьянова, В.Б. Любовцев, Е.В. Любовцева и др. // Вестник восстановительной медицины. - 2009. - №5. - С. 51-54.

13. Гурьянова Е.А. Анализ экспрессии эффекторных клеток иммунной системы кожи человека в проекции акупунктурных точек / Е.А. Гурьянова // Традиционная медицина. - 2010. - № 3. - С. 46-49.

14. Филоненко А.В. Рефлексотерапия в регуляции иммунологической реактивности новорожденных с перинатальным поражением нервной системы / А.В.

Филоненко, Е. А. Гурьянова, А. И. Сергеева // Традиционная медицина. - 2011. - № 1. - С. 46-49.

15. Любовцева Л. А. Нейроэндокринные клетки кожи и слизистой оболочки околоносовых пазух в норме и при аллергическом полипозном риносинусите / Л. А. Любовцева, О.А. Ефремова, Е.А. Гурьянова // Фундаментальные исследования. - 2011. - № 5. - С. 89-94.

16. Гурьянова Е.А. Морфологические и иммуногистохимические особенности селезнки крыс после иглоукалывания / Е.А. Гурьянова, О.С. Кроткова, Е.В.

Любаева // Морфологические ведомости. - 2011. - № 1. - С. 89-94.

17. Ефремова О. А. Анализ экспрессии нейроэндокринных клеток слизистых оболочек носа и кожи / Л.А. Любовцева, О.А. Ефремова, Е.А. Гурьянова, Л.К.

Леонова // Морфологические ведомости. - 2011. - № 2. - С. 46-49.

Тезисы 18. Гурьянова Е.А. Сравнительный анализ биогенных аминов кожи в различных точках акупунктуры у крыс при разной экспозиции игл / Е.А. Гурьянова, Е.В. Любовцева, В.Б. Любовцев, Л.А. Любовцева // Морфология. - 2006. - № 6. - С. 42.

19. Гурьянова Е.А. Сравнительная характеристика тучных клеток кожи крыс в области различных точек акупунктуры / Е.А. Гурьянова, Л.А. Любовцева, Е.В.

Любовцева и др. // Морфология. - 2006. - № 2. - С. 34.

20. Гурьянова Е.А. Влияние суджидерма на локализацию гистамина кожи в области акупунктурной точки ТE 17 / Е.А. Гурьянова, Н.С. Жирнова, Л.А. Любовцева и др. // Материалы Всероссийской конференции «Современные аспекты гистогенеза…». Морфология. - 2007. - Т. 131, № 3. - С. 53.

21. Гурьянова Е. А. Влияние аутопересадки костного мозга на состояние биоаминсодержащих структур селезнки / Е.А. Гурьянова, Е.В. Любовцева, Л.А.

Любовцева, Н.Н. Табаева // Российский иммунологический журнал. - 2008. - Т. (11), № 2-3. - С. 113.

22. Гурьянова Е.А. Люминесцентно-гистохимическое исследование биоаминсодержащих структур тимуса после иглоукалывания / Е.А. Гурьянова, Л.А. Любовцева, О.В. Иванова // Материалы конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Д.А. Жданова. Морфология. - 2008. - Т. 133, №4. - С. 64.

23. Гурьянова Е.А. Влияние иглоукалывания на биоамины селезенки крыс / Е.А. Гурьянова, Л.А. Любовцева, О.В. Иванова, О. С. Кроткова // Материалы докладов IX конгресса международной ассоциации морфологов. Морфология. - 2008. - Т. 133. - №2. - С. 37-38.

24. Любовцева Л.А. Местная регуляция органов биоаминсодержащими клетками / Л.А. Любовцева, Е.В. Любовцева, Е.А. Гурьянова, А.В. Московский // Морфология. - 2009. - №4. - С. 41.

Монография 25. Особенности кожи в области точек акупунктуры / Е.А. Гурьянова, Л. А.

Любовцева // Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 2009. - 184 с.

Другие публикации 26. Гурьянова Е.А. Исследование аминергических структур селезенки в условиях действия токсического стресс-фактора / Н.Н. Голубцова, Л.А. Любовцева, Е.А. Гурьянова // Материалы III Всеросс. конфер. с межд. участ. «Механизмы функционирования висцеральных систем». - Санкт-Петербург, 2003. - С. 75-76.

27. Гурьянова Е.А. Люминесцентно-гистохимическая характеристика кожи крыс после иглоукалывания / Е. А. Гурьянова, Л.А. Любовцева // Материалы 4-й Всероссийской конференции «Ретиноиды» - Бабухинские чтения в Орле. Вып.

23. - Москва, 2005. - С. 104-105.

28. Гурьянова Е.А. Точки акупунктуры как элемент периферического механизма регуляции висцеральных систем (тезисы) / Е. А. Гурьянова, Л.А. Любовцева, В.Б. Любовцев // Материалы научной конференции «Механизмы функционирования висцеральных систем». - Санкт-Петербург, 2005. - С. 81-82.

29. Гурьянова Е.А. Влияние некоторых методов акупунктуры на показатели биоаминов в крови и лейкоцитарную формулу / Е.А. Гурьянова, А.С. Павлова, Т.А. Куриленко // Естествознание и гуманизм. Сб. научных работ. - Томск, 2005.

-Том 2, №3. - С. 78.

30. Гурьянова Е.А. Гистохимическое исследование тучных клеток кожи крыс в области точек акупунктуры при иглоукалывании / Е. А. Гурьянова, Л.А. Любовцева, Е.В. Любовцева и др. // Материалы научного совещания «Актуальные проблемы учения о тканях». - Санкт-Петербург, 2006. - С. 39-40.

31. Гурьянова Е.А. Исследование структур кожи лица у человека / Е. А. Гурьянова, Л.А. Любовцева, Н.С. Жирнова // Материалы 5-й Всеросс. конф. «Ретиноиды» - Бабухинские чтения в Орле. Москва, 2006. - Вып. 24. - С. 120-122.

32. Гурьянова Е.А. Влияние иглоукалывания на биоаминсодержащие структуры тимуса и селезенки крыс / Е. А. Гурьянова, Л.А. Любовцева, О.С. Кроткова, О.В. Иванова // Материалы XII международного симпозиума «Экологофизиологические проблемы адаптации». - Москва, 2007. - С. 133–135.

33. Гурьянова Е.А. Биоаминное обеспечение структур кожи лица в области различных точек акупунктуры / Е. А. Гурьянова, Е.В. Любовцева, Л.А. Любовцева, О.С. Кроткова // Вестник РУДН. - 2007. - № 6. - С. 412-417.

34. Гурьянова Е.А. Ранние и поздние изменения гистамина в области точек акупунктуры у крыс при воздействии возбуждающим методом / Е. А. Гурьянова, Е.В. Любовцева, Л.А. Любовцева, В.Б. Любовцев // Материалы конгресса «Традиционная медицина – 2007». - Москва, 2007. - С. 287-290.

35. Гурьянова Е.А. Экспрессия нейронспецифической энолазы в коже в области точек акупунктуры / Е. А. Гурьянова, Е.В. Любовцева, В.Б. Любовцев, Л.А.

Любовцева // Сб. трудов Международного конгресса «Здоровье и образование в XXI веке». - Москва, 2007. - С. 221-222.

36. Гурьянова Е.А. Сравнительный анализ биоаминсодержащих структур кожи в области различных точек акупунктуры лица / Е. А. Гурьянова, Л.А. Любовцева, О.С.Кроткова, О.В. Иванова // Сб. трудов «Естествознание и гуманизм». - Томск, 2007. - Т. 4, № 2. - С. 50-51.

37. Гурьянова Е.А. Корреляционные взаимоотношения между аминосодержащими структурами кожи человека в области акупунктурных точек / Е.А. Гурьянова, Л.А. Любовцева, Е.В. Любовцева // Вестник РУДН. - 2008. - № 1. - С. 421425.

38. Гурьянова Е.А. Ранняя реакция моноаминсодержащих структур селезенки на иглоукалывание / Е А. Гурьянова, Л.А. Любовцева, Е.В. Любовцева // Сб. материалов "Морфология в теории и практике". - Чебоксары, 2008. - С. 70-73.

39. Гурьянова Е.А. Корреляционные взаимоотношения между численностью тучных клеток в области точек акупунктуры / Е.А. Гурьянова, О.В. Иванова, Л.А. Любовцева // Сб. трудов конф. Открытого фестиваля студ. молодежи. - Чебоксары, 2008. - С. 150-152.

40. Гурьянова Е.А. Изменение серотонинового индекса в структурах селезенки после иглоукалывания в разные сроки / Е.А. Гурьянова, Л.А. Любовцева, О.В.

Иванова // Материалы Всероссийской конф. «Здоровьесберегающие технологии в образовательной среде». - Чебоксары, 2007. - С. 13-17.

41. Гурьянова Е.А. Исследование функционального состояния тучных клеток кожи в области точек акупунктуры после иглоукалывания / Е.А. Гурьянова, Л.А.

Любовцева, А. А. Шабукова // Нижегородский медицинский журнал. – 2008. - № 5. - С. 110-114.

42. Гурьянова Е.А. Ранняя реакция трансмиттерных систем кожи крыс на аку- и лазеропунктуру / Е.А. Гурьянова, Е.В. Любовцева // Сб. материалов конференции АСВОМЕД. - Сочи, 2007. - С. 18.

43. Гурьянова Е.А. Исследование аминосодержащих структур кожи в области точек акупунктуры у крыс после иглоукалывания (статья) / Е. А. Гурьянова, Л.А.

Любовцева, Е.В. Любовцева, Н.Н. Табаева // Вестник ЧГПУ. - 2007. - №4 (56). - С. 15-20.

44. Гурьянова Е.А. Особенности биоаминсодержащих структур тимуса после иглоукалывания / Е. А. Гурьянова, Л.А. Любовцева, О.В. Иванова // Сб. трудов «Человек. Гражданин. Учный». - Чебоксары, 2008. - С. 130.

45. Гурьянова Е.А. Корреляционные взаимоотношения между биоаминсодержащими структурами тимуса и селезнки при иглоукалывании / Е. А. Гурьянова, Л.А. Любовцева, О.С. Кроткова // Сб. трудов «Человек. Гражданин. Учный». - Чебоксары, 2008. - С. 131.

46. Гурьянова Е.А. Морфологическая характеристика селезнки крыс после однократного иглоукалывания / Е.А. Гурьянова, Л.А. Любовцева, О.С. Кроткова, О.В. Иванова // Сб. трудов «Человек. Гражданин. Учный». - Чебоксары, 2008. - С. 139.

47. Гурьянова Е.А. Влияние иглоукалывания на нейромедиаторный статус тимуса и селезнки / Е.А. Гурьянова // Материалы Всероссийской научно-практ.

конференции «Перспективы развития восстановительной медицины». - Белокуриха, 2009. - С. 18.

48. Гурьянова Е.А. Особенности взаимодействия биоаминсодержащих клеток кожи в области точек акупунктуры и селезенки после иглоукалывания / Е.А.

Гурьянова, Л.А. Любовцева // Материалы научно-практ. конференции с международным участием. - Смоленск, 2009. - С. 22-24.

49. Гурьянова Е.А. Анализ популяции тучных клеток тимуса крыс при воздействии иглоукалыванием и лазеропунктурой / Е.А. Гурьянова, Л.А. Любовцева, О.С. Кроткова, О.В. Иванова // Сборник трудов X Межд. конгресса «Современные проблемы аллергологии, иммунологии и иммунофармакологии». - Казань, 2009. - С. 281-282.

50. Гурьянова Е.А. Тучные клетки в тимусе крыс при акупунктурных методах воздействия / Е.А. Гурьянова, Л.А. Любовцева, О.С. Кроткова, О. В. Иванова // Материалы Межд. научн. конференции, посвященной 65-летию Ивановской школы морфологов. - Иваново, 2009. - С. 21-24.

51. Гурьянова Е.А. Особенности влияния акупунктуры на селезнку крыс / Е.А. Гурьянова, Е.В. Любовцева, В.Б. Любовцев, Л.А. Любовцева // Курортные ведомости. - 2009. - № 5 (56): материалы Международного конгресса «Здравница - 2009». - С. 64.

52. Гурьянова Е.А. Иммуностимулирующее действие иглоукалывания на лимфоидные структуры селезнки крыс / Е.А. Гурьянова, О.С. Кроткова, О.В.

Иванова, Л.А. Любовцева // Вятский медицинский вестник. - №1. - 2009. - С. 74.

53. Гурьянова Е.А. Специфичность реакции селезнки крыс на лазеропунктуру и иглоукалывание / Е.А. Гурьянова, Е.В. Любовцева, В.Б. Любовцев, Л.А.

Любовцева // Сб. трудов Международного конгресса «Здоровье и образование в XXI веке». - Москва, 2009. - С. 221-222.

54. Кроткова О. С. Исследование корреляционных связей между биоаминсодержашими структурами тимуса и селезнки после иглоукалывания / О.С. Кроткова, Е.А. Гурьянова, О.В. Иванова // Сб. материалов VI международной научнопракт. конф. – Тамбов: ТАМБОВПРИНТ, 2009. - С. 85-86.

55. Гурьянова Е.А. Реакции нейромедиаторных структур кожи человека в проекции точек акупунктуры на иглоукалывание / Е.А. Гурьянова // Материалы международн. научн. школы «Наука и инновации 2010». - Йошкар-Ола: Маргу, 2010. - С. 165-167.

56. Гурьянова Е.А. Взаимодействие нейромедиаторных структур тимуса и селезнки при иглоукалывании / Е.А. Гурьянова // Материалы конференция «Морфология клетки». - Москва, 2010. - С. 86-88.

57. Гурьянова Е.А. Динамика нейротрансмиттеров селезенки при иглоукалывании / Е.А. Гурьянова, О.С. Кроткова, Л.А. Любовцева, Е.В. Любовцева, Л.А.

Алексеева // Успехи современного естествознания. - 2010. - №6. - С. 77.

58. Гурьянова Е.А. Функциональные взаимосвязи между тучными клетками кожи и цитоструктурами тимуса белых крыс / Е.А. Гурьянова // Журнал теоретической и практической медицины. – 2010. – Том 8. - С. 39-41.

59. Гурьянова Е.А. Реакции нейромедиаторных структур тимуса и селезнки на иглоукалывание / Е.А. Гурьянова // Рефлексотерапевт. – № 1. – 2011. - C. 3941.

60. Любовцева Е. В. Эндокриноподобные клетки в кроветворных органах / Е.В. Любовцева, Л.А. Любовцева, Е.А. Гурьянова // Материалы 5 международн.

научн. школы «Наука и инновации 2010». - Йошкар-Ола: Маргу, 2010. - С. 286289.

61. Кроткова О. С. Иммунокомпетентные клетки-мишени центрального и периферического органов иммунитета у мышей при иглоукалывании / О.С. Кроткова, Е.А. Гурьянова, Е.В. Любовцева // Материалы конф. «Морфология клетки». - Москва, 2010. - С. 125-127.

62. Gurianova E.A. Special Features Of The Reaction Of Monoamine Contents Thymus And Lien`s Structure Of Rat / E.A. Gurianova, O.S. Krotkova // http://www.webmedcentral.com/article_view/1263. Гурьянова Е.А. Реакции трансмиттерных систем рефлексогенных зон кожи человека на акупунктуру / Е.А. Гурьянова // Медицина и образование в Сибири.

- 2010. - №6. http://www.ngmu.ru/cozo/mos/article/text_full.php?id=464. Гурьянова Е.А. Взаимовлияние нейромедиаторов в структурах кожи и селезнки белых крыс после иглоукалывания / Е.А. Гурьянова // Материалы 8-й Всероссийской конференции «Ретиноиды» - Бабухинские чтения в Орле. Москва, 2011. - Вып. 32. - С. 64-66.

65. Гурьянова Е.А. Закономерности влияния акупунктуры на взаимодействие биоаминсодержащих клеток центрального и периферического органов иммуногенеза / Е.А. Гурьянова // Материалы всероссийской научно-практ. конф. «Актуальные проблемы биологии». Чебоксары: Чуваш. гос. пед. ун-т, 2011. - С. 87-89.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ ИУ –иглоукалывание ВНС – вегетативная нервная система ТА – точки акупунктуры АП - акупунктура ТК – тучные клетки КА – катехоламины СТ – серотонин ГЛК – гранулярные люминесцирующие клетки у.е. – условные единицы МАО – моноаминооксидаза ЦАМФ, ЦГМФ – циклические нуклеотиды АХ – ацетилхолин ЭКС – электрокожное сопротивление ЭП – электропроводность NSE –нейронспецифическая энолаза S –синаптофизин МКАТ – моноклональные антитела Ig – иммуноглобулин SP – субстанция Р КМ – клетки Меркеля КЛ – клетки Лангерганса







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.