WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

АЛЕКСЕЕВ ВЛАДИСЛАВ ВЕНИАМИНОВИЧ

МОРФОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ СТАНОВЛЕНИЕ

И РАЗВИТИЕ ЭНДОКРИННЫХ ЖЕЛЕЗ У БЫЧКОВ

В ПОСТНАТАЛЬНОМ ОНТОГЕНЕЗЕ, СОДЕРЖАЩИХСЯ

В РАЗНЫХ РЕЖИМАХ АДАПТИВНОЙ ТЕХНОЛОГИИ

03.00.25 – гистология, цитология, клеточная биология

03.00.13 – физиология


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Чебоксары 2008

Работа выполнена в научно-исследовательской лаборатории

экспериментальной биологии ГОУ ВПО «Чувашский государственный

педагогический университет им. И. Я. Яковлева»

Научный консультант:  доктор ветеринарных наук, профессор

  Шуканов Александр Андреевич

Официальные оппоненты: доктор биологических наук, профессор

  Усенко Виктор Иванович

                         доктор биологических наук, профессор

Максимов Владимир Ильич

 

  доктор биологических наук, профессор

  Нигматуллина Разина Рамазановна

Ведущая организация:  ФГОУ ВПО «Московский государственный

университет им. М. В. Ломоносова»

Защита диссертации состоится  «18 » июля 2008 г. в 1230  часов на заседании диссертационного совета ДМ 212. 300. 03 при  ГОУ ВПО «Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева» (428000, г. Чебоксары, ул. К. Маркса, 38, ГОУ ВПО «ЧГПУ», тел.: (8352) 62-02-83, е-mail: rektorat@chgpu.edu.ru).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке

ГОУ ВПО «ЧГПУ им. И. Я. Яковлева»

Автореферат разослан «       »  июня 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

докт. биол. наук, профессор                        Л. Н. Воронов

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Стратегической целью реализации приоритетного национального проекта по эффективному развитию агропромышленного комплекса России является обеспечение ее продовольственной безопасности (С. Г. Митин, 2005; А. В. Гордеев, 2006).

Известно, что от бесперебойного и достаточного по медицинским нормам снабжения населения основными продуктами питания зависят судьбы людей, поддержание их активной и здоровой жизни. Ухудшение же питания населения влечет за собой необратимые демографические изменения, увеличивает социальную и межрегиональную напряженность (А. С. Малахов, 2000; В. Н. Сергеев, 2000; Н. И. Стрекозов, Л. Л. Комаров, 2001; А. Т. Мысик, 2006 и др.).

Ведение животноводства в современных условиях неизбежно сопровождается антропогенными вмешательствами в эволюционно сложившиеся цепи питания, среду обитания животных, биологические циклы их развития, отношения с сообществом вирусов и бактерий (В. С. Бузлама, 2000; А. М. Смирнов и соавт., 2001; Б. Д. Кальницкий и соавт., 2001; А. Ф. Кузнецов, М. С. Найденский, А. А. Шуканов и соавт., 2001; Е. С. Воронин и соавт., 2002; Н. С. Шведова, Г. И. Боряев, Ю. Н. Федоров и соавт., 2004). При этом имеют место перенапряжение функций систем-детерминантов адаптации, нарушение их координации, изменение механизма биохимических реакций, приводящие к  развитию стресса в организме и его вредных последствий: интенсификации процессов свободно-радикального окисления; угнетению клеточного и гуморального звеньев естественного иммунитета; возникновению иммунодефицитного состояния организма (А. Т. Шахов и соавт., 2000; А. И. Кузнецов, Г. А. Ручкина, 2000; Т. В. Гарипов и соавт., 2003; П. Я. Гущин и соавт., 2005; Ю. Н. Федоров, 2005 и др.).

В то же время по данным А. В. Жарова, В. П. Шишкова, 1998; А. И. Кузнецова, Г. А. Ручкиной, 2003; В. Ф. Лысова, В. И. Максимова, Н. Р. Игламова, 2004; Н. М. Бережной и соавт., 2007; Е. А Корневой и соавт., 2007 и др., адаптационные и компенсаторные реакции организма запускаются под влиянием физиологических и патологических стимулов. Ответ организма на действие последних выражается в повышении расходования энергии с усиленным распадом веществ и реконструкцией структур. На начальных этапах адаптационных и компенсаторных реакций включаются адаптивные механизмы регуляции гомеостаза. Снижается содержания белка, гликогена, усиливается тучноклеточная реакция с дегрануляцией клеток и выделением биогенных аминов, возрастает активность оксиредуктаз и гидролаз, повышается интенсивность синтеза РНК в клетках на существующих структурах (срочная адаптация с усилением синтеза ферментных и структурных белков). В более поздние сроки происходит репликация ДНК (долгосрочная, радикальная адаптация), обеспечивающая гипертрофию существующих структур, соматическую полиплоидию с расширением энергетической и материальной базы клеток, особенно нейроэндокринной и лимфоидной тканей. В итоге полностью или частично восстанавливается гомеостаз организма на новом уровне энергетических, метаболических, нейрогормональных и иммунных отношений, в том числе с развертыванием рекомбинационных преобразований.

Однако свойства организма к компенсаторно-приспособительной перестройке гомеостаза не безграничны. Диапазон варьирования подвижных или функционирующих структур и интенсивность биологических процессов имеет определенные морфофизиологические пределы. Поэтому, как отмечают Е. Я. Каплан и соавт. (1990), Г. А. Ноздрин (1992), А. А. Шуканов и соавт. (1996), Л. А. Любовцева и соавт. (1998), В. И. Усенко (1999), М. Н. Аргунов и соавт. (2000), А. Ф. Кузнецов и соавт. (2001), И. Ю. Мусина и соавт. (2002), В. А. Голиченков (2004), Ф. Г. Набиев и соавт. (2004), В. И. Ноздрин (2006), Р. Р. Нигматуллина и соавт., (2006), В. С. Григорьев, В. И. Максимов (2006) и др., научное обоснование принципов управления механизмами формирования морфофизиологической и биохимической адаптации организма, а также фармакологической регуляции адаптивных, продуктивных и репродуктивных функций животных с применением биогенных соединений является актуальной проблемой современной биологической науки и биотехнологии.

На основании изложенного выше целью исследований явилось изучение динамики морфофизиологического состояния тимуса, щитовидной железы, надпочечников и гонад у бычков в постнатальном онтогенезе при адаптивной технологии содержания с применением «Пермаита», «Пермамика», «Полистима», «Сувара» и «ДАФС-25».

Исходя из поставленной цели, для решения были выдвинуты следующие задачи исследований:

1. Определить воздействие «Пермаита», «Пермамика», «Полистима», «Сувара» и «ДАФС-25» на структурно-функциональное становление и развитие вилочковой и щитовидной желез, надпочечников и семенников у бычков на различных этапах их жизнедеятельности.

2. Изучить характер изменений клинико-физиологических и ростовых показателей  у животных в моделируемых условиях.

3. Выявить динамику параметров морфометрии структур тимуса, щитовидной железы, надпочечников и семенников.

4. Установить характер колебаний гематологического и биохимического профилей организма в зависимости от экспериментальных условий.

5. Оценить органолептические, физико-химические и спектрометрические показатели качества мяса.

6. Установить экономическую эффективность сочетанного назначения бычкам «Сувара» с «Полистимом» и «Сувара» с «ДАФС-25», а также их экологическую безопасность для организма.

7. Разработать практические предложения по совершенствованию адаптивной технологии выращивания, доращивания и откорма бычков с учетом онтогенетических особенностей становления и развития морфофизиологического статуса изучаемых эндокринных желез.

Научная новизна. Впервые выявлены онтогенетические особенности в характере изменений структурно-функционального состояния вилочковой и щитовидной желез, надпочечников и гонад, а также морфологического и биохимического профилей крови у бычков, содержавшихся в разных режимах адаптивной технологии.

Проведена комплексная морфофизиологическая оценка эффективности применения животным «Пермаита», «Пермамика», «Полистима», «Сувара» и «ДАФС-25» в биогеохимических условиях Чувашского Присурья.

Теоретически обоснована целесообразность совместного использования «Сувара» с «Полистимом» и «Сувара» с «ДАФС-25» бычкам, выращенным в раннем постнатальном онтогенезе в условиях пониженных (–4,4…–8,0 °С) и повышенных (8,7…20,5 °С) температур с дальнейшим содержанием по интенсивной технологии.

Экспериментально доказана индифферентность органолептических, физико-химических и спектрометрических показателей мяса к испытуемым биогенным соединениям.

Новизна полученных научных положений, выводов и рекомендаций подтверждена приоритетом изобретения № 2003100177/13(000043) от 04. 01. 2003 г.

Практическая значимость. Разработаны научно обоснованные схемы комбинированного назначения бычкам «Сувара» соответственно с «Полистимом» и «ДАФС-25» в условиях адаптивной технологии выращивания, доращивания и откорма с учетом биогеохимических особенностей Чувашского Присурья, направленные на  более полную реализацию генетического резерва резистентности, продуктивности организма и производство экологически чистой мясной продукции, а также определены их экономические аспекты.

Результаты исследований внедрены через Чувашский центр научно-технической информации (информлистки №№ 82-025-02, 82-035-02, 82-101-03. – Чебоксары, 2002-2003).

Реализация результатов исследований. Научные положения и разработки работы включены в учебник для вузов РФ «Гигиена животных» (М., 2001); используются в учебном процессе ГОУ ВПО «Чувашский государственный педагогический университет им. И.Я. Яковлева», ФГОУ ДПОС «Чувашский институт переподготовки и повышения квалификации руководящих кадров и специалистов агропромышленного комплекса», ФГОУ ВПО «Казанская государственная академия ветеринарной медицины им. Н.Э. Баумана» и производственной деятельности сельскохозяйственных предприятиях разных типов и форм собственности Чувашской Республики.

Апробация работы. Основные научные положения, выводы и рекомендации диссертации доложены на I – IV Международных научных симпозиумах (СПб., Россия, 2001, 2003, 2005, 2008); I съезде физиологов СНГ (Сочи, 2005); XVIII – XX съездах физиологического общества им. И.П. Павлова (Казань; М., 2001; Екатеринбург, 2004; М., 2007); Международных (СПб, 2002, 2004-2006; Казань, 2003, 2005); Всероссийских (Орел, 2000; СПб., 2002, 2005; М., 2003; Казань, 2004; Чебоксары, 2006 - 2008); региональных (Чебоксары, 2001-2006; Казань, 2002) и республиканских (Чебоксары, 2006-2007) научно-практических конференциях; заседаниях Чувашского отделения физиологического общества России им. И. П. Павлова (Чебоксары, 2007-2008); научных сессиях докторантов, научных сотрудников, аспирантов и соискателей  ГОУ ВПО «ЧГПУ им. И.Я. Яковлева» (Чебоксары, 2001-2008), межкафедральном заседании биолого-химического факультета ГОУ ВПО «ЧГПУ им. И.Я. Яковлева» (Чебоксары, 2008).

Практические предложения работы были экспонированы на Всероссийских выставках-ярмарках «Регионы – сотрудничество без границ» (Чебоксары, 2001-2008).

Научные положения, выносимые на защиту:

1. Онтогенетические особенности роста, развития, морфофизиологического состояния тимуса, щитовидной железы, надпочечников и гонад, гематологической и биохимической картины, а также органолептические и физико-химические свойства мяса у бычков находятся в зависимости от температурных, технологических факторов и назначения им «Пермаита», «Пермамика», «Полистима», «Сувара» и «ДАФС-25».

2. Выявленные закономерности структурно-функционального совершенствования изучаемых желез внутренней секреции у животных в постнатальном онтогенезе отражают разную степень адаптированности и эврибионтности организма к моделируемым условиям экспериментов.

3. Физиологические системы, обеспечивающие ростовые процессы, становление и развитие этих эндокринных желез у бычков коррелируют с научно обоснованными схемами использования испытуемых биогенных соединений с учетом биогеохимических особенностей Чувашского Присурья.

4. Внедрение разработанных нами схем комбинированного назначения животным «Сувара» с «Полистимом» и «Сувара» с «ДАФС-25» в условиях адаптивной технологии способствует эффективной реализации приспособительных, защитных и продуктивных функций организма.

Публикация. По теме диссертации опубликовано 42 работы, в том числе 22 в центральной печати, из них 8 в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных ВАК России.

Структура и объем диссертации. Работа включает следующие разделы: введение (7 с.), обзор литературы (43), собственные исследования (217), обсуждение результатов исследований (16), выводы (2), предложения производству (1), список литературы (48) и приложения (10 с.).

Диссертация изложена на 348 страницах компьютерного исполнения, содержит 97 таблиц, 88 рисунков. Список литературы включает 465 источников, в том числе 65 зарубежных.

2. СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

2. 1. Материалы и методы исследований. Работу выполняли в течение 2001-2008 гг. в научно-исследовательской лаборатории экспериментальной биологии при кафедре биологии ГОУ ВПО «Чувашский государственный педагогический университет им. И.Я. Яковлева», биохимической лаборатории ОАО «Свияжский мясокомбинат» Зеленодольского района Республики Татарстан и комплексе по производству молока сельскохозяйственного производственного кооператива им. В.И. Чапаева Шумерлинского района Чувашской Республики в соответствии с государственными планами НИОКР (№№ госрегистраций 01.99.0005751 и 01.2003.02102).

Проведено восемь серий научно-хозяйственных опытов и лабораторных экспериментов с использованием 240 бычков. Во всех сериях наблюдений были сформированы соответственно по три группы бычков-аналогов с учетом клинико-физиологического состояния, породы, возраста, пола, живой массы по 10 животных в группе. Исследования проведены на фоне сбалансированного кормления по основным показателям в соответствии с нормами и рационами ВАСХНИЛ (А. П. Калашников и соавт., 2003). При выращивании бычков в условиях пониженных температур уровень молочного кормления устанавливали выше норм ВАСХНИЛ на 20 % (А. А. Шуканов и соавт., 1989).

В ходе всех серий опытов животных первой группы (контроль) содержали на основном рационе (ОР). В первых двух сериях животным второй группы на фоне ОР с 20- до 120-дневного возраста скармливали «Пермаит» Первомайского месторождения Чувашской Республики ежедневно в дозе 1,25 г/кг массы тела (м.т.), третьей – «Пермамик» Новоайбесинского месторождения ЧР в аналогичной дозе. В третьей и четвертой сериях опытов бычкам второй группы применяли «Пермамик» в вышеуказанной дозе, третьей – «Пермамик» совместно с внутримышечной инъекцией «Полистима» в их 1-, 5-, 180- и 360-дневном возрасте (в начале периодов выращивания, доращивания и откорма) из расчета соответственно по 0,1, 0,1, 0,04 и 0,03 мл/кг м.т. В пятой и шестой сериях опытов животным второй группы скармливали «Пермамик» в сочетании с «Полистимом», третьей – «Сувар» из расчета 25-50 мг/кг м.т. в течение каждых 20 дней с 10-дневными интервалами с 2 до 120-дневного возраста  в комбинации с «Полистимом» согласно указанным выше схемам. В седьмой и восьмой сериях экспериментов бычкам второй группы на фоне ОР применяли «Сувар» в общепринятой  дозе в сочетании с «Полистимом», третьей – «Сувар» совместно с внутримышечным  введением в 1, 25 и 50-ый день жизни селеноорганического антиоксиданта «ДАФС-25» в дозе по 0,1 мг/кг м.т.

Животных всех групп через сутки после рождения до 30-дневного возраста содержали в индивидуальных домиках, затем до 120-дневного – в павильонах, установленных на открытом воздухе (соответственно при пониженных: –2,2...–13,0; –2,8...–17,9; –5,2…–11,3; –4,4…–8,0°С и повышенных: 12,7...21,2; 4,9...20,3; 7,2…21,4; 8,7…20,5 °С температурах среды), а с 121- до 540-дневного возраста (продолжительность опытов) – в типовых помещениях согласно ВНТП Ф1-93 (схема).

Во всех восьми сериях опытов у 5 животных из каждой группы на 1-, 30-, 60-, 90-, 120-, 180-, 360- и 540-день жизни изучали показатели роста тела, клинико-физиологического состояния и гематологической картины. В последних двух сериях дополнительно определяли некоторые биохимические показатели сыворотки крови.

После убоя в 30-, 120- и 540-дневном возрасте у бычков определяли органолептические, физико-химические свойства мяса и морфометрические параметры структур тимуса, щитовидной железы, надпочечников и семенников.

Исследования проводили с применением следующих тестов:

1) клинико-физиологических – определение температуры тела ртутным термометром, числа ударов пульса и дыхательных движений в 1 мин и сокращений рубца в 2 мин, изучение состояния носового зеркальца, кожи, волосяного покрова, видимых слизистых оболочек глаз, носовой полости, подчелюстных, предлопаточных и коленной складки лимфатических узлов и проведение визуального осмотра конечностей общепринятыми в клинической практике методами, массы тела, ее среднесуточного прироста и коэффициента роста по данным ежемесячных взвешиваний;

2) гематологических – определение  в крови уровня гемоглобина колориметрически гемиглобинцианидным, количества эритроцитов турбидиметрическим методами исследований с использованием гематологического анализатора Mini-Screen / P (L. Thomas, 1984), лейкоцитов – камеры Горяева (А. А. Кудрявцев, Л. А. Кудрявцева, 1973);

3) биохимических – определение в крови активности пероксидазы по П. В. Симакову (Е. А. Васильева, 1982); перекисного окисления липидов (ПОЛ) и антиоксидантной системы (АОС) методом индуцированной хемолюминесценции на биохемилюминометре БХЛ-06 (А. И. Журавлев, 1983), щелочной фосфатазы методом конечной точки по Бессею, Лоури, Броку (В. С. Камышников, 2000);

4) гистологических – проведение морфометрической оценки структур тимуса (ширина зоны коркового и мозгового веществ, количество Т-лимфоцитов и тимических телец – телец Гассаля), щитовидной железы (диаметр, площадь фолликулов, толщина тиреоидного эпителия и фолликулярный индекс (ФИ)), надпочечников (площадь клеток, ядер, ядерно-цитоплазматическое отношение (ЯЦО по формуле Sя / (Sк – Sя), где  Sя – площадь ядра, Sк – площадь клетки.), ширина зоны коркового и мозгового веществ) и семенников (диаметр и толщина эпителио-сперматогенного слоя семенных канальцев, толщина выносящих канальцев их придатка).

Органы после извлечения взвешивали на аналитических весах (АДВ-200М), далее фиксировали в 10 %-ом нейтральном растворе формалина в

  СХЕМА  ОПЫТОВ

Объект изучения

Научно-хозяйственные опыты

Группа

Режим выращивания

Кормление

Содержание

1

Основной рацион (ОР)

Индивидуальные

домики (2-30 день) и

павильоны (31-120 день) на открытом

воздухе

Типовые

помещения

(121-540 день)

согласно

ВНТП Ф1-93

2

ОР + «Пермаит» или ОР + «Пермамик» или

ОР+ «Пермамик» + инъекция «Полистима» или

ОР + «Сувар» + инъекция «Полистима»

3

ОР + «Пермамик» или

ОР + «Пермамик» + инъекция «Полистима» или

ОР + «Сувар» + инъекция «Полистима» или

ОР + «Сувар» + инъекция «ДАФС-25»

Методы исследований

- Гистологические - Гематологические - Клинико-  - Экологические  - Математические

  - Биохимические  физиологические - Ветеринарно- - Экономические

  санитарной экспертизы

Внедрение научных положений в:

учебный процесс

СХП разных типов и форм собственности ЧР

ЧГПУ

ЧИПК кадров АПК

КГАВМ



течение 48 ч с последующей обработкой и заливкой в парафин по стандартной методике (И. П. Маслова-Хорошилова и соавт., 1987).

Срезы толщиной 4…6 мкм окрашивали гематоксилин-эозином. Морфометрию изучаемых эндокринных желез осуществляли с использованием светооптического микроскопа «Микмед-2» и окулярной счетной сетки на 64 мм2. Фотографирование микропрепаратов производили с помощью цифровой камеры Canon Power Shot G5 c переходником Carl Zeiss. Ввод и анализ изображений осуществляли с использованием компьютера Intel Pentium III 700 Coppermine и программного обеспечения морфометрического анализа Scion Image for Windows 95;

5) экологических – характеристика метеорологических условий по данным Чувашской гидрометеообсерватории, измерение температуры и относительной влажности воздуха в помещениях аспирационным психрометром МВ- 4М, недельными термографом М-16 и гигрографом М-21, скорости его движения шаровым кататермометром, содержание в воздухе углекислого газа по Гессу, аммиака универсальным газоанализатором УГ-2 (А. Ф. Кузнецов, А. А. Шуканов, В. И. Баланин и соавт., 1999);

6) ветеринарно-санитарной экспертизы – проведение оценки мяса пробой варки на запах, прозрачность и вкус бульона, а также по органолептическим (внешний вид, запах, консистенция, степень обескровливания), биохимическим (величина рН и амино-аммиачного азота, реакции на пероксидазу и с сернокислой медью) свойствам согласно «Правилам ветеринарного осмотра убойных животных и ветеринарно-санитарной экспертизы мяса и мясных продуктов» (М., 1988) и спектрометрическим показателям (уровень свинца, кадмия, мышьяка, меди, цинка, ртути) при помощи аналитического комплекса на базе спектрометра «Спектроскан»;

7) экономических – определение эффективности комбинированного назначения бычкам «Сувара» соответственно с «Полистимом» и «ДАФС-25» по общепринятой методике экономических расчетов (И. Н. Никитин и соавт., 2006).

8) математических – проведение математической обработки полученного в опытах цифрового материала методом вариационной статистики (Е. В. Монцевичюте-Эрингене, 1964; Г. Ф. Лакин, 1990; Р. Х. Тукшаитов, 2001) на достоверность различия сравниваемых показателей (Р<0,05) с использованием программных пакетов статистического анализа «Microsoft Excel-2003» и «Statistica for Windows».

2.2. Особенности морфофизиологического состояния

бычков, выращиваемых при пониженных температурах среды

с применением  «Пермаита» и «Пермамика» с дальнейшим

содержанием по интенсивной технологии

В течение первой серии опытов (в период выращивания бычков) наружный климат характеризовался следующими среднемесячными показателями: в ноябре температура воздуха была минус 2,2 °С с колебаниями от минус 16,3 до 10,4 °С, относительная влажность – 88 (57...87) %, скорость ветра – 9 (5...17) м/с; в декабре соответственно – минус 13,0, с колеба­ниями от минус 24,2 до 1,6, 84 (69...90), 12 (7... 18); в январе соответственно -минус 8,8 с колебаниями от минус 29,4 до 2,6, 88 (69...98), 13 (9... 18); в феврале соответственно - минус 4,4 °С с колебаниями от минус 22,7 до 3,3°С, 83 (59...95) %, 12 (6...17) м/с.

Установлено, что в неотапливаемых помещениях в среднем температура воздуха составила минус 1,3±0,34 оС, относительная влажность - 82±0,71 % , скорость движения воздуха - 0,40±0,02 м/с, концентрация углекислого газа - 0,05±0,002 %, содержание аммиака не обна­ружено. Следовательно, животные находились в условиях практически свежего воздуха, лишенного вредных и ядовитых газов.

2.2.1. Клинико-физиологический статус, рост тела и качество мяса. Температура тела подопытных бычков находилась в относительно узком диапазоне колебаний, который в первой, второй и третьей группах соответственно составил от 38,1±0,14 С до 39,0±0,06С, от 38,0±0,14 до 39,0±0,10, от 38,0±0,25 С до 39,2±0,16 С. Число сердечных сокращений и дыхательных движений по мере взросления животных сравниваемых групп неизменно уменьшалось по отношению к исходным показателям, которое составило соответственно 124±2,00 – 81±1,50 и 34±1,75 – 20±0,50; 125±1,45 – 82±1,20 и 34±1,50 – 21±1,30; 126±1,50 – 82±1,25 и 35±2,00 – 20±0,50 в минуту. Количество рубцовых сокращений в 2 мин, наоборот, неуклонно нарастало от начала исследований к их концу (3,6±0,45 – 3,8±0,45 против 5,0±0,40 – 5,2±0,25).

Параметры массы тела у бычков второй и третьей групп, выращенных в условиях пониженных температур с последующим доращиванием и откормом по интенсивной технологии с назначением на фоне ОР соответственно «Пермаита» и «Пермамика», в течение всего опыта были выше, чем у интактных сверстников. Так, если 180-дневные опытные животные превосходили по этому ростовому показателю бычков контрольной группы соответственно на 3,5 и 9,9 кг, 360-дневные – на 3,6 и 8,7, то 540-дневные – на 4,1 и 10,3 кг (в конце периодов выращивания, доращивания и откорма; Р<0,005). В то же время различие в массе тела между бычками опытных групп во все сроки исследований было недостоверным.

Аналогичная закономерность обнаружена при сравнении динамики среднесуточного прироста массы тела и коэффициента роста.

Установлено, что мясо как контрольных, так и опытных животных имело сухую корочку подсыхания и бледно-розовый цвет. Место его зареза было неровным. Пропитано кровью интенсивнее, чем в других местах туши. Кровь в мышцах и кровеносных сосудах отсутствовала, под плеврой и брюшиной мелкие сосуды не просвечивались. Поверхность разреза лимфатических узлов светло-серого цвета. Консистенция мяса плотная, при надавливании на его поверхность пальцем ямка наполняется быстро. Запах бульона приятный, специфический. На его поверхности было незначительное скопление жировых капель.

Величина рН мяса контрольных бычков составила 6,0±0,01, опытных – 5,8±0,01 – 5,9±0,01, амино-аммиачного азота соответственно – 1,21±0,02 и 1,14±0,02 – 1,26±0,01 мг в 10 мл фильтрата. В пробах мяса животных сравниваемых групп реакция на пероксидазу была положительной, а реакция с сернокислой медью (на продукты первичного распада белка) – отрицательной.

При спектрометрическом анализе проб мяса животных сопоставляемых групп выявлено, что содержание кадмия, мышьяка и ртути во все сроки исследований не обнаружено. В то же время уровень свинца в них у бычков первой группы нарастал от 0,02 до 0,05 мг/кг, второй и третьей групп – от 0,02 до 0,04 мг/кг.

Характер изменений концентрации меди в мясе подопытных бычков соответствовал динамике уровня свинца. Иная закономерность  выявлена в динамике содержания цинка, которое постепенно возрастало, начиная от 30-дневного (16,0–16,5 мг/кг) до 120-дневного возраста (19,5–20,0), а затем уменьшалось к концу опыта (18,0 мг/кг). Разница в концентрации исследуемых тяжелых металлов у животных в разрезе сравниваемых групп была очень незначительной.

2.2.2. Морфометрический спектр тимуса и щитовидной железы. Установлено, что 30-дневные бычки опытных групп превосходили контрольных сверстников по ширине коркового вещества тимуса соответственно на 2,5 и 6,7 %, 120-дневные – на 2,6 и 5,2, 540-дневные – на 3,7 и 6,6 % (Р>0,05). Причем по мере взросления подопытных животных имела место возрастная инволюция данной железы, проявляющаяся в уменьшении ширины коркового вещества (350,1±12,30 – 395,2±21,75 против 101,5±16,25 – 112,7±13,26 мкм).

Иная закономерность  выявлена в динамике ширины мозгового вещества вилочковой железы, которая у животных изучаемых групп постепенно увеличивалась от начала опыта к его концу (100,1±12,51 – 102,2±17,47 против 442,5±25,33 – 460,2±19,56 мкм; Р>0,05).

Выявлено, что, если 30-дневные бычки второй и третьей групп превосходили контрольных сверстников по количеству  Т-лимфоцитов коркового вещества соответственно на 4,6 и 10,2 %,  120-дневные – на 4,8 и 12,9, то 540-дневные – на 3,7 (Р>0,05) и 8,2 % (Р<0,05).

Аналогичная картина отмечена в динамике числа тимоцитов в мозговом веществе. У 30-дневных животных второй и третьей групп их количество было больше соответственно на 8,0 и 8,8 %, у 120-дневных – на 2,5 и 4,5, у 540-дневных – на 8,8 (Р>0,05) и 23,3 % (Р<0,05), чем в контроле.

Число телец Гассаля в мозговом веществе возрастало к концу исследований, которое было максимальным у животных контрольной группы (5,2±2,11 шт.), минимальным – третьей группы (4,0±1,48 шт.).

Морфометрическая оценка структур щитовидной железы показала, что у подопытных бычков преобладали средние фолликулы с кубическим эпителием. Причем у животных опытных групп отмечено преобладание призматического эпителия фолликулов, что отражает более высокий гормональный фон организма.

Установлено, что, если в 30-дневном возрасте у бычков сравниваемых групп диаметр и площадь фолликулов были практически одинаковыми (Р>0,05),  то в 120- и 540- дневном возрасте у опытных животных они были больше соответственно на 5,6–12,8 мкм и 4,9–11,5 мкм2 (Р<0,05).

Аналогичная закономерность обнаружена при анализе характера изменений толщины фолликулярного эпителия, которая у 120- и 540- дневных бычков второй и третьей групп была достоверно больше, чем таковая в контроле.

По мере взросления подопытных животных фолликулярный индекс постепенно снижался: в первой группе от 0,083 до 0,061; во второй – от 0,086 до 0,063; в третьей – от 0,088 до 0,064. Значения этого индекса во все сроки исследований были несколько выше у опытных бычков (Р>0,05).

2.2.3. Морфометрический спектр надпочечников и семенников. Установлено, что у 30-, 120-, 540-дневных животных второй и третьей групп, выращенных на фоне ОР с назначением соответственно «Пермаита» и «Пермамика», масса надпочечников была выше соответственно на 0,2–0,3 и 0,4–0,9 г (Р>0,05), чем таковая сверстников интактной группы.

Аналогичная закономерность выявлена в динамике ширины коркового вещества изучаемой железы. Так, в 30-дневном возрасте подопытных бычков она была практически одинаковой (936,3±28,45 – 960,5±18,40 мкм; Р>0,05). В 540-дневном возрасте животных второй и третьей групп ее превышение составило соответственно 36,2 (Р>0,05) и 71,6 мкм (Р<0,05).

Выявлено, что ширина клубочковой зоны коры надпочечников у бычков всех групп неуклонно увеличивалась от начала опыта к его концу (соответственно от 160,2±15,32 до 252,2±21,57; от 162,0±11,05 до 257,1±18,25; от 162,3±12,35 до 265,1±14,25 мкм). Площади ядер и клеток данной зоны у животных опытных групп преобладали таковые контрольных сверстников: в 30- дневном возрасте соответственно на 1,8 и 2,9, 3,9 и 4,7 мкм2 (Р>0,05), в 120- дневном – на 3,3 и 3,9, 6,1 и 6,8, в 540-дневном – на 3,5 и 3,7, 7,4 и 7,6 мкм2 (Р<0,05). Значения ЯЦО клубочковой зоны у подопытных бычков во все сроки исследований находились в относительно узком диапазоне колебаний (0,22±0,02 – 0,26±0,05; Р>0,05).

Иная закономерность обнаружена в динамике ширины пучковой и сетчатой зон коркового вещества надпочечников. Так, ширина пучковой зоны у подопытных животных снижалась от 30- до 120-дневного возраста (295,5±18,25 – 302,8±21,32 против 260,5±12,20 – 273,5±22,35 мкм) с последующим нарастанием к их 540-дневному возрасту (651,5±35,52 – 670,5±25,33 мкм).

Аналогичная закономерность отмечена в динамике площадей ядер и клеток, а также параметров ЯЦО изучаемой зоны.

В то же время ширина сетчатой зоны у бычков сравниваемых групп неуклонно увеличивалась от начала к концу исследований (478,5±18,25– 497,5±18,55 против 502,2±25,33–541,4±31,22 мкм). Причем у 120- и 540-дневных опытных животных она была достоверно выше, чем в контроле. Площади ядер и клеток сетчатой зоны коры надпочечников у бычков сравниваемых групп в возрастном аспекте имели тенденцию к снижению от 50,4±1,46 – 53,5±1,70 до 50,1±1,45 – 51,4±1,25 и от 181,4±1,64 – 190,2±2,07 до 183,1±5,04 – 185,3±4,25 мкм2.

Подобная закономерность, но в менее выраженной форме, выявлена в показателях ЯЦО клеток изучаемой зоны у подопытных животных, которые также медленно понижались от начала (0,38±0,01 – 0,40±0,01) к концу наблюдений (0,37±0,01 – 0,39±0,02).

Динамика ширины мозгового вещества в основном соответствовала характеру изменений таковой коркового вещества.

При анализе морфометрического профиля клеток мозгового вещества выявлено, что 30-дневные бычки второй и третьей групп достоверно превышали интактных сверстников по площади ядер и клеток соответственно на 0,5 и 0,9, 1,4 и 2,0 мкм2; 120-дневные – на 0,9 и 1,8, 1,6 и 2,9; 540-дневные – на 1,3 и 2,2, 2,7 и 3,4 мкм2. В то же время разница в параметрах ЯЦО между сверстниками подопытных групп  была несущественной (Р>0,05).

Выявлено, что 120-, 540-дневные животные опытных групп превосходили по массе семенников интактных сверстников соответственно на 3,1–7,1 и 6,4–28,6 г (Р>0,05). Показатели массы гонад у бычков второй и третьей групп на всем протяжении исследований были практически одинаковыми.

Динамика коэффициента роста гонад у подопытных животных соответствовала характеру колебаний их массы, который в 120-дневном возрасте был максимальным (6,21–6,54), в 540-дневном – минимальным (4,09–4,13).

Установлено, что толщина эпителио-сперматогенного слоя семенных канальцев у 120- дневных бычков второй и третьей групп была больше по сравнению с таковой контрольных сверстников соответственно на 0,9 и 1,2 мкм, у 540-дневных – на 1,1  и 1,9  мкм (Р>0,05).

Аналогичная закономерность имела место в динамике диаметра семенных канальцев.

Толщина стенки выносящих канальцев придатков семенников у 30- дневных опытных животных была выше таковой у их сверстников первой группы на 0,6–0,8 мкм, у 120-дневных – на 2,4–3,8, у 540-дневных – на 3,3–4,4 мкм (Р>0,05).

2.2.4. Морфологический профиль крови. Выявлено, что уровень гемоглобина в крови у 30-дневных бычков второй и третьей групп был выше соответственно на 2,4 и 4,7 %, у 60-дневных – на 6,7 и 7,7, у 90-дневных – на 9,6 (Р>0,05) и 12,4 (Р<0,05), у 120-дневных – на 9,3 (Р>0,05) и 11,1 (Р<0,05), у 180-дневных – на 6,5 и 7,5, у 360-дневных – на 1,1 и 3,3, у 540-дневных – на 1,1 и 2,2 % (Р>0,05), чем таковой у сверстников интактной группы. При этом различие в концентрации гемоглобина между животными опытных групп во все сроки исследований было недостоверным.

Аналогичная закономерность выявлена в характере колебаний числа эритроцитов в крови.

Установлено, что количество лейкоцитов у бычков сравниваемых групп  волнообразно уменьшалось от начала опыта к его концу (7,52±0,19 – 7,82±0,25 против 7,24±0,15 – 7,45±0,15 тыс/мкл). Причем разница в нем между бычками сравниваемых групп во все сроки исследований была незначительной (Р>0,05).

Таким образом, на основании анализа результатов первой серии опытов установлено, что животные, выращенные в раннем постнатальном онтогенезе при пониженных (–2,2...–13,0° С) температурах среды с назначением на фоне ОР «Пермаита» и «Пермамика с дальнейшим доращиванием и откормом по интенсивной технологии», имели относительно высокие показатели роста, морфометрии структур тимуса, щитовидной железы, надпочечников и семенников, а также гематологического профиля, чем в контроле. Причем ростостимулирующий и морфометрический эффекты в условиях применения «Пермаита» и «Пермамика» были практически одинаковыми. При этом органолептические, физико-химические и спектрометрические параметры мяса бычков опытных групп соответствовали таковым интактных, что свидетельствует об экологической безопасности изучаемых биогенных веществ.

2.3. Особенности морфофизиологического состояния

бычков, выращиваемых при повышенных температурах среды

с применением «Пермаита» и «Пермамика» с  дальнейшим

содержанием по интенсивной технологии

В течение второй серии опытов наружный климат характеризовался следую­щими среднемесячными показателями: в мае температура воздуха была 12,7 °С с колебаниями от 0,0 до 26,3 °С, относительная влажность – 67 (39...82) %, скорость ветра – 7 (5...11) м/с; в июне соответственно – 16,2 с колебаниями от 6,5 до 27,1, 64 (34...83), 6 (4. ..8); в июле соответственно – 21,2 с колебаниями от 9,1 до 34,5, 63 (29...80), 5 (3...7); в августе соответственно – 16,6 °С с колебаниями от 2,6 до 32,0 °С, 69 (37...81) %, 6 (4...8) м/с.

В неотапливаемых помещениях облегченной конструкции микроклимат в среднем характеризовался следующими параметрами: температура воздуха со­ставила 17,1±1,18 оС, относительная влажность – 70±0,80 %, скорость движения воздуха - 0,63±0,03 м/с, концентрация углекислого газа – 0,05±0,002 %, содержа­ние аммиака не обнаружено.

2.3.1. Клинико-физиологический статус, рост тела и качество мяса. Установлено, что температура тела, число ударов пульса, дыхательных движений и рубцовых сокращений у подопытных бычков от начала исследований к их концу находились в пределах колебаний физиологической нормы (Р>0,05).

Отмечено, что в возрасте 60 дней живая масса опытных животных была выше соответственно на 0,2 и 0,3 кг, 120 дней – 0,3 и 0,7, 180-дней – 1,5 и 3,0, 360 дней – 2,1 и 4,2 (Р>0,05), 540 дней – на 2,7(Р>0,05) и 5,1кг (Р<0,05), чем таковая в контроле. В то же время различие в массе тела между бычками второй и третьей групп было недостоверным.

Характер изменений среднесуточного прироста массы тела и коэффициента роста у подопытных животных был аналогичным динамике их живой массы.

Результаты ветеринарно-санитарной экспертизы показали, что качество мяса как контрольных, так и опытных бычков по органолептическим (наружный вид, плотность, запах, качество поверхностного жира и бульона), физико-химическим (значения рН, амино-аммиачного азота, реакции на пероксидазу и с сернокислой медью), спектрометрическим (концентрация Pb, Cd, As, Cu, Zn, Hg) параметрам не отличалось от такового у их интактных сверстников.

2.3.2. Морфометрический спектр тимуса и щитовидной железы. Выявлено, что 30-дневные животные опытных групп превосходили контрольных сверстников по ширине коркового вещества вилочковой железы соответственно на 6,9 и 22,1 мкм, 120-дневные – на 6,0 и 21,3, 540-дневные – на 5,1 и 15,1 мкм (Р>0,05). Ширина мозгового вещества тимуса у бычков изучаемых групп постепенно увеличивалась от начала опыта к его концу (96,5±8,65 – 100,2±15,11 против 440,5±18,56 – 451,2±25,63 мкм; Р>0,05). Различие в ширине корковой и мозговой зон у животных  второй и третьей групп во все сроки исследований было незначительным, хотя и в пользу бычков третьей группы (Р>0,05).

Установлено, что 30-дневные животные опытных групп превышали контрольных сверстников по количеству Т-лимфоцитов корковой зоны соответственно на 6,5 (Р>0,05) и 13,9 %, (Р<0,05), 120-дневные – 3,7 (Р>0,05) и 9,5 (Р<0,05), 540-дневные – на 3,3 и 7,5 % (Р>0,05).

Подобная закономерность имела место и в динамике числа тимоцитов мозговой зоны.

Количество тимических телец возрастало по мере взросления подопытных бычков от 1,5±0,45 – 2,1±0,10 до 5,0±0,50 – 6,3±1,12 шт. Причем их число у животных опытных групп на всем протяжении исследований было меньше, нежели в контроле (Р>0,05).

Установлено, что в 30-дневном возрасте бычков сравниваемых групп диаметр и площадь фолликулов щитовидной железы были практически одинаковыми (соответственно 98,4±4,25 – 105,1±5,23 мкм и 89,1±7,32 – 108,9±6,30 мкм2). В 120-, 540-дневном возрасте опытные животные превосходили по данным показателям интактных сверстников соответственно на 6,6 (Р>0,05) – 9,8 мкм (Р<0,05) и 6,3 (Р>0,05) – 9,2 мкм2 (Р<0,05).

Аналогичная закономерность отмечена в характере колебаний толщины фолликулярного эпителия.

По мере взросления подопытных бычков ФИ постепенно снижался: в первой группе от 0,081 до 0,059; во второй – от 0,086 до 0,060; в третьей – от 0,087 до 0,061.

2.3.3. Морфометрический спектр надпочечников и семенников. Установлено, что 30-, 120-, 540-дневные животные второй и третьей групп превосходили сверстников контрольной группы по массе надпочечников соответственно на 0,1–0,2 и 0,3–0,4 г (Р>0,05).

У бычков опытных групп во все сроки исследований имело место превышение ширины коркового вещества надпочечников по сравнению с таковой в контроле на 5,8–48,6 мкм (Р<0,05).

Выявлено, что ширина клубочковой зоны коры надпочечников у животных сопоставляемых групп неуклонно увеличивалась от начала опыта к его концу (162,1±12,11 – 163,5±14,11 против 253,0±18,45 – 266,4±12,45 мкм). При этом площади ядер и клеток клубочковой зоны у бычков второй и третьей групп были больше, чем таковые в контроле. Так, в их 540-дневном возрасте превышение составило соответственно на 2,5 (Р>0,05) и 5,3 % (Р<0,05).

Динамика показателей ЯЦО закономерно выражала характер изменений площадей ядер и клеток.

Ширина пучковой зоны у подопытных животных уменьшалась от 30-дневного до 120-дневного возраста (328,4±17,25 – 335,4±15,14 против 280,4±8,28 – 303,5±21,14 мкм) с последующим увеличением к концу исследований до 710,2±25,12 – 730,2±18,45 мкм (Р<0,05).

Иная закономерность выявлена в характере изменений площадей ядер и клеток этой зоны, которые медленно снижались от начала опыта (48,1±0,32–49,8±0,12 и 177,9±2,54 –179,0±2,56 мкм2) к его концу (40,0±0,25–42,3±0,58 и 174,0±0,35–177,0±1,25 мкм2). Значения ЯЦО у 30-, 120-, 540-дневных бычков второй и третьей групп несколько превышали таковые у их интактных сверстников (Р>0,05).

Установлено, что ширина сетчатой зоны коры надпочечников у животных сравниваемых групп неуклонно увеличивалась по мере их взросления от 387,7±21,45 – 403,5±28,25 до 610,1±32,53 – 625,2±24,25 мкм. Причем опытные бычки к концу заключительного откорма достоверно превосходили контрольных сверстников по данному морфометрическому параметру. Площади ядер и клеток исследуемой зоны у животных сопоставляемых групп волнообразно снижались от начала опыта к его концу (50,2±1,11 – 53,0±1,25 и 185,1±1,12 – 189,1±2,45 против 49,8±1,12 – 51,0±1,25 и 185,0±4,45 – 186,5±3,24 мкм2).

Аналогичная закономерность обнаружена в динамике значений ЯЦО.

Установлено, что ширина мозгового вещества надпочечников у подопытных бычков волнообразно уменьшалось в течение опыта от 1850,2±35,75 – 1890,5±45,23 до 810,5±25,24 – 825,5±28,74 мкм (Р>0,05).

Характер изменений площадей ядер и клеток, а также параметров ЯЦО мозговой зоны надпочечных желез всецело соответствовал динамике ее ширины.

Выявлено, что животные опытных групп в возрасте 120 дней превосходили контрольных сверстников по массе семенников соответственно на 3,0 и 6,5 г, в возрасте 540 дней – на 12,9 и 28,3 г (Р>0,05).

Аналогичная закономерность выявлена в динамике коэффициента роста гонад, который у подопытных бычков был  максимальным в 120-дневном возрасте (6,35–6,55) и минимальным в 540-дневном (4,06–4,09).

У 120-дневных животных второй и третьей групп толщина эпителио-сперматогенного слоя канальцев гонад была больше таковой контрольных сверстников соответственно на 0,8 и 1,1 мкм, у 540-дневных – на 1,1 и 1,8 (Р>0,05) мкм.

Подобная закономерность имела место в характере изменений диаметра семенных канальцев.

Установлено, что толщина стенки выносящих канальцев придатков семенников у 30-дневных опытных бычков была выше таковой у их сверстников интактной группы на 0,6–0,7 мкм, у 120-дневных – на 2,5–2,8, у 540-дневных – на 3,2–3,5 мкм (Р>0,05).

2.3.4. Морфологический профиль крови. У подопытных животных  уровень гемоглобина в крови в возрастном аспекте волнообразно повышался от 85±1,45 – 86±1,11 до 90±2,56 – 93±1,36 г/л. При этом 30-, 60-, 90-, 120-, 180-, 360-, 540-дневные бычки второй и третьей групп по этому гематологическому параметру  превышали сверстников контрольной группы соответственно на 1,2–4,5 и 2,2–7,6 % (Р>0,05).

Аналогичная закономерность обнаружена в характере изменений числа эритроцитов. Причем у 180-дневных опытных животных оно было достоверно выше, нежели в контроле.

Выявлено, что количество лейкоцитов в крови бычков всех групп уменьшалось от 1- до 540-дневного возраста (7,91±0,23 – 8,12±0,11 против 7,03±0,12 – 7,31±0,17 тыс/мкл; Р>0,05).

Итак, установлено, что выращивание бычков в раннем постнатальном онтогенезе при повышенных (12,7...21,2 оС) температурах среды с назначением на фоне ОР соответственно «Пермаита» и «Пермамика»с последующим доращиванием и откормом по интенсивной технологии, сопровождалось стимулированием массы тела, ее среднесуточного прироста, морфометрического спектра тимуса, щитовидной железы, надпочечников, гонад и гематологического профиля. При этом изучаемые морфофизиологические показатели опытных животных практически не различались.

Качество мяса подопытных бычков по органолептическим, физико-химическим и спектрометрическим параметрам не отличалось от такового интактных сверстников, что свидетельствует о его доброкачественности.

2.4. Особенности морфофизиологического состояния

бычков, выращиваемых при пониженных температурах среды

с дальнейшим содержанием по интенсивной технологии

с назначением «Пермамика» и «Полистима»

В третьей серии опытов (в период выращивания бычков) наружный климат характеризовался следующими среднемесячными показателями: в ноябре температура воздуха была минус 2,8 °С с колебаниями от минус 24,0 до 5,0 °С, относительная влажность – 89 (65…100) %, скорость ветра – 5,9 (14…16) м/с; в декабре соответственно – минус 17,9 с колебаниями от минус 34,0 до 1,0, 81 (60…98), 4,0 (14…18); в январе соответственно – минус 10,2 с колебаниями от минус 33,0 до 2,3, 83 (58…98), 5,9 (14…24); в феврале соответственно – минус 5,6 °С с колебаниями от минус 27,0 до минус 1,0 °С, 74 (29…98)%, 4,1 (11…14) м/с.

В индивидуальных домиках и павильонах, установленных на открытой площадке, температура воздуха в среднем составила минус 1,6±0,21°С, относительная влажность – 81±1,00%, скорость движения воздуха – 0,37±0,01 м/с, концентрация углекислого газа – 0,06±0,005%, содержание аммиака не обнаружено. Следовательно, воздух в них относительно чист и практически  лишен вредных и ядовитых газов.

2.4.1. Клинико-физиологический статус, рост тела и качество мяса. Установлено, что температура тела, количество ударов пульса, дыхательных движений и сокращений рубца у бычков сравниваемых групп находились в пределах колебаний физиологической нормы и разница них была несущественной (Р>0,05).

Показатели массы тела у 180-, 360-, 540-дневных животных второй и третьей групп, выращенных в условиях пониженных температур при дальнейшем содержании по интенсивной технологии с назначением на фоне ОР соответственно «Пермамика» и «Полистима», превышали таковые у их интактных сверстников на 12,0–25,7 кг (Р<0,05-0,005).

Аналогичная закономерность выявлена в динамике среднесуточного прироста живой массы и коэффициента роста.

В течение третьей серии опытов мясо как контрольных, так и опытных бычков по органолептическим, физико-химическим, спектрометрическими параметрам не отличалось от такового интактных сверстников.

2.4.2. Морфометрический спектр тимуса и щитовидной железы. У 30-, 120-, 540-дневных животных второй и третьей групп имело место превышение ширины зоны коркового вещества тимуса соответственно на 6,2–24,9 (Р>0,05) и 17,2–46,7 мкм (Р<0,05) по сравнению с таковой в контроле.

Если ширина коркового вещества вилочковой железы у подопытных бычков в возрастном аспекте волнообразно уменьшалась от 379,6±15,23 – 380,1±18,45 до 102,2±15,14 – 119,4±17,25 мкм, то ширина мозговой зоны, наоборот, увеличивалась (98,5±12,51–101,8±12,78 против 438,5±20,35 – 460,6±21,32 мкм).

Выявлено, что 30-дневные опытные животные превосходили интактных сверстников по числу тимоцитов в корковом веществе соответственно на 15,1 (Р>0,05)  и 18,9 шт.,  120-дневные – на 24,0 и 27,4, 540-дневные – на 20,7 и 30,0 шт. (Р<0,05).

Аналогичная закономерность выявлена в динамике количества Т-лимфоцитов мозговой зоны изучаемой железы. При этом количество телец Гассаля в ней увеличивалось по мере взросления бычков сравниваемых групп от 0–1,5±0,15 до 3,2±1,50–5,4±1,25 шт. Причем на всем протяжении исследований их число у животных третьей группы было меньше, нежели таковое у их сверстников второй и первой групп (Р>0,05).

Установлено, что у 540-дневных животных второй и третьей групп диаметр и площадь фолликулов щитовидной железы были больше в сравнении с аналогичными показателями контрольных сверстников соответственно на 6,4–7,0 и 6,5–7,3 % (Р<0,05).

Если у 30-дневных подопытных бычков толщина тироидного эпителия была примерно одинаковой (8,3±0,25 – 9,2±0,25 мкм), то у 120-, 540-дневных животных опытных групп она превышала таковую у их интактных сверстников на 12,6–15,4 % (Р<0,05).

У бычков сопоставляемых групп ФИ  постепенно снижался по мере их взросления (0,082–0,088 против 0,060–0,066). Причем данный показатель у животных второй и третьей групп на протяжении исследований был несколько выше, чем таковой сверстников контрольной группы (Р>0,05).

2.4.3. Морфометрический спектр надпочечников и семенников. Выявлено, что в 30-, 120-, 540-дневном возрасте масса надпочечников у бычков опытных групп превосходила таковую у их интактных сверстников на 0,3–1,6 г (Р>0,05).

Ширина коркового вещества надпочечников у подопытных животных постепенно увеличивалась от начала к концу исследований (936,1±32,12 – 958,7±26,32 против 1404,6±28,12 – 1480,7±50,24 мкм). Причем 120-, 540-дневные бычки второй и третьей групп превосходили по данному морфометрическому параметру сверстников первой группы соответственно на 0,8–1,0 (Р>0,05) и 4,8–5,1% (Р<0,05).

Установлено, что ширина клубочковой зоны коры надпочечников у животных сравниваемых групп постепенно увеличивалась в возрастном аспекте от 159,5±12,45 – 162,4±12,85 до 251,8±19,56 – 265,4±20,45 мкм (Р>0,05). Площади ядер и клеток изучаемой зоны у 30-дневных опытных бычков были больше, чем таковые у контрольных сверстников, соответственно на 6,8 (Р>0,05) и 13,0 % (Р<0,05), 3,1 и 3,4 %, у 120-дневных – на 12,3 и 15,8, 4,8 и 5,7, у 540-дневных – на 13,8 и 15,3 % (Р<0,05), 5,0 и 5,3 % (Р>0,05).

Аналогичная закономерность обнаружена в динамике параметров ЯЦО клубочковой зоны.

В течение наблюдений ширина пучковой зоны у подопытных животных волнообразно увеличивалась (294,2±18,58 – 302,2±25,24 против 651,1±33,46 – 669,5±24,12 мкм). Причем в 30-, 120-дневном возрасте данный параметр у бычков второй и третьей групп был ниже такового в контроле (Р>0,05).

Площади ядер и клеток данной зоны у животных всех групп неуклонно уменьшались от начала исследований к их концу (48,1±0,23 – 50,6±0,15 и 177,7±2,12 – 180,1±1,95 против 39,9±0,22 – 43,1±0,25 и 174,0±1,58 – 179,8±2,05 мкм2).

Подобная закономерность имела место и в характере изменений параметров ЯЦО клеток.

Отмечено, что, если у 30-дневных подопытных бычков ширина сетчатой зоны коркового вещества была наименьшей (479,5±25,12 – 497,0±19,45 мкм), то у 540-дневных – наибольшей (501,7±27,22 – 545,8±34,25 мкм). Причем 120-, 540-дневные опытные животные достоверно превосходили по изучаемому морфометрическому параметру интактных сверстников.

По мере взросления бычков сравниваемых групп площади ядер и клеток сетчатой зоны постепенно снижались от 50,1±1,25 – 54,6±0,95 до 49,7±1,12 – 53,9±1,45 и от 184,9±1,05 – 189,5±1,12 до 181,0±4,21 – 183,0±4,32 мкм2.

У животных опытных групп во все сроки исследований значения ЯЦО клеток изучаемой зоны превышали таковые интактных сверстников соответственно на  2,6–5,0 % (Р>0,05) и 7,5–12,5 % (Р<0,05).

Если ширина мозгового вещества у 30-дневных подопытных бычков была практически одинаковой (2070,1±47,52 – 2134,1±48,52 мкм), то у 540-дневных животных второй и третьей групп она стала больше на 13,3–14,3 % (Р<0,05), чем в контроле.

Выявлено, что во все сроки наблюдений бычки опытных групп по площади ядер и клеток мозгового вещества надпочечников превышали сверстников интактной группы соответственно на 2,7–5,8 и 1,1–2,1 % (Р>0,05).

Аналогичная картина, но в менее выраженной форме, отмечена в динамике значений ЯЦО клеток.

У животных всех групп масса семенников постепенно возрастала от 30- до 540-дневного возраста (9,2±0,05 – 10,5±0,10 против 240,5±0,47 – 280,7±0,40 г) с некоторым ее превышением у бычков опытных групп (Р>0,05).

Динамика коэффициента роста гонад всецело соответствовала характеру изменений их массы.

Установлено, что толщина эпителио-сперматогенного слоя семенных канальцев в 120-, 540-дневном возрасте животных  второй и третьей групп была выше, чем таковая у интактных сверстников, на 2,8–8,8 % (Р>0,05).

Аналогичная закономерность имела место в характере колебаний диаметра семенных канальцев и толщины стенки выносящих канальцев придатков гонад.

2.4.4. Морфологический профиль крови. Уровень гемоглобина в крови бычков изучаемых  групп постепенно нарастал от начала исследований к их концу (84±0,52 – 85±0,26 против 98±0,48 – 104±1,65 г/л). В то же время  60-, 90-, 120-, 180-, 360-, 540-дневные животные третьей группы превосходили по данному гематологическому параметру сверстников второй и первой групп на 3,8–7,6 (Р>0,05) и 5,8–13,0 % (Р<0,05) соответственно.

Динамика количества эритроцитов у подопытных бычков  в целом соответствовала характеру колебаний концентрации гемоглобина.

Число лейкоцитов в крови у них изменялось волнообразно в возрастном аспекте (7,78±0,11 – 7,86±0,25 против 7,25±0,15 – 7,45±0,15 тыс/мкл; Р>0,05).

Таким образом, выращивание животных в условиях пониженных (–2,8...– 17,9  оС)  температур с последующим содержанием по интенсивной технологии с назначением «Пермамика» и «Полистима» сопровождалось повышением структурно-функциональных показателей изучаемых эндокринных желез и морфологических параметров крови. Причем иммуноморфологический эффект комбинированного применения бычкам «Пермамика» с «Полистимом» был выраженнее, нежели при скармливании лишь «Пермамика». При этом органолептические и физико-химические свойства мяса животных сравниваемых групп были идентичными.

2.5. Особенности морфофизиологического состояния

бычков, выращиваемых при повышенных температурах среды

с дальнейшим содержанием по интенсивной технологии

с назначением «Пермамика» и «Полистима»

В течение четвертой серии опытов наружный климат характеризовался следующими среднемесячными показателями: в апреле температура воздуха была 13,8 С с колебаниями от 2,0 до 28,0 С, относительная влажность – 58 (25…98) %, скорость ветра – 4,5 (13…15) м/с; в июне соответственно – 12,8 с колебаниями от 0 до 24,0, 75 (35…97), 4,1 (13…20); в июле соответственно – 20,3 с колебаниями от 9,0 до 29,0, 72 (36…98), 2,8 (11…14); в августе соответственно – 18,2 С с колебаниями от 8,0 до 30,0 С,  84 (42…97) %, 4,0 (13…17) м/с.

В неотапливаемых помещениях температура воздуха в среднем составила 16,9±1,35 °С, относительная влажность – 72,8±0,93%, скорость движения воздуха – 0,60±0,01 м/с, концентрация углекислого газа –  0,06±0,003 %, содержание аммиака не обнаружено.

2.5.1. Клинико-физиологический статус, рост тела и качество мяса. Температура тела, число сердечных сокращений, дыхательных движений и рубцовые сокращения у бычков подопытных групп в течение всей серии опытов находились в диапазоне колебаний физиологической нормы и различие в них было недостоверным.

Выявлено, что масса тела у животных опытных групп достоверно превосходила таковую сверстников интактной группы, начиная с их 60- до 540-дневного возраста.

Характер изменений среднесуточного прироста массы тела подопытных бычков всецело соответствовал динамике их живой массы..

Если у 30-дневных животных сопоставляемых групп разница в коэффициенте роста была незначительной (1,49–1,61), то в последующие сроки исследований она постепенно нарастала, достигая наибольшего значения к концу опыта (0,41–0,54) в пользу сверстников второй и третьей групп.

Органолептические, физико-химические и спектрометрические показателей мяса подопытных бычков были практически аналогичными таковым в предыдущей серии опытов.

2.5.2. Морфометрический спектр тимуса и щитовидной железы. Установлено, что 30-, 120-дневные животные второй и третьей групп, содержавшиеся в условиях адаптивной технологии с применением соответственно «Пермамика» и «Полистима», превосходили по ширине корковой зоны тимуса контрольных сверстников соответственно на 6,0–9,6 % (Р>0,05), а 540-дневные – на 10,9–26,5 % (Р<0,05).

Ширина мозгового вещества вилочковой железы постепенно возрастала по мере взросления бычков сопоставляемых групп (89,5±8,65 – 98,3±6,25 против 431,2±32,52 – 452,0±32,14 мкм; Р>0,05).

Выявлено, что во все сроки исследований опытные животные превышали интактных сверстников по количеству тимоцитов корковой зоны на 8,8–21,3 % (Р<0,05).

Подобная закономерность, но в менее контрастной форме, имела место в динамике количества Т-лимфоцитов мозгового вещества.

Число телец Гассаля неизменно увеличивалось по мере взросления подопытных бычков от 0,5±0,05 – 2,0±0,00 до 2,5±0,05 – 6,5±1,25 шт. При этом их  количество у сверстников третьей группы на всем протяжении исследований было значительно меньше, нежели в контроле (Р<0,05).

Если диаметр и площадь фолликулов у 30-дневных бычков сопоставляемых групп были примерно равными (99,1±3,17 – 104,0±4,37 мкм и 89,4±4,23 – 93,8±5,45 мкм2), то у 540-дневных животных второй и третьей групп они стали больше соответственно на 6,1–7,1 и 6,2–7,2 % (Р<0,05) по сравнению с этими  морфометрическими показателями у их интактных сверстников.

Аналогичная закономерность выявлена в динамике толщины тироидного эпителия.

У бычков изучаемых групп в связи с взрослением ФИ постепенно уменьшался от 0,082–0,088 до 0,060–0,066, который во все сроки исследований  был несколько выше у опытных животных (Р>0,05).

2.5.3. Морфометрический спектр надпочечников и семенников. Установлено, что 30-, 120, 540-дневные животные второй и третьей групп по массе надпочечников превышали интактных сверстников на 3,7–11,5 % (Р>0,05).

Причем ширина коры надпочечников у 30-дневных бычков третьей группы была выше таковой у их сверстников контрольной и второй групп соответственно на 22,0 (Р<0,05) и 18,5 мкм, 120-дневных – на 29,1 и 25,1 (Р>0,05), у 540-дневных – на 57,1 и 45,3 мкм (Р<0,05).

Ширина ее клубочковой зоны у животных сравниваемых групп постепенно нарастала в возрастном аспекте от 161,5±11,25 –  163,8±15,12 до 252,0±18,52 – 270,1±15,47 мкм (Р>0,05). У 30-дневных бычков опытных групп имело место превышение площадей ядер и клеток данной зоны на 2,1–8,5 % (Р>0,05), у 120-, 540-дневных – на 8,4–14,3 (Р<0,05) и 0,8–4,7 % (Р>0,05) соответственно.

На протяжении исследований показатели ЯЦО клеток клубочковой зоны у опытных животных были выше, чем таковые сверстников контрольной группы, на 11, 8–12,5 % (Р<0,05).

Выявлено, что ширина пучковой зоны у бычков сопоставляемых групп медленно увеличивалась по мере их взросления от 325,3±21,42 – 330,8±32,42 до 716,7±28,94 – 735,2±25,63 мкм (Р>0,05).

Подобная закономерность выявлена в характере колебаний площадей ядер и клеток, а также значений ЯЦО клеток этой зоны (Р>0,05).

Установлено, что ширина сетчатой зоны от начала опыта к его концу у изучаемых животных неуклонно увеличивалась (386,1±19,23 – 411,3±37,25 против  614,8±26,32 – 635,3±19,56 мкм). Причем, начиная с 120-дневного возраста и до конца исследований, данный показатель был достоверно больше у бычков второй и третьей групп.

Аналогичная закономерность выявлена в динамике площадей ядер и клеток исследуемой зоны.

Значения ЯЦО клеток сетчатой зоны у животных опытных групп во все сроки исследований были больше на 2,6–10,5 % (Р>0,05), чем таковые у их интактных сверстников.

Выявлено, что ширина мозговой зоны надпочечников в 30-дневном возрасте бычков сравниваемых групп была практически равной (1842,2±48,24 – 1905,4±51,27 мкм), которая к их 120-дневному возрасту увеличилась до 2080,2±60,13 – 2151,3±52,54 с последующим снижением к концу наблюдений (815,3±24,35 – 837,4±47,25 мкм; Р<0,05).

В течение наблюдений 30-, 120-, 540-дневные опытные животные превышали интактных сверстников по площади ядер и клеток мозгового вещества  на 0,1–5,9 % (Р>0,05).

Показатели ЯЦО у 120-, 540-дневных бычков второй и третьей групп были выше соответственно на 3,6–1,0 % (Р>0,05) и 1,8–6,8 % (Р<0,05), чем в контроле.

Аналогичная закономерность обнаружена в характере изменений массы гонад и их коэффициента роста.

Установлено, что толщина эпителио-сперматогенного слоя семенных канальцев в 120-, 540-дневном возрасте животных второй и третьей групп была выше таковой у их контрольных сверстников на 1,2–2,2 мкм (Р>0,05).

При анализе динамики толщины стенки выносящих канальцев придатков семенников отмечено, что 120- и 540-дневные опытные бычки превышали по данному морфометрическому параметру сверстников интактной группы на  3,7–5,2 % (Р>0,05).

Аналогичная закономерность имела место в характере колебаний диаметра семенных канальцев гонад.

2.5.4. Морфологический профиль крови. Отмечено, что уровень гемоглобина в крови животных изучаемых групп был минимальным в их 1-дневном возрасте (81±1,25 – 84±1,20 г/л), максимальным в 120-дневном (100±0,99 – 119±1,30 г/л) с последующим уменьшением к концу опыта до 97±2,35 – 107±2,25 г/л.

Характер изменений числа эритроцитов в крови подопытных бычков в целом отражал динамику концентрации гемоглобина.

Выявлено, что число лейкоцитов у подопытных животных плавно уменьшалось по мере их взросления от 7,25±0,12 – 7,48±0,20 до 6,92±0,17 – 7,51±0,13 тыс/мкл и разница в нем в межгрупповом разрезе была несущественной (Р>0,05).

Итак, выращивание бычков раннего возраста при повышенных (4,9...20,3 оС) температурах среды с последующим доращиванием и откормом по интенсивной технологии с использованием «Пермамика» и «Полистима» сопровождалось нарастанием весовых, морфометрических параметров вилочковой, щитовидной желез, надпочечников и семенников, а также стимулированием гематологического профиля. При этом назначение животным «Пермамика» совместно с «Полистимом» оказало более выраженное иммуноморфологическое воздействие на организм, чем в условиях применения только «Пермамика».

Органолептические, биохимические и спектрометрические параметры мяса у бычков сопоставляемых групп были практически одинаковыми.

2.6. Особенности морфофизиологического состояния бычков,

выращиваемых при пониженных температурах среды с дальнейшим содержанием по интенсивной технологии с назначением

«Пермамика», «Сувара» и «Полистима»

В течение пятой серии опытов наружный климат характеризовался следующими среднемесячными показателями: в ноябре температура воздуха была минус 8,9 оС с колебаниями от минус 15,2 до 6,1 оС, относительная влажность – 84 (76...98) %, скорость ветра – 18  (9...21) м/с; в декабре соответственно – минус 7,3 с колебаниями от минус 19,4 до минус 2,8,  83 (71...90), 19 (6...20); в январе соответственно – минус 11,5 с колебаниями от минус 24,6 до минус 7,5, 86 (65...94), 14 (8...14);  в феврале соответственно – минус 6,2 оС с колебаниями от минус 18,1 до 1,0 оС, 84 (36...90) %, 14  (7...18) м/с.

Установлено, что в неотапливаемых помещениях температура воздуха в среднем составила минус 2,4±0,37 оС, относительная влажность – 82±2,43 %, скорость движения воздуха 0,54±0,09 м/с, концентрация углекислого газа – 0,05±0,05 %,  содержание аммиака не обнаружено.

2.6.1. Клинико-физиологический статус, рост тела и качество мяса. Температура тела, число ударов пульса, дыхательных движений и рубцовых сокращений у животных сравниваемых групп на протяжении исследований находились в пределах колебаний физиологической нормы и без существенной разницы в них.

Показатели массы тела бычков второй и третьей групп, выращенных в раннем постнатальном онтогенезе при пониженных температурах воздуха с последующим содержанием по интенсивной технологии с назначением на фоне ОР соответственно «Пермамика» и «Сувара» совместно с «Полистимом», в их 180-, 360-, 540-дневном возрасте превышали аналогичные контрольные параметры на 12,7–22,3 и 15,4–30,3 кг соответственно (Р<0,001).

Аналогичная закономерность выявлена в характере колебаний среднесуточного прироста живой массы и ее коэффициента роста.

Выявлено, что органолептические, физико-химические и спектрометрические параметры мяса животных опытных групп соответствовали таковым интактных сверстников.

2.6.2. Морфометрический спектр тимуса и щитовидной железы. Установлено, что 30-, 120-, 540-дневные опытные бычки превосходили контрольных сверстников по ширине зоны коркового вещества вилочковой железы 6,2–53,4 мкм (Р<0,05).

Если ширина корковой зоны тимуса у животных сравниваемых групп волнообразно снижалась от начала исследований к их концу (350,1±17,42 – 382,0±19,25 против 103,5±17,14 – 125,7±15,45 мкм; Р<0,05), то ширина мозговой зоны, наоборот, возрастала от 98,2±12,14 – 102,2±9,52 до 440,9±19,42 – 462,4±20,45 мкм (Р>0,05).

Во все сроки наблюдений у 30-, 120-, 540-дневных опытных бычков имело место превышение количества тимоцитов корковой зоны на 11,4–16,6 % (Р<0,05), чем в контроле.

Аналогичная закономерность отмечена в динамике числа Т-лимфоцитов мозговой зоны тимуса.

Количество тимических телец у подопытных животных повышалось в возрастном аспекте от 1,0±0,05 – 1,5±0,15 до 3,0±1,05 – 6,0±1,50 шт.(Р>0,05). При этом 120- 540-дневные бычки контрольной группы достоверно превосходили сверстников второй и третьей групп по изучаемому морфометрическому показателю на 41,7–83,3 %.

Если у 30-дневных животных опытных групп диаметр и площадь фолликулов превышали таковые сверстников контрольной группы на 3,0–6,1 % (Р>0,05), то у 120-, 540-дневных – на 7,4–10,5 % (Р<0,05). В то же время различие в них между опытными бычками было незначительным (Р>0,05).

Подобная закономерность выявлена в характере колебаний толщины тироидного  эпителия фолликулов изучаемой железы.

Выявлено, что 30-дневные животные второй и третьей групп превосходили по толщине фолликулярного эпителия интактных сверстников на 0,9–1,3 мкм (Р>0,05), 120-дневные – на 1,9–2,3, 540-дневные – на 2,1–2,9 мкм (Р<0,05).

Следует отметить постепенное снижение ФИ у бычков сопоставляемых групп в связи с их взрослением от 0,081–0,088 до 0,061–0,069.

2.6.3. Морфометрический спектр надпочечников и семенников. Установлено, что масса надпочечников у животных второй и третьей групп на протяжении исследований была выше, чем таковая сверстников интактной группы, на 0,3–2,8 г (Р>0,05).

У подопытных бычков по мере взросления имело место увеличение ширины коркового вещества надпочечников (962,6±24,14 – 938,8±35,47 против 1404,8±20,40 – 1490,1±32,75 мкм). При этом 120-, 540-дневные животные опытных групп превосходили контрольных сверстников по данному морфометрическому показателю соответственно на 1,3–2,3 (Р>0,05) и 5,3–5,7 % (Р<0,05).

Аналогичная закономерность выявлена в характере колебаний ширины клубочковой зоны коры надпочечников.

Установлено, что 30-, 120-, 540-дневные животные второй и третьей групп достоверно превышали интактных сверстников по площади ядер и клеток данной зоны соответственно на 4,7–15,8 и 4,9–19,3 %.

Если параметры ЯЦО клеток у животных контрольной и второй групп незначительно снижались в возрастном аспекте от 0,24±0,01 – 0,26±0,02 до 0,22±0,01 – 0,25±0,02, то они у бычков третьей группы оставались неизменными (0,26±0,01 против 0,26±0,02).

Ширина пучковой зоны коры надпочечников у подопытных бычков в течение исследований волнообразно возрастала от 294,8±21,42 – 304,1±21,12 до 651,5±33,20 – 670,5±25,63 мкм (Р>0,05). В то же время площади их ядер и клеток изученной зоны неуклонно уменьшались  (48,0±0,18 – 183,1±1,12 против 39,7±0,78 – 180,2±1,10 мкм2).

Подобная закономерность отмечена и в динамике параметров ЯЦО.

Если ширина сетчатой зоны у 30-дневных подопытных животных была наименьшей (478,6±27,16 – 498,3±18,23 мкм), то у 540-дневных – наибольшей (501,5±20,52 – 551,2±35,18 мкм), которая в 120-, 540-дневном возрасте у бычков второй и третьей групп была достоверно выше, чем таковая в контроле.

Иная закономерность выявлена в характере колебаний площадей ядер и клеток данной зоны. Они у животных сопоставляемых групп постепенно снижались от начала к концу исследований (49,7±1,02 – 191,7±1,25 против  49,6±1,45 – 182,9±3,12 мкм2). Причем эти морфометрические параметры у бычков опытных групп во все сроки наблюдений были несколько больше контрольных значений (Р>0,05).

Показатели ЯЦО клеток изучаемой зоны коркового вещества у 120-, 540-дневных бычков второй и третьей групп преобладали таковые в контроле на 0,03–0,07 (Р<0,05).

Аналогичная закономерность выявлена в динамике ширины мозговой зоны исследуемой железы.

Отмечено, что площади ее ядер и клеток у 30-, 120-, 540-дневных животных опытных групп превышали таковые у контрольных сверстников соответственно на 4,2–7,1 (Р<0,05) и 1,6–2,4 % (Р>0,05).

Динамика значений ЯЦО клеток мозговой зоны в целом соответствовала характеру изменений площадей ядер и клеток.

Масса семенников у бычков сравниваемых групп неуклонно нарастала по мере их взросления от 9,4±0,10 – 10,9±0,15 до 241,4±0,52 – 293,8±0,50 г (Р<0,05).

Характер изменений коэффициента роста гонад у исследованных животных всецело соответствовал динамике их массы.

Аналогично динамике массы семенников изменялись толщина эпителио-сперматогенного слоя и диаметр семенных канальцев, которые у опытных бычков во все сроки исследований превышали таковые в контроле (Р>0,05).

Установлено, что толщина стенки выносящих канальцев придатков гонад у 30-, 120-, 540-дневных бычков опытных групп преобладала таковую в контроле на 1,3–6,0 мкм (Р>0,05).

2.6.4. Морфологический профиль крови. Концентрация гемоглобина в крови у подопытных бычков в возрастном аспекте неуклонно возрастала от 83±1,70 – 86±1,20 до 90±2,42 – 101±2,08 г/л. При этом она у 30-, 60-, 90-, 120-, 180-, 540-дневных опытных животных была выше, чем таковая у сверстников контрольной группы, на 7,9 (Р>0,05) – 17,8 % (Р<0,05).

Динамика числа эритроцитов в крови бычков сопоставляемых групп в целом соответствовала характеру изменений уровня гемоглобина.

Количество лейкоцитов в крови у подопытных животных волнообразно уменьшалось от начала опыта к его концу (7,71±0,10 – 7,60±0,15 против 7,22±0,15 – 7,59±0,15 тыс/мкл; Р>0,05).

Таким образом, выращивание бычков раннего возраста при пониженных (–5,2…–11,3 оС) температурах среды с последующим переводом на интенсивное содержание с комбинированным назначением соответственно «Пермамика» и «Сувара» с «Полистимом» характеризовалось стимулированием морфофизиологического состояния исследуемых эндокринных желез и улучшением гематологического профиля. Причем ростостимулирующий и иммуноморфологический эффекты организма были более рельефными при сочетанном применении животным «Сувара» с «Полистимом», чем при назначении «Пермамика» совместно с «Полистимом». При этом мясо опытных животных по органолептическим, физико-химическим и спектрометрическим показателям не отличалось от такового интактных сверстников.

2.7. Особенности морфофизиологического состояния

бычков, выращиваемых при повышенных температурах среды

с дальнейшим содержанием по интенсивной технологии

с назначением «Пермамика», «Сувара» и «Полистима»

В течение шестой серии опытов (в период выращивания бычков) наружный климат характеризовался следующими среднемесячными показателями: в апреле температура воздуха была 7,0 оС с колебаниями от 2,5 до 12,2 оС, относительная влажность – 67 % (35…80), скорость ветра – 16 м/с  (8...19); в мае соответственно – 8,7 с колебаниями от 5,2 до 20,1, 65 (50...91), 17 (13...25); в июне соответственно – 19,5 с колебаниями от 15,0 до 27,0, 61 (57...80), 19 (16...22); в июле соответственно – 21,1 оС с колебаниями от 12,2 до 28,0 оС, 68 % (45...85), 15 (12...17) м/с.

Установлено, что в индивидуальных домиках и павильонах на открытой площадке в среднем за опыт температура воздуха составила 15,9±2,35 оС, относительная влажность – 70±2,15 %, скорость движения воздуха –  0,92±0,02 м/с, концентрация углекислого газа – 0,05±0,01 %,  содержание аммиака не обнаружено.

2.7.1. Клинико-физиологический статус, рост тела и качество мяса. Отмечено, что температура тела, частота ударов пульса, количество дыхательных движений и рубцовых сокращений у подопытных животных в течение наблюдений находились в диапазоне колебаний физиологической нормы (Р>0,05).

Установлено, что масса тела у бычков опытных групп в возрасте 180, 360, 540 дней была выше на 10,3–21,4 кг (Р<0,01-0,005), чем таковая в контроле.

Среднесуточный прирост их живой массы в конце периодов выращивания, доращивания и откорма превышал таковой интактных сверстников на 2,2–5,9 % (Р<0,05).

Характер изменений коэффициента роста в течение исследований в целом соответствовал динамике массы тела и ее среднесуточного прироста.

На основании ветеринарно-санитарной экспертизы выявлено, что по органолептическим, физико-химическим и спектрометрическим параметрам качество мяса как контрольных, так и опытных бычков было практически идентичным.

2.7.2. Морфометрический спектр тимуса и щитовидной железы. Выявлено, что ширина коркового вещества тимуса у животных сравниваемых групп медленно возрастала от их 30- до 120-дневного возраста (345,6±7,45 – 381,1±6,12 против 392,1±12,52 – 442,5±11,42 мкм) с последующим уменьшением к концу наблюдений до 90,0±7,00 – 120,1±6,58 мкм. Причем 30-, 120, 540-дневные бычки опытных групп превосходили контрольных сверстников по данному показателю на 8,9–25,1 % (Р<0,05).

Иная закономерность обнаружена в динамике ширины мозгового вещества исследуемой железы, которая постепенно нарастала в течение опыта от 92,5±8,65 – 100,1±4,26 до 432,4±25,19 – 455,3±20,17 мкм. При этом она у бычков второй и третьей групп на протяжении исследований была меньше, чем таковая у сверстников интактной группы (Р>0,05).

Установлено, что число Т-лимфоцитов в корковом веществе у 30-, 120-, 540-дневных опытных животных было больше такового контрольных сверстников на 15,0–21,2 % (Р<0,05-0,01).

Аналогичная закономерность обнаружена в характере колебаний числа тимоцитов в мозговом веществе.

Количество тимических телец в мозговом веществе было максимальным у бычков контрольной группы (2,0±0,05 – 6,5±0,50 шт.), минимальным – второй и третьей групп (1,0±0,00 – 3,0±0,05 шт.).

Диаметр и площадь фолликулов щитовидной железы у подопытных животных равномерно нарастали от начала опыта к его концу (99,5±2,12 – 105,7±3,11 против 172,2±5,47 – 190,1±5,21 мкм и 90,1±3,25 – 95,9±4,25 против 151,6±5,78 – 172,4±4,85 мкм2).

Толщина тироидного эпителия у 30-, 120-, 540-дневных опытных бычков превышала таковую интактных сверстников соответственно на 11,0 (Р>0,05)–15,7 и 14,8–23,1 % (Р<0,05).

Выявлено, что у животных сопоставляемых групп ФИ постепенно снижался в связи с их взрослением от 0,080–0,088 до 0,058–0,068, который на протяжении наблюдений у бычков второй и третьей групп был значительно выше, нежели в контроле.

2.7.3. Морфометрический спектр надпочечников и семенников. По мере взросления подопытных животных масса надпочечников закономерно нарастала от 5,4±0,17 – 6,0±0,20 до 7,1±0,41 – 8,5±0,25 г. При этом у 30-, 120-, 540-дневных бычков опытных групп ее превышение составило 3,4–19,6 % (Р>0,05) по отношению к контролю.

Отмечено, что животные второй и третьей групп во все сроки исследований превосходили сверстников контрольной группы по ширине коркового вещества на  2,4 (Р>0,05) – 3,4 и 3,2 – 3,5 % (Р<0,05) соответственно.

Ширина клубочковой зоны коры надпочечников у исследуемых бычков постепенно увеличивалась в возрастном аспекте от 161,3±10,25 – 165,4±10,25 до 253,1±17,41 – 273,0±18,42 мкм. При этом у 30-дневных животных опытных групп отмечено преобладание площадей ее ядер и клеток  соответственно на 8,4–9,6 и 2,7–2,9 % (Р>0,05), 120-дневных  – на 14,0–16,6 (Р<0,05) и 1,1–1,4 (P>0,05), 540-дневных – на 13,6–15,1 и 4,6– 4,7 % (Р>0,05).

Подобная закономерность установлена в характере колебаний показателей ЯЦО клеток этой зоны.

Ширина пучковой зоны у подопытных бычков  уменьшалась от 30- до 120-дневного возраста (326,7±20,52 – 335,1±21,41 против 276,3±17,08 –302,2±18,23 мкм) с дальнейшим увеличением к 540-дневному возрасту до 717,0±20,55 – 732,2±20,11 мкм (Р>0,05).

Динамика площадей ядер, клеток и значений ЯЦО пучковой зоны соответствовала характеру их колебаний клубочковой зоны.

Установлено, что ширина ее сетчатой зоны у животных изучаемых групп неуклонно увеличивалась от 30- до 120-дневного возраста (388,1±15,23 – 420,5±20,17 против 720,0±30,28 – 765,4±25,82 мкм) с последующим незначительным снижением к концу наблюдений до 615,1± 23,25 – 638,2± 20,40 мкм. Причем у бычков опытных групп во все сроки исследований она была выше таковой у их контрольных сверстников на 3,2–7,7 % (Р<0,05).

Выявлено, что 30-дневные животные второй и третьей групп превосходили контрольных сверстников по площади ядер и клеток данной зоны  соответственно на 4,1–4,6 и 5,3–6,0 мкм2; 120-дневные – на 3,9–4,8 (Р<0,05) и 0,5–0,9; 540-дневные – на 2,3–3,4 и 1,1–1,5 мкм2  (Р>0,05).

Значения ЯЦО клеток сетчатой зоны у них в обозначенные сроки исследований были выше, чем таковые в контроле соответственно, на  5,0 (Р>0,05)–10,0 и 7,3–12,2 % (Р<0,05).

Ширина мозгового вещества надпочечников волнообразно уменьшалось по мере взросления подопытных бычков от 1902,1±50,23 – 1962,4±50,75 до 818,8±30,12 – 842,5±28,45 мкм. При этом она в 30-дневном возрасте животных второй и третьей групп была выше соответственно на 2,2–3,1 % (Р>0,05), 120-дневном – на 3,8–4,3 (Р<0,05), 540-дневном – на 2,2–2,8 % (Р>0,05), чем в контроле.

Аналогичная закономерность отмечена в динамике площадей ядер,  клеток и показателей ЯЦО.

Установлено, что масса гонад у 120-, 540-дневных опытных бычков была больше на 9,1–57,1 г (Р<0,05), чем таковая у их интактных сверстников.

Характер колебаний коэффициента роста семенников всецело соответствовал динамике их массы.

Толщина эпителио-сперматогенного слоя семенных канальцев у 30-дневных животных второй и третьей групп превышала таковую в контроле соответственно на 9,1 и 13,0 %, 120-дневных – на 13,0 (Р>0,05) и 17,0, 540-дневных – на 14,5 и 18,8 % (Р<0,05).

Подобная закономерность выявлена в динамике диаметра семенных канальцев гонад и толщины стенки выносящих канальцев их придатков.

2.7.4. Морфологический профиль крови. Установлено, что 180-, 360-, 540-дневные бычки второй и третьей групп превосходили контрольных сверстников по уровню гемоглобина в крови 3,9–7,1 % (Р<0,05-0,005).

Подобная закономерность отмечена в характере изменений числа эритроцитов.

Количество лейкоцитов в крови у подопытных животных изменялось волнообразно с тенденцией незначительного снижения к концу наблюдений (7,94±0,05 – 8,02±0,10 против 7,13±0,10 – 7,35±0,12 тыс/мкл; Р>0,05).

Итак, при выращивании бычков раннего возраста  в условиях повышенных (7,2...21,4 оС) температур с дальнейшим переводом на интенсивную технологию содержания с использованием «Пермамика», «Сувара» и «Полистима» отмечено повышение структурно-функциональных показателей тимуса, щитовидной железы, надпочечников и семенников, а также морфологических параметров крови. Причем морфофизиологическое воздействие комбинированного назначения животным «Сувара» с «Полистимом» было значительнее, нежели совместное применение «Пермамика» с «Полистимом». В этих условиях качество мяса бычков сравниваемых групп было практически одинаковым, что свидетельствует о доброкачественности их туш.

2.8. Особенности морфофизиологического состояния бычков,

выращиваемых при пониженных температурах среды с дальнейшим содержанием по интенсивной технологии с назначением

«Сувара», «Полистима» и «ДАФС-25»

В седьмой серии опытов наружный климат характеризовался следующими среднемесячными показателями: в ноябре температура воздуха была минус 2,8 °С с колебаниями от минус 24,0 до 5,0 °С, относительная влажность – 89 (65…100)%, скорость ветра – 5,9 (14…16) м/с; в декабре – минус 17,9 с колебаниями от минус 34,0 до 1,0, 81 (60…98), 4,0 (14…18); в январе – минус 10,2 с колебаниями от минус 33,0 до 2,3, 83 (58…98), 5,9 (14…24); в феврале – минус 5,6 °С с колебаниями от минус 27,0 до минус 1,0 °С, 74 (29…98) %, 4,1 (11…14) м/с соответственно.

Отмечено, что в индивидуальных домиках и павильонах, установленных на открытой площадке, в среднем температура воздуха составила минус 1,6±0,21 °С, относительная влажность – 81±1,00 %, скорость движения воздуха – 0,37±0,01 м/с, концентрация углекислого газа – 0,06±0,005 %, содержание аммиака не обнаружено. Следовательно, воздух в них относительно чист и практически  лишен вредных и ядовитых газов.

2.8.1. Клинико-физиологический статус, рост тела и качество мяса.  За период наблюдений изменение температуры тела подопытных бычков имело волнообразный характер, колебания которой составили от  38,0±0,06 – 38,2±0,05 до 39,1±0,16 – 39,2±0,19 °С.

Частота сердечных сокращений и дыхательных движений в мин по мере  взросления исследуемых животных уменьшалась по отношению к их ис­ходным показателям (соответственно 128±0,35 – 131±0,31 против 81±0,63 – 82±1,98 и 34±0,50 – 36±0,50 против 20±1,14 – 21±0,40). При этом количество сокращений рубца с возрастом неуклонно увеличивалось от 3,8±0,20 – 3,8±0,50 до 5,2±0,40 – 5,4±0,61.

Выявлено, что в течение этого опыта, как и в предыдущих сериях экспериментов, бычки всех групп характеризовались полным пульсом, ритмичным глубоким дыханием, отно­сительно сильными и полными сокращениями рубца. Их слизистая оболочка носа была бледно розовой, умеренно влажной; конъюнктива глаз – матовой, бледно розового цвета; волосяной покров – блестящим эластичным, прочно удерживаю­щимся в коже; кожа – упругой, без видимых повреждений; упитанность – сред­ней; поза – естественной; темперамент – живым; поверхностные (предлопаточные, подчелюстные и коленной складки) лимфатические узлы при пальпации – хорошо выраженными и безболезненными. Отмеченные данные  свидетельствуют о здоровом клинико-физиологическом состоянии животных сравниваемых групп.

Масса тела у бычков опытных групп в течение этой серии экспериментов была больше, чем таковая в контроле. Так, в их 120-, 360-, 540-дневном возрасте превышение составило 12,9–35,3 кг (Р<0,05-0,001).

Аналогичная закономерность прослеживалась в характере колебаний сред­несуточного прироста живой массы тела и коэффициента роста.

Установлено, что  мясо как контрольных, так и опытных животных имело сухую корочку подсыхания и бледно-розовый цвет. Место его зареза было неровным, пропитано кровью интенсивнее, чем в других местах туши. Кровь в мышцах и кровеносных сосудах отсутствовала, под плеврой и брюшиной мелкие сосуды не просвечивались. Поверхность разреза лимфатических узлов светло-серого цвета. Консистенция мяса плотная, при надавливании пальцем на его поверхность ямка наполняется быстро. Запах бульона приятный, специфический. На его поверхности было незначительное скопление жировых капель.

Значение pH мяса контрольных бычков составило 6,0±0,01, опытных – 6,1±0,02 – 6,2±0,01, амино-аммиачного азота соответственно – 0,91±0,01 и 0,91±0,01 – 0,92±0,01 мг в 10 мл фильтрата. В пробах мяса животных сравниваемых групп реакция на пероксидазу была положительной, а реакция с сернокислой медью – отрицательной. При этом содержание кадмия, мышьяка и ртути во все сроки исследований не обнаружено.

Одновременно содержание свинца, меди и цинка в пробах мяса изучаемых животных не превышала ПДК, установленные Сан. П и Н 2.3.2. 1078-01.

2.8.2. Морфометрический спектр тимуса и щитовидной железы. Отмечено, что ширина коркового вещества тимуса по мере взросления подопытных животных постепенно уменьшалась от 357,5±21,42 – 398,7±25,13 до 105,1±18,63 – 138,4±19,40 мкм. При этом 30-дневные бычки опытных групп превосходили контрольных сверстников по данному морфометрическому показателю соответственно на 7,2 и 10,3 %, 120- дневные – на 11,3 и 13,9, 540- дневные – на 17,5 и 24,1 % (Р<0,05).

Ширина мозгового вещества изучаемой эндокринной железы у бычков сопоставляемых групп медленно нарастала от 30- до 540-дневного возраста (94,4±15,12 – 110,2±12,20 против 435,6±22,75 – 467,5±20,86 мкм). Причем у животных опытных групп она была ниже таковой у контрольных сверстников на 4,7 – 14,3 % (Р>0,05).

Установлено, что в 30-, 120-, 540-дневном возрасте бычков второй и третьей групп имело место опережение интактных сверстников по числу тимоцитов коркового вещества соответственно на 13,9–16,5 и 17,8–21,7 % (Р<0,05).

Аналогичная картина отмечена в характере колебаний количества Т-лимфоцитов мозгового вещества.

Количество тимических телец возрастало по мере взросления подопытных животных от 0,5±0,01 – 1,5±1,25 до 1,53±0,05 – 5,5±1,05 шт., которое у опытных бычков было меньше, чем в контроле (Р>0,05).

При анализе микроструктуры щитовидной железы установлено, что у животных сопоставляемых групп в основном выявлены средние фолликулы с кубическим и призматическим эпителием. При этом 30-, 120-, 540-дневные бычки опытных групп по диаметру и площади фолликулов превосходили контрольные значения соответственно на 6,8–13,5 % и 5,9 (Р>0,05) – 14,8 % (Р<0,05).

Аналогичная закономерность обнаружена в характере колебаний толщины фолликулярного эпителия.

Фолликулярный индекс по мере взросления подопытных бычков постепенно уменьшался от 0,083–0,087 до 0,061–0,069, который у опытных животных на протяжении наблюдений был больше на 0,3– 11,6 % (Р>0,05), нежели в контроле.

2.8.3. Морфометрический спектр надпочечников и семенников. Установлено, что 30-, 120-, 540-дневные бычки второй и третьей групп превосходили сверстников контрольной группы по массе надпочечников соответственно на 0,6–2,3 и 1,1 (Р>0,05)–4,1 г (Р<0,05).

Ширина их коркового вещества у подопытных бычков неуклонно увеличивалась в возрастном аспекте от 941,1±16,09–952,5±15,32 до 1409,4±20,30 – 1526,3±24,53 мкм. Причем у 120, 540-дневных животных опытных групп имело место превышение  данного морфометрического параметра по отношению к контрольному значению на 36,1–116,9 мкм (Р<0,05).

Ширина клубочковой зоны коры надпочечников у животных сравниваемых групп увеличивалась от начала к концу исследований (159,4±8,20 – 172,6±10,42 против 253,7±20,31 – 275,9±20,37 мкм), которая у 30-, 120-, 540-дневных бычков второй и третьей групп была больше таковой в контрольной группе на 2,2 (Р>0,05)–10,1% (Р<0,05).

Выявлено, что 30-дневные опытные бычки достоверно превышали интактных сверстников по площади ядер и клеток изучаемой зоны соответственно на 2,5 (Р>0,05)–13,9 %, 120-дневные – на 6,7–18,0, 540-дневные – на 5,4–15,9 % (Р<0,05). 

Аналогичная закономерность отмечена в характере изменений показателей ЯЦО клубочковой зоны.

Ширина пучковой зоны у животных сравниваемых групп уменьшалась от 30- до 120-дневного возраста (294,4±20,31 – 303,7±20,17 против 260,4±17,52 – 275,4±12,57 мкм) с дальнейшим возрастанием к их 540-дневному возрасту до 653,1±30,12 – 675,3±22,36 мкм (Р>0,05).

Площади ядер и клеток пучковой зоны по мере взросления подопытных бычков постепенно снижались (48,0±0,18–51,4±0,12 и 177,4±1,47–183,1±1,12 против 39,7±0,78–43,8±0,50 и 174,2±1,08 – 180,2±1,10 мкм2). В то же время у животных второй и третьей групп во все сроки исследований они были выше, чем таковые у их интактных сверстников (Р>0,05).

Аналогичная закономерность обнаружена и в характере колебаний параметров ЯЦО клеток этой зоны.

Отмечено, что ширина сетчатой зоны коры надпочечников у бычков подопытных групп неуклонно увеличивалась по мере их взросления от 482,2±20,45 – 495,6±12,50 до 502,6±25,63 – 575,1±30,23 мкм. При этом опытные животные к концу исследований значительно превосходили интактных сверстников по данному морфометрическому показателю (Р<0,05).

Площади ядер и клеток сетчатой зоны исследуемой железы у сравниваемых бычков волнообразно уменьшались от начала к концу опыта (49,5±0,52 – 57,3±0,63 и 181,0±1,10 – 182,9±1,08 против 49,3±1,04 – 56,2±0,86 и 183,2±3,50 – 184,8±3,13 мкм2 соответственно).

Подобная закономерность отмечена и в динамике значений ЯЦО.

Установлено, что ширина мозговой зоны надпочечников волнообразно снижалась в связи с взрослением изучаемых животных от 2090,0±30,23 – 2195,3±44,28 до 905,4±32,14 – 1088,6±40,05 мкм (Р>0,05).

Характер изменений площадей ядер, клеток и параметров ЯЦО мозговой зоны всецело соответствовал динамике ширины их мозгового вещества.

Масса семенников у 120-, 540-дневных бычков второй и третьей групп превосходила таковую у их сверстников интактной группы соответственно на 12,1–52,9 и 13,0–57,0 г (Р<0,05-0,001).

Динамика коэффициента роста гонад в целом соответствовала характеру изменений их массы.

Диапазон колебаний толщины эпителио-сперматогенного слоя, диаметра семенных канальцев, толщины стенки выносящих канальцев придатков семенников в течение исследований у бычков сопоставляемых групп составил соответственно: от 11,5±0,02 – 12,5±0,05 до 51,0±0,17 – 54,4±0,30 мкм; от 49,2±0,14 – 53,0±0,15 до 153,0±0,29 – 161,3±0,28; от 16,5±0,12 – 18,5±0,10 до 37,2±0,52 – 44,1±0,68 мкм. Причем параметры указанных структур гонад у животных второй и третьей групп во все сроки исследований были выше, чем таковые в контроле (P<0,05-0,001).

2.8.4. Морфологический и биохимический профили крови. Отмечено, что концентрация гемоглобина в крови животных изучаемых групп была минимальной в их 1-дневном возрасте (86±1,23 – 87±1,21 г/л), максимальной в 120-дневном (109±1,90 – 110±1,17 г/л) с последующим уменьшением к концу наблюдений до 93±2,08 – 106±2,10 г/л. При этом опытные бычки превышали по данному гематологическому показателю интактных сверстников, начиная с 60-дневного возраста и до конца исследований (Р<0,05)

Характер изменений числа эритроцитов подопытных животных в целом отражал динамику уровня гемоглобина.

Выявлено, что число лейкоцитов в крови у бычков сравниваемых групп постепенно снижалось по мере их взросления от 7,65±0,10 – 7,75±0,11 до 7,26±0,12 – 7,61±0,10 тыс/мкл (Р>0,05).

Активность ПОЛ у подопытных животных за период исследований колебалась в диапазоне от 7,24±0,035 – 7,43±0,072 до 5,04±0,063 – 6,25±0,110 мВ. Причем, начиная с 30-го дня их жизни и до конца наблюдений, она была выше у контрольных сверстников.

Активность АОС у бычков сопоставляемых групп в течение опыта волнооб­разно уменьшалась (3,44±0,021 – 3,58±0,040 против 2,04±0,020 – 3,10±0,021 мВ/с). В то же время у животных 3 группы, начиная с 60- и до 540-дневного возраста, она была ниже таковой у их интактных сверстников (Р<0,05-0,001).

Максимальное значение активности пероксидазы в крови изучаемых бычков выявлено на 1 день (48,1±0,50 – 50,1±0,45 у.е.), минимальное – на 540-день жизни (37,1±0,10 – 43,4±0,35 у.е.), которая у животных второй и третьей групп была ниже, чем в контроле (Р<0,05).

Динамика концентрации щелочной фосфатазы у животных сравниваемых групп в течение исследований в основном соответствовала характеру колебаний уровня пероксидазы.

Таким образом, выращивание бычков в раннем постнатальном онтогенезе в условиях понижен­ных (–4,4…–8,0 оС) температур с последующим доращиванием и откормом по интенсивной технологии с назначением  «Сувара»,  «Полистима» и «ДАФС-25» сопровождалось коррекцией роста, развития, морфометрического состояния вилочковой и щитовидной желез, надпочечников и гонад, а также гематологического и биохимического спектров организма. Причем морфофизиологический эффект совместного использования животным «Сувара» с «ДАФС-25» оказался более рельефным, нежели в условиях сочетанного применения им «Сувара» с «Полистимом». При этом мясо опытных бычков по органолептическим и физико-химическим свойствам не отличалось от такового интактных сверстников, что свидетельствует об экологической безопасности изучаемых биогенных веществ.

2.9. Особенности морфофизиологического состояния

бычков, выращиваемых при повышенных температурах среды

с дальнейшим содержанием по интенсивной технологии

с назначением «Сувара», «Полистима» и «ДАФС-25»

В период выращивания бычков атмосферный воздух характеризовался следующими среднемесячными показателями: в апреле температура воздуха была 9,2 С с колебаниями от минус 4,6 до 25,3С, относительная влажность – 66 (20…87) %, скорость ветра – 10 (6…15) м/с; в мае – 8,7 с колебаниями от минус 3,6 до 27,8, 67 (22…98), 11 (8…17); в июне – 16,9 с колебаниями от 4,6 до 29,1, 73 (32…81), 9 (6…14); в июле – 20,5 С с колебаниями от 9,3 до 32,1 С, 75 (33…87) %, 7 (4…13) м/с соответственно.

Установлено, что в индивидуальных домиках и павильонах, расположенных на открытой площадке, за восьмую серию опытов температура воздуха составила в среднем 16,1±2,45 С, относительная влажность - 73±0,32 %, скорость движения воздуха – 0,69±0,05 м/с, концентрация углекислого газа – 0,5±0,02 %, содержание аммиака не обнаружено.

2.9.1. Клинико-физиологический статус, рост тела и качество мяса. Изученные показатели клинико-физиологического состояния (температура тела, частота ударов пульса и дыхательных движений, число сокращений рубца) у бычков сопоставляемых групп находились в пределах колебаний физиологической нормы и разница в них была незначительной (Р>0,05).

Установлено, что опытные животные во все сроки наблюдений по массе тела превышали сверст­ников интактной группы на 4,5–8,4 % (Р<0,05-0,01).

Характер изменений среднесуточного прироста живой массы и коэффициента роста у подопытных  бычков всецело соответствовал динамике их массы тела.

Качество их мяса по органолептическим, физико-химическим и биохимическим свойствам было практически одинаковым.

2.9.2. Морфометрический спектр тимуса и щитовидной железы. Выявлено, что ширина коркового вещества тимуса у исследуемых животных в возрастном аспекте медленно уменьшалась (351,2±9,25 – 390,4±10,12 против 95,2±4,63 – 137,6±5,70 мкм). Причем 30-, 120-, 540-дневные бычки второй и третьей групп превосходили по этому морфологическому показателю контрольных сверстников соответственно на 8,2–23,7 и 10,0–30,8 % (Р<0,05-0,001).

Иная закономерность обнаружена в динамике ширины зоны мозгового вещества, которая, наоборот, по мере взросления животных сопоставляемых групп неуклонно увеличивалась от 96,5±8,65 – 100,2±15,11 до 440,5±18,56 – 451,2±25,63 мкм (Р>0,05).

Следует отметить, что различие в ширине коркового и мозгового веществ у бычков опытных групп во все сроки наблюдений было недостоверным, хотя и в пользу животных третьей группы, содержавшихся в условиях комбинированного применения «Сувара» и «ДАФС-25».

Установлено, что 30-, 120-, 540-дневные опытные животные превосходили сверстников интактной группы по числу тимоцитов в корковом веществе на 9,2–26,1 % (Р<0,05).

Аналогичная закономерность имела место в динамике количества Т-лимфоцитов мозгового вещества. При этом число телец Гассаля по мере  взросления подопытных бычков нарастало от 1,0±0,05 – 2,5±0,05 до 1,5±0,01 – 6,5±0,25 шт. Причем их количество у животных контрольной группы в ходе исследований было больше, чем таковое сверстников второй и третьей групп (Р>0,05).

Отмечено, что диаметр и площадь фолликулов щитовидной железы у последних в течение наблюдений были больше по сравнению с аналогичными параметрами у сверстников интактной группы соответственно на 6,2  – 3,1 и 9,4 (Р>0,05) –16,9 % (Р<0,05).

Подобная закономерность выявлена в характере колебаний толщины тироидного эпителия.

По мере взросления подопытных бычков ФИ постепенно снижался от 0,081–0,089 до 0,056–0,066.

2.9.3. Морфометрический спектр надпочечников и семенников. Выявлено, что 30-, 120-, 540-дневные животные второй и третьей групп превосходили сверстников контрольной группы по массе надпочечников соответственно на 0,5–2,3 и 1,1–3,0 г (Р>0,05). Кроме того, у них имело место превышение ширины коркового вещества исследуемых желез на 2,2–6,3 % (Р<0,05), чем в контроле.

Установлено, что ширина клубочковой зоны у животных сопоставляемых групп неуклонно возрастала от начала опыта к его концу (163,4±7,52 – 175,65±6,80 против 255,7±15,60 – 280,4±18,04 мкм). Причем площади ядер и клеток клубочковой зоны у 120-, 540-дневных опытных бычков были достоверно больше, чем таковые в контроле.

Показатели ЯЦО закономерно отражали динамику площадей ядер и клеток.

Ширина пучковой зоны у подопытных животных уменьшалась от 30- до 120-дневного возраста (320,7±17,64 – 330,2±20,42 против 280,2±15,80 – 310,1±14,20 мкм) с дальнейшим увеличением к концу исследований до 710,0±22,82 – 732,6±20,12 мкм (Р>0,05). Площади ядер и клеток изучаемой зоны коры надпочечников постепенно снижались в возрастном аспекте соответственно от 48,2±1,05 – 50,5±0,45 и 177,5±0,62 – 178,6±0,55 мкм2 до 40,2±0,23 – 43,5±0,25 и 175,3±3,42 – 178,2±2,65 мкм2. При этом показатели ЯЦО у 30-,120, 540-дневных бычков опытных групп незначительно превышали таковые у их контрольных сверстников (Р>0,05).

Отмечено, что ширина сетчатой зоны коры надпочечников у изучаемых животных неуклонно увеличивалась от начала к концу исследований (402,1±10,76 – 438,5±15,02 против 600,5±18,91 – 659,4±17,50 мкм). Причем бычки второй и третьей групп в связи с взрослением значительно превосходили интактных сверстников по данному морфометрическому показателю (Р<0,05). В то же время площади ядер сетчатой зоны у бычков всех групп волнообразно увеличивались от начала к концу опыта (49,7±1,25 – 54,1±0,96 против 50,0±0,57 – 55,8±0,95 мкм2; Р<0,05).

Подобная же закономерность выявлена в динамике значений ЯЦО.

Иная закономерность отмечена в характере изменений площади клеток сетчатой зоны, которая неуклонно уменьшалась по мере взросления  подопытных животных (182,4±1,27 – 190,0±1,50 против 181,5±2,86 – 182,5±2,10 мкм2; Р<0,05).

Установлено, что ширина мозгового вещества их надпочечников также волнообразно уменьшалась в возрастном аспекте от 1897,5±54,63 – 2012,7±43,86 до 824,5±32,32 – 851,3±27,12 мкм (Р>0,05).

Динамика площадей ядер и клеток, а также параметров ЯЦО мозгового вещества всецело соответствовала характеру изменений ширины их мозговой зоны.

Выявлено, что 120-, 540-дневные животные опытных групп превосходили контрольных сверстников по массе гонад на 13,7–71,9 г (Р<0,05-0,001).

Подобная закономерность отмечена и в динамике коэффициента роста семенников, который у бычков сравниваемых групп был максимальным в 120-дневном возрасте (6,22–6,28) и минимальным в 540-дневном (4,10–4,11).

У 120-, 540-дневных опытных животных толщина эпителио-сперматогенного слоя канальцев гонад была больше таковой интактных сверстников на 0,9–10,2 мкм (Р<0,05).

Аналогичная закономерность имела место в характере изменений диаметра семенных канальцев.

Установлено, что толщина стенки выносящих канальцев придатков семенников у 30-, 120-, 540-дневных бычков второй и третьей групп была выше таковой у их сверстников контрольной группы на 1,5 (Р>0,05) –7,5 мкм (Р<0,05).

2.9.4. Морфологический и биохимический профили крови. У исследуемых животных уровень гемоглобина в крови в возрастном аспекте волнообразно колебался (97±1,30 – 100±1,25 против 92±1,56 – 104±1,98 г/л). Причем у 120-, 180-, 360-, 540-дневных бычков опытных групп он был выше на 3,7–11,5 % (Р<0,05-0,001), чем в контроле.

Аналогичная закономерность обнаружена в характере колебаний количества эритроцитов.

Выявлено, что у животных всех групп от 1- до 540-дневного возраста число лейкоцитов в крови уменьшалось (7,90±0,12 – 8,02±0,15 против 7,20±0,15 – 7,40±0,22 тыс/мкл; Р>0,05).

Активность ПОЛ у изучаемых бычков в течение опыта колебалась в диапазоне от 6,78±0,095 – 6,94±0,124 до 5,16±0,115 – 6,13±0,120 мВ, которая во все сроки наблюдений была выше у животных интактной группы (Р<0,05), нежели второй и третьей групп.

Характер изменений активности АОС, пероксидазы и щелочной фосфатазы всецело соответствовал динамике концентрации ПОЛ.

Итак, выращивание бычков в условиях повышенных (8,7...20,5 оС) температур с дальнейшим переводом на интенсивное содержание с назначением «Сувара», «Полистима» и «ДАФС-25» характеризовалось более высокими показатели массы тела и ее среднесуточного прироста, морфометрии структур изучаемых желез внутренней секреции, а также морфометрического и биохимического профилей крови. Причем совместное применение «Сувара» с «ДАФС-25» оказало более выраженное иммуно- и морфофизиологические воздействие на организм, чем в условиях сочетанного назначения «Сувара» с «Полистимом». При этом органолептические и физико-химические свойства мяса подопытных животных были практически аналогичными, что свидетельствует об индифферентности изученных свойств мясных туш к испытуемым биогенным соединениями и их экологической безопасности.

2.10. Экономическая эффективность

комбинированного использования бычкам «Сувара»

с «Полистимом» и «Сувара» с «ДАФС-25»


Учитывая недостоверную разницу в живой массе бычков второй и третьей групп, выращенных до 120-дневного возраста в условиях пониженных и повышенных температур с последующим доращиванием и откормом по интенсивной технологии с комбинированным назначением «Сувара» соответственно с «Полистимом» и «ДАФС-25» (седьмая и восьмая серии опытов), то расчет экономической эффективности в зависимости от разных режимов адаптивной технологии содержания проводили между животными первой (контрольной) и третьей (опытной) групп.

Экономическая эффективность выращивания, доращивания и откорма бычков по адаптивной технологии в условиях совместного назначения «Сувара» с «Полистимом» и «Сувара» с «ДАФС-25» в расчете на одно животное составила: при пониженных (–4,4…–8,0 °С) и повышенных (8,7...20,5 оС) температурах среды соответственно 533,8 и 345,9 руб. (в ценах 2007 г.). 

3. ВЫВОДЫ

1. Проведена комплексная оценка структурно-функционального становления и развития вилочковой и щитовидной желез, надпочечников и гонад у бычков, выращенных в раннем постнатальном онтогенезе при пониженных (– 2,2...– 13,0; – 2,8...– 17,9; – 5,2…– 11,3; – 4,4…– 8,0 °С) и повышенных (12,7...21,2; 4,9...20,3; 7,2…21,4; 8,7…20,5 °С) температурах среды с дальнейшим содержанием по интенсивной технологии с назначением «Пермаита», «Пермамика», «Полистима», «Сувара» и «ДАФС-25», с учетом биогеохимических особенностей Чувашского Присурья.

2. Установлено, что 540-дневные бычки опытных групп превосходили интактных сверстников по ширине коркового вещества тимуса и количеству Т-лимфоцитов в нем; диаметру, площади фолликулов, толщине тироидного эпителия и фолликулярному индексу щитовидной железы; ширине зон коркового и мозгового веществ надпочечников, площади их клеток, ядер и ядерно-цитоплазматическому отношению на 1,0–26,3 % (Р<0,05-0,001), что характеризует более выраженные иммунные, метаболические, адаптивные эффекты и, как следствие, более совершенное функционирование гипоталамо-гипофизарно-кортикальной и симпато-адреналовой систем организма.

3. У опытных животных к концу исследований масса гонад, диаметр семенных канальцев, толщина эпителио-сперматогенного слоя и стенки выносящих канальцев придатков семенников были больше по сравнению с аналогичными показателями у их контрольных сверстников на 2,0–22,3 % (Р<0,05-0,01), свидетельствующие об эффективном становлении и развитии андрологического статуса.

4. Масса тела, ее среднесуточный прирост, коэффициент роста, уровень гемоглобина, число эритроцитов и лейкоцитов в крови у 180-, 360- и 540-дневных бычков второй и третьей групп, содержавшихся с назначением испытуемых биогенных препаратов, были выше на 1,1–10,8 % (Р<0,05-0,001), чем в контроле.

5. Выявлено, что у 540-дневных животных этих групп активность перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы, концентрация пероксидазы и щелочной фосфатазы в крови были, наоборот, ниже на 1,7–22,1 % (Р<0,05-0,001) в сравнении с аналогичными биохимическими параметрами у их интактных сверстников.

6. Органолептические, физико-химические и спектрометрические показатели мяса у бычков как опытных, так и контрольных групп были практически идентичными, что свидетельствует об индифферентности качества  мясных туш к испытуемым биогенным соединениями и их экологической безопасности.

7. Экономическая эффективность адаптивной технологии содержания бычков в условиях комбинированного назначения «Сувара» с «Полистимом» и «Сувара» с «ДАФС-25» в расчете на одно животное составила: при пониженных и повышенных температурах воздуха 533,8 и 345,9 руб. соответственно (в ценах 2007 г.).

8. Для биогеохимических условий Чувашского Присурья и аналогичных провинций Волго-Вятской зоны разработаны научно обоснованные  практические предложения по оптимизации адаптивной технологии содержания продуктивных животных с учетом онтогенетических особенностей структурно-функционального становления и развития тимуса, щитовидной железы, надпочечников и гонад, обеспечивающие более полную реализацию наследственного потенциала неспецифической резистентности и продуктивности организма, а также производство экологически чистой мясной продукции.

4. ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВУ

1. В биогеохимических условиях Чувашского Присурья экспериментально доказана эффективность совместного назначения бычкам на фоне основного рациона «Сувара» из расчета 25-50 мг/кг массы тела (м.т.) в течение 20 дней с 10-дневным интервалами с 2- до 120-дневного возраста (перорально) с «Полистимом» в 1-, 5-, 180-, 360-дневном возрасте соответственно по 0,1, 0,1, 0,04, 0,03 мл/кг м.т. (внутримышечно) или «Сувара» согласно указанной выше дозе с «ДАФС-25» в 1, 25 и 50-ый день жизни из расчета по 0,1 мг/кг м.т.

2. Результаты и выводы диссертации включены в учебник для ВУЗов РФ «Гигиена животных» (М., 2001); используются в учебном процессе ГОУ ВПО «Чувашский государственный педагогический университет им. И.Я. Яковлева», ФГОУ ДПОС «Чувашский институт переподготовки и повышения квалификации руководящих кадров и специалистов агропромышленного комплекса», ФГОУ ВПО «Казанская государственная академия ветеринарной медицины им. Н.Э. Баумана» и производственной деятельности сельскохозяйственных предприятий разных типов и форм собственности Чувашской Республики (справка Государственной ветеринарной службы Чувашской Республики о внедрении в производство результатов научных исследований от 07.12. 2007); отражены в информационных листках Чувашского ЦНТИ (Чебоксары, №№ 82-025-02, 82-035-02, 82-101-03) и рекомендуются к использованию при написании учебных пособий по цитологии, гистологии, клеточной биологии, а также физиологии сельскохозяйственных животных для студентов вузов агробиологических специальностей.

3. Заявка на изобретение № 2003100177/13(000043) «Метод структурно-функциональных комплексов систем органов животных» (положительное решение от 04.01.2003 г.).

5. СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Алексеев, В. В. Экологические и экономические аспекты адаптивной технологии выращивания телят / В. В. Алексеев, В. Г. Семенов, А. А. Шуканов // Сб. научн. тр. студентов, аспирантов, докторантов Чувашского госпедуниверситета. – Чебоксары, 1999. – №5. – С. 48-53.
  2. Алексеев, В. В. Экономическое обоснование адаптивной технологии выращивания телят / В. В. Алексеев // Сб. научн. тр. докторантов, аспирантов и студентов Чувашского госпедуниверситета. – Чебоксары, 1999. – Вып. 6. – С.182-184.
  3. Алексеев, В. В. Параметры роста и неспецифической резистентности бычков, выращенных в разных режимах адаптивной технологии / В. В. Алексеев // Сб. научн. тр. докторантов, аспирантов и студентов Чувашского госпедуниверситета. – Чебоксары, 1999. – Вып. 6. – С.190-193.
  4. Алексеев, В. В. Ветеринарно-гигиеническое обоснование адаптивной технологии получения и выращивания телят на малых и средних фермах : отчет о НИР (промежуточ.) / Чувашский госпедуниверситет им. И. Я. Яковлева ; рук. Шуканов А. А. ; исполн. : В.В. Алексеев. М., 1999. 9 с. № ГР 01.96.0009255. Инв. № 02.20.0000333. *
  5. Алексеев, В. В.  Параметры роста и физиологического статуса бычков при разных режимах выращивания / В. В. Алексеев, А. А. Шуканов, И. Ф. Кабиров // Изв. инженерно-технологич. академии Чув. Респ. – Чебоксары, 1999. – №2 (15). – С. 235–237.
  6. Алексеев, В. В. Параметры морфометрии структур семенников и качества спермы бычков при адаптивной технологии содержания / В. В. Алексеев, И. Ф. Кабиров, А. А. Шуканов // Сб. научн. тр. докторантов, аспирантов и студентов Чувашского госпедуниверситета. – Чебоксары, 2000. – Вып. 7. – С. 64-67.
  7. Алексеев, В. В. Морфометрические показатели семенников у бычков, содержавшихся при адаптивной технологии / В. В. Алексеев, А. А. Шуканов // Сб. научн. тр. докторантов, научных сотрудников, аспирантов и студентов Чувашского госпедуниверситета. – Чебоксары, 2000. – Вып. 8. – С. 71-73.
  8. Алексеев, В. В. Параметры морфометрии надпочечников у бычков в условиях адаптивной технологии  / В. В. Алексеев, И. Ф. Кабиров, А. А. Шуканов // Сб. научн. тр. докторантов, научных сотрудников, аспирантов и студентов Чувашского госпедуниверситета. – Чебоксары, 2000. – Вып. 8. – С. 73-76.
  9. Алексеев, В. В. Показатели продуктивности и качества мяса у бычков в условиях адаптивной технологии / В. В. Алексеев, А. А. Шуканов, И. Ф. Кабиров // Гигиена содержания и кормления животных основа сохранения их здоровя и получения экологически чистой продукции: мат. Всерос. научно-произв. конф. Орел, 2000. С. 192-194.*
  10. Алексеев, В. В. Ветеринарно-гигиеническое обоснование адаптивной технологии получения и выращивания телят на малых и средних фермах : отчет о НИР (промежуточ.) / Чувашский госпедуниверситет им. И. Я. Яковлева ; рук. Шуканов А. А. ; исполн. : В.В. Алексеев. М., 2000. 8 с. № ГР 01.96.0009255. Инв. № 02.20.0006351.*
  11. Алексеев, В. В. Физиологический и андрологический статус бычков в разных режимах адаптивной технологии / В. В. Алексеев, А. А. Шуканов, И. Ф. Кабиров // Изв. инжен. технологич. академии Чув. Респ. – Чебоксары, 2001. – №4 (25). – С.307-312.
  12. Алексеев, В. В. Морфометрические параметры структур тимуса и надпочечников у телят в условиях адаптивной технологии / В. В. Алексеев, А. А. Шуканов // Изв. Национ. академии наук и искусств Чув. Респ. – Чебоксары, 2001. –№ 5/2000, 2/2001. – С. 95-100.
  13. Алексеев, В. В. Морфометрические параметры тимуса у бычков при адаптивной технологии содержания / В. В. Алексеев // Вестник Чувашского госпедуниверситета. – Чебоксары, 2001. – №1 (20). – С.17-20.
  14. Алексеев, В. В. Коррекция адаптогенеза телят новыми биогенными препаратами / В. В. Алексеев, А. А. Шуканов // Мат. XVIII съезда физиологического общества им. И. П. Павлова. Казань; М.: ГЭОТАР-МЕД., 2001. С.127-128.*
  15. Алексеев, В. В. Морфометрическая оценка надпочечников у бычков в условиях адаптивной технологии / В. В. Алексеев // Сб. научн. тр. докторантов, научных сотрудников, аспирантов и студентов Чувашского госпедуниверситета. – Чебоксары, 2001. –  Вып.10. – С.156-158.
  16. Алексеев В. В. Коррекция адаптивных, продуктивных и репродуктивных функций организма животных новыми биогенными препаратами : отчет о НИР (промежуточ.) / Чувашский госпедуниверситет им. И. Я. Яковлева ; рук. Шуканов А. А. ; исполн. : В.В. Алексеев. М., 2001. 8 с. № ГР 01.99.0005751. Инв. № 02.20.93. *
  17. Алексеев, В. В. Метод структурно-функциональных комплексов систем органов животных / В. В. Алексеев, А. А. Шуканов, Л. Н. Воронов // Приоритет на изобрет.: заявитель Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева ; заявл. 04.01. 2003. № 2003100177/13(000043). 3 с.*
  18. Алексеев, В. В. Динамика морфофизиологического статуса бычков, содержащихся в условиях адаптивной технологии / В. В. Алексеев, А. А. Шуканов, С. Г. Григорьев // Рос. физиол. журн. им. И. М. Сеченова. СПб.: Наука, 2004. Т.90. № 8. С. 465-466 с.**
  19. Алексеев, В. В. Физиологическое состояние бычков, содержащихся по адаптивной технологии с применением биогенных соединений / В. В. Алексеев ; ГОУ ВПО «ЧГПУ им. И. Я. Яковлева». – М., 2005. 17 с. Библиогр. 4 назв. Рус. Деп. в ВИНИТИ РАН 24.04.05 № 212 В. *
  20. Алексеев, В. В. Параметры морфометрии структур семенников и семявыносящих протоков у бычков в условиях адаптивной технологии / В. В. Алексеев, С. Г. Григорьев, А. А. Шуканов // Вестник Чувашского госпедуниверситета. – Чебоксары, 2005. – № 2 (44). – С. 104-106.
  21. Алексеев, В. В. Коррекция адаптивных процессов у бычков в разных режимах технологии выращивания, доращивания и откорма / В. В. Алексеев //  Современные проблемы ветеринарной диетологии и нутрицитологии : мат. III Междунар. симпозиума. СПб, 2005. С. 226-232. *
  22. Алексеев, В. В. Корреляция адаптогенеза у бычков, содержащихся в разных режимах адаптивной технологии / В. В. Алексеев, И. Ф. Кабиров, А. А. Шуканов // Уч. зап. Казанской госакадемии ветмедицины им. Н. Э. Баумана. Казань, 2005. Т. 181. 88-98.**
  23. Алексеев, В. В. Особенности морфометрии структур тимуса, надпочечников и гонад у быков в разных режимах адаптивной технологии / В. В. Алексеев, А. А. Шуканов // Вестник Чувашского госпедуниверситета. – Чебоксары, 2005. – № 2 (44). – С. 106-109.
  24. Алексеев, В. В. Особенности морфометрии структур надпочечников и гонад у бычков, содержащихся по адаптивной технологии / В. В. Алексеев // Физиология и медицина : серия «Науки о жизни». СПб, 2005.   С. 11-12.**
  25. Алексеев, В. В. Динамика физиологического статуса телят, выращиваемых в разных режимах адаптивной технологии (монография) / В.В. Алексеев. – Чебоксары: Чувашгоспедуниверситет им. И.Я. Яковлева, 2005. – 83 с.
  26. Алексеев, В. В. Корреляционный анализ адаптивных процессов у бычков, содержащихся в разных режимах адаптивной технологии / В. В. Алексеев, А. А. Шуканов, И. Ф. Кабиров // Физиология и медицина : серия «Науки о жизни». СПб, 2005.   С. 48-49.**
  27. Алексеев, В. В. Морфометрия структур эндокринных желез у телят, выращиваемых при разных температурных режимах / В. В. Алексеев, А. А. Шуканов, С. Г. Григорьев // Мат. ХIII Междунар. научн. совещ. по эволюционной физиологии. СПб, 2006. С. 9-10.*
  28. Алексеев, В. В. Коррекция морфофизиологического состояния организма телят биогенными соединениями / В.В. Алексеев. – М., 2006. 10 с. Библиогр. 2 назв. Рус. Рукопись деп. в ВИНИТИ РАН 04.04.06, № 369-В.*
  29.   Алексеев, В. В. Морфометрические параметры щитовидной железы у бычков, выращенных при применении биогенных соединений / В. В. Алексеев, А. А. Шуканов // Мат. регион. научно-практ. конф., посвященной 75-летию биолого-химического факультета Чувашского госпедуниверситета. – Чебоксары, 2006. – С. 170-173.
  30. Алексеев В.В. Морфометрический профиль организма бычков, выращенных с назначением «Пермамика» и «Полистима» / В.В. Алексеев. – М., 2006. 12 с. Библиогр. 2 назв. Рус. Рукопись деп. в ВИНИТИ РАН 11.05.06, № 639-В.*
  31. Алексеев, В. В. Иммуноморфологический профиль тимуса у бычков, выращиваемых при применении новых биогенных веществ / В. В. Алексеев // Научно-информационный вестник докторантов, аспирантов, студентов Чувашского госпедуниверситета. – Чебоксары, 2006. – № 1 (7). – Т.1. – С. 72-75.
  32. Алексеев, В. В. Морфометрический профиль надпочечников у бычков в условиях назначения биогенных веществ «Пермаит» и Пермамик» / В. В. Алексеев // Вестник Чувашского госпедуниверситета. – Чебоксары, 2006. – № 3 (50). – С. 72-74. 
  33. Алексеев, В. В. Особенности морфометрии структур тимуса у бычков в зависимости от температурного фактора / В. В. Алексеев, А. В. Казаков, А. А. Шуканов //  Современные проблемы биологии и химии : сб. статей. – Чебоксары : Чувашгоспедуниверситет им. И.Я. Яковлева, 2006. – С.164-168.
  34. Алексеев, В. В. Морфометрический профиль щитовидной железы и надпочечников у бычков в условиях назначения «Пермаита» и «Пермамика» / В. В. Алексеев, А. А. Шуканов // Уч. зап. Казанской госакадемии ветмедицины им. Н.Э. Баумана». Казань, 2006. Т. 186. С. 10-15.**
  35. Алексеев, В. В. Корреляционный анализ морфофизиологического состояния у бычков в условиях адаптивной технологии с применением иммунокорректоров / В. В. Алексеев //  Вестник Чувашского госпедуниверситета. – Чебоксары, 2007. – № 1 (53). – С. 159-162. 
  36. Алексеев, В. В. Гематологический и биохимический спектры организма бычков в разных условиях адаптивной технологии / В. В. Алексеев // Вестник Чувашского госпедуниверситета. – Чебоксары, 2007. – № 2 (54). – С. 41-44. 
  37. Алексеев, В. В. Морфометрия структур эндокринных желез у продуктивных животных, содержащихся в разных экологических субрегионах Чувашской Республики / В. В. Алексеев, А. А. Шуканов, И. Ю. Арестова // Мат. XX съезда физиологического общества им. И.П. Павлова. М. : Издат. дом «Русский врач», 2007. С. 120-121.*
  38. Алексеев, В. В. Морфометрический профиль щитовидной железы и надпочечников у бычков в разных условиях адаптивной технологии / В. В. Алексеев // Цитология. 2007. № 10. Т. 49. С. 848-852.**
  39. Алексеев, В. В. Коррекция морфофизиологического состояния у продуктивных животных в биогеохимических условиях Чувашского Засурья и Присурья с назначением биогенных соединений (монография) / В.В. Алексеев. Казань: Издат. дом «Меддок», 2008. 256 с.**
  40. Алексеев, В. В. Морфометрический профиль тимуса и щитовидной железы у бычков в условиях адаптивной технологии с применением биогенных веществ / В. В. Алексеев // Морфология в теории и практике: мат. Всерос. конференции. Чебоксары : Изд-во Чуваш. ун-та им. И. Н. Ульянова, 2008. С. 43-46.*
  41. Алексеев, В. В. Особенности морфофизиологического состояния у бычков в условиях адаптивной технологии с применением биогенных веществ / В. В. Алексеев, А. А. Шуканов // Современные проблемы ветеринарной диетологии и нутрицитологии : мат. IV Междунар. симпозиума. СПб, 2008. С. 121-124. *
  42. Алексеев, В. В. Динамика параметров морфометрии микроструктур надпочечников и семенников у бычков в условиях применения биогенных веществ / В. В. Алексеев // Уч. зап. Казанской госакадемии ветмедицины им. Н.Э. Баумана». Казань, 2008. Т. 189. С. 21-26.**

* ,**   публикации соответственно в центральных издательствах

и ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях,

определенных ВАК России.

Подписано к печати  16 06.2008 г.  Бумага писчая.

Печать оперативная. Усл. печ. л. 2,0. Тираж 100 экз. Заказ №

Отдел оперативной полиграфии ГОУ ВПО  «Чувашский государственный

педагогический университет им. И. Я. Яковлева»

428000, г. Чебоксары, ул. К. Маркса, 38

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.