WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Куликова

Ольга  Леонидовна

МОНО- И МИКСТПАРАЗИТОЗЫ ЖИВОТНЫХ

В СРЕДНЕМ И НИЖНЕМ ПОВОЛЖЬЕ  И ИХ БИОЛОГИЧЕСКАЯ

ОПАСНОСТЬ

(эпизоотологический мониторинг  и меры борьбы)

  03.02.11 – паразитология

  06.02.02 –ветеринарная микробиология,

  вирусология, эпизоотология,

  микология с микотоксикологией

  и иммунология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора ветеринарных наук

Нижний Новгород – 2010

Работа выполнена на кафедре эпизоотологии и инфекционных болезней ФГОУ ВПО «Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия» (НГСХА); на базе хозяйств и ветучреждений Волгоградской и Нижегородской областей.

Научные консультанты:

доктор ветеринарных наук, профессор  Енгашев Сергей Владимирович

доктор ветеринарных наук, профессор Пашкина Юлия Викторовна 

Официальные оппоненты:

доктор ветеринарных наук, профессор.  Скира Василий Николаевич 

доктор ветеринарных наук, профессор Новак Михаил Дмитриевич

доктор ветеринарных наук, профессор Равилов Рустам Хамитович

 

Ведущая организация  –  ФГОУ ВПО «Саратовский государственный

аграрный университет им. Н.И. Вавилова».

Защита состоится  « 17»  июня  2010  г.  на заседании диссертационного совета Д.220.047.02 при ФГОУ ВПО «Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия» (603107, Нижний Новгород, пр. Гагарина, 97).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке НГСХА (603107, Нижний Новгород, пр. Гагарина, 97).

Автореферат опубликован на официальном сайте ВАК РФ « 17» марта 2010 г.

Автореферат разослан  «____»  __________________ 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

д.в.н., доцент  А.В. Пашкин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Паразитарные болезни животных во многих странах, и в Российской Федерации в частности, продолжают оставаться нерешенной проблемой для современной медицины и ветеринарии. В последние  десятилетия изыскание и внедрение новых, более эффективных  противопаразитарных препаратов широкого спектра действия, к сожалению, пока не обеспечили изменения эпизоотической и эпидемической ситуации по паразитозам.  Недостаточную эффективность мероприятий по борьбе с паразитозами животных многие исследователи связывают с возможным формированием резистентных субпопуляций  нематод и членистоногих к используемым препаратам. В связи с этим оптимальное регулирование  эпизоотического проявления  паразитарных болезней животных  возможно лишь на основе подробной научной информации об их региональных особенностях, об эффективности антигельминтиков, паразитицидов широкого  спектра действия при условии  их системного  применения  по  разработанным схемам.

Реструктуризация сельскохозяйственного производства страны неоднозначно отразилась на эффективности традиционных систем противоэпизоотического обеспечения животноводства. Возникший в стране энергетический и экономический прессинг на агропромышленный сектор оказали сдерживающий эффект на развитие отраслей животноводства: произошло значительное сокращение численности поголовья сельскохозяйственных  животных, разрушение промышленных технологий в животноводческих отраслях, реструктуризация крупных животноводческих предприятий, снижение товарности отрасли в целом.

Технологические изменения в животноводстве, возникшие экономические проблемы  в значительной степени отразились на эпизоотической ситуации во многих субъектах РФ, расширились границы эпизоотического проявления гельминтозов и других паразитозов в популяциях животных различных видов.  Существенно усложнилась эпизоотологическая обстановка по инвазионным болезням в условиях Среднего и Нижнего Поволжья.

Многие исследователи считают, что на территории России  сформировались  и функционируют паразитарные системы, в которые вовлекаются в качестве соактантов популяции  домашних и диких животных. Широкое распространение паразитарных систем нематодозов подтверждается многими отечественными и зарубежными исследователями (Р.Т. Сафиуллин, 1980; В.И. Околелов, 1978; Г.М. Двойнос, В.М. Ивашкин, 1984; Л.А. Бундина, 1995; Г.С. Сивков и др., 1999; С.В. Полищук, 2002; П.Б. Очиров, 2003; Д.А. Смирнов, Ю.Ф. Петров, 2003; З.А. Сохроков, 2003; А.Д. Решетников, 2004; Н.М. Понамарев и др., 2003; И.А. Архипов и др., 2003; В.А. Сидоркин и др., 2004; О.О. Муромцева, 2004; М.Д. Латко и др., 2006; М.Д. Новак  и др., 2006; А.И. Ятусевич, М.П. Синяков, 2006; J.R. Lichtenfels, 1975; K.L. Derkmann, 1976; F.E. Sposito et al., 1987; P. J. Waller, 1993; R. Tinar et al., 1994; H.G. Rivera et al., 2002).

Среди паразитарных систем особое место занимают трансмиссивные паразитарные заболевания животных – пироплазмидозы. Несмотря на  большое количество работ отечественных и зарубежных ученых, посвященных данной проблеме, многие вопросы функционирования этих паразитозов до сих пор остаются недостаточно изученными.

Широкое распространение паразитозов животных, возрастающая их роль в формировании биологической опасности в субъектах Федерации, а также необходимость совершенствования противопаразитарных мероприятий в условиях Среднего и Нижнего Поволжья определили цель, задачи и направления наших исследований.

Цель и задачи исследований. В сравнительном аспекте и динамике изучить в условиях европейской части РФ характер эпизоотического проявления и географическую эпизоотологию наиболее значимых экологических паразитарных систем и на этой основе научно обосновать и  усовершенствовать систему лечебно-реабилитационных и профилактических мероприятий при кишечных стронгилятозах и пироплазмидозах как составную часть обеспечения биологической безопасности в регионе.

На разрешение были поставлены следующие задачи:

  • изучить особенности формирования нозологического профиля заразной патологии животных в условиях Среднего и Нижнего Поволжья РФ;
  • изучить роль  и место классических паразитозов в суммарной заразной патологии лошадей, свиней и домашних плотоядных в условиях региона;
  • изучить характер и региональные особенности эпизоотического проявления наиболее распространенных паразитозов животных, и в частности параскариоза, стронгилятозов желудочно-кишечного тракта и стронгилоидоза в популяциях лошадей в хозяйствах с различной формой собственности; 
  • изучить территориальные, временные, популяционные и субпопуляционные границы конкретных паразитозов животных при их  эпизоотическом проявлении  и эпизоотическом затишье в регионе;
  • изучить региональные особенности формирования механизма передачи возбудителей конкретных паразитозов животных и их эпизоотический  и эпидемический риск;
  • в сравнительном аспекте изучить фармакологические свойства, лечебно-реабилитационную и противоэпизоотическую эффективность новых противопаразитарных средств при паразитозах животных;
  • усовершенствовать региональные научно обоснованные системы эпизоотологического контроля кишечных стронгилятозов лошадей, нематодозов свиней и бабезиозов плотоядных как составную часть эпизоотической (биологической) безопасности  в регионе.

Научная новизна. В условиях ряда регионов европейской части РФ в сравнительном аспекте и динамике изучены фаунистические и паразито- хозяинные отношения эволюционно сформировавшихся паразитарных систем, соактантами которых являются различные виды  нематод, кровепаразиты, сельскохозяйственные и домашние животные, установлены их роль и место в формировании нозологического профиля заразной  патологии животных, территориальные, временные, популяционные и субпопуляционные границы их эпизоотического проявления.

Изучены лечебно-реабилитационные свойства и противоэпизоотическая эффективность новых лекарственных форм отечественных препаратов альбена, алезана и фортикарба. Усовершенствована, апробирована и внедрена научно обоснованная система эпизоотологического контроля при кишечных нематодозах сельскохозяйственных животных и бабезиозах плотоядных, основанного на  мероприятиях, направленных на источник возбудителей, разрушение специфического механизма их передачи в популяции хозяев, повышение устойчивости организма восприимчивых животных, на снижение экологического и эпизоотического риска паразитозов в регионе.

Практическая значимость. На основании полученных результатов исследований доказана управляемость эпизоотического проявления паразитарных систем в популяции сельскохозяйственных и домашних животных, разработана схема-модель эпизоотологического контроля временных, территориальных и популяционных границ их эпизоотического проявления, установлены алгоритмы определения степени эпизоотологического риска нематодозов сельско-хозяйственных животных и бабезиозов плотоядных  в изучаемом регионе.

Апробированы и предложены для практической ветеринарии новые лекарственные формы антигельминтных препаратов: альбен для дегельминтизации сельскохозяйственных животных и антигельминтная паста алезан для дегельминтизации лошадей, фортикарб для лечебно- профилактических противоплазмидозных обработок животных.

Подтверждена эффективность и востребованность в условиях изучаемого региона научно обоснованной системы эпизоотологического контроля при кишечных стронгилятозах сельскохозяйственных животных и бабезиозах плотоядных.

Положения, выносимые на защиту:

  • эпизоотическое проявление эволюционно сформировавшихся паразитарных систем, соактантами которых являются классические паразиты (возбудители), сельскохозяйственные и домашние животные, представляет эпизоотическую (биологическую) опасность в регионе с четко  выраженными  временными, территориальными и популяционными границами и специфическим механизмом передачи их возбудителей;
  • классические паразитозы животных в своем большинстве манифестны, сопровождаются существенными гомеостатическими и морфологическими изменениями в организме животных;
  • новые лекарственные формы препарата альбен и антигельминтная паста алезан  – эффективные лечебно-реабилитационные и профилактические средства при кишечных нематодозах (стронгилятозах) сельскохозяйственных животных.

Усовершенствованная научно обоснованная система эпизоотологического контроля кишечных нематодозов (стронгилятозов) сельскохозяйственных животных и бабезиозов плотоядных эффективна и востребована в изучаемом регионе.

Пути реализации. Полученные результаты исследований могут быть использованы при научном обосновании, разработке и усовершенствовании комплексных противоэпизоотических мероприятий при других  инвазионных болезнях животных и в других регионах,  а также в учебно-педагогическом процессе при подготовке специалистов ветеринарной профессии.

Апробация работы. Тема, направления, методические подходы и результаты исследований доложены, обсуждены и одобрены на заседании совета ветеринарного факультета ФГОУ ВПО «Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия» (20042009 гг.), на научно-практических конференциях: «Инфекционные и  инвазионные  болезни животных  в современных условиях» (Н. Новгород, 2001, 2004 гг.), «Проблемы современной ветеринарии» (Н. Новгород, 2005г.), «Теория и практика борьбы  с паразитарными болезнями» (Москва, 2006 г.),  «Стратегия развития  национального проекта  в АПК» (Н. Новгород, 2007 г.); на заседаниях издательских советов: НГСХА (2001, 2004, 2005, 2007, 2010), журнала «Ветеринарная патология» ( 2006, 2007, 2008, 2009), журнала «Ветеринария» (2009), «Ветеринарная практика» (2007), «Международный вестник ветеринарии» (2009);  на межкафедральном заседании профессорско-преподавательского состава ФГОУ ВПО «Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия» (Н. Новгород, 2010 гг.).

По материалам диссертации опубликовано 48 научных статей, в том числе 20 в центральных изданиях, рекомендованных ВАК для публикации материалов докторских диссертаций (журналы «Ветеринария», «Ветеринарная патология», «Ветеринарная практика», «Международный вестник ветеринарии», сборник научных трудов Всероссийского института гельминтологии им. К.И. Скрябина (ВИГИС)), а также  в материалах международных, всероссийских и региональных научно-практических конференций, в учебных пособиях, рекомендованных МСХ  РФ для студентов вузов по специальности 11120165 «Ветеринария».

Внедрение. Результаты исследований под авторским надзором с положительным эффектом внедрены в хозяйствах Нижегородской и Волгоградской областей и используются в учебном процессе ФГОУ ВПО «Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия».

Материалы исследований включены в нормативно-техническую документацию: Инструкцию по применению алезана при инвазионных болезнях лошадей  № ПВР-2-3.6/016449; Инструкцию на препарат альбен гранулы № ПВР-2-5.0/00576.

Приоритет результатов исследований подтвержден двумя патентами РФ на изобретение (№ 2364407 от 20.08.2009 и № 2364408 от 20.08.2009).

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 356 страницах компьютерного текста. Состоит из введения, литературного обзора, собственных исследований и обсуждения их результатов, выводов, рекомендаций производству. Список использованной литературы включает 620 источников, в том числе 135 иностранных авторов. Работа иллюстрирована ­­41 таблицей и 53 рисунками.

Собственные исследования

Материалы, методы и объемы исследований

Работа выполнена в период с 2001 по 2009 г. на кафедре эпизоотологии и инфекционных болезней ФГОУ ВПО «Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия». Исследования проводились на базе СПК «Искра» Богородского района, ФГУ ГЗК с  ипподромом г. Н. Новгород; в частном конехозяйстве «Простор» Шатковского района, НОУ СДЮШОР (Нижегородское областное управление «Спортивная детско-юношеская школа олимпийского резерва»), ООО «Фирма Пассаж» (г. Н.Новгород); в хозяйствах районов Нижегородской области, а также в ветеринарных клиниках г. Нижнего Новгорода, в  ветучреждениях  и  хозяйствах  ряда  районов Нижегородской и Волгоградской областей.

Часть лабораторных исследований выполнялась на кафедрах паразитологии, общей биологии и ВСЭ, терапии, хирургии и клинической диагностики,  в межкафедральной лаборатории НГСХА, государственном учреждении Нижегородской области (ГУНО) «Областная ветеринарная лаборатория», диагностической лаборатории  «Гемотес», ГУВО «Областная  ветеринарная лаборатория» (г. Волгоград).

В  целях изучения  хозяйственно–технологических,  природно–географических  предпосылок  инвазионных болезней  свиней, лошадей, собак,  этиологии  и  характера  их  эпизоотического  проявления  в различных агроклиматических зонах, в конкретных  условиях  места  и  времени,  а  также  для  составления  предпрогнозной  ориентации  по  инвазионным  болезням  свиней  и лошадей, подготовке  исходных  данных  для корректировки системы лечебно-профилактических противопаразитарных мероприятий были проанализированы и  подвергнуты  статистической  обработке:

  • данные,  полученные  автором  при  проведении  производственных многолетних эпизоотологических  экспериментов  в  хозяйствах  с  различной  эпизоотической  ситуацией и эпизоотологического мониторинга паразитозов животных в условиях Среднего и Нижнего Поволжья;
  • материалы ведомственной статистической информации управлений ветеринарии субъектов  Федерации, районных станций по борьбе с болезнями животных, районных и областных  ветеринарных лабораторий, территориальных управлений федеральной службы Россельхоз- и Роспотребнадзора за период с 2000 по 2009 г.;
  • материалы клинико-эпизоотологических обследований эпизоотических очагов паразитозов животных в изучаемых регионах;
  • результаты  гематологических, биохимических,  иммунологических,  копроовоскопических исследований  биологического  материала от подопытных  и  контрольных  групп  животных;
  • материалы экспедиций  по периодическому  оперативному  анализу фаунистических паразитологических исследований, эпизоотологической и эпидемиологической  ситуации по паразитозам в конкретных  субъектах Федерации;
  • материалы региональных научно-практических конференций и совещаний по заразной  патологии животных;
  • экспертные оценки лечебно–профилактической, лечебно–реабилитационной  и  противоэпизоотической эффективности проводимых в  животноводческих  хозяйствах  традиционных  мероприятий  по  профилактике  инвазионных  болезней  свиней и  лошадей, лечению  животных, больных  кишечными  нематодозами.

  В  работе  использован  комплексный  эпизоотологический  подход,  методы  современной  прогностики (фактография,  экспертные  оценки,  прямая,  косвенная  и  инверсивная  верификации),  а  также  статистические  методы  по  контролю качества (Н.А. Плохинский, 1997; Хитоси Кумэ, 1990), картографирование и линейно-радианное моделирование результатов исследований  по принятым  в ветеринарии и биологии методам.

В основу методологии эпизоотологического обследования хозяйств и территорий были взяты «Методические указания по эпизоотологическому исследованию» (1982). В работе использовались эпизоотические, клинические, микроскопические, гельминтологические и биохимические методы исследования [В.Г. Мухин, Н.Р. Семушкин и др., 1987; И.А. Бакулов и др., 1971; Н.А. Налетов и др., 1975; В.М. Данилевский, 1983; Г.А. Котельников, 1984; И.П. Кондрахин, Н.В. Курилов, А.Г. Малахов и др., 1985].

Материалом для исследований служили фекалии свиней и лошадей, кровь и сыворотка крови, взятые из ушной (у свиней) и яремной вены ( у лошадей, коров). Пробы фекалий массой до 50 г отбирали от свиней и лошадей индивидуально и исследовали в течение первых 69 часов.  Кровь из вен  отбирали предварительно в шприц, по стенке вливали в пробирки,  для  получения  нативной  крови использовали гепарин,  для отделения сыворотки  отстаивали в термостате при 3738С 2,5 часа для лучшего отделения сгустка или использовали специальные пробирки с готовым раствором для фибринирования. Для исследований животных на пироплазмидозы использовали мазки крови из периферических сосудов ушей.

Изучение распространения, сезонной и возрастной динамики  нематодозов  проводили на свиньях (возраст от 2 до 12 месяцев) и лошадях разных пород (русская рысистая, орловская рысистая, тракененская, чистокровная верховая, буденновская, арабская, ганноверская, ахалтекинская породы, владимирский и советский тяжеловозы, а также их помеси) и разных возрастов  (от 3- месячных жеребят до 25- летних лошадей).

Для изучения эпизоотической ситуации по гельминтозным заболеваниям  сельскохозяйственных животных было исследовано 760 проб фекалий от лошадей разных половозрастных групп  и  1087 проб фекалий от свиней.

С целью изучения сезонной динамики  копроовоскопические исследования проводились в течение года, затем за ряд лет определяли сезонность.

Для лабораторной диагностики гельминтозов использовали стандартные копроовоскопические (последовательных промываний, Фюллеборна), ларвоскопические (по Мачульскому, Шабаеву и Фомину, с культивированием личинок подотряда Strongylata) методы.  Интенсивность инвазии (количество яиц и личинок гельминтов в 1 г фекалий) определяли по методу Столла.

Обнаружение половозрелых гельминтов проводили после диагностической, профилактической или лечебной дегельминтизации, макроскопически исследуя свежевыделенные фекалии; стронгиляты желудочно-кишечного тракта обнаруживали методом последовательных смывов в кюветах темного цвета с последующим определением видов по морфологическим особенностям (П.А. Величкин, 1967; Г.М. Двойнос, В.М. Ивашкин, 1984). Для обнаружения представителей отряда оксиурата  использовали общепринятый в ветеринарии метод соскоба с перианальных складок.

Определение видов клещей проводили по определителям (Б.Н. Померанцев, 1946; И.М. Ганцев, А.А. Аливердиев, 1968).

Суточную активность клещей определяли на территории г. Н. Новгорода и в районах Нижегородской области. Определение проводилось с 4.00 до 21.00, в период наибольшей активности клещей.

Вскрытие клещей осуществляли согласно методическим  указаниям от 06.04.2001 № 3.1.1027 МУ по сбору, учету и подготовке к лабораторному исследованию кровососущих членистоногих переносчиков природно-очаговых инфекций. 

Окраску мазков, приготовленных из кишечника клещей, проводили по РомановскомуГимза.

Морфологические исследования крови больных животных проводили для установления количества гемоглобина, эритроцитов и лейкоцитов в 1 мкл. Пробы крови исследовались согласно «Методическим указаниям по при­менению унифицированным биохимических методов исследования крови», утвержденных Главным Управлением ветеринарии МСХ СССР 03.04.81 года.

Клиническое состояние животных определяли по общепринятым в ветеринарии методам (Смирнов и др., 1998);  динамику количества гемоглобина в крови ( г/л)  изучали по Сали; форменных элементов крови пробирочным методом в камере Горяева; лейкограммы – путем подсчета 200 лейкоцитов, окрашенных по Романовскому-Гимза;  количество гематокрита – микрометодом в модификации И. Тодорова; количество неорганического  фосфора – по Пулсу, в модификации Г.Ф. Коромыслова; количество общего кальция в сыворотке крови – по Д.Я. Луцкому;  резервной щелочности – по И.П. Кондрахину; общего белка (г/л) в сыворотке крови – рефрактометрическим, а уровень белковых фракций – турбодиметрическим (нефелометрическим) методом (И.П. Кондрахин и др.,1985).

Скорость оседания эритроцитов определяли по Панченкову. Учитывали СОЭ через 1 час и выража­ли в миллиметрах. Подсчет количества эритроцитов  и лейкоцитов проводили в сетке Горяева, а также с помощью электронных автоматических  или аппаратов отечественного производства типа СФЭК-60, которые дают более точный результат исследования.

Выделение фракции  лимфоцитов осуществляли центрифугированием периферической крови в одноступенчатом градиенте плотности фиколверографина.

Реакцию Е-розеткообразования ставили по методу М. Jondal (1984). Концентрацию лимфоцитов (после разделения клеток периферической крови) доводили  средой 199 или раствором Хенкса до 1,4x106 /мл.

Состояние В-иммунной  системы изучали  по методу Mendes (1973) [Э.Х. Даугалиева, 1989].

Влияние  факторов риска на  тенденцию  динамики  эпизоотического процесса при паразитозах животных изучали поэтапно: путем обоснования гипотез, согласования полученных данных с научными представлениями  биологического механизма эпизоотического процесса, выявления элементов причинно-следственных связей, поддающихся изменениям под воздействием  мероприятий, доступных современной науке и практике.

Противоэпизоотическую и лечебно-реабилитационную эффективность изучали в ветеринарных клиниках фактографическим методом с использованием  экспертных оценок, прямой, косвенной и инверсивной верификации.

За методическую основу  эпизоотологических экспериментов были взяты рекомендации кафедры эпизоотологии и инфекционных болезней Санкт-Петербургской академии ветеринарной медицины (1979 г.).

Оценку влияния антигельминтных препаратов на биохимические показатели крови лошадей проводили с использованием следующих тестов: активность аспартатаминотрансферазы (АсАТ) и аланинаминотрансферазы (АлАТ) в сыворотке крови определяли динитрофенилгидразиновым методом по Райтману, Френкелю; активность щелочной фосфатазы – методом Боданского. Биохимические параметры  сыворотки крови  (общий белок, креатинит, мочевину, АсАТ и  АлАТ)  определяли  также на анализаторе типа  ELAN-6150 («Eppendorf» Германия) 

Автор выражает искреннюю признательность и благодарность за методическую помощь и организационную поддержку при выполнении диссертационной работы доктору ветеринарных наук, заслуженному деятелю  науки РФ, члену-корреспонденту РАСХН профессору В.В. Сочневу, доктору  ветеринарных наук, заслуженному деятелю науки РФ, профессору Э.Х. Даугалиевой, докторам ветеринарных наук профессорам Н.В. Филлипову, А.В. Усенкову, С.В. Енгашеву, Ю.В. Пашкиной, коллективу кафедры эпизоотологии и инфекционных болезней НГСХА, специалистам хозяйств, госветучреждений  Волгоградской и Нижегородской  областей за помощь и сотрудничество при выполнении  нашей работы.

Результаты исследований

Состояние современного животноводства в регионе

На основе проведенного эпизоотологического анализа современного животноводства установили, что по состоянию на начало ретроспективного анализа тенденция разрушения отраслей животноводства в РФ не только сохраняется, но и углубляется. На 1 января 2004 года по сравнению с той же датой 2003 года численность крупного рогатого скота в хозяйствах всех категорий в России уменьшилась на 5,6% (тот же показатель в 2002 году составлял 2,1%, в 2001  году 0,7%). Такого значительного сокращения поголовья крупного рогатого скота не наблюдалось с 1998 года. В абсолютном выражении поголовье крупного рогатого скота только за один 2003 год снизилось на 1,5 млн. гол. Таким образом, на начало 2004 года на 1000 жителей России приходилось 166 гол. крупного рогатого скота. Это меньше, чем в мире и странах ЕЭС, в 1,3 раза, чем в США — в 2,1 раза, чем в Канаде — в 2,5 раза. Учитывая, что продуктивность скота в России в 23 раза ниже, чем в развитых зарубежных странах, показатели мясных ресурсов России по сравнению с теми же странами снижены в еще большей степени.

В 2003 году высокими темпами снижалось поголовье свиней. На 1 января 2004 года по сравнению с той же датой 2003 года численность свиней сократилась на 4,8% .

В 2003 году отмечены крайне высокие темпы сокращения поголовья крупного рогатого скота и свиней в сельскохозяйственных организациях. На 1 января 2004 года по сравнению с той же датой 2003 года численность крупного рогатого скота снизилась на 10,2% (коров молочного стада на 9,4%), свиней на 10,6%, овец и коз на 4,1%, а птицы на 0,2%.

По сравнению с 20002002 годами заметно снизились в сельскохозяйственных организациях показатели воспроизводства крупного рогатого скота и свиней. В 2003 году в сельскохозяйственных организациях в расчете на 1 голову выращено в живом весе крупного рогатого скота и свиней соответственно на 3,6 и 5,7% меньше, чем в 2002 году. Снизились показатели среднесуточных привесов сельскохозяйственных животных. Самые низкие среднесуточные привесы наблюдались в Центральном и Южном федеральных округах.

На основе полученных результатов исследований разработали схему-модель состояния отрасли животноводства в РФ и отдельных федеральных округах. Подтвердили, что построением линейно-графических и линейно-радианных моделей можно наглядно и доказательно представить уровень разрушения животноводства в России на рубеже двух тысячелетий. Процесс регресса в животноводстве в РФ до сих пор не остановлен.

Провели ретроспективный анализ современного  животноводства  Нижегородской области и установили, что  на 1 января 2007 года (по данным Министерства сельского хозяйства и продовольственных ресурсов Нижегородской области) во всех категориях хозяйств области имелось 386,7 тыс. голов крупного рогатого скота, коров 161,1 тыс. голов, свиней 264,4 тыс. голов, овец 82 тыс. голов. Реструктуризация АПК в области, смена собственности в животноводстве, организация фермерских хозяйств не смогли восполнить утраченные показатели отрасли, достигнутые к 1989 году, а снижение уровня производства животноводческой продукции не восстановлено.

Установили, что за 13 анализируемых лет в условиях Нижегородской области доля сельскохозяйственных предприятий  в организации животноводства значительно сокращается: в молочном скотоводстве с 86,3 до 77,1%, в свиноводстве с 79,5 до 61,5 %, а в овцеводстве  вообще не  превышала  1,1%. Попытки восполнить потери в животноводстве за счет организации крестьянских фермерских хозяйств не увенчались успехом. Только 0,5% поголовья крупного рогатого скота в области оказались в фермерских хозяйствах, 1,2% свиней и мелкого рогатого скота.

По данным Нижегородстата, в Нижегородской области в 2007 году поголовье крупного рогатого скота снизилось на 4,7% по сравнению с началом 2006 года — до 372 тыс. голов, в том числе 152 тыс. коров (меньше на 6,3%).

К 2008 году экстенсивные показатели молочного скотоводства снизились в 3,4 раза, свиноводства в 2,7 и овцеводства – в 5,3 раза. Несмотря на прирост продуктивности коров (на 31,7%), производство молока в области сократилось  более чем в 2 раза (в 2,17 раза).

По состоянию на 1 января 2009 года в хозяйствах всех сельхозпроизводителей Нижегородской области имелось 347,5 тыс. голов крупного рогатого скота (КРС), что на 8,6% меньше, чем по состоянию на 1 января 2008 года.  Коров в регионе на 1 января 2009 года насчитывалось 145,8 тыс. (на 4,8% меньше, чем на 1 января 2008 года), свиней — 253,4 тыс. (на 4,7% меньше), овец и коз — 82,6 тыс. голов (на 10% меньше).

На основании полученных результатов исследований разработали линейно-графическую модель экстенсивных показателей развития животноводства в Нижегородской области.

Аналогичный анализ  АПК провели в условиях Волгоградской области и установили, что за анализируемый 20- летний период доля сельскохозяйственных предприятий в Волгоградской области существенно  снизилась.

За анализируемые годы в условиях Волгоградской области численность поголовья сельскохозяйственных животных значительно уменьшилась. К началу 2006 года  в сравнении с уровнем 1985 года численность крупного рогатого скота  составила 23,5% (сократилась  в 4,3 раза), поголовье свиней  соответственно  33,6% (сократилось в 3 раза), овец  37,8% (в 2,6 раза).

Более выраженное сокращение поголовья сельскохозяйственных животных установлено  в сельскохозяйственных предприятиях  (крупного рогатого скота в 12,8 раза; свиней в 7,5; овец – в 115; коз   в 6,5; лошадей – в 6,5 раза).

Несколько возросла численность поголовья  сельскохозяйственных животных  в личных подсобных хозяйствах населения области (крупного рогатого скота на 35,5%, свиней – в 1,6 раза,  овец – лишь на 0,5%, а коз уменьшилось на 5,7%; поголовье лошадей  в личных подсобных хозяйствах области  возросло  с 2 тыс. голов в 1985  до 11 тыс.  в 2005 году.

На основании результатов исследований  разработали  схему-модель  экстенсивных  показателей развития  животноводства  в условиях Волгоградской области.

Изучили численность  поголовья лошадей  в субъектах  Российской Федерации и установили, что по состоянию на 1.01.2006 г. в сельскохозяйственных предприятиях  РФ насчитывалось менее полумиллиона голов лошадей (443,6 тыс.). Только за  2005 год оно сократилось  на 66,6  тыс. голов, или на 13,1%.

Тенденции в развитии животноводства  РФ подтверждены  данными Всероссийской переписи (по состоянию  на 1.07.2006 г.).

Установили, что в современной России поголовье сельскохозяйственных животных содержится в низкотоварных личных подсобных хозяйствах граждан (практически натуральных хозяйствах). Все это привело к снижению товарности  современного животноводства. 

Разработали схему-модель состояния животноводства (основных видов) и подтвердили, что ежегодный  темп регрессии экстенсивных показателей развития животноводства  в России  за  анализируемые годы  составил 2,26% ±0,1% по крупному рогатому скоту и 2,15±0,11% по свинопоголовью. Тенденция к снижению экстенсивных  показателей в развитии животноводства не остановлена до настоящего времени. 

Эпизоотологические параметры популяции сельскохозяйственных животных в условиях Среднего Поволжья

Исследуя  состояние современного животноводства в субъектах Федерации, изучили эпизоотологические параметры  популяции сельскохозяйственных животных  в одном из наиболее упорядоченных по ветеринарному  учету  субъекте Федерации – Волгоградской области. Наиболее значимый эпизоотологический параметр популяций  сельскохозяйственных животных – уровень популяционного здоровья. 

Установили, что в среднем за ряд лет переболевают различными болезнями  от 11,4 до 17,3% (М=14,5±0,07)  поголовья крупного рогатого скота, от 46,6 до 50,4% (М=48,5±1,4%) сочленов популяции  свиней. Снижение уровня популяционного здоровья  крупного рогатого скота  от 40,8  до 44,5% ( М=43,1± 2,1%) и свиней от 48 до 53% (М=50,3± 2,5%) обусловлено факторами, связанными с нарушением кормления и недоброкачественностью кормов. От 26,2 до 30,1% (М=27,6±1,3%) случаев снижения уровня популяционного здоровья крупного  рогатого скота и от 30,0 до 39,4% (М=35,2±1,7%) свиней обусловлено несоблюдением параметров микроклимата в технологии содержания сочленов этих популяций.

Подтвердили, что  уровень популяционного здоровья  крупного рогатого скота и свиней имеет  существенные отклонения от естественного (физиологического) уровня и может служить предрасполагающим фактором для развития в их популяциях инфекционных и инвазионных болезней (эпизоотических процессов), то есть является существенным эпизоотологическим параметром.

С целью более глубокого изучения эпизоотологических параметров популяций основных видов  сельскохозяйственных животных провели исследования по определению уровня  воспроизводства этих популяций и установили, что  уровень воспроизводства  популяций крупного рогатого скота  и свиней  в Волгоградской области значительно отстает от физиологических возможностей популяций, которые ежегодно не используются на 37,1–36,6 % (М=36,9±1,8%). Основные причины нефизиологичного воспроизводства популяции обусловлены нарушением метаболических процессов в материнском организме, отклонениями в функционировании органов их размножения (11,9%) и молочной железы (3,7%).

Важным разделом изучения эпизоотологических параметров популяций сельскохозяйственных животных является определение их хозяйственной полезности. Наиболее приемлемым показателем хозяйственной полезности сельскохозяйственных животных является прирост их живой массы и молочная продуктивность. Учитывая отсутствие учета  прироста живой массы животных в личных подсобных хозяйствах граждан, мы решили ограничиться измерением прироста живой массы животных  в сельскохозяйственных предприятиях Волгоградской области и установили, что суточный прирост живой массы сочленов популяции  свиней  в регионе явно не соответствует их физиологической возможности. В целом по области  суточный прирост живой массы  в свиноводстве в 2008 году составил 270 г, в 2009 г. – 306 г, что  явно не соответствует их физиологической возможности ( 533 г в сутки на одну голову).

Полученные результаты подтверждают, что уровень кормления и состояние здоровья популяции не позволяют полностью использовать физиологическую возможность популяции свиней, а следовательно, устойчивость популяции  к влиянию (воздействию) факторов, в том числе  и микробного, явно недостаточная.

Определяя эпизоотологические параметры популяций сельскохозяйственных животных в регионе, изучили их эпидемическую опасность. Подтвердили, что часть нозоединиц, формирующих заразную патологию сельскохозяйственных животных,  являются общими для животных и человека, а поэтому представляют постоянную эпидемическую опасность. Подробное рассмотрение (изложение) эпидемической опасности  популяций  сельскохозяйственных животных будет представлено ниже, при изучении нозологического профиля заразной патологии  сельскохозяйственных животных в регионе.

Полученные результаты исследований  подтверждают, что популяции животных в изучаемых регионах имеют четко обозначенные эпизоотологические параметры: недостаточный уровень популяционного здоровья (более 23% крупного рогатого скота  и около 50% свиней имеют пониженный уровень здоровья), недостаточный уровень воспроизводства популяции (около 23% животных (коров), предназначенных для воспроизводства, не дают приплода, более 30% свиноматок не дают физиологически обоснованного приплода); не выдерживается в регионе физиологически обоснованная  хозяйственная полезность сочленов популяции, а популяции животных ввиду заболевания зоонозными болезнями постоянно представляют эпидемическую опасность.

Результаты исследований эпизоотологических параметров популяций сельскохозяйственных животных в изучаемом регионе  получены впервые  и имеют выверенное прикладное значение.

Эпизоотологический надзор нозоформ, формирующих биологическую опасность в изучаемых регионах

Несоответствие уровней популяционного здоровья, воспроизводства и хозяйственной полезности отдельных видов сельскохозяйственных животных (крупного рогатого скота и свиней) их  физиологическим популяционным возможностям, как следствие, подтверждает пониженную резистентность организма сочленов популяции и повышенную потенциальную угрозу заболевания их заразными болезнями, в том числе  общими для животных и людей.

В целях определения уровня эпидемической опасности популяций этих видов сельскохозяйственных животных провели исследования по изучению их заразной патологии в конкретных субъектах Федерации и России в целом.

Эпизоотологический надзор за формированием нозологического профиля заразной патологии животных и детальное изучение отдельных нозоформ с моно- и полигостальным проявлением  в конкретных условиях места и времени провели на основе ретроспективного эпизоотологического анализа, оперативного эпизоотологического обследования неблагополучных по этим болезням территорий, с использованием элементов современной  прогностики: фактографии, экспертных оценок и верификаций.

  Установили, что в условиях РФ сохранены отчетные данные лишь по инфекционной патологии. Собрать  данные  по  классическим паразитозам  не удалось, так как учет эпизоотических очагов по инвазионным болезням ведется непостоянно.

Подтвердили, что в популяциях основных видов сельскохозяйственных животных  в условиях Российской Федерации в последние годы регистрировалось эпизоотическое проявление 41 нозоформы инфекционной патологии животных, в том числе  в популяции крупного рогатого скота 40, из них 33 (82,5%) как полигостальные и 7  (17,5%) как моногостальные инфекции. Линейно-радианным моделированием  выявили доминантное место отдельных нозоформ  в патологии этого вида животных (из полигостальных: эшерихиоз, сальмонеллез, гемосептицемия,  рабическая инфекция, бруцеллез и лептоспироз; из моногостальных: туберкулез, стрептококкозы и эмкар).

Среди сочленов популяции свиней в основном за анализируемый период регистрировалось 19 нозоформ инфекционной патологии, 46,3% из числа регистрируемых на территории России,  из них 14 (73,7%) являются полигостальными, а 5  (26,3%) – моногостальными. Главенствующую роль  как по территориально–пространственному измерению и по величине популяционных границ оставляют за собой в популяции свиней эшерихиоз, сальмонеллез, пастереллез,  а из моногостальных – рожа, чума, болезнь Ауески. За последние годы значительно усложнилась в стране эпизоотическая ситуация по классической и африканской чуме свиней.

Наши данные  о гостальности инфекционных нозоформ, основанные на официальной отчетности ветеринарной службы Министерства сельского хозяйства России, получены впервые и позволяют судить о степени эпизоотической и эпидемической опасности популяций  сельскохозяйственных животных  в конкретных условиях места и времени. 

Все это подтверждает, что  к эпизоотологическим  параметрам популяций  сельскохозяйственных животных  в современных условиях относится и их эпидемическая опасность.

Нозологический профиль заразной патологии среди сочленов популяций сельскохозяйственных животных в условиях Поволжского региона

Изучили нозологический профиль заразной патологии сочленов популяции в конкретных субъектах Поволжского региона по объективным показателям скрининговых исследований специментов от животных  и из среды их обитания. Объективными показателями считали выделение возбудителя  от больных и павших животных, а также результаты ретроспективной диагностики этих нозоформ среди сочленов популяции. Провели экспертную оценку результатов скрининговых исследований животных за аналогичный период в условиях Волгоградской и Нижегородской областей, типичных субъектов для Южного и Приволжского федеральных округов РФ. Результаты экспертной оценки представили в фактических и относительных  показателях.

По объективным показателям подтверждено, что в изучаемом регионе в популяциях животных регистрируются 31 инфекционные (48,4%) и 33 инвазионные (51,6%) нозоформы.

По объективным показателям установили, что в популяции крупного рогатого скота функционируют 22 паразитарные системы (36,4% инфекционные и 63,6% инвазионные).

Среди сочленов популяции мелкого рогатого скота соответственно функционируют 17 нозоформ (41,2% инфекционные и 58,8% инвазионные), в популяции свиней – 21 нозоформа (28,6% инфекционные и 71,4% инвазионные).

В функционирование 10 паразитарных систем в изучаемом регионе вовлечены сочлены популяции лошадей (из них 50% инфекционные), в 22  паразитарные системы в качестве соактантов вовлечены сочлены популяций других видов животных (в 50% нозоформ – рыбы и другие обитатели водной среды).

На основании полученных результатов исследований по определению объективных показателей функционирования паразитарных систем и их эпизоотического проявления разработали линейно-радианную схему-модель структуры функционирующих в регионе паразитарных систем, соактантами которых являются животные, и подтвердили, что инфекционные паразитарные системы в 64,5%  являются моно- и полигостальными бактериозами, в 25,8% вирозами, в 9,7% микозами. Инвазионные или классические паразитарные системы являются моно- и миксттрематодозами (15,2% от общего количества паразитарных систем), моно- и микстнематодозами (42,4%) и моно- и микстцестодозами (18,2%).

Особенности формирования нозологического профиля заразной патологии животных в условиях Нижегородской  и Волгоградской областей

Изучая нозологический профиль заразной патологии домашних животных в условиях Нечерноземной зоны и конкретно в районах Нижегородской области, установили, что среди сочленов популяций сельскохозяйственных животных различных видов также функционируют инфекционные и инвазионные паразитарные системы с выраженной доминантой классических паразитозов. Главенствуют в инвазионной патологии животных региона нематодозы, которые практически регистрируются повсеместно и широко. В ряде районов области в нозологическом профиле заразной патологии жвачных представлены трематодозы, а в условиях Ковернинского района трематодозы регистрируются и среди свиней.

Эпизоотическую опасность в ряде районов области представляет пироплазмоз, в паразитарную систему которого вовлечены иксодовые клещи, плотоядные и сельскохозяйственные животные (крупный рогатый скот и лошади). Паразитарная система считается полигостальной, хотя возбудитель бабезиоза имеет выраженную специфическую гостальность. Изучая популяционные  границы этой патологии, установили, что в южных районах Нижегородской области соактантами этой паразитарной системы постоянно являются собаки. Манифестное проявление бабезиоза собак территориально совпадает с ландшафтами – основными ареалами прокормителей иксодовых клещей.

Заболевание крупного рогатого скота пироплазмозом и анаплазмозом отмечается в районах Волго-Окского правобережья, где доминируют пахотные и луговые угодья.

Подтвердили, что показатель неблагополучия (территориальные границы) бабезиоза в популяции собак (по макропоказателям) составляет 0,5714 и указывает, что из 49 районов области этот паразитоз в популяции собак встречается в 28. Показатель неблагополучия при кровепаразитозах крупного рогатого скота соответственно составил  0,2245. Показатель неблагополучия по бабезиозу лошадей в Нижегородской области составил 0,0408.

Изучая территориально-пространственную аппликацию кровепаразитарных болезней домашних и сельскохозяйственных животных в других регионах РФ, провели ретроспективный анализ материалов учета заразной патологии животных (эпизоотические журналы районов Волгоградской области) и установили, что по объективным (лабораторным) показателям уровень инцидентности отдельных паразитарных болезней у различных видов животных оставался практически стабильным за весь период ретроспекции (19992008 гг.).

В то же время подтвердили, что из кровопаразитарных болезней собак наиболее часто встречающимся оказался бабезиоз. За 10-летний период исследования (19992008 гг.) он регистрировался в основном в г. Волгограде. Среди лошадей данный вид патологии за тот же период  в Волгоградской области  отмечался дважды в 2003 г. в Чернышковском и в 2008 г. в Клетском районах.

Спорадический случай бабезиоза крупного рогатого скота в условиях Волгоградской области зарегистрирован лишь в одном районе. Все случаи эпизоотического проявления кровепаразитозов среди сельскохозяйственных животных и домашних плотоядных в области совпадают по территориальной аппликации с ареалом иксодовых клещей и их прокормителей.

Полученные результаты  исследований дают основание предположить, что в функционирование классических паразитозов в условиях Среднего и Нижнего Поволжья вовлечены сочлены популяций теплокровных животных, членистоногие (иксодовые клещи) и их прокормители. Многие вопросы функционирования паразитарных систем, в т.ч. и участие в них человека, требуют дальнейшего изучения. Однако и эти данные, полученные нами, подтверждают четвертый эпизоотологический параметр популяций животных – их эпидопасность.

Основные нозоформы, формирующие нозологический профиль заразных болезней свиней

Суммарная инфекционная патология в популяции животных, и в частности свиней, имеет как пространственно-территориальные, так и временные границы. Отдельные нозоформы сформировались и функционируют как экологические паразитарные системы с выраженной приуроченностью к конкретным территориям и ландшафтам и рассматриваются как индигенные болезни. Выраженная географическая неравномерность эпизоотического проявления заразных болезней в популяциях животных на территории страны позволила сформировать алгоритм их эпизоотического и эпидемического риска как источника формирования региональной биологической опасности.

Подтвердили, что в условиях региона набор нозоформ инфекционных болезней животных существенно отличается от общероссийского. Так, в популяции крупного рогатого скота он сформирован из 12 нозоформ, в популяции мелкого рогатого скота – из 8, в популяции свиней из 9 нозоединиц. Наиболее значимыми нозоформами среди крупного рогатого скота оказались туберкулез, бешенство, сальмонеллез. Среди коз и овец наиболее значимыми оказались анаэробная дизентерия, эхинококкоз, ценуроз, псороптоз. Среди свиней соответственно    сальмонеллез, пастереллез, отечная болезнь, эшерихиоз, рожа и чума. Разработали алгоритмы пространственно-территориальной аппликации и популяционных границ конкретных нозоформ в составе нозологического профиля заразной патологии сельскохозяйственных животных.

Подтвердили, что инвазионные болезни в популяции свиней по набору нозоформ значительно уступают инфекционным (28,6 и 71,4%), однако по популяционным границам практически оказались равными (41,1 и 58,9%) составляющими инвазионной патологии свиней в изучаемом регионе аскариоз, стронгилоидоз, трихоцефалез, эзофагостомоз, балантидиоз, саркоцистоз.

Установили, что в популяции свиней в регионе регистрируются 9 нозоформ инвазионной патологии, в т.ч. 7 гельминтозов и 2 протозоидные болезни. Территориально-пространственная аппликация нозоформ установлена в 21 районе изучаемого субъекта Федерации, а показатель неблагополучия составляет 0,6364.

Популяционные границы нозоформ варьируют от 560±28 на 10 тыс. поголовья при саркоцистозе до 5370±268 – при аскариозе (М=2018±101). При двух нозоформах (аскариозе и балантидиозе) выявлена тенденция нарастания эпизоотической напряженности, при остальных нозоформах эпизоотологические показатели остаются стабильными.

Установили, что при проведении неполных гельминтологических вскрытий спонтанно зараженных гельминтами свиней в базовом хозяйстве Нижегородской области выявлена зараженность кишечными нематодами в 50% случаев среди взрослых свиней, в 83,3% случаев среди подсвинков и в 100% случаев среди поросят группы доращивания (23-месячного возраста). В целом 74,0±3,3% сочленов популяции свиней в базовом хозяйстве оказались вовлеченными в эпизоотическое проявление кишечных нематодозов.

При эпизоотологическом анализе и экспертной оценке результатов исследований установили, что экстенсинвазия свиней аскаридами варьировала от 4,5% у взрослых свиней, до 41,7% у подсвинков и 25% у поросят 2-3-месячного возраста при интенсинвазии соответственно 5±0,2; 7,6±0,3 и 8,5±0,4 экземпляров на 1 голову при средней ИИ=7,03±0,3 экз./гол.

Подтвердили высокий уровень  ЭИ и  ИИ  свиней эзофагостомами; у взрослых свиней ЭИ  составила 31,8% при  ИИ=20,0±1 экз./гол; у подсвинков соответственно 75% и 19,6±0,9 экз./гол; у поросят группы доращивания соответственно 100% и 23,6±1,1 экз./гол.

Установили экстенсивные и интенсивные показатели спонтанного трихоцефалеза у свиней разных возрастов: у взрослого свинопоголовья ЭИ=22,7% при ИИ=2,8±0,1 экз./гол; у подсвинков  ЭИ=25% при ИИ=6,3±0,3 экз./гол и у поросят 23-месячного возраста  ЭИ=37,5% при ИИ=7,2±0,3 экз./гол.

В ходе экспертных оценок установили, что спонтанные кишечные нематодозы в популяции свиней в 36% случаев являются моноинвазиями и в 38% микстинвазиями различных сочетаний. Так, сочетанная микстинвазия  аскаридами, эзофагостомами и трихоцефалами выявлена у 10% подвергнутых гельминтологическому исследованию свиней; эзофагостомами + трихоцефалами в 18% случаев, а аскаридами + эзофагостомами – в 10% случаев.

Особенности формирования заразной патологии в популяции лошадей

Установили, что в форме спорадического проявления и эпизоотических вспышек в популяции лошадей на территории РФ регистрируется 21 нозоформа заразной патологии, в т.ч. инфекционных 14 (66,6%) и 7 – инвазионных (33,3%). В 2004 году в 217 эпизоотических очагах заболели 9673 лошади, в 2005 г. в 692 эпизоотических очагах – 9491 лошадь. Из общего количества эпизоотических  очагов  73,8% приходилось на инвазионные болезни, в которых заболели 7633 лошади,  или 80,7% от общего числа заболевших заразными болезнями лошадей в стране. Из инфекционных болезней наибольший уровень инцидентности приходится на инфекционную анемию: 1355 заболевших (14,3% от общего количества заболевших заразными болезнями лошадей и 73,9% от числа заболевших инфекционными болезнями). Из числа инфекционных болезней в популяции лошадей значимыми в нозологическом профиле оказались ринопневмония 8,2% от инфекционно больных лошадей  и бешенство – 3,6%. В нозологическом профиле инвазионных болезней лошадей преобладают нематодозы (49,5% от общего количества заболевших инвазионными болезнями лошадей и 40% от общей заразной заболеваемости этой популяции).

В эпизоотологических экспериментах в условиях Поволжского региона (в отдельном субъекте Федерации Южного федерального округа) изучили инвазионную патологию в популяции лошадей. Установили, что нозологический профиль инвазионной патологии лошадей в изучаемом субъекте Федерации в период проведения скрининговых исследований короче общероссийского по набору нозоединиц на 12,5%.

Подтвердили,  что инвазионные паразитарные системы в популяции лошадей в изучаемом регионе протекают в форме моно- и микстинвазий с широким диапазоном пространственно-территориальной аппликации и популяционных границ. Доминирует в инвазионной патологии лошадей в регионе по широте распространения и степени вовлечения в эпизоотическое проявление  параскаридоз (37,1% всех эпизоотических очагов и 1760 заболевших на 10 тыс. поголовья).

Роль и место кишечных нематодозов в инвазионной патологии лошадей, границы их эпизоотологического проявления

В ходе проведенных копроовоскопических исследований сочленов популяции лошадей в районах области и в городе Нижнем Новгороде установили широкое распространение кишечных нематодозов с выраженной доминантой кишечных стронгилятозов. Так, из общего количества диагностических находок оксиурозы идентифицированы в 8,87%, несколько меньше стронгилоидозы – 5,39%, в 36,54% Parascaris eqvi и 49,18% стронгиляты.

Установили, что кишечные нематодозы в популяции лошадей в условиях Нижегородской области протекают в форме моноинвазий (ЭИ=20,0±1,0%) и чаще в форме микстинвазий различных сочетаний (ЭИ=36,1±1,8%), в том числе микстинвазия параскаридами, оксиурами и стронгилятами – ЭИ=5,68±0,3%; параскаридами и стронгилятами – ЭИ=25,71±0,7%; параскаридами, стронгилятами и стронгилоидами – ЭИ=2,2±0,1%; параскаридами, оксиурами, стронгилятами и стронгилоидами – ЭИ=3,2±0,16%.

  Подтвердили неравномерность и вариабельность кишечных нематодозов среди лошадей в условиях Нижегородской области.

Установили, что в этиологической структуре  желудочно-кишечных стронгилятозов сочленов популяции лошадей представлены 3 их основных представителя: семейство Trichonematidae (67,38±3,3%), Delafondia vulgaris (27,44±1,3%), Alfortia edentates (5,18±0,25%).

В условиях Нижегородской области изучили возрастную динамику заболеваемости лошадей стронгилятозами. С этой целью проведено исследование 226 проб фекалий от 113 лошадей разных половозрастных групп в хозяйствах с различной формой  собственности. Установили, что из 113 исследованных дважды (в двух повторениях) яйца стронгилят обнаружены в фекалиях 66 (53,7±2,6%). Среди жеребят-стригунков (до 1 года) яйца стронгилят выявлены в 86,4% случаев, среди жеребят до двухлетнего возраста – в 76,7%, у лошадей 39-летнего возраста в 48,3%. В группах лошадей старше 10 и 20 лет зараженность стронгилятами установлена соответственно в 32,1  и 25% случаев.

Полученные нами результаты имеют важное практическое значение для ветеринарии при прогнозировании эпизоотической опасности гельминтозов и организации противопаразитарных мероприятий.

Наиболее часто встречающиеся нозоформы в патологии домашних плотоядных в изучаемом регионе

Осуществляя эпизоотологический надзор за формированием  нозологического профиля  заразной патологии  животных в Поволжском регионе, установили, что домашние животные  являются  соактантами  14 эволюционно сформировавшихся в регионе паразитарных систем, многие из которых имеют эпизоотическое и эпидемическое проявление . Так, установили, что  нозологический профиль заразной патологии собак  в городе Нижнем Новгороде сформирован 14 основными нозоформами, часть из которых  выделена в число наиболее часто регистрируемых нозоединиц.

Весьма значимой нозоформой  заразной патологии  в популяции собак  оказался бабезиоз. При изучении  особенностей эпизоотического проявления бабезиоза собак  в условиях Нижегородской области исследования проводили с учетом воздействия вторичных движущих сил: природно-климатических и биологических  условий (показателей жизненной активности промежуточных хозяев- возбудителей) и установили, что за период исследований  заболеваемость собак  бабезиозом  (пироплазмозом)  составила 10,4% от общей заразной патологии, занимая  4-е место  в нозологическом профиле (отодектоз 12,5%, вирусный энтерит 11,8%, болезни мочеполовой системы 11,2%).

Установили, что доля инвазионных болезней собак в суммарной их патологии за период исследований (20032007 гг.)  составляет  42,5±2,1%. Оставшуюся часть патологии этого вида животных  составляют болезни  желудочно-кишечного тракта, органов дыхания, мочеполовой системы, травмы, новообразования, метаболические и аллергические, а также инфекционные болезни. На основании полученных результатов исследований разработали  схему-модель суммарной патологии сочленов популяции собак в условиях  Поволжского региона (на примере Нижнего Новгорода)  и подтвердили, что  в  период активности  клещей  семейства Ixodidаe  заболевшие бабезиозом собаки регистрируются  практически во всех районах города. Наибольшее число заболевших бабезиозом собак  в эти годы  имело место  в Автозаводском и Приокском  районах города. По нашим данным, это обусловлено количеством зеленых массивов – биотопов гематофагов на территориях этих районов.

Экспертными оценками экстенсивности инвазии бабезиозом собак  установили, что за последние 7 лет имела место выраженная  неравномерность:  наивысшая отмечалась в 2006 году, наименьшая в 2001. Снижение уровня заболеваемости собак  бабезиозом,  обусловлено неблагоприятными условиями для  прокормителей  клещей  в эти годы, по данным зоологической службы ООИ – Роспотребнадзора.

Подтвердили, что в многолетней  динамике эпизоотического проявления  бабезиоза  собак  в Поволжском  регионе  (на примере  Нижегородской области) просматривается тенденция к нарастанию эпизоотического напряжения  по этой патологии. За  семь лет  (20012007 гг.) экстенсинвазия  собак бабезиозом  возросла более чем в 3 раза, с 10,63% в 2001 году до 35% в 2007 г. По нашему мнению это обусловлено активизацией факторов передачи  возбудителя этой болезни, увеличением численности  и ростом активности основных  носителей  возбудителя клещей родов  Ixodеs (Ixodes ricinus, Ixodes persulcatus)  и Dermacentor (Dermacentor reticulates).

Установили, что  тренд  нарастания  эпизоотической  напряженности  бабезиоза собак  в изучаемом регионе  представляет  восходящую  прямую под углом 2328 (25,5±1,2). Наши  данные  по математическому  измерению тренда нарастания  эпизоотического риска бабезиоза собак  в регионе  получены впервые.

Сравнительная оценка результатов фаунистических исследований по определению механизма передачи возбудителей при кровопаразитозах собак

На основании полученных результатов исследований  разработали  схему-модель видового состава членистоногих  и их территориальную аппликацию на территории Нижегородской области  и установили, что распространение массовых видов клещей по ландшафтно-географическим зонам значительно отличается. Так, на севере области в лесной зоне доминируют клещи Ixodes persulcatus (индекс доминирования 68,2%), Ixodes ricinus (ИД 30,68%) и реже встречаются Dermacentor marginatus (ИД=1,12%). В районе междуречья Dermacentor  reticulates (ИД=52,26%), Ixodes ricinus (ИД=40,53%) и Ixodes persulcatus (ИД=7,21%).  В смешанных лесах районов Предволжья Ixodes persulcatus (36,39%), Ixodes ricinus (38,24%), Dermacentor reticulates (23,11%), Dermacentor marginatus (2,26%). В лесостепных районах преобладают Dermacentor reticulates (ИД=48,41%), Ixodes ricinus (ИД= 37,05%), встречаются  Dermacentor marginatus (ИД=14,32 %)  и Haemophysalis concinna (ИД=0,22%).

В условиях города Нижнего Новгорода доминирует D.reticulates  (ИД=65,96%). Это типичные клещи с треххозяинным циклом развития. Питание личинок и нимф происходит на мелких животных и птицах, половозрелых клещей на крупных животных.

Эпизоотологическая составляющая при формировании биологической безопасности в изучаемом регионе

Совершенствование противопаразитарных мероприятий  в коневодстве  в условиях Поволжья

На основании  полученных результатов изучения характера эпизоотического проявления  конкретных нозоформ в заразной патологии лошадей разработали систему подходов по совершенствованию противопаразитарных мероприятий в популяции лошадей.

С этой целью  в сравнительном аспекте  в контролируемых экспериментах  в условиях Нижегородской области на поголовье лошадей при микстинвазиях провели испытание противопаразитарных препаратов  фебтал, альбен и алезан, разработанных  и производимых в научно-внедренческом центре «Агроветзащита».

В производственном эксперименте было задействовано 187 лошадей различного возраста из конюшен и фермерских хозяйств с различной формой собственности Нижегородской области.

Все участвовавшее в эксперименте поголовье лошадей  с учетом возраста и степени инвазированности параскарисами, аноплацефалидами, оксиурисами  и стронгилятами  желудочно-кишечного тракта сформировали  в 6 подопытных  и одну контрольную  группы. Обработку лошадей проводили  поэтапно. Вначале обрабатывали взрослых, затем молодняк 11,5-летнего возраста и жеребят.

В первую группу включили взрослых лошадей (33 головы), пораженных Parascaris equorum и кишечными стронгилятами,  которых после взвешивания обрабатывали препаратом  фебтал из расчета  1 г на 22 кг массы  путем индивидуальной обработки  (per os). Доза препарата по действующему веществу 0,222 г/ 22 кг живой массы лошади.

Во вторую подопытную группу включили 13 голов  молодняка 11,5-годовалого возраста, зараженных  со 100% ЭИ и  высоким уровнем интенсинвазии  параскарисами, стронгилятами, стронгилоидами, оксиурами и аноплацефалидами, которых индивидуально обрабатывали тем же препаратом  и в тех же дозах из расчета их живой массы.

Третью и четвертую подопытные группы сформировали соответственно  из 24 взрослых лошадей  и 22 жеребят годовалого возраста.

Животных 3 и 4-й подопытных групп обработали индивидуально  пастой алезан из расчета 1 г на 100 кг живой массы. Доза по ДВ  0,2 мг/кг  по ивермектину и 1 мг/кг  по празиквантелу (паста алезан в качестве действующих веществ содержит 2% ивермектина и  10% празиквантела).

Животных 5-й группы (33 взрослые лошади) после предварительного обследования  обработали индивидуально препаратом  альбен в гранулах  из расчета  3,75 г на 100 кг живой массы.

Животных 6-й подопытной группы (42 головы молодняка  старше годовалого возраста) на фоне  пятичленной микстинвазии групповым способом обработали тем же препаратом в соответствующих дозах.

Животных 7-й группы (10 взрослых  лошадей и  10 жеребят), пораженных трех-пятичленной микстинвазией, противопаразитарными (антигельминтными) препаратами  не обрабатывали, они служили контролем.

За животными  всех  подопытных  и контрольной  групп установили ежедневное ветеринарное наблюдение  и существенных отклонений  в поведении и состоянии здоровья  в период после презентации им антигельминтных препаратов  не устанавливали. Через 1020 и 30 дней после презентации  препаратов все поголовье подопытных групп подвергнуто копрогельминтоовоскопическому исследованию. В эти же сроки исследовали и животных контрольной группы.

Установили, что через 20 дней  после презентации  препаратов все животные первых пяти подопытных групп освободились  от параскаридий, стронгилоидов, оксиур, третьей, четвертой и пятой групп также  от  стронгилят желудочно-кишечного тракта, четвертой, пятой, шестой  от аноплоцефалид. В первой, второй и шестой группах резко снижена интенсинвазия кишечными стронгилятами  и во второй подопытной группе  снижена многократно ИИ аноплоцефалидами.  В контрольной группе животных показатели экстенсивности  и интенсивности микстинвазии не только  не снизились, но  и несколько возросли.

На основании многокомпонентного эксперимента, проведенного в сравнительном аспекте  и с использованием принципа «Placebo», получили данные  об эффективности изучаемых препаратов при двух- и многочленных  микстинвазиях лошадей.

Так, препарат  альбен показал 99,1%-ную эффективность против  стронгилят желудочно-кишечного тракта, 91,2%-ную при аноплоцефалидозе и 86,4%-ную при параскариозе.

Фебтал проявил 98%-ную эффективность  против оксиурисов, стронгилят желудочно-кишечного тракта (в т.ч. трихонематид). Фебтал не оказал действия на  микросетарии и гастрофилюсов.

Все препараты хорошо переносились лошадьми, существенных  отклонений  от физиологической нормы не наблюдалось.

Установили, что алезан в дозе 0,2 мг/кг по ивермектину и 1,0 мг/кг по празиквантелу в форме пасты показал 100%-ную эффективность при всех  гельминтозах,  обнаруженных у лошадей в Нижегородской области. Альбен в дозе 3,75 г гранул на 100 кг массы индивидуально  или групповым методом  без предварительной голодной диеты показал  99,1%-ную эффективность при кишечных стронгилятозах, 91,2%-ную при аноплоцефалидозе и 86,4%-ную при параскариозе.  Фебтал в дозе 1 г гранул на 22 кг массы животного (0,222 г фенбендазола в 1 г) проявил 98%-ную эффективность против стронгилят  желудочно-кишечного тракта и оксиурисов.

Сравнительная оценка противоинвазионных средств и способов при нематодозах лошадей

Основываясь на результатах исследований, изложенных  в предыдущем разделе диссертации, провели исследования  по изучению эффективности воздействия различных форм антигельминтиков  на кишечных нематод и на организм лошадей.

Пробы фекалий исследовали и через 1020 дней после дегельминтизации. Обработку лошадей проводили поэтапно. Вначале обрабатывали взрослых, затем молодняк 12-летнего возраста. Все лошади были разделены на 4 подопытные и 1 контрольную группы. Жеребые кобылы в эксперименте не участвовали.

Лошадей первой группы (10 голов) дегельминтизировали фебталом индивидуально однократно из расчета 1 г гранул на 22 кг массы животного (в 1 г гранул содержится 0,222 г фебендазола).

Лошади 2-й группы (10 голов) получали препарат алезан в форме пасты с содержанием 2% ивермектина и 10% празиквантела в дозе 0,2 мг/кг по ивермектину и 1,0 мг/кг по празиквантелу из расчета 1 г пасты на 100 кг массы тела. Пасту выдавливали на корень языка из шприца-дозатора.

Все животные 3-й группы (10 голов) были продегельминтизированы альбеном-гранулятом (в составе которого в качестве ДВ содержится 200 мг/г альбендазола) в дозе 3,75 г гранул на 100 кг индивидуально, перорально, без предварительной голодной диеты.

В четвертую группу (n=10)  входили лошади, обработанные препаратом «Панакур паста». Антигельминтный препарат вводили перорально в дозе 7,5 мг/кг массы тела по ДВ.

Пятая группа лошадей, спонтанно зараженных кишечными  нематодозами, служила контролем и антигельминтными препаратами  не  обрабатывалась.

Эффективность препаратов учитывали  по результатам исследования проб фекалий и соскобов с перианальных складок лошадей опытных и контрольной групп через 10 и 20 дней после дегельминтизации.

В результате испытаний установили, что фебтал проявил 9098%-ную эффективность против оксиурисов, стронгилят желудочно-кишечного тракта.

Паста алезан показала 100%ную эффективность против параскарисов, стронгилят желудочно-кишечного тракта и оксиурисов.

Альбен показал 99,1%-ную эффективность против стронгилят желудочно-кишечного тракта и 8086,4%-ную при параскариозе.

Эффективность «Панакур пасты» при смешанных инвазиях лошадей (параскариоз + стронгилятозы желудочно-кишечного тракта + стронгилоидоз + оксиуроз) в дозе 7,5 мг/кг массы тела по ДВ на 20-й день опыта также составила 100 %.

Таким образом,  алезан в дозе 0,2 мг/кг по ивермектину и 1,0 мг/кг по празиквантелу в форме пасты и «Панакур паста» в дозе 7,5 мг/кг массы тела по ДВ к 20-му дню опыта показали 100%-ную эффективность при кишечных микстнематодозах лошадей в условиях Нижегородской области.

Для более детального изучения показателей  воздействия  антигельминтных средств на организм лошадей провели серию эпизоотологических экспериментов.

Так, воздействие на организм лошадей «Панакур пасты» изучали на 10 животных, биохимические исследования крови которых проводили до дегельминтизации и на 10-й день после презентации  исследуемым антигельминтиком.

Установили, что у  лошадей, спонтанно инвазированных гельминтами, уровень аспартатаминотрансферазы (АсАТ) варьировал  в пределах от 427,0 до 460,2 (М=435,2±31,3) ед./л; уровень аланинаминотрансферазы (АлАТ) от 31,6 до 36,3 ед./л (34,63±0,9); щелочной фосфатазы М=415,6±29,4 ед./л; креатининкиназы  М=144,2±9,6 ед./л; холестерина – 2,22,6 ммоль/л; уровень общего белка был несколько выше относительно физиологической нормы и варьировал  от  84,6 до 94,2  (М=92,1±2,7)  г/л; урокиназы – 68,477,5  (М= 73,3±1,6) ммоль/л; билирубина – 9,6-21,3 (М=12,7±0,5) мкмоль/л; мочевины – 4,25,8  (М=5,2±0,04) мкмоль/л.

Биохимические показатели крови лошадей через 10 дней после их дегельминтизации «Панакур пастой» изменились в сравнении с исходным уровнем.  Так, показатели АсАТ уменьшились на 4,76% и в среднем по группе животных составили 414,5±28,3 ед./л. Показатели  АлАТ уменьшились на 11,93% , до  30,5±0,7 ед./л; щелочной фосфатазы – на 9,26%,  до 377,15±25,3 ед./л;  креатининкиназы – на 8,16%, до 132,4±9,2  ед./л; холестерина – на 0,41%, до 2,42±0,08  ммоль/л. Снизился на 8,69% уровень общего белка в крови – до 84,1±2,3 г/л; урокиназы – на 3,27%, до 70,9±1,1  ммоль/л; билирубина – на 9,76%, до 11,96±0,4 мкмоль/л. Уровень мочевины в крови подопытных животных возрос  на 0,77% и составил 5,24±0,04  мкмоль/л.

На основании полученных результатов исследований разработали схему-модель воздействия антигельминтной «Панакур-пасты» на организм лошадей на фоне спонтанных микстнематодозов и подтвердили, что презентация  в лечебных дозах «Панакур пасты» лошадям при спонтанных микстнематодозах  вызывает  в их организме  снижение  среднего уровня  показателей: АсАТ и АлАТ на 20,7 ед./л и на 4,13 ед./л соответственно,  щелочной фосфатазы – на 38,45 ед./л, содержание общего белка — на 8 г/л, креатининкиназы  — на 11,17  ед./л, урокиназы – на 2,4 ммоль/л, билирубина — на 1,24 мкмоль/л; а уровень холестерина и мочевины  практически не изменился.

Анализ результатов биохимических исследований крови лошадей  при спонтанных  нематодозах  при презентации им  антигельминтного препарата подтверждает преимущественно компенсаторную фазу патологического процесса при острой форме микстинвазий и некоторую декомпенсацию в хронический период. Патологические изменения в кишечнике и печени, вызванные гельминтами (нарушение структуры и функции клеточных мембран, изменение внутримолекулярных связей ферментов), обусловливают увеличение в крови уровня аспартатаминотрансферазы на 1020%. В целом при невысоких показателях интенсивности инвазии белковообразовательная и детоксикационная функции печени остаются не нарушенными.

По результатам биохимических исследований крови лошадей после дегельминтизации «Панакур пастой» в терапевтической дозе 24 г на 600 кг массы тела не обладает гепатотоксическим действием и не оказывает отрицательного влияния на гематологические показатели, ферментные, гормональные системы. Это подтверждается отсутствием изменений активности ферментов переаминирования – аспартатаминотрансферазы (АлАТ), аланинаминотрансферазы (АсАТ) и щелочной фосфатазы, уровень которых в крови после применения «Панакур пасты» хотя и снижается, но остается в пределах физиологических параметров.

При определении биохимических показателей  крови у подопытных животных через 21 день после дегельминтизации установили нормализацию активности ферментов переаминирования, что свидетельствует о прекращении патогенного воздействия гельминтов на организм лошадей.

Во второй серии  опытов провели аналогичные исследования лошадей при спонтанных нематодозах и изучение влияния  на их организм  антигельминтной пасты алезан. Эксперимент проводили на поголовье лошадей  в  конюшнях Автозаводского  района г. Нижнего Новгорода.

В опыте были задействованы  20 лошадей  35-летнего возраста,  из которых по принципу аналогов сформировали 2 группы. Животным 1-й подопытной группы пасту алезан  вводили перорально в терапевтической дозе 1 г/100 кг. Животные 2-й группы препарат не получали и служили контролем.  Клинические исследования и отбор проб крови проводили за сутки до и через 1, 5 и 10 суток после презентации препарата по общепринятым методикам в одно и то же время – в 6 часов утра, т.е. до кормления животных.

Установили, что показатели клинического состояния лошадей подопытных групп, получавших антигельминтную пасту в дозе 1 г/100 кг, были в пределах их физиологической нормы и существенно не отличались от их исходного клинического состояния и от состояния животных контрольной группы.

На основании полученных результатов исследований разработали  схему-модель воздействия антигельминтной пасты алезан на организм лошадей при спонтанном микстнематодозе и подтвердили, что достоверной разницы во всех исследуемых биохимических показателях крови у животных контрольной и подопытных групп не установлено.

Изучили гематологические показатели крови лошадей  и установили, что количество эритроцитов и лейкоцитов в 1 мкл крови, содержание гемоглобина и показатели лейкоцитарной формулы лошадей 1 и 2-й групп в течение всего периода исследований находились в пределах физиологической нормы и практически не отличались от показателей животных контрольной группы.

При биохимических исследованиях  не установлено существенных достоверных изменений во всех исследуемых показателях сыворотки крови  (общего белка, альбуминов, альфа-, бета- и гамма-глобулинов) у животных контрольной и подопытных групп.

Таким образом,  по результатам исследований подтвердили, что антигельминтная паста алезан в терапевтической дозе 1 г/100 кг не оказывает отрицательного влияния на клиническое состояние лошадей, гематологические и биохимические показатели крови.

Воздействие препарата фортикарб на гомеостатические показатели организма лошадей  и обитающих в их организме паразитов

Одной из поставленных нами задач является исследование в производственных условиях на популяции лошадей нового антипротозойного препарата фортикарб 10%, применяемого для лечения и профилактики кровепаразитарных болезней собак и крупного рогатого скота, и  определение влияния его на организм жеребят, больных гельминтозами.

Механизм действия имидокарба  (в препарате «Фортикарб 10%»)  связан с подавлением поступления инотизола, необходимого для жизнедеятельности паразита в эритроцитах, что приводит к гибели бабезий, а также к нарушению образования и использования бабезиями полиаминов.

Для производственного эксперимента в конехозяйстве «Простор» был отобран молодняк лошадей до 2-летнего возраста, спонтанно зараженный  кишечными стронгилидами (гельминтозы определяли копроовоскопически, методом флотации по Фюллеборну). Животные по принципу аналогов  были сформированы в две подопытне и одну контрольную группы.  Жеребятам первой подопытной группы  вводили препарат фортикарб 10%-ный в дозе 2,5 мл на 100 кг живой массы однократно подкожно;  второй  группе  вводили тот же препарат в дозе 3 мл на 100 кг живой массы дробно 2-кратно (половину дозы в один день и 0,5 дозы  на следующий день).  Третья группа лошадей служила контролем и обработке препаратом не подвергалась. После введения препарата проводили контроль за клиническим состоянием жеребят подопытных  и контрольной групп, определяли  биохимические и гематологические показатели крови.

Установили, что незначительное снижение общего белка сыворотки крови наблюдалось у лошадей 1 подопытной группы на 5-й день после введения препарата форикарб. Что касается токсического воздействия на ферментативную деятельность печени, то количество ед./л аспартатаминотрансферазы увеличилось до 109,4% по отношению к фону, а ед./л аланинаминотрансферазы – до 110,58% к фону.

У второй подопытной группы жеребят также установили незначительное увеличение количества ед./л аспартатаминотрансферазы до 107,89% по отношению к фону, более значительным было увеличение  аланинаминотрансферазы – до 146,45% к фону.

Незначительное повышение по отношению к фону и контролю аспартатаминотрансферазы у животных 1-й подопытной группы сохранялось  и на  15-й день после презентации препарата.

Одновременно в этом опыте  изучали  и  гематологические показатели крови лошадей и установили, что все показатели, кроме тромбоцитов и СОЭ, у подопытных животных варьируют в пределах физиологической нормы. Отклонение  (уменьшение) количества тромбоцитов и СОЭ на 5-й день эксперимента отмечалось в обеих подопытных группах: в 1-й группе количество тромбоцитов уменьшилось наполовину по отношению к норме и контролю и почти в 2,5 раза по отношению к фону. Снижение показателя СОЭ произошло до 3,3 раза по отношению к фону.

Во второй подопытной группе снижение уровня тромбоцитов также отмечалось, хотя и в меньшей степени по отношению к норме, но оно было весьма значительным  и практически  в 1,7 раза  ниже по отношению к фону. СОЭ на 5-й день эксперимента в обеих опытных группах  была снижена практически в 3 раза по сравнению с фоном и со статистически принятой нормой и контролем.  К 15-му дню эксперимента  показатели крови лошадей обеих подопытных групп восстановились до уровня фона и контроля.

Полученные результаты исследований использовали для разработки схемы-модели определения токсического воздействия фортикарба на организм лошадей  на фоне спонтанной микстнематодозной инвазии и подтвердили, что применение фортикарба  при кишечных нематодозах лошадей в рекомендуемых изготовителем дозах вызывает у молодых животных кратковременное проявление незначительного токсикоза, контролируемого гематологическими показателями их крови (кратковременная тромбоцитопения и замедление скорости оседания эритроцитов).  К 15-му дню указанные отклонения восстанавливаются. 

Совершенствование противоинвазионных мероприятий в свиноводческих хозяйствах с различной формой собственности

Установили, что особенностью противоэпизоотических мероприятий  при инвазионных болезнях животных является их одновременная  многонаправленность  на различные  звенья эпизоотической цепи. Так, эффективную дегельминтизацию животных при кишечных нематодозах следует рассматривать как метод обеззараживания организма  инвазированных животных, т.е. как  элемент мероприятий, направленных на источник возбудителя инвазии, одновременно оценивая дегельминтизацию  и как метод облегчения болезненного состояния инвазированных животных, как патогенетическую  терапию, т.е. как мероприятие, направленное на восприимчивых животных. Эффективность этого мероприятия во многом зависит как  от степени изученности  конкретной инвазии  как биологического явления  (паразитарной системы), так и от эффективности  (безвредности и противопаразитарных свойств) используемых препаратов.

Установили, что  при трихоцефалезной инвазии различные сочлены популяции свиней не в равной степени поражены этим паразитозом. При этом  просматривается нарастание  ЭИ  с увеличением возраста сочленов популяции. Так, если к 1,5-месячному возрасту  поросят методами прижизненной диагностики трихоцефалез  в  зависимости  от  сезона  года устанавливается  от  3,3 до 13,3%,  то  уже у поросят  в возрасте 2,5 месяца  ЭИ  трихоцефалеза  составляет 23,3%,  достигая максимума (48,2%) в 12-месячном возрасте.  Методом точечного посмертного скрининга установлено, что ЭИ трихоцефалеза у месячных поросят  достигает 33% (СХП «Доброволец»  Шатковского района), а у 34-месячных поросят – 77% ( СХП «Мир» Шатковского района ), 80 % -  (Шахунский район ).

В  развитии эпизоотического  процесса эзофагостомоза в популяции  свиней в условиях Нижегородской области установлены более  высокие  темпы  нарастания экстенсивных его показателей. В зависимости  от сезона года к полуторамесячному возрасту поросята оказываются на 40–66,6% вовлеченными в эпизоотический процесс. К 3,5-месячному  возрасту поросят ЭИ  эзофагостомоза у них достигала 93,3%, а у взрослых свиней  удерживалась на весьма высоком  уровне – до 89,6%. 

Результаты анализа дают основание заключить, что эпизоотический процесс эзофагостомоза в популяции свиней протекает более напряженно, темп нарастания его ЭИ значительно превышает  аналогичный показатель  при трихоцефалезе в популяции свиней  практически в тех же хозяйствах. Так,  если при трихоцефалезе среднемесячный темп нарастания ЭИ составляет 4,02 ± 0,16%, то  при  эзофагостомозе темп  среднемесячного нарастания ЭИ среди поросят до 3,5-месячного возраста составляет 26,7 ± 1,3%,  а в целом в популяции  свиней (всех возрастов) – 7,5 ± 0,38%.

Полученные результаты подтверждают, что в условиях  Нижегородской области в популяции свиней более активно (в 1,9 раза) функционирует механизм передачи возбудителя эзофагостомоза в сравнении с функционированием механизма передачи возбудителя трихоцефалеза. Разработали линейно-графическую и линейно-радианную схемы-модели темпа нарастания  ЭИ (активизации  факторов передачи возбудителя)  эзофагостомоза и трихоцефалеза в популяции свиней в условиях Нижегородской области и подтвердили, что построением линейно-радианных и линейно-графических  моделей активизации  факторов передачи возбудителя кишечных нематодозов можно устанавливать  степень риска развития их эпизоотического проявления, прогнозировать возможные потери хозяйственной полезности  отрасли, а также определять  сроки и направления противонематодозных мероприятий в конкретных свиноводческих хозяйствах, в конкретном временном измерении.

Установили, что кишечные нематодозы в популяции свиней протекают как моно-  (реже)  и  как микстинвазии  (чаще). В различных сочетаниях  смешанные инвазии аскариоза, эзофагостомоза  и  трихоцефалеза  в  популяции свиней нами регистрировались в базовых и других свиноводческих хозяйствах Нижегородской области. Тщательными, продолжительными наблюдениями и  неоднократными производственными  эпизоотологическими экспериментами не удалось выявить характерные (специфические) признаки и симптомокомплексы отклонений в здоровье сочленов популяции свиней  как при  моно-,  так и  при  микстнематодозных  кишечных  инвазиях. Однако нами установлена зависимость получения хозяйственной выгоды (полезности)  от свиноводства  в конкретных хозяйствах от степени и интенсивности поражения поголовья  свиней кишечными нематодозами.  Как  правило, в группах свиней, пораженных  кишечными нематодозами, отмечалось отставание в росте, низкие приросты живой массы, высокие затраты кормов  на единицу  производимой продукции. В отдельных базовых хозяйствах, неблагополучных по кишечным нематодозам,  отмечались  значительные отклонения в воспроизводстве  стада  свиней, повышенный отход поросят, низкая плодовитость основных  и  проверяемых  свиноматок. Прижизненными методами  диагностики кишечных нематодозов у различных сочленов популяции свиней установили высокие уровни экстенс-  и  интенсинвазии  как  отдельными кишечными нематодозами, так и их микстинвазиями. Изучая манифестацию  кишечных нематодозов у свиней в базовых хозяйствах, провели исследования  по определению поражаемости  отдельных сочленов популяции как моно-, так и микстинвазиями.

Полученные нами данные позволили установить, что среди  всех половозрелых групп свиней, задействованных в эксперименте, выявлено  эпизоотическое проявление  аскариоза, в т.ч. среди поросят 2,5-месячного  возраста ЭИ аскариоза  составила  52%,  среди поросят 3,5-месячного возраста – соответственно  76,0%,  среди  ремонтного молодняка  4,5–5-месячного возраста – 80%, среди  взрослого  поголовья  свиней – 12%. ЭИ  эзофагостомоза  в этих же группах  (сочленах)  популяции свиней  соответственно составляла  42,0;  92,0;  90,0  и  86,0%. ЭИ  трихоцефалеза  в первой подопытной группе  составила  22% , во  второй  30%, в третьей – 32%,  в четвертой – 48%. На основании полученных результатов исследований разработали схемы-модели эпизоотического проявления  кишечных нематодозов в популяции свиней и подтвердили, что кишечные  нематодозы среди поросят 2,5-месячного возраста  в условиях базовых свинохозяйств установлены  в  58%  случаев,  в т.ч.  смешанные  инвазии:  аскариоз + эзофагостомоз   в  24%  случаев, аскариоз + трихоцефаолез – в 10% случаев, аскариоз + эзофагостомоз + трихоцефалез – в 12% случаев. 

Среди  поросят 3,5-месячного  возраста ЭИ  кишечных нематодозов  составила  98% , в  т.ч.  ЭИ  при микстинвазиях:  аскариоз + эзофагостомоз 46%, аскариоз+трихоцефаолез – 6%, аскариоз+эзофагостомоз+трихоцефалез – 24%. Среди ремонтного свинопоголовья (4,5–5-месячного возраста) ЭИ  кишечных  нематодозов  составила  94%,  в  т.ч. при  микстнематодозных  инвазиях: аскариоз + эзофагостомоз – 48%,  аскариоз + трихоцефалез – 4%,  аскариоз + эзофагостомоз + трихоцефалез – 28%.

Среди взрослого  свинопоголовья ЭИ  кишечных нематодозов составила  88%, в т.ч.  при  микстнематодозных  инвазиях: аскариоз + трихоцефалез – 2%,  аскариоз + эзофагостомоз + трихоцефалез – 16%,  эзофагостомоз + трихоцефалез – 36%.

На основании полученных результатов  исследований установили, что осуществление эпизоотологического мониторинга в сочетании с точечным или сплошным гельминтокопроовоскопическим скринингом  в популяции свиней составляет основу противоэпизоотических (противопаразитарных) мероприятий, направленных на источник возбудителя, а точнее на выявление источника  возбудителя инвазии и определение  степени риска эпизоотического проявления этих инвазий. Важным звеном в системе мер, направленных  на источник возбудителя,  являются мероприятия  по его изгнанию из организма зараженных животных, т.е. по обеспечению их биологического выздоровления от этих инвазий.  В связи с этим продолжили исследования по апробации  и испытанию антигельминтных препаратов.

С целью совершенствования и разработки комплексной терапии  при нематодозах свиней в условиях базовых хозяйств провели серию производственных эпизоотологических  экспериментов. Экспериментальная работа выполнялась в 2001 году  в колхозе «Искра» Богородского  района  и  в  ряде  других свиноводческих  хозяйств  Нижегородской области. С этой целью были подобраны  и сгруппированы  по принципу аналогов подопытные и контрольные  группы  интактных  и спонтанно зараженных кишечными нематодозами  (эзофагостомами и трихоцефалами) поросят 2,5–4-месячного возраста, а  также  взрослых свиней. Перед  началом опытов всех животных подопытных и контрольных  групп  исследовали  на зараженность кишечными нематодозами гельминтоовоскопическим методом (по Фюллеборну).

В качестве эффективных антигельминтных средств в производственном эксперименте испытали препараты авертин, абиктин-плюс, любезно предоставленные нам учеными ВИГИС и НВЦ «Агроветзащита».  Авертин   порошкообразная лекарственная форма,  антипаразитарный препарат широкого спектра действия, содержащий в качестве действующего вещества  2%-ный абамектиновый комплекс группы  авермектинов, получаемый путем микробиологического синтеза с помощью почвенного гриба Streptomyces avermitilis.

По результатам исследований НВЦ «Агроветзащита» авертин  малотоксичен для теплокровных животных. В рекомендуемых дозах не обладает эмбриотоксическим, тератогенным и мутагенным действием.

Одновременно изучали эффективность инъекционной формы авертина (1%-ный стерильный раствор того же препарата, по внешнему виду прозрачный, от светло-желтого до светло-коричневого цвета с ополесцирующим оттенком, расфасованный в стеклянные, герметически закрываемые флаконы).

В первой серии опытов провели исследование по определению терапевтической дозы препаратов при спонтанных кишечных нематодозах свиней (эзофагостомоз и трихоцефалез). Испытали несколько способов введения препаратов больным животным. Препарат авертин 2%-ный в дозе  6 мг/кг (по ДВ  0,12 мг/кг)  массы  животного двукратно, с интервалом 24 часа, перорально  вводили животным групповым методом.  Авертин 0,2 %-ный в дозе 60 мг/кг  также двукратно, с интервалом 24 часа, групповым способом скармливали животным. Групповое скармливание препаратов проводили в смеси с сухим комбикормом.

Препарат абиктин-плюс («И-30») применяли путем подкожного  введения в дозе 1мл/50 кг массы животного однократно. В качестве контроля использовали традиционно  применяемый  препарат альбамел  в дозе 100 мг/кг (по ДВ 0,01 г/кг)  групповым методом перорально с сухими  кормами.

При постановке первого опыта на взрослом  свинопоголовье по принципу аналогов в колхозе «Искра» были подобраны 50 свиней 1214-месячного возраста, спонтанно зараженные кишечными нематодозами (эзофагостомозом и трихоцефалезом),  и сформированы 4 подопытные и одна контрольная группы по 10 животных в каждой.

До презентации  препарата свиней всех групп предварительно гельминтокопроовоскопическим методом исследовали с целью подтверждения ЭИ и установления ИИ  кишечными нематодозами.  Животным  первой подопытной группы двукратно пероральным групповым методом презентировали препарат авертин 2%-ныйв дозах 6 мг/кг; второй группе  авертин 0,2%-ный  по 60 мг/кг; третьей – альбамел по 100 мг/кг; четвертой – препарат «И-30» подкожно из расчета  1 мл/50 кг массы. Животным контрольной пятой группы препарат не презентовали. За животными был установлен врачебный контроль. После обработки препаратами всех животных подопытных и контрольных групп исследовали гельминтоовоскопическим методом, определяли ЭИ и ИИ кишечными нематодозами в сроки на 5, 15, 30, 45, 60 и 90-й дни.

Установили, что  введение препарата в вышеупомянутых дозах не вызвало видимых отклонений в состоянии здоровья свиней. В контролируемом опыте двукратное применение авертина 2%-ный в дозе 6 мг/кг на взрослых спонтанно зараженных эзофагостомозом свиньях  через 5 дней после обработки интенсивность инвазии снизилась на 53,5% к исходному уровню и на 67% к контролю.  Через 15 дней ЭИ свиней снизилась на 50%,а ИИ снизилась в 910 раз по сравнению с исходным уровнем в этой группе и в контроле; к 30-му дню после презентации препарата все животные подопытной группы освободились от эзофагостом, наступило клиническое и биологическое выздоровление. Контрольным убоем части животных выздоровление подтверждено. Животные второй подопытной группы также к 30 дню оказались полностью свободными от эзофагостом. Животные третьей подопытной группы оказались свободными от эзофагостом  только к 45-му дню после презентации альбамела.

При применении препарата «И-30» к 30-му дню достигнуто  полное освобождение  животных от эзофагостом. Однако уже к 45 дню 70% животных оказались вновь пораженными эзофагостомами.

В контрольной группе существенных изменений в ЭИ  свиней эзофагостомами не установлено,  хотя вариабельность интенсивности инвазии имела место в значительных размерах.

В целях контроля за эффективностью применения авертина 2%-ного и альбамела в каждой из подопытных групп,  животные в которых подвергались обработке этими препаратами,  проводили диагностический убой животных  (по 2 животных) через 30, 60 и 90 дней. При убое животных через 30 дней после презентации препаратов в одном случае обнаружены 3 живые эзофагостомы,  в контроле –78,  кроме того, у животного из контрольной группы  обнаружено 8  трихоцефал.

При убое подопытных свиней через 60 и 90 дней у части животных, обработанных альбамелом, обнаружены эзофагостомы. При этом при убое животных  на 90-й день после презентации этих препаратов количество половозрелых паразитов (эзофагостом) в пищеварительном тракте убитых животных значительно возросло. У животных из контрольной группы количество эзофагостом и трихоцефал также значительно возросло.

В  ходе эпизоотологического  эксперимента  установили, что кишечные нематодозы в популяции свиней в свиноводческих  хозяйствах  широко распространены:  от 58%  ( по ЭИ)  среди 2,5-месячных поросят  до  98% среди поросят  3,5-месячного возраста  и  88% - среди  взрослого  свинопоголовья  ( М= 84,5 ± 4,1%).

Кишечные  нематодозы (аскариоз,  эзофагостомоз  и трихоцефалез)  в  популяции  свиней  протекают  как  моноинвазии  (20,1%),  так  и  двух-,  трехчленные  микстнематодозные  инвазии (79,9%).  Чаще  диагностируются  двухчленные  микстинвазии:  аскариоз + эзофагостомоз (34,9%), аскариоз + трихоцефалез  (6,5%), эзофагостомоз + трихоцефалез  (10,7%) и  трехчленные  микстнематодозные  инвазии: аскариоз + эзофагостомоз + трихоцефалез  (21,9%).

Таким образом, полученные нами результаты исследований позволяют  на  количественной  основе  измерять  популяционные  границы моно-  и  микстнематодозов  свиней  и,  как  следствие,  проводить  в  хозяйствах  оперативную  корректировку  системы  противонематодозных  мероприятий.

Установлено также, что воздействие поименованными  выше  препаратами на взрослых свиней, спонтанно зараженных трихоцефалами, во всех случаях обеспечивает 100%-ный терапевтический эффект (по данным копроовоскопических исследований) уже к 5-му дню после презентации препаратов животным. У части животных 2-й и 4-й подопытных групп  к 60-му дню, а первой, третьей и четвертой  групп к 90-му дню установлены «рецидивы»  — повторные случаи заболевания трихоцефалезом (от 10 до 30% животных).  В контрольной группе все животные оказались зараженными трихоцефалами. 

На основании полученных результатов разработали схему модель  эффективности противопаразитарных мероприятий и подтвердили, что  применением препарата абиктина-плюс можно  сократить степень  риска рецидивов инвазии  и увеличить продолжительность ее ремиссий.

Воздействие антигельминтных средств на иммуногенез свиней при спонтанных нематодозах

Исследование иммунного статуса  (количество  лейкоцитов, Т- и В- лимфоцитов) проводили до дачи препаратов препарат авертин, абиктин-плюс на  3, 7, 10, 15, 20, 30-е сутки после их  презентации. Показатели неспецифических факторов иммунитета у животных  подопытных и контрольных групп  определяли  на 10, 20 и 30-й день после  применения препаратов.

Изучили влияние препаратов авертин 1%-ный  (абиктин)  и абиктина-плюс  на клеточное звено  иммунной системы свиней, спонтанно  зараженных кишечными нематодами,  и в частности эзофагостомами.

Было установлено, что  применение авертина и абиктина-плюс (И-30) обеспечивает к 30-му дню после презентации препаратов взрослым свиньям, спонтанно зараженным кишечными нематодами,  полное освобождение от паразитов.  Результаты исследований подтверждены методами прижизненной и посмертной диагностики этих паразитозов. Для более глубокого изучения механизма терапевтического воздействия этих препаратов на паразитов и организм их хозяев (свиней) провели серию экспериментов по определению степени влияния препаратов на различные звенья  иммунной системы. Для этого в условиях лаборатории в сравнительном аспекте и динамике провели измерения количества лейкоцитов, лимфоцитов, Т-лимфоцитов и их субпопуляций, В-лимифоцитов и иммуноглобулинов «А», «М», «G» в период до презентации препаратов и на 5, 15 и 30-й день после их применения.

В качестве контроля служили интактные и спонтанно зараженные эзофагостомами  животные, которым поименованные выше препараты  не применялись.

Установили, что у спонтанно зараженных животных на момент организации экспериментов в сравнении с интактными аналогами количество лейкоцитов в крови было на 51% выше, выше на 19% было и количество Т-супрессоров  (СD8), а также циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) – в 2,2 раза.

В то же время относительное количество лимфоцитов  было на 11,3% ниже, на 22,8% количество Т-лимфоцитов, а их относительное количество ниже на 53,6%,  Т-хелперов – на 54,5%,  индекс регуляции иммунитета (ИРИ) – на 66,3%.

Применение абиктина свиньям, спонтанно зараженным эзофагостомозом, первоначально (до 5-го дня после обработки) стимулировало лейкоцитоз с последующим постепенным снижением (приближением к норме).  Несмотря на это, количество лейкоцитов в крови свиней этой группы оставалось на 19% выше, чем  у интактных, но на 19,7% ниже, чем у свиней, спонтанно зараженных эзофагостомозом, но не подвергнутых обработке.

Относительное количество лимфоцитов в крови животных этой группы в первые 15 дней после обработки препаратом нарастало на 810%, к концу срока  наблюдения их количество значительно снизилось и составляло  74%  к аналогичному уровню в контроле.  Количество Т-лимфоцитов под воздействием препарата хотя к 30-му дню и возросло на 11,8%, все же оно было на 26,7% ниже, чем у интактных животных. Относительное их количество к 30-му дню возросло  в сравнении с исходным показателем на момент начала опыта на 53,5%,  но все же оно оказалось на 28% ниже, чем у интактных животных.  К концу опыта у животных этой группы несколько возросло в сравнении с  исходным  показателем  относительное  количество  Т-хелперов на  55,2 %,  однако  оно составляло всего лишь  72,3% от уровня в контроле.  В то же  время количество  Т-супрессоров в крови свиней к 30-му дню от начала опыта снизилось на 40,3%, однако  при замерах на 5 и 15-й дни после начала эксперимента отмечалось их значительное увеличение (соответственно на 56,2 и 30%).  Уровень данной субпопуляции лимфоцитов в крови  свиней,  обработанных  абиктином, к концу эксперимента снизился на 40,3%.

Возрос к концу эксперимента показатель ИРИ (индекс регуляции иммунитета) в абсолютных единицах – в 2,6 раза в сравнении с исходным показателем, но его величина на протяжении всего эксперимента была выше контроля (соответственно на 71,7 и на 7%) и только к концу опыта чуть превысила (на 3,7%) уровень у контрольных (интактных) животных.

В то же время показатель  ЦИК (циркулирующие иммунные комплексы) в абсолютных единицах у животных этой  группы, постоянно нарастая,  соответственно был выше, чем в контроле, в 2,2;  2,05 и  1,33 раза.

Практически сохраняется динамика тенденции изменений  клеточной фазы иммунной системы у свиней, спонтанно зараженных эзофагостомозом, под воздействием препарата абиктина-плюс, но  нормализация этих изменений проходила в более короткие сроки после его применения  в сравнении с применением препарата абиктин.

Изучили влияние препаратов абиктина и абиктина-плюс на В-клеточное  звено иммунной системы при спонтанном эзофагостомозе свиней. Установили, что применение данных препаратов оказывает выраженное  воздействие на гуморальную систему иммунитета и на В-клеточное звено иммунной системы. Так, применение абиктина свиньям, спонтанно зараженным эзофагостомозом, вызвало постепенное  выравнивание возникающего при этой патологии лейкоцитоза. Количество В-лимфоцитов к исходу эксперимента составляло  86,7% к уровню их  у  интактных  животных  и  116,9% к исходному  (до презентации препарата) уровню. Применение  абиктина-плюс оказывало влияние в большей степени (соответственно 91,1 и  133,3%).

Наличие иммуноглобулинов «А»  в крови подопытных животных к 30-му дню после применения  абиктина  возросло на  50% и составило  85,7% к уровню их у интактных животных. При  применении  абиктина–плюс  эффект  был более значительным  ( соответственно  на 65  и 105,4%).

Аналогичные изменения в организме подопытных животных возникли  и при измерении концентрации иммуноглобулинов «М» и «G».

Изучили влияние препаратов абиктина и абиктина-плюс на функциональную активность нейтрофилов  у свиней, спонтанно зараженных кишечными нематодозами.

Установили, что  под воздействием спонтанного эзофагостомоза у свиней разных возрастов в сравнении с интактными животными на 1030%  возрастал показатель НСТ-тест  спонтанный.  Под действием абиктина у свиней возрастают показатели  НСТ  спонтанного и стимулированного.  Так,  к  исходу 30-го дня  после презентации препарата  НСТ-стимулированный  возрос  с 36% у зараженных кишечными нематодозами до  52%, или на 44,4%,  на  4% выше, чем у интактных животных. Значительно возрос  индекс активации с 4 у спонтанно зараженных  до 5,7  у животных, обработанных  абиктином (на 40%) и до 7,14  у животных, обработанных  абиктином-плюс (на 78,5%).  Фагоцитарный индекс у животных обработанных абиктином, возрос  с 68  (в начале опыта)  до 80,0  через 30 дней после применения препарата  (на 17,6%) и приблизился к уровню у интактных животных.  У свиней, обработанных абиктином-плюс, фагоцитарный индекс возрос до 88, или на 29,4%.

Из представленных материалов видно, что воздействие отдельных препаратов,  и конкретно абиктина  и  абиктина-плюс, оказывается  не только непосредственно на возбудителей инвазии, а  еще и опосредованно  через  активизацию защитных сил организма в экстремальных  условиях. 

На основании полученных результатов исследований  разработали  схемы-модели  воздействия абиктина  и абиктина-плюс  на иммунно-компетентную  систему организма свиней на фоне спонтанного эзофагостомоза  и  подтвердили, что  построением линейно-графических  и линейно-радианных моделей можно контролировать изменения  различных звеньев  иммунной системы у  свиней  под воздействием применяемых для их дегельминтизации  средств.

Совершенствование противоэпизоотических мероприятий  в условиях изучаемого региона как одно из направлений снижения биологической опасности  в современных условиях РФ

На основании полученных результатов исследования манифестации эпизоотического проявления  кишечных моно- и микстинвазий в популяциях свиней и лошадей, с учетом знания эпизоотической ситуации по кровепаразитарным заболеваниям в популяции собак в изучаемом регионе, изучения противопаразитозной эффективности ряда отечественных препаратов и использования их лечебно-реабилитационных возможностей разработали комплексную  региональную научно обоснованную систему профилактических и лечебно-реабилитационных мероприятий по искоренению данных инвазий среди исследованных  популяций животных в условиях изучаемого региона.  В основу системы включены основные направления эпизоотологического надзора (эпизоотологический мониторинг, иммунологический и гельминтокопроовоско-пический скрининг) с обязательным определением временных, территориальных, популяционных и субпопуляционных  границ эпизоотического процесса при моно- и микстинвазиях.

Разработали схему методических приемов эпизоотологического надзора при изучении кишечных нематодозов в популяциях сельскохозяйственных животных в условиях Среднего и Нижнего Поволжья  и подтвердили, что методические приемы эпизоотологического надзора за региональными особенностями эпизоотического проявления кишечной инвазии полностью согласуются с требованиями и методологией современной эпизоотологии и паразитологии, одновременно раскрывают  суть,  объекты  и  объемы эпизоотологических исследований при изучении кишечных нематодозов на изучаемой территории.

Разработали принципиальную схему проведения эпизоотологического надзора за развитием эпизоотического проявления пироплазмозной инвазии в условиях Поволжья, и в частности  в Нижегородской и Волгоградской областях.  В качестве  лечебно-профилактических средств против  бабезиоза собак предложили применение разработанного ООО «ВИК-здоровье животных» препарата «Фортикарб», содержащего в качестве действующего вещества имидокарб в форме дипропионата, а также обработку животных инсектоакарицидными препаратами (НВЦ «Агроветзащита»)  из серии «Барс» (инсектоакарицидные капли «Барс-форте», спрей инсектоакарицидный «Барс-форте», ошейник «Барс»). Терапевтическое действие препарата фортикарб в рекомендуемых дозах в сочетании с симптоматическим лечением направлено на восстановление деятельности различных систем организма. Эффективность  системы мероприятий  значительно возрастает на фоне улучшения содержания и кормления больных  паразитозами животных.

Установили, что основными задачами эпизоотологического надзора за развитием инвазий в изучаемом регионе являются измерения популяционных, территориальных и временных границ их эпизоотического проявления.

Разработали систему контроля за качеством противоэпизоотических и других мероприятий по управлению здоровьем популяций и субпопуляций животных.  Внедрение системы управления здоровьем свиней  в условиях базовых  свинохозяйств за последние годы позволило улучшить сохранность новорожденных поросят и повысить темп прироста живой массы свиней всех половозрастных групп.

Комплексную региональную систему совершенствования противоэпизоотического обеспечения свиноводческих хозяйств представили как целевую программу получения и выращивания здоровых поросят в хозяйствах с различными технологиями и формами собственности с обязательным включением модели противонематодозных мероприятий  и иммунологической коррекции  организма свиней. 

Установили, что комплексность противоэпизоотических мероприятий при кишечных стронгилятозах сельскохозяйственных животных может быть достигнута лишь при соблюдении направленности действий на все звенья эпизоотической цепи данной инвазии. Набор мероприятий для конкретных условий места и времени должен полностью отражать региональные особенности развития эпизоотического проявления этих инвазий, а также степень риска их развития.

Разработали комплексную региональную схему-модель противоэпизоотических мероприятий на территории изучаемых субъектов Российской Федерации.

Внедрение усовершенствованной комплексной системы противоэпизоотических мероприятий при кишечных паразитозах сельскохозяйственных животных в условиях Нижегородской  и Волгоградской областей позволило за последние годы несколько ослабить напряженность эпизоотического процесса кишечных нематодозов в целом по региону, практически оздоровить ряд действующих эпизоотических очагов этой инвазии.

Выводы

1. На территории Среднего и Нижнего Поволжья  РФ сформировались эколого-биологические предпосылки и хозяйственно-технологические условия функционирования классических паразитарных систем, в которые наряду с возбудителями оказались вовлеченными свободно живущие мелкие млекопитающие, популяции диких, домашних и сельскохозяйственных животных.

1.1. Многие нозоформы заразной патологии животных в регионе функционируют как эволюционно сформировавшиеся экологические паразитарные системы с выраженной приуроченностью к конкретным территориям и определенным ландшафтам, что позволяет их рассматривать  в ряде случаев как  индигенные болезни. Установленные алгоритмы географической неравномерности их эпизоотического проявления в популяциях животных подтверждают степень их эпизоотического  и эпидемического участия (риска) в формировании региональной биологической  опасности.

2. Популяциям сельскохозяйственных животных  в регионе характерны специфические эпизоотологические параметры: недостаточные уровни популяционного здоровья, физиологически обоснованных показателей воспроизводства популяции и хозяйственной полезности (продуктивности), а также повышенная эпидемическая и эпизоотическая опасность  (около 25% крупного рогатого скота и 50% свиней ежегодно переболевают различными болезнями; до 23% коров и 30% свиноматок ежегодно не дают приплода; низкий уровень конверсии кормов; значительная часть заразных болезней животных – зоонозы).

3. В заразной патологии сельскохозяйственных животных в условиях Нижегородской области доминируют классические паразитозы, наиболее широко  и повсеместно регистрируются нематодозы. В свиноводческих хозяйствах открытого типа спонтанные кишечные нематодозы свиней в 36% случаев протекают как моно- и в 38% как многочленные микстинвазии. Наиболее выражено и тяжело эпизоотическое проявление кишечных нематодозов  в популяции свиней протекает  на фоне отступлений и нарушений  технологической дисциплины их содержания  и разведения, а также недостаточного  ветеринарного обеспечения.

3.1. В нозологическом профиле заразной патологии лошадей также доминируют инвазионные болезни, и в первую очередь нематодозы, с выраженными показателями эпизоотического проявления  в форме моно- и микстинвазии с широким диапазоном пространственно-территориальных и популяционных границ. Из общего количества диагностических инвазионных находок 8,87% составляют оксиурозы; 5,39% стронгилоидозы; 49,18% стронгилятозы и 36,54% параскаридоз.

3.2. В условиях Волгоградской области нозологический профиль инвазионной патологии лошадей отличается меньшим набором  нозоформ  (на 12,5%), но более высоким уровнем доминирования параскаридоза (на долю этой нозоформы приходится 37,1%  всех эпизоотических очагов, а уровень инцидентности достигает  1760 заболевших в расчете на 10 тыс. поголовья).

4. В формировании эпизоотической составляющей биологической опасности  в регионе  особое место  занимают кровепаразитарные  болезни, в которые, кроме возбудителей,  в качестве соактантов вовлечены иксодовые клещи и их естественные прокормители, плотоядные и сельскохозяйственные животные.

4.1. В годовой и многолетней динамике этих паразитозов установлена выраженная неравномерность, обусловленная активизацией факторов передачи их возбудителей (увеличением численности  и ростом активности  иксодовых клещей  (Ixodes ricinus, Ixodes persulcatus, Dermacentor reticulates, Dermacentor marginatus) и их естественных прокормителей.

Показатель неблагополучия кровепаразитозов  в популяции крупного рогатого скота составляет 0,2245±0,0112; в популяции лошадей – 0,0408±0,002; в популяции собак – 0,5714±0,0285.

4.2. В условиях Нижегородской области за последние годы установлено нарастание эпизоотической напряженности кровепаразитозов. Построением схемы-модели  эпизоотического проявления кровепаразитозов животных установлен тренд в форме восходящей под углом в 25,5 линии.

4.3. В условиях Среднего Поволжья, несмотря на  наличие барьера специфической гостальности при кровепаразитозах, в их эпизоотическое проявление  вовлечены  сочлены популяции крупного рогатого скота, лошадей, собак, а пространственно-территориальные их границы совпадают с ареалом  иксодовых клещей.

5. Совершенствование системы противопаразитарных мероприятий  в регионе основывается на комплексном проведении мероприятий, направленных на источник возбудителей паразитозов, на разрушение механизма их передачи  и на восприимчивых животных. Весьма важным и обязательным условием повышения эффективности  противопаразитарных мероприятий являются изыскание (подбор), апробация, адаптация к региональным условиям и внедрение  в практическую ветеринарию новых высокоэффективных противопаразитарных средств и способов их применения.

6. Наиболее эффективным препаратом при  паразитозах лошадей в изучаемом регионе оказалась антигельминтная паста алезан (НВЦ «Агроветзащита»). Применение ее в комплексе противопаразитарных мероприятий  в дозе 0,2 мг/кг по ивермектину и 1,0 мг/кг по празиквантелу обеспечивает 100%-ный антигельминтный эффект при всех гельминтозах лошадей (параскаридозе, оксиурозе, стронгилоидозе и стронгилятозах).

6.1. Антигельминтная паста алезан (на основе  празиквантела + ивермектина) относится к мало опасным веществам (3-й класс), не обладает  выраженной кумуляцией (коэф. кум.=3,9), не вызывает гепатотропного воздействия, не нарушает функцию печени. При многократном применении в терапевтических и 3-кратно увеличенных  дозах  не вызывает  в организме лошадей клинических, гематологических и биохимических изменений.

7. В контролируемых экспериментах  при спонтанных микстинвазиях лошадей  в условиях Нижегородской области высокий антигельминтный эффект установлен  и при применении противопаразитарных препаратов фебтал и альбен (НВЦ «Агроветзащита»).

7.1. Применение альбена лошадям при спонтанных  нематодозах в дозе 3,75 г гранул/100 кг индивидуальным или групповым способом без предварительной голодной диеты обеспечило антигельминтную эффективность при кишечных стронгилятозах  в 99,1% случаях, при аноплоцефалидозе – в 91,2%, при параскаридозе – в 86,4% случаях.

7.2. Применение лошадям препарата фебтал при спонтанных нематодозах  в дозе 1 г гранул/ 22 кг живой массы  (по ДВ  0,222 г/22 кг массы животного) обеспечило антигельминтную эффективность при кишечных стронгилятозах  и оксиурозе  в 98% случаев.

8. В первые пять дней после однократного подкожного применения лошадям при спонтанных паразитозах антипротозойного препарата фортикарба  10-процентного в дозе 2,5 мл/100 кг живой массы возникают существенные изменения гематологических показателей  в их организме  в форме выраженной  тромбоцитопении (снижение количества тромбоцитов в 22,5 раза) и увеличение скорости оседания эритроцитов (в 3 и более раз в сравнении  с исходным состоянием и контролем)  с медленным, постепенным  их восстановлением  к  15-му дню.

9. Применение  свиньям антигельминтных препаратов  абиктина  и  абиктина-плюс при моно- и микстгельминтозах обеспечивает высокую антигельминтную эффективность,  воздействуя непосредственно на  возбудителей и  организм хозяина, активизируя его защитные силы (Т- и В-иммунные системы), снижая уровень лейкоцитоза и восстанавливая уровень В-лимфоцитов (116,9% к исходному при применении абиктина  и 133,3 % при применении абиктина-плюс) и Т-лимфоцитов ( 111,8% к исходному)  и их субпопуляций  (увеличению на 55,2% к исходному уровню относительного количества Т-хелперов и снижение  на 40,3%  Т-супрессоров).

10.  Внедрение в изучаемом регионе  усовершенствованной  комплексной системы противопаразитарных мероприятий при желудочно-кишечных нематодозах и кровепаразитарных болезнях животных, основанных на  современной их диагностике, применении высокоэффективных  противопаразитарных препаратов, разрушение механизма передачи  возбудителей,  на технологических приемах восстановления  здоровья животных  и обеззараживания окружающей природной среды, подтвердило ее эффективность и востребованность. 

Рекомендации производству

  1. Научно-региональная система мероприятий по улучшению ветеринарного обеспечения свиноводства в хозяйствах с различной технологией (утв. начальником  Управления ветеринарии администрации Волгоградской области,  2002 г.).
  2. Инструкцию по применению Алезана при инвазионных болезнях лошадей (утверждено Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору Минсельхоза РФ 14.06.2006 г., регистрационный номер ПВР-2-3.6/01649).
  3. Инструкция на препарат Альбена гранул для дегельминтизации лошадей (утв. Россельхознадзором РФ 17.07.2007 г. , регистрационный номер  ПВР – 2-5.0/00576);
  4. Лечебно-профилактическое комплексное средство и способы его применения для лечения респираторных болезней телят, приоритетность которого подтверждена патентом РФ №2364407;
  5. Лечебно-профилактическое комплексное средство и способы его применения для профилактики и лечения желудочно-кишечных болезней телят, приоритетность которого подтверждена патентом РФ №2364408.
  6. «Совершенствование организации и экономики ветеринарного дела» (рекомендовано МСХ РФ  в качестве  учебно-методического пособия  для студентов вузов по специальности 111201 «Ветеринария» и утверждено УМО МСХ РФ № 06-91 от 25.01.07 г. – Н. Новгород, 2007.13,5 усл.  печ.  листов).
  7. «Экологическая и противоэпизоотическая защита современного животноводства» (рекомендовано МСХ РФ в качестве учебно-методического пособия для студентов вузов  по специальности 111201 «Ветеринария» и утверждено УМО МСХ РФ № 06-92 от 25.01.07 г. – Н.Новгород, 2007. – 6,25 усл. печ. листов).

Список опубликованных работ по теме диссертации

  1. Куликова, О.Л. Влияние комплексного препарата на Т-клеточное звено иммунитета при аскариозе и эзофагостомозе свиней// Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями: Материалы Всероссийской конф. М.,  2001. С. 133134.
  2. Куликова, О.Л. Оценка мононуклеарнофагоцитарной системы при аскариозе и эзофагостомозе свиней на фоне комплексной терапии//Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями: Материалы Всероссийской конф. М., 2001. С. 134136.
  3. Хозяйственно-экологические предпосылки нематодозов в промышленном свиноводстве / О.Л. Куликова [и др.]// Сб. статей « Проблема ветеринарии на рубеже веков». Н. Новгород, 2001. – С. 283-287.
  4. Эффективность комплексного лечения  пироплазмоза животных/ О.Л. Куликова [и др.]//Актуальные вопросы экологической безопасности сельского и лесного хозяйства: Материалы международного симпозиума «Стратегия развития сельского и лесного хозяйства, сферы услуг в РФ и мире». Н.Новгород, 35 ноября 2003 г.М.,Н.Новгород, 2004. – С.217-220.
  5. Куликова, О.Л. Эпизоотологические особенности развития пироплазмоза собак в условиях Нижнего Новгорода / О.Л. Куликова, Г.А. Саипов, Т.В. Киселева // Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: Материалы научно-практич. конф. по итогам НИР НГСХА за 20012004 гг. 1819 марта 2004 г. Н.Новгород, 2004. С. 6770.
  6. Куликова, О.Л. Манифестация пироплазмоза  собак  в условиях Нижнего Новгорода/ О.Л. Куликова, Г.А. Саипов, А.А. Савельев// Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: Материалы научно-практич. конф. по итогам НИР НГСХА за 20012004 гг. 1819 марта 2004 г. Н.Новгород, 2004. С.70-74.
  7. Куликова, О.Л. Оценка эффективности антигельминтиков, используемых  в современном коневодстве /О.Л. Куликова, А.А. Кузьминых, В.Ф. Субботин// Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: Материалы научно-практич. конф. по итогам НИР НГСХА за 20012004 гг. 1819 марта 2004 г. Н. Новгород, 2004. С.7476.
  8. Тенденции развития эпизоотологического процесса моно – и микстнематодозной инвазии свиней/О.Л. Куликова [и др.] //Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: Материалы научно-практич. конф. по итогам НИР НГСХА за 20012004 гг. 1819 марта 2004 г. Н. Новгород, 2004.   С.80-85.
  9. Возрастная и сезонная характеристика эпизоотического процесса при эзофагостомозе свиней в условиях хозяйств пригородной зоны/ О.Л. Куликова[и др.] // Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: Материалы научно-практич. конф. по итогам НИР НГСХА за 20012004 гг. 1819 марта 2004 г. Н.Новгород, 2004. С.8588.
  10. Проявление годовой динамики эпизоотического процесса при  трихоцефалезе  в популяции свиней  в условиях пригородных хозяйств Нижегородской области/ О.Л. Куликова [и др.] //Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: Материалы научно-практич. конф. по итогам НИР НГСХА за 20012004 гг. 1819 марта 2004 г. Н. Новгород, 2004. С. 8893.
  11. Механизм передачи  возбудителей  и манифестация  кишечных нематодозов  в популяции свиней в условиях  хозяйств с различной технологией/ О.Л. Куликова [и др.] // Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: Материалы научно-практич. конф. по итогам НИР НГСХА за 20012004 гг. 1819 марта 2004 г. Н.Новгород, 2004. С. 93-96.
  12. Изучение эффективности отечественных препаратов авертинового ряда при кишечных нематодозах свиней в базовых хозяйствах/ О.Л. Куликова [и др.] // Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: Материалы научно-практич. конф. по итогам НИР НГСХА за 20012004 гг. 1819 марта 2004 г. Н. Новгород, 2004. С. 96-100.
  13. Изучение воздействия новых отечественных антигельминтных препаратов на иммуногенез свиней/ О.Л. Куликова [и др.] // Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: Материалы научно-практич. конф. по итогам НИР НГСХА за 20012004 гг. 1819 марта 2004 г. Н.Новгород, 2004. С. 100-105.
  14. Куликова, О.Л. Опыт применения диетических рационов в комплексной терапии  пироплазмоза собак /О.Л. Куликова,  Г.А. Саипов //Проблемы современной ветеринарии: Материалы региональной научно-практической конф. молодых ученых и студентов по итогам НИР НГСХА 21, декабря 2004, 08 февраля 2005 г., Н.Новгород. С.4042.
  15. Опыт борьбы с кровососущими эктопаразитами  в США и в России/О.Л. Куликова [и др.] //Проблемы современной ветеринарии: Материалы региональной  научно-практической конф. молодых ученых и студентов по итогам НИР НГСХА, 21 декабря 2004, 08 февраля 2005 г., Н.Новгород. С.115117.
  16. Куликова, О.Л. Эпизоотическая ситуация  по пироплазмозу  собак в Нижнем Новгороде/ О.Л. Куликова, Г.А. Саипов // Ветеринарная патология. № 1 (16). 2006. С.710.
  17. Куликова, О.Л. Оценка  терапевтической эффективности  современных антгельминтиков  при паразитозах лошадей / О.Л. Куликова// Ветеринарная патология. № 1 (16). 2006. С.2628.
  18. Моно- и микстнематодозы свиней/ О.Л. Куликова [и др.]  // Ветеринарная патология. - № 1 (16). 2006. С.63-66.
  19. Субпопуляционная и годовая динамика  эпизоотологического проявления эзофагостомоза  свиней/ О.Л. Куликова [и др.] // Ветеринарная патология. - № 1 (16). 2006. С.6668
  20. Годовая динамика функционирования паразитарной системы трихоцефалеза  в популяции свиней/ О.Л. Куликова [и др.] // Ветеринарная патология. № 1 (16). 2006. С.68-71.
  21. Эпизоотология  кишечных нематодозов свиней в базовых хозяйствах/ О.Л. Куликова[и др.] // Ветеринарная Ветеринарная патология. № 1 (16). 2006. С.71-75.
  22. Воздействие отечественных антгельминтных препаратов  на иммуногенез свиней, спонтанно зараженных нематодозами/ О.Л. Куликова[и др.] // Ветеринарная патология. № 1 (16). 2006. С.75-79.
  23. Куликова, О.Л. Терапевтическая эффективность антигельминтика  альбен супер  при гельминтозах овец/ О.Л. Куликова, А.М. Круглов // Сб. научных трудов НИВИ НЗ РФ. Н. Новгород, 2006. С.168171.
  24. Куликова, О.Л. Изучение популяции иксодовых клещей и зараженности  их возбудителем пироплазмоза собак в условиях  г. Нижнего Новгорода/ О.Л. Куликова, Г.А. Саипов //Новые технологии в диагностике, профилактике и лечении болезней с.-х. животных: Сб. научных трудов НИВИ НЗ РФ. Н. Новгород, 2006. С.171175.
  25. Куликова О.Л. Изучение эффективности  антигельминтной пасты  при кишечных нематодозах  лошадей / О.Л.Куликова//Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями: Мат. докл. научн. конф. ВИГИС,  2426 мая.  Вып. 7. Москва, 2006. С.197-199.
  26. Куликова О.Л. Эпизоотология  кишечных нематодозов лошадей  в условиях  крупного промышленного города /О.Л. Куликова // Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями: Мат. докл. научн. конф. ВИГИС,  2426 мая.  Вып. 7. Москва, 2006. С.199-201.
  27. Куликова, О.Л.  Эффективность средств  этиотропной  терапии при гельминтозах лошадей/ О.Л. Куликова, И.С. Шарова // Ветеринарная патология. № 1 (20), 2007. С.157160.
  28. Рациональная оценка  территориальных, временных, популяционных и межпопуляционных границ эпизоотического  проявления зоонозов  в Северо-Западном регионе  РФ/ О.Л. Куликова [ и др.]// Ветеринарная практика.  № 2 (37). 2007. С.610.
  29. Экологическая и противоэпизоотическая защита современного животноводства/ О.Л. Куликова  [и др.]. – Н.Новгород: НГСХА.   2007. – 100 с.
  30. Совершенствование организационной структуры ветеринарии и руководство ветеринарным делом в РФ / О.Л. Куликова  [и др.] // Совершенствование организации и экономики ветеринарного дела. – Н.Новгород: НГСХА. 2007. – С.25-37.
  31. Куликова, О.Л. Проявление  эпизоотического процесса кишечных нематодозов лошадей  в условиях мегаполиса/ О.Л. Куликова, А.В.Симонов// Сб. науч. работ «Современный мир, природа и человек», Т.4, №1. Томск, 2007.-С.116.
  32. Куликова, О.Л. Влияние сезонной активности клещей Ixodes ricinus, Dermacentor reticulates на  территории Н.Новгорода и пригородов на проявление эпизоотического процесса бабезиоза собак/ О.Л. Куликова, Г.А. Саипов // Сб. науч. работ «Современный мир, природа и человек». Т. 4, №1. Томск, 2007. С.118.
  33. Куликова, О.Л. Изучение видового состава и суточной активности иксодовых клещей в биотопах Нижегородской области/ О.Л. Куликова, Г.А. Саипов // Сб. науч. работ «Современный мир, природа и человек». Т.4, №1.Томск, 2007.С.118119.
  34. Куликова, О.Л. Изучение видового состава и суточной активности иксодовых клещей в биотопах Нижегородской области/ О.Л. Куликова, Г.А. Саипов, А.В. Симонов// Сб. статей: «Ветеринарная медицина домашних животных». Выпуск 4. Казань, 2007. С.8082.
  35. Куликова, О.Л. Роль и место кишечных  стронгилятозов в формировании нозопрофиля инвазионной патологии  лошадей /О.Л. Куликова// Ветеринарная патология. № 3 (22). 2007. С.75-78.
  36. Куликова, О.Л. Эффективность применения  антигельминтной пасты при стронгилятозах, стронгилоидозах и оксиурозах лошадей/О.Л. Куликова//  Ветеринарная патология. № 3 (22). 2007. С.211213.
  37. Куликова О.Л. Изучение влияние пасты «Алезан» на биохимические показатели крови лошадей/ О.Л. Куликова, К.Л. Мальцев// Сб. статей: «Проблемы и перспективы  современной науки». Вып. 2. Томск, 2008. С.6465.
  38. Куликова, О.Л. Изучение тенденции роста инвазии  собак  B. Canis в  стационарных очагах  на урбанизированных территориях / О.Л. Куликова, Г.А. Саипов, А.В.Головин// Ветеринарная медицина домашних животных: Сб. статей. Выпуск 5. Казань. 2008. С. 104-106.
  39. Куликова, О.Л. Сравнительная  эффективность  фебтала, альбена и алезана при гельминтозах лошадей/О.Л. Куликова//Ветеринария. № 4. 2009. С. 13-14.
  40. Куликова, О.Л. Изучение влияния антигельминтной пасты «алезан» на организм лошадей /О.Л. Куликова//Ветеринарная патология. № 3 (26).  2008. С.106107.
  41. Патент 2364407 С1 Российской Федерации, МПК А61К 36/00, 39/155,  39/265. Способ лечения респираторных болезней телят/ Сисягина Е.П., Реджепова Г.Р., Сисягин П.Н…Куликова О.Л. и др. /Заявлено 04.05.2008; опубликовано 20.08.2009. Бюл. № 23.
  42. Патент 2364408 С1 Российской Федерации, МПК А61К 36/00, 39/395.  Способ профилактики и лечения желудочно - кишечных болезней телят / Сисягин П.Н., Реджепова Г.Р., Сисягина Е.П…Куликова О.Л. и др. /Заявлено 04.05.2008; опубликовано 20.08.2009. Бюл. № 23.
  43. Куликова, О.Л. Профилактика пироплазмоза собак препаратами  серии «Барс» в условиях промышленного мегаполиса/О.Л. Куликова, А.В. Симонов, С.Е. Моргутов//  Сб. статей: «Современный мир, природа и человек».Т.5. Томск, 2009. С. 69.
  44. Куликова, О.Л.  Микстинвазии лошадей в Нижегородской области / О.Л. Куликова// Ветеринарная патология. № 2. 2009. С.37-39.
  45. Куликова, О.Л. Распространение кишечных заболеваний лошадей/О.Л. Куликова//  Международный вестник ветеринарии. С.-Петерб.   № 3. 2009. С.25-27.
  46. Куликова, О.Л. Антгельминтики при паразитозах лошадей/ О.Л. Куликова, С.В. Енгашев//Ветеринария. № 11. 2009. С.12-13.
  47. Куликова, О.Л. Изучение представителей гельминтофауны лошадей в хозяйствах с частной формой собственности /О.Л. Куликова, А.И.Малов// Проблемы с.-х. производства: Матер. науч.-практич. конф. студ. и препод. по итогам за 20082009 уч. г. Н. Новгород,  2009. С. 162-165.
  48. Куликова, О.Л.Изучение воздействия препарата «Фортикарб» на биохимические и гематологические показатели крови лошадей/О.Л. Куликова, А.И.Малов// Проблемы с.-х. производства: Матер. науч.-практич. конф. студ. и препод. по итогам за 20082009  уч. г. Н. Новгород,  2009. С. 165-169.

Куликова Ольга  Леонидовна

МОНО- И МИКСТПАРАЗИТОЗЫ ЖИВОТНЫХ

В СРЕДНЕМ И НИЖНЕМ ПОВОЛЖЬЕ  И ИХ

БИОЛОГИЧЕСКАЯ ОПАСНОСТЬ

(эпизоотологический мониторинг  и меры борьбы)

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора ветеринарных наук

Корректор Г.Н. Орехова

Компьютерный набор и верстка Э.Н. Шакеровой

Подписано в печать _________2010 г.

Формат 60/84 1/16. Печать трафаретная. Бумага офсетная.

Объем: печ. л. 2,0. Тираж 100 экз. Заказ _______

Отпечатано в типографии НГСХА

603107, г. Нижний Новгород, пр. Гагарина, 97






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.