WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 






Киренская Анна Валерьевна





МЕЖПОЛУШАРНАЯ АСИММЕТРИЯ В СИСТЕМНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МОЗГА В НОРМЕ

И ПРИ ПСИХИЧЕСКИХ НАРУШЕНИЯХ

03.00.13-физиология






Москва, 2007




Работа выполнена в лаборатории клинической нейрофизиологии Государственного Научного Центра социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского и на кафедре физиологии высшей нервной деятельности МГУ им. М.В. Ломоносова (зав. д.б.н. проф. Шульговский В.В.).




Научные консультанты:

Академик РАМН        Т.Б.Дмитриева

Член-корр. РАН        И.Б.Козловская


Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Г.Н.Болдырева

доктор биологических наук, профессор М.В. Базиян

доктор биологических наук А.В.Латанов


Ведущая организация:

Центр Психического Здоровья РАМН




Защита состоится  19 мая 2008г. в 14.30 на заседании диссертационного Ученого Совета (Д 501. 001.93)  МГУ им. М.В. Ломоносова по адресу: 119992, г. Москва, Ленинские горы, стр. 1, кор. 12, МГУ Биологический факультет, аудитория М 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Биологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

Автореферат разослан  18 апреля 2008г.

Ученый секретарь

Доктор биологических наук Б.А. Умарова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ



Актуальность проблемы


Результаты нейрофизиологических и нейропсихологических исследований свидетельствуют о серьезных нарушениях межполушарной организации в системной деятельности мозга при различных психических расстройствах (Брагина, Доброхотова, 1987; Стрелец и др., 2003, 2005; Flor-Henry, 1983, 1990; Heller et al., 2003). Есть все основания полагать, что изменения функциональной асимметрии и динамического взаимодействия полушарий при психической патологии оказывают значительное влияние на клиническую картину заболевания и имеют большое значение для составления прогноза и выбора терапевтических подходов (Тетеркина и др., 1993; Gruzelier, 1999).

Межполушарная асимметрия мозга, как структурная, так и функциональная, отражается на всех уровнях конституции человека и в значительной степени определяет индивидуально-типологические особенности, предпочтительные паттерны индивидуального поведения, особенности эмоционального реагирования и предрасположенность к определенным психопатологическим нарушениям (Костандов, 1983; Хомская, 1995; Heller, 1993; Coan, Allen, 2003; Gruzelier, 2003). Несмотря на принципиальную важность теоретических представлений об асимметрии управляющих и регуляторных систем мозга, ответственных за эмоционально-мотивационную сферу и организацию поведения, в последние годы этой проблеме уделяется недостаточно внимания. Исследования в биологической психиатрии характеризуются фрагментарностью проводимых исследований и разнообразием методических подходов, что не позволяет получать надежные экспериментальные данные о взаимосвязи психической патологии и функциональной асимметрии мозга.

Количественная ЭЭГ, применяющая современные математические методы обработки и анализа данных, остается одним из наиболее информативных методических подходов к изучению мозга. Наиболее распространенные в современной электрофизиологии методы -  исследование параметров спектра ЭЭГ (1) и потенциалов ЭЭГ, связанных с событиями (2), направлены на изучение разных аспектов системной деятельности мозга. Количественный анализ спектра ЭЭГ человека позволяет оценивать тонические характеристики корковой активности в различных функциональных состояниях (Болдырева, 2000; Жаворонкова, 2006; Изнак и др., 2001; Шарова и др., 1995; Klimesch, 1999; Lopes da Silva, 1991; Strelets et al., 2003), а анализ потенциалов – фазические изменения биоэлектрической активности коры в связи с определенными событиями внешне наблюдаемого поведения (Иваницкий и др., 2003; Славуцкая, Шульговский, 2002, 2004; Evdokimidis et al., 1992, 2001; Toro et al., 1994).

Адекватной поведенческой моделью для изучения состояния управляющих систем мозга являются саккадические движения глаз (Славуцкая, 2006). Общие принципы моторного контроля и контроля движений глаз в целом совпадают и распространяются на более сложные формы поведения (Schall et al., 2002). Для исследований в биологической психиатрии важным преимуществом саккадических задач по сравнению с традиционными когнитивными тестами является их независимость от уровня образования, развития вербальных и мануальных способностей.

Методический подход, который был использован в данной работе, включал тонкий количественный анализ спектра ЭЭГ в различных функциональных состояниях и изучение динамических изменений потенциалов ЭЭГ в период подготовки поведенческого ответа (саккады) у здоровых испытуемых и больных с психическими расстройствами. В качестве объектов исследования были выбраны психические заболевания, изучение которых является актуальным с точки зрения их распространенности, тяжести и социальной значимости. Включение в работу испытуемых с учетом факторов пола, моторных и сенсорных асимметрий, нозологии и клинической картины заболевания и дифференцированный анализ данных явился основой для выяснения закономерностей межполушарной организации функциональной активности мозга в норме и при психических нарушениях.

Цель исследования

В цели исследования входило изучение нейрофизиологических механизмов асимметрии в системной деятельности мозга на основании проведения последовательных систематических количественных исследований, где в качестве предмета исследования выбраны - функциональные состояния мозга у психически здоровых лиц и больных с психическими расстройствами, различающимися по уровню, степени выраженности и глубине нарушений психики, в качестве методов исследования - анализ спектра ЭЭГ и потенциалов, связанных с событиями.

Задачи исследования

  1. Изучить характеристики спектра ЭЭГ, их межполушарные отношения и реактивные перестройки при стандартизированных когнитивных нагрузках у психически здоровых лиц с учетом фактора ведущего глаза.
  2. Изучить характеристики спектра ЭЭГ, их межполушарные отношения и реактивные перестройки при стандартизированных когнитивных нагрузках у больных шизофренией.
  3. Изучить характеристики спектра ЭЭГ, их межполушарные отношения и реактивные перестройки при стандартизированных когнитивных и эмоциональных нагрузках у больных  с органическими психическими расстройствами со следующими формами криминального поведения:  1) девиантное сексуальное поведение (парафилии); 2) агрессивное поведение с совершением гомицидов у взрослых больных и у подростков с синдромом психического инфантилизма.
  4. Изучить индивидуально-типологические личностные особенности и их корреляции с показателями биоэлектрической активности мозга у больных  с органическими психическими расстройствами.
  5. Выявить характерные особенности топографии и динамики медленных негативных корковых потенциалов, связанных с выполнением произвольных саккад разного уровня сложности, у психически здоровых лиц с правым профилем латеральной организации.
  6. Выявить характерные особенности топографии и динамики медленных негативных корковых потенциалов, связанных с выполнением произвольных саккад разного уровня сложности, у больных шизофренией с правым профилем латеральной организации.
  7. Выявить характерные особенности топографии и динамики медленных негативных корковых потенциалов, связанных с выполнением произвольных саккад, у больных парафилией.
  8. Получить устойчивые характеристики биоэлектрической активности мозга при изучаемых формах психической патологии.
  9. Разработать методические подходы к оценке функционального состояния управляющих систем мозга, которые могут быть использованы как стандартные при проведении параклинического нейрофизиологического исследования.

Положения, выносимые на защиту

1. Как шизофрения, так и органические психические расстройства сопровождаются нарушениями биоэлектрической активности в лобных и височных областях коры. Клиническая картина заболевания соотносится с направленностью сдвигов и их локализацией, а именно, с полушарием и корковой зоной дисфункции.

2. Шизофрения характеризуется сниженной по сравнению с нормой активностью передних областей коры левого полушария (ЛП). При проведении спектрального анализа ЭЭГ это проявляется в повышении спектральной мощности (СМ) тета, альфа и бета диапазонов, наиболее выраженном в лобных, передне- и средне-височных отведениях ЛП, и увеличении показателей межполушарной асимметрии до положительных значений. При анализе медленных потенциалов, связанных с саккадами, выявлено снижение амплитуды негативности в лобно-центральных областях коры в отведениях ЛП и средней линии. Для баланса межполушарной активации при шизофрении обнаруживается зависимость от клинического синдрома. Для параноидной шизофрении показана повышенная активность левого полушария относительно правого. Дисфункция правого полушария при одновременном повышении его активации соотносится с более злокачественными непсихотическими формами течения шизофрении с преобладанием дефицитарных расстройств.

3. Парафилии, или нарушения влечений, характеризуются повышенной активацией правого полушария (ПП), максимально выраженной в орбитофронтальной и теменной областях коры. Это отражается в спектральных характеристиках ЭЭГ, таких как сниженная спектральная мощность в передне-лобных, центральных и париетальных отведениях ПП. Нарушения межполушарного взаимодействия при парафилиях проявляются в увеличении межполушарной когерентности между задневисочными отведениями и снижении этого показателя в лобно-центральной области. При анализе медленных потенциалов, связанных с саккадами, характерной особенностью больных с диагнозом парафилия являются фокусы активации в орбитофронтальной и теменной областях коры ПП.  Для динамики процессов саккадической преднастройки характерна не последовательная активация корковых зон в ростро-каудальном направлении, как у здоровых испытуемых, а фиксированная локализация зон активации, что отражает более жесткую структуру программы поведенческого выхода.

4. Имульсивное агрессивное поведение соотносится с увеличением СМ медленных диапазонов (дельта и тета) в лобных и передне-височных отделах левого полушария, особенно значительным при функциональных нагрузках, которое свидетельствует о снижении функционального состояния префронтальной коры ЛП и ослаблении ее контролирующей функции. Увеличение СМ медленных диапазонов у агрессивных больных коррелирует с патологической активностью в виде высокоамплитудных острых волн, эпилептоидных комплексов типа «пик-волна» и пароксизмальной активности, локализовавшейся в ЛП или билатерально, что позволяет предположить преимущественно левополушарную локализацию очагов подкорковой патологической активности. Лобная дисфункция у агрессивных больных определяется фокусом лимбической активации в ЛП, а также нарушениями в области верхнего ствола и дисбалансом активности восходящих мезолимбической и мезокортикальной дофаминэргических систем.

Научная новизна и теоретическая значимость

Проведенное исследование системной деятельности мозга и ее межполушарной организации с использованием методов компьютерной электроэнцефалографии у здоровых испытуемых и больных с психической патологией позволило выявить существенные и принципиально новые закономерности, имеющие большое значение для решения теоретических и практических проблем современной нейрофизиологии и биологической психиатрии.

В работе впервые проведены системные исследования таких форм социально опасного поведения как девиантное сексуальное поведение и криминальное агрессивное поведение. Впервые убедительно показана роль дисфункции правого полушария в генезе девиантного сексуального поведения и левого – в генезе импульсивного агрессивного поведения.

Новые данные получены в отношении латерализации нарушений и баланса межполушарной активации при шизофрении. Включение в работу двух групп больных, различающихся клинической картиной заболевания и выраженностью продуктивной и дефицитарной симптоматики, позволило обнаружить зависимость характера нарушений от клинического синдрома.

Работа внесла определенный вклад в решение проблемы нейрофизиологических механизмов межполушарной интеграции в процессе системной деятельности мозга человека, были получены надежные данные о функциональной топографии ритмов ЭЭГ в состояниях покоя, общей, когнитивной и эмоциональной активации, что позволило раскрыть разные стороны этих процессов и роль различных отделов коры мозга и подкорковых структур в их реализации, как в норме, так и при различных формах психической патологии. Подбор для участия в исследованиях праворуких испытуемых только мужского пола с доминантностью левого полушария по руке и ведущему глазу позволил получить четкие закономерности межполушарной организации корковой активности.

Впервые в исследованиях психически больных использовались саккадические задачи разной сложности (саккады на зрительные стимулы и антисаккады) и проводился количественный анализ характеристик корковых потенциалов ЭЭГ.  Получены нормативные данные для мужчин с правым профилем латеральной организации - установлены закономерности развития медленной негативной волны в саккадических тестах разной сложности. Получены новые данные о нарушениях корковой активности у больных шизофренией и парафилией на разных этапах подготовки саккады.

Примененный в работе методический и методологический (системный) подход к оценке функционального состояния управляющих систем мозга и их асимметрии в процессе интегративной деятельности, полученные корреляции с клиническими данными и данными психометрического тестирования, позволили получить принципиально новый опирающийся на объективные количественные характеристики фактический материал, который имеет значение для углубления и расширения представлений о нейрофизиологических механизмах высших психических функций человека в норме и биологической природы когнитивного и эмоционального дефицита у психических больных.

Научно-практическое значение

Разработка методических подходов, включающих применение стандартных функциональных нагрузок и стандартных математических методов количественного и статистического анализа параметров ЭЭГ и  амплитуды кортикальных потенциалов, связанных с саккадами, открывает возможности для строгого количественного подхода к выявлению специфики психической патологии, отраженной в топографии, характеристиках межполушарной асимметрии и межполушарного взаимодействия и динамике показателей ЭЭГ. Понимание нейрофизиологических сдвигов, лежащих в основе психических нарушений с учетом их латерализации, является актуальным для определения значимых «мишеней» терапевтических воздействий.

Важной областью прикладного применения результатов диссертационного исследования является разработанные и апробированные в работе стандартные методы проведения обследования и количественные критерии, которые могут быть использованы для проведения объективной инструментальной оценки психических нарушений и оказания помощи в их диагностике, а также для оценки эффективности терапии.

Полученные количественные электрографические характеристики различных функциональных состояний мозга психически здоровых испытуемых являются основой для создания базы нормативных данных и создают возможность объективно оценивать выраженность отклонений от нормы в клинической практике.

В работе разработана оригинальная методика регистрации и анализа саккад разного уровня сложности и предшествующих им корковых потенциалов. В работе показано, что тест с антисаккадами является специализированным тестом в отношении лобной дисфункции. Данный метод нашел применение в космической медицине для изучения влияния микрогравитации на временные и точностные характеристики саккад и корковую активность. Полученные результаты показывают, что разработанная методика регистрации антисаккад может быть использована для объективной оценки функционального состояния систем внимания и произвольного контроля поведения, как у психических больных, так и при профессиональном отборе операторов сложных систем, летчиков, космонавтов и пр.

Апробация диссертации

Теоретические и экспериментальные результаты исследования неоднократно рассматривались на заседаниях проблемного совета по биологической психиатрии и Ученого Совета ФГУ ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского. Основные материалы диссертации доложены автором и обсуждены на ХШ съезде психиатров России (Москва, 2000), XL научном съезде психиатров Польши (Краков, 2001), на международной конференции «Актуальные вопросы функциональной межполушарной асимметрии» (Москва, 2001), Всемирном Конгрессе организации по изучению мозга (IBRO) (Чехия, Прага, 2003), XV Научных Кербиковских Чтениях (Москва, 2004), XIX Съезде физиологического общества им. И.П.Павлова (Екатеринбург, 2004), 13-м Всемирном Конгрессе по Психофизиологии (Турция, Стамбул, 2006).

Публикации

По теме диссертации опубликована 51 работа в российских и международных журналах, сборниках, материалах конференций, съездов, симпозиумов. Из них 21 статья в журналах, 3 главы в трех монографиях.

Работа поддержана грантами: Российского Фонда Фундаментальных Исследований - № 06-04-49660 и № 06-04-49660, Российского Научного Гуманитарного Фонда № 03-06-00286а, фонда BIAL - № 82/02 и №58/04.

Структура и объем диссертации

Работа изложена на 320 страницах, состоит из 6 глав, Выводов, Списка литературы, содержит 55 рисунков и 34 таблицы. Указатель литературы включает 495 источников.


МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Работа выполнена с использованием двух методов количественной электроэнцефалографии - анализа параметров спектра ЭЭГ в различных функциональных состояниях и характеристик медленных потенциалов ЭЭГ, предшествующих выполнению саккадических движений глаз (табл. 1). Всего в исследовании приняло участие 360 испытуемых - праворуких мужчин в возрасте от 20 до 52 лет (табл. 2).

Количественный анализ спектра ЭЭГ в состояниях спокойного бодрствования, при когнитивных и эмоциональных функциональных нагрузках применяли в 4-х экспериментальных сериях, направленных на изучение (1) влияния фактора ведущего глаза у психически здоровых испытуемых, (2) шизофрении, (3) девиантного сексуального поведения и (4) криминального агрессивного поведения. Применявшиеся функциональные нагрузки и количество испытуемых в каждой серии представлены в таблицах 1 и 2.

Регистрацию ЭЭГ осуществляли на нейрокартографе «МБН» (Россия), монополярно от 16 стандартных отведений, установленных по системе 10-20 (Fp1, Fp2, F3, F4, C3, C4, P3, P4, O1, O2, F7, F8, T3, T4, T5, T6). Ре­фе­рен­т­ным от­ве­де­ни­ем слу­жи­ли объ­еди­нен­ные уш­ные элек­т­ро­ды.

Таблица 1

Методы исследования и функциональные нагрузки


Метод

Функциональные нагрузки

Характеристика

Содержание

Анализ


спектра


ЭЭГ

ФОН

Спокойное бодрствование

с закрытыми глазами

Общая активация

Спокойное бодрствование

с открытыми глазами

Полушарно-

специализированные

когнитивные

тесты

Вербально-аналитич. тест – счет в уме

Зрительно-пространственные тесты: 

1) запоминание сложной геометрической фигуры

2) невербальный тест Равена

Негативная

эмоциональная

активация

Аверсивная звуковая стимуляция:

1 мин., тон - 500Гц, 95дБ

Экспериментальная

фрустрация

Анализ потенциалов ЭЭГ, связанных с событиями

Саккады рефлекторного типа

Тест с саккадами на зрительные стимулы

Саккады произвольного типа

Тест с антисаккадами А1:

длительность фиксации

800-1000 мс

Тест с антисаккадами А2:

длительность фиксации

1000-1200 мс


Спектральную мощность вычисляли с помощью ал­го­рит­ма дис­к­рет­но­го пре­об­ра­зо­ва­ния Фу­рье по отрезкам длительностью 2,56 секунды для ин­тер­ва­ла об­щей дли­тель­но­с­тью 1 мин. При проведении количественного анализа спектра ЭЭГ для 4-х стандартных частотных диапазонов (дельта: 1,5-3,5  Гц,  тета: 3,5-7,5  Гц, альфа: 7,5-12,5 Гц, бета: 12,5-19 Гц), вычисляли десятичный ло­га­риф­м абсолютной спектральной мощности (СМ), сред­нюю ча­с­то­ту (СЧ), которую оп­ре­де­ляли как медиану спектрального распределения соответствующего диапазона графика спек­т­раль­ной плотности, и меж­по­лу­шар­ную ко­ге­рен­т­но­с­ть (МКОГ) для сим­мет­рич­ных от­ве­де­ний. Коэффициенты межполушарной асимметрии по спектральной мощности определяли также для симметричных отведений по соотношению: [(СМ(лев.) - СМ(прав.) / СМ(лев.) + СМ(прав.)] x 100%. Показатели реактивности (Р) вычисляли как разность величин каждого показателя в двух состояниях.

Таблица 2

Характеристики групп испытуемых


Метод

исследования


Экспериментальные серии

Группы

больные

с психическими

нарушениями

(основная / контрольная группы)

психически

здоровые

лица

Анализ

спектра

ЭЭГ

1.  Больные шизофренией

20

11

2.  Больные с девиантным сексуальным поведением

40

(19 / 21)

19

3.  Больные ОПР с криминальным агрессивным поведением:

1) взрослые больные

2) подростки с задержанным психич. развитием,

3) больные  с девиантным сексуальным поведением

30

(17 / 13)

33

(18 / 15)

37

(19 / 18)

15

15

20

4.  Здоровые испытуемые

с ведущим правым и левым глазом

-

30

(15 / 15)

Анализ потенциалов ЭЭГ, связанных с событиями

1.  Больные шизофренией

29

39

2.  Больные с девиантным сексуальным поведением

15

7

204

156






















При изучении медленных пресаккадических потенциалов ЭЭГ в качестве базовой модели были выбраны горизонтальные саккады в ответ на зрительные стимулы, которые являются доминирующими в целенаправленном поведении человека.

Для зрительной стимуляции использовали три красных светодиода, расположенных на табло по горизонтальной линии на уровне глаз испытуемого на расстоянии 120 см. Светодиод в центре зрительного поля служил в качестве центрального фиксационного стимула (ЦФС), а светодиоды, расположенные в 10 справа и слева от ЦФС - периферическими стимулами-мишенями (ПС), к которым испытуемые совершали саккады. Испытуемые выполняли два теста, различающихся по сложности задания:  (I) тест с саккадами на зрительные стимулы, в котором испытуемому давалась инструкция удерживать взор на ЦФС и при включении ПС как можно быстрее совершать саккаду к ПС, (II) тест с антисаккадами, в котором испытуемый должен был совершить саккаду в точку, расположенную в противоположном зрительном поле симметрично ПС. Саккады, выполняемые в тесте I, относятся к зрительно-управляемым саккадам рефлекторного типа, а антисаккады рассматриваются как саккады произвольного типа.

Рис. 1. Экспериментальная схема зрительной стимуляции в тесте с саккадами на зрительные стимулы (А) и в тестах с антисаккадами А1 и А2 (Б).

ЦФС – центральный фиксационный стимул, ПС – периферический стимул,

КС – коррекционный стимул, ЭОГ – электроокулограмма.

Инициация каждой реализации стимулов совершалась самим испытуемым нажатием клавиши, закрепленной на подлокотнике кресла; через 1,5 - 2 с после этого включался ЦФС. В тесте I длительность ЦФС варьировала от 800 до 1000 мс, ПС - от 1000 до 1300 мс. При дискретном уменьшении яркости ПС вдвое необходимо было отпустить нажатую в начале реализации клавишу и перевести взор на ЦФС. В тесте с антисаккадами ПС включался лишь на 100 мс, затем через 2 с появлялся “коррекционный” стимул (КС) в противоположном зрительном полуполе (рис. 1), уменьшение его яркости служило сигналом отпустить клавишу и перевести взор на ЦФС. С целью более глубокого изучения динамики пресаккадических потенциалов в тесте с антисаккадами использовали два варианта стимуляции, отличающиеся длительностью периода фиксации: в тесте А1 длительность предъявления ЦФС составляла от 800 до 1000 мс, в тесте А2 – от 1200 до 1400 мс.





В ходе эксперимента зрительные стимулы предъявляли блоками по 48 реализаций в каждом. В течение одного исследования испытуемые выполняли по 6 - 8 блоков.

С помощью электроэнцефалографа фирмы “МБН” регистрировали ЭЭГ (монополярно от 19 стандартных отведений с постоянной времени 0,3 сек) и электроокулограмму (ЭОГ). В ходе анализа ЭЭГ предварительно производили полуавтоматическое подавление окулографических артефактов с использованием специально разработанной программы, основанной на факторном анализе ЭЭГ (Новотоцкий-Власов и др., 2007), с последующей визуальной отбраковкой реализаций, в которых артефакты оставались. Начало саккад определяли автоматически по сигналу ЭОГ.

Для получения медленных потенциалов запись трансформировали к постоянной времени 5 сек (Ruchkin et al., 1986). В качестве триггера для усреднения ЭЭГ использовали момент включения ПС.  Потенциалы ЭЭГ получали только для правильных регулярных саккад (с латентным периодом от 120 мс), количество которых в каждом усреднении составляло от 25 до 70 (рис. 2).

Рис. 2. Пример усредненных медленных потенциалов.

ПС - периферический стимул-мишень.

Среднюю амплитуду потенциалов оценивали количественно в интервале 600 мс до момента предъявления ПС в тесте I и тесте с антисаккадами А1, и в интервале 1000 мс – в  тесте с антисаккадами А2 (рис. 1). Таким образом, положение начала эпохи анализа относительно момента включения ЦФС в обоих случаях было одинаковым. В качестве базовой линии использовали среднее значение потенциалов за 100 мс перед началом эпохи анализа.

Психометрическое тестирование проводили с целью изучения взаимосвязи между нейрофизиологическими показателями и психическими процессами всем испытуемым, кроме больных шизофренией. Оценивали базовые индивидуально-типологические свойства, а именно конституциональные свойства нервной системы и базовые черты личности, от­ра­жа­ю­щие фор­маль­ные ха­рак­те­ри­с­ти­ки по­ве­де­ния (ско­рость, темп, эр­гич­ность и т.д.) и яв­ля­ю­щие­ся в зна­чи­тель­ной ме­ре кон­сти­ту­ци­о­наль­но (ге­не­ти­чес­ки) обус­лов­лен­ны­ми (В.Д.Не­бы­ли­цын, 1976). Компьютеризированное тестирование включало опросники Г.Айзенка (А.Г.Шмелев, 1987), ОСТ (опросник структуры темперамента - В.М.Русалов, 1990), М.Цукермана (1984). При изучении природы агрессивности для количественной оценки структуры агрессивных влечений использовали опросник Басс-Дарки (С.Н.Ениколопов, 1990).

У больных шизофренией выраженность психопатологической симптоматики оценивали с помощью Шкалы Позитивных и Негативных Симптомов PANSS (positive and negative syndrome scale) (Мосолов C.Н., 1996).

Статистический анализ зависимых переменных  проводили с помощью пакета статистических программ SPSS по стандартной схеме, включающей многофакторный монопараметрический дисперсионный анализ (MANOVA) и анализ средних с помощью критериев Стьюдента и  Манна-Уитни.

       РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

I. Шизофрения

Несмотря на то, что результаты нейрофизиологических исследований свидетельствуют о серьезных нарушениях межполушарной интеграции при шизофрении (Flor-Henry P., 1990; Doty R., 1989; Friston R., et al., 1992; Friston K., 1999; Green M., et al., 2003), эта проблема остается недостаточно изученной. Системный характер изучаемой деятельности, нерешенность основных вопросов проблемы полушарных различий, а также разнообразие методических подходов, приводят к расхождениям в интерпретации данных. Одной из важных причин расхождений является подбор для исследований больных без учета влияния таких факторов как пол, профиль латеральной организации (моторные и сенсорные асимметрии), текущий синдром заболевания (Fukuzako H., et al., 1997; Maher B. et al., 1998; Gruzelier J., 1999; Green M., et al., 2003).

Для изучения нарушений в деятельности мозга больных шизофренией с учетом их клинической симптоматики проведено 2 серии исследований с участием 49 больных. В 1-й серии изучали характеристики спектра ЭЭГ в разных функциональных состояниях, во 2-й серии – характеристики саккад и пресаккадических потенциалов ЭЭГ.

Клиническая картина заболевания у больных, участвовавших в 2-х экспериментальных сериях, существенно отличалась (табл. 3).

В 1-й серии у больных шизофренией наблюдались существенно повышенные шкалы негативных симптомов (4 из 7) и суммарная выраженность негативной симптоматики (Н), а также значения общих психопатологических шкал (О), сопутствующих дефицитарным синдромам (чувство вины, депрессия, моторная заторможенность).

Таблица 3

Достоверные отличия по шкалам PANSS между 1-й и 2-й группами больных шизофренией

Шкалы PANSS

1-я группа

N = 20

2-я группа

N = 29

t -кри-терий

Р уровень значи-мости

Код

Название

Шкалы PANSS, достоверно повышенные  у больных  в 1-й серии

Н1

Притупленный аффект

4,5 ± 0,18

3,9 ± 0,20

2,21

0.033

Н4

Социальная отгороженность

4,28 ± 0,18

3,79 ± 0,24

1,64

0.11

Н5

Нарушения абстрактного мышления

4,94 ± 0,18

3,9 ± 0,20

6,63

0.0001

Н6

Нарушения спонтанности и плавности общения

4,39 ± 0,11

3,84 ± 0,27

1,83

0.075

О3

Чувство вины

3,27 ± 0,17

2,37 ± 0,23

2,77

0.009

О6

Депрессия

4,06 ± 0,13

3,26 ± 0,28

2,50

0.017

О7

Моторная заторможенность

3,78 ± 0,15

2,68 ± 0,25

3,64

0.001

Н

сумма баллов негативных симптомов

30,22 ± 0,58

26,74 ± 1,10

2,75

0.009

Шкалы PANSS, достоверно повышенные у больных во 2-й серии

П2

Концептуальная дезорганизация

4,11 ± 0,16

4,79 ± 0,18

2,8

0.008

О5

Манерность и поза

3,44 ± 0,12

3,84 ± 0,16

1,99

0.054

О9

Необычное содержание мыслей

3,94 ± 0,30

4,79 ± 0,27

2,11

0.042

О14

Ослабление контроля импульсивности

3,56 ± 0,22

4,11 ± 0,20

1,86

0.071

Во 2-й серии у больных напротив, выявлены более высокие значения шкал, отражающих продуктивную симптоматику. В целом, в 1-й серии у больных преобладали более злокачественные непсихотические формы течения болезненного процесса, которым было свойственно раннее начало, преобладание выраженных негативных расстройств и низкие показатели социальной адаптации. Во 2-й серии преобладали больные с более мягкими формами течения эндогенного процесса, характеризовавшимися более поздним началом, преобладанием психотических (галлюцинаторно-бредовых) расстройств, и относительно меньшей выраженностью дефицитарной симптоматики.

Характеристики спектра ЭЭГ больных шизофренией в функциональных состояниях, связанных с общей и когнитивной  активацией

В состоянии спокойного бодрствования с закрытыми глазами (фон) у больных шизофренией обнаружены существенно повышенные по сравнению с нормой значения логарифма абсолютной спектральной мощности (СМ) в лобных и височных отведениях левого полушария в тета, альфа и бета диапазонах спектра ЭЭГ, которые сохранялись также и в состояниях общей и когнитивной активации.  Результаты статистического анализа показателя СМ представлены в табл. 4 и 5.

Увеличение СМ в левом полушарии отразилось и на  увеличении коэффициентов асимметрии (Кас) у больных шизофренией. При этом отрицательным значениям Кас в группе нормы соответствовали положительные значения в группе больных (рис. 3). Значимые межгрупповые различия по t-критерию выявлены в передне-височной области (F7/8) во всех частотных диапазонах.


Таблица 4

Результаты дисперсионного анализа (MANOVA, F) межгрупповых различий по логарифму спектральной мощности ЭЭГ по факторам

«Группа» (Г), «Область» (О) и «Полушарие» (П)

Состояние

Фактор

Д и а п а з о н

Δ

θ

α

β


CI

Г


3,34 *



Г*О




4,22 **

Г*П



2,87+


Г*О*П




2,83 *


CII

Г



3,84 *


Г*О




3,05 **

Г*П

4,77 *

4,38 *



Г*О*П



1,81 +

2,36 *


CIII

Г


3,96 *

5,08 *


Г*О


1,98 +


2,27 *

CIV

Г

5,75 *

8,00 *

20,02 ***

5,3 *


Обозначение уровня значимости:  + - p < 0,1; * - p < 0,05; ** - p < 0,01;  *** - p < 0,001.

Функциональные нагрузки усиливали выраженность межгрупповых различий (табл. 4, 5). Оценка реактивных изменений СМ в ответ на открывание глаз выявила у больных асимметричную реакцию подавления тета и альфа активности: величина снижения СМ в правом полушарии (ПП) была достоверно выше, чем в левом (ЛП). Как видно из рис. 4, в группе нормы подавление тета-активности на открывание глаз было билатерально симметричным, а в группе больных амплитуда сдвигов была значительнее в отведениях ПП.

Таблица 5

Уровни значимости межгрупповых различий по показателю ЛАСМ (по t-критерию), представленные для отведений ЭЭГ, в состояниях I IV 

Диапазон

Δ

θ

α

β

Фон

F3+

F3* F7*

T3** T5*

F3+ F7*

T3*

F3* F7*

T3*

Открытые глаза

F7*

T3*

F3+ F7*

T3* T5+

Fp1* F3* F7**

T3* T5*

Fp1* F3* F7*

T3*

Счет в уме


F3+ F7* C3* T3* P3* T5*O1* O2*

Fp1* Fp2* F3** F4* F7** F8* C3*  C4* T3*  T4* T5*

Fp1* F3* F4*F7*

Запоминание геометрич. фигуры

F3* F4*

F7* C3*

T3*

Fp1* Fp2* F3** F4* F7***  F8*

C3* C4+ T3**  T4* P3*  P4+

T5*  O1*  O2*

Fp1*** Fp2***

F3***  F4***

F7***  F8*  C3***  C4** T3***  T4**

P3***  P4** T5*** T6** O1**  O2**

Fp1* Fp2*

F3** F4* F7*

C3*  C4* T4*

P3* P4*

Обозначение уровня значимости см. в табл. 4.

Сопоставление изменений СМ и средней частоты основных частотных диапазонов ЭЭГ при когнитивных нагрузках выявило в исследуемых группах существенные отличия по локализации, величине и направленности сдвигов, при этом в группе больных постоянно отмечалась повышенная реакция правого полушария и сниженная – левого, также как и в ответ на открывание глаз.

Анализ показателя межполушарной когерентности (МКОГ) выявил межгрупповые отличия только в состояниях когнитивной активации: при счете в уме у больных шизофренией обнаружены достоверно повышенные (p<0.05) значения МКОГ между передне- (F7/8) и  средне-височными (T3/4) отведениями в альфа-диапазоне, при запоминании фигуры – между передне-височными и передне-лобными отведениями в тета и альфа диапазонах.

       Обнаруженное в работе увеличение мощности всех частотных диапазонов спектра ЭЭГ в лобных и височных отведениях левого полушария свидетельствует о сниженном уровне активации этих областей у больных шизофренией. Полученные данные согласуются с современными представлениям о ключевой роли в патогенезе шизофрении нарушений дорзолатеральной префронтальной коры и структур медиальной височной доли. В исследованиях активности мозга у больных шизофренией в состояниях покоя и когнитивной активации было показано снижение кровотока и уровня метаболизма префронтальной коры (Frith C., et al., 1995; Curtis V. et al., 1999; Berman K., 2002). Большое количество исследований демонстрирует левостороннее уменьшение амигдало-гиппокампального комплекса при шизофрении, при этом наиболее часто выявляются структурные и функциональные нарушения гиппокампа (Kovelman, Scheibel, 1984; Bogerts et al., 1990; McCarley, 2002).

В контексте полученных результатов, представляются интересными данные о повышенной активности гиппокампа при когнитивной нагрузке у больных шизофренией (Weinberger D., Berman K., 1996; Meyer-Lindenberg A., et al., 2001). На повышенную активацию в лимбических отделах мозга у больных шизофренией в нашей работе указывает существенное увеличение показателя МКОГ между передне- (F7/8) и средне-(T3/4) височными отведениями при выполнении когнитивных тестов и повышенная СМ тета и альфа диапазонов в лобно-височных отделах коры ЛП. По данным Болдыревой Г.Н. (2000) подобные особенности спектра ЭЭГ отражают лимбическую активацию.

Выявленный у больных шизофренией сдвиг баланса межполушарной активации в сторону правого полушария соотносится с моделью нарушений межполушарной асимметрии J.Gruzelier (1999), согласно которой повышенная активация правого полушария характерна для хронических больных с дефицитарной симптоматикой и ранним началом заболевания, а именно такие больные составили большинство в данной экспериментальной группе. Следует также отметить, что выявленные нами нарушения топографии и направленности реактивных изменений в отведениях ПП у больных шизофренией указывают на его дисфункцию.


Характеристики саккад и медленных пресаккадических потенциалов ЭЭГ  у здоровых испытуемых и больных шизофренией

Данный раздел исследований выполнен с участием 39 здоровых испытуемых и 29 больных параноидной шизофренией. Все испытуемые были праворукими мужчинами с ведущим правым глазом.

Саккады на зрительные стимулы (тест 1)

Саккады, выполняемые на зрительные стимулы, наиболее просты для выполнения, т.к. в их основе лежит рефлекторный механизм. Временные характеристики саккад у здоровых испытуемых и больных существенно не отличались, что согласуется с данными литературы (Broerse A. et al., 2001).

Анализ медленных потенциалов выявил определенные различия между здоровыми испытуемыми и больными шизофренией. Основное внимание в работе было уделено пресаккадическим негативным потенциалам (ПСН), поскольку известно, что негативное отклонение на поверхности коры является результатом суммации возбуждающих постсинаптических потенциалов на апикальных дендритах больших клеточных групп неокортекса, что обеспечивает фасилитацию процессов обработки стимулов и подготовки моторного выхода (Birbaumer N. et  al., 1990).

Динамическое картирование амплитуды потенциалов показало наличие двух фаз негативной волны в период ожидания периферического стимула, которые отличались по топографии и амплитуде потенциалов и соответствовали 1-му и 2-му интервалам анализа.

У психически здоровых испытуемых в 1-м интервале анализа (600–400 мс до ПС) зона негативности локализовалась в лобно-центрально-париетальной области с максимумом в области вертекса (Cz: -1,95±0,20 мкВ). В течение периода фиксации наблюдалось снижение амплитуды ПСН в передних отделах и ее увеличение в теменной области средней линии (СЛ) и левого полушария (ЛП). Во 2-м интервале анализа (200 мс до ПС) амплитуда ПСН была максимальной в медиальном теменном отведении (Pz: -1,83±0,28 мкВ) (рис. 5).

Раннюю фазу негативности рассматривают как аналог ориентировочного компонента условно-не­гативной волны, который связан с процес­сами мотивации, ожидания, внимания и принятия решения (Славуцкая М.В., Шульговский В.В., 2002). Ведущая роль в осуществлении этих функций принадлежит лобным отделам коры мозга. Лобная кора определяет цель моторной программы, обеспечивает необходимый уровень возбуждения, формирует стратегию движения и программирует его (В.В.Шульговский, 1993). 2-я фаза негативной волны отражает предварительную активацию премоторных цепей различного уровня, непосредственно участвующих в осуществлении моторного ответа (М.В.Славуцкая, В.В.Шульговский, 2002, 2004). Локализация позднего компонента ПСН в теменной области, по-видимому, связана с активацией зрительно-моторных центров в задней теменной коре (Lynch J. et al., 1985; Rushworth M. et al., 2003). Преимущественная активация левого полушария во 2-й фазе негативности соотносится с данными о его преимуществе в контроле над двигательной сферой, процессами прогнозирования и моторного внимания (Tucker D., 1987; Rushworth M. et al., 2003).

Наиболее характерной особенностью негативной волны у больных шизофренией было выраженное снижение амплитуды в прецентральных областях коры, достоверное в зоне вертекса (Cz) как в 1-м (p<0.01), так и во 2-м (p<0.05) интервалах анализа (рис. 5).

Антисаккады тест А1

Антисаккады оказались более сложными для выполнения, как для здоровых испытуемых, так и для больных шизофренией. Это проявилось в увеличении латентных периодов регулярных саккад и количества ошибочных ответов (саккад, направленных к ПС, а не в противоположную сторону). Больные выполняли тест значительно хуже, чем здоровые испытуемые. В группе больных латентный период саккад составил 463 мс (против 316 мс, p<0.005), а процент ошибочных ответов у больных был почти в 7 раз выше, чем у здоровых испытуемых  (26,9 % против 4,9 %, p<0,001) (рис. 6).

Повышение сложности задачи у здоровых испытуемых проявилось в повышении амплитуды негативных потенциалов, особенно в лобных отведениях (рис.7). В 1-ом интервале анализа максимумы ПСН регистрировались в лобном (Fz: -1,89 ± 0,17 мкВ) и центральном (Cz: -1,74 ± 0,42 мкВ) отведениях средней линии (табл. 6). В течение периода фиксации наблюдалось увеличение амплитуды ПСН как в теменных, так и лобных отведениях, и во 2-ом интервале анализа наблюдалось два фокуса негативности - лобный и теменной, которые локализовалась преимущественно в отведениях СЛ и ЛП (табл. 6, рис. 8).

Увеличение в группе нормы амплитуды ПСН во фронтальных областях коры в тесте с антисаккадами обусловлено сложностью задачи и ранее также было найдено другими авторами (Славуцкая М. В., Шульговский В.В., 2004; Klein C. et al., 2000; Everling S. et al., 1997; McDowell, Clementz, 2001). Известно, что выполнение антисаккад требует вовлечения таких функций лобной коры как следование инструкции, торможение рефлекторных ответов, рабочая память. Исследования, проведенные методами функциональной томографии, показали, что при выполнении антисаккад наблюдается повышение уровня активности фронтального поля глаз (FEF), дополнительного поля глаз (SEF), дополнительной моторной коры (SMA) дорзолатеральной префронтальной коры (DLPFC) и передней поясной извилины (ACC) (Paus T. et al., 1993; O'Driscoll G. et al., 1995; Sweeney J. et al., 1996; Doricchi F . et al., 1997; McDowell J., Clementz B., 2001; Ford K., et al., 2005).

В группе больных шизофренией в 1-м интервале анализа незначительная по амплитуде негативность локализовалась преимущественно в левом полушарии с максимумом в зоне вертекса (Cz: -0,69 ± 0,20 мкВ) (табл. 6, рис. 9). Далее, в течение периода фиксации наблюдалось формирование заднего фокуса негативности в теменно-затылочной области и переднего фокуса - в левой передне-лобной области. Во 2-м интервале анализа максимальные значения амплитуды негативности выявлены в отведении Fp1 (-1,17 ± 0,57 мкВ), и в медиальном и левом теменных отведениях (табл. 6, рис. 9). В лобной области в отведениях Fz и F4 регистрировались позитивные потенциалы. Таким образом, в группе больных, в отличие от группы нормы, отсутствовало усиление негативности в лобных отведениях Fz и F3 в тесте А1 по сравнению с тестом 1, однако наблюдалось повышение амплитуды ПСН в передне-лобном отведении (Fp1).

Таблица 7

Различия по амплитуде потенциалов в тесте с антисаккадами между группами нормы и

больных шизофренией по факторам «Группа» (Г), «Область» (О), «Полушарие» (П) и «Латеральность» (Л)

Схема

анализа

8О х 2П

(16 отведений)

3О х 3Л

(9 отв.: Fz,F3,F4,Cz,C3,C4,Pz,P3,P4)

Интервал

Г

Г х О

Г

Г х О

Г х Л

1

-

-

F=9,53 p=0,006

-

F=4,33  p=0,020

2

F=9,22  p=0,006

F=2,24  p=0,034

F=9,24  p=0,006

F=3,87  p=0,028

F=5,24  p=0,009



Результаты сравнения амплитуды потенциалов в группах нормы и больных шизофренией представлены в табл. 7. Сравнение средних показало, что амплитуда ПСН в группе больных была достоверно снижена по сравнению с нормой в 1-ом интервале анализа в отведениях Fz (p<0,001), F3 (p<0,05) и Cz (p<0,05), во 2-м интервале – в отведении Fz (p<0,001).

Антисаккады тест А2

Удлинение периода фиксации на 400 мс в тесте с антисаккадами А2 обусловило у здоровых испытуемых отчетливые изменения динамики пресаккадической негативности. Это проявилось в последовательной (а не одновременной как в тесте А1) активации лобной и теменной коры в 1-й и 2-й фазах негативности. В 1-ом интервале анализа (1000-800 мс до ПС) зона ПСН располагалась во фронтально-центральной области, была достаточно симметричной и характеризовалась максимумом в медиальном лобном отведении (Fz: -1,41±0,74 мкВ). Далее амплитуда ПСН снижалась в передних областях коры и увеличивалась в постцентральных, одновременно происходило смещение зоны негативности в левое полушарие. Во 2-м интервале (200 мс до ПС) основная зона негативности находилась в затылочно-теменной области с максимумами в медиальном теменном и левом затылочном отведениях (Рz: -2,34±0,80 мкВ; O1: -2,46±0,59 мкВ). Латентность саккад  и процент ошибок существенно не отличались от наблюдавшихся в тесте А1.

В группе больных шизофренией в тесте А2 процент допускаемых ошибок заметно снизился по сравнению с тестом А1 (до 17,7%), однако оставался значительно выше, чем в группе нормы (p<0.005). Отличия от нормы по характеристикам потенциалов в 1-м интервале анализа  были сходными с наблюдавшимися в тесте А1. Зона негативности низкой амплитуды локализовалась в лобно-центрально-теменной области, преимущественно левого полушария, а максимальные значения ПСН регистрировались в зоне вертекса (Cz: -0,45±0,23 мкВ) и в медиальной теменной зоне (Pz: -0,46±0,25 мкВ). Сравнение амплитуды потенциалов в группах нормы и больных шизофренией обнаружило значимость факторов «Группа» и «Группа х Область» (p<0,05), а сравнение средних - достоверно сниженную у больных амплитуду ПСН в отведениях Fz (p<0,01) и Cz (p=0,054).

Во 2-м интервале анализа (200 мс до ПС) характеристики негативной волны в группе больных шизофренией были близкими с наблюдавшимися в группе нормы.

Таким образом, наиболее характерной особенностью больных шизофренией было выраженное снижение амплитуды негативной волны в сагиттальной центральной зоне (Cz) в тесте с простыми саккадами и в медиальной фронтальной зоне (Fz) – в тесте с антисаккадами. Эти результаты согласуются с данными исследований, показавшими снижение уровня метаболизма у больных по сравнению с нормой в префрональной коре при выполнении антисаккад (Broerse et al., 2001; McDowell, Clementz, 2001; McDowell J., et al., 2002). Низкая амплитуда негативной волны у больных шизофренией, по-видимому, отражает общее снижение функционального состояния коры.

При рассмотрении межполушарной асимметрии обращает внимание более асимметричное, чем в группе нормы, распределение зоны негативности в лобно-центрально-теменной области у больных шизофренией на раннем этапе негативности в тестах А1 и А2, обусловленное отсутствием активации правого полушария. Эти результаты согласуются с представлениями о повышенной активации левого полушария и сниженной – правого при параноидной форме шизофрении (J.Gruzelier, 1999).

Корреляции между амплитудой негативных потенциалов и шкалами PANSS у больных шизофренией

Анализировали только статистически значимые корреляции в тестах А1 и А2.

Амплитуда потенциалов отрицательно коррелировала с величиной  шкал PANSS.

Значимые корреляции найдены для шкал, характеризующих продуктивную симптоматику, свойственную параноидным больным, принимавшим участие в исследовании. Большинство корреляций относилось к лобным отведениям Fz и F3 (рис. 9), при этом снижение амплитуды негативности соответствовало большей выраженности психопатологической симптоматики. Эти данные подтверждают важную роль дисфункции дорзомедиальной и левой дорзолатеральной лобной коры в патогенезе шизофрении.


II. Девиантное сексуальное поведение

В современной биологической психиатрии проблема девиантного сексуального поведения остается недостаточно разработанной. Отсутствие концептуальных представлений о нейрофизиологических механизмах нарушений сексуального поведения приводит к затруднениям как при решении диагностических вопросов, так и при выборе терапевтических подходов (А.А.Ткаченко, Г.Е.Введенский, 1997). По данным литературы, обязательным этиопатогенетическим звеном в формировании нарушений сексуального поведения является органический фактор (К.Имелинский, 1986; Money J., 1990). Психопатологическое своеобразие парафилий, включающее зависимость их от аффективных нарушений, насильственность и неодолимость девиантных побуждений, возможность их реализации на фоне диссоциативных искажений сознания, их периодический и стереотипный характер, допускающий аналогии с пароксизмальными эпилептиформными состояниями, позволяет предполагать определенную специфику организации психических процессов и функциональной активности мозга у лиц с девиантным сексуальным поведением.

Характеристики спектра ЭЭГ больных парафилией в функциональных состояниях, связанных с общей и когнитивной  активацией

Исследования проведены с участием 40 больных с непсихотическими органическими психическими расстройствами. Основную группу (1) составили 19 человек с диагнозом парафилия (патология сексуального влечения), контрольную группу больных (2) - 21 человек без парафилий (асоциальное сексуальное поведение без патологии влечений). Введение контрольной группы больных  было необходимым для дифференциации фактора парафилии от факторов, связанных с неспецифическими проявлениями органического поражения мозга. В группу нормы (3) вошли 19 психически здоровых  добровольцев.

Исходные значения показателей спектра ЭЭГ достоверно отличались в группе больных парафилией при сравнении, как с группой нормы, так и с контрольной группой больных (табл. 9).  При этом ряд особенностей был характерным для всех исследуемых функциональных состояний. Во всех состояниях обнаружены более высокие по сравнению с группой нормы значения спектральной мощности (СМ) всех диапазонов ЭЭГ в задневисочной (Т5,6) и в средневисочной (Т3,4) областях (табл. 10). В лобно-центрально-париетальной области правого полушария (ПП) в этой группе, напротив, выявлены сниженные значения СМ, свидетельствующие об активации (отведения Fp2, F8, C4, P4, p<0.05) (рис.10). Снижение СМ в отведениях ПП у больных парафилией обусловило значимое увеличение по сравнению с нормой коэффициентов межполушарной асимметрии (Кас) (табл. 10).

Анализ межполушарной когерентности (МКОГ) обнаружил в группе больных парафилией по сравнению с группой нормы значительно повышенный уровень МКОГ между задневисочными и височными отведениями и сниженный - в лобных и центральных отведениях во всех частотных диапазонах (табл. 11). По MANOVA выявленные различия проявились в высокой значимости фактора «Группа х Область» (p<0,001) практически во всех частотных диапазонах и функциональных состояниях.

Таблица 9

Результаты дисперсионного анализа (MANOVA) межгрупповых различий по логарифму спектральной мощности (СМ) для факторов “Группа” (Г, n=2),  “Область"(О, n=8) и “Полушарие”(П, n=2) в функциональных состояниях СI СIV



Состояние

Фактор

Д и а п а з о н

Δ

θ

α

β


CI

(закрытые

глаза – фон)

Г




(2,1)+, (2,3)*

Г* О


(1,3)**

(2,1)**

(2,3)**

(1,3)**

(2,1)*

(2,3)**

(1,3)***

(2,1)*

(2,3)***

Г*О*П

(2,1)*, (2,3)*






CII

(открытые глаза)

Г

(2,1)*, (2,3)+



(1,3)*, (2,3)*

Г* О

(1,3)***

(2,3)**

(1,3)***

(2,1)***

(2,3)***

(1,3)**

(2,1)**

(2,3)**

(1,3)***

(2,1)+

(2,3)**

Г*О*П


(1,3)**

(2,3)+

(1,3)+

(1,3)*

(2,1)*

(2,3)*


CIII

(счет в уме)

Г* О

(1,3)**

(2,3)**

(1,3)***

(2,1)*

(2,3)***

(1,3)**

(2,1)+

(2,3)*


Г* О* П


(1,3)*

(2,3)+

(1,3) +



CIV

(запоминание геом. фигуры)

Г




(1,3)+

(2,3)+

Г* О

(1,3)**

(2,3)**

(1,3)***

(2,1)**

(2,3)***

(1,3)**

(2,1)*

(2,3)**

(1,3)**

(2,3)*

Г*О*П


(1,3)*, (2,3)+





Переход в состояние с открытыми глазами во всех группах сопровождался десинхронизацией ЭЭГ, при этом амплитуда снижения СМ у больных парафилией была существенно выше в тета и альфа диапазонах, особенно в ПП (значимы факторы «Группа х Состояние х Область» и «Группа х Состояние х Область х Полушарие», p<0.05).

Только в группе лиц с парафилиями при функциональных нагрузках наблюдалось выраженное увеличение СМ β-диапазона в лобно-височных областях правого полушария (отведения Fp2, F8, T4).

Таблица 10 Локализация достоверного (по сравнению с нормой) увеличения СМ и коэффициентов асимметрии (Кас) по СМ в Δ, θ, α и β-диапазонах у больных парафилией

Состоя-ние

СМ

Кас

Δ

θ

α

β

Δ

θ

α

β

CI


Т5+

Т6*

Т6*

Т4+

Т6*

P3/4*

-

C3/4+

P3/4+

-


CII


-


T6*


-


Т3* Т4+

Т5* Т6*


P3/4*

Fp1/2+

C3/4+

Fp1/2*

C3/4*

F7/8+


C3/4+

CIII


Т5+

Т5+

Т6*

О2+


-


-

C3/4+

C3/4*

P3/4+

-

Fp1/2*

CIV

-

-

-

Т3* Т4+

Т5*

P3/4+

C3/4*

-

-

Таблица 11

Локализация достоверных (р< 0.05) отличий по показателю МКОГ у больных парафилией по сравнению с нормой



Состояние

Отведения ЭЭГ

Увеличение МКОГ

Снижение МКОГ

Δ

θ

α

β

Δ

θ

α

β

T5/6 

T5/6

T3/4

T5/6

T5/6

-

C3/4

-

Fp1/2

F3/4

СII

T5/6

T5/6

T5/6

T3/4

T5/6

P3/4

F3/4

C3/4

F3/4

C3/4

Fp1/2

F3/4

Fp1/2

F3/4

СIII

-

T5/6

T5/6

T5/6

-

F3/4

C3/4

F3/4

-

СIV

-

T5/6

T5/6

T5/6

F3/4

C3/4

F3/4

C3/4

Fp1/2

F3/4

Fp1/2

F3/4

При анализе результатов психометрического тестирования мы разделили шкалы опросников Г.Айзенка и В.Русалова (ОСТ) как относящиеся к двум общим свойствам темперамента  - активности (экстраверсия и показатели эргичности ОСТ) и эмоциональности (нейротизм и показатели эмоциональности ОСТ) (В.Д.Небылицын, 1976). В группе больных парафилией оказались существенно сниженными (p<0.05) показатели активности (экстраверсия, социальная эргичность, социальный темп и индекс общей активности), а для показателей эмоциональности найдено только достоверное повышение нейротизма.

Согласно данным литературы, увеличение МКОГ между височными отведениями и повышение в этих областях СМ могут быть обусловлены очагом стационарного возбуждения в структурах лимбической системы, связанных с регуляцией эмоционально-мотивационной сферы (Болдырева Г.Н., 2000). Такая интерпретация объясняет особую роль органического поражения мозга в формировании аномального сексуального поведения, а также факты, свидетельствующие о связи сексуальных нарушений с правосторонней височной эпилепсией (A. Kolarsky et al., 1967; D.Blumer, 1970; J.Ellison, 1982; П.А.Темин, К.Ю.Мухин, 1988; П.А.Темин и др., 1989). Результаты настоящего исследования позволяют достаточно обоснованно говорить о преимущественной дисфункции правого полушария (ПП), что согласуется с данными других авторов (Mendez et al., 2000; Casanova et al., 2002). Об этом свидетельствуют характерные только для больных парафилией признаки дисфункции (по показателям реактивности) и активации ПП, максимально выраженной в орбитофронтальной и центрально-теменной областях коры. Повышенную активацию этих корковых зон можно рассматривать как специфичную для парафилии, т.к. по данным литературы они имеют отношение к sexual arousal (Heller H., 1993; Redoute J. et al., 2000).

С результатами нейрофизиологического анализа соотносятся и значительно сниженные показатели активности у больных парафилией. Снижение активности также может быть следствием тонической активации ПП, которая сопровождается такими личностными нарушениями, как глубокая интроверсия, аутизм и синдром "withdrawal" (Е.Д.Хомская, 1995; J.Gruzelier, 2003).

При рассмотрении целостной модели формирования аномального сексуального поведения наиболее адекватной представляется концепция Г.Н.Крыжановского (1980), согласно которой очаг эпилептической активности можно рассматривать как спонтанно активирующийся "генератор патологически усиленного возбуждения", который является основой для формирования "патологической системы". Эта система может включать устойчивые функциональные связи с другими отделами мозга, возникшие в процессе обучения и приобретенного опыта и измененные под влиянием патологической мотивации.

Дезинтеграция межполушарного взаимодействия в передних отделах коры наряду с нарушением корково-подкорковых взаимодействий, обусловленным лимбическим очагом патологической активности, может быть причиной лобной дисфункции у больных с парафилией. Однако нейрофизиологических исследований функционального состояния префронтальной коры у больных парафилией не проводилось, и 2-я серия исследований была направлена на изучение этого вопроса.


Исследование лобной дисфункции у больных парафилией: характеристики саккад и пресаккадических потенциалов в тесте с антисаккадами А2

Больные парафилией были разделены на две группы в зависимости от успешности выполнения теста с антисаккадами. В группу 1 вошли 5 больных, которые допускали незначительное количество ошибок (3,7 ± 0,7%), а в группу 2 - 10 больных с низким качеством выполнения теста (среднее количество ошибок - 17,6 ± 1,9%) (табл. 12). Среднее количество ошибок у больных группы 2 было достоверно (p<0,001) больше, чем в группе нормы и группе 1, а время реакции - значительно увеличено в обеих группах больных по сравнению с нормой.

Таблица 12

Характеристики саккад в группах больных парафилией и в группе нормы


груп-пы



Группа


ЛП,

мс

Уровень

значимости,

Р (M-U)

Кол-во ошибок,  %

Уровень

значимости,

P (M-U)


0


норма

321,0 ± 28,0

_

4,7 ± 1,3

_


1


парафилия

445,3 ± 34,5

(0, 1) *

3,7 ± 0,7

_


2


парафилия

473,9 ± 56,1

(0, 2) p=0,088

17,6 ± 1,9

(0, 1) ***

(1, 2) ***

Характеристики медленной негативной волны в тесте с антисаккадами А2 у здоровых испытуемых совпадают с уже описанными выше. В 1-ом интервале анализа максимум ПСН регистрировался  в медиальном лобном отведении (Fz: -1,93 ± 0,42 мкВ), во 2-м интервале -  в медиальном теменном (Рz: -3,10 ± 0,59 мкВ) и в левом затылочном (O1: -2,68 ± 0,41 мкВ) отведениях (рис. 10).

У больных группы 1 в 1-м интервале анализа наблюдалось три отдельных фокуса негативности - в лобной, теменно-затылочной и левой височной областях коры, а зоне вертекса локализовался  фокус позитивности (рис. 10). В лобной  области зона негативности располагалась симметрично с максимумом в медиальном лобном отведении (Fz: -1,01±0,37 мкВ). Еще одна зона негативности включала затылочную область билатерально и  правую теменную область. Максимальная амплитуда негативности в теменно-затылочной и левой височной зонах ПСН была невысокой и не превышала –0,5 мкВ.


В течение периода фиксации, наблюдалось увеличение амплитуды негативности во всех трёх зонах. Также существенно возрастала амплитуда позитивных потенциалов. Во 2-м интервале максимумы ПСН регистрировались в медиальных лобном (Fz: -2,92±1,34 мкВ) и теменном (Pz: -2,75 ± 0,32 мкВ) отведениях. Наряду с этим, во 2-м интервале еще одна зона негативности локализовалась в правой лобно-височной области (отведения F8 и Fp2) (рис. 10). Таким образом, в этой группе больных локализация фокусов негативности оставалась без изменений, и в течение периода анализа происходило лишь увеличение амплитуды потенциалов. Такая организация процессов активации коры может отражать более жесткую структуру программы поведенческого выхода и согласуется с современными представлениями о клинической сути парафилии как о состоянии, связанном с фиксацией строгой программы аномального поведения, от которого формируется психическая зависимость.

Таблица 13

Результаты анализа MANOVA межгрупповых различий по амплитуде потенциалов по факторам «Группа» (Г, n=2), «Область» (О, n=8), «Полушарие» (П, n=2) в схеме 8х2 и по факторам «Группа» (n=2), «Область» (n=3), «Латеральность» (Л, n=3) в схеме 3х3


Тест


8О х 2П (16 отв.)

3О х 3Л (9 отв.)

Интер-вал

анализа

Г


Г х П


Г х О х П


Г х О

Г х Л


Г х О х Л


Группы

0 -1

1

F=7.07

p<0.05

F=5.83

p<0.05

F=7.42

p<0.01

2

F=3.2

p<0.01

F=5.42

p<0.001

Группы

0 -2

1

F=4.15

p<0.05

2

F=3.22

p<0.01

F=4.60

p=0.06


Группы

1 -2

1

F=3.70

p=0.078

F=2.66

p<0.05

F=4.11

p<0.05

F=5.38

p<0.05

F=4.01

p<0.01

2

F=5.63

p<0.01

Как видно из табл.13, сравнение с нормой обнаружило высокодостоверные отличия. Обращает внимание значимость факторов «Полушарие» и «Латеральность», которая обусловлена активацией правого полушария у больных парафилией. Сравнение средних показало отличия от нормы в 1-м интервале - в отведениях Cz, P4, O1, O2 и Fp2 (p<0,05), во 2-м интервале - в отведениях P4 (p<0,01) и Fp2 (p=0,055). Во всех этих корковых зонах, кроме Cz, в группе больных регистрировались негативные потенциалы, а в группе нормы – позитивные. Таким образом, также как и при спектральном анализе ЭЭГ, у больных группы 1 парафилией выявлена активация орбито-фронтальной и теменно-затылочной коры правого полушария.

Тот факт, что больные парафилией, вошедшие в группу 1, успешно справлялись с тестом, допуская незначительное количество ошибок, свидетельствует о сохранности префронтальной коры и способности следовать внутренней программе поведения. Тем не менее, судебно-психиатрической экспертизой (СПЭ) все больные этой группы были признаны невменяемыми. Таким образом, сама по себе способность к программированию последовательности действий, как в тесте с антисаккадами, может означать только фиксированность на программном уровне конкретных этапов деятельности и условий ее выполнения при отсутствии ее связи с другими звеньями процесса саморегуляции. Подобная организация системы управления поведением оказывается недостаточной для осознанного контроля сложных форм поведения, требующих регуляции на смысловом уровне, включая соотношение поставленных целей с социальными и нравственными нормами.

У больных группы 2 топография распределения негативности по коре и ее динамика были сходными с наблюдавшимися в группе нормы, но ее амплитуда была существенно снижена, особенно на раннем этапе (рис. 10). В 1-м интервале анализа зона ПСН располагалась во фронтально-центрально-париетальной области и была максимальной в зоне вертекса (Cz: -0,55 ± 0,34 мкВ). Во 2-м интервале основная зона негативности находилась в теменно-затылочной области и включала отведения средней линии и левого полушария при максимуме в Pz (-1,79±0,45 мкВ). Отличия от нормы по MANOVA представлены в табл. 13. Сравнение средних выявило значительное снижение по сравнению с нормой амплитуды ПСН в 1-м интервале - в лобных отведениях Fz, F3 и F4 (p<0,05), во 2-м интервале – в отведениях Pz и O1.

Таким образом, для 2-й группы больных парафилией наиболее характерным было общее снижение амплитуды потенциалов. Снижение уровня активации лобной коры на раннем этапе негативности в этой группе можно рассматривать как следствие органического поражения мозга. Вместе с тем,  когнитивные нарушения в этой группе больных были выражены меньше, чем в группе 1 (только 2 чел. из 10 СПЭ признала невменяемыми),  поэтому на характеристики саккад и амплитуду ПСН могли оказать влияние также такие факторы, как недостаток мотивации и приложенных усилий.


II. Криминальное агрессивное поведение

Исследование природы агрессивности в течение многих  лет остается актуальным. Факты указывают на биологически обоснованную предрасположенность к агрессивному поведению. Среди лиц, совершивших акты насилия, отмечается высокий процент больных эпилепсией, лиц с поражениями височной доли, лиц с алкогольной и наркотической зависимостями (Бэрон Р., Ричардсон Д., 1998; Valzelli  L., 1981). Изучение базовых свойств личности свидетельствует о биологической обусловленности различных поведенческих паттернов (Небылицын В.Д., 1976; Русалов В.М., 1979). При планировании исследования рассматривали  агрессию в двух аспектах. Во-первых, как явное поведенческое проявление - совершение гомицида, во-вторых, - как личностную предиспозицию к тем или иным формам проявления агрессивности.

Исходя из сказанного, в исследовании приняли участие больные с органическим поражением головного мозга (ОПГМ) различного генеза, совершившие агрессивные правонарушения импульсивного характера (совершение гомицида или нанесение тяжких телесных повреждений). Для изучения онтогенетических аспектов формирования агрессивного поведения исследования проведены с участием взрослых и подростков с ОПГМ. Кроме того, в исследование включены контрольные группы больных (взрослых и подростков), совершивших правонарушения, не связанные с насилием.

В целом, проведенное исследование позволяет говорить о достаточной универсальности механизмов предиспозиции к импульсивному агрессивному поведению в разных возрастных группах. Агрессивным больным было свойственно увеличение СМ медленных диапазонов (дельта и тета) в лобных и передне-височных отделах левого полушария (ЛП), особенно значительное при функциональных нагрузках (рис. 10). Увеличение СМ медленных диапазонов коррелировало с патологической активностью в виде высокоамплитудных острых волн (ОВ), эпилептоидных комплексов типа «пик-волна» и пароксизмальной активности, которая локализовалась у агрессивных больных в левом полушарии или билатерально, и усиливалась при провоцирующих функциональных нагрузках (тон и гипервентиляция). У неагрессивных больных повышенная СМ дельта и тета диапазонов наблюдалась в правых лобных и височных отведениях (рис. 10).

Рис. 10. Увеличение СМ дельта и тета диапазонов при функциональных нагрузках.

А. Коэффициенты межполушарной асимметрии (Кас) по  СМ Δ - диапазона в состоянии гипервентиляции у взрослых больных.

По оси ординат – Кас (СМлев. – СМпр.) ; по оси абсцисс – отведения ЭЭГ. Сплошная линия - агрессивные больные (1), пунктирная - неагрессивные больные (2), точки - норма (0).

Уровни значимости (отличия от нормы):  * - р<0.05;  ** - р<0.01.

Б. Суммарная реактивность (РСМ) на звуковую стимуляцию (95Дб, 500 Гц) по показателю СМ в Δ, θ1 и θ2 диапазонах, усредненная для лобных и височных отведений (F3,4; F7,8; T3,4) левого (ЛП) и правого (ПП) полушарий у подростков.

В группах больных значим фактор «Полушарие» в и θ1 диапазонах.

Группы: А - агрессивные больные, НА - неагрессивные больные, ПН – подростковая норма.

У взрослых агрессивных больных в фоновой ЭЭГ также обнаружено  левостороннее увеличение СМ бета диапазона (при сравнении с нормой значим фактор  «Группа х Полушарие», p<0,05).

Как важный фактор предрасположенности к импульсивному агрессивному поведению рассматривают высокий эмоциональный “arousal”, или повышенную эмоциональную реактивность, особенно на негативную внешнюю стимуляцию (A.Raine, 1997; L.Tebartz van Elst, 2000). Анализ показателей реактивности у взрослых больных с агрессивным поведением показал существенное повышение уровня активации ПП с акцентом в правой височной области (F8, T4) в состояниях, связанных с негативной эмоциональной активацией. Для показателей СМ и СЧ тета и альфа диапазонов в этой группе выявлена высокая значимость фактора «Полушарие» и достоверные различия по Кас (рис. 11). Помимо этого, у агрессивных больных найдено повышение всех психометрических шкал, характеризующих свойство темперамента “эмоциональность”.

У подростков с агрессивным криминальным поведением наблюдалось общее увеличение амплитуды реактивных изменений ЭЭГ (рис. 12). 

Анализ корреляций шкал, характеризующих агрессивность, с параметрами ЭЭГ у взрослых больных выявил значимые корреляции между основными показателями активации коры и шкалами физической и вербальной агрессии теста Басс-Дарки только у лиц с агрессивным поведением, при этом в негативных эмоциональных состояниях количество корреляций со шкалами агрессивности резко возрастало.

У подростков с агрессивным поведением паттерны корреляционных связей также отражали ведущую роль агрессивных тенденций в поведении (раздражительность, обида, косвенная агрессия) (рис. 13, А). При этом  у агрессивных подростков количество корреляций шкал теста Басс-Дарки со СМ было существенно больше для отведений левого полушария, чем правого.

Таким образом, полученные данные показали взаимосвязь левого полушария с агрессивным поведением. Учитывая наблюдавшуюся у всех агрессивных больных эпилептоидную активность и ее преобладание в лобно-височной области левого полушария, можно предположить преимущественно левополушарную локализацию очагов подкорковой патологической активности. Действительно, многочисленные исследования указывают на связь импульсивной, или аффективной агрессии с левосторонней височной эпилепсией, характеризующейся вовлечением в патологический процесс лимбических структур левого полушария (E.Garza-Trevino, 1994; L.Tebartz van Elst et al., 2000; F.Woermann et al., 2000).

Увеличение медленной активности в передних отделах ЛП свидетельствует о снижении функционального состояния префронтальной коры и ослаблении ее контролирующей функции. Это согласуется с данными о снижении уровня метаболизма и уменьшении нейрональной плотности фронтальной коры у больных с органическим поражением мозга и импульсивным агрессивным поведением (A.Raine et al., 1998; F.Woermann et al., 2000). Снижение активности лобной коры рассматривают как следствие фокуса активации в лимбических структурах, что обусловлено их реципрокными взаимоотношениями (Spear L., et al., 2001).

Наряду с этим, лобная дисфункция у агрессивных больных может быть связана с нарушениями в области верхнего ствола и дисбалансом активности восходящих мезолимбической и мезокортикальной дофаминэргических (ДА) систем (Л.А.Жаворонкова, 2007; Е.В.Шарова и др., 1995).

Согласно представлениям J.Gray (1989), ДА-система обеспечивает функционирование поведенческой подсистемы мозга, связанной с достижением цели (AS - «approach system»); осуществление мотивации этого типа включает генерацию моторных программ, позволяющих получить положительное подкрепление (или устранить источник отрицательной стимуляции). Активация другой подсистемы - «системы торможения поведения» (BIS - «behavioral inhibition system»), более тесно связанной с норадренергической регуляцией, сопровождается повышением уровня arousal и торможением текущего поведения. Полученные результаты позволяют предположить преимущественную активацию  AS подсистемы у лиц, совершивших гомициды, и BIS подсистемы, у контрольных больных. Подтверждением этой гипотезы также являются прямые корреляции показателей активации коры со шкалами физической и вербальной агрессии у больных с агрессивным поведением.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенные  комплексные исследования позволили получить определенные закономерности в изменениях функциональной активности мозга в норме и при психической патологии.

Показано, что как шизофрения, так и органические психические расстройства сопровождаются нарушениями биоэлектрической активности в лобных и височных областях коры. Анализ литературы и полученных данных во всех случаях позволил сделать заключение о нарушениях функции лобной коры и лимбических структур.

Такой результат представляется закономерным. В литературе передняя часть лобных долей - префронтальная кора - рассматривается как критическая область для  организации и контроля сложного поведения (Лурия, 1973; Goldman-Rakic, 1987). Функции фронтальной коры обеспечиваются благодаря тесному взаимодействию с анализаторными, мотивационными и моторными системами. Это взаимодействие обусловлено наличием связей, как с корковыми, так и с подкорковыми структурами. Важный вклад в организацию поведения вносят отделы мозга, относящиеся к лимбической системе (поясная извилина, миндалина, гиппокамп,  гипоталамус и др.), которые отвечают за поведение, связанное с удовлетворением базовых биологических потребностей, а также обеспечивают быструю аффективную оценку внешних стимулов и их сопоставление с релевантной информацией, хранящейся в памяти (McLean, 1990). Интеграция мотивационных и информационных процессов позволяет осуществлять целенаправленные действия в соответствии с доминирующей мотивацией (Батуев А.С., 1981; Симонов, 1993; McLean, 1990). Очевидно, что нарушения в деятельности этих отделов мозга будут сопровождаться психической патологией.

Нозология и клиническая картина заболевания оказались связаны с полушарием и корковой зоной дисфункции. При этом каждая из изученных форм психической патологии характеризовалась определенным паттерном ЭЭГ, специфика которого определялась локализацией и частотным диапазоном отличий от нормативной базы. Надежность полученных результатов в нашей работе достигалась: (1) отбором для участия в исследованиях только праворуких испытуемых мужского пола в ограниченном возрастном диапазоне (взрослые – от 21 до 52 лет, подростки – от 14 до 17 лет); (2) освобождением больных с психическими нарушениями в период обследования от приема психотропных препаратов; (3) включением дополнительных контрольных групп больных; (4) достаточным для проведения статистического анализа объемом выборок. Полученные результаты можно рассматривать как методические рекомендации к созданию стандартизированных компьютерных экспертных систем, направленных на объективную диагностику психических нарушений.

Важным результатом проведенного исследования явилось подробное изучение динамики и топографии медленной негативности, развивающейся при выполнении саккадических тестов в период ожидания периферического стимула-мишени («пускового» стимула). В работе использованы наиболее распространенные в клинической практике тесты – саккады на зрительные стимулы и антисаккады. Получены нормативные данные для мужчин с правым профилем латеральной организации, т.е. с доминированием левого полушария в отношении мануальной и зрительной функции. Выделены 2 этапа развития негативной волны, при этом показана билатерально симметричная активация коры на 1-м этапе, и доминирование левого полушария – на 2-м. Динамика негативности при этом характеризовалась постепенным смещением зоны негативности из лобно-центральной области в теменную и в левое полушарие, отражая последовательную активацию корковых зон, участвующих в процессах подготовки саккад.

Применение регистрации саккад и анализа медленных потенциалов в обследовании психических больных позволяет получить представление о нарушениях корковых процессов, связанных с подготовкой поведенческого выхода. У больных шизофренией выраженное снижение активации лобно-центральных областей коры обнаружено на раннем этапе негативной волны, более тесно связанном с когнитивными аспектами преднастройки. У больных парафилией, несмотря на хорошее качество выполнения антисаккад, выявлены грубые нарушения топографии и динамики корковой активности, которые свидетельствуют о серьезных искажениях в формировании поведенческого выхода и нарушениях корково-корковой и корково-подкорковой интеграции.

Отдельный интерес представляет сравнительный анализ влияния преимущественной дисфункции правого и левого полушарий на психопатологическую симптоматику и личностные характеристики. Дисфункция левого полушария на фоне его активации у психических больных сопровождалась высоким уровнем поведенческой активности. У больных шизофренией это проявлялось как продуктивная параноидная психопатологическая симптоматика. У больных с органическими психическими расстройствами, совершившими правонарушения агрессивного характера, - как повышенный уровень агрессии в поведении. В структуре темперамента повышенная активация ЛП коррелировала с повышением показателей активности.

Дисфункция правого полушария во всех изученных группах психических больных ассоциировалась с его повышенной активацией. Выраженность и глубина психических нарушений, сопровождавших дисфункцию правого полушария, были значительнее, чем при левополушарных нарушениях. У больных шизофренией вовлечение в патологический процесс правого полушария соотносится с более злокачественными непсихотическими формами течения шизофрении, характеризующимися ранним началом, отсутствием или неразвернутостью психопатологической симптоматики и преобладанием выраженных дефицитарных расстройств. Больные парафилией с выраженной гиперактивацией правого полушария (экспериментальная серия с саккадами) характеризовались значительным интеллектуальным снижением и были признаны невменяемыми. В структуре темперамента повышенная активация ПП коррелировала со снижением показателей активности, глубокой интраверсией и синдромом “withdrawal” (эмоциональной и социальной отгороженности).

Результаты, полученные в нашем исследовании, также как и во многих других работах, выполняемых с помощью методов ЭЭГ, показывают, что компьютерная элекроэнцефалография позволяет получать специфичные паттерны характеристик биоэлектрической активности коры мозга, присущие различным функциональным и патологическим состояниям мозга. Показатели ЭЭГ отражают определенные нейрофизиологические механизмы, лежащие в основе психических процессов. Ключевое значение для их анализа имеют адекватно смоделированные экспериментальные условия и возможность интерпретации полученных электрографических данных с опорой на обоснованные представления о функциональном смысле используемых показателей ЭЭГ. Бурное развитие методов функциональной томографии позволяет достигнуть качественно нового уровня в  понимании взаимосвязи между феноменами ЭЭГ и активностью различных структур и нервных контуров мозга. Проведение работ в этом направлении позволило бы создать “библиотеку” феноменов ЭЭГ и включить в практику клинических исследований высокоэффективный, экономичный и безопасный инструмент параклинической диагностики, основанный на методах ЭЭГ.


ВЫВОДЫ

  1. Проведенный комплексный анализ биоэлектрической активности коры показал, что как шизофрения, так и органические психические расстройства сопровождаются нарушениями в лобных и височных областях коры, что свидетельствует о вовлечении в их патогенез префронтальной коры и лимбических структур. Клиническая картина заболевания соотносится с направленностью сдвигов и их локализацией, а именно, с полушарием и корковой зоной дисфункции.
  2. При шизофрении наблюдается снижение активности передних отделов коры левого полушария (ЛП), которое проявляется в повышенной по сравнению с нормой спектральной мощности (СМ) тета, альфа и бета диапазонов в лобно-височной области ЛП.
  3. Увеличение межполушарной когерентности (МКОГ) при когнитивных нагрузках и левостороннее повышение СМ в альфа и тета диапазонах в передне- и средне-височных отведениях у больных шизофренией позволяет сделать заключение об изменениях активности лимбических структур в левом полушарии.
  4. Парафилия (девиантное сексуальное поведение с нарушением влечений)  характеризуется повышенной по сравнению с нормой активацией правого полушария (ПП) в орбитофронтальной и теменной областях коры, что проявляется как сниженная СМ в передне-лобных, центральных и париетальных отведениях ПП.
  5. Выраженное увеличение СМ и МКОГ в задне-височной области во всех функциональных состояниях и частотных диапазонах у больных парафилией свидетельствуют о стационарном очаге возбуждения в лимбических структурах; совокупность данных указывает на его локализацию в правом полушарии.
  6. Анализ медленных негативных потенциалов, связанных с саккадами,  позволил выделить у здоровых испытуемых 2 этапа развития негативной волны с билатерально симметричной активацией коры на 1-м этапе, и доминированием активации ЛП – на 2-м; динамика негативности характеризовалась постепенным смещением зоны негативности из лобно-центральной области в теменную и в левое полушарие, отражая последовательную активацию корковых зон, участвующих в процессах подготовки поведенческого выхода (саккады).
  7. У больных шизофренией выраженное снижение активации лобно-центральных областей коры обнаружено на раннем этапе негативной волны, более тесно связанном с когнитивными аспектами преднастройки (внимание, ожидание, предварительное программирование).
  8. Для баланса межполушарной активации при шизофрении обнаружена зависимость от клинического синдрома. Для параноидной шизофрении с продуктивной симптоматикой характерна повышенная активность левого полушария относительно правого; дисфункция и повышенная активация правого полушария относительно левого выявлена при более злокачественных непсихотических формах шизофрении, характеризующихся ранним началом и преобладанием дефицитарных расстройств.
  9. У больных парафилией выявлены грубые нарушения топографии корковой активности – только в этой группе зарегистрированы зоны негативности в орбитофронтальной и теменной областях коры ПП, при этом локализация фокусов негативности в течение периода анализа оставалась без изменений. Такая организация процессов активации коры является нейрофизиологической основой жесткой структуры программы аномального поведения при парафилиях.
  10. У больных с импульсивным агрессивным поведением выявлено увеличение СМ медленных диапазонов (дельта и тета) в лобных и передне-височных отделах левого полушария, особенно значительное при функциональных нагрузках, которое свидетельствует о снижении функционального состояния префронтальной коры ЛП и ослаблении ее контролирующей функции.
  11. Увеличение СМ медленных диапазонов коррелирует с патологической активностью в виде высокоамплитудных острых волн, эпилептоидных комплексов типа «пик-волна» и пароксизмальной активностью, которая выявлена у всех больных с импульсивным агрессивным поведением. Левосторонняя или билатеральная локализация эпилептоидной активности позволяет предположить присутствие очагов подкорковой патологической активности в ЛП.

По теме диссертации опубликована 51 работа. Основные публикации, в которых отражено содержание диссертации:

  1. Берус (Киренская) А.В., Иващенко О.И., Воронов К.А., Плотникова О.П. Полушарные особенности спектральных  характеристик ЭЭГ в фоне и при различных видах когнитивной деятельности у больных шизофренией. // Физиология человека, 1996, т. 22, № 3, с. 22-29.
  2. Берус А.В., Иващенко О.И., Журавлев А.Б., Чистяков А.Н. Исследование влияния фактора ведущего глаза на параметры спектра ЭЭГ и психологические показатели. // Физиология человека, 1997, т.23, номер 2, с.50-59.
  3. Иващенко О.И., Берус А.В., Журавлев А.Б., Мямлин В.В. Индивидуально-типологические особенности базовых свойств личности (темперамента) в норме и их ЭЭГ-корреляты. // Физиология человека, 1999, т.25, № 2, с. 46-55.
  4. Мямлин В.В., Берус А.В., Журавлев А.Б. Некоторые особенности нейрофизиологической регуляции поведения лиц с органическими поражениями головного мозга, совершивших агрессивные противоправные действия. // Российский психиатрический журнал, 1999, № 1, с.13-17.
  5. A.V.Kirenskaya-Berus, A.A.Tkatchenko, A.B.Zhuravlev, N.A.Radchenko. EEG studies in persons with homicid sexual behavior. Abstracts of the XI World Congress of Psychiatry.- Hamburg, August 6-11, 1999, p.311.
  6. А.В.Киренская-Берус, А.А.Ткаченко, А.Б.Журавлев, Н.А.Радченко. ЭЭГ-исследование предиспозиции к сексуальному гомицидному поведению у лиц с органическим поражением мозга. // Российский психиатрический журнал, 2000, № 4, с.31-36.
  7. Т.Б.Дмитриева,  А.В.Киренская, А.Б.Журавлев, В.В.Мямлин, А.А.Ткаченко Исследование нейрофизиологических механизмов пре-диспозиции к агрессивному поведению у лиц с органическим поражением мозга. // Труды Межведомств. Научн. Совета по эксперим. и прикладной физиологии, под ред. К.В.Судакова,  т.9, “Интегративная деятельность мозга”, М., 2000, с.142-162.
  8. А.В.Киренская-Берус, А.Я.Гавриленко, А.Б.Журавлев, В.В.Мямлин, В.В.Новотоцкий-Власов, Т.Н.Лаврова, Н.В.Максимова, В.В.Вандыш-Бубко, А.А.Ткаченко. ЭЭГ-исследование нейрофизиологических механизмов предиспозиции к гомицидному поведению у лиц с органическим поражением мозга. // В кн. «Агрессия и психическое здоровье» под  ред. Т.Б.Дмитриевой,  Б.В.Шостаковича. С.-П., Юридический центр Пресс, 2002, с. 323-349.
  9. А.В.Киренская-Берус, Е.Г.Ларькина, И.Ю.Кондрашин, Т.Н.Лаврова, В.В.Новотоцкий-Власов, Е.В.Макушкин.  Нейрофизиологическое исследование полушарной организации спектра ЭЭГ при психическом инфантилизме у подростков. // Физиология человека, 2001, т.27, №6, с. 62-69.
  10. А.В.Киренская-Берус, А.Б.Журавлев, В.В.Мямлин.  Взаимосвязь спектральных характеристик ЭЭГ и психологических аспектов предиспозиции к гомицидному поведению у лиц с органическим поражением мозга. // Российский психиатрический журнал, 2001, №6, с.32-38.
  1. А.В.Киренская-Берус, А.А.Ткаченко. Особенности спектральных характеристик ЭЭГ  лиц с девиантным сексуальным  поведением. // Физиология человека, 2003, т. 29, № 3, с. 22-32.
  2. А.В.Киренская-Берус, А.Б.Журавлев, В.В.Мямлин, Е.Ю. Яковлева. Спектральные характеристики ЭЭГ и их взаимосвязь с индивидуально-типологическими особенностями базовых свойств личности (темперамента) у больных парафилией. //  Российский психиатрический журнал, 2002, № 2, С.59-67.
  3. А.В.Киренская-Берус, Е.Г.Ларькина, Е.В.Макушкин, В.Ю.Новотоцкий-Власов. Сравнительное исследование особенностей спектра ЭЭГ юношей 15-17 лет: социально адаптированная норма и подростки с задержкой психического развития, совершившие правонарушения. // Сибирский вестник психиатрии и наркологии, 2003, т.27, № 1, с.56-60.
  4. А.В.Киренская-Берус. Изучение нейрофизиологических механизмов девиантного сексуального поведения. // В кн. «Аномальное сексуальное поведение» под ред. А.А.Ткаченко, Г.Е.Введенского, С.-П., 2003, с. 428-462.
  5. A.V.Kirenskaya, V.Yu.Novototsky-Vlasov, V.V.Myamlin, I.M.Ushakova . Characteristics of visually guided saccades and presaccadic cortical negativity in unmedicated schizophrenic patients. // IBRO 2003 Congress, Prague. P.  354.
  6. .В.Киренская, В.В.Мямлин, В.Ю.Новотоцкий-Власов, Н.Р.Галлямова, И.М.Ушакова. Исследование характеристик саккадических движений глаз и предшествующих им медленных негативных потенциалов у больных шизофренией. // Российский психиатрический журнал, 2003, № 6, с. 23-30.
  7. Е.Г.Ларькина, А.В.Киренская. Характеристики тета и альфа диапазонов спектра ЭЭГ подростков 15-17 лет. // Физиология человека, 2005, т.31, № 6, с. 26-31.
  8. А.В.Киренская. Нейрофизиологические механизмы некоторых органически обусловленных психических расстройств и нарушений поведения, актуальных в судебной психиатрии. // В кн.: “XV Научные Кербиковские Чтения. Органическое психическое расстройство: современная диагностическая концепция” под ред. Т.Б.Дмитриевой, М., 2004, с. 105-115.
  9. E.S.Tomilovskaya, A.V. Kirenskaya, V.Yu.Novototski-Vlasov, I.B.Kozlovskaya. Event-related EEG changes preceding saccadic eye movements before and after dry immersion. // J.Gravit.Physiol. -  2004 – v.11, N 2, P33-P34.
  10. Т.Б. Дмитриева, А.В.Киренская, Е.Г.Ларькина, Т.Н.Лаврова, Е.В.Макушкин. Электроэнцефалографические корреляты задержанного психического развития у подростков. // Журн. невропатол. и психиатр. им. Корсакова, 2005, т. 105 №9, с.23-29.
  11. М.В. Славуцкая,  А.В. Киренская,  В.Ю. Новотоцкий-Власов,  В.В. Шульговский, И.Б.Козловская. Медленные потенциалы головного мозга человека перед саккадами на зрительные стимулы у больных шизофренией. // Физиология человека, 2005, т. 31, № 5, с. 1-10.
  12. А.В.Киренская, Е.С.Томиловская, В.Ю.Новотоцкий-Власов, И.Б.Козловская  Влияние микрогравитации на характеристики медленных пресаккадических потенциалов. // Физиология человека, 2006, т. 32, № 2, с. 1-10.
  13. В.В.Мямлин, Ф.С.Сафуанов, А.В.Киренская, Е.Г.Батурина, Е.Г.Ларькина. Психофизиологическое исследование механизмов предиспозиции к криминальной агрессии у несовершеннолетних с задержанным психическим развитием. // Российский психиатрический журнал, 2005, № 6, с. 16-22.
  14. А.В.Киренская. Криминальное агрессивное поведение у подростков с задержанным психическим развитием: нейрофизиологические факторы риска. // Российский психиатрический журнал, 2006, № 4, с. 46-52.
  15. А.В.Киренская. ЭЭГ-исследования в биологической психиатрии: основные направления и перспективы. // Российский психиатрический журнал, 2006, № 6.
  16. A.Kirenskaya, V. Myamlin, V. Novototsky-Vlasov, E. TomilovskayaІ, I.Ushakova, I.Kozlovskaya. Cortical potentials preceeding antisaccades in healthy subjects, schizophrenic patients and after simulated weightlessness. Int.J.Psychophysiol., 2006, v.61, N3, P. 346.
  17. T.Stroganova, A.Kirenskaya, V.Novototsky-Vlasov, A.Chistyakov, M. Tsetlin, V.Zvonikov. EEG study of mental imagery and emotion production during hypnosis. Int.J.Psychophysiol., 2006, v.61, N3, P. 359.
  18. А.В.Киренская, В.В.Мямлин, М.Ю.Каменсков, И.Е.Лазарев, А.А.Ткаченко. Исследование лобной дисфункции у больных парафилией. // Российский психиатрический журнал, 2007, № 6.
  19. И.Е.Лазарев, А.В.Киренская. Влияние фактора ведущего глаза на характеристики саккад и медленных потенциалов ЭЭГ. // Физиология человека, 2008, №2, с.1-11.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.