WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ШУКАНОВ РОМАН АЛЕКСАНДРОВИЧ

КОРРЕКЦИЯ ИММУНОГЕНЕЗА И МЕТАБОЛИЗМА

ПРОДУКТИВНЫХ ЖИВОТНЫХ ОТЕЧЕСТВЕННЫМИ БИОПРЕПАРАТАМИ

03.03.01 – физиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Казань 2011

Работа выполнена в научно-исследовательской лаборатории

биотехнологии и экспериментальной биологии ГОУ ВПО

«Чувашский государственный педагогический университет

им. И. Я. Яковлева»

Научный консультант: доктор ветеринарных наук, профессор

Кабиров Галимзян Фазылзянович

 

Официальные оппоненты: доктор биологических наук, профессор

Димитриев Алексей Димитриевич

доктор биологических наук, профессор

Любин Николай Александрович

доктор биологических наук, профессор

Нигматуллина Разина Рамазановна

Ведущая организация: ФГОУ ВПО «Московский государственный

  университет им. М.В. Ломоносова»

Защита диссертации состоится « » мая 2011г. в  часов на заседании диссертационного совета Д 212.078.02 при ГОУ ВПО «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет» по адресу: 420021, г. Казань, ул. Татарстан, 2 

  С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет» по адресу: 420021, г. Казань, ул. Татарстан, 2

Автореферат разослан «  » апреля 2011г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор медицинских наук,

профессор         Т.Л. Зефиров        

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Глубокие знания закономерностей взаимодействия живых организмов (растение, животное, человек) со средой обитания дают основание заключить, что необходимым условием эффективного управления рациональным природопользованием, регулированием антропогенного прессинга на окружающую природную среду и влиянием ее на состояние здоровья животных и человека является экологическое районирование отдельных территорий. В естественно-научном плане экологическое нормирование представляет собой сопоставление величин допустимых антропогенных нагрузок с рамками географических региональных колебаний отдельных звеньев биогеохимического круговорота элементов с тем, чтобы избежать их необратимой трансформации и разрушения (Н.А. Уразаев и соавт., 1997; А.П. Пехов, 2000; W.G. Pond et. al, 2005; И.С. Боднарь, 2007; Л.И. Перепелкина, 2007; К.В. Папенов и соавт., 2008).

А. Д. Димитриев (1996) по бассейновому принципу проведения границ территорию Чувашской Республики подразделяет на 7 природных районов (экологические регионы): Заволжье, Приволжье, Центр, Юго-Восток, Присурье, Засурье Алатырское, Засурье Ядринское. Однако такое экологическое районирование регламентирует оценку территорий лишь по уровню предельно допустимых концентраций (ПДК) токсикантов. При этом не учитываются природная геохимическая неоднородность территорий и, как следствие, физиологические закономерности проявления нейроэндокринноиммунных реакций живых организмов на воздействие различных факторов окружающей среды и не оценивается степень напряжения их адаптивных реакций (Л. Н. Иванов, 1996).

Поэтому В.Л. Сусликов и соавт. (1997) с учетом соблюдения принципа предупреждения вредного воздействия ПДК поллютантов на объекты природной среды биогеохимически обоснованным считают разделение территории Чувашии на 3 экологических субрегиона:

1. Прикубнино-Цивильский – характеризуется низкими уровнями содержания I, Co, Mn, Mo, Si, Cr, F, Fe, Zn, Al во всех звеньях биогеохимической пищевой цепи (почва, вода, растения, корма), что определяет умеренный дефицит названных микроэлементов.

2. Приволжский – занимает промежуточное положение как по уровням содержания микроэлементов, так и по степени нарушенного их соотношения.

3. Присурский – оценивается также низкими уровнями содержания I, Co, Mo, Cu, Cr. Одновременно некоторые микроэлементы (Si, Fe, F, Al, Zn, Mn) определяются как избыточные.

Если особенности (направленность и характер) биологических реакций живых организмов в первом субрегионе республики носят выраженный иммуннодефицитный признак, в третьем – гипериммуннореактивный симптом, то во втором субрегионе имеют место как иммуннодефицитное состояние, так и гипериммуннореактивность, выражающие их геохимическую неоднородность и разную степень антропогенного воздействия на экологический гомеостаз (В.Л. Сусликов, 2000).

В этих условиях свойства организмов к мобильной компенсаторно-приспособительной перестройке по обеспечению постоянства внутренней среды не безграничны. Диапазон варьирования подвижных или функционирующих структур и интенсивность биологических процессов имеют определенные структурно-функциональные пределы. Отсюда следует, что необходимым условием экологического нормирования должно быть его проведение на основе оценки биогеохимической организованности территории, экологических пищевых цепей, миграции загрязнителей по этим цепям и физиолого-биохимических реакций живых организмов на воздействие факторов среды обитания. Такой подход означает по сути переход от гигиенического нормирования к физиологическому. В его основе лежит определение гомеостатических границ саморегуляции организма, в пределах которых возникающие под давлением антропогенных факторов сдвиги носят функциональный обратимый характер, а гомеостаз сохраняет устойчивость (В.А. Черешнев и соавт., 2002; В.В. Шульговский, 2003; А.И. Кузнецов и соавт., 2003; В.А. Голиченков, 2004; А.Ф. Кузнецов, 2004; М.Я. Тремасов и соавт., 2005; Р.Р. Нигматуллина и соавт., 2006; Ф.Г. Ситдиков и соавт., 2008; В.Н. Байматов и соавт., 2008; М.Н. Архипова, А.А. Шуканов, 2009; Т.М. Дмитриева, Ю.П. Козлов, 2010; Л.Л. Каталымов, 2010).

Следовательно, важнейшими задачами, стоящими перед физиологами, морфологами, иммунологами, фармакологами, нейробиологами, генетиками, экологами, зоогигиенистами на ближайшую перспективу, являются проведение мониторинговых исследований в различных биогеохимических провинциях страны по выявлению зон повышенного экологического риска, обоснование и внедрение эколого-адаптивной системы ведения животноводства в этих зонах, обеспечивающих высокую жизнеспособность и продуктивность животных, а также производство безопасных продуктов питания (А.М. Смирнов и соавт., 2001; P.F. Surai, 2002; Т.В. Гарипов и соавт., 2003; В.Ф. Лысов и соавт., 2004; Г.Ф. Кабиров, 2004; Ю.Н. Федоров, 2005; В.И. Ноздрин, 2006; Е.Б. Романова, 2007; V. Fensterl et. al, 2009; В.И. Максимов, В.В. Пайтерова, 2010 и др.).

Поэтому разработка, апробация и внедрение новых биопрепаратов отечественного производства, вызывающих адаптогенные иммунофизиологические и метаболические эффекты организма с учетом биогеохимического своеобразия регионов России, представляют актуальную проблему современной биологии и биотехнологии.

В этой связи целью исследований является изучение физиологических механизмов направленного воздействия «Комбиолакса», «ДАФС-25», «Селенопирана», «Сувара», «Полистима», «Трепела», «Пермамика» на ростовые, иммунные, обменные процессы у хрячков и боровков.

Исходя из обозначенной цели, сформулированы следующие задачи:

1. Изучить воздействие «Комбиолакса», «ДАФС-25», «Селенопирана», «Сувара», «Полистима», «Трепела», «Пермамика» на динамику роста тела, клеточных, гуморальных факторов иммунитета и метаболизма у продуктивных животных в экологических регионах Чувашии.

2. Установить характер изменений клинико-физиологических, ростовых, иммунологических показателей.

3. Оценить состояние белкового, липидного, углеводного и минерального обмена.

4. Выявить возрастные особенности иммунологических и метаболических процессов у хрячков и боровков.

5. Исследовать силу и характер корреляционных отношений между физиолого-биохимическими реакциями и состоянием роста тела, иммуногенеза, обмена веществ в возрастном аспекте животных.

6. Определить биологическую и экономическую эффективность содержания хрячков и боровков в моделируемых условиях экспериментов.

7. Разработать технологическую карту физиологически обоснованных схем  назначения продуктивным животным испытуемых биогенных веществ отечественного производства с учетом биогеохимических особенностей природных районов республики.

Научная новизна. Впервые проведена количественная и качественная оценка корригирующего воздействия «Комбиолакса», «ДАФС-25», «Селенопирана», «Сувара», «Полистима», «Трепела», «Пермамика» на рост и развитие, состояние клеточного и гуморального неспецифического иммунитета, а также белкового, липидного, углеводного и минерального обмена у продуктивных животных.

Выявлено, что применение животным изучаемых отечественных биогенных соединений нового поколения с учетом специфичности разных экологических регионов Чувашской Республики вызвало усиление окислительно-восстановительных реакций, оптимизацию биоравновесия интенсивности свободнорадикального окисления и активности антиоксидантной системы, нормализацию метаболических процессов и, как следствие, выраженные морфофизиологические эффекты организма.

Получены новые научные данные, значительно расширяющие современное представление об особенностях иммунологических и обменных процессов, происходивших в организме хрячков и боровков в возрастном аспекте. Так, в моделируемых экспериментальных условиях у хрячков, начиная с периода растительно-концентратного кормления и до периода физиологического созревания, отмечены высокий уровень иммунных реакций,  белкового обмена и, одновременно, пониженные параметры липидного метаболизма по сравнению с контрольными значениями. У боровков имели место высокие показатели иммунитета, обмена липидов и, параллельно, пониженный уровень метаболизма белков в периоды половой и физиологической зрелости организма по отношению к контрольным параметрам.

Установлено, что по мере взросления животных опытных групп, начиная с периодов растительно-концентратного кормления (хрячки), половой зрелости (боровки) и до конца исследований (период физиологического созревания), параметры роста тела, естественной резистентности, углеводного и минерального обмена неуклонно нарастали и достоверно превышали контрольные показатели.

Доказана физиологическая целесообразность и биологическая эффективность содержания хрячков и боровков в Присурье, Ядринском Засурье, Приволжье и Центре при комбинированном назначении «Комбиолакса» с «Селенопираном» и «Трепела» соответственно с «Суваром» или «Полистимом», а в Алатырском Засурье и Юго-Востоке республики при скармливании «Трепела».

Впервые составлена технологическая карта оптимальных схем назначения сельскохозяйственным животным новых испытуемых иммунокорректоров отечественного производства.

Практическая значимость. Разработаны экономически обоснованные схемы совместного применения продуктивным животным «Комбиолакса» с «Селенопираном», «Трепела» с «Суваром» и «Трепела» с «Полистимом», а также использования «Трепела» применительно к разным природным районам Чувашской Республики, направленного на более полную реализацию генетического потенциала жизнеспособности и продуктивности организма.

Результаты исследований внедрены через Чувашский центр научно-технической информации (информлисток № 82-101-08.- Чебоксары, 2008).

Реализация результатов исследований. Научные положения и разработки диссертационной работы используются в учебном процессе ГОУ ВПО «Чувашский государственный педагогический университет им. И.Я. Яковлева» и «Ульяновский государственный педагогический университет им. И.Н. Ульянова», ФГОУ ВПО «Казанская государственная академия ветеринарной медицины им. Н. Э. Баумана» и «Самарская государственная сельскохозяйственная академия», а также в производственной деятельности сельскохозяйственных предприятий разных форм собственности Чувашской Республики.

Апробация работы. Основные научные положения, выводы и рекомендации диссертации доложены на III-IV Международных научных симпозиумах (СПб., 2005, 2008); I-II съездах физиологов СНГ (Сочи, 2005; Кишинев, 2008); XIX-XXI съездах физиологического общества им. И.П. Павлова (Екатеринбург, 2004; М., 2007; Калуга, 2010); Международных (Одесса, 2007, 2009; СПб., 2004-2006, 2008; Казань, 2005; М., 2007; Йошкар-Ола, 2010); Всероссийских (Казань, 2004, 2009-2010; СПб., 2005; Чебоксары, 2006-2008; Сыктывкар, 2007-2008; Екатеринбург, 2010); региональных (Чебоксары, 2004-2006, 2009) и республиканских (Чебоксары, 2006-2007) научно-практических конференциях; заседании Чувашского отделения физиологического общества им. И.П. Павлова (Чебоксары, 2010); расширенных заседаниях НИЛ биотехнологии и экспериментальной биологии при ГОУ ВПО «ЧГПУ им. И. Я. Яковлева» (Чебоксары, 2010) и кафедры анатомии, физиологии и охраны здоровья человека ГОУ ВПО «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет» (Казань, 2010); научных сессиях докторантов, научных сотрудников, аспирантов и соискателей ГОУ ВПО «ЧГПУ им. И. Я. Яковлева» (Чебоксары, 2005-2011).

Практические предложения работы экспонированы на Международном форуме «Чувашия-Био 2009» (Чебоксары, 2009) и на Всероссийских выставках-ярмарках «Регионысотрудничество без границ» (Чебоксары, 2005-2010).

Основные научные положения, выносимые на защиту:

1. Направленные изменения динамики роста, состояния естественной резистентности и обмена веществ обусловлены назначением продуктивным животным «Комбиолакса», «ДАФС-25», «Селенопирана», «Сувара», «Полистима», «Трепела», «Пермамика» с учетом биогеохимических особенностей Чувашии.

2. Существует причинно-следственная связь назначения хрячкам и боровкам изучаемых отечественных иммунокорректоров согласно физиологически обоснованным схемам с биологически эффективной реализацией наследственно обусловленного резерва их адаптивных, защитных, продуктивных функций.

3. Выявленные возрастные закономерности иммуногенеза и метаболизма хрячков и боровков объективно выражают разную степень адаптированности и эврибионтности организма к моделируемым экспериментальным условиям.

4. Количественно-качественные характеристики корреляционных отношений между исследуемыми физиолого-биохимическими реакциями и состоянием роста тела, неспецифической резистентности, белкового, липидного, углеводного, минерального обмена имеют выраженную вариативность в постнатальном онтогенезе животных.

Публикация. По теме диссертации опубликована 61 работа, из них в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях согласно перечню ВАК России 19, в том числе включенных в международные базы цитирования – 5, а также 3 монографии и 1 учебное пособие.

Структура и объем диссертации. Работа включает следующие разделы:  введение (9 с.), обзор литературы (35), собственные исследования (226), обсуждение результатов исследований (17), выводы (2), практические рекомендации (2), список литературы (46) и приложения (19 с.).

Диссертация изложена на 364 страницах компьютерного исполнения, содержит 81 таблицу и 106 рисунков. Список литературы включает 431 источник, в том числе 75 зарубежных.

2. СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1. Материалы и методы исследований. Работу выполняли в течение 2005-2011 гг. в научно-исследовательской лаборатории биотехнологии и экспериментальной биологии при ГОУ ВПО «Чувашский государственный педагогический университет им. И.Я. Яковлева», свино-товарных фермах сельскохозяйственных производственных кооперативов им. В.И. Чапаева Шумерлинского, «Атлашевский» Чебоксарского, «Маяк» Порецкого, «Звезда» Батыревского, сельскохозяйственных предприятий «Родина» ООО Агрофирма «Волготрансгаз» Ядринского, «Возрождение» Аликовского районов Чувашской Республики в соответствии с государственными планами НИОКР (№№ госрегистраций 01.2003.02102 и 01.2010.51722).

Проведено XII серий научно-хозяйственных опытов и лабораторных экспериментов с использованием 120 хрячков и 216 боровков. Во всех сериях были сформированы по три группы хрячков-отъемышей (I-IV серии наблюдений) и боровков-отъемышей (V-XII серии) с учетом клинико-физиологического состояния, возраста, породы, пола, массы тела. Исследования  проводили на  фоне

сбалансированного кормления по основным показателям в соответствии с нормами и рационами РАСХН (А. П. Калашников и соавт., 2003).

В ходе всех серий опытов (схема) животных первой группы (контроль) содержали на основном рационе (ОР). В I-II сериях хрячкам второй группы на фоне ОР ежедневно скармливали «Трепел» в дозе 1,25 г/кг, третьей – «Сувар» из расчета 25-50 мг/кг или «Комбиолакс» в дозе 1 мл/кг массы тела (м.т.) в течение каждых 20 дней с 10-дневными интервалами до 240-дневного возраста. В III серии исследований хрячкам второй группы вместе с ОР ежедневно скармливали «Пермамик» согласно дозе применения «Трепела», третьей – «Комбиолакс»  по разработанной схеме; в IV серии животным второй и третьей групп на фоне ОР ежедневно скармливали «Комбиолакс» в указанной выше дозе, а в 60-, 180-, 240-дневном возрасте дополнительно вводили внутримышечно соответственно «ДАФС-25» или «Селенопиран» в дозах 0,1 мг Se/кг м.т.

В  V  серии  боровкам  второй  группы вместе  с  ОР  применяли  «Трепел»,

третьей – «Трепел» в сочетании  с «Суваром»  согласно разработанным схемам; в

VI серии животным второй группы на фоне ОР использовали «Трепел», третьей– «Трепел» с внутримышечной инъекцией «Полистима» в их 60- и 240-дневном возрасте из расчета соответственно по 0,1 и 0,03 мг/кг м.т.  В VII серии боровкам второй и третьей групп вместе с ОР назначали «Трепел», третьей - дополнительно «Сувар»; в VIII серии животным второй группы на фоне ОР использовали «Трепел» совместно с «Суваром», третьей – «Трепел» в сочетании с «Полистимом» в их 60-, 180- и 240-дневном возрасте в дозе соответственно по 0,1, 0,03 и 0,03 мг/кг м.т. В IX серии животным второй и третьей  групп совместно с ОР скармливали «Трепел», третьей - дополнительно «Сувар»; в X серии боровкам второй группы на фоне ОР применяли «Трепел» в сочетании с «Суваром», третьей – «Трепел» в сочетании с «Полистимом» по общепринятым схемам. В XI-XII сериях опытов боровкам второй группы на фоне ОР применяли «Трепел», третьей – соответственно «Трепел» или «Трепел» вместе с «Комбиолаксом» в соответствии с разработанными схемами.

Во всех сериях исследований хрячков- и боровков-отъемышей до 300-дневного возраста (продолжительность опытов) содержали соответственно в свинарниках-хрячниках и свинарниках-откормочниках согласно ВНТП 2-96.

По данным Батыревской, Шумерлинской, Чебоксарской, Аликовской, Ядринской, Порецкой районных станций по борьбе с болезнями животных свино-товарные фермы СХПК «Звезда», им. В. И. Чапаева, «Атлашевский», «Маяк», СХП «Возрождение», «Родина», где содержали подопытных животных, являются благополучными по инфекционным и инвазионным болезням свиней.

В I-XII сериях наблюдений у 5 хрячков и боровков из каждой группы на 60-, 120-, 180-, 240- и 300-й день жизни изучали рост тела и клинико-физиологический статус, а также оценивали состояние естественной резистентности и обмена веществ организма.

Исследования проводили с применением следующих методов:

1) клинико-физиологических – определение температуры тела ртутным термометром, числа ударов пульса и дыхательных движений в 1 мин, массы тела и ее среднесуточного прироста, изучение состояния носового зеркальца, конъюнктивы глаз, кожи, волосяного покрова, позы и темперамента, проведение пальпации подчелюстных, предлопаточных и коленной складки лимфоузлов общепринятыми в ветеринарной медицине методами;

2) гематологических – определение в крови количества эритроцитов турбидиметрическим методом с использованием гематологического анализатора Mini-Screen/P (L. Thomas, 1984), лейкоцитов - камеры Горяева (А. А. Кудрявцев, Л. А. Кудрявцева, 1973) и активности аутобляшкообразующих клеток (АБОК) методом Каннингема – Клемпарской (Я. И. Пухова, 1979) – (клеточные факторы иммунитета);

3) иммунологических – определение в крови уровня гемоглобина колориметрически гемиглобинцианидным методом; в кровяной сыворотке концентрации гамма-глобулинов и иммуноглобулинов фотометром КФК-3М (С.А. Карпюк, 1962; A.D. Mac-Evan et al., 1970) – (гуморальные факторы иммунитета);

4) биохимических – определение в крови уровня глюкозы референтным гексокиназным методом на анализаторах серии SUPER GL (А.А. Шарышев и соавт., 2005) и ее сыворотке кислотной емкости по А.П. Неводову (И.Ф. Храбустовский и соавт., 1974), щелочной фосфатазы методом конечной точки (В.А. Ткачук, 2004) – (углеводный профиль); в крови активности пероксидазы по П.В. Симакову (Е.А. Васильева, 1982) и ее сыворотке перекисного окисления липидов (ПОЛ), антиоксидантной системы (АОС) методом индуцированной хемилюминесценции на биохемилюминометре БХЛ-06 (А.И. Журавлев, 1983) – (липидный профиль); в кровяной сыворотке концентрации общего белка рефрактометром ИРФ-22 (А.М. Ахмедов, 1968), альбуминов фотометром КФК-3М (С.А. Карпюк, 1962) – (белковый профиль), а также уровня общего кальция комплексометрическим методом по Уилкинсону и неорганического фосфора по В.Ф. Коромыслову и Л.А. Кудрявцевой (Б.И. Антонов и соавт., 1991) – (минеральный профиль);

5) экологических измерение температуры и относительной влажности воздуха в помещениях аспирационным психрометром МВ-4М, недельными термографом М-16 и гигрографом М-21, скорости его движения шаровым кататермометром, содержание в воздухе углекислого газа по Гессу, аммиака универсальным газоанализатором УГ-2 (А. Ф. Кузнецов, А. А. Шуканов, В. И. Баланин и соавт., 1999);

6) экономических – определение эффективности назначения хрячкам и боровкам «Трепела», «Пермамика», «Сувара», «Полистима», «Комбиолакса», «ДАФС-25» и «Селенопирана» по общепринятой методике экономических расчётов (И. Н. Никитин и соавт., 2006);

7) математических – проведение математической обработки полученного цифрового материала методом вариационной статистики (Е. В. Монцевичюте-Эрингене, 1964; Р. Х. Тукшаитов, 2001) на достоверность различия сравниваемых показателей (Р<0,05), а также с использованием программных пакетов статистического анализа «Microsoft Excel-2007» и «Statistica for Windows», расчета коэффициентов корреляции между морфофизиологическими процессами и ростовыми, иммунологическими, обменными параметрами по формуле:

,

где А и Б – коррелируемые ряды вариант, dА и dБ – отклонения вариант от средних значений этих рядов, т.е. разность между каждым значением варианты ряда и средней арифметической величиной данного ряда (Б. А. Ашмарин, 1978; В. Боровиков, 2003), оценки эффекта адаптивных перестроек на основе общего числа связей, средней и суммарной величины коэффициентов корреляции по формуле:

,

где А – степень адаптированности, у.е., n – число связей с коэффициентом корреляции 0,5 и более, Kk – сумма коэффициентов корреляции без учета знака, N – количество параметров в плеяде (P. M. Баевский и соавт., 2001).

Отдельные фрагменты работы выполнены совместно с канд.биол.наук Арестовой И.Ю., Муллакаевым А.О., Лежниной М.Н.,  Бочкаревым С.В.

2.2. Особенности неспецифической резистентности и обмена веществ у хрячков в Чувашском Юго-Востоке с назначением «Трепела» и «Сувара»

Установлено, что на протяжении I-IV серий наблюдений (Юго-Восток, Присурье Чувашии) в свинарниках-хрячниках температура воздуха в среднем составила 15,5±0,10–19,1±0,38 С, относительная влажность – 70,6±1,13– 74,0±1,02 %, скорость движения воздуха – 0,24±0,08–0,47±0,06 м/с, световой коэффициент – 1:10±0,00-1:10±0,00, концентрация углекислого газа – 0,13±0,04–0,16±0,01 %, аммиака – 13,0±0,36–14,8±0,82 мг/м, сероводорода – 5,5±0,35–8,0±0,29 мг/м.

В V-XII сериях (Приволжье, Центр, Ядринское Засурье, Алатырское Засурье) данные показатели микроклимата в свинарниках-откормочниках соответственно составили: 15,5±0,24–19,1±0,38 С; 69,8±0,97–72,8±1,19 %; 0,24±0,08– 0,27±0,12 м/с; 1:14±0,00–1:15±0,00; 0,14±0,03–0,16±0,17 %; 14,3±0,12–14,9±0,77 мг/м; 5,4±0,38–6,5±0,30 мг/м.

Итак, на протяжении всех серий экспериментов в свинарниках-хрячниках и свинарниках-откормочниках, где содержали подопытных животных, параметры микроклимата в целом соответствовали зоогигиеническим нормативам.

2.2.1. Клинико-физиологическое состояние, рост тела, клеточные и гуморальные факторы иммунитета. Выявлено, что в I-XII сериях опытов у исследуемых хрячков и боровков изменения температуры тела носили волнообразный характер, частота ударов пульса и дыхательных движений неуклонно снижалась по мере взросления, значения которых были в пределах колебаний физиологической нормы (Р>0,05). При этом подопытные животные имели полный пульс, ритмичное глубокое дыхание. Их слизистая оболочка носа была бледно-розового цвета, умеренной влажности, конъюнктива глаз – также бледно-розового цвета, волосяной покров – эластичным гладким, прочно удерживающимся в коже, кожа – упругой, без видимых повреждений, упитанность – средней, поза - естественной, темперамент– живым, поверхностные (предлопаточные, подчелюстные и коленной складки) лимфатические узлы при пальпации - хорошо выраженными и безболезненными, что свидетельствует о здоровом клинико-физиологическом состоянии организма.

Отмечено, что в течение серии экспериментов у хрячков второй и третьей групп, содержавшихся при скармливании ОР соответственно с «Трепелом» и «Суваром», в 120-, 180-, 240-, 300-дневном возрасте масса тела достоверно превышала таковую у их контрольных сверстников. Так, к концу наблюдений она была больше на 20,9 и 22,2 кг соответственно (Р<0,05).

Характер изменений среднесуточного прироста массы тела подопытных животных всецело соответствовал динамике живой массы.

В то же время разница в показателях роста тела у хрячков опытных групп во все сроки наблюдений была недостоверной, хотя в пользу сверстников третьей группы.

Выявлено, что число эритроцитов в крови свиней опытных групп было достоверно выше контрольных значений, начиная с их 300-дневного (вторая группа) и 120-дневного (третья группа) возраста.

Иная закономерность обнаружена в динамике уровня гемоглобина, который в 180-, 240-, 300-дневном возрасте хрячков третьей группы был выше на 5,8-9,5 % (Р<0,05) по сравнению с аналогичным показателем сверстников контрольной группы.

Если количество лейкоцитов в течение исследований у интактных животных имело тенденцию к волнообразному снижению в возрастном аспекте (16,5±0,26 против 16,3±0,31 тыс/мкл), то у их опытных сверстников, наоборот,- к постепенному увеличению от 16,4±0,15–16,7±0,26 до 17,0±0,26–17,1±0,22 тыс/мкл  (Р>0,05).

Установлено, что активность АБОК в крови подопытных хрячков волнообразно повышалась от начала наблюдений к их концу (3,3±0,16–3,6±0,13 против 3,8±0,16–3,9±0,22 %), разница в которой имела недостоверный характер.

Анализ динамики гуморальных факторов иммунитета показал, что у 180-, 240-, 300-дневных животных третьей группы превышение концентрации  -глобулиновой фракции общего белка составило 6,1-6,3 % (Р<0,05) в сравнении с контрольными значениями.

Подобная же закономерность отмечена у исследуемых хрячков в динамике уровня иммуноглобулинов.

Установлено, что у животных второй и третьей групп во все сроки исследований разница в содержании -глобулинов и иммуноглобулинов имела незначительный характер (Р>0,05).

2.2.2. Белковый и липидный обмен. Из анализа белкового обмена следует, что 180-, 240-, 300-дневные животные опытных групп превосходили своих сверстников по уровню общего белка в сыворотке крови на 3,2-8,4 % (Р<0,05).

Характер изменений содержания альбуминов у хрячков всех групп на протяжении экспериментов всецело соответствовал динамике уровня общего белка. Так, у 180-, 240-, 300-дневных животных второй и третьей групп имело место достоверное превышение концентрации альбуминовой фракции общего белка по сравнению с контрольными значениями.

Отмечено, что в ходе наблюдений активность ПОЛ у опытных хрячков была ниже (Р>0,05), чем таковая у их интактных сверстников, что свидетельствует об относительно низком содержании пероксидов в организме. При этом активность АОС у животных второй и, особенно, третьей групп, наоборот, была выше контрольных параметров. Так, в их 240-, 300-дневном возрасте (третья группа) превосходство по этому показателю обмена липидов имело значительный уровень (Р<0,05).

В то же время концентрация пероксидазы в крови свиней подопытных групп неуклонно снижалась от 35,4±1,33–36,0±1,70 до 30,0±1,00–32,6±1,63 у.е. Причем во все сроки исследований у опытных хрячков она была ниже таковой в контроле (Р>0,05).

2.2.3. Углеводный и минеральный обмен. Отмечено, что концентрация глюкозы в крови животных сравниваемых групп медленно нарастала от начала к концу экспериментов (3,50±0,16–3,51±0,13 против 4,15±0,22–4,23±0,18 ммоль/л, Р>0,05).

Иная закономерность выявлена в динамике уровня кислотной емкости, который у исследуемых хрячков значительно повысился от 60-дневного (275 ±26,06 - 283±10,02 мг/%) до 120-дневного (353±7,52 - 368±18,02) возраста, а затем волнообразно снижался к концу опытов до 267±4,01 - 311±6,01 мг/%. При этом 240-, 300-дневные животные третьей группы достоверно превосходили интактных сверстников по этому показателю углеводного обмена.

Активность щелочной фосфатазы в сыворотке крови подопытных свиней медленно снижалась по мере их взросления от 3,0±0,05–3,0±0,11 до 1,3±0,12–1,8±0,15 ммоль/ч*л. Причем у 180-, 240-, 300-дневных хрячков второй и третьей групп она была ниже контрольных значений (Р>0,05).

Выявлено, что 180-, 240-, 300-дневные опытные животные превышали контрольных сверстников по содержанию общего кальция на 8,7-17,1 % (Р<0,05).

Характер изменений концентрации неорганического фосфора в основном соответствовал динамике уровня общего кальция.

2.3. Особенности неспецифической резистентности и обмена веществ у хрячков в Чувашском Юго-Востоке с назначением

«Трепела» и «Комбиолакса»

2.3.1. Клинико-физиологическое состояние, рост тела, клеточные и гуморальные факторы иммунитета. Установлено, что масса тела 120-, 180-, 240-, 300-дневных хрячков второй и третьей групп, содержавшихся с использованием на фоне ОР соответственно «Трепела» и «Комбиолакса», была значительно выше, чем в контроле (Р<0,05).

Характер изменений среднесуточного прироста живой массы у подопытных свиней полностью соответствовал динамике массы тела.

Отмечено, что при анализе динамики клеточных факторов естественной резистентности у опытных животных, начиная соответственно с 240-дневного (вторая группа) и 120-дневного (третья группа) возраста, число эритроцитов в крови было достоверно больше аналогичного гематологического показателя у их интактных сверстников.

Подобная же закономерность обнаружена и в характере колебаний концентрации гемоглобина.

Число лейкоцитов в крови хрячков сравниваемых групп волнообразно изменялось в возрастном аспекте, различие в котором было незначительным во все сроки исследований (Р>0,05).

Установлено, что в течение наблюдений активность АБОК у подопытных животных волнообразно усиливалась от 3,3±0,16-3,5±0,17 до 3,7±0,16-3,9±0,22% (Р>0,05).

Хрячки второй и третьей групп, начиная соответственно с 240- и 180-дневного возраста и до конца экспериментов, достоверно превосходили сверстников интактной группы по уровню -глобулинов в кровяной сыворотке.

Аналогичная закономерность, но в менее выраженной форме, выявлена в характере изменений концентрации иммуноглобулинов.

Отмечено, что различие в клеточных и гуморальных факторах естественного иммунитета у животных опытных групп на протяжении исследований было недостоверным, хотя и в пользу сверстников третьей группы.

2.3.2. Белковый и липидный обмен. Изучение динамики белкового обмена показало, что уровень общего белка в сыворотке крови исследуемых хрячков неуклонно повышался по мере взросления (58,4±0,75-60,0±1,03 против 61,9±0,07-68,0±0,18 г/л). При этом свиньи второй и третьей групп в условиях скармливания соответственно «Трепела» и «Комбиолакса» превосходили интактных сверстников по содержанию данного биохимического параметра на 3,9-9,0 % (Р<0,05), начиная с их 120-дневного и до 300-дневного возраста.

Динамика концентрации альбуминов в целом соответствовала характеру колебаний таковой общего белка. Так, 180-, 240-, 300-дневные животные опытных групп существенно превосходили сверстников интактной группы по уровню этого показателя обмена белков (Р<0,05). Активность ПОЛ у исследуемых хрячков волнообразно снижалась в возрастном аспекте от 18,6±0,45-19,1±0,69 до 17,6±0,27-18,3±0,23 mV, которая была ниже у животных опытных групп (Р>0,05). Активность АОС у свиней и второй, и третьей групп, наоборот, была выше, чем в контроле. Причем в их 300-дневном возрасте разница в данном параметре липидного обмена носила достоверный характер.

Другая закономерность обнаружена в динамике концентрации пероксидазы в крови, которая у подопытных животных неизменно снижалась от начала наблюдений к их завершению (35,4±1,33-36,0±1,70 против 30,0±1,00-32,6±1,63 у.е.). При этом у 240-, 300-дневных хрячков опытных групп она была ниже на 2,3-8,1 % (Р<0,01) по сравнению с таковой в контроле.

Установлено, что у животных второй и третьей групп изучаемые параметры белкового и липидного обмена во все сроки исследований были практически одинаковыми, что свидетельствует о равнозначном воздействии на организм «Трепела» и «Комбиолакса».

2.3.3. Углеводный и минеральный обмен.  Выявлено, что уровень глюкозы в крови подопытных хрячков плавно увеличивался по мере взросления от 3,43±0,12-3,49±0,08 до 4,57±0,04-4,71±0,04 ммоль/л, который у их сверстников второй и третьей групп в условиях применения соответственно «Трепела» и «Комбиолакса» был несколько выше контрольных значений (Р>0,05).

Уровень кислотной емкости в кровяной сыворотке свиней сопоставляемых групп волнообразно нарастал от начала наблюдений к их завершению (227±9,02-239±8,52 против 243±10,02-291±16,04 мг/%). При этом 240-, 300-дневные опытные животные превосходили контрольных сверстников по изучаемому показателю углеводного обмена на 2,7-6,5 (вторая группа, Р>0,05) и 3,2-8,1 % (третья группа, Р<0,05).

Отмечено, что концентрация щелочной фосфатазы у исследуемых хрячков заметно повышалась от 60-дневного (1,53±0,03-1,55±0,04 ммоль/ч*л) до 120-дневного (2,32±0,03-2,41±0,05) возраста с последующим плавным снижением к концу экспериментов до 2,25±0,02-2,32±0,07 ммоль/ч*л (Р>0,05).

По уровню общего кальция опытные животные значительно превосходили интактных сверстников, начиная с 180-дневного (вторая группа) и 120-дневного (третья группа) возраста до завершения экспериментов, на 10,7-16,7 % (Р<0,01).

Характер колебаний содержания неорганического фосфора в сыворотке крови свиней сравниваемых групп в целом соответствовал динамике такового общего кальция. Так, у 180-, 240-, 300-дневных хрячков опытных групп имело место достоверное превышение данного параметра минерального обмена по сравнению с контрольными значениями.

2.4. Особенности неспецифической резистентности и обмена веществ

у хрячков в Чувашском Присурье с назначением

«Пермамика» и «Комбиолакса»

2.4.1. Клинико-физиологическое состояние, рост тела, клеточные и гуморальные факторы иммунитета. Масса тела хрячков второй и третьей групп, содержавшихся при скармливании соответственно «Пермамика» и «Комбиолакса», на протяжении исследований была выше в сравнении с таковой сверстников интактной группы. Так, в их 180-, 240-, 300-дневном возрасте превышение составило 9,7-24,6 % (Р<0,05-0,001). При этом у 300-дневных животных третьей группы живая масса была выше на 12,0 кг (Р<0,001), чем таковая у свиней второй группы.

Динамика среднесуточного прироста массы тела была аналогичной характеру изменений живой массы.

Установлено, что число эритроцитов в крови подопытных животных в течение исследований колебалось от 5,98±0,10-6,02±0,10 до 6,64±0,06-7,22±0,17 млн/мкл. При этом 120-, 180-, 240-, 300-дневные хрячки третьей группы, содержавшиеся в условиях применения «Комбиолакса», превосходили по данному клеточному фактору неспецифической резистентности контрольные значения на 5,4-8,6 % (Р<0,05-0,005).

Динамика концентрации гемоглобина в целом соответствовала характеру колебаний количества эритроцитов.Число лейкоцитов у животных изучаемых групп волнообразно снижалось от начала к концу опытов (20,4±0,08-20,6±0,24 против 17,3±0,91-19,7±0,73 тыс/мкл, Р>0,05).

У хрячков подопытных групп активность АБОК, наоборот, волнообразно нарастала в возрастном аспекте от 3,6±0,07-3,6±0,09 до 4,7±0,38-5,1±0,16 %, различие в которой на протяжении экспериментов было недостоверным.

Отмечено, что концентрация -глобулинов в кровяной сыворотке подопытных животных по мере взросления неуклонно нарастала (10,0±0,15-10,1±0,47 против 15,3±0,92-18,2±0,16 г/л). Причем 120-, 180-, 240-, 300-дневные хрячки в условиях использования «Комбиолакса» (третья группа) превосходили интактных сверстников на 3,8-20,6 % (Р<0,05).

Аналогичная закономерность обнаружена в динамике уровня иммуноглобулинов, который в 120- и 300-дневном возрасте свиней опытных групп был достоверно выше контрольных значений. Так же имело место значительное превышение концентрации данного гуморального фактора естественного иммунитета у 300-дневных животных третьей группы по отношению к таковой сверстников второй группы, содержавшихся при назначении «Пермамика».

2.4.2. Белковый и липидный обмен. Выявлено, что уровень общего белка у хрячков контрольной и второй групп постоянно нарастал от 60-дневного (55,10±1,05-55,10±1,43 г/л) до 240-дневного (72,36±1,36-76,10±0,45) возраста с дальнейшим уменьшением к концу наблюдений до 71,90±1,63-73,70±0,75 г/л. В это же время у свиней третьей группы он неуклонно возрастал по мере взросления (55,70±1,28 против 76,50±0,93 г/л). Причем по содержанию данного показателя обмена белков 300-дневные животные третьей группы превосходили  сверстников контрольной и второй групп на 2,4-6,6 % (Р<0,05).

Уровень альбуминов в сыворотке крови свиней сопоставляемых групп волнообразно снижался по мере взросления от 26,5±0,94-26,9±0,89 до 30,2±1,24-31,4±0,18 г/л. Причем 120- и 240-дневные животные третьей группы по данному показателю достоверно превосходили контрольные параметры.

При анализе динамики липидного обмена отмечено, что активность ПОЛ в сыворотке крови 120-, 180- и 300-дневных хрячков третьей группы была ниже таковой у их сверстников второй и контрольной групп на 21,0-40,8 % (Р<0,05-0,001).

Совершенно иная закономерность обнаружена в характере колебаний активности АОС, которая у 180-, 240-, 300-дневных свиней третьей группы в условиях применения «Комбиолакса», напротив, была достоверно выше контрольных значений.

Промежуточное положения по данному параметру обмена липидов занимали животные второй группы, содержавшиеся с применением «Пермамика».

Уровень пероксидазы в крови исследуемых хрячков волнообразно повышался от начала наблюдений до их конца (25,2±0,14-25,6±0,87 против 27,6±1,45-29,2±1,40 у.е.), который у свиней опытных групп был несколько ниже, чем в контроле (Р>0,05).

2.4.3. Углеводный и минеральный обмен. Концентрация глюкозы в крови животных сопоставляемых групп постоянно нарастала в возрастном аспекте (3,61±0,08-3,69±0,09 против 4,61±0,05-4,96±0,20 ммоль/л), которая у 300-дневных хрячков третьей группы была достоверно выше по отношению к контролю.

Отмечено, что уровень кислотной емкости подопытных животных в течение наблюдений колебался волнообразно от 272±26,06-280±10,92 до 264±4,01-308±6,01 мг/%. При этом у 240-, 300-дневных свиней третьей группы он был достоверно выше контрольных показателей.

Иная закономерность выявлена в динамике концентрации щелочной фосфатазы, которая у изучаемых животных медленно снижалась от начала к концу опытов (2,7±0,05-2,7±0,11 против 1,0±0,12-1,5±0,15 ммоль/ч*л). Причем 240-, 300-дневные хрячки третьей группы по уровню этого параметра углеводного обмена значительно уступали контрольным сверстникам (Р<0,005).

Отмечено, что уровень общего кальция в сыворотке крови животных сравниваемых групп в течение исследований волнообразно колебался в относительно узком диапазоне от 2,43±0,03-2,47±0,04 до 2,41±0,06-2,50±0,11 ммоль/л (Р>0,05).

Характер изменений концентрации неорганического фосфора в целом соответствовал динамике таковой общего кальция.

2.5. Особенности неспецифической резистентности и обмена веществ у хрячков в Чувашском Присурье с назначением «Комбиолакса»,

«ДАФС-25» и «Селенопирана»

2.5.1. Клинико-физиологическое состояние, рост тела, клеточные и гуморальные факторы иммунитета. Отмечено, что масса тела у опытных животных, содержавшихся с комбинированным назначением «Комбиолакса» с «ДАФС-25» и «Комбиолакса с «Селенопираном», в течение экспериментов была значительно выше таковой интактных сверстников. Так, в их 120-, 180-, 240-, 300-дневном возрасте превышение составило 10,9-37,7 кг (Р<0,05-0,001). При этом различие в данном ростовом параметре у 180-, 240-, 300-дневных опытных хрячков было достоверным в пользу сверстников третьей группы.

Аналогичная закономерность обнаружена в характере колебаний среднесуточного прироста массы тела.

Количество эритроцитов в крови подопытных свиней постепенно увеличивалось по мере взросления от 5,18±0,05-5,23±0,06 до 5,39±0,08-5,47±0,07 млн/мкл без существенной разницы в межгрупповом разрезе.

Характер колебаний уровня гемоглобина в основном соответствовал динамике числа эритроцитов. При этом отмечено превышение изучаемого гематологического параметра у 120-, 180-, 240-, 300-дневных хрячков второй и третьей групп по отношению к контрольным показателям на 1,9-6,8 % (Р<0,05-0,001).

Иная закономерность выявлена в динамике количества лейкоцитов, которое у исследуемых животных плавно снижалось в возрастном аспекте от 21,6±0,29-21,9±0,34 до 19,7±0,15-20,0±0,14 тыс/мкл (Р>0,05).

Выявлено, что активность АБОК свиней сравниваемых групп волнообразно уменьшалась от начала опытов к их концу (2,47±0,18-2,68±0,17 против 2,21±0,03-2,25±0,07 %), различие в которой в межгрупповом разрезе было недостоверным.

Анализ характера колебаний гуморальных факторов естественной резистентности показал, что уровень -глобулинов у изучаемых хрячков медленно нарастал по мере взросления от 12,8±0,66-13,5±0,89 до 14,0±0,40-16,2±0,65 г/л. Причем 120-, 180-, 240-, 300-дневные животные второй группы превосходили интактных сверстников по данному иммунокомпетентному параметру на 10,8-13,6 % (Р<0,05).

Подобная же закономерность выявлена в характере изменений концентрации иммуноглобулинов, которая у 120-,180-, 240-, 300-дневных хрячков второй и третьей групп была больше на 3,9-14,1 % (Р<0,05-0,01), чем в контроле.

2.5.2. Белковый и липидный обмен. При изучении динамики белкового обмена установлено, что уровень общего белка в сыворотке крови исследуемых свиней заметно нарастал от начала к завершению экспериментов (58,2±0,30-58,6±0,58 против 62,6±0,90-66,3±1,18 г/л). При этом у 180-, 240-, 300-дневных животных третьей группы, содержавшихся в условиях совместного использования «Комбиолакса» с «Селенопираном», выявлено его превышение по отношению к контрольным значениям на 5,3-6,1 % (Р<0,05).

Характер колебаний содержания альбуминов в сыворотке крови всецело соответствовал динамике такового общего белка. Так, 120-, 180-, 240-, 300-дневные хрячки третьей группы превосходили по данному параметру обмена белков интактных сверстников на 8,1-10,0 % (Р<0,05-0,001).

Установлено, что активность ПОЛ у 120-, 180-, 240-, 300-дневных свиней третьей группы также была достоверно ниже контрольных показателей.

Иная закономерность выявлена в динамике активности АОС, которая в  120-, 180-, 240-, 300-дневном возрасте животных опытных групп была достоверно выше по сравнению с показателями интактных сверстников.

Промежуточные положения по концентрации общего белка, его альбуминовой фракции, активности ПОЛ и АОС в сыворотке крови хрячков первой и третьей групп занимали их сверстники второй группы.

Выявлено, что концентрация пероксидазы подопытных животных неуклонно снижалась по мере взросления от 43,0±0,75-43,4±1,70 до 20,6±0,68-22,6±0,65 у.е., которая у хрячков второй и, особенно, третьей групп на протяжении наблюдений была ниже контрольных параметров (Р>0,05).

2.5.3. Углеводный и минеральный обмен. При анализе динамики концентрации глюкозы в крови подопытных свиней отмечено, что он постоянно повышался на протяжении экспериментов от 3,46±0,17-3,5±0,24 до 3,87±0,05-4,22±0,03 ммоль/л. Причем 300-дневные животные третьей группы, содержавшиеся при комбинированном назначении «Комбиолакса» с «Селенопираном», превосходили по данному параметру углеводного обмена контрольных сверстников на 9,0 % (Р<0,05).

Характер изменений уровня кислотной емкости в целом соответствовал динамике такового глюкозы. Так, хрячки третьей группы в 240-, 300-дневном возрасте достоверно превышали контрольных сверстников по изучаемому показателю обмена углеводов.

Иная закономерность обнаружена в динамике активности щелочной фосфатазы, которая у исследуемых животных нарастала от 60- (1,50±0,03-1,52±0,04 ммоль/ч*л) до 180-дневного (2,26±0,03-2,38±0,08) возраста с последующим уменьшением к концу опытов до 2,05±0,04-2,29±0,07 ммоль/ч*л (Р>0,05).

Отмечено, что уровень общего кальция хрячков сравниваемых групп медленно и волнообразно снижался в возрастном аспекте от 2,21±0,05-2,24±0,04 до 2,05±0,03-2,15±0,06 ммоль/л. При этом у 240-, 300-дневных животных третьей группы данный показатель минерального обмена был выше контрольных значений на 6,0-6,6 % (Р<0,05).

Концентрация неорганического фосфора в сыворотке крови подопытных свиней на протяжении исследований, наоборот, неизменно повышалась (1,34±0,03-1,37±0,03 против 1,74±0,01-1,90±0,01 ммоль/л), которая в 300-дневном возрасте животных третьей группы была достоверно выше по отношению к контрольному показателю.

Средние значения между хрячками контрольной и третьей групп по изучаемым параметрам углеводного и минерального обмена имели их сверстники второй группы (Р>0,05).

Таким образом, в биогеохимических условиях Чувашского Юго-Востока применение хрячкам или «Трепела», или «Сувара», или «Комбиолакса» сопровождалось значительным влиянием на их рост тела, иммунологический и обменный профили. При этом ростостимулирующий, иммунотропный и метаболический эффекты организма были практически равнозначными.

Применение хрячкам или «Пермамика», или «Комбиолакса», а также комбинированное назначение «Комбиолакса» с «ДАФС-25» или «Комбиолакса» с «Селенопираном» с учетом биогеохимических особенностей Чувашского Присурья оказало неравноценное воздействие на их иммуногенез и метаболизм. Причем иммунофизиологический эффект организма был рельефнее в условиях использования животным «Комбиолакса» совместно с «Селенопираном».

У 120-, 180-, 240-, 300-дневных хрячков опытных групп (периоды растительно-концентратного кормления, полового созревания, физиологического созревания) отмечены высокий уровень иммунных реакций, белкового обмена и, одновременно, пониженные параметры липидного метаболизма по отношению к контрольным показателям.

2.6. Особенности неспецифической резистентности и обмена веществ у

боровков в Чувашском Приволжье с назначением «Трепела» и «Сувара»

2.6.1. Клинико-физиологическое состояние, рост тела, клеточные и гуморальные факторы иммунитета. Живая масса боровков в условиях скармливания «Трепела» (вторая группа) и «Трепела» совместно с «Суваром» (третья группа) в течение наблюдений была выше таковой интактных сверстников. Так, у 180-, 240-, 300-дневных опытных животных превышение составило 9,1-19,0 % (Р<0,05-0,001). Следует отметить, что свиньи третьей группы в обозначенные сроки исследований достоверно превосходили по массе тела также сверстников второй группы.

Аналогичная закономерность имела место в характере изменений среднесуточного прироста живой массы.

При анализе динамики клеточных факторов естественной резистентности выявлено, что боровки второй и третьей групп, начиная соответственно с 180-дневного и 120-дневного возраста и до конца экспериментов, превосходили по количеству эритроцитов контрольные параметры на 9,7-16,9 % (Р<0,05).

Число лейкоцитов в крови исследуемых свиней неуклонно снижалось от начала опытов к их концу (14,6±1,17-15,0±0,58 против 8,9±0,15-9,5±0,15 тыс/мкл, Р>0,05).

Установлено, что активность АБОК у подопытных животных, наоборот, волнообразно нарастала в возрастном аспекте от 3,4±0,18-3,7±0,18 до 3,7±0,20-4,0±0,12 % без значительной разницы в межгрупповом разрезе (Р>0,05).

Динамика концентрации гемоглобина в целом соответствовала характеру колебаний активности АБОК, которая у боровков всех групп нарастала по мере взросления (95±2,04-98±1,47 против 102±0,75-109±0,45 г/л). При этом у 180-, 240-, 300-дневных свиней третьей группы, содержавшихся при комбинированном использовании «Трепела» с «Суваром», уровень изучаемого гуморального параметра естественного иммунитета был выше на 13,6-16,9 % (Р<0,05), чем в контроле.

Характер изменений концентрации -глобулиновой фракции общего белка у животных сравниваемых групп соответствовал динамике уровня гемоглобина. Так, боровки третьей группы в 120-, 180-, 240-, 300-дневном возрасте по данному иммунокомпетентному показателю достоверно превосходили контрольные значения.

Подобная же закономерность выявлена в характере колебаний концентрации иммуноглобулинов в сыворотке крови.

Установлено, что промежуточное положение по исследуемым клеточным и гуморальным показателям неспецифической резистентности организма между свиньями первой и третьей групп занимали их сверстники второй группы, содержавшиеся в условиях скармливания только «Трепела».

2.6.2. Белковый и липидный обмен. Анализ динамики обмена белков показал, что у подопытных животных содержание общего белка нарастало по мере взросления от 62,2±2,34-62,8±1,28 до 67,6±1,61-71,4±1,39 г/л. Причем 180-, 240-, 300-дневные боровки опытных групп заметно превышали контрольных сверстников по данному биохимическому параметру крови (Р<0,05).

Характер изменений концентрации альбуминов всецело соответствовал динамике таковой общего белка.

Активность ПОЛ в сыворотке крови исследуемых свиней заметно повышалась от 60- до 240-дневного возраста (15,10±0,35-15,64±0,32 против 24,16±0,62-25,94±0,79 mV) с последующим снижением к концу исследований до 23,15±0,85-24,23±0,96 mV без достоверной разницы в межгрупповом разрезе.

Иная закономерность выявлена в динамике активности АОС, которая у 180-, 240-, 300-дневных боровков третьей группы была значительно выше таковой у их сверстников как первой (контроль), так и второй групп.

Отмечено, что концентрация пероксидазы в крови изучаемых свиней повышалась от 60-дневного (38,0±1,38-28,8±2,82 у.е.) до 120-дневного (29,8±0,86 - 32,2±1,24) возраста с дальнейшим уменьшением к концу экспериментов (29,2±0,37-30,6±0,18 у.е.), которая у животных контрольной группы была выше таковой у их опытных сверстников (Р>0,05).

2.6.3. Углеводный и минеральный обмен. Характер колебаний уровня щелочной фосфатазы у подопытных свиней соответствовал динамике такового пероксидазы. Причем боровки контрольной группы в 240-, 300-дневном возрасте по концентрации изучаемого параметра углеводного обмена превосходили  сверстников и второй (Р>0,05), и третьей (Р<0,05) групп.

Установлено, что уровень глюкозы у изучаемых свиней медленно повышался по мере взросления от 4,48±0,18-4,51±0,18 до 4,80±0,12-5,14±0,12 ммоль/л. При этом 300-дневные животные третьей группы превосходили по данному параметру обмена углеводов контрольных сверстников на 7,1 % (Р<0,05).

Боровки третьей группы, содержавшиеся при совместном скармливании «Трепела» с «Суваром», также превосходили интактных животных по уровню кислотной емкости в кровяной сыворотке с достоверной разницей в их 180-, 240-, 300-дневном возрасте.

Средние значения по содержанию глюкозы и уровню кислотной емкости между свиньями первой и третьей групп имели сверстники второй группы в условиях применения лишь «Трепела».

Выявлено, что концентрация общего кальция у подопытных боровков волнообразно и плавно нарастала к концу экспериментов (2,6±0,08-2,7±0,06 против 2,7±0,14-3,4±0,13 ммоль/л). При этом у 120-, 180-, 240-, 300-дневных животных опытных групп превышение по отношению к контрольным показателям носило достоверный характер (Р<0,05-0,01).

Аналогичная закономерность, однако в менее выраженной форме, обнаружена при анализе характера колебаний содержания неорганического фосфора.

2.7. Особенности неспецифической резистентности

и обмена веществ у боровков в Чувашском Приволжье

с назначением «Трепела» и «Полистима»

2.7.1. Клинико-физиологическое состояние, рост тела, клеточные и гуморальные факторы иммунитета. При анализе динамики роста у исследуемых боровков выявлено, что масса тела 120-, 180-, 240-, 300-дневных животных второй и третьей групп, содержавшихся с назначением соответственно «Трепела» и «Трепела» вместе с «Полистимом», была выше на 9,7-13,5 % (Р<0,01).

Характер изменений среднесуточного прироста массы тела всецело соответствовал динамике живой массы. Так, свиньи опытных групп в 180-, 240-дневном возрасте достоверно превосходили по этому ростовому показателю контрольных сверстников.

Установлено, что число эритроцитов в крови изучаемых боровков постоянно повышалось от начала к концу экспериментов (5,31±0,52-5,56±0,32 против 6,52±0,20-7,67±0,26 млн/мкл), которое у опытных свиней было значительно больше контрольных показателей (Р<0,05), начиная соответственно с их 180- (вторая группа) и 120- (третья группа) дневного возраста и до завершения исследований.

Иная закономерность выявлена в характере изменений количества лейкоцитов, которое по мере взросления исследуемых свиней неуклонно уменьшалось от 14,5±0,30-15,1±0,63 до 9,0±0,18-9,1±0,16 тыс/мкл (Р>0,05).

Активность АБОК в крови боровков всех групп плавно и волнообразно нарастала в возрастном аспекте (3,3±0,21-3,4±0,25 против 3,7±0,10-3,9±0,25 %) без существенного различия в межгрупповом разрезе (Р>0,05).

Анализ динамики гуморальных факторов естественного иммунитета показал, что у 120-, 180-, 240-, 300-дневных животных третьей группы уровень гемоглобина был выше контрольных значений на 6,4-13,7 % (Р<0,05-0,001). Причем они в 180- и 240-дневном возрасте достоверно превосходили по данному гематологическому показателю сверстников и второй группы.

Подобная же закономерность выявлена в характере колебаний концентрации иммуноглобулинов в сыворотке крови.

Уровень -глобулинов у подопытных свиней постоянно повышался по мере взросления от 15,2±0,48-16,4±0,54 до 16,6±0,20-19,7±0,17 г/л. При этом боровки второй и третьей групп, начиная соответственно с их 180- и 120-дневного возраста и до конца опытов, достоверно превосходили по данному гуморальному показателю неспецифической резистентности контрольных сверстников.

2.7.2. Белковый и липидный обмен. Отмечено, что содержание общего белка у подопытных животных неуклонно повышалось от начала исследований к их завершению (63,6±1,45-64,7±1,35 против 66,4±0,31-71,6±0,56 г/л). Причем боровки опытных групп, начиная соответственно со 180- (вторая группа) и 120-дневного (третья группа) возраста и до конца наблюдений, по данному параметру метаболизма белков превосходили интактных сверстников на 7,7-16,1 % (Р<0,05-0,005).

Характер колебаний уровня альбуминов в кровяной сыворотке всецело соответствовал динамике концентрации общего белка.

При оценке динамики липидного профиля выявлено, что активность ПОЛ у подопытных животных по мере взросления возрастала от 11,95±0,89-12,18±0,91 до 19,26±0,63-21,0±0,46 mV. Причем у свиней опытных групп на протяжении экспериментов она по сравнению с контрольными значениями была ниже (Р>0,05), что свидетельствует об относительно низком содержании пероксидных соединений в организме.

Противоположная закономерность обнаружена в характере колебаний активности АОС, которая у боровков второй и третьей групп в 120-, 180-, 240-, 300-дневном возрасте, наоборот, была значительно выше по сравнению с таковой контрольных сверстников (Р<0,05).

Если у свиней интактной группы концентрация пероксидазы в крови по мере взросления постепенно и зигзагообразно повышалась от 28,0±2,30 до 28,2±0,97 у.е., то у их опытных сверстников, наоборот, снижалась (27,8±0,71-28,6±1,21 против 27,2±0,58-27,4±0,13 у.е.). Причем уровень данного фермента у животных второй и третьей групп во все сроки исследований был ниже, чем в контроле (Р>0,05).

2.7.3. Углеводный и минеральный обмен. Анализ динамики метаболизма углеводов показал, что закономерность изменений уровня щелочной фосфатазы у исследуемых свиней в целом соответствовала таковой пероксидазы.

Содержание глюкозы в крови боровков сравниваемых групп неизменно увеличивалось в возрастном аспекте от 4,34±0,25-4,43±0,21 до 4,85±0,10-5,16±0,19 ммоль/л. При этом животные третьей группы к концу экспериментов достоверно превышали по изучаемому показателю углеводного обмена контрольных сверстников.

Отмечено, что уровень кислотной емкости у подопытных свиней волнообразно повышался от 60-дневного (222±9,02-234±8,52) до 300-дневного (238±10,02-286±16,04 мг/%) возраста. Следует отметить, что боровки второй группы в условиях скармливания «Трепела» в 240-, 300-дневном возрасте значительно превосходили по данному биохимическому параметру крови сверстников интактной группы (Р<0,05).

Промежуточное положение по уровню кислотной емкости между свиньями первой (контроль) и второй групп занимали животные третьей группы, содержавшиеся при комбинированном назначении «Трепела» с «Полистимом».

Оценка минерального профиля у исследуемых боровков показала, что 120-, 180-, 240-, 300-дневные животные опытных групп превосходили по уровню общего кальция в кровяной сыворотке интактных сверстников на 15,6-24,2 % (Р<0,05-0,005).

Аналогичная закономерность, но в менее контрастной форме, выявлена в динамике содержания и неорганического фосфора.

2.8. Особенности неспецифической резистентности и обмена веществ у

боровков в Чувашском Центре с назначением «Трепела» и «Сувара»

2.8.1. Клинико-физиологическое состояние, рост тела, клеточные и гуморальные факторы иммунитета. Выявлено, что масса тела боровков второй и третьей групп, содержавшихся в условиях применения соответственно «Трепела» и «Трепела» в сочетании с «Суваром», на протяжении исследований была выше таковой у их интактных сверстников. Так, в их 240-, 300-дневном возрасте превышение составило 2,3-14,4 % (Р<0,05-0,001). При этом в конце экспериментов живая масса животных третьей группы была выше на 15,1 кг (Р<001), чем таковая у их сверстников второй группы.

Динамика среднесуточного прироста массы тела у свиней сравниваемых групп была аналогичной характеру колебаний их живой массы.

Установлено, что в течение экспериментов число эритроцитов в крови подопытных боровков волнообразно повышалось от 4,23±0,10-4,43±0,10 до 5,01±0,03-5,66±0,05 млн/мкл. Причем 120-, 180-, 240-, 300-дневные свиньи опытных групп превосходили по данному клеточному фактору естественной резистентности контрольные значения на 4,2-17,3 % (Р<0,005-0,001).

Количество лейкоцитов, наоборот, волнообразно снижалось от начала опытов к их концу (18,5±0,20-19,0±0,40 против 17,9±0,08-18,5±0,10 тыс/мкл; Р>0,05).

Процент АБОК у боровков исследуемых групп зигзагообразно колебался в возрастном аспекте от 2,65±0,19-2,81±0,32 до 2,69±0,03-2,76±0,04 без достоверного различия в нем на протяжении экспериментов.

Анализ динамики состояния гуморального иммунитета организма показал, что животные второй и третьей групп в 180-, 240-, 300-дневном возрасте превосходили интактных сверстников по концентрации гемоглобина на 4,8-9,5 % (Р<0,05-0,01).

Уровень -глобулиновой фракции общего белка у животных сравниваемых групп неуклонно повышался в возрастном аспекте от 13,8±0,70-14,0±0,70 до 15,7±0,28-17,5±0,28 г/л. Следует отметить, что 240-, 300-дневные боровки третьей группы достоверно превосходили по данному иммунокомпетентному фактору сверстников второй и, особенно, контрольной групп.

Установлено, что уровень иммуноглобулинов в сыворотке крови подопытных свиней постоянно нарастал по мере их взросления (14,1±0,10-14,4±0,10 против 19,2±0,38-22,3±0,54 мг/мл). При этом 120-, 180-, 240-, 300-дневные животные второй и третьей групп превосходили контрольные значения на 9,6-16,2 % (Р<0,05-0,001).

2.8.2. Белковый и липидный обмен. Изучение характера изменений белкового обмена показало, что уровень общего белка  у боровков исследуемых групп заметно нарастал от 60- до 240-дневного возраста (62,10±1,83-63,50±2,24 против 65,70±0,50-70,60±1,18 г/л) с дальнейшим уменьшением к концу опытов до 65,60±0,41-70,10±0,91 г/л. При этом его концентрация у 240-, 300-дневных животных третьей группы в условиях комбинированного использования «Трепела» с «Суваром» была достоверно выше таковой у сверстников второй и, особенно, контрольной групп.

Аналогичная закономерность обнаружена в характере изменений уровня альбуминов.

Активность ПОЛ животных первой (контрольной) и второй групп по мере их взросления зигзагообразно снижалась от 5,87±0,36-5,90±0,39 до 5,29±0,05-5,32±0,05 mV. В то же время у их сверстников третьей группы она волнообразно повышалась от начала к концу экспериментов (5,87±0,32 против 6,06±0,03 mV). Причем у 240-, 300-дневных боровков интактной и второй групп имело место превышение изучаемого показателя липидного обмена по отношению к таковому у их сверстников третьей группы на 16,4-22,8 % (Р<0,001).

Противоположная закономерность обнаружена в характере колебаний активности АОС в сыворотке крови, которая у 180-, 240-, 300-дневных животных третьей группы была достоверно выше аналогичных значений у их сверстников и контрольной, и второй групп.

Отмечено, что уровень пероксидазы в крови подопытных боровков уменьшался от 60- до 240-дневного возраста (42,0±1,25-42,6±1,00 против 21,2±0,65-23,4±0,70 у.е.) с тенденцией к повышению до их 300-дневного возраста (22,8±0,90-25,4±0,70). При этом свиньи интактной группы к концу экспериментов значительно превосходили по изучаемому фактору липидного профиля сверстников как второй, так и третьей групп (Р<0,05).

2.8.3. Углеводный и минеральный обмен. У животных сравниваемых групп выявлена иная закономерность в динамике активности щелочной фосфатазы, которая от их 60- до 120-дневного возраста заметно нарастала (1,44±0,02-1,49±0,04 против 2,28±0,15-2,40±0,06 ммоль/ч*л). При этом у 300-дневных боровков второй и третьей групп изучаемый показатель углеводного обмена был ниже контрольных значений соответственно на 3,7 % (Р>0,05) и 8,8 % (Р<0,05).

Анализ динамики концентрации глюкозы в крови показал, что 120-, 180-, 240-, 300-дневные свиньи третьей группы превосходили интактных сверстников на 1,5-5,6 %. Причем в конце исследований превышение носило достоверный характер.

Установлено, что 120-, 180-, 240-, 300-дневные животные третьей группы, содержавшиеся при назначении «Трепела» совместно с «Суваром», превосходили контрольные значения также по уровню кислотной емкости в сыворотке крови на 12,7-18,2 % (Р<0,05-0,001).

Промежуточное положение по уровню глюкозы, кислотной емкости и щелочной фосфатазы между боровками контрольной и третьей групп занимали сверстники второй группы в условиях скармливания только «Трепела».

Выявлено, что колебания концентрации общего кальция у исследуемых боровков в течение экспериментов носили волнообразный характер (2,23±0,06-2,27±0,04 против 2,12±0,03-2,25±0,02 ммоль/л), которая у 240-, 300-дневных животных третьей группы была больше по отношению к контрольным параметрам на 6,0-7,1 % (Р<0,01).

Динамика уровня неорганического фосфора в сыворотке крови свиней сравниваемых групп в целом соответствовала характеру колебаний концентрации общего кальция. При этом 240-, 300-дневные боровки как второй, так и третьей групп достоверно превосходили по уровню изучаемого показателя минерального обмена интактных сверстников.

2.9. Особенности неспецифической резистентности и обмена веществ

у боровков в Чувашском Центре с назначением

«Трепела», «Сувара», «Полистима»

2.9.1. Клинико-физиологическое состояние, рост тела, клеточные и гуморальные факторы иммунитета. Изучение динамики роста у подопытных боровков показало, что масса тела животных второй и третьей групп в условиях комбинированного назначения соответственно «Трепела» с «Суваром» и «Трепела» с «Полистимом» на протяжении наблюдений была значительно выше контрольных значений. Так, в их 120-, 180-, 240-, 300-дневном возрасте превышение составило 1,2-32,8 кг (Р<0,05-0,001). Следует отметить, что разница в изучаемом ростовом параметре у свиней опытных групп в обозначенные сроки исследований была достоверной в пользу сверстников второй группы.

Аналогичная закономерность выявлена в характере колебаний среднесуточного прироста живой массы.

Количество эритроцитов в крови подопытных боровков неуклонно повышалось по мере взросления от 5,18±0,05-5,23±0,06 до 5,39±0,08-5,47±0,07 млн/мкл (Р>0,05).

Иная закономерность выявлена в динамике числа лейкоцитов, которое у исследуемых животных, наоборот, плавно снижалось от начала опытов к их концу (21,6±0,29-21,9±0,34 против 19,7±0,15-20,0±0,14 тыс/мкл) без достоверной разницы во все сроки наблюдений.

Динамика активности АБОК всецело соответствовала характеру колебаний количества эритроцитов (Р>0,05).

При анализе динамики состояния гуморального иммунитета организма отмечено, что 120-, 180-, 240-, 300-дневные боровки второй и третьей групп превосходили контрольных сверстников по концентрации гемоглобина на 1,9-6,8 % (Р<0,05-0,001).

Характер изменений уровня -глобулинов в основном соответствовал динамике такового гемоглобина.

Концентрация иммуноглобулинов в сыворотке крови подопытных свиней повышалась по мере взросления от 13,8±0,13-14,6±0,10 до 16,7±0,21-19,1±0,23 мг/мл, которая у 120-, 180-, 240-, 300-дневных боровков опытных групп достоверно превышала контрольные показатели. Следует отметить, что по данному гуморальному фактору естественной резистентности 180-, 240-, 300-дневные животные третьей группы, содержавшиеся при комбинированном назначении «Трепела» с «Полистимом», достоверно превосходили сверстников второй группы в условиях совместного применения «Трепела» с «Суваром».

2.9.2. Белковый и липидный обмен. Изучение особенностей метаболизма белков показало, что уровень общего белка у исследуемых боровков нарастал от начала к концу опытов (58,2±0,30-58,6±0,58 против 62,6±0,90-66,3±1,18 г/л). При этом у 180-, 240-, 300-дневных свиней второй группы и у 300-дневных боровков третьей группы отмечено его достоверное превышение по отношению к контрольным значениям.

Аналогичная закономерность обнаружена в динамике концентрации альбуминовой фракции общего белка.

Активность ПОЛ у животных всех групп повышалась от их 60- до 120-дневного возраста (5,95±0,10-6,09±0,24 против 6,74±0,23-6,99±0,12 mV) с последующим понижением к концу экспериментов до 4,73±0,25-5,25±0,11 mV. При этом у 120-, 180-, 240-, 300-дневных боровков второй группы значения изучаемого параметра липидного профиля были ниже таковых у их сверстников контрольной и третьей групп на 8,2-11,5 % (Р<0,05-0,005).

Иная закономерность выявлена в характере изменений активности АОС, которая у животных сравниваемых групп плавно уменьшалась в процессе их роста от 2,76±0,08-2,90±0,12 до 2,32±0,04-2,53±0,04 mV/с. При этом у 120-, 180-, 240-, 300-дневных боровков второй группы и у 300-дневных свиней третьей группы превышение изучаемого показателя по отношению к контрольным значениям было достоверным.

Выявлено, что уровень пероксидазы в крови подопытных животных неуклонно снижался в возрастном аспекте от 43,0±0,75-43,4±1,70 до 20,6±0,68-22,6±0,95 у.е., который во все сроки исследований у боровков второй и третьей групп был ниже, чем в контроле (Р>0,05).

2.9.3. Углеводный и минеральный обмен. Оценка характера изменений углеводного обмена показала, что концентрация щелочной фосфатазы в сыворотке крови боровков сравниваемых групп значительно нарастала от 60-дневного (1,50±0,03-1,52±0,04 ммоль/ч*л) до 120-дневного (2,29±0,03-2,38±0,05) возраста с дальнейшим плавным снижением к концу экспериментов до 2,22±0,02-2,29±0,07 ммоль/ч*л, которая во все сроки исследований была ниже у животных опытных групп (Р>0,05).

Иная закономерность обнаружена в динамике концентрации глюкозы у подопытных боровков, которая постоянно увеличивалась по мере роста организма от 4,68±0,17-4,71±0,18 до 4,97±0,05-5,27±0,03 ммоль/л. Причем свиньи третьей группы в их 240-, 300-дневном возрасте достоверно превосходили контрольные параметры.

Иная закономерность обнаружена в динамике уровня кислотной емкости, который у 180-, 240-, 300-дневных животных второй группы превышал таковой контрольных сверстников на 12,7-16,7 % (Р<0,05).

Характер изменений содержания общего кальция в сыворотке крови в целом соответствовал динамике такового кислотной емкости. Так, у 180-, 240-, 300-дневных боровков второй группы уровень данного показателя минерального обмена был достоверно выше контрольных показателей.

Уровень неорганического фосфора, наоборот, волнообразно повышался по мере взросления исследуемых животных от 1,34±0,03-1,37±0,03 до 1,74±0,01-1,82±0,01 ммоль/л (Р>0,05).

2.10. Особенности неспецифической резистентности и обмена веществ

у боровков в Ядринском Засурье Чувашии

с назначением «Трепела» и «Сувара»

2.10.1. Клинико-физиологическое состояние, рост тела, клеточные и гуморальные факторы иммунитета. Анализ динамики роста у исследуемых животных показал, что масса тела боровков опытных групп на протяжении экспериментов была выше таковой у сверстников контрольной группы. Так, начиная с их 180-дневного (вторая группа) и 120-дневного (третья группа) возраста и до конца наблюдений превосходство составило 13,2-34,7 % (Р<0,05-0,001). Следует отметить, что 180-, 240-, 300-дневные свиньи третьей группы, содержавшиеся при комбинированном скармливании «Трепела» с «Суваром», превышали по изучаемому ростовому параметру сверстников второй группы в условиях применения только «Трепела» на 9,0-17,7 кг (Р<0,005).

Характер колебаний среднесуточного прироста массы тела всецело соответствовал динамике живой массы.

Если число эритроцитов в крови по мере взросления боровков интактной группы волнообразно увеличивалось от 5,99±0,09 до 6,63±0,11 млн/мкл, то у их сверстников опытных групп оно повышалось от 60- до 240-дневного возраста (5,98±0,10-6,02±0,10 против 7,01±0,16-7,22±0,17) с последующим снижением к концу экспериментов до 6,97±0,16-7,11±0,12 млн/мкл. При этом животные третьей группы в 120-, 180-, 240-, 300-дневном возрасте превышали по исследуемому клеточному фактору естественного иммунитета контрольных сверстников на 5,4-8,6 % (Р<0,05-0,005).

Отмечено, что если количество лейкоцитов по мере взросления подопытных свиней волнообразно снижалось от начала к концу исследований (20,4±0,08-20,6±0,24 против 17,3±0,91-19,7±0,69 тыс/мкл), то процент АБОК, наоборот, нарастал от 3,6±0,07-3,6±0,09 до 3,9±0,20-4,1±0,05 (Р>0,05).

Оценка динамики гуморальных факторов неспецифической резистентности организма показала, что закономерность характера изменений концентрации гемоглобина в крови животных сравниваемых групп соответствовала таковой числа эритроцитов. Так, 120-, 180-, 240-, 300-дневные свиньи третьей группы в условиях применения «Трепела» совместно с «Суваром» достоверно превосходили по изучаемому параметру интактных сверстников.

Характер изменений уровня -глобулиновой фракции общего белка в целом соответствовал динамике такового гемоглобина.

Отмечено, что концентрация иммуноглобулинов у изучаемых боровков неизменно нарастала в возрастном аспекте от 11,6±0,27-11,7±0,43 до 27,0±0,13-21,7±0,05 мг/мл. При этом 300-дневные свиньи третьей группы достоверно превосходили по данному иммунокомпетентному фактору сверстников и контрольной, и второй групп.

Следует отметить, что животные второй группы, содержавшиеся при скармливании «Трепела», по числу эритроцитов, уровню гемоглобина, -глобулинов и иммуноглобулинов занимали промежуточное положение между сверстниками третьей и первой групп (Р>0,05).

2.10.2. Белковый и липидный обмен. Выявлено, что концентрация общего белка у боровков контрольной и второй групп заметно повышалась от 60- до 240-дневного возраста (55,10±1,05-55,10±1,43 против 72,36±1,36-76,10±0,45 г/л) с дальнейшим снижением к концу опытов до 71,94±1,63-73,66±0,75 г/л. В то же время у животных третьей группы уровень этого параметра метаболизма  белков неизменно нарастал от 55,70±1,28 до 76,46±0,93 г/л, который в их 180-, 240-, 300-дневном возрасте был достоверно выше контрольных значений.

Концентрация альбуминов в сыворотке крови исследуемых свиней волнообразно увеличивалась по мере их взросления от 26,5±0,94-26,9±0,89 до 30,9±1,25-32,4±0,18 г/л. Причем у 240-, 300-дневных боровков третьей группы данный показатель обменного профиля превышал контрольные значения на 7,0-9,1 % (Р<0,05).

Анализ характера колебаний уровня обмена липидов показал, что активность ПОЛ у 120-, 180- и 300-дневных животных третьей группы была ниже, чем таковая у их сверстников второй и, особенно, контрольной групп соответственно на 18,0-29,7 % и 21,0-40,8 % (Р<0,05-0,001).

Иная закономерность выявлена в динамике активности АОС, которая у свиней третьей группы в 120-, 180-, 240-, 300-дневном возрасте достоверно превышала значения сверстников и первой, и второй групп.

Отмечено, что концентрация пероксидазы у боровков сравниваемых групп в течение наблюдений волнообразно повышалась от 25,2±0,14-25,6±0,87 до 26,6±1,45-29,2±1,40 у.е., которая у 300-дневных животных третьей группы была ниже контрольного значения на 8,9 % (Р<0,05).

2.10.3. Углеводный и минеральный обмен. Концентрация глюкозы в крови исследуемых свиней постепенно нарастала от начала к концу опытов (4,59±0,08-4,62±0,09 против 4,81±0,05-5,06±0,20 ммоль/л). Следует отметить, что боровки второй и третьей групп в возрасте соответственно 300 и 240, 300 дней достоверно превосходили контрольных сверстников по данному показателю обмена углеводов.

Уровень кислотной емкости у изучаемых животных повышался от 60-дневного (272±26,06-280±10,02 мг/%) до 120-дневного (350±7,52-364±18,02) возраста с последующим зигзагообразным снижением к концу экспериментов до 224±4,01-308±6,01 мг/%. При этом 240-, 300-дневные свиньи опытных групп достоверно превышали контрольные параметры.

Иная закономерность отмечена в динамике концентрации щелочной фосфатазы, которая у изучаемых животных в возрастном аспекте неуклонно снижалась от 2,7±0,05-2,7±0,11 до 1,0±0,12-1,5±0,15 ммоль/ч*л. Причем 240-, 300-дневные боровки интактной группы достоверно превосходили по изучаемому параметру метаболизма углеводов сверстников третьей группы. Средние значения по уровню щелочной фосфатазы имели свиньи второй группы в условиях скармливания «Трепела».

Установлено, что концентрация общего кальция у исследуемых боровков на протяжении экспериментов колебалась в относительно узком диапазоне от 2,43±0,03-2,47±0,04 до 2,41±0,06-2,50±0,11 ммоль/л (Р>0,05).

Противоположная закономерность выявлена в динамике уровня неорганического фосфора в сыворотке крови, который у подопытных животных неуклонно снижался по мере их взросления от 2,78±0,04-2,82±0,04 до 1,67±0,08-2,10±0,02 ммоль/л. При этом 180-, 240-, 300-дневные свиньи третьей группы значительно превышали параметры изучаемого минерального обмена у их интактных сверстников (Р<0,05).

2.11. Особенности неспецифической резистентности и обмена веществ у боровков в Ядринском Засурье Чувашии

с назначением «Трепела», «Сувара» и «Полистима»

2.11.1. Клинико-физиологическое состояние, рост тела, клеточные и гуморальные факторы иммунитета. Отмечено, что масса тела животных второй и третьей групп, содержавшихся с комбинированным назначением «Трепела» соответственно с «Суваром» или «Полистимом», в ходе исследований была значительно выше по сравнению с таковой у сверстников интактной группы. Так, в их 120-, 180-, 240-, 300-дневном возрасте превышение составило 2,5-23,3 кг (Р<0,001). В то же время разница в изучаемом ростовом показателе у боровков опытных групп на протяжении экспериментов была недостоверной.

Динамика среднесуточного прироста живой массы всецело соответствовала характеру изменений массы тела.

Количество эритроцитов в крови исследуемых животных неуклонно увеличивалось от 60- до 240-дневного возраста (3,26±0,10-3,48±0,21 против 5,44±0,14-6,37±0,20 млн/мкл) с дальнейшим снижением к концу опытов до 5,07±0,04-6,31±0,11 млн/мкл. При этом 120-, 180-, 240-, 300-дневные опытные боровки превосходили по данному клеточному фактору естественного иммунитета контрольных сверстников на 8,6-22,1 % (Р<0,05-0,001).

Другая закономерность обнаружена в характере колебаний числа лейкоцитов, которое у подопытных животных волнообразно снижалось в связи с их взрослением от 20,7±1,23-21,1±0,27 до 17,8±0,42-18,8±0,17 тыс/мкл (Р>0,05).

Активность АБОК у исследуемых свиней нарастала от 60- (3,1±0,05-3,5±0,21 %) до 120-дневного (4,4±0,17-4,7±0,09) возраста с дальнейшим снижением к концу наблюдений (4,1±0,04-4,2±0,06 %). Различие в ней между животными сопоставляемых групп в процессе опытов было недостоверным.

Изучение динамики уровня гемоглобина в крови изучаемых свиней показало, что она в основном соответствовала характеру изменений количества эритроцитов.

Отмечено, что концентрация -глобулинов в сыворотке крови подопытных боровков волнообразно нарастала по мере их взросления от 19,2±1,05-20,0±0,20 до 20,0±0,23-21,4±0,47 г/л. При этом у опытных животных, начиная соответственно с их 240-дневного (вторая группа) и 120-дневного (третья группа) возраста и до конца наблюдений, превосходство по отношению к контрольным показателям составило 8,3-9,6 % (Р<0,05-0,001).

Уровень иммуноглобулинов неуклонно повышался в возрастном аспекте подопытных боровков (7,8±0,10-8,1±0,09 против 11,3±0,31-12,6±0,04 г/л). Причем 180-, 240-, 300-дневные свиньи опытных групп превышали по изучаемому фактору гуморального иммунитета контрольных сверстников на 9,3-14,7 % (Р<0,05-0,01).

2.11.2. Белковый и липидный обмен. Установлено, что уровень общего белка у боровков сравниваемых групп волнообразно нарастал от начала (59,8±1,31-60,9±0,42) к концу (62,6±0,53-67,5±0,52 г/л) опытов. При этом свиньи второй и третьей групп, содержавшиеся в условиях комбинированного применения «Трепела» с «Суваром» или «Трепела» с «Полистимом», в их соответственно 300-дневном и 120-, 180-, 240-, 300-дневном возрасте достоверно превышали контрольные параметры. Кроме того, концентрация общего белка у 300-дневных животных третьей группы была выше, чем таковая у их сверстников второй группы на 5,2 % (Р<0,05).

Аналогичная закономерность, однако в менее выраженной форме, выявлена в характере изменений уровня альбуминов.

У боровков изучаемых групп активность ПОЛ повышалась от 60- до 240-дневного возраста (4,45±0,09-4,61±0,05 против 7,66±0,52-8,94±0,30 mV) с дальнейшим понижением к концу экспериментов до 6,93±0,17-7,50±0,22 mV. Причем у 240-, 300-дневных животных опытных групп она была значительно ниже контрольных значений (Р<0,05).

Активность АОС у исследуемых боровков в процессе экспериментов заметно повышалась от 60- до 240-дневного возраста (1,67±0,05-1,77±0,07 против 3,05±0,38-4,23±0,20 mV/с) с дальнейшим понижением до 2,25±0,08-3,40±0,17 mV/с. Следует отметить, что 180-, 240-, 300-дневные свиньи опытных групп достоверно превосходили по данному параметру липидного обмена интактных сверстников. Кроме того, у 240- и 300-дневных животных второй группы, содержавшихся при комбинированном скармливании «Трепела» с «Суваром», превышение сверстников третьей группы в условиях сочетанного применения «Трепела» с «Полистимом» составило 5,9-19,1 % (Р<0,05).

Отмечено, что у животных контрольной группы во все сроки исследований, за исключением 60-дневного возраста, концентрация пероксидазы была выше по сравнению с таковой у их сверстников третьей (Р>0,05) и второй (Р<0,05-0,005) групп.

2.11.3. Углеводный и минеральный обмен. При изучении особенностей метаболизма углеводов выявлено, что уровень глюкозы в крови исследуемых свиней постепенно повышался по мере взросления от 4,31±0,05-4,35±0,21 до 4,74±0,04-4,99±0,06 ммоль/л, который у 300-дневных боровков опытных групп был выше контрольных значений на 4,9-5,0 % (Р<0,01).

Если уровень кислотной емкости у животных первой группы в возрастном аспекте волнообразно снижался от 248±9,02 до 254±8,02-213±13,03 мг/%, то у их сверстников опытных групп он, напротив, повышался от 242±6,01-248±9,09 до 254±8,02-264±8,62 мг/%. При этом боровки второй и третьей групп, начиная соответственно со 120- и 240-дневного возраста и до конца наблюдений, достоверно превышали контрольные показатели.

Активность щелочной фосфатазы у животных контрольной группы во все сроки исследований была выше, чем таковая у их опытных сверстников, с существенной разницей в 300-дневном возрасте (Р<0,05).

Выявлено, что концентрация общего кальция в сыворотке крови исследуемых боровков волнообразно изменялась с тенденцией к снижению от начала до завершения опытов (2,32±0,12-2,35±0,38 против 2,06±0,29-2,35±0,04 ммоль/л). Причем 300-дневные свиньи второй и третьей групп достоверно превосходили контрольные значения.

Аналогичная закономерность, но более рельефно, обнаружена в характере колебаний уровня неорганического фосфора.

2.12. Особенности неспецифической резистентности и обмена веществ

у боровков в Алатырском Засурье Чувашии

с назначением «Трепела» и «Комбиолакса»

2.12.1. Клинико-физиологическое состояние, рост тела, клеточные и гуморальные факторы иммунитета. При оценке характера изменений роста у исследуемых животных выявлено, что масса тела боровков второй и третьей групп, содержавшихся в условиях скармливания соответственно «Трепела» и «Комбиолакса», на протяжении экспериментов была достоверно выше по сравнению с таковой у интактных сверстников. Так, к концу наблюдений превышение по живой массе составило 39,2 и 31,7 кг (Р<0,005).

Следует отметить, что 300-дневные свиньи второй группы превосходили по массе тела сверстников третьей группы на 4,9 % (Р<0,05).

Динамика среднесуточного прироста живой массы у животных сравниваемых групп была аналогичной характеру колебаний их массы тела.

Анализ динамики состояния клеточного иммунитета организма показал, что число эритроцитов у исследуемых боровков неизменно повышалось по мере взросления от 5,97±0,04-6,04±0,04 до 6,60±0,17-7,20±0,25 млн/мкл. При этом 120-, 180-, 240-, 300-дневные опытные животные превосходили контрольные значения на 3,8-8,3 % (Р<0,05).

Количество лейкоцитов в крови подопытных свиней, наоборот, волнообразно снижалось от начала к концу исследований (19,1±0,45-19,6±0,27 против 18,0±0,11-18,3±0,20 тыс/мкл; Р>0,05).

Отмечено, что у изучаемых боровков активность АБОК нарастала от 60-дневного (3,4±0,07-3,6±0,12 %) до 180-дневного (4,3±0,09-4,9±0,07) возраста с тенденцией дальнейшего снижения к концу опытов до 4,0±0,65-4,4±0,10 % без достоверной разницы в межгрупповом разрезе.

При оценке характера изменений показателей гуморального иммунитета обнаружено, что у 120-, 180-, 240-, 300-дневных свиней опытных групп имело место превышение концентрации гемоглобина в крови по отношению к таковой у их интактных сверстников на 8,3-15,2 % (Р<0,05-0,005).

Закономерность характера изменений уровня -глобулинов и иммуноглобулинов у исследуемых боровков в целом соответствовала таковой концентрации гемоглобина. Так, 120-, 180-, 240-, 300-дневные животные второй и третьей групп, содержавшиеся с применением соответственно «Трепела» и «Комбиолакса», достоверно превышали контрольные значения.

На протяжении исследований свиньи второй группы по числу эритроцитов, уровню гемоглобина в крови, концентрации - и иммуноглобулинов в ее сыворотке несколько превышали таковые животных третьей группы (Р>0,05).

2.2.12. Белковый и липидный обмен. Концентрация общего белка в сыворотке крови изучаемых боровков неуклонно нарастала в возрастном аспекте от 55,2±0,21-55,6±0,17 до 62,2±0,07-70,4±0,21 г/л. Причем 120-, 180-, 240-, 300-дневные животные опытных групп превосходили контрольных сверстников по изучаемому параметру на 4,7-11,6 % (Р<0,05).

Содержание альбуминовой фракции общего белка у подопытных свиней волнообразно нарастало от начала к концу исследований (26,1±0,32-26,4±0,35 против 30,0±0,32-31,4±0,13 г/л). Причем 240-, 300-дневные (вторая группа) и 300-дневные (третья группа) опытные боровки достоверно превосходили контрольные показатели.

При анализе динамики уровня липидного обмена установлено, что в течение исследований у свиней второй и третьей групп активность ПОЛ была ниже таковой у их контрольных сверстников, различие в которой в 240-, 300-дневном возрасте имело достоверный характер.

Иная закономерность обнаружена в характере изменений активности АОС. Так, 120-, 180-, 240-, 300-дневные животные второй и третьей групп, наоборот, превышали контрольные значения на 15,6-28,5 % (Р<0,05).

Установлено, что концентрация пероксидазы в крови исследуемых свиней повышалась от 60- до 180-дневного возраста (25,2±0,21-25,6±0,21 против 26,9±0,48-29,0±0,39 у.е.) с дальнейшим уменьшением к концу экспериментов до 24,0±0,20-27,2±0,80 у.е. Причем у 240-, 300-дневных боровков контрольной группы активность данного параметра метаболизма липидов была достоверно выше, чем таковая у их сверстников опытных групп. Этот факт свидетельствует о состоянии меньшей тревожности организма последних.

2.12.3. Углеводный и минеральный обмен. Анализ динамики углеводного обмена показал, что у свиней изучаемых групп концентрация глюкозы постепенно нарастала в связи с их взрослением от 4,37±0,07-4,45±0,12 до 4,84±0,65-4,97±0,06 ммоль/л без достоверной разницы на всем протяжении экспериментов.

В то же время уровень кислотной емкости в сыворотке крови исследуемых боровков волнообразно нарастал по мере их взросления (284±2,63-290±1,50 против 331±3,43-373±2,63 мл/%). При этом у 300-дневных свиней второй и третьей групп имело место достоверное превышение контрольных значений.

Противоположная закономерность выявлена в характере колебаний активности щелочной фосфатазы, которая у 240-, 300-дневных опытных боровков, напротив, была значительно ниже контрольных параметров (Р<0,05).

Отмечено, что концентрация общего кальция в сыворотке крови исследуемых животных зигзагообразно изменялась в ходе экспериментов и находилась в относительно узком диапазоне колебаний физиологической нормы (2,40±0,01-2,47±0,02 - 2,76±0,02-2,87±0,02 ммоль/л) с достоверным ее преобладанием у 300-дневных свиней второй и третьей групп.

Аналогичная закономерность, но в более контрастном виде, выявлена в динамике уровня неорганического фосфора. Так, 180-, 240-, 300-дневные животные опытных групп достоверно превосходили по изучаемому показателю минерального обмена контрольных сверстников.

2.13. Особенности неспецифической резистентности и обмена веществ

у боровков в Алатырском Засурье Чувашии

с назначением «Трепела» и «Трепела» вместе с «Комбиолаксом»

2.13.1. Клинико-физиологическое состояние, рост тела, клеточные и гуморальные факторы иммунитета. Установлено, что на протяжении ХII серии исследований масса тела боровков второй и третьей групп, содержавшихся с назначением соответственно «Трепела» и «Трепела» с «Комбиолаксом», была значительно выше таковой у интактных сверстников. Так, в их 120-, 180-, 240-, 300-дневном возрасте превышение ростовых параметров у сверстников контрольной группы составило 17,2-28,4 % (Р<0,005). В то же время различие в изучаемом показателе у животных опытных групп было недостоверным.

Характер изменений среднесуточного прироста живой массы всецело соответствовал динамике массы тела.

Аналогичная закономерность у подопытных свиней обнаружена в характере колебаний числа эритроцитов. Так, 120-, 180-, 240-, 300-дневные животные второй и третьей групп превосходили контрольные параметры на 4,7-8,0 % (Р<0,05).

Иная закономерность выявлена в динамике количества лейкоцитов в крови, которое у исследуемых боровков снижалось от начала экспериментов к их концу (19,2±0,36-19,5±0,33 против 18,0±0,09-18,3±0,12 тыс/мкл; Р>0,05).

Установлено, что активность АБОК у свиней сопоставляемых групп заметно нарастала от 60- (3,4±0,13-3,5±0,09 %) до 180-дневного (4,4±0,12-4,7±0,05) возраста с дальнейшим медленным понижением к концу опытов до 3,9±0,35-4,2±0,03 % (Р>0,05).

Динамика концентрации гемоглобина в основном соответствовала характеру изменения числа эритроцитов. Так, у 120-, 180-, 240-, 300-дневных животных опытных групп превышение по изучаемому гуморальному фактору неспецифической резистентности организма составило 8,9-19,5 % (Р<0,05).

Анализ динамики состояния гуморального иммунитета показал, что уровень -глобулиновой фракции общего белка в сыворотке крови исследуемых боровков повышался в возрастном аспекте (9,9±0,27-10,4±0,25 против 13,9±0,40-17,0±0,49 г/л). При этом 120-, 180-, 240-, 300-дневные свиньи второй и третьей групп достоверно превосходили контрольные значения.

Аналогичная закономерность выявлена в характере колебаний концентрации иммуноглобулинов.

2.13.2. Белковый и липидный обмен. При анализе динамики метаболизма белков отмечено, что уровень общего белка у изучаемых боровков по мере взросления нарастал от 56,2±0,17-56,3±0,15 до 66,6±0,11-74,1±0,15 г/л, который у 120-, 180-, 240-, 300-дневных опытных свиней превышал контрольные показатели на 6,9-10,8 % (Р<0,05). В то же время концентрация альбуминов в сыворотке крови исследуемых боровков волнообразно усиливалась по мере их взросления от 26,3±0,26-26,6±0,29 до 31,1±0,25-32,2±0,27 г/л. При этом у 240-, 300-дневных свиней второй и третьей групп имело место достоверное превышение изучаемого показателя белкового обмена по отношению к контрольным значениям.

Установлено, что активность ПОЛ животных всех групп повышалась от 60- до 300-дневного возраста (6,28±0,04-6,32±0,03 против 7,95±0,29-8,31±0,25 mV). Следует отметить, что 180-, 240-, 300-дневные боровки контрольной группы достоверно превосходили по данному показателю липидного обмена сверстников опытных групп.

Иная закономерность выявлена в характере изменений активности АОС, которая в 120-, 180-, 240-, 300-дневном возрасте свиней опытных групп, наоборот, была выше по сравнению с контрольными параметрами на 15,9-22,9 % (Р<0,05).

Отмечено, что уровень пероксидазы в крови исследуемых животных постепенно повышался от 60- до 180-дневного возраста (25,2±0,18-25,5±0,18 против 27,2±0,75-28,9±0,26 у.е.) с тенденцией дальнейшего снижения к концу наблюдений до 25,3±0,09-26,9±0,15 у.е. Причем 240-, 300-дневные свиньи интактной группы значительно превосходили по данному показателю обмена липидов сверстников опытных групп (Р<0,05).

2.13.3. Углеводный и минеральный обмен. Установлено, что концентрация глюкозы подопытных боровков медленно нарастала в возрастном аспекте от 4,26±0,15-4,30±0,13 до 4,53±0,35-4,73±0,04 ммоль/л. При этом животные второй и третьей групп в 300-дневном возрасте достоверно превышали контрольных сверстников по изучаемому показателю метаболизма углеводов.

Уровень кислотной емкости у свиней сравниваемых групп волнообразно нарастал в связи с взрослением от 284±1,56-286±1,23 до 299±5,43-323±0,97 мг/%. При этом 240-, 300-дневные опытные животные превышали контрольные значения на 2,4-11,2 % (Р<0,05).

Иная закономерность выявлена в характере колебаний концентрации щелочной фосфатазы, которая неуклонно понижалась по мере взросления подопытных боровков от 2,3±0,18-2,5±0,11 до 1,3±0,11-1,8±0,47 ммоль/ч*л. Следует указать, что уровень изучаемого фермента у 300-дневных (вторая группа) и 240-, 300-дневных (третья группа) опытных свиней была достоверно ниже такового в контроле.

Концентрация общего кальция у подопытных боровков медленно нарастала от 60- до 240-дневного возраста (2,42±0,01-2,45±0,02 против 2,78±0,04-2,81±0,06 ммоль/л), а затем плавно снижалась к концу исследований до 2,47±0,24-2,70±0,17 ммоль/л. Причем 300-дневные животные третьей группы, содержавшиеся в условиях комплексного применения «Трепела» с «Комбиолаксом», превосходили интактных сверстников по изучаемому параметру минерального обмена на 8,5 % (Р<0,05).

Аналогичная закономерность, однако в более контрастной форме, обнаружена в характере колебаний уровня неорганического фосфора. Так, 240-, 300-дневные (вторая группа) и 120-, 180-, 240-, 300-дневные (третья группа) боровки достоверно превышали изучаемые контрольные значения.

Таким образом, установлено корригирующее воздействие «Трепела», «Сувара», «Полистима», «Комбиолакса» на интенсивность ростовых, иммунологических и метаболических процессов в организме боровков.

Физиологически обоснованное сочетанное назначение животным «Трепела» с «Суваром» или «Трепела» с «Полистимом» с учетом биогеохимической специфичности Ядринского Засурья, Приволжья, Центра, а также скармливание «Трепела» в биогеохимических условиях Алатырского Засурья Чувашии сопровождалось выраженными морфофизиологическими эффектами организма по сравнению с таковыми у контрольных боровков.

Выявлено, что 240-, 300-дневные опытные боровки (периоды половой и физиологической зрелости) имели высокие показатели иммунитета, обмена липидов и, параллельно, пониженный уровень метаболизма белков в сравнении с контрольными значениями.

2.14. Корреляционный анализ физиологических процессов продуктивных животных, содержащихся в биогеохимических провинциях Чувашской Республики с использованием испытуемых иммунокорректоров

В I-II и V-VI сериях опытов (Юго-Восток, Приволжье Чувашии) корреляционный анализ физиологических процессов у хрячков и боровков сравниваемых групп проводили по ростовым, иммунологическим и обменным параметрам (масса тела, число эритроцитов, концентрация гемоглобина, активность АБОК в крови, уровень общего белка, альбуминов, -глобулинов, кислотной емкости и общего кальция в ее сыворотке); в III-IV и VII-XII сериях (Присурье, Центр, Ядринское Засурье, Алатырское Засурье республики) – по массе тела, количеству эритроцитов, концентрации гемоглобина и пероксидазы в крови, уровню общего белка, -глобулинов, щелочной фосфатазы, неорганического фосфора, активности ПОЛ и АОС в кровяной сыворотке.

В I-II, XI-XII сериях исследований определение корреляционных отношений между изучаемыми ростовым, иммунологическим и обменным профилями осуществляли у животных первой (интактной) и второй (опытной) групп, а в III-X сериях – первой (контрольной) и третьей (опытной) групп.

Во всех сериях экспериментов у изучаемых хрячков и боровков наблюдали как положительные, так и отрицательные корреляционные отношения.

Установленные в XII сериях опытов различия в уровне напряженности адаптивных перестроек у продуктивных животных сравниваемых групп обусловлены их содержанием в разных биогеохимических провинциях Чувашской Республики, с одной стороны, и воздействием на организм испытуемых иммунокорректоров, с другой (рис. 1, 2). При этом колебания значений степени адаптированности (положительные и отрицательные корреляционные отношения) у исследуемых хрячков и боровков в постнатальном онтогенезе объясняются адекватными реакциями их функциональных систем, связанными с:

- разбалансированной продолжительностью во времени срочной адаптации организма к действию моделируемых условий экспериментов;

- различной скоростью трансформации кратковременной адаптации в долговременную адаптацию с последующим формированием так называемого структурного следа с разной степенью выраженности;

- неодинаковым сроком завершения адаптивных процессов с дальнейшим восстановлением и расширением нормальной деятельности функциональных систем.

Отмеченная нами закономерность вписывается в энергетическую концепцию Г.Л. Апанасенко (1992) о том, что наличие межсистемных корреляционных отношений не снижает «степени свободы» у биосистемы в процессе адаптации, а увеличивает ее устойчивость к действию факторов внешней и внутренней среды, где совокупность взаимосвязанных параметров порождает новые свойства системы через реализацию общеизвестного закона перехода количест-

(——) контрольной; (– – –) опытной групп

(——) контрольной; (– – –) опытной групп

ва (корреляционные отношения) в новое качество (степень резистентности).

Таким образом, выявленные возрастные закономерности в корреляционных отношениях между изученными физиолого-биохимическими реакциями и ростовым, иммунологическим, обменным профилями у продуктивных животных объективно выражали различный уровень адаптированности (резистентности) организма к моделируемым экспериментальным условиям.

2.15. Экономическое обоснование оптимальных схем применения

хрячкам и боровкам исследуемых биогенных соединений

с учетом специфики экологических регионов Чувашии

2.15.1. В биогеохимических условиях Юго-Востока и Алатырского Засурья республики экономическая эффективность содержания хрячков и боровков с применением «Трепела» в расчете на одно животное составила соответственно 2127,5 и 3503,7 руб. (в ценах 2010 г.).

2.15.2. В биогеохимических условиях Присурья, Ядринского Засурья, Приволжья, Центра Чувашии экономическая эффективность содержания продуктивных животных при совместном назначении «Комбиолакса» с «Селенопираном», «Трепела» с «Суваром», «Трепела» с «Полистимом» в расчете на одну голову составила 2971,7 и 3415,6, 3517,4 и 2173,9, 2539,2 и 1849,2, 2337,4 и 1869,9 руб. соответственно (в ценах 2010 г.).

3. ВЫВОДЫ

1. Установлено, что назначение продуктивным животным исследуемых отечественных биопрепаратов («Комбиолакс», «ДАФС-25», «Селенопиран», «Сувар», «Полистим», «Трепел», «Пермамик») корригирующее воздействует на интенсивность физиолого-биохимических реакций, обеспечивающих функционально устойчивые ростовые, иммунные и обменные процессы в организме.

2. Выявлены усиление окислительно-восстановительных процессов, оптимизация биоравновесия реакций свободнорадикального окисления и активности антиоксидантной системы, выраженные морфофизиологические эффекты у хрячков и боровков, содержавшихся в условиях комбинированного применения «Комбиолакса» с «Селенопираном», «Трепела» с «Суваром», «Трепела» с «Полистимом», по сравнению с интактными животными.

3. Показано, что 180-, 240-, 300-дневные хрячки и боровки опытных групп достоверно превосходили контрольных сверстников по массе тела, ее среднесуточному приросту, числу эритроцитов, концентрации гемоглобина, глюкозы в крови, активности антиоксидантной системы, уровню общего белка, альбуминов, -глобулинов, иммуноглобулинов, кислотной емкости и общего кальция в кровяной сыворотке, а по активности пероксидазы, щелочной фосфатазы, перекисного окисления липидов, наоборот, заметно уступали.

4. Возрастные закономерности динамики роста, клеточных и гуморальных факторов естественной резистентности, параметров белкового, липидного, углеводного и минерального обмена у продуктивных животных, выращенных в Юго-Востоке, Алатырском Засурье с использованием «Трепела», в основном соответствовали таковым у хрячков и боровков в биогеохимических условиях Присурья, Ядринского Засурья, Приволжья, Центра Чувашской Республики.

5. Выявлено, что 120-, 180-, 240-, 300-дневные хрячки (периоды растительно-концентратного кормления, полового созревания, физиологического созревания) имели повышенный уровень иммунных процессов, белкового обмена и, параллельно, пониженные показатели метаболизма липидов по отношению к контрольным значениям.

6. У 240-, 300-дневных боровков (периоды половой и физиологической зрелости) отмечены высокие параметры естественной резистентности, липидного обмена и, одновременно, пониженный уровень обмена белков в сравнении с контрольными показателями.

7. Установлено, что по мере взросления животных опытных групп, начиная с периодов растительно-концентратного кормления (120-дневные хрячки), половой зрелости (240-дневные боровки) и до их 300-дневного возраста (период физиологического созревания), параметры роста тела, естественной резистентности, углеводного и минерального обмена неуклонно нарастали и достоверно превышали контрольные значения.

8. Показаны положительные и отрицательные корреляционные отношения между изменчивостью ростового, иммунологического, обменного профилей в постнатальном онтогенезе продуктивных животных и различной степенью их адаптированности к моделируемым экспериментальным условиям.

9. Доказано, что в биогеохимических условиях Юго-Востока, Алатырского Засурья, Присурья, Ядринского Засурья, Приволжья, Центра республики экономическая эффективность содержания хрячков и боровков при скармливании «Трепела» и совместном назначении «Комбиолакса» с «Селенопираном», «Трепела» с «Суваром», «Трепела» с «Полистимом» в расчете на одно животное составила соответственно 2127,5 и 3503,7, 2971,7 и 3415,6, 3517,4 и 2173,9, 2539,2 и 1849,2, 2337,4 и 1869,9 руб. (в ценах 2010 г.).

10. Составлена технологическая карта биологически и экономически обоснованных схем применения животным испытуемых отечественных биогенных соединений нового поколения, направленного на коррекцию иммунодефицитного состояния, обеспечение высокого уровня неспецифической резистентности и продуктивности организма.

4. ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Рекомендуется следующий режим использования испытуемых биопрепаратов отечественного производства: в биогеохимических условиях Присурья, Ядринского Засурья, Приволжья, Центра сочетанное назначение хрячкам и боровкам на фоне основного рациона «Комбиолакса» ежедневно из расчета 1 мл/кг до 240-дневного возраста (перорально) с «Селенопираном» в их 60-, 180-, 240-дневном возрасте в дозе по 0,1 мг Se/кг массы тела (м.т.) (внутримышечно), «Трепела» из расчета 1,25 г/кг м.т. соответственно с «Суваром» в дозе 25-50 мг/кг в течение каждых 20 дней с 10-дневными интервалами с 60- до 240-дневного возраста (перорально) или с «Полистимом» в 60-, 180-, 240-дневном

ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ КАРТА

назначения продуктивным животным отечественных иммунокорректоров

с учетом специфичности биогеохимических районов

Чувашской Республики

  1. Юго-Восток Чувашии (Батыревский, Комсомольский, Шемуршинский, Яльчикский районы) – «Трепел».
  2. Алатырское Засурье (Алатырский, Порецкий районы) – «Трепел».
  3. Ядринское Засурье (Ядринский район) – «Трепел» + «Сувар».
  4. Присурье (Ибресинский, Красночетайский, Шумерлинский районы) – «Комбиолакс» + «Селенопиран».
  5. Приволжье (Козловский, Марпосадский, Моргаушский, Цивильский, Чебоксарский районы) – «Трепел» + «Сувар», «Трепел» + «Полистим».
  6. Центр (Аликовский, Вурнарский, Канашский, Красноармейский, Урмарский, Янтиковский районы) – «Трепел» + «Сувар», «Трепел» + «Полистим».

возрасте из расчета по 0,1, 0,03, 0,03 мг/кг м.т. (внутримышечно); в биогеохимических условиях Юго-Востока и Алатырского Засурья Чувашии скармливание животным «Трепела» согласно указанной выше схеме (перорально).

2. Рекомендуем разработанную нами технологическую карту физиологически и экономически обоснованных схем применения продуктивным животным новых отечественных иммунокорректоров использовать в производственной деятельности сельскохозяйственных предприятий разных форм собственности, что будет способствовать максимальной реализации генетического потенциала неспецифической резистентности и продуктивности организма (справка Государственной ветеринарной службы Чувашской Республики о внедрении в производство результатов научных исследований от 19.08.2010 г.).

3. Основные научные положения, выводы и рекомендации наших исследований используются в учебном процессе ГОУ ВПО «Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева», «Ульяновский государственный педагогический университет им. И.Н. Ульянова», ФГОУ ВПО «Казанская государственная академия ветеринарной медицины им. Н. Э. Баумана», «Самарская государственная сельскохозяйственная академия» и рекомендуются к использованию при написании учебных пособий по физиологии и иммунологии с.-х. животных для студентов вузов агробиологических специальностей.

5. СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Шуканов, Р.А. Структурно-функциональная реакция организма телят и поросят на введение селеносодержащих препаратов / Р.А. Шуканов, А.В. Панихина // Изв. национ. академии наук и искусств Чув. Респ. Чебоксары, 2004. № 1. С. 58-64.

2. Шуканов, Р.А. Динамика морфо-физиологического статуса телят и поросят, содержащихся в условиях назначения новых иммунокорректоров / Р.А. Шуканов, В.В. Алексеев, С.Г. Григорьев // Рос. физиол. журн. им. И.М. Сеченова. СПб.: Наука, 2004. Т. 90. № 8. С. 465-466.

3. Шуканов, Р.А. Физиологическая реакция поросят в условиях применения биогенных веществ / Р.А. Шуканов // Мат. VI Рос. университетско-академич. науч.-практ. конф. Ижевск, 2004. С. 150-151.

4. Шуканов, Р.А. Физиологическая реакция организма свиней на воздействие биогенных соединений в условиях Чувашского Приволжья / Р.А. Шуканов, А.Г. Лукин //  Мат. III Междунар. симпозиума. СПб., 2005. С. 142-144.

5. Шуканов, Р.А. Иммунофизиологические особенности у хрячков при использовании биогенных препаратов / Р.А. Шуканов // Мат. Междунар. науч.-практ. конф. Казань, 2005. С. 259-261.

6. Шуканов, Р.А. Клинико-физиологическое состояние и рост хрячков, выращиваемых в биогеохимических условиях Ядринского Засурья / Р.А. Шуканов, И.Ю. Арестова // Вестник Чуваш. гос. пед. ун-та им. И.Я. Яковлева. 2005. № 3 (46). С. 68-70.

7. Шуканов, Р.А. Иммунофизиологическая реакция организма хрячков на воздействие новых биогенных препаратов / Р.А. Шуканов // Вестник Чуваш. гос. пед. ун-та им. И.Я. Яковлева. 2006. № 2 (49). С. 36-38.

8. Шуканов, Р.А. Иммунофизиологическое состояние у хрячков в условиях назначения «Пермаита», «Трепела» и «Сувара» / Р.А. Шуканов, В.В. Алексеев,  С.Г. Григорьев // Мат. XIII Междун. науч. совещ. по эволюц. физиологии. СПб., 2006. С. 9-10.

9. Шуканов, Р.А. Физиологическая реакция организма хрячков на воздействие биогенных соединений в экологических субрегионах Чувашской Республики / Р.А. Шуканов // Мат. XIII Междун. науч. совещ. по эволюц. физиологии. СПб., 2006. С. 253-254.

10. Шуканов, Р.А. Коррекция морфофизиологического состояния боровков-отъемышей биогенными веществами с учетом биогеохимических особенностей Ядринского Засурья Чувашской Республики / Р.А. Шуканов, И. Ю. Арестова // М., ВИНИТИ РАН, 2006 В. № 959. 10 с.

11. Шуканов, Р.А. Клинико-физиологическое состояние и качество мяса боровков, содержащихся с назначением биогенных веществ / Р.А. Шуканов // Научно-информационный вестник докторантов, аспирантов и студентов / Чуваш. гос. пед. ун-т им. И.Я. Яковлева. 2006. № 2 (8). С. 126-129.

12. Шуканов, Р.А. Ветеринарно-санитарная и токсикологическая оценка качества мяса свиней при использовании «Трепела», «Сувара» и «Полистима» /  Р.А. Шуканов // Современные проблемы биологии, химии и экологии: сб. статей. Чебоксары: Чуваш. гос. пед. ун-т им. И. Я. Яковлева, 2006. С. 113-115.

13. Шуканов, Р.А. Корригирование физиологического статуса боровков биогенными соединениями с учетом биогеохимических особенностей Чувашского Центра / Р.А. Шуканов, М.Н. Архипова // Актуальные проблемы естествознания : мат. Всеросс. науч.-практ. конф. Чебоксары: Чуваш. гос. пед. ун-т им.  И. Я. Яковлева, 2006. С. 75-78.

14. Шуканов, Р.А. Морфофизиологические особенности у боровков, содержащихся в биогеохимических условиях Чувашского Центра с применением биогенных веществ / Р.А. Шуканов, М.Н. Архипова // Уч. зап. Казанской госакадемии ветмедицины им. Н. Э. Баумана. Казань, 2006. Т. 186. С. 22-28.*

15. Шуканов, Р.А. Иммунофизиологическая реакция боровков, содержащихся в биогеохимических условиях Чувашского Центра, на воздействие биогенных веществ / Р.А. Шуканов, М.Н. Архипова // Мат. III Междун. конф. молодых ученых «Биоразнообразие. Адаптация. Экология. Эволюция». Одесса, 2007. С. 104-105.

16. Шуканов, Р.А. Корреляция физиологических систем у боровков в разных биогеохимических условиях Чувашской Республики / Р.А. Шуканов,  С.Г. Григорьев // Мат. XX съезда физиологического общества им. И.П. Павлова. – М.: Издат. дом «Русский врач», 2007. – С. 203-204.

17. Шуканов, Р.А. Становление и развитие физиологических систем у боровков в биогеохимических условиях Чувашского Приволжья с назначением иммунокорректоров / Р.А. Шуканов // Вестник Чуваш. гос. пед. ун-та им. И.Я. Яковлева. Чебоксары, 2007. № 3 (55). Т. 1. С. 70-75.

18. Шуканов, Р.А. Экономическая эффективность применения биогенных веществ бройлерам и хрячкам в биогеохимических условиях Чувашского Приволжья и Юго-Востока / Р.А. Шуканов, А.О. Муллакаев // Вестник Чуваш. гос. пед. ун-та им. И.Я. Яковлева. Чебоксары, 2007. № 3 (55). Т. 1. С. 84-86.

19. Шуканов, Р.А. Корреляционный анализ физиологических процессов у боровков, содержащихся при совместном применении «Трепела» соответственно с «Суваром» и «Полистимом» / Р.А. Шуканов // Научно-информационный вестник докторантов, аспирантов и студентов Чуваш. гос. пед. ун-та им. И.Я. Яковлева. 2007. № 1 (9). Т. 1. С. 29-34.

20. Шуканов, Р.А. Коррекция морфофункционального состояния боровков применением биогенных соединений / Р.А. Шуканов // Научно-информационный вестник докторантов, аспирантов и студентов Чуваш. гос. пед. ун-та им. И.Я. Яковлева. 2007. № 1 (9). Т. 1. С. 34-39.

21. Шуканов, Р.А. Корреляция физиологических процессов у боровков, содержащихся в биогеохимических условиях Чувашского Центра с использованием биогенных соединений / Р.А. Шуканов, М.Н. Архипова // «Актуальные проблемы биологии и экологии»: мат. Всерос. молодежн. конф. Сыктывкар, 2007. С. 7-9.

22. Шуканов, Р.А. Экологический и корреляционный анализ становления физиологических систем у боровков, содержащихся в биогеохимических условиях Чувашского Центра с применением биогенных соединений / Р.А. Шуканов // Проблемы  науки,  техники  и  культуры: тр. Междун. форума. М., 2007. Т. 2. С. 14-16.

23. Шуканов, Р.А. Особенности морфофизиологического состояния боровков, содержащихся в биогеохимических условиях Чувашского Центра с назначением биогенных соединений / Р.А. Шуканов, М.Н. Архипова // Морфология в теории и практике: мат. Всерос. конф. с междун. участием. Чебоксары, 2008.   С. 48-51.

24. Шуканов, Р.А. Иммуноморфологические особенности органов пищеварительной и эндокринной систем у бройлеров и хрячков в биогеохимических условиях Чувашского Приволжья и Юго-Востока / Р.А. Шуканов, А.О. Муллакаев // Морфология в теории и практике: мат. Всерос. конф. с междун. участием. Чебоксары, 2008. С. 64-66.

25. Шуканов, Р.А. Совершенствование функциональных систем у боровков в биогеохимических условиях Чувашского Центра с назначением биогенных соединений / Р.А. Шуканов, М.Н. Архипова // «Молодежь и наука на севере»: мат. I Всерос. молодежн. науч. конф. Сыктывкар, 2008. Т. 2. С. 198-200.

26. Шуканов, Р.А. Морфофизиологическое состояние у боровков в условиях Чувашского Засурья с назначением биогенных препаратов / Р.А. Шуканов, И.Ю. Арестова // Современные проблемы ветеринарной диетологии и нутрициологии: мат. IV Междун. симпоз. СПб, 2008. С. 128-131.

27. Шуканов, Р.А. Становление и развитие функциональных систем у продуктивных животных при использовании биогенных веществ в биогеохимических условиях Приволжья и Юго-Востока Чувашии (монография) / Р.А. Шуканов, С.Г. Григорьев, А.О. Муллакаев. - Чебоксары: Чуваш. гос. пед. ун-т им.  И.Я. Яковлева, 2008. 176 с.

28. Шуканов, Р.А. Динамика гематологического и биохимического профилей боровков, содержащихся в биогеохимических условиях Чувашского Засурья с использованием биогенных соединений / Р.А. Шуканов, С.В. Бочкарев, С.Г. Григорьев // Современные проблемы ветеринарной диетологии и нутрициологии : мат. IV Междун. симпоз. СПб, 2008. С. 138-140.

29. Шуканов, Р.А. Особенности морфофункционального состояния у хрячков в биогеохимических условиях Чувашского Юго-Востока при скармливании «Трепела», «Сувара» и «Комбиолакса» / Р.А. Шуканов // М., ВИНИТИ РАН, 2008 В. № 311. 14 с.

30. Шуканов, Р.А. Становление и развитие функциональных систем у бройлеров и хрячков в биогеохимических условиях Чувашского Приволжья и Чувашского Юго-Востока с использованием биогенных веществ / Р.А. Шуканов, А.А. Шуканов, С.Г. Григорьев // Изв. Акад. наук Чув. Респ.– Чебоксары, 2008. – № 1. - С. 82-96.

31. Шуканов, Р.А. Динамика морфометрии структур иммунокомпетентных органов у бройлеров и боровков при назначении биогенных веществ в биогеохимических условиях Чувашского Приволжья / Р.А. Шуканов // Мат. Междун. науч. конф. по патофизиологии животных, посвященной 200-летию ветеринарного образования в России и 200-летию СПбГАВМ. – СПб., 2008. – С. 24-26.

32. Шуканов, Р.А. Совершенствование функциональных систем у продуктивных животных в разных экологических субрегионах Чувашской Республики с назначением биогенных соединений / Р.А Шуканов., С.Г. Григорьев // Науч. тр. II съезда физиологов СНГ. М. - Кишинев: Медицина. Здоровье, 2008. Т. 2. С. 289.

33. Шуканов, Р.А. Показатели продуктивности боровков в биогеохимических условиях Алатырского Засурья Чувашии с применением биогенных препаратов / Р.А. Шуканов, С.Г. Григорьев, С.В. Бочкарев // Современные проблемы ветеринарной диетологии и нутрициологии: мат. IV Междун. симпоз. СПб,  2008. С. 150-152.

34. Шуканов, Р.А. Становление и развитие физиологических систем у боровков в биогеохимических условиях Чувашского Центра с применением биогенных соединений / Р.А. Шуканов, Г.Ф. Кабиров // Уч. зап. Казанской госакадемии ветмедицины им. Н.Э. Баумана. Казань, 2008. Т. 195. С. 111-116.*

35. Шуканов, Р.А. Коррекция иммунофизиологического состояния хрячков в биогеохимических условиях Чувашского Присурья биогенными соединениями / Г.Ф. Кабиров, Р.А. Шуканов // Уч. зап. Казанской госакадемии ветмедицины им. Н.Э. Баумана. Казань, 2008. Т. 195. С. 258-264.*

36. Шуканов, Р.А. Совершенствование физиологических систем у боровков в биогеохимических условиях Чувашского Центра с применением биогенных веществ / Р.А. Шуканов, С.Г. Григорьев, М.Н. Архипова // М., ВИНИТИ РАН, 2009 В. № 16. 14 с.

37. Шуканов, Р.А. Клинико-физиологическое состояние и качество мяса хрячков в биогеохимических условиях Чувашского Присурья с назначением биогенных веществ / Р.А. Шуканов // Инновационные подходы к естественно-научным исследованиям и образованию: мат. Всерос. науч.-практ. конф. – Казань, 2009. – С. 169-173.

38. Шуканов, Р.А. Корреляционный анализ физиологических процессов у боровков, содержащихся в биогеохимических условиях Чувашского Засурья с применением  биогенных  соединений / С.Г. Григорьев, Р.А. Шуканов // Аграрная наука. 2009. № 1. С. 22-24.*

39. Шуканов, Р.А. Морфофизиологическое состояние у хрячков в условиях Чувашского Присурья с назначением биогенных препаратов / Р.А. Шуканов, М.Н. Архипова // Аграрная наука. 2009. № 2. С. 32-34.*

40. Шуканов, Р.А. Гематологический, биохимический и иммунологический профили организма хрячков в биогеохимических условиях Чувашского Присурья / Р.А. Шуканов // Аграрная наука. 2009. № 6. С. 30-32.*

41. Шуканов, Р.А. Особенности морфофизиологических показателей эндокринных желез у боровков в постнатальном онтогенезе при назначении биогенных соединений / С.Г. Григорьев, Р.А. Шуканов // Бюл. эксперим. биологии и медицины. 2009. № 5. С. 558-560.

42. Шуканов, Р.А. Hog functional system improvement under biogeochemical conditions of the Sura area in Alatyr district, Chuvash Republic / Р.А. Шуканов, С.В. Бочкарев // «Biodiversity. Ecology. Adaptation. Evolution»: proceedings of the IV International young scientists conference. – Odessa, 2009. – C. 129.

43. Шуканов, Р.А. Динамика морфофизиологического статуса бройлеров и боровков в постнатальном онтогенезе с учетом биогеохимических особенностей Чувашского Приволжья / Р.А. Шуканов, М.Н. Архипова // Бюл. эксперим. биологии и медицины. 2009. № 10. С. 466-467.

44. Шуканов, Р.А. Экология и природопользование: краткий курс лекций (учебное пособие) / М.Н. Архипова, Р.А. Шуканов. - Чебоксары: Чуваш. гос. пед. ун-т им. И. Я. Яковлева, 2009. – 55 с.

45. Шуканов, Р.А. Динамика роста, естественной резистентности и обмена веществ у боровков в биогеохимических условиях Чувашского Центра / Р.А. Шуканов, М.Н. Лежнина // Мат. V Междунар. науч. школы «Наука и инновации – 2010». – Йошкар-Ола, 2010. – С. 125-128.

46. Шуканов, Р.А., Григорьев, С.Г. Особенности роста, гематологического, биохимического и иммунологического профилей боровков в биогеохимических условиях Алатырского Засурья Чувашии / Р.А. Шуканов, С.Г. Григорьев // Вестник Чуваш. гос. пед. ун-та им. И.Я. Яковлева. Чебоксары, 2010. № 1 (65). С. 70-76.*

47. Шуканов, Р.А. Совершенствование функциональных систем у боровков в биогеохимических условиях Чувашского Центра с назначением биогенных веществ / Р.А. Шуканов // Вестник Чуваш. гос. пед. ун-та им. И.Я. Яковлева. Чебоксары, 2010. № 1 (65). С. 77-82.*

48. Шуканов, Р.А. Корреляция адаптивных процессов у хрячков и боровков в условиях Присурья и Алатырского Засурья / Р.А. Шуканов, М.Н. Архипова // Аграрная наука. 2010. № 1. С. 18-21.*

49. Шуканов, Р.А. Особенности естественной резистентности и обмена веществ у боровков в Алатырском Засурье Чувашии с применением биогенных соединений / Г.Ф. Кабиров, Р.А. Шуканов // Уч. зап. Казанской госакадемии ветмедицины им. Н. Э. Баумана. Казань, 2010. Т. 200. С. 74-78.*

50. Шуканов, Р.А. Коррекция биохимической картины крови у хрячков и боровков биогенными соединениями в Чувашском Присурье и Засурье / Р.А. Шуканов, Г.Ф. Кабиров // Уч. зап. Казанской госакадемии ветмедицины им. Н.Э. Баумана. Казань, 2010. Т. 200. С. 240-246.*

51. Шуканов, Р.А. Специфичность естественной резистентности и обмена веществ у хрячков в Чувашском Присурье с назначением биогенных соединений / Р.А. Шуканов, М.Н. Архипова, А.А. Шуканов // Изв. Акад. наук Чув. Респ. – Чебоксары, 2010. – № 2. - С. 75-84.

52. Шуканов, Р.А. Динамика иммуногенеза и метаболизма продуктивных животных в биогеохимических условиях Чувашии / Р.А. Шуканов // Физиологические механизмы адаптации растущего организма: мат. Всерос. науч.-практ. конф. – Казань, 2010.- С. 210-212.

53. Шуканов, Р.А. Особенности неспецифической резистентности и обмена веществ у продуктивных животных в биогеохимических условиях Чувашии/ Р.А. Шуканов, М.Н. Лежнина, Л.Н. Ефимова // Мат. XXI съезда физиол. общества им. И.П. Павлова.- М.- Калуга: Тип. «БЭСТ-принт», 2010. - С. 706-707. 

54. Шуканов, Р.А. Экономическое обоснование оптимальных схем применения хрячкам и боровкам биогенных соединений с учетом специфики экологических регионов Чувашии /Г.Ф. Кабиров, Р.А. Шуканов // Уч. зап. Казанской госакадемии ветмедицины им. Н.Э. Баумана. Казань, 2010. Т. 202. С. 96-101.*

55. Шуканов, Р.А. Динамика иммунофизиологического статуса у продуктивных животных, содержащихся в Присурье и Засурье Чувашии с назначением биогенных веществ / Р.А. Шуканов // Аграрная наука. 2010. № 3. С. 22-25.*

56. Шуканов, Р.А. Специфичность иммуногенеза и метаболизма у продуктивных животных в биогеохимических провинциях Чувашии с назначением биопрепаратов / Р.А. Шуканов, М.Н. Лежнина // «Наука и технологии»: сб. тр. XXX Российской школы. – Екатеринбург: УрО РАН, 2010. – С. 255-257.

57. Шуканов, Р.А. Динамика роста и неспецифической резистентности продуктивных животных в биогеохимических условиях Присурья и Засурья Чувашии / Р.А. Шуканов // Бюл. эксперим. биологии и медицины. 2010. № 4. - С. 438-441.

58. Шуканов, Р.А. Специфичность иммунофизиологического состояния у продуктивных животных в биогеохимических условиях Присурья и Алатырского Засурья Чувашии (монография) / Р.А. Шуканов, М.Н. Лежнина, С.В. Бочкарев Чебоксары: Чуваш. гос. пед. ун-т им. И.Я. Яковлева, 2010. 168 с.

59. Шуканов, Р.А. Динамика неспецифической резистентности и обмена веществ у хрячков в Чувашском Юго-Востоке с применением новых иммунокорректоров / Р.А. Шуканов, М.Н. Лежнина, Р.Ф. Вахитов // Вестник Чуваш. гос. пед. ун-та им. И.Я. Яковлева. Чебоксары, 2010. - № 4 (68). С. 209-215.*

60. Шуканов, Р.А. Особенности иммуногенеза и метаболизма у боровков в биогеохимических условиях Чувашского Центра / Р.А. Шуканов, М.Н. Лежнина // Бюл. эксперим. биологии и медицины. 2010. - № 12. С. 674-677.

61. Шуканов, Р.А. Специфичность иммуногенеза и метаболизма у продуктивных животных в биогеохимических провинциях Чувашии с назначением биопрепаратов / Р.А. Шуканов // М.: РАН, 2010. – С. 321-325.

* - публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях согласно перечню ВАК России, в т.ч. - включенных в международные базы цитирования.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.