WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

КОРОТЕЕВА Татьяна Владимировна

ХРОНОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АДАПТИВНЫХ РЕАКЦИЙ У ЖЕНЩИН РАЗНЫХ ЭТНИЧЕСКИХ ГРУПП

03.03.01 – физиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук

Москва – 2011

Работа выполнена на кафедре нормальной физиологии медицинского факультета Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский университет дружбы народов».

Научный консультант Доктор медицинских наук, профессор Радыш Иван Васильевич

Официальные оппоненты: Заслуженный деятель науки РФ, академик РАМН, доктор медицинских наук, профессор Панченко Леонид Федорович доктор медицинских наук, профессор Заславская Рина Михайловна доктор медицинских наук, профессор Дегтярев Виталий Прокопьевич

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Российский государственный медицинский университет Росздрава»

Защита диссертации состоится « 14 » сентября 2011 г. в 15 часов на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.203.10 при Российском университете дружбы народов по адресу:

117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 8.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале УНИБЦ (Научная библиотека) Российского университета дружбы народов (117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6).

Автореферат размещен на сайте www.vak.ed.gov.ru Автореферат разослан «______»_______________ 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор медицинских наук, профессор Н.В. Ермакова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Воздействие внешних факторов на организм современного человека превышает его адаптивные возможности. Организм вынужден реагировать лишь на большие по абсолютной величине раздражители, в соответствии с тем уровнем, на котором функционирует.

Гармоническое взаимодействие циклических колебаний параметров внешней и внутренней среды с функциями организма определяет состояние адаптивных и компенсаторно-защитных его возможностей.

Поэтому изучение временной организации механизмов функционирования жизненно важных систем организма и их регуляции в различных условиях среды обитания является перспективным и многообещающим направлением современной науки. Внедрение принципов биоритмологии и хронодиагностики является актуальным и может существенно повысить диагностику и лечение болезней (Ф.И. Комаров, 1966-2011; Н.А.

Агаджанян, 1967-2011; И.Е. Оранский, 1976-2011; Р.М. Заславская, 19772011; В.А. Фролов, 1980-2011; И.В. Радыш, 1986-2011; С.М. Чибисов, 1986-2011; J. Asehoff, 1960-1990; F. Halberg, 1960-2011; G. Hildebrandt, 1960-2011; и др.). В последнее время при изучении временной организации физиологических систем организма большое внимание уделяется этнической принадлежности человека (Н.А. Агаджанян, 2007; R.R.

Freedman, R. Girgis, 2000; F.H. Bronson, 2004).

При изучении хроноструктуры суточных и сезонных ритмов физиологических систем организма, особое место занимают женщины репродуктивного возраста, учитывая, что в этом возрасте у них имеется уникальный, специфический биологический ритм – менструальный цикл (МЦ), и, что репродуктивное здоровье является индикатором генетического здоровья нации (Э.К. Айламазян, Т.В. Беляева, 2000; Н.А.

Агаджанян и др., 2008, 2009; J.R. Meendering et al., 2005; M. Wallace et al., 2010). К одним из наиболее существенных факторов воздействия на репродуктивную систему относятся условия сезонной динамики физиологических функций (И.В. Радыш, 1998; С.И. Краюшкин, 1999; A.H.

Garde et al., 2000; Sh. Lavi et al., 2008).

В литературе представлены сравнительно немногочисленные сведения о годичных изменениях гормонального, липидного и углеводного обмена у женщин на протяжении МЦ и они противоречивы (З.Д. Губкина, 2006; Р.В. Кубасов, 2008; F. Magkos et al., 2006). Это, вероятно, связано с тем, что исследования проводились в различных природно-климатических условиях и без учета фаз менструального цикла.

Известно, что элементный баланс организма человека подвержен значительным колебаниям, зависящим от генетических, временных, биосоциальных и климатических факторов (Н.А. Агаджанян и др., 2001;

А.В. Скальный, 2004; О.И. Паршукова, 2008). При этом действие химических элементов определяется интервалом концентраций, при которых возможна нормальная реакция обменных процессов, обусловленная адаптивными возможностями организмов (Л.Ф. Панченко и др., 2004; Д. Оберлис и др., 2008). Большое значение для циклических перестроек женского организма придается макро- и микроэлементам, играющим важную роль в обеспечении гомеостаза (A.K. Pandya et al., 1995; C. Michos et al., 2010).

В настоящее время суточное мониторирование артериального давления (СМАД) является единственным методом обследования, который позволяет получать наиболее полную информацию об уровне и колебаниях АД в течение суток (С.К. Кукушкин и др., 2005; A. Soylu et. al., 2009; G.A.

Head et al., 2010). В то же время комплексной оценке влияния различных факторов риска с позиции теории интегральной индивидуальности на суточную динамику АД у здоровых женщин уделяется мало внимания (Е.А. Баженова, 2009).

Климатические условия региона Кавказских минеральных вод отличаются большим разнообразием, что диктует необходимость изучения физического и полового развития, функциональных систем организма человека, этнических особенностей процесса адаптации и выявления экологически обусловленных региональных норм реакции. Исходя из этого решение вопросов, связанных с изменением хронофизиологических функций женского организма является весьма актуальным с теоретических и практических позиций.

Целью настоящей работы являлось исследование особенностей временной организации гормонального, липидного, углеводного и электролитного обмена, а также суточного профиля артериального давления у женщин разных этнических групп, проживающих в регионе Кавказских минеральных вод.

Для реализации данной цели решались следующие задачи:

1. Провести сравнительное хронофизиологическое исследование морфофункциональных особенностей физического и полового развития здоровых женщин разных этнических групп.

2. Исследовать особенности сезонных изменений гормонального, липидного, углеводного и минерального обмена у здоровых женщин в различные фазы менструального цикла.

3. Изучить уровень функциональных резервов организма у обследуемых в разные периоды года.

4. Выявить сезонные особенности суточного профиля артериального давления у женщин разных этнических групп на протяжении менструального цикла.

5. Изучить сезонные изменения показателей оценки качества жизни у здоровых женщин в различные фазы менструального цикла.

6. У женщин разных этнических групп с нейроциркуляторной дистонией выявить особенности суточного профиля артериального давления и качества жизни и разработать методические рекомендации оценки терапевтической эффективности антигомотоксических препаратов.

Научная новизна. В результате комплекса хронофизиологических и биохимических исследований впервые выявлены особенности временной организации показателей липидного, гормонального и элементного обмена у здоровых женщин разных этнических групп.

Впервые изучена хроноструктура сезонных ритмов концентрации лептина, инсулина и пептида С, адипонектина у здоровых женщин разных этнических групп. При этом среднегодовые значения лептина, инсулина, пептида С и кортизола достоверно выше у гречанок, а адипонектина – у россиянок (p<0,05). При этом среднегодовые значения лептина, инсулина, пептида С и адипонектина достоверно выше в ЛФ, а кортизола – в ФФ независимо от этнической принадлежности (p<0,05).

Получены новые данные сезонных изменений гормонального профиля женщин разных этнических групп. При этом установлено, что уровень общего Т3 достоверно выше в зимний период года, ТТГ – в весенний, ЛГ, ФСГ и тестостерона – в летний, общего Т4 и прогестерона – в осенний, а пролактина в летний у россиянок и весенний – у гречанок (p<0,05). Среднегодовые значения общего Т3 и Т4, ЛГ, ФСГ и тестостерона достоверно выше у россиянок, а ТТГ и пролактина – у гречанок (p<0,05).

При этом среднегодовые значения общего Т3 и Т4, ЛГ, ФСГ и тестостерона достоверно выше в ФФ, а ТТГ, пролактина и прогестерона – в ЛФ независимо от этнической принадлежности (p<0,05).

Впервые изучена хроноструктура сезонных ритмов концентрации свободных жирных кислот, АпоВ и АпоА-1 в сыворотке крови практически здоровых женщин разных этнических групп. Установлено, что в сыворотке крови практически здоровых женщин уровень ОХС, ХСЛПНП, ТГ, СЖК и АпоВ достоверно выше независимо от фаз менструального цикла в зимний период года, ХС-ЛПВН – в весенний, АпоА-1 – в летний, а ХС-ЛПОПН в осенний, по сравнению с остальными периодами (p<0,05). Среднегодовые значения концентрации ОХС, ХСЛПНП, ТГ, СЖК и АпоВ в сыворотке крови достоверно выше в ФФ, а ХСЛПОПН и АпоА-1 – в ЛФ (p<0,05). Установлено, что максимальные значения коэффициента атерогенности (КА) наблюдались зимой, а минимальные – летом (р<0,05). Среднегодовые значения КА достоверно выше в ЛФ по сравнению с ФФ (p<0,05).

Впервые выявлено, что максимальная концентрация Na, Se и Zn наблюдалась зимой, Cr – весной, Cu, К, Ca, Mg и Р – летом независимо от фаз менструального цикла. При этом у россиянок максимальная концентрация Fe и Mn наблюдалась осенью, а у гречанок – летом.

Среднегодовые значения концентрации Na, Ca, Р, Fe, Cu, Zn и Mn достоверно выше в ФФ, а К, Mg Se и Cr – в ЛФ (p<0,05). У гречанок достоверно выше среднегодовые значения концентрации Na, Р, Fe, Cu и Mn, а у россиянок – К, Ca, Mg, Se, Zn и Cr (p<0,05).

Впервые установлено, что показатели оценки качества жизни у женщин имеют четко выраженную месячную и сезонную ритмичность.

Так, уровень значений ФБ и ОЗ достоверно выше в фолликулиновую фазу МЦ, а ФФ, РФ, ЖА, СФ, РЭ и ПЗ – в лютеиновую (р<0,05) не зависимо от этнической принадлежности. Среднегодовые значения показателей ФФ, РФ, ФБ, ОЗ, РЭ и ПЗ выше у россиянок, а ЖА и СФ – у гречанок (p<0,05) не зависимо от фаз МЦ. Выявлено, что у россиянок максимальные значения РФ наблюдались зимой, ФБ – весной, ЖА, ФФ, ОЗ и СФ – летом, а РЭ и ПЗ – осенью. У гречанок максимальные значения РФ и ПЗ наблюдались зимой, ФФ и ФБ – весной, ЖА, СФ и РЭ – летом, а ОЗ – осенью. При этом значения общих показателей «физический компонент здоровья» имеет максимальные значения в весенний период года у гречанок и летний – у россиянок, а «психологический компонент здоровья» – в осенний не зависимо от этнической принадлежности и фаз МЦ.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что на основании комплексного хронофизиологического исследования установлены закономерности сезонной динамики показателей гормонального, липидного, элементного обмена и качества жизни, которые позволяют разработать новый концептуальный подход к характеристике и оценке адаптивных реакций у здоровых женщин репродуктивного возраста разных этнических групп, что может стать основой для эффективного мониторинга здоровья человека.

Полученные данные могут быть использованы в качестве региональных нормативов для оценки состояния здоровья женщин детородного возраста. Результаты проведенных исследований указывают на необходимость учета закономерностей изменений суточной и сезонной ритмичности физиологических параметров в разные фазы МЦ при определении репродуктивного здоровья.

Полученная характеристика гормонального и метаболического профиля женского организма расширяет представление о биологических особенностях женщин репродуктивного возраста и может явиться одним из разделов современной биологии и экологической физиологии.

Материалы диссертации используются в учебном процессе на кафедре нормальной физиологии медицинского факультета, Российского университета дружбы народов.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Хроноструктура биоритмов здоровых женщин репродуктивного возраста взаимообусловлена условиями среды обитания и этническими особенностями.

2. Метаболические особенности являются объективным показателем адаптационных процессов и указывают на различные механизмы адаптации, которые тесно связаны с природно-климатическими факторами и индивидуальными особенностями.

3. Уровень функциональных резервов организма женщин репродуктивного возраста зависит от морфофункциональных характеристик с учетом этнических различий и сопряжен с влиянием различных факторов окружающей среды 4. У женщин репродуктивного возраста качество жизни обусловлено как этническими особенностями, так и условиями среды обитания.

Апробация работы. Материалы диссертации доложены на XI, XII, XIII и XIV Международных симпозиумах «Эколого-физиологические проблемы адаптации» (Москва, 2003, 2007, 2008, 2009); на VII Международной научно-практической конференции «Здоровье и Образование в XXI веке» (Москва, 2003; 2006); на Международной научной конференции «Адаптивная физическая культура и современность», Курск, 2008 г.; на Международной конференции «Медико-социальная и биологическая адаптация», Сухум, 2009 г.; на Международной научно-практической конференции «Теоретические и практические проблемы современной науки и образования», Ч.I., Курск, 2010 г.; на Международной научно-практической конференции «Здоровье в XXI веке – 2010», Тула, 2010 г.; на XI Международном конгрессе «Здоровье и образование в XXI веке» и «Научные и прикладные аспекты концепции здоровья и здорового образа жизни», Москва, 2010 г.

Диссертационная работа апробирована на заседании кафедры нормальной физиологии медицинского факультета РУДН.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 36 работ, в том числе 16 статей в журналах, рекомендованных ВАК РФ, 3 учебных пособия.

Структура и объем работы. Диссертация изложена на 2страницах, включает раздел «Введение» и 4 главы: обзор литературы, материалы и методы исследования, собственные исследования и обсуждение результатов, а также выводы, практические рекомендации и указатель литературы, содержащий 150 отечественных и 115 иностранных источников. Работа иллюстрирована 24 рисунками и 15 таблицами.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

.

Методы и объем исследований. Выбор методических приемов и объем исследований определялись целью и задачами работы. Для решения поставленных задач были проведены две серии исследований.

В 1-й серии обследовано 345 практически здоровых женщин в возрасте 20-30 лет (из них 195 россиянок и 150 гречанок) в разные фазы МЦ. Этнические группы формировались с учетом региона проживания и национальности. В обследование включались женщины, имеющие в трех и более поколениях родителей одной национальности и проживающих на одной территории (гг. Пятигорск и Ессентуки) как минимум три поколения. Обследования проводились зимой (декабрь-февраль), весной (март-май), летом (июнь-август) и осенью (сентябрь-ноябрь) в фолликулиновую фазу (ФФ) на 6-9 день и лютеиновую (ЛФ) на 19-22 день МЦ.

Во 2-й серии обследовано 132 женщины с нейроциркуляторной дистонией (НЦД) по гипертензивному типу в возрасте 20-30 лет (из них россиянок и 65 гречанок) в весенний период года в фолликулиновую фазу МЦ.

Физическое и половое развитие оценивалось общепринятыми способами. Определение первых менструаций, их особенностей изучались при помощи анкеты-опросника. Сроки менархе определялись с точностью до одного месяца. Наличие у женщин двухфазного МЦ с нормальной продолжительностью ФФ и ЛФ подтверждены акушерскогинекологическим анамнезом и специальными тестами функциональной диагностики (Е.М. Вихляева, 2000; Т.Ф. Татарчук, Я.П.Сольский, 2003).

Измерялись следующие антропометрические параметры: длина тела (ДТ, см), масса тела (МТ, кг), окружность грудной клетки (ОГК, см), окружность талии (ОТ, см) и окружность бедер (ОБ, см). По антропометрическим параметрам рассчитывали: индекс массы тела (ИМТ) по формуле (ИМТ=МТ/ДТ, кг/м2) и соотношение ОТ/ОБ, усл. ед.

Все этапы лабораторных исследований осуществлялись в соответствии с существующими приказами и рекомендациями Министерства Здравоохранения Российской Федерации по контролю качества лабораторных исследований.

Забор крови производился утром строго натощак из локтевой вены в вакутайнеры «Bekton Dickinson BP» (Англия). Содержание лептина, адипонектина, инсулина, пептида С, кортизола, общего Т3 и Т4, ТТГ, пролактина, ЛГ, ФСГ, тестостерона и прогестерона в сыворотке крови проводилось иммуноферментным, а глюкозы – глюкозооксидазным методами на биохимическом анализаторе Immulite-2000 (США) с использованием реактивов фирмы «BioVendor» (Чехия) и DRG (США).

Для более точной оценки степени инсулинорезистентности использовался индекс HOMA (Homeostasis model assessment), определявшийся по уравнению: уровень инсулина натощак (МЕ/ мл) х глюкоза крови натощак (ммоль/ л)/22,5 (Н.А. Шостак и др., 2002). При НОМА-IR, индексе выше 2,86 усл. ед. диагностировали инсулинорезистентность (И.И. Дедов и др., 2004).

Определение уровня общего холестерина (ОХС), триглицеридов (ТГ), липопротеинов низкой и высокой плотности (ХС-ЛПНП и ХСЛПВН), аполипопротеинов (апоА-1 и апоВ), свободных жирных кислот (СЖК) в сыворотке крови проводили на биохимическом анализаторе Immulite-2000 (США). Расчетным способом определяли липопротеины очень низкой плотности (ХС-ЛПОВН): ХС-ЛПОВН =ОХС - (ЛПВН + ЛПНП).

Для оценки соотношения атерогенных и антиатерогенных липопротеинов нами был использован расчетный индекс – коэффициент атерогенности (КА), предложенный А.Н. Климовым и Н.Г. Никульчевой (1984):

КА (усл. ед.) = (ОХС – ХС-ЛПВП)/ ХС-ЛПВП.

У здоровых женщин в возрасте 25-30 лет КА достигает 2,2 усл. ед.

(А.Н. Климов, 1984).

На основании полученных данных показателей липидного обмена проводили типирование дислипидемии, утвержденной ВОЗ (D.S.

Fredrickson et al., 1967; Климов А.Н., 1987).

Концентрацию С-реактивного белка (СРБ) в плазме крови определяли иммуноферментным методом с использованием тест-системы SeroELISA фирмы «Diagnostic Systems Laboratories» (USA).

Диапазон функциональных резервов организма женщин оценивали по результатам проведения функциональной пробы на гипоксическигиперканическую устойчивость (проба Штанге).

Жизненную емкость легких (ЖЕЛ) определяли с использованием сухого спирометра. Жизненный индекс (ЖИ, мл/кг) рассчитывался по формуле: ЖИ=ЖЕЛ (мл)/масса тела(кг).

Частота сердечных сокращений (ЧСС, уд/мин) у обследуемых регистрировалась пальпаторно, систолическое и диастолическое давление (САД и ДАД, мм рт. ст.) определяли по методу Короткова в положении сидя в состоянии покоя. Рассчитывали следующие показатели: пульсовое (ПАД, мм рт. ст.), среднединамическое (СДД, мм рт. ст.) давление, общее периферическое сосудистое сопротивление (ОПСС, дин/см/сек-5), двойное произведение (ДП, усл. ед.).

Комбинированный кардиореспираторный индекс Скибински (ИС, усл. ед.) рассчитывался по формуле:

ИС= ЖЕЛ*А/Б*100 (усл. ед.), где А– длительность задержки дыхания на вдохе, сек; Б – ЧСС, уд/мин; ЖЕЛ (мл) – жизненная емкость легких.

Содержание макро- и микроэлементов (K, Na, Ca, Mg, P, Cr, Cu, Fe, Mn, Zn, Se) в плазме крови осуществляли методом атомно-абсорбционной спектрометрии на приборе ААС-1 (Германия).

Оценка качества жизни обследуемых проводилась с помощью международного стандартизированного опросника SF-36, позволяющего изучать такие параметры, как физическое функционирование (ФФ); роль физических проблем в ограничении жизнедеятельности (РФ);

физическая боль (ФБ); общее восприятие здоровья (ОЗ); жизненная активность (ЖА); социальное функционирование (СФ); психическое здоровье (ПЗ); роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности (РЭ). Показатели каждой шкалы варьировали от 0 до 100 баллов, где 100 баллов представляет наивысшую оценку КЖ. Оценки в баллах по 8 шкалам составлены таким образом, что более высокая оценка указывает на более высокий уровень КЖ. Шкалы группируются в два показателя - «физический» компонент КЖ и «психологический» компонент КЖ.

Суточное мониторирование АД осуществляли с использованием портативной системы Meditech ABPM-02/M (фирма Meditech, Венгрия), которая обеспечивала автоматическое измерение систолического, диастолического АД и ЧСС в течение суток, а также сохранение данных в памяти прибора. Интервалы между измерениями: в дневное время – каждые 15 мин, в ночное – каждые 30 мин. Изучались следующие общепринятые показатели: средние уровни систолического и диастолического АД и ЧСС в течение суток, дневного и ночного времени;

вариабельность АД и ЧСС; суточный индекс АД и ЧСС (в %); времени утреннего подъема (ВУП, мм рт. ст) в течение суток и скорость утреннего подъема (СУП, мм рт. ст./ч).

СМАД проводили у обследуемых с НЦД по гипертензивному типу до начала лечения, в целях изучения индивидуального суточного профиля АД и ЧСС и после применения антигомотоксической терапии.

Антигомотоксическую терапию у обследуемых с НЦД по гипертензивному типу проводили комплексными препаратами (Кралонин, Гормель С, Церебрум композитум и Овариум композитум).

Статистическая обработка результатов исследований проводилась с использованием программ «Microsoft Excel XP», «Statistica 6.0.» и включала описательную статистику, оценку достоверности различий по Стьюденту и корреляционный анализ с оценкой достоверности коэффициентов корреляции. При оценке достоверности отличий использовалось значение p<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ Адаптационные процессы, проявляющиеся в организме в ответ на изменение внешней среды, как известно из физиологии, отличаются сезонной вариабельностью, а изучение морфофункциональных особенностей необходимо для характеристики экопортрета человека (Н.А.

Агаджанян, 2007).

Морфофункциональные особенности физического и полового развития женщин проживающих в регионе Кавказских минеральных вод в различные сезоны года.

Сравнительный анализ антропометрических характеристик показал, что прямое сравнение средних величин отмечает неоднородность изучаемых показателей среди женщин разных этических групп. Так, длина тела у гречанок достоверно (р<0,05) выше (166,9±0,3 см) по сравнению с россиянками (165,7±0,3 см). Масса тела достоверно выше (р<0,05) у гречанок по сравнению с россиянками и среднегодовые значения в фолликулиновую фазу МЦ составили: 63,6±0,5 против 61,9±0,3 кг, а в лютеиновую – 65,1±0,6 против 63,2±0,4 кг. При этом масса тела в зимний период увеличилась у всех обследуемых, у гречанок в сравнении с летом в ФФ на 4,76% и ЛФ на 3,6%, а у россиянок – 3,98% и 3,75%, соответственно. Среднегодовые межфазные значения массы тела достоверно выше (р<0,05) у гречанок (1,49±0,01 кг) по сравнению с россиянками (1,28±0,01 кг).

Индекс массы тела является важным физиологическим параметром, характеризующим конституциональные особенности человека, степень его физического развития и уровень его энергетического обмена. Известно, что ИМТ способен в значительной степени выполнять роль прогностического критерия оценки компенсаторно-приспособительных возможностей организма, а также становления репродуктивной функции и ее нарушений (Г.М. Куцов, 1987; Н.В. Ермакова, 1997).

Сезонная динамика ИМТ у всех обследуемых характеризуется более высокими значениями зимой по сравнению с другими периодами года. У гречанок ИМТ достоверно выше (р<0,05) по сравнению с россиянками и среднегодовые значения его в ФФ составили: 22,8±0,1 против 22,5±0,кг/м2, а в лютеиновую – 23,3±0,1 против 23,1±0,1 кг/м2. Согласно данному критерию, в соответствии с рекомендациями ВОЗ (WHO, 1995, 2004), в группе россиянок 84,1% имели нормальную массу тела (ИМТ – 18,5–кг/м2) и 15,9% были с избыточной массой тела (ИМТ – 25–30 кг/м2), а в группе гречанок – 77,3% и 22,7%, соответственно, (р<0,05).

Индекс массы тела тесно коррелирует с уровнем лептина (коэффициент корреляции у россиянок в ФФ составил r=0,36 (p<0,001) и в ЛФ r=0,38 (p<0,001), а у гречанок - r=0,44 (p<0,001 и r=0,43 (p<0,001), соответственно.

Анализ полученных данных показал, что у гречанок значения окружности грудной клетки (87,6±0,3, см), окружности талии (74,4±0,2, см) и окружности бедер (98,4±0,4, см) достоверно выше (р<0,05) по сравнению с россиянками (83,1±0,3, 71,9±0,3 и 96,8±0,2, соответственно).

Среднегодовые значения соотношение ОТ/ОБ достоверно выше (р<0,05) у гречанок (0,756±0,004 усл. ед.), чем у россиянок (0,742±0,003 усл. ед.).

Таким образом, у всех обследуемых масса тела и ИМТ характеризуется более высокими значениями зимой и в ЛФ, причем у гречанок эти показатели выше, чем у россиянок, что, вероятнее всего, это связано со снижением некоторых функциональных показателей организма, двигательной активности и изменением метаболизма в зимний период года и этническими особенностями.

Причинные факторы изменения морфофизиологических параметров у населения в различных экологических условиях имеют сложный сочетанный характер. Отчасти, это проявления эффектов гетерозиса вследствие увеличения частоты межтерриториальных и смешанных браков (Б.А. Никитюк, 1991). Это и возможное проявление общебиологических вековых процессов акселерации – ретардации. Сложность изучения проблемы за последние десятилетия усилилась в связи с тем, что ряд техногенных факторов, в частности малые дозы радиации, могут провоцировать и поддерживать искусственные акселеративноподобные эффекты (Ю.А. Ямпольская. 2000; З.Д. Губкина, 2006).

Как известно, время наступления менархе детерминировано достижением определенной величины массы тела. Это достигается за счет увеличения жировой ткани у девушек в пубертатный период и имеет важное значение в достижении синхронизации репродуктивной функции в будущем (N.C. Onland-Moret et al., 2005). Ряд авторов указывает, что сроки полового созревания зависят от типа конституции (Е.М. Вихляева, 2000).

Средний возраст менархе колеблется от 12,08 до 13,7 года (М.А. Союнов, 1998; Л.В. Василенко, 2002).

Результаты анкетированного опроса, с целью выявления основных показателей менструальной функции, свидетельствуют о том, что время наступления менархе у россиянок составило - 12,81±0,08 лет, а у гречанок - 10,4±0,07 лет (р<0,05). У 89,7% обследуемых регулярный цикл установился в течение года после наступления менструации. Длительность менструального цикла равнялась от 26 до 34 дней и в среднем составила 28,5±0,1 дней у россиянок и 29,9±0,1 у гречанок (р<0,05).

Нормопонирующий (25-29 дней) МЦ отмечали у 64,7% россиянок и 30,8% гречанок, постпонирующий (30-33дней) – 35,3% и 69,2%, соответственно.

Продолжительность менструации у россиянок в среднем составила 4,45±0,01, а у гречанок – 4,56±0,01 дней (р<0,05).

Изучая корреляционную зависимость между значениями времени наступления менархе и ИМТ установлено, что коэффициент корреляции у россиянок составил r=-0,68 (p<0,001), а у гречанок - r=-0,76 (p<0,001).

Коэффициент корреляции между значениями время наступления менархе и соотношением ОТ/ОБ у россиянок составил r=-0,16 (p<0,02), а у гречанок - r=-0,23 (p<0,01).

Таким образом, полученные данные о возрасте наступления менаpхе у женщин различных этнических групп свидетельствуют о том, что у гречанок время наступления менархе наступает раньше, чем у россиянок.

Хроноструктура сезонных ритмов показателей гормонального статуса и углеводного обмена у женщин разных этнических групп на протяжении менструального цикла.

Следует отметить, что в последнее время при изучении метаболических процессов и профилактики многих распространенных заболеваний необходимо принимать во внимание хронофизиологические аспекты, этническую принадлежность человека и природно-климатические условия среды обитания (Л.Е. Панин, 2006; Н.А. Агаджанян, 2007; Е.Р.

Бойко, 2007). Эндокринная система является важнейшим регуляторным звеном, поддерживающим гомеостаз. У женщин функционирование желез внутренней секреции в различные сезоны года достигает значимых различий.

Сравнительный анализ сезонных изменений гормонального статуса женщин разных этнических групп в сыворотке крови показал, что уровень общего Т3 достоверно выше в зимний период года, ТТГ – в весенний, ЛГ, ФСГ и тестостерона – в летний, общего Т4 и прогестерона – в осенний, а пролактина в летний у россиянок и весенний – у гречанок (p<0,05).

Полученные данные свидетельствуют о зависимости состояния гипофизарно-тиреоидной системы у женщин от сезонов года. Особенно это выражено в весенний период, когда регистрируется высокий уровень активности тиреотропной функции гипофиза, при низком уровне гормонов щитовидной железы. Среднегодовые значения общего Т3 и Т4, ЛГ, ФСГ и тестостерона достоверно выше у россиянок, а ТТГ и пролактина – у гречанок (p<0,05). При этом среднегодовые значения общего Т3 и Т4, ЛГ, ФСГ и тестостерона достоверно выше в ФФ, а ТТГ, пролактина и прогестерона – в ЛФ независимо от этнической принадлежности (p<0,05).

Из представленных на рис. 1 данных следует, что максимальные значения соотношения Т3/Т4 наблюдались зимой, а минимальные – летом (р<0,05). Это свидетельствует о том, что понижение температуры воздуха компенсируется повышением основного обмена, в регуляции уровня которого принимает участие процесс периферического превращения Т4 в Т3, особенно ФФ и россиянок. Среднегодовые соотношения Т3/Тдостоверно выше у россиянок и в ФФ по сравнению с гречанками и ЛФ (p<0,05).

Содержание пролактина в сыворотке является значимым критерием изменения гормональной регуляции менструального цикла. Повышение уровня пролактина, как правило, тормозит выделение гонадотропных гормонов гипофизом, что наблюдается у гречанок. Установленный у гречанок относительно низкий уровень Т3 и Т4, достоверно высоким количеством ТТГ и пролактина (р<0,05) по отношению с россиянками, повидимому, свидетельствует о наличии у них признаков гипофункции щитовидной железы (В.В. Фадеев, 2005; Ю.В. Кацнельсон, 2009).

ФФ ЛФ 0,0,00,0,00,0,0зима весна лето осень зима весна лето осень россиянки гречанки Рис. 1. Динамика соотношения Т3/Т4 у женщин в различные сезоны года.

При изучении корреляционной зависимости между значениями концентрации ТТГ и пролактина в сыворотке крови было установлено, что самый высокий коэффициент корреляции у россиянок наблюдался (r=0,43;

p<0,01) летом в ЛФ, а у гречанок (r=0,76; p<0,001) – весной в ФФ.

Сезонные гонадотропные влияния со стороны гипофиза на органы репродуктивной системы женщин оценивались по содержанию ФСГ, ЛГ и индекса, выражающего отношение ЛГ к ФСГ (рис. 2).

ФФ ЛФ 1,1,1,0,0,0,зима весна лето осень зима весна лето осень россиянки гречанки Рис. 2. Динамика соотношения ЛГ/ФСГ у женщин в различные сезоны года.

Из представленных на рисунке 2 данных следует, что максимальные значения соотношения ЛГ/ФСГ наблюдались осенью у россиянок и летом усл.

ед.

усл.

ед.

– у гречанок (р<0,05). Среднегодовые соотношения ЛГ/ФСГ достоверно выше у россиянок и в ФФ по сравнению с гречанками и в ЛФ (p<0,05). Это свидетельствует о выявленных признаках избыточного гипофизарного влияния на яичники за счет ЛГ у россиянок в осенний период года.

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о сезонной динамике уровней гонадотропных гормонов (ЛГ, ФСГ), пролактина и половых стероидов (эстрадиола, прогестерона, тестостерона) у женщин разных этнических групп в течение МЦ.

Результаты исследования гормонального профиля и углеводного обмена у здоровых женщин в различные сезоны года представлены в таблице 1. Установлено, что уровень лептина, инсулина и пептида С в сыворотке крови достоверно выше в зимний период года, адипонектина – в летний, а кортизола – в осенний у россиянок и зимний – у гречанок (p<0,05). Среднегодовые значения лептина, инсулина, пептида С и кортизола достоверно выше у гречанок, а адипонектина – у россиянок (p<0,05). При этом среднегодовые значения лептина, инсулина, пептида С и адипонектина достоверно выше в ЛФ, а кортизола – в ФФ независимо от этнической принадлежности (p<0,05).

Адипонектин регулирует энергетический гомеостаз и оказывает антивоспалительный и антиатерогенный эффекты. Уровень адипонектина снижается при ожирении в отличие от других адипокинов, которые при этом повышаются, включая лептин, резистин и TNF- (E. Borona, 2000;

A.H. Berg, 2002 ).

Анализ полученных данных показал, что при увеличении концентрации адипонектина в сыворотке крови у обследуемых наблюдается уменьшение ИМТ и параметров, характеризующих абдоминальное распределение жировой ткани (ОТ и ОТ/ОБ), что более выражено у россиянок по сравнению с гречанками. При этом линейный регрессионный анализ показал, что у россиянок наиболее важными независимыми детерминантами уровня адипонектина в сыворотке крови являлись отношение ОТ/ОБ, ИМТ и индекс инсулинорезистентности НОМА в ФФ (R=0,28, p<0,001) и в ЛФ (R=0,25, p<0,001), а у гречанок (R=0,40, p<0,0001 и R=0,38, p<0,0001), соответственно. Это свидетельствует о том, что в снижении уровня адипонектина у женщин важную роль играют абдоминальное ожирение и инсулинорезистентность.

Лептин воздействует на репродуктивную систему через центральные и периферические механизмы. Уровень лептина меняется в зависимости от фазы менструального цикла (Е.А. Карпова и др., 2006).

Выявленный нами максимальный уровень лептина в ЛФ коррелирует с прогестероном (самый высокий коэффициент корреляции у россиянок составил (r=0,69; p<0,001) летом, а у гречанок (r=0,56; p<0,01) – осенью).

Кроме того, установлена положительная корреляция между уровнем лептина и тестостерона (максимальный коэффициент корреляции у россиянок составил (r=0,69; p<0,001) летом, а у гречанок (r=0,56; p<0,01) – осенью). Возможно, лептин действует на овуляцию независимо от уровня инсулина или андрогенов (S. Hahn et al., 2006).

Таблица Показатели гормонального статуса и углеводного обмена у здоровых женщин в различные сезоны года (M ± m) Показатель Зима Весна Лето Осень Россиянки Число обследуемых 51 48 47 Глюкоза, ФФ 4,75±0,05 4,79±0,06 4,95±0,05* 4,83±0,ммоль/л ЛФ 4,43±0,04 4,52±0,05 4,71±0,06* 4,59±0,Адипонек- ФФ 11,4±0,5 12,1±0,4 12,9±0,6* 11,8±0,тин, нг/мл ЛФ 13,5±0,4 14,8±0,6 15,5±0,8* 14,2±0,Лептин, ФФ 7,87±0,23* 6,93±0,15 5,73±0,14 6,65±0,нг/мл ЛФ 11,6±0,31* 10,4±0,25 8,36±0,16 9,45±0,Инсулин, ФФ 7,65±0,34* 6,32±0,29 5,69±0,23 6,93±0,мкЕД/мл ЛФ 8,78±0,41* 6,92±0,31 6,18±0,27 8,53±0,Пептид С, ФФ 2,06±0,05* 1,79±0,06 1,55±0,04 1,97±0,нг/мл ЛФ 2,65±0,07* 2,14±0,05 1,83±0,06 2,39±0,Кортизол, ФФ 347±15 308±16 296±18 375±22* нмоль/л ЛФ 319±13 286±8 277±11 328±15* Гречанки Число обследуемых 39 38 36 Глюкоза, ФФ 4,93±0,07 4,81±0,06 5,05±0,07 5,12±0,06* ммоль/л ЛФ 4,62±0,06 4,55±0,05 4,79±0,06 4,87±0,07* Адипонек- ФФ 9,32±0,80 10,60±0,60 11,80±0,7* 9,93±0,тин, нг/мл ЛФ 11,1±0,7 12,9±0,8 13,7±0,6* 12,2±0,Лептин, ФФ 9,79±0,31* 7,59±0,22 6,97±0,25 8,87±0,нг/мл ЛФ 12,3±0,2* 10,9±0,3 9,87±0,28 11,3±0,Инсулин, ФФ 10,80±0,3* 9,16±0,26 6,83±0,19 8,62±0,мкЕД/мл ЛФ 12,70±0,4* 11,20±0,30 8,59±0,28 10,40±0,Пептид С, ФФ 2,28±0,08* 2,01±0,07 1,66±0,04 1,88±0,нг/мл ЛФ 2,97±0,12* 2,52±0,09 1,93±0,05 2,37±0,Кортизол, ФФ 402±23 385±27 356±19 417±31* нмоль/л ЛФ 384±19 359±22 323±18 396±27* Примечание. * – статистическая достоверность различий р < 0,05.

Изучение корреляционной зависимости между среднегодовыми значениями концентрации инсулина и лептина в сыворотке крови выявило, что коэффициент корреляции в ФФ у россиянок составил r=0,29 (p<0,01) и в лютеиновую r=0,28 (p<0,01), а у гречанок - r=0,42 и r=0,43, соответственно.

Показатели углеводного обмена, в значительной степени зависят от этнической принадлежности (Л.Е. Панин, 2006; C. Lavebratt et. al., 2005) и имеют сезонные колебания (Т.И. Кочан, 2006). Нами установлено, что максимальные значения концентрации глюкозы в сыворотке крови у россиянок наблюдались в летнее время года, а у гречанок – в осеннее.

Среднегодовые значения концентрации глюкозы достоверно выше у гречанок и в ФФ (p<0,05).

Анализ полученных данных показал, что женщины с относительно низким содержанием адипонектина имеют более выраженные признаки инсулинорезистентности (повышенный уровень инсулина, более высокий индекс HOMA) на протяжении года не зависимо от этнической принадлежности. Выявлены значимые корреляции среднегодового уровня адипонектина с индексом HOMA у россиянок в ФФ (коэффициент корреляции r = –0,26), уровнем глюкозы (r = –0,21), инсулина (r = –0,32) и в ЛФ (r = –0,24; r = –0,19 и r = –0,29, соответственно), а у гречанок в ФФ с индексом HOMA (r = –0,33), уровнем глюкозы (r = –0,29), инсулина (r = – 0,36) и в ЛФ (r = –0,35; r = –0,28 и r = –0,34), соответственно.

Отношение КОР/ИНС как показатель напряженности процессов катаболизма максимально повышалось в ФФ у россиянок (57,5±2,8 усл.

ед.) осенью и у гречанок (54,5±3,1 усл. ед.) летом, а в ЛФ в обеих группах - летом (45,2±2,1 и 38,2±2,3), что объясняется высоким уровнем кортизола на фоне более низкой активности инсулярного аппарата поджелудочной железы у обследуемых в летне-осенний период года и в фолликулиновую фазу.

В зимнее время года выявлено максимальное увеличение индекса ИНС/ГЛЮ у всех обследуемых, что свидетельствует о повышении адекватности реакции инсулярного аппарата на гомеостаз глюкозы и объясняется более низким уровнем глюкозы, особенно в ЛФ. Вместе с тем, в этот период года максимальный уровень ИНС/ГЛЮ находится в обратной зависимости от индекса КОР/ИНС. Так, среднегодовой коэффициент корреляции у россиянок в ФФ составил r=-0,56 (p<0,001) и в лютеиновую - r=-0,49 (p<0,001), а у гречанок - r=-0,45 и r=-0,48, соответственно.

Таким образом, полученные в результате хронофизиологических исследований выявлены статистические достоверные сезонные и межфазные изменения показателей гормонального статуса и углеводного обмена у здоровых женщин разных этнических групп.

Особенности сезонных изменений липидного обмена у здоровых женщин в различные фазы менструального цикла.

Результаты исследования липидного обмена у здоровых женщин разных этнических групп свидетельствуют, что величины изучаемых показателей подвержены сезонным колебаниям. Так, в группе россиянок уровень ОХС, ХС-ЛПНП, ТГ и СЖК в сыворотке крови достоверно выше в зимний период года. У гречанок значения ОХС и ХС-ЛПНП выше зимой, а ТГ и СЖК – осенью по сравнению с другими сезонами (p<0,05). Максимум концентрации ХС-ЛПВН в сыворотке крови у россиянок наблюдался весной, а у гречанок – летом (p<0,05).

Среднегодовые значения уровня ОХС, ТГ и СЖК в сыворотке крови достоверно выше у гречанок, а ХС-ЛПВН – у россиянок (p<0,05). При этом на протяжении года уровень изучаемых показателей достоверно выше в ФФ по сравнению с ЛФ (p<0,05).

Как известно, выcокий уровень XC-ЛПНП приводит к повышенному риску развития ИБC и ранняя сердечно-соcудистая патология может возникнуть вследствие высокого уровня XC-ЛПНП, даже при отсутствии других факторов риска кардиологической патологии (И.А. Ковалев и др., 1998). В нашем исследовании cреднегодовой уровень ХС-ЛПНП не превышал допустимых референтных значений, тем не менее тенденция к более выcоким значениям отмечалась в группе гречанок по сравнению с россиянками (p<0,05).

Анализ полученных данных показал, что максимум концентрации ХС-ЛПОПН в сыворотке крови у россиянок наблюдался осенью, а у гречанок – летом. При этом среднегодовые значения ХС-ЛПОПН выше в ФФ по сравнению с ЛФ (p<0,05), а градиент межфазных значений достоверно выше (р<0,05) у гречанок (0,08±0,01 ммоль/л) по сравнению с россиянками (0,05±0,01 ммоль/л). По мнению М.И. Душкина с соавт.

(2007) физиологический смысл роста ХС-ЛПОНП в оcенне-зимний период года, вероятно, заключаетcя в создании первого барьера защиты от бактериальной и вируcной инфекции.

Из представленных на рис. 3 данных следует, что максимальные значения коэффициента атерогенности у россиянок наблюдались осенью, а у гречанок – зимой (р<0,05). Среднегодовые значения КА достоверно выше в ФФ по сравнению с ЛФ (p<0,05), а градиент межфазных значений достоверно выше (р<0,05) у гречанок (0,13±0,01 усл. ед.) по сравнению с россиянками (0,09±0,01 усл. ед.).

Известно, что АпоА-1 и апоВ формируют мицеллярную структуру липопротеиновых комплексов, служат «ядром» липопротеиновых частиц и не покидают их в процессе трансформаций. Поэтому определение в крови АроА-1 и АроВ имеет большое значение для выявления факторов риска атеросклероза коронарных артерий, а соотношение ароВ/ароА-превосходит прогностическое значение определения отдельных аполипопротеинов (J.B. Barnett et al., 2004).

Анализ полученных данных показал, что уровень АпоВ в сыворотке крови достоверно выше в зимний период года и ФФ, а АпоА-1 – в летний и ЛФ независимо от этнической принадлежности. При этом среднегодовые значения уровня АпоВ в сыворотке крови достоверно выше у гречанок, а АпоА-1 – у россиянок (p<0,05).

зима зима 2,2,2,2,2,осень 2 весна осень 2 весна лето ФФ ЛФ ФФ ЛФ лето Россиянки Гречанки Рис. 3. Динамика коэффициента атерогенности у женщин в различные сезоны года.

Из представленных на рис. 4 данных следует, что максимальные значения соотношения АпоВ/АпоА-I наблюдались зимой, а минимальные – летом (р<0,05). Среднегодовые соотношения АпоВ/АпоА-I достоверно выше у гречанок и в ФФ по сравнению с россиянками и ЛФ (p<0,05). Это свидетельствует о том, что чем выше значения соотношения АпоВ/АпоА-I, тем выше вероятность развития сердечно-сосудистой патологии, особенно в зимний период года и у гречанок.

ФФ ЛФ 0,0,0,0,0,0,зима весна лето осень зима весна лето осень россиянки гречанки Рис. 4. Динамика соотношения АпоВ/АпоА-I у женщин в различные сезоны года.

Анализ полученных данных показал, что максимальная концентрация С-реактивного белка в сыворотке крови наблюдалась весной у всех обследуемых. Среднегодовые значения концентрации СРБ достоверно выше у гречанок и в ФФ по сравнению с россиянками и ЛФ (p<0,05). Как известно, СРБ осуществляет связывание липопротеинов усл.

ед.

низкой и особо низкой плотности (ЛПНП и ЛПOНП) и транспорт их из сосудистого русла к клеткам рыхлой соединительной ткани в виде ТГ насыщенных и ненасыщенных жирных кислот (B.H. Титов, 2008).

При изучении корреляционной зависимости между значениями концентрации CРБ и ЛПOНП у россиянок было установлено, что максимальный коэффициент корреляции в ФФ составил (r=0,34; p<0,01) в весеннее время года, а в ЛФ (r=0,45; p<0,001) – в зимнее. У гречанок максимальный коэффициент корреляции в ФФ составил (r=0,43; p<0,01) весной, а в ЛФ (r=0,51; p<0,001) – осенью.

Из представленных на рис. 5 данных следует, что у женщин разных этнических групп установлены ранние нарушения липидного обмена, характер которых соответствовал дислипидемиям 2а, 2b и 3 типов. При этом выявлено преобладание дислипидемии 2а типа, особенно в группе гречанок, менее выраженными оказались дислипидемии 2b. Наименее распространенным в обеих группах оказался 3 тип дислипидемии, обычно данный тип встречается при определенных метаболических нарушениях, в частности у людей с метаболическим синдромом и сахарным диабетом (И.А. Либов и др., 2008; A. Yan et al., 2009).

2a % 2b Россиянки Гречанки Рис. 5. Распространенность дислипидемии у женщин разных этнических групп.

Обозначение: 2а – тип дислипидемии; 2b – тип дислипидемии;

3 – тип дислипидемии.

Таким образом, выявленные нами ранние нарушения липидного обмена в большей степени проявляются у гречанок, чем у россиянок.

Выявленные особенности позволяют отнести гречанок к группе риска развития сердечно-сосудистой патологии, особенно в зимний период года.

Хроноструктура сезонной динамики концентрации макро- и микроэлементов в плазме крови у здоровых женщин разных этнических групп на протяжении менструального цикла.

Большое значение для циклических перестроек женского организма придается электролитам, играющим, как известно, важную роль в обеспечении гомеостаза. Так, уровень кальция в сыворотке крови самый высокий в фазу овуляции и самый низкий в фазу секреции, а концентрация магния и неорганического фосфора максимальна в лютеиновую фазу и минимальна в фазу овуляции (A.K. Pandya et al., 1995;

C. Michos et al., 2010).

Сравнительный анализ сезонной динамики концентрации макроэлементов плазмы крови у женщин разных этнических групп показал, что максимальные значения К, Ca, Mg и Р приходились на летний период года, а Na – на зимний независимо от фаз менструального цикла.

При этом минимальные значения Ca, Mg, К и Р наблюдались зимой, а Na – летом. Среднегодовые значения концентрации Na и Р достоверно выше у гречанок, а К, Ca и Mg – у россиянок (p<0,05). При этом среднегодовые значения К и Mg достоверно выше в ЛФ, а Na, Ca и Р – в ФФ независимо от этнической принадлежности (p<0,05).

Известно, что важнейшим показателем ритмических колебаний является их амплитуда, которая характеризует степень участия ритмического фактора в формировании динамики физиологических процессов (C.F. Reynolds et al., 1991). Так, у россиянок амплитуда сезонного ритма концентрации натрия в ФФ составила: 3,2±0,1 ммоль/л и в лютеиновую – 2,6±0,1 ммоль/л, а у гречанок – 0,22±0,01 и 0,16±0,01, соответственно (р<0,05). Выявлено, что у россиянок амплитуда сезонного ритма концентрации Ca достоверно выше (р<0,05) в ФФ (0,21±0,ммоль/л) и Mg – в лютеиновую (0,18±0,01 ммоль/л), а у гречанок – 0,19±0,01 и 0,22±0,01, соответственно (р<0,05).

Известно, что кальций является физиологическим антагонистом магния и находится в конкурентных отношениях с фосфором в регуляции образования минерального матрикса кости. Ближайшим соседом магния в группе периодической системы является кальций, с которым магний вступает в обменные реакции. Эти два элемента легко вытесняют друг друга из соединений. Дефицит магния в диете, обогащённой кальцием, обусловливает задержку кальция во всех тканях, что ведет к их обызвествлению (Л.Ф. Панченко и др., 2004; А.В. Скальный, 2004; Д.

Оберлис и др., 2008; A.-C. Koeger, F. Oberlin, 1999).

Из представленных на рис. 6 данных видно, что у всех обследуемых максимальные значения соотношения Ca/Mg приходились на зимний период года, а минимальные – на летний. Среднегодовые соотношения Ca/Mg достоверно выше у гречанок и в ФФ по сравнению с россиянками и в ЛФ (p<0,05). Это свидетельствует о повышении концентрации магния, как противострессового биоэлемента, который способен создавать более положительный психологический настрой в летний период года и в ЛФ.

Амплитуда сезонного ритма соотношения Ca/Mg у обследуемых в ЛФ достоверно выше, чем в ФФ (p<0,05), что свидетельствует о стабильности месячных колебаний обмена Ca и Mg, которые возрастают во второй половине менструального цикла.

2,2,ФФ ЛФ 1,1,зима весна лето осень. зима весна лето осень россиянки гречанки Рис. 6. Динамика соотношения Ca/Mg у женщин в различные сезоны года.

Анализ данных хронофизиологических исследований микроэлементов плазмы крови женщин разных этнических групп свидетельствует о том, что максимальная концентрация Se и Zn наблюдалась зимой, Cr – весной, Cu – летом. При этом у россиянок максимальная концентрация Fe и Mn наблюдалась осенью, а у гречанок – летом. Среднегодовые значения концентрации Fe, Cu, Zn и Mn достоверно выше в ФФ, а Se и Cr – в ЛФ (p<0,05). У гречанок достоверно выше среднегодовые значения концентрации Fe, Cu и Mn, а у россиянок – Se, Zn и Cr (p<0,05).

Из представленных на рис. 7 данных следует, что максимальные значения соотношения Zn/Cu наблюдались зимой независимо от этнической принадлежности, что свидетельствует о более высокой концентрации цинка, а также минимальной концентрации меди в плазме крови в этот период года. Сезонные различия статистически достоверны (p<0,05).

1,1,ФФ 0,ЛФ 0,0,0,зима весна лето осень зима весна лето осень россиянки гречанки Рис. 7. Динамика соотношения Zn/Cu у женщин в различные сезоны года Учитывая межэлементный синергизм и антагонизм, а также сложное взаимодействие на уровне живого организма отдельных микроэлементов, усл.

ед.

усл.

ед.

более чувствительным индикатором взаимосвязи элементов являются корреляционные связи между соотношениями определенных элементных пар. Проведенный нами корреляционный анализ позволил выявить ряд интересных закономерностей, в значительной степени подтверждающих данные сравнительного анализа элементного состава плазмы крови в разные фазы МЦ. Так, у россиянок, наиболее сильные положительные корреляционные зависимости отмечены в ФФ между Na и Se (r =0,35), Na и Cr (r =0,46), P и Cu (r =0,26), Zn и Se (r =0,29), Se и Cr (r =0,31), Mn и Cr (r =0,36). У гречанок наиболее сильная отрицательная корреляционная связь выявлена в ЛФ между Na и К (r =-0,64), Mg и Ca (r = -0,39), К и Cr (r =0,28), Mn и Cr (r =-0,36), Mg и Cr (r = -0,21), Mg и Se (r = -0,24).

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о волнообразных адаптивных изменениях элементного обмена в течение менструального цикла. При этом выявлены статистические достоверные сезонные изменения показателей элементного обмена у здоровых женщин.

Сезонные колебания в химическом составе организма специалисты называют акклиматизационным дефицитом. Зная его закономерности, вполне возможно скорректировать «внутренний мир» и наполнить его всем необходимым вопреки календарю и прогнозам погоды.

Хроноструктура сезонных ритмов показателей суточного профиля артериального давления у женщин разных этнических групп на протяжении менструального цикла.

В результате проведения суточного мониторирования АД (СМАД) среди женщин разных этнических групп выявлены биоритмологические особенности АД в связи с месячными и сезонными циклами. В ходе обработки полученных данных была выявлена достоверная зависимость (р<0,05) показателей СМАД от фаз менструального цикла. Так, у всех обследуемых вариабельность среднедневных и средненочных значений САД и ДАД достоверно выше в ФФ, чем в ЛФ. При этом вариабельность САД и ДАД в группе гречанок более выражена в осенний период года, а у россиянок – зимний. Совпадение и последовательность акрофаз, а также физиологические фазовые сдвиги сезонных ритмов обеспечивают их внутреннюю синхронизацию.

Анализ данных показал, что у всех обследуемых женщин значения времени утреннего подъема (ВУП САД и ВУП ДАД) достоверно выше в ФФ, чем ЛФ. У россиянок максимум подъема наблюдался в зимний период года, а у гречанок – осенний. При этом среднегодовые значения ВУП САД и ВУП ДАД достоверно выше у гречанок по сравнению с россиянками.

Сравнительный анализ показал, что скорость утреннего подъема (СУП САД и СУП ДАД) достоверно выше в ЛФ, чем в ФФ. Сезонная динамика СУП САД и СУП ДАД характеризуется более высокими значениями у гречанок осенью, а у россиянок – зимой. При этом среднегодовые значения СУП САД и СУП ДАД достоверно выше у гречанок по сравнению с россиянками.

В настоящее время суточному ритму АД придают большое прогностическое значение (Ю.В. Котовская, Ж.Д. Кобалава, 2004; А.С.

Аксельрод, 2009; Суточное мониторирование …, 2010; P.E. Owens et al., 2000; J. Holt-Lunstad et al., 2009).

Нами установлено, что сезонные ритмы суточного профиля АД и ЧСС характеризуются внутренней и внешней синхронизацией, а также выявлена достоверная зависимость (р<0,05) изучаемых показателей от фаз менструального цикла. Так, значения СИ ЧСС и СИ САД достоверно выше в ФФ, а СИ ДАД в ЛФ. У россиянок сезонная динамика СИ ЧСС и СИ САД характеризуется более высокими значениями весной, а СИ ДАД – летом. У гречанок максимальные значения СИ ЧСС и СИ САД наблюдались летом, а СИ ДАД – весной. При этом среднегодовые значения СИ ЧСС и СИ САД достоверно выше у россиянок, а СИ ДАД - у гречанок (р<0,05).

Статистический анализ суточного мониторирования АД на протяжении года показал, что в группе россиянок суточный профиль САД по типу «dipper» наблюдался у 88,2% случаев и «non-dipper» - у 11,8%, а суточный профиль ДАД по типу «dipper» - у 85,1% и «non-dipper» - у 14,9% (рис. 8). В группе гречанок суточный профиль САД по типу «dipper» выявлен в 83,3% случаев и «non-dipper» - в 16,7%, а суточный профиль ДАД по типу «dipper» - в 80,7% и «non-dipper» - в 19,3%.

100% 80% 60% non-dipper Dipper 40% 20% 0% САД ДАД САД ДАД Россиянки Гречанки Рис. 8. Суточный профиль САД и ДАД у женщин в различные сезоны года Таким образом, можно говорить, что у всех обследуемых параметры суточного мониторирования АД подвержены влиянию месячных и сезонных ритмов. Следовательно, у 86,6% здоровых женщин различных этнических групп наблюдается нормальное ночное снижение АД, что свидетельствует о преобладании циркадианного ритма АД по типу «dipper».

Хроноструктура сезонных ритмов показателей кардиореспираторной системы у женщин разных этнических групп.

Сезонные циклические колебания в процессах, происходящих в человеческом организме, проследить труднее, чем суточные, так как в разных климатических условиях – на севере и юге, в горах и на равнине, на морских побережьях и внутри материка – они протекают по-разному.

Важным показателем, отражающим функциональные возможности внешнего дыхания в целом, является ЖЕЛ (табл. 2). Сравнительный анализ показал, что у здоровых женщин достоверное увеличение ЖЕЛ наблюдалось в летнее время года, а минимальное – в зимнее (p<0,05). В лютеиновую фазу среднегодовые значения ЖЕЛ достоверно выше, чем в фолликулиновую, а у россиянок выше, чем у гречанок (p<0,05). Величина ЖЕЛ косвенно указывает на максимальную площадь дыхательной поверхности легких, обеспечивающую газообмен, поэтому функциональные возможности системы внешнего дыхания у обследуемых в летний период года и ЛФ повышены.

Таблица Показатели внешнего дыхания у обследуемых в различные сезоны года (M ± m) Показатели Сезоны года Зима Весна Лето Осень Россиянки Проба Штанге, с ФФ 44,2±0,6 45,2±0,9 47,7±0,8* 45,6±0,ЛФ 48,8±0,7 49,8±1,0 52,7±0,9* 50,1±0,ЖЕЛ, л ФФ 3,29±0,04 3,56±0,06 3,68±0,04* 3,45±0,ЛФ 3,55±0,05 3,79±0,05 3,87±0,05* 3,68±0,ЖИ, мл/кг ФФ 52,3±1,1 57,2±0,9 59,7±0,8* 55,7±1,ЛФ 55,7±1,1 59,8±1,0 61,9±0,9* 58,4±1,ИС, усл. ед. ФФ 20,4±0,6 23,2±0,7 25,6±0,8* 23,1±0,ЛФ 22,7±0,7 25,2±0,8 27,4±0,8* 25,2±0,Гречанки Проба Штанге, с ФФ 42,1±0,5 43,4±0,7 44,6±0,5* 42,6±0,ЛФ 45,9±0,6 48,1±0,8 49,5±0,6* 46,7±0,ЖЕЛ, л ФФ 3,15±0,04 3,35±0,04 3,47±0,03* 3,29±0,ЛФ 3,40±0,04 3,57±0,06 3,69±0,03* 3,47±0,ЖИ, мл/кг ФФ 49,3±1,2 53,4±1,1 56,1±1,0* 51,8±0,ЛФ 51,8±1,3 56,9±1,5 59,7±0,9* 54,7±0,ИС, усл. ед. ФФ 18,1±0,5 23,2±0,7 22,1±0,7* 19,5±0,ЛФ 19,9±0,6 25,2±0,8 24,6±0,6* 21,8±0, Примечание: при сравнении показателей между сезонами: *р<0,05.

При оценке взаимосвязи между антропометрическими показателями и функциональными характеристиками легких было показано, что у обследуемых среднегодовой коэффициент корреляции между ростом и ЖЕЛ отражает сильную достоверную (p<0,001) корреляционную зависимость летом (r=0,69) у россиянок и осенью (r=0,62) – у гречанок.

Проба Штанге оказывает на организм сложное физиологическое воздействие и по механизму является многокомпонентной. В частности, длительность задержки дыхания определяется кислородтранспортными функциями организма: чувствительностью инспираторных нейронов к гипоксии и гиперкапнии и паттерном дыхании в целом (В.А. Сафонов и др., 2000). Существенное значение при выполнении пробы Штанге имеют также волевые качества испытуемого.

Сравнительный анализ оценки пробы Штанге показал, что более длительное время задержки дыхания (р<0,05) характерно для россиянок независимо от сезона года, что свидетельствует о их более высокой устойчивости к гипоксии и гиперкапнии (табл. 2). При этом у всех обследуемых время задержки дыхания достоверно выше летом по сравнению с другими периодами года. Амплитуда сезонного ритма значений времени задержки дыхания у россиянок в ФФ составила: 3,5±0,с, а в ЛФ – 3,9±0,1 с, а у гречанок – 2,5±0,1 и 3,6±0,1 с, соответственно (р<0,05).

Изучение корреляционных отношений между среднегодовыми показателями пробы Штанге и ЖЕЛ показало, что у россиянок коэффициент корреляции в ФФ составил г=0,80 (р<0,001) и в ЛФ – г=0,(р<0,001), а у гречанок – г=0,76 (р<0,001) и – г=0,65 (р<0,001), соответственно. При этом максимальный коэффициент корреляции между показателями пробы Штанге и ЖЕЛ у россиянок в зимний период года в ФФ составил r=0,91 (p<0,001) и в ЛФ - r=0,89 (p<0,001), а у гречанок летом – r=0,81 и 0,69 (p<0,001), соответственно.

Для комбинированной оценки функциональных возможностей сердечно-сосудистой и дыхательной систем многие исследователи предлагают индекс Скибински (В.И. Дубровский, А.В. Дубровская, 2009).

Анализ данных показал, что у всех обследуемых в ЛФ значения индекса Скибински достоверно выше, чем в ФФ (p<0,05). Максимальные значения индекса Скибински наблюдались в летнее время года, а минимальные – в зимнее (p<0,05). Среднегодовые значения индекса Скибински (р<0,05) достоверно выше у россиянок, чем у гречанок, что свидетельствует о более высоком функциональном состоянии кардиореспираторной системы. Установлено, что максимальный коэффициент корреляции между среднегодовыми показателями индекса Скибински и пробы Штанге у россиянок в ФФ составил r=0,89 (p<0,001) и в ЛФ - r=0,87 (p<0,001), а у гречанок - r=0,86 и 0,82 (p<0,001), соответственно.

Нами установлено, что среднегодовые значения ЧСС в лютеиновую фазу достоверно выше, чем в ФФ, а у гречанок выше, чем у россиянок (p<0,05). Амплитуда сезонного ритма ЧСС у россиянок в ФФ составила 6,3±0,1 уд/мин, а в лютеиновую – 4,8±0,1, а у гречанок – 4,7±0,1 и 5,4±0,1, соответственно (р<0,05).

При оценке сезонных изменений артериального давления у обследуемых зарегистрировано повышение САД, ДАД, СДД и ДП на протяжении зимнего периода года, а ПАД – летнего. Среднегодовые значения САД, ДАД, СДД в лютеиновую фазу МЦ достоверно ниже, чем в фолликулиновую, а у гречанок выше, чем у россиянок (p<0,05). Амплитуда сезонного ритма САД у россиянок в ФФ составила 7,1±0,1 мм рт. ст., а в лютеиновую – 7,3±0,1, а у гречанок – 4,3±0,1 и 4,8±0,1, соответственно (р<0,05). По-видимому, более низкие значения АД у россиянок связаны с высоким уровнем эстрогенов, которые вызывают вазодилатацию посредством влияния на синтез оксида азота (NO), а также стимулируют открытие кальциевых каналов в клеточных мембранах гладкомышечных клеток сосудов (E.Z. Fisman et al., 2002).

Сравнительный анализ показал достоверное увеличение ОПСС у россиянок в зимнее время года, а у гречанок – в осеннее (p<0,05). При этом выявлено, что у всех обследуемых значения ОПСС достоверно снижены в летний период года. Поэтому, улучшение условий кровоснабжения организма у обследуемых летом обеспечивалось значительным уменьшением ОПСС в результате вазодилатационных влияний на тонус резистивных сосудов местного метаболического фактора.

Среднегодовые значения ОПСС достоверно выше в ФФ, чем в ЛФ, а у гречанок выше, чем у россиянок (p<0,05). Амплитуда сезонного ритма ОПСС у россиянок в ФФ составила: 128,1±1,3, дин/см/сек-5, и в лютеиновую – 168,3±2,6, а у гречанок – 118,9±1,5 и 107,4±1,3, соответственно (р<0,05).

Известно, что у здоровых людей внутренняя работа сердца хорошо коррелирует с произведением числа сердечных сокращений в минуту на уровень систолического артериального давления. Двойное произведение не только характеризует реакцию индивидуума на нагрузку, но и косвенно отражает кислородные резервы миокарда (R.C. Hermida et al., 2001).

Анализ полученных данных показал, что более высокие (р<0,05) значения ДП наблюдались в зимний период года у россиянок, в основном за счет повышения САД, а у гречанок – за счет увеличения ЧСС.

Амплитуда сезонного ритма ДП у россиянок в ФФ составила: 8,9±0,1 усл.

ед., а в лютеиновую – 9,6±0,1, а у гречанок – 7,1±0,1 и 7,6±0,1, соответственно (р<0,05). При этом среднегодовые значения ДП достоверно выше в ЛФ, чем в ФФ, а у гречанок выше, чем у россиянок (p<0,05).

Изучение корреляционных отношений между среднегодовыми показателями индекса Скибински и ДП показало, что у россиянок коэффициент корреляции в ФФ составил г=-0,42 (р<0,01) и в ЛФ – г=-0,(р<0,01), а у гречанок – г=-0,36 (р<0,01) и – г=-0,35 (р<0,01), соответственно. Кроме того, максимальный коэффициент корреляции между показателями индекса Скибински и ДП у гречанок в ФФ составил r=-0,61 (p<0,001) и в ЛФ - r=0,-57 (p<0,001) весной, а у россиянок летом - r=-0,42 и -0,46 (p<0,001), соответственно.

Таким образом, у женщин разных этнических групп параметры кардиореспираторной системы подвержены влиянию сезонных и месячных ритмов. Более высокие резервы кардиореспираторной системы летом и в ЛФ свидетельствуют о повышенной устойчивости к гипоксии и гиперкапнии, которая более выражена у россиянок, чем у гречанок.

Хроноструктура сезонных изменений уровня качества жизни у женщин разных этнических групп.

Понятие качество жизни (КЖ) в сложившейся практике социологических, демографических, статистических и медицинских исследований стало одним из критериев, характеризующих состояние жизнедеятельности и уровень жизни человека. В нем раскрываются и индивидуальное, и общественное (системно-социальное) качество жизни, разнообразие потребностей человека, его потенциал всестороннего, гармонического творческого развития (А.А. Новик, 1999; И.Б. Ушаков, 2002, 2005; Г.И. Нечаева и др., 2008; A. Unsal et al., 2010). При этом наряду с общечеловеческими ценностями в понятие качества жизни различных популяций должны быть включены национальные и этнические особенности культуры, традиций, религиозных убеждений и обычаев (Н.А. Агаджанян, И.В. Радыш, 2009; И.В. Кузнецова и др., 2009).

Нами установлено, что показатели оценки КЖ у женщин имеют четко выраженную месячную ритмичность. Из представленных на рис. данных следует, что среднегодовой уровень значений физическая боль (ФБ) и общее восприятие здоровья (ОЗ) достоверно выше в фолликулиновую фазу, а физическое функционирование (ФФ), роль физических проблем в ограничении жизнедеятельности (РФ), жизненная активность (ЖА), социальное функционирование (СФ), роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности (РЭ) и психическое здоровье (ПЗ) – в лютеиновую (р<0,05) не зависимо от этнической принадлежности. При этом среднегодовые значения показателей ФФ, РФ, ФБ, ОЗ, РЭ и ПЗ выше у россиянок, а ЖА и СФ – у гречанок (p<0,05) не зависимо от фаз МЦ.

Нами установлено, что показатели оценки КЖ у женщин имеют четко выраженную сезонную ритмичность. Так, у россиянок максимальные значения РФ наблюдались зимой, ФБ – весной, ЖА, ФФ, ОЗ и СФ – летом, а РЭ и ПЗ – осенью. У гречанок максимальные значения РФ и ПЗ наблюдались зимой, ФФ и ФБ – весной, ЖА, СФ и РЭ – летом, а ОЗ – осенью. При этом значения общих показателей «физический компонент КЖ» имеет максимальные значения в весенний период года у гречанок и летний – у россиянок, а «психологический компонент КЖ» – в осенний не зависимо от этнической принадлежности и фаз МЦ.

ФФ ФФ ПЗ РФ 82 ПЗ РФ 62 РЭ 2 ФБ РЭ 2 ФБ СФ ОЗ СФ ОЗ ФФ ЛФ ЖА ФФ ЛФ ЖА Россиянки Гречанки Рис. 9. Динамика показателей оценки КЖ у женщин на протяжении менструального цикла.

Сравнительный анализ показал, что среднегодовые значения показателя «физический компонент КЖ» у россиянок в ФФ составил 50,7±0,5 баллов и лютеиновую - 53,3±0,6 баллов, а у гречанок - 52,9±0,4 и 55,2±0,4, соответственно (р<0,05). При этом «психологический компонент КЖ», у россиянок в ФФ составил 46,9±0,5 баллов и в ЛФ – 49,6±0,баллов, а у гречанок 44,5±0,4 и 46,7±0,5, соответственно (р<0,05).

Нами установлено, что ряд показателей качества жизни зависит от возраста обследуемых. Так, с его увеличением растет степень оценки повседневной деятельности женщин, определяемой физическими (РФ, у россиянок коэффициент корреляции составил г=0,41 (р<0,05), а у гречанок г=0,38 (р<0,05) и эмоциональными (РЭ, г=0,39 и 0,53, соответственно) проблемами, психическое здоровье оценивается ниже (ПЗ, г=-0,32 и 0,36, соответственно). Выявлены прямые зависимости среднегодового показателя РФ, обусловленного проблемами физического плана, с уровнем ОХС и ХСЛПВП в лютеиновую фазу у россиянок коэффициент корреляции составил г=0,28 и г=0,31 (р<0,05), а у гречанок г=0,33 и г=0,36, соответственно. Кроме того, установлены сильные зависимости среднегодового уровня тестостерона с рядом параметров КЖ в фолликулиновую фазу: прямые – с показателями ФФ (у россиянок г=0,85 и у гречанок г=0,79; р<0,001) и общего здоровья (у россиянок г=0,74 и у гречанок г=0,83; р<0,001), и обратная – с показателем психического здоровья (у россиянок г=-0,65 и у гречанок г=-0,72; р<0,001) и степенью ролевого эмоционального функционирования (у россиянок г=-0,58;

у гречанок г=-0,67; р<0,001).

Таким образом, полученные результаты свидетельствуют о том, что показатели оценки качества жизни у женщин разных этнических групп региона Кавказских минеральных вод подвержены влиянию как месячных, так и сезонных биоритмов.

Показатели суточного профиля артериального давления и качества жизни у женщин с нейроциркуляторной дистонией.

В группах женщин с нейроциркуляторной дистонией по гипертоническому типу (67 россиянок и 65 гречанок) изучались показатели суточного профиля АД и качества жизни до и после антигомотоксической терапии комплексными биологическими препаратами (Кралонин, Гормель С, Церебрум композитум и Овариум композитум). Обследования проводились в весенний период года в фолликулиновую фазу МЦ.

Из представленных на рис. 10 данных следует, что в группе россиянок с НЦД суточный профиль САД по типу «dipper» наблюдался в 67,1% случаев, «non-dipper» - в 28,4% и «over-dipper» - в 4,5%, а суточный профиль ДАД по типу «dipper» - в 80,6% и «non-dipper» - в 19,4%. В группе гречанок суточный профиль САД по типу «dipper» наблюдался в 58,5% случаев, «non-dipper» - в 33,8% и «over-dipper» - в 7,7%, а суточный профиль ДАД по типу «dipper» - в 76,9% и «non-dipper» - в 23,1%.

После проведения антигомотоксической терапии у женщин с НЦД наблюдалось нормальное ночное снижение САД, что способствовало нормализации циркадианного ритма САД по типу «dipper», которое более выражено у гречанок (87,7% против 58,5%) по сравнению с россиянками (85,1% против 67,1%). Это свидетельствует о влиянии ингредиентов антигомотоксических препаратов на высшие центры и подкорковые структуры мозга, участвующие в регуляции сосудистого тонуса и вегетативных функций.

100% 80% over-dipper 60% non-dipper 40% Dipper 20% 0% до после до после Россиянки Гречанки Рис. 10. Суточный профиль САД у женщин разных этнических групп до и после антигомотоксической терапии Динамика параметров оценки качества жизни, при использовании стандартизированного опросника SF-36 на фоне антигомотоксической терапии у женщин разных этнических групп с нейроциркуляторной дистонией, приведена в табл. 3.

Нами установлено значительное снижение параметров КЖ у женщин с НЦД по сравнению со здоровыми, особенно в группе гречанок.

Исключение составили показатели общего восприятия здоровья, приближающиеся к таковым у здоровых лиц. Особенно отличались в худшую сторону характеристики физического состояния - существенно была снижена активность пациентов и повышена их утомляемость. В целом состояние физического функционирования у пациенток оказалось снижено в 2 раза по сравнению со здоровыми. Следствием этого явилось выраженное ограничение социального функционирования. Полученные данные свидетельствуют о том, что ограничение физической активности вносит наиболее существенный вклад в снижение КЖ у женщин с нейроциркуляторной дистонией.

Таблица Показатели оценки качества жизни у женщин разных этнических групп с НЦД до и после антигомотоксической терапии Показатели, Здоровые НЦД балл до лечения после лечения ФФ 89,9±1,6*** 59,3±0,9 87,3±1,84,7±1,2*** 55,2±0,8 82,8±1,РФ 62,8±1,1*** 35,2±0,7 59,5±1,53,9±1,3*** 36,3±0,8 52,3±1,ФБ 86,7±1,9*** 42,9±1,1 61,7±1,85,6±1,2*** 43,5±0,9 73,4±1,ОЗ 79,2±1,1*** 68,5±1,5 73,4±1,75,7±1,0*** 65,3±1,3 74,6±1,ЖА 62,6±1,3*** 35,6±0,7 56,3±1,67,8±1,1*** 37,5±0,9 63,6±1,СФ 59,7±2,1*** 43,5±1,1 55,1±1,65,3±1,3*** 44,8±1,2 61,5±1,РЭ 64,9±1,5*** 52,7±1,3 57,7±1,60,3±1,2*** 47,5±1,4 58,1±1,ПЗ 63,7±1,4*** 39,7±0,9 59,3±1,58,3±1,1*** 37,5±0,8 56,1±1,Примечание: 1 – россиянки; 2 – гречанки достоверные отличия *** - (p<0,001) Сравнительный анализ показал, что антигомотоксическая терапия в первую очередь существенно повысила КЖ пациенток по показателям физического функционирования и психологического здоровья (р<0,001) у россиянок, а по показателям физическая боль, жизненная активность и социальное функционирование (р<0,001) – у гречанок. В то же время, достоверных различий по шкалам общего восприятия здоровья и роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности в процессе трехнедельного наблюдения выявлено не было (р>0,05).

Полученные нами данные свидетельствуют о том, что КЖ у женщин с нейроциркуляторной дистонией подлежит количественной оценке, методика SF-36 позволяет получить достоверные воспроизводимые и сопоставимые результаты у этой категории обследуемых.

Таким образом, результаты комплексных хронофизиологических исследований позволяют дать физиологическое обоснование экологического портрета женщин, проживающих в регионе Кавказских минеральных вод. Изучение физиологической роли биоритмики функционального состояния желез внутренней секреции позволяет понять механизмы адаптации эндокринной системы к внешним условиям среды обитания. Полученные результаты позволяют более полно судить о динамике и особенностях взаимосвязи различных систем организма, свидетельствующих о мобилизации приспособительных механизмов, направленных на усиление функциональной деятельности организма здоровых женщин разных этнических групп.

ВЫВОДЫ 1. В результате комплексного хронобиологического исследования выявлены особенности взаимосвязи физиологических систем у здоровых женщин разных этнических групп, свидетельствующих о мобилизации приспособительных механизмов, направленных на усиление функциональной деятельности организма при адаптации к различным факторам среды обитания.

2. В результате исследования хроноструктуры сезонной динамики показателей гормонального статуса показано, что у здоровых женщин уровень лептина, инсулина и пептида С в сыворотке крови достоверно выше в зимний период года, адипонектина – в летний, а кортизола – в осенний у россиянок и зимний – у гречанок (p<0,05). Среднегодовые значения уровня лептина, инсулина, пептида С и кортизола достоверно выше у гречанок, а адипонектина – у россиянок (p<0,05). При этом концентрация лептина, инсулина, пептида С и адипонектина достоверно выше в лютеинову фазу, а кортизола – в фолликулиновую независимо от этнической принадлежности (p<0,05).

3. Выявлено, что уровень общего Т3 достоверно выше в зимний период года, ТТГ – в весенний, ЛГ, ФСГ и тестостерона – в летний, общего Т4 и прогестерона – в осенний, а пролактина в летний у россиянок и весенний – у гречанок (p<0,05). Среднегодовые значения общего Т3 и Т4, ЛГ, ФСГ и тестостерона достоверно выше у россиянок, а ТТГ и пролактина – у гречанок (p<0,05). У всех обследуемых среднегодовые значения общего Т3 и Т4, ЛГ, ФСГ и тестостерона достоверно выше в фолликулиновую фазу, а ТТГ, пролактина и прогестерона – в лютеиновую (p<0,05).

4. Установлено, что в сыворотке крови практически здоровых женщин уровень общего холестерина (ОХС), липопротеина низкой плотности (ХС-ЛПНП), триглицеридов (ТГ), свободных жирных кислот (СЖК) и аполипопротеина-В (АпоВ) достоверно выше в зимний период года независимо от фаз менструального цикла, липопротеина высокой плотности ХС-ЛПВН – в весенний, аполипопротеина-А-1 (АпоА-1) – в летний, а липопротеин очень низкой плотности (ХС-ЛПОПН) – в осенний, по сравнению с остальными периодами (p<0,05).

Среднегодовые значения концентрации ОХС, ХС-ЛПНП, ТГ, СЖК и АпоВ в сыворотке крови достоверно выше в фолликулиновую фазу, а ХС-ЛПОПН и АпоА-1 – в лютеиновую (p<0,05). Показано, что максимальные значения коэффициента атерогенности наблюдались зимой, а минимальные – летом (р<0,05). Среднегодовые значения коэффициента атерогенности достоверно выше в лютеиновую фазу по сравнению с фолликулиновой (p<0,05).

5. Сравнительный анализ сезонной динамики концентрации макроэлементов плазмы крови показал, что максимальная концентрация Na, Se и Zn наблюдалась зимой, Cr – весной, Cu, К, Ca, Mg и Р – летом независимо от фаз менструального цикла. У россиянок максимальная концентрация Fe и Mn наблюдалась осенью, а у гречанок – летом.

Среднегодовые значения концентрации Na, Ca, Р, Fe, Cu, Zn и Mn достоверно выше в фолликулиновой фазе, а К, Mg Se и Cr – в лютеиновой (p<0,05). У гречанок достоверно выше концентрации Na, Р, Fe, Cu и Mn, а у россиянок – К, Ca, Mg, Se, Zn и Cr (p<0,05).

6. Показано, что в группе россиянок суточный профиль САД по типу «dipper» наблюдался в 88,2% случаев и «non-dipper» - в 11,8%, а суточный профиль ДАД по типу «dipper» - в 85,1% и «non-dipper» - в 14,9%. В группе гречанок суточный профиль САД по типу «dipper» выявлен в 83,3% случаев и «non-dipper» - в 16,7%, а суточный профиль ДАД по типу «dipper» - в 80,7% и «non-dipper» - в 19,3%.

Следовательно, у 85,8% здоровых женщин разных этнических групп наблюдается нормальное ночное снижение АД, что свидетельствует о преобладании циркадианного ритма АД по типу «dipper».

7. В результате сравнительного хронофизиологического исследования установлено, что у женщин разных этнических групп параметры кардиореспираторной системы подвержены влиянию сезонных и месячных ритмов. Более высокие резервы кардиореспираторной системы летом и в лютеиновой фазе менструального цикла свидетельствуют о повышенной устойчивости к гипоксии и гиперкапнии, которая более выражена у россиянок, чем у гречанок.

8. Установлено, что показатели оценки качества жизни у женщин имеют четко выраженную месячную и сезонную ритмичность. Так, уровень значений показателя жизненная активность и социальное функционирование достоверно выше в фолликулиновую фазу, а физическое функционирование, роль физических проблем в ограничении жизнедеятельности, роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности и психическое здоровье – в лютеиновую (р<0,05) в обеих группах. При этом максимальные значения показателя психического здоровья наблюдались зимой, роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности, физическая боль и жизненная активность – весной, физическое функционирование – летом, а роль физических проблем в ограничении жизнедеятельности, общее восприятие здоровья и социальное функционирование – осенью.

9. Выявлено, что значения общих показателей «физический компонент КЖ» имеют максимальные значения в летний период года, а «психологический компонент КЖ» – в весенний в обеих группах.

Среднегодовые значения показателя «физический компонент КЖ» у россиянок в фолликулиновую фазу МЦ составили 50,7±0,5 баллов и лютеиновую - 53,3±0,6 баллов, а у гречанок - 52,9±0,4 и 55,2±0,4, соответственно (р<0,05). У россиянок «психологический компонент КЖ» в фолликулиновую фазу составил 46,9±0,5 баллов и в лютеиновую – 49,6±0,6 баллов, а у гречанок 44,5±0,4 и 46,7±0,5, соответственно (р<0,05).

10. Установлено, что после проведения антигомотоксической терапии у женщин с нейроциркуляторной дистонией по гипертоническому типу наблюдалось нормальное ночное снижение САД, что способствовало нормализации циркадианного ритма САД по типу «dipper», которое более выражено у гречанок (87,7% против 58,5%) по сравнению с россиянками (85,1% против 67,1%). Это свидетельствует о влиянии ингредиентов антигомотоксических препаратов на высшие центры и подкорковые структуры мозга, участвующие в регуляции сосудистого тонуса и вегетативных функций.

11. Показано, что антигомотоксическая терапия в первую очередь существенно повысила качество жизни по показателям физического функционирования и психологического здоровья (р<0,001), особенно у россиянок, а по показателям физическая боль, жизненная активность и социальное функционирование (р<0,001) у гречанок. В то же время, достоверных различий по шкалам общего восприятия здоровья и роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности в процессе трехнедельного наблюдения выявлено не было (р>0,05).

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ 1. Результаты комплексных хронофизиологических исследований гормонального статуса, липидного, углеводного и электролитного обмена у здоровых женщин позволяют рекомендовать учет месячной и сезонной ритмичности физиологических показателей для выработки научно-обоснованных средств и лечебно-профилактических мероприятий, направленных на оптимизацию методов диагностики функциональных нарушений.

2. Для выявления ранних функциональных нарушений и повышения точности постановки диагноза следует проводить клиникофизиологические и биохимические исследования у женщин репродуктивного возраста в разные фазы менструального цикла.

3. Применение комплексных антигомотоксических препаратов у женщин репродуктивного возраста с нейроциркуляторной дистонией по гипертоническому типу следует с учетом этнических особенностей и условий среды обитания.

Список работ, опубликованных по теме диссертации.

1. Агаджанян Н.А., Радыш И.В., Коротеева Т.В. Эколого-социальнобиологические аспекты адаптации человека (на модели физиологических реакций человека). / Эколого-социальномедицинские технологии формирования популяционного здоровья.

Курс лекций. –Волгоград: Изд-во ВолГУ, 1999. –С. 368-383.

2. Коротеева Т.В. Система крови: Учебно-методическое пособие. – Волгоград : ВМА, 2001. –70 с.

3. Краюшкин С.И., Кодуа Л.С., Коротеева Т.В. Интенсивность перекисного окисления липидов у женщин при нейроциркуляторной дистонии. // Материалы ХI Международного симпозиум «Экологофизиологические проблемы адаптации». –М., 2003. – С. 283-284.

4. Радыш И.В., Марьяновский А.А., Краюшкин С.И., Коротеева Т.В., Кодуа Л.С., Панов А.А. Эффективность применения антигомотоксических препаратов при нейроциркуляторной дистонии.

//Материалы Всерос. научно-практ. конф. «Современные проблемы артериальной гипертонии». –М., 2003. – С. 168.

5. Радыш И.В., Краюшкин С.И., Фирсов Д.В., Коротеева Т.В. Сезонная динамика микроэлементов у женщин г. Волгограда. //Материалы IV Междунарной научно-практической конференции «Здоровье и образование в ХХI веке». –М..: Изд-во РУДН, 2003. –С.518-519.

6. Агаджанян Н.А., Марьяновский А.А., Радыш И.В., Краюшкин С.И., Коротеева Т.В., Кодуа Л.С., Панов А.А. Эффективность антигомотоксической терапии при нейроциркуляторной дистонии. // Биологическая медицина. –2004. -№2. –С. 16-21.

7. Радыш И.В., Марьяновский А.А., Краюшкин С.И., Кодуа Л.С., Коротеева Т.В. Эффективность хронотерапии антигомотоксическими препаратами у женщин с нейроциркуляторной дистонией. // Материалы Междун. научного симпоз. «ЮГРА-ГЕМО». –Ханты-Мансийск, 2004. – С. 263-264.

8. Радыш И.В., Краюшкин С.И., Марьяновский А.А., Кодуа Л.С., Коротеева Т.В. Суточное мониторирование артериального давления у женщин с нейроциркуляторной дистонией. // Материалы 2-го Международного симпозиум «Проблемы ритмов в естествознании». – М.: Изд-во РУДН, 2004. – С. 347-349.

9. Радыш И.В., Юсупов Р.А., Ермакова Н.В., Ходорович А.М., Старшинов Ю.П., Коротеева Т.В. Особенности реакции кардиореспираторной системы женщин на физическую нагрузку. // Технологии живых систем. –2006. –Т. 3, -№5-6. –С. 52-56.

10. Коротеева Т.В., Радыш И.В., Марьяновский А.А. Применение комплексных биологических препаратов в лечении нейроциркуляторной дистонии. //Материалы VII Международной научно-практической конференции «Здоровье и Образование в XXI веке». –М.: Изд-во РУДН, 2006. –С. 259.

11. Коротеева Т.В., Радыш И.В., Марьяновский А.А., Краюшкин С.С.

Эффективность применения комплексных биологических препаратов в лечении нейроциркуляторной дистонии. // Экология человека. – Приложение 4/2. –2006. –С. 141-143.

12. Радыш И.В., Марьяновский А.А., Юсупов Р.А., Коротеева Т.В., Ходорович А.М., Старшинов Ю.П. Хроноструктура циркадианных ритмов сердечно-сосудистой системы у женщин. // Технологии живых систем. –2006. –Т. 3, №5-6. –С. 57-65.

13. Юсупов Р.А., Радыш И.В., Коротеева Т.В., Ходорович А.М. Реакция кардиореспираторной системы на физическую нагрузку у женщин различных соматотипов. // Всерос. науч. конф. «Физиологогигиенические проблемы экологии человека». –Белгород : Изд-во БелГУ, 2007. –С. 138-140.

14. Радыш И.В., Юсупов Р.А., Ермакова Н.В., Ходорович А.М., Старшинов Ю.П., Коротеева Т.В. Динамика показателей кардиореспираторной системы у женщин различных соматотипов на физическую нагрузку. // ІІІ Международная научная конференция «Актуальные проблемы физической культуры, спорта и туризма в современных социальноэкономических и экологических условиях». –Запорожье : Изд-во ЗНУ, 2007. –С. 145-152.

15. Радыш И.В., Коротеева Т.В., Марьяновский А.А. Качество жизни у женщин с нейроциркуляторной дистонией. /Сб. научных статей «Физиологические проблемы адаптации». –Ставрополь : Изд-во СГУ, 2008. –С.145-146.

16. Радыш И.В., Хисамутдинов А.Ф., Коротеева Т.В. Сезонные изменения показателей крови у здоровых людей / Сб. научных статей «Физиологические проблемы адаптации». –Ставрополь : Изд-во СГУ, 2008. –С.147-148.

17. Радыш И.В., Коротеева Т.В., Марьяновский А.А. Качество жизни у студенток с нейроциркуляторной дистонией. // Технологии живых систем. –2009. –Т. 6, -№1. –С. 65-69.

18. Радыш И.В., Коротеева Т.В., Торшин В.И. Сезонная динамика показателей качества жизни у женщин. //Вестник РУДН. -2009. -№ 4.

–С. 566-570.

19. Коротеева Т.В., Радыш И.В. Морфофункциональные особенности физического и полового развития женщин различных этнических групп. // Технологии живых систем. –2010. –Т.7, -№5. –С.50-55.

20. Радыш И.В.. Коротеева Т.В., Ермакова Н.В., Старшинов Ю.П., Краюшкин С.С. Особенности суточного профиля артериального давления женщин. // Технологии живых систем. -2010. –Т.7, -№6. –С.

9-13.

21. Коротеева Т.В., Радыш И.В. Качество жизни женщин в различные фазы менструального цикла. // Материалы Международной научнопрактической конференции «Теоретические и практические проблемы современной науки и образования». Ч.I. –Курск, 2010. –С.

144-145.

22. Коротеева Т.В. Цирканнуальные ритмы гормонального и углеводного обмена у женщин в различные фазы менструального цикла. // Технологии живых систем. –2010. –Т.7, -№6. –С. 37-41.

23. Радыш И.В.. Коротеева Т.В., Торшин В.И., Старшинов Ю.П. Сезонные изменения оценки качества жизни у женщин разных этнических групп.

// Материалы Международная научно-практической конференция «Здоровье в XXI веке – 2010». –Тула, 2010. –С. 148-149.

24. Радыш И.В.. Коротеева Т.В. Хроноструктура сезонной динамики элементного обмена у здоровых женщин. // Технологии живых систем. -2010. –Т.7, -№7. –С. 27-30.

25. Коротеева Т.В., Радыш И.В.. Торшин В.И., Старшинов Ю.П., Ермакова Н.В., Ходорович А.М., Краюшкин С.С. Сезонные изменения гормонального и углеводного обмена у женщин различных фазы менструального цикла. //Материалы Международная научнопрактической конференция «Здоровье в XXI веке – 2010». –Тула, 2010.

–С. 148-149.

26. Коротеева Т.В. Сезонные изменения показателей липидного обмена у женщин. // Технологии живых систем. –2010. –Т.7, -№7. –С. 35-38.

27. Коротеева Т.В. Особенности гормонального обмена у женщин в разные фазы менструального цикла. // XI Международный конгресс «Здоровье и образование в XXI веке» и «Научные и прикладные аспекты концепции здоровья и здорового образа жизни». –М. : Изд-во РУДН, 2010. –С. 93-94.

28. Коротеева Т.В., Радыш И.В., Ходорович А.М. Сезонные изменения гормонального обмена у женщин разных этнических групп. // Вестник РУДН. –2010. -№. 4. –С. 253-255.

29. Коротеева Т.В., Радыш И.В., Торшин В.И., Старшинов Ю.П., Ермакова Н.В., Северин А.Е., Ходорович А.М. Сезонные изменения устойчивости женщин разных этнических групп к гипоксии и гиперкапнии. // XI Международный конгресс «Здоровье и образование в XXI веке» и «Научные и прикладные аспекты концепции здоровья и здорового образа жизни». –М. : Изд-во РУДН, 2010. –С. 92-93.

30. Радыш И.В., Коротеева Т. В., Торшин В. И., Ходорович А. М., Ермакова Н.В., Журавлева Ю. С. Сезонная динамика показателей гормонального и углеводного обмена у женщин в различные фазы менструального цикла. // Экология человека. –2010. -№12. –С. 23-26.

31. Радыш И.В., Коротеева Т.В. Динамика показателей кардиореспираторной системы у женщин в различные сезоны года. // Вестник ОГУ. –2010. -№12 (118). –С.102-107.

32. Коротеева Т.В., Радыш И.В. Хронофизиологические особенности женского организма. /Учебное пособие. –М., 2010. -68 с.

33. Радыш И.В., Коротеева Т.В., Краюшкин С.С., Ходорович А.М., Журавлева Ю.С. Гормональный обмен у здоровых женщин в различные сезоны года. //Вестник ВолГМУ. –2011. №1 (37). –С. 91-94.

34. Коротеева Т.В., Ермакова Н.В., Бабкина Е.В., Кутенев А.В., Ли В.А.

Суточный профиль артериального давления у женщин разных этнических групп с нейроциркуляторной дистонией. // Технологии живых систем. –2011. –Т.8, -№3. –С. 20-24.

35. Радыш И.В., Коротеева Т.В. Биоритмы и качество жизни. /Учебное пособие. –М., 2011. – 85 с.

36. Радыш И.В., Коротеева Т.В., Торшин В.И., Радыш Б.Б., Марьяновский А.А., Старшинов Ю.П. Качество жизни у женщин разных этнических групп с нейроциркуляторной дистонией. // Технологии живых систем.

–2011. –Т.8, -№3. –С. 25-29.

Коротеева Татьяна Владимировна (Россия) Хронофизиологическая характеристика адаптивных реакций у женщин разных этнических групп В работе приведены результаты изучения особенности временной организации показателей гормонального, липидного и элементного обмена у здоровых женщин разных этнических групп.

Установлено, что в сыворотке крови здоровых женщин уровень лептина, инсулина, пептида С, общего Т3, ОХС, ХС-ЛПНП, ТГ, СЖК, АпоВ Na, Se и Zn достоверно выше в зимний период года, ТТГ, ХС-ЛПВН и Cr – весной, адипонектина, ЛГ, ФСГ, тестостерона, АпоА-1, Cu, К, Ca, Mg и Р – в летний, общего Т4, прогестерона и ХС-ЛПОПН – в осенний, а кортизола, Fe и Mn – в осенний у россиянок и летний – у гречанок (p<0,05). Среднегодовые значения лептина, инсулина, пептида С и кортизола достоверно выше у гречанок, а адипонектина – у россиянок (p<0,05). При этом среднегодовые значения лептина, инсулина, пептида С и адипонектина, ХС-ЛПОПН, АпоА-1, К, Mg Se и Cr достоверно выше в ЛФ, а кортизола, ОХС, ХС-ЛПНП, ТГ, СЖК, АпоВ, Na, Ca, Р, Fe, Cu, Zn и Mn – в ФФ независимо от этнической принадлежности (p<0,05).

Установлено, что под влиянием антигомотоксической терапии у женщин с нейроциркуляторной дистонией по гипертоническому типу наблюдалось нормальное ночное снижение САД, что способствовало нормализации циркадианного ритма САД по типу «dipper», которое более выражено у гречанок (87,7% против 58,5%) по сравнению с россиянками (85,1% против 67,1%).

Tatyana V. Koroteeva Russia) Chronophysiological characteristic of adaptive reaction in the women of different ethnic groups The job is devoted to study seasonal variation in blood lipid, hormone and element levels in the healthy women of different ethnic groups.

Is established, that in the healthy women in the blood concentration of leptin, insulin, C-peptid, total T3 and cholesterol, low-density lipoprotein cholesterol, triglycerides, free fatty acid, index atherogenesis, ApoB, Na, Fe, Se and Zn significant higher in the winter; thyroid-stimulating hormone, high-density lipoprotein cholesterol, C-reactive protein and Cr – spring; adiponectin, follicle-stimulating hormone, luteinizing hormone, ApoA-1, testosterone, K, Ca, Mg, Р and Cu - in summer;

progesterone, very low-density lipoprotein cholesterol and total Т4– in autumn. In Russian concentration of cortisole, Fe and Mn peaks in the autumn, in Greece – in the summer. Thus the statistically significant seasonal variation of hormone levels in healthy women in different phase of the menstrual cycle are revealed.

Is established, that under influence antihomotoxic therapy in the women with neurocirculatory dystonia night blood pressure was decreased, that the systolic blood pressure for the type «dipper» testifies the normalization to circadian rhythm which is more expressed in Greece in comparison with in Russian.

Список сокращений:

АД – артериальное давление АпоА-1 - аполипопротеины А-АпоВ – аполипопротеины В ВУП – величина утреннего подъема ЖА – жизненная активность ЖЕЛ – жизненная емкость легких ЖИ – жизненный индекс ИМТ – индекс массы тела ИС – индекс Скибински МЦ – менструальный цикл МЭ – микроэлементы ОХС – общий холестерин СРБ – С-реактивный белок СЖК – свободные жирные кислоты ТГ – триглицериды ТТГ – тиреотропный гормон Т4 – тироксин Т3 – трийодтиронин ХС-ЛПВП – липопротеины высокой плотности ХС-ЛПНП – липопротеины низкой плотности ДАД – диастолическое артериальное давление ДП – двойное произведение КА – коэффициент атерогенности МОК – минутный объем кровообращения НЦД – нейроциркуляторная дистония ОГК – окружность грудной клетки ОЗ – общее восприятие здоровья ОПСС – общее периферическое сосудистое сопротивление ПАД – пульсовое артериальное давление ПЗ – психическое здоровье РФ – роль физических проблем в ограничении жизнедеятельности РЭ – роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности САД – систолическое артериальное давление СДД – среднединамическое артериальное давление СМАД – суточное мониторирование артериального давления СФ – социальное функционирование СУП – скорость утреннего подъема ЧСС – частота сердечных сокращений УО – ударный объем ФБ – физическая боль ФФ – физическое функционирование НОМА–IR – индекс инсулинорезистентности






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.