WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

  На правах рукописи

САБИРОВ

Ахат Халимович

ГИСТОЛОГИЧЕСКИЕ, ИММУНОГИСТОХИМИЧЕСКИЕ

И МОЛЕКУЛЯРНО-ГЕНЕТИЧЕСКИЕ МАРКЕРЫ

РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ,

ИХ ПРОГНОСТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ

03.03.04 - клеточная биология, цитология, гистология

14.01.12 - онкология

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора медицинских наук

Тюмень - 2010

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Тюменская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному

развитию Российской Федерации»

Научные консультанты:

доктор медицинских наук, профессор

Заслуженный  деятель  науки РФ Бычков Виталий

ГОУ ВПО ТюмГМА Росздрава Григорьевич

доктор медицинских наук, профессор

Заслуженный  деятель  науки РФ Барышников

РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН Анатолий Юрьевич

                                               

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор  Янин

БУ ВПО «Ханты-Мансийский  Владимир Леонидович

государственный медицинский

институт ХМАО-Югры» 

                                               

доктор медицинских наук, профессор  Коган Евгения

ФГУ Научный Центр акушерства, гинекологии Александровна

и перинатологии (НЦАГиП) им. Кулакова

Росмедтехнологий 

                                               

доктор медицинских наук, профессор  Кадагидзе

РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН  Заира Григорьевна 

                               

Ведущая организация:

ФГУ МНИОИ им. П.А. Герцена Росмедтехнологий

Защита состоится «___» _____________ 2010 г в  ___ час. на заседании диссертационного совета Д 208. 101. 02 при ГОУ ВПО «Тюменская государственная медицинская академия Росздрава» по адресу: 625023, г. Тюмень, ул. Одесская, 54.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Тюменская государственная медицинская академия Росздрава».

Автореферат разослан «___»___________________ 2010 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета С.А. Орлов        

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Рак молочной железы (РМЖ) является серьезной медицинской и социальной проблемой для большинства развитых стран мира. Несмотря на значительные достижения молекулярной биологии и генетики последней четверти века в понимании биологии и клиники заболевания, а также кардинальные изменения в подходе к лечению, проблема продолжает оставаться высоко актуальной.

К настоящему моменту сообщается более чем о ста факторах прогноза, дающих представление о биологическом поведении опухоли. Для предсказания клинического течения опухолевого процесса, ответа на лечение и исхода РМЖ большое значение придается маркерам, определяемым иммуногистохимическими методами.

Одними из первых вошедших в клиническую практику клеточных маркеров были рецепторы эстрогенов (РЭ) и прогестерона (РП), роль которых в канцерогенезе гормонозависимых опухолей доказана большим количеством исследований (Семиглазов В.Ф. и соавт., 1992). Определение РЭ и РП в ткани опухоли сейчас рассматривается как обязательное условие для успешного гормонального лечения РМЖ (Allred D.C. et al., 1998; Бернштейн Л.М., 2000; Семиглазов В.Ф., 2001). Эффект гормональной терапии зависит от наличия РЭ и РП в опухоли: ее эффективность составляет около 10% при РЭ-отрицательных опухолях, примерно 50% при РЭ-положительных опухолях и около 75% при опухолях, содержащих одновременно РЭ и РП. Тем не менее, известны случаи резистентности к гормональной терапии больных с РЭ- и РП-положительными опухолями, поэтому гормональный статус опухоли оказывается не всегда достаточным показателем гормональной чувствительности РМЖ (Летягин В.П., 2004).

Важная роль в канцерогенезе РМЖ принадлежит ростовым факторам, таким как EGFR – эпидермальный фактор роста, VEGFR – сосудистый эндотелиальный фактор роста и мутационному статусу.

Ведущим фактором в механизме злокачественной трансформации клеток, в биологическом поведении уже возникших опухолей является усиление пролиферативной активности опухолевых клеток. Для выявления особенностей пролиферации клеток злокачественных опухолей человека широко используется анализ экспрессии антигена Ki-67, который экспрессируется практически во всех фазах митотического цикла и отражает величину пролиферативного пула опухоли (Пожарисский К.М., Леенман Е.Е., 2000).

Рак молочной железы характеризуется диссеминацией раковых клеток гематогенным путем уже на ранних стадиях заболевания. Поэтому помимо местного лечения (хирургическая операция и лучевая терапия), больным проводится системная химиотерапия и/или эндокринная терапия в адъювантном режиме. За последние 40 лет реальная польза от системного адъювантного лечения в плане улучшения показателей выживания без признаков заболевания и общего выживания была подтверждена многочисленными рандомизированными испытаниями (Early Breast Cancer Trialists' Collaborative Group /EBCTCG/). Однако так как рак молочной железы является гетерогенным заболеванием, вопрос о том, целесообразно ли назначать адъювантную химиотерапию всем больным или только больным с высоким риском развития системного заболевания при первом выявлении, остается открытым.

Существующие на сегодняшний день способы оценки степени риска у больных, страдающих раком молочной железы, неэффективны и недостаточны.

Значимость отдельных вышеперечисленных маркеров, выявляемых иммуногистохимическим методом, остается спорной. Требует уточнения прогностическая роль иммуногистохимических методов в оценке эффективности проводимой терапии и определении прогноза течения болезни после проведения противоопухолевого лечения. Также актуальным является разработка новых неинвазивных методик (ПЦР, ИСА), которые отвечают этим запросам.

Цель исследования

Определение диагностической и прогностической значимости комплексного изучения молекулярно-генетических и молекулярно-биологических маркеров у больных раком молочной железы.

Задачи исследования:

  1. Определить молекулярно-генетический статус больных РМЖ по парафинированным образцам тканей и по плазме крови.
  2. Изучить содержание и уровень экспрессии рецепторов эстрогена и прогестерона в клетках рака молочной железы и выявить клинико-морфологические особенности течения заболевания с различными гормонально-рецепторными фенотипами опухоли.
  3. Определить концентрацию метаболитов эстрогена (2-гидрокиэстрон, 16-гидроксиэстрон), и их соотношение.
  4. Определить экспрессию онкобелка HER-2 и антигена Ki-67 в клетках рака молочной железы с различными гормонально-рецепторными фенотипами.
  5. Определить сывороточный уровень EGFR и hVEGFR-165.
  6. Оценить диагностическую и прогностическую значимость комплексного изучения молекулярно-генетических и молекулярно-биологических маркеров у больных раком молочной железы.

Новизна исследования. Проведено комплексное изучение клинико-морфологических характеристик клеток рака молочной железы: содержания и уровня экспрессии рецепторов эстрогенов, прогестерона, онкобелка HER-2, антигена Ki-67, уровня EGFR, hVEGFR-165 с применением высокочувствительного и специфичного иммуногистохимического метода и определения концентраций этих белков в сыворотке крови.

Показана корреляция и практическая значимость уровней РП и РЭ, EGFR и hVEGFR-165, HER-2/neu, определенных иммуногистохимическим и иммуносорбентным методами.

Определена важная роль EGFR и hVEGFR-165 в канцерогенезе РМЖ. Впервые показано, что снижение уровня экспрессии рецепторов прогестерона, повышение уровня EGFR и hVEGFR-165, HER-2/neu и высокого уровня индекса пролиферации Ki-67 в клетках рака молочной железы является важным предсказательным фактором низкой эффективности противоопухолевой гормональной терапии и может рассматриваться как показатель неблагоприятного прогноза клинического течения рака молочной железы.

Практическая значимость исследования. Предложена программа комплексного лабораторного иммуногистохимического, иммуносорбентного и молекулярно-генетического исследования клеток рака молочной железы, включающая определение содержания и уровня экспрессии рецепторов стероидных гормонов, онкобелка HER-2 и антигена Ki-67, определения уровня EGFR, hVEGFR-165 и молекулярно-генетического статуса больных РМЖ для формирования прогноза клинического течения рака молочной железы и отбора групп пациентов для проведения адекватной гормональной и химиотерапии. Выделены группы пациентов с опухолевыми фенотипами, обладающими неблагоприятными прогностическими и предсказательными характеристиками.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. С увеличением возраста больных экспрессия рецепторов половых гормонов увеличивается, экспрессия HER-2/neu - уменьшается. 

2. Индекс пролиферативной активности Ki-67 выше при низкой степени дифференцировки опухоли, при отсутствии РЭ, РП в опухолевых клетках, при гиперэкспрессии HER-2/neu.

3. При любом гистологическом варианте опухоли имеется гиперэстрогенемический синдром и дискордантность соотношения 2-ОНЕ/16-ОНЕ.

4. Выраженность гиперэстрогенемии и эстрогенового дисбаланса сильнее при низкой степени дифференцировки опухоли, при отсутствии РЭ, РП на поверхности опухолевых клеток, при гиперэкспрессии HER-2/neu.

5. Чем выше степень дифференцировки опухоли и сильнее экспрессия рецепторов эстрогена и прогестерона, тем ниже выраженность молекулярно-генетических изменений, выявляемых по парафинированным образцам опухолевой ткани и по плазме крови.

6. Выраженность молекулярно-генетических изменений, выявляемых по парафинированным образцам опухолевой ткани и по плазме крови, изменяется при проведении специального лечения, и может служить критерием оценки эффективности проводимой терапии и маркером излеченности больных РМЖ.

7. С уменьшением степени дифференцировки опухоли, с увеличением ее пролиферативного потенциала уровень экспрессии рецепторов ростовых факторов (EGFR, hVEGFR-165) увеличивается.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования доложены и обсуждены: Международном симпозиуме «Молекулярные механизмы регуляции функции клетки» (Тюмень, 2005); Всероссийской конференции «Новые отечественные противоопухолевые препараты» (Москва, 2005); Международном Форуме по проблемам науки, техники и образования (Москва, 2005); IX Международной конференции «Высокие технологии восстановительной медицины: профессиональное долголетие и качество жизни» (Сочи, 2006); IX съезде Всероссийского научно-практического общества эпидемиологов и паразитологов» (Москва, 2007); Международной гистологической конференции «Морфогенезы в эволюции, индивидуальном развитии и эксперименте» (Тюмень, 2008); Всероссийской конференции «Актуальные аспекты паразитарных заболеваний в современный период» (Тюмень, 2008); на съезде онкологов Армении с международным участием «Молекулярная онкология» (Ереван, 2008); на Международной конференции «Физиология и патология иммунной системы» (Москва, 2008); на IV Международной конференции по иммунотерапии (Москва, 2008);  III съезде Российского общества патологоанатомов «Актуальные вопросы патологической анатомии» (Самара, 2009); на научно-практической конференции онкологов Поволжья «Молекулярные аспекты рака молочной железы» (Казань, 2009); на научно-практической конференции онкологов Тюменской области «Гиперпластические процессы в органах женской репродуктивной системы» (Тюмень, 2009); на Всероссийской научно-практической конференции «Биотерапия злокачественных новообразований» (Москва, РОНЦ, 2009); совместном заседании обществ анатомов, гистологов, эмбриологов и онкологов Тюменской области (Тюмень, 2010); на научно-практической конференции с международным участием «Наноонкология - 2010» (Москва, 2010).

Внедрение результатов исследования. Результаты исследования внедрены в работу патологоанатомического отделения Тюменского областного онкологического диспансера и в учебный процесс на кафедрах онкологии с курсом лучевой диагностики и лучевого лечения, патологической анатомии и гистологии Тюменской государственной медицинской академии.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 68 работ, из них 7 статей в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК РФ.

Объём и структура работы. Диссертация изложена на 199 страницах, включает введение, обзор литературы, материалов и методов, шести глав собственных исследований, обсуждения полученных результатов, выводы, практических рекомендаций и библиографический список использованной литературы. Работа иллюстрирована 36 рисунками и содержит 31 таблицу. В библиографическом списке приведено 264 источников (100 отечественных и 164 зарубежных авторов).

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материал и методы исследования. При выполнении настоящего исследования в обследуемую группу были включены 200 пациенток маммологического отделения Тюменского областного онкологического диспансера, которым был впервые установлен диагноз РМЖ и проведено адъювантное лечение. Всем пациентам проводилось комплексное обследование: осмотр врача-онколога, выполнение рентгенографического и ультразвукового исследования молочных желез. Для выяснения характера новообразования молочной железы выполнялось цитологическое исследование (тонкоигольная аспирационная биопсия) и гистологическое исследование (трепан-биопсия или операционный материал).

Средний возраст пациентов на момент постановки диагноза составил 55±7,6 лет. У подавляющего большинства (у 130 из 200) пациентов, отмечался инвазивный протоковый РМЖ, что составило 65,0% (табл. 1). Вторым по частоте встречаемости РМЖ явился инвазивный дольковый РМЖ (у 50 из 200 пациентов, что составило 25,0%). Слизистый РМЖ отмечался у 7 (3,5%) пациентов. В 2 (1,0%) случаях был диагностирован тубулярный РМЖ; в 2 (1,0%) случаях - медуллярный; в двух случаях (1,0%) - папиллярный. Другие формы РМЖ составили 3,5% (встретились у 7 из 200 пациентов). Соотношение различных гистологических форм РМЖ соответствует аналогичным данным ВОЗ (WHO, 2003). Практически с одинаковой частотой РМЖ обнаруживался в правой (48,9 %) и левой (51,1%) молочных железах.

Приготовление парафиновых блоков, срезов, окрашивание препаратов гематоксилином-эозином по стандартной методике и последующая верификация диагноза проводились специалистами патолого-анатомической лаборатории Тюменского областного онкологического диспансера.

Таблица 1.

Частота встречаемости гистологических форм рака молочной железы

Форма РМЖ

n

%

Инвазивный протоковый

130

65,0

Инвазивный дольковый

50

25

Слизистый

7

3,5

Тубулярный

2

1,0

Медуллярный

2

1,0

Папиллярный

2

1,0

Другие формы РМЖ

7

3,5

Иммуногистохимическое определение экспрессии

РЭ, РП, Ki-67 и HER-2 в ткани опухоли

Иммуногистохимическое определение РЭ, РП, онкобелка HER-2, антигена Ki-67 проводилось в лаборатории морфологических исследований патологоанатомического отделения Тюменского ООД. Иммуногистохимическое выявление экспрессии рецепторов половых гормонов и c-erbB-2 проводили в срезах фиксированной в формалине и залитой в парафин ткани согласно стандартной методике. Использовали моноклональные антитела к антигену Ki-67 (клон RTU -Ki-67-ММ1, производство фирмы Novocastra), антитела к белку рецептора эстрогена (клон 1D5, производство фирмы DAKO), к белку рецептора прогестерона (клон PgR636, производство фирмы DAKO) и набор DAKO HerceptTest для детекции c-erbB-2/HER-2.

Подсчет результатов иммуногистохимического анализа проводился с использованием следующих критериев:

- для рецепторов половых гормонов определяли опухолевые клетки со слабо, умеренно и интенсивно окрашенными ядрами. Выраженность экспрессии оценивали в баллах от 0 до 300 по шкале H-счёта, используя следующую формулу:

H = 3А + 2В + 1С,

где, А – доля сильноокрашенных ядер (в процентах), В – доля умеренно окрашенных ядер, С – доля слабоокрашенных ядер опухолевых клеток.

- для анализа гиперэкспрессии HER-2 использовались критерии разработанные компанией DAKO: 0 баллов – окрашивание отсутствует или окраска менее 10% опухолевых клеток; 1+ балл – неполное окрашивание клеточной мембраны, окрашено более 10% опухолевых клеток; 2+ балла – полное окрашивание мембраны, слабое или умеренно выраженное окрашивание более 10% опухолевых клеток; 3+ балла – полное сильное окрашивание мембраны опухолевых клеток.

- для анализа пролиферативной активности подсчитывали среднее количество K-67-положительных клеток в ткани опухоли.

Определение EGFR и hVEGFR-165 в сыворотке крови

Иммуносорбентное определение EGFR, hVEGFR-165 проводилось на основании «сэндвич» метода твердофазного иммуноферментного анализа с использованием иммуноферментных наборов BioSource International, Inc. Human EFG ELISA и BioSource International, Inc. Human VEFG ELISA.

Определение метаболитов эстрогена в сыворотке крови

и моче больных РМЖ

Определение концентраций метаболитов эстрогена в моче проводилось иммуносорбентным анализом при помощи иммуноферментного набора ESTRAMET 2/16 ELISA. Набор основан на конкурентном методе твердофазного иммуноферментного анализа. 20НЕ1 и 160НЕ1 в моче обнаруживаются в форме 2-глюкуронида и 3,16-глюкуронидов, соответственно, и требуют удаления сахаров перед тестированием, для распознавания моноклональными антителами. Для высвобождения эстрогенов от глюкуроновой кислоты и от сульфата используют смесь ферментов Р-глюкуронидазы и арилсульфатазы, выделенных из улитки Helix рomatia (смесь «Глюсулаза»). В ходе анализа при подготовке образцов, аликвоту мочи разводят в соотношении 1 / 20 буфером, содержащим ферменты, и инкубируют до полного расщепления. Затем смесь ферментов нейтрализуется, и полученный раствор используется непосредственно для анализа. Антиген Ki-67 определяли иммуногистохимическим методом с использованием специальных тест-систем фирмы Daco.

Определение мутационного статуса онкогенов

Полимеразная цепная реакция проводилась с использованием специфических праймеров фирм Синтол и Литех, ДНК выделялось из парафиновых образцов опухоли и плазмы крови хлороформно-фенольной методикой. Секвенирование нуклеотидных последовательностей проводили на генетическом анализаторе Applied Biosystems 3130xl. Определялись следующие онкогены: B-raf (15 экзон), C-kit (11 экзон ) 560 кодон, APC (16 экзон) 1309 кодон, K-ras (1 экзон) 12 кодон+13кодон+17кодон, p53 (5 экзон)  175 кодон, p53 (6 экзон), p53 (7 экзон) 248 кодон, p53 (8 экзон) 273 кодон, E-cadherin, р16 (табл. 2). На рис. 1-11 приведены примеры секвенограмм.

Таблица 2

Последовательность олигонуклеотидов

Название

Последовательность 5'-3'

Длина

Мол.

масса

ОЕ

Количество пмоль

мкг

1

K-rАs121/А

АTgACTgAAТАТАААCTTgТggТА

24

7477

3,5

12240

91,5

2

K-rАs121/Ь

СААgАТТТАССТСТАТТgТТ

20

6119

3,5

16400

100,4

3

Ех 11 forward

СТА TTТ ТТС ССТ ТТС ТСС СС

20

5958

3,5

20010

119,2

4

Ех 11 reverse

ТАС ССА ААА Agg TgA САТ gg

20

6221

3,5

14650

91,1

5

APC1309F

gCA gAT ТСТ gCT ААТ АСС CTg САА

24

7359

3,5

13360

98,3

6

APC1309R

САСТgCTggAАСТTCgСТСАСА

22

6717

3,5

15260

102,5

7

BRAF1F

ТСА Т ААТgСTTgСТСТgАТАggА

23

7116

3,5

13740

97,8

8

BRAF1R

ggCCAAAAA TTТ АА TCAgTggA

22

6854

3,5

13190

90,4

9

р53-5-Аех

ТAgCTCgCTAgTgggTTgCAg

21

6555

2,4

10630

69,7

10

р53-5-Вех

gggCAACCAgCCCTgTCg

18

5548

3,5

18710

103,8

11

р53-6-Аех

TTGCCCAGGGTCCCCAGGCCTCTGATTC

28

8555

3,5

12730

108,9

12

р53-6-Вех

ACTGCTCACCCGGAGGGCCACTGACAAC

28

8591

3,5

11710

100,6

13

р53-7-Аех

ggCCTCA TCTTgggCCTgTg

20

6178

2,2

11110

68,6

14

р53-7-Вех

CCAgTgTgCAgggTggCAAg

20

6285

3,5

15560

97,8

15

р53-8-Аех

GССТСТТGСТТСТСТТТТССТАТССТGАG

29

8790

3,5

12830

112,8

16

р53-8-Вех

TCTGAGGCATAACTGCACCCTTGGTC

26

7984

3,5

12890

102,9

Рис. 1. Фрагмент секвеннограммы нормальной последовательности 5-го экзона гена р53 (обратный праймер).


Рис. 2. Фрагмент секвеннограммы 5-го экзона гена р53 (обратный праймер) содержащий  замену в 157 кодоне (GTG-TTG) приводящую к замене

аминокислоты валин на лейцин.

Рис. 3. Фрагмент секвеннограммы нормальной последовательности 6-го

экзона гена р53 (прямой праймер).

Рис. 4 Фрагмент секвеннограммы 6-го экзона гена р53 (прямой праймер) содержащий  замену в 215 кодоне (AGT-CGT) приводящую к замене

аминокислоты серин на аргинин.

Рис. 5. Фрагмент секвеннограммы нормальной последовательности 7-го

экзона гена р53 (прямой праймер).

Рис. 6. Фрагмент секвеннограммы 7-го экзона гена р53 (прямой праймер) содержащий инсерцию TGG, после 257 кодона, приводящую к вставке

аминокислоты триптофан на 258 позицию.

Рис. 7.Фрагмент секвеннограммы нормальной последовательности 8-го

экзона гена р53 (обратный праймер).

Рис. 8. Фрагмент секвеннограммы 8-го экзона гена р53 (обратный праймер) содержащий замену в 283 кодоне (CGC-TGC) приводящую к замене аминокислоты аргинин на цистеин.

  А  Б

Рис. 9. Секвенограмма гипервариабельного участка 1-го экзона гена K-ras. (обратный праймер). А- норма. Б - секвенограмма гипервариабельного участка 1-го экзона гена K-ras. (обратный праймер). Замена в 13 кодоне (GGC-GAC), приводящая к замене аминокислоты глицин на аспарагиновую кислоту.

 

  А  Б

Рис. 10. Секвенограмма гипервариабельного участка 15-го экзона гена B-raf (прямой праймер). А - норма. Б - секвенограмма гипервариабельного участка 15-го экзона гена B-raf (прямой праймер). Замена в 600 кодоне (GTG-GAG), приводящая к замене аминокислоты валин на глутаминовую кислоту.

А  Б

Рис. 11. Секвенограмма гипервариабельного участка 16-го экзона гена APС (обратный праймер). А - норма. Б - секвенограмма гипервариабельного участка 16-го экзона гена APС (обратный праймер). Замена в 1309 кодоне (GAA-CAA) приводящая к замене аминокислоты глутаминовая кислота на глутамин.

Статистический анализ. Статистический анализ полученных данных включал использование средних значений в группах (M±m), параметрических и непараметрических критериев достоверности различий p (критерий хи-квадрат, точный метод Фишера, критерий Манна–Уитни), показателя корреляции r. В ряде случаев для сравнения нескольких показателей использовался регрессионный анализ. При проведении статистического исследования использованы лицензионные программы Microsoft Excel 2002 пакета Microsoft Office XP и STATISTICA 6,0. Различия считались значимыми при р<0,05, что соответствует 95%-ной вероятности безошибочного прогноза.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Клинико-морфологические особенности исследованных случаев РМЖ

На сегодняшний день известно большое количество клинических и морфологических прогностических признаков для РМЖ. К ним относят: возраст пациентов, размеры опухолевого узла, наличие метастазов и количество пораженных лимфатических узлов, степень злокачественности опухоли. Проведено исследование клинико-морфологических особенностей рака молочной железы.

С помощью корреляционного анализа по Спирмену была выявлена обратная взаимосвязь между степенью злокачественности РМЖ и возрастом пациентов. Коэффициент корреляции по Спирмену между показателями «средний возраст пациентов» и «степень злокачественности» составил г = -0,89 (р<0,05).

Пациенты с опухолями с различной степенью злокачественности статистически достоверно отличались друг от друга по показателям: «множественности (> 1) метастатического поражения лимфатических узлов» (р = 0,01). Чем выше степень злокачественности РМЖ, тем чаще поражались метастазами 2 и более лимфатические узлы (p = 0,01).

У пациентов обследуемой группы встречались опухоли различных размеров. Минимальный размер выявленной опухоли составил 0,4 см, максимальный - 13 см. В ряде случаев при поражении всей молочной железы или воспалительной форме РМЖ определить размер опухоли не представлялось возможным.

С помощью коррелляционного анализа по Спирмену было обнаружено, что размер опухоли прямо пропорционально кореллировал с возрастом пациентов (коэффициент корреляции по Спирмену r = 0,4). У пациентов пожилого возраста достоверно чаще (р <0,05) встречались опухоли крупных размеров.

Прямой зависимости между количеством пораженных метастазами лимфатических узлов и размерами опухоли не выявлено (коэффициент корреляции по Спирмену r = 0,16;). Не установлено взаимосвязи между количеством пораженных метастазами лимфатических узлов и возрастом обследуемых пациентов.

Гиперэкспрессия HER-2 в ткани опухоли больных РМЖ

При оценке экспрессии HER-2/neu установлена прямая зависимость с возрастом больных. Экспрессия выражена сильнее в группе больных до 49 лет и до 59 лет, в дальнейшем с возрастом она снижается (таб. 3). Частота гиперэкспрессии HER-2 составила 56,5% в группе больных до 49 лет и 23,9%  в группе больных более 55 лет.  Эти показатели оказались статистически достоверными (р=0,05).

Таблица 3.

Зависимость гиперэкспрессии онкобелка HER-2 при РМЖ

от  возраста  пациентов

Возраст пациентов

HER-2

0 баллов

1+ баллов

2+ баллов

3+ баллов

n

%

n

%

n

%

n

%

< 49 лет

14

26

16

32

19

38

20

43

50-55 лет

10

18,5

10

20

24

48

16

35

> 55 лет

30

55,5

24

48

7

14

10

22

Всего

54

100

50

100

50

100

46

100

При изучении связи гормонального статуса опухолевой ткани с экспрессией HER-2/neu выявлено, что у больных с рецептор-положительными опухолями гиперэкспрессия HER-2/neu ниже, чем при отсутствии рецепторов половых гормонов (таб. 4). В группе больных с РЭ+РП+ опухолях частота гиперэкспрессии HER2 составила 22,8%, тогда как в группе РЭ-РП - 67,1%. 

Таблица 4.

Экспрессия рецепторов половых гормонов и гиперэкспрессия

онкобелка HER-2 при РМЖ

Рецепторный фенотип опухоли

Гиперэкспрессия HER-2

0 баллов

1+баллов

2+баллов

3+баллов

n

%

n

%

n

%

n

%

РЭ+РП +

30

55,5

31

62

9

18

9

19,5

РЭ + РП-

9

16,5

5

10

7

14

7

15

РЭ-РП +

-

-

2

4

5

10

4

8,5

РЭ-РП-

15

28

12

24

29

58

26

57

Всего:

54

100

50

100

50

100

46

100

Пролиферативная активность опухолевых клеток

Пролиферативная активность опухолевых клеток снижается с увеличением возраста больных. При изучении связи индекса Ki-67 с экспрессией HER-2/neu установлена прямая корреляция между экспрессией двух маркеров (табл. 5).

Таблица 5

Среднее значение уровня экспрессии антигена Ki-67 в клетках рака

молочной железы с различными HER-2-фенотипами

Экспрессия HER-2

0 баллов

1+ баллов

2+баллов

3+ баллов

Среднее значение индекса Ki-67 (%)

33*

29*

49*

56*

Всего

n = 54

n = 50

n =50

n =46

Примечание: *- статистически достоверные отличия (р<0,05; тест Манна-Уитни).

У пациентов с опухолевыми фенотипами HER-2 (2+) и (3+) уровень экспрессии Ki-67 в РМЖ был статистически достоверно выше в сравнении с пациентами, опухоли которых не экспрессировали онкобелок HER-2 (фенотипы HER-2 (0) и (1+)).

Следующим этапом было сравнительное исследование индекса Ki-67 в опухолях с различным РЭ и РП фенотипами (табл. 6). Уровень пролиферативной активности (индекс Ki-67) клеток РМЖ с фенотипом РЭ-РП- был статистически достоверно выше, чем в РМЖ с фенотипом РЭ+РП+ (р<0,01; тест Манна-Уитни). Аналогичные отличия были выявлены между группами пациентов с опухолевыми фенотипами РЭ-РП+ и РЭ+РП+ (р<0,05; тест Манна-Уитни). Эти результаты позволяют в целом характеризовать РЭ- РП - и РЭ-РП+ опухоли, как имеющие неблагоприятный прогноз заболевания. Средние значения уровней экспрессии антигена Ki-67 в группах пациентов с опухолевыми фенотипами РЭ+РП+ и РЭ+РП-; РЭ-РП+ и РЭ-РП - не различались между собой (р > 0,05; тест Манна-Уитни).

Таблица 6.

Уровень экспрессии антигена Ki-67 в опухолях с различными

РЭ/РП фенотипами

Фенотип РМЖ

РЭ+РП+

РЭ+РП-

РЭ-РП+

РЭ-РП-

Среднее значение антигена Ki-67 (%)

30*±14

36±13

48*±19

52*±18

Всего, n

79

28

11

82

Примечание: *- статистически достоверное отличие (р<0,01; р<0,05; тест Манна-Уитни).

Индекс Ki-67 отрицательно корреллировал с уровнем экспрессии РЭ (коэффициент корреляции по Спирмену r = - 0,47; р < 0,01) и РП (коэффициент корреляции по Спирмену r = - 0,44; р < 0,05). Таким образом, чем выше был уровень экспрессии (HScore) РЭ и РП, тем ниже отмечалась пролиферативная активность клеток РМЖ.

В процессе нашего исследования в зависимости от уровня экспрессии РЭ, РП  в РМЖ пациенты были разделены на группы с отрицательной (HScore меньше 10 баллов), слабоположительной (HScore от 11 до 99 баллов) и положительной (HScore больше 100 баллов) экспрессией рецепторов стероидных гормонов. Средние значения индекса пролиферации Ki-67 в РМЖ с различным уровнем экспрессии РП представлены в табл. 7.

Таблица 7

Среднее значение индекса Ki-67 в клетках рака молочной железы

с различным уровнем экспрессии рецепторов прогестерона

РП-отрицательный

РП-слабоположительный

РП-положительный

Среднее значение индекса Ki-67 (%)

46±6

30±2*

23±4

Всего

n = 110

n = 30

n = 60

Примечание: *- статистически достоверные отличия (р<0,05; тест Манна-Уитни).

Опухоли со слабоположительной экспрессией РП отличались от опухолей с положительной и отрицательной экспрессией РП по экспрессии антигена Ki-67 (%) (р < 0,05). Уровень экспрессии антигена Ki-67 в РМЖ увеличивался обратно пропорционально уровню экспрессии РП. При положительной экспрессии РП Ki-67 составил в среднем 19-27%, при слабоположительной экспрессии РП уровень Ki-67 составил 28-32%, при отрицательной экспрессии РП уровень Ki-67 составил 42-52%.

Таким образом, стоит отметить, что РП- слабоположительные РМЖ характеризуются не только высокой экспрессией онкобелка HER-2, но и также повышенной экспрессией антигена Ki-67.

Уровень гормональных рецепторов и метаболитов эстрогена при РМЖ

Экспрессия ЭР значимо зависит от возраста больных РМЖ. Можно выделить три возрастные группы пациентов по выраженности экспрессии ЭР: минимальная экспрессия у лиц в возрасте до 49 лет, умеренно выраженная экспрессия в возрасте 50-59 лет и высокая экспрессия ЭР у больных в возрасте 60-69 лет. Содержание в опухолевых клетках ЭР увеличивается с возрастом больных.

Экспрессия ПР не отличается столь чёткими закономерностями, как содержание в опухоли ЭР. При изучении эстроген-зависимых опухолей репродуктивных органов была показана важная роль, которую играет метаболическое окисление эстрогена при гормоночувствительных заболеваниях. 16-гидроксилированные соединения являются более эффективными эстрогенами, эти значительные изменения могут иметь важное гиперэстрогенные последствия, которые могут иметь отношение к этиологии опухолей репродуктивной системы, и, в особенности, рака молочной железы. Соотношение 20НЕ1/16ПОНЕ1 может быть новым вспомогательным биомаркером определения риска развития рака молочной железы. Этот биомаркер может предоставлять аналитическую основу для разработки новых фармакологических и диетологических стратегий.

Установлена зависимость между концентрацией метаболитов эстрогена от степени дифференцировки опухоли (табл. 8), ее рецепторного фенотипа (табл. 9), пролиферативной активности (табл. 10) и экспрессии HER-2/neu (табл. 11).

Таблица 8.

Уровень метаболитов эстрогена  в зависимости от степени

дифференцировки опухоли

Степень дифференцировки

Концентрация

2 (ОНЕ-1), среднее значение

Концентрация

16 ( ОНЕ-1), среднее значение

Соотношение

2 (ОНЕ-1)/16 ( ОНЕ-1)

Высокая степень дифференцировки

2,8

7,2

1 / 2.5

Средняя степень дифференцировки

4,6

13,5

1 / 2,9

Низкая степень дифференцировки

5,1

20,8

1 / 4

У всех больных РМЖ, независимо от степени дифференцировки опухоли, наблюдаются повышенные концентрации обоих метаболитов эстрогена и их дискордантное соотношение (преобладание «агрессивного» 16 ( ОНЕ-1) над физиологическим «хорошим» 2 (ОНЕ-1)).

При этом, чем выше степень злокачественности опухоли, чем ниже ее степень дифференцировки, тем выше концентрация метаболитов и сильнее дискордантность соотношения 2 (ОНЕ-1)/16 ( ОНЕ-1). При изучении связи гормонального фенотипа опухоли с концентрациями метаболитов эстрогена выявлено, что при гормонопозитивном статусе опухолевой ткани (РЭ+РП+) средние концентрации метаболитов ниже, чем при гормононегативном фенотипе (РЭ-РП-) (табл. 9). Дискордантность соотношения 2 (ОНЕ-1)/16 ( ОНЕ-1) также сильнее выражена при гормоноотрицательном фенотипе опухоли.

Таблица 9.

Уровень метаболитов эстрогена в зависимости от гормонального

фенотипа опухоли

Гормональный фенотип опухоли

Концентрация

2 (ОНЕ-1),

среднее значение

Концентрация

16 ( ОНЕ-1),

среднее значение

Соотношение

2 (ОНЕ-1)/

16 ( ОНЕ-1)

РЭ+, РП+

2,7

6,8

1 / 2,5

РЭ-, РП-

4,2

19,6

1 / 4,6

Из данных табл. 9 видно, что чем выше экспрессия патологического онкобелка HER-2/neu, тем отчетливее нарушение гормонального статуса больных РМЖ, выше концентрации метаболитов эстрогена и выше преобладание 16 ( ОНЕ-1) над 2 (ОНЕ-1).

Таблица 10.

Изучение уровня метаболитов эстрогена  в зависимости

от экспрессии HER-2

Степень экспрессии

HER-2/neu

Концентрация

2 (ОНЕ-1),

среднее значение

Концентрация

16 ( ОНЕ-1), среднее значение

Соотношение

2 (ОНЕ-1)/

16 ( ОНЕ-1)

1+ баллов

2,3

4,9

1 / 2

2+ баллов

3,9

9,6

1 / 2,6

3+ баллов

6,1

20,8

1 / 3,4

Таблица 11.

Изучение уровня метаболитов эстрогена  в зависимости от значения

индекса пролиферативной активности Ki-67

Значение индекса

Ki-67, %

Концентрация

2 (ОНЕ-1),

среднее значение

Концентрация

16 ( ОНЕ-1), среднее значение

Соотношение

2 (ОНЕ-1)/

16 ( ОНЕ-1)

0-35

2,1

4,5

1 / 2,1

36-50

3,2

8,4

1 / 2,6

51-75

5,4

19,2

1 / 3,5

Выше 75

6,0

22,7

1/4,3

При анализе взаимосвязи активности опухолевых клеток с гормональными изменениями, выявлено, что чем выше индекс пролиферативной активности клеток, тем большие изменения происходят в эстрогеновом статусе больных РМЖ – выше средние значения метаболитов эстрогена и более выражена дискордантность их соотношения.

Мутационный статус больных с РМЖ по парафиновым

образцам тканей

Следующим этапом исследования стало изучение происходящих молекулярно-генетических изменений, происходящих при РМЖ. Изучалась выраженность этих нарушений в зависимости от гистологического варианта опухоли, рецепторного статуса, пролиферативной активности.

Оказалось, что при изучении операционного и биопсийного материала большее количество мутаций наблюдается у больных с низкодифференцированными опухолями. При этом наиболее часто встречаются мутации генов р 53 в 7 экзоне, k-ras, E-кадхерин. Чем выше пролиферативная активность опухолевых клеток по индексу Ki-67, тем больше количество генетических нарушений в опухолевых клетках (табл. 12).

Таблица 12

Распределение больных с выявленными мутациями  различных генов в зависимости от степени дифференцировки опухоли (n=200)

Парафиновые  образцы

ДНК

ВД1

(n=24)

УД2

(n=64)

НД3

(n=112)

Кол-во мутаций

р53

5 экзон

6

12

24

44

6 экзон

9

14

89

76

7 экзон

16

36

112

156

8 экзон

8

19

44

80

C-kit

12 кодон

0

4

24

28

B-raf

15 кодон

4

18

20

40

APC

4

8

16

28

K-ras

12,13 кодоны

0

20

64

80

E-кадхерин

гиперметилирование

10

12

44

64

р16

гиперметилирование

0

12

32

44

Итого

49

155

469

Ki -67

0-35%

18

7

-

36-50%

4

32

20

51-70%

2

18

59

>70%

-

7

33

Примечание: 1 – высокодифференцированный РМЖ; 2 – умереннодифференцированный РМЖ; 3 – низкодифференцированный РМЖ.

Таблица 13.

Молекулярно - генетический статус больных РМЖ с различным

гормональным и HER2/neu фенотипами


РЭ-, РП-,

HER2/neu (3+)

(n=82)

РЭ +++, РП +++,

HER2/neu (-)

(n=79)

р53

5 экзон

12

4

6 экзон

36

24

7 экзон

100

52

8 экзон

24

16

C-kit

12 кодон

20

20

B-raf

15 кодон

24

16

APC

4

12

K-ras

12,13 кодоны

72

56

E-кадхерин

гиперметилирование

60

44

р16

гиперметилирование

16

8

Итого

368

252

Ki -67

0-35%

4

45

36-50%

10

27

51-70%

43

7

>70%

25

-

Из данных таблицы видно, что наибольшее количество мутаций выявлено у больных РМЖ с низкой степенью дифференцировки опухоли (469 мутаций). При этом преобладают мутации генов р 53 в 6, 7 ех (104 случаев у больных с низкодифференцированным РМЖ) и E-кадхерин (44 случаев у больных с низкодифференцированным РМЖ). Индекс пролиферативной активности Ki-67 большее значение (>70%) имел также у больных  с низкодифференцированными формами РМЖ (112 случаев). У больных с гормоно-чувствительными вариантами опухолей (РЭ+,РП+) выраженность мутационных нарушений по сравнению с гормоно-негативными фенотипами значительно слабее (табл. 13). Таким образом, мутации генов р 53, E-кадхерин, K-ras чаще выявляются при рецептор-отрицательном и HER2/neu (3+) фенотипе.

Уровень EGFR и hVEGFR-165 в сыворотке крови больных РМЖ

Средняя концентрация EGFR и hVEGFR-165 в сыворотке крови составила 20,9 fmol/ml и 147,9  pg/ml соответственно. Также установлено, что независимо от степени дифференцировки опухоли, имеет место гиперэкспрессия рецепторов факторов роста (EGFR, hVEGFR-165). Однако прослеживается прямая зависимость выраженности гиперэкспресии РЭФР от пролиферативной активности клеток и происходящими при этом молекулярно-генетическими изменениями (таб. 14). Как видно из данных таблицы, у больных с низкодифференцированными формами РМЖ уровень EGFR, hVEGFR-165 значительно превышает нормативные пороговые значения (EGFR=36,7 fmol/ml, hVEGFR-165=168,0 pg/ml).

Таблица 14.

Молекулярно-генетический статус больных РМЖ в зависимости от экспрессии ростовых факторов (EGFR, hVEGFR-165 (до лечения)

р53

5 экзон

р53

6 экзон

р53

7 экзон

р53

8 экзон

C-kit

B-raf

APC

K-ras

E-кадхерин

р16

EGFR (N=0-9,5 fmol/ml)

hVEGFR-165 (N=0-120 pg/ml)

Высокая степень  дифференцировки

6

9

16

8

-

4

4

-

10

-

EGFR 10,8

hVEGFR-165 130,0

Средняя степень дифференцировки

12

14

36

19

4

18

8

20

12

12

EGFR 15,4

hVEGFR-165 145,7

Низкая степень дифференцировки

24

89

112

44

24

20

16

64

44

32

EGFR 36,7

hVEGFR-165 168,0

Оценка эффективности проводимой терапии и полноты излеченности больных РМЖ после проведения противоопухолевого лечения

Считая, что под воздействием специального противоопухолевого лечения, должны происходить качественные и количественные изменения мутационного статуса (выраженность должна уменьшиться или исчезнуть вовсе), мы изучили молекулярно-генетический статус больных РМЖ по плазме крови при помощи неинвазивных методов после проведения противоопухолевого лечения (табл. 15,16).

Таблица 15.

Молекулярно-генетический статус больных в зависимости от

экспрессии ростовых факторов (EGFR, hVEGFR-165)

(после 4-х курсов ПХТ)

р53

5 экзон

р53

6 экзон

р53

7 экзон

р53

8 экзон

C-kit

B-raf

APC

K-ras

E-кадхерин

р16

EGFR (N=0-9,5 fmol/ml)

hVEGFR-165 (N=0-120 pg/ml)


Высокая степень  дифференцировки

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

EGFR 9,8

hVEGFR-165 = 130,0

Средняя степень дифференцировки

-

1

21

7

1

6

-

11

10

-

EGFR 12,6

hVEGFR-165 = 138,3

Низкая степень дифференцировки

  -

23

56

21

1

19

-

51

26

-

EGFR 15,7 hVEGFR-165 = 147,2

Таблица 16.

Молекулярно-генетический статус больных РМЖ в зависимости от экспрессии ростовых факторов (EGFR, hVEGFR-165 (после 6-и курсов ПХТ)

р53

5 экзон

р53

6 экзон

р53

7 экзон

р53

8 экзон

C-kit

B-raf

APC

K-ras

E-кадхерин

р16

EGFR (N=0-9,5 fmol/ml)

VEGFR (N=0-120 pg/ml)


Высокая степень  дифференцировки

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

EGFR 9,8

hVEGFR-165 130,0

Средняя степень дифференцировки

-

-

16

4

-

4

-

8

8

-

EGFR 12,6

hVEGFR-165 =135,6

Низкая степень дифференцировки

  -

8

44

20

-

12

-

44

24

-

EGFR 15,7 hVEGFR-165 = 130,0

Таким образом, после проведения 4-х курсов ПХТ наблюдается отсутствие мутаций у больных высокодифференцированными формами РМЖ. Т.е. этим больным дальнейшее проведение курсов противоопухолевого лечения будет необоснованным. У больных же с более низкодифференцированными опухолями мутационные изменения в клетках сохраняются, т.е. молекулярная ремиссия не достигнута, и отменять ПХТ, даже при удовлетворительной клинико-инструментальной картине, нельзя.

При анализе изменений, произошедших после проведения 6-и курсов ПХТ, наблюдается уменьшение количества мутаций в генах, а также снижение уровня EGFR, hVEGFR-165 у больных с низкодифференцированными опухолями. Таким больным рекомендовано продолжение специального лечения химиопрепаратами, с контролем через каждые 2 курса ПХТ, до достижения молекулярной ремиссии.

В связи с тем, что в настоящее время нет достоверных маркеров оценки эффективности адъювантной терапии, исследование молекулярно-генетического статуса (мутации в онкогенах, Ki-67, EGFR, VEGFR, метаболитов эстрогена – 2(ОНЕ-1), 16 (ОНЕ-1), РЭ, РП, HER-2/neu и гистологического типа опухоли) должны рассматриваться как маркеры оценки эффективности проводимого специального лечения, а также маркерами полноты излеченности, а в необходимых случаях – маркерами коррекции проводимой терапии.

ВЫВОДЫ

  1. Степень морфологической дифференцировки рака молочной железы корреллирует с экспрессией молекулярно-генетических маркеров.
  2. Опухоли с низкой степенью дифференцировки имеют наибольшее количество мутаций (469 мутаций). При этом преобладают мутации генов р53 в 6б 7ех кодонах и гена Е-кадхерина.
  3. В опухолевых клетках больных с низкой степенью дифференцировки более высокая пролиферативная активность, определенная по экспрессии антигена Ki-67. В плазме крови этих больных повышен уровень антигенов EGFR и VEGFR.
  4. После проведенного хирургического, химиолучевого лечения, наблюдается снижение количества мутаций в генах и  корреляционное снижение уровня EGFR, VEGFR в плазме крови.
  5. При отсутствии рецепторов эстрогена и прогестерона на поверхности опухолевых клеток наблюдается более агрессивное течение заболевания. У пациентов с такими фенотипами опухолей достоверно чаще встречаются метастазы в регионарные лимфатические узлы.
  6. Низкий уровень экспрессии рецепторов прогестерона в клетках рака молочной железы сочетается с высокими уровнями экспрессии антигена Ki-67, патологического онкобелка (HER-2/neu) в опухолевых клетках. Установлена прямо пропорциональная зависимость между отсутствием рецепторов эстрогена и прогестерона, гиперэкспрессией HER-2/neu (3+)  и более высокой пролиферативной активностью опухолевых клеток. 
  7. Максимальная экспрессия онкобелка HER-2 в клетках опухоли является независимым фактором прогноза клинического течения рака молочной железы, связана с высоким метастатическим потенциалом опухоли и ха-  рактерна для гормон-негативных фенотипов  рака  молочной железы.
  8. Все больные раком молочной железы в нашем исследовании имеют нарушение гормонального фона в виде гиперэстрогенемии. В частности, у всех повышены уровни метаболитов эстрогена, но, что более важно, имеется дискордантность соотношения функционального 16 (ОНЕ-1) и 2 (ОНЕ-1) метаболита эстрогена. При этом, чем агрессивнее опухоль (низкая степень дифференцировки, высокое значение индекса пролиферативной активности Ki-67, отсутствие рецепторов эстрогена и прогестерона на поверхности опухолевых клеток (РЭ-, РП-), гиперэкспрессия HER-2/neu (2+,3+)), тем данные нарушения выражены сильнее.
  9. Рецептор-отрицательные и HER-2/neu (3+) фенотипы опухоли РМЖ имеют более неблагоприятный мутационный статус, чем рецептор-положительные и HER-2/neu (-) фенотипы.

ПРАКТИЧЕСКИЕ  РЕКОМЕНДАЦИИ

  1. Для определения прогноза клинического течения рака молочной железы рекомендуется комплексное иммуногистохимическое определение уровня экспрессии рецепторов стероидных гормонов: эстрогенов, прогестерона в сочетании с определением уровня экспрессии онкобелка HER-2 и антигена Ki-67 в клетках рака молочной железы.

Также считаем необходимым определение мутационного статуса больных РМЖ по парафинированным образцам и по плазме крови в процессе лечения с целью определения эффективности проводимого специального лечения и полноты излеченности больных РМЖ.

  1. При определении уровня экспрессии рецепторов эстрогенов и прогестерона в клетках рака молочной железы следует обращать особое внимание на опухоли, не имеющие рецепторы эстрогенов и прогестерона или содержащие только рецепторы прогестерона, а также те, в которых независимо от уровня экспрессии рецепторов эстрогенов отмечается снижение уровня экспрессии рецепторов прогестерона.

Такие фенотипы рака молочной железы характеризуются более агрессивным злокачественным течением и являются неблагоприятными в плане прогноза клинического течения и ответа на специальное лечение (в т.ч. гормонотерапию).

  1. Рекомендовано изучение молекулярно-генетических изменений при помощи неинвазивных методов исследования в ходе специального лечения. При наступлении молекулярной ремиссии продолжение дальнейшего лечения нецелесообразно. При сохраняющейся генетической нестабильности специальное лечение должно проводиться с оценкой эффективности через каждые 2 курса ПХТ до достижения молекулярной ремиссии.
  2. При выявлении нарушения гормонального фона у больных РМЖ с гиперэстрогенемией и преобладанием 16 (ОНЕ-1) метаболита эстрогена, определенного в моче, необходимым и патогенетически обоснованным является назначение ингибиторов эстрогена – препаратов на основе индол-3-карбинолов – Индинол.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Сабиров А.Х., Бычков В.Г., Сергиев В.П., Крылов Г.Г., Труханова Л.С., Барышников А.Ю., Зуевский В.П., Каленова Л.Ф., Леонтьев Д.И., Велижанина О.С., Хадиева Е.Д., Вакулина О.Э., Асаинов Р.Р. Экологическая онкология: стратегия профилактики опухолевых болезней в нефтегазовом регионе. //Труды Международного форума по проблемам науки, техники и образования. /Под ред. В.П. Савиных, В.В. Вишневского. М., 2005. -Том 3. -С. 11-14.
  2. Чернецова Л.Ф., Сабиров А.Х., Зотов П.Б., Матвеева О.Н., Чебышева Е.В., Липская О.В.Иммуномодулятор Ликопид в комплексной терапии онкологических больных // Тюменский медицинский журнал. – 1999. - № 3. – С. 28.
  3. Чернецова Л.Ф., Сабиров А.Х., Зотов П.Б., Матвеева О.Н., Чебышева Е.В., Липская О.В., Карамышева М.Я. Сопутствующая патология у онкологических больных // Тез. Международного симп. «Медицина и охрана здоровья-1999», 24-27 ноября 1999 г., Тюмень, 1999. – С. 178.
  4. Чернецова Л.Ф., Сабиров А.Х., Зотов П.Б., Федоров Н.М., Бузолин Д.В., Старцев С.А. Иммунологические аспекты клинической онкологии /Методические рекомендации для врачей. – Тюмень, 2000. –  32 с.
  5. Чернецова Л.Ф., Сабиров А.Х., Зотов П.Б. Распространенность и структура иммунопатологических синдромов у онкологических больных // Паллиативная медицина и реабилитация. – 2000. - № 3. – С. 52-53.
  6. Чернецова Л.Ф., Сабиров А.Х., Зотов П.Б. Паллиативная помощь и медико-социальная реабилитация онкологических больных // Тюменский медицинский журнал. – 2000. - № 2. – С. 39-40.
  7. Чернецова Л.Ф., Сабиров А.Х., Зотов П.Б., Федоров Н.М., Старцев С.А.Иммуномодулятор Ликопид в паллиативной терапии онкологических больных (методические рекомендации для врачей). - Тюмень, 2000. – С. 24.
  8. Верхозина Н.В., Гусева Е.В., Сабиров А.Х., Кондакова Л.Д. Физиотерапия в лечении онкологических больных // Мат. юбилейной конф., посвященной 55-летию онкологической службы Тюменской области. – Тюмень, 2001. – С. 147-148.
  9. Липская О.В., Сабиров А.Х., Старцев С.А., Торопыгин П.Ю. Восстановительное лечение онкологических больных после получения специализированного лечения в онкодиспансере // Мат. юбилейной конфер., посвященной 55-летию онкологической службы Тюменской области. – Тюмень, 2001. – С. 148-150.
  10. *Сабиров А.Х., Кормина О.С., Алехин И.Е., Белохвостов А.С., Мустаев О.З. О возможности ДНК-диагностики в онкологии // Онкология: теория и практика. – 2004. - № 4. – С. 46-47.
  11. Сабиров А.Х., Кормина О.С., Алехин И.Е., Хасанова Г.Р., Мустаев О.З., Изгейм В.П., Нямцу А.М., Барышников А.Ю., Бычков В.Г.Корреляция некоторых иммунологических, иммуноферментных и молекулярно-генетических маркеров в диагностике опухолевого роста./Всероссийская конференция «Новые отечественные противоопухолевые препараты» 23-24 февраля 2005г.- М., 2005. –С. 37-41.
  12. *Сабиров А.Х., Кормина О.С., Барышников А.Ю.Иммунологические маркеры CD38, CD50, CD95 в мониторинге опухолевого роста и их корреляция с другими молекулярно-биологическими маркерами. // Российский биотерапевтический журнал. – 2005. - №2 – С.34-37.
  13. Сабиров А.Х., Кормина О.С., Алехин И.Е., Хасанова Г.Р., Мустаев О.З., Изгейм В.П., Нямцу А.М., Барышников А.Ю., Бычков В.Г. Иммунологические иммуноферментные и молекулярно-генетические маркеры в диагностике опухолевого роста./ Международный симпозиум «Молекулярные механизмы регуляции функции клетки» 12-16 сентября 2005 г. Тюмень, 2005.- С. 289.
  14. Сабиров А.Х., Кормина О.С., Алехин И.Е., Хасанова Г.Р., Мустаев О.З., Изгейм В.П., Нямцу А.М., Барышников А.Ю., Бычков В.Г. Описторхоз в Сибири – канцерогенный гельминтоз /Международный симпозиум «Молекулярные механизмы регуляции функции клетки» 12-16 сентября 2005г. Тюмень, 2005. -С. 288.
  15. Велижанина О.С., Сабиров А.Х., Алехин И.Е., Хасанова Г.Р., Кривощеков А.П., Мустаев О.З., Барышников А.Ю., Липская О.В. О возможностях ДНК-диагностики в оценке канцерогенной опасности среди работников газодобывающего предприятия./ Всероссийский симпозиум с международным участием «Канцерогенная опасность в различных отраслях промышленности» 6-7 декабря 2005г. Екатеринбург, 2005. - С. 80-82.
  16. Велижанина О.С., Сабиров А.Х., Алехин И.Е., Хасанова Г.Р., Бычков В.Г., Крылов Г.Г., Мустаев О.З., Барышников А.Ю. Методологические аспекты превентивной онкологии при описторхозе населения гиперэндемичных очагов Западной Сибири. /Всероссийский симпозиум с международным участием «Канцерогенная опасность в различных отраслях промышленности» 6-7 декабря 2005г. Екатеринбург, 2005.- С. 94-95.
  17. Бычков В.Г., Сабиров А.Х. Экологическая онкология: стратегия профилактики опухолевых болезней в нефтегазовом регионе (Западная Сибирь)/ Международный форум по проблемам науки, техники и образования. 5-9 декабря 2005г. М., 2005.-Том 3. -С. 119-126.

18.        *Сабиров А.Х., Нямцу А.М., Нямцу Е.Л., Велижанина О.С. Скрининг злокачественных новообразований. // Российский биотерапевтический журнал. – 2006. - №2.-C. 24-26.

19. Сабиров А.Х., Нямцу А.М., Нямцу Е.Л., Велижанина О.С.Скрининговые исследования в онкологии. // Сайт РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН «Вместе против рака» март 2006г. www.wpr.ru.

20.        Сабиров А.Х., Нямцу А.М., Изгейм В.П., Велижанина О.С. Определение метастазов в регионарных лимфатических узлах при помощи полимеразной цепной реакции. // Онкоурология - 2006. - №4.- С. 11-13.

21.        Нямцу А.М., Нямцу Е.Л., Сабиров А.Х., Велижанина О.С., Алехин И.Е., Хасанова Г.Р., Жукевич М.А. Реабилитация онкологических больных. // Сайт РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН «Вместе против рака» июнь 2006г. www.wpr.ru .

22.        Грибоедов М.Н., Нямцу А.М., Нямцу Е.Л., Сабиров А.Х. Экстренная онкология. // Сайт РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН «Вместе против рака» июнь 2006г. www.wpr.ru .

23. Григоренко Т. Б.,  Шайн А. А., Сабиров А.Х., Симонов А. В., Федоров П. М., Алехин И. Е., Хасанова Г. Р., Важенина А. А., Антонов М. В.Новые подходы к лечению рака молочной железы, осложненного ВПЧ 16, 18 типов./ Тез. Международного симпозиума. «Новые отечественные противоопухолевые препараты» 24-26 март 2007г. М., 2007.- С. 31-32.

24. Сабиров А.Х., Федоров Н.М., Шайн А.А., Важенина А.А., Антонов М.В. Молекулярно-генетический статус больных с фиброзно-кистозными мастопатиями. Стратегические подходы превентивной онкологии. /Материалы Всероссийской научно-практической конференции по интервенционной маммологии. М.: «Сан-пресс», 2008.- С.121-125.

25. Сабиров А.Х., Бычков В.Г., Шайн А.А., Федоров Н.М., Крылов Г.Г., Гадевич В.В. Молекулярно-генетические изменения у больных с диффузными формами мастопатий на фоне описторхоза в процессе лечения индинолом.// Тюменский медицинский журнал.- 2008.-№4. - С.39-41.

26. Сабиров А.Х., А.Ю. Барышников, Федоров Н.М., Важенина А.А., Антонов М.В. Молекулярно-генетические изменения у больных с диффузными формами мастопатий и методы их коррекции / Сборник тезисов Всероссийской научно-практической конференции «Биотерапия», М., 2008. -С. 56-57.

27. Сабиров А.Х., Шайн А.А., Федоров Н.М., Кадагидзе З.Г. О возможности молекулярно-генетического тестирования онкологических больных //Восьмой съезд онкологов Армении. Ереван, 2008.-С.85-87.

28. Сабиров А.Х., Шайн А.А., Федоров Н.М., Важенина А.А. Об использовании препарата «Промисан» в таргетной терапии онкологических больных. / Конференция онкологов Поволжья. Сборник тезисов. Казань, 2008. -С. 76-78.

  1. *Сабиров А.Х., Бычков В.Г. Новые подходы в превентивной онкологии в гиперэндемичном очаге описторхоза.// Российский Биотерапевтический журнал, 2009. -№1.-Т8.-С. 81-86.
  2. *Сабиров А.Х., Федоров Н.М., Шайн А.А., Важенина А.А., Бычков В.Г. Подходы к превентивной маммологии.// Российский биотерапевтический журнал, 2009. -№1.-Т.8.-С. 94-97.
  3. Сабиров А.Х., Шаназаров Н.А., Федоров Н.М., Шайн А.А., Гадевич В.В., Важенина А.А., Барышников А.Ю., Бычков В.Г., Нечай Е.Н., Барышников А.П., Кислый Д.Г., Антонов М.В. Стратегические подходы превентивной онкологии./ Радиология – наука и практика. Материалы 3-го Евразийского радиологического форума. Астана, 2009. -С. 33-37.
  4. Шаназаров Н.А., Сабиров А.Х. Нанотехнологии в медицине./ Радиология – наука и практика. Материалы 3-го Евразийского радиологического форума. Астана, 2009. -С. 51-59.
  5. *Шаназаров Н.А., Сабиров А.Х., Сироткина С.М. Роль эпидермального фактора роста и его рецептора в канцерогенезе, молекулярные механизмы их действия.// Российский биотерапевтический журнал, 2009. Т 8.- 4.- С. 85-90.
  6. *Сабиров А.Х., Шаназаров Н.А., Синяков А.Г., Федоров Н.М., Сидоров Е.В., Велижанина О.С., Гадевич В.В. Первый опыт применения молекулярно-генетических маркеров в оценке лечения рака желудка.//Медицинская наука и образование Урала, 2009. -№4. -С. 43-45.
  7. *Шаназаров Н.А., Сабиров А.Х., Синяков А.Г, Симонов А.В., Райков Н.С., Сидоров Е.В., Велижанина О.С. Значимость молекулярно-генетических маркеров в лечении больных раком желудка// Российский биотерапевтический журнал, 2010. -№ 1.-С.56-60.
  8. *Сабиров А.Х. Гистологические, иммуногистохимические и молекулярно-генетические маркеры при раке молочной железы на фоне описторхозной инвазии// Медицинская наука и образование Урала, 2010. №1. -С. 82-84.

* - публикации в журналах, рекомендуемых ВАК

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

РМЖ                        рак молочной железы

KI 67                        индекс пролиферативной активности клеток

РП                        рецептор прогестерона

РЭ рецептор эстрогена

EGFR                        рецептор эпидермального фактора роста (РЭФР)

VEGFR                рецептор сосудистого эндотелиального фактора роста

2 (ОНЕ-1)                функциональный метаболит эстрогена

16 (ОНЕ-1)                агрессивный метаболит эстрогена

Her-2/neu        продукт онкогена сеrbВ-2 семейства рецепторных тирозинкиназ

n                         объем выборки

р                         уровень значимости статистического критерия

САБИРОВ

Ахат Халимович

ГИСТОЛОГИЧЕСКИЕ, ИММУНОГИСТОХИМИЧЕСКИЕ

И МОЛЕКУЛЯРНО-ГЕНЕТИЧЕСКИЕ МАРКЕРЫ

РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ,

ИХ ПРОГНОСТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ

03.03.04 - клеточная биология, цитология, гистология

14.01.12 - онкология

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора медицинских наук

Подписано в печать 24.03.2010
Формат 60х84/16. Печ. л. 1,0. Печать ризограф.
Тираж 100. Зак. №273.

Типография ООО «Печатник», лицензия ПД № 17-0027

Тюмень, ул. Республики, 148 корп. 1/2.

Тел. (3452) 20-51-13, тел./факс (3452) 32-13-86




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.