WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

  На правах рукописи

ЯСТРЕБ ВАЛЕРИЙ БРОНИСЛАВОВИЧ

ГЕЛЬМИНТОЗООНОЗЫ: ЭХИНОКОККОЗ И ДИРОФИЛЯРИОЗ

(биоморфологические особенности возбудителей, совершенствование мер борьбы)

Специальность 03.00.19 – паразитология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора ветеринарных наук

Москва – 2009

Работа выполнена в ГНУ Всероссийском  научно-исследовательском институте им К.И. Скрябина (ВИГИС)

Официальные оппоненты: доктор ветеринарных наук, профессор,

  заслуженный деятель науки РФ

  Малахова Екатерина Ивановна

доктор ветеринарных наук, профессор

Гламаздин Игорь Геннадьевич

доктор ветеринарных наук, профессор

Абрамов Владислав Евгеньевич

Ведущая организация: Московская государственная академия ветеринарной

медицины и биотехнологии им. К.И.Скрябина (МГАВМиБ)

Защита диссертации состоится 18 декабря 2009 года в 11 часов на заседании Совета по защите докторских  и кандидатских диссертаций Д.006.011.01 при ГНУ Всероссийский научно-исследовательский институт гельминтологии им. К.И. Скрябина (ВИГИС).

Адрес:  117218, Москва, Б. Черемушкинская ул., д. 28

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГНУ ВИГИС. Автореферат размещен на официальном сайте ВАК РФ.

Автореферат разослан «___» _________ 2009 г.

Ученый секретарь Совета по защите

докторских и кандидатских диссертаций,

доктор биологических наук В.К. Бережко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Актуальность проблемы. В начале XXI века паразитарные болезни продолжают наносить значительный ущерб человечеству. Это касается не только негативного воздействия на здоровье людей и животных, но и является следствием больших экономических потерь, связанных с сокращением валового национального продукта и затратами общества на лечение и ликвидацию последствий массового распространения инвазионных болезней. Значительную эпидемическую опасность для жителей как городской, так и сельской местности представляют собаки, поскольку они являются хозяевами ряда гельминтов, опасных для человека. Эта опасность многократно возрастает из-за большого числа неконтролируемых бродячих животных. Так, число зарегистрированных больных токсокарозом в России за последние 15 лет увеличилось более чем в 100 раз. Произошел трехкратный рост заболеваемости эхинококкозами, причем 14,4%  среди больных составляют дети (СергиевВ.П., Филатов Н.Н., 2006).  Отмечено резкое увеличение распространенности и риска заражения дирофиляриозом – единственным в умеренном климате гельминтозом с трансмиссивным путем передачи через комаров. В последние годы, как в России, так и в странах Западной Европы дирофиляриоз продвигается на север. Случаи дирофиляриоза человека зарегистрированы в 39 субъектах Российской Федерации, расположенных в пределах  41 - 58 с.ш. Основная масса больных – 518 чел. (90,9%) зарегистрирована в Европейской части России, в том числе, в зоне устойчивого риска – 386, в зоне низкого риска – 96 и в зоне умеренного риска – 36 случаев (Дарченкова Н.Н. и др., 2009).

  Отмечая факторы, влияющие на эпидемические и эпизоотические процессы при паразитозах, необходимо сослаться на Б.Л. Черкасского  (2008), который полагал, что эпидемический процесс при инфекционных и инвазионных болезнях в современных условиях характеризуется качественным своеобразием. Наиболее значимы в этом своеобразии следующие факторы: искусственно изменяемая эволюция возбудителей под воздействием  химических, физических и биологических факторов  научно-технического развития; снижение естественной сопротивляемости людей и животных возбудителям разных болезней под воздействием различных химических соединений, физических факторов, лекарственных препаратов, нервно-эмоцианального напряжения и т.п.; смена или активизация механизмов передачи возбудителей болезни в результате меняющихся условий жизни.

  Цель и задачи исследований. Целью нашей работы было охарактеризовать штаммы Echinococcus granulosus по их биологическим и морфологическим свойствам и эпизоотологическим особенностям, разработать и испытать новые лекарственные формы препаратов при цестодозах и смешанных гельминтозах собак, изучить эпизоотическую ситуацию по дирофиляриозу собак в Московском регионе, усовершенствовать прижизненную диагностику и испытать новые средства и схемы терапии и профилактики инвазии.

  Для реализации поставленной цели необходимо  было решить следующие задачи:

  • Изучить особенности распространения ларвального эхинококкоза сельскохозяйственных животных с выявлением активно функционирующих циклов паразита в разных регионах СНГ.
  • Уточнить сроки развития разных штаммов E. granulosus до имагинальной стадии в организме собак.
  • Выявить восприимчивость лабораторных мышей к заражению E. granulosus  от разных хозяев.
  • Сравнить морфологические признаки штаммов (личинок и взрослых цестод) E. granulosus.
  • Провести испытания по разработке и оценке эффективности в экспериментальных и производственных условиях новых цестодоцидных и комбинированных форм препаратов для терапии и профилактики цестодозов и смешанных гельминтозов собак.
  • Изучить распространение, сезонную и возрастную динамику дирофиляриоза собак в Московском регионе.
  • Разработать новый метод обнаружения микрофилярий в крови собак и провести сравнительное изучение его эффективности.
  • Установить сроки жизнеспособности микрофилярий в крови собак при хранении.
  • Установить клинические проявления дирофиляриоза собак, выявить влияние вида возбудителя и степени инвазии на гематологические показатели животных.
  • Разработать оптимальные схемы терапии и профилактики дирофиляриоза собак.

  Научная новизна. Впервые выявлены активно функционирующие циклы E. granulosus в разных регионах СНГ. Установлены различия свиного, бычьего, овечьего и верблюжьего штаммов E. granulosus по срокам развития у дефинитивного хозяина (собаки), особенностям развития вторичных ларвоцист у лабораторных мышей, морфологии личинок и взрослых форм паразита.

  Усовершенствована и испытана в экспериментальных и производственных условиях лекарственная форма празиквантела с полимерами. Оптимальное соотношение названных компонентов позволило значительно (до 6 месяцев) продлить профилактическое действие празиквантела против цестод, и снизить кратность обработки собак до 2 раз в год. Разработана лекарственная форма и изучены в экспериментальных и производственных условиях цестодоцидные свойства ресинтезированного препарата бунамидина гидрохлорида. Разработана комбинированная лекарственная форма на основе азинокса и нилверма – азинил, изучены ее фармакотоксикологические и терапевтические свойства при смешанных гельминтозах собак.

  Впервые в Московском регионе выявлено распространение дирофиляриоза собак. Установлены два вида дирофилярий: D. immitis и D. repens. Выяснено влияние пола, породы и условий содержания  собак на зараженность дирофиляриями. Разработан и испытан в производственных условиях метод прижизненной диагностики дирофиляриоза собак. Установлены сроки жизнеспособности микрофилярий в пробах крови собак при хранении. Выявлено влияние дирофилярий на организм собак в зависимости от вида возбудителя и степени инвазии. Впервые в России изучено макрофилярицидное действие препаратов меларсомина и абиктина. Разработана и испытана в производственных условиях наиболее рациональная схема профилактики дирофиляриоза собак в условиях Центрального региона России.

  Практическая ценность и внедрение результатов исследований. Материалы исследований, выполненные автором самостоятельно, а также совместно с другими учеными и специалистами были использованы при подготовке следующих нормативных документов:

  1. Рекомендации по борьбе с имагинальным и ларвальным эхинококкозом сельскохозяйственных животных. Утверждены Главным управлением ветеринарии с Государственной ветеринарной инспекцией 31.10.90г. № 043-4.
  2. Таблетки гидробунида. Технические условия ТУ 10.07.117-91. Утверждены  ГУВ при Госкомиссии Совмина СССР по продовольствию и закупкам 16.04.91г.
  3. Временное наставление по применению таблеток гидробунида при цестодозах собак. Утверждено ГУВ ГК Совмина СССР по продовольствию и закупкам № 043-5 от 16.04.91г.
  4. Временное наставление по применению азинпрола при цестодозах собак. Утверждено ГУВ ГК Совмина СССР по продовольствию и закупкам № 044-3 от 24.01.91г.
  5. Фенапэг. Технические условия ТУ 9310-029-00008064-96. Утверждены Департаментом ветеринарии МСХ РФ 14.05.96г.
  6. Наставление по применению фенапэга при цестодозах собак. Утверждено Департаментом ветеринарии МСХ РФ 14.05.96г. № 13-4-2/605.
  7. СанПиН 3.2.569-96 «Профилактика паразитарных болезней на территории Российской Федерации», Москва. Минздрав России, 1997. – 166 с. (Утверждены 31.10.96г.)
  8. Азинил. Технические условия на опытную партию ТУ ОП 93-84-00008064-97. Утверждены Департаментом ветеринарии МСХ РФ 18.11.97г.
  9. Временное наставление по применению азинила при гельминтозах собак и кошек. Утверждено Департаментом ветеринарии МСХ РФ 18.11.97г. № 13-4-2/1085.
  10. Инструкция о мероприятиях по предупреждению и ликвидации заболеваний животных гельминтозами. – М.: Информагротех. МСХиП РФ, 1999.- 72 с.
  11. Методические указания по лабораторной диагностике цистного эхинококкоза и гидатидоза животных. Одобрены секцией  «Инвазионные болезни животных» Отделения ветеринарной медицины Россельхозакадемии 27.09.2001г.
  12. Методические указания МУ 3.2.1756-03. «Эпидемиологический надзор за паразитарными болезнями», Москва. Минздрав России, 2003. – 84 с. (Утверждены 28.03.2003г.)
  13. СанПиН 3.2.1333-03 «Профилактика паразитарных болезней на территории  Российской Федерации», Москва, Минздрав России, 2003. – 68 с. (Утверждены 28.05. 2003 г.)
  14. Рекомендации по профилактике дирофиляриоза собак. Одобрены секцией «Инвазионные болезни животных» Отделения ветеринарной медицины Россельхозакадемии 23.05.2003г.
  15. Методические рекомендации по лабораторной диагностике цистного (Echinococcus granulosus) и альвеолярного (Echinococcus multilocularis) эхинококкозов и гидатидозов животных. Одобрены секцией «Инвазионные болезни животных» Отделения ветеринарной медицины Россельхозакадемии 28.05.2004г.
  16. Методические указания МУ 1880-04 «Профилактика дирофиляриоза», Москва, Минздрав России, 2004. – 29 с. (Утверждены 03.03.2004г.)
  17. Рекомендации по диагностике, лечению и профилактике дирофиляриоза собак в Московском регионе. Одобрены секцией «Инвазионные болезни животных» отделения ветеринарной медицины РАСХН 29.05.2008г.

  Апробация работы. Основные материалы диссертации доложены на Ученых советах и отчетных научных конференциях ВИГИС (1987 – 2009); пятой Закавказской конференции по паразитологии (Ереван, 1987); пятой национальной конференции по паразитологии (Варна, 1987); 12-й, 15-й международных конференциях «Всемирной ассоциации за прогресс ветеринарной паразитологии» (Монреаль, 1987, Иокогама, 1995); научных конференциях ВОГ «Гельминтология сегодня: проблемы и перспективы» (Москва, 1989), «Эколого-биологические и фаунистические аспекты гельминтозов» (Ереван, 1991), «Гельминтозоонозы – меры борьбы и профилактика» (Москва, 1994), «Актуальные вопросы теоретической и прикладной трематодологии и цестодологии»  (Москва, 1997), «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» (Москва, 1999, 2002 – 2005, 2007 – 2009); Всесоюзных научно-практических конференциях «Современное состояние и перспективы оздоровления хозяйств от эхинококкоза и цистицеркоза» (Фрунзе, 1987, Чимкент, 1989,  Караганда, 1990, Москва, 1993); седьмом Международном конгрессе паразитологов (Париж, 1990); научно-практическом совещании «Паразитарное загрязнение мегаполиса Москвы» (Москва, 1994); четвертой Международной научной конференции, посвященной 125-летию со дня рождения академика К.И. Скрябина и 70-летию кафедры медицинской биологии и общей генетики Витебского государственного медицинского университета «Современные проблемы общей, медицинской и ветеринарной паразитологии» (Витебск, 2004); межрегиональной научной конференции Российской Федерации служебного собаководства (Москва, 2004);  6 – 8, 12, 15 Международных конгрессах по проблемам ветеринарной медицины мелких домашних животных (Москва, 1998 – 2000, 2004, 2007).

  Личный вклад соискателя. Представленная диссертационная работа является результатом 23-летних научных исследований автора. Основная часть работы выполнялась под руководством академика РАСХН Бессонова А.С. Все исследования по  биоморфологической характеристике штаммов Echinococcus granulosus и дирофиляриозу собак выполнены соискателем лично, часть раздела по разработке и испытанию новых лекарственных форм препаратов при цестодозах собак выполнена совместно с кандидатом ветеринарных наук Белоусовым М.Н., не возражающим в использовании результатов совместных исследований.

Основные положения, выносимые на защиту.

  • Биоморфологические особенности штаммов Echinococcus granulosus.
  • Разработка и испытание цестодоцидных лекарственных форм для терапии и профилактики цестодозов собак.
  • Разработка и испытание комбинированных лекарственных форм препаратов при смешанных гельминтозах собак.
  • Эпизоотология дирофиляриоза собак в Московском регионе.
  • Прижизненная диагностика дирофиляриоза и влияние инвазии на организм собак в зависимости от вида возбудителя.
  • Оптимальные схемы терапии и профилактики дирофиляриоза собак.

  Публикации. По теме диссертации опубликовано 77 научных работ, в том числе  18 работ в изданиях, рекомендованных  ВАК РФ для докторских диссертаций, в которых изложены основные положения и выводы по изучаемым вопросам.

  Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 244 страницах компьютерного текста, включает 30 таблиц, 15 рисунков, состоит из введения, 3 глав собственных исследований, выводов и практических предложений. Каждая глава включает обзор литературы, материалы и методы, результаты исследований, обсуждение и заключение. Список литературы включает 536 источников, в том числе 256 отечественных и 280 зарубежных авторов.

СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

I. БИОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ  ШТАММОВ ECHINOCOCCUS GRANULOSUS

    1. Материалы  и методы

  Эпизоотологические особенности штаммов E. granulosus изучали методом выявления активно функционирующих циклов (АФЦ) эхинококка.

  Сущность метода. В исследуемом регионе выявляли активно функционирующие циклы  (АФЦ) эхинококка  (цепь: окончательный хозяин – промежуточный хозяин), характеризующиеся ярко выраженной хозяинной специфичностью паразита, высокой экстенсивностью инвазии у промежуточного хозяина (50% и более) и высоким уровнем фертильности ларвоцист (40-50% и более от общего количества зараженных животных), что обеспечивает непрерывное активное функционирование паразитарной системы.

  Порядок исследования животных на цистный гидатидоз. В период массового убоя скота на мясокомбинатах Российской Федерации, Белоруссии, Молдавии, Казахстана и Узбекистана в 1987-1991 г.г. провели исследование на цистный гидатидоз 15887 голов крупного рогатого скота, 16129 овец, 11170 свиней, 369 верблюдов и 4288 лошадей. Осмотр внутренних органов и туш убойных животных проводили на точках ветсанэкспертизы поточных линий на мясокомбинатах и применяли методы, регламентированные «Правилами ветеринарного осмотра убойных животных и ветеринарно-санитарной экспертизы мяса и мясных продуктов» (1983). Возраст животных определяли по гуртовым ведомостям, актам выбраковки животных и, в случае необходимости, по зубам (Чернявский М.В., 1977).

  Экстенсивность инвазии учитывали по отношению зараженных животных к общему числу обследованных в процентах. Учитывали также локализацию и физиологическое состояние ларвоцист. Фертильность цисты, т.е. наличие в ней протосколексов определяли по Echeguia A.A. (1971).

  Биологические особенности штаммов изучали по срокам преимагинального развития E. granulosus у собак и восприимчивости беспородных белых мышей к внутрибрюшинному заражению протосколексами от разных хозяев. Для заражения собак и мышей  использовали протосколексы из ларвоцист печени овец из Казахстана, крупного рогатого скота из Молдавии, свиней из Белоруссии и верблюдов из Узбекистана.

  Опыт по срокам преимагинального развития штаммов E. granulosus провели в марте-мае 1988 года на 22 беспородных собаках в возрасте до 1 года на базе экспериментального хозяйства ВИГИС «Курилово». Животных содержали на огороженной площадке с бетонированным покрытием в индивидуальных металлических клетках с поддонами. Кормили согласно нормам сырым мясом (калтыки), поили водой из артезианской скважины. Уход осуществляли с соблюдением мер личной профилактики (WHO, 1981). За 14 суток до заражения собак дегельминтизировали дронталом с последующим трехкратным гельминтоовоскопическим исследованием  методом Щербовича и последовательного промывания. В опыте использовали собак, свободных от гельминтов.

  Перед заражением собак оценивали жизнеспособность протосколексов по окрашиванию 0,01%-ным водным раствором генцианвиолета. Погибшие протосколексы приобретали синюю окраску, а живые не окрашивались и при подогреве до 37 С активно двигались (Патуне Ю.Ю., 1958). Каждой собаке скормили индивидуально с молоком по 25000±1100 жизнеспособных протосколексов. В течение опыта наблюдали за общим состоянием собак. Начиная с 30-го дня после заражения, ежедневно фекалии собак исследовали методами последовательного промывания и Щербовича до обнаружения в них яиц или члеников паразита.

  Для определения приживаемости протосколексов на 75-й день после заражения всех собак усыпили, предварительно выдержав сутки на голодной диете, и тонкий кишечник подвергли полному гельминтологическому вскрытию. Кишечник разделили на 5-6 равных отрезков, каждый из которых разрезали продольно, поместили в стеклянный цилиндр емкостью 1 л и исследовали отдельно путем промывания теплой водой. Цестоды постепенно отходили от слизистой и оседали на дне цилиндра. Для полного извлечения гельминтов слизистую оболочку кишечника тщательно  соскабливали шпателем. Соскоб несколько раз промывали, надосадочную жидкость после просветления осторожно удаляли, а осадок порциями просматривали в чашках Петри под микроскопом (МБС-1 х16) и подсчитывали число паразитов. Приживаемость паразитов определяли в процентах по отношению числа обнаруженных гельминтов в кишечнике собак к дозе заражения.

  Опыт по восприимчивости лабораторных мышей к внутрибрюшинному заражению протосколексами E. granulosus от разных хозяев провели в 1988-1989 г.г. на базе вивария ВИГИС. Фертильные ларвоцисты получали от спонтанно инвазированных E. granulosus овец из Казахстана, свиней из Белоруссии, крупного рогатого скота из Молдавии и верблюдов из Узбекистана. Цисты, выделенные из печени животных, промывали  проточной холодной водой в течение 10 мин. Для стерилизации ларвоцист последние помещали на 10-15 мин. в 0,5%-ный раствор перманганата калия, затем наружную стенку цисты обрабатывали 1%-ным спиртовым раствором йода. Стерильным шприцем отсасывали эхинококковую жидкость. С помощью ножниц и пинцета рассекали оболочку цисты и, придерживая ее пинцетом, стерильной пипеткой, введенной в образовавшуюся полость, соскабливали и собирали выводковые капсулы с протосколексами. Жидкость с протосколексами отстаивали в течение 10-15 мин. при комнатной температуре, затем осторожно сливали, а осадок из протосколексов 5-6 раз промывали в стерильном растворе Хэнкса с антибиотиками (2000 ЕД/мл бензпенициллина натриевой соли и 1 мг/мл стрептомицина сульфата). Жизнеспособность и инвазионность протосколексов определяли по их двигательной активности при  нагревании до 39С и наличию пламеневидных (протонефридиальных) клеток (Smyth J.D., Barrett N.J., 1980).  Для заражения использовали 300 самцов аутбредных белых мышей массой 14 – 16 г, разделенных на 4 подопытные и 1 контрольную группы по 60 животных в каждой. Всем  подопытным животным ввели внутрибрюшинно по 1000±105 жизнеспособных протосколексов в 0,2 – 0,5 мл стерильного раствора Хэнкса с антибиотиками. Мышам первой группы ввели протосколексы из ларвоцист E. granulosus  от овцы, второй – верблюда, третьей – свиньи, четвертой – крупного рогатого скота. Контрольным мышам ввели только стерильный раствор Хэнкса, в том же объеме, что и подопытным животным. Вскрытие мышей проводили через 6, 12 и 15 месяцев после введения протосколексов равными частями (по 20 животных). Учитывали количество развившихся ларвоцист, определяли их размеры, локализацию, физиологическое состояние, фертильность.

  Морфологию протосколексов и взрослых цестод E. granulosus изучали по нескольким критериям (число и размеры хоботковых крючьев, общая длина стробилы и количество члеников).

  Для исследования отбирали фертильные ларвоцисты размером 3 – 6 см в диаметре из печени спонтанно инвазированных овец, свиней, крупного рогатого скота и верблюдов из разных регионов. Жизнеспособные протосколексы фиксировали в 2,5%-ном глутаровом альдегиде на фосфатном буфере (рН 7,4). Перед измерением протосколексы просветляли не менее 2 часов в 40%-ной молочной кислоте под покровным стеклом с грузом, добиваясь расположения крючьев в одной плоскости. Подсчет общего количества и размеры крючьев проводили под микроскопом при увеличении 350 – 700, пользуясь калибровочным окулярным микрометром. Исследовали ларвоцисты не менее чем от 5 хозяев каждого вида, а из каждой ларвоцисты не менее 50 протосколексов. От взрослых цестод исследовали обычно 20 – 40 сколексов. Изучали число, форму и расположение крючьев на хоботке, измеряя длину 2 больших и 2 малых крючьев в каждом сколексе.

  Взрослых (35-дневных) цестод для исследования получали в результате экспериментального заражения собак протосколексами из ларвоцист E. granulosus от разных промежуточных хозяев. После вскрытия кишечника собак цестоды промывали в физиологическом растворе и фиксировали в охлажденном до 4 С  2,5%-ном растворе глутарового альдегида на фосфатном буфере. Фиксировали только живых гельминтов с расслабленными сокращениями мускулатуры. При такой фиксации длительное время сохранялись крючья цестод. Измерения длины хоботковых крючьев проводили по  G.K. Sweatmen, R.J. Williams (1963).

  Статистическую обработку результатов исследований проводили по В.Ю. Урбаху (1963) и Н.А. Плохинскому (1978).

1.2. Результаты исследований

1.2.1. Эпизоотологические особенности штаммов E. granulosus

  Цистный гидатидоз овец. При обследовании овец максимальную зараженность эхинококками выявили у животных старше двух лет с фертильностью ларвоцист 72,8 – 83,1%. У овец в возрасте до двух лет фертильных ларвоцист не обнаружили, а зараженность их была значительно ниже. Отмечена преимущественная локализация ларвоцист в легких и печени одновременно (83,3 – 87,9% случаев). По отдельным регионам максимальная зараженность овец зарегистрирована в Молдавии -  63,6% с фертильностью ларвоцист 83,1%, затем в Узбекистане и Казахстане – зараженность 31,6% и 29,9%, а фертильность ларвоцист 72,8% и 74,2% соответственно. В Белоруссии и Бурятии цистный гидатидоз овец не выявлен. Таким образом,  овцы включены в АФЦ E. granulosus во всех обследованных нами регионах, кроме Белоруссии и Бурятии.

  Цистный гидатидоз свиней. При обследовании свиней высокую зараженность у животных старше года выявили  в неспециализированных хозяйствах Молдавии и Белоруссии, которая составила 14,3% и 10,2%

соответственно с фертильностью ларвоцист от 71,4%  до 100%. Фертильные ларвоцисты обнаруживали и у свиней в возрасте до 1 года, причем в хозяйствах Белоруссии до 62,5%. Зараженность свиней в специализированных хозяйствах (комплексах) была незначительной. Отмечена преимущественная локализация ларвоцист в печени свиней (84,6 – 100%). В подсобных хозяйствах Казахстана, Узбекистана и неспециализированных хозяйствах Бурятии цистный гидатидоз у свиней не выявлен. Таким образом, свиньи включены в АФЦ  E. granulosus в Молдавии и Белоруссии.

  Цистный гидатидоз крупного рогатого скота. Высокую зараженность выявили у животных старше трех лет из Молдавии, Казахстана и Узбекистана (38,7% - 39,8%). Фертильность ларвоцист у взрослых животных составила от 1,7 до 9,1%, у молодняка до трех лет фертильных ларвоцист не обнаружили. Отмечена преимущественная локализация ларвоцист в легких (67,9% - 85,9%). В Белоруссии и Бурятии цистный гидатидоз у крупного рогатого скота не выявили. Таким образом, крупный рогатый скот включен в СФЦ  E. granulosus в Молдавии и Казахстане.

  Цистный гидатидоз верблюдов. При обследовании верблюдов в возрасте от 2 до 24 лет в Узбекистане и Казахстане выявили их зараженность 35,8% и 27,0% соответственно; фертильность ларвоцист составила 60,6% и 73,9%. Преимущественной локализации ларвоцист в каком-либо органе не наблюдали, печень и легкие были поражены примерно одинаково. Необходимо отметить очень крупные размеры ларвоцист (до 20 см в диаметре) с большим числом жизнеспособных протосколексов. Таким образом, верблюды включены в АФЦ  E. granulosus в Узбекистане и Казахстане.

  Цистный гидатидоз лошадей. При обследовании 4288 лошадей в возрасте от 3 до 30 лет из разных регионов (Казахстан, Узбекистан, Молдавия, Дагестан, Бурятия) цистный гидатидоз не обнаружили. Таким образом, в

обследованных регионах лошади не включены в АФЦ  E. granulosus, а лошадиный штамм не выявлен.

1.2.2. Биологические особенности штаммов E. granulosus

1.2.2.1. Сроки преимагинального развития E. granulosus у собак

  Результаты исследований показали, что сроки преимагинального развития E. granulosus у собак зависят от штамма паразита (табл. 1). Минимальными эти сроки были  у паразита верблюжьего штамма – 35 – 42 дня (в среднем 37,8±1,3), а максимальными – у свиного штамма – 54 – 68 дней (в среднем 58,8±2,3). Развитие цестод овечьего и бычьего штаммов завершилось примерно в одни и те же сроки: 42 – 57 дней  (в среднем 48,3±2,4) и 45 – 56 дней (в среднем 50,2±2,1) соответственно. Различия в сроках у свиного, верблюжьего и овечьего штаммов оказались статистически

достоверными (Р < 0,05), не выявлено достоверной разницы по срокам развития между бычьим и овечьим штаммами. Наиболее высокой приживаемостью отличались протосколексы верблюжьего штамма (19,4%), а наименьшей – свиного (8,4%).

1.2.2.2. Восприимчивость лабораторных мышей к внутрибрюшинному заражению протосколексами E. granulosus от разных хозяев

  Приживаемость протосколексов штаммов E. granulosus оказалась неодинаковой, о чем свидетельствует трехкратная разница в экстенсивности заражения мышей личинками паразита (от 28,3±5,8% до 93,3±3,2%) (табл. 1).

Наиболее высокая приживаемость отмечена у протосколексов овечьего штамма E. granulosus (из 60 мышей заразились 56 или 93,3%). Ларвоцисты локализовались в брюшной полости, на печени, диафрагме. Большинство ларвоцист имело вид конгломератов, состоящих из множества отдельных мелких пузырей, покрытых общей тонкой соединительной капсулой. Некоторые цисты, обычно более крупные, располагались одиночно. У 60% мышей, вскрытых через 15 месяцев, обнаружили фертильные ларвоцисты, в выводковых капсулах которых содержалось по 3 – 8 сформированных протосколексов. Все ларвоцисты были жизнеспособными, их размеры колебались от 2 до 38 мм, интенсивность инвазии составляла от 4 до 185 ларвоцист/мышь.

  Верблюжьим штаммом заразилось 27 (45%) мышей. Ларвоцисты, как одиночные, так и в виде конгломератов, локализовались в брюшной полости. Размеры их через 6 месяцев достигали 3 – 18 мм, в крупных одиночных ларвоцистах развивались выводковые капсулы с 5 – 12 протосколексами. Фертильные ларвоцисты обнаружены у 22,2% мышей к числу заразившихся, интенсивность инвазии колебалась от  6 до 82 ларвоцист.

  При вскрытии 60 мышей, зараженных протосколексами свиного штамма E. granulosus через 6 и 12 месяцев, у 17 из них (28,3%) на печени, диафрагме и селезенке обнаружили петрифицированные очажки размером 1 – 6 мм плоской и округлой формы. Жизнеспособных ларвоцист у животных этой группы не обнаружили.

  В четвертой группе (бычий штамм) заразилось 45 (75%) мышей. Одиночные ларвоцисты обнаруживали, главным образом, на печени и очень

Таблица 1

Приживаемость протосколексов и развитие вторичных ларвоцист E. granulosus разных штаммов у аутбредных мышей

Группы

мышей*)

Штаммы

E. granulosus

Приживаемость

протосколексов,

%

Срок развития

фертильных лар-

воцист, мес.

Количество мышей

с фертильными

ларвоцистами, %

Преимущест-

  венная лока-

  лизация лар-

  воцист

1

овечий

93,3±3,2

15

60,0

брюшная полость,печень,

диафрагма

2

верблюжий

45,0±6,4

6

22,2

брюшная

полость

3

свиной

28,3±5,8

-

-

диафрагма, пе-

чень, селезенка

4

бычий

75,0±5,6

12

75,0

печень

5

( (контр.)

раствор

Хэнкса

-

-

-

-

  *) В каждой группе было по 60 мышей

редко в брюшной полости. Через 12 месяцев у 75% заразившихся мышей находили фертильные ларвоцисты, выводковые капсулы которых содержали по 10 – 17 протосколексов. Размеры фертильных ларвоцист (все на печени) достигали 30 – 40 мм.  Интенсивность инвазии колебалась от 2 до 27 ларвоцист.

  Все мыши контрольной группы были свободны от E. granulosus. Естественный отход мышей в подопытных и контрольной группах не превышал 8 – 12%.

1.2.3. Морфологические особенности штаммов E. granulosus

  У вида E. granulosus крючья относятся к диорхоидному типу и состоят из двух морфологических структур – лезвия и корня. Крючья расположены на хоботке в 2 ряда: внешний – большие крючья, внутренний – малые крючья. Иногда можно наблюдать третий дополнительный ряд, состоящий из мелких недоразвитых крючьев. Крючья  непостоянны по своей форме. Лезвие крючка имеет различную степень кривизны, в корне различают две части: корневой отросток и рукоятку. Свободные концы рукоятки и корневого отростка имеют утолщения, к которым прикрепляются мышечные волокна. Рукоятка крючка по своей морфологии более однотипна, у малых крючьев она менее выражена. Длина лезвия обычно превышает длину рукоятки. При одинаковой общей длине крючьев может наблюдаться значительная разница в размерах их частей – лезвий, рукояток или корневых отростков.

  Хоботковые крючья  протосколексов E. granulosus от разных хозяев различались по размерам и форме. Хотя морфологические структуры, из которых состоят крючья протосколекса выражены слабее по сравнению с крючьями взрослых цестод, у протосколексов свиного и верблюжьего штаммов крючья выглядели стройнее и с более длинными лезвиями по сравнению с более массивными утолщенными крючьями овечьего и бычьего штаммов. Исследования показали, что количество крючьев у протосколексов варьирует в зависимости от вида промежуточного хозяина. В таблице 2 приведены вариации показателей и средние данные для крючьев протосколексов из ларвоцист E. granulosus от разных видов животных из разных регионов. Пределы колебания количества крючьев у протосколексов составляли 28 – 42 экземпляра. Например,  в Самаркандской области максимальное количество крючьев было у протосколексов от верблюда (в среднем 36,9±0,56) и от овцы (в среднем 35,7±0,36), меньшее от  свиньи (в среднем 32,8±0,37) и крупного рогатого скота (в среднем 32,35±0,45). Различия в числе крючьев протосколексов от овцы по сравнению с их числом от свиньи и крупного рогатого скота статистически достоверны (P < 0,01), а от верблюда – недостоверны (P > 0,05). Максимальная длина больших и малых крючьев в этом регионе была отмечена у протосколексов от верблюда – 30,82±0,09 и 22,21±0,15 мкм. Средняя длина больших крючьев протосколексов от овцы и крупного рогатого скота не различалась (табл. 2).Сравнение длины больших и малых крючьев протосколексов от овцы и крупного рогатого скота с таковыми от верблюда и свиньи показало, что между ними существуют статистически достоверные различия (P < 0,01).

В Крыму максимальное число крючьев отмечено у протосколексов овечьего штамма E. granulosus (35,83±0,69), минимальное – у бычьего штамма (29,88±0,81). Различия в числе крючьев у протосколексов овечьего и свиного, овечьего и бычьего штаммов в этом регионе достоверны (P < 0,01). Сравнение длины больших крючьев от протосколексов этих штаммов также показало, что между ними существуют достоверные различия (P < 0,01). Максимальная длина больших крючьев была у протосколексов свиного штамма – 25,97±0,51 мкм, минимальная – у овечьего – 22,97±0,5 мкм.

  В Молдавии установлены достоверные различия по числу хоботковых крючьев у протосколексов от овцы и крупного рогатого скота (P <0,01) и не выявлены различия по размерам больших и малых хоботковых крючьев  (табл. 2).

  Наиболее крупными были размеры больших крючьев у протосколексов верблюжьего штамма E. granulosus как из Казахстана (30,35±0,44 мкм), так и из Узбекистана (30,82±0,09 мкм).

  Таким образом, протосколексы верблюжьего и свиного штаммов E. granulosus из всех регионов имели стабильные морфологические признаки и достоверно различались по размерам хоботковых крючьев, как между собой, так и в сравнении с протосколексами овечьего и бычьего штаммов. Протосколексы овечьего и бычьего штаммов не всегда имели достоверные различия по размерам хоботковых крючьев. Число крючьев протосколексов E. granulosus – неустойчивый признак, и его можно учитывать при идентификации штаммов только в комплексе с другими морфологическими показателями.

  Крючья взрослых цестод разных штаммов E. granulosus также различались по форме и размерам. Так, большие крючья E. granulosus, полученные по схеме коза – собака, имели массивную, волнистую с вентральной стороны рукоятку и ярко выраженную бифуркацию корневого отростка. Изогнутое лезвие было гораздо меньше рукоятки. У больших крючьев бычьего штамма наблюдалась менее выраженная бифуркация корневого отростка и массивная рукоятка, у малых крючьев – короткое лезвие и утолщенный корневой отросток. У других штаммов бифуркацию корневого отростка не наблюдали. У цестод верблюжьего штамма крючья отличались крупным закругленным корневым отростком и удлиненной стройной рукояткой с овальным концом. Крючья свиного штамма были с удлиненным лезвием, овальным корневым отростком и вытянутой закругленной на конце рукояткой. Крючья овечьего штамма – с вытянутым овальным или округлым корневым отростком и утолщенной, массивной, часто заостренной на конце рукояткой. Вентральный край корня часто имел седловидную форму, типичную для цестод овечьего штамма. У малых крючьев корневой отросток овальный и часто составлял с лезвием прямой угол. У цестод овечьего и верблюжьего штаммов иногда наблюдали третий, неполный ряд мелких крючьев (3 – 7 экз.), состоящих из одного лезвия размером 5 – 7 мкм.

  Цестоды разных штаммов E. granulosus из Самаркандской области отличались по числу и размерам хоботковых крючьев. Максимальное число крючьев было у цестод верблюжьего и овечьего штаммов: 36,85±0,69 и 36,31±0,21 соответственно. Цестоды, полученные при заражении собак протосколексами из ларвоцист E. granulosus от крупного рогатого скота, свиньи и козы также существенно не отличались друг от друга по числу хоботковых крючьев (P > 0,05), но достоверно отличались от таковых от овцы и верблюда (P < 0,05).  При сравнении средних значений длины больших и малых крючьев 35-дневных цестод овечьего и верблюжьего штаммов получены достоверные различия (P < 0,01). Также получены достоверные различия по размерам больших и малых крючьев у половозрелых цестод E. granulosus 105-дневного возраста свиного, козьего и бычьего штаммов (P < 0,01).

  Таблица 2

Количество и размеры хоботковых крючьев протосколексов E. granulosus  от разных хозяев и из разных регионов

Хозяин

прото-

сколексов

Регион исследования

Общее количество

крючьев

Длина больших

крючьев,

мкм

Длина малых

крючьев,

мкм

овца

Крым,

Украина

35,83±0,69

(34 – 38)

22,98±0,5

18,4±0,21

овца

Молдавия

37,3±0,8

(34 – 40)

24,7±0,52

19,6±0,27

овца

Джамбульская обл., Казахстан

35,19±0,99

(30 – 42)

23,6±0,38

18,4±0,22

овца

Джамбульская обл.,

Казахстан

34,7±0,4

(32 – 40)

23,71±0,14

19,66±0,16

овца

Кзыл-Ординская обл., Казахстан

34,5±0,34

(34 – 36)

26,45±0,44

21,57±0,38

овца

Самаркандская обл., Узбекистан

35,7±0,36

(32 – 38)

23,87±0,38

16,87±0,32

свинья

Крым,

Украина

34,5±0,16

(34 – 36)

25,97±0,51

18,63±0,71

свинья

Минская обл.,

Белоруссия

30,5±0,32

(28 – 32)

28,95±0,16

24,21±0,12

свинья

Самаркандская обл., Узбекистан

32,75±0,37

(32 – 36)

28,7±0,11

20,21±0,68

кр. рог. скот

Крым,

Украина

29,88±0,81

(28 – 33)

24,84±0,53

17,84±0,54

кр. рог. скот

Молдавия

33,4±0,34

(32 – 35)

25,04±0,54

18,63±0,01

кр. рог. скот

Самаркандская обл., Узбекистан

32,35±0,45

(30 – 36)

23,87±0,28

15,18±0,47

верблюд

Кзыл-Ординская обл., Казахстан

35,13±0,99

(34 – 36)

30,31±0,37

23,6±0,34

верблюд

Западно-Казахстанская обл.

36,84±0,65

(34 – 40)

30,35±0,44

21,47±0,52

верблюд

Самаркандская обл., Узбекистан

36,9±0,56

(36 – 42)

30,82±0,09

22,21±0,15

  Взрослые (35-дневные) цестоды E. granulosus  одинакового возраста из разных регионов отличались не только по числу и размерам хоботковых крючьев, но и по размеру стробилы. Стробила свиного штамма E. granulosus (Белоруссия) состояла в основном из 2, реже 3 члеников, а средняя длина цестоды составляла 2,47±0,07 мм, овечьего (Казахстан) и бычьего (Молдавия) штаммов состояла в основном из 3 члеников, реже из 2 или 4, а средняя длина цестод  была 4,31±0,06 и 4,21±0,06 мм соответственно.

Максимальными по размеру были цестоды верблюжьего штамма (Узбекистан) – 5,63±0,07 мм, состоящие в основном из 4 члеников.

  Таким образом, хотя морфологическая характеристика хоботковых крючьев цестод E. granulosus укладывается в рамки морфологических отличий вида, имеются статистически достоверные различия между штаммами по изученным нами морфометрическим показателям. Кроме того, морфометрические различия подтверждаются результатами изучения биологии развития этих штаммов

II. РАЗРАБОТКА И ИСПЫТАНИЕ  ЛЕКАРСТВЕННЫХ ПРЕПАРАТОВ ПРИ ГЕЛЬМИНТОЗАХ СОБАК

2.1. Материалы и методы

  Опыты по изучению цестодоцидной эффективности препаратов проводили на экспериментально зараженных собаках  в 1988 – 1998 г.г. на базе экспериментального хозяйства ВИГИС «Курилово», в вивариях Джамбульского отдела ВИГИС и Западно-Казахстанской НИВС (г. Уральск). В опытах использовали беспородных собак разного возраста, массы и пола. Животные содержались индивидуально, в металлических клетках с поддонами. Подготовка животных к опытам, условия содержания и кормления изложены в главе 1. Материал для заражения агельминтозных собак, методы определения жизнеспособности и инвазионности протосколексов E. granulosus, доза и техника заражения собак также описаны в главе 1. Доза заражения  мультицепсами составляла 50 экз. протосколексов M. multiceps на собаку, а цистицерками тенуикольными – 3 экз. C. tenuicollis на собаку. Методика вскрытия животных и учета результатов вскрытия описаны в первой главе. Работа по этому разделу исследований выполнялась совместно со старшим научным сотрудником ВИГИС, кандидатом ветеринарных наук Белоусовым М.Н.

  Испытание антигельминтной эффективности гидробунида. Таблетки гидробунида испытали в дозе 50 мг/кг по ДВ, однократно, внутрь с кормом на 5 собаках, экспериментально зараженных эхинококками, и 12 собаках, экспериментально зараженных эхинококками, мультицепсами и цистицерками тенуикольными одновременно. Убой и вскрытие собак проводили на 5-й день после лечения.

  Изучение эффективности эпсипрантела при экспериментальном эхинококкозе собак провели в апреле 1992 года на базе вивария Западно-Казахстанской НИВС. Таблетки эпсипрантела испытали против юных (12-дневных) форм эхинококка на 15 собаках. Собакам 1-й группы задали препарат в дозе 2,5 мг/кг, собаки 2-й группы получили препарат в дозе 5,0 мг/кг, а третья группа служила контролем. Эффективность препарата учитывали на 5-й день после лечения по результатам гельминтологического вскрытия кишечников собак опытной и контрольной групп.

  Изучение химиопрофилактического действия азинпрола – двухкомпонентной лекарственной формы азинокса, состоящей из 10%-ной суспензии препарата в силиконовом каучуке (полидиметилсиликсан) и отвердителя (1 часть октоата олова и 3 части тетраэтоксисилана) провели с октября 1989 года по апрель 1990 года на базе вивария Западно-Казахстанской НИВС. В опыте использовали 18 собак, разделенных на 5 групп – по 3 животных в четырех подопытных группах и 6 – в контрольной. Собакам четырех подопытных групп ввели  препарат  подкожно в залопаточную область в следующих дозах:

  - 1-й группе – 10%-ную силиконовую суспензию без отвердителя в дозе 0,25мл/кг (5-кратная терапевтическая доза по празиквантелу);

  - 2-й группе – 10%-ную силиконовую суспензию без отвердителя в дозе 0,5 мл/кг (10-кратная терапевтическая доза по празиквантелу);

  - 3-й группе – 10%-ную силиконовую суспензию в дозе 0,25 мл/кг одновременно с отвердителем до 5% на вводимый объем (5-кратная терапевтическая доза по празиквантелу);

  -  4-й группе – 10%-ную силиконовую суспензию в дозе 0,5мл/кг одновременно отвердителем до 5% на вводимый объем (10-кратная терапевтическая доза по празиквантелу);

  - 5-я группа препарат не получала и служила контролем.

  Через 4 дня всем собакам опытных и контрольной групп скормили индивидуально по 3 экз. цистицерков тенуикольных и по 30 тыс. протосколексов эхинококка из ларвоцист печени овец. Реинвазию в той же дозе проводили через каждые 2 недели в течение шести месяцев. Начиная с 36 дня после заражения, еженедельно фекалии собак исследовали на наличие яиц и члеников цестод методами последовательного промывания и Калантарян.

  Антигельминтную эффективность комбинированных препаратов изучали на базе кинологического центра «Красная звезда» на служебных собаках, спонтанно инвазированных нематодами и цестодами. С этой целью отбирали животных после двукратных положительных копроовоскопических исследований методом флотации (модификация Калантарян) и формировали группы с учетом интенсивности инвазии, массы, пола, возраста и породы собак. Все препараты задавали однократно, перорально, с небольшим количеством сухого корма в утреннее кормление. Специальной диеты не назначали.

  Эффективность препаратов определяли на основании учета количества яиц гельминтов в 1 г фекалий до и через 7 – 10 дней после лечения согласно «Руководству по оценке эффективности антгельминтиков у собак и кошек», одобренному Всемирной ассоциацией за прогресс ветеринарной паразитологии (1994).

2.2. Результаты исследований

2.2.1. Испытание новых лекарственных препаратов при цестодозах собак

2.2.1.1. Разработка и изучение эффективности гидробунида при цестодозах собак

  Бунамидин гидрохлорид (гидробунид) – N-N-ди-н-бутил-4-гексилокси-1-нафтамидин гидрохлорид синтезирован оригинальным способом в технологической лаборатории ИОХ им. И.Д. Зелинского АН  СССР и группой химиков ВИГИС. Технологический процесс получения бунамидин гидрохлорида технического разработан во ВНИТИГ (г. Уфа), препарат выпускается на экспериментальном заводе ВНИТИГ по ТУ 113-04-2-140-90 и представляет собой порошок серого цвета с температурой плавления 206 – 208 С, хорошо растворяется в метаноле и этилацетате и слабо растворим в воде.

  Выпуск таблеток бунамидин гидрохлорида под названием гидробунид массой по 0,4 г по ДВ освоен во ВНИТИГ. Гидробунид  по степени воздействия на организм относится к умеренно токсичным веществам, класс опасности 3 по ГОСТ 12.1.007-76. ЛД50  гидробунида для крыс 1750  мг/кг, для мышей – 750 мг/кг. Собаки хорошо переносят 5-кратные терапевтические дозы препарата. Препарат обладает раздражающим действием на слизистые оболочки. У собак и кошек иногда вызывает рвоту, легкий понос без снижения антигельминтной активности.

  Таблетки гидробунида испытали в дозе 50 мг/кг по ДВ, однократно, внутрь с кормом на 5 экспериментально зараженных эхинококками собаках и 12 собаках, экспериментально зараженных эхинококками, мультицепсами и цистицерками тенуикольными одновременно. Получен 100%-ный терапевтический эффект против крупных цестод, ЭЭ препарата против эхинококков составила 80 – 91,7%.

 

2.2.1.2. Эффективность эпсипрантела (цестекса) при экспериментальном эхинококкозе собак

  Препарат относится к группе пиразинизохинолинов. Препараты этой группы малотоксичны, обладают широким спектром действия против цестод и трематод, быстро выводятся из организма. Механизм их действия основан на индуцировании распада тегумента и нарушении нервно-мышечной регуляции у паразитов.

  Эпсипрантел – 2 (циклогексилкарбонил)-4-оксо-1,2,3,4,6,7,8,12б-октогидропиразина (2,1-а) бензацепин – белый порошок, слабо растворимый в воде. Препарат выпускается фирмой  Smith Kline  Beecham в таблетках  (цестекс) с содержанием 12,5; 25,0; 50,0 и 100,0 мг эпсипрантела в одной таблетке.

Эпсипрантел назначали в дозах 2,5 мг/кг и 5,0 мг/кг при однократном применении против юных (12-дневных) форм E. granulosus.

  Эффективность лечения определяли на 5-е сутки после применения препарата по результатам гельминтологического вскрытия кишечников собак опытных и контрольной групп. В первой группе у всех леченых животных обнаружили эхинококки от 60 до 2000 экземпляров. Во второй группе 40 экз. эхинококков обнаружили только у одной собаки, остальные были свободны от цестод. Собаки третьей группы (контроль) были заражены эхинококками в количестве от 2900 до 7200 экз.

  Таким образом, таблетки эпсипрантела (цестекса) при экспериментальном эхинококкозе собак при однократном применении в дозе 2,5 мг/кг показали ЭЭ = 0, ИЭ = 84,2%, а в дозе 5,0 мг/кг – ЭЭ = 80%, ИЭ = 99,2%.

2.2.2. Химиопрофилактическое действие  10%-й силиконовой суспензии азинокса и азинпрола  при экспериментальном эхинококкозе и тениозе собак

  Определяли химиопрофилактическую эффективность 10%-ной силиконовой суспензии азинокса и азинпрола в 5- и 10-кратных терапевтических дозах по празиквантелу при экспериментальном эхинококкозе и тениозе гидатигенном собак.

  Собаки контрольной группы начали выделять яйца и членики цестод на 49 – 63 сутки после заражения (табл. 3).

  У собак первой группы, которой вводили 10%-ную силиконовую суспензию без отвердителя в 5-кратной терапевтической дозе по празиквантелу, было  отмечено начало выделения яиц и члеников цестод на 85, 91 и 98 сутки после первичного заражения. При вскрытии собак этой группы через 3,5 месяца после заражения у  животных обнаружили в кишечнике  12, 18 и 20 тыс. экз. E. granulosus и  2, 3 и 5 экз. T. hydatigena.

  У собак второй группы, получивших аналогичную силиконовую суспензию препарата в 10-кратной терапевтической дозе, было отмечено начало выделения яиц на 98 сутки после первичного заражения. При вскрытии через  3,5 месяца после заражения у собак этой группы обнаружили 12, 22 и 25 тыс. экз. E.granulosus и 0, 2 и 3 экз.T. hydatigena 

Таблица 3

Химиопрофилактическая эффективность азинпрола при экспериментальном эхинококкозе и тениозе собак

Группа

собак

Кол-во

жив-ных

в группе

Форма вводимого

препарата

Доза препарата

по ДВ,

мг/кг

Срок, в течение которого с фекалиями не выделялись яйца и членики цестод (сутки)

Первая

3

10%-ная силиконовая суспензия азинокса

25

85

Вторая

3

10%-ная силиконовая суспензия азинокса

50

98

Третья

3

Азинпрол

25

180

Четвертая

3

Азинпрол

50

180

Контроль

6

-

-

49

У собак третьей группы, обработанных азинпролом (10%-ная силиконовая суспензия  азинокса с отвердителем) в 5-кратной терапевтической  дозе, не отмечали выделений яиц и члеников цестод в течение всего срока наблюдения (180 дней). При вскрытии через  6 месяцев после первого заражения у одной собаки в кишечнике обнаружили 1400 экз. незрелых E. granulosus (длина стробил которых соответствовала таковой 22-дневных цестод) и 1 экз. T. hydatigena длиной 25 см с незрелыми члениками. Две другие собаки из этой группы были свободны от гельминтов.

  В четвертой группе, обработанной азинпролом в 10-кратной терапевтической дозе, собаки не выделяли яиц и члеников цестод в течение 6 месяцев (срок наблюдения).  При вскрытии животных через 6 месяцев у двух собак обнаружили в кишечнике незрелые E. granulosus  (с одним члеником) в количестве 500 и 1800 экз. и 3 экз. T. hydatigena длиной 15, 18 и 25 см с неполовозрелыми члениками. Третья собака этой группы была свободна от гельминтов.

  У собак контрольной группы обнаружили от 40 до 110 тыс. экз. половозрелых E. granulosus и от 2 до 8 экз. половозрелых T. hydatigena.

  Таким образом, азинокс в 10%-ной силиконовой суспензии в 5- и 10-кратных терапевтических дозах профилактировал заражение собак цестодами  в течение 30 суток. Выделение яиц и члеников цестод было отмечено на 85 – 98 сутки после заражения.

  Азинпрол в 5- и 10-кратных терапевтических дозах полностью профилактировал заражение собак цестодами в первые 3,5 месяца и подавлял развитие цестод еще в течение 2,5 месяцев. Выделение яиц и члеников цестод в течение 6 месяцев (срок наблюдения) не отмечали.

2.2.3 Испытание эффективности таблеток гидробунида при цестодозах собак в производственных условиях

  В 1991 году нами совместно с сотрудниками ВНИТИГ (г. Уфа) разработаны технические условия на производство опытной партии таблеток гидробунида – ТУ 10.07.117-91 и временное наставление по его применению при цестодозах собак  № 043-5 от 16. 04. 1991 г.

  В 1991 – 1992 г.г. на экспериментальном заводе ВНИТИГ наработано 2000 кг препарата и нами проведены широкие производственные испытания эффективности  таблеток гидробунида на приотарных собаках в неблагополучных  по ларвальным цестодозам зонах: Кызылординской и Западно-Казахстанской областях Казахстана. Испытания провели на 2900 собаках в дозе 50 мг/кг по ДВ с кратностью применения 8 раз в год в совхозах Сырдарьинского района, Кызылординской области и с кратностью применения 4 раза в год в совхозах Джамбейтинского района, Западно-Казахстанской области. Контрольно-диагностическую дегельминтизацию собак проводили  1%-ным раствором ареколина выборочно 1 раз в квартал. Средняя зараженность собак  Джамбейтинского района, Западно-Казахстанской области по данным ветотчетности на 01. 01. 1991 г. составляла: E. granulosus – 1,8%  , M. multiceps – 6,1%  и  T. hydatigena – 20,3%, а в Сырдарьинском районе, Кызылординской области – 3,4%, 7,2% и 12,9% соответственно.

Результаты производственных испытаний показали, что таблетки гидробунида, испытанные при 4-кратном применении (ежеквартально), были эффективными на 97% (у 4 собак при диагностической дегельминтизации ареколином выявили неполовозрелые T. hydatigena), а при 8-кратном применении показали 100%-ную эффективность.

2.2.4. Химиопрофилактическая эффективность азинпрола в производственных условиях

В 1991 году нами разработаны технические условия на производство опытной партии лекарственной формы азинокса пролонгированного действия – азинпрола – ТУ 10.07.78-91 и временное наставление по его применению при цестодозах собак № 044-3 от 24.01.1991 г.

  Азинпрол – лекарственная форма азинокса (празиквантела) пролонгированного действия, представляющая собой стерильную двухкомпонентную систему, состоящую из 10%-ной суспензии действующего вещества в силиконовом каучуке (компонент № 1) и отвердителя- вулканизатора (компонент № 2). Азинокс длительно выделяется из азинпрола, оказывая при этом лечебно-профилактическое действие против преимагинальных и имагинальных форм цестод.

  Нами было наработано в лабораторных условиях 500 доз азинпрола и  в 1991 – 1992 г.г. проведены широкие производственные испытания препарата на приотарных собаках в неблагополучных по ларвальным цестодозам зонах: Кызылординской и Западно-Казахстанской областях. Испытания провели на 186 приотарных собаках в совхозах «Первомайский», «50  лет СССР» и имени Амангельды Сырдарьинского района, Кызылординской области и совхозе «Косубинский» Джамбейтинского района, Западно-Казахстанской области с кратностью применения 2 раза в год (через 6 месяцев). Азинпрол вводили подкожно с соблюдением правил асептики. Компоненты в соотношении 25:1 (компонент № 1: компонент № 2) непосредственно перед введением смешивали в шприце и инъецировали в залопаточную область в объеме 0,26 мл/кг (компонент № 1 – 0,25 мл, компонент № 2 – 0,01 мл) или 25 мг ДВ/кг (пятикратная терапевтическая доза по празиквантелу). Первую обработку приотарных собак азинпролом провели в марте перед перегоном овец на летние пастбища до стрижки и купки. Весеннюю обработку собак азинпролом провели в сочетании с антирабической вакцинацией собак.. Вторую профилактическую обработку собак азинпролом провели осенью перед отбивкой ягнят до осенней стрижки и купки овец. Контрольно- диагностическую обработку собак проводили 2 раза в год 1%-ным раствором ареколина.

Таким образом, азинпрол, испытанный в производственных условиях на 186 приотарных собаках с кратностью применения 2 раза в год (интервал между обработками 6 месяцев), показал профилактическую эффективность против цестод на 99,5%. У 1 собаки (совхоз «Косубинский) при контрольно-диагностической дегельминтизации ареколином обнаружили 2 экз. неполовозрелых T. hydatigena.

2.2.5. Испытание эффективности новых комбинированных лекарственных форм препаратов  при гельминтозах собак

2.2.5.1. Разработка и изучение эффективности азинила

  Азинил – комбинированный антгельминтик (азинокс  + нилверм)  широкого спектра действия, представляющий собой сложный порошок на основе 1% действующего вещества азинокса (празиквантела), 3% действующего вещества нилверма (тетрамизола гидрохлорида) и корригирующих добавок в виде сухого молока и пивных дрожжей. Азинил применяется для лечения и профилактики нематодозов и цестодозов желудочно-кишечного тракта собак и кошек. Композиция препарата позволяет наиболее рационально дозировать азинокс и дополнительно снижает токсические свойства нилверма. Препарат хорошо переносится животными и выпускается в форме порошка по 0,25 г, рассчитанного на 10 кг массы животного, применяется двукратно (с интервалом 24 часа) с кормом (мясо, фарш, сухой или влажный корм для собак и кошек).

Токсикологические свойства

  Параметры острой токсичности азинила определяли на белых мышах методом пробит-анализа, предложенного Литчфилдом и Уилкоксоном в модификации З. Рота, с определением показателей:  ЛД0, ЛД16, ЛД50, ЛД84, ЛД100 (Беленький М.Л., 1963). ЛД0 – максимально переносимая доза, не вызывающая падеж животных, ЛД50 вызывает смерть 50% подопытных животных и ЛД100 – абсолютно смертельная доза, вызывающая смерть всех подопытных животных. ЛД16  и ЛД84 необходимы для вычисления доверительных границ или предела возможного колебания дозы, соответствующей ЛД50. В опыте использовали 60 белых беспородных мышей массой 18 – 22 г. Азинил вводили мышам в виде водной суспензии однократно, перорально с помощью желудочного зонда в дозах 50 – 350 мг/кг. Дозу препарата определяли эмпирически. Проводили наблюдение за животными в течение 5 суток, учитывая их общее состояние, прием корма и воды, состояние шерстного покрова, подвижность и чувствительность к внешним раздражителям. Установлены следующие параметры острой токсичности азинила в мг/кг ЛД0 = 100, ЛД16 = 180, ЛД50 = 237,5 (200,5 – 274,5), ЛД84 = 280 и ЛД100 = 310.

  В картине острого отравления азинилом превалировали нейротоксические эффекты: нарушение координации движения, парезы задних конечностей, слабые судороги и глубокое угнетение общего состояния до полной прострации с адинамией животных. Во многих случаях отмечалась сильная саливация и диурез. Такое состояние длилось от нескольких часов до 2 – 3 суток. По классификации химических веществ по степени токсичности, предложенной И.В. Саноцким, И.П. Улановой (1975), азинил относится к классу умеренно токсических веществ.

Переносимость азинила собаками и кошками

  Исследования на переносимость азинила были проведены на собаках и кошках в возрасте 3-4 месяцев. Животным вводили препарат внутрь принудительно однократно в терапевтической дозе, а также в дозах, превышающих терапевтическую в 3, 4, 5 и 6 раз. В течение 10 суток наблюдали за общим клиническим состоянием животных, за координацией движения, сохранностью аппетита, мочеиспусканием и актом дефекации. Препарат хорошо переносился животными, не вызывая видимых клинических отклонений в 4 – 5-кратных терапевтических дозах. Более высокие дозы вызывали усиленную саливацию, рвоту и частое мочеиспускание у животных.

Антигельминтная эффективность азинила

  Опыты по изучению антигельминтной эффективности азинила провели в 1993 – 1994 г.г. на 11 щенках в возрасте 3 – 4 мес., спонтанно инвазированных T. canis, 13 беспородных собаках в возрасте 1 – 2 года, спонтанно инвазированных T. leonina, U. stenocephala и  D. caninum и 11 кошках в возрасте от 6 месяцев до 5 лет, спонтанно инвазированных T. mystax и D. caninum. В опыты включали животных, инвазированность которых подтверждали копроовоскопией методом флотации (модификация Калантарян). В первом опыте щенков дополнительно экспериментально заразили цестодами: по 5 экз. C. tenuicollis и по 20000±500 экз.  протосколексов E. granulosus. Препарат задавали на 28-е сутки после заражения в дозе 10 мг/кг по ДВ (7,5 мг/кг тетрамизола гидрохлорида + 2,5 мг/кг празиквантела), двукратно,  с интервалом 24 часа. Учет результатов проводили на 7-е сутки после дачи препарата при неполном гельминтологическом вскрытии тонкого кишечника собак.

  В первом опыте эффективность азинила в дозе 10 мг/кг по ДВ, двукратно с интервалом  24 часа при спонтанном токсокарозе и экспериментальном тениозе гидатигенном и эхинококкозе собак в возрасте 3 – 4 мес. составила 100%. При вскрытии тонкого кишечника контрольных животных обнаружили 4 – 8 экз. нематод T. canis, 3 – 5 экз. цестод T. hydatigena и 850 – 9050 экз. E. granulosus.

  Эффективность азинила в той же дозе  при спонтанном токсаскариозе, унцинариозе и дипилидиозе собак в возрасте 1 – 2 года во втором опыте также составила 100%. У контрольных собак  при вскрытии обнаружили 4 – 8 экз. нематод T. leonina, 27 – 40 экз. U. stenocephala и 1 – 4 экз. цестод D. caninum.

  В третьем опыте на кошках, спонтанно инвазированных токсокарами и дипилидиями, также получена 100%-ная эффективность азинила. У кошек контрольной группы при вскрытии в тонком кишечнике обнаружили 3 – 8 экз. нематод T. mystax и 2 – 3 экз. цестод D. caninum.

  В 1994 году нами было наработано в лабораторных условиях 2000 доз азинила. Препарат был предложен в ветеринарную практику для проверки его эффективности при гельминтозах домашних собак и кошек. В ветклиниках  г. Москвы была оценена эффективность азинила на 1120 собаках и 370 кошках. Экстенсэффективность препарата у собак составила 97,9 – 99,7%, у кошек – 98,0 – 98,6%. Переносимость препарата была хорошая, жалоб от владельцев животных не поступало. Материалы НТД на азинил рассмотрены на Ученом совете ВИГИС (выписка из протокола № 4 от 28 января 1996 г.) и было предложено подготовить документацию для регистрации препарата в Департаменте ветеринарии  МСХиП РФ. В 1997 году нами разработаны Технические условия на опытную партию азинила – ТУ оп 93-84-00008064-97 и временное наставление по его применению  № 13-4-2/1085 от 18. 11. 97 г. при гельминтозах собак и кошек. Выпуск препарата азинила в порошках массой 0,25 г освоен в Подольском отделе ВИГИС.

2.2.5.2. Оценка антигельминтной эффективности зарубежных комбинированных антгельминтиков при гельминтозах собак

  Совет по ветеринарным препаратам (ВЕТФАРМСОВЕТ) Департамента ветеринарии Минсельхозпрода РФ рекомендовал ВИГИС провести испытания на эффективность при гельминтозах собак ряд комплексных зарубежных препаратов с целью их регистрации и разрешения для применения в нашей стране. Нами проведена оценка эффективности следующих зарубежных препаратов: прател  («ЛЕК», Словения), азипирин  («Фармация-АД», Болгария) и дронтал джуниор («Байер», Германия).

2.2.5.2.1. Оценка антигельминтной эффективности пратела при смешанных гельминтозах собак

  Прател – комбинированная лекарственная форма в виде таблеток с содержанием празиквантела (50 мг/таблетку) и пирантела эмбоната (144 мг/таблетку). По данным фирмы «ЛЕК» препарат предназначен для лечения гельминтозов собак и кошек, вызываемых круглыми и ленточными гельминтами, и активен против следующих видов: T. canis, T. cati, T. leonina, U. stenocephala, A. caninum, A. tubaeforme, E. granulosus, E. multilocularis, D. caninum, Taenia spp., Mesocestoides spp.

  Испытания пратела провели в марте 1998 г. на базе кинологического центра «Красная звезда» на 20 взрослых собаках служебных пород, спонтанно инвазированных токсокарами, токсаскарисами, унцинариями, дипилидиями и тениями.  Степень инвазированности собак была средней (до 500 яиц гельминтов в 1 г фекалий). Таблетки прател в дозе 5 мг/кг по празиквантелу и 14,4 мг/кг по пирантела эмбонату задавали однократно перед утренним кормлением с небольшим количеством корма. Все собаки подопытной группы были свободны от гельминтов. Симптомов непереносимости, в том числе, в связи с возрастом, полом и породой животных не наблюдали. Прием препарата не вызывал изменений общего состояния, поведения, отклонений физиологических показателей собак.

2.2.5.2.2. Оценка антигельминтной эффективности азипирина при смешанных гельминтозах собак

  Препарат азипирин представляет собой комбинированную лекарственную форму в виде таблеток с содержанием празиквантела (50 мг/таблетку) и пирантела памоата (150 мг/таблетку). По данным фирмы «Фармация-АД», препарат предназначен для лечения гельминтозов собак и кошек, вызванных круглыми и плоскими гельминтами, и эффективен против следующих видов: T. canis, T. cati, T. leonina, E. granulosus, M. multiceps, D. caninum, Taenia spp., O. felineus.

  Испытания азипирина провели на базе кинологического центра «Красная звезда» на 20 взрослых собаках служебных пород, спонтанно инвазированных нематодами T. canis, T. leonina, U. stenocephala и цестодами D. caninum и Taenia spp. Степень инвазированности животных была средней (до 500 яиц гельминтов в 1 г фекалий). Азипирин в дозе 5 мг/кг по пирантелу и 15 мг/кг по пирантела памоату задавали однократно в утреннее кормление с небольшим количеством корма. Специальных диет не назначали.

  Эффективность препарата проверяли на 10-е сутки после лечения путем исследования проб фекалий флотационным методом (модификация Калантарян). Все собаки подопытной группы оказались свободными от гельминтов.  Побочных эффектов действия препарата не отмечено.

2.2.5.2.3. Оценка антигельминтной эффективности препарата дронтал джуниор при нематодозах собак

  Дронтал джуниор – комбинированный антгельминтик в виде суспензии, 1 мл которой содержит в качестве действующих веществ 15,0 мг фебантела и 14,4 мг пирантела эмбоната, а в качестве консервантов  - 2,05 мг натрия пропионата и 2,05 мг натрия бензоата. Препарат производится фирмой  «Байер» (Германия) в пластмассовых флаконах емкостью 100 мл в комплекте со шприцем-дозатором объемом 5,0 мл для удобства дозировки антгельминтика.

  Работу по испытанию эффективности препарата при нематодозах провели в июне 1998 года на базе кинологического центра «Красная звезда» на  20 взрослых собаках служебных пород  и 20 щенках в возрасте 2 – 4 мес.

  По результатам копроскопических исследований по принципу аналогов сформировали 4 группы по 10 животных в каждой: две опытных и две контрольных. Собак опытных групп обработали препаратом дронтал джуниор из расчета 1 мл суспензии на 1 кг массы тела животного, однократно, перорально. Как взрослые собаки, так и щенки, хорошо переносили препарат, побочных эффектов не отмечалось.

  Таким образом, дронтал джуниор в дозе 15 мг/кг по фебантелу и 14,4 мг/кг по пирантелу эмбонату  м.т. животного при однократном пероральном применении показал 100%-ную эффективность при нематодозах пищеварительного тракта у взрослых собак и щенков со слабой и средней степенью инвазии. При сильной степени инвазии (более 500 яиц гельминтов в 1 г фекалий) мы рекомендуем повторную дачу препарата через сутки.

III.  ДИРОФИЛЯРИОЗ СОБАК

3.1. Материалы и методы

  Работу по изучению эпизоотологии дирофиляриоза собак провели на базе клиники Центра экстренной ветеринарной помощи ООО «Гала-сервис» (г. Москва). Всего за 5 лет (2003 – 2007 г.г.) провели исследование проб крови на наличие микрофилярий методом Ястреба (2004) от 3371 собаки из Москвы и Московской области. Породу, пол, возраст, хозяйственное  назначение и тип содержания собаки определяли по родословной, паспорту и со слов владельца животного.

  Размеры личинок изучали под световым микроскопом с помощью микрометрической линейки. Фиксированные этанолом микрофилярии красили по Романовскому-Гимзе, изучали их анатомическое строение и идентифицировали до вида по Schrey C.F., Trautvetter E. (1988).

  Сравнительное изучение эффективности методов обнаружения микрофилярий в крови собак также провели на базе клиники Центра экстренной ветеринарной помощи ООО «Гала-сервис». Пробы крови объемом 2 – 3 мл от 918 собак из Москвы и Московской области брали из вены животных в дневное время. В качестве антикоагулянта использовали 5,0%-ный раствор цитрата натрия в соотношении 1:20. Кровь исследовали в день взятия пробы. Сравнивали следующие методы: 1) тонкого фиксированного мазка с окраской по Романовскому-Гимза; 2) толстой раздавленной капли; 3) обогащения Кнотта; 4) концентрации с дистиллированной водой.

  Жизнеспособность микрофилярий D. immitis в цитратной крови собак при температуре +2С изучали по их подвижности, неподвижных личинок считали погибшими. Пробы крови объёмом 10 мл брали из вены трех зараженных дирофиляриями собак с разной интенсивностью инвазии (60 лич./мл, 540 лич./мл, 2200 лич./мл) и хранили в холодильнике при +2 С. Ежедневно, в течение  8 дней отбирали по 1 мл крови, добавляли 9 мл дистиллированной воды, отстаивали 5 минут  (для гемолиза эритроцитов) и центрифугировали в течение 5 минут при скорости 2000 об./мин. Надосадочную жидкость сливали, оставляя осадок объемом 1 мл. Порциями переносили осадок на предметное стекло, накрывали покровным стеклом и подсчитывали число живых и погибших личинок в 1 мл крови.

Морфологические и биохимические показатели крови изучали на 83 собаках из Москвы и Московской области, спонтанно инвазированных  D. immitis и D. repens. Зараженность собак определяли методом концентрации проб крови с дистиллированной водой. Кровь для исследования у собак брали из вены сафена или подкожной вены предплечья в дневное время: для биохимических исследований в объеме 5 мл  после 12-часовой голодной выдержки,  для общеклинического исследования – в объеме 2 мл с антикоагулянтом (цитрат натрия 5,0%-ный. Общеклинический анализ крови проводили общепринятыми методами: клетки крови (эритроциты и лейкоциты) подсчитывали при помощи счетной камеры Горяева, концентрацию гемоглобина определяли гематиновым методом по Сали, СОЭ определяли микрометодом в капилляре Панченкова, для подсчета лейкоцитарной формулы мазки красили по Романовскому-Гимза и подсчитывали 200 клеток, а затем выводили процентное соотношение отдельных видов лейкоцитов.

Биохимические показатели определяли на анализаторе  «Cobas Mira (Roche)» и ионоанализаторе «EasyLyte Na/K».

Данные средних значений  общеклинических показателей крови: по А.А.

Кудрявцеву  и  Л.А.Кудрявцевой (1976), биохимических – по  Е.Н. Бурмистрову (2004).

Клинические признаки заболевания изучали на 139 собаках, зараженных дирофиляриями, методом визуальных наблюдений (клинический осмотр, термометрия, аускультация), лабораторных исследований проб крови и мочи, а также с помощью аппаратов по ультразвуковой диагностике (УЗИ), рентгенографии и электрокардиографии (ЭКГ).

Испытание микрофилярицидной и макрофилярицидной эффективности препаратов провели на 78 домашних собаках, спонтанно инвазированных дирофиляриями, на базе клиники Центра экстренной ветеринарной помощи. При формировании опытных групп учитывали пол, породу, возраст и массу собак, а также клинические признаки и степень инвазирования (по количеству микрофилярий в 1 мл крови). Работу по испытанию профилактической эффективности препаратов провели в очагах, неблагополучных по дирофиляриозу собак (поселок Внуково, г. Звенигород и приют для собак «Эко», г. Москва). В опытах по профилактике дирофиляриоза использовали 92 собаки от частных владельцев и 105 из приюта для собак «Эко» 16-ти пород (109 кобелей и 88 сук) в возрасте от 1 до 12 лет массой от 7 до 68 кг. Перед началом эксперимента от всех животных отобрали образцы венозной крови и исследовали на наличие микрофилярий по методу Ястреба. В опытах использовали только здоровых собак (без микрофилярий).

В качестве микрофилярицидного средства использовали абиктин в форме таблеток и инъекционного раствора. В опытах по изучению микрофилярицидной эффективности абиктина использовали 2 группы собак. Первой группе (26 собак) задавали абиктин в дозе 0,05 мг/кг из расчета 1 таблетка на 40 кг массы животного однократно, перорально. Животным второй подопытной группы (20 собак) вводили абиктин подкожно, однократно в дозе  0,05 мг/кг из расчета 0,1 мл на 20 кг массы тела. Для предотвращения анафилактического шока, спровоцированного гибелью микрофилярий, за час до введения абиктина животным обеих групп вводили антигистаминный препарат тавегил в дозе 0,05 мг/кг.

В качестве макрофилярицидного средства использовали меларсомина дигидрохлорид и таблетки абиктина. Меларсомина дигидрохлорид – органическое соединение мышьяка с молекулярной массой 501, хорошо растворимое в воде. Препарат выпускается в виде порошка, 50 мг которого растворяется в 2 мл стерильной воды для инъекций. После разведения раствор хранится в холодильнике не более 24 часов. Не допускается замораживание и смешивание с любым другим препаратом. Животных третьей подопытной группы (14 собак) лечили  абиктином и меларсомином. Меларсомин вводили внутримышечно двукратно в дозе 2,5 мг/кг из расчета 0,1 мл/кг с интервалом  24 часа в область между 3 и 5 поясничными позвонками. Для предотвращения анафилактического шока вследствие гибели взрослых паразитов собакам вводили антигистаминный препарат тавегил в дозе 0,05 мг/кг 2 раза в день в течение 5 дней после начала лечения. Для предотвращения тромбоэмболии (уменьшения вязкости крови и ускорения лизиса паразитов) за 7 дней до и с 1 по 21-й после введения меларсомина  собакам ежедневно давали аспирин в дозе 5,0 мг/кг. В качестве средств патогенетической и симптоматической терапии  применяли иммуномодуляторы  (риботан, ронколейкин),  гепатопротекторы (карсил, эссенциале), аналептики (сульфокамфокаин), препараты, улучшающие микроциркуляцию крови (трентал), препараты, влияющие на метаболические процессы в сердечной мышце (рибоксин, кокарбоксилаза). Также проводили инфузионную терапию (различные солевые и коллоидные растворы) и применяли другие средства. Все препараты назначали по показаниям  согласно инструкциям и наставлениям. Собакам обеспечивали покой и ограничение физических нагрузок в течение месяца.

Изучение макрофилярицидной эффективности таблеток абиктина провели на 2 группах собак (6 животных в каждой) с субклинической и средней тяжестью инвазии: четвертой группе животных задавали таблетки абиктина в дозе 0,05 мг/кг, а пятой – в дозе 0,1 мг/кг. Препарат применяли с кратностью 1 раз в месяц в течение года. Животные шестой группы (6 собак) препараты не получали, они служили в качестве зараженного контроля.

Ежедневно за животными вели клинические наблюдения. На 10, 30 и 60-е сутки после введения меларсомина проводили общеклинические и биохимические анализы мочи и крови. Микрофилярицидную эффективность абиктина оценивали на 7-е сутки после введения и далее ежемесячно в течение 12 месяцев по методу Ястреба. Макрофилярицидную эффективность меларсомина и абиктина оценивали по клиническому состоянию животных и биохимическим показателям крови через 6 и 12 месяцев после лечения.

Профилактическую эффективность таблеток абиктина, инсектоакарицидного препарата адвантикса и абиктина в сочетании с адвантиксом оценивали на 4 группах собак, в каждой  из которых были опытные животные, подвергавшиеся обработкам, и контрольные (без обработок). В первой группе на 49 собаках (г. Звенигород)  испытали профилактическое действие  абиктина в таблетках в дозе 0,05 мг/кг по ДВ с кратностью применения 1 раз в 2 месяца в период лета комаров (с мая по октябрь 2005 года). Во второй группе  на 28 собаках (приют «Эко»)  испытали профилактическое действие адвантикса с кратностью применения 1 раз в месяц в период лета комаров (с мая по октябрь 2005 года). Адвантикс – новый инсектоакарицидный препарат фирмы «Байер», представляющий комбинацию имидоклоприда – 100 мг/мл и перметрина – 500 мг/мл. Имидоклоприд – это хлорникотилиннитрогуанидин из класса нитрометиленов, а перметрин – синтетический  пиретроид третьего поколения – эфир перметриновой кислоты. Препарат наносили накожно в области спины в объеме 0,1 мл/кг массы животного. В третьей группе  на 23 собаках (п. Внуково) испытали  действие абиктина в сочетании с адвантиксом в тех же дозах и с той же кратностью, что в 1-й и 2-й группах. В четвертой группе  на 37 собаках (приют «Эко»)  испытали профилактическое действие абиктина в дозе 0,05 мг/кг с кратностью применения 1 раз месяц в период лёта комаров (с мая по октябрь 2005 года). В первой группе было 12, во второй и четвертой - 40  и в третьей - 8 контрольных животных, которые не подвергались обработкам. Учет эффективности профилактического действия препаратов проводили через 8 и 12 месяцев после последнего их применения путем исследования проб венозной крови на наличие микрофилярий по методу Ястреба.

3.2. Результаты исследований

3.2.1. Аспекты эпизоотологии дирофиляриоза собак в Московском регионе

  Микрофилярии обнаружили у 136 (4,0%) собак с интенсивностью от 2

до 3650 личинок в 1 мл крови. Экстенсивность инвазии по годам составила 5,0%, 4,2%, 4,0%, 3,0% и 2,3%  соответственно (табл. 4). По клиническим, морфологическим и анатомическим признакам микрофилярии у 114 собак идентифицировали как личинки Dirofilaria immitis, а у 22 - как  D. repens. Размеры микрофилярий D. immitis составили 260-330 мкм в длину и 4-6 мкм в ширину, личинки D. repens были несколько крупнее: 272-368 мкм в длину и 6-7 мкм в ширину. При окраске фиксированных личинок по Романовскому-Гимзе у микрофилярий D. immitis четко выделялись неокрашенные экскреторная и анальная поры, а у микрофилярий D. repens была неокрашенной и четко выделялась только анальная пора.

 

  Таблица 4

Динамика исследований и зараженности собак дирофиляриями

за 2003-2007 г. г.

Назначение и

тип содержания собак

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

2007 год

Кол-во исслед.

собак

ЭИ, %

Кол-во исслед.

собак

ЭИ,

%

Кол-во

исслед.

собак

ЭИ,

%

Кол-во

исслед.

собак

ЭИ,

%

Кол-во

исслед.

собак

ЭИ,

%

Служебные

394

7,7

409

7,1

176

7,4

127

5,5

94

3,2

Охотничьи

116

6,9

123

4,0

61

8,2

42

4,8

39

2,6

Бойцовые

99

2,0

104

3,8

43

9,3

25

4,0

6

0

Комнатно-декоративные

260

1,5

320

0,6

300

0,3

235

0

182

0

Бездомные

49

4,1

64

4,7

39

7,8

33

12,1

31

12,9

Всего за год

918

5,0

1020

4,2

619

4,0

462

3,0

352

2,3

  Возраст зараженных собак составил от 2 до 17 лет, из которых 57,4% были кобели, а 42,6% - суки. У собак в возрасте до 2 лет инвазию не регистрировали. Собаки в возрасте от 2 до 13 лет были заражены примерно в равной степени, старше 13 лет – значительно реже (Рис. 1). Из исследованных нами 62 пород собак микрофилярии обнаружили у 37. Наиболее высокую экстенсивность инвазии выявили у немецких и восточноевропейских овчарок. Другие породы собак были заражены значительно реже, однако, еще у 8 пород экстенсивность инвазии была выше средней. В настоящее время в мире насчитывается более 400 пород собак, которые условно делятся на 4 группы: служебные, охотничьи, комнатно-декоративные и бойцовые (Умельцев А.П., 2001). В «десятку» пород с наибольшей экстенсивностью инвазии вошли шесть пород из служебной группы (немецкая, восточноевропейская, среднеазиатская овчарки, ризеншнауцер, доберман-пинчер, боксер), две – из охотничьей (английский кокер-спаниель, афганская борзая), одна – из бойцовой (американский стаффордшир) и беспородные собаки.

  Мы проанализировали также динамику исследований и зараженности дирофиляриями собак по их хозяйственному назначению и использованию за 5 лет. Наиболее высокую ЭИ наблюдали у бездомных (7,4%) и служебных (6,8%) собак. Несколько ниже были заражены дирофиляриями охотничьи (5,5%) и бойцовые (3,6%) собаки, спорадические случаи инвазии выявлены у комнатно-декоративных собак. Наблюдается тенденция снижения ЭИ у всех групп собак, кроме бездомных. В среднем ЭИ в 2007 году по сравнению с 2003 годом снизилась на 2,7%. Мы предполагаем, что снижение ЭИ произошло за счет лечебно-профилактических мероприятий, а также за счет изменения структуры пород исследованных собак. В ветеринарных клиниках Москвы ежегодно растет доля исследования комнатно-декоративных пород собак и снижается доля служебных и бойцовых.  Такая же тенденция наблюдается и в целом по России. Рейтинг популярности пород собак за последнее десятилетие значительно изменился (Патрушев Д., 2006). Если на рубеже веков в России самыми популярными были представители «зубастых» пород (сторожевые, бойцовые), то в 2006 году в «десятку» наиболее популярных уже входили 4 представителя комнатно-декоративных пород (йоркшир-терьер, чау-чау, французский бульдог, шарпей), а популярность «зубастых » пород значительно снизилась.

  На зараженность собак дирофиляриями влияет, главным образом, не порода, а тип их содержания и хозяйственное назначение: бездомные, сторожевые и охотничьи собаки заражаются значительно чаще по сравнению с комнатными из-за длительного пребывания их вне помещений и большей вероятности контактов с комарами.

  При изучении сезонной динамики заболевания установлено, что микрофилярии в крови собак обнаруживали в течение всего года с января по декабрь, но в летний период несколько чаще.

  Дирофиляриоз собак зарегистрировали в Москве и 33 районах Московской области:  Егорьевском, Ногинском, Павлово-Посадском, Шатурском, Орехово-Зуевском, Истринском, Одинцовском, Солнечногорском, Ленинском, Дмитровском, Талдомском, Раменском, Люберецком, Ступинском, Красногорском, Щелковском, Сергиев-Посадском, Рузском, Домодедовском, Химкинском, Клинском, Подольском, Чеховском, Серпуховском, Мытищинском, Луховицком, Коломенском,

Озерском, Воскресенском, Балашихинском, Наро-Фоминском, Волоколамском, Можайском, а также в 5 граничащих областях: Владимирской, Тульской, Смоленской, Тверской и Калужской. В Московской области выявили 3 очага D. immitis (поселок Внуково, г. Звенигород, г. Истра) и 1 очаг D. repens (Ступинский район), где зарегистрировано 5 и более зараженных собак. Необходимо отметить, что границы распространения дирофиляриоза в Московской области ежегодно расширяются: в 2003 году зарегистрировано 19 неблагополучных районов, в 2004 – 27, в 2005 – 30, в 2006 – 32, в 2007 – 33. Наиболее неблагополучным по дирофиляриозу собак является юго-восток Московской области (Егорьевский, Шатурский, Ногинский районы) и районы, граничащие с Москвой (Одинцовский, Ленинский, Мытищинский, Люберецкий).

3.2.2. Прижизненная диагностика и влияние дирофилярий на организм животных

3.2.2.1. Сравнительное изучение эффективности методов обнаружения микрофилярий в крови собак

  Методом тонкого фиксированного мазка с окраской по Романовскому-Гимза микрофилярии обнаружили в 5 пробах с микрофиляриемией  > 1000 личинок в 1 мл крови. Метод позволяет изучать размеры, форму и другие анатомические особенности микрофилярий с дифференциацией их по видам (Schrey C.F., Trautvetter E., 1998), но эффективен только при очень высокой микрофиляремии.

  Методом толстой раздавленной капли обнаружили микрофилярии в 9 пробах с микрофиляриемией > 500 личинок в 1 мл крови. Метод самый простой и быстро выполнимый (в течение 1 минуты), не требует химреактивов и лабораторного оборудования, но эффективен только при высокой микрофиляриемии.

  Методом концентрации Кнотта микрофилярии обнаружили в 46 пробах при очень низкой микрофиляриемии (< 10 личинок в 1 мл крови). Метод классический, им пользуются во всем мире, показывает высокую эффективность при очень низкой микрофиляриемии, но не дает возможности исследовать жизнеспособность микрофилярий, так как под действием формалина личинки фиксируются и становятся неподвижными.

  Метод концентрации с дистиллированной водой.  При взятии крови в качестве антикоагулянта использовали 5,0%-ный раствор цитрата натрия при соотношении 1:20. При использовании стандартного для общеклинических исследований 3,8%-ного раствора цитрата натрия кровь при смешивании с дистиллированной водой и центрифугировании сворачивалась, что не позволяло проводить дальнейшее исследование. В центрифужную пробирку объемом 10 мл переносили 1 мл тщательно перемешанной цитратной крови и 9 мл дистиллированной воды. Смесь тщательно перемешивали стеклянной палочкой,  отстаивали 5 минут (для гемолиза эритроцитов) и центрифугировали в течение 5 – 7 минут при скорости 2000 об./мин. Надосадочную жидкость сливали, оставляя осадок в объеме 0,5 мл. Порциями переносили осадок на предметное стекло, накрывали покровным стеклом и подсчитывали число микрофилярий в 1 мл крови. Этим методом обнаружили микрофилярии в 46 пробах. Метод не уступает по эффективности классическому методу Кнотта и имеет перед ним ряд преимуществ: личинки в осадке остаются живыми, и в дальнейшем их можно культивировать для получения экскреторно-секреторного антигена паразита. Кроме того, с помощью этого метода можно изучать микрофилярицидное действие препаратов как in vitro, так и  in vivo. При работе с дистиллированной водой не требуется наличие в лабораторной комнате вытяжного шкафа, без которого невозможно работать с формалином.

  Таким образом, методы Кнотта и концентрации с дистиллированной водой показали 100%-ную эффективность выявляемости микрофилярий в крови, эффективность метода тонкого фиксированного мазка составила 10,9%, а толстой раздавленной капли крови – 19,6%.

3.2.2.2. Жизнеспособность микрофилярий D. immitis в цитратной крови собак при хранении

  Для изучения сроков жизнеспособности  микрофилярий  при хранении цитратной крови собак в холодильнике при температуре +2С использовали метод Ястреба (2004). Плотность микрофилярий в первой пробе составляла 60 лич./мл, во второй – 540 лич./мл и в третьей – 2200 лич./мл.  Установлено, что микрофилярии D. immitis в цитратной крови при температуре +2С сохраняют жизнеспособность от 3 до 6 дней, через 7 – 8 дней они погибают и лизируются. Жизнеспособность личинок не зависит от их плотности в 1 мл крови.

3.2.2.3. Клинические проявления дирофиляриоза собак

  Всего проанализировано 139 случаев дирофиляриоза собак с наличием микрофилярий в крови, из них: 114 случаев (82,0%) инвазирования D. immitis, 17 случаев (12,2%) – D. repens и 8 случаев (5,8%) одновременного инвазирования обоими видами возбудителей.

  В зависимости от клинических проявлений заболевания, вызванного возбудителем D. immitis, мы условно разделили собак на 3 группы.

  1. Субклиническая форма болезни – 37 собак (32,5%).

  2. Средняя степень тяжести заболевания (кардиопульмонарная болезнь с почечной недостаточностью) – 34 собаки (29,8%)

  3. Тяжелая форма болезни (кардиопульмонарная болезнь с тромбоэмболическими осложнениями, почечной и печеночной недостаточностью) – 43 собаки (37,7%).

  У 32,5% собак, зараженных D. immitis, болезнь протекала бессимптомно и диагностировалась только лабораторными методами.

  Заболевание средней тяжести выявлено у 29,8% собак. Все животные этой группы быстро уставали при физической нагрузке, у 32,3% - наблюдали кашель, у 26,4% - одышку. При рентгенографии у 41,2% собак отмечали расширение легочных артерий. УЗИ сердца и органов брюшной полости выявила увеличение правого желудочка у 35,3%, расширение почечных лоханок у 44,1% и наличие кисты простаты у 17,6% собак. ЭКГ показала синусовую аритмию у 14,7% животных. Лабораторные исследования выявили изменения морфологии и биохимии крови и мочи и нарушение функции почек у 85,3% собак.

  Тяжелая форма болезни установлена у 37,7% собак. У животных этой группы наблюдали повышенную утомляемость, кашель, одышку, потерю массы тела, желтуху, асцит. При рентгенографии у большинства собак наблюдали увеличение границ сердца и расширение легочных артерий. УЗИ сердца выявила увеличение правого желудочка, истончение миокарда и жидкость в перикарде. УЗИ органов брюшной полости выявила увеличение

печени, расширение печеночных вен, увеличение селезенки, расширение

почечных лоханок, кисты простаты и асцит. ЭКГ показала нарушение

проводимости сердца и синусовую аритмию у большинства собак. При лабораторных исследованиях выявили резкие нарушения в морфологии и биохимии крови и мочи почти у всех собак этой группы.

  Собаки, зараженные D. repens, также были условно разделены на 3 группы по клиническим признакам.

  1. Субклиническая форма болезни – 9 собак (52,9%).
  2. Кожная форма болезни (дерматиты) – 5 собак (29,4%).
  3. Псевдоопухолевая форма болезни (опухолевидные подкожные образования) - 3 собаки (17,7%).

При субклинической форме у всех животных отмечали микрофилярии в крови и эозинофилию.

  У животных с кожной формой болезни отмечали: микрофилярии в крови (100%); микрофилярии в экссудате (40%); дерматиты на разных участках тела (чаще в области головы) (100%); отек конечностей (40%); эозинофилию (60%); лейкоцитоз (60%); сдвиг лейкоцитарной формулы влево (40%); протеинурию (40%) и повышение уровня щелочной фосфатазы (40%).

  У животных с псевдоопухолевой формой болезни отмечали: микрофилярии в крови (100%); микрофилярии в экссудате (66,6%); опухолевидные подкожные образования в области подгрудка (66,6%); опухолевидные подкожные образования в области мошонки  (33,3%); эозинофилию (66,6%);  лейкоцитоз (66,6%); сдвиг лейкоцитарной формулы влево (33,3%); протеинурию (66,6%) и повышение уровня щелочной фосфатазы (33,3%).

  При рентгенографии, ультразвуковой диагностике и электрокардиографии у собак, зараженных D. repens, изменения не выявлены.

  У собак, зараженных одновременно двумя видами возбудителей (8 случаев), наблюдали тяжелую форму болезни с клиническими признаками, характерными при инвазировании D. immitis.

3.2.2.4. Морфологические и биохимические изменения крови при дирофиляриозе собак

В зависимости от клинических проявлений заболевания, вызванного возбудителем D. immitis, мы условно разделили собак на 3 основные группы.

1. Субклиническая форма болезни – 24 собаки.

2. Средняя степень тяжести заболевания  – 19 собак.

3. Тяжелая форма болезни  – 31 собака.

При субклинической форме болезни (n=24) у всех животных (100%) выявили микрофилярии в крови  и у 8 собак (33,3%) – эозинофилию.

У животных со средней  степенью тяжести заболевания (n=19) микрофилярии в крови выявили у 19 собак (100%), эозинофилию – у 6 (31,6%), лейкоцитоз – у 8 (42,1%) и сдвиг лейкоцитарной формулы влево – у 7 (36,8%. У собак с тяжелой формой болезни (n=31) микрофилярии в крови выявили в 31 случае (100%), эозинофилию – в 6 сл. (19,3%), лейкоцитоз – в 18 сл. (58,1%) и сдвиг лейкоцитарной формулы -  в 16 сл. (51,6%).        

  При биохимических исследованиях крови у всех собак  с субклинической формой болезни отмечали относительно небольшое повышение фермента ЛДГ. Наивысшая активность этого фермента наблюдается в скелетных мышцах, печени и сердечной мышце, но он имеется также в почках, поджелудочной железе, эритроцитах и в легких.

У собак со средней степенью тяжести заболевания кроме повышения уровня ЛДГ  у 100% животных, наблюдали также повышение уровня АсАТ, которая присутствует в миокарде, скелетных мышцах и печени, и АлАТ, которая в наибольших количествах содержится в печени и почках. Кроме того, у 100% собак этой группы отмечали повышение уровня креатинина и мочевины, которые являются побочными продуктами обмена веществ. Уровни мочевины и креатинина в крови возрастают, если скорость клубочковой фильтрации, отражающая функциональное состояние почек, значительно снижается. У 6 собак (31,6%) отмечено повышение уровня ЩФ, что служит признаком повреждения, главным образом, клеток печени.

У всех собак с тяжелой формой болезни отмечали значительное (в 2-8 раз по сравнению с нормой) повышение уровня ферментов ЛДГ, АсАТ, АлАТ, ЩФ, а также креатинина и мочевины. Кроме того, у 16 собак (51,6%) отмечали повышение уровня альфа-амилазы – фермента поджелудочной железы и у 3 собак (9,7%) – уровня глюкозы.

В зависимости от клинических проявлений дирофиляриоза, вызванного  D. repens, мы  также условно разделили собак на 3 группы.

1. Субклиническая форма болезни – 2 собаки.

2. Кожная форма болезни – 5 собак.

3. Псевдоопухолевая форма болезни – 2 собаки.

При субклинической форме болезни у собак отмечали микрофилярии в крови и эозинофилию (100%). Биохимические показатели оставались в пределах нормы.

У животных с кожной и псевдоопухолевой формами болезни отмечали микрофилярии в крови (100%) и экссудате (42,8), эозинофилию (42,8%), лейкоцитоз (57,1%), сдвиг лейкоцитарной формулы влево (42,8%). При биохимических исследованиях обнаружили повышение уровня ЩФ у 3 собак (42,8%).

Таким образом, у собак, инвазированных  D. immitis, при средней степени тяжести заболевания и тяжелой форме болезни установлены значительные биохимические изменения крови, указывающие, в первую очередь, на тяжелое поражение почек, а также сердца, легких и печени. У собак, зараженных D. repens, эти изменения  незначительные.

3.3.3. Терапия и профилактика дирофиляриоза

При исследовании проб крови собак первой и второй групп на 7-е сутки после лечения микрофилярий в крови не обнаружили. Зараженность собак шестой (контрольной) группы изменилась несущественно.

Отмечена хорошая переносимость препарата независимо от пола, массы, возраста и породы собак.

Таким образом, абиктин в форме таблеток и инъекционного раствора  в дозе 0,05 мг/кг по ДВ при  однократном, пероральном и подкожном применении ДВ в сочетании с тавегилом  показал 100%-ную микрофилярицидную эффективность при спонтанном дирофиляриозе собак. При повторных ежемесячных исследованиях проб крови микрофилярии обнаружили у 18 собак первой и 16 собак второй групп через 3-11 месяцев после лечения. У остальных собак этих групп в течение 18 месяцев (срок наблюдений) микрофилярий в крови не обнаружили.

При макрофилярицидной терапии в первые трое суток после введения меларсомина  у собак третьей группы наблюдали признаки интоксикации  - угнетение, одышку, анорексию, лихорадку. В связи с этим одновременно с этиотропной терапией проводили  неспецифическую (патогенетическую и симптоматическую) терапию,  интенсивность которой определялась характером осложнений и степенью их выраженности. На 3 – 5-е сутки после лечения  клиническое состояние животных обычно было удовлетворительным, однако 2 собаки с тяжелой формой  заболевания пали

вследствие тромбоэмболии кровеносных сосудов на 7 и 11 сутки после лечения.

  При лабораторных исследованиях мочи на 10-е сутки у всех собак отмечали резко выраженную протеинурию (до 1,5 г/л), наблюдали  почечный эпителий в осадке мочи (6-12 клеток в поле зрения) и снижение удельной плотности (1,005-1,009). На 30-е сутки эти показатели приблизились к норме, а к 60-м – укладывались в пределы нормы. Биохимические исследования крови  всех собак на 10-е сутки выявили повышение  содержания аминотрансфераз (АСТ и АЛТ), лактатдегидрогеназы, щелочной фосфатазы и креатинина в 2-6 раз по сравнению с нормой. На 30-е сутки эти показатели значительно снизились, однако превышали верхние пределы на 15-30%, а к 60-м – укладывались в пределы нормы.

  При макрофилярицидной терапии абиктином у собак 4 и 5-й групп побочных эффектов не наблюдали. Клиническое состояние и биохимические показатели крови этих собак через 6 и 12 месяцев после лечения были в пределах нормы. Анализ проб крови на микрофилярии  через  6 и 12 месяцев также показал отрицательные результаты.

  Таким образом, можно заключить, что меларсомин при двукратном внутримышечном применении в дозе 2,5 мг/кг и таблетки абиктина в дозах 0,05 мг/кг и 0,1 мг/кг при кратности применения 1 раз в месяц в течение года показали 100%-ную макрофилярицидную эффективность.

  Результаты опыта по профилактике дирофиляриоза собак отражены в таблице 5. Все собаки  первой опытной группы, которым применяли таблетки абиктина с кратностью 1 раз в 2 месяца, были свободны от микрофилярий. В контрольной группе микрофилярии D. immitis обнаружили у 3 собак.

  Во второй группе животных при накожном применении адвантикса у 2 собак опытной группы обнаружили микрофилярий D. immitis. В контрольной группе выявлено 6 зараженных собак.

  В третьей опытной группе животных, которым применяли абиктин в сочетании с адвантиксом, все собаки были свободны от инвазии. В контрольной группе  микрофилярии обнаружили у 1 собаки. 

  Таблица 5

Профилактическая эффективность абиктина и адвантикса при дирофиляриозе собак

груп-пы

Количество

животных

в группе

Препарат

Доза и кратность

применения

препарата

Количество

обработок

за сезон

Кол-во зараженных

жив-ных при контрольных исследованиях

1.

г.Звенигород

Опытная 49

Контр.  12

Абиктин

-

0,05 мг/кг

1 раз в 2 месяца

-

3

-

0

3

2.

приют «Эко»

Опытная 28

Контр.  40

Адвантикс

-

0,1 мл/кг

1 раз в месяц

-

6

-

2

6

3.

п. Внуково

Опытная 23

Контр.  8

Абиктин +

Адвантикс

_

0,05 мг/кг

0,1 мл/кг

-

3 + 6

0

1

4.

приют«Эко»

Опытная 37

Контр.  40

Абиктин

0,05 мг/кг

1 раз в месяц

-

6

-

0

6

Собаки четвертой опытной группы, которым назначали таблетки абиктина с кратностью 1 раз в месяц, также были свободны от инвазии, в контрольной группе оказались зараженными 6 собак.

  Таким образом, все собаки первой, третьей и четвертой групп, обработанные абиктином с различной кратностью, оказались свободными от инвазии. Во  второй группе при накожном применении адвантикса, у 2 собак из 28 обнаружили микрофилярии. В контрольных группах животных микрофилярии обнаружили у 10 собак, из них у 3 - в г. Звенигороде, у 1 - в поселке Внуково и у 6 - из приюта «Эко». Побочных реакций препаратов за период исследования выявлено не было.

  Абиктин, применяемый для профилактики дирофиляриоза собак, зарекомендовал себя как эффективное средство. У собак, получавших препарат  в дозе 0,05 мг/кг с различной кратностью в период лёта комаров, при исследованиях крови на наличие микрофилярий  получен отрицательный результат. Адвантикс в испытанных дозах и кратности применения оказался недостаточно эффективным. Положительный результат, полученный у собак из контрольных групп, подтверждает, что эксперименты были проведены в эндемичных по дирофиляриозу районах.

ВЫВОДЫ

  1. В странах СНГ четко выражены эпизоотологические особенности штаммов E. granulosus  в синантропных очагах. На западе Европы (Белоруссия, западные и центральные регионы Украины) главную роль в эпизоотологии эхинококкоза играет свиной штамм, на юге – (Молдавия, южные регионы Украины) активно функционируют овечий и свиной штаммы и несколько слабее – бычий штамм E. granulosus. Ведущую роль в эпизоотологии эхинококкоза в Узбекистане и Казахстане играет овечий штамм, активно функционируют также верблюжий  и слабо - бычий штаммы. Лошадиный штамм E. granulosus  в исследуемых регионах России и  стран СНГ не выявлен.

  2. Сроки преимагинального развития E. granulosus зависят от штамма паразита и составляют у собак, зараженных овечьим штаммом 48,3±2,4, свиным – 58,8±2,2, бычьим – 50,2±2,1 и верблюжьим – 37,8±1,3 дня. Наиболее высокая приживаемость у собак выявлена у протосколексов верблюжьего штамма – 19,4%, несколько ниже – овечьего и бычьего  – 12,2 и 12,4% соответственно и наиболее низкая  –  у свиного штамма – 8,6%.

  3.  Восприимчивость беспородных белых мышей к внутрибрюшинному заражению протосколексами E. granulosus и развитие у них вторичных ларвоцист до фертильной стадии зависит от штамма паразита: овечьим штаммом заразилось 93,3%, бычьим – 75%, верблюжьим – 45% мышей; фертильные ларвоцисты обнаружили соответственно через 15, 12 и 6 месяцев после заражения; протосколексы свиного штамма у мышей не развивались.

  4.  Протосколексы и взрослые цестоды E. granulosus овечьего, свиного, бычьего и верблюжьего штаммов из разных регионов имели достоверные различия по размерам хоботковых крючьев и развитию стробилы. Протосколексы от разных хозяев внутри регионов (Самаркандская обл., Узбекистан; Крым, Украина) также отличались по форме и размерам хоботковых крючьев, за исключением бычьего и овечьего штаммов, которые по этим критериям практически не различались.

  5.  Разработан и испытан при цестодозах собак отечественный препарат гидробунид, эффективность которого в дозе 50 мг/кг при однократном применении составила 100% против крупных цестод (тений, мультицепсов, дипилидий), ЭЭ против эхинококков - 80 – 91,7%.

  6.  Таблетки эпсипрантела в дозе 5 мг/кг однократно при экспериментальном эхинококкозе собак показали ЭЭ, равную 80,0%, ИЭ – 99,8%.

  7. Изучена химиопрофилактическая эффективность  новой лекарственной формы празиквантела пролонгированного действия – азинпрола. Азинпрол в 5-кратной терапевтической дозе по празиквантелу при подкожном применении при экспериментальном эхинококкозе и тениозе собак полностью профилактировал их заражение цестодами в первые 3,5 месяца и подавлял развитие цестод в следующие 2,5 месяца. Выделение яиц и члеников цестод в течение 6 месяцев (срок наблюдения) не отмечали. Азинпрол, испытанный в производственных условиях на приотарных собаках с кратностью применения 2 раза в год, показал профилактическую эффективность против цестод  99,5%.

  8. Разработан и испытан новый комплексный препарат – азинил на основе действующих веществ празиквантела и тетрамизола гидрохлорида и корригирующих добавок в виде сухого молока и пивных дрожжей. Эффективность его в дозе 2,5 мг/кг по празиквантелу и 7,5 мг/кг по тетрамизолу при двукратном применении  против цестодозов и нематодозов собак и кошек составила 100%.

9. Комбинированные лекарственные формы в виде таблеток - прател в дозе 5 мг/кг по празиквантелу и 14,4 мг/кг по пирантел эмбонату и азипирин  - в дозе 5 мг/кг по празиквантелу и 15 мг/кг по пирантел памоату при однократном применени показали 100%-ную эффективность при слабой и средней степени интенсивности инвазии собак токсокарами, токсаскарисами, унцинариями, дипилидиями и тениями. Суспензия дронтал джуниор в дозе 15 мг/кг по фебантелу и 14,4 мг/кг по пирантел эмбонату показала 100%-ную эффективность  при токсаскариозе и унцинариозе взрослых собак и токсокарозе щенков со слабой и средней степенью инвазии.

  10. В Московском регионе у собак паразитируют два вида дирофилярий: D. immitis и D. repens. Микрофилярии двух видов дифференцируются по анатомическим признакам методом окраски по Романовскому-Гимзе.

  11. Микрофилярии обнаружили у 37 пород собак, чаще всего инвазию регистрировали у немецких и восточноевропейских овчарок. У декоративных  пород собак инвазию не регистрировали. Значительное влияние на заражённость оказывала не порода, а тип содержания и хозяйственное назначение животных: бездомные, сторожевые и охотничьи собаки были заражены значительно чаще по сравнению с комнатными из-за длительного пребывания их вне помещений и более частого контакта с комарами.

  12. Микрофилярии в крови собак обнаруживали круглогодично, в летний период несколько чаще. Отмечена тенденция небольшого  снижения экстенсивности инвазии в Московском регионе по годам, но с ежегодным расширением границ распространения заболевания. Наиболее неблагополучными по дирофиляриозу собак являются юго-восточные районы Московской области (Егорьевский, Шатурский, Ногинский) и районы, граничащие с Москвой (Одинцовский, Ленинский, Мытищинский, Люберецкий).

  13.  Разработан и испытан в производственных условиях новый метод (концентрация личинок с дистиллированной водой) обнаружения микрофилярий в крови собак, не уступающий по эффективности классическому методу Кнотта и имеющий перед ним ряд преимуществ: микрофилярии в осадке остаются живыми, их в дальнейшем можно использовать для экспериментального моделирования жизненного цикла возбудителя, получения экскреторно-секреторного антигена паразита, а также для изучения микрофилярицидного действия испытуемых препаратов как in vitro, так и in vivo.

  Микрофилярии D. immitis при хранении в цитратной крови при температуре +2 С сохраняют жизнеспособность от 3 до 6 дней, которая не зависит от  плотности личинок в 1 мл крови.

  14.  У собак, инвазированных  D. immitis, при средней степени тяжести заболевания и тяжелой форме болезни установлены значительные  (повышенные в 2 – 8 раз по сравнению с нормой) биохимические изменения крови и мочи, указывающие, в первую очередь, на тяжелое поражение почек, а также сердца, легких и печени. У собак, зараженных D. repens, эти изменения  незначительные.

  15. Абиктин в таблетированной и инъекционной формах в дозе 0,05 мг/кг при однократном применении показал 100%-ную микрофилярицидную эффективность.

Для макрофилярицидной терапии дирофиляриоза собак наиболее приемлемым является применение абиктина в дозе 0,05 мг/кг с кратностью применения 1 раз в месяц в течение года. Применение меларсомина вызывает сильную интоксикацию у животных, что требует неотложной и реанимационной помощи в стационарных условиях клиники.

Наиболее рациональной схемой профилактики дирофиляриоза в Центральном регионе России является применение абиктина в дозе 0,05 мг/кг с кратностью 1 раз в 2 месяца в сезон активности комаров (с мая по октябрь).

ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

  1. Материалы исследований, выполненные автором самостоятельно, а также совместно с другими учеными и специалистами, были использованы при подготовке инструкции, четырех наставлений, трех технических условий, семи методических рекомендаций и СанПиНа. Документы утверждены департаментом ветеринарии МСХ  РФ и Минздравом РФ.
  2. Метод прижизненной диагностики дирофиляриоза, а также выявленные изменения морфологических и биохимических показателей крови собак при этой инвазии рекомендуем широко использовать в широкой клинической практике для комплексной диагностики, определения степени тяжести патологического процесса и контроля терапии заболевания.
  3. В мероприятиях по борьбе с  эхинококкозом животных в разных регионах страны необходимо учитывать штаммовые особенности  E. granulosus, и основной акцент делать на активно функционирующий цикл паразита и круг вовлеченных в него хозяев.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Ястреб В.Б. Штаммы Echinococcus granulosus и их значение в эпизоотологии ларвального эхинококкоза сельскохозяйственных животных / Бессонов А.С., Ястреб В.Б. // Пятая Закавк. конф. по паразитол. Тез. докл., Ереван. – 1987. – С. 179 – 180.
  2. Ястреб В.Б. Эпизоотологические особенности эхинококкоза сельскохозяйственных животных в Европейской части СССР / Артеменко Ю.Г., Ястреб В.Б. // Бюл. Всес. ин-та гельминтол. – 1987. – Вып. 47. – С. 81 – 82.
  3. Ястреб В.Б. Использование в профилактике эхинококкоза штаммов E. granulosus / Бессонов А.С., Ястреб В.Б. // Вестник с.-х. науки. – 1987. - № 6. – С. 100 – 104.
  4. Ястреб В.Б. Действие празиквантеля на ультраструктуру ларвоцист Echinococcus granulosus при экспериментальном эхинококкозе мышей / Скворцова Ф.К., Ястреб В.Б., Бессонов А.С. // Мед. паразитол. и паразитар. болезни. – 1987. - № 5. – С. 19 – 21.
  5. Ястреб В.Б. Биолого-морфологическая характеристика свиного и овечьего штаммов Echinococcus granulosus / Бессонов А.С., Ястреб В.Б. // V нац. конф. по паразитол., НРБ. Резюме, Варна, 1987. – С. 6.
  6. Yastreb V.B. Echinococcus granulosus  strains and possibility of their usage for prevention of  echinococcosis / Bessonov A.S., Yastreb V.B. // 12th Conf. of  WAAVP. Abstr., Montreal, 1987. – P. 18.
  7. Ястреб В.Б. Изыскание средств и методов профилактики ларвального эхинококкоза /Ястреб В.Б. // Науч.-техн. бюл. ВАСХНИЛ. Сиб. отд-е. НИИСХ Крайнего Севера. Новосибирск. – 1988. – Вып. 3/4 – С. 46-48.
  8. Ястреб В.Б. Эхинококкоз лошадей в СССР  / Ястреб В.Б., Белоусов М.Н. // Тез. докл. науч. конф. «Гельминтология сегодня: проблемы и перспективы». М. – 1989. – Т. 2. – С. 202 – 203.
  9. Ястреб В.Б. Методы и результаты эпизоотологического надзора и борьбы с эхинококкозом сельскохозяйственных животных в европейской части СССР /Ястреб В.Б. // Эпидемиологический надзор за эхинококкозами (методы, профилактика, борьба). Мат. IV Всесоюз. науч.-практ. конф., г. Чимкент, 17 – 20 окт. 1989, М., 1989. – С. 184 -195.
  10. Ястреб В.Б. Изоэнзимный анализ Echinococcus granulosus  / Козлова Г.А., Ястреб В.Б. // Тезисы докл. симпозиума «Факторы регуляции популяционных процессов у гельминтов», г. Пущино, 3 – 5 апр. 1990 г., М., 1990. – С. 65.
  11. Ястреб В.Б. Эпизоотологические особенности штаммов Echinococcus granulosus / Ястреб В.Б. // Тезисы докл. науч.-практ. конф. «Современное состояние и перспективы оздоровления хозяйств от эхинококкоза и цистицеркоза», г. Караганда, 2 – 4 окт. 1990 г., М., 1990. С. 190 – 191.
  12. Ястреб В.Б. Химиопрофилактика эхинококкоза в производственных условиях при отгонном ведении овцеводства / Ястреб В.Б., Белоусов М.Н., Кенжебаев С.А. // Там же. – С. 192 – 193.
  13. Ястреб В.Б. Биологические особенности штаммов Echinococcus granulosus / Ястреб В.Б., Скворцова Ф.К. // Там же. – С. 194 – 196.
  14. Ястреб В.Б. Химиопрофилактика эхинококкоза и тениоза собак в экспериментальных условиях / Белоусов М.Н., Ястреб В.Б., Шальменов М.Ш., Есенгалиев Т.Е. // Там же. – С. 28 – 29.
  15. Ястреб В.Б. Морфологические особенности штаммов Echinococcus granulosus / Скворцова Ф.К., Ястреб В.Б. // Там же. – С. 136 – 139.
  16. Ястреб В.Б. Морфология хоботковых крючьев Echinococcus granulosus от разных хозяев / Скворцова Ф.К., Ястреб В.Б.// Там же. – С. 140 - 143.
  17. Ястреб В.Б. Ультраструктура стерильных ларвоцист Echinococcus granulosus от разных хозяев / Скворцова Ф.К., Ястреб В.Б. // Мед. паразитол. и паразитар. болезни. – 1990. - № 4. – С. 50 – 53.
  18. Ястреб В.Б. Эхинококкоз лошадей / Ястреб В.Б. // Ветеринария. – 1990. - № 12. – С. 38 – 40.
  19. Ястреб В.Б. Методы идентификации штаммов возбудителя гидатидозного эхинококкоза / Ястреб В.Б., Скворцова Ф.К. // Эхинококкозы (методы исследований, лечения, профилактики). Под ред. Яроцкого Л.С. – М., 1990. – С. 200 – 208.
  20. Ястреб В.Б. Методы оценки экономического ущерба от эхинококкоза в животноводстве / Ястреб В.Б. // Там же. – С. 177 – 180.
  21. Yastreb V.B. Development of secondary Echinococcus granulosus larvocysts in mice / Bessonov A.S., Yastreb B.B. // Bul. Soc. fr. Parasitol. – 1990. – T. 8. – Suppl. 1. – P. 310.
  22. Ястреб В.Б. Развитие ларвоцист у мышей при заражении протосколексами бычьего и овечьего штаммов / Ястреб В.Б., Скворцова Ф.К. // Ветеринария. – 1991. - № 2. – С. 45 – 49.
  23. Ястреб В.Б. Штаммы Echinococcus granulosus в Молдове / Ястреб В.Б., Скворцова Ф.К., Бондарь Л.Ф. // Тезисы докл. науч. конф. «Эколого-биологические и фаунистические аспекты гельминтозов», Ереван, 20 – 22 мая 1991 г., М.- 1991. – С. 130 – 131.
  24. Yastreb V.B. Identification of E. granulosus strains according to development of secondary larvocysts in mice / Bessonov A.S., Yastreb V.B. // Helminthol. – 1991. – V. 28, N 2-3. - P. 87 – 91.
  25. Ястреб В.Б. Испытание антгельминтной эффективности лекарственных форм бунида / Ястреб В.Б., Шальменов М.Ш., Есенгалиев Т.Т. // Актуальные вопросы сельскохозяйственного производства. Тезисы докл. межвузовской науч.-практ. конф. молодых ученых и специалистов. – Уральск. – 1991. – С. 90 – 91.
  26. Ястреб В.Б. Идентификация штаммов Echinococcus granulosus по развитию вторичных ларвоцист у мышей / Бессонов А.С., Ястреб В.Б. // Тр. Всерос. ин-та гельминтол. – 1992. –  Т. 31. – С. 31 – 38.
  27. Ястреб В.Б. Эффективность цестекса (эпсипрантела) при экспериментальном эхинококкозе собак / Ястреб В.Б., Белоусов М.Н. // Тезисы докл. науч. конф. «Методы профилактики и борьбы с эхинококкозами и другими цестодозами человека и животных», Москва, 16 – 17 июня 1993 г., М. – 1993. – С. 102 – 104.
  28. Ястреб В.Б. Эффективность гидробунида и азинпрола в производственных условиях при цестодозах собак / Белоусов М.Н., Ястреб В.Б. // Там же. – С. 10 – 11.
  29. Ястреб В.Б. Действие азинокса в липосомах на ультраструктуру ларвоцист эхинококка (E. granulosus) / Скворцова Ф.К., Ястреб В.Б. // Там же. – С. 77 – 78.
  30. Ястреб В.Б. Эффективность липосомальной формы мебендазола при экспериментальном эхинококкозе мышей / Скворцова Ф.К., Ястреб В.Б., Новик Т.С. // Мат. докл. науч. конф. «Гельминтозоонозы – меры борьбы и профилактика», М. – 1994. – С. 152 – 154.
  31. Yastreb V.B. Receptivitatea soarecilir albi la infestarea intraperitoneala cu pronjscjlexi de Echinococcus granulosus / Bondari L., Yastreb V. // Tezele conferintei jubiliare 20 de ani de invatavant superior medical veterinary in republica Moldova. – Chisinau. – 1994. – P. 79 – 80.
  32. Ястреб В.Б. Ветеринарно-санитарные проблемы содержания собак и кошек в г. Москве / Ястреб В.Б., Белоусов М.Н. // Тезисы докл. науч.-практ. совещ. «Паразитарное загрязнение мегаполиса Москвы», М. - 1994. – С. 53 – 54.
  33. Yastreb V.B. Hеlminthoses of dogs and cats in Moscow / Yastreb V.B., Belousov M.N., Bessonov A.S. //15th Int. Conf. of WAAVP. Abstr., Aug. 30 – Sept. 2, 1995. Yokohama, Japan, 1995. – P. 201.
  34. Ястреб В.Б. Эффективность азинила при цестодозах и нематодозах собак и кошек / Ястреб В.Б., Белоусов М.Н. // Мат. докл. науч. конф. «Актуальные вопросы теоретической и прикладной трематодологии и цестодологии», М. – 1997. – С. 178 – 179.
  35. Профилактика паразитарных болезней на территории Российской Федерации. СанПин 3.2.569 – 96. Минздрав России. Москва, 1997. – 168 с.
  36. Ястреб В.Б. Эффективность комбазала при смешанных гельминтозах собак / Будовской А.В., Ястреб В.Б. // Тезисы  6-й Международной конф. по пробл. вет. мед. мелких дом. жив-ных, 28 – 30 янв. 1998 г. – М. – 1998. – С. 27.
  37. Ястреб В.Б. Распространение гельминтозов служебных собак / Ястреб В.Б., Будовской А.В. // Тезисы 7-й Международной конф. по пробл. вет. мед. мелких дом. жив-ных, 3 – 5 марта 1999 г. – М. – 1999. – С. 131 – 132.
  38. Ястреб В.Б. Комбинированные антгельминтики при гельминтозах плотоядных / Ястреб В.Б., Будовской А.В. // Там же. – С. 144 – 146.
  39. Ястреб В.Б. Комиссионное испытание комбазала при смешанных гельминтозах собак / Будовской А.В., Ястреб В.Б. // Матер. докл. Всерос. о-ва гельминтол. РАН «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». – 1999. – С. 43 – 44.
  40. Ястреб В.Б. Ультраструктура ларвоцист Echinococcus granulosus от овец и верблюдов / Кенжебаев С.А., Скворцова Ф.К., Ястреб В.Б. // Там же. – С. 123 – 124.
  41. Ястреб В.Б. Прател и азипирин – комбинированные антгельминтики широкого спектра действия / Ястреб В.Б., Будовской А.В. // Там же. – С. 331 – 333.
  42. Ястреб В.Б. Гельминты пищеварительного тракта служебных собак / Ястреб В.Б., Будовской А.В. // Там же. – С. 333 – 335.
  43. Ястреб В.Б. Эффективность дронтала джуниора при нематодозах щенков и взрослых собак / Ястреб В.Б., Будовской А.В., Архипов И.А. // Там же. – С. 335 – 336.
  44. Ястреб В.Б. Механизм действия антгельминтиков / Новик Т.С., Ястреб В.Б. // Матер. 8-го Международн. конгресса по пробл. вет. мед. мелких дом. жив-ных, 6 – 8 апреля 2000 г. – М. – 2000. – С. 168 – 172.
  45. Ястреб В.Б. Побочные эффекты антгельминтиков / Ястреб В. Б., Новик Т.С. // Там же. – С. 172 – 175.
  46. Ястреб В.Б. Эффективность азинокса-плюс при цестодозах и нематодозах собак / Енгашев С.В., Ястреб В.Б. // Матер. докл. науч. конф. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями (зоонозы)» - 2002. – С. 121 – 122.
  47. Ястреб В.Б. Усовершенствование мер борьбы и профилактики гельминтозов с применением антгельминтика широкого спектра действия Альбен С / Будовской А.В., Ястреб В.Б. // Вестник ветеринарной медицины. – М., 2002, № 2. – С. 28 – 31.
  48. Ястреб В.Б. Механизм действия антгельминтиков / Новик Т.С., Ястреб В.Б. // Матер. 1-й мжнародно науково-практ. вет. конф. з проблем дрбних тварин, 29 – 30 травня 2002 р., Украна, Одеса. – С. 162 – 165.
  49. Профилактика паразитарных болезней. Эпидемиологический надзор за паразитарными болезнями. Методические указания МУ 3.2.1756-03. Москва. Минздрав России. 2003. – 84 с.
  50. Профилактика паразитарных болезней на территории Российской Федерации. – СанПиН 3.2.1333-03. – Москва, Минздрав России, 2003. – 68 с.
  51. Ястреб В.Б. Гельминтофауна хищников дикой природы Центрального региона России / Ястреб В.Б., Абалихин Б.Г., Крючкова Е.Н. // Матер. докл. науч. конф. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» - 2003. – С. 512 – 514.
  52. Ястреб В.Б. Методические указания по лабораторной диагностике цистного эхинококкоза и гидатидоза животных / Ястреб В.Б., Бессонов А.С., Перчун Н.И., Седов В.А. Певнева В.Д. // Тр. Всерос. ин-та гельминтол. – 2003. – Т. 39. – С. 315 – 324.
  53. Ястреб В.Б. Некоторые аспекты эпизоотологии дирофиляриоза собак в Московском регионе / Ястреб В.Б. // Матер докл. науч. конф. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями. -  2004. – С. 440 – 442.
  54. Ястреб В.Б. Сравнительное изучение методов обнаружения микрофилярий в крови собак / Ястреб В.Б. // Там же. – С. 443 – 445.
  55. Ястреб В.Б. Жизнеспособность микрофилярий Dirofilaria immitis / Ястреб В.Б. // Там же. – С. 445 – 446.
  56. Ястреб В.Б. Микрофилярицидная эффективность абиктина при дирофиляриозе (Dirofilaria immitis) собак / Ястреб В.Б. // Там же. – С. 447 – 450.
  57. Ястреб В.Б. Филяриатозы собак / Ястреб В.Б. // Ветеринарная жизнь . – 2004, № 3-4. – С. 9.
  58. Ястреб В.Б. Дирофиляриоз в Московском регионе / Ястреб В.Б., Шестаков В.М. // Матер. 12-го международн. Московского конгресса по болезням мелк. дом. жив-ных, 22 – 24 апр. 2004 г.- М. – 2004. – С. 38 – 40.
  59. Профилактика дирофиляриоза. Методические указания МУ 3.2. 1880-04. – М.: Минздрав России, 2004. – 29 с.
  60. Ястреб В.Б. Рекомендации по профилактике дирофиляриоза собак / Архипов И.А., Архипова Д.Р., Ястреб В.Б., Дурдусов С.Д., Горчакова Н.Д. // Тр. Всерос. ин-та гельминтол. – 2004. – Т. 40. – С. 427 – 433.
  61. Ястреб В.Б. Эндемичность дирофиляриозов в Московсом регионе / Супряга В.Г., Бронштейн А.М., Ястреб В.Б., Морозов Е.Н. и др. // Труды IV Международн. науч. конф., посвящ. 125-летию со дня рожд. академика К.И. Скрябина и 70-летию кафедры мед. биологии и общей генетики Витебск. гос. мед. университета. – Витебск. – 2004. – С. 245 – 247.
  62. Ястреб В.Б. Дирофиляриоз собак в Москве и Московской области и меры его профилактики / Ястреб В.Б., Шестаков А.М., Лаврова Н.А. // Ветеринар. – 2005, № 2. – С. 38 – 39.
  63. Ястреб В.Б. Заболеваемость гидатидозами (цистным и альвеолярным) населения и сельскохозяйственных животных в Российской Федерации в 1989 – 2002 гг. /Коваленко Ф.П., Перчун Н.И., Дарченкова Н.Н., Ястреб В.Б., Бессонов А.С. и др. // Тр. Всерос. ин-та гельминтол. – 2005. – Т. 41. – С. 192 – 211.
  64. Ястреб В.Б. Терапия дирофиляриоза (Dirofilaria immitis) собак / Ястреб В.Б. – Там же. – С.439 – 444.
  65. Ястреб В.Б. Методические рекомендации по лабораторной диагностике цистного (Echinococcus granulosus) и альвеолярного (Echinococcus multilocularis) эхинококкозов и гидатидозов животных  / Ястреб В.Б., Бессонов А.С., Андреянов О.Н. // Тр. Всерос. ин-та гельминтол. – 2005. – Т. 41. – С. 453 – 462.
  66. Ястреб В.Б. Дирофиляриоз кошек в Москве / Ястреб В.Б. //  Матер. докл. науч. конф. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». – 2005. – С. 415 – 417.
  67. Ястреб В.Б. Дирофиляриоз собак в Центральном регионе Росси  и возможность его профилактики / Ястреб В.Б., Лаврова Н.А. // Там же.- С. 417 – 421.
  68. Ястреб В.Б. Дирофиляриоз собак в Центральном регионе России / Ястреб В.Б. // Тр. Всерос. ин-та гельминтол. – 2006. – Т. 42. – С. 457 – 467.
  69. Ястреб В.Б. Морфологические и биохимические показатели крови при дирофиляриозе собак / Ястреб В.Б. // Там же. – С. 468  -  473.
  70. Ястреб В.Б. Терапия и профилактика дирофиляриоза собак / Ястреб В.Б. // Труды Всерос. ин-та гельминтол. – 2006. – Т. 43. -  С. 257 – 267.
  71. Ястреб В.Б. Влияние породы и хозяйственного назначения собак на зараженность их дирофиляриями / Ястреб В.Б. // Матер. докл. науч. конф. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». – 2007. – С. 396 – 398.
  72. Ястреб В.Б. Динамика дирофиляриоза собак в Московском регионе / Ястреб В.Б., Шестаков В.М., Буслаева Т.П., Муратова Л.Н. // Матер. XV Московского международного ветер. конгр. по болезням мелк. дом. жив-ных, 21 – 23 апр. 2007 г. – М.- 2007. – С. 23 – 25.
  73. Ястреб В.Б. Способ ранней прижизненной диагностики аляриоза (мезоцеркариоза) у собак и кошек: Патент 2302822, Россия. /Ястреб В.Б. Заявл. 19.07.2005. Опубл. 20.07.2007. Бюл. № 20.
  74. Ястреб В.Б. Эпизоотическая ситуация по дирофиляриозу собак в Московском регионе / Ястреб В.Б. // Российский паразитологический журнал. – 2008, № 3. – С. 63 – 68.
  75. Ястреб В.Б. Рекомендации по диагностике, лечению и профилактике дирофиляриоза собак в Московском регионе / Ястреб В.Б., Архипов И.А. // Российский паразитологический журнал. – 2008. - № 4. – С. 109 – 114.
  76. Ястреб В.Б. Особенности патогенеза при дирофиляриозах собак, вызываваемых Dirofilaria immitis и D. repens / Ястреб В.Б. // Матер. докл. науч. конф. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». – М., 2009. – С. 448 – 452.
  77. Ястреб В.Б. Клинические признаки дирофиляриозов собак, вызванные возбудителями Dirofilaria immitis и D. repens /Ястреб В.Б. //Российский паразитологический журнал. – 2009. - № 2. – С. 97 – 101.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.