WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

ДИНДЯЕВ Сергей Валерьевич

ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ МОРФОЛОГИЯ БИОАМИНОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ МАТКИ КРЫС В ПРОЦЕССЕ ПОЛОВОГО ЦИКЛА

03.00.25 – Гистология, цитология, клеточная биология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук

Иваново – 2008

Работа выполнена в Государственном общеобразовательном учреждении высшего профессионального образования «Ивановская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

Научный консультант:

доктор медицинских наук, профессор Виноградов Сергей Юрьевич

Официальные оппоненты: Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор медицинских наук, профессор Швалев Вадим Николаевич доктор медицинских наук, профессор Бархина Татьяна Григорьевна доктор медицинских наук, профессор Яцковский Александр Никодимович

Ведущая организация: Московский медико-стоматологический университет

Защита диссертации состоится «___»____________2008 г. в ___час.

на заседании диссертационного совета Д 212.203.08 при Российском университете Дружбы народов по адресу: 117198, Москва, ул. Миклухо-Маклая, д.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Российского университета дружбы народов по адресу: 117198, Москва, ул. Миклухо-Маклая, д.Автореферат разослан « » 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат биологических наук О.Б. Саврова ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность проблемы Матка имеет многоуровневую систему регуляции, основанную на принципе иерархического взаимодействия филогенетически более древних и более молодых способов биоуправления. Одно из ведущих мест в этом комплексе принадлежит нейромедиаторным биогенным аминам, обладающим широким спектром биологических эффектов (Абрамченко В.В., Капленко О.В., 2000;

Лычкова А.Э., 2006; Taneike T. et al., 1999). Наиболее изученными биоаминами, определение которых возможно на количественном гистохимическом уровне, являются серотонин, катехоламины и гистамин (Гордон Д.С. и др., 1982; Шорников А.И. и др. 2008;

Виноградов С.Ю., 1989; Csaba G. et al., 2003, 2006).

В настоящее время определены основные биоаминпозитивные структуры матки: симпатические нервные волокна (Шаляпина В.Г.

и др., 1988; Абрамченко В.В., Капленко О.В., 2000; Vera Pedro L. et al., 1997), тучные клетки (Mori A. et al., 1997; Szelag A. et al., 2002), макрофаги, гладкие миоциты, эпителиальные клетки эндометрия (Гунин А.Г. и др., 1988, 1990, 1991). Большинство указанных работ выполнено на качественном уровне. Вопросы комплексного морфофункционального изучения серотонин-катехоламингистаминового обеспечения матки как целостного органа в единой системе биоаминового обмена практически не ставились.

Отсутствуют данные о рабочей взаимосвязи внутри- и внеорганных биоаминпозитивных элементов различного морфогенеза и локализации, имеющих отношение к регуляции функций матки. В частности, недостаточны сведения о влиянии биоаминов перитонеальной жидкости и брыжейки на циклические гистофизиологические процессы, происходящие в этом органе. По сути дела, основные аспекты функциональной морфологии внутри- и внеорганного биоаминового обеспечения матки в динамике полового цикла остаются до настоящего времени неизученными.

Цель работы: с позиций системного подхода провести комплексный морфофункциональный анализ организации биоаминового (серотонин-катехоламин-гистаминового) обеспечения матки крыс в динамике полового цикла.

Задачи исследования 1. В оболочках матки крыс дифференцировать основные биоаминпозитивные структуры и провести количественную оценку их пространственной архитектоники, содержания и распределения в них серотонина, гистамина и катехоламинов в различные фазы полового цикла.

2. В перитонеальной жидкости и брыжейке матки определить основные биоаминпозитивные структуры с дифференцировкой в них содержания серотонина, катехоламинов и гистамина в процессе полового цикла.

3. Провести корреляционный анализ сопряжения изменений морфометрических и гистохимических параметров оценки биоаминового статуса матки, ее брыжейки и перитонеальной жидкости в ходе овариально-эстрального цикла.

4. Установить характер изменений содержания серотонина, катехоламинов и гистамина во влагалищных мазках крыс и их взаимосвязь с динамикой пространственных и гистохимических параметров биоаминпозитивных структур матки по фазам овариально-эстрального цикла.

5. Провести анализ хроносопряженности колебаний концентрации биоаминов (серотонина, катехоламинов и гистамина) в периферической крови с динамикой их содержания в биоаминпозитивных структурах матки в процессе полового цикла.

6. Проанализировать содержание одно- и двуспиральных нуклеиновых кислот в клетках поверхностного и железистого эпителиев эндометрия в течение эстрального цикла и определить характер корреляций его изменений с динамикой колебаний параметров биоаминпозитивных структур эндометрия матки 7. Оценить степень интеграции пространственных и гистохимических параметров внутри- и внеорганных биоаминпозитивных структур в морфофункциональной системе биоаминового обеспечения матки в процессе полового цикла.

Научная новизна исследования Впервые проведено комплексное структурно-гистохимическое исследование участия биогенных аминов (серотонина, катехоламинов и гистамина) в регуляции циклических морфофункциональных процессов в матке крыс. Выявлены внутриорганные закономерности обмена исследуемых биоаминов в различных оболочках и отделах органа по фазам полового цикла.

Выделен внутриорганный комплекс биоаминового обеспечения матки, состоящий из симпатических периваскулярных сплетений и одиночных адренергических нервных волокон, тучных клеток, макрофагов, гладких миоцитов миометрия, железистых и поверхностных эпителиоцитов эндометрия.

Микроспектрофлуориметрически в его компонентах в различные фазы полового цикла определено содержание серотонина и катехоламинов, а в клеточных элементах серотонина, катехоламинов и гистамина.

Впервые установлена динамика интенсивности флуоресценции одно- и двуспиральных нуклеиновых кислот и величины их соотношения (параметра ) в эпителиальных клетках эндометрия в течение овариально-эстрального цикла. Установлено, что она носит колебательный характер и находится в тесном хроносопряжении с изменениями уровня биоаминов в структурах эндометрия.

Впервые установлена взаимосвязь изменений содержания гистамина в содержимом влагалища и структурных элементах слизистой оболочки матки в процессе полового цикла.

Впервые выделен внеорганный комплекс биоаминового обеспечения матки, состоящий из нескольких звеньев:

перитонеального, мезентериального и гематического (периферическая кровь). В указанных звеньях дифференцированы основные биоаминпозитивные элементы, содержащие серотонин, катехоламины и гистамин. Выявлены взаимосвязи изменений их концентраций в процессе полового цикла.

Дана оценка взаимосопряжений динамики оценочных параметров внутри- и внеорганных биоаминпозитивных структур в течение эстрального цикла. Доказано, что система биоаминового обеспечения матки представляет собой единую рабочую кооперацию внутри- и внеорганных биоаминпозитивных элементов, обеспечивающих оптимальный режим обмена серотонина, катехоламинов и гистамина при переходах организма на новые уровни гомеостаза, соответствующие фазам половой цикличности.

Сформулирована концепция о функциональной специализации и кооперации структурных компонентов внутри- и внеорганного комплексов биоаминового обеспечения матки в процессе полового цикла.

Научно-практическая значимость Выделение внутри- и внеорганного комплексов биоаминового обеспечения в общей иерархии системы регуляции морфофункциональных процессов, происходящих в матке в процессе полового цикла, выявление и объективная оценка морфофункциональных сопряжений изменений активности гетерогенных и гетероморфных биоаминпозитивных элементов в обеспечении органоспецифического полезного результата являются дополнением в общую теорию функциональных систем.

Полученные данные дополняют теорию адаптации, поскольку расширяют представления об основных закономерностях развития компенсаторно-приспособительных реакций в условиях циклически меняющегося гормонального статуса организма, к которым относятся фазовость, региональность и хроносопряженность. В их основе лежат динамика конкурентных отношений биоаминов, характер взаимодействия внутри- и внеорганных механизмов биоаминового обеспечения рабочих структур.

Результаты работы закладывают дополнительные теоретические основы в области применения адренергических средств в акушерской практике, что представляет интерес для экспериментальной фармакологии.

В педагогический процесс кафедр гистологии, нормальной и патологической физиологии, биологии, акушерства и гинекологии медицинских вузов могут быть внесены коррективы, расширяющие представления о структурной организации и функционировании систем регуляции гомеостаза матки в процессе полового цикла.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту 1. В составе оболочек матки крыс дифференцирован внутриорганный комплекс биоаминового обеспечения, состоящий из гетерогенных и гетероморфных структурных компонентов:

симпатических нервных сплетений и одиночных нервных волокон, тучных клеток, макрофагов, гладких миоцитов миометрия, железистых и покровных эпителиоцитов эндометрия.

2. Определен внеорганный комплекс биоаминового обеспечения матки, состоящий из следующих звеньев: а) мезентериальное (периваскулярные сплетения симпатических нервных волокон, тучные и макрофагические клетки брыжейки матки), б) перитонеальное (тучные и макрофагические клетки, жидкостная фаза перитонеальной жидкости), в) биоаминпозитивные элементы периферической крови.

3. Микроспектрофлуориметрически в симпатических нервных волокнах матки и ее брыжейки дифференцированы серотонин и катехоламины, а в биоаминпозитивных клеточных элементах этих органов, а также в жидкостной фазе перитонеальной жидкости и в периферической крови – серотонин, катехоламины и гистамин.

4. Изменения пространственных и нейрогистохимических характеристик элементов внутри- и внеорганного комплексов серотонин-катехоламин-гистаминового обеспечения матки в процессе полового цикла характеризуются фазовостью, региональностью, хроносопряженностью, закономерными корреляциями количественных отношений биоаминов, свидетельствующими о сбалансированности процессов анаболизма и катаболизма в соответствии с потребностями органа в каждый конкретный рабочий момент ее жизнедеятельности.

Апробация работы Материалы диссертации доложены на научной конференции «Гистогенез и регенерация тканей» (Санкт-Петербург, 1995), научно-практической конференции «Актуальные проблемы лабораторной и функциональной диагностики в акушерстве, гинекологии и перинатологии» (Иваново, 2002), IV международной научно-практической конференции «Активные поиски новой стратегии здоровья. Роль и значение науки в борьбе за сохранение и выживание человека в XXI столетии» (Кострома, 2005), VIII Конгрессе МАМ (Орел, 2006), VII Международной научнопрактической конференции «Здоровье и образование в XXI веке» (Москва, 2006), научной конференции «II Должановские морфологические чтения» (Воронеж, 2006), научной конференции, посвященной 100-летию Л.И.Фалина (Москва, 2007), VIII Международном Конгрессе «Здоровье и образование в XXI веке» (Москва, 2007).

Внедрение результатов исследования По результатам работы разработаны и внедрены 7 учебнометодических разработок в дополнение к теоретическому материалу лекций и практических занятий на кафедрах гистологии, эмбриологии и цитологии Ярославской ГМА (2007), Казанского ГМУ (2007), Воронежской ГМА (2007), Ивановской ГМА (2006, 2007), медицинского института Чувашского государственного университета (2007), на кафедре акушерства и гинекологии медицинского института ЧГУ (2007).

Рационализаторские предложения внедрены в практику научных исследований кафедр гистологии, эмбриологии и цитологии (2004, 2007), биологии с экологией (2007) Ивановской государственной медицинской академии.

Публикации По теме диссертации опубликовано 44 печатные работы, получено 4 свидетельства на рацпредложения (№ 2370 от 2.03.20г., № 2384 от 24.09.2004 г., № 2429 от 17.05.2006 г., № 2446 от 10.10.2007 г.) и 2 приоритетные справки.

Структура и объем диссертации Диссертация состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, результатов собственных исследований, их обсуждения, выводов, списка литературы, включающего 432 источников (197 – отечественных авторов, 235 – зарубежных авторов). Работа изложена на 2страницах машинописного текста, иллюстрирована 100 рисунками (микрофотографии, графики, схемы) и 41 таблицей.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Работа выполнена на 130 беспородных самках крыс репродуктивного возраста стандартного веса (150–180 г), у которых на протяжении месяца перед эвтаназией регулярно наблюдался эстральный цикл. Исследования проведены в осенне-зимний период (октябрь-март). Животные распределены по следующим стадиям полового цикла: ранний эструс, поздний эструс, метаэструс, ранний диэструс, поздний диэструс, проэструс.

Все манипуляции с экспериментальными животными производили в соответствии с «Правилами проведения работ с использованием экспериментальных животных» (приказ Минвуза от 13.11.1984 г № 724). Эвтаназия животных осуществлялась введением смертельной дозы нембутала (50 мг/кг веса).

Для выполнения поставленных задач применен комплекс методов исследования.

Общегистологические методы: окраска криостатных и парафиновых срезов тела и шейки матки, пленочных препаратов и криостатных срезов брыжейки матки гематоксилин-эозином, мазков содержимого влагалища 1%-ным раствором метиленового синего.

Специальные гистологические методы: окраска парафиновых срезов тела и шейки матки, пленочных препаратов брыжейки матки, мазков перитонеальной жидкости альциановым синимсафранином в прописи Дезага для дифференцированного выявления гликозаминогликанов (Desaga J. et al., 1971), окраска основным коричневым по Шубичу с целью выявления тучных клеток (Шубич М.Г., 1958).

Флуоресцентно – гистохимические и цитоспектрофлуориметрические методы:

1. Параформальдегидный метод Фалька-Хилларпа в модификации Е.М.Крохиной и П.Н.Александрова (1969) для выявления биоаминсодержащих элементов в нефиксированных криостатных срезах, пленочных препаратах брыжейки, мазках крови, содержимого влагалища, перитонеальной жидкости.

2. Флуоресцентно-гистохимический метод А. Бъерклунда в модификации В.Н.Швалева и Н.И.Жучковой (1987) с использованием глиоксиловой кислоты (фирма «ICN Biomedicals Jnc») для выявления биогенных аминов в нервных волокнах в нефиксированных криостатных срезах тела и шейки матки, пленочных препаратах брыжейки.

3. Флуоресцентно-гистохимический метод Кросса-ЭванаРоста (Cross S.W.D. et al., 1971) с использованием ортофталевого альдегида (фирма «MERCK-Schuchardt») для дифференцировки гистамина в нефиксированных криостатных срезах тела и шейки матки, пленочных препаратах брыжейки, мазках крови, содержимого влагалища, перитонеальной жидкости.

4. Флуоресцентно-гистохимический метод Rigler в модификации В.Н.Карнаухова (1978) с использованием акридинового оранжевого («Союзреактив») для определения одно- и двуспиральных нуклеиновых кислот в клетках покровного и железистого эпителия в парафиновых срезах тела и шейки матки.

Препараты, приготовленные по вышеуказанным методам, изучались с помощью люминесцентного микроскопа ЛЮМАМ-И(«ЛОМО», СССР), стандартного набора светофильтров, адекватных режиму флуоресценции биоаминов. Цитоспектрофотометрическая установка ФМЭЛ-1А («ЛОМО», СССР), соединённая с регистрирующим устройством, с помощью отрезных интерференционных фильтров позволяет дифференцировать свечение серотонина, катехоламинов и гистамина, а также нуклеиновых кислот. По замерам интенсивности флуоресценции можно судить об их количественном содержании в условных единицах (усл.ед.) в структурах (Гордон Д.С. и др., 1982;

Виноградов С.Ю., 1989; Scheuermann W., Stach W., 1987). Для стандартизации микроспектрофлуориметрических измерений применялась система проверочных тестов, включающих калибровку аппаратуры и гистохимический контроль.

В каждой оболочке (эндометрий, миометрий, периметрий) тела и шейки матки, в брыжейке матки измерялись микроспектрофлуориметрически следующие первичные величины:

концентрация серотонина (Б) и катехоламинов (А) в отдельном варикозном расширении нервных волокон в составе периваскулярных сплетений (ПВС) и одиночно расположенных;

концентрация серотонина (Г) и катехоламинов (В) в топографически сопряженном с данным варикозным расширением межварикозном участке нервного волокна; концентрация серотонина, катехоламинов и гистамина во флуоресцирующих тучных клетках (соответственно, СТК, КТК, ГТК) и макрофагах (соответственно, СМФ, КМФ, ГМФ); концентрация серотонина, катехоламинов и гистамина в гладких миоцитах миометрия (соответственно, СМЦ, КМЦ, ГМЦ); концентрация серотонина, катехоламинов и гистамина в поверхностных (соответственно, СЭП, КЭП, ГЭП) и железистых эпителиоцитах (соответственно, СЭЖ, КЭЖ, ГЭЖ) и содержимом полости (ССМ, КСМ, ГСМ).

С этих же препаратов с помощью микроскопа ЛЮМАМ-И3 и окулярной квадратно-узловой стандартной сетки (шаг сетки 1 мкм при об. 90 имм., окуляр 7) на основе предложенного С.Ю.Виноградовым способа (1989) точечного счета и линейного интегрирования, собиралась первичная информация о плотности пространственного распределения флуоресцирующих одиночных нервных волокон и волокон в составе ПВС. Одновременно на стандартной площади препарата подсчитывалось количество флуоресцирующих тучных клеток (ТКФ) и макрофагов (ПМФ). В аналогичном режиме светового микроскопирования оценивалась плотность пространственного распределения тучных клеток после окрашивания срезов по Дезага (ТКД).

В перитонеальной жидкости измерялись следующие первичные величины: концентрация серотонина, катехоламинов и гистамина во флуоресцирующих тучных клетках, макрофагах и жидкостной фазе (соответственно, СЖФ, КЖФ, ГЖФ); плотность пространственного распределения флуоресцирующих тучных клеток и макрофагов. В крови определялось суммарное количество (в плазме и форменных элементах) серотонина, катехоламинов и гистамина.

Суммарная концентрация исследуемых биоаминов в содержимом влагалища определялась по разнице интенсивности специфической флуоресценции материала на препаратах, приготовленных по соответствующему методу, и интенсивности аутофлуоресценции контрольных препаратов.

Исходя из основных параметров вычислялись производные величины (Виноградов С.Ю., 1989): показатели относительной биоаминовой насыщенности варикозных расширений, равные средней величине отношений концентраций серотонина и катехоламинов в каждом зондируемом варикозе нервных волокон в составе ПВС и терминалей; показатели относительной биоаминовой насыщенности межварикозных участков, равные средней величине отношений концентраций серотонина и катехоламинов в каждом зондируемом межварикозе нервных волокон в составе ПВС и терминалей; показатели сравнительной серотониновой насыщенности в структурном сопряжении варикозмежварикоз, равные средним величинам отношений концентраций серотонина в зондируемом варикозе и соседнем межварикозе нервных волокон; показатели сравнительной катехоламиновой насыщенности в структурном сопряжении варикоз-межварикоз, равные средним величинам отношений концентраций катехоламинов в зондируемом варикозе и соседнем межварикозе нервных волокон; показатели относительной биоаминовой насыщенности тучных клеток, равные средней величине отношений концентраций серотонина и катехоламинов в каждом зондируемом тканевом базофиле; показатели относительной биоаминовой насыщенности макрофагов, равные средней величине отношений концентраций серотонина и катехоламинов в каждой зондируемой макрофагической клетке; удельная пространственная плотность ПВС (УП), равная величине отношений плотности пространственного распределения флуоресцирующих нервных волокон к площади флуоресцирующего профиля сосуда.

На препаратах, приготовленных по методу Rigler в модификации В.Н.Карнаухова, зондом 0,5 в покровных и железистых эпителиоцитах эндометрия тела и шейки матки с помощью интерференционных фильтров замеряли интенсивность флуоресценции одно- и двуспиральных нуклеиновых кислот (объектив 65, в.и.). Полученные данные послужили исходной информацией для определения параметра , представляющего отношение содержания одно- и двуспиральных кислот (ОК/ДК).

Статистический компьютерный анализ осуществляли с помощью электронных таблиц Excel (Карабутов Н.Н., 2005).

Достоверность различий при сравнении величин определялась по непараметрическому критерию Вилкоксона и параметрическому критерию Стьюдента (Зайцев Г.Н., 1984). С помощью параметрического корреляционного анализа Пирсона оценивались связи содержания биоаминов по точкам зондирования. Для выявления и анализа внутри- и межорганных сопряжений изменения параметров в динамике полового цикла применялся метод рангового корреляционного анализа Спирмена. Критический уровень значимости при проверке статистических гипотез принимался равным 0,05.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ 3.1. Внутриорганный комплекс биоаминового обеспечения матки во времени полового цикла В результате проведенного исследования во всех оболочках тела и шейки матки дифференцированы следующие биоаминпозитивные структуры: адренергические нервные волокна в составе периваскулярных сплетений, одиночные адренергические нервные волокна, тучные клетки и макрофаги. Во всех указанных структурах микроспектрофлуориметрически дифференцированы катехоламины и серотонин, а в тучных и макрофагических клетках – дополнительно гистамин.

По ходу нервных волокон прослеживаются их основные структурные элементы: яркосветящиеся расширения (варикозы) и более тонкие, с меньшей степенью флуоресценции межварикозные участки (межварикозы). Большинство нервных волокон локализуется в миометрии и входит в состав периваскулярных сплетений (ПВС), от которых отходят терминали. В эндометрии флуоресцирующие нервные волокна выявлены только в стадии раннего эструса и позднего диэструса. Расположены они преимущественно на границе с миометрием в виде одиночных слабоветвящихся терминалей. Непостоянное присутствие в эндометрии специфически светящихся нервных волокон можно объяснить наличием в симпатических сплетениях резервных («молчащих») нервных волокон, в которых на момент исследования нет медиаторов (Швалев В.Н., Стропус Р.А., 1979;

Виноградов С.Ю., 1989; Шуклин А.В., Швалев В.Н., 2004).

Большинство симпатических нервных сплетений миометрия образовано нервными волокнами с хорошо выраженными межварикозами и варикозами, обладающими изумрудно-зеленой флуоресценцией (I тип сплетений). В других сплетениях (II типа) межварикозы характеризуются непостоянством специфической флуоресценции. В них имеются слабо выраженные небольшие варикозные утолщения. Сравнение пространственных показателей демонстрирует достоверно более значимые их величины в сплетениях I типа. Данные цитоспектрофлуориметрического анализа показывают, что содержание катехоламинов и серотонина в нервных волокнах в составе ПВС I типа достоверно выше.

Выделение некоторыми исследователями (Шаляпина В.Г. и соавт., 1988) только на качественном уровне в матке крыс трех типов симпатических нервных сплетений нашими наблюдениями не подтверждается.

Минимальные значения показателей пространственной и удельной плотности нервных волокон в составе ПВС I типа наблюдаются в поздний эструс: соответственно, 35,00±4,12 и 2,085±0,19 в теле матки, 33,372±3,77 и 2,292±0,24 в шейке.

Максимум этих параметров в теле органа выявляется в поздний диэструс (54,00±6,52 и 2,956±0,36), а в шейке в ранний диэструс (42,75±6,70 и 2,838±0,27). Анализируя изменения пространственной организации волокон в составе ПВС II типа в течение полового цикла, необходимо отметить значимое увеличение в теле матки пространственной плотности в ранний и поздний эструс и удельной плотности в ранний и поздний диэструс.

Во все остальные стадии изменения этих параметров являются статистически недостоверными.

Динамика плотности пространственного распределения терминалей миометрия тела и шейки матки осуществляется одинаково. Наибольшие их значения регистрируются в поздний диэструс (соответственно, 2,043±0,20 и 1,319±0,12), а наименьшие – в поздний эструс (1,019±0,10 и 1,048±0,14).

Сравнение средних величин одноименных показателей пространственной организации нервных волокон миометрия тела и шейки демонстрирует, что удельная плотность периваскулярных симпатических сплетений в большинстве стадий достоверно выше в шейке, а пространственная плотность нервных волокон в составе симпатических сплетений и пространственная плотность терминалей имеют более высокие значения в теле матки.

В периметрии тела матки удельная плотность нервных волокон в составе ПВС максимальна в поздний диэструс (1,964±0,18), минимальна – в поздний эструс (1,718±0,16). В шейке матки динамика этого параметра осуществляется аналогично.

Однотипно происходят и изменения пространственной плотности терминалей периметрия тела и шейки.

усл.ед.

усл.ед.

3,3,(А)I 3,2,(А)I 2,2,(А)II 2,1,(А)II 1,(В)I 1,(В)I 1,(В)II 0,0,(В)II 0,0,р.э. п.э. мет. р.д. п.д. пр.

р.э. п.э. мет. р.д. п.д. пр.

а б усл.ед. усл.ед.

10,10,(Б)I (Б)I 8,8,6,0 6,(Б)II (Б)II 4,0 4,(Г)I (Г)I 2,0 (Г)II 2,0 (Г)II 0,0,р.э. п.э. мет. р.д. п.д. пр.

р.э. п.э. мет. р.д. п.д. пр.

в г А, В А,В Б,Г Б, Г 2,0 6,2,0 6,5,5,А А 1,1,4,4,Б 1,0 3,Б В 1,0 3,2,0 2,В Г 0,5 0,Г 1,1,0,0 0,0,0 0,р.э. п.э. мет. р.д. п.д. пр.

р.д. п.д. мет. р.д. п.д. пр.

д е Рис. 1. Динамика содержания биоаминов в ПВС (а-г) и терминалях (д, е) миометрия тела (а, в, д) и шейки (б, г, е) матки крыс в процессе полового цикла. По оси ординат – средняя концентрация биоаминов в усл. ед., по оси абсцисс – стадии полового цикла: р.э. – ранний эструс, п.э. – поздний эструс, мет. – метаэструс, р.д. – ранний диэструс, п.д. – поздний диэструс, пр. – проэструс. I – означает принадлежность к ПВС I типа, II – к ПВС II типа.

- - достоверность отличий по сравнению с предыдущей стадией Микроспектрофлуориметрически в симпатических нервных волокнах матки дифференцировано наличие серотонина наряду с катехоламинами, что подтверждает немногочисленные литературные данные о содержании его в симпатических нервах половых органов, в т.ч. матки (Frohlich P.F., Meston C.M., 2000;

Lychkov A.E., 2004).

Средняя концентрация катехоламинов и серотонина в варикозных расширениях нервных волокон ПВС I типа миометрия тела матки минимальна в поздний эструс, постепенно возрастая, достигает максимума в поздний диэструс (рис. 1). Уровень биоаминов в межварикозных участках указанных нервных волокон также имеет максимальное значение в поздний диэструс, резко снижаясь, становится минимальным в проэструс.

В варикозах и межварикозах нервных терминалей миометрия матки наибольшее содержание нейромедиаторных биоаминов наблюдается также в поздний диэструс, а наиболее низкие их концентрации выявляются в поздний эструс и метаэструс.

В периметрии тела матки наибольшее содержание биоаминов в варикозах и межварикозах нервных волокон как в составе ПВС, так и свободных наблюдается в поздний диэструс. В волокнах в составе ПВС минимум этих показателей отмечается в метаэструс, а в терминалях – в проэструс. В периметрии шейки количество достоверных изменений уровня биоаминов в периваскулярных сплетениях в течение полового цикла меньше.

Количественные отношения между концентрациями серотонина и катехоламинов в каждой отдельной точке зондирования одиночных нервных волокон и волокон в составе ПВС также характеризуются высокой степенью положительной линейной корреляции (r=0,92-0,99) во все стадии полового цикла.

Учитывая, что катехоламины и серотонин по многим аспектам своего биологического действия являются антагонистами (Ажипа Я.И., 1988; Виноградов С.Ю., Погорелов Ю.В., 1997; Лычкова А.Э., 2006), то их количественные отношения в нормально функционирующей матке должны быть четко сбалансированы.

Изменения пространственной организации симпатического нервного аппарата миометрия тела матки в динамике полового цикла характеризуются рядом положительных сопряжений ее оценочных параметров: между пространственной плотностью нервных волокон в составе ПВС I типа и удельной плотностью этих сплетений (R=0,943), между пространственной плотностью волокон в составе сплетений II типа и площадью флуоресцирующего профиля сосудов (R=0,829). Отмечается высокая степень ранговой корреляции изменений удельной плотности ПВС как I, так и II типов и пространственной плотности терминалей (R=1,0 и 0,886, соответственно). В шейке матки хроносопряженность изменений аналогичных параметров ниже.

Анализ динамики в течение полового цикла содержания серотонина и катехоламинов в структурных элементах нервных волокон миометрия тела и шейки матки выявляет высокую сопряженность изменений их уровня как в варикозных расширениях (R=0,943-1,0), так и в межварикозных участках (R=0,943-1,0). Степень сопряжения изменений уровней одноименных биоаминов в варикозах и межварикозах во время цикла колеблется от 0,60 (в волокнах в составе ПВС I типа) до 0,943 (в волокнах в составе ПВС II типа).

Блоком положительных хроносопряжений характеризуются изменения параметров пространственной и биоамингистохимической организации нервных волокон в составе ПВС и терминалей (R=0,6-0,943). В миометрии тела и шейки матки наблюдается высокая ранговая корреляционная связь между изменениями основной части параметров пространственной организации нервного аппарата и содержания биоаминов в нервных волокнах (R=0,771-0,943).

Тучные клетки (ТК) в эндометрии преимущественно одиночные. Некоторые из них локализуются под эпителием слизистой оболочки или непосредственно в нем, единичные – в составе содержимого полости матки. Плотность пространственного распределения флуоресцирующих ТК в эндометрии тела минимальна в метаэструс (0,226±0,01), максимальна – в поздний диэструс (0,487±0,07). В шейке матки минимальные значения этого параметра также отмечаются в метаэструс (0,142±0,02), а максимальные – в поздний эструс (0,218±0,04) и проэструс (0,220±0,01). В миометрии большинство флуоресцирующих ТК располагается рядом с нервными волокнами поодиночке или небольшими группами. Наименьшее их количество в теле матки отмечается в ранний эструс (0,200±0,028), в шейке – в метаэструс (0,194±0,02), наибольшее – в проэструс (в теле 0,581±0,09 и 0,276±0,03 в шейке). В периметрии флуоресцирующие ТК располагаются в основном одиночно. Минимальная плотность их пространственного распределения характерна для раннего эструса (0,136±0,03), а максимум ее отмечается в поздний диэструс (0,200±0,03). В шейке матки этот показатель минимален в метаэструс (0,129±0,02), максимален – в проэструс (0,177±0,02).

Окраска криостатных срезов по Дезага выявляет достоверно большее количество тучных клеток, чем люминесцентная микроскопия. При этом основное количество ТК и в теле, и в шейке органа локализуется в миометрии. Фактически единственной фазой полового цикла, когда в оболочках матки наблюдается значимое увеличение пространственной плотности ТК, выявляемых по методу Дезага, является ранний диэструс. Во все остальные стадии она достоверно не изменяется. В связи с этим можно предположить, что количество ТК в оболочках матки в течение полового цикла (за исключением стадии раннего диэструса) является относительно постоянной величиной. На протяжении полового цикла наблюдается значимое изменение пространственной плотности только флуоресцирующих ТК.

Отсутствие флуоресценции у части клеток может быть связано с инактивацией (экранизацией) в них биоаминов гепарином (Гордон Д.С. и др., 1982).

Изменения плотности ТК, выявляемых методом Дезага, в различных оболочках характеризуются высокой степенью положительного хроносопряжения в течение полового цикла (R=0,829-0,886 в теле и 0,943-1,0 в шейке). Ниже взаимосвязь изменений плотности флуоресцирующих ТК (R=0,6-0,943 в теле и 0,6-0,886 в шейке).

Наибольшая концентрация катехоламинов и серотонина в ТК всех оболочек и тела, и шейки матки отмечается в проэструс (рис.

2). Наименьшие значения этих показателей имеют региональные различия. В эндометрии и миометрии тела матки он отмечается в поздний эструс и метаэструс, в периметрии этой части матки – в ранний эструс. В шейке матки минимальная концентрация биоаминов в ТК выявляется в метаэструс и ранний диэструс.

Во всех оболочках тела матки минимальная концентрация гистамина в ТК отмечается в поздний эструс и метаэструс (рис. 2).

Самый большой уровень гистамина в ТК эндометрия приходится на поздний диэструс и проэструс, миометрия - на ранний диэструс, периметрия – ранний эструс. В шейке матки наименьшее содержание гистамина в ТК всех оболочек определяется в метаэструс. Наиболее высокие уровни этого биоамина в ТК эндометрия и миометрия выявляются в проэструс и ранний эструс, а периметрия - в поздний диэструс.

При сравнении уровня биоаминов в ТК различных оболочек матки самый их высокий уровень в большинстве стадий полового цикла отмечается в миометрии, самый низкий - в эндометрии.

усл.ед. усл.ед.

1,2 Км 1,Км 1,1,Кп Кп 0,0,Кэ 0,0,Кэ 0,0,0,0,0,0,р.э. п.э. мет. р.д. п.д. пр.

р.э. п.э. мет. р.д. п.д. пр.

а б усл.ед. усл.ед.

6,6,См См Сп 5,5,Сп 4,4,Сэ 3,0 Сэ 3,2,0 2,1,0 1,0,0 0,р.э. п.э. мет. р.д. п.д. пр. р.э. п.э. мет. р.д. п.д. пр.

в г усл.ед.

усл.ед.

8,8,Гм Гм 7,7,6,0 6,Гп Гп 5,5,4,4,Гэ Гэ 3,3,2,2,1,1,0,0,р.э. п.э. мет. р.д. п.д. пр.

р.э. п.э. мет. р.д. п.д. пр.

д е Рис. 2. Динамика содержания катехоламинов (К), серотонина (С) и гистамина (Г) в тучных клетках эндометрия (э), миометрия (м), периметрия (п) тела (а, в, д) и шейки (б, г., е) матки крыс в процессе полового цикла. По оси ординат – средняя концентрация биоаминов в усл. ед., по оси абсцисс – стадии полового цикла: р.э. – ранний эструс, п.э. – поздний эструс, мет. – метаэструс, р.д. – ранний диэструс, п.д. – поздний диэструс, пр. – проэструс.

- - достоверность отличий по сравнению с предыдущей стадией На протяжении всего полового цикла наблюдается высокая степень тесноты положительной параметрической линейной корреляции между количеством серотонина и катехоламинов в ТК всех оболочек матки по точкам зондирования (r=0,85-0,95 в теле, r=0,83-0,98 в шейке).

Изменения в течение полового цикла концентраций серотонина и катехоламинов в ТК матки характеризуются высокой степенью положительной ранговой корреляции (R=0,829-1,0).

Установлена также положительная взаимосвязь изменений содержания в ТК гистамина и катехоламинов (R=0,714-0,886), гистамина и серотонина (R=0,60-0,943).

Сравнивая изменения уровня биоаминов в ТК и плотности их пространственного распределения в процессе полового цикла, можно отметить положительную сопряженность динамики концентрации серотонина и катехоламинов с изменениями плотности флуоресцирующих ТК (R=0,657-0,943 в теле матки и 0,60,829 в шейке). Взаимосвязь изменений концентрации гистамина в тучных клетках и плотности флуоресцирующих ТК колеблется от отрицательной в периметрии тела (R=-0,086) до положительной в эндометрии тела (R=0,771), миометрии (R=0,829) и периметрии (R=0,771) шейки.

Макрофагические клетки (МФ) во всех оболочках тела и шейки матки располагаются в основном единично, реже – небольшими скоплениями. В эндометрии некоторые из них располагаются под эпителием или непосредственно в нем, единичные – в составе содержимого полости матки.

Пространственная плотность распределения флуоресцирующих МФ матки характеризуется региональными различиями. В эндометрии тела она минимальна в поздний диэструс (0,168±0,02), максимальна – в ранний эструс (0,595±0,08).

Среднее количество флуоресцирующих МФ в мышечной оболочке по сравнению со слизистой достоверно меньше, но его изменения в процессе полового цикла аналогичны вышеописанным. В периметрии этот показатель достоверно меньше, чем в миометрии, минимален он в проэструс (0,12±0,02), максимален – в поздний эструс (0,179±0,02).

В шейке матки наибольшее количество флуоресцирующих МФ также выявляется в эндометрии, в котором его минимум отмечается в метаэструс (0,234±0,04), а максимум – в ранний эструс (0,475±0,05). В миометрии этот показатель практически не изменяется, а в периметрии он по сравнению с другими оболочками достоверно ниже и минимален в ранний и поздний диэструс (0,14±0,01), а максимален – в поздний эструс (0,192±0,02).

усл.ед.

усл.ед.

1,1,Кп Км Кэ 0,0,Кэ Км Кп 0,0,0,0,0,0,0,0,р.э. п.э. мет. р.д. п.д. пр. р.э. п.э. мет. р.д. п.д. пр.

а б усл. ед.

усл.ед.

4,0 4,Сэ См 3,0 3,Сп Сэ См Сп 2,2,1,0 1,0,0 0,р.э. п.э. мет. р.д. п.д. пр. р.э. п.э. мет. р.д. п.д. пр.

в г усл.ед.

усл. ед.

6,5,Гэ 5,4,Гэ 4,3,Гм 3,Гп 2,2,Гм Гп 1,1,0,0,р.э. п.э. мет. р.д. п.д. пр. р.э. п.э. мет. р.д. п.д. пр.

д е Рис. 3. Динамика содержания катехоламинов (К), серотонина (С) и гистамина (Г) в макрофагах эндометрия (э), миометрия (м), периметрия (п) тела (а, в, д) и шейки (б, г., е) матки крыс в процессе полового цикла. По оси ординат – средняя концентрация биоаминов в усл. ед., по оси абсцисс – стадии полового цикла: р.э. – ранний эструс, п.э. – поздний эструс, мет. – метаэструс, р.д. – ранний диэструс, п.д. – поздний диэструс, пр. – проэструс.

- - достоверность отличий по сравнению с предыдущей стадией Наименьшее содержание биоаминов в МФ тела матки регистрируется в поздний эструс и метаэструс, наибольшее – в поздний диэструс (в эндометрии и миометрии) и проэструс (в периметрии) (рис. 3). В слизистой и мышечной оболочках шейки наибольшее значение уровня биоаминов выявляется в ранний эструс, а в поздний эструс он снижается до минимального. В периметрии минимум этого показателя также характерен для позднего эструса, а его максимум наблюдается в поздний диэструс.

Наибольшие значения показатель сравнительной серотонинкатехоламиновой насыщенности (G) в МФ всех оболочках тела имеет в ранний диэструс и проэструс. Минимальные значения показателя G в МФ эндометрия тела матки наблюдаются в поздний эструс и объясняются они более значительным уменьшением концентрации серотонина. В МФ других оболочек этой части органа минимум индекса G регистрируется в поздний диэструс и обусловлен он уже большим увеличением содержания серотонина.

В МФ эндометрия и периметрия шейки матки динамика индекса G имеет сходный характер, в тоже время в МФ миометрия изменения его величины являются недостоверными.

Содержания серотонина и катехоламинов в макрофагах матки в точках зондирования характеризуются значительной линейной корреляцией во все стадии полового цикла (r=0,66-0,98).

Анализ динамики уровня биоаминов в макрофагах в процессе цикла выявляет во всех оболочках тела и шейки высокую положительную взаимосвязь между изменениями содержания серотонина и катехоламинов (R=0,886-1,0). Сопряженность изменений уровней гистамина и других биоаминов является высокой положительной в эндометрии тела и шейки (R=0,771-1,0), в миометрии (R=0,829) и периметрии (R=0,714-0,771) шейки.

Ранговый корреляционный анализ изменений уровня одноименных биоаминов в ТК и МФ выявляет высокую положительную сопряженность динамики концентрации гистамина в периметрии шейки (R=0,943) и менее значительную в остальных оболочках (R=0,543-0,657). Изменения плотности пространственного распределения флуоресцирующих ТК и МФ в течение цикла характеризуются отрицательной сопряженностью в миометрии тела (R=-0,829), в эндометрии тела (R=-0,6) и миометрии шейки (R=-0,6). Анализ пространственной и гистохимической организации нервного аппарата и ТК миометрия тела в динамике полового цикла демонстрирует сопряженность изменений их оценочных параметров в процессе эстрального цикла (рис. 4). В шейке большинство аналогичных коэффициентов корреляции являются недостоверными.

В клетках поверхностного и железистого эпителиев и содержимом полости матки микроспектрофлуориметрически определяется непостоянное, в отличие от гистамина, содержание серотонина и катехоламинов. Установлено, что гистамин активно участвует в стимулированной эстрогенами пролиферации эпителиоцитов эндометрия (Gunin A. 1998; 2001). Динамика содержания гистамина в клетках поверхностного и железистого эпителиев тела и шейки матки в течение цикла характеризуется однонаправленностью. Максимум его средней концентрации отмечается в проэструс: в теле, соответственно, – 6,945±0,64 и 7,616±0,77 усл.ед., в шейке – 5,290±0,59 и 5,526±0,51 усл.ед.

Минимальный уровень гистамина в поверхностных (ЭП) и железистых (ЭЖ) эпителиоцитах наблюдается в метаэструс: в теле, соответственно, – 2,710±0,22 и 2,945±0,31 усл.ед., в шейке – 2,326±0,24 и 2,165±0,26 усл.ед.

Средняя концентрация гистамина в содержимом полости обоих отделов матки максимальна в проэструс: в теле – 4,099±0,37, в шейке – 2,535±0,30 усл.ед. Наименьшие значения ее в теле регистрируются в ранний диэструс (1,256±0,16 усл.ед.), в шейке – в метаэструс (1,475±0,18 усл.ед.). Содержание гистамина в содержимом полости матки всегда достоверно меньше, чем в клетках эпителия. В ЭЖ и содержимом полости тела матки концентрация гистамина более высокая по сравнению с шейкой.

В течение полового цикла выявляется высокая степень положительной хронозависимости изменений уровня гистамина в ЭП и ЭЖ тела (R=1,0) и шейки (R=0,943). Сопряженность колебаний содержания этого же биоамина в содержимом полости матки с его уровнем в клетках эпителия колеблется от невысокой в теле (R=0,371 для обоих видов эпителиоцитов) до высокой в шейке (R=0,943 в коррелопаре с поверхностными клетками и 1,0 – с железистыми). Изменения в течение полового цикла концентраций гистамина в ЭП и ЭЖ тела характеризуются положительной взаимосвязью с их динамикой в ТК (R= 0,943) и в МФ (R= 0,6) эндометрия. В шейке матки достоверно высоким является только сопряжение изменений уровня гистамина в ЭП и ТК (R=0,829).

а б УП СТК ПФ КТК ГТК ПП ТКФ (Г) ТКД (В) А (Б) Б (А) В ПМФ ГМФ Г ПТ КМФ СМФ в Рис. 4. Циклограммы внутрирегиональных достоверных ранговых корреляций между изменениями оценочных параметров биоаминпозитивных структур эндометрия (а), миометрия (б) и периметрия (в) тела матки. Сплошная связующая линия – положительность корреляции, пунктирная – отрицательность корреляции; ( ) – содержание моноаминов в структурах ПВС; 1 – означает принадлежность к ПВС I типа, 2 – к ПВС II типа.

Микроспектрофлуориметрически во все фазы эстрального цикла дифференцируются катехоламины и гистамин в гладких миоцитах миометрия. Максимальная концентрация катехоламинов определяется в проэструс как в теле (0,236±0,03 усл. ед.), так и в шейке (0,162±0,02 усл.ед.). В теле матки самые высокие уровни гистамина в миоцитах регистрируются в поздний эструс (5,066±0,67 усл.ед.), в шейке – в ранний эструс (5,237±0,0усл.ед.). Обращает внимание минимальное содержание биоамина в ТК миометрия, являющихся, видимо, для гладких миоцитов основным источником гистамина (Szelag A. et al., 2002; Rudolph M.I. et al., 2004).

Минимальное содержание гистамина в миоцитах миометрия наблюдается в ранний диэструс и в теле (1,197±0,15 усл. ед.), и в шейке (2,643±0,25 усл.ед.). Сравнение уровней гистамина в гладких миоцитах мышечной оболочки разных отделов матки демонстрирует не всегда достоверно значимую бльшую насыщенность биоамином клеток шейки.

В результате рангового корреляционного анализа установлено положительное хроносопряжение изменений уровня катехоламинов в миоцитах миометрия и их содержания в тучных клетках (R=0,9в теле и 0,771 в шейке) в процессе полового цикла.

Минимальный уровень флуоресценции односпиральных нуклеиновых кислот в поверхностных и железистых эпителиоцитах эндометрия тела матки установлен в стадию позднего эструса (соответственно, 1,113±0,15 и 1,062±0,12 усл. ед.). Достоверно значимый максимум его в обоих типах клеток наблюдается в проэструс (соответственно, 1,994±0,19 1,992±0,19 усл.ед.).

Интенсивность флуоресценции двуспиральных кислот в ЭП и ЭЖ различается. В ЭП она достоверно минимальна в поздний эструс (5,706±0,55 усл.ед.), а наиболее высокие значения имеет в проэструс (7,823±0,80 усл.ед.). В ЭЖ ее наименьшие значения характерны для раннего эструса (5,478±0,62 усл.ед.), а наибольшие – для проэструса (7,875±0,60 усл.ед.). Величина параметра , равного отношению содержания односпиральных и двуспиральных нуклеиновых кислот по точкам зондирования, в ЭП и ЭЖ минимальна в поздний эструс (соответственно, 0,195±0,02 и 0,193±0,02). Максимальных значений параметр достигает в ранний диэструс (0,282±0,02 и 0,297±0,03), что свидетельствует о высоком уровне секреторных процессов, происходящих в этих клетках под влиянием прогестерона, концентрация которого в крови крыс максимальна (Бабичев В.Н., 1995).

В шейке матки динамика интенсивности флуоресценции одно- и двуспиральных нуклеиновых кислот менее синхронизирована.

Наименьшие ее значения отмечаются в метаэструс: в ЭП – соответственно, 1,363±0,12 и 5,804±0,58 усл.ед., в ЭЖ – 1,306±0,и 5,244±0,58 усл.ед. Максимум флуоресценции односпиральных нуклеиновых кислот выявляется в поздний диэструс (в ЭП – 1,765±0,18 усл.ед., в ЭЖ – 1,832±0,17 усл.ед.). Наиболее высокие уровни флуоресценции двуспиральных нуклеиновых кислот регистрируются в ЭЖ в ранний эструс (7,526±0,74 усл.ед.) и в ЭП в поздний эструс (7,896±0,61 усл.ед.). Изменения параметра в эпителиальных клетках шейки аналогичны таковым в теле матки. В то же время в большинстве стадий полового цикла значения этого показателя в теле значимо выше.

В течение полового цикла между уровнями флуоресценции одно- и двуспиральных нуклеиновых кислот по точкам зондирования во всех видах эпителиальных клеток наблюдаются колебания степени положительной линейной связи от значительной до сильной (r=0,544-0,928).

В теле матки ранговый корреляционный анализ выявляет высокую степень положительного хроносопряжения изменений значений показателя и уровня флуоресценции односпиральных нуклеиновых кислот в течение цикла как в поверхностных эпителиоцитах, так и в железистых (R=0,771).

Ранговый корреляционный анализ выявляет положительную взаимосвязь изменений концентрации гистамина в эпителиоцитах с динамикой интенсивности флуоресценции односпиральных нуклеиновых кислот в процессе полового цикла (R=0,829 в теле и 0,60 в шейке). В теле матки высока степень хроносопряжения изменений содержания катехоламинов и серотонина в ТК и параметров флуоресценции нуклеиновых кислот (интенсивности флуоресценции нуклеиновых кислот, величин параметра ).

Привлекает внимание значительная степень положительной взаимосвязи колебаний концентрации серотонина в МФ и показателя (R=0,771). Высокое положительное хроносопряжение характерно для изменений уровней флуоресценции двуспиральных нуклеиновых кислот и содержания гистамина в ТК слизистой оболочки (R=0,829).

На основании полученных результатов и данных литературы мы предлагаем концепцию функциональной специализации и кооперации структурных компонентов внутриорганного комплекса биоаминового обеспечения матки (рис. 5).

Основной нейрогенный транспорт биоаминов в матке осуществляют нервные волокна в составе ПВС. Они получают нейромедиаторы из экстраорганных источников, частично осуществляют их синтез и обратный захват, перераспределяют между различными регионами органа в соответствии с рабочей нагрузкой. Одновременно ПВС осуществляют рабочую медиацию гладких миоцитов средней оболочки сосудов. Симпатические терминали получают нейромедиаторы от ПВС. В их варикозах может осуществляться захват, синтез и депонирование биоаминов.

Рис. 5. Схема структурно-функциональной специализации и интеграции элементов внутриорганного комплекса биоаминового обеспечения матки. ЭП – эпителиоцит поверхностный, ЭЖ – эпителиоцит железистый, СМ – содержимое просвета матки, МФ – макрофаг, КК – кровеносный капилляр, ЭН – эндотелиоцит, ТК – тучная клетка, МЦ – гладкий миоцит миометрия, СТвар – варикозное расширение симпатической терминали, СТмв – межварикозный участок симпатической терминали, ПВСвар – варикозное расширение ПВС, ПВСмв – межварикозный участок ПВС, С – синтез, Т – транспорт, Ф – функционально полезная утилизация, И – инактивация, В – выведение, Н – накопление, З – захват, (?) – дискуссионность свойства, () – необязательность свойства.

Основными структурами симпатических волокон, осуществляющими эффекторную реализацию нейромедиаторов, являются варикозные расширения, а межварикозные участки выполняют преимущественно транспортную функцию. Уровни биоаминового обмена в топографических сопряжениях «варикозмежварикоз» жестко уравновешены, что позволяет говорить о симпатическом нервном волокне как едином эффекторнотранспортном целом. Жесткая степень линейной корреляции между концентрациями катехоламинов и серотонина в структурных элементах нервных волокон отражает сбалансированность их метаболизма и определяет четкую гармоничность между различными сторонами функциональной деятельности матки во времени полового цикла.

Тучные клетки, по всей видимости, являются основным источником гистамина (Tanaka S. et al., 2005) и дополнительным продуцентом серотонина и катехоламинов (Freeman J.G. et al., 2001;

Eutamene H. et al., 2003). Они осуществляют также поглощение, накопление и инактивацию излишков биоаминов, которые не утилизировались рабочими клетками (Виноградов С.Ю., 1989;

Csaba G. et al., 2003). В связи с этим характерны топографические кооперации ТК и симпатических нервных волокон, а также кровеносных капилляров и несколько реже – с макрофагами.

Макрофагические клетки в системе внутриорганного комплекса биоаминового обеспечения матки осуществляют поглощение, накопление и инактивацию излишков биоаминов.

Можно предположить, что МФ разрушают биоаминпозитивные структуры и накапливают их биоамины. Не исключается возможность синтеза МФ некоторых биоаминов (Hirasawa N., Ohuchi K., 2001; Nakano K., Takamatsu S., 2001; Martins E.Jr. et al., 2004) и транспортировка их между различными участками органа.

Таким образом, МФ могут быть дополнительными источниками как депонированных, так и синтезированных ими биоаминов.

3.2. Биогенные амины перитонеальной жидкости в процессе полового цикла Результаты нашего исследования подтверждают данные о наличии гистамина и серотонина в тучных и макрофагических клетках перитонеальной жидкости (Csaba G. et al., 2003, 2006; Rudd M.L. et al., 2005). Микроспектрофлуориметрически в указанных клетках, а также в жидкостной фазе нами дифференцированы катехоламины.

В мазках перитонеальной жидкости, обработанных с целью выявления серотонина и катехоламинов, визуально хорошо дифференцируются тучные клетки (ТК) по специфической желтозеленой интенсивной флуоресценции зернистости в цитоплазме и нефлуоресцирующему ядру. При исследовании мазков перитонеальной жидкости по методу Кросса с целью выявления гистамина ТК выделяются по интенсивной флуоресценции зеленожелтого цвета. Наиболее высокое содержание серотонина и катехоламинов в ТК наблюдается в ранний эструс (соответственно, 6,306±0,672 и 1,394±0,17 усл.ед.). В последующие стадии цикла оно постепенно снижается и достигает минимального значения в проэструс (3,916±0,378 и 0,813±0,081). Наибольшее содержание гистамина в ТК отмечается в проэструс (9,403±0,93 усл. ед.), наименьшее – в метаэструс (5,394±0,621 усл.ед.).

Минимальный уровень серотонина и катехоламинов в жидкостной фазе отмечается в проэструс (соответственно, 1,842±0,211 и 0,513±0,08 усл.ед.). Максимальная концентрация серотонина выявляется в ранний диэструс (2,934±0,30 усл.ед.), а катехоламинов – в поздний эструс и поздний диэструс (0,819±0,1усл. ед.). Максимум содержания гистамина приходится на ранний (2,719±0,211 усл.ед.) и поздний эструс (2,668±0,299 усл.ед.), минимум – на метаэструс (1,742±0,124 усл.ед.).

Наибольшее содержание серотонина и катехоламинов в макрофагах (МФ) отмечается в поздний диэструс (соответственно, 3,275±0,42 и 0,849±0,095 усл.ед.). Минимальный же уровень серотонина отмечается в метаэструс (1,951±0,2 усл.ед.), катехоламинов – в ранний диэструс (0,457±0,047 усл.ед.). В ранний диэструс наблюдается максимальная концентрация гистамина (2,983±0,286 усл.ед.), а в проэструс – минимальная (1,947±0,1усл.ед.).

Показатель относительной биоаминовой насыщенности перитонеальных ТК (G) имеет наибольшие значения в метаэструс (5,305±0,59), минимальные – в ранний эструс (4,627±0,514) за счет более значительного снижения в клетках концентрации серотонина в эту фазу. Максимум этого показателя в МФ отмечается в ранний диэструс (4,711±0,546) и связан он с уменьшением концентрации катехоламинов. Колебания величины показателя относительной биоаминовой насыщенности жидкостной фазы незначительны.

Минимальные значения плотности пространственного распределения флуоресцирующих макрофагов характерны для раннего диэструса (0,140±0,01). Максимум этого показателя совпадает с наибольшими значениями пространственной плотности тучных клеток – в проэструс (0,434±0,04).

Окрашивание тех же мазков перитонеальной жидкости после флуоресцентно-гистохимического исследования альциановым синим-сафранином (по Дезага) демонстрирует, что не все ТК обладают флуоресценцией. В то же время значимых различий между средними значениями плотности пространственного распределения флуоресцирующих и выявляемых методом Дезага тучных клеток в перитонеальной жидкости не выявлено. Оба параметра в течение полового цикла изменяются однотипно.

Наибольшие их значения отмечаются в проэструс (соответственно, 0,445±0,05 и 0,475±0,049), минимальные – в поздний эструс (0,251±0,03 и 0,278 0,278±0,029).

Значения коэффициентов линейной корреляции показывают сильную степень тесноты положительной связи между содержаниями серотонина и катехоламинов в ТК (r=0,8-0,89), близкую к сильной – в МФ (r=0,523-0,888) и жидкостной фазе (r=0,65-0,83).

Изменения концентраций серотонина и катехоламинов в течение полового цикла характеризуются положительным хроносопряжением: в ТК – R=0,886, в МФ – R=0,943 и в жидкостной фазе R=0,714. Ранговый корреляционный анализ выявляет отрицательную взаимосвязь изменений уровня гистамина в ТК с динамикой содержания в этих клетках серотонина (R=-0,886) и катехоламинов (R=-0,600). Аналогичные данные получены при анализе ранговых корреляций динамики содержания биоаминов в МФ (R=-0,771 и -0,829).

Ранговый корреляционный анализ в процессе полового цикла выявляет блок сопряженностей изменений биоаминового статуса элементов перитонеальной жидкости и структур внутриорганного комплекса биоаминового обеспечения матки, локализующихся в основном в эндометрии и периметрии. Из 36 установленных достоверных корреляций 15 имеют отношение к динамике концентраций гистамина. Обращает внимание высокая положительная хроносопряженность колебаний уровня гистамина в жидкостной фазе перитонеальной жидкости и содержимом полости матки (R=0,771). Изменения содержания гистамина в перитонеальных МФ имеют существенную отрицательную степень сопряжения с динамикой уровня этого биоамина в содержимом полости матки (R=-0,829) и в эпителиоцитах эндометрия (R=0,657). Наблюдается также достоверно высокая степень синхронизации изменений насыщенности гистамином перитонеальных ТК и эпителиоцитов слизистой оболочки матки (R=0,771-0,829). Колебания уровней серотонина и катехоламинов в этих же структурах характеризуются высокими отрицательными хроносопряжениями (R=-0,886). Отметим отрицательную сопряженность колебаний содержания гистамина в перитонеальных МФ и ТК и МФ периметрия шейки (R=-0,886 и -0,771, соответственно). Изменения уровня катехоламинов в указанных клетках характеризуются положительной связью (R=0,829).

3.3. Биоаминпозитивные структуры брыжейки матки в процессе полового цикла В пленочных и криостатных препаратах брыжейки выявляются следующие биоаминпозитивные структуры: тучные клетки, макрофаги, нервные волокна (в основном в составе периваскулярных сплетений).

Популяция тучных клеток (ТК) представлена в основном компактными формами, с плотно упакованными флуоресцирующими гранулами. Только наиболее крупные клетки имеют признаки дегрануляции. Чаще всего ТК имеют вытянутую или округлую форму. Плотность пространственного распределения флуоресцирующих ТК имеет наименьшие значения в метаэструс (0,863±0,09), ранний диэструс (0,880±0,075) и проэструс (0,874±0,08). Наиболее высокие уровни этого показателя характерны для раннего и позднего эструса (соответственно, 1,046±0,11 и 1,031±0,13). Содержание серотонина и катехоламинов в ТК в процессе полового цикла изменяется синхронно и однонаправленно. Наименьший уровень содержания этих биоаминов отмечается в поздний эструс (соответственно, 7,268±0,817 и 1,535±0,149 усл.ед.). Максимальное содержание биоаминов приходится на ранний эструс (9,123±0,905 и 1,969±0,1усл.ед.). Значения показателя относительной биоаминовой насыщенности (G) ТК колеблются в пределах 4,695-4,918 и практически не имеют значимых изменений во времени цикла.

Наиболее высокие показатели среднего содержания гистамина в мезентериальных ТК характерны для раннего диэструса (7,384±0,78 усл.ед.). Минимальное количество этого биоамина в ТК зафиксировано в метаэструсе (5,908±0,59 усл.ед.).

Флуоресцирующие макрофаги по сравнению с тучными клетками выявляются в брыжейке матки значительно реже.

Плотность их пространственного распределения в 4-5 раз меньше по сравнению с таковой ТК. Минимум плотности пространственного распределения МФ, как и ТК, отмечается в метаэструс (0,146±0,018), а вот максимальное количество флуоресцирующих МФ выявляется в проэструс (0,282±0,027).

Содержание серотонина и катехоламинов в МФ минимально в поздний эструс (соответственно, 3,289±0,331 и 0,763±0,072 усл.

ед.). Наибольшие значения этих показателей характерны для раннего диэструса (4,332±0,49 и 0,964±0,094 усл.ед.). Показатель G макрофагов не имеет выраженных изменений в течение цикла. Его значения варьируют в пределах 4,32-4,569 и во все стадии достоверно меньше показателя G тучных клеток.

Уровень гистамина в макрофагах минимален в стадию раннего эструса (2,490±0,29 усл.ед.). Постепенно увеличиваясь, он достигает максимума в поздний диэструс (4,642±0,522 усл.ед.).

Подавляющая часть нервных волокон брыжейки матки находится в составе ПВС. Отмечаются отдельные терминали, отходящие от ПВС. Средняя величина удельной плотности нервных волокон в составе ПВС брыжейки минимальна в метаэструс и ранний диэструс (соответственно, 1,635±0,16 и 1,620±0,146). Наиболее высокие её значения приходятся на поздний диэструс (2,007±0,22).

Наиболее высокие содержания и серотонина, и катехоламинов во всех структурных элементах симпатических сплетений нервных волокон брыжейки матки отмечаются в ранний и поздний эструс, минимальные – в ранний диэструс. Отметим более выраженную динамику содержания нейромедиаторов в межварикозных участках по сравнению с варикозными расширениями.

Показатели относительной биоаминовой насыщенности (G) в варикозах и межварикозах нервных волокон в составе сплетений в течение цикла изменяются незначительно. Максимум их отмечается в поздний диэструс. Показатели сравнительной насыщенности (L) нервных волокон имеют наибольшие значения в ранний эструс.

Несмотря на значительные изменения по фазам цикла уровней биоаминов в биоаминпозитивных структурах брыжейки сохраняется высокая степень линейной корреляции между концентрациями серотонина и катехоламинов в каждой отдельной точке зондирования (r=0,84-0,97).

Изучение характера взаимосвязи изменений содержания биоаминов в мезентериальных ТК в течение полового цикла показывает высокую степень положительного сопряжения динамики уровней серотонина и катехоламинов (R=1,0), в то время как между изменениями концентраций гистамина и серотонина, а также гистамина и катехоламинов установлена отрицательная корреляция (R=-0,714). Выявлена высокая степень положительной корреляции (R=0,943) между колебаниями концентраций серотонина и катехоламинов в МФ брыжейки матки в процессе эстрального цикла. В течение полового цикла выявляется высокая степень положительного сопряжения взаимоизменений уровня медиаторных биоаминов в структурах нервных волокон брыжейки (R>0,89). Установлена высокая степень отрицательных корреляций между изменениями содержания серотонина и катехоламинов в МФ и нервных волокнах (R=-0,829-0,943).

Ранговый корреляционный анализ выявляет незначительное число достоверных сопряжений изменений параметров биоаминпозитивных структур брыжейки и матки. В основном они касаются изменений содержания биоаминов в ТК и МФ.

Взаимосвязь изменений во времени полового цикла насыщенности катехоламинами и серотонином структурных элементов нервных волокон брыжейки и матки невысока.

Практически все они носят отрицательный характер. В частности, наблюдается отрицательная корреляционная тенденция между изменениями концентраций серотонина и катехоламинов в варикозных расширениях ПВС брыжейки и миометрия матки.

3.4. Биогенные амины крови в динамике полового цикла Наименьшее содержание серотонина и катехоламинов в мазках крови наблюдается в метаэструсе (соответственно, 5,133±0,616 и 1,188±0,123 усл. ед.). Максимальный уровень катехоламинов приходится на поздний эструс (1,489±0,111 усл.ед.), а серотонина – на ранний диэструс (6,345±0,655 усл. ед.).

Минимальное содержание гистамина в мазках периферической крови также наблюдается в метаэструсе (5,305±0,59 усл.ед.), а максимальное – в поздний эструс (6,341±0,630 усл.ед.).

Значения коэффициентов линейной корреляции характеризуют взаимосвязь количественных отношений серотонина и катехоламинов в крови по точкам зондирования от слабой положительной в метаэструсе и диэструсе (r=0,408-0,481) до высокой положительной в проэструсе (r=0,781).

Данные рангового корреляционного анализа демонстрируют высокую степень положительного хроносопряжения изменений содержания в крови катехоламинов и гистамина (R=0,943), серотонина и гистамина (R=0,829), катехоламинов и серотонина (R=0,771) в течение всего эстрального цикла.

Динамика содержания биоаминов в крови и клеточных элементах внутриорганного комплекса биоаминового обеспечения матки в процессе полового цикла осуществляются в основном несинхронно. Здесь можно отметить отрицательную тенденцию взаимосвязи между колебаниями концентрации катехоламинов в крови и МФ эндометрия и миометрия шейки матки (R=-0,600).

Выше взаимосвязь изменений уровня серотонина в крови и нервном аппарате матки. Имеется достоверная положительная хроносопряженность динамики колебаний содержания этого биоамина в крови и межварикозных участках нервных волокон в составе ПВС и терминалей тела матки (R=0,771-0,829).

3.5. Биогенные амины влагалищного содержимого и внутриорганный комплекс биоаминового обеспечения матки Наиболее выраженное неспецифическое свечение влагалищных мазков отмечается в эструсе за счет ороговевших эпителиоцитов. Высокой степенью специфической флуоресценции обладают эпителиальные клетки. При использовании метода Фалька-Хилларпа их свечение имеет желтовато-серо-зеленые тона, а при выявлении гистамина – серо-желтые.

Наименьшее содержание во влагалищных мазках катехоламинов и серотонина отмечается в стадии раннего и позднего эструса: катехоламины, соответственно, – 0,136±0,016 и 0,134±0,014 усл.ед., серотонин – 0,625±0,073 и 0,673±0,065 усл.ед.

Максимального значения их уровень достигает в проэструс (катехоламины – 0,334±0,031, серотонин – 1,388±0,145 усл.ед.). В эту же стадию наблюдается и максимум уровня гистамина – 0,865±0,094 усл.ед. Наименьшее содержание этого биоамина отмечается в поздний эструс – 0,341±0,036 усл.ед.

По данным рангового корреляционного анализа установлена высокая степень положительной взаимосвязи изменений в течение цикла содержания катехоламинов и серотонина (R=0,943), катехоламинов и гистамина (R=0,829), гистамина и серотонина (R=0,771). Отметим высокую степень положительного хроносопряжения колебаний содержания гистамина во влагалищном содержимом и эпителиоцитах слизистой оболочки (R=0,714-0,829). Выявляется также тесная положительная связь между изменениями насыщенностью гистамином содержимого влагалища и содержимого полости шейки матки (R=0,829).

3.6. Взаимосвязь изменений оценочных параметров элементов внеорганного комплекса биоаминового обеспечения матки (по данным рангового корреляционного анализа) Ранговый корреляционный анализ выявляет отрицательную взаимосвязь изменений пространственной плотности ТК перитонеальной жидкости и брыжейки матки (R=-0,657-0,886).

Имеется тенденция сопряжения между изменениями насыщенности серотонином и гистамином клеток обеих популяций.

Наблюдается достоверная положительная сопряженность колебаний плотности пространственного распределения макрофагов в перитонеальной жидкости и брыжейке (R=0,771).

Особый интерес представляют данные о взаимосвязи изменений концентрации биоаминов в жидкостной фазе перитонеальной жидкости и структурных элементах брыжейки матки. Из 10 анализируемых ранговых корреляций – 6 являются отрицательными. Здесь необходимо отметить высокую отрицательную корреляцию изменений уровней гистамина в жидкостной фазе и МФ брыжейки (R=-0,771) и отрицательную тенденцию сопряжений между колебаниями уровня катехоламинов в жидкостной фазе и клеточных элементах брыжейки (R=-0,600).

Выявляется положительная тенденция сопряжения между колебаниями содержания серотонина и катехоламинов в крови и жидкостной фазе (R=0,657 и 0,714, соответственно). Наблюдается достоверная отрицательная корреляционная зависимость между изменениями уровней катехоламинов в крови и ТК брыжейки (R=0,771) и положительная тенденция сопряжения колебаний уровня гистамина в крови и ТК (R=0,543).

Сравнение уровней хроносопряжения изменений гистохимических параметров оценки насыщенности одноименными биоаминами структур внутриорганного комплекса биоаминового обеспечения матки и внеорганных элементов демонстрирует более высокую взаимосвязь колебаний содержания гистамина по фазам цикла.

Во внематочной системе биоаминового обмена наиболее высокие коэффициенты корреляции характеризуют взаимоотношения динамики концентрации катехоламинов.

Обращает внимание большое количество достоверных и близких к значимым хроносопряжений между изменениями оценочных параметров биоаминового статуса перитонеальной жидкости и брыжейки матки.

На основании результатов собственных исследований и данных литературы мы предлагаем комплекс внеорганного биоаминового обеспечения матки, состоящий из нескольких звеньев: 1) перитонеальное, 2) мезентериальное, 3) звено периферической крови (рис. 6). Указанные звенья, различающиеся по генезу и составу, осуществляют синтез, захват, функциональную реализацию, накопление, инактивацию и транспорт к структурам матки серотонина, катехоламинов и гистамина. Динамика плотности пространственного распределения биоаминпозитивных структур внеорганного комплекса биоаминового обеспечения матки и концентрации в них серотонина, катехоламинов и гистамина носит фазовый сопряженный во времени полового цикла характер. Изменения пространственных и гистохимических оценочных параметров внеорганного комплекса биоаминового обеспечения характеризуются хроносопряженностью с колебаниями одноименных параметров внутриорганного комплекса биоаминового обеспечения матки.

тучные клетки форменные (С,В,З,И,Д, элементы Ф,Т) (С,И,Д,Т) Перитонеальная Периферическая макрофаги жидкость кровь (З,И,Д,В, плазма Ф,Т) (Д,Т) жидкостная фаза (Д, Т) ВКБО матки Брыжейка матки тучные клетки макрофаги (С,В,З,И,Д, (З,И,Д,В, Периваскулярные Ф,Т) Ф,Т) сплетения (Т,С,И,Д,В,З) Рис. 6. Схема функциональных взаимосвязей внутри-- и внеорганных элементов комплекса биоаминового обеспечения матки крыс. Т – транспорт, С – синтез, Д – депонирование, И – инактивация, В – выведение, З – захват, Ф – функционально полезная утилизация биоаминов.

Нарушения, возникающие в том или ином внеорганном звене, могут привести к изменению внутриорганного биоаминового обмена и стать причиной развития патологии матки. Ведущим фактором в этом процессе может быть не столько изменение абсолютных значений уровня биоаминов в микроокружении эффекторных клеток, сколько нарушение их количественного соотношения.

Таким образом, система биоаминового обеспечения матки представляет собой единую рабочую кооперацию внутри- и внеорганных биоаминпозитивных элементов, обеспечивающих оптимальный режим обмена серотонина, катехоламинов и гистамина при переходах организма на новые уровни гомеостаза, соответствующие фазам половой цикличности.

ВЫВОДЫ 1. В составе оболочек матки крыс интегрирован внутриорганный комплекс биоаминового обеспечения. Он представлен симпатическими нервными волокнами (одиночными и в составе периваскулярных сплетений), тучными клетками, макрофагами, гладкими миоцитами миометрия, покровными и железистыми эпителиоцитами. Микроспектрофлуориметрически в нервных волокнах выявлено наличие серотонина и катехоламинов, а в клеточных элементах – серотонина, катехоламинов и гистамина.

2. Выделен околоорганный комплекс биоаминового обеспечения матки, состоящий из периваскулярных сплетений симпатических нервных волокон, тучных и макрофагических клеток ее брыжейки, биоаминпозитивных элементов периферической крови, тучных и макрофагических клеток, жидкостной фазы перитонеальной жидкости.

Микроспектрофлуориметрически в нервных волокнах дифференцированы серотонин и катехоламины, а в тучных и макрофагических клетках, жидкостной фазе, периферической крови – серотонин, катехоламины и гистамин.

3. В процессе полового цикла установлены закономерности динамики пространственных и гистохимических параметров внутри- и внеорганных комплексов биоаминового обеспечения матки, которые характеризуются сохранением высокой степени положительной линейной корреляции количественных отношений серотонина и катехоламинов по точкам микроспектрофлуориметрического зондирования составляющих структур.

4. Внутриорганный комплекс биоаминового обеспечения матки на протяжении всего цикла характеризуется выраженными региональными особенностями, которые проявляются в различиях плотности пространственного распределения его структурных элементов и содержания в них биоаминов в различных оболочках, а также в достоверной неравнозначности одноименных параметров тела и шейки органа.

5. Циклические изменения параметров биоаминпозитивных структур перитонеальной жидкости и брыжейки матки характеризуются спектром положительных и отрицательных корреляций. Наиболее высокая отрицательная взаимосвязь наблюдается между динамикой плотности пространственного распределения тучных клеток и содержания в них катехоламинов.

6. По фазам овариально-эстрального цикла выявляется достоверная положительная хроносопряженность динамики концентрации серотонина в периферической крови и структурных элементах симпатического нервного аппарата матки. Корреляции изменений концентрации катехоламинов и гистамина в периферической крови и элементах внутриорганного комплекса биоаминового обеспечения матки отсутствуют.

7. В мазках влагалищного содержимого дифференцированы микроспектрофлуориметрически катехоламины, серотонин и гистамин, уровень которых максимален в проэструс. Циклические изменения содержания биоаминов в содержимом влагалища характеризуются высокой степенью положительной ранговой корреляции.

8. Динамика концентрации биоаминов в клеточных элементах внутриорганного комплекса биоаминового обеспечения матки и содержимом влагалища характеризуется спектром положительных корреляций в процессе полового цикла. Наиболее высокой хроносопряженностью характеризуются изменения содержания гистамина в эпителиоцитах эндометрия и влагалищном мазке.

9. Динамика интенсивности флуоресценции одно- и двуспиральных нуклеиновых кислот и величины их соотношения (параметра ) в эпителиальных клетках эндометрия носит колебательный характер и находится в тесном хроносопряжении с колебаниями содержания серотонина и катехоламинов в тучных клетках слизистой оболочки матки в процессе полового цикла.

10. В общей системе нейрогуморальной регуляции матки ее внутри- и внеорганный комплексы биоаминового обеспечения представляют собой единую рабочую кооперацию элементов, определяющих в ней интенсивность обмена серотонина, катехоламинов и гистамина в соответствии с фазами полового цикла.

Список работ, опубликованных по теме диссертации 1. Межклеточные и межтканевые взаимодействия в системе внутриорганного комплекса биоаминового обеспечения / С.Ю.

Виноградов, С.В. Диндяев // Реактивность и регенерация тканей:

Тезисы докладов научной конференции. – Л. : Военно-медицинская академия, 1990. – С. 14.

2. Внутриорганный комплекс биоаминового обеспечения в регуляции адаптационно-компенсаторных процессов / Ю.В.

Погорелов, С.Ю. Виноградов, С.В. Диндяев, Л.А. Томилина, И.Ю.

Торшилова, А.А. Параскун // Актуальные вопросы патологической и нормальной морфологии / Сборник материалов научной конференции. – Ижевск, 1995. – С. 79–80.

3. Нейромедиаторные биоамины в регуляции гистогенеза и регенерации / С.Ю. Виноградов, С.В. Диндяев, Ю.В. Погорелов, А.А. Параскун, И.Ю. Торшилова // Гистогенез и регенерация тканей / Материалы научной конференции. – СПб. : Военномедицинская академия, 1995. – С. 62.

4. Участие макрофагов и тканевых базофилов в нейромедиаторном обеспечении адаптационно-компенсаторных процессов / Ю.В. Погорелов, С.Ю. Виноградов, С.В. Диндяев, Л.А.

Томилина, И.Ю. Торшилова // Морфология. – 1996. – Т. 109, № 2. – С. 80.

5. Некоторые аспекты нейромедиаторного биоаминового обеспечения матки / С.В. Диндяев, Л.А. Цветкова, М.Р. Гринева // Морфология. – 2000. – Т. 117, № 3. – С. 41–42.

6. Изменения нейромедиаторного обеспечения матки в течение эстрального цикла у крыс / М.Р. Гринева, С.В. Диндяев, Л.А. Томилина, И.Ю. Торшилова // Современные проблемы нейробиологии. Исследования висцеральных систем и их регуляция в возрастном аспекте: III Международный симпозиум 21-22 июня 2001 г., Саранск: Тезисы докладов. – Саранск: изд-во Мордовского ун-та, 2001. – С. 96–97.

7. Нейромедиаторные биогенные амины в регуляции женской репродуктивной системы / Ю.В. Погорелов, С.Ю. Виноградов, С.В.

Диндяев, М.Р. Гринева // Компенсаторно-приспособительные процессы: фундаментальные и клинические аспекты: Материалы Всероссийской конференции, 4-6 ноября 2002. – Новосибирск, 2002. – С. 160–161.

8. Уровень биогенных аминов в биологических жидкостях у женщин с невынашиванием беременности в первом триместре / А.О. Назарова, С.В. Диндяев, М.В. Адамова //Актуальные проблемы лабораторной и функциональной диагностики в акушерстве, гинекологии и перинатологии: Материалы научнопрактической конференции. – Иваново, 2002. – С. 85–87.

9. Внутриорганный структурно-функциональный комплекс биоаминового обеспечения морфогенеза / С.Ю. Виноградов, Ю.В.

Погорелов, С.В. Диндяев, А.А. Параскун, И.Ю. Торшилова, М.Р.

Гринева // Гистология и эмбриогенез периферической нервной системы: Материалы научной конференции. – Киев: НМУ, 2004. – С. 31–32.

10. Некоторые аспекты нейромедиаторного биоаминового обеспечения матки крыс / С.В. Диндяев // Гистология и эмбриогенез периферической нервной системы: Материалы научной конференции. – Киев: НМУ, 2004. – С. 38.

11. Некоторые аспекты участия нейромедиаторных биоаминов в компенсаторно-приспособительных процессах матки крыс во время полового цикла / С.В. Диндяев, Е.А. Ткачева, А.С. Кротов // Компенсаторно-приспособительные процессы: фундаментальные, экологические и клинические аспекты: Материалы Всероссийской конференции. – Новосибирск, 2004. – С. 114.

12. Содержание серотонина и катехоламинов в перитонеальной жидкости и тучных клетках брыжейки матки в течение эстрального цикла / С.В. Диндяев, Е.А. Ткачева, А.С.

Кротов // Актуальные проблемы биологии, медицины и экологии:

Сборник научных работ. – Томск, 2004. – Т. 3, № 1-3. – С. 96–97.

13. Флуоресцентно-гистохимическое выявление катехоламинов и серотонина / С.В. Диндяев, С.Ю. Виноградов, Ю.В. Погорелов, И.Ю. Торшилова, А.А. Параскун // Актуальные проблемы биологии, медицины и экологии: Сборник научных работ. – Томск, 2004. – Т. 4, № 1. – С. 84–85.

14. Биогенные амины крови и перитонеальной жидкости крыс в процессе полового цикла / С.В. Диндяев, С.Ю. Виноградов, Е.А.

Ткачева, А.С. Кротов, М.В. Стегнин, А.Н. Шабайкин // Естествознание и гуманизм: Сборник научных работ. – Томск, 2005. – Т. 2, № 4. – С. 46–47.

15. Некоторые аспекты биоаминового обеспечения матки в процессе полового цикла / С.В. Диндяев, Е.А. Ткачева, А.С.

Кротов, М.В. Стегнин, А.Н. Шабайкин // Естествознание и гуманизм: Сборник научных работ. – Томск, 2005. – Т. 2, № 3. – С.

64–66.

16. Некоторые аспекты биоаминового обеспечения матки крыс / С.В. Диндяев // Бабухинские чтения: Материалы 4-й Всероссийской конференции. – Орел, 2005. – С. 60–62.

17. Биоаминпозитивные структуры матки крыс в процессе полового цикла / С.В. Диндяев, С.Ю. Виноградов // Вестник Ивановской медицинской академии. – 2006. – Т. 11, № 3-4. – С. 25– 30.

18. Биогенные амины в системе нейрогуморальной регуляции матки во время полового цикла / С.Ю. Виноградов, С.В. Диндяев // Бабухинские чтения в Орле 5-7 июня 2006 г.: Материалы 5-й Всероссийской конференции. – Москва, 2006. – С. 47–49.

19. Биогенные амины крови и перитонеальной жидкости крыс в процессе полового цикла / С.В. Диндяев, С.Ю. Виноградов // Курский научно-практический журнал «Человек и его здоровье». – 2006. – № 3. – С. 5–10.

20. Внутри- и внеорганное обеспечение процессов морфогенеза матки крыс / С.В. Диндяев, С.Ю. Виноградов // VIII Конгресс МАМ.: Материалы Конгресса. – Морфология. – 2006. – Т.

129, № 4. – С. 45.

21. Гистохимическая характеристика биоаминпозитивных структур брыжейки матки крыс в процессе полового цикла / С.В.

Диндяев, М.В. Стегнин, Е.А. Ткачева, А.С. Кротов, А.Н. Шабайкин // Научная конференция «II Должановские морфологические чтения»: Материалы конференции. – Старый Оскол: ИПК «Кириллица», 2006. – С. 74–79.

22. Симпатическая иннервация матки крыс в динамике эстрального цикла / С.Ю. Виноградов, С.В. Диндяев // V Международная конференция по функциональной нейроморфологии «Колосовские чтения-2006»: Материалы конференции. – Морфология. – 2006. – Т. 129, № 2. – С. 28.

23. Структурная организация внутриорганного биоаминового обеспечения некоторых внутренних органов в динамике полового цикла / С.Ю. Виноградов, С.В. Диндяев, И.Ю. Торшилова // VIII Конгресс МАМ.: Материалы Конгресса. - Морфология. – 2006. – Т.

129, № 4. – С. 32.

24. Экстраорганные элементы в системе биоаминового обеспечения матки крыс в процессе полового цикла / С.В.

Диндяев, С.Ю. Виноградов // VII Международная научнопрактическая конференция «Здоровье и образование в XXI веке»:

Материалы конференции. – Москва, 2006. – С. 164-165.

25. Биоаминпозитивные структуры брыжейки матки крыс и их изменения в половом цикле / С.В. Диндяев, С.Ю. Виноградов // Морфология. – 2007. – Т. 132, № 5. – С. 80–83.

26. Внеорганные структуры в системе биоаминового обеспечения матки во время полового цикла / С.В. Диндяев // Современные наукоемкие технологии. – 2007. – № 10. – С. 77–78.

27. Внеорганные структуры в системе регуляции биоаминового обмена матки / С.В. Диндяев // Фундаментальные исследования. – 2007. – № 10. – С. 15–20.

28. Гистохимическая и структурно-пространственная организация симпатического нервного аппарата миометрия тела матки крыс в процессе полового цикла / С.В. Диндяев, С.Ю.

Виноградов // Актуальные проблемы морфологии: Сборник научных трудов. – Красноярск: Изд-во КрасГМА, 2007. – С. 48–50.

29. Гистохимическая характеристика симпатического нервного аппарата тела матки крыс в различные фазы эстрального цикла / С.В. Диндяев // Медицинские науки. – 2007. – № 5. – С. 57– 59.

30. Динамика биогенных аминов в структурах брыжейки матки крыс в процессе полового цикла / С.В. Диндяев, С.Ю.

Виноградов // Казанский медицинский журнал. – 2007. – Т. 89, № 6.

– С. 639–640.

31. Динамика содержания биогенных аминов и нуклеиновых кислот в структурах эндометрия матки крыс в половом цикле / С.В.

Диндяев // Конференция, посвященная 100-летию Л.И.Фалина:

Материалы конференции. – Морфология. – 2007. – Т. 131, № 3. – С.

65–66.

32. Интраорганное биоаминовое обеспечение процессов гистогенеза матки крыс в течение полового цикла / С.В. Диндяев, С.Ю. Виноградов // Конференция, посвященная 100-летию Л.И.Фалина: Материалы конференции. – Морфология. – 2007. – Т.

131, № 3. – С. 66.

33. Макрофаги в системе биоаминового обеспечения тела матки крыс в течение полового цикла / С.В. Диндяев // Фундаментальные исследования. – 2007. – № 11. – С. 16–20.

34. Морфологические аспекты внутри- и внеорганного биоаминового обеспечения матки крыс в процессе полового цикла / С.В. Диндяев, С.Ю. Виноградов // Современные проблемы науки и образования. – 2008. – № 6. – С. 9.

35. Морфологические аспекты обмена биоаминов в эндометрии крыс в процессе полового цикла / С.В. Диндяев, С.Ю.

Виноградов // Сибирское медицинское обозрение: ежеквартальный медицинский журнал. – 2007. – № 3. – С. 15–17.

36. Морфофункциональная характеристика биоаминового обмена и содержания нуклеиновых кислот в структурах эндометрия тела матки крыс во времени полового цикла / С.В. Диндяев, С.Ю.

Виноградов // Вестник Российского Университета Дружбы народов.

Серия «Медицина». – 2007. – № 6. – С. 266–270.

37. Морфофункциональная характеристика внутриорганного комплекса биоаминового обеспечения (ВКБО) матки / С.В.Диндяев // Здоровье и образование в XXI веке: Материалы VIII Международного Конгресса. – Москва, 2007. – С. 240–241.

38. Морфофункциональные аспекты обмена биогенных аминов в миометрии матки крыс в процессе полового цикла / С.В.

Диндяев, С.Ю. Виноградов // Вестник Ивановской медицинской академии. – 2007. – Т. 12, № 1-2. – С. 19–25.

39. Преобразования биоаминпозитивных структур некоторых органов половой и эндокринной систем самок лабораторных животных в репродуктивном периоде онтогенеза / С.Ю.

Виноградов, С.В. Диндяев, И.Ю. Торшилова // Международная научная конференция, посвященная 450-летию г. Астрахани:

Материалы конференции. - Астраханский медицинский журнал. – 2007. – Т. 2, № 2. – С. 47–48.

40. Структурное обеспечение обмена биоаминов в эндометрии крыс в процессе полового цикла / С.В. Диндяев, С.Ю. Виноградов // Морфологические ведомости. – 2007. – № 1-2. – С. 55–57.

41. Тучные клетки эндометрия матки крыс в системе ее биоаминового обмена / С.В. Диндяев // Успехи современного естествознания. – 2007. – № 10. – С. 26–30.

42. Симпатический нервный аппарат матки крысы в динамике полового цикла / С.В. Диндяев, С.Ю. Виноградов // Физиологический журнал им. И.М. Сеченова. – 2008. – Т. 94, № 1. – С. 117–122.

43. Околоорганный комплекс биоаминового обеспечения матки крыс в различные фазы полового цикла / С.Ю. Виноградов, С.В. Диндяев // Морфология в теории и практике: Материалы Всероссийской конференции, посвященной 85-летию со дня рождения Д.С.Гордон. – Чебоксары: изд-во Чуваш. ун-та, 2008. – С.

56–58.

44. Симпатический нервный аппарат органов эндокринной и репродуктивной систем в течение полового цикла: Матер. докладов IX Конгресса МАМ / С.Ю. Виноградов, С.В. Диндяев, И.Ю.

Торшилова // Морфология. – 2008. – Т. 133, № 2. – С. 25.

Резюме С помощью флуоресцентно-гистохимических и цитофотометрических методов исследования проведено комплексное изучение внутри- и внеорганных структур, принимающих участие в биоаминовом (серотонин-катехоламингистаминовом) обеспечении процессов морфогенеза матки крыс в течение полового цикла. Внутриорганные элементы (периваскулярные сплетения, одиночные нервные волокна, тучные клетки, макрофаги, гладкие миоциты миометрия, покровные и железистые эпителиоциты) функционально объединяются в единый внутриорганный комплекс биоаминового обеспечения матки.

Выявлены взаимосвязи изменений в процессе полового цикла оценочных параметров внутриорганного комплекса и внеорганных элементов – периферической крови, перитонеальной жидкости (тучные клетки, макрофаги, внеклеточная часть), брыжейки матки (нервные волокна, тучные клетки, макрофаги). Установлено, что система биоаминового обеспечения матки представляет собой единую рабочую кооперацию гетерогенных и гетероморфных внутри- и внеорганных биоаминпозитивных элементов.

Abstract Complex study of intra- and extraorganic structures which participate in bioamines (namely serotonine-cathecholamine-histamine) supply of the processes for uterus morphogenesis during sexual cycle was carried out in rats. Intraorganic elements (perivascular plexus, solitary neural fibers, mast cells, macrophages, myometrium smooth myocytes, integmentary and glandular epitheliocytes) are functionally combined into common intraorganic complex of uterus bioamines supply. It is revealed that changes of intraorganic complex parameters and those of extraorganic elements are correlated - peripheral blood, peritoneal fluid (mast cells, macrophages, extracellular part), uterus mesometrium (neural fibers, mast cells, macrophages). We determined that uterus bioamines supply system was the common working cooperation of heterogenous and heteromorphic intra- and extraorganic bioaminepositive elements.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.