WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

КЛИТОЧЕНКО ГРИГОРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

ФОРМИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОРКОВО-ПОДКОРКОВЫХ СТРУКТУР ГОЛОВНОГО МОЗГА У ДЕТЕЙ, МЕХАНИЗМЫ РАЗВИТИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ОТКЛОНЕНИЙ И ИХ КОРРЕКЦИЯ

03.03.01 - ФИЗИОЛОГИЯ

АВТОРЕФЕРАТ

ДИССЕРТАЦИИ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ

ДОКТОРА МЕДИЦИНСКИХ НАУК

Волгоград 2010

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

Научный консультант: доктор медицинских наук,

  профессор Клаучек Сергей Всеволодович

Официальные оппоненты: доктор медицинских наук, профессор

Захарьева Наталья Николаевна,

доктор медицинских наук, профессор

Краюшкин Сергей Иванович,

доктор медицинских наук, профессор

  Киричук Вячеслав Федорович

Ведущая организация: Российский университет Дружбы Народов

Защита состоится «__»_________2010 г. в____ч. на заседании Диссертационного Совета Д _____________ ГОУ ВПО «Волгоградский государственный медицинский университет Росздрава» (400131, г. Волгоград, пл. Павших борцов,1)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Волгоградский государственный медицинский университет Росздрава»

  Автореферат разослан «  »  2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

профессор М.Д. Ковалева

Актуальность проблемы.

За последние годы накоплен достаточно большой материал, касающийся исследования нейроморфологических и нейрофизиологических характеристик физиологического онтогенеза (Дубровинская Н.В., с соавт., 2000, Глозман Ж.М., 2009). Тем не менее, задача выяснения механизмов развития функций головного мозга человека еще далека от своего разрешения (Горбачевская Н.Л., 2000). В частности, особый интерес представляют нейрофизиологические механизмы различных функций ЦНС, которые можно рассматривать как механизмы избирательной модуляции активности мозговых структур разного уровня, участвующих в той или иной деятельности (Мачинская Р.И., 2001). Формирование адаптивных возможностей ребенка обусловлено общебиологическими закономерностями, к которым относятся: функциональная целостность и надежность организма, пластичность физиологических систем и процессов, функциональная оптимизация и гетерохронность развития систем жизнеобеспечения и их регуляторов, критические периоды развития. Формирование адаптивных возможностей ребенка осуществляется на основе психофизиологических механизмов, как на наследственно детерминируемых уровнях, так и на условно-рефлекторном (целенаправленные формы поведения) (Анохин П.К., 1980, Смирнов В.М., 2000, Быструшкин С.К., 2007). Во всем мире отмечается резкое увеличение популяции детей в состоянии, пограничном между нормой и патологией, демонстрирующих выраженные признаки дезадаптивного поведения и трудности обучения – своего рода "нижненормативный тип развития" (Глозман Ж.М., 2009), составляющий группу риска последующего патологического развития. При этом, говоря о норме в случае развития ЦНС ребенка, следует учитывать, что она характеризуется неравномерностью развития высших психических функций. В связи с этим ряд исследователей (Пальчик А.Б., 2002, Prechtl H.F.R., 1997) предлагают рассматривать явления, связанные с нервной деятельностью ребенка, как оптимальные либо субоптимальные.

Очевидно, что проявление функционального дефицита в развитии какой-либо функции может иметь сложнейшую многофакторную структуру психофизиологических механизмов, определяющих его нарушение. Различные структуры мозга, их взаимодействие и, следовательно, психические функции достигают полного развития в разном возрасте и специфическим образом определяют особенности ребенка (Глозман Ж.М., 2009). При различии темпов развития функциональных систем возникают гетерохронии развития (Лебединский В. В.,  1985, Дубровинская Н.В., с соавт., 2000, Сиротюк А.Л., 2003). Гетерохрония проявляется неравномерностью развития функциональных систем, что должно отвечать необходимости соответствовать изменяющимся формам взаимодействия ребенка с окружающей средой. Тем не менее, утверждается, что гетерохронии развития функциональных систем могут стать основой парциальных задержек моторного, речевого или психического развития (Пальчик А.Б., 2002, Дубровинская Н.В., с соавт., 2000, Глозман Ж.М., 2009).

Состояния недостаточной зрелости регуляторных структур головного мозга ребенка, определяющие снижение адаптации, нуждаются в коррекционных мероприятиях (Цветкова Л.С., 2000, Архипов Б.А. с соавт., 1998, Шевченко Ю.С., 1998). Имеются многочисленные свидетельства того, что ритмические или частотно-модулированные сенсорные раздражения даже малой интенсивности могут сопровождаться выраженными электрофизиологическими, нейропсихологическими и поведенческими эффектами (Anderson D., 1989; Campbell S. S. et al., 1995; Kumano H. et al., 1996, Сидоренко А.В., 2002, Макаров С.В., 2005). Данные эффекты определяются повышенной чувствительностью центральной нервной системы к воздействиям физических факторов колебательно-волновой природы, резонансными механизмами взаимодействия низкочастотных прерывистых раздражений с эндогенными ритмическими процессами организма (Федотчев А.И., Бондарь А.Т., 1996). Таким образом, коррекция функционального состояния человека на основе биорезонансного принципа - это современный немедикаментозный подход к совершенствованию нормальных и коррекции нарушенных или работающих не оптимально функций организма, базирующийся на целенаправленной активации его резервных возможностей, который может быть применен и у детей (Федотчев А.И. с соавт., 2000; Гондарева Л.Н. с соавт., 2003).

Цель и задачи работы.

Целью исследования является установление закономерностей развития функциональной активности головного мозга у детей с различной степенью зрелости регуляторных структур и разработка алгоритма коррекционного ритмического воздействия на ЦНС.

Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:

- исследовать нейрофизиологические особенности ЦНС детей в возрасте от 1 до 15 лет с признаками различной степени зрелости регуляторных структур головного мозга;

- выявить основные закономерности развития корково-подкорковых структур, влияющих на адаптацию ребенка в различные возрастные периоды;

- определить основные признаки изменения ритмической  активности мозга, сопровождающие различные проявления снижения функций корково-подкорковых структур головного мозга.

- осуществить поиск оптимальной методики функционального воздействия на ритмическую активность головного мозга с целью улучшения функциональной активности ЦНС (на примере детей младшего школьного возраста со снижением функции внимания).

- изучить механизмы коррекционного резонансного воздействия на ЦНС для нивелирования признаков дизримии у детей.

- разработать рекомендации по оценке и прогнозированию функционального состояния головного мозга детей разных возрастных групп и коррекции этих состояний с использованием резонансных методов (ритмическое цветозвуковое воздействие и методика биологической обратной связи по показателю дыхательной аритмии сердца).

Научная новизна полученных результатов.

Впервые установлены нейрофизиологические особенности биоэлектрической активности головного мозга детей разных возрастов с использованием  функциональных проб и современных методик компьютерной обработки ЭЭГ, таких, как кросс-корреляционный анализ межцентральных взаимодействий, выделены особенности и закономерности динамики биоэлектрической активности в каждый из них.

Впервые показана связь ритмической активности, определяемой деятельностью регуляторных структур головного мозга и конкретных проявлений недостаточности функциональной активности ЦНС в разные возрастные периоды.

Впервые прослежена динамика взаимодействия корково-подкорковых структур, обеспечивающих сходные проявления функциональной недостаточности ЦНС в разные возрастные периоды.

Впервые показана динамика признаков незрелости регуляторных структур головного мозга в зависимости от возраста ребенка и характер дизритмии, сопровождающий каждый из них в различных возрастных периодах.

Разработаны коррекционные методы, направленные на  повышение функциональной активности ЦНС путем резонансного воздействия на ритмическую активность головного мозга.

Определен перечень показаний и противопоказаний для применения резонансных коррекционных методов у детей.

Предложено объяснение выбора наиболее благоприятного возраста для проведения коррекционных мероприятий, основанных на принципе резонансного воздействия на ЦНС.

Изучены механизмы, лежащие в основе функциональной коррекции ЦНС с использованием высоко- и низкочастотного резонансного воздействия.

Личное участие автора в получении научных результатов.

Автором спланированы и проведены исследования, направленные на изучение исследования, направлена на исследование закономерностей механизмов формирования деятельности регуляторных структур головного мозга в онтогенезе, выявление признаков дизритмии биоэлектрической активности головного мозга как коррелятов неравномерного созревания структур мозга у детей, сопровождающегося снижением адаптации, и разработку методов физиологического коррекционного воздействия на ритмическую активность головного мозга с целью повышения функциональной активности ЦНС.

Автором выполнено большинство электроэнцефалографических исследований и их анализ.

Автором предложены и введены в практику методики физиологической коррекции функций ЦНС, основанные на резонансных принципах.

Автором самостоятельно проводился статистический анализ полученных данных.

Степень обоснованности научных положений, рекомендаций и выводов, полученных соискателем.

Надежность и достоверность полученных результатов и выводов обеспечиваются применением методов регистрации и обработки данных, адекватных предмету и задачам настоящего исследования, организацией экспериментов в соответствии со стандартами экспериментальной физиологии, системностью исследовательских процедур, тщательностью качественного и количественного анализа материалов, а также использованием при обработке результатов эксперимента современных статистических методов, отвечающих специфике полученных эмпирических данных.

Практическая значимость. 

По результатам исследования разработаны практические рекомендации по диагностике функционального состояния головного мозга детей разных возрастных групп. Определена эффективность использования при коррекции снижения функции внимания у детей младшего школьного возраста таких коррекционных методов, как ритмическое цветозвуковое воздействие и методика биологической обратной связи по показателю дыхательной аритмии сердца. Полученные результаты внедрены в учебный курс на кафедрах нормальной физиологии, а также курса детской неврологии кафедры детских болезней педиатрического факультета ВолГМУ, в практику психологов, психиатров и невропатологов, работающих с детьми, а также использованы для помощи в педагогической работе с детьми, испытывающими трудности в обучении.

Работа частично поддержана грантами Президента Российской Федерации для поддержки молодых российских ученых и ведущих научных школ Российской Федерации (грант № МК-4488-2004.7), а также Российского Фонда Фундаментальных Исследований (грант № 08-04-12031-офи).

Апробация полученных результатов.

Основные положения диссертационной работы изложены на научной конференции, посвященной 125-летию со дня рождения А.А.Ухтомского, (Волгоград, 2001 г), на Х международном симпозиуме «Эколого-физиологические проблемы адаптации» (Москва, 2001 г.), на научно-практической конференции, посвященной 150-летию со дня рождения Н.Е.Введенского (Волгоград, 2002 г.), на Круглом столе Всероссийской научно-практической конференции "Медико-биологические и психолого-педагогические аспекты адаптации и социализации человека" (Волгоград,  2002 г.), на научно-практической конференции, посвященной 60-летию Сталинградской битвы (Волгоград, 2003 г.), на XI межвузовской конференции молодых ученых «Актуальные проблемы патофизиологии» (Санкт-Петербург, 2005), на Всероссийской конференции молодых исследователей (Санкт-Петербург, 2005), на I Международной Пироговской студенческой научной медицинской конференции (Москва, 2006), на 60 юбилейной научно-практической конференции «Актуальні проблеми сучасної медицини» (Киев, 2006 г.), на XIV международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых "Ломоносов" (Москва, 2007 г.), пятой и шестой международных научных конференциях студентов и молодых ученых "Актуальные вопросы спортивной медицины, лечебной физической культуры, физиотерапии и курортологии" (Москва, 2006, 2007 г.), на XIV Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство» (Москва, 2007 г.), на 67 открытой научно-практической конференции с международным участием "Актуальные проблемы экспериментальной и клинической медицины" (Волгоград, 2009 г.), на XIV международном симпозиуме "Эколого-физиологические проблемы адаптации" (Москва, 2009 г.), на научно-практической конференции "Демографическая политика в Волгоградской области. Перспективы развития" (Волгоград, 2009 г.), на XIV конгрессе педиатров России с международным участием «Актуальные проблемы педиатрии» (Москва, 2010 г.), на Всероссийской  научно-практической  конференции  с  международным  участием "Актуальные  проблемы  современной  науки  и  образования" (Уфа, 2010 г.).

Положения, выносимые на защиту.

1. Нейрофизиологические механизмы, обеспечивающие полноценное функционирование ЦНС у детей более раннего возраста, оказываются недостаточными в ходе дальнейшего развития. Синхронизированная активность в диапазоне низких частот электроэнцефалограммы отражает формирование условий, неадекватных для эффективного протекания в неокортексе информационных процессов. Доминирование на ЭЭГ альфа- и бета- частот и снижение пространственной синхронизации биопотенциалов могут свидетельствовать о формировании более адекватных условий функционирования коры.

2. В большинстве случаев для детей с недостаточной сформированностью нейрофизиологических механизмов психических функций характерно преобладание активности, связанной с деятельностью  каудального отдела ствола мозга. При этом в определенные возрастные периоды может повышаться активность мезэнцефальных (7-9 лет) и диэнцефальных (10-12, 13-15 лет) структур.

3. Для формирования межцентральных взаимодействий в коре головного мозга ребенка в онтогенезе характерными являются наличие фокуса положительной кросс-корреляции в левой лобной области и отрицательной – в правой, постепенное снижение выраженности синхронизирующих процессов и преобладание все более высокочастотной активности. Возможными вариантами отклонения от этого процесса являются:  повышение синхронизации корковой активности; нарушение межполушарной асимметрии; появление дополнительных фокусов кросс-корреляции. Указанные изменения могут сочетаться между собой.

4. Особенности усвоения ритма при ритмической фотостимуляции у детей с признаками функциональной незрелости регуляторных структур характеризуются более широким диапазоном усвоения ритмов, чем в контрольной группе; усвоением ритмов только низкой частоты; более частым усвоением медленных ритмов в передних (лобных, центральных и височных) областях; образованием высоких гармоник различных частот к предъявляемому ритму низкой частоты.

5. При выявлении у детей недостаточности какой-либо функции, возрастом, оптимальным для коррекционных мероприятий следует считать возраст 7 лет. Это связано с тем, что в указанном возрасте отмечается наибольшая выраженность реактивности головного мозга. При этом коррекционные мероприятия у детей желательно проводить в максимальном объеме до достижения возраста 13-15 лет, когда будет необходим более высокий их объем и снижена эффективность за счет максимальных расхождений по основным показателям электроэнцефалограммы между контрольной группой и группами детей со снижением функций ЦНС.

6. Целенаправленная коррекция биоритмической активности головного мозга желаемой направленности помощи внешнего вовлечения нейронов коры и более глубоких регуляторных структур в осцилляторную активность в режиме ритмов, оптимальных для их функционирования, создает оптимизирующий эффект при психофизиологической коррекции у детей со снижением функции внимания, заключающийся  в положительной динамике показателей биоэлектрической активности головного мозга, а также  улучшением показателей аттенционной функции.

Публикации.

По теме диссертации опубликованы 32 печатные работы,  в том числе 1 монография, из них 10 статей в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ.

Структура и объём  диссертации.

Диссертационная работа изложена на 387 страницах текста компьютерного набора и состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследования, результатов собственных исследований (4 глав), обсуждения результатов, выводов, практических рекомендаций, списка литературы. Работа иллюстрирована 96 таблицами и 62 рисунками. Библиографический список включает 486 источников, из которых 163 публикации иностранных авторов.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Были изучены данные анамнеза, неврологического и психологического обследования, а также данные электроэнцефалограмм 807 детей в возрасте от 1 месяца до 16 лет, направленных на обследование или консультацию в социально-реабилитационный центр «Нежность» и детскую клиническую больницу №8  неврологами, психиатрами и психологами Волгограда, Волгоградской и Астраханской областей. Проанализированы 495 параметров психологического тестирования, 99 электроэнцефалографических кривых.

Алгоритм обследования включал в себя:

1. Сбор анамнеза, неврологическое и психологическое обследование детей.

2. Разделение детей на группы по результатам обследования.

3. Регистрацию электроэнцефалограммы.

4. В группе детей в возрасте 1-3 года с нарушением мышечного тонуса – регистрацию электромиограммы.

5. Сравнительную оценку с использованием программных средств показателей биоэлектрической активности мозга на всех этапах наблюдения.

6. Исследование показателей сердечно-сосудистой и дыхательной систем, по которым проводилась коррекция с использованием метода биологической обратной связи.

В итоге проанализированы данные анамнеза у 893 детей, 1062 электроэнцефалографических кривых, 22 электромиографических кривых.

Обследования проводились у детей в возрасте 1-3 года (раннее детство, преддошкольный возраст), 4-6 лет (первое детство, дошкольный возраст), 7-9 лет (младший школьный возраст), 10-12 лет (препубертатный возраст), 13-15 лет (пубертатный возраст) с различной степенью зрелости корково-подкорковых структур;

лиц контрольных групп при коррекции;

в группах до и после психофизиологической коррекции методом цветозвукового воздействия и методом биологической обратной связи.

Заключение о состоянии психического здоровья делалось на основании данных диспансеризации и текущих медосмотров.

При анализе электроэнцефалограммы использовались следующие методы:

1. Визуальный анализ кривой.

2. Картирование волновой активности. Метод позволяет оценить пространственное распределение ритмов, оценки значимых коэффициентов асимметрии по отведениям.

  3. Спектральный анализ кривой с представлением данных в виде графика, гистограммы и таблицы.

4. Методика трехмерной локализации дипольного источника.

  5. Кросс-корреляционный анализ межцентральных взаимодействий.

При электромиографическом обследовании использовался метод регистрации поверхностной (интерференционной) миографии, исследующий суммарную биоэлектрическую активность мышц в покое и при различных режимах напряжения. Регистрация проводилась биполярными электродами с прямой мышцы бедра и двуглавой мышцы плеча в режимах покоя и  максимального мышечного напряжения. Исследовались следующие показатели:

- общая описательная характеристика кривой в покое и при мышечном сокращении;

- абсолютное значение максимальной и средней амплитуды ЭМГ (мкВ);

- значение средней частоты кривой при максимальном мышечном сокращении (Гц);

- построение огибающей электромиограммы (мкВ*с). (Команцев В.Н., Заболотных В.А., 2001).

Для проведения коррекционных мероприятий были выбраны дети младшего школьного возраста с признаками снижения функции внимания.

Все обследования этих детей проводились в два этапа.

1 этап - психологическое тестирование. Перед началом исследования обследуемому разъяснялись задачи тестирования, уточнялась последовательность выполнения заданий. На этом этапе исследования оценивались основные свойства внимания у детей дошкольного возраста, и была сформирована группа наблюдения – дети с нарушениями внимания.

2 этап - электроэнцефалографическое обследование.

1. Психологическое тестирование (Rutter M., Graham P., Yule W., 1982):

При определении психологического статуса рассматривались показатели:

а) Контакт (адаптация к ситуации обследования).

б) Эмоциональная реакция.

в) Тест-рисунок: «дом-дерево-человек».

г) Исключение предметов.

д) Исследование механической памяти (заучивание слов).

е) Словарный запас.

При определении особенностей аттенционной деятельности  рассматривались показатели устойчивости, истощаемости, объема, переключаемости и интенсивности внимания.

Обработка и анализ данных выполнялся с использованием возможностей статистической обработки программного пакета «Microsoft Exel», а также статистического программного пакета «STATISTICA» (версии 5.5, 6.0). При статистической обработке вариационных рядов вычислялись значения средней арифметической (М), среднеквадратического отклонения и стандартная ошибка (m) (В.И.Сабанов; В.Р.Комина, 1996). Достоверность различий оценивалась по t-критерию Фишера-Стьюдента. Проводился анализ корреляционных связей изучаемых параметров по Спирмену с оценкой статистической значимости каждой корреляционной связи, а также кластерный анализ с применением метода полных связей с измерением квадрата евклидового расстояния и К-средних (Р.Готтсданкер, 1982; В.П.Боровиков, 1998; Glantz S.A., 1998, Kachigan S.K., 1986).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

За последние годы накоплен достаточно большой материал, касающийся исследования нейроморфологических и нейрофизиологических характеристик нормального онтогенеза (Дубровинская Н.В., с соавт., 2000, Глозман Ж.М., 2009). Тем не менее, задача выяснения механизмов развития функций головного мозга человека еще далека от своего решения (Горбачевская Н.Л., 2000). В частности, особый интерес представляют нейрофизиологические механизмы различных функций ЦНС, которые можно рассматривать как механизмы избирательной модуляции активности мозговых структур разного уровня, участвующих в той или иной деятельности (Мачинская Р.И., 2001). Формирование адаптивных возможностей ребенка обусловлено общебиологическими закономерностями, к которым относятся: функциональная целостность и надежность организма, пластичность физиологических систем и процессов, функциональная оптимизация и гетерохронность развития систем жизнеобеспечения и их регуляторов, критические периоды развития. Формирование адаптивных возможностей ребенка осуществляется на основе психофизиологических механизмов, как на наследственно детерминируемых уровнях, так и на условно-рефлекторном (целенаправленные формы поведения) (Анохин П.К., 1980, Смирнов В.М., 2000, Быструшкин С.К., 2007). Считается, что причиной функционального напряжения в работе психофизиологических механизмов адаптации у детей является, с одной стороны, интенсивность внешних раздражителей, с другой, высокая морфофизиологическая и психоэмоциональная чувствительность адаптивных систем. Кроме того, эта причина усугубляется низким уровнем развития условнорефлекторных механизмов регуляции, что особенно ярко проявляется у детей с нарушением высших корковых функций (Быструшкин С.К., 2007).

Во всем мире отмечается резкое увеличение популяции детей в состоянии, пограничном между нормой и патологией, демонстрирующих выраженные признаки дезадаптивного поведения и трудности обучения – своего рода "нижненормативный тип развития" (Глозман Ж.М., 2009), составляющий группу риска последующего патологического развития. При этом, говоря о норме в случае развития ЦНС ребенка, следует учитывать, что она характеризуется неравномерностью развития высших психических функций. В связи с этим ряд исследователей (Пальчик А.Б., 2002, Prechtl H.F.R., 1997) предлагают рассматривать явления, связанные с нервной деятельностью ребенка, как оптимальные либо субоптимальные. При этом считается необходимым учитывать ряд положений:

- смена видов активности и поведения ребенка направлены на адекватную адаптацию организма к требованиям внешней и внутренней среды на различных этапах онтогенеза;

- каждый уровень (этап) развития имеет свою организацию нервной системы;

- нервная система «незрелого» ребенка имеет неоптимальную организацию.

Очевидно, что проявление функционального дефицита в развитии какой-либо функции может иметь сложнейшую многофакторную структуру психофизиологических механизмов, определяющих его нарушение.

Различные структуры мозга, их взаимодействие и, следовательно, психические функции достигают полного развития в разном возрасте и специфическим образом определяют особенности ребенка (Глозман Ж.М., 2009). Известно, что развитие нервной системы проходит поэтапно с вовлечением эволюционно более молодых отделов нервной системы – от спинального уровня до стволового, подкоркового и коркового. При различии темпов развития функциональных систем возникают гетерохронии развития (Лебединский В. В.,  1985, Дубровинская Н.В., с соавт., 2000, Глозман Ж.М., 2009). Гетерохрония проявляется неравномерностью развития функциональных систем, что должно отвечать необходимости соответствовать изменяющимся формам взаимодействия ребенка с окружающей средой. Тем не менее, утверждается, что гетерохронии развития функциональных систем могут стать основой парциальных задержек моторного, речевого или психического развития (Пальчик А.Б., 2002). На фактор генетически обусловленной гетерохронии развития накладываются индивидуальные (средовые) особенности развития и воспитания ребенка, индивидуальные особенности взаимодействия мозговых структур в организации психических процессов, когнитивных стратегий и эмоциональной сферы. Сочетание этих факторов может обуславливать неравномерность или иррегулярность развития высшей нервной деятельности ребенка. В наиболее заметных случаях принято говорить о асинхронии развития (Дубровинская Н.В., с соавт., 2000, Глозман Ж.М., 2009).

Таким образом, установление электрофизиологических закономерностей, создание «электрофизиологического портрета»  детей с различной степенью зрелости мозга представляет значительный интерес, как для фундаментальной нейрофизиологии, так и для прикладной клинической электроэнцефалографии детского возраста, позволяя приблизиться к пониманию функционирования ЦНС в онтогенезе. Анализ нейрофизиологических данных, характерных для детей, осложняется тем, что в детском и подростковом возрасте идет интенсивное созревание ЦНС. Причем процесс этот нелинейный и осложняется наличием возрастных кризисов, при которых происходят существенные изменения морфо-функциональных систем головного мозга (Горбачевская Н.Л., 2000). В связи с этим нейрофизиологическое исследование развивающегося детского мозга представляет собой актуальную проблему. Не менее значимой представляется нам выявление особенностей влияния степени функциональной зрелости коры и глубинных регуляторных структур разного уровня на формирование функций ЦНС в онтогенезе.

Состояния недостаточной зрелости регуляторных структур головного мозга ребенка, определяющие снижение адаптации, нуждаются в коррекционных мероприятиях (Цветкова Л.С., 2000, Архипов Б.А. с соавт., 1998, Шевченко Ю.С., 1998). В литературе имеются многочисленные свидетельства того, что ритмические или частотно-модулированные сенсорные раздражения даже малой интенсивности могут сопровождаться выраженными электрофизиологическими, нейропсихологическими и поведенческими эффектами (Anderson D., 1989; Campbell S. S. et al., 1995; Kumano H. et al., 1996, Сидоренко А.В., 2002, Макаров С.В., 2005). Данные эффекты определяются повышенной чувствительностью центральной нервной системы к воздействиям физических факторов колебательно-волновой природы, резонансными механизмами взаимодействия низкочастотных прерывистых раздражений с эндогенными ритмическими процессами организма (Федотчев А.И., Бондарь А.Т., 1996). В частности, указанные авторы, доказывая резонансную природу следовой перестройки, утверждали, что любая перестройка ритмики нервных клеток должна сопровождаться соответствующим сдвигом метаболизма.

Таким образом, коррекция функционального состояния человека на основе биорезонансного принципа - это современный немедикаментозный подход к совершенствованию нормальных и коррекции нарушенных или работающих не оптимально функций организма, базирующийся на целенаправленной активации его резервных возможностей, который может быть применен и у детей (Федотчев А.И. с соавт., 2000; Гондарева Л.Н. с соавт., 2003).

Все вышепреведенные данные позволили предположить эффективность использования методов немедикаментозной коррекции нарушения различных функций ЦНС у детей, и послужили толчком к поискам новых методов, основанных на принципе резонанса.

Особенности взаимодействия в онтогенезе корково-подкорковых структур у детей с различным уровнем их функциональной зрелости.

Полученные в нашей работе данные позволяют определить следующие особенности развития ЦНС у детей. Ведущим фактором, определяющим в дальнейшем недостаточную сформированность нейрофизиологических механизмов психических функций, является гипоксически-травматическое поражение ЦНС в ходе родовой деятельности.

В каждой возрастной группе имеются проявления недостаточности функций ЦНС, которые максимально выражены по сравнению с другими возрастами. Для детей до года это – нарушение мышечного тонуса; в возрасте 1-3 года - аффективно-респираторные пароксизмы; 4-6 лет – речевые нарушения (включающие недоразвитие речи и заикание); для 7-9 лет – комплекс расстройств, связанных с нарушением внимания, поведения, успеваемости; 10-12 лет – начало пика вегетативных расстройств, продолжающегося и в следующей возрастной группе.

Можно выделить несколько типов жалоб, сопровождающих недостаточную степень зрелости регуляторных структур: жалобы постоянного характера, начинающиеся в раннем возрасте и длительно встречающиеся; проявления, связанные с нарушением социальной адаптации; пароксизмальные состояния; речевые нарушения; нарушения мышечного тонуса; вегето-сосудистые нарушения.

Рисунок 1. Распределение исследуемых детей по возрасту.

Наиболее заметное отставание по показателю частоты альфа-ритма у детей с недостаточной сформированностью нейрофизиологических механизмов функций ЦНС по сравнению с контрольной отмечались в возрастные периоды 7-9 и 13-15 лет, что, очевидно, соответствует критическим периодам развития нервной системы. Это сопровождается повышением амплитуды и индекса альфа-ритма. Подобные изменения соответствуют более низкому уровню активности коры, чем в контрольной группе.

У детей с недостаточной сформированностью регуляторных структур выраженность бета-ритма в большинстве случаев превышает аналогичную у контрольной группы здоровых детей.

Таблица 1

Распределение жалоб по возрастам

Клинические проявления

(количество человек)

Номер группы

1

2

3

4

5

6

7

Нарушение внимания

-

7

17

23

8

-

-

ЗПМР

2

12

8

11

5

1

-

Снижение успеваемости

-

1

3

10

3

4

1

Нарушения сна

6

39

26

25

13

8

1

Аффект-респираторные пароксизмы

-

30

4

5

1

-

-

Астеническая симптоматика

-

-

24

62

79

57

24

Нарушения поведения

6

31

20

19

18

11

-

Недоразвитие речи

-

12

13

8

-

-

-

Заикание

-

4

7

3

4

-

-

Нарушение мышечного тонуса

36

29

9

4

2

-

-

Вегетативная дисфункция

-

1

5

17

49

50

17

Тики

-

-

10

23

20

7

1

Синкопальные состояния

-

3

3

6

3

13

4

Энурез

-

3

16

17

22

3

-

При анализе динамики амплитуды тета-ритма обращает на себя внимание сглаженность пика амплитуды, характерного для контрольной группы, у детей с недостаточной зрелостью регуляторных структур в возрасте 4-6 лет, а также выраженное превышение аналогичного показателя контрольной группы в возрасте 10-12 лет.

Уменьшение индекса дельта-ритма имеет не такую четкую параллельность, и обнаруживаются возрастные периоды, когда различие по этому показателю между группами наиболее выражено. Самым заметным в этом отношении является период 10-12 лет.

В большинстве случаев для детей с недостаточной сформированностью нейрофизиологических механизмов психических функций характерно преобладание активности, генерируемой в каудальном отделе ствола. При этом в определенные возрастные периоды может повышаться активность мезэнцефальных (7-9 лет) и диэнцефальных (10-12, 13-15 лет) структур. Подобные изменения оказывают влияние на особенности возрастных проявлений исследуемых состояний.

Рисунок 2. Возрастная динамика индексов ритмов электроэнцефалограммы здоровых детей.

Для детей в возрасте 4-6 лет при пробе "открывание-закрывание глаз" основными проявлениями являются как ослабление реакции, которое может свидетельствовать о снижении реактивности коры, так и инверсная реакция, проявляющееся в усилении альфа-ритма. Очевидно, данный процесс связан со снижением уровня медленноволновой активности, в особенности, тета-ритма, который наиболее выражен именно в этой возрастной группе. Особенностью реакции на пробу в контрольной группе было в 42,9% случаев ослабление реакции активации, которое может свидетельствовать о недостаточной сформированности в данной группе механизмов реакции активации. Для возраста 7-9 лет наиболее выраженным признаком было отсутствие реакции на  пробу. В следующей возрастной группе, 10-12 лет, наиболее характерными оказываются такие особенности, как отсутствие (или незначительная выраженность) реакции на открывание глаз и гиперсинхронизация альфа-ритма при закрывании. Оба этих признака свидетельствуют о преобладании процессов синхронизации над процессами активации у детей с недостаточной зрелостью регуляторных структур в данном возрасте. Для детей в возрасте 13-15 лет было характерно наличие ослабленной реакции на пробу. Здесь можно говорить о достаточном уровне функционирования коры как регуляторной структуры с преобладанием процессов синхронизации над процессами активации.

Во всех возрастных группах отмечалась более значительная реакция на гипервентиляцию для детей с недостаточной зрелостью регуляторных структур, причем выраженность ее нарастала с первой минуты пробы. В течение первой минуты гипервентиляции в разных группах реакция возникает в различных регуляторных отделах ЦНС, очевидно, являющихся в данном случае основными элементами функциональной системы, образованной с участием недостаточно сформированных отделов. В течение второй минуты в процесс включаются и соседние с этими отделами регуляторные структуры. Выраженная реакция на гипервентиляцию на 3ей минуте в контрольной группе здоровых детей в возрасте 7-9 лет может быть связана с характерной для этой возрастной группы электрической нестабильностью коры.

Говоря об особенностях кросс-корреляционного анализа взаимодействий различных отделов коры головного мозга у детей на основных частотах ЭЭГ, можно выделить следующее.

1. В возрасте 1-3 лет у здоровых детей отмечается четкий фокус положительной кросс-корреляции в правой лобной области.

2. В более старших возрастных группах в правой лобной области определяется фокус отрицательной кросс-корреляции. В то же время у таких детей появляется четкий фокус положительной кросс-корреляции в левой лобной области.

3. Для детей в возрасте 4-6 лет характерно повышение кросс-корреляционных связей в левом полушарии. При этом основным фокусом повышения кросс-корреляционных связей оказываются теменно-затылочные области, при этом также отмечается высокий коэффициент кросс-корреляции между теменными и затылочными областями обоих полушарий.

4. У детей следующих возрастных групп выраженность данного фокуса кросс-корреляции в левом полушарии постепенно снижается и выраженность его смещается в область более высоких частот электроэнцефалограммы (альфа- и бета-).

Таким образом, для формирования межцентральных взаимодействий в коре головного мозга ребенка в онтогенезе характерными являются формирование фокуса положительной кросс-корреляции в левой лобной области и отрицательной – в правой, постепенное снижение выраженности синхронизирующих процессов и преобладание все более высокочастотной активности.

Возможными вариантами отклонения от этого процесса являются: 

1. Повышение синхронизации корковой активности;

2.Нарушение межполушарной асимметрии;

3. Появление дополнительных фокусов кросс-корреляции.

В ряде случаев указанные типы могут сочетаться между собой.

Анализируя особенности усвоения ритма при ритмической фототстимуляции у детей с признаками функциональной незрелости регуляторных структур, можно видеть, что они характеризовались такими следующими отличиями от контрольной группы:

  1. Более широкий диапазон усвоения ритмов;
  2. Усвоение ритмов только низкой частоты;
  3. Более частое усвоение медленных ритмов в передних (лобных, центральных и височных) областях;
  4. Образование высоких гармоник различных частот к предъявляемому ритму низкой частоты.

Таблица 2.

Особенности усвоения ритмов при фотостимуляции у детей разного возраста

Возраст

Частота стимуляции

Частота усвоения

Область усвоения

От группы, %

1-3 года

8 Гц

8

F,Т,С

11,1

4-6 лет

4 Гц

4 Гц

F,T,О, все обл.

45

8 Гц

F,T

15

8 Гц

8 Гц

F,О, все обл.

30

7-9 лет

4 Гц

4 Гц

F,T,О, все обл.

70

8 Гц

F,C

40

8 Гц

8 Гц

F,О, все обл.

10

10 Гц

10 Гц

F,Т,С,О.

40

10-12 лет

4 Гц

4 Гц

F,T,О, все обл.

70

8 Гц

F

10

8 Гц

8 Гц

F,T

50

12 Гц

12 Гц

F,T,О

10

13-15 лет

4 Гц

4 Гц

F,T

44,4

8 Гц

F,О, все обл.

33.3%

8 Гц

8 Гц

F,О, все обл.

44,4

10 Гц

10 Гц

F,T,О, все обл.

33,3

12 Гц

12 Гц

Все области

11,1

При этом общей закономерностью оказывается преобладание у детей с недостаточностью когнитивных функций усвоения ритмов низкой частоты либо снижение в группе количества детей, у которых усваивается высокочастотный ритм. Для детей с нарушениями в аффективной сфере более характерным оказывается образование высоких гармоник к предъявляемому ритму.

Как следствие дисфункции ретикулярной формации отмечается изменение уровня активности и электрической стабильности коркового отдела ЦНС, что проявляется, в частности, в повышении синхронизации работы коры доминирующего полушария. Эти изменения, возможно, являются причиной биоэлектрических проявлений работы коры, которые могут служить предпосылкой для повышенной внушаемости.

Говоря об особенностях динамики нейрофизиологических процессов у детей с различными типами снижения функциональной активности регуляторных структур, можно отметить следующее:

1. Для детей со снижением когнитивной функции характерным было преобладание процессов синхронизации над процессами десинхронизации с нарушением нормальной межполушарной асимметрии с сохранением реактивности коры. Нейрофизиологические изменения в этой группе минимальны в возрасте 7-9 лет и достигают своего максимума к возрасту 13-15 лет.

2. Для детей с пароксизмальными нарушениями сна характерны нейрофизиологические изменения, свидетельствующие о дисбалансе регуляторных структур нижнестволового, диэнцефального и лимбического уровней, характеризующиеся сочетанием пониженной реактивности коры с повышением реактивности подкорковых структур.

3. Для детей с тиками разных возрастов были характерны различные механизмы, имеющие одинаковые внешние проявления. Так, в разные возрастные периоды преобладающими были признаки заинтересованности мезэнцефальных структур, а также отделов коры, отвечающих за эмоционально-волевую либо моторную деятельность. При этом для группы детей в возрасте 13-15 лет была характерна комбинация признаков, имевших место в более ранних возрастных группах.

4. Процесс снижения функции внимания в разные возрастные периоды поддерживается различными механизмами. Так, для возраста 7-9 лет наиболее характерным было усиление влияний со стороны регуляторных структур нижнестволового уровня в сочетании с признаками ирритации центральных областей коры. В более взрослых возрастных группах отмечалось преобладание регуляторных влияний уже со стороны регуляторных структур фронто-таламического уровня. В то же время общими характерными чертами для детей всех возрастных групп оказались признаки высокой реактивности, проявляющиеся реакцией как на гипервентиляцию, так и римтическую фотостимуляцию.

5. Для детей с энурезом характерна возрастная динамика, проявляющаяся в более раннем возрасте в комбинации повышенной активности стволовых структур с изменением функциональной активности правой лобной области. у более взрослых детей на первое место начинает выступать усиление процессов синхронизации в доминантном полушарии с появлением признаков функциональной незрелости коры.

6. Снижение речевых функций проявляется взаимодействием корковых механизмов с деятельностью регуляторных структур преимущественно мезэнцефального уровня. При этом задержка речевого развития определяется недостаточной скоростью образования корковых связей с последующими признаками функциональной незрелости коры и сопровождающейся повышенной реактивностью регуляторных структур более низких уровней. В то же время заикание определяется наличием двух механизмов образования – коркового и стволового, один из которых преобладает в различные возрастные периоды.

Можно выделить также следующие закономерности развития ЦНС у детей:

  1. Нейрофизиологические показатели, определяющие полноценное функционирование ЦНС в определенном возрасте, в более старшем вызывают проявления дезадаптации.
  2. Нейрофизиологические показатели, сопровождающие появления недостаточности высших психических функций, в более старшем возрасте сопровождаются проявлением дисфункции регуляторных структур более низкого уровня.
  3. Нарушение функции внимания и снижение когнитивных функций в возрасте от 7 до 12 лет имеет в основе в целом схожие нейрофизиологические механизмы. В более взрослом возрасте эти механизмы способствуют нарушению ночного сна.
  4. Функциональная система, поддерживающая проявления какого-либо нарушения, обусловленного незрелостью регуляторных структур, может поддерживаться в течение нескольких возрастных периодов.

Рисунок 3. Данные кластерного анализа групп детей с различной степенью зрелости регуляторных структур головного мозга.

Кроме вышеизложенного, можно прийти к выводам о том, что возраст 7-9 лет показал наибольшую выраженность реактивности головного мозга, а в ряде случаев, за счет этого – наибольшую степень приближения к данным контрольных групп по различным показателям. В то же время возраст 13-15 лет в большинстве случаев характеризовался максимальными расхождениями по основным показателям электроэнцефалограммы между контрольной группой и группами детей со снижением функций ЦНС. В связи с этим представляется рациональным при выявлении у детей недостаточности какой-либо функции, возрастом, оптимальным для коррекционных мероприятий считать возраст 7 лет. При этом коррекционные мероприятия у таких детей желательно проводить в максимальном объеме до достижения возраста 13-15 лет, когда будет необходим более высокий их объем и снижена эффективность.

Эффективность метода цветозвукового резонансного воздействия при коррекции внимания у детей.

В связи со всем вышеизложенным на следующем этапе исследований нами была предпринята попытка разработки методики психофизиологического воздействия на ЦНС детей со снижением функции внимания. Методика реализована в виде программы для персонального компьютера IBM PC. Программа позволяет вызвать на мониторе компьютера световые мелькания чередующихся цветов (красный, зеленый, синий), заданной частоты, соответствующей частотам основных ритмов ЭЭГ (диапазон 2-16 Гц). Мелькания сопровождаются звуковыми щелчками аналогичной частоты. Ребенок располагается перед экраном компьютера, получая задание наблюдать за цветовыми мельканиями и считать, сколько раз и какие цвета появятся на экране. Длительность процедуры зависит от выраженности неусидчивости и беспокойства ребенка и, по мере привыкания к ней, длится от 5 до 20 минут. В дальнейшем ребенок получает дополнительные задания: чтение текста, соответствующего возрасту, или рисование, написание букв, и при этом продолжает находиться перед монитором. В ходе резонансного воздействия проводится периодический контроль ЭЭГ. Частота занятий 2-3 раза в неделю. Курс процедур рассчитан на 1 месяц.

В связи с расхождением литературных данных по поводу предпочтительной частоты воздействия на ЦНС для получения положительного эффекта, были предприняты сравнительные исследования в двух группах детей с проявлениями снижения функции внимания (группы А и Б). Группа А состояла из 30 человек, группа Б - из 34 человек. Психокоррекционная процедура для группы А включала светозвуковое воздействие с частотой 4 Гц, а для группы Б - с доминирующей у данного ребенка частотой активности коры (индивидуальное значение частоты альфа-ритма, колебавшееся в наших исследованиях от 8,4 до 11,2 Гц).

На первом этапе было проведено психологическое тестирование  64 детей с проявлениями снижения функции внимания и  22 здоровых детей без подобных проявлений в возрасте 7-9 лет. Полученные данные показали, что имеется достоверное расхождение по ряду параметров, относящихся к общей психической деятельности, между здоровыми детьми контрольной группы 7-9 летнего возраста и детьми со снижением функции внимания. В первую очередь это показатели внимания и динамики психических процессов. В то же время показатели, характеризующие интеллектуальную деятельность этих детей, хотя и снижены по сравнению с аналогичными в группе здоровых детей, но данные различия имеют только характер тенденции.

С целью оценки динамики взаимодействия различных областей коры при резонансном воздействии были изучены данные кросскорреляционного анализа на основных частотах электроэнцефалограммы, записанной во время проведения сеанса психокоррекции. Оценивая характер кросскорреляционных взаимодействий различных областей коры, их можно разделить на два типа. Это, во-первых, те из них, которые наблюдались в обеих группах, и во-вторых - характерные для каждой из них в отдельности.

К первому типу изменений следует отнести повышение коэффициента кросскорреляционных взаимодействий между лобными областями обоих полушарий, наиболее выраженное на альфа-частоте, а также повышение межцентральных связей между левыми лобной и височной областями. В то же время отмечается выраженное снижение показателей кросскорреляции между левыми лобной и затылочной областями, преимущественно в бета-диапазоне. Подобные изменения указывают на повышение активности лобных долей коры мозга, а также височной доли левого полушария, то есть отделов, связанных с осуществлением нейрофизиологических механизмов внимания.

При исследовании второго типа изменений (характеризующих каждую группу в отдельности) выявились следующие особенности кросскорреляционных взаимодействий при ритмическом светозвуковом воздействии различной частоты:

- тенденция к снижению коэффициента кросскорреляции в диапазоне медленных волн в группе Б по сравнению с группой А, достигающая степени достоверности в правой теменно-затылочной области (при этом кросс-корреляция Р4-О2 - в дельта-диапазоне характеризовалась снижением на 51%, а в тета-диапазоне - на 67%);

- снижение кросскорреляционных связей в альфа-диапазоне в группе А между правой и левой затылочными областями (О1-О2 - уменьшается на 67% по сравнению с группой Б); в группе Б отмечается повышение кросс-корреляционных взаимодействий между правыми лобной и затылочной областями (F4-О2 - повышается на 200%, приближается к показателям контрольной группы);

- в бета-диапазоне - в группе Б более выражено повышение кросскорреляционных связей между левой лобной и височной областями (F3-Т3 - повышение на 67% по сравнению с группой А); в группе А отмечается снижение межцентральных взаимодействий между левой теменной и затылочной областями (Р3-О1 - снижение на 100%).

Таким образом, полученные данные показывают, что в группе Б (ритмическое светозвуковое воздействие с опорой на индивидуальное значение частоты альфа-ритма) отмечались более выраженные изменения, заключавшиеся в снижении подкорковых воздействий на кору головного мозга, а также повышении кросс-корреляционных связей на основных частотах активности коры, что было наиболее характерно для лобных отделов.

Для выявления структур мозга, наиболее чувствительных к ритмическому воздействию различной частоты у детей со снижением функции внимания, была использована методика трехмерной локализации дипольного источника (Гнездицкий В.В., 2000). В группе А отмечалась более широкая представленность отделов головного мозга, принимающих навязанный ритм. При этом у большей части обследованных основными участками усвоения ритма являются: мезэнцефальные и диэнцефальные структуры, а также левая височная область коры.

В группе Б усвоение ритма воздействия более часто отмечалось в области каудального отдела ствола, а также в затылочных и левой височной областях коры. Подобная локализация источников навязанной активности соответствует имеющимся в настоящее время представлениям о двух механизмах генеза данного процесса. Основным механизмом считается активация ретикулярной формации. Кроме того, большую роль играет собственно перестройка активности нейронов коры (В.В. Гнездицкий, 2000).

Согласно ранее приведенным данным, одной из составляющих патологического паттерна биоэлектрической активности головного мозга при снижении функции внимания являются признаки нарушения взаимодействия диэнцефальной регуляторной системы и ретикулярной формации продолговатого и среднего мозга со снижением активирующих влияний со стороны последних. Учитывая это, представляется более обоснованным с нейрофизиологической точки зрения использовать в группе детей со снижением функции внимания ту частоту резонансного воздействия, которая оказывает активирующее влияние на стволовые структуры. Этим требованиям, согласно полученным нами данным, отвечает воздействие на частоте доминирующего у данного конкретного индивида ритма коры - альфа-ритма.

Для уточнения полученных результатов было проведено исследование показателей общей психической деятельности в обеих группах. Исследование показало, что в результате управляемой ритмостимуляции у детей со снижением функции внимания имела место положительная динамика ряда показателей по сравнению с аналогичными параметрами в группе детей без коррекции.

Наиболее выраженные изменения были отмечены в показателях внимания, а также темпа и динамики продуктивной деятельности. Так, в группе А изменения показателя темпа и динамики составили 27,3%, в группе Б - 54,5% и были достоверны в обоих случаях. Внимание улучшилось на 7,1% и 35,7% соответственно, причем достоверными были только изменения в группе Б. Следовательно, более выраженные изменения показателей относительно фоновых отмечались в группе Б. Следует заметить также, что различия в значениях указанных показателей выявлялись и при сравнении групп А и Б между собой. Таким образом, полученные данные, как нейрофизиологического, так и психологического обследования позволяют предположить, что коррегирующая управляемая ритмостимуляция на частоте, соответствующей индивидуальной частоте альфа-ритма, дает максимальный оптимизирующий эффект при улучшении функции внимания у детей.

Эффективность коррекции внимания у детей с использованием метода биологической обратной связи по параметру дыхательной аритмии сердца.

Было предпринято также исследование эффективности коррекции нарушений внимания у детей с использованием методики биологической обратной связи по параметру дыхательной аритмии сердца.

Методика была основана на следующих положениях:

1. дыхательная аритмия сердца (респираторная синусовая аритмия) является индикатором активности парасимпатической нервной системы и вегетативного баланса;

2. методика БОС с произвольной регуляцией ДАС при обучении диафрагмально-релаксационному дыханию развивает навыки психоэмоциональной релаксации;

3. методика ДАС формирует новый паттерн дыхания, обеспечивающий увеличение пульсовой аритмии сердца;

4. на фоне достигнутых сдвигов у взрослых отмечается характерная динамика биоэлектрической активности головного мозга, выражающаяся в существенном возрастании выраженности альфа-ритма и снижении выраженности тета-ритма;

5. динамика биоэлектрической активности коры коррелирует со снижением уровня тревожности, внутреннего эмоционального напряжения;

6. показана эффективность этой методики при работе с детьми, в частности, отмечено повышение успеваемости при проблемах в обучении.

Указанные данные и определили выбор методики биологической обратной связи по параметрам ДАС как потенциального средства коррекции у детей с нарушением внимания.

На первом этапе было проведено обследование 94 детей 7-8 лет с целью выявления нейрофизиологических механизмов нарушения внимания.  В основную группу были включены 52 ребенка с признаками нарушения внимания, в контрольную  - 41 ребенок без них. Оценивались устойчивость, истощаемость, объем, переключаемость и интенсивность внимания.

В нашем исследовании по показателю переключаемости внимания, исследованной с помощью корректурных проб, были выявлены достоверные различия между исследуемыми группами  (различие составило 27,2%). Также достоверные различия были получены и по показателю интенсивности внимания, где различие составило 14,1%.

Сеансы биологической обратной связи проводились у группы детей с нарушением внимания, состоявшей из 34 человек. Продолжительность коррекционного курса с использованием прибора «БОС-Дыхание» (Санкт-Петербург) составляла 10-12 сеансов. Тренировки были нацелены на выработку устойчивого навыка спокойного диафрагмального дыхания с замедленным выдохом.

Говоря о динамике основных параметров, которые были объектом управления с биологической обратной связью, можно видеть, что изменения таких показателей, как максимальная и средняя частота сердечных сокращений, не были  достоверными. В то же время минимальная частота сердечных сокращений, которая достигалась в конце выдоха, после курса БОС достоверно снизилась на 17,1% (р<0,05). Также достоверно снижалась частота дыхания, уменьшившись по сравнению с исходным показателем на 27% (р<0,05). Показатель дыхательной аритмии сердца также достоверно изменился, превысив исходный уровень на 47,4%.

В группе детей, проводивших сеансы релаксационного дыхания с использованием метода биологической обратной связи, проводились исследования показателей биоэлектрической активности головного мозга и параметров внимания. Наиболее заметные изменения в группе детей с нарушением внимания после прохождения сеансов биологической обратной связи по показателю респираторной синусовой аритмии были связаны с изменением основного ритма коры – альфа-ритма. Так, частота альфа-ритма по окончании курса БОС достоверно повысилась на 15,1%, а амплитуда достоверно снизилась на 22,9%. Необходимо отметить, что показатель частоты альфа-ритма в группе детей, прошедших курс БОС, имел тенденцию к превышению аналогичного показателя и по сравнению с группой сравнения, состоявшей из здоровых детей без признаков нарушения внимания. Исследования медленноволновой составляющей ЭЭГ-спектра показали достоверное изменение такого параметра электроэнцефалограммы, как индекс тета-ритма. Указанный показатель в группе детей, прошедших курс БОС, снижался в среднем на 40,8%. Остальные показатели медленноволновой активности также имели тенденцию к снижению, однако эти изменения не достигали степени достоверности.

Таким образом, данные исследования фоновой электроэнцефалограммы детей после прохождения курса БОС показали наличие изменений, которые могут свидетельствовать о повышении уровня активности коры и снижении влияния на нее со стороны более глубоких регуляторных структур.

При исследовании функциональной пробы «открывание-закрывание глаз» следует отметить, что в 21,4% случаев имела место сглаженность реакции активации, что, на наш взгляд, может объясняться общей тенденцией к снижению амплитуды альфа-ритма у данной группы детей.

Реакции на ритмическую фотостимуляцию, имели положительную динамику, заключающуюся в появлении четкого усвоения альфа-ритма (10 Гц) всеми областями мозга более чем в половине случаев (57,1%). Кроме того, отмечалось отсутствие проявления усвоения ритма в виде появления гармонических колебаний к частоте навязываемого ритма и отсутствие навязывания низкочастотного ритма (4 Гц).

Выявлены также изменения и в реакции на функциональную пробу с трехминутной гипервентиляцией. Так, после окончания курса БОС число детей, у которых оказалось возможным провести пробу в течение всех трех минут, выросло до 28,6%. Следует заметить, что до курса в группе не было ни одного ребенка, полностью выполнившего указанную пробу. Кроме этого, к особенностям реакции на гипервентиляцию следует отнести и то, что в структуре медленноволновой активности, усиливавшейся при выполнении пробы, стали заметно преобладать по индексу волны в амплитудном диапазоне 40-100 Гц (показатель индекса этого амплитудного диапазона повысился до 33,8% в течение 1 минуты гипервентиляции и до 61,2% в течение 2 минуты, что соответственно составило 44,1 и 47,4% от аналогичного показателя до курса). В то же время до курса преобладали в основном медленные волны в диапазоне до 40 мкВ. По этому параметру  показатели стали соответствовать аналогичным в группе сравнения. При этом нельзя не отметить, что в частотном диапазоне сохранилось имевшее место до курса преобладание дельта-активности, начиная с первой минуты гипервентиляции, в отличие от группы сравнения, которая характеризовалась большей выраженностью тета-ритма.

После окончания курса БОС, достоверно увеличились такие показатели, как устойчивость  внимания и его переключаемость. Так, показатель устойчивости внимания возрос на 83,3%, переключаемости – на 25,7%. Показатель интенсивности внимания также имел тенденцию к повышению по сравнению с исходным, однако указанные изменения не достигали степени достоверности.

Таким образом, можно видеть, что проведенный курс коррекции нарушений внимания с использованием метода биологической обратной связи по показателю дыхательной аритмии сердца вызвал положительную динамику как показателей параметров внимания у детей, так и показателей биоэлектрической активности головного мозга, исследованной методом электроэнцефалографии, как в покое, так и при функциональных пробах. В результате курса биологической обратной связи по показателю дыхательной аритмии сердца была выявлена заметная положительная динамика, которая может свидетельствовать об изменении уровня реактивности регуляторных структур, в основном гипоталамо-диэнцефального уровня, и выраженности их реакции на сдвиг кислотно-щелочного равновесия, а также гипокапнию, гипогликемию и гипоксию, вызываемые гипервентиляцией. Это, соответственно, может проявляться, в том числе, и снижением возбудимости и реактивности нейронов различных отделов мозга в группе детей, прошедших курс БОС.

С учетом анализа вышепреведенных данных, можно прийти к выводу о том, что эффективность использования ритмического резонансного воздействия на ЦНС с целью улучшения функции внимания может быть обусловлено следующими механизмами:

- направленным повышением уровня мембранной возбудимости нейронных систем, что делает их более чувствительными для восприятия восходящих афферентных потоков и направленной перестройки в заданном направлении;

- направленной активацией стресслимитирующих систем с закреплением позитивных эффектов за счет нормализации системного гомеостаза;

- направленной активацией неспецифических активирующих систем головного мозга (неспецифические ядра таламуса, мезэнцефалическая ретикулярная формация), приводящей к активации существующего, но не эффективно функционирующего синаптическго аппарата нейронов и интенсификации процессов морфофункционального развития незрелых элементов коры вследствие нормализации нейродинамики;

- разрушением устойчивого стереотипа патологического состояния и формированием нового, более оптимального состояния регуляторных систем.

ВЫВОДЫ

1. Нейрофизиологические механизмы, обеспечивающие полноценное функционирование ЦНС у детей более раннего возраста, оказываются недостаточными в ходе дальнейшего развития в виду их «незрелости» и могут в более старшем возрасте стать причиной недостаточности высших психических функций и дисфункции регуляторных структур мозга в целом.

2. Для формирования межцентральных взаимодействий в коре головного мозга ребенка в онтогенезе характерными являются наличие фокуса положительной кросс-корреляции в левой лобной области и отрицательной – в правой, постепенное снижение выраженности синхронизирующих процессов и преобладание все более высокочастотной активности. Возможными вариантами отклонения от этого процесса являются:  повышение синхронизации корковой активности; нарушение межполушарной асимметрии; появление дополнительных фокусов кросс-корреляции. Указанные изменения могут сочетаться между собой.

3. Особенности усвоения ритма при ритмической фототстимуляции у детей с признаками функциональной незрелости регуляторных структур характеризуются более широким диапазоном усвоения ритмов, чем в контрольной группе; усвоением ритмов только низкой частоты; более частым усвоением медленных ритмов в передних (лобных, центральных и височных) областях; образованием высоких гармоник различных частот к предъявляемому ритму низкой частоты. Общей закономерностью оказывается преобладание у детей с недостаточностью когнитивных функций усвоения ритмов низкой частоты либо снижение в группе количества детей, у которых усваивается высокочастотный ритм. Для детей с нарушениями в аффективной сфере более характерным оказывается образование высоких гармоник к предъявляемому ритму.

4. Для каждой возрастной группы характерны проявления недостаточности функций ЦНС, которые максимально выражены по сравнению с другими возрастами. Для детей до года это – нарушение мышечного тонуса; в возрасте 1-3 года - аффективно-респираторные пароксизмы; 4-6 лет – речевые нарушения (включающие недоразвитие речи и заикание); для 7-9 лет – комплекс расстройств, связанных с нарушением внимания, поведения, успеваемости; 10-12 лет – начало пика вегетативных расстройств, продолжающегося и в следующей возрастной группе. Можно выделить несколько типов жалоб, сопровождающих недостаточную степень зрелости регуляторных структур: жалобы постоянного характера, начинающиеся в раннем возрасте и длительно встречающиеся; проявления, связанные с нарушением социальной адаптации; пароксизмальные состояния; речевые нарушения; нарушения мышечного тонуса; вегето-сосудистые нарушения.

5. Наиболее заметное отставание по показателю доминирующей частоты, сопровождающееся повышением амплитуды и индекса, у детей с недостаточной сформированностью нейрофизиологических механизмов функций ЦНС по сравнению с контрольной отмечается в возрастные периоды 7-9 и 13-15 лет, что, очевидно, соответствует критическим периодам развития нервной системы. Подобные изменения соответствуют более низкому уровню активности коры, чем в контрольной группе. У детей с недостаточной сформированностью регуляторных структур выраженность бета-ритма в большинстве случаев превышает аналогичную у контрольной группы здоровых детей.

6. Синхронизированная активность в диапазоне низких частот электроэнцефалограммы отражает формирование условий, неадекватных для эффективного протекания в неокортексе информационных процессов. Доминирование на ЭЭГ альфа- и бета- частот и снижение пространственной синхронизации биопотенциалов могут свидетельствовать о формировании более адекватных условий функционирования коры.

7. У детей с признаками функциональной незрелости регуляторных структур отмечаются биоэлектрические проявления работы коры, которые могут служить предпосылкой для повышенной внушаемости. Их можно рассматривать как следствие дисфункции ретикулярной формации, в результате чего  отмечается изменение уровня активности и электрической стабильности коркового отдела ЦНС, что проявляется, в частности, в повышении синхронизации работы коры доминирующего полушария.

8. В большинстве случаев для детей с недостаточной сформированностью нейрофизиологических механизмов психических функций характерно преобладание активности, генерируемой в каудальном отделе ствола. При этом в определенные возрастные периоды может повышаться активность мезэнцефальных (7-9 лет) и диэнцефальных (10-12, 13-15 лет) структур. Подобные изменения оказывают влияние на особенности возрастных проявлений исследуемых состояний. В возрастном периоде 10-12 лет наиболее выражено различие между исследуемыми группами по показателю выраженности медленноволновой активности.

9. Для детей со снижением когнитивной функции характерно преобладание процессов синхронизации над процессами десинхронизации с нарушением нормальной межполушарной асимметрии с сохранением реактивности коры. Нейрофизиологические изменения в этой группе минимальны в возрасте 7-9 лет и достигают своего максимума к возрасту 13-15 лет.

10. Для детей с нарушениями сна характерны нейрофизиологические изменения, свидетельствующие о дисбалансе регуляторных структур нижнестволового, диэнцефального и лимбического уровней, характеризующиеся сочетанием пониженной реактивности коры с повышением реактивности подкорковых структур.

11. Процесс снижения функции внимания в разные возрастные периоды поддерживается различными механизмами. Так, для возраста 7-9 лет наиболее характерным было усиление влияний со стороны регуляторных структур нижнестволового уровня в сочетании с признаками ирритации центральных областей коры. В более взрослых возрастных группах отмечалось преобладание регуляторных влияний уже со стороны регуляторных структур фронто-таламического уровня. В то же время общими характерными чертами для детей всех возрастных групп оказались признаки высокой реактивности, проявляющиеся реакцией как на гипервентиляцию, так и римтическую фотостимуляцию.

12. Для детей со снижением моторной функции в разном возрасте характерно наличие различных нейрофизиологических механизмов, имеющие одинаковые внешние проявления. Так, в более раннем возрасте преобладающими могут быть признаки повышенной активности стволовых и мезэнцефальных структур, а также отделов коры, отвечающих за эмоционально-волевую либо моторную деятельность. У более взрослых детей на первое место начинает выступать усиление процессов синхронизации в доминантном полушарии с появлением признаков функциональной незрелости коры. При этом для группы детей в возрасте 13-15 лет была характерна комбинация различных признаков, имевших место в более ранних возрастных группах.

13. Снижение речевых функций проявляется взаимодействием корковых механизмов с деятельностью регуляторных структур преимущественно мезэнцефального уровня. При этом задержка речевого развития определяется недостаточной скоростью образования корковых связей с последующими признаками функциональной незрелости коры и сопровождающейся повышенной реактивностью регуляторных структур более низких уровней. В то же время заикание определяется наличием двух механизмов образования – коркового и стволового, один из которых преобладает в различные возрастные периоды.

14. Возраст 7-9 лет показал наибольшую выраженность реактивности головного мозга, а в ряде случаев, за счет этого – наибольшую степень приближения к данным контрольных групп по различным показателям. В то же время возраст 13-15 лет в большинстве случаев характеризовался максимальными расхождениями по основным показателям электроэнцефалограммы между контрольной группой и группами детей со снижением функций ЦНС. В связи с этим представляется рациональным при выявлении у детей недостаточности какой-либо функции, возрастом, оптимальным для коррекционных мероприятий считать возраст 7 лет. При этом коррекционные мероприятия у таких детей желательно проводить в максимальном объеме до достижения возраста 13-15 лет, когда будет необходим более высокий их объем и снижена эффективность.

15. В ходе исследований продемонстрирована возможность целенаправленной коррекции биоритмической активности головного мозга желаемой направленности при коррекции различных физиологических состояний при помощи внешнего вовлечения нейронов коры и более глубоких регуляторных структур в осцилляторную активность в режиме ритмов, оптимальных для их функционирования.

16. Управляемая ритмостимуляция с частотой, соответствующей индивидуальной частоте альфа-ритма, создает оптимизирующий эффект при психофизиологической коррекции у детей со снижением функции внимания, заключающийся  в положительной динамике показателей биоэлектрической активности головного мозга, а также  улучшением показателей аттенционной функции.

17. Результатом психофизиологической коррекции аттенционной функции у детей с использованием методики биологической обратной связи по параметрам дыхательной аритмии сердца была положительная динамика показателей биоэлектрической активности головного мозга, проявляющаяся повышением частоты альфа-ритма и снижением его амплитуды, а также  снижением индекса тета-ритма. Это сопровождалось стабильным улучшением показателей аттенционной функции.

18. Противопоказаниями к методу резонансного воздействия на ЦНС являются: эпилепсия или наличие на электроэнцефалограмме эпилептиформной либо условно-эпилептиформной активности, как при фотостимуляции, так и вне ее; острые воспалительные заболевания зрительного аппарата; органические поражения головного мозга; психотические состояния; обострение или тяжелое хроническое течение соматического заболевания; индивидуальная непереносимость мерцающего света и звука; для воздействия управляемым ритмом дыхания, кроме вышеуказанных, – острые заболевания органов дыхания или хронические в стадии обострения.

19. Эффективность использования ритмического резонансного воздействия на ЦНС с целью улучшения функции внимания может быть обусловлено следующими механизмами: направленным повышением уровня мембранной возбудимости нейронных систем, что делает их более чувствительными для восприятия восходящих афферентных потоков и направленной перестройки в заданном направлении; направленной активацией стресслимитирующих систем с закреплением позитивных эффектов за счет нормализации системного гомеостаза; направленной активацией неспецифических активирующих систем головного мозга, приводящей к активации существующего, но не эффективно функционирующего синаптического аппарата нейронов и интенсификации процессов морфофункционального развития незрелых элементов коры вследствие нормализации нейродинамики; разрушением устойчивого стереотипа патологического состояния и формированием нового, более оптимального состояния регуляторных систем.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. ЭЭГ-паттерны пароксизмальной реакции на гипервентиляцию у детей // Материалы научно-практической конференции, посвященной 150-летию со дня рождения Н.Е.Введенского – Волгоград, 2002 – с. 26.
  2. Физиологическое обоснование некоторых методических приемов нейролингвистического программирования / Калачев А.А., Клаучек С.В., Клиточенко Г.В. // Проблемы прикладной психофизиологии, выпуск 1: «Нейро-лингвистическое программирование: теория, методика, практика» - Волгоград, 2002 – с 10-11.
  3. Исследование нарушений взаимодействия регуляторных структур мозга при синдроме гиперактивности с дефицитом внимания // Материалы научно-практической конференции, посвященной 60-летию Сталинградской битвы -  Волгоград, 2003. – с. 24.
  4. Биоэлектрическая активность головного мозга детей с различными формами последствий перинатальных поражений ЦНС // Вестник РУДН, №2 (30), 2005. с. 193-194.
  5. Нейрофизиологические особенности детей в возрасте 1-3 лет с миотоническим синдромом // Материалы XI межвузовской конференции молодых ученых «Актуальные проблемы патофизиологии» - СПбГМУ, 2005 – c.25.
  6. Особенности биоэлектрической активности коры головного мозга у детей 1-3 лет по данным кросс-корреляционного анализа / Клиточенко Г.В., Клаучек С.В. // Вестник Волгоградского Государственного медицинского университета, №3 (15), 2005 c. 42-44.
  7. Нейрофизиологические особенности детей в возрасте 1-3 лет с аффективно-респираторными пароксизмами // Материалы Всероссийской конференции молодых исследователей «Физиология и медицина». - Вестник молодых ученых. - СПб, 2005 – 53 с.
  8. Электроэнцефалографические корреляты успешности учебной деятельности / Воробьева Е.В., Клиточенко Г.В., Кочегура Т.Н.// Материалы VI международной научно-практической конференции "Здоровье и Образование в XXI веке". - М., 2005 - С. 111-112.
  9. Особенности биоэлектрической активности головного мозга детей в возрасте 1-3 лет с различными формами последствий перинатальных поражений ЦНС / Клаучек С.В., Клиточенко Г.В.  // Журнал неврологии и психиатрии им. А.А.Корсакова, №4 2006 г. c.43-45.
  10. Особенности реакции электроэнцефалограммы на коррекционное биорезонансное воздействие / Клиточенко Г.В., Кочегура Т.Н. // Журнал Рос. Ассоциации по спортивной медицине и реабилитации больных и инвалидов, №2(19) 2006 – c.24.
  11. Особенности альфа-ритма ЭЭГ у детей в возрасте 4-6 лет с заиканием // Вестник РГМУ, №2 2006 c.86.
  12. Особенности электроэнцефалограммы младших школьников с дефицитом снимания / Тонконоженко Н.Л., Клиточенко Г.В. // Фундаментальные исследования в биологии и медицине: Сборник научных трудов. – Вып.1. – Ставрополь, 2006. c, 44-46.
  13. Особенности биоэлектрической активности головного мозга у детей с дефицитом внимания. / Тонконоженко Н.Л., Клиточенко Г.В. // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. 2006. - №4 (20), - c.48-50.
  14. Биоэлектрическая активность головного мозга детей с различными формами последствий перинатальных поражений ЦНС / Тонконоженко Н.Л., Клиточенко Г.В. // Український науково-медичний молодіжний журнал, спеціальний випуск, присвячений 60-ій ювілейній науково-практичній конференції «Актуальні проблеми сучасної медицини». – Київ, 2006. – c. 68.
  15. Особенности изменений в электроэнцефалограмме младших школьников с дефицитом внимания при функциональных пробах / Клиточенко Г.В., Тонконоженко Н.Л. // Фундаментальные исследования в биологии и медицине: Сборник научных трудов. – Вып.2. – Ставрополь, 2007. – c. 66-68.
  16. Особенности электроэнцефалограммы детей раннего возраста с различными формами последствий перинатальных поражений ЦНС // Материалы докладов XIV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» / М.: Издательский центр Факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, 2007. – с.499.
  17. Нейрофизиологическая оценка эффективности использования кортексина при коррекции дефицита внимания у детей младшего школьного возраста / Тонконоженко Н.Л., Клиточенко Г.В. // Материалы XIV Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – Москва, 2007. – c.746.
  18. Исследование коррекционного влияния управляемого ритма дыхания / Клиточенко Г.В., Кочегура Т.Н. // Журнал Рос. Ассоциации по спортивной медицине и реабилитации больных и инвалидов, №2(22) 2007 – c.29.
  19. Особенности электроэнцефалограммы у детей младшего школьного возраста при синдроме гиперактивности с дефицитом внимания / Тонконоженко Н.Л., Клиточенко Г.В. // Сборник научных работ "Актуальные проблемы педиатрии". – Уфа, 2008. – с.139-140.
  20. Эффективность применения методики биологической обратной связи при коррекции синдрома гиперактивности с дефицитом внимания у детей / Тонконоженко Н.Л., Клиточенко Г.В. // Сборник научно-практических статей, посвященных 90-летию Волгоградского муниципального здравоохранения. – Волгоград: Изд-во ВолГМУ, 2008. – с175-176.
  21. Оценка степени влияния эмоционального и психометрического интеллекта на эффективность операторской деятельности / Р.А.Кудрин, О.В.Ильина, Т.Н.Кочегура, Р.Е.Ахундова, А.С.Фокина, Г.В.Клиточенко, А.А.Северов // Вестник ВолГМУ. - 2009, №1(29). –– с.42-44.
  22. Динамика биоэлектрической активности головного мозга при курсовом использовании методики управляемого ритма дыхания / Клиточенко Г.В., Ильина О.В., Северов А.А. // Материалы XIV международного симпозиума "Эколого-физиологические проблемы адаптации". – Москва, РУДН. – 2009. – с.238-240.
  23. Коррекция функционального состояния центральной нервной системы детей младшего школьного возраста с использованием методов резонансного воздействия / Клаучек С.В., Клиточенко Г.В., Кочегура Т.Н., — Волгоград: 2009. — 195 с.
  24. Сравнительная эффективность применения методик релаксации и биологической обратной связи при коррекции синдрома гиперактивности с дефицитом внимания / Тонконоженко Н.Л., Клиточенко Г.В. // Вестник ВолГМУ. - 2009. №2 (30). –– с.43-44.
  25. Оценка эмоциональной устойчивости операторов по данным спектрального анализа сердечного ритма / Кудрин Р.А., Лифанова Е.В., Кочегура Т.Н., Клиточенко Г.В., Фокина А.С., Будников М.Ю. // Вестник РУДН. 2009.,  № 4. - 437-440.
  26. Опыт преемственности работы между стационарными отделениями патологии новорожденных города Волгограда и области и социально-реабилитационным центром "Нежность" по оздоровлению детей с последствиями церебральной ишемии, обусловленной состояниями недоношенности / Клиточенко Г.В., Петрова И.В., Звонарева Е.В. // Демографическая политика в Волгоградской области. Перспективы развития: материалы научно-практической конференции. – Волгоград: 2009. – с.93-96.
  27. Динамика электроэнцефалограммы при курсовом использовании управляемого ритма дыхания / Клиточенко Г.В., Ильина О.В., Северов А.А. // Актуальные проблемы эксперементальной и клинической медицины: материалы 67 открытой научно-практической конференции с международным участием. – Волгоград: 2009. – с. 8.
  28. Психофизиологические критерии успешной операторской деятельности / Кудрин Р.А., Кочегура Т.Н., Клиточенко Г.В., Долецкий А.Н. // Актуальные проблемы эксперементальной и клинической медицины: материалы 67 открытой научно-практической конференции с международным участием. – Волгоград: 2009. – с. 10-11.
  29. Использование методики биологической обратной связи при коррекции синдрома гиперактивности с дефицитом внимания у детей младшего школьного возраста / Тонконоженко Н.Л., Клиточенко Г.В. // Инновационные достижения фундаментальных и прикладных медицинских исследований в развитии здравоохранения Волгоградской области: Сборник научных трудов. – Волгоград: Изд-во ВолГМУ. – 2009. – с.27-29.
  30. Биоэлектрическая активность головного мозга детей с дефицитом внимания // Врач-аспирант, научно-практический журнал. №3(40), 2010. с.40-44.
  31. Нейрофизиологическая коррекция биоэлектрической активности головного мозга стресснеустойчивых операторов / Бубнова А.Е.,  Клиточенко Г.В. // Вестник РГМУ.  2010, Специальный выпуск № 2. с. 463.
  32. Коррекционное  воздействие  при  нарушении функции внимания у детей /  Клиточенко Г.В., Тонконоженко  Н.Л. // Актуальные  проблемы  современной  науки  и  образования. Материалы  Всероссийской  научно-практической  конференции  с  международным  участием.  Т.II.  —  Уфа: РИЦ БашГУ, 2010 -  с.668-671.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.