WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Булатецкий

Сергей Владиславович

Физиологические механизмы успешности

профессиональной подготовки курсантов

образовательных учреждений МВД России

03.00.13 – физиология

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора медицинских наук

Рязань 2008

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Рязанский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

Научный консультант:

доктор медицинских наук, профессор

Бяловский Юрий Юльевич

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор

Дегтярев Виталий Прокопьевич

доктор медицинских наук, профессор

Гаврилова Елена Анатольевна

доктор медицинских наук

Жаднов Владимир Алексеевич

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова МО РФ»

Защита состоится 23 июня 2008 г. в 12 ч. 00 мин. на заседании Диссертационного совета Д 208.084.01 ГОУ ВПО РязГМУ Росздрава (г. Рязань, ул. Высоковольтная, д. 9)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО РязГМУ Росздрава (390026, г. Рязань, ул. Шевченко, д. 34)

Автореферат разослан « 28» апреля 2008 г.

Учёный секретарь Диссертационного совета

доктор медицинских наук, профессор  Лапкин М.М.

Общая характеристика работы



Актуальность исследования. Возросшие в современном обществе требования к деятельности органов правопорядка (Жевлакович С.С., 2007), высокая степень риска потери здоровья, социальная и профессиональная ответственность (Камышев А.А., 1997; Батышев А.С. и др., 1999; Грибов С.А., Иванова Л.А., 2000) обуславливают более высокие требования к уровню профессионализма, интеллектуальной и специальной подготовки кадров ОВД (Жевлакович С.С., 2006). Сотрудники правоохранительных органов относятся к лицам опасных профессий, для надежной деятельности которых необходим высокий уровень профессионального здоровья (Преображенский В.Н., Ушаков И.Б., Лядов К.В., 2000), физического развития, психофизиологической адаптации, психологических и психофизических качеств (Назаров Ю.Н., 2006). Особенности проявлений психофизиологической дезадаптации к учебно-служебной деятельности вызывают значительные затруднения в оценке психологического и функционального статуса курсантов (Бовин Б.Г. и др., 1997; Батышев А.С. и др., 1999; Колос И.В. и др., 1999; Мягких Н.И. и др., 1999, 2006; Войтович Л.В., 2006; Мосягин И.Г., Сидоров П.И., Лукманов М.Ф., 2006; Мацур И.А., 2007).

Повышение эффективности процесса профессионального обучения в образовательных учреждениях МВД России невозможно без поиска методов, направленных на оптимизацию функционального состояния курсантов на всех этапах обучения (Войтович Л.В., 2006; Коренев А.А., 2007; Шинкевич В.Е., 2007). Немаловажное значение в процессе профессиональной подготовки приобретает успешность деятельности, т.е. способность качественно выполнять предписанные биосоциальные функции при сохранении в допустимых пределах психофизиологической «цены» данной деятельности (Преображенский В.Н., Ушаков И.Б., Лядов К.В., 2000). Для определения «цены» деятельности необходимо установить, какие именно функциональные системы и отражающие их состояние показатели в наибольшей степени коррелируют с показателями результативности деятельности.

Результатами ряда исследований показано: 1) профессиональная деятельность, с одной стороны, является одной из важных сфер реализации адаптационного процесса, с другой стороны, соотношение различных аспектов адаптационного потенциала организма и «цены» адаптации организма (биосоциальная плата) к изменившимся условиям внешней или внутренней среды влияет на профессиональную успешность (Березин Ф.Б., 1988; Родыгина Ю.К., 2004; Маруняк С.В., Мосягин И.Г., 2005; Родыгина Ю.К., Дерягина Л.Е., Соловьев А.Г., 2005; Мосягин И.Г., 2007); 2) в образовательных учреждениях МВД России процесс обучения связан не только со значительными умственными и физическими нагрузками, но и с высоким психоэмоциональным напряжением (Булыко В.И. и др., 1996; Родыгина Ю.К., 2004; Назаров Ю.Н., 2006); 3) повышение качества подготовки кадров для органов внутренних дел во многом обусловлено совершенствованием используемой методики отбора абитуриентов (Бураев Ю.И., Матюхов А.А., Федоткин С.Н., 1991; Батышев А.С. и др., 1999; Мягких Н.И. и др., 1999, 2006; Петров В.Е., 2003); 4) уровень профессиональной подготовки курсантов образовательных учреждений МВД России зависит не только от квалификации преподавателей, личностных свойств и физиологических особенностей обучаемых, но и от процесса адаптации к условиям обучения (Мягких Н.И. и др., 1999; Мосягин И.Г., 2006, 2007; Филипченко С.Н., Даутов В.В., 2006; Диденко И.В., 2007; Прохоров К.А., 2007).

Актуальность изучения проблемы успешности профессиональной подготовки курсантов образовательных учреждений МВД России обусловлена: недостаточно высокой информационной значимостью психофизиологических критериев, используемых при профессиональном отборе кандидатов на обучение; малоизученностью влияния условий учебно-служебной деятельности на качество профессиональной подготовки, здоровье, психофизиологическую и социальную адаптацию курсантов; необходимостью оптимизации функционального состояния курсантов в процессе обучения с формированием и реализацией различных форм поведенческих тактик адаптации к предстоящей профессиональной деятельности; отсутствием концепции системных механизмов успешности профессиональной подготовки курсантов в образовательных учреждениях МВД России.

Цель исследования. Изучить системную организацию физиологических механизмов, обеспечивающих успешность профессиональной подготовки курсантов образовательных учреждений МВД России.

Задачи исследования:

1. Проанализировать динамику показателей вариабельности сердечного ритма у курсантов с различным исходным функциональным состоянием при разных видах нагрузочного тестирования.

2. Оценить значения показателей вариабельности сердечного ритма при нагрузочных пробах на этапе профессионального отбора кандидатов на обучение в образовательное учреждение МВД России и возможность их применения для прогнозирования успешности обучения.

3. Оценить изменения неспецифических адаптационных механизмов в условиях дозированного применения локальных магнитных воздействий и дополнительного респираторного сопротивления.

4. Изучить особенности развития общего адаптационного синдрома при действии дополнительного респиратороного сопротивления и применении локальных магнитных воздействий в группах с разными адаптационными тактиками.

5. Определить внутри- и межсистемные взаимосвязи показателей жизнедеятельности организма при адаптации к ступенчатому изменению дополнительного респираторного сопротивления и локальным магнитным воздействиям.

6. Соотнести показатели поведенческой деятельности курсантов и физиологических трат организма в ходе учебно-служебной деятельности.

7. Выявить факторы, оптимизирующие функциональное состояние курсантов в процессе учебно-служебной деятельности.

8. Используя теорию функциональных систем П.К. Анохина, смоделировать системные физиологические механизмы успешности профессиональной подготовки курсантов образовательных учреждений МВД России.

Научная новизна работы.

1. В работе впервые соотнесены успешность формирования профессионально важных качеств у курсантов и «физиологическая цена» деятельности при выполнении психофизиологических нагрузочных тестов.

2. Выявлены критериальные значения показателей вариабельности сердечного ритма для прогнозирования успешности профессионального обучения, что позволяет улучшить эффективность и качество профессионального отбора в учебные заведения МВД России, ускорить адаптацию к условиям обучения.

3. Исследованы особенности развития общего адаптационного синдрома при действии дополнительного респираторного сопротивления и локальных магнитных воздействий в группах с разными адаптационными стратегиями.

4. Сформулированы представления о критериях оптимизации функционального состояния курсантов образовательного учреждения МВД России, исходя из системной организации адаптивных функций целостного организма.

5. Показано, что системная организация адаптации курсантов к учебно-служебной деятельности, может быть представлена обобщенной функциональной системой. Исполнительные механизмы данной функциональной системы включают как специфические (поведенческий и вегетативный контур саморегуляции), так и неспецифические (общеадаптационные) механизмы, которые имеют явно выраженный реципрокный характер: устойчиво выделяются стресс-реализующие и стресс-лимитирующие механизмы. Избирательность включения неспецифических механизмов саморегуляции обобщенной функциональной системы определяется типом адаптационной стратегии данного индивидуума и параметрами физиологического воздействия в ходе профессиональной подготовки: как правило, низкие и средние диапазоны раздражителей преимущественно стимулируют стресс-лимитирующие механизмы; высокие – запускают стресс-реализующие механизмы. Критерием оптимальности физиологического воздействия является устойчивая стимуляция стресс-лимитирующих и торможение стресс-реализующих механизмов.

Практическая значимость работы. Концепция системной организации физиологических механизмов, обеспечивающих успешность профессиональной подготовки курсантов образовательных учреждений МВД России, сформулированная на основании проведенных исследований, создает принципиальную возможность прогнозирования успешности профессионального обучения и коррекции функциональных состояний человека. В наших исследованиях установлено, что «физиологическая стоимость» деятельности может выступать критерием прогнозирования успешности профессионального обучения, а соотношение стресс-лимитирующих и стресс-реализующих механизмов адаптации можно использовать для целенаправленного управления функциональным состоянием организма. Параметризация неспецифических адаптивных механизмов в ходе профессиональной подготовки позволяет оценить не только эффективность формируемой адаптации, но и прогнозировать ее кратковременные и долговременные последствия.

Практическое значение работы состоит в том, что в ней описаны условия управления неспецифическими адаптационными механизмами при различных нагрузочных пробах. Полученные результаты и методические разработки могут найти применение в теории и методике физического воспитания, спортивной тренировки, оздоровительной и адаптивной физической культуры, физиологии, физиотерапии, патофизиологии, лечебной физкультуре.

Внедрение результатов исследования. Результаты диссертационного исследования внедрены в практическую деятельность Департамента кадрового обеспечения МВД России, Рязанского областного врачебно-физкультурного диспансера, в учебный процесс Рязанского филиала ГОУ ВПО «Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации», ГОУ ВПО «Рязанский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию», в учебно-тренировочный процесс Муниципального образовательного учреждения дополнительного образования детей «СДЮСШОР по дзюдо».

Апробация работы. Основные положения диссертации представля­лись на международной конференции «Механизмы функционирования вис­церальных систем» (Санкт-Петербург, 2001), межвузовских научно-практи­ческих конференциях «Совершенствование учебно-образовательного про­цесса по боевой подготовке курсантов и слушателей в образовательных уч­реждениях МВД России» (Орёл, 2002, 2004, 2005), всероссийских научно-практических конференциях «Медико-биологические и психолого-педаго­гические аспекты адаптации и социализации человека» (Волгоград, 2002, 2003, 2006), V Республиканской научно-практической конференции с меж­дународным участием «Социально-гигиенический мониторинг здоровья на­селения» (Рязань, 2002), научно-практической конференции молодых уче­ных «Актуальные вопросы клинической и экспериментальной медицины» (Санкт-Петербург, 2002), IV международной конференции по реабилитоло­гии (Москва, 2002), XI международном симпозиуме «Эколого-физиологиче­ские проблемы адаптации» (Москва, 2003), III Российском научном форуме РеаСпоМед (Москва, 2003), международном научно-практическом симпо­зиуме «Вариабельность сердечного ритма: от дерзких идей до самых прак­тичных приложений» (Харьков, 2003), международном симпозиуме «Ва­риабельность сердечного ритма: теоретические аспекты и практическое применение» (Ижевск, 2003), всероссийской научно-практической конфе­ренции «Состояние и актуальные проблемы профессионального психологи­ческого отбора в органах внутренних дел Российской Федерации» (Москва, 2003), 3-м Конгрессе Европейского региона Международного союза по борьбе с туберкулёзом и лёгочными заболеваниями (IUATLD) 14 Национальном Конгрессе Российского Респираторного Общества (Москва, 2004), III Российском Конгрессе по патофизиологии «Дизрегуляционная патология органов и систем (экспериментальная и клиническая патофизиология)» (Москва, 2004), научно-практическом семинаре «Особенности профессиональной подготовки в правоохранительных органах и Вооруженных силах РФ» (Рязань, 2005), ежегодной научной конференции Рязанского государственного медицинского университета имени академика И.П. Павлова (Рязань, 2006), межрегиональной научно-практической конференции «Физическое воспитание населения – реалии, проблемы и перспективы» (Рязань, 2007), научно-практическом семинаре «Актуальные вопросы совершенствования учебно-образовательного процесса по физической, огневой и тактико-специальной подготовке курсантов и слушателей образовательных учреждений МВД России» (Рязань, 2007), межкафедральном совещании ГОУ ВПО РязГМУ Росздрава 18 октября 2007 года.

Публикации. По теме диссертационной работы самостоятельно и в соавторстве опубликовано 96 печатных работ, в том числе 3 монографии – «Перспективы применения математического анализа ритма сердца в системе научного психофизиологического прогнозирования успешности профессионального обучения» (Рязань, 2005. – 218 с), «Критерии оценки и пути оптимизации функционального состояния сотрудников правоохранительных органов» (Рязань, 2005. – 122 с., совм. с: В.И. Чернышов, Г.Н. Зудашкин), «Неспецифические адаптационные механизмы в оптимизации тренирующих и реабилитационных мероприятий» (Рязань, 2006. – 384 с., совм. с: Ю.Ю. Бяловский, В.Н. Абросимов, С.В. Викулин, С.А. Шустова).

Объем и структура работы. Работа состоит из введения, 3-х глав, практических рекомендаций, списка литературы (всего 422 источника, из них 57 зарубежных). Основное содержание диссертации изложено на 237 страницах машинописного текста и включает 58 таблиц и 57 рисунков. Дополнительная методическая информация размещена в приложении.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Кратковременное применение различных величин дополнительного респираторного сопротивления и магнитного воздействия с разными параметрами избирательно изменяют неспецифические механизмы адаптации.

2. Соотношение стресс-лимитирующих и стресс-реализующих механизмов адаптации можно использовать для целенаправленного управления функциональным состоянием организма.

3. Использование дозированных магнитных воздействий с целью избирательного изменения состояния неспецифических адаптационных механизмов позволяет оптимизировать функциональное состояние, ускорить адаптацию к условиям обучения, повысить уровень профессионального здоровья.

4. Реализация выявленных критериальных значений показателей вариабельности сердечного ритма при нагрузочном психофизиологическом тестировании позволяет повысить эффективность профессионального отбора в образовательные учреждения МВД России.

5. Концепция системной организации физиологических механизмов, обеспечивающих успешность профессиональной подготовки курсантов образовательных учреждений МВД России, сформулированная на основании проведенных исследований, создает принципиальную возможность прогнозирования и коррекции функциональных состояний человека.

Материалы и методы исследований

Практическая часть работы выполнена в 2001-2007 гг. в Рязанском филиале Московского университета МВД России, в ГОУ ВПО РязГМУ Росздрава (кафедра патофизиологии), в Рязанском областном врачебно-физкультурном диспансере, в Центре спортивных единоборств «Комета» (г. Рязань). В исследованиях добровольно участвовали: кандидаты на обучение в Рязанском филиале Московского университета МВД России (804 чел.), курсанты Рязанского филиала Московского университета МВД России (711 чел.), курсанты Рязанского филиала Московского университета МВД России, имеющие высокую спортивную квалификацию и занимающиеся в группах спортивного совершенствования (38 чел.), студенты Рязанского государственного медицинского университета (114 чел.). При организации исследований учитывались рекомендации комиссии по Биомедицинской этике межведомственной секции РНКБ «Физиологические исследования на человеке» (2000).

Экспериментальная часть работы включала: определение уровня физической готовности; оценку функциональных резервов организма; клиническую лабораторную диагностику; оценку профессионально значимых аспектов деятельности; оценку состояния неспецифических адаптационных механизмов и анализ динамики при различных функциональных пробах: физические нагрузки, дополнительное респираторной сопротивление, магнитные воздействия, тилт-тест, психоэмоциональные нагрузки и др.; исследовалась личностная и реактивная психодиагностика; проводился математический анализ ритма сердца и других биоритмологических процессов; оценивалась магнитотропная чувствительность. В исследованиях изучались физиологические механизмы, влияющие на формирование профессионально-важных качеств и успешность обучения, системная организация процессов адаптации к обучению. В исследуемых группах оценивались исходные психологические и физиологические показатели, а также величина их изменений на разных этапах обучения, при различных видах нагрузочного тестирования.

В качестве методологических принципов использовались: принцип дозированного раздражения (Широкий В.Ф., 1971), принцип ступенчатого изменения раздражителя (Белов А.Ф., 1970), принцип биологической стандартизации используемых раздражителей (Корсакин М.П., 1980; Шилин А.А., 1984), принцип биологической кибернетики (Баевский Р.М., 1968, 1979), принцип системной организации функций (Анохин П.К., 1968, 1975; Судаков К.В., 1984, 1987).

Исследовалось влияние дозированных нагрузочных воздействий на испытуемых:

1) моделирование ДРС с использованием беспороговых инспираторных резистивных нагрузок;

2) биологическая стандартизация величины ДРС по Н.П. Александровой (1993): определение величины ДРС исходя из значения подмасочного давления во время первого нагруженного вдоха при выполнении пробы Muller (Muller E.A., Franz H., 1952);

3) оценка функционального состояния при нагрузочном тестировании (активная ортостатическая проба, информационная психофизиологическая проба, пробы со стандартными величинами ДРС) с целью определения «цены адаптации» к функциональной нагрузке;

4) воздействие аппаратами МАГОФОН-01 и АЛМАГ-01 с целью избирательного управления неспецифическими адаптационными механизмами.

В исследовании использованы следующие методы.

I. Физиологические методы.

1. Пневмоманометрия.

2. Определение абсолютных и дифференциальных порогов резистивной чувствительности.

3. Предъявление дозированных резистивных нагрузок – плавное увеличение ДРС, осуществляемое посредством специальной установки.

4. Нормирование ДРС по толерантности к пробе Мюллера. В исследованиях внутриротовое давление с помощью специального оригинального устройства поддерживалось на уровне 40%Pmmax или 60%Pmmax от 100%Pmmax.

5. Оценка магнитотропной чувствительности. Проводилась с использованием аппарата АЛМАГ-01.

6. Оценка функции системы кровообращения и состояния неспецифических адаптационных механизмов по результатам математического анализа ритма сердца (Heart rate variability, 1996; Баевский Р.М., Иванов Г.Г., 2000; Баевский Р.М. и др., 2001) аппаратно-программным комплексом «Варикард 1.41» (Семёнов Ю.Н., Баевский Р.М., 1996, 1999; Баевский Р.М., Семёнов Ю.Н., Черникова А.Г., 2000; Берсенева А.П. Семёнов Ю.Н., 2003).

7. Анализ программно-аппаратным комплексом «Динамика-100» биоритмологических процессов организма человека, выделяемых из электрокардиосигнала в широкой полосе частот («фрактальная нейродинамика»).

II. Методы клинической лабораторной диагностики: оценка перекисного окисления липидов (ПОЛ), оценка активности антиоксидантной системы (АОС), оценка уровня стресс-гормонов, оценка состояния гемостаза.

III. Физиотерапевтические методы.

1. Однократное и курсовое воздействие физиотерапевтическими аппаратами АЛМАГ-01 и МАГОФОН-01.

2. Оценка параметров воздействия по результатам неспецифической магнитотропной реакции.

IV. Исследование личностных свойств и особенностей мышления: шестнадцатифакторный личностный опросник Кеттелла – 16-ФЛО (Кеттелл Р.Б., Эбер Г.В., 1968), стандартизированная методика исследования особенностей мышления – МИОМ (Батышев А.С. и др., 1999), стандартизированное многофакторное исследование личности – СМИЛ (Собчик Л.Н., 2000), тест Стреляу (Карелин А.А. и др., 1999), тест «Количественные отношения» (Римский Р.Р., Римский С.А., 1995).

V. Психометрические ситуационные исследования: методика САН (Доскин В.А., и др., 1973), тест ФПС-2Т, восьмицветовой тест М. Люшера (Собчик Л.Н., 1990).

VI. Оценка физической подготовленности и степени выраженности ПВК. Оценка физической подготовленности курсантов проводилась в соответствии с «Наставлением по физической подготовке (НФП-96) сотрудников органов внутренних дел» (Приказ № 412 от 29.07.96 г. и Приказ № 510 от 15.05.01 г.) и нормами физической подготовленности (Сидоренко И.В., 2006). Для оценки степени выраженности профессионально важных качеств, формируемых в процессе обучения, использовались «Анкета оценки степени выраженности профессионально-важных качеств» и «Карта поведенческих характеристик курсанта».

VI. Анализ экспериментальных результатов. При оценке биологической значимости отдельных поведенческих актов использовались положения Павловской школы (Павлов И.П., 1926), теории функциональных систем (Анохин П.К., 1968, 1975; Судаков К.В., 1984, 1987) Для оценки репрезентативности изучаемых показателей использовались методы биометрии (Плохинский Н.А., 1990; Гланц С., 1998; Гельман В.Я., 2002). Для исследования личностных свойств, мотивационно-эмоциональной сферы целенаправленного поведения человека использовался пакет психодиагностических программ (Лапкин М.М., Маркин В.И., 1992) и программа стандартизированного многофакторного метода исследования личности Psytest v 2.18. Результаты математического анализа ритма сердца обрабатывались с использованием программного обеспечения ИСКИМ-6 v.6.2, разработанного ИВНМТ «РАМЕНА» (г. Рязань). Параметрические результаты исследования оценивались с помощью Microsoft office Excel 2003 Windowsxp, программы StatGraphics Plus for Windows v3 и статистического пакета STATISTICA for Windows Ru v 5.5.

Результаты собственных исследований

и их обсуждение

В группах кандидатов на обучение с разной принадлежностью к «группе риска» оценивались сопряженные связи между ЧСС (HR) и спектрально-волновыми характеристиками сердечного ритма (TP, HF, LF, VLF) при психофизиологическом тестировании. В группе кандидатов на обучение с исходно низкими результатами исследования особенностей мышления наблюдается преобладание числа и силы достоверно значимых корреляционных связей, чем в группе кандидатов на обучение с высокими результатами. Учитывая, что все кандидаты на обучение, оценивались по уровню развития интеллекта, в исходном состоянии в группе кандидатов с высоким уровнем развития интеллекта отмечается большее число степеней свободы, функциональные системы более пластичны, а результат деятельности наиболее оптимален. Это обусловлено тем, что более низкая энтропия системы соответствует более высокому уровню организации живых систем (Моисеева Т.Ю., 2000), а мозг здорового бодрствующего человека является предельно неустойчивой хаотической системой (Пригожин И.П., Стенгерс И., 1984; Мелик-Гайказян И.В., 1998) (рис. 1).

Рис. 1. Парные корреляции между ЧСС и спектральными параметрами ВСР в фоновых условиях (А) и при психоэмоциональном тестировании (Б)

Интеллектуальная нагрузка вызвала увеличение числа, а в группе кандидатов на обучение с исходно высоким уровнем развития интеллекта ещё и силы корреляционных связей. Это свидетельствует, с одной стороны, об оптимальном регулировании сердечной деятельности при интеллектуальной нагрузке в группе кандидатов на обучение с исходно высокими результатами исследования особенностей мышления, с другой, – о более высокой пластичности ФуС, обеспечивающих регуляцию гомеостаза в процессе умственной деятельности. Рост числа и силы корреляционных связей приводит к увеличению энтропии, которая определяет уровень структурирования системы (Пригожин И., 1985). Такое уменьшение числа степеней свободы означает, что в системе происходит самоорганизация (Садыхов Р.А., Владимирский И.Э., Мамедова У.С., 2001), т.е. в группе кандидатов на обучение с исходно высоким уровнем развития интеллекта умственная деятельность совершается с повышением сложности структур и порядка, что характеризует адаптивность процессов, протекающих в системе.

Для определения взаимосвязи между уровнем развития интеллекта и спектрально-волновыми характеристиками сердечного ритма у 106 кандидатов на обучение изучались особенности регуляции ритма сердца при психофизиологическом тестировании с последующим исследованием особенностей мышления. По результатам тестирования были выделены группы с низким (n=9, оценка по МИОМ – 1,670,13), средним (n=83, 4,490,10) и высоким (n=14, 7,290,14) уровнем развития интеллекта.

Учитывая, что мерой напряженности адаптации является характер внутри и межсистемных связей (Меделяновский А.Н., 1987), оценивались сопряженные связи между исследуемыми показателями спектрального анализа и уровнем развития интеллекта (рис. 2).

Рис. 2. Парные корреляции между спектральными параметрами сердечного ритма и уровнем развития интеллекта кандидатов на обучение в фоновых условиях (А) и при психофизиологическом тестировании (Б)

В группе кандидатов на обучение с исходно низким уровнем развития интеллекта наблюдались достоверно значимые отрицательные коэффициенты ранговой корреляции до дачи интеллектуальной нагрузки (в исходном фоне). Этот факт свидетельствовал об определенном характере зависимости показателей спектральной мощности сердечного ритма в группе испытуемых с низким интеллектом в исходном фоне: чем ниже показатель интеллектуального развития, тем больше суммарная мощность спектра ВСР и мощности в области высоко- среднечастотных составляющих. Для испытуемых с высоким уровнем развития интеллекта такой зависимости в исходном фоне не обнаруживается.

Одним из основных положений синергетики является развитие системы через обострение и неустойчивость. Отрицательная обратная связь для многокомпонентных систем является стабилизирующим фактором. Обратная связь с положительным знаком в нелинейных системах приводит к нестабильности, неустойчивости, к режиму обострения, сверхбыстрого развития процесса (Набиулин М.С., Лычев В.Г., 1999). В группе кандидатов на обучение с высоким уровнем развития интеллекта между исследуемыми показателями отмечается большее число степеней свободы, чем в группе с низким уровнем развития интеллекта. При нагрузочном психоэфизиологическом тестировании распределение ранговых коэффициентов корреляции Спирмена существенно изменялось. Если в группе с низким развитием интеллекта корреляционные связи во время нагрузки были минимальны (и имеющие, как и в фоновых условиях, отрицательный характер), то в группе с высоким развитием интеллектуальных способностей определялись значимые положительные корреляционные нагрузки со всеми параметрами спектральной мощности сердечного ритма. Этот факт свидетельствует о том, что у кандидатов на обучение с высоким развитием интеллекта при реализации психофизиологичекой нагрузки увеличение мощностных показателей ритма сердца напрямую связано с ростом интеллектуального показателя. Уменьшение числа степеней свободы означает, что в системе происходит самоорганизация и у нее появляются свойства, которыми не обладает ни одна из подсистем (Садыхов Р.А., Владимирский И.Э., Мамедова У.С., 2001), т.е. у кандидатов на обучение с высоким уровнем интеллекта из хаотической массы элементов строятся активно действующие ФуС, что, в свою очередь, характеризует адаптивность процессов, протекающих в системе. Подтверждением этому может служить динамика внутрисистемных корреляций в данных группах (рис. 3).

Рис. 3. Корреляционные плеяды спектральных параметров сердечного ритма кандидатов на обучение в фоновых условиях (А) и при психофизиологическом тестировании (Б). Коэффициент ранговой корреляции Спирмена в группах имеет положительное значение

По характеру взаимосвязей спектрально-волновых характеристик кардиоритма видно, что состояние системы ауторегуляции в исследуемых группах перед тестированием одинаково. Интеллектуальная нагрузка в группе кандидатов на обучение с низким уровнем развития интеллекта вызвала уменьшение числа (распад) корреляционных связей, что обусловлено переходом системы в неустойчивое, хаотическое состояние. Подобная динамика свидетельствует о неоптимальном регулировании ритма сердца в процессе умственной деятельности.

В группе кандидатов на обучение с высоким уровнем развития интеллекта при умственной нагрузке произошло возрастание силы корреляционных связей при неизменном состоянии степеней свободы, т.е. внутрисистемные отношения носят избирательный характер. Вследствие того, что уровень структурирования системы определяется ее энтропией – к увеличению энтропии приводит рост силы корреляционных связей (Пригожин И.П., 1985), – то в данной группе умственная деятельность совершается с повышением сложности структур и порядка, с формированием диссипативных структур, т.е. в режиме минимизации диссипативной функции.

Нами проведен анализ изменений в регуляции ритма сердца при психоэмоциональной пробе в группах кандидатов на обучение с разной успешностью последующей профессиональной подготовки (табл. 1).

Таблица 1

Показатели ВСР (M) при психоэмоциональной пробе в группах

кандидатов на обучение с разной успешностью

последующей профессиональной подготовки

Показатели ВСР

До тестирования

Во время выполнения теста

Кандидаты с последующей низкой

успеваемостью

Кандидаты с последующей высокой

успеваемостью

Кандидаты с последующей низкой

успеваемостью

Кандидаты с последующей высокой

успеваемостью

Суммарная мощность спектра (TP), мс2

2,930,32

4,520,54*

2,350,24

2,490,36

Суммарная мощность HF, мс2

0,740,12

1,060,18

0,570,08

0,540,09

Суммарная мощность LF, мс2

1,210,10

1,920,22**

1,110,13

1,160,15

Суммарная мощность VLF, мс2

0,510,06

0,740,09*

0,310,04

0,390,06

SI, ед.

16233

19363

23753

22240

ПАРС, баллы

4,000,27

4,800,32

5,130,23

5,180,28

Примечание: * - p<0,05; ** - p<0,005

В условиях предстоящей умственной деятельности у кандидатов на обучение с последующей высокой успеваемостью достоверно выше была суммарная мощность спектра, выражающая суммарный эффект воздействия на сердечный ритм всех уровней регуляции, что свидетельствует о хорошем состоянии системы кровообращения. Подтверждением этому служат более высокие значения мощности низкочастотной составляющей спектра, отражающей активность вазомоторного центра, и мощности сверхнизкочастотной составляющей спектра, характеризующей влияние высших вегетативных центров на сердечно-сосудистый подкорковый центр, состояние нейрогуморального и метаболического уровней регуляции. Перед тестированием SI и ПАРС были выше (p>0,05) в группе кандидатов на обучение с высокой последующей успеваемостью, что связано с повышенным уровнем тревожности, который, как установлено другими исследованиями, положительно влияет на успешность обучения (Белов А.Ф., Лапкин М.М., Яковлева Н.В., 1994; Бадиков В.И., Быкова Е.В., Климина Н.В., 1997). Тестирование в исследуемых группах вызвало снижение активности регуляторных систем (TP) и уменьшение эрготропных влияний (VLF), причём изменения более выражены в группе кандидатов на обучение с высокой последующей успеваемостью. Интеллектуальная нагрузка в сравниваемых группах также вызвала уменьшение высоко- (HF) и низкочастотного (LF) компонентов ВСР, что свидетельствует о снижении активности парасимпатического звена регуляции и активности вазомоторного центра, при этом более высокие исходные значения были в группе кандидатов на обучение с высокой последующей успеваемостью. Интеллектуальная нагрузка вызвала более значительное увеличение SI и ПАРС в группе кандидатов на обучение с низкой последующей успеваемостью, т.е. явилась для них более сильным психоэмоциональным (стрессорным) воздействием.





При активной ортостатической пробе в исследуемых группах кандидатов на обучение с разной последующей успешностью профессиональной подготовки практически не имеется существенных отличий, за исключением состояния регуляторных систем. В группе кандидатов на обучение с низкой последующей успешностью обучения в положении «лёжа» выявлены более высокие значения ПАРС, а в группе кандидатов на обучение с хорошей последующей успеваемостью в положении «стоя» определяются более высокие значения стресс-индекса.

Дальнейшее изучение особенностей вегетативной регуляции ритма сердца проведено в плоскости определения возможности прогнозирования успешности профессионального обучения. У 219 кандидатов на обучение, поступивших в образовательное учреждение МВД России, проведён статистический анализ показателей ВСР при психофизиологическом нагрузочном тестировании на заключительном этапе профессионального отбора. Успешность обучения определялась по среднему значению экзаменационных оценок первого года обучения. По результатам построена кривая плотности нормального распределения и выделены 3 группы кандидатов на обучение с разными показателями успешности профессиональной подготовки: «низкой» – средняя оценка 3,010,09 (n=53); «средней» – средняя оценка 3,470,19 (n=121) и «высокой» – средняя оценка 4,120,20 (n=45). В последующем данные сопоставлялись в группах с низкой и высокой успеваемостью.

В выделенных группах курсантов с разной успешностью профессионального профессиональной подготовки использование методики исследования особенностей мышления выявило более высокое число правильно решенных задач в группе успевающих курсантов (45,69,0) по сравнению с группой с «низкой» успеваемостью (34,97,5; p<0,0001). Как известно на успешность профессионального обучения влияет не только уровень интеллекта, но и типологические особенности свойств нервной системы. В нашем исследовании по результатам теста Стреляу в группе курсантов с высоким уровнем успеваемости выявлена и более высокая сила процессов возбуждения (соответственно 73,08,8 и 70,89,7; p>0,05), торможения (75,38,4 и 70,89,0; p<0,05) и подвижность нервных процессов (65,89,3 и 64,98,7; p>0,05).

В конце первого года обучения с помощью методики парных сравнений преподаватели вуза оценивали степень выраженности формируемых профессионально важных качеств (ПВК). Полученные результаты показали, что группа курсантов с «низкой» успеваемостью также характеризовалась невысокой степенью выраженности формируемых ПВК (37,622,2% выбора среди курсантов). Выбор среди курсантов в группе со «средней» успеваемостью составил 47,624,1%, а в группе с «высокой» успеваемостью – 66,521,8%.

Анализ полученных данных показал, что в условиях предстоящей интеллектуальной нагрузки в группах кандидатов на обучение с последующим успешной профессиональной подготовкой более выражены амплитуда (MxDMn) и диапазон регуляторных влияний (MxRMn), и, как следствие, суммарный эффект вегетативной регуляции кровообращения (SDNN, CV). В отличие от группы с «низкой» успеваемостью данные группы характеризуются более высоким суммарным эффектом воздействия на сердечный ритм всех уровней регуляции (TP, ПАРС), что связано с повышенной активностью кардиостимулирующего и вазоконстрикторного симпатических центров продолговатого мозга (LF, LFmx) и активностью центральных эрготропных и гуморально-метаболических механизмов регуляции сердечного ритма (VLF, VLFmx). В данных группах также был длиннее средний период дыхательного цикла (HFt) и быстрее среднее время барорефлекторной реакции (LFt). В группе кандидатов на обучение с высокой последующей успеваемостью преобладали эрготропные функции, а функциональное состояние организма характеризовалось высоким адаптационным потенциалом.

При тестировании (умственная нагрузка) значимых различий в сравниваемых группах не выявлено (за исключением значения самого короткого RR интервала). Здесь же следует отметить и отсутствие в сравниваемых группах достоверных различий по числу решённых задач теста (в группе с «низкой» успеваемостью – 23,86,0; «средней» – 23,56,4; «высокой» – 23,76,5) и по числу правильно решённых задач (в группе с «низкой» успеваемостью – 13,75,4; «средней» – 15,36,4; «высокой» – 15,26,4). Хотя процент правильно решённых задач в группе кандидатов на обучение с последующей «низкой» успеваемостью был ниже – 57,317,2 (в группах со «средней» и «высокой» успеваемостью, соответственно 64,519,7 и 63,619,5).

Оценивая по динамике показателей ВСР физиологическую «стоимость» умственной деятельности следует отметить, что в группах кандидатов на обучение с последующей успешной профессиональной подготовкой  тестирование вызвало более выраженную централизацию управления ритмом сердца и активность вазомоторного центра, повышение тонуса симпатического и уменьшение тонуса парасимпатического отделов АНС, на фоне общего снижения активности регуляторных систем.

По результатам математического анализа ритма сердца при психоэмоциональной пробе с использованием программного обеспечения ИСКИМ-6 v.6.2 в группах кандидатов на обучение с последующей «низкой» и «высокой» успешностью профессиональной подготовки были построены графики плотности распределения показателей вариабельности, имеющих достоверные различия: SDNN, TP, HFt, LFt (в условиях предстоящего решения задач теста); Mn (при решении задач теста); Mx, LF, ПАРС (соотношение тест/фон). У всех испытуемых проведена оцифровка (маркировка) степени выраженности или значимости данного показателя по трёхбалльной системе. Каждый показатель оценивался дважды: по данным группы кандидатов на обучение с последующей «низкой» успешностью профессиональной подготовки (отрицательное значение маркера) и по данным группы кандидатов на обучение с последующей «высокой» успешностью подготовки (положительное значение маркера). При этом значению показателя вариабельности, попадающему в диапазон q-квантилей 0,309-0,691, присваивались 3 балла, попадающему в диапазон q-квантилей 0,159-0,309 или 0,691-0,841 – 2 балла, попадающему в диапазон q-квантилей 0,023-0,159 или 0,841-0,977 – 1 балл. Итоговая величина определялась по сумме всех баллов.

При последующем анализе графиков плотности распределения итоговой суммы баллов были выявлены два относительно независимые распределения, соответствующие группам кандидатов на обучение с последующей «низкой» и «высокой» успешностью профессиональной подготовки.

Для количественной оценки коэффициента селективности данной методики с определением критерия разделения выборок использовался алгоритм исследования дифференциальных возможностей диагностического инструментария (Петров В.Е., 2003). Были определены статистические параметры итоговой суммы баллов в группах с «низкой» и «высокой» успеваемостью и диапазоны наиболее вероятного попадания в соответствующую группу. Критериальные значения итоговой суммы баллов по показателям ВСР при психофизиологическом тестировании для группы с «низкой» успеваемостью составили -1 балл и меньше, а для группы с «высокой» успеваемостью – +2 балла и больше.

С целью определения практической эффективности данной методики у кандидатов на обучение нового набора (n=158) осуществлена оценка результатов математического анализа ритма сердца при психоэмоциональной нагрузочной пробе. Полученные результаты показали, что, во-первых, практически совпали эмпирическая и вычисленная по нормальному закону кривые распределения итоговой суммы баллов и, во-вторых, при сопоставлении результатов распределения с «расчётной» группой выявлено значительное сходство, что свидетельствует о возможности прогнозирования последующую успешности обучения.

При изучении механизмов общего адаптационного синдрома в условиях ступенчатого применения возрастающих величин инспираторных резистивных дыхательных нагрузок в группах с разным уровнем физической подготовленности моделировалось дополнительное респираторное сопротивление величиной 40%Pmmax и 60%Pmmax от максимального внутриротового давления. Изменение содержания биогенных аминов и показателей ПОЛ-АОС до и после ступенчатого возрастания резистивных нагрузок представлены в таблицах 2 и 3.

Таблица 2

Изменение содержания биогенных аминов и показателей ПОЛ-АОС

до и после ДРС величиной 40%Pmmax

Показатели

Спортсмены (n=5)

Студенты (n=7)

Исходный

фон

После

нагрузки

Исходный

фон

После

нагрузки

Адреналин, нмоль/л

1,90±0,06

2,17±0,12

1,88±0,15

2,47±0,09 **

Норадреналин, нмоль/л

39,67±1,21

41,60±2,16

39,11±0,73

43,6±0,78 **

Серотонин, мкмоль/л

1,04±0,05

1,18±0,03

0,82±0,02

1,15±0,05 ***

Гидроперекиси, Е/мл

1,37±0,10

1,11±0,06

1,46±0,02

1,23±0,04 ****

Малоновый диальдегид плазмы, мкмоль/л

4,40±0,10

4,10±0,06

4,28±0,04

4,07±0,05 **

Антиокислительная активность плазмы, %

33,33±0,67

29,33±1,20 *

28,79±0,23

32,96±0,57 ****

Каталазы, мкат/л

8,77±0,03

9,60±0,31

8,98±0,10

10,29±0,18 ****

Примечание: р<0,05 -*, р<0,01 - **, р<0,001 - ***, р<0,0001 - ****

Таблица 3

Изменение содержания биогенных аминов и показателей ПОЛ-АОС

до и после ДРС величиной 60%Pmmax

Показатели

Спортсмены (n=5)

Студенты  (n=7)

Исходный фон

После

нагрузки

Исходный

фон

После

нагрузки

Адреналин, нмоль/л

2,19±0,04

2,73±0,08 **

2,19±0,07

3,60±0,18 ****

Норадреналин, нмоль/л

39,68±1,05

49,19±0,47 ***

39,8±0,69

46,69±1,08 ***

Серотонин, мкмоль/л

0,92±0,03

0,78±0,05 *

0,74±0,04

0,56±0,03 **

Гидроперекиси, Е/мл

1,43±0,05

1,65±0,06 *

1,39±0,04

1,70±0,06 ***

Малоновый диальдегид плазмы, мкмоль/л

4,15±0,06

4,25±0,06

4,20±0,07

4,43±0,05 *

Антиокислительная активность плазмы, %

30,50±0,64

27,75±0,85 *

30,11±0,53

27,0±0,55 ***

Каталазы, мкат/л

8,83±0,16

8,33±0,11 *

8,59±0,08

8,23±0,08 **

Примечание: р<0,05 -*, р<0,01 - **, р<0,001 - ***, р<0,0001 - ****

Реализация резистивной дыхательной нагрузки величиной 40%Pmmax в обеих группах существенно изменяла процессы ПОЛ в сторону торможения: активность ГП липидов упала до 84% от начального количества у студентов и 81% у спортсменов; концентрация МДА у студентов составила 95%, а у спортсменов – 93% от исходного количества. При действии ДРС 60%Pmmax, наоборот, отмечалось усиление ПОЛ: содержание ГП липидов у спортсменов возросло на 15% и на 22% у студентов, а МДА, соответственно, на 2% и 6% от исходного уровня. Концентрации адреналина и норадреналина возрастали прямо пропорционально величине ДРС (чем больше нагрузка, тем больше концентрация катехоламинов), достигнув максимума при нагрузке величиной 60%Pmmax, причём у студентов подъём адреналина был более выражен, как при 40%Pmmax (соответственно 131% и 114%), так и при 60%Pmmax (соответственно 164% и 125%).

Действие в течение 3-х мин ДРС величиной 40%Pmmax у студентов сопровождалось активацией АОС, о чем свидетельствовал рост общей антиокислительной активности плазмы и повышение активности каталаз, подъем которых составил 115% от исходного уровня. В отличие от студентов у спортсменов данная нагрузка вызвала снижение общей антиокислительной активности плазмы до 88% при повышении активности каталаз до 109%. При нагрузке 60%Pmmax антиокислительная активность плазмы и активность каталаз уменьшались, составляя соответственно 90% и 96% у студентов и 91% и 94% у спортсменов от исходного, что говорит об угнетении антиокислительных процессов при данной величине ДРС. Характер изменений концентрации серотонина зависел от величины ДРС: при нагрузках в диапазоне 40%Pmmax она повышалась (114% у спортсменов, 140% у студентов), а при ДРС величиной 60%Pmmax – снижалась до 85% от исходной у спортсменов и до 76% у студентов.

Как следует из полученных нами результатов, при нанесении средних по силе раздражителей (40%Pmmax) включаются стресс-лимитирующие (синтоксические) механизмы адаптации, при нанесении же сильных раздражителей (60%Pmmax) включаются стресс-реализующие (кататоксические) адаптивные механизмы, что согласуется с литературными данными (Selye H., 1977).

Величина изменений концентрации биогенных аминов и показателей ПОЛ-АОС в условиях предъявления ДРС связана с уровнем физической подготовленности испытуемых. Кратковременное применение ДРС величиной 40%Pmmax активирует сохранительные (стресс-лимитирующие) механизмы адаптации; резистивная нагрузка 60%Pmmax вызывает активацию реципрокно организованных защитных (стресс-реализующих) механизмов адаптации. Чем выше уровень физической подготовленности испытуемых, тем меньше уровень стресс-реализующих механизмов, возникающих при ДРС.

Изменение показателей гемостаза у спортсменов и студентов до и после ступенчатого возрастания ДРС приведены в таблицах 4 и 5.

Таблица 4

Показатели гемостаза до и после воздействия ДРС 40%Pmmax

Показатели

гемостаза

Спортсмены (n=5)

Студенты (n=7)

Исходный фон

После нагрузки

Исходный фон

После нагрузки

Время рекальцификации плазмы, с

92,67±1,20

104,30±4,33

81,88±1,94

91,00±1,83**

Концентрация фибриногена, мкмоль/л

10,47±0,12

10,47±0,09

10,64 ±0,09

10,63±0,07

Концентрация растворимого фибрина, мкмоль/л

0,253±0,015

0,193±0,003

*

0,220±0,005

0,18±0,004

****

Продукты деградации фибрина, нмоль/л

72,00±1,15

109,00±13,89

56,88±2,82

69,63±2,49

**

Концентрация гепарина, Е/мл

0,50±0,05

0,70±0,05

0,52±0,01

0,7±0,02

****

Концентрация антитромбина-III, %

92,00±1,73

102,00±1,73

*

89,92±0,59

98,38±0,08

****

Суммарная фибринолитическая активность, мм2

51,33±2,33

60,00±2,31

48,00±1,24

56,38±1,52

***

Активатор плазминогена, мм2

42,33±2,33

45,33±1,33

39,96±0,95

43,75±0,87

**

Концентрация плазмина, мм2

8,67±0,21

14,67±1,33

*

8,88±0,34

12,63±0,71

****

Концентрация α2-макроглобулина, мкмоль/л

4,07±0,08

3,70±0,09

3,93±0,04

3,49±0,07

****

Концентрация α1-антитрипсина, мкмоль/л

41,00±2,31

36,33±2,33

40,91±0,40

36,3±0,66

****

Примечание: р<0,05 -*, р<0,01 - **, р<0,001 - ***, р<0,0001 - ****

Таблица 5

Показатели гемостаза до и после воздействия ДРС 60%Pmmax

Показатели гемостаза

Спортсмены (n=5)

Студенты (n=7)

Исходный фон

После нагрузки

Исходный фон

После нагрузки

Время рекальцификации плазмы, с

79,75±2,39

74,25±2,84

86,11±1,54

76,44±1,82***

Концентрация фибриногена, мкмоль/л

10,98±0,28

10,90±0,14

10,69±0,10

10,81±0,09

Концентрация растворимого фибрина, мкмоль/л

0,235±0,013

0,275±0,010

*

0,21±0,006

0,25 ± 0,005 ****

Продукты деградации фибрина, нмоль/л

65,01±5,79

51,75±2,78

58,56±3,71

43,89±1,93

**

Концентрация гепарина, Е/мл

0,525±0,025

0,35±0,029

**

0,51±0,01

0,36±0,02

****

Концентрация антитромбина-III, %

94,0±1,63

82,5±3,86

*

90,0±0,82

78,11±1,41

****

Суммарная фибринолитическая активность, мм2

44,05±3,13

34,75±3,54

57,89±1,70

49,11±1,93

**

Активатор плазминогена, мм2

36,50±2,36

29,25±3,09

44,89±0,89

39,78±1,35

**

Концентрация плазмина, мм2

7,5±0,86

5,5±0,49

9,0±0,82

9,33±0,60

**

Концентрация  α2-макроглобулина, мкмоль/л

3,80±0,07

4,33±0,08

**

3,91±0,05

4,2±0,06

**

Концентрация α1-антитрипсина, мкмоль/л

40,75±1,37

44,05±1,47

39,78±0,46

42,78±0,55

***

Примечание: р<0,05 -*, р<0,01 - **, р<0,001 - ***, р<0,0001 - ****

ДРС величиной 40%Pmmax в каждой группе сопровождалось повышением активности механизмов противосвертывающей (уменьшение концентрации α2-макроглобулина и α1-антитрипсина, увеличение времени рекальцификации плазмы крови, концентраций гепарина и антитромбина-III) и фибринолитической (уменьшение в плазме концентрации растворимых комплексов мономеров фибрина, возрастание концентрации активатора плазминогена и продуктов деградации фибрина, рост суммарной фибринолитической активности плазмы, увеличение концентрации плазмина) системы крови.

Изменения регистрируемых показателей при действии ДРС величиной 60%Pmmax носили иной характер. Произошло уменьшение времени рекальцификации плазмы крови, концентрации гепарина и антитромбина-III. Возрастало содержание α2-макроглобулина и α1-антитрипсина. Уровень растворимых комплексов мономеров фибрина возрастал, а концентрация активатора плазминогена уменьшалась. Суммарная фибринолитическая активность плазмы падала, а количество продуктов деградации фибрина уменьшалось. Содержание фибриногена в плазме крови, как и при действии ДРС величиной 40%Pmmax, также не изменялось. В отличие от предыдущей нагрузки концентрация плазмина у спортсменов уменьшалась, а у студентов незначительно увеличивалась.

Полученные данные свидетельствуют, что при действии ДРС 60%Pmmax происходит активация системы свертывания с уменьшением активности антикоагулянтов и системы фибринолиза.

В этих группах также оценено влияние ДРС на показатели ВСР. Ступенчатое изменение ДРС вызвало не только количественные изменения, но и качественные различия регуляции сердечного ритма. Среднее значение RMSSD в обеих группах перед исследованием были примерно одинаковы и находились в пределах нормы. В группе спортсменов ДРС разной величины привело к усилению влияния синусового узла на регуляцию сердечного ритма (соответственное повышение RMSSD на 34,5% и 55,5%), а в группе студентов – к ослаблению активности синусового узла (снижение RMSSD на 3,8% и 8,6%). Разная динамика показателя PNN50, отражающего относительную степень преобладания парасимпатического звена регуляции над симпатическим (соответственно у спортсменов – 156,8% и 175,8%, у студентов – 84,3% и 81,1% от исходных показателей), также свидетельствует о групповых различиях в регуляции сердечного ритма. Суммарный эффект влияния на синусовый узел симпатического и парасимпатического отделов АНС (SDNN) у спортсменов выразился в усилении автономной регуляции (128,4% после ДРС величиной 40%Pmmax, 130,3% – после ДРС величиной 60%Pmmax). У студентов, наоборот, произошло уменьшение стандартного отклонения всех RR интервалов: после первой нагрузки – на 5,4%, после второй – на 5,9%, что связано с усилением симпатической регуляции, которая подавляет активность автономного контура. Следует отметить, что в этой группе предложенная нагрузка не вызвала резкого снижения данного показателя, которое связано со значительным напряжением регуляторных систем, когда в процесс регуляции включаются высшие уровни управления и практически полностью подавляется активность автономного контура (Баевский Р.М., Казначеев В.П., 1980). Такая же динамика отмечается и по нормированному показателю суммарного эффекта регуляции – уменьшение CV соответственно на 4,6% и 4,7%. Снижение АМо в группе спортсменов на 19,6% после первой и на 24,4% после второй нагрузки указывает на повышение активности ПСНС. В группе студентов ДРС величиной 40%Pmmax и 60%Pmmax вызвало повышение АМо на 17,4% и 16,1%, что отражает повышение активности СНС и более высокую мобилизацию органов системы кровообращения. Индекс напряжения регуляторных систем, характеризующий состояние центрального контура регуляции и очень чувствительный к усилению тонуса СНС (Баевский Р.М., Берсенева А.П., 1997; Бабунц И.В. и др., 2002) после действия ДРС в группе спортсменов уменьшался (соответственно 79,5% и 73,7% от исходного), а в сопоставляемой группе – увеличивался (123,3% и 125,0% от исходного). Несмотря на динамику данного показателя, обращает на себя внимание тот факт, что после ДРС величиной 40%Pmmax и 60%Pmmax стресс-индекс сохранялся в пределах значений популяционной нормы, т.е. используемая функциональная нагрузка практически не вызвала значительного напряжения регуляторных систем у студентов, а в группе спортсменов вообще привела к снижению стресс-индекса.

Для суждения о соотношении уровней активности центрального и автономного контуров регуляции у студентов и спортсменов мы проводили сравнение отношений средних значений низкочастотного и высокочастотного компонентов ВСР (LF/HF). У студентов на ДРС величиной 40%Pmmax имелась тенденция к уменьшению коэффициента вагосимпатического баланса с 4,061,83 до 1,940,59 (p>0,05), что свидетельствовало о снижении активности центрального регулятора, характерном для торможения стресс-реализующей и активации стресс-лимитирующей систем. У квалифицированных спортсменов на той же величине респираторной нагрузки практически не наблюдалось существенных сдвигов (соответственно, 3,610,75 и 4,152,12; p>0,05), что свидетельствует о больших адаптационных резервах (малочувствительности системы). На нагрузке величиной 60%Pmmax у студентов отмечалось повышение LF/HF с 1,940,59 до 3,801,62 (p>0,05), характеризующее рост централизации управления, т.е. увеличение мощности стресс-реализующих механизмов. В то же время спортсмены демонстрировали уменьшение отношений средних значений низкочастотного и высокочастотного компонентов ВСР – соответственно с 4,152,12 до 2,250,65 (p>0,05), – что свидетельствовало о включении стресс-лимитирующих механизмов.

Характеристикой степени централизации управления ритмом сердца у студентов и спортсменов может служить динамика IC, показывающего отношение активности центрального контура регуляции к автономному контуру. ДРС величиной 40%Pmmax выявило у студентов тенденцию к уменьшению с 1,580,65 до 0,820,18 (p>0,05), что свидетельствовало о снижении централизации управления, характерном при торможении стресс-реализующих и активации стресс-лимитирующих механизмов. У спортсменов на той же величине нагрузки существенных сдвигов практически не наблюдалось (соответственно, 1,500,33 и 1,720,91; p>0,05), что свидетельствует о значительных адаптационных резервах. На резистивной нагрузке 60%Pmmax у студентов отмечался рост с 0,820,18 до 1,370,53 (p>0,05), характеризующий повышение централизации управления, т.е. увеличение мощности стресс-реализующих механизмов. У спортсменов, напротив, на ДРС 60%Pmmax наблюдалось некоторое снижение IC (с 1,720,91; до 0,990,34; p>0,05), т.е. запуск стресс-лимитирующих механизмов. Таким образом, нагрузочный оптимум (по критерию минимизации стресса) у спортсменов определялся на заведомо больших величинах ДРС, нежели у студентов. По-видимому, это обстоятельство являлось следствием большей адаптированности спортсменов к действию нагрузочных факторов.

Нами проведена оценка магнитотропных реакций на основе динамики неспецифических адаптационных механизмов. По результатам трехфакторного дисперсионного анализа установлено, что, во-первых, показатели ВСР и ФНД испытуемых зависят от локального магнитного воздействия, длительности курса и локализации индукторов и, во-вторых, влияние магнитного воздействия, длительности курса и локализации индукторов на разные показатели ВСР и ФНД различно: выявлены существенно изменяющиеся показатели адаптации (информативные признаки) и «малочувствительные» показатели.

Были исследованы особенности структуры внутрисистемных отношений параметров ВСР в зависимости от длительности локального магнитного воздействия аппаратом АЛМАГ-01 при локализации индукторов в области верхнего полюса почек (проекция надпочечников). Анализ ВСР проводился в фоновых условиях и сразу после магнитного воздействия. Структура внутрисистемных отношений в группах оценивалась по сопряженным связям между ЧСС и спектрально-волновыми характеристиками сердечного ритма (HF, LF, VLF). Анализ результатов показал, что только 7-ми минутное воздействие вызвало уменьшение числа и силы корреляционных связей, что свидетельствует об увеличении количества степеней свободы данной системы, более диффузном характере связей. С позиций синергетики нестабильность рассматривается как условие стабильного динамического развития. Только системы, далёкие от равновесия, в состоянии неустойчивости способны спонтанно организовываться в более сложные структуры и развиваться. В соответствии с идеологией корреляционного анализа (Медведев В.И., 1984; Завьялов А.В., 1990) уменьшению числа и силы корреляционных связей соответствует снижение напряжения в системе (в данном случае – в системе регуляции ритма сердца), когда отдельные элементы мало взаимосодействуют друг другу в результате повышения функциональных резервов. В группе с 3-х минутным магнитным воздействием произошло увеличение числа и силы корреляционных связей. 21-минутное магнитном воздействии вызвало уменьшение степеней свободы за счет увеличения числа корреляционных связей. То есть при данных временных параметрах в сопряженный процесс взаимодействия вовлекаются новые показатели ВСР, что свидетельствует об «усечении» степеней свободы, «более жесткой» запрограммированности работы системы, а так же возрастании замещающей (компенсаторной) нагрузки на элементы смежных систем. В группе с 14-ти минутным магнитным воздействием произошло возрастание силы корреляционных связей при неизменном состоянии степеней свободы, что так же обусловлено увеличением напряжения в системе регуляции ритма сердца.

Для определения возможности использования соотношения активности стресс-реализующих и стресс-лимитирующих механизмов в качестве маркера эффективности магнитного воздействия были построены плеяды парных корреляционных связей между отдельными показателями ВСР и ФНД на разных этапах курсового магнитного воздействия и при различной локализации индукторов аппарата АЛМАГ-01 (рис. 4).

Рис. 4. Корреляционные плеяды связей между показателями ВСР и ФНД при локальном магнитном воздействии аппаратом АЛМАГ-01

Обозначения показателей: 1 – ЧСС; 2 – RMSSD; 3 – SI; 4 – TP; 5 – HF; 6 – LF; 7 – VLF; 8 – ПАРС; 9 – УА; 10 – ПВР; 11 – ПЦР; 12 – УПС; 13 – ИПСО; 14 – ИВР; 15 – ВПР; 16 – ПАПР; 17 – ПА; 18 – ПК

Обозначение силы связей:  - r>0,7;  - 0,5<r<0,7; - 0,3<r<0,5

В фоновых условиях (рис. 4-А и 4-Б) при обеих локализациях индукторов корреляционные плеяды характеризуются относительно небольшим количеством средних и сильных корреляционных связей. В соответствии с идеологией межсистемных взаимоотношений (Медведев В.И., 1984; Завьялов А.В., 1990) подобная картина может иметь место при незначительном напряжении исполнительных механизмов. После 3-х дней локального магнитного воздействия на поясничную область (верхние полюсы почек) (рис. 4-В) произошло перераспределение внутрисистемных и межсистемных взаимоотношений, а также существенное уменьшение числа и силы корреляционных связей, что расценивается как повышение адаптационных возможностей системы. В отличие от этой картины, в плеяде полученной после 3-х дней магнитного воздействия на область шеи (рис. 4-Г), появляются новые слабые, средние и сильные корреляционные связи, что обусловлено мобилизацией адаптационных резервов. Существенное «утяжеление» корреляционной плеяды можно расценивать как достижение максимума функциональных возможностей неспецифических адаптационных механизмов. После 10-ти дневного курса магнитного воздействия при поясничной локализации индукторов (рис. 4-Д) произошло еще большее ослабление внутри- и межсистемных взаимоотношений, что соответствует функциональному состоянию организма с минимальным напряжением деятельности неспецифических адаптационных механизмов. Суммарный эффект 10-ти дневного курса аппаратом АЛМАГ-01 на область шеи (рис. 4-Е) обусловлен увеличением числа и «утяжелением» корреляционных связей, несмотря на некоторое уменьшение числа корреляционных связей в сравнении с плеядой после 3-х дней воздействий, что свидетельствует о значительной мобилизации неспецифических (стресс-реализующих) адаптационных механизмов. Таким образом, курсовое воздействие аппаратом АЛМАГ-01 при расположении индукторов в области верхнего полюса почек вызывает активацию стресс-лимитирующих механизмов и торможение стресс-реализующих механизмов. При шейной локализации наблюдается противоположный эффект.

При проведении курса (14 дней) физиотерапевтического воздействия аппаратом МАГОФОН-01 наибольшие отклонения параметров ВСР и ФНД выявлены к 3-4 дню; к 7-9 дню указанные отклонения уменьшались, а к завершению курса (12-14 день) показатели либо достигали исходного уровня, либо становились ниже. Так, к 4 дню курса наблюдалось снижение активности парасимпатического контура регуляции и увеличение симпатического. Указанные признаки характеризуют централизацию управления сердечным ритмом, что можно расценивать как общеадаптационное напряжение на применяемую процедуру. Довольно интенсивные сдвиги исследуемых показателей ВСР и ФНД, наблюдаемые к 3-4 дню курса локальных физиотерапевтических воздействий обусловлены, на наш взгляд, включением механизмов стресс-реализующей системы. Об этом свидетельствует существенный рост мощности низкочастотной и сверхнизкочастотной составляющей спектра сердечного ритма, наблюдаемый на данном этапе курсового воздействия. Косвенными признаками активации стресс-реализующей системы могут служить: смещение вегетативного равновесия в сторону симпатикотонии, рост адаптационного напряжения, увеличение катаболизма. К 12-14 дню курса воздействия аппаратом МАГОФОН-01 у большинства испытуемых отмечались изменения, которые можно трактовать как торможение стресс-реализующих механизмов и активацию стресс-лимитирующих. Этот факт отражают достоверные сдвиги параметров, характеризующие уменьшение неспецифического напряжения систем регуляции сердечного ритма: повышение активности автономного контура регуляции сердечного ритма, смещение вегетативного равновесия в сторону парасимпатической активации, снижении адаптационного напряжения, увеличение анаболизма.

На рисунке 5 приведена плеяда парных корреляционных связей, вычисленных с помощью непараметрического метода ранговой корреляции Спирмена между некоторыми показателями ВСР и ситуационными психологическими показателями на разных этапах курсового воздействия аппаратом МАГОФОН-01.

Рис. 5. Корреляционные плеяды между некоторыми показателями ВСР и ситуационными психологическими показателями на разных этапах курсового воздействия аппаратом МАГОФОН-01

В фоновых условиях (рис. 5-А) корреляционная плеяда характеризуется неравномерностью распределения связей между отдельными показателями. Так, наиболее взаимосвязанными оказались показатели вариабельности сердечного ритма: кардиоинтервалометрические параметры, показатели рассеяния средних кардиоинтервалов, в меньшей степени – показатели спектральной мощности разных частотных диапазонов. Еще в меньшей степени взаимодействовали между собой статистические показатели, характеризующие напряженность регуляции сердечного ритма, показатели общеадаптационного потенциала и вегетативного статуса. Ситуационные психологические показатели демонстрировали отдельные статистические связи с показателями ВСР. Оценка подобного рода распределений корреляционных связей в плеяде обычно связана с динамическим диапазоном гомеостатических параметров в условиях адаптации. В исходном фоне преобладали слабые (0,3<r<0,5) и средние (0,51<r<0,7) парные коэффициенты корреляции Спирмена. Подобная картина может иметь место при относительно малых интенсивностях внешних воздействий, не требующих напряжения в изучаемых системах, т.е. функциональное состояние испытуемых характеризовалось определенным соотношением жесткости (консервативности) в работе одних систем и относительной подвижностью (динамичностью) в работе других; данное соотношение поддерживалось минимальным напряжением деятельности исполнительных механизмов.

К 4-му дню курса выявлено существенное перераспределение внутрисистемных и межсистемных связей (рис. 5-Б). В исследуемой плеяде отмечается появление ряда достоверных корреляционных связей (преимущественно слабых и средних), не отмечаемых до начала воздействия. Эти связи отражали более жесткие статистические зависимости между параметрами ВСР (ЧСС, RMSSD; SI; ТР; HF; LF; VLF; ПАРС) и параметрами ситуационной психодиагностики (вероятный успех деятельности; уровень настроения; уровень мотивации; уровень бодрствования; характер отношения к работе; самочувствие; активность; настроение; тревожность; работоспособность). Наряду с единичными слабыми корреляционными связями, преобладали межсистемные связи, достигающие значений средней силы (r=0,51-0,7). Это означает, что внешние воздействия на организм требуют уже известной мобилизации адаптационных резервов. Помимо описанных изменений, на 4-й день происходит существенное «утяжеление» корреляционных связей, т.е. в плеяде начинают преобладать сильные внутрисистемные парные связи (r>0,71). Указанный характер плеяды, по-видимому, следует расценивать как достижение максимума функциональных возможностей неспецифических (стресс-реализующих) адаптационных механизмов и тесного вовлечения в процесс адаптации механизмов других систем.

К 14-му дню воздействия аппаратом МАГОФОН-01 (рис. 5-В) корреляционная плеяда характеризуется преимущественным отсутствием достоверных корреляционных связей (r<0,3) между отдельными показателями, при весьма незначительном количестве слабых и средних связей. Сопоставление распределения корреляционных связей в плеядах 4-го и 14-го дня курса, позволяет установить ослабление внутри- и межсистемных взаимодействий. Подобная картина может иметь место при малых интенсивностях внешних воздействий, не требующих напряжения в изучаемых системах (состояние полной адаптации по Медведеву В.И.). Следовательно, функциональное состояние испытуемых к концу курса воздействия аппаратом МАГОФОН-01, характеризуется минимальным напряжением деятельности неспецифических адаптационных исполнительных механизмов.

Оценка эффективности профессионального обучения достаточна сложна. С теоретических позиций процесс обучения можно рассматривать с точки зрения общебиологических концепций стресса и адаптации (Селье Г., 1960; Меерсон Ф.З., Пшенникова М.Т., 1988). Любой тип обучения является сочетанием информационных и обменно-энергетических процессов, тесно связанных друг с другом. Нейровегетативные и метаболические изменения, отражающиеся в волновой структуре сердечного ритма, копируют по своей сути стадии адаптации при стрессе и во многом определяют её механизмы (Флейшман А.Н., 1999). Эффекторное выражение мыслительных процессов осуществляется через поведение, специально организованный аппарат речи и соматовегетативные компоненты (Судаков К.В., 1999). ФуС психической регуляции и деятельности может рассматриваться как усложненный и модифицированный применительно к человеку вариант теории ФуС организации поведенческого акта П.К. Анохина (Чуприкова Н.И., 2007). По результатам исследований логично вытекает тот факт, что ни один из изучаемых психофизиологических показателей не может быть специфичным в прогнозировании успешности профессионального обучения. Эффективность прогнозирования может быть повышена только за счёт использования комплексного подхода, включающего анализ показателей учебного процесса, функционального состояния и адаптационного потенциала обучающихся, а также многоуровневую психофизиологическую характеристику успешности обучения, включая как мозговой, так и кардиальную уровень обеспечения учебной деятельности и их взаимоотношения на разных этапах обучения.

Любое воздействие на организм вызывает, прежде всего, стресс-реакцию. Реализация процесса преодоления стресса основывается не только на использовании определенных поведенческих и когнитивных стратегий его саморегуляции, но и на применении широкого спектра эргономических, социальных, медицинских, психологических и других способов, средств и мероприятий профилактики и коррекции этого функционального состояния человека (Бодров В.А., 2006). Ответ организма на воздействие возмущающих факторов внешней среды осуществляется за счёт мобилизации и расходования функциональных резервов, что требует определенного напряжения регуляторных механизмов (Баевский Р.М., 1979). Чем выше функциональные резервы (информационные, энергетические, метаболические), тем ниже степень напряжения этих механизмов, необходимая для адаптации к условиям внешней среды и для поддержания гомеостаза. Исследование выявило зависимость процесса адаптации от индивидуальных особенностей организма. Корреляционные связи между значениями показателей кардиореспираторной системы, психологического статуса и статистическими характеристиками ритма сердца могут быть использованы в качестве критерия адаптированности и степени напряжения функциональных систем, что совпадает с результатами других исследователей (Агаджанян Н.А. и др., 2004).

Особенности индивидуального адаптациогенеза курсантов к учебно-служебной деятельности связаны с двумя обстоятельствами. Первое обусловлено тем, что в процессе формирования адаптации учащийся ставит две цели – приспособиться к условиям внешней среды и одновременно адаптироваться к деятельности, особенно профессиональной и социальной, при наличии таких условий. Второе – возможностью включать в адаптационный процесс психологические механизмы, которые обеспечивают поиск оптимальной стратегии адаптации и реализацию выбранной стратегии в виде различных форм поведения. Формируемая при этом стратегия адаптации базируется на сопоставлении физиологических, психологических и биохимических возможностей организма (Медведев В.И., 1998).

С развитием термодинамических теорий самоорганизации или синергетики, понятий хаоса и порядка (Николис Г., Пригожин И., 1979; Хакен Г., 1991; Колесников А.А., 1994; Садыхов Р.А., Владимирский И.Э., Мамедова У.С., 2001) появились новые перспективы использования колебательных процессов гемодинамики (Флейшман А.Н., 1999). В синергетике порядок и хаос рассматриваются не как противоположные явления, а как неотделимые друг от друга (Пригожин И.П., 1989) – из хаотической массы элементов строятся активно действующие функциональные системы (Садыхов Р.А., Владимирский И.Э., Мамедова У.С., 2001). Только системы, далекие от равновесия, в состоянии неустойчивости способны спонтанно организовываться в более сложные структуры и развиваться. В процессах самоорганизации хаос служит механизмом вывода системы на новый период развития (Набиулин М.С., Лычев В.Г., 1999). С позиций синергетики обучаемый рассматривается как самоорганизующаяся и развивающаяся система, способная к рефлексии и самообучению. Самоорганизация проявляется в самосогласованном функционировании системы обучаемого как субъекта обучения за счет ее прямых и обратных связей с внешней средой (со средой обучения). С позиций синергетического подхода управление качеством образования заключается в выборе таких воздействий на систему, которые были бы согласованы с ее внутренними свойствами. Правильные Адекватные внешние влияния «подталкивают» систему на один из собственных путей развития и могут привести к существенных качественным изменениям в образовательном процессе (Орлан И.В., 2007).

Физиологическая оценка ВСР как результата деятельности регуляторных систем, обеспечивающих поддержание гомеостаза и приспособление организма к изменениям условий окружающей среды, основывается на концепции о сердечно-сосудистой системе как индикаторе адаптационных реакций всего организма (Парин В.В. и др., 1967; Баевский Р.М., Кириллов О.И., Клецкин С.З., 1984; Баевский Р.М., Берсенева А.П., 1997). Реакция хроноструктуры сердца на различные по характеру внешние раздражители однотипна и представляет собой адаптационный стресс (Бреус Т.К. и др., 2002). Моделируемые временные отрезки поведенческой деятельности сопровождаются выраженным эмоциональным напряжением, при этом изменения в гемодинамическом обеспечении проявляются уже на этапе «афферентного синтеза» и «принятия решения», что свидетельствует об активном включении эрготропного церебрального звена регуляции системы кровообращения под влиянием повышения активности коры головного мозга (Костин А.В., 2007). Применённая в наших исследованиях информационная нагрузка, которая может быть представлена и как стресс-тест (Флейшман А.Н., 1999), показала, что в условиях предстоящей умственной деятельности у кандидатов на обучение с высокой последующей успешностью профессиональной подготовки преобладает и специфический (LF) и неспецифический (VLF) компоненты регуляции сердечного ритма. Это указывает на более высокую в данной группе мобилизацию необходимых функциональных резервов (информационных и энергетических), а также более экономичное и эффективное их использование (Баевский Р.М., Берсенева А.П., 1997; Флейшман А.Н., 1999). Кроме того, эффективность принятия решений зависит и от мотивационных факторов (Корнилова Т.В., 2002). В комплексных проблемных ситуациях внутренняя мотивация создает условия для сознательной регуляции мотивов, эмоций, внимания, необходимых для поддержания конструктивной активности личности, что проявляется в большей гибкости мышления и, соответственно, большей продуктивности. При не выраженности мотивации первичным является отсутствие самоуправления, которое детерминирует целый комплекс личностных характеристик, что негативно сказывается на успешности решения мыслительных задач (Васильев И.А., Митина О.В., Кобанов В.В., 2006). Умственная деятельность в каждой группе вызывает уменьшение как неспецифического, так и специфического компонентов регуляции сердечного ритма, что обусловлено, соответственно, снижением энергетических и метаболических резервов и снижением эффективности их использования, причём, в группе кандидатов на обучение с хорошей последующей успеваемостью это снижение более выражено. В свою очередь, в данной группе уменьшение резервных возможностей организма характеризуется менее высоким напряжением механизмов регуляции. Следовательно, у кандидатов на обучение с высокой последующей успешностью профессиональной подготовки формируется более адекватный физиологической норме ответ на предложенный воздействующий фактор. При этом у кандидатов на обучение с высокой последующей успешностью профессиональной подготовки и в процессе выполнения психоэмоциональной пробы преобладала активность специфического и неспецифического механизмов регуляции сердечного ритма.

Проблема результативности целенаправленного поведения человека является ключевой для понимания лежащих в основе поведения механизмов (Анохин П.К., 1968; Симонов П.В., 1987; Березин Ф.Б., 1988; Судаков К.В., 1984, 1987; Бехтерева Н.П., Медведев В.И., 1989; Данилова Н.Н., 1992, Чуприкова Н.И., 2007). А.Н. Меделяновским (1987) показано, что при параметрировании результатов деятельности систем необходимо учитывать соотношение между «физиологической стоимостью» и производимым эффектом. В связи с этим возникает возможность применения выявленных характеристик к системам гомеостатического уровня для оценки характеристик результатов поведенческого уровня. Профессиональный отбор в образовательные учреждения МВД России обязательно должен включать и изучение количественных как психологических, так и физиологических качеств кандидата на основе критериальных значений профессионально важных показателей, необходимых для успешного овладения профессией. Несоответствие индивидуальных психологических качеств и, что не менее важно, физиологических возможностей организма требованиям профессии препятствует быстрому и качественному освоению программы обучения и формированию профессиональных навыков. Как следствие, постоянное напряжение психофизиологических функций препятствует не только успешности обучения, но и способствует развитию профессиональной несостоятельности.

Адекватный компромисс между поведенческим социально-детерминированным результатом и процессами физиологического обеспечения, достигаемый в ходе взаимодействия организма и среды, в литературе получил название «интегрированной психической адаптации» (Kobasa S.C.O., Pucetti M.P., 1983). В этой организации выделяют как минимум два компонента: собственно психическую (личностную) и социально-психологическую адаптацию. Соотношение между этими аспектами адаптации определяет уровень психической интеграции, формирующей тот или иной тип индивидуальной адаптации. Взаимозависимость собственно психической и социально-психологической адаптации не исключает их относительной независимости, которая в значительной мере обусловлена возможностью выбора одной из двух альтернативных адаптационных стратегий: интенсификации напряжения (в условиях, предъявляющих повышенные требования к адаптационным механизмам) для достижения социально-значимых целей или снижения их уровня для избегания избыточного напряжения (Березин Ф.Б., 1988).

Изучение ответных реакций организма на магнитные воздействия показало, что их биологическую значимость наиболее адекватно оценивать через соотношение стресс-реализующих и стресс-лимитирующих механизмов. Полученные результаты показали избирательное включение в реакции адаптации к магнитному воздействию механизмов двух систем. Если к 3-4 дню доминировали симпатикотонические изменения, то к 12-14 дню они однозначно сменялись парасимпатикотоническими. При описании компонентов стресс-реализующей и стресс-лимитирующей систем, стратегии резистентности и стратегии толерантности невозможно не сказать об участии в них двух отделов АНС. Этот вывод базируется на анализе многочисленных работ с использованием ВСР при самых различных патологических процессах (Шквирина О.И., Трохимчук Л.Ф., 1996; Lervasi G. et al., 1997). Подтверждением различной природы состояния испытуемых на 4-й и 14-й дни физиотерапевтического курса аппаратом МАГОФОН-01 служат результаты, свидетельствующие о преобладании катаболических (на 4-й день) и анаболических (на 14-й день) процессов.

Адаптационные механизмы на 3-4 и 12-14 дни воздействия аппаратом МАГОФОН-01 представляют собой две качественно различающихся стратегии приспособления. Данные программы направлены или на поддержание физиологических функций - энантиостаза или на поддержание гомеостаза (Бехтерева Н.П., Медведев В.И., 1989). Речь идет о врожденных и приобретенных ФуС, исполнительные механизмы которых обеспечивают реципрокные, антагонистически организованные результаты. Полезные приспособительные результаты первой группы (часто называемые гомеостатическими) характеризуются стремлением организма к сохранению старых адаптивных программ, гипостеническим типом реагирования, пассивным стилем поведения, трофотропными вегетативными реакциями, выбором конформного пути, относительно медленным развертыванием адаптивных механизмов, автоматическим типом и децентрализацией управления, минимизацией физиологических функций (Вейн А.М. и др., 1988; Александров В.И., 1990; Евстафьева Е.В., Башкин В.Н., Орлинский Д.Б., 1995). Вторая группа результатов, противоположная по регуляторным, физиологическим и поведенческим проявлениям, - гомеокинетическая, характеризуется активной сменой психофизиологических адаптивных программ, гиперстеническим типом реагирования, активным стилем поведения, эрготропными вегетативными реакциями, поиском адаптогенных воздействий, максимализацией физиологических эффектов, напряженным типом и централизацией управления (Марьянович А.Т., 1984; Вейн А.М. и др., 1988; Александров В.И., 1990). Для достижения полезных приспособительных результатов каждая из антагонистически организованных ФуС формирует «команды», состоящие из структур и механизмов, которые могут выступать надежными маркерами текущего функционального состояния (Чумаков В.И., 2000). Чередование их активности указывает на то, что эти команды принадлежат к реципрокным системам.

Результаты показали, что параметры физиотерапевтических воздействий необходимо оптимизировать исходя из динамики неспецифических адаптационных механизмов: пространственно-временные показатели должны обеспечивать минимальную активацию стресс-реализующих механизмов и в наибольшей степени включать стресс-лимитирующие механизмы.

Адаптивная деятельность человека в условиях резистивных дыхательных нагрузок включает как поведенческие (Бяловский Ю.Ю., 1996), так и гомеостатические механизмы (Бреслав И.С., Исаев Г.Г., 1991; Исаев Г.Г., Сегизбаева М.О., 1995; Бяловский Ю.Ю., 1996; Бяловский Ю.Ю., Морозов В.Н., 1998, 1999). Данный вывод основывался на том, что факт преодоления ДРС удовлетворяет как социальные (потребность в достижениях, реализация процессуального мотива и т.д.), так и биологические, прежде всего - гомеостатические потребности (сохранение определенного уровня окислительно-восстановительных процессов в тканях при минимальных физиологических тратах со стороны ведущих эффекторов). Гомеостатические результаты, достигаемые в ходе адаптивной деятельности (наряду с поведенческими), определяют оптимальное для нормальной жизнедеятельности течение различных метаболических процессов в тканях организма (Судаков К.В., 1984). Между поведенческими и гомеостатическими результатами адаптивной деятельности существует определенный баланс, определяющийся как условиями деятельности, так и функциональным состоянием организма. Данный баланс осуществляется в рамках обобщенной поведенческо-гоместатической функциональной системы (Судаков К.В., 1983), формирующей единый интегральный приспособительный результат. Как было показано Ю.Ю. Бяловским (1996), основное содержание этого результата при адаптации к ДРС лежит в плоскости максимального обеспечения социально детерминированных потребных событий при минимуме физиологических трат со стороны ведущих эффекторов.

Проведенный нами анализ изменений показателей гемостаза при реализации ДРС выявил, что кратковременное воздействие (3 мин) инспираторной резистивной нагрузки средней интенсивности (40%Pmmax) приводит к гипокоагуляции крови с активацией фибринолиза и противосвертывающих механизмов. Выявленная гипокоагуляция, по-видимому, не связана с потреблением факторов свертывания (концентрация фибриногена достоверно не уменьшается), что указывает на функциональный (регуляторный) характер возникающих изменений (Балуда В.П. и др., 1995). ДРС, как стрессогенный фактор, также запускает неспецифические адаптационные реакции, проявлением которых являются изменения в системе ПОЛ-АОС. Следовательно, ДРС 40%Pmmax активирует «сохранительные» функциональные системы. ДРС 60%Pmmax вызывает запуск реципрокно организованных «защитных» функциональных систем – повышается активность свободнорадикальных процессов окисления и развивается гиперкоагуляция с активацией фибринолиза. Противоположная направленность при действии разных величин ДРС на гормональные, гемостатические и антиоксидантные механизмы заставляет предполагать о том, что существуют реципрокные механизмы адаптации к факторам среды.

По показателям математического анализа ритма сердца преодоление средних и максимальных величин ДРС сопровождается значительным увеличением напряжения регуляторных систем и изменяет тонус АНС в сторону преобладания симпатических влияний. Наряду с признаками симпатической активации, происходило нарастания активности автономного и дыхательного контуров саморегуляции, что проявлялось децентрализацией управления, возрастанием мощности низко- и среднечастотных спектров. По-видимому, данная перестройка осуществляется за счет рефлекторных влияний со стороны легких, имеющих мощную афферентную систему. При действии ДРС 40%Pmmax происходила избирательная стимуляция дыхательного контура управления и возрастание тонуса ядер блуждающего нерва, по-видимому, за счет афферентной легочной стимуляции. При включении ДРС 60%Pmmax развиваются признаки нарастания адаптационного напряжения.

Исходя из концепции обобщённой ФуС поведенческо-гомеостатиче­ского уровня (Судаков К.В., 1983), полезный приспособительный результат, достигаемый курсантами во время профессионального обучения, можно представить в виде двух компонентов: социального компонента (формиро­вание профессионально-важных качеств, достижение социально значимых результатов в учебной и служебной деятельности, выполнение нормативов обучения, участие в общественной жизни и т.д.) и гомеостатического ком­понента (определённый уровень метаболизма в процессе достижения пове­денческих результатов). В ходе афферентного синтеза формируется цель социально значимого поведения, которое через ряд последовательных эта­пов формирования адаптивного поведения (принятие решения, акцептор ре­зультатов действия, эфферентное возбуждение) реализуется в виде поведе­ния, направленного на выполнение профессиональной деятельности в про­цессе обучения в вузе. Это поведение вызывает определённые отклонения в жизнедеятельности организма, которые характеризуются физиологиче­скими затратами на социальную адаптацию и сигнализируют об изменениях внутренней среды потоком мотивационного возбуждения, перестраиваю­щего (модифицирующего) афферентный синтез поведенческого акта. Таким образом, обеспечивается полезный приспособительный результат, а именно, достижение курсантами социально значимых событий во время обучения в вузе при определённом уровне физиологических затрат.

Обобщая результаты полученных исследований можно утверждать, что для повышения успешности профессионального обучения курсантов адаптивная динамика системных механизмов предопределяется не только повышением социально значимых результатов (формирование ПВК, выполнение более высоких нормативов в учебно-служебной деятельности, более совершенный уровень физического развития, тренированности, выносливости и т.д.), но и оптимизацию функционального состояния по критерию снижения физиологических затрат на адаптацию (оптимизация адаптивных процессов локальными физиотерапевтическими воздействиями, использованием ДРС; нормализация психоэмоционального статуса курсантов; уменьшение напряжённости деятельности регуляторных систем организма и т.д.). Оценка долговременной адаптации курсантов в процессе учебно-тренировочной деятельности может быть осуществлена на основе положений теории функциональных систем П.К. Анохина. Пути и способы коррекции, направленные на повышение адаптивных возможностей курсантов, следует определять исходя из сочетания параметров социально значимого поведения и степени изменения гомеостатических функций.

Таким образом, системная организация адаптации к тренирующим воздействиям в ходе профессиональной подготовки курсантов, может быть представлена обобщенной ФуС. Исполнительные механизмы данной ФуС, включают как специфические (поведенческий и вегетативный контур саморегуляции), так и неспецифические (общеадаптационные) механизмы. Последние имеют явно выраженный реципрокный характер: устойчиво выделяются стресс-реализующие и стресс-лимитирующие механизмы. Избирательность включения неспецифических механизмов саморегуляции обобщенной функциональной системой определяется параметрами тренирующего воздействия: как правило, низкие и средние диапазоны раздражителей преимущественно стимулируют стресс-лимитирующие механизмы; высокие – запускают стресс-реализующие механизмы. Критерием оптимальности тренирующих и реабилитационных мероприятий является устойчивая стимуляция стресс-лимитирующих и торможение стресс-реализующих механизмов. Это представление дает возможность целенаправленного поиска физиологических механизмов, повышающих адаптивные возможности курсантов в ходе профессиональной подготовки и способствующие успешности профессионального обучения.

Выводы

1. При моделировании у курсантов функционального состояния различными видами нагрузочного тестирования возникают адаптивные системные реакции, носящие компенсаторный характер. Наряду с системами, специфически ответственными за адаптацию к нагрузочным факторам, важную роль играет система нейрогуморальной регуляции, как неспецифическая система адаптации к воздействию стрессогенного фактора. У курсантов, подвергшихся воздействию стрессогенных факторов, неспецифическая адаптация (система нейрогуморальной регуляции) может адекватно оцениваться при исследовании вариабельности сердечного ритма:

    • Психофизиологические нагрузки вызывают изменения уровня функционирования системы кровообращения, суммарного эффекта вегетативной регуляции кровообращения, активности парасимпатического и симпатического отделов автономной нервной системы, церебральных эрготропных влияний на нижележащие уровни управления, показателя активности регуляторных систем.
    • Изменения вегетативной регуляции ритма сердца под влиянием активной ортопробы происходят в плоскости увеличения симпатической активации, усиливающей энергетические процессы, и уменьшения парасимпатической (трофотропной) активности автономной нервной системы.
    • Дополнительное респираторное сопротивление изменяет вегетативную регуляцию ритма сердца, вызывая повышение степени централизации управления ритмом сердца и смещение вегетативного баланса в сторону преобладания симпатического отдела автономной нервной системы.

2. Применение математического анализа ритма сердца при нагрузочных пробах на заключительном этапе профессионального отбора кандидатов на обучение в образовательное учреждение МВД России позволяет прогнозировать успешность обучения:

    • При активной ортостатической пробе в положении «лёжа» в группе кандидатов на обучение с низкой последующей успешностью профессиональной подготовки выявлены более высокие значения ПАРС, а в положении «стоя» – более высокие значения SI в группе кандидатов на обучение с хорошей последующей успешностью профессиональной подготовки.
    • При психофизиологическом тестировании выявлены 8 показателей вариабельности сердечного ритма, позволяющие достаточно точно прогнозировать последующую успешность обучения: в условиях предстоящего решения задач теста – среднее квадратическое отклонение, суммарная мощность спектра, период максимального спектра HF, период максимального спектра LF; при решении задач теста – минимальное значение длительности RR интервалов; соотношение значений показателей вариабельности сердечного ритма при интеллектуальной нагрузке и исходном состоянии – максимальное значение длительности RR интервалов, суммарная мощность LF, показатель активности регуляторных систем.
    • У кандидатов на обучение с разными категориями профессиональной пригодности имеются отличительные особенности вегетативной регуляции сердечного ритма в фоновых условиях и при нагрузочном психофизиологическом тестировании. Кандидаты на обучение с высокой последующей успешностью профессиональной подготовки перед тестированием находятся в состоянии умеренного эмоционального стресса, что характеризуется умеренным усилением активности симпатического звена регуляции и активацией высших вегетативных центров. Интеллектуальная нагрузка для кандидатов на обучение с последующей низкой успешностью профессиональной подготовки является более сильным психоэмоциональным (стрессорным) воздействием, что характеризуется более существенным усилением активности симпатического звена регуляции и активацией высших вегетативных центров.
    • Характерной особенностью структурных взаимоотношений между спектральными параметрами сердечного ритма и уровнем развития интеллекта является наличие положительных коэффициентов ранговой корреляции у кандидатов на обучение с высоким уровнем развития интеллекта и отрицательных у кандидатов на обучение с низким уровнем развития интеллекта.

3. В условиях дозированного применения локальных магнитных воздействий и дополнительного респираторного сопротивления имеются определенные особенности динамики неспецифических адаптационных механизмов:

    • Увеличение величины дополнительного респираторного сопротивления в диапазоне от 40Pmmax до 60%Pmmax избирательно изменяет баланс отделов автономной нервной системы, интенсивность перекисного окисления липидов, антиокислительную активность крови, фибринолитическую активность крови, уровень гормонов стресс-реализующей и стресс-лимитирующей систем.
    • Пространственные различия в локализации индукторов аппарата АЛМАГ-01 при 10-дневном курсовом магнитном воздействии по 7 минут обуславливают противоположную активность неспецифических адаптационных механизмов. При локализации индукторов в проекции надпочечников происходит торможение стресс-реализующей и активация стресс-лимитирующей системы. При шейной локализации наблюдается противоположный эффект.
    • Системная организация неспецифических адаптационных реакций на локальные физиотерапевтические воздействия строится по реципрокному принципу. Динамика неспецифических адаптационных механизмов при курсовом (14 дней) воздействии аппаратом МАГОФОН-01 характеризуется выраженной активацией к 3-4 дню стресс-реализующих систем и последующим запуском к 12-14 дню реципрокных механизмов – стресс-лимитирующей системы.
    • Параметры воздействия аппаратами АЛМАГ-01 и МАГОФОН-01 необходимо оптимизировать, исходя из динамики неспецифических адаптационных механизмов: локализация и длительность воздействия должны минимально активировать стресс-реализующие механизмы и в наибольшей степени активировать стресс-лимитирующие механизмы.

4. Развитие общего адаптационного синдрома при действии дополнительного респираторного сопротивления и применении локальных магнитных воздействий зависит от индивидуальных адаптационных тактик курсантов:

    • Курсанты с адаптационной тактикой «избегания» характеризуются гипостеническим типом реагирования, пассивным стилем поведения, трофотропными вегетативными реакциями, выбором конформного пути, относительно медленным развертыванием адаптивных механизмов, децентрализацией управления, минимизацией физиологических функций.
    • Курсанты с адаптационной тактикой «преодоления» имеют противоположные регуляторные, физиологические и поведенческие проявления и характеризуется активной сменой психофизиологических адаптивных программ, гиперстеническим типом реагирования, активным стилем поведения, эрготропными вегетативными реакциями, поиском адаптогенных воздействий, максимализацией физиологических эффектов и централизацией управления.

5. Внутри- и межсистемные взаимосвязи показателей жизнедеятельности организма позволяют оценивать функциональное состояние и оптимизировать параметры дополнительного респираторного сопротивления и локального воздействия аппаратами АЛМАГ-01 и МАГОФОН-01:

    • Стресс-лимитирующие диапазоны воздействия дополнительного респираторного сопротивления и аппаратного воздействия АЛМАГ-01 и МАГОФОН-01 характеризуются минимальной напряженностью внутри- и межсистемных корреляций, что позволяет считать их оптимальными.
    • Увеличение в плеяде числа и силы корреляционных связей («утяжеление» корреляционной плеяды) следует расценивать как достижение максимума функциональных возможностей неспецифических (стресс-реализующих) адаптационных механизмов и тесного вовлечения в процесс адаптации механизмов других систем. Ослабление внутри- и межсистемных взаимоотношений соответствует функциональному состоянию организма с минимальным напряжением деятельности неспецифических адаптационных механизмов.

6. Соотношение показателей поведенческой деятельности и физиологических трат организма и позволяет прогнозировать успешность обучения в образовательном учреждении МВД России:

    • Наиболее информативными прогностическими показателями успешности профессионального обучения курсантов следует считать изменения коэффициента вагосимпатического баланса (LF/HF) и соотношения активности центрального контура регуляции ритма сердца по отношению к автономному (IC).
    • Кратковременное применение дополнительного респираторного сопротивления величиной 40%Pmmax и 60%Pmmax при разном уровне физической подготовленности вызывает избирательную реципрокную активацию стресс-реализующих и стресс-лимитирующих механизмов, что может использоваться для целенаправленного управления функциональным состоянием организма.
    • Величина изменений концентрации биогенных аминов и показателей ПОЛ-АОС в условиях предъявления дополнительного респираторного сопротивления величиной 40%Pmmax и 60%Pmmax связана с уровнем физической подготовленности. Чем выше уровень физической подготовленности испытуемых, тем меньше уровень стресс-реализующих механизмов, возникающих при предъявлении дополнительного респираторного сопротивления.
    • Ступенчатое изменение ДРС величиной 40%Pmmax и 60%Pmmax вызывает противоположную динамику изменений коэффициента вагосимпатического баланса (LF/HF) и соотношения активности центрального контура регуляции ритма сердца по отношению к автономному (IC) в группах с разным функциональным состоянием организма.

7. Оптимизация функционального состояния курсантов в процессе учебно-служебной деятельности может осуществляться за счет изменения неспецифических адаптационных механизмов – путем снижения активности стресс-реализующих и повышения активности стресс-лимитирующих механизмов:

    • Кратковременное применение дополнительного респираторного сопротивления величиной 40%Pmmax активирует сохранительные (стресс-лимитирующие) механизмы; резистивная нагрузка 60%Pmmax вызывает активацию реципрокно организованных защитных (стресс-реализующих) механизмов адаптации.
    • Однократное 7-ми минутное магнитное воздействие аппаратом АЛМАГ-01 на область проекции надпочечников вызывает активацию парасимпатического отдела автономной нервной системы, снижение централизации и рост активности автономных механизмов в регуляции ритма сердца.

8. Исполнительные механизмы обобщенной функциональной системы, формирующейся в ходе профессионального обучения курсантов образовательного учреждения МВД России, включают как специфические (поведенческий и вегетативный контур саморегуляции), так и неспецифические (общеадаптационные) конструкты, среди которых выделяются стресс-реализующие и стресс-лимитирующие механизмы. Неспецифические системные конструкты определяют эффективность деятельности обобщенной функциональной системы успешности профессионального обучения.

Практические рекомендации

1. Ступенчатое изменение дополнительного респираторного сопротивления можно применять для целенаправленного управления показателями функционального состояниями организма путем избирательного запуска стресс-реализующей или стресс-лимитирующей систем.

2. Оптимизацию локальных физиотерапевтических воздействий по критерию минимизации напряженности адаптации можно использовать для повышения адаптационного потенциала организма, ускорения процесса адаптации к учебно-служебной деятельности, сохранения профессионального здоровья.

3. Использование математического анализа ритма сердца для оценки изменения продуктивности психофизиологических процессов в условиях эмоционального напряжения (в нашем исследовании – при решении задач теста «количественные отношения») и определения «физиологической стоимости» эмоционального стресса может найти широкое применение в образовательных учреждениях МВД России в качестве дополнительной методики психофизиологического обследования кандидатов на обучение.

4. Включение в методику заключительного этапа профессионального отбора разработанных нормативных критериев при психофизиологическом нагрузочном тестировании с оценкой состояния неспецифических адаптационных механизмов и «физиологической стоимости» деятельности позволяет повысить качество подготовки кадров для органов внутренних дел.

5. Параметризация неспецифических адаптивных механизмов в ходе профессионального обучения позволяет не только оценить эффективность формируемой у курсантов адаптации, но и может использоваться для индивидуального подхода в методике преподавания физической подготовки, спортивной тренировке, в оздоровительной физической культуре.

6. Текущая оценка психофизиологического состояния с использованием различных функциональных проб позволяет контролировать и прогнозировать процесс формирования у курсантов профессионально важных качеств в процессе учебно-служебной деятельности.

7. Применение методов системного анализа и использование математического моделирования в оценке «физиологической стоимости» результатов деятельности позволяет перейти от аналитического изучения отдельных процессов к синтетическому познанию целостных систем и законов их функционирования.

Список научных работ, опубликованных по теме диссертации:

  1. Анализ показателей вариабельности сердечного ритма с разным типом вегетативной регуляции при активной ортостатической пробе // Рос. медико-биол. вестн. им. акад. И.П. Павлова. – 2001. – № 3/4. – С. 124-129. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский).
  2. Влияние типа вегетативной регуляции ритма сердца на функциональные возможности организма // Механизмы функционирования висцеральных систем: тез. докл. Междунар. конф., посвящ. 75-летию со дня рождения А.М. Уголева (Санкт-Петербург, 14-16 марта 2001 г.). – СПб., 2001. – С. 45-46. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский).
  3. Влияние типа вегетативной регуляции сердечного ритма на физическую выносливость организма // Вестн. новых мед. технологий. – 2001. – Т. VIII, № 2. – С. 58-61. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский).
  4. Активация механизмов общего адаптационного синдрома с помощью увеличенного респираторного сопротивления // Анналы Рязанской фтизиатрии: сб. науч. – практ. работ. – Рязань, 2002. – № 3. – С. 101-105. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский, О.В. Князев, Е.Ю. Сафонова, Ж.В. Сучкова, С.А. Шустова).
  5. Активация негазообменных функций легких при адаптации к дополнительному респираторному сопротивлению // Медико-биологические и психолого-педагогические аспекты адаптации и социализации человека: материалы круглого стола Всерос. науч. – практ. конф. – Волгоград: ВолгогрГУ, 2002. – С. 14-18. – (Совм. с: Ю.Ю. Бяловский, О.В. Князев, Е.Ю. Сафонова, Ж.В. Сучкова, С.А. Шустова).
  6. Анализ спектральных показателей ритмограммы сердца как метод прогнозирования успешности обучения в вузе // Медико-биологические и психолого-педагогические аспекты адаптации и социализации человека: материалы круглого стола Всерос. науч. – практ. конф. – Волгоград: ВолгогрГУ, 2002. – С. 4-6.
  7. Вариабельность сердечного ритма в условиях применения различных величин дополнительного респираторного сопротивления // Социально-гигиенический мониторинг здоровья населения: материалы V Респ. науч. – практ. конф. с Междунар. участием. – Рязань, 2002. – С. 198-201. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский, Е.Ю. Сафонова).
  8. Динамика изменений компонентов гемостаза в условиях ступенчатого изменения дополнительного респираторного сопротивления // Клинич. патофизиология. – 2002. – № 1. – С. 32-35. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский, Е.Ю. Сафонова, С.А. Шустова).
  9. Изменения компонентов гемостаза при применении дополнительного респираторного сопротивления в клинической практике // Клинич. лаб. диагностика. – 2002. – № 10. – С. 11-12. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский, В.Н. Морозов, В.И. Морозова).
  10. Изменение показателей стресс-реализующей и стресс-лимитирующей систем у спортсменов при применении дополнительного респираторного сопротивления // Клинич. лаб. диагностика. – 2002. – № 10. – С. 11. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский, В.Н. Морозов, В.И. Морозова).
  11. Использование стандартизированного многофакторного метода исследования личности в прогнозировании профессиональной пригодности // Медицинские и социально-психологические аспекты формирования психического здоровья: материалы межрегион. науч. – практ. конф., посвящ. 50-летию Ряз. обл. клинич. психоневрологического диспансера. – Рязань, 2002. – С. 198-199.
  12. Организация психофизиологического обеспечения учебно-служебной деятельности курсантов образовательных учреждений МВД России как фактор формирования профессиональной адаптации // Медико-биологические и психолого-педагогические аспекты адаптации и социализации человека: материалы Всерос. науч. – практ. конф. – Волгоград: ВолгогрГУ, 2002. – С. 10-11. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский).
  13. Особенности психологического профиля курсантов с разной успешностью обучения // В.Г. Деев и современная психология: материалы Второй науч. – практ. конф. (Рязань, 4 марта 2002 г.). – Рязань: Узорочье, 2002. – С. 137-139.
  14. Оценка адаптивных возможностей курсантов учебных заведений МВД России в процессе обучения // Медико-биологические и психолого-педагогические аспекты адаптации и социализации человека: материалы круглого стола Всерос. науч. – практ. конф. – Волгоград: ВолгогрГУ, 2002. – С. 9-13.
  15. Прогностические возможности компьютерного анализа ритма сердца в оценке функциональных резервов организма // Актуальные вопросы общей патологии: в 2 т. – Рязань: РязГМУ, 2002. – Т. II. – C. 24-27.
  16. Реакция частотных составляющих сердечного ритма на ортостатическую нагрузку в оценке и прогнозировании функционального состояния // Актуальные вопросы клинической и экспериментальной медицины: сб. тез. науч. – практ. конф. молодых ученых. – СПб.: СПбМАПО, 2002. – С. 12.
  17. Реализация адаптационных стратегий организма при действии дополнительного респираторного сопротивления // Анналы Рязанской фтизиатрии: сб. науч. – практ. работ. – Рязань, 2002. – № 3. – С. 106-109. – (Совм. с: Ю.Ю. Бяловский, О.В. Князев, Е.Ю. Сафонова, Ж.В. Сучкова, С.А. Шустова).
  18. Роль психологического отбора в становлении профессионально-значимых качеств у курсантов и студентов // Актуальные вопросы общей патологии: в 2 т. – Рязань: РязГМУ, 2002. – Т. I. – C. 69-73. – (Соавт.: И.В. Хамидова).
  19. Свободнорадикальное окисление и антиокислительная активность при действии увеличенного сопротивления дыханию // Хронические дерматозы. – Рязань: РязГМУ, 2002. – С. 28-30. – (Совм. с: Ю.Ю. Бяловский, В.Н. Морозов, С.А. Шустова, Е.Ю. Сафонова).
  20. Соотношение уровня развития интеллекта с типологическими особенностями свойств нервной системы и реакцией частотных составляющих сердечного ритма при психоэмоциональной пробе // Актуальные вопросы общей патологии: в 2 т. – Рязань: РязГМУ, 2002. – Т. I. – C. 64-69.
  21. Соотношение уровня энергометаболических процессов и нейрогуморальной регуляции в управлении ритмом сердца // Актуальные вопросы общей патологии: в 2 т. – Рязань: РязГМУ, 2002. – Т. I. – C. 21-23.
  22. Сравнительный анализ динамики механизмов общего адаптационного синдрома у студентов и спортсменов в условиях ступенчатого изменения дополнительного респираторного сопротивления // Актуальные вопросы общей патологии: в 2 т. – Рязань: РязГМУ, 2002. – Т. I. – C. 24-28. – (Соавт.: Е.Ю. Сафонова, С.А. Шустова, Ю.Ю. Бяловский).
  23. Факторный отклик компонентов стресс-реализующей и стресс-лимитирующей систем организма на кратковременное применение резистивных дыхательных нагрузок у спортсменов // Актуальные вопросы общей патологии: в 2 т. – Рязань: РязГМУ, 2002. – Т. I. – C. 28-32. – (Соавт.: Е.Ю. Сафонова, С.А. Шустова, Ю.Ю. Бяловский).
  24. Анализ адаптивных реакций в группах с разным функциональным состоянием при ступенчатом изменении дополнительного респираторного сопротивления // Социально-гигиенический мониторинг здоровья населения. – Рязань: РязГМУ, 2003. – С. 134-137. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский, Ж.В. Сучкова).
  25. Вариабельность сердечного ритма в группах с различным функциональным состоянием при действии разных величин дополнительного респираторного сопротивления // ИБС: стандарты и перспективы диагностики и лечения: материалы III межрегион. науч. – практ. конф. центра России. – М.; Рязань, 2003. – С. 27-29. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский, Ж.В. Сучкова).
  26. Влияние дозированных резистивных нагрузок на регуляцию ритма сердца в группах с разными адаптационными возможностями организма // Вариабельность сердечного ритма: теоретические аспекты и практическое применение: тез. докл. Междунар. симпоз. / отв. ред. Р.М. Баевский, Н.И. Шлык. – Ижевск: Изд-во Удмурт. ун-та, 2003. – С. 159-160. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский, Ж.В. Сучкова).
  27. Влияние уровня интеллекта на корреляционные взаимосвязи спектральных параметров ритма сердца // Вариабельность сердечного ритма: от дерзких идей до самых практичных приложений: материалы Междунар. науч. – практ. симпоз. (17-18 апреля 2003 г.). – Харьков, 2003. – С. 27-32. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский).
  28. Влияние уровня развития интеллекта на успешность профессионального обучения курсантов // Состояние и актуальные проблемы профессионального психологического отбора в органах внутренних дел Российской Федерации: материалы выступлений участников Всерос. науч. – практ. конф., посвящ. 30-летию системы профессионально-психологического отбора в органах внутренних дел. – М.: МУ СТ МВД России, 2003. – С. 81. – (Совм. с: И.В. Сорокина).
  29. Информационно-диагностическая система для оценки функционального состояния пациента при проведении магнитотерапии: информ. листок Ряз. ЦНТИ № 61-109-03. – Рязань, 2003. – (Совм. с: Ж.В. Сучкова, Ю.Ю. Бяловский).
  30. Использование аппаратно-программного комплекса «Варикард» для диагностики адаптационного потенциала организма по показателям системы кровообращения // Медико-биологические и психолого-педагогические аспекты адаптации и социализации человека: материалы 2-й Всерос. науч. – практ. конф. – Волгоград: Изд-во Волгогр. ин-та экономики, социологии и права, 2003. – С. 173-175. – (Совм. с: Ю.Н. Семенов).
  31. Использование курсовых локальных магнитотерапевтических воздействий аппаратом «АЛМАГ-01» для оптимизации неспецифических адаптационных механизмов // Совершенствование процесса физического воспитания студентов сельскохозяйственных вузов: материалы Всерос. науч. – практ. конф. – Рязань: МСХ-РГСХА, 2003. – С. 25-28.
  32. Использование математического анализа ритма сердца при психоэмоциональной пробе в прогнозировании эффективности приспособительной деятельности курсантов к условиям профессионального обучения // Вариабельность сердечного ритма: теоретические аспекты и практическое применение: тез. докл. Междунар. симпоз. / отв. ред. Р.М. Баевский, Н.И. Шлык. – Ижевск: Изд-во Удмурт. ун-та, 2003. – С. 63-64.
  33. Использование факторных моделей для выявления критериальных зависимостей адаптационного потенциала спортсменов при локальных магнитотерапевтических воздействиях // Медико-биологические и психолого-педагогические аспекты адаптации и социализации человека: материалы 2-й Всерос. науч. – практ. конф. – Волгоград: Изд-во Волгогр. ин-та экономики, социологии и права, 2003. – С. 161-162. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский, Ж.В. Сучкова).
  34. К вопросу о необходимости оценки адаптационного потенциала кандидатов на учебу в образовательные учреждения МВД России на заключительном этапе профессионального психологического отбора // Состояние и актуальные проблемы профессионального психологического отбора в органах внутренних дел Российской Федерации: материалы выступлений участников Всерос. науч. – практ. конф., посвящ. 30-летию системы профессионально-психологического отбора в органах внутренних дел. – М.: МУ СТ МВД России, 2003. – С. 82.
  35. Корреляция вариабельности сердечного ритма при медицинской реабилитации с помощью аппарата МАГОФОН-01 // Реабилитология: сб. науч. тр.– М.: Изд-во РГМУ, 2003. – № 1. – С. 244-247. – (Совм. с: Ж.В. Сучкова, Ю.Ю. Бяловский).
  36. Корреляционные взаимосвязи спектральных параметров ритма сердца при проведении психоэмоциональной пробы у лиц с различным уровнем интеллекта // Вестн. новых мед. технологий. – 2003. – Т. X., № 1/2. – С. 20-22. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский).
  37. Критериальные особенности вариабельности сердечного ритма при психоэмоциональной пробе в группах с различной степенью выраженности формируемых профессионально важных качеств // Вариабельность сердечного ритма: от дерзких идей до самых практичных приложений: материалы Междунар. науч. – практ. симпоз. (17-18 апреля 2003 г.). – Харьков, 2003. – С. 23-27.
  38. Математический анализ ритма сердца в изучении новых перспектив применения нагрузочных проб для оценки функционального состояния организма // ИБС: стандарты и перспективы диагностики и лечения: материалы III межрегион. науч. – практ. конф. центра России. – М.; Рязань, 2003. – С. 30-31. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский).
  39. Математическое моделирование эффективности локальных вибромагнитоакустических воздействий на основе оценки вариабельности сердечного ритма // Вариабельность сердечного ритма: теоретические аспекты и практическое применение: тез. докл. Междунар. симпоз. / отв. ред. Р.М. Баевский, Н.И. Шлык. – Ижевск: Изд-во Удмурт. ун-та, 2003. – С. 100-101. – (Совм. с: Ж.В.Сучкова, Ю.Ю.Бяловский).
  40. Моделирование методами дисперсионного факторного анализа влияния локальных вибромагнитоакустических воздействий на неспецифические адаптационные механизмы // Вариабельность сердечного ритма: от дерзких идей до самых практичных приложений: материалы Междунар. науч. – практ. симпоз. (17-18 апреля 2003 г.). – Харьков, 2003. – С. 84-85. – (Совм. с: Ж.В. Сучкова, Ю.Ю. Бяловский).
  41. Неспецифические адаптационные механизмы как критерий оптимальности локальных физиотерапевтических воздействий // Актуальные вопросы общей патологии. – Рязань: РязГМУ, 2003. – С. 157-169. – (Совм. с: Ю.Ю. Бяловский, Ж.В. Сучкова).
  42. Оптимумы физиологического действия увеличенного сопротивления дыханию в зависимости от физической подготовленности испытуемых // Актуальные вопросы общей патологии. – Рязань: РязГМУ, 2003. – С. 150-157. – (Соавт.: Ж.В. Сучкова).
  43. Особенности корреляционных плеяд спектральных показателей вариабельности сердечного ритма в группах с разной успешностью профессионального обучения // Вариабельность сердечного ритма: от дерзких идей до самых практичных приложений: материалы Междунар. науч. – практ. симпоз. (17-18 апреля 2003 г.). – Харьков, 2003. – С. 21-23.
  44. Особенности психофизиологической адаптации курсантов с разной успешностью обучения // Эколого-физиологические проблемы адаптации: материалы XI Междунар. симпоз. (27-28 января 2003 г.). – М.: Изд-во РУДН, 2003. – С. 84-85.
  45. Оценка вариабельности сердечного ритма в условиях увеличенного респираторного сопротивления // Вариабельность сердечного ритма: от дерзких идей до самых практичных приложений: материалы Междунар. науч. – практ. симпоз. (17-18 апреля 2003 г.). – Харьков, 2003. – С. 33-34. – (Совм. с: Ю.Ю. Бяловский, Ж.В. Сучкова, С.А. Шустова, О.В. Князев).
  46. Оценка напряженности неспецифических адаптационных механизмов у спортсменов высокой квалификации методом корреляционных плеяд при локальных магнитовиброакустических воздействиях // Материалы 3-го Рос. науч. форума РеаСпоМед 2003. – М.: Авиаиздат, 2003. – С. 150-151. – (Совм. с: Ж.В. Сучкова, Ю.Ю. Бяловский).
  47. Оценка неспецифических адаптационных механизмов с помощью анализа вариабельности сердечного ритма в условиях локальных магнитовиброакустических воздействий // Вариабельность сердечного ритма: теоретические аспекты и практическое применение: тез. докл. Междунар. симпоз. / отв. ред. Р.М. Баевский, Н.И. Шлык. – Ижевск: Изд-во Удмурт. ун-та, 2003. – С. 99-100. – (Совм. с: Ж.В. Сучкова, Ю.Ю. Бяловский).
  48. Патофизиологические механизмы возникновения одышки при моделировании дополнительного сопротивления дыханию // Одышка и ассоциированные синдромы.– Рязань, 2003. – Вып. 1. – С. 22-29. – (Совм. с: Ю.Ю. Бяловский, С.В. Викулин, Ж.В. Сучкова).
  49. Принципы стимуляции функционального состояния спортсменов высокой квалификации с помощью управления неспецифическими адаптационными механизмами аппаратом МАГОФОН-01 // Материалы 3-го Рос. науч. форума РеаСпоМед 2003. – М.: Авиаиздат, 2003. – С. 151-152. – (Совм. с: Ж.В. Сучкова, Ю.Ю. Бяловский).
  50. Психофизиологические критерии прогнозирования успешности профессионального обучения // Актуальные вопросы общей патологии. – Рязань: РязГМУ, 2003. – С. 9-15.
  51. Психофизиологические особенности успешности адаптации курсантов к профессиональному обучению по результатам математического анализа ритма сердца при психоэмоциональной пробе // Медико-биологические и психолого-педагогические аспекты адаптации и социализации человека: материалы 2-й Всерос. науч. – практ. конф. – Волгоград: Изд-во Волгогр. ин-та экономики, социологии и права, 2003. – С. 162-163.
  52. Регуляция ритма сердца при возрастающем ступенчатом изменении дополнительного респираторного сопротивления в группах с разными функциональными возможностями // Медико-биологические и психолого-педагогические аспекты адаптации и социализации человека: материалы круглого стола 2-й Всерос. науч. – практ. конф. – Волгоград: ВолгогрГУ, 2003. – С. 12-13.
  53. Роль физической подготовки в формировании психофизиологического статуса в процессе профессионального обучения // Совершенствование процесса физического воспитания студентов сельскохозяйственных вузов: материалы Всерос. науч. – практ. конф. – Рязань: МСХ-РГСХА, 2003. – С. 28-30.
  54. Соотношение компонентов стресс-лимитирующей и стресс-реализующей систем организма в условиях кратковременного применении дополнительного респираторного сопротивления при разных функциональных состояниях // Медико-биологические и психолого-педагогические аспекты адаптации и социализации человека: материалы круглого стола 2-й Всерос. науч. – практ. конф. – Волгоград: ВолгогрГУ, 2003. – С. 4-8.
  55. Уровень и структура интеллекта как факторы успешности профессионального обучения в образовательных учреждениях МВД России // Медико-биологические и психолого-педагогические аспекты адаптации и социализации человека: материалы круглого стола 2-й Всерос. науч. – практ. конф. – Волгоград: ВолгогрГУ, 2003. – С. 9-11.
  56. Успешность формирования профессиональных навыков при разных адаптационных возможностях организма // Материалы IV Междунар. конф. по реабилитологии (Москва, 4-6 декабря 2002 г.). – М.: Златограф, 2003. – С. 146-148.
  57. Устройство для оценки магнитотропной реакции пациента: информ. листок Ряз. ЦНТИ № 61-063-03. – Рязань, 2003. – (Совм. с: Ж.В. Сучкова, Ю.Ю. Бяловский).
  58. Характеристика вариабельности сердечного ритма в условиях увеличенного респираторного сопротивления // Вариабельность сердечного ритма: теоретические аспекты и практическое применение: тез. докл. Междунар. симпоз. / отв. ред. Р.М. Баевский, Н.И. Шлык. – Ижевск: Изд-во Удмурт. ун-та, 2003. – С. 93-94. – (Совм. с: Ю.Ю. Бяловский, Ж.В. Сучкова).
  59. Характеристика стресс-реализующих и стресс-лимитирующих механизмов при адаптации к увеличенному сопротивлению дыханию // Эколого-физиологические проблемы адаптации: материалы XI Междунар. симпоз. (27-28 января 2003 г.). – М.: Изд-во РУДН, 2003. – С. 96-97. – (Совм. с: Ю.Ю. Бяловский, О.В. Князев, Е.Ю. Сафонова, Ж.В. Сучкова, С.А. Шустова).
  60. Влияние величины инспираторных резистивных дыхательных нагрузок на показатели вариабельности ритма сердца // Клинико-экспериментальные аспекты общей патологии: межрегион. сб. науч. тр. – Рязань: РязГМУ, 2004. – С. 6-13.
  61. Динамика вариабельности сердечного ритма при разной локализации и длительности магнитных воздействий // Реабилитология: сб. науч. тр. – М.: РГМУ, 2004. – № 2. – С. 195-198. – (Совм. с: Ж.В. Сучкова, Ю.Ю. Бяловский).
  62. Динамика показателей вариабельности сердечного ритма при ментальном стрессе // Клинико-экспериментальные аспекты общей патологии: межрегион. сб. науч. тр. – Рязань: РязГМУ, 2004. – С. 14-18.
  63. Изменение вегетативной регуляции ритма сердца при ступенчатом применении инспираторных резистивных дыхательных нагрузок разной величины // Вестн. Харьк. Нац. ун-та им. В.Н. Карамзина. – 2004. – Вып. 8, № 617. – С. 70-71.
  64. Использование дополнительного респираторного сопротивления для оценки функционального состояния // 3-й Конгр. Европейского региона Междунар. союза по борьбе с туберкулёзом и лёгочными заболеваниями (IUATLD), 14-й Нац. Конгр. Рос. Респираторного о-ва (Москва, 22-26 июня 2004 г.): сб. тез. – М., 2004. – С. 445.
  65. Медико-биологические аспекты оптимизации функционального состояния курсантов в процессе профессиональной подготовки // Совершенствование учебно-образовательного процесса по боевой и физической подготовке курсантов и слушателей образовательных учреждений МВД России: сб. материалов 12-й межвуз. науч. – практ. конф. – Орёл: ОрлЮИ МВД России, 2004. – С. 53-56.
  66. Неспецифические адаптационные механизмы и магнитотропная чувствительность // Новые медицинские технологии в охране здоровья здоровых, в диагностике, лечении и реабилитации больных: сб. материалов II Междунар. науч. – практ. конф. – Пенза, 2004. – С. 15-16. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский, Ж.В. Сучкова).
  67. Особенности реакции частотных составляющих сердечного ритма при психоэмоциональной пробе у лиц с разным уровнем развития интеллекта // Клинико-экспериментальные аспекты общей патологии: межрегион. сб. науч. тр. – Рязань: РязГМУ, 2004. – С. 13-14.
  68. Показатели ПОЛ-АОС у спортсменов в условиях применения дополнительного респираторного сопротивления разной величины // 3-й Конгр. Европейского региона Междунар. союза по борьбе с туберкулёзом и лёгочными заболеваниями (IUATLD), 14-й Нац. Конгр. Рос. Респираторного о-ва (Москва, 22-26 июня 2004 г.): сб. тез. – М., 2004. – С. 419. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский).
  69. Реципрокные стратегии адаптации человека к действию увеличенного сопротивления дыханию // Дизрегуляционная патология органов и систем (экспериментальная и клиническая патофизиология): тез. докл. III Рос. Конгр. по патофизиологии (Москва, 9-12 ноября 2004 г.). – М., 2004. – С. 78. – (Совм. с: Ю.Ю. Бяловский, В.Н. Абросимов, Ж.В. Сучкова).
  70. Анализ структурных особенностей системной организации регуляции ритма сердца как способ оценки эффективности магнитотерапевтического воздействия // Актуальные вопросы клинической и экспериментальной патологии: межрегион. сб. науч. тр. – Рязань: РязГМУ, 2005. – С. 15-20.
  71. Вариабельность сердечного ритма и фрактальная нейродинамика в условиях локальных вибромагнитоакустических воздействий // Физиология человека. – 2005. – Т. 31, № 4. – С. 50-60. – (Совм. с: Ю.Ю. Бяловский, Ж.В. Сучкова).
  72. Возможности использования дополнительного респираторного сопротивления для улучшения адаптационного потенциала организма // Актуальные вопросы физического воспитания населения: материалы межрегион. науч. – практ. конф., посвящ. 60-летию Победы в Великой Отечественной войне. – Рязань: Изд-во РязГМУ, 2005. – С. 16-18.
  73. Иммуномодулирующий эффект дополнительного респираторного сопротивления // Клинич. лаб. диагностика. – 2005. – № 9. – С. 42-43. – (Совм. с: Ю.Ю. Бяловский).
  74. Критерии оценки и пути оптимизации функционального состояния сотрудников правоохранительных органов. – Рязань: Ряз. филиал Моск. ун-та МВД России, 2005. – 122 с. – (Совм. с: В.И. Чернышов, Г.Н. Зудашкин).
  75. Перспективы применения математического анализа ритма сердца в системе научного психофизиологического прогнозирования успешности профессионального обучения. – Рязань: Ряз. филиал Моск. ун-та МВД России, 2005. – 218 с.
  76. Прогностическая значимость показателей вариабельности ритма сердца при психоэмоциональной пробе в группах с разной успешностью профессионального обучения // Актуальные вопросы клинической и экспериментальной патологии: межрегион. сб. науч. тр. – Рязань: РязГМУ, 2005. – С. 20-27.
  77. Фрактальная динамика биоритмов в условиях магнитных воздействий // Актуальные проблемы экономических, социально-гуманитарных, правовых и естественных наук: материалы межвуз. науч. – практ. конф. – Рязань: Изд-во РФ МЭСИ, 2005. – С. 34-37. – (Совм. с: Ю.Ю. Бяловский).
  78. Коррекция функционального состояния с использованием дыхательных нагрузок // Опыт работы центров социально-психологической адаптации студентов: материалы Всерос. науч. – практ. конф. (Волгоград, 10-11 октября 2006 г.). – Волгоград: Волгогр. науч. изд-во, 2006. – С. 46-48. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский).
  79. Некоторые аспекты использования локальных магнитных воздействий для изменения функционального состояния организма человека // Клинико-патофизиологические проблемы медицины: межрегион. сб. науч. тр. – Рязань: РязГМУ, 2006. – С. 76-78. – (Совм. с: Е.П. Глушкова).
  80. Некоторые аспекты практического применения математического анализа ритма сердца в прогнозировании успешности профессионального обучения // Клинико-патофизиологические проблемы медицины: межрегион. сб. науч. тр. – Рязань: РязГМУ, 2006. – С. 22-27.
  81. Неспецифические адаптационные механизмы в оптимизации тренирующих и реабилитационных мероприятий. – Рязань: РязГМУ, 2006. – 384 с. – (Совм. с: Ю.Ю. Бяловский, В.Н. Абросимов, С.В. Викулин, С.А. Шустова).
  82. Неспецифические адаптационные механизмы в условиях увеличенного сопротивления дыханию // Материалы ежегодной науч. конф. Рязан. гос. мед. ун-та им. акад. И.П. Павлова. – Рязань: РязГМУ, 2006. – Ч. I. – С. 35-36. – (Совм. с: Ю.Ю. Бяловский).
  83. Оптимизация параметров магнитотерапии с помощью неспецифических адаптационных механизмов // Материалы ежегодной науч. конф. Рязан. гос. мед. ун-та им. акад. И.П. Павлова. – Рязань: РязГМУ, 2006. – Ч. I. – С. 37-38. – (Совм. с: Е.П. Глушкова).
  84. Особенности психофизиологических механизмов при срочной и долговременной адаптации к физической нагрузке // Проблемы физического воспитания населения: материалы межрегион. науч. – практ. конф. – Рязань: Изд-во РязГМУ, 2006. – С. 23-26.
  85. Психофизиологические аспекты формирования профессионального здоровья курсантов в процессе обучения // Особенности профессиональной подготовки в правоохранительных органах и Вооруженных силах РФ: материалы науч. – практ. семинара (1 ноября 2005 г.). – Рязань: Академия ФСИН России, 2006. – С. 12-18.
  86. Вариабельность сердечного ритма как критерий оптимальности локальных физиотерапевтических воздействий // Рос. медико-биол. вестн. им. акад. И.П. Павлова. – 2007. – № 4. – С. 91-95. – (Совм. с: Ю.Ю. Бяловский, Е.П. Глушкова).
  87. Значение функциональной подготовки в динамике механизмов общего адаптационного синдрома при применении дополнительного респираторного сопротивления // Актуальные вопросы совершенствования учебно-образовательного процесса по физической, огневой и тактико-специальной подготовке курсантов и слушателей образовательных учреждений МВД России. – Рязань, 2007. – С. 3-7.
  88. Некоторые аспекты адаптации курсантов к профессиональной деятельности по критерию оптимизации физического состояния // Актуальные проблемы клинической и экспериментальной патологии: тематический сб. науч. тр. – Рязань: РязГМУ, 2007. – С. 50-52. – (Совм. с: Д.В. Гордеев).
  89. Некоторые результаты исследований в разработке критериев прогнозирования успешности профессионального обучения // Вестн. Ряз. филиала Моск. ун-та МВД России.– Рязань, 2007. – Вып. 1. – С. 29-39.
  90. Оздоравливающее действие локальных магнитных воздействий // Физическое воспитание населения – реалии, проблемы и перспективы: материалы межрегион. науч. – практ. конф. – Рязань: Изд-во РязГМУ, 2007. – С. 42-43. – (Совм. с: Е.П. Глушкова, Ю.Ю. Бяловский).
  91. Опыт применения локальных магнитных воздействий для оптимизации функционального состояния курсантов в процессе профессиональной подготовки // Актуальные вопросы совершенствования учебно-образовательного процесса по физической, огневой и тактико-специальной подготовке курсантов и слушателей образовательных учреждений МВД России. – Рязань, 2007. – С. 19-23. – (Совм. с: Е.П. Глушкова, Ю.Ю. Бяловский).
  92. Особенности адаптации курсантов образовательного учреждения МВД России на разных этапах профессионального обучения // Актуальные вопросы совершенствования учебно-образовательного процесса по физической, огневой и тактико-специальной подготовке курсантов и слушателей образовательных учреждений МВД России. – Рязань, 2007. – С. 7-15.
  93. Повышение адаптивных возможностей учащихся вузов к увеличенному сопротивлению дыханию // Физическое воспитание населения - реалии, проблемы и перспективы: материалы межрегион. науч. – практ. конф. – Рязань: Изд-во РязГМУ, 2007. – С. 27-29. – (Соавт.: Ю.Ю. Бяловский).
  94. Стимуляция негазообменных функций легких у курсантов с помощью дополнительного респираторного сопротивления // Актуальные вопросы совершенствования учебно-образовательного процесса по физической, огневой и тактико-специальной подготовке курсантов и слушателей образовательных учреждений МВД России. – Рязань, 2007. – С. 15-19. – (Совм. с: Ю.Ю. Бяловский).
  95. Экспресс-методы оценки функциональных резервов организма по уровню функционирования системы кровообращения и дыхания // Вестн. Ряз. филиала Моск. ун-та МВД России. – Рязань, 2007. – Вып. 1. – С. 46-48. – (Соавт.: Г.Н. Зудашкин).
  96. Фрактальная нейродинамика в условиях локальных физиотерапевтических воздействий // Рос. медико-биол. вестн. им. акад. И.П. Павлова. – 2008. – № 1. – С. 6-9. – (Совм. с: Ю.Ю. Бяловский).

Список сокращений

CV

– коэффициент вариации;

HF

– высокочастотные волны ритма сердца;

HFt

– доминирующий период высокочастотного компонента спектра вариабельности сердечного ритма;

IC

– индекс централизации;

LF

– низкочастотные волны ритма сердца;

LF/HF

– коэффициент вагосимпатического баланса;

LFmx

– максимум мощности спектра низкочастотного компонента вариабельности;

LFt

– доминирующий период низкочастотного компонента спектра вариабельности сердечного ритма;

Mn

– значение самого короткого RR интервала в выборке кардиоинтервалов;

Mx

– значение самого продолжительного RR интервала в выборке кардиоинтервалов;

MxDMn

– вариационный размах;

MxRMn

– отношение максимального по длительности кардиоинтервала к минимальному;

RMSSD

– квадратный корень из суммы квадратов разности величин последовательных пар кардиоинтервалов;

SDNN

– стандартное отклонение величин нормальных RR интервалов с исключением экстрасистол;

SI

– индекс напряжения регуляторных систем (стресс-индекс);

TP

– суммарная мощность спектра вариабельности сердечного ритма;

VLF

– сверхнизкочастотные волны ритма сердца;

VLFmx

– максимум мощности спектра сверхнизкочастотного компонента вариабельности;

АНС

– автономная нервная система;

АОС

– антиокислительная система;

ВСР

– вариабельность сердечного ритма;

ДРС

– дополнительное респираторное сопротивление;

ИВР

– индекс вегетативного равновесия;

ИПСО

– интегральный показатель состояния организма;

МИОМ

– методика исследования особенностей мышления;

ПА

– показатель анаболизма;

ПАПР

– показатель адекватности процессов регуляции;

ПАРС

– показатель активности регуляторных систем;

ПВК

– профессионально важные качества;

ПВР

– показатель вегетативной регуляции;

ПК

– показатель катаболизма;

ПОЛ

– перекисное окисление липидов;

ПЦР

– показатель центральной регуляции;

СКО

– среднее квадратичное отклонение;

СМИЛ

– стандартизированное многофакторное исследование личности;

УА

– уровень адаптации;

УПС

– уровень психоэмоционального состояния;

ФНД

– фрактальная нейродинамика;

ФуС

– функциональная система;

ЧСС

– частота сердечных сокращений;






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.