WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

  На правах рукописи

НИКОНОВА ЭЛЕОНОРА БОРИСОВНА

ФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ РЕАКТИВНОСТЬ НОРОК

В ПОСТНАТАЛЬНОМ ОНТОГЕНЕЗЕ

И ПУТИ ЕЕ КОРРЕКЦИИ

06.02.03 – звероводство и охотоведение

03.00.13 - физиология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

п. Родники Московской обл. - 2007

Работа выполнена в ГНУ Научно-исследовательский институт пушного звероводства и кролиководства имени В.А. Афанасьева и ФГОУ ВПО «Московская государственная академия ветеринарной медицины и биотехнологии им. К.И. Скрябина»

Научные консультанты:  доктор сельскохозяйственных наук, академик

РАСХН, заслуженный деятель науки РФ

БАЛАКИРЕВ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

 

доктор биологических наук, профессор

МАКСИМОВ ВЛАДИМИР ИЛЬИЧ

Официальные оппоненты:  доктор биологических наук

ВЛАДИМИРОВ АНАТОЛИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ 

 

  доктор биологических наук, профессор

  КИСЕЛЕВ АНДРЕЙ ЛЕОНИДОВИЧ

доктор биологических наук, профессор

ШЕВЕЛЕВ НИКОЛАЙ СЕРАФИМОВИЧ

 

 

Ведущая организацияГНУ Всероссийский научно-исследовательский

институт охотоведения и звероводства

Защита диссертации состоится «  4  »  марта  2007 г.  в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 006.047.01 в  ГНУ  НИИПЗК им. В.А. Афанасьева по адресу: 140143, Московская область, Раменский район, пос. Родники, ул. Трудовая, 6 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГНУ НИИПЗК  им. В.А. Афанасьева

Автореферат разослан «____»______________ 2008 года

Ученый секретарь диссертационного совета  Н.Н. Лоенко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Все более очевидной становится важная и многообразная роль среди различных факторов, участвующих в регуляции и интеграции процессов роста и развития животного, иммунологических факторов, биологически активных веществ (витаминов и минеральных веществ в кормах) и их сбалансированности в рационе. С участием названных факторов реализуется наследственная информация, регуляция роста и развития, гомеостаз и продуктивность животных, в т.ч. пушных зверей (К.Б. Свечин, И.А. Аршавский, А.В. Квасницкий и др., 1967; В.Ф. Лысов, 1977, 1982, 1996; Ю.Н. Шамберев, 1978; А.И. Кузнецов, 1996; Р.В. Петров, 1989; В.И. Максимов, 1999, 2002, 2004; Н.А. Балакирев, 2001; В.А. Матвеев, 2001;  Г.Г. Ефремов, 2004; В.А. Гудин, 2005; В.С. Григорьев, 2006; D. M. Donaldson et al, 1974; I. Thalnammer, 1978; T. Yang, 1981; R. Smith, 1988; L. Hope, 1989).

Под многофакторным воздействием у пушных зверей, в частности у норок, за последние годы участились случаи возникновения и развития вторичных иммунодефицитов, снижения их иммунологической реактивности, на фоне которых резко снижаются товарные свойства шкурок норок. Одним из наиболее ощутимых неблагоприятных факторов является несбалансированное кормление.

В последние годы существенно изменилась кормовая база звероводства: сократились доступность, ассортимент, питательная ценность и качество традиционных кормов, увеличилось количество нетрадиционных кормов, которые не могут равнозначно заменить полноценный животный белок, являющийся наиболее дорогостоящей и дефицитной частью рациона зверей. Поэтому зверохозяйства оказались поставлены в рамки кормления зверей несбалансированными рационами, которые приводят к развитию у них минеральной недостаточности.

В этих условиях повсеместно ощущается все увеличивающаяся зависимость организма норок от искусственно созданной среды обитания (несбалансированное кормление и пр.). Вот почему необходимо совершенствовать ветеринарно-санитарное, технологическое обеспечение промышленного звероводства (норководства), а также физиолого-биохимический контроль над их ростом и развитием (Е.Д. Ильина, Г.А. Кузнецов, 1983; П.А. Емельяненко, 1985, 1987; К.А. Лебедев, 1986; Д.В. Стефании, 1987; М.З. Саидов, 1990; Н.А. Балакирев, 1995, 1997, 2001; Е.Г. Квартникова, 1999; S. Selle, 1972; A. Popesen, 1974, M. Pinder, 1981).

В условиях целостного организма практически всегда не­специфические и иммунологические защитные реакции протекают сочетано, они взаимосвязаны не только во времени, но и по существу, например, температурная, воспалительная, фагоцитарная реакция и иммунный ответ. Причем, антигенный стимул вызывает в организме комплекс перестроек, включающих неспецифические компоненты: макрофагальную реакцию, пролиферацию клеток лимфоидного ряда, их дифференцировку, миграцию, нарушая обменные процессы (Р.Т. Маннапова, 1999; Е.В. Зинченко, А.Н., Па­нин, 2000; А.Н. Панин, Н.И. Малик, 2005; В.С. Григорьев, В.И. Максимов, 2006 и др.)

Отсутствие подробного анализа процесса развития витаминно-минеральной недостаточности  на фоне иммунологических сдвигов не позволяет дать основную информацию специалистам ветеринарного и зоотехнического профиля по использованию пробиотиков, микроэлементов и других биологически активных продуктов для профилактики вторичных иммунодефицитов животных и привлечь внимание к основным процессам, влияющим на эффективность комплексной иммунно - и пробиотикотерапии (Б.А. Шендеров, 1987; Г.И. Гончарова, 1989; Б.Ф. Бессарабов, А. Крыканов, И. Джозеф, 1996; Н.В. Гребенькова, 2001; З.З. Ильясова, 2002; Н.В. Данилевская, 2006; D. S. Clark, I. Takacs, 1980; I. F. Guillot, 1997; и другие).

В настоящее время разработана «Концепция развития пушного звероводства России до 2010 года», в свете которой успешное разведение норок в клеточных условиях при резко изменившейся кормовой базе и получение от них пушнины хорошего качества возможно только при условии знания биологических особенностей  и иммунобиологической реактивности зверей (Н.А.Балакирев и др., 2001).

Вместе с тем, нет сведений об особенностях иммунологической реактивности норок, связанных с ростом и развитием зверей, на фоне нарушенного кормления и содержания. Нет данных по такому важному вопросу, как оптимальные концентрации витаминов для норок при их несбалансированном кормлении. Не определены своеобразия ферментного профиля, энзиматической активности у норок, естественного микробиоценоза кишечника при несбалансированном кормлении. Не обоснованы целесообразность применения некоторых биологически активных веществ в норководстве и влияние их на качество шкурок.

В связи с этим вполне очевидна актуальность исследования физиологической реактивности норок и пути ее коррекции в разные сроки постнатального онтогенеза.

Цель и задачи исследований. Цель работы – изучить в сравнительном аспекте и динамике состояние физиологического статуса норок в технологических условиях и в зависимости от возраста на фоне несбалансированного кормления, разработать и научно обосновать систему лечебно-реабилитационных и профилактических мероприятий с целью улучшения качества шкурок норок.

  Для достижения цели были поставлены  следующие задачи:

1. Изучить естественную резистентность, иммунный статус, а также провести анализ структурных и функциональных изменений центральных и периферических органов иммуногенеза норок в разные сроки постнатального онтогенеза.

2. Изучить оптимальные концентрации витаминов при несбалансированном кормлении и установить возможность их регуляции у норок с возрастом.

3. Изучить минеральный обмен и энзиматическую активность организма норок в разные сроки постнатального онтогенеза на фоне несбалансированного кормления с коррекцией ферментов, участвующих в углеводном и белковом обмене.

4. Оценить естественный микробиоценоз кишечника при несбалансированном кормлении норок с возрастом и установить оптимальные способы его коррекции.

5. Обосновать целесообразность применения витаминно-минеральной подкормки в комплексе с пробиотиком и иммуномодулятором и определить качество шкурок норок на этом фоне. 

Научная новизна.  Впервые на основе комплексной оценки естественной резистентности и иммунного статуса, иммуноморфологи-ческих и гистохимических реакций в центральных и периферических органах иммуногенеза, состояния витаминного, энзиматического, минерального обмена и микробиоценоза  кишечника в организме норок с возрастом на фоне нарушения минерального баланса разработаны эффективные методы их коррекции и определены пути улучшения качества шкурок норок.

Показана эффективность разных комбинаций применения исследованных препаратов и доказана целесообразность их использования для восстановительного процесса волосяного покрова и качества шкурок норок. Новизна этих исследований подтверждена патентом  «Способ повышения естественной резистентности молодняка норок» № 2272405. Приоритет изобретения от 24 мая 2004 года.

На основе системного исследования, разработанных теоретических положений и экспериментальных данных, проведен сравнительный анализ эффективности применения витаминно-минеральной подкормки с пробиотиком и иммунокорректором  и установлено повышение качества шкурок норок, подтвержденное товарными свойствами,  иммунологическими и иммунохимическими исследованиями. Разработана и внедрена в практику научно-обоснованная система наблюдения за здоровьем норок и качеством сырья. Установлен оптимальный вариант коррекции иммуногенеза, естественного микробиоценоза, витаминно-энзимно-минерального баланса при минеральной недостаточности у норок с возрастом.

  Теоретическая и практическая значимость работы. На основе разработанных теоретических положений  и экспериментальных исследова-ний, подтвержденных иммунологическими, иммуноморфологическими, гистологическими, микробиологическими исследованиями, разработана система коррекции минеральной недостаточности у норок  в постнатальном онтогенезе. Для осуществления контроля над процессом восстановления качества волосяного покрова и качества шкурок норок в целом, отработана и предложена методика оценки иммунобиологической реактивности норок, которая вошла в Методические рекомендации «Определение иммунного статуса и естественной резистентности норок в процессе их роста и развития», утвержденные отделением ветеринарной медицины РАСХН, 2006 г. Результаты исследований по использованию препарата Витан (иммуномакс) вошли во "Временное наставление по использованию препарата Витан в ветеринарии". Утверждено Департаментом ветеринарии МСХ РФ от 01.08.1995 г. № 13-4-21366 и в "Инструкцию по применению иммуномакса собакам, кошкам и пушным зверям при иммунодефицитных состояниях". Утверждена Россельхознадзором 17 июля 2007 г., регистрационный номер ПВР-1-3.7/01994.  Материалы исследований вошли в учебно-методическое пособие  "Ветеринарная онкология (отбор и подготовка специалистов для цитологических исследований"), утвержденного Департаментом кадровой политики и образования МСХ РФ, 2006 г.; в учебное пособие "Организация и проведение ветеринарно-санитарной экспертизы туш и органов крупного рогатого скота и промысловых животных в условиях промышленных комплексов и частных хозяйств" (утверждено Департаментом кадровой политики и образования, 2006 г.); в курс лекций по организации и экономике ветеринарного дела (учебно-методическое пособие), 2006 г.

       Внедрение лактобифадола и  иммуномакса в ветеринарную практику позволило, не нарушая биологических законов, существенно сократить сроки восстановления иммунного статуса норок. Основные положения теоретического обоснования иммунокоррекции используются при комплексном изучении вторичных иммунодефицитов, при чтении лекций в Башкирском ГАУ, Нижегородской ГСХА, Московской ГАВМиБ им К.И. Скрябина.

Апробация работы. Тема, направление, методические подходы и результаты исследований доложены, обсуждены и одобрены на заседании ученого совета ГНУ НИИПЗК им. В.А. Афанасьева, на факультете ветеринарной медицины ФГОУ ВПО "Московская государственная академия ветеринарной медицины и биотехнологии им. К.И.Скрябина" и на научно-практических конференциях: Всероссийской конференции «Возрастная и экологическая морфология животных в условиях интенсивного животноводства» (Ульяновск, 1994); Научно-практической конференции "Актуальные проблемы ветеринарного образования" (Барнаул, 1998); Международной межвузовской конференции "Предпосылки и эксперименты в науке" (Санкт-Петербург, 2000); Международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения профессора С.Н.Никольского (Ставрополь, 2003); 110 научно-практической конференции «Достижения аграрной науки производству» (Уфа, 2004); Республиканской научно-практической конференции «Достижения молодых ученых аграрному производству» (Уфа, 2004); Международной научно-практической конференции, посвященной 90-летию заслуженного деятеля науки, профессора Х.В.Аюпова; «Современные проблемы иммуногенеза, теории и практики борьбы с паразитарными и инфекционными болезнями животных» (Москва-Уфа, 2004); Третьей международной межвузовской научно-практической конференции  «Предпосылки и эксперимент в науке» (Санкт-Петербург, 2005); XVII Международной межвузовской научно-практической конференции «Новые фармакологические средства в ветеринарии» (Санкт-Петербург, 2005); «Современные проблемы интенсификации производства в АПК» (Москва, 2005); Всероссийской научно-практической конференции «Повышение эффективности и устойчивости развития агропромышленного комплекса» (Уфа, 2005); Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы технических, естественных и гуманитарных наук» (Уфа, 2005); Третьей конференции по учебно-методической, воспитательной и научно-практической работе академии (Москва, 2006).

  Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Состояние естественной резистентности и иммунный статус норок в разные сроки постнатального  онтогенеза на фоне несбалансированного кормления имеют особенности, что отражается на структурных и функциональных изменениях органов иммуногенеза.
  2. Несбалансированный рацион влияет на обменные процессы и микрофлору кишечника разновозрастных норок.
  3. Теоретическое и практическое обоснование комплексной иммунокоррегирующей терапии в процессе нарушения минерального обмена у норок.
  4. Иммунокоррегирующая терапия оказывает влияние на  состояние естественной резистентности, иммунного статуса, микробиоценоза кишечника норок с возрастом.
  5. Цеолиты, витаминно-минеральная подкормка в комплексе с селенитом натрия на фоне пробиотикотерапии лактобифадолом и иммуностимуляции иммуномаксом влияют на рост, развитие и качество шкурок норок.

Публикации результатов исследований. По материалам диссертации опубликовано 47 научных работы, в том числе 16 в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 303 страницах машинописного текста, включает 53 таблицы, 40 рисунков, состоит из введения, обзора литературы, собственных исследований, включающих 3 раздела, обсуждения полученных результатов, выводов, практических предложений. Список литературы включает  452 источника, из них  321 отечественных и 131 иностранных.

СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

  Материалы и методы исследований

Исследования проведены в 1994 2006 гг. на базе научно-исследовательского института пушного звероводства и кролиководства им. В.А. Афанасьева, в условиях лаборатории микробиологии и иммунологии Башкирского государственного аграрного университета, зверохозяйств Улу - Телякское Иглинского района республики Башкортостан и «Родники» Московской области, ФГОУ ВПО «Московская государственная академия ветеринарной медицины и биотехнологии им. К.И.Скрябина».

В работе использовано 1500 норок в возрасте 3-9 месяцев. Научно-хозяйственные опыты проводили в соответствии с методическими указаниями по методу сбалансированных групп-аналогов (Н.А.Балакирев, Юдин В.К., 2001). Зверей содержали в клетках типового двухрядного шеда. Зверей 1 контрольной группы кормили на основе существующих норм (Н.Ш.Перельдик, Л.В. Милованов, А.Т. Ерин,1987).

Изучали показатели норок в разные сроки постнатального онтогенеза  от рождения до промышленного убоя. Взятие крови и фекалий для исследований проводили до начала опытов, а затем через 10, 20, 30, 60 и 150 суток, что соответствует возрасту норок: 90 сут. (фоновые показатели), 100 сут., 110 сут., 120 сут., 150 сут. и 240 сут. (период промышленного убоя).

Взятие материала для иммуноморфологических, гистохимических исследований иммунных органов (костный мозг, тимус, селезенка, лимфатические узлы),  определение концентрации витаминов в печени проводилось  до начала опытов (фоновый уровень) от 6 голов норок из каждой группы и в конце опытов (на 240 сутки) – в период промышленного убоя зверей.

Всего было проведено 864 анализа сыворотки крови на лизоцимную, бактерицидную, комплементарную и фагоцитарную активности, 972 анализа на содержание Т - лимфоцитов, Т- хелперов, Т- супрессоров, В -лимфоцитов в крови и лимфоидных органах, 1512 бактериологических анализов, 496 анализов на биохимические и гистохимические исследования, изучено 144 препарата по иммуноморфологическим реакциям и миелограммы костного мозга.

Кровь брали из пальца или кончика хвоста по утрам до кормления. Сыворотку приготавливали обычным способом (В.А.Берестов, 1974; А.А.Покровский, 1964).

Естественную резистентность организма норок изучали по лизоцимной, комплементарной, бактерицидной и фагоцитарной активности сыворотки крови. Фагоцитарную активность лейкоцитов определяли по методу A.Segal (1974) в модификации В.Я.Шатрова (1985), бактерицидную активность – по О.В.Смирновой и Т.А.Кузьминой (1966), лизоцимную – по В.Г.Дорофейчук (1976),  комплементарную – по методу Г.Ф. Вагнера (1963).

Оценку Т-системы иммунитета проводили методом спонтанного розеткообразования по Jondal (1972).  Выделение лимфоцитов по методу A.Boyum (1968), В-лимфоциты определяли по методу E.Mendes (1973), определение теофиллинрезистентных  и теофиллинчувствительных Т-лимфоцитов проводили, используя метод  S.Limatibul et.al. (1978). Индекс иммунорегуляции вычисляли по отношению Т-хелперов к Т-супрессорам. Морфологический анализ костного мозга, тимуса, лимфатических узлов и селезенки норок проводили по общепринятой методике (Г. А. Меркулов, 1962). Изучение морфометрических показателей иммунологических органов, структур органов иммуногенеза проводили измерением площадей, занимаемых отдельными струк­турными компонентами и подсчетом клеточных элементов. Для этой цели  применяли морфометрическую  сетку А. А. Глаголева, усовершенствованную С. Б. Стефановым (1974).

Схема 1

Физиологическая реактивность норок с возрастом и товарные свойства их шкурок

Исследуемые факторы

Введение в рацион селенита Na, кальфостоника,

цеолитов, лактобифадола и иммуномакса

Изучаемые показатели

Физиологические

Товароведческие

 

лизоцимная, комплементарная, бактерицидная и фагоцитарная активности,  Т- и В-лимфоциты в крови и органах, иммуноморфо- метрические, витамины А, Е, С, В1, В2, ферменты АСАТ, АЛАТ, амилаза,  лактатдегидрогеназа, минеральный обмен Са, К, Na, Fe, Cu, P, микробиоценоз кишечника

длина, ширина и масса шкурок,

толщина кожевой ткани, густота волосяного покрова, толщина направляющих, остевых и пуховых волос, предел прочности связи волоса с кожевой тканью и на разрыв, теплозащитные свойства меха

В эксперименте 216 норок

В производстве 1284 норки

Результаты:

Установлено развитие вторичных иммуноде-

фицитов на фоне минеральной недостаточности

Разработаны научно- обоснованные предложения  по совершенствованию

технологии выращивания норок

Определена зависимость качества шкурок норок от сбалансированности кормления

 

  Рис. 1

 

В сыворотке крови определяли ферменты: аспартатаминотрансферазу (АСАТ) и аланинаминотрансферазу (АЛАТ) по А.А.Покровскому с соавт. (1964), лактатдегидрогеназу (ЛДГ) по Б.Ф. Коровкину (1965), активность амилазы  методом А.А. Покровского и А.И. Щербаковой (1964) в модификации В. А. Берестова с соавт. (1971, 1974). Витамины А, Е, С, В1, В2 в печени определяли сразу после убоя по Предтеченскому (1969). Для исследования микрофлоры кишечника взятие фекалий норок производили в стерильную посуду с 9 – 10 мл изотонического раствора натрия хлорида с глицерином. Идентификацию выделенных микроорганизмов проводили в лаборатории микробиологии ФГОУ Баш ГАУ в соответствии с методическими указаниями по лабораторной диагностике болезней животных (1982).

Товарные свойства и качество шкурок норок определяли визуальной оценкой качества шкурок норки в соответствии с ГОСТ 7908-69 «Шкурки норки невыделанные», ГОСТ 27769-88 «Шкурки норки клеточного разведения невыделанные» и ГОСТ 10322-71 «Шкурки норки выделанные». Длину и ширину шкурок измеряли от середины междуглазья до корня хвоста, ширина посередине линии длины. Расчетным путем установлены площадь шкурок и соотношение их длины и ширины. Масса шкурки определялась на весах ВНЦ-2 с ценой деления 2 г. Толщина кожевой ткани измерена с помощью толщиномера индикаторного типа ТР25-100 с ценой деления 0,1 мм. Густоту волосяного покрова на единице площади у невыделанных шкурок определяли в контрольной точке огузка, при этом пробником были отобраны кусочки кожевой ткани в опыте и контроле, площадью 0,1 мм. Длину волос, разложенных на предметном стекле, измеряли штангенциркулем в миллиметрах с точностью до 0,1 мм. Толщину направляющих, остевых и пуховых волос определяли под микроскопом в микрометрах с помощью окуляр- и объективмикрометра с увеличением в 160 раз. Изнашиваемость и степень спелости кончиков и прикорневых участков волос различных категорий изучали под микроскопом. Предел прочности волоса при разрыве определяли на приборе FM-27 в соответствии с ГОСТ 20269-74. Измерения проводили в нормальных условиях при температуре 25оС, относительной влажности 65%.  Прочность связи волоса с кожевой тканью определяли на приборе ПШМ-1. Размер, массу  шкурок норки в полуфабрикате исследовали также, как и в сырье. Густоту волос на шкурках определяли на радиогустомере (РГ-4) при высоте прохождения лучей не более 15 мм. Прочность и предел прочности кожевой ткани при растяжении, удлинение при разрыве и при заданном напряжении (полного, остаточного и упругого) определяли по общепринятой методике. Теплозащитные свойства меха определяли по методу, разработанному С.А. Каспарьянцем с соавт. (1986).

Для разработки методов иммунокоррекции использовали следующие препараты: селенит натрия, цеолиты, кальфостоник, лактобифадол, иммуномакс.

Схема 2

Схема применения препаратов норкам, находящимся на несбалансированном кормлении

Наименование препаратов

Доза

Кратность для всех

препаратов

Селенит натрия

100 мкг/ кг с кормом

ежемесячно

Кальфостоник

200 мг/кг с кормом

5-7

Цеолиты

1 % от массы корма

дней

Лактобифадол

100 мг/кг с кормом

до

Иммуномакс

100 мкг/кг с кормом

убоя

Полученные данные были подвергнуты статистической обработке методами  вариационной статистики с проверкой достоверности результатов с помощью критерия Стьюдента (В.Ю. Урбах, 1975).

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Состояния естественной резистентности и иммунного статуса исследуемых норок в динамике их роста и развития с 3 - месячного возраста до промышленного убоя на фоне нарушенного рациона кормления.

Естественная резистентность и иммунный статус исследуемых норок. Под опытом находилось 216 голов молодняка норок породы пастель. Норки 1 группы (контрольные) получали типовой общехозяйственный рацион, в 100 – килокалорийной порции которого содержалось переваримых питательных веществ, г: протеина -8,0; жира -4,9; углеводов (БЭВ) -4,5.

Кроме того, звери контрольной группы получали ежедневно витаминный премикс пушновит -2 из расчета 1 г на голову в сутки, полностью удовлетворяющий потребность молодняка норок в основных витаминах. Норки 2-6 групп находились на несбалансированном рационе, в 100 –килокалорийной порции рациона подопытных групп содержалось переваримых питательных веществ, г: протеина -7,0; жира -4,1; БЭВ -5,8. Животный протеин рациона опытных групп был представлен только рыбой путассу, т. е. в нем отсутствовали мясная, молочная группы, костные субпродукты, за счет которых поддерживается кальций – фосфорное соотношение (схема 3).

Данный рацион не сбалансирован по соотношению питательных веществ (по калорийности): отношение протеин : жир : БЭВ = 47,0 : 37,3 : 15,7; в норме должно быть – 50,0 : 25,0 : 25,0.

Содержание кальция в данном рационе составляло - 0,19 г; фосфора – 0,28 г на 100 ккал обменной энергии (ОЭ), т.е. Са : Р = 1 : 1,5 ( в норме соотношение должно быть – Са : Р = 1,7 : 1. Кроме того, в рацион 2 группы не включали пушновит -2, он был дефицитен по основным витаминам.

Схема 3

Рацион подопытных групп норок (г на 100 ккал ОЭ)

ингредиенты

г

Переваримые

ОЭ

Протеин,г

Жир, г

БЭВ, г

ккал

кДж

Рыба путассу непищевая

43,9

5,8

2,2

-

47,0

196,9

Пшеница/каша

15,4/38,5

1,2

0,2

7,4

37,3

156,3

Жир сборный

1,8

-

1,7

-

15,7

65,8

Итого:

84,2

7,0

4,1

7,4

100,0

419,0

 

Результаты исследований позволили установить, что несбалансированное кормление норок сопровождается снижением их естественной резистентности. Уровень бактерицидной активности был понижен.  С возрастом у животных этот процесс прогрессировал и  с 41,20 ± 0,73%, к концу исследований этот показатель составил 30,30 ±0,91%**, а у контрольных животных находился в пределах 60,40 ± 0,81-59,40 ± 1,21%. Фоновый показатель лизоцимной активности сыворотки крови этой группы норок составил 21,20 ± 0,90%**. К 150 сут уровень лизоцимной активности у норок этой группы составил 14,20± 0,64%**, т.е.  в 2,05 раза уступал показателям контрольных зверей.  Аналогичные изменения наблюдали и в динамике В-лизинов и комплементарной активности. В процессе опытов В-лизины понижались по сравнению  с фоновым уровнем и к 150 суткам составили 19,50 ± 0,67% против 33,60 ± 1,03% в контроле. Активность комплемента в сыворотке крови в процессе опыта, имела тенденцию к дальнейшему понижению. Она уступала  фоновому показателю через 10 сут опыта в 1,05 раза, а через 150 сут - в 1,23 раза. Фагоцитарная  активность лейкоцитов крови уменьшилась и к 150 сут составила 30,40 ± 0,75%* против 44,20 ± 0,86% в контроле.

Показатели иммунного статуса норок, с нарушенным минеральным балансом, интенсивно падали в процессе эксперимента и уступали контролю. В период промышленного убоя бактерицидная активность сыворотки крови зверей подопытной группы была ниже, чем в контроле в 1,96 раза (на 29,1%), лизоцимная активность – в 2,05 раза (на 15,0%), бета – лизины – в 1,72 раза (на 14,1 %), комплементарная активность в 1,54 раза (на 8,9%). На затормаживание активности перечисленных естественных (врожденных) гуморальных факторов, определяющих естественную резистентность организма, указывала и фагоцитарная активность.

Фагоцитарная активность лейкоцитов крови уступала контролю в 1,95 раза и составляла 30,40+0,75  против 44,20+0,86%** в контроле, изменчивость фагоцитарного числа в 2,93 раза (на 1,93%), показатель завершенности фагоцитоза в 1,89 раза (на 18,2%), что свидетельствует о серьезном нарушении в звене клеточного иммунитета и значительном подавлении защитных барьеров, при изменении минерального баланса в организме норок.

Установлено изменение клеточных факторов иммунитета: угнетение Т-клеточного звена, сопровождающееся снижением рецепторной активности Т-лимфоцитов до 31,50+0,55  против 40,90+1,27%** в контроле, снижением Т-хелперов – в 1,5 раза, повышением уровня Т-супрессоров до 22,2 ± 1,28%* против 18,7± 0,62% в контроле.

Структурные и функциональные аспекты органов иммуногенеза.

Мы изучали течение иммуногенеза при минеральной недостаточности норок на динамику T- и В - лимфоцитов и их популяции в крови, в лимфатических узлах, селезенке, тимусе, структуру зон этих органов, имеющих отношение в организме к продукции Т - и В- лимфоцитов. Уровень Т-Е-РОК- лимфоцитов к периоду промышленного убоя в крови был ниже, чем в контроле в 1,29 раза (на 9,4%), в брыжеечном лимфатическом узле - в 1,93 раза и составил 16,0+0,70% против 22,20+0,60%* в контроле, в селезенке - в 1,64 раза (на 10,5%) и 1,28 раза (на 26, 8 млн.), в тимусе - в 1,86 раза (на 256,6 млн.). Содержание Т- хелперов в крови уступало контрольным цифрам в 3,03 раза (7,80+0,41 против 23,70+0,83%** в контроле). Уровень В- лимфоцитов был ниже, чем в контроле в крови в 1,48 раза (на 3,8%), в брыжеечном лимфатическом узле в 1,38 раза (на 6,2%) и 1,6 раза (на 21,7 млн.) в селезенке - в 1,69 раза (на 18,1%) и 1,65 раза (на 76,2 млн). Параллельно с этим у подопытных зверей наблюдалась активизация супрессорных реакций в организме. Уровень Т-супрессоров в крови был выше, чем у контрольных норок в 1,23 раза (23,90+1,50  против 19,40+0,58%*). Таким образом, минеральная недостаточность для организма сопровождается последовательным включением в иммунный ответ как клеточных, так и гуморальных факторов защиты (Р.М. Хаитов, 1977; F. Ninkplsing, 1985; H. Ntsuda, 1985), а всю систему лимфоидных органов и составляющих их лимфоцитов рассматривают как единую морфофункциональную систему, защищающую организм (Ф.М. Бернет, 1981; А.А. Новых, 1988; С.Е. Ремизова, 2002; D. Pariot, 1971; N. Melchers et al., 1974; D. Penit et al.,1986).

При этом нами отмечается далеко неоднозначная реактивность "феномена" Т - и В- систем иммунитета,  участвующих в защитных реакциях организма. Об этом свидетельствует морфометрический анализ площадей структурных компонентов лимфоидных органов, в которых выявлены соответствующие отклонения в показателях, при сопоставлении цифровых данных от здоровых и с нарушенным минеральным обменом норок. Они касаются структур, имеющих  в организме отношение к продукции Т - и В - лимфоцитов. В лимфатическом узле эти изменения проявляются в виде уменьшения площадей лимфатических фолликул со светлыми центрами - в 4,44 раза (на 3,1%), без светлых центров - в 1,39 раза (на 2,2%), мякотных тяжей - в 2,32 раза (на 9,8%) и паракортикальной зоны - в 2,98 раза (на 10,7%); в селезенке - в виде уменьшения площади лимфатических фолликул, без учета площади периваскулярных лимфоидных муфт: со светлыми центрами - в 4,18 раза (на 3,5%); без светлых центров – в 1,68 раза (на 7,9 %); самих периваскулярных лимфоидных муфт - в 2,32 раза (на 6,5%); в тимусе - в виде уменьшения площади коркового вещества органа - в 1,95 раза (на 30,4%).

Работы, касающиеся реакций иммунокомпетентных Т - и В - лимфоцитов и их популяций в крови и лимфоидных органах, при нарушении минерального обмена в организме норок, в литературе не освещались. Изменения в содержании Т - и В - клеток и их субпопуляций в крови, в центральных и периферических лимфоидных органах иммунной системы не обошлись без структурных перестроек в самих лимфоидных органах. 

Следовательно, минеральная недостаточность вызывает глубокие иммунодефициты, о чем свидетельствуют нарушения параметров естественной резистентности организма, содержания Т - Е - РОК - лимфоцитов, T - хелперов, В - ЕАС - лимфоцитов в крови, лимфатических узлах, селезенке, тимусе. Иммунные патологии осложняются активизацией супрессорных реакций в организме. Иммунносупрессия в организме животных при нарушении минерального обмена у лощадей отмечается А.Д. Шагивалеевым (2000); у лошадей - Р.Г. Канбековым (2003); у свиней, цыплят - бройлеров - Р.Р. Шайхуловым (2002) и др.

Исследование миелограммы костного мозга норок 2 группы показало значительное угнетение клеток зернистого ростка (палочко - и  сегментоядерных нейтрофилов) - в 1,93 раза (на 24,5%), эритроидного ростка - в 1,84 раза (на 19,5%), лимфоидных клеток - в 1,73 раза (на 3,02%). Полученные данные указывают на глубокие иммунодефицитные перестройки, затрагивающие  механизмы формирования иммунного ответа.

Гистохимический анализ лимфоидных органов норок 2 группы показал в лимфатических узлах прогрессирующее ослабление реакции на щелочную фосфатазу  вокруг лимфатических фолликул (единичные клетки со слабой реакцией на ЩФ) и слабовыраженную реакцию на неспецифическую энтеразу в паракортикальной зоне. В селезенке регистрировались лишь единичные ЩФ - содержащие клетки со стертой картиной и НЭ - содержащие в зоне периваскулярных лимфоидных муфт органа. В тимусе - единичные НЭ - содержащие клетки, со стертой картиной в корковом плато органа.

Итак,  у норок на фоне несбалансированного кормления произошли глубокие деструктивные изменения в органах иммуногенеза, указывающие на негативную иммунную реактивность органов, и проявились расширением площади коркового плато органа в 2,15 раза и изменением площади структур, имеющим отношение к Т- и В- системам иммунитета. Изучение миэлограммы костного мозга норок на фоне нарушения минерального обмена характеризовалось снижением клеток зернистого и эритроцитарного (4,5 раза) ростка  и лимфоидных клеток (в 2,08 раза), что ведет к нарушению пролиферативных процессов в костном мозге. Все это дает основание считать, что у норок, находящихся на несбалансированном кормлении, развивается вторичный иммунодефицит.

Обменные процессы в организме норок изучали по содержанию витаминов А, С, Е, В1, Вв печени, ферментов, участвующих в углеводном обмене ЛДГ, амилазы; белковом обмене АЛАТ, АСАТ; минеральном обмене кальций, калий, натрий, фосфор неорганический, железо, медь.

Фоновый уровень аскорбиновой кислоты в сыворотке крови норок второй группы составил 0,94 ± 0,05 мг%* и к концу исследований количество аскорбиновой кислоты в крови норок находилось на уровне 0,86 ± 0,05 мг%**, а у контрольных составил  1,12 ± 0,05 – 1,72 ± 0,07 мг%. Содержание витамина А в печени зверей 2 группы в период промышленного убоя составило 2429,0 ± 27,47***Международных единиц в 1 г, и был ниже по сравнению с контрольным показателем - в 1,75 раза. Уровень витамина С в печени зверей этой группы был ниже, чем в контроле в 1,57 раза и составил 6,12 ± 0,11 мг%**. Содержание витамина Е было также снижено и равнялось 0,141±0,001мг%** против 0,212±0,01 мг% в контроле. Уровень витамина В1 в печени в период промышленного убоя у норок контрольной группы был на уровне 5,20±0,14 мкг/г, а во второй группе 3,00±0,08 мкг/г**, т.е. был ниже в 1,73 раза. Содержание витамина В2 в печени норок 2 группы в 2,26 раза было ниже и составило 19,30±1,04 мкг/г против 43,70±1,58 мкг/г** в контроле (таб. 5).

Полученные данные свидетельствуют о том, что погрешности в кормлении сопровождаются понижением уровня витаминов А, С, Е, В1 , В2  в печени норок. Известно, что регулирующую роль в процессах ассиммиляции через ферменты осуществляет ряд витаминов. Их недостаток или отсутствие приводит к прекращению синтеза различных ферментов и нарушению регулируемых ими процессов.

Витамины оказывают всестороннее влияние на обменные процессы в организме, принимая участие в белковом, жировом, углеводном и минеральном обмене, а также в терморегуляции. Они воздействуют на внутритканевое дыхание, регулируют деятельность поджелудочной железы, кроветворных органов, активность ферментов, гормонов, уменьшают проницаемость стенок кровеносных сосудов, препятствуют развитию инфекции, нейтрализуют токсины (А.В. Труфанов, 1972; А.А. Циглер, 2000; С.П.Ковалев с соавт., 2003; G. Loftsgard, 1972; K.E. Mason et al., 1951; P. Shaible et al., 1973).

Аналогичные результаты получены и при изучении активности ферментов, участвующих в углеводном (по показателям лактатдегидрогеназы (ЛДГ), амилазы), белковом (аланинаминотрансфераза (АЛАТ), аспартатаминотрансфера (АСАТ) и минеральном (кальций, калий, натрий, неорганический фосфор, железо, медь) обменах. Исследованиями установлено, что активность ЛДГ изменялась по срокам опыта, в сторону понижения во 2 группе. К концу опыта  активность ЛДГ составила 4,72+0,11 мкм против 14,49+0,18** в контроле. Фоновый уровень активности сывороточной амилазы у щенков 2  группы, с нарушенным минеральным статусом организма, был понижен в 1,24-1,35 раза и составил 0,32 ± 0,01 мг**  к периоду убоя животных.

Фоновый уровень АЛАТ в сыворотке крови зверей, с нарушенным минеральным статусом составил 33,46 ± 1,2 против 44,96 ± 1,01 усл. ед. в контроле. Активность фермента АСАТ у норок 2 группы - 49,36 ± 1,28 усл.ед. и уступала контролю в 1,35-1,4 раза. К 150 дню АСАТ составила 58,12 ± 2,51 **у зверей 2 группы против 82,56 ± 1,36 усл. ед в контроле.

Определение целого ряда ферментов крови, благодаря их многообразным источникам происхождения, явилось чувствительным и тонким индикатором возникновения отдельных патологических состояний и степени энзиматической регуляции процессов метаболизма. Так, АЛАТ и АСАТ - ключевые ферменты аминокислотного обмена, амилаза – углеводного, на фоне минеральной недостаточности были заторможены.

Установив нарушения минерального обмена и на этом фоне многих биологических параметров в организме норок, нам представилось интересным изучить энзиматический статус этих зверей и определить возможности его коррекции.

Уровень кальция в сыворотке крови норок на фоне нарушенного обмена составлял  8,2±0,46 мг%* с дальнейшим понижением до 7,20+0,87 мг%** против 13,40± 0,75 мг% в контроле.

Содержание калия у норок на фоне нарушенного минерального обмена составило 13,10±0,93 мг%* против 19,80±0,80 мг% в контроле, натрия 236,20±2,08 мг%** против 329,00±5,58 мг% в контроле, неорганического фосфора – 2,90±0,09* и 5,47±0,17 мг% у контрольных, железа – 80,00±5,25 мкг%**  и 126,50±2,14 в контроле, меди – 269,50±7,58 мкг% и в контроле 115,60±2,11 мкг%***.

Как видно, у норок на несбалансированном рационе, происходит нарушение обменных процессов, влекущее снижение витаминов, ферментов и минеральных веществ в тканях организма.

Микрофлора кишечника.

Нарушение минерального обмена в организме норок сопровождалось изменениями естественного микробиоценоза кишечника. Содержание бифидобактерий в кишечнике норок 2 группы интенсивно падало и к концу опытов было ниже, чем у контрольных животных в 2,16 раза (5,00+0,11 против  10,80+0,56 lg КOE/г*), лактобацилл - в 2,25 раза (4,30+0,10 против 9,70+0,34 lg КOE/г*). При этом активизировалась реакция условно - патогенных групп микробов: эшерихий в 1,82 раза (на 4,2 lg КOE/г), клостридий в 2,4 раза (на 5,6 lg КOE/г), стафилококков - в 1,83 раза (на 3,5 lg КOE/г), псевдомонов - в 1,7 раза (на 3,0 lg HOE/г). Эти изменения микробиоценоза кишечника при минеральной недостаточности в организме норок говорят о развитии у них выраженного дисбактериоза, приводящего к нарушению ферментативной активности желудочно-кишечного тракта, обменных процессов и иммунного равновесия всего организма.

Анализ результатов исследования иммунного статуса, иммуноморфологической реактивности костного мозга и лимфоидных органов, гистохимических реакций в лимфатических узлах, селезенке, тимусе, динамики витаминов в крови и печени, энзиматической активности сыворотки крови, минерального обмена и микробиоценоза на фоне минеральной недостаточности у норок показал, что все исследованные параметры в организме зверей нарушены и не соответствуют физиологическим нормам. Причины этого явления можно объяснить недостаточной сбалансированностью кормов и неусвояемостью питательных, минеральных веществ и витаминов. Как следствие отмеченные негативные явления в организме  отражались на качестве шкурок норок (описаны в разделе «Товарные свойства шкурок норок»). С целью предупреждения неблагоприятных воздействий иммунодефицита и недостаточности микро-макроэлементов были проведены исследования по изучению влияния на организм норок и качество пушнины цеолитов, аминокислотно-витаминно - минеральной подкормки Кальфостоник в комплексе с селенитом натрия, а также на фоне иммуностимуляции иммуномаксом, пробиотикотерапии лактибифадолом.

Теоретическое обоснование иммунокоррекции в процессе восстановления иммунобиологической реактивности и обменных процессов у норок на фоне иммунодефицитных состояний

Экспериментальные исследования показывают, что введение препаратов, способствующих восстановлению иммунного статуса, естественной резистентности и обменных процессов должно сопровождаться поддержанием высокого уровня функциональной стабильности органов гемо и иммуногенеза, физиологического статуса и структурно-химической организации тканей органов на достаточно длительном промежутке времени. Вторым аспектом в выборе препаратов и схем применения явилось уточнение количества препаратов, сроки введения, что дало возможность подобрать определенный состав препаратов без риска интоксикации и анафилактических явлений.

В данном контексте определяющим явилось выраженное воздействие на лимфоцитарные звенья иммунной системы и микробиоценоз кишечника, способствующие в итоге повышению качества шкурок норок (описаны в разделе «Товарные свойства шкурок норок»).

Проведенные эксперименты позволили отработать приемлемую схему набора препаратов. В процессе разработки собственной схемы мы использовали ряд препаратов. Критерием отбора было установление наибольшего количественного показателя определяемого теста.

Одним из реальных путей повышения качества волосяного покрова шкурок явилось использование в рационах зверей веществ, повышающих обменные процессы, увеличивающих резистентность, иммунобиологи-ческую реактивность и снижающих стрессы.

Из 216 норок породы пастель было сформировано по принципу аналогов 6 групп по 36 голов в каждой. Контролем служили норки первой группы, содержащиеся на полноценном рационе, животные 2-6 групп получали несбалансированный рацион (схема 3). Вторая группа на протяжении эксперимента не получала никаких препаратов. Норкам третьей группы в рацион вводили цеолиты и селенит натрия, четвертой–цеолиты+селенит натрия+иммуномакс+лактодифадол, пятой – кальфостоник+селенит натрия и шестой – кальфостоник+селенит натрия+иммуномакс+лактобифадол (схема 2).

Состояние естественной резистентности норок в третьей шестой группах выявило изменение по бактерицидной активности: так в третьей группе она была ниже контрольной в 1,23 раза и составила 48,40 ± 1,22%* против 59,40 ± 1,21%. В четвертой группе бактерицидная активность составляла – 57,60 ± 1,76%,  в пятой 50,30+0,86%*, и лишь в шестой группе этот показатель был выше, чем в группе контрольных животных и составил 61,00+1,70%.

Аналогичные результаты наблюдали в динамике лизоцимной и комплементарной активности, бета-лизинов и фагоцитарной активности

Данные по определению фагоцитарной активности лейкоцитов, фагоцитарного числа и показателя завершенности фагоцитоза свидетельствуют, что полное восстановление естественных защитных сил организма норок возможно лишь при комплексном введении в рацион норок цеолитов, кальфостоника на фоне пробиотикотерапии лактобифадолом и иммуностимуляции иммуномаксом.

Динамика иммунокомпетентных клеток норок. Изучение динамики иммунокомпетентных клеток норок на фоне нарушенного минерального обмена выявило деструктивные изменения, сопровождающиеся снижением факторов клеточного иммунитета.  При введении в рацион норкам цеолитов в комплексе с селенитом натрия (3 группа), отмечали некоторое повышение уровня Т- лимфоцитов. Максимальный показатель его регистрировался на 30 сут эксперимента – 38,2+1,43%*. К этому сроку он превысил фоновую цифру в 1,12 раза (на 4,2%), но уступал контрольному значению в 1,04 раза (на 1,5%). В последующие сроки эксперимента уровень Т-лимфоцитов  в крови животных описываемой группы незначительно понизился, по сравнению с предыдущим сроком опыта.

Цеолиты в комплексе с селенитом натрия на фоне пробиотикотерапии лактобифадолом и иммуностимуляции иммуномаксом (4 группа), способствовали более значительной активизации Т–лимфоцитов у норок этой группы к 90 дню опыта; здесь отмечалось увеличение числа Т- лимфоцитов, по сравнению с фоновым уровнем в 1,21 раза (на 7,5%), с контрольным – в 1,07 раза (на 2,9%). До конца исследований данный показатель оставался выше, чем в контроле. Динамика Т-лимфоцитов в крови норок 5 группы, в рацион которым вводили кальфостоник в комплексе с селенитом натрия, также имела тенденцию к повышению с 10 сут опыта. На этот срок уровень Т-лимфоцитов превышал фоновую цифру в 1,07 раза (на 2,3%), уступал контрольной – в 1,1 раза (на 3,9%). К 60 сут от начала исследований содержание Т-лимфоцитов в крови норок этой группы было максимальным, но продолжало незначительно уступать контрольному значению – в 1,03 раза (на 1,2%). В конце опытов содержание Т-Е-РОК-клеток в крови норок 5 группы составило 39,10 ± 0,64%, и было ниже контрольных величин на 1,8%.

Максимальная активизация синтеза Т-лимфоцитов отмечалась в организме животных 6 группы. Уровень Т-лимфоцитов в крови норок этой группы, во все сроки опыта, был выше показателей предыдущих опытных групп. До конца опытов уровень Т-лимфоцитов в крови норок описываемой группы продолжал оставаться на самом высоком физиологическом уровне и составил 43,50 ± 1,58%* против 31,50+0,55% в группе с нарушенным минеральным обменом.

Динамика Т-хелперов. В крови норок 1 контрольной группы с нормальным минеральным обменом содержание за период исследований, колебалось в пределах от 23,2 до 24,6%, не имея существенных изменений. В крови норок опытных групп отмечалось повышение хелперных реакций (табл. 1). Этот процесс имел разную степень выраженности в разных группах. Незначительное увеличение Т-хелперов отмечалось в крови норок 3 группы. К концу опыта содержание Т-хелперов у животных этой группы составило 18,60 ± 0,51 %* и было на 5,1% ниже контрольных норок.

  Таблица 1

Динамика Т-хелперов в крови подопытных норок,  %,  M±m, Cv

Группы животных

и использованные

препараты

Стат.

показ.

Фон

Сроки исследований в днях от

начала опытов

10

20

30

60

150

1.  Контроль – сбалансированный рацион

M

24,60

23,20

24,00

22,90

24,20

23,70

Cv

8,43

8,29

6,59

8,51

6,79

7,84

±m

0,93

0,86

0,71

0,87

0,73

0,83

2. Несбалансированный рацион (НР)

M

16,30

14,20

12,70

10,90

9,70

7,80**

Cv

5,13

5,89

11,68

13,14

12,41

11,64

±m

0,37

0,37

0,66

0,64

0,54

0,41

3. НР +цеолиты + селенит натрия

M

15,40

15,90

16,90

18,40

18,00

18,60*

Cv

10,11

7,17

6,75

9,09

5,56

6,13

±m

0,70

0,51

0,51

0,75

0,45

0,51

4. НР +цеолиты + селенит

натрия+ иммуномакс+

лактобифадол

M

16,00

17,60

20,30

21,40

20,80

20,20

Cv

9,88

8,62

7,31

12,19

14,97

14,18

±m

0,71

0,68

0,66

1,17

1,39

1,28

5. НР +кальфостоник +

селенит натрия

M

15,90

16,00

18,40

19,60

18,90

19,40*

Cv

6,44

13,26

8,24

4,91

4,03

10,69

±m

0,46

0,95

0,68

0,43

0,34

0,93

6.  НР +кальфостоник + селенит натрия +

иммуномакс + лактобифадол

M

16,00

18,50

22,60

24,90

25,30

25,00

Cv

9,88

5,41

10,19

3,59

5,86

6,78

±m

0,71

0,45

1,03

0,40

0,66

0,76

Более значительная активизация Т-хелперов наблюдалась в организме животных 4 группы. Здесь уровень Т-хелперов повышался, превышая фоновое значение к 10, 20, 30, 60 и 150 сут в 1,1; в 1,26; в 1,33; в 1,3 и 1,26 раза (на 1,6; 4,3; 5,4; 4,8 и 4,2%), но  во все сроки опыта, эти показатели были  ниже контрольных цифр. Умеренная активизация хелперов отмечалась в организме норок 5 группы. На 150 сут  исследования уровень Т- хелперов в крови этой группы животных превышал фоновый показатель на 3,5%, но уступал контролю на 4,3%. Самого высокого уровня Т- хелперов достигли в крови зверей 6 группы. Здесь их содержание превысило фоновый показатель на 10 сут опыта в 1,15 раза (на 2,5%), на 20 сут – в 1,41 раза (на 6,6%),  на 30 сут – в 1,55 раза (на 8,9%), на 60 сут – в 1,58 раза (на 9,3%), на 150 сут – в 1,56 раза (на 9,0%).

Можно отметить, что данная реакция достаточно точная, т.к. ни в одной группе коэффициент вариации практически не превышает 10%.

Динамика Т- супрессоров. У животных 1 контрольной группы Т-супрессоры в крови за период опытов, не имели существенных изменений и колебались на уровне от 18,7 + 0,62 до 19,4 + 0,88%. Фоновый показатель Т- супрессоров в крови норок опытных групп был повышен и составил 21,7 + 0,77 – 22,2 + 1,28%*. Во всех подопытных группах регистрировалось понижение супрессорных реакций. В 3 и 5 группах уровень Т-супрессоров во все сроки опыта продолжал превышать контрольные показатели. Реакция Т-супрессоров в крови норок 4 и 6 групп к 10 сут эксперимента понизилась, по сравнению с фоновым показателем, в 1,06 и 1,08 раза (на 1,4 и 1,8%), к 20 сут – в 1,15 и 1,16 раза (на 2,9 и 3,2%), к 30 сут – в 1,18 и 1,19 раза (на 3,4 и 3,6%), к 60 сут – в 1,19 и 1,2 раза (на 3,6 и 3,8%), к 150 сут – в 1,2 и 1,21 раза (на 3,9 и 3,9%) (табл. 2).

Таблица  2

Динамика Т-супрессоров в крови норок по вариантам опыта, в %,  M±m, Cv%

Группы животных

и использованные

препараты

Стат.

показ.

Фон

Сроки исследований в днях от

начала опытов

10

20

30

60

150

1. Контроль – сбалансированный рацион

M

19,20

19,20

18,70

18,90

19,30

19,40

Cv

10,20

7,04

7,47

7,58

12,90

6,67

±m

0,88

0,60

0,62

0,64

1,11

0,58

2. Несбалансированный рацион (НР)

M

22,00

23,10

23,70

24,00

23,80

23,90

Cv

7,19

11,08

12,08

6,59

16,38

14,07

±m

0,71

1,14

1,28

0,71

1,74

1,50

3. НР +цеолиты + селенит натрия

M

21,70

21,60

21,00

20,50

20,60

20,10

Cv

7,92

9,60

5,83

9,45

10,07

13,67

±m

0,77

0,93

0,55

0,87

0,93

1,23

4. НР +цеолиты + селенит

натрия+ иммуномакс+

лактобифадол

M

22,10

20,70

19,20

18,70

18,50

18,20

Cv

11,80

16,44

5,71

6,97

10,47

7,16

±m

1,17

1,52

0,49

0,58

0,87

0,58

5. НР +кальфостоник +

селенит натрия

M

21,90

21,40

20,30

19,90

22,20

19,80

Cv

14,65

13,96

6,42

8,78

11,22

9,03

±m

1,44

1,34

0,58

0,78

1,11

0,80

6.  НР +кальфостоник + селенит натрия +

иммуномакс + лактобифадол

M

22,20

20,40

19,00

18,60

18,40

18,30

Cv

12,90

6,58

14,41

6,13

5,82

8,55

±m

1,28

0,60

1,22

0,51

0,48

0,70

Индекс иммунорегуляции (ИИ) у здоровых норок составил 1,2, при иммунодефиците – 0,33, у норок 3, 4, 5 и 6 групп – 0,8; 1; 1,1; 1,3 соответственно.

Таким образом, в организме норок 4 и 6 групп отмечалось к 150 сут восстановление как хелперных, так и супрессорных реакций.

Динамика Влимфоцитов. Данные по изучению динамики В-лимфоцитов в крови норок показали, что цеолиты в комплексе с селенитом натрия (3 группа) положительно влияли на активность  В-лимфоцитов в крови норок. Так, на 20 сут опыта количество В-лимфоцитов было повышенным, по сравнению с фоновым уровнем, в 1,04 раза (10,80+0,56% против 9,30+0,86%), но уступало контролю в 1,27 раза (на 2,6%). Этот процесс прогрессировал до 60 сут эксперимента и в последующем незначительно имел тенденцию к понижению. На 150 сут исследования содержание В-лимфоцитов повысилось, но продолжало уступать контролю на 0,7%.

Более активным увеличение В-лимфоцитов в крови было у животных 4 группы, в рацион которым включали цеолиты в комплексе с селенитом натрия на фоне пробиотикотерапии лактобифадолом и иммуностимуляции иммуномаксом. Максимальное количество В-лимфоцитов регистрировали на 60 сут опыта. К этому сроку их уровень превысил фоновый и контрольный параметры, соответственно в 1,53 раза (на 4,7%) и в 1,13 раза (на 1,6%). До конца опытов содержание В-лимфоцитов в крови норок 4 группы оставалось на высоком физиологическом уровне и превышало фон в 1,46 раза (на 4,1%), контроль – в 1,12 раза (на 1,4%).

Кальфостоник и селенит натрия (5 группа) способствовали умеренной активизации В-лимфоцитов. Но этот процесс был не достаточным. Уровень В-лимфоцитов в этой группе, во все сроки опыта, превышал фоновый показатель, но несколько уступал контрольному значению.

У норок 6 группы регистрировали высокое содержание В-лимфоцитов с 30 сут эксперимента по сравнению с контрольной, 2, 3, 4 и 5 опытными группами. До конца опыта содержание В- лимфоцитов в крови норок 6 группы превышало фоновый показатель и параметры животных 1, 2, 3, 4 и 5 групп – в 1,46, в 1,19, в 1,78, в 1,28, в 1,06, в 1,26 раза и составило к концу  опыта 13,90+0,90%* против  7,80+0,85% в группе с нарушенным минеральным обменом и 11,60+0,62% в контрольной группе.

Морфофункциональный анализ изменений. Исследования содержания Т- и В- лимфоцитов в лимфоидных органах норок контрольной и опытных групп проводились в период их промышленного убоя. В лимфатическом узле норок 1 контрольной группы Т- лимфоциты составили 27,6±0,75% ( 59,3±1,53 млн). В лимфоузле зверей всех опытных групп (с 3 по 6) уровень Е-РОК- лимфоцитов был восстановлен и превышал показатели  норок 1 и 2 групп по 3 группе в 1,06 раза (на 13,3%), 4-ой в 2,05 раза (на 15,1%) и в 5-ой в 1,03 раза (на 2,1 млн), в 6-ой 1,71 раза (на 25,6 млн). Максимальный уровень Е-РОК - лимфоцитов был регистрирован у норок 6 группы.  Он достигал 35,1 % (67,2 млн)*, превысив показатели зверей 1 группы в 1,27 раза (на 7,5%).

В-ЕАС - лимфоциты в лимфатическом узле норок 1 контрольной группы составили 22,2 + 1,20 % и 57,4 + 1,63 млн.  Максимальное количество В-ЕАС - лимфоцитов выделялось из лимфатического узла норок 6 группы. Оно было выше, по сравнению с уровнем его у зверей 1 группы в 1,18 раза (на 4,0 %) и в 1,15 раза (на 9,1 млн), 2 группы - в 1,63 раза (на 10,2%) и в 1,86 раза (на 30,8 млн), 3 группы - в 1,06 раза (на 1,6%) и 1,12 раза (на 7,3 млн), 4 группы - в 1,03 раза (на 0,8%) и 1,06 раза (на 3,8млн), 5 группы - в 1,05 раза (на 1,3%) и 1,09 раза (на 5,7 млн).

В селезенке норок 1 контрольной группы Е-РОК- лимфоциты  составили 26,9 + 1,10 %. В селезенке норок опытных групп уровень Е-РОК-лимфоцитов  был значительно выше, по сравнению с показателями зверей 2 группы. Самый высокий уровень Т-лимфоцитов регистрировался в селезенке норок 6 группы. Здесь их  количество превысило показатель контроля  на 3,2% и составило 30,20 ± 0,87 %,  1,08 раза (на 9,8 млн) и зверей 2 группы в 1,83 раза.

В- лимфоциты в селезенке норок 1 контрольной группы составили 44,2 ± 2,50% или 192,5 ± 5,73 млн. В селезенке зверей 3 группы количество В- клеток превышало показатели норок 1 группы на 2,1%. Значительно повышенный уровень ЕАС-клеток регистрировался в селезенке норок 4 группы. Он превышал показатели животных 1, 2 и 3 групп, соответственно, в 1,08, в 1,84 и 1,03 раза. Содержание ЕАС-лимфоцитов в селезенке норок 5 группы соответствовало его уровню у зверей 3 группы, лишь незначительно превышая его на 0,2% и 2,1 млн. Самый высокий показатель ЕАС- лимфоцитов регистрировался в селезенке животных 6 группы (50,20 ± 1,53%*).

В тимусе норок 1 группы Т-РОК-лимфоциты составили 552,9 млн. У зверей 2 группы описываемый показатель в тимусе был значительно понижен - в 1,86 раза. Содержание Е-РОК-клеток в тимусе норок опытных групп увеличилось по сравнению с показателем зверей 2 группы и даже превысило контрольную цифру. Уровень Е-РОК-лимфоцитов в тимусе норок 3 группы был выше его значения у зверей 1 и 2 групп, соответственно, в 1,03  и в 1,92 раза.

Максимальное значение Е-РОК-лимфоцитов регистрировалось в тимусе норок 6 группы. Оно превысило показатель контроля в 1,1 раза (на 57,4 млн), зверей 2 группы- в 2,05 раза (на 314,0 млн), 3 группы - в 1,06 раза (на 39,7 млн), 4 группы - в 1,02 раза (на 15,4 млн), 5 группы - в 1,05 раза (на 33,6 млн).

Как видно,  внесение в рацион животных цеолитов или препарата кальфостоник в комплексе с селенитом натрия восстанавливают баланс Т-Е-РОК и В-ЕАС- лимфоцитов в крови и лимфоидных органах. Добавление к этим комплексам пробиотика лактобифадола и иммуностимулятора иммуномакса способствует значительной активизации Т-Е-РОК и В-ЕАС- лимфоцитов в лимфатических узлах, селезенке и Т-Е-РОК- лимфоцитов в тимусе.

Иммуноморфологические реакции и их коррекция в центральных и периферических органах иммуногенеза норок. На гистосрезе  брыжеечного лимфатического узла норок 1 контрольной группы на долю коркового плато органа приходилось 17,6 + 0,75%, лимфатических фолликул без светлых  центров - 7,8 + 0,37%, со светлыми центрами - 4,0 +0,07%, мякотных тяжей - 17,2 +0,73%, паракортикальной зоны - 16,1 +1,00% площади.

В лимфатическом узле животных 3-6 опытных групп наблюдались  морфологические  изменения в сторону восстановления иммунной реактивности органа. Площадь  коркового плато лимфоузла норок опытных групп уменьшилась: в 3 группе  в 2,22 раза (на 20,9%), в 4 группе - в 2,33 раза (на 21,7%), в 5 группе - в 2,21 раза (на 20,8%), в 6 группе- 2,39 раза (на 22, 1%). Лимфатические узелки без светлых центров занимали на гистопрепарате площадь, превышающую показатель норок 2 группы по 3 группе - в 1,28 раза (на 1,6%), по 4 группе - в 1,53 раза (на 3,0%), по 5 группе - в 1,42 раза (на 2,4%), по 6 группе - в 1,88 раза (на 3,3%). При этом описываемый показатель в лимфоузле зверей 4, 5 и 6 групп превышал даже контрольную цифру норок 1 группы - в 1,1, в 1,02 и 1,14 раза (на 0,8, 0,2 и 1,1%).

Площадь лимфатических фолликул со светлыми центрами в лимфоузле норок опытных групп имела тенденцию к значительному расширению: по 3 группе - в 4,11 раза (на 2,8%), по  4 группе - в 4,77 раза (на 3,4%), по 5 группе - в 4,33 раза (на 3,0%), по 6 группе - в 5,22 раза ( на 3,8%). Лимфатические фолликулы со светлыми центрами в лимфоузле норок 4 и 6 групп  превышали контрольный показатель в 1,07 и 1,17 раза (на 0,3 и 0,7%) –Таб. 4.

Морфометрические исследования реакции селезенки. На гистосрезах селезенки норок 1 контрольной группы на долю красной пульпы органа приходилось 56,3+1,30% площади, лимфатических фолликул без светлых центров - 19,4+1,17%, со светлыми центрами - 4,6+0,19% периваскулярных лимфоидных муфт - 11,4+0,87%.  В селезенке зверей 3 и 5 групп данный показатель превысил уровень его у животных 2 группы в 1,41 и 1,56 раза (на 4,8 и 6,5%), но уступал контролю в 1,19 и 1,07 раза (на 3,1 и 1,4%). Площадь лимфатических фолликул без светлых центров в селезенке  норок 4 группы соответствовала контролю (19,4 +1,17%), составив 19,7 +0,80 и превысив показатель зверей 2 группы в 1,71 раза (на 8,2%), 3 группы - в 1,2 раза (на 3,4%), 5 группы - в 1,09 раза (на 1,7%).

Максимальная площадь лимфатических фолликул без светлых центров  была в селезенке норок 6 группы. Здесь описываемый показатель превысил уровень контроля в 1,08 раза (на 1,6%), параметры зверей 2 группы - в 1,82 раза (на 9,5%), 3 группы - в 1,28 раза (на 4,7%), 4 группы - 1,06 раза (на 1,3%), 5 группы - в 1,16 раза (на 3,0%).

Морфометрические исследования реакции тимуса.

       На гистосрезах тимуса животных опытных групп наблюдалось увеличение площади, занимаемой корковым веществом органа. В тимусе зверей 3 и 5 групп этот процесс значительно приблизился к контрольному уровню, но не достигал его, уступая в 1,06 и 1,03 раза (на 3,7 и 1,9%). При этом площадь коркового вещества тимуса зверей 3 и 5 групп превышала показатель животных 2 группы в 1,83 и 1,89 раза (на 26,7 и 28,5%).

Приведенные иммуноморфологические перестройки в лимфоидных органах норок 4 и особенно 6 группы касаются структур, имеющих непосредственное отношением к продукции Т - и В - лимфоцитов и свидетельствуют о глубоких иммунологических реакциях, направленных на стабилизацию клеточного и гуморального иммунитета и создание иммунного баланса в организме. Результаты гистохимического анализа также подтверждают иммунологические и иммуноморфологические реакции, которые наиболее ярко проявлялись в лимфоидных органах норок 6 группы (табл. 3).

Таблица 3

Морфометрические показатели реакции брыжеечного лимфатического узла норок

(в % к площади среза, M±m, Cv%)

Группы животных

и использованные

препараты

Стат.

показ.

Структурные компоненты

Корковое

плато

Лимфатические фолликулы

Мякотные

тяжи

Пара-

корти-

кальная

зона

без

светлых

центров

со светлыми

центрами

1.Контроль – сбалансированный рацион

M

17,60

7,80

4,00

17,20

16,10

Cv

9,51

10,73

3,95

9,55

13,96

±m

0,75

0,37

0,07

0,73

1,00

2. Несбалансированный рацион (НР)

M

7,90

5,60

0,90

7,40

5,40

Cv

14,43

11,64

13,61

4,58

7,17

±m

0,51

0,29

0,05

0,15

0,17

3. НР +цеолиты + селенит натрия

M

17,00

7,20

3,70

17,10

14,80

Cv

9,30

4,81

4,27

8,87

13,00

±m

0,71

0,15

0,07

0,68

0,86

4. НР +цеолиты + селенит

натрия+ иммуномакс+

лактобифадол

M

16,20

8,60*

4,30*

19,50*

19,30*

Cv

9,16

6,58

6,78

9,93

10,93

±m

0,66

0,25

0,13

0,87

0,94

5. НР +кальфостоник +

селенит натрия

M

17,02

8,00

2,04

3,90

17,60

Cv

9,11

5,23

2,68

4,80

8,62

±m

0,69

0,19

0,02

0,08

0,68

6. НР +кальфостоник + селенит натрия +

иммуномакс + лактобифадол

M

15,80

8,90*

4,70**

21,40*

21,80*

Cv

12,17

4,05

4,51

7,09

8,82

±m

0,86

0,16

0,09

0,68

0,86

Таким образом, цеолиты и препарат кальфостоник в комплексе с селенитом натрия на фоне пробиотикотерапии лактобифадолом и иммуностимуляции иммуномаксом восстанавливают иммунноморфологичекую структуру лимфоидных органов.

Динамика витаминов А, С, Е, В1 и В2 в печени норок. Содержание витамина А в печени зверей 3 группы, в период их промышленного убоя составляло 3248,0 ± 17,59 мг%*** и было ниже контрольного уровня на 1019 МЕ в 1 г, но выше, по сравнению с показателем животных 2 группы  на  819 МЕ в 1 г.

Значительного уровня содержание витамина А достигло в печени зверей 4 группы. Здесь описываемый показатель был выше параметра контрольных животных на 1369 МЕ в 1 г., показателя норок 2 группы на  3207 МЕ в 1 г. Данные достоверны (Р<0,001). Максимальное содержание витамина А регистрировалось в печени норок 6 группы. Уровень витамина А был выше, чем у зверей 1 контрольной группы в 1,47 раза (на 2031 МЕ), 2 группы - в 2,59 раза (на 3869 МЕ)., 3 группы - в 1,93 раза (на 3050 МЕ), 4 группы - в 1,11 раза (на  662 МЕ), 5 группы - в 1,62 раза (на 2422 МЕ). Данные достоверны (Р<0,001).

Витамин С в печени норок 1 контрольной группы в период промышленного убоя составил 9,64 мг%. Уровень витамина С в печени зверей 2 группы был ниже, чем в контроле, в 1,57 раза (на 3,52 мг%). Содержание аскорбиновой кислоты в печени зверей 3-6 опытных групп имело тенденцию к повышению. Данный процесс имел неодинаковую степень выраженности. Высокое содержание витамина С отмечалось в печени норок 6 группы. Здесь данный показатель был выше его параметров у зверей 1 группы в 1,46 раза (на 4,5 мг%), 2 группы - в 2,31 раза (на 8,02 мг%), 3 группы - в 1,77 раза (на 6,17 мг%), 4 группы - в 1,1 раза (на 1,3 мг%), 5 группы - в 1,75 раза (на 6,06 мг%).

Витамин Е в печени здоровых норок 1 контрольной группы составил 0,212 мг%. Его уровень в печени зверей 2 группы, с нарушенным минеральным обменом к периоду промышленного убоя, был снижен, по сравнению с контролем в 1,5 раза (на 0,07 мг%).

Содержание витамина Е в печени норок 3 группы было выше показателя норок 2 группы в 1,15 раза (на 0,02 мг%), но не достигало контрольного уровня. Наиболее высокий уровень витамина Е отмечался в печени норок 6 группы, превышая показатели животных 1 группы в 1,2 раза (на 0,04 мг%), 2 группы - в 1,81 раза (на 0,11 мг%), 3 группы - в 1,57 раза (на 0,09 мг%), 4 группы - в 1,02 раза (на 0,007 мг%), 5 группы - в 1,31 раза (на 0,06 мг%).

В период промышленного убоя норок содержание витамина В1 в печени зверей 1 контрольной группы составило 5,2 мкг/г ± 0,14, во второй – 3,0 ± 0,08*; в третьей – 3,60 ± 0,09; четвертой - 5,2 ± 0,09; пятой – 3,90 ± 0,08 и шестой – 6,30 ± 0,09* мкг/г.

Витамин В2 в печени норок 1 контрольной группы к периоду промышленного убоя составил 43,7 ± 1,58 мкг/г. В опытных группах регистрировалось увеличение содержания витамина В2 в печени, по сравнению с показателем зверей 2 группы. Максимальное содержание витамина В2 регистрировалось в печени норок 6 группы - 58,6 ± 1,33 мкг/г*. Оно превышало параметры зверей 1 группы в 1,34 раза (на 14,9 мкг/г), 2 группы - в 3,03 раза (на 39,3 мкг/г), 3 группы - в 1,92 раза (на 28,2 мкг/г), 4 группы - в 1,16 раза (на 8,3 мкг/г), 5 группы - в 1,6 раза (на 22,1 мкг/г).

Представленные данные свидетельствуют о том, что минеральный и витаминный обмен у норок тесно взамосвязаны. Внесение в рацион зверей цеолитов в комплексе с селенитом натрия не восстанавливают уровень витаминов в печени зверей. Кальфостоник в комплексе с селенитом натрия способствуют значительному повышению содержания витаминов в печени норок до уровня нижней границы физиологических норм. Добавление к этим комплексам пробиотика лактобифадола и иммуностимулятора иммуномакса повышают баланс витаминов А, С, Е, В1 и В2 в печени зверей, тем самым выполняет регуляторную роль в процессе ассимиляции через ферменты (табл. 4).

Таблица 4

Содержание витаминов в печени норок по вариантам опыта (М±m, Cv, %)

Группы животных

и использованные

препараты

Стат.

показ.

Исследованные витамины

С,

мг%

А,

МЕ

в 1 г

Е,

мг%

В1,

мкг/г

В2, мкг/г

1.Контроль – сбалансированный рацион

M

9,64

4267,00

0,212

5,20

43,70

Cv

9,69

2,02

8,81

6,23

8,07

±m

0,42

38,46

0,01

0,14

1,58

2.Несбалансиро-ванный рацион (НР)

M

6,12*

2429,00**

0,141**

3,00**

19,30**

Cv

3,90

2,53

4,99

6,24

12,10

±m

0,11

27,47

0,00

0,08**

1,04**

3. НР +цеолиты + селенит натрия

M

7,97

3248,00

0,163

3,60

20,40

Cv

2,86

1,21

2,77

5,56

7,43

±m

0,10

17,59

0,00

0,09

0,68

4. НР +цеолиты + селенит натрия + иммуномакс+

лактобифадол

M

12,84*

5636,00**

0,249*

5,20

50,30*

Cv

6,17

0,81

3,49

4,08

5,95

±m

0,35

20,31

0,00

0,09

1,34

5. НР +кальфостоник + селенит натрия

M

8,08

3876,00

0,194

3,90

36,50

Cv

4,05

0,46

4,45

4,80

6,13

±m

0,15

8,02

0,00

0,08

1,00

6. НР +кальфостоник + селенит натрия +

иммуномакс + лактобифадол

M

14,14**

6298,00**

0,256*

6,30*

58,60**

Cv

7,81

0,86

4,50

3,37

5,06

±m

0,49

24,29

0,01

0,09

1,33

Энзиматическая активность сыворотки крови норок. Активность лактатдегидрогеназы в сыворотке крови норок 1 контрольной группы с нормальным минеральным обменом в 3-месячном возрасте составила 9,36 ± 0,10 мкМ. В последующие сроки опыта регистрировалось постепенное нарастание активности ЛДГ. Ее максимальный уровень отмечался у взрослых 9-месячных норок и составил 14,49 ± 0,18 мкМ.

Содержание ЛДГ в сыворотке крови норок 3-6 опытных групп по ходу опыта имело тенденцию к повышению. Наиболее высокая активность ЛДГ отмечалась в сыворотке крови норок 6 группы. Данный показатель повысился по сравнению с первоначальным уровнем на 1,75; 2,82; 6,04;  6,77; 8,75 мкМ во все сроки исследований.

Амилаза в сыворотке крови норок контрольной группы с 3-х месячного возраста до 150 сут опыта  изменялась и составила 0,46 ± 0,04 мг, крахмала - до 0,69 ± 0,03 мг. Фоновый уровень активности сывороточной амилазы у щенков норок 2-6 групп с нарушенным минеральным статусом организма был понижен в 1,24-1,35 раза и составлял  0,32 ± 0,01 мг%*.  Сывороточная амилаза у норок 3-6 групп до 60 сут опыта (5-месячные) имела тенденцию к повышению, но была ниже, чем у контрольных зверей в 3, 4 и 5 группах и выше (0,72 ± 0,03 мг) -  у животных 6 группы.

Динамика аланинаминотрансферазы (АЛАТ) сыворотки крови норок. Активность АЛАТ в сыворотке крови норок 1 контрольной группы с 3-х до  5-месячного возраста интенсивно падала. Ее фоновое значение у 3-х месячных щенков составило 44,96  ±  1,01 усл.ед. У взрослых норок активность АЛАТ вновь повысилась и достигла 42,81 ± 1,02  усл.ед.

Активность фермента АЛАТ в сыворотке крови норок 6 группы с 3-месячного (фон) до 5 месячного (60 день опыта) возраста понизилась в 1,41 раза (на 10,04 усл. ед.).  Затем к 8-месячному возрасту норок (150 день опыта) данный показатель резко повысился в 1,8 раза (на 19,52 усл.ед.) и превысил контрольный уровень в 1,03 раза (на 1,49 усл.ед.).

Динамика аспартатаминотрансферазы (АСАТ) сыворотки крови норок. В сыворотке крови норок 1 контрольной группы АСАТ составила 66,74 ± 1,03 усл.ед. (фон), затем регистрировалось динамичное повышение активности фермента АСАТ. У взрослых норок  9-месячного возраста (150 день опыта) активность АСАТ превышала фоновый уровень на 15,82 усл.ед. Активность АСАТ в сыворотке крови норок 3-6 групп имела тенденцию к повышению. Она достигала максимального значения к 30 сут эксперимента (у 4-месячных зверей), превысив фоновый показатель у норок 3 группы - в 1,07 раза (на 3,63 усл.ед.), 4 группы - в 1,19 раза (на 10,47 усл.ед.), 5 группы - в 1,1 раза (на 5,89 усл.ед.), 6 группы - в 1,39 раза (на 19,14 усл.ед.).

Полное восстановление активности ферментативных реакций, участвующих в углеводном обмене, возможно при внесении в рацион зверей цеолитов и особенно кальфостоника в комплексе с селенитом натрия на фоне пробиотикотерапии лактобифадолом и иммуностимуляции иммуномаксом.

Сопоставление динамики ЛДГ, амилазы, АСАТ, АЛАТ свидетельствует о благоприятном влиянии проведенной комплексной терапии на ферментный спектр сыворотки крови и восстановление углеводного и белкового обмена в организме норок на несбалансированном рационе.

Минеральный обмен и его коррекция у норок. Динамика кальция.  Содержание кальция в сыворотке крови здоровых норок находилось на уровне 12,4 + 0,51 – 13,9 + 0,73 мг%.  В сыворотке крови норок 3 группы уровень кальция повысился, по сравнению с фоновым значением и с 30 дня эксперимента соответствовал контрольному уровню. Максимального уровня кальций достиг в сыворотке крови зверей 6 группы. Здесь описываемый показатель превысил фоновый и контрольный уровень к 20 сут опыта в 1,74 и 1,23 раза (на 6,8 и 3,0мг%), к 30 сут – в 1,84 и 1,22 раза (на 7,7 и 3,1 мг%), к 60 сут – в 1,86 и 1,22 раза (на 7,9 и 3,1 мг%), к 150 сут– в 1,81 и 1,23 раза (на 7,4 и 3,1 мг%).

Динамика калия. В сыворотке крови норок с нормальным минеральным обменом в организме содержание калия колебалось на уровне от 19,6+0,62 до 20,2+1,36мг%. В сыворотке крови зверей 3, 4, 5 и 6 групп наблюдалась тенденция повышения содержания калия, которое достигло уровня контроля у норок 3 группы к 150 сут, четвертой – к 60, пятой – к 30 и шестой – через 10 сут в 1,2 раза (на 4,0мг%). Аналогичные результаты были получены при изучении натрия, неорганического фосфора и железа в сыворотке крови норок.

Динамика меди. В сыворотке крови зверей 1 группы содержание меди, за период опытов, находилось на уровне от 260,4+10,68 до 277,3+3,6мкг. На фоне общей минеральной недостаточности отмечалось понижение уровня меди в сыворотке крови. Фоновый показатель меди в сыворотке крови норок 2-6 групп составил лишь 166,0+2,32*** – 178,4+1,21***мкг. У зверей 2 группы процесс понижения содержания меди в сыворотке крови прогрессировал до конца опыта. Медь в сыворотке крови норок 3 группы повысилась, по сравнению с фоновым уровнем, но была ниже на 71,1мкг к 150 дню. Более высокий уровень меди регистрировался в сыворотке крови норок 4 и 5 групп. Высокого уровня медь достигала в сыворотке крови зверей 6 группы. Уровень меди в сыворотке крови норок 6 группы к 30 сут опыта восстановился до контрольного параметра, а в последующие сроки исследований превышал его: на 60 сут – в 1,04 раза (на 11,6мкг), на 150 сут – в 1,09 раза (на 24,9мкг). Данные достоверны (Р<0,1).

Внесение в рацион зверей цеолитов с селинитом натрия и, особенно, кальфостоника (3 и 5 группы) способствовали повышению уровня кальция и фосфора, железа и меди в сыворотке крови до уровня нижней границы физиологических норм. Полное восстановление кальция и фосфора, железа и меди в организме норок наблюдалось в 4 и 6 группах, которым в рацион добавляли кроме цеолитов и кальфостоника иммуномакс и лактобифадол. 

Микробиоценоз кишечника норок.

Внесение в рацион норок аминокислотно - минерального комплекса кальфостоник на фоне селенита натрия, иммуностимуляции иммуномаксом и пробиотикотерапии лактобифадолом (6 группа) вызывало полное восстановление микробиоценоза кишечника. В организме норок 6 группы создавались благоприятные условия для размножения бифидо-и лактобактерий. Во все сроки исследований их количество было самым высоким в 6 группе и продолжало оставаться повышенным до конца эксперимента. К 60 сут бифидобактерии превышали контрольный показатель и значение их у норок 2 группы в 1,2 и 2,64 раза (на 2,4 и 8,7 lg KOE/г). В кишечнике зверей 1 контрольной группы на долю лактобактерий приходилось 9,3 – 10,4 lg KOE/г. Фоновый уровень лактобактерий у животных 2-6 опытных групп был понижен до 5,9-6,4* lg KOE/г. С 30 дня опыта содержание лактобацилл в кишечнике животных 4 и 6 групп превышало контроль: на 30 сут – в 1,11 раза (на 1,1 lg KOE/г) и в 1,36 раза (на 3,4 lg KOE/г), на 60 сут – в 1,1 раза (на 1,0 lg KOE/г) и в 1,3 раза (на 3,0 lg KOE/г), на 150 сут – в 1,08 и 1,36 раза (на 0,8 и 3,5 lg KOE/г).

Ведение в рацион норкам препаратов согласно схеме опыта, способствовало восстановлению  физиологических свойств нормофлоры, которые определили её защитные и регуляторные функции, направленные на стимуляцию местного иммунитета на слизистых и на осуществление неспецифического контроля за стабильностью кишечного биоценоза.

Товарные свойства шкурок норок.

Размер, сортировка, товарные свойства волосяного покрова.  Живая масса животных непосредственно влияет на размер шкурки. Согласно проведенным нами исследованиям наилучшие показатели были получены в четвертой и шестой группах норок. Размер шкурок этих групп животных  достоверно (Р<0,01) отличался от контрольных (табл. 5).

  Таблица 5

Сортировка шкурок в процентах

Показатели

Ед.

Контроль

Группы

изм.

II

III

IV

V

VI

Количество шкурок

n

33

25

26

37

34

32

Площадь шкурок

Особо крупный А (I)

Особо крупный Б (II)

  крупный

  средний

дм2

%

9,73+

18,2

67,4

14,4

-

8,75+

-

11,9

79,1

9,0

9,76+

20,4

66,8

12,8

-

10,11+

26,4

65,1

8,5

-

10,02+

21,5

67,1

11,1

-

10,44+

27,8

68,2

4,0

Площадь шкурок

дм2

9,73

8,75

9,76

10,11

10,02

10,44

Бездефектные (I)

%

41,8

36,9

54,0

70,8

60,1

72,4

Дефект: малый (II)

  средний (III)

  большой (IV)

16,4

30,2

11,6

15,9

26,4

20,8

16,8

20,1

9,1

13,5

8,7

7,0

17,3

13,4

9,2

13,6

14,0

-

Брак

-

-

-

-

-

-

Зачет по качеству

%

99,2

93,9

99

106,4

100,8

109,2

Аналогичные данные получены и при определении качества шкурок. У норок четвертой и шестой групп количество дефектных шкурок было меньше, а количество особо крупных и крупных было больше, что в свою очередь повлияло на среднюю реализационную цену шкурок. В 6 группе 27,8% было шкурок размерной категории А (длина 70 см, ширина 7,5 см). Наибольшее количество шкурок Б также было в 6 группе – 68,2%, в контроле – 18,2 и 67,4% соответственно. Что касается животных 2 группы, то, как и ожидалось при снижении живой массы, в группе получены самые мелкие шкурки. Причем шкурки А отсутствовали.

Наибольшая площадь шкурок получена также в 4 и 6 группах 10,11 и 10, 44 дм2 соответственно, против 9,73 дм2 в контроле.

Бездефектных  шкурок в  4, 5, 6 опытных группах было на 20-30% больше в среднем, чем в контроле. Из различных физико-механических свойств волосяного покрова шкурок наибольшее значение при определении их потребительной стоимости имеют следующие: высота, густота и тонина волосяного покрова, прочность волоса на разрыв, окраска волосяного покрова. Нами была измерена длина всех категорий волос на огузочной части шкурок норок в сырье и полуфабрикате.  Кроющие волосы у невыделанных шкурок норок по длине достоверно и значительно отличаются от пуховых по всем группам на 31,1; 38,0; 39,8; 41,3; 39,7; 40,9%.

Кроющие волосы шкурок норок в полуфабрикате длиннее в среднем пуховых в опытных и контрольной группах на 41,8; 40,3; 41,8; 42,4; 41,9; 42,4%. Данные достоверны (Р<0,001).

Анализ данных показал, что шкурки от норок опытных групп заметно отличаются от контрольных и второй группы по длине волос как в сырье, так и в полуфабрикате. Товарная ценность меха и ее товарный вид зависят от соотношения длины кроющих и пуховых волос. В нашем опыте соотношение указанных категорий волос на шкурках зверей в полуфабрикате четвертой и шестой опытных групп составляло 1:1,4-1,42. В контрольной и второй опытной группах этот показатель равен 1:1,32-1,36.

Густота волосяного покрова. Густота волосяного покрова в основном зависит от количества волос, покрывающих единицу площади шкурки (табл. 6).

В процессе обработки шкурок (выделка, крашение) густота волосяного покрова несколько изменилась вследствие усадки и растяжения шкурки, частичного удаления волос при механической обработке (в частности, выпадения волос, связанного с повреждением волосяных луковиц). Однако у животных 4 и 6 групп шкурки имели лучший внешний вид, особенно в полуфабрикате.

Наибольшей толщиной обладали волосы у норок 4 и 6 групп. Средние показатели толщины всех категорий волос у норок этих групп были достоверно больше, чем у контрольных и остальных животных. Волосы на шкурках 4 и 6 групп были относительно мягче, чем в контроле. Об этом говорит коэффициент мягкости, который показывает отношение толщины остевых волос к их длине. В наших исследованиях у самцов 4 группы он равен 3,9 по ости и 0,7 по пуху, в 6 группе – 3,8 и 0,8, во 2 – 4,2 и 0,9 и в контроле 4,1 и 0,8 соответственно.

Для определения качества шкурок мы изучали прочность волоса на разрыв, так как этот показатель влияет на износостойкость шкурки. Как видно из полученных данных, наилучшими показателями прочности остевых и пуховых волос обладали животные 4 и 6 групп. Также одним из показателей износостойкости волосяного покрова шкурок может служить состояние корней и кончиков волос. В наших опытах максимальное количество обломанных кончиков (94,7- 96,3%) волос характерно для шкурок контрольной и второй групп, минимальное для шкурок 4 и 6 групп. Более чем в два раза шкурки 4 и 6 групп отличались по этому показателю от таковых контрольных. Шкурки 3 и 5 опытных групп занимали между ними промежуточное положение. Необходимо отметить, что для шкурок 4 и 6 групп характерно максимальное количество спелых волос. В контроле имела место практически линейная зависимость степени спелости волос со степенью их изнашиваемости. Однако такая закономерность не прослеживалась в опытных шкурках 4 и 6 групп. Это свидетельствует о большей стойкости к истиранию волос шкурок опытных групп.

Таблица 6

Густота волос на огузке выделанных шкурок норок

Группа

Густота волос (усл. ед.)

1. Контроль – сбалансированный рацион

35,80+0,9

2. Несбалансированный рацион (НР)

34,4+1,2

3. НР +цеолиты + селенит натрия

37,2+1,1

4. НР +цеолиты + селенит натрия + иммуномакс+ лактобифадол

44,6+1,2**

5. НР +кальфостоник + селенит натрия

44,2+1,8

6. НР +кальфостоник + селенит натрия +

иммуномакс + лактобифадол

45,2+1,20**

Товарные свойства кожевой ткани шкурок. У шкурок всех сравниваемых групп максимальной толщиной кожевой ткани характеризуется загривок, от которого утонение кожевой ткани плавно распространяется к середине хребта, огузка, бока и черева. На огузке невыделанных шкурок норки наименьшей толщиной характеризуются шкурки четвертой и шестой опытных групп по сравнению со шкурками контрольной группы на 9,3% и 16,1% соответственно, различия близки к достоверным. На хребте во всех опытных группах кожевая ткань значительно тоньше, чем у контрольных образцов, различия близки к достоверным. На загривке и боку шкурки всех групп имели относительно одинаковую толщину кожевой ткани. Во всех опытных группах кожевая ткань на череве была тоньше. Различия близкие к достоверным. После выделки кожевая ткань всех сравниваемых шкурок характеризовалась несколько большей уравненностью по толщине на различных топографических участках по сравнению с той же толщиной до выделки шкурок. На огузке шкурки опытных групп были тоньше контрольных образцов. На хребте и боку в толщине кожевой ткани отсутствовали достоверные различия для всех вариантов шкурок. На загривке все шкурки опытных групп уступали по толщине контрольной. На чреве кожевая ткань опытных образцов была практически одинаковая и меньше контрольных на 16,2%.

Физико-механические свойства кожевой ткани. Изменение показателей физико-механических свойств кожевой ткани шкурок норок по группам показаны в  табл. 7. Шкурки контрольной группы на испытуемом участке имели, по сравнению со шкурками опытных групп, наибольшую толщину кожевой ткани, тем не менее, нагрузка при разрыве у этих шкурок существенно отличалась от нагрузки при разрыве у шкурок четвертой и шестой групп. Установлено, что величина предела прочности при растяжении у опытных образцов четвертой и шестой групп выше, чем у контрольных в 1,4-1,5 раза, что соответственно составляет 140 и 150%. Образцы второй опытной группы уступали контролю по всем выше перечисленным показателям. Самыми высокими показателями удлинения при разрыве характеризовались шкурки норок четвертой и шестой групп.

  Таблица 7 

  Показатели механических испытаний кожевой ткани шкурок

Группы

живот-

ных

Средняя толщина кожевой ткани, мм

Нагрузка при разрыве, Н

Предел прочно-сти при растяж., МПА

Удлинение при разрыве, %

Удлинение при напряжении 9,8 МПА, %

полное

остат.

упруг.

1.Контроль – сбалансированный рацион

0,46+0,02

190,0+8,4

45,0+2,8

66,0+4,2

29,0

+0,9

18,1

+0,9

10,0

+0,4

2.Несбалансированный рацион (НР)

0,41+0,04

170+11,5

42,6+2,5

61,0+9,4

26,0

+0,8

14,0

+0,8

12,0

+0,2

3. НР +цеолиты + селенит натрия

0,42+0,02

188+12,6

48,4+3,2

70+4,9

28,8

+0,2

15,6

+0,4

11,8+0,6

4. НР +цеолиты + селенит натрия + иммуномакс+ лактобифадол

0,43+0,03

260,2+

10,8

63,2+3,9

*)

82,4+4,2

*)

36,0

+1,8

20,1

+1,2

10,0

+0,2

5. НР +кальфостоник + селенит натрия

0,42+0,04

208,3+9,2

56,4+3,1

71,2+6,1

29,4

+1,2

19,2

+1,4

11,2+0,3

6. НР +кальфостоник + селенит натрия +

иммуномакс + лактобифадол

0,42+0,04

238,0+7,3

68,2+3,8

*)

79,0+5,1*)

32,1

+0,9

20,3

+1,1

10,2+0,2

Удлинение при разрыве в этих группах было достоверно больше (Р<0,05). Следовательно, эти шкурки обладали большей тягучестью (потяжкой). Полное удлинение при данной нагрузке характеризовалось величинами остаточного и эластического удлинения, которые определяют упругопластические свойства кожевой ткани шкурок норки в полуфабрикате. Судя по показателям остаточного (пластического) удлинения наилучшей способностью кожевой ткани после растяжения сохранять приданную ей форму и размеры обладали шкурки, полученные от норок четвертой и шестой опытных групп. Показатели упругого (эластического) удлинения, характеризующие способность шкурки восстанавливать первоначальную форму после снятия нагрузки, приблизительно равны. Лишь шкурки второй опытной группы имели большую релаксацию.

Химический состав кожевой ткани. Основными показателями химического состава кожевой ткани, характеризующими ее качество, являются содержание влаги, жира, минеральных веществ (золы), рН.

При определении химического состава кожевой ткани шкурок нами установлено, что содержание влаги в испытуемых образцах составляло от 10,6 до 11,2% несвязанных жировых веществ от 8,9 до 10,8%, минеральных веществ от 3,5 до 3,7%, рН водной вытяжки от 4,7 до 5,1%, что соответствует существующим нормам и ГОСТам.

Таким образом, сравнительный анализ опытных и контрольных образцов показал, что по физико-механическим свойствам и химическому составу кожевой ткани шкурки четвертой и шестой групп превосходят контрольные. Шкурки второй опытной группы обладали худшими показателями по физико-механическим свойствам.

Потребительные свойства шкурок. К числу основных свойств, характеризующих качество мехового полуфабриката, относят площадь шкурок, их массу, теплозащитные, эстетические свойства и износостойкость.

  Площадь и масса шкурок норок. Размер шкурки определяется ее площадью. Очевидно, что при прочих равных условиях, шкурки крупного размера имеют большую товарную ценность, чем мелкие. Кроме того, обычно крупные шкурки обладают более пышным волосяным покровом. С размером, толщиной и плотностью кожевой ткани, густотой и длиной волосяного покрова прямо связана масса шкурок. От этого показателя в значительной степени зависит удобство пользования изделиями из меха.

Мы наблюдали тенденцию увеличения среднего размера шкурки по сравнению с контролем. В полуфабрикате шкурки отличались несколько большей массой. Однако эта разница была статистически недостоверной (P>0,05). В сырье размер шкурок в четвертой и шестой группах был больше контрольных на 0,39 и 0,71 дм2, что составило 103,9 и 107,3% соответственно.

На всех этапах выделки мы наблюдали увеличение размера шкурок четвертой и шестой групп по сравнению с контрольными образцами. На наш взгляд, увеличение размера шкурок в этих группах является закономерным, и находится в прямой зависимости от живой массы зверей.

       Теплозащитные свойства шкурок.  Они определяются с помощью коэффициента теплопроводности.

В зависимости от коэффициента теплопроводности исследуемые шкурки разделены нами на три группы:

- первая группа – коэффициент теплопроводности 0,220-0,230 град. х м2/Вт; в нее вошли шкурки норок четвертой и шестой опытных групп, обладающие наиболее высокими теплозащитными свойствами;

- вторая группа – коэффициент теплопроводности 0,185 град. х м2/Вт; в нее вошли шкурки норок третьей и пятой групп, обладающие средним показателем теплозащитных свойств;

- третья группа – коэффициент теплопроводности 0,175 град. х м2/Вт; в нее вошли шкурки норок контрольной группы, также обладающие средним показателем теплозащитных свойств.

Экспериментально доказано, что шкурки от норок четвертой и шестой групп обладали лучшими теплозащитными свойствами.

ВЫВОДЫ

1. Физиологическая реактивность норок, отражающая естественную резистентность, свидетельствует об относительно высокой степени ее совершенства и активности с возрастом. Существует определенная зависимость от несбалансированного кормления по биологически активным веществам.

2. Несбалансированный рацион кормления приводит к системным заболеваниям у норок, которые отражаются на физиологическом статусе и как следствие на качестве пушнины.

2.1. Иммунобиологическая реактивность у норок при несбалансированном кормлении  с возрастом изменяется и характеризуется:

-понижением уровня естественной резистентности: бактерицидной активности сыворотки крови до 30,30+0,91% в контроле 59,40+1,21%**, лизоцимной – до 14,20+0,64% в  контроле 29,2+0,86%**, фагоцитарной активности до 44,20+0,86%  в контроле 50,40+0,75%*, комплемен­тарной - в 1,54; бета-лизинов в 1,72 раза (данные достоверны Р<0,01).

-дисбалансом Т- и В-лимфоцитов: содержание Т-лимфоцитов в крови у норок контрольной группы к периоду убоя составило 40,90+1,27%*, с нарушенным минеральным обменом 31,50+0,55%; понизилось содержание Т – хелперов в крови  до 7,80+0,41% против 23,70+0,83%** в контроле; В-лимфоцитов 7,80+0,85% и 11,60+0,62%* соответственно.

- содержание В-лимфоцитов в брыжеечном лимфоузле составило 16,0+0,70% в группе с нарушенным минеральным обменом и 22,20+1,20* у здоровых норок; В-лимфоцитов в селезенке 26,10+1,26% и 44,20+2,50%* соответственно.

- снижением индекса иммунорегуляции  (ИИ);

-деструктивными изменениями в центральных и периферических органах иммуногенеза в виде уменьшения площадей Т- и В-зависимых зон;

-снижением гистохимических реакций на ЩФ и НЭ в лимфа­тических узлах, селезенке, тимусе;

-нарушением процессов пролиферации и дифференциации клеток ко­стного мозга: зернистого, эритроидного ростков и лимфоидных клеток.

2.2. Недостаточность в организме норок Na, К, Са, Р, Fe, Си  способствует проявлению глубоких вторичных иммунодефицитов, дисбактериозов, нарушению витаминной и энзиматической активности.

2.3. Нарушение минерального обмена у норок способствует пониже­нию в крови уровня витамина С в 2,0 раза, в печени: витаминов С в 1,57, А - в 1,75, Е - в 1,5, В1- в 1,73, В2 - в 2,26 раза (данные достоверны  P<0,01).

2.4. Минеральная недостаточность в организме норок способствует понижению активности ферментов, участвующих в углеводном (ЛДГ  в 3,06; амилаза  в 2,15 раза) и белковом (АЛАТ в 2,77; АСАТ - в 1,42 раза) об­менах, (данные достоверны P<0,01).

2.5. Вторичные дисбактериозы на протяжении всего опыта в кишечнике у норок характеризуются:

-понижением уровня бифидобактерий в 2,16, лактобацилл - в 2,25 раза (данные достоверны Р<0,01).

3. Внесение в рацион норок цеолитов и препарата кальфостоник на фоне селенита натрия способствуют активизации, но не восстанавлению нарушенного минерального обмена, им­мунного статуса, микробиоценоза кишечника, ферментативного и вита­минного баланса в организме зверей.

4. Иммуностимуляция норок иммуномаксом, пробиотикотерапия лактобифадолом на фоне внесения в рацион селенита натрия, цеолитов и препарата кальфостоник способствуют полному восстановлению всех исследованных показателей.

4.1. Иммунологическая реактивность норок при коррекции с возрастом изменяется и характеризуется:

-активизацией факторов естественной резистентности: бактерицидной активности на 25,4 и 33,2%, лизоцимной на 20,3 и 21,7%, комплементарной - на 13,1 и 14,5%, бета-лизинов на 9,9 и 25,5% (данные достоверны Р<0,01).

-усилением фагоцитоза (ФА - на 16,7 и 18,3%, ФЧ - на 1,57 и 1,63%), (данные достоверны Р<0,01).

-повышением содержания иммунокомпетентных клеток: в крови Т-
Е-РОК-лимфоцитов на  11,4 и 11,8%, Т-хелперов на        11,1 и 15,6%, В-ЕАС-лимфоцитов на 6,0 и 6,6%  (данные достоверны Р<0,01).

4.2. Происходит восстановление витаминно-минерального баланса, в частности:

- содержание Са в сыворотке крови норок в 6 группе 16,50+0,50мг%* против 13,40+0,75мг% в контроле;

- содержание витамина С в печени норок 6 группы 14,14+0,49мг%* и 9,64+0,42мг% в контроле. Аналогичные достоверные данные получены и по содержанию Na, K, P, Fe, Cи в сыворотке крови норок этой группы, а также витаминов Е, А, В1, В2 в печени.

4.3. Витаминно-минеральный баланс способствует повышению активности ферментов, участвующих в углеводном (ЛДГ в 6 группе 15,12+0,10мкм* против 14,49+0,18мкм в контроле; амилаза 0,72+0,03мг и 0,69+0,03мг соответственно) и белковом (АЛАТ в 6 группе 43,63+0,91у.е. против 42,14+1,02у.е. в контроле; АСАТ 86,12+0,63у.е* и 82,56+1,36у.е соответственно) обменах.

4.4. В кишечнике норок 6 группы произошло полное восстановление бифидобактерий (13,30+0,42 lg KOE/г* против 10,80+0,56 lg KOE/г в контроле) и лактобацилл (13,20+0,75 lg KOE/г* и 9,70+0,34 lg KOE/г соответственно).

5. Введение в рацион молодым норкам подкормки, содержащей селенит натрия, кальфостоник и цеолиты на фоне лактобифадола и иммуномакса способствует повышению товарных и потребительских свойств шкурок:

-качественные показатели шкурок норок по размеру, площади и сортности  были выше у  подопытных норок 9,76 ± 0,16 – 10,44 ± 0,12 дм2 против 9,73± 0,16 в контроле (данные достоверны Р<0,1);

- зачет по качеству  - 106 до 109 % против 99% в контроле;

-  лучшими теплозащитными свойствами обладали шкурки норок 6 опытной группы при коэффициенте теплопроводности 0,230 град. х м2 / ВТ и 0,175 град. х м2 / ВТ в контроле.

Практические предложения

Разработана научно обоснованная система коррекции по профилактике минеральной недостаточности у норок в постнатальном онтогенезе. Рекомендуем при несбалансированном кормлении молодняка норок включать в рацион вместе с кормом иммуномакс, лактобифадол, кальфостоник, селенит натрия и цеолиты согласно нашей схеме применения для интенсивности роста молодняка, восстановления физиологического статуса животных и как следствие улучшения качества волосяного покрова и шкурок норок в целом.

Основные положения исследований, выполненных автором самостоятельно, а также совместно с другими учеными и специалистами были включены в следующие разработки:

1. Временное наставление по применению Витана в ветеринарии. Утверждено Департаментом ветеринарии МСХ РФ. 01.08.1995 г. № 13-4-2-366.

2. Методические рекомендации по определению иммунного статуса и естественной резистентности норок в процессе их развития. Утверждены отделением ветеринарии РАСХН, Москва, 2006г, 18 с.

3. Инструкция по применению иммуномакса собакам, кошкам и пушным зверям при иммунодефицитных состояниях. Утверждена Федеральной службой  по ветеринарному и фитосанитарному надзору Минсельхоза России. Регистрационный номер  ПВР-1-3.7/01994.

4. Иммуномакс СТО 47560864-0001-2007. Согласовано с Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору Минсельхоза России 17.07.2007.

5. Учебно-методическое пособие. Лекции по организации и экономике ветеринарного дела, Н. Новгород, 2006 г, 234 с.

6. Учебное пособие «Организация и проведение ветеринарно-санитарной экспертизы туш и органов крупного рогатого скота, свиней и промысловых животных в условиях промышленных комплексов и частных хозяйств» - Н. Новгород, 2006 г, 80 с.

7. Учебно-методическое пособие «Ветеринарная онкология (отбор и подготовка специалистов для цитологических исследований)». Н. Новгород, 2006 г, 96 с.

8. Патент на изобретение "Способ повышения естественной резистентности молодняка норок". Приоритет  от 24 мая 2004 г. Зарегистрирован в Государственном реестре изобретений Российской Федерации 27 марта 2006 г.  № 2272405.

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Азарова Э.Б. Иммуномодуляторы и их влияние на качество шкурок норки, /Э.Б. Азарова // Возрастная и экологическая морфология животных в условиях интенсивного животноводства. Мат. науч.-практ. конф., Ульяновск, 1994. - С. 13-14.
  2. Временное наставление по применению Витана в ветеринарии. Утверждено Департаментом ветеринарии МСХ РФ. 01.08.1995 г. № 13-4-2-366.
  3. Азарова Э.Б. Теплозащитные свойства шкурок норки на фоне введения иммуномодуляторов, /Э.Б. Азарова //Актуальные проблемы ветеринарного образования. Мат. науч. практ. конф., Барнаул, 2000, с. 11-12.
  4. Азарова Э.Б. Потребительские свойства шкурок норок при введении полиоксидония и витана /Э.Б. Азарова // Междун. Межвуз. Конф "Предпосылки и эксперименты в науке. Санкт-Петербург" (14-18 февраля) 2000. -  С.11-12.
  5. Никонова Э.Б. Микробиоценоз кишечника норок и его коррекция на фоне нарушения минерального обмена /Никонова Э.Б.// Актуальные проблемы инвазионной, инфекционной и незаразной патологии животных. Материалы межд. научно-практ. конф. Ставрополь, 2003. С.258-260.
  6. Никонова Э.Б. Естественная резистентность норок на фоне нарушения минерального обмена /Никонова Э.Б.//  Материалы межд. научно-практ. конф. -Ставрополь, 2003. С. 291-293.
  7. Никонова Э.Б. Т- и В- системы иммунитета норок на фоне нарушения минерального обмена /Никонова Э.Б.//  Материалы межд. научно-практ. конф.- Ставрополь, 2003. С. 293-297.
  8. Никонова Э.Б. Нормобиоз в кишечнике при минеральной недостаточности норок /Никонова Э.Б.// Современные проблемы иммуногенеза, теории и практики борьбы с паразитарными и инфекционными болезнями сельскохозяйственных животных. Материалы межд. научно-практ. конф. – Уфа, 2004. С. 216-219.
  9. Никонова Э.Б. Динамика микроскопических грибов из родов Candida, Aspergillus и Penicillium при минеральной недостаточности норок /Никонова Э.Б.//  Материалы межд. научно-практ. конф. -Уфа, 2004. - С. 219-221.
  10. Никонова Э.Б. Динамика бактерицидной и лизоцимной активности сыворотки крови и их коррекция у норок /Никонова Э.Б.// Материалы межд. научно-практ. конф. -Уфа, 2004.- С. 221-224.
  11. Никонова Э.Б. Хелперные и супрессорные реакции в организме норок на фоне нарушения минерального обмена /Никонова Э.Б.// Материалы межд. научно-практ. конф. -Уфа, 2004.- С. 224-226.
  12. Никонова Э.Б. Потребность пушных зверей в кальции и фосфоре /Никонова Э.Б., Ильясова З.З.// Материалы межд. научно-практ. конф. Уфа, 26-28 января 2004. С. 226-227.
  13. Никонова Э.Б. Значение меди в организме пушных зверей /Никонова Э.Б., Ильясова З.З.// Материалы межд. научно-практ. конф.- Уфа, 2004.- С. 227-229.
  14. Ильясова З.З. Т-Е-РОК и В-ЕАС-лимфоцитов в лимфатическом узле и их коррекция при минеральной недостаточности пушных зверей /Ильясова З.З. Никонова Э.Б // Достижения аграрной науки – производству. Мат. 110 н-п конф. препод.,  сотр. и асп. –Уфа, 2004. - С. 31-34.
  15. НиконоваЭ.Б. Иммуноморфологическая реакция тимуса при нарушении минерального обмена в организме норок /Никонова  Э.Б., Маннапова Р.Т.// Достижения аграрной науки – производству. Мат. 110 н-п конф. препод., сотр. и асп. - Уфа, 2004. - С 34-36.
  16. Никонова Э.Б. Гистохимическая оценка активности лимфатических узлов и селезенки норок /Никонова Э.Б. // Достижения молодых ученых - аграрному производству. Мат. республ. н-п конф. –Уфа, 2004.- С. 70-72.
  17. Никонова Э.Б. Активность лактофлоры в кишечнике норок под влиянием рибонуклеата натрия и лактобифадола /Никонова Э.Б. // Достижения молодых ученых – аграрному производству. Мат. республ. н-п конф. –Уфа, 2004.- С. 72-74.
  18. Никонова Э.Б. Витамины в печени при  минеральной недостаточности пушных зверей /Никонова Э.Б., Ильясова З.З.// Достижения молодых ученых – аграрному производству. Мат. республ. н-п конф. –Уфа, 2004. - С. 74-76.
  19. Никонова Э.Б. Аланинаминотрансфераза сыворотки крови пушных зверей при нарушении минерального обмена /Никонова Э.Б., Ильясова З.З.// Достижения молодых ученых – аграрному производству. Мат республ. н-п конф.- Уфа, 2004.- С. 76-78.
  20.   Никонова Э.Б. Углеводный обмен у норок и его коррекция на фоне нарушения минерального обмена /Никонова Э.Б. //  Третья межд. межвуз. н-п конф. асп. и соискателей. Предпосылки и эксперименты в науке. - Санкт-Петербург, 2005. -С.
  21.   Никонова Э.Б. Белковый обмен у норок и его коррекция на фоне нарушения минерального обмена /Никонова Э.Б.// Третья межд. межвуз конф. Предпосылки и эксперименты в науке. -Санкт-Петербург, 2005.- С. 42-44.
  22.   Никонова Э.Б. Активизация фермента ЛДГ в организме норок цеолитами и кальфостоником /Никонова Э.Б. // Третья межд. научно-техн. конф. Актуальные проблемы технических, естественных и гуманитарных наук. Уфа, 2005. - С. 315-317.
  23.   Никонова Э.Б. Изучение пробиотика лактобифадола для норок /Никонова Э.Б. // Материалы межд. научно-техн. конф. Актуальные проблемы технических, естественных и гуманитарных наук. – Уфа, 2005. - С. 317-318.
  24. Ильясова З.З. Лактобифадол и рибонуклеат натрия для повышения активности лактобацилл в кишечнике пушных зверей /Ильясова З.З., Никонова Э.Б.// Материалы межд. научно-техн. конф. Актуальные проблемы технических, естественных и гуманитарных наук. –Уфа, 2005. - С. 318-320.
  25. Ильясова З.З. Патоморфологические изменения в тимусе при минеральной недостаточности у пушных зверей /Ильясова З.З., Никонова Э.Б.// Материалы межд. научно-техн. конф. Актуальные проблемы технических, естественных и гуманитарных наук. –Уфа,  2005.- С. 320-321.
  26.   Никонова Э.Б. Значение натрия в организме пушных зверей /Никонова Э.Б.// Материалы Всерос. научно-практ. конф. Повышение эффективности и устойчивости развития АПК.- Уфа, 2005.- С. 201-202.
  27.   Никонова  Э.Б. Роль псевдомонов при минеральной недостаточности пушных зверей  /Никонова  Э.Б. // Материалы Всерос. научно-практ. конф. Повышение эффективности и устойчивости развития АПК. –Уфа, 2005.- С. 202-203.
  28.   Никонова Э.Б. Динамика аскорбиновой кислоты в сыворотке крови норок на фоне минеральной недостаточности и при ее коррекции /Никонова Э.Б.// 17 межд. н-п конф. Новые фармацевтические средства в ветеринарии.- Санкт-Петербург, 2005.- С. 81-83.
  29.   Никонова Э.Б. Динамика бета- лизинов  в сыворотке крови норок на фоне минеральной недостаточности /Никонова Э.Б.// 17 межд. н-п конф.  Новые фармацевтические средства в ветеринарии.- Санкт-Петербург, 2005. -С. 80-81.
  30.   Никонова Э.Б. Товарные свойства кожевой ткани шкурок норок /Никонова Э.Б. // ВНИИ контроля, стандартизации и сертификации ветеринарных препаратов. Современные проблемы интенсификации производства в АПК. Москва, 2005. -С. 221-223.
  31. Никонова Э.Б., Ильясова З.З. Влияние минеральных подкормок на углеводный обмен пушных зверей /Никонова Э.Б.// ВНИИ контроля, стандартизации и сертификации ветеринарных препаратов. Современные проблемы интенсификации производства в АПК.- М., 2005.- С. 223-225.
  32. Ильясова З.З. Микоэкология кишечника пушных зверей на фоне минеральной недостаточности /Ильясова З.З., Никонова Э.Б.// ВНИИ контроля, стандартизации и сертификации ветеринарных препаратов. Современные проблемы интенсификации производства в АПК.- М., 2005.- С. 225-227.
  33. Никонова Э.Б., Ильясова З.З. Цеолиты и кальфостоник для коррекции бета-лизинов у пушных зверей /Никонова Э.Б., Ильясова З.З. // ВНИИ контроля, стандартизации и сертификации ветеринарных препаратов. Современные проблемы интенсификации производства в АПК М., 2005.- С. 227-229.

34. Никонова Э.Б. Иммунный статус и пути его коррекции у норок на фоне минеральной недостаточности /Никонова Э.Б., Балакирев Н.А // Журнал «Вестник с/х наук» 2005. №2. с. 73-77.

35. Никонова Э.Б.  Содержание Т- и В- лимфоцитов в лимфоидных органах норок (в брыжеечном  лимфатическом узле, селезенке, тимусе) на фоне минеральной недостаточности при коррекции /Никонова Э.Б. //Доклады РАСХН, 2006. - № 3.- С.48-49.

36. Никонова Э.Б. Иммунобиологическая реактивность норок на фоне минеральной недостаточности и пути ее коррекции /Никонова Э.Б. // Ветеринарная Патология.-М., 2005.- № 2(13).-С. 42-47.

37. Никонова Э.Б. Коррекция витаминно-минерального обмена в организме норок /Никонова Э.Б. // Ветеринарная патология. М., 2005. - № 2(13).- С. 63-66.

38. Никонова Э.Б. Комплексная терапия при нарушении минерального обмена у норок /Никонова Э.Б. //Ветеринария. М., 2005 - № 8.- С.50-54.

39. Никонова Э.Б. Супрессия Т- лимфоцитов у норок на фоне нарушения минерального обмена /Никонова Э.Б., Максимов В.И. //Ветеринарная Патология. М., 2006- №3(18). - С.128-132.

40. Никонова Э.Б. Энзиматическая активность сыворотки крови норок и ее коррекция на фоне нарушения минерального обмена /Никонова Э.Б. //Ветеринарная патология, 2006 - № 3(18). - С.136-140.

41. Никонова Э.Б. Сравнительная характеристика потребительских свойств шкурок норки на фоне нарушения минерального обмена и комплексной терапии животных (зверей)/Никонова Э.Б. // Материалы 3-й конф по уч-мет., воспит. и науч –пр. раб академии: в 3-х частях. – 4.3.- М.: ФГОУВПО МГАВМ и Б, 2006. –С.167 -170.

42. Никонова Э.Б. Методические рекомендации по определению иммунного статуса и естественной резистентности норок в процессе их роста и развития /Никонова Э.Б.// РАСХН, 2006.- 18 с.

43.  Никонова Э. Б. Патент на изобретение «Способ повышения естественной резистентности молодняка норок». / Никонова Э. Б. Балакирев Н.А.// Зарегистрирован в Государственном реестре изобретений Российской Федерации 27 марта 2006г.  № 2272405.

44. Литвинов Н.В. Ветеринарная онкология (отбор и подготовка специалистов для цитологических исследований): / Н.В. Литвинов, Э.Б. Никонова, Е.В. Медова и др.// Учебно-методическое пособие.  Н. Новгород, 2006.- 96 с.

45. Голубев Н.И. Лекции по организации и экономике ветеринарного дела: учебно-методическое пособие /Н.И. Голубев, В.В. Сочнев, Э.Б. Никонова // -Н. Новгород, 2006.- 234 с.

46. Инструкция по применению иммуномакса собакам, кошкам и пушным зверям при иммунодефицитных состояниях. Утверждена 17 июля 2007 г. Регистрационный номер  ПВР-1-3.7/01994.

47. Савельев А.А. Организация и проведение ветеринарно-санитарной экспертизы туш и органов крупного рогатого скота, свиней и промысловых животных в условиях промышленных комплексов и частных хозяйств: учебное пособие / А.А. Савельев, К.Л. Мальцев, Э.Б. Никонова (и др.) //  Н. Новгород, 2006г.- 80 с.

Выделенные работы опубликованы в ведущих рецензируемых печатных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.