WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

  На правах рукописи

ЛИХОДЕЕВА ВЕРА АЛЕКСАНДРОВНА

ФАРМАКОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ СПОРТСМЕНОВ НА БАЗОВОМ ЭТАПЕ ТРЕНИРОВОЧНОГО ПРОЦЕССА В УСЛОВИЯХ ДИЗАДАПТАЦИИ

14.00.25 – Фармакология, клиническая фармакология

03.03.01 – Физиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Волгоград,  2011

  Работа выполнена на кафедре физиологии ФГОУ ВПО “ВОЛГОГРАДСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ”

  Научные консультанты:

  Член-корреспондент РАМН,

  заслуженный деятель науки РФ,

  доктор медицинских наук,

  профессор СПАСОВ Александр Алексеевич;

  Заслуженный работник  физической культуры РФ,

  доктор педагогических наук,

  профессор МАНДРИКОВ Виктор Борисович

  Официальные оппоненты:

  1. Доктор медицинских наук, профессор ТЮРЕНКОВ Иван Николаевич
  2. Доктор биологических наук, профессор  ГАРИБОВА Таисия Леоновна
  3. Доктор биологических наук, профессор  МУЛИК Александр Борисович

Ведущая организация: Ростовский государственный медицинский университет

Защита диссертации состоится “  ” 2011г. в часов на заседании диссертационного совета Д208.008.02 при Волгоградском государственном медицинском университете (400131, г. Волгоград, пл. Павших борцов, 1)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО “Волгоградский государственный медицинский университет Минздравсоцразвития”

Автореферат разослан “ ”  2011 года

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор медицинских наук, профессор А.Р. Бабаева

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СОКРАЩЕНИЙ

КЭК  –  коэффициент экономичности кровообращения, усл. ед.

ЧСС  –  частота сердечных сокращений, уд/мин

АД с  –  систолическое давление крови, мм рт. ст.



АДд  –  диастолическое давление крови, мм рт. ст.

АДп  –  пульсовое давление крови, мм рт. ст.

ВНС  –  вегетативная нервная система

ССС  –  сердечно-сосудистая система

Мо  –  мода: наиболее часто встречающийся класс длительностей сердечного цикла, мс

АМо  –  амплитуда моды: частота, встречаемость класса длительностей сердечного цикла, равной Мо, %

ИН  –  индекс вегетативного напряжения регуляторных систем, усл. ед.

ГпКТ  –  гипокинетический тип гемодинамики

ГрКТ –  гиперкинетический тип гемодинамики

ЭуКТ  –  эукинетический тип гемодинамики

МОК  –  минутный объем кровообращения, л/мин

СИ –  сердечный индекс, л/м2/мин

ССИ  –  систолический сердечный индекс, мл/м2

УОК  –  ударный объем крови, мл

ОПС  –  общее периферическое сопротивление, дин*см -5* с

R-R max  –  длительность максимальных кардиоинтервалов, мс

R-R min  –  длительность минимальных кардиоинтервалов, мс

R-R ср. (Х ср.)  –  средняя длительность сердечного цикла, мс

R-R размах (ВР) –  вариационный размах, мс

МСБН  –  максимальная скорость быстрого наполнения регионарных артерий, Ом/с

ССМН  –  средняя скорость медленного наполнения регионарных артерий, Ом/с

РСИ  –  реографический систолический индекс, Ом

ДИ  –  реографический дикротический индекс, %

РДИ  –  реографический диастолический индекс, %

В/А –  систолическое отношение, %

ВО –  венозный отток крови из региона, %

PWC170  – показатель общей физической работоспособности, кГм/ мин

PWC170/вес  –  относит. показатель физической работоспособности, кГм/ мин/кг

PWC - V170  –  показатель специальной работоспособности, м/с

ИГСТ  –  индекс Гарвардского степ-теста, усл.ед.

СРБ  –  С- реактивный белок, мм

ОРВИ  –  острая респираторная вирусная инфекция

Рh  –  показатель кислотности среды, ед.

ГАМК  –  –аминомасляная кислота

ПВК  –  пировиноградная кислота, мг%

НЭЖК  –  неэстерифицированные жирные кислоты, мкМоль/л

ТДГ  –  тензодинамограмма 

ССВ  –  сердечно-сосудистая выносливость 

Актуальность проблемы. Потенциальные возможности повышения эффективности соревновательной деятельности за счет увеличения интен-сивности и объема тренировочных нагрузок практически исчерпаны. Замед-ление восстановительных процессов у спортсменов снижает их работоспособ-ность, активирует процессы дизадаптации, неблагоприятным образом отражается на перспективности и здоровье (Агаджанян Н.А. и соавт., 2006; Апанасенко Г.Л., Чистякова Ю.С., 2006; Баранов А.А. и соавт., 2006; Коган О.С., Савельева В.В., 2007;  Bao Da-peng et al., 2004).

Дизадаптация рассматривается рядом авторов как перетренированность, спортивная болезнь, как патологическое болезненное состояние, развиваю-щееся вследствие хронического физического перенапряжения; также её связывают с разбалансировкой возбуждения и торможения, нарушением достигнутого ранее в процессе тренировки уровня функциональной готовности, регуляции деятельности систем организма, оптимального соотношения между активностью коры головного мозга и нижележащими отделами нервной системы, двигательным аппаратом и внутренними органами (Геселевич В.А., 1976; Карпман В.Л. и  соавт., 1987, 1988; Остапенко Л., 1987; Дембо А.Г., 1988; Бутченко Л.А., Бутченко В.Л., 1998; Иорданская Ф.А., Юдинцева М.С., 1999; Шлык Н.И., 2009).

В рамках национального проекта “Здоровье” квалифицированное медико-биологическое обеспечение спорта и реабилитация дизадаптированных спортсменов является задачей государственного уровня (Сейфулла Р.Д. и соавт., 2006; Бутченко Л.А. и соавт., 2008; Медведев Д.А., 2009, 2010; Путин В.В., 2010).

Оптимизация функционального состояния спортсменов, находящихся в состоянии дизадаптации, посредством фармакологических препаратов актуальна (Буланов Ю.Б., 2002; Кулиненков Д.О. и соавт., 2004; Сейфулла Р.Д. и соавт., 2008; Макарова Г.А., 2009). В некоторых случаях только с их помощью можно уменьшить или полностью устранить возникающие в организме неблагоприятные изменения (Михайлова Т.В., 2007; Матов В.В., 2008; Сейфулла Р.Д., Орджоникидзе З.Г. и соавт., 2008; Макарова Г.А. и соавт., 2009).

Особый интерес вызывают нейрометаболические средства – производные ГАМК, так как они близки по своей структуре к естественным метаболитам организма и обладают широким спектром фармакологического действия (Ковалев Г. В., 1990; Воронина Т.А. и соавт., 1998, 2001, 2007; Воронина Т.А., 2000; Кулиненков Д.О. и соавт., 2004; Кукес В.Г., 2007; Петров В.И., Спасов А.А. и соавт., 2007; Тюренков И.Н и соавт., 2008; Щекина Е.Г., 2009).

Цель и задачи исследования. Целью настоящей работы явилось изучение параметров дизадаптации и разработка оптимизации функционального состояния спортсменов на базовом этапе начального периода специализированной подготовки посредством нейрометаболических препаратов – производных ГАМК (аминалона, фенибута и пикамилона).

Для реализации поставленной цели были определены следующие задачи:

1. Провести анализ адаптации и дизадаптации спортсменов началь-ного этапа специализированной подготовки с учетом физиологических, биохимических и педагогических характеристик в условиях физиологического покоя и при функциональных воздействиях.

2. Изучить особенности вегетативного гомеостаза у адаптированных и дизадаптированных спортсменов, выявить типологические особенности вегетативной регуляции у дизадаптированных спортсменов начального этапа специализированной подготовки.

3. Провести типологический анализ системного кровообращения, особенностей церебрального кровообращения в типах системной гемодинамики спортсменов, механизмов их регуляции на базовом этапе начальной специализированной подготовки в условиях физиологического покоя и при функциональных воздействиях.

4. Изучить возможность оптимизации вегетативного статуса и центрального кровообращения у дизадаптированных спортсменов при помощи нейрометаболических препаратов( аминалона, фенибута и пикамилона).

5. Определить влияние нейрометаболических препаратов на показатели церебрального кровотока дизадаптированных спортсменов с различными типами системной гемодинамики.

6. Исследовать влияние аминалона, фенибута и пикамилона на физическую работоспособность, антиоксидантную активность, систему энергообеспечения, формирование скоростных, силовых и скоростно-силовых возможностей в процессе обучения двигательным навыкам.

Научная новизна исследования. Впервые получены новые сведения об адаптации и дизадаптации спортсменов на начальном этапе специализированной подготовки с учетом физиологических, биохимических и педагогических подходов, как в условиях физиологического покоя, так и при функциональных пробах. Углубленное изучение физиолого-педагогических и физиолого-биохимических показателей впервые выявило высокую вероятность дизадаптации у спортсменов начального этапа специализированной подготовки. Впервые изучены типологические особенности вегетативных регуляций у дизадаптированных спортсменов, из которых у 53,3% имело место преобладание  симпатикотонии, у 28,9% - ваготонии и у 17,9% - нормотонии. При анализе церебрального кровообращения у спортсменов выявлено замедление венозного оттока крови из головного мозга, что явилось результатом негативного влияния  избыточных тренировочных нагрузок и расценивалось как дизадаптация в деятельности ЦНС. Сопутствующие при этом неблагоприятно измененные факторы неспецифической резистентности, высокие значения С-реактивного белка и низкая антиоксидантная активность  провоцировали у спортсменов высокий уровень заболеваемости ОРВИ и ОРЗ, то есть, приводили к снижению уровня здоровья.

Впервые в работе показаны основные эффекты целенаправленного воздействия нейрометаболических препаратов на организм спортсменов начального этапа специализированной подготовки. Так, аминалон, фенибут и пикамилон, оказывая стабилизирующее влияние на вегетативный гомеостаз, как в клиностазе, так и в процессе проведения функциональных проб и тестовых нагрузок, оптимизировали  типологические характеристики системного и мозгового кровообращения у дизадаптированных спортсменов, а также увеличивали вклад аэробного компонента в энергообеспечение работы. Впервые доказано позитивное воздействие  аминалона, фенибута и пикамилона на общую и специальную работоспособность, на процесс обучения новым двигательным навыкам, силовые и скоростно-силовые возможности спортсменов в циклических и ациклических видах спорта, а также некоторые лабораторные показатели.

Практическая значимость. Разработан многоступенчатый алгоритм для выявления различных уровней дизадаптации и установлены её наиболее эффективные критерии. Прикладное значение имеют сведения о снижении резистентности церебрального кровообращения к функциональным нагрузкам у пловцов с гипо- и гиперкинетическим типами центральной гемодинамики. Для функциональной диагностики существенный интерес представляет разработанный комплексный подход к оценке особенностей системного кровообращения в динамике тренировочного цикла у спортсменов с эу-, гипо-, гиперкинетическим типами. Для клинико-лабораторной диагностики несомненную ценность представляют данные об анти­оксидантной активности, состоянии белой крови, уровне С-реактивного белка, кислотной резистентности мембран эритроцитов, энергетическом и метаболическом состоянии организма спортсменов начального этапа специализированной подготовки. В работе обоснована целесообразность реабилитациии функционального состояния дизадаптированных спортсменов с использованием нейрометаболических препаратов (аминалона, фенибута и пикамилона), направленных на повышение результативности мышечной деятельности, в том числе при обучении новым двигательным навыкам.

Внедрение результатов исследования. Основные результаты исследования внедрены в практику подготовки команды высшей лиги по гандболу АНО ГСК “Каустик”, в учебно-тренировочном процессе ДЮСШ по гимнастике № 6, ДЮСШОР № 3, спортивного клуба по плаванию “Альбатрос” г. Волгограда. Основные положения диссертационной работы используются в учебном процессе на кафедрах физиологии, спортивной медицины, футбола, плавания ВГАФК, кафедре физвоспитания ВолгГМУ, кафедре фармакологии Саратовского медицинского университета, Ростовского медицинского университета. Разработанные методические приемы исследования внедрены в практику научно-исследовательской работы кафедры физиологии ВГАФК.

Апробация работы. Основные положения диссертации были опубликованы в 32 работах. Они представлены: на научной конференции “Актуальные вопросы экспериментальной клинической и профилактической медицины” (1988), научно-практической конференции “Актуальные проблемы физической культуры и спорта” (Волгоград,1996), Международной конференции “Конструктивное и деструктивное действие гипоксии” (Киев,1998), на 27-м съезде Всероссийского  физиологического общества им. И.П. Павлова (Ростов–на–Дону, 1998), итоговой научно-методической сессии преподавателей и сотрудников ВГАФК (Волгоград,1999), Международной конференции “Физиология мышечной деятельности” (Москва, 2000), итоговой научной конференции студентов, аспирантов, ученых ВГАФК по итогам научно-исследовательской и научно-методической работы (Волгоград, 2002), итоговой конференции преподавателей и сотрудников ВГАФК за 2005-2006 год (Волгоград, 2006), в Материалах Всероссийской научно-практической конференции (Волгоград, 2007). Сделаны доклады на итоговых секционных научных конференциях Волгоградской государственной академии физической культуры, г. Волгоград (2009-2011 гг.). Работа обсуждена на совместном заседании кафедры физиологии ВГАФК и кафедр ВолгГМУ нормальной физиологии, фармакологии и клинической фармакологии ФУВ.

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 344 страницах машинописного текста, состоит из введения, обзора литературы, раздела организации и методов исследования, восьми глав собственных исследований, обсуждения полученных результатов,  выводов, практических рекомендаций и приложения. Список литературы содержит 466 работ отечественных и 61 – зарубежных авторов. Работа иллюстрирована 1 схемой , 68 таблицами и 25 рисунками.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ:

1. В развитии дизадаптации спортсменов начального этапа специализированной подготовки одним из ведущих механизмов является нарушение вегетативной регуляции, сопровождающееся неадекватной реакцией организма молодых спортсменов на нагрузки, близкие по объему и интенсивности к таковым у взрослых спортсменов.

2. Понижение устой­чивости церебрального кровообращения к функциональным пробам у спортсменов с гипо- и гиперкинетическим типами центральной гемодинамики приводит к неблагоприятным изменениям функционального состояния организма вследствие развития дизадаптации.

3. Снижение антиоксидантной активности, кислотной резистентности мембран эритроцитов, энергетического обеспечения и физической работоспособности, значительное увеличение концентрации С-реактивного белка, являются маркерами дизадаптации спортсменов, приводящими совместно с другими факторами к снижению здоровья спортсменов.

4. Нейрометаболические препараты (аминалон, фенибут и пикамилон) способны ограничить развитие дизадаптации спортсменов, оптимизируя вегета-тивный гомеостаз, системное, мозговое кровообращение, энергетическое обеспечение спортсменов, антиоксидантный статус, аэробные возможности, мобилизацию показателей углеводного и жирового обмена при выполнении спортсменами физической работы.

5. Аминалон, фенибут и пикамилон повышают физическую работоспособность спортсменов, обеспечивают эффективность обучения спортивным навыкам, сокращая сроки их формирования,  а также повышают их скоростные, силовые и скоростно-силовые возможности.

ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

На первом этапе исследования проводились фоновые исследования с выявлением признаков дизадаптационных изменений, изучались особенности вегетативной нервной и сердечно-сосудистой систем, а также биохимического статуса у спортсменов, находившихся в состоянии адаптации и дизадаптации.

На втором этапе проводилась коррекция функционального состояния организма дизадаптированных спортсменов посредством нейрометаболических препаратов. При этом аминалон (0,25г) (Акрихин, Россия), фенибут (0,25г) (Olainfarm, Латвия), пикамилон (0,10г) (Акрихин, Россия) использовались в качестве средств восстановления. В исследованиях участвовало 285 спортсменов мужского пола специализаций плавания, акробатики и футбола. Всего было проведено более 14000 комплексных обследований.

Для исследования системы вегетативной регуляции использованы: проба “сидя-стоя” по Тесленко, ортопроба с измерением АД; метод вариационной пульсометрии с использованием электронно-оптического пульсотахометра с пальцевым датчиком от прибора “Пульс” (Баевский Р.М., 1979). Во время регистрации ЭКГ с помощью компьютера записывалось 100 кардиоинтервалов с последующей математической обработкой.

Для оценки состояния системы кровообращения  рассчитывался коэффициент экономичности кровообращения (КЭК) по Erlanger и Gaker – МОК (цит. Дубровский В.И.,1991). Показатели системной и мозговой гемодинамики изучались методами тетраполярной торакальной реографии и биполярной реоэнцефалографии во фронтально-мастоидальных отведениях и тетраполярной  битемпоральной реоэнцефалографии (Исупов И.Б., 2001).

Общая работоспособность спортсменов определялась по  индексу Гарвардского степ – теста и PWC170. Специальная  работоспособность  пловцов оценивалась по времени проплывания дистанции 3000 м вольным стилем (в/с) и 25 м  (на спине) в секундах; 800 м в/с, 400 м, 200 м основным способом (о/с) и 6х50 м (в/с) с интервалом отдыха между плавательными отрезками 20 с – в баллах (Гречанников В.Н., 2000); в тесте V170  – в м/с  (Платонов В.Н., Фесенко С.П., 1990).

Специальная работоспособность гимнастов определялась при выполнении упражнений “Горизонтальный упор ноги врозь”, “Рондат–сальто назад”. Биомеханические параметры (скоростные, скоростно-силовые) гимнастического упражнения “Прыжок вверх толчком двумя ногами” определялись методом тензодинамометрии (Тихонин В.И., 2004).

Работоспособность футболистов оценивалась с помощью стандартного теста “бег на дистанции 400 м со скоростью бега 70% от максимальной”.

Кистевая и становая сила определялась методом  динамометрии (Годик М.А. и др., 1994; Давыдов В.Ю. и др., 2001). 

Для исследования биохимических показателей крови использовались методы: кислотной резистентности эритроцитов (Гительзон И.И. и соавт., 1959); молочной  кислоты (J. Strom, 1949); пировиноградной кислоты (Бабаскин П.М.,1964); витамина Е (Киселевич Р.Ш. и соавт., 1972); сахара (ортотолуидиновым методом); НЭЖК (Прохоров М.Ю. и соавт.,1977); активности каталазы (С.И.Крайнев, 1970) и АТФ-азы эритроцитов (Дубилей П.В. и соавт., 1980). Расчет лейкограммы проводился по  Романовскому – Гимзе; С-реактивный белок – по реакции преципитации иммунной сыворотки с белком острой фазы сыворотки крови (предприятие по производству бактерийных препаратов Московского НИИ вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова); рН, белок и кетоны мочи  определялись  диагностическими полосками Рenta-phan фирмы “Lache-ma”; экспресс-оценка здоровья проводилась  по Апанасенко Г.Л. (1988).

Математическая обработка результатов системного и регионарного кровообращения осуществлялась с использованием статистического программного пакета АРКАДА и EXCEL 5.0a (Никифоров A.M. и соавт., 1991; Николь Н. и соавт.,1996). Обработка других данных производилась на компьютере типа  IBM PC (Celeron 433)  c помощью Microsoft EXCEL – XP для Windows XP. При этом рассчитывались показатели описательной статистики, значения t-критерия Стьюдента, коэффициенты корреляции.

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

В результате проведенных исследований установлено, что у значитель- ного количества спортсменов-пловцов (n=75) начального этапа специализированной подготовки имелись признаки дизадаптации (1-я группа). Так, при проведении ортопробы, ЧСС увеличилась относительно покоя более, чем на 17 уд/мин. Наличие С-реактивного белка в плазме крови (+++) и белка в моче также свидетельствовало о дизадаптации. У остальных 16-ти пловцов (2-я группа) ЧСС в ортопробе, С-реактивный белок в плазме крови и белок в моче находились в пределах нормы и указывали на адекватную реакцию пловцов на физические нагрузки.

О наличии признаков дизадаптации у пловцов 1-й группы свидетельствовали и показатели работоспособности. Так, общая работоспособность спортсменов этой группы (по ИГСТ) оказалась удовлетворительной (Кучкин С.Н., Ченегин В.М., 1998) и на 3,3% достоверно  ниже, чем во 2-й группе, имевшей оценку “хорошо”. Специальная работоспособность по тестам V170, 25 м на/сп, 3000 м в/с также оказалась на 3,4%, 4,0% (р<0,01) и 4,5% (р<0,001) ниже соответственно, чем во 2-й группе, что подтверждало ухудшение адаптивных и компенсаторных возможностей у спортсменов 1-й группы.

Результаты исследования кислотных эритрограмм здоровых людей показали, что длительность полного гемолиза эритроцитов составляет 6,0-7,5 мин с резким максимумом на 3,5 минуте и временем сферуляции эритроцитов 1,5-2,0 мин (Гительзон И.И. и соавт., 1959; Игнатьева Л.П. и соавт., 1991; Саляев Р.К., 2010).

В настоящем исследовании кислотная резистентность эритроцитов у пловцов 1-й группы оказалась ниже нормы, а во 2-й группе – в пределах нормы и достоверно выше, чем у спортсменов 1-й группы на 21,6%, 42,1% и 12,7% соответственно (рис.1). Это свидетельствует о наличии в кровяном русле значительного количества нестойких эритроцитов, обладающих низким сродством к кислороду (Терсков Н.И. и соавт.,1967; Игнатьева Л.П. и соавт.,1991).

Большая  концентрация СРБ и худшие показатели белой крови у пловцов 1-й группы сочетались с более высоким уровнем заболеваемости ОРЗ и ОРВИ, а также более низким уровнем здоровья, чем у спортсменов 2-й группы. Перечисленные сдвиги являлись основными факторами, лимитирующими  работоспособность спортсменов 1-й группы (таб. 1).

Рис. 1. Показатели кислотной резистентности эритроцитов (мин) в состоянии покоя.

*- изменения достоверны относительно значений 1-й группы.

Таблица 1

Показатели лейкограммы, С- реактивного белка и уровня заболеваемости

ОРВИ пловцов (M±m)

Показатели

1 группа, n = 3 1

2 группа, n = 7

Количество лейкоцитов, 10 9/л

6,70 ± 0,23

5,38 ± 0,26*

Эозинофилы, %

1,16 ±0,11

3,40 ±0,13 *

Палочкоядерные нейтрофилы, %

6,35 ± 0,24

5,20 ± 0,31*

Сегментоядерные нейтрофилы, %

65,50 ± 0,73

59,14 ±1,62*

Лимфоциты, %

20,00 ± 0,46

27,40 ± 0,52*

Моноциты, %

6,42 ± 0,27

5,80 ± 0,32

С- реактивный белок

+++

Заболеваемость (ОРВИ, ОРЗ), %

87

14,3

Уровень здоровья ( Г.Л. Апанасенко, 1988 )

Средний

Выше среднего





Примечание:  Примечание: n-число наблюдений; * - изменения достоверны 

относительно значений  пловцов 1-й группы, р <0,05;  (+) – соответствует 1мм осадка 

С – реактивного белка.

Изучение особенностей вегетативного гомеостаза с использованием  метода вариационной пульсометрии в клиностазе через 20 мин отдыха после разминки у спортсменов 1-й группы выявило более высокие значения: индекса напряжения (ИН=164,0±30,9 усл.ед.), амплитуды моды (АМо=42,6±2,9%) и пульса (ЧСС=93,5±2,3 уд/мин), что свидетельствовало о дизадаптации спортсменов. При этом у пловцов 2-й группы ЧСС равная 72,6±1,1 уд/ мин  и выраженная синусовая аритмия [вариационный размах (ВР)= 345,5±26,0 мс] свидетельствовали о напряжении адаптации.

Результаты впоследствии проведенной пловцами 2-й группы ортопробы отражали достоверное увеличение ЧСС на 20,0 уд/мин. Амплитуда моды (АМо), возросшая на 82,8% и индекс напряжения (ИН) – в 4,2 раза (рис.2), согласно авторам (Товбушенко М.П. и  соавт., 1996; Кудря О.Н., 2002), являлись признаками дизадаптации и у спортсменов этой группы.

  Рис.2. Некоторые показатели вариационной пульсосметрии при ортопробе пловцов

  2-й группы.

  * - изменения достоверны относительно в клиностазе.

В тесте на сердечно-сосудистую выносливость (ССВ) у пловцов 1-й группы наблюдался сдвиг (относительно значений клиностаза) значений Мо влево на 8,4% (р<0,05). Повышение значений АМо на 16,7% и ИН – на 89,1% (р<0,05) увеличивало вклад хронотропного компонента в насосную функцию сердца: ЧСС возрастала от 93,5±2,3 уд/мин до 99,8±2,3 уд/мин, что соответствовало низкой оценке сердечно-сосудистой выносливости (рис.3) и указывало на наличие в организме спортсменов дизадаптационных изменений.

У пловцов 2-й группы после теста на сердечно-сосудистую выносливость (ССВ) также отмечался достоверный сдвиг моды влево на 22,5%, что отражало снижение активности автономной и повышение вклада центральной вегетативной регуляции: При этом АМо после выполненного теста достоверно увеличилась на 39,0 %, а ИН возрастал в 4,0 раза (р<0,001). Увеличение ЧСС от 72,6±1,1уд/мин до 94,1±3,3 уд/мин также подтверждало низкую сердечно-сосудистую выносливость у пловцов этой группы (Кучкин С.Н. и соавт.,1998) (рис. 3).

  Рис. 3.  Динамика показателей вариационной пульсометрии в клиностазе, в тесте на 

сердечно- сосудистую выносливость (ССВ) и при плавании  6х50 м.

* - изменения достоверны относительно значений в клиностазе;

** - изменения  достоверны относительно значений в тесте на ССВ.

Плавательный тест 6х50 м (интервал отдыха между отрезками 20с) в 1-й группе, сопровождался достоверным сдвигом Мо влево относительно значений теста ССВ на 23,5%. При этом ИН достоверно повышался на 67,6% (р<0,05) относительно значений теста на ССВ и на 216,9% (р<0,01) относительно клиностаза. Выраженность синусовой аритмии после выполнения теста на ССВ и плавания дистанции 6х50 м по сравнению с клиностазом уменьшалась на 19,4% и 29,3% соответственно. При этом ИН возрастал соответственно тестам приблизительно в 2,0 и 3,0 раза. Такое увеличение ИН, по мнению Товбушенко М.П. и соавт. (1996), указывало на значимое снижение функциональных резервов ССС спортсменов. У пловцов 2-й группы в клиностазе отмечалась выраженная синусовая аритмия. В тесте на ССВ ее выраженность заметно снижалась, а после плавания теста 6х50м, наоборот, увеличивалась, сопровождаясь достоверным увеличением АМо и ИН приблизительно в 3,0 раза и 4,0 раза. Таким образом, неудовлетворительное течение процесса адаптации сопровождалось неудовлетворительной оценкой выполнения теста пловцами обеих групп.

Исследование типологических особенностей вегетативной регуляции выявило, что наибольшее количество (53,5%) дизадаптированных пловцов имело симпатикотонический тип вегетативной регуляции, минимальное (17,9%) – нормотонический.

У нормотоников в клиностазе ИН и АМо хотя и  оказались в пределах средневозрастных значений, но  значения вариационного размаха указывали на выраженное напряжение в работе механизмов адаптации. У спортсменов с  парасимпатикотоническим типом регуляции выявлены самые низкие значения ИН и АМо (19,28±1,79 усл. ед. и 20,88±0,85% соответственно), указывавшие на перенапряжение и дезинтеграцию в работе  регуляторных механизмов (Кучкин С.Н. и соавт., 1998; Ивянский С.А., 2006; Шлык Н.И., 2009). У пловцов с симпатикотоническим типом регуляции ИН оказался более 100,0 усл. ед. и указывал на сдвиг нейрогуморального равновесия в сторону симпато-адреналовой активности.

В процессе исследования типологических особенностей системного кровообращения было установлено, что бльшая доля дизадаптированных пловцов приходилась на ГрКТ (41,0%) и ГпКТ (36,0%) кровообращения, а меньшая – на ЭуКТ (23,0%). При этом оптимизации АД у пловцов с ГпКТ обеспечивалась преимущественно за счет эффективной регуляции периферического сосудистого тонуса, а у дизадаптированных пловцов с ЭуКТ и ГрКТ гемодинамики имели место незначительные типологические  различия (рис. 4).

У спортсменов с разными типами системного кровообращения отмечались характерные особенности мозгового кровотока. Так установлено, что у спортсменов с ГпКТ системной гемодинамики тонус крупных магистральных церебральных артерий оказался более низким, чем в других типах, а суммарное кровенаполнение мозга (РСИ), наоборот, несколько большим (рис. 5). У пловцов этого типа наблюдалось бльшее повышение тонуса мелких, резистивных церебральных артерий и артериол (по ДИ, РДИ и В/А) и улучшение венозного оттока крови из региона относительно других типов гемодинамики (рис. 6).

У пловцов с эукинетическим типом кровообращения отмечалось значительное увеличение тонуса артерий крупного и среднего диаметра, что способствовало уменьшению суммарного кровенаполнения мозга. Увеличение диаметра артерий и артериол мелкого калибра провоцировало ухудшение условий венозного оттока крови из церебрального бассейна, что могло в последующем приводить к риску венозного застоя крови в регионе и нуждалось в коррекции мозгового кровотока, направленной на умеренное повышение тонуса мелких артерий с целью устранения функциональной церебральной гипотонии.

При гиперкинетическом типе системного кровообращения в мозге отмечалось  снижение тонуса крупных, средних артерий и повышение тонуса артерий и артериол мелкого диаметра, более выраженное относительно других типов гемодинамики. Учитывая, что венозный отток крови из региона у пловцов с ГрКТ соответствовал верхней границе нормы, можно говорить о кумуляции утомления спортсменов на уровне ЦНС. Это требовало коррекции кровотока в мозге через уменьшение притока крови в регион.

Рис. 6.  Показатели тонуса мелких артерий и артериол головного мозга дизадаптиро

ванных  пловцов с разными типами системной гемодинамики.

  * - изменения достоверны относительно ЭуКТ.

При изучении влияния нейрометаболических препаратов на состояние вегетативной нервной системы дизадаптированных спортсменов выявлено увеличение парасимпатической активности, что согласно С.Н. Кучкину (1994), А.В. Чоговадзе и соавт. (1998), Н.И. Шлык (2009),что способствует улучшению функционального состояния спортсменов. Аминалон, фенибут и пикамилон в ортопробе приводили к снижению вегетативной реактивности. Так, ЧСС при приёме этих препаратов достоверно уменьшалась на 31,4%, 33,1% и 41,9% соответственно относительно значений у пловцов группы “плацебо”.

Вариационный размах, являясь одним из показателей, характеризующих состояние автономной регуляции в контрольной группе пловцов, а также у пловцов, принимавших плацебо, аминалон, фенибут и пикамилон, в клиностазе после разминки достоверно не изменялся. Его величина оказалась достаточно значительной, свидетельствуя о выраженной синусовой аритмии и значительном напряжении адаптационных механизмов спортсменов (рис.7).

При выполнении теста на ССВ у пловцов в группах контроля и “плацебо” вариационный размах (ВР) уменьшился на  60,0% (р<0,01) и 45,0% (р<0,001) относительно клиностаза. При этом в работе сердца у части контрольных спортсменов отмечалась изоритмия, а в группе “плацебо” – слабо выраженная аритмия. После использования аминалона, фенибута и пикамилона выраженность синусовой аритмии достоверно возрастала на 39,5%, 31,7% и 55,8% (соответственно) относительно значений у пловцов группы “плацебо”, свидетельствуя об оптимизации функционального состояния миокарда.

  Рис. 7  Влияние нейрометаболических препаратов на длительность вариационного

  размаха.

  *- изменения достоверны относительно клиностаза;

  **- изменения достоверны относительно значений “плацебо”;

  ***- изменения достоверны относительно значений в тесте на сердечно-сосудистую

  выносливость (ССВ).

Под влиянием препаратов, произошедшие изменения в тесте на ССВ относительно значений клиностаза, выявили значительное увеличение активности автономного и, наоборот, уменьшение активности центрального контуров регуляции (рис. 8).

Рис.8. Влияние нейрометаболических препаратов на изменение длительности кар-

  диоинтервалов, моды (а) и индекса напряжения пловцов (б) при выполнении теста

  на ССВ относительно значений в клиностазе.

  * - изменения достоверны относительно” плацебо”.

После выполнения теста 6х50м (интервал отдыха между отрезками 20с) длительность вариационного размаха в группах контроля (1-я группа) и “плацебо” (2-я группа) работа сердца характеризовалась ригидным ритмом (ВР соответствовал 97,5±10,0 мс и 98,9±10,1 мс), что свидетельствовало о неблагоприятных изменениях в миокарде. В то же время у пловцов, принимавших аминалон, фенибут и пикамилон, длительность вариационного размаха оказалась достоверно больше на 133,2%, 82,7% и 70,8% соответственно, чем у спортсменов группы “плацебо”. Неудовлетворительное состояние вегетативного гомеостаза пловцов групп контроля и “плацебо” негативно отражалось на их работоспособности: средняя оценка времени проплывания 50-метрового отрезка теста в контрольной группе ухудшилась на 0,70±0,65, а в группе “плацебо” - на 0,50±1,00 балла соответственно. У пловцов 3-й, 4-й и 5-й групп, соответственно принимавших аминалон, фенибут и пикамилон, она, наоборот, улучшалась на 4,68±0,75 балла (р<0,01), 3,83±1,62 балла (р0,05) и 7,83±0,88 балла (р<0,001) соответственно относительно изменений в группе спортсменов, принимавших плацебо.

В следующей серии изучалось влияние фармакологических препаратов на типологические параметры системного кровообращения спортсменов. В результате установлено, что у пловцов с ЭуКТ кровообращения в группе “плацебо” на 2-м этапе исследования (относительно данных 1-го этапа) АДс и АДд достоверно снижалось на 14,1% и 33,8%, что возможно объяснить уменьшением активности в большей степени сосудистого компонента. Для поддержания АД у спортсменов с ЭуКТ гемодинамики, принимавших аминалон, наблюдалось достоверное увеличение активности сердечного компонента по значениям УОК на 12,0%, ССИ – на 9,3%, ЧСС – на 9,0%, МОК – на 18,0%, СИ - на 10,3% и уменьшение сосудистого компонента (ОПС) – на 16,6% соответственно (рис.9) относительно “плацебо”. У пловцов, применявших фенибут, относительно значений в группе “плацебо” отмечался достоверный прирост УОК на 44,0%, МОК – на 43,9% и ССИ – на 22,6%. ОПС при этом уменьшалось на 26,9% (р<0,05), а ЧСС и СИ незначительно возрастали на 1,1% и 17,1% соответственно. У пловцов группы “пикамилон” активность сердечного компонента в поддержании АД оказалась несколько выше, а сосудистого, наоборот, несколько понижалась.

Рис. 9. Влияние нейрометаболических препаратов на показатели инотропной,

  хронотропной (а), насосной  функций сердца (б) и общее периферическое

  сопротивление сосудов пловцов с ЭуКТ кровообращения (в).

* -  изменения достоверны относительно “плацебо”. 

У пловцов с ЭуКТ, принимавших плацебо, относительно 1 – го этапа исследований суммарное кровенаполнение мозга достоверно возрастало на 33,3%, а  венозный отток крови из региона ухудшился на 7,0% (рис.10), что указывало на дизадаптацию пловцов и увеличение риска венозного застоя крови в регионе. Под влиянием аминалона и фенибута приток крови в головной мозг ограничился на 33,3% (р<0,05) и 20,0% соответственно, а суммарное кровенаполнение мозга снижалось относительно “плацебо”. Значения ДИ, РДИ и В/А у пловцов группы “аминалон” существенно не изменились относительно “плацебо”, а после использования  фенибута они достоверно возросли на 31,3%, 25,0% и 23,2% соответственно. Таким образом, применение препаратов приводило к улучшению венозного оттока крови из региона (рис.11). Пикамилон у пловцов с ЭуКТ кровообращения достоверно повышал тонус артерий и артериол мелкого калибра: ДИ – на 45,8%, РДИ - на 42,7% и В/А – на 52,0% и способствовал (на 30,8%, р<0,01) увеличению оттока крови из региона по сравнению с данными в группе “плацебо”.

Рис. 10. Влияние нейрометаболических препаратов на суммарное кровенаполне-

ние головного мозга (РСИ) в ЭуКТ системной гемодинамики юных пловцов.

*- изменение достоверно относительно 1-го этапа исследований;

** - изменения достоверны относительно “плацебо”.

  Рис.  11.  Влияние метаболических препаратов на показатели тонуса артерий и

  артериол головного мозга дизадаптированных пловцов с ЭуКТ системного

  кровообращения.* - изменения достоверны относительно “плацебо”, p<0.05;

  + - теденция к достоверности, р0,05.

У пловцов с ГрКТ системного кровообращения, принимавших плацебо, ЧСС снизилась на 18,7% (р<0,001) (рис. 12). Параметры инотропной функции сердца в группе “плацебо” достоверно не изменились, а показатели насосной функции сердца (МОК и СИ) достоверно уменьшились на 18,6% и 17,8% соответственно, общее периферическое сопротивление сосудов, наоборот, увеличилось на 13,9% относительно значений 1-го этапа исследований. У спортсменов, принимавших аминалон и фенибут, активность сердечного компонента возрастала, а ОПС достоверно снижалось на 35,0% и 19,6%, соответственно, относительно значений в группе “плацебо”. Пикамилон увеличивал МОК на 39,6% и СИ – на 32,4%. При этом ОПС сосудов хотя и снижалось на 13,0%, но не имело достоверных различий со значениями в группе “плацебо”.

Рис. 12. Влияние нейрометаболических препаратов на показатели инотропной,

хронотропной (а), насосной функций сердца (б) и общего периферического сопро-

тивления сосудов (в) у дизадаптированных пловцов с ГрКТ кровообращения.

  * - изменения достоверны относительно 1-го этапа исследований;

  ** - изменения достоверны относительно “плацебо”.

В головном мозге у пловцов с ГрКТ гемодинамики группы “плацебо” отмечалось незначительное сужение крупных и средних артерий головного мозга, что обеспечивало на 12,5% (р<0,05) меньшее суммарное кровенаполнение мозга, чем на 1-м этапе исследования (рис. 13).

При этом имело место расширение мелких регионарных артерий и артериол (по ДИ, РДИ, В/А). Одновременно отмечалось ухудшение оттока крови из региона на 20,5% (р<0,05), что являлось маркером дизадаптации пловцов, принимавших плацебо.

Рис. 13.  Влияние нейрометаболических препаратов на суммарное кровенаполнение

(РСИ) головного мозга дизадаптированных  пловцов с ГрКТ кровообращения.

*- изменения достоверны относительно 1–го этапа;

**- изменния  достоверны относительно “плацебо”.

Аминалон при ГрКТ способствовал повышению тонуса артерий крупного диаметра на 29,4%. При этом суммарное кровенаполнение церебрального бассейна снижалось на 40,0% (р<0,001) относительно значений в группе “плацебо”. Тонус артерий и артериол мелкого калибра под его влиянием достоверно не изменился, а венозный отток крови из церебрального бассейна возрастал относительно значений в группе “плацебо” на 15,6% (р<0,01) (рис.14), свидетельствуя об оптимизирующем влиянии аминалона на мозговой кровоток.

Рис. 14.  Влияние нейрометаболических препаратов на тонус артерий мелкого ка-

либра и отток крови из головного мозга дизадаптированных пловцов (с ГрКТ).

*- изменения достоверны относиьтельно 1-го этапа;

** - изменения достоверны относительно значений плацебо.

Фенибут у пловцов с ГрКТ системного кровообращения достоверно повышал тонус артерий крупного  и среднего диаметра на 46,2 % (р<0,001) и 53,7% соответственно по сравнению с “плацебо”. Суммарное кровенаполнение головного мозга при этом снижалось почти на 40,0% (р<0,001), а тонус артерий мелкого калибра достоверно увеличивался по значениям ДИ на 70,6%, РДИ – на 92,0% и В/А – на 55,6%. Венозный отток крови из региона у пловцов, принимавших фенибут, также достоверно возрастал на 17,1 % относительно значений в группе “плацебо”, свидетельствуя об оптимизирующем влиянии препарата на мозговой кровоток. Под влиянием пикамилона тонус артерий крупного калибра уменьшился на 45,1 % (р<0,01), РСИ снижалось на 35,7 % (р<0,01), а тонус артерий мелкого калибра достоверно увеличился: ДИ – на 51,6%, РДИ – на 71,6 % и В/А – на 94,2 % относительно значений “плацебо”. При этом венозный отток крови из мозга улучшался на 42,5% (р<0,05), свидетельствуя о благоприятном влиянии пикамилона на мозговой кровоток.

У пловцов с ГпКТ системного кровообращения, принимавших плацебо, отмечалось некоторое увеличение инотропной и насосной функций сердца, снижение ЧСС и ОПС относительно 1-го этапа исследований. После использования пловцами с ГпКТ центральной гемодинамики аминалона установлена возросшая на 7,6% (р>0,05) роль сосудистого компонента регуляции АД, отмечено некоторое возрастание хронотропной сердца и некоторое снижение инотропной функций и увеличение активности сосудистого компонента в поддержании АД. У пловцов группы “фенибут” обнаружено достоверное уменьшение насосной функции сердца (по МОК и СИ) на 21,0% и 22,1% и более выраженное, чем у спортсменов других групп, отмечено повышение ОПС на 34,9%. Под влиянием пикамилона не обнаружено достоверных различий в насосной функции сердца (по МОК, СИ). Инотропная функция сердца (по УОК, ССИ) при этом соответственно увеличилась на 13,3% (р>0,05) и 7,3% (р>0,05), хронотропная – на 7,6% (р<0,05). Незначительно (на 9,6%) возрастала роль сосудистого компонента регуляции АД (рис.15).

Рис. 15. Влияние нейрометаболических препаратов на показатели инотропной,

  хронотропной (а), насосной функций сердца (б) и общего периферического

  сопротивления сосудов (в) у дизадаптированных пловцов с ГпКТ гемодинамики

  *- изменения достоверны относительно 1–го этапа;

** - изменения  достоверны относительно “плацебо”. 

В головном мозге пловцов с ГпКТ системного кровообращения после применения плацебо достоверно возрастал тонус крупных на 38,5% и средних мозговых артерий на 21,9%. При этом суммарное кровенаполнение головного мозга снижалось на 30,8% (р<0,05) относительно значений 1-го этапа исследований (рис.16). Достоверно увеличивался тонус артерий и артериол мелкого диаметра ДИ на 25,3%, РДИ – на 20,7% и В/А – на 17,5% на фоне достоверного ухудшения оттока крови из региона на 45,5% (рис. 17).

После использования аминалона у пловцов с ГпКТ кровообращения (относительно данных “плацебо”) отмечалось нарастание суммарного кровенаполнения головного мозга (на 23,1%, р>0,05), существенное повышение тонуса мелких артерий и артериол и улучшение оттока крови из региона.

  Рис. 16. Влияние нейрометаболических препаратов на показатели ОПС дизадаптиро

  ванных пловцов  с ГпКТ кровообращения. * - изменения достоверны относительно 1–го этапа;  **- изменения достоверны относительно “плацебо”.

  Рис. 17. Влияние нейрометаболических препаратов на показатели тонус артерий, 

  артериол мелкого калибра и венозного оттока крови из головного мозга пловцов с

ГпКТ.кровообращения.

* -  изменения достоверны относительно 1–го этапа;

** - изменения достоверны относительно “плацебо”;

++ - тенденция к достоверности относительно “плацебо”.

Фенибут достоверно снижал тонус крупных и средних артерий мозга (на 29,8% и 33,5% соответственно) относительно данных “плацебо”. В результате суммарное кровенаполнение головного мозга (РСИ) увеличилось  на 43,1% (р<0,01). Однако, тонус артерий и артериол мелкого калибра (ДИ, РДИ и В/А) несколько возрастал. Кроме того, под влиянием фенибута относительно “плацебо” улучшался отток крови из мозга (на 46,5%).

Пикамилон при ГпКТ кровообращения способствовал достоверному снижению тонуса артерий крупного диаметра (на 32,1%), суммарного кровенаполнения головного мозга (на 15,4 %), а также незначительно уменьшал тонус мелких артерий и артериол относительно значений в группе, принимавшей плацебо, и создавал лучшие условия для венозного оттока крови из головного мозга (на 24,8%, р<0,05).

Известно, что реакция красной крови при переходе организма к новым условиям характеризуется определенной длительностью гемолиза эритроцитов, а структура эритрограммы отражает сбалансированность функции органов кроветворения (Макаров В.П., 1984; Игнатьева Л.П. и соавт., 1991, Фатьянова Т.Е., 2001).

У дизадаптированных спортсменов 1-й и 2-й групп (контроля и плацебо) средняя величина кислотной резистентности эритроцитов в состоянии покоя после дня отдыха оказалась меньше нормы (норма 6,0-7,5 мин). После использования аминалона она была достоверно больше на 19,0% и 17,1%, чем в 1-й и 2-й группах, а в 4-й группе, принимавшей фенибут, - на 19,4% и 17,8% (р<0,001) соответственно. У пловцов группы “пикамилон” длительность гемолиза эритроцитов находилось в диапазоне нормы и превышала значения пловцов 1-й и 2-й групп на 24,8% и 22,7% (р<0,001) соответственно. В контроле продолжительность сферуляции находилась в пределах нормы и оказалась на 27,1 % больше, чем у пловцов, принимавших плацебо, а также на 21,9%, 8,8% и 5,7% больше значений спортсменов в группах “аминалон”, “фенибут” и “пикамилон” (таб. 2).

Таблица 2

Влияние аминалона, фенибута и пикамилона на кислотную резистентность эритроцитов пловцов, находившихся в состоянии относительного покоя (M±m).

Группа

n

Длительность сферуляции,

мин

Пик гемолиза,

мин

Длительность полного  гемолиза, мин

1.Контроль

7

1,92±0,08

3,08±0,08**

5,41±0,14

2. Плацебо

7

1,40±0,07

2,7±0,08 

5,5±0,13

3. Аминалон

8

1,50±0,09

3,42±0,08 **  **

6,44±0,15  ***

4.Фенибут

8

1,75±0,13 * +

3,45±0,09 **  *

6,46±0,15***

5. Пикамилон

9

1,81±0,09 *  ****

3,48±0,08  ** **

6,75±0,09  ***

  Примечание: + - тенденция к достоверности относительно контроля, p>0,05;  **** – из

  менения достоверны при р<0,001 относительно контроля;

  *- изменения достоверны при р<0,05;

  ** -  р<0,01;

  *** - р<0,001  относительно 2-й группы.

Пик гемолиза в эритрограммах здоровых людей приходится на 3,5 мин. В контрольной группе он соответствовал 3,08±0,08 мин и был смещен влево на 12,0% относительно значений нормальной эритрограммы. У пловцов группы “плацебо” он появлялся быстрее (на 12,3%, р<0,01) относительно нормы, что свидетельствовало о наличии в крови спортсменов большого числа нестойких эритроцитов вследствие значительной кумуляции утомления.

У спортсменов группы “аминалон” время достижения пика гемолиза оказалось достоверно бльшим относительно значений в контроле на 11,0% и в “плацебо - на 21,0 %. У спортсменов, принимавших фенибут, пик гемолиза в состоянии покоя приходился на 3,45±0,09 мин, что отодвигало его наступление на 12,0% (р<0,05) и 27,8% (р<0,01) вправо относительно значений контроля и “плацебо”. У пловцов группы “пикамилон” он также сдвигался вправо на 13,0% (р<0,01) и 28,9% (р<0,01) соответственно и свидетельствовал о позитивном влиянии препарата на сбалансированность кроветворения.

После проплывания 400 м в/с у спортсменов 1-й группы продолжительность предлитической и литической фазы в гемолизе эритроцитов оказалась наиболее короткой (таб. 3).

Таблица 3

  Влияние нейрометаболических препаратов на кислотную резистентность

эритроцитов после проплывания пловцами дистанции 400 метров (M±m)

Группа

n

Длительность сферуляции, мин

Пик

гемолиза, мин

Длительность

гемолиза, мин

1.Контроль

7

1,01±0,56

2,20±0,45

5,00±0,23

2. Плацебо

7

1,33±0,73

2,67±0,60

5,67±0,67

3. Аминалон

8

2,83±0,60

4,83±0,73*

7,50±0,29

4. Фенибут

8

3,75±0,25*

4,75±0,75+

7,75±0,25*

5. Пикамилон

9

2,94±0,42

  4,50±0,19**

7,22±0,31*

Примечание:  * - изменения достоверны (р<0,05) и ** - при р<0,01 относительно зна-

чений у пловцов 2-й группы.

Пик гемолиза красных клеток крови при этом смещался резко влево до 2,20±0,45 мин (вместо 3,5 мин) и свидетельствовал о снижении стойкости мембран эритроцитов. Возможно, это происходило из-за генерации гидроксильных радикалов и увеличения активности оксидативных ферментов на фоне снижения содержания антиоксидантов.

Изучение влияния нейрометаболических препаратов на антиоксидантную активность пловцов выявило снижение концентрации -токоферола (относительно нормы) у пловцов 1-й и 2-й групп (таб. 4).

Достоверных различий при этом обнаружено не было. В 3-й, 4-й и 5-й  группах спортсменов, принимавших соответственно аминалон, фенибут и пикамилон, уровень витамина Е в состоянии относительного покоя оказался в пределах нормы и выше, чем во 2-й группе, получавшей плацебо, на 29,8% (р<0,05), 48,9% (р<0,01) и 48,9% (р<0,01) соответственно.

После анаэробной нагрузки плаванием на спине (25 м) содержание жирорастворимого витамина в контрольной группе и группе “плацебо” еще больше снижалось относительно дорабочих результатов, а в исследуемых группах, принимавших аминалон, фенибут и пикамилон, уменьшалось, оставаясь в диапазоне нормы и достоверно не отличаясь от исходных данных.

Таблица 4

  Влияние нейрометаболических препаратов на содержание витамина Е  и каталазы в крови пловцов до и после плавания дистанций 25 м на/сп и 3000 м в/с (M±m).

Группа

n

I.  Уровень витамина Е, мг%

II.Уровень каталазы,

  мМоль/мл/мин

До теста,

в покое

  После тестов

  После тестов

25м, на/сп.

3000м, в/с

25м, на/сп

3000м,

в/с

1.Контроль

7

0,46±0,03

0,45±0,04

0,50±0,04

199,9±6,4

237,5±2,4

2.Плацебо

8

0,47±0,04

0,43±0,04

0,49±0,02

201,3±4,7

240,3±1,9

3.Аминалон

8

0,61±0,04*

0,54±0,03  *

0,70±0,02*

228,8±4,0*

239,0±9,8

4.Фенибут

8

0,70±0,05*

0,61±0,03 *

0,59±0,04*

242,8±3,8*

252,8±2,7*

5.Пикамилон

9

0,70±0,06*

0,65±0,04 *

0,73±0,03*

225,4±3,1*

252,6±2,6*

Примечание:* - изменения достоверны относительно “плацебо”, р<0,05.

Сравнение после рабочих концентраций витиамина Е отражало достоверные их изменения. Так в группе спортсменов, принимавших аминалон, фенибут и пикамилон содержание –токоферола оказалось достоверно выше, чем в группе “контроль”, на 20,0%, 35,6% и 44,4% соответственно.

После проплывания аэробной дистанции 3000 м в/с у пловцов, получавших аминалон и пикамилон, наблюдалось увеличение уровня витамина на 14,8% и 4,3% соответственно (относительно исходных значений), а у спортсменов, принимавших фенибут этот показатель, наоборот, уменьшился (на 15,7%), оставаясь в диапазоне нормы. Кроме того, сравнение послерабочих концентраций -токоферола у пловцов 3-й группы, использовавших аминалон, выявило его большие концентрации на 40,0% относительно значений 1-й группы, и на 18,0% (р<0,01) и 46,0% (р<0,01) – в 4-й и 5-й группах спортсменов, получавших соответственно фенибут и пикамилон.

После проплывания 3000 м в/с  у спортсменов контрольной группы и группы “плацебо” активность каталазы эритроцитов оказалась ниже нормы (норма 220-250мМоль/мл/мин). У пловцов, принимавших аминалон, фенибут и пикамилон, каталазная активность эритроцитов соответственно достоверно возрастала на 13,7%, 20,6% и 12,0 %, укладываясь в диапазон нормы.

После проплывания 3000 м в/с у спортсменов, принимавших аминалон, каталазная активность эритроцитов практически не изменялась относительно значений во 2-й группе, а у пловцов, получавших фенибут и пикамилон – возрастала на 5,2% (р<0,01) и 5,1% (р<0,01) соответственно, что можно рассматривать как фактор благоприятный, направленный на снижение процессов ПОЛ в мембранах эритроцитов и повышение аэробных возможностей при стрессе и экстремальных воздействиях (Шепотинский В.М., 1984).

Исследование углеводного обмена позволило установить уменьшение концентрации лактата и пирувата у пловцов 1-й группы на 12,9% и 34,8% (р<0,05) соответственно и увеличение уровня глюкозы в крови на 6,6% по сравнению со спортсменами 2-й группы, принимавшими плацебо (таб. 5). Соотношение лактат/пируват в группах пловцов (контрольной, принимавшей плацебо и аминалон) достоверных различий не имело, хотя у пловцов, принимавших аминалон, концентрация  глюкозы оказалась выше на 12,0% от данных в группе “плацебо”, концентрация пирувата – на 18,0%, а соотношение лактат/пируват, наоборот, снижалось на 27,6% (р>0,05). Это свидетельствовало об увеличении доли вклада аэробных реакций в энергообразование по сравнению с пловцами 2-й группы. У спортсменов 4-й группы, получавших фенибут, отмечалось снижение (на 9,9%, р>0,05) концентрации молочной кислоты в крови и достоверное  увеличение (на 78,8%) пировиноградной кислоты относительно значений во 2-й группе. При этом величина соотношения лактат/пируват оказалась достоверно ниже, что указывает на повышение активности аэробных механизмов энергообразования. У спортсменов, принимавших пикамилон, содержание лактата после нагрузки оказалось на 37,3 % меньше. Одновременно наблюдалась достоверно бльшая, чем во 2-й группе, концентрация пирувата (на 91,0 %) и достоверно мньшее соотношение лактат/пируват  (в 3,0 раза), чем у пловцов группы “плацебо”.

Таблица 5

Влияние аминалона, фенибута и пикамилона на показатели углеводного

обмена  пловцов, полученные после тренировки (M±m)

Группа

n

Показатели углеводного обмена

Лактат, мг%

Пируват, мг%

Лактат/ПВК, усл.ед.

Глюкоза, мг%

1. Контроль

8

24,0±1,5

1,32±0,10

18,2±2,6

82,6±2,0

2. Плацебо

8

27,1±4,0

1,78±0,19

15,2±1,9

77,5±4,8

3. Аминалон

8

22,6±2,0

2,1±0,20

11,0±0,7

86,8±1,8

4. Фенибут

8

19,0±1,5

3,2±0,11*

5,9±0,6*

89,5±2,4*

5. Пикамилон

8

17,0±0,9

3,4±0,16*

5,1±0,4*

104,6±2,9 *

 

Примечание *** -  изменения достоверны относительно “плацебо”, р<0,05.

Предполагалось, что под влиянием нейрометаболических препаратов при увеличенном вкладе аэробного компонента в энергообразование должна ускоряться мобилизация жирных кислот, свидетельствующая о повышении  уровня адаптированности и функционального состояния спортсменов.

В результате проведенных исследований было установлено, что во всех группах спортсменов, участвовавших в исследовании, концентрация лактата после нагрузки оказалась значительной с отсутствием достоверных межгрупповых различий. Это свидетельствовало о приблизительно одинаковой активности гликолитического механизма в энергообеспечении физической работы (таб.6).

Содержание неэстерифицированных жирных кислот (НЭЖК) на фоне высокого уровня молочной кислоты во всех группах соответствовало норме, однако доля участия жирных кислот в энергетике мышечной работы в 3-й, 4-й и 5-й группах оказалась достоверно бльшей (на 15,0%, 20,0% и 20,0% соответственно), чем у спортсменов 2-й группы. Это свидетельствовало о снижении конкурентных отношений между углеводным и липидным обменами и о возможности их одновременного участия в энергообразовании при выполнении работы.

Таблица 6

  Влияние 2-х недельного применения нейрометаболических препаратов на показатели крови футболистов после бега на 400-метровой дистанции

(со скоростью 70% от maх)

Группа

n

Биохимические показатели

Лактат, мМоль/л

НЭЖК, мкМоль/л

1. Контроль

8

76,5±2,2

459,32±7,97

2. Плацебо

8

75,6±0,9

457,70±3,04

3. Аминалон

8

80,2±3,3

526,83±9,28*

4. Фенибут

7

89,6±7,6

551,10±7,09*

5. Пикамилон

9

81,90±4,3

536,11±21,4*

 

  Примечание: изменения достоверны относительно “плацебо”, р<0,05.

Выше изложенное подтверждалось данными корреляционного анализа. Так, в 3-й, 4-й и 5-й группах они указывали на прямую (r=0,4041, р>0,05) и прямую высокую (r=0,9381, p<0,001; и r=0,8650, p<0,001 соответственно) степень корреляции лактата и жирных кислот. В 1-й и 2-й группах спортсменов эти показатели  носили противоположный характер: в 1-й группе коэффициент корреляции между лактатом и жирными кислотами оказался отрицательным (r= -0,1321), а во 2-й группе, наоборот, – положительным (r=0,1973).

Таким образом, полученные результаты позволяют утверждать, что принимаемые пловцами в качестве средств восстановления нейрометаболические препараты (аминалон, фенибут и пикамилон) способствуют умеренной мобилизации, как углеводных, так и липидных энергетических источников организма, что обеспечивает повышение адаптированности спортсменов к нагрузкам. При этом у спортсменов, принимавших нейрометаболические препараты, имело место достоверное увеличение количества эозинофилов и лимфоцитов свидетельствовало об оптимизации адаптации организма к физическим и эмоциональным нагрузкам.

Известно, что с помощью тестирования общей и специальной работоспособности определяются резервные возможности и особенности энергообеспечения спортсменов. Кроме того, выявляются слабые звенья адаптации к нагрузкам и факторы, способные лимитировать физическую работоспособность, а также уточняется диагностика отклонений в состоянии здоровья спортсменов и появляется возможность оценить в целом уровень функционального состояния организма (Волков Н.И., 2009; Солопов И.Н., 2010).

В настоящих исследованиях изучение общей физической работоспособности проводилось по индексу Гарвардского степ-теста (ИГСТ) и тесту PWC 170 до (1-й этап) и после применения аминалона, фенибута и пикамилона (2-й этап).

В результате проведенных исследований установлено, что ИГСТ в 1-й группе пловцов соответствовал 78,5±0,5 ед. После использования плацебо в качестве средства восстановления он увеличивался на 1,3%, а после применения аминалона, фенибута и пикамилона индекс достоверно возрастал на 1,6%, 3,0% и 3,0% соответственно относительно значений 2-й группы, принимавшей плацебо. При сравнении изменений скорости плавания в тесте V170 выявлялся достоверный ее прирост у пловцов, получавших аминалон на 0,025м/с, фенибут – на 0,027м/с и пикамилон – на 0,10 м/с относительно контрольных  значений (рис.18).

 

  Рис. 18. Влияние нейрометаболических препаратов на скорость плавания в тесте V170..

Кроме этого, аминалон достоверно увеличивал физическую работоспособность в тестах PWC170, 3000 м в/с и 25 м на/сп;  фенибут – при плавании 3000 м в/с, 400 м в/с и 25 м на/сп, а пикамилон оказался эффективным на всех контрольных дистанциях  (таб. 7).

Таблица 7

Достоверность влияния нейрометаболических препаратов на восстановление общей и специальной работоспособности пловцов

Группа

Тест

ИГСТ

PWC170

PWC170-V170

3000м

400м

200м

100м

6х50м

интервал 20с

25м

Контроль

-

-

-

-

-

-

-

-

-

Плацебо

-

-

-

-

-

-

-

-

-

Аминалон

+

+

+

+

-

-

-

-

+

Фенибут

+

+

+

+

+

-

-

-

+

Пикамилон

+

+

+

+

+

+

+

+

+

Примечание: + - наличие достоверного влияния препаратов на работоспособность в

тестах относительно контроля и плацебо.

Изучение силовых возможностей спортсменов проводилось с использованием  метода кистевой и становой динамометрии (в кг), а скоростно-силовой подготовленности – методом тензодинамометрии при прыжке вверх толчком двумя ногами (Донской. Д.Д., Зациорский В.М., 1979;. Кожекин. И.П., Ермаков В.В., 1997; Тихонин В.И.., 2004). На основании анализа тензодинамограмм рассчитывались взрывные возможности акробатов: градиент силы (с), скоростно-силовой индекс (кг/с), коэффициент реактивности (с), высота прыжка (м). Препараты и плацебо употреблялись за 40 мин до начала обучения с целью оптимизации вегетативного гомеостаза. Длительность исследования силовой и скоростно-силовой подготовленности акробатов составляла 4 недели (по 3 тренировки в каждой).

Результаты изучения силовых показателей кисти  спортсменов после каждой недели тренировок показали, что  в 1-й и 2-й группах акробатов сила кисти по истечении 4-й недели тренировок возрастала на 5,1% (р>0,05) и 8,7% (р<0,05) соответственно, в группе спортсменов, получавших аминалон, - на 11,6% (р<0,05) и в группе гимнастов, принимавших фенибут, - на 11,63% (р<0,05). После 2-х недельного использования в тренировочном процессе пикамилона сила кисти увеличивалась на 15,6% (р<0,05), а через 3 недели – на 21,05% (р<0,05). При этом после 4-й недели тренировок кистевая сила значимо не отличалась от ее величины на третьей неделе.

Становая сила у спортсменов контрольной группы до конца исследования достоверно не изменялась, а у акробатов, принимавших плацебо, увеличивалась после 4-х недель тренировок на 7,9% (р<0,05). В группе гимнастов, принимавших аминалон в течение 3-х недель, становая сила возрастала на 6,0% (р>0,05), а через 4 недели тренировок - на 9,5% (р<0,05). У акробатов, принимавших фенибут и пикамилон в течение 2х недель, повышалась на 3% и 4,1% (p>0,05) соответственно, через 3 недели - на 11% (р<0,001) и 9,9% (р<0,001); через 4 недели – на 12,6% (р<0,001) и  15,4% (р<0,001) соответственно относительно данных 1-й недели. 

Известно, что частным проявлением динамической силы является взрывная сила, которая характеризуется, как способность спортсменов развивать максимальную силу в минимальный отрезок времени. В настоящем исследовании  об увеличении взрывной силы заключение выносилось по значению градиента силы, который определялся временем достижения максимального усилия (t 0,5Fmax), т.е., чем меньше был градиент силы, тем выше оценивались скоростно-силовые возможности акробатов.

В результате установлено, что градиент силы в группе контроля после 4-х недель тренировок увеличился на 0,02±0,003с, а в группе “плацебо” - на 0,025±0,006с соответственно относительно значений 1-й недели. Аминалон, фенибут и пикамилон способствовали достоверному снижению градиента силы на 0,058±0,002 с, 0,02±0,003 с и 0,04±0,00с соответственно (рис.19).

Аналогичная ситуация складывалась и при изменении скоростно-силового индекса – частного от деления разности между максимальным и минимальным значениями проявляемой силы на величину временного интервала, за который это изменение происходило. То есть, чем бльшая сила достигалась за меньшее время, тем больше был скоростно-силовой индекс, а, следовательно, – выше скоростно-силовая подготовленность спортсменов.

  Рис. 19. Изменение градиента силы после использования акробатами нейрометаболи-

  ческих препаратов: 1 - контрольная группа; 2 – группа акробатов, принимавших пла-

цебо; 3 -    аминалон; 4 -   фенибут; 5 -   пикамилон.

* - изменения достоверны относительно “плацебо”.

В группах акробатов, принимавших аминалон, фенибут и пикамилон, скоростно-силовой индекс возрастал (относительно его значений в группе “плацебо”) на 15,55±3,12кг/с (р<0,001), 11,2±2,66 кг/с (р>0,05) и 26,78±3,65 кг/с (р<0,001) соответственно, в то время как в контрольной группе и группе “плацебо” он, наоборот, уменьшался на 6,9±2,27кг/с и 4,78±1,88 кг/с соответственно (рис. 20).

Рис. 20. Изменение скоростно-силового индекса акробатов при сравнении данных 1-й

и 4-й недели: 1 - контрольная группа; 2 – группа акробатов,  принимавших плацебо;

3  -   аминалон; 4 -   фенибут; 5 -   пикамилон.

* - изменения достоверны относительно “плацебо”.

При перемещении собственного тела в пространстве, когда приходится преодолевать силу тяжести своего тела (как, например, у акробатов), наиболее информативным является показатель скоростно-силовых качеств – коэффициент реактивности спортсмена. Он определяется как величина скоростно-силового индекса, приходящаяся на вес спортсмена.

Аминалон, фенибут и пикамилон, использованные акробатами в тренировочном процессе, способствовали достоверному увеличению коэффициента реактивности на 0,6±0,10с, 0,47±0,10с и 0,83±0,14с соответственно относительно данных акробатов, принимавших плацебо, коэффициент реактивности у которых уменьшался на 0,08±0,14 с (рис. 21).

Рис. 21. Изменение коэффициента реактивности акробатов при сравнении значений 

после 1-й и 4-й недель тренировок: 1 - контрольная группа; 2 – группа акробатов, 

принимавших плацебо; 3 -    аминалон; 4 -   фенибут; 5 -   пикамилон;

  * - изменения достоверны относительно “плацебо”.

Известно, что показателем взрывной силы спортсменов является высота прыжка. У акробатов, использовавших в тренировочном процессе аминалон, фенибут и пикамилон, высота прыжка возрастала на 0,023±0,013м (р<0,01), 0,011±0,007м (р<0,01) и 0,015±0,003м (р<0,01) соответственно относительно значений группы “плацебо” (рис.22), в которой значения показателя после 4-й недели уменьшились (относительно значений 1-й недели) на 0,037±0,01м и практически не отличались от уровня контрольной группы.

  Рис. 22. Изменение высоты прыжка юных акробатов при сравнении показателей по-

  сле 1-й и 4-й недель: 1 - группа акробатов,  принимавших плацебо; 2 -  аминалон;

  3 - фенибут; 4 -   пикамилон. 

  * - изменения достоверны относительно “плацебо”.

Таким образом, нейрометаболические препараты (производные - аминомасляной кислоты аминалон, фенибут и пикамилон) в условиях дизадаптации оказывают позитивное воздействие на вегетативный статус организма и системное кровообращение. Под влиянием аминалона, фенибута и пикамилона улучшается венозный отток крови из головного мозга. При этом, обладая выраженными фармакологическими свойствами, нейрометаболические препараты оптимизируют энергетическое обеспечение спортсменов, повышают антиоксидантную активность, АТФ-азную активность и кислотную резистентность эритроцитов. Следствием является усиление аэробных возможностей, что, позитивно отражается на характеристиках силовой и скоростно-силовой подготовленности спортсменов. Это, возможно, связано не только с оптимизацией энергообеспечения и гомеостаза организма во время нагрузки, но и с улучшением координации движений, которая согласно мнению Stefanova D. et al. (1995) обеспечивается, в том числе, более ранней рекрутацией быстрых мышечных волокон. Кроме того, нейрометаболические препараты, обеспечивая новый уровень адаптации и совершенствуя целесообразные структурные и координационные параметры движения, могут влиять на какой-либо из физиологических факторов, то есть увеличение синхронизации возбуждения различных двигательных единиц, снижение напряжения в мышцах-антогонистах или ускорение расщепления АТФ при выполнении двигательного действия (Кучкин С.Н., Таранов В.Ф., Русаков В.А. с соавт., 1990). Возможные механизмы влияния нейрометаболических препаратов, обеспечивающих эффекты реабилитации дизадаптированных спортсменов, представлены в ниже следующей  схеме.

Схема.

Возможные механизмы влияния нейрометаболических препаратов, обеспечивающих эффекты реабилитации дизадаптированных спортсменов.

ВЫВОДЫ

1. На начальном этапе специализированной подготовки спортсменов маркерами дизадаптации являются показатели вегетативного статуса, мозгового кровотока пловцов с разными типами системного кровообращения, физической работоспособности, антиоксидантной активности, а также системы энергообеспечения.

2. В условиях дизадаптации (относительно адаптированных спортсменов) имеет место избыточная симпатическая активность, которая негативно отражается на оптимизации кровообращения в состоянии покоя и физической работы спортсменов.

3. Типологические особенности вегетативной регуляции среди дизадаптированных пловцов свидетельствуют о преобладании симпатического типа вегетативной регуляции (53,5%) и минимальной встречаемости нормотонического типа (17,9%).

4. Типы системной гемодинамики дизадаптированных пловцов отличаются по значениям своих параметров и эффективности внутрисистемной организации кровообращения. При эукинетическом типе системного кровообращения значения параметров характеризуются своей сбалансированностью и более тесным взаимодействием между собой, обеспечением оптимального для организма артериальное давление. При гиперкинетическом типе у пловцов отмечаются незначительными типологическими различиями со значениями спортсменов с эукинетическим типом системной гемодинамики. Гипокинетический тип системного кровообращения характеризуется понижением активности сердечного компонента и возрастанием общего периферического сопротивления сосудов пловцов, свидетельствуя о том, что функциональная система оптимизации артериального давления дизадаптированных спортсменов этого типа кровообращения осуществляется за счет эффективной регуляции сосудистого тонуса периферических регионов.

5. Более низкие аэробные и анаэробные энергетические возможности дизадаптированных пловцов негативно отражаются на активности восстанов-ления функционального состояния организма спортсменов и обеспечивают более низкие уровни общей и специальной работоспособности относительно адаптированных спортсменов к физическим нагрузкам.

6. Проявлением снижения функционального состояния у дизадаптированных спортсменов является более низкая кислотная резистентность эритроцитов пловцов, уменьшение антиоксидантный активности, повышение С-реактивного белка в плазме крови и белка в моче.

7. Аминалон, фенибут и пикамилон при курсовом применении способ-ствуют снижению напряжения в работе регуляторных механизмов в сердечной  деятельности пловцов, оптимизируют функциональное состояние вегетативной нервной системы и системы кровообращения, способствуют возрастанию функциональных резервов организма спортсменов.

8.  Аминалон и фенибут у пловцов с эукинетическим типом системного кровообращения обеспечивают поддержание АД за счет возрастания роли сердечного компонента в его регуляции, а у пловцов, принимавших пикамилон,  – за счет некоторого возрастания роли сердечного и сосудистого компонентов. Аминалон и пикамилон сохраняют достаточно высоким, а фенибут - достоверно высоким (относительно значений в группе “плацебо”) тонус сосудов мелкого калибра. Они способствуют улучшению венозного оттока из сосудов церебрального бассейна, что свидетельствует о позитивном влиянии этих  нейрометаболических препаратов на мозговую гемодинамику.

9. Аминалон, фенибут и пикамилон у пловцов с гиперкинетическим  типом системной гемодинамики способствуют достоверному  увеличению насосной, инотропной и хронотропной функции сердца относительно значений в группе “плацебо”. При этом тонус артерий и артериол мелкого калибра увеличивается, а венозный отток крови из сосудов головного мозга улучшается, что свидетельствует об оптимизации мозгового кровотока.

10. Фенибут у спортсменов с гипокинетическим типом системного кровообращения приводит к снижению насосной функции сердца и повышению роли сосудистого компонента в регуляции АД. У пловцов, принимавших пикамилон, оптимизируется инотропная функция сердца на фоне усиления активности сосудистого компонента. При этом венозный отток крови из головного мозга улучшается, что является свидетельством создания нейрометаболическими препаратами лучших условий для его оттока из региона относительно значений пловцов, получавших плацебо.

11. Аминалон, фенибут и пикамилон, использованные в качестве средств, повышают адаптацию к физическим нагрузкам, активируют антиоксидантную активность, способствуют повышению кислотной устойчивости мембран эритроцитов, аэробного компонента энергообразования, оптимизируют уровень здоровья, увеличивают работоспособность спортсменов, улучшают временные, силовые и скоростно-силовые возможности спортсменов, а также результативность мышечной деятельности при обучении новым упражнениям.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. В связи с тем, что на начальном этапе специализированной подготовки  выявлены многочисленные случаи ранней дизадаптации спортсменов, специалистам в области спорта  рекомендуется проводить регулярные медико-биологическое обследование юных спортсменов, как в состоянии покоя, так и с учетом результатов их двигательной деятельности.

2. Для выявления функционального состояния спортсменов в программу медико-биологических обследований рекомендуется включать динамические физиолого-биохимические и физиолого-педагогические исследования с набором функциональных проб, тестовых нагрузок с последующей комплексной оценкой показателей, дающих полную картину адаптации спортсменов.

3. Результаты проведенного исследования позволяют рекомендовать дизадаптированным спортсменам в качестве средств восстановления функционального состояния организма использование аминалона и фенибута в дозе 0,25 г, а пикамилона – 0,10 г на прием

Список работ, опубликованных по теме диссертации

Обзоры и статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России:

1. Влияние аминалона и пикамилона на работоспособность акробатов при обучении упражнениям “Горизонтальный упор ноги врозь” и “Родат-сальто назад” // Теория и практика физической культуры. – 2002. - № 9. –  С. 39-42 (соавт. Мандриков В.Б. и др.).

2. Дезадаптационные процессы в тренировке юных спортсменов: биохимическая диагностика и основные направления возможной коррекции // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. – 2005. – № 4. – С.24 -26 (соавт.  Спасов А.А. и др.).

3. Влияние метаболических препаратов на силовую и скоростно-силовую подготовленность акробатов // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. – 2007. –  № 4. –  С. 71 -75 (соавт.  Мандриков В.Б. и др.).

4.  Состояние вегетативного гомеостаза юных пловцов с явлениями дизадаптации // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. – 2008. – № 3. –  С. 5-8 (соавт. Мандриков В.Б. и др.).

5. Особенности церебрального кровотока в типах системной гемодинамики дизадаптированных пловцов //Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. – 2009. – № 1. –  С.59 - 62 (соавт.  Спасов А.А. и др.).

6. Влияние аминалона, фенибута и пикамилона на типологические параметры церебрального кровообращения дизадаптированных пловцов // Экспериментальная и клиническая фармакология. – 2009. – Т. 72 .-  №4. – С.15 - 19 (соавт. Спасов А.А. и др.).

7. Влияние аминалона на параметры церебрального кровообращения с различными типами системного кровообращения  дизадаптированных пловцов // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. – 2009. – № 4. – С. 29 - 32 (соавт.  Спасов А.А. и др.).

8. Церебральная гемодинамика пловцов в состоянии адаптации и дизадаптации // Вест-ник новых медицинских технологий”. – 2010. – Т. 17. - № 1. – С. 193-194  (соавт. Спасов А.А. и др.).

9. Влияние фенибута на параметры церебрального кровотока дизадаптированных пловцов с различными типами системного кровообращения //Экспериментальная и клиническая фармакология. – 2010. – Т. 73. - № 8. –  С.10 - 13 (соавт. Спасов А.А. и др.).

10. Влияние пикамилона на параметры церебрального кровотока дизадаптированных пловцов с различными типами системного кровообращения // Вестник новых медицинских технологий. – 2011. – Т. 18. - № 1. – С. 150-153 (соавт. Спасов А.А. и др.).

11. Диагностика адаптации пловцов на начальном этапе специализированной подготовки.// Журн. “Теория и практика физической культуры”. – 2011.- № 6. - С. 50-53. (в печати) (соавт. Спасов А.А. и др.).

12. Типологические параметры вегетативного гомеостаза дизадаптированных пловцов// Журн. “Теория и практика физической культуры”. – 2011.- № .  -  С. (в печати) (соавт., Спасов А.А. и др.).

13. Фармакологическая регуляция энергетического обеспечения дизадаптированных спортсменов // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. – 2011. – № . – С.  (в печати) (соавт.  Спасов А.А. и др.).

Прочие публикации: 14.Влияние некоторых производных ГАМК на физическую работоспособность (тезисы). Сб.: «Актуальные вопросы экспериментальной клинической и профилактической медицины»: Тезисы докладов научной конференции. – Волгоград, 1988. – С.43.

15. К механизму действия препарата пикамилон на физическую работоспособность // Тезисы докладов Всероссийской конференции “Пикамилон в современной неврологии и психиатрической практике”- CПб., 1994. – C.14 -15 (соавт.  Спасов А.А.).

16.  Влияние ГАМК и ее аналогов на некоторые показатели углеводного обмена крыс при физических нагрузках //Тезисы Всероссийской конференции “Гипоксия: механизмы, коррекция, адаптация”. – Волгоград, 1998. – С. 115.

17. Влияние пикамилона на физическую работоспособность и психофизиологический статус спортсменов // Материалы международной конференции ”Конструктивное действие и деструктивное действие гипоксии”. – Киев, 1998. – С. 47.

18. Влияние ГАМК и ее аналогов на некоторые показатели липидного обмена собак при беге на тредбане // Тезисы Всероссийской научной конференции “От material medica к современным медицинским технологиям”. – СПб, 1998. – С.97.

19. Влияние пикамилона на некоторые физиологические и биохимические показатели спортсменов при беге на дистанции 400м // Материалы итоговой научно-методической сессии преподавателей и сотрудников “Научные и методические проблемы физического воспитания и оздоровительной физической культуры” . – Волгоград: ВГАФК, 1999,  Вып.  5. – С. .21.

20. Диагностика функционального состояния и профилактика дизадаптационных процессов у высококвалифицированных спортсменов-учащихся УОР на принципах биоуправления // Материалы итоговой научно-методической сессии преподавателей и сотрудников за 2001 год. – Волгоград: ВГАФК, 2002. – Вып.8. – 44 с (соавт. Кучкин С.Н. и др.).

21. Влияние аминалона и пикамилона на обучение упражнению “рондат - сальто назад” // Материалы итоговой научно-методической сессии преподавателей и сотрудников за 2001 год. “Научные и методические проблемы физического воспитания, спорта и оздоровительной физической культуры”. – Волгоград: ВГАФК, 2002. – Вып.8. – С. 96 - 97 (соавт. Мандриков В.Б. и др.).

22. Исследование функционального состояния и работоспособности спортсменов// Современные проблемы в области физической культуры, спорта и здорового образа жизни. – Волгоград: Перемена, 2004. – С. 203 - 210 (соавт. Фатьянова Т.Е., Жариков Е.В.).

23. Особенности формирования двигательного навыка под влиянием пикамилона // Проблемы оптимизации функциональной подготовленности спортсменов: Тематический сборник научных работ. Вып. 2. – Волгоград: ВГАФК, 2006. – С. 120 -127 (соавт. Чижиков А.М. и др.).

24. Исследование функционального состояния гимнастов при однократном применении ноотропов // Физическая культура и спорт в 21 веке: Сб. научных трудов. – Вып.3. – Волжский, 2006. – С. 193 - 196 (соавт. Мандриков В.Б. и др.).

25.  Исследование работоспособности гимнастов разного возраста при использовании ноотропов // Физическая культура и спорт в 21 веке: Сб. научных трудов. – Вып.3. – Волжский, 2006. – С. 190 -193 (соавт.  Мандриков В.Б., Спасов А.А. и др.).

26. Изучение силовой подготовленности акробатов при применении ноотропов // Физическая культура и спорт в 21 веке: Сб. научных трудов. – Вып.3. – Волжский, 2006. – С. 213 - 217 (соавт.  Мандриков В.Б. и др.).

27. Межсистемные взаимодействия в организме юных пловцов при диагностике их функционального состояния//Материалы итоговой научно-методической сессии преподавателей и сотрудников за 2005 и 2006 год. “Научные и методические проблемы физического воспитания, спорта и оздоровительной физической культуры”. – Волгоград: ВГАФК, 2006. – Вып.8. – С. 94 - 97.

28. Оптимизация функциональной подготовленности юных пловцов // Материалы Всероссийской научно-практической конференции “Современные проблемы и перспективы развития водных видов спорта”. – Волгоград, 2007. – С. 94 - 99 (соавт.  Жариков Е.В., Кудинов А.А.).

29. Изучение антиоксидантной активности организма пловцов под влиянием мета-болических препаратов // Материалы Всероссийской научно-практической конференции “Современные проблемы и перспективы развития водных видов спорта”. – Волгоград, 2007. – С. 111 - 113.

30. Изучение кислотной резистентности эритроцитарных мембран под влиянием ме-таболических препаратов // Материалы Всероссийской научно-практической конференции “Современные проблемы и перспективы развития водных видов спорта”. – Волгоград, 2007. – С. 117 - 123 (соавт.  Мандриков В.Б. и др.).

31.Функциональные свойства подготовленности спортсменов и их оптимизация // Моно-графия. – Волгоград, 2009. - 189 с. (соавт. Солопов И.Н. и др.).

32. Функциональное состояние пловцов по показателям вариационной пульсометрии на специально-подготовительном этапе тренировок //Физиологические и педагогические аспекты функциональной подготовки в спорте и физическом воспитании. – Волгоград: ВГАФК, 2009. – С.112  - 117 (соавт. Исупов И.Б. и др.).

33. Церебральная гемодинамика юных пловцов // Физиологические и педагогические ас-пекты функциональной подготовки в спорте и физическом воспитании. – Волгоград: ВГАФК, 2009. – С. 117 - 122 (соавт.  Исупов И.Б. и др.).

34. Защитно-приспособительные возможности пловцов на подготовительном этапе тренировок //Физиологические и педагогические аспекты функциональной подготовки в спорте и физическом воспитании. – Волгоград: ВГАФК, 2009. – С.131 - 134 (соавт.  Фатьянова Т.Е. и др.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.