WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 


 

На правах рукописи





Магомедов Омаргаджи Ахмедгаджиевич

       




Эпизоотология эзофагостомоза, буностомоза и нематодироза овец и меры борьбы с ними в Прикаспийском регионе 

03.00.19 – Паразитология


Автореферат


диссертации на соискание ученой степени

доктора ветеринарных наук








Москва 2007


  Работа выполнена в Государственном учреждении Прикаспийском зональном научно-исследовательском ветеринарном институте Российской академии сельскохозяйственных наук (ГУ Прикаспийский ЗНИВИ )

Научный консультант -  доктор ветеринарных наук, профессор

Шамхалов Висингерей Магомедович.

Официальные оппоненты:

 

Горохов Владимир Васильевич

доктор биологических наук, профессор

(ВИГИС)

Абрамов Вячеслав Евгеньевич

доктор ветеринарных наук, профессор

(ВГНКИ)

Кротенков Владимир Павлович

доктор ветеринарных наук, профессор (Смоленская ГСХА)

 

 

  Ведущая организация – Кабардино-Балкарская государственная сельскохозяйственная академия.

Защита состоится 31 октября 2007 г. 14.00 часов на заседании Диссертационного совета Д.006.011.01 при ГНУ Всероссийском научно - исследовательском институте гельминтологии им. К.И.Скрябина (ГНУ ВИГИС)

Адрес: 117218, Москва, Б. Черемушкинская ул. д. 28.

 

  С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГНУ ВИГИС

 

 

  Автореферат  разослан  сентября 2007 г.

 

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор биологических наук Бережко В.К.

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

1.1

Актуальность проблемы. Наиболее распространенными гельминтозами овец и коз в условиях экосистемы Прикаспийской низменности, являются стронгилятозы желудочно-кишечного тракта,  в особенности нематодироз, эзофагостомоз, буностомоз и др.

Паразитарные болезни имеют повсеместное распространение: болеют все виды домашних и диких животных. В организме животных редко встречается один вид паразита, чаще их несколько, и они находятся в сложных взаимоотношениях с организмом хозяина. Поэтому, одним из важнейших условий подъема животноводства, обеспечения стойкого благополучия хозяйств от паразитов, повышения эффективности ветеринарного обслуживания, является наиболее полное обеспечение животноводческих хозяйств необходимыми, в достаточном ассортименте и количестве, препаратами в удобной лекарственной форме, обладающими высокой лечебной и профилактической эффективностью (Н.В.Демидов, 1987).

Основой для решения задач, стоящих перед скотоводством, является создание здоровых, высокопродуктивных отар животных, менее подверженных инфекционным и инвазионным заболеваниям, в частности,  гельминтозам.

До 90-х годов прошлого века Прикаспийский регион, Калмыкия и Ставропольский край играли одну из ведущих ролей в развитии отечественного овцеводства и козоводства.

Гельминтозы наносят отрасли огромный экономический ущерб. По неполным данным, от стронгилятозов овец и коз Дагестан, Калмыкия и Ставрополье несли убытки, исчисляемые сотнями миллионов рублей.

В современных условиях создания на селе многопрофильных хозяйств, когда основное поголовье овец сосредоточено в подворьях, кооперативных, фермерских и крестьянских хозяйствах, проблемы борьбы с гельминтозами приобрели особую актуальность. Происходящие процессы, связанные с реорганизацией в сельском хозяйстве, негативно отразились на эпизоотической ситуации, увеличилась зараженность и падеж животных, возникли серьезные упущения в вопросах ветеринарного обслуживания отрасли.

Одними из наиболее распространенных заболеваний сельскохозяйственных животных на Северном Кавказе, в других районах России и СНГ являются гельминтозы. Пораженные ими животные отстают в росте, резко снижается их продуктивность (удой молока, настриг шерсти, прирост живой массы, выход приплода) и в некоторых случаях в отарах молодняка овец при острой форме заболеваний гибель достигает 60-80%.

Наши копроскопические исследования в различных хозяйствах республики за 1991-2006гг. и данные  ветеринарной отчетности показали, что зараженность овец желудочо-кишечными стронгилятами в некоторых хозяйствах достигает 80-100%. Особенно часто встречаются у овец нематодироз, гемонхоз, буностомоз, эзофагостомоз, хабертиоз и др. Так, от одной больной нематодирозом  овцы, по данным М.Ю. Паскальской (1968) (по ценам того времени), хозяйство теряет продукции на 6 руб. 40 коп., по данным  Н.В. Демидовой (1957-1958) овца, больная буностомозом, теряет в живой массе 10-12 кг; больная хабертиозом – 6,5 руб. и другими стронгилятами – 14,5 руб. С.Н. Боев (1954) считает, что ущерб от гельминтозов в овцеводстве огромен. Если гибель от этих заболеваний принять за 100%, то на овец приходится 94,3%.

Интенсивному развитию тонкорунного и грубошерстного овцеводства в Прикаспийском регионе значительно мешают гельминтозы, в частности, стронгилятозы желудочно-кишечного тракта.

Основной отход животных (60-80%) приходится на весенне-осенний период от, так называемых, пневмоний и гастроэнтеритов, протекающих в форме энзоотий. Об их гельминтозном происхождении сообщал И.В. Орлов (1987), установивший падеж от гельминтозов в 40-58,5%. О широком распространении стронгилятозов у овец указывали:  С.М. Асадов (1960), И.И. Зиниченко (1965), он же с соавторами (1974), Н.Н. Григорьев (1969), Г.М. Лазарев и др. (1975),  М.М. Акбаев (1974),  М.А. Абляев (1970), М.М. Абляев, С.Г. Марков (1972), А.А. Лысенко, А.Н. Островский (1977), В.И. Гайворонский (1980), М.А. Попов и др. (1984)  и др.

Из выше изложенного видна  значимость  борьбы с эзофагостомозом, нематодирозом и буностомозом овец в Прикаспийском регионе.

Вопросы эпизоотологии нематодироза овец наиболее полно изучены в условиях Западной Сибири (М.Ю. Паскальская 1966, 1968, 1976), Ростовской области (А.Н. Островский, 1966, 1967, 1969, 1978), в Калмыкии (Е.Б. Алексеев, 2002), Узбекской ССР (А. Рузимурадов, 1967, 1968), Казахской ССР (Д.К. Карабаев,1968). Имеются сообщения по изучению отдельных вопросов биологии буностом и эпизоотологии нематодироза в условиях Московской области (Н.В. Демидова, 1955, 1957, 1958). Таджикистана (И.Ф. Пустовой, 1965, 1968), Киргизии (Н.Е. Шкодин и другие, 1979), Саратовской области (Д.Н. Никольский, 1964, 1967), Азербайджанской ССР (А.Г. Мамедов, 1966, 1967, 1968), Узбекской ССР (Ф.С. Сарымсаков, 1957, 1958), Центрального района нечерноземной зоны России (В.Н. Козлов, 1987), Северного Кавказа  (О.А. Магомедов, 1985, 1986) и др.

Эзофагостомоз, вызываемый Oе.venulosum регистрировали на территории бывшего СССР, в том числе в Приморье (П.Г. Ошмарин, 1958), Ставрополье (И.О. Зуев, 1968), Чечено-Ингушетии (Н.Х. Григорьев, 1969), Дагестане (О.А. Магомедов, 1995, 1996, 1997).

В Прикаспийском регионе, в том числе в условиях отгонного овцеводства Дагестана, работ по эзофагостомозу, буностомозу почти нет, а по нематодирозу – очень мало. Имеется лишь одно сообщение Т.Х. Адильхановой (1979), где автор сообщает о распространении и динамике нематодироза овец в равнинной зоне.

Исследования пастбищ, трасс перегона на зараженность яйцами и личинками эзофагостом, нематодир, буностом и выживаемость их на сезонных пастбищах никем не изучены.

1.2 Цель и задачи исследований. Изучить особенности биологии, экологии возбудителя, эпизоотологию эзофагостомоза, нематодироза, буностомоза овец и разработать научно-обоснованную систему мер борьбы  и профилактики с ними в Прикаспийском регионе с учетом природно-климатических особенностей и форм ведения овцеводства.

В этой связи на разрешение были поставлены следующие задачи:

- Изучить видовой состав, особенности распространения, пути заражения, сроки развития и продолжительность жизни эзофагостом, буностом, нематодир у овец в разные сезоны года на территории Прикаспийского региона.

- Установить динамику зараженности овец разного возраста эзофагостомами, буностомами и нематодирами по месяцам года в хозяйствах с отгонным и стойлово-пастбищным содержанием;

- Изучить выживаемость яиц и личинок эзофагостом, буностом и нематодир до инвазионной стадии, сроки сохранения их жизнеспособности на естественных пастбищах в разные сезоны года по зонам (равнинные, зимние и высокогорные пастбища, трассы перегона);

- Выявить контаминацию пастбищ в разных зонах и трасс перегона личинками эзофагостом, буностом и нематодир;

- Дать гельминтологическую  оценку разных типов пастбищ Дагестана;

- Испытать антгельминтики при эзофагостомозе, буностомозе и нематодирозе овец и коз;

- Определить экономический ущерб, причиняемый мелкому рогатому скоту желудочно-кишечными  стронгилятозами.

1.3. Научная новизна работы. Наиболее полно изучен видовой состав возбудителей эзофагостомоза, буностомоза и нематодироза овец и коз и особенности  их распространения. Впервые выявлено три вида нематодир и один вид эзофагостом, ранее не зарегистрированных у овец в Прикаспийском регионе. Изучена сезонная динамика зараженности овец разного возраста эзофагостомами, буностомами и нематодирами в зависимости от условий содержания  овец (с отгонным и стойлово-пастбищным содержанием). Установлены начальные сроки выделения яиц эзофагостом, буностом и нематодир у ягнят. Установлена возможность заражения ягнят нематодирами при стойловом содержании.

Впервые изучена  обсемененность пастбищ и трасс перегона яйцами и личинками эзофагостом, буностом и нематодир в условиях Прикаспийского региона.

Впервые установлены сроки созревания личинок эзофагостом, буностом  и нематодир до инвазионной стадии, сроки сохранения их жизнеспособности на естественных пастбищах в разные сезоны года  по зонам (равнинные, зимние, высокогорные, летние и трассы перегона).

Дана гельминтологическая  оценка разных типов пастбищ Дагестана.

Испытаны при эзофагостомозе, буностомозе, нематодирозе и др. желудочно-кишечных стронгилятозах овец: фенбендазол в форме брикетов, альбендазол, систамекс, полифен, полифенил, албамелин, 15%-ный альбендазол плюс, базовый препарат - 99%-ный альбендазол, кубен-3, кубен-6 и феналидон.

Впервые уточнен на искусственно зараженных эзофагостомами, буностомами и нематодирами овцах  экономический ущерб, причиняемый  ими животноводству республики Дагестан.

1.4. Практическая значимость работы. Данные, полученные  в результате проведенных исследований легли в основу рекомендаций по борьбе с желудочно-кишечными стронгилятозами овец в Прикаспийском регионе: «Антгельминтные брикеты-лизунцы против желедочно-кишечных, легочных нематодозов и цестодозов овец» (утверждены Комитетом Правительства РД по ветеринарии протокол №3 от 10 марта 1988 г.), «Рекомендации по биологии, профилактике и лечению желудочно-кишеных стронгилятозов овец»  (утверждены НТС Департамента по ветеринарии при МСХ РД протокол №1 от 1 ноября 2006 г. и одобрены секцией «Инвазионные болезни животных» Россельхозакадемии.

1.5.Апробация материалов исследований. Материалы диссертационной работы доложены на:

- научно-практической конференции молодых ученых Дагестана; «Молодежь и общественный прогресс» (Махачкала, 1979, 1981);

- Всесоюзной научно-технической конференции «Совершенствование ветеринарного обслуживания в условиях интенсификации» (Махачкала, 1987);

- Х11 республиканской научно-практической конференции молодых ученых и специалистов Дагестана «Молодежь и научно-технический  прогресс» (Махачкала, 1988, 1996, 2000);

- Всероссийском обществе гельминтологов РАН (Москва, 1993, 1995, 1996);

- Международной конференции, посвященной 30-летию Прикасп.ЗНИВИ (Махачкала, 1997);

- Международной научной конференции, посвященной 275-летию РАН и 50-летию ДНЦ, РАН (Махачкала, 1999);

- Конференция «Теория и практика борьбы с паразитарными  болезнями», посвященная  125-летию со дня рождения К.И.Скрябина (Москва, 2003);

- Материалы международной конференции посвященной 35-летию Прикасп. ЗНИВИ (Махачкала, 2003);

- Материалы международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы инфекционной патологии и иммунологии животных» (Москва, 2006).

1.6. Публикации. По теме диссертационной работы опубликовано 56 научных работ, в том числе 14 в изданиях, рекомендованных ВАКом, разработано 5 рекомендаций и получено 4 патента.

1.7. Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 285 страницах машинописного текста, включая 25 таблиц и 26 рисунков. Состоит из 7 глав: введения, обзора литературы, материалов и методов исследования, обсуждения полученных результатов, выводов и практических предложений. 

Список использованной литературы включает  486 источников, из них 136 зарубежных.

1.8. Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

- биология, экология и видовой состав стронгилят (эзофагостом, нематодир, буностом) овец в Прикаспийском регионе Российской Федерации.

- особенности краевой эпизоотологии эзофагостомоза, нематодироза и буностомоза овец;

- испытание антгельминтиков (фенбендазол в форме брикетов, альбендазол, микрокапсулированный 15%-ный альбендазол плюс, базовый препарат – 99%-ный альбендазол, кубен-3 и кубен - 6 , оксфендазол, полифен, полифенил при стронгилятозах желудочно-кишечного тракта овец и коз.

- меры борьбы с желудочно-кишечными стронгилятозами овец и коз в Прикаспийском регионе РФ; 

- определение экономического ущерба, причиняемого овцам и козам желудочно-кишечными стронгилятозами.

2. Материал и методы исследований

Результаты исследований, представленные в диссертации, получены в период  с 1983-2006 г.г.  Экспериментальная часть работы выполнена в лаборатории  паразитологии Прикаспийского зонального НИВИ Россельхозакадемии, а также в хозяйствах разных форм собственности, Республики Дагестан, Северная Осетия (Алания), Чеченской Республики.

Объектом  исследования были овцы и  козы разного возраста.

Некоторые исследования проведены совместно с лабораторией эпизоотологии ВИГИСа.

Работы проведены во все сезоны года в трех основных природно-климатических зонах юго-восточного региона Северного Кавказа.

Распространение эзофагостомоза, буностомоза и нематодироза овец изучали на Махачкалинском, Хасавюртовском и Кизлярском мясокомбина­тах, убойных пунктах и непосредственно в хозяйствах. Ежемесячно вскрыва­ли 10-20 павших, вынужденно прирезавших или убитых овец и коз разного возраста. Тонкий отдел кишечника исследовали по методу К.И. Скрябина. Основной материал получен от овец и коз, убитых на мясо­комбинатах.

Всего в течение 1991-2006 гг. в 27 районах и 63 хозяйствах Прикаспийского региона РФ вскрыли 2134 овец и коз, в т.ч. ягнят и козлят до 1 года – 1054 голов, молодняка до 2-х лет - 720 голов, овец старше 2-х лет - 360 го­лов.

По данным гельминтологических вскрытий изучали территориальное распространение эзофагостомоза, буностомоза и нематодироза овец в Прикаспийском регионе. Вскрытие проводили по ме­тоду академика К.И. Скрябина (1924). Содержимое тонкого и толстого отделов ки­шечника собирали в емкость, затем эту жидкость пропускали через двойной слой марли и тщательно промывали водой. В последующем собранных па­разитов определяли до вида в лаборатории паразитологии Прикаспийского ЗНИВИ и ВИГИС. Производили подсчет эзофагостом, буностом и нематодир от каждой овцы с целью определения минимального, максимального и среднего количества их на одно животно­е. Ежемесячно исследовали пробы фекалий овец из разных районов Респуб­лики Дагестан. С целью дифференциальной диагностики эзофагостомоза, нематодироза и буностомоза проводили культивирование личинок стронгилят овец. Пробы фекалий помещали в термостат при 27°С и культивировали в течение 6-8 дней для получения инвазионных личинок. В разных зонах обсле­довали животных трех возрастных групп: ягнят, молодняка текущего года рождения, молодняка от года до двух лет по 150-220 голов в каждой группе.  Исследования проводили в хозяйствах с разной системой содержания овец из двух зон.

Изучение путей проникновения и развития личинок эзофаго­стом, буностом, нематодир в организме овец. Опыты проводили весенне-летний и осенне-зимний период на  87 ягнятах романовской и дагестанской горной пород в возрасте 1-2 и 4-5 месячного возраста (71 опытных и 16 контроль­ных).

В качестве инвазированного материала служили инвазионные личинки B.trigonocephalum, Oе.venulosum, N.spathiger и N.oiratianus.

Личинки B.trigonocephalum, Oe.venulosum, N.spathiger и N.oiratianus вы­ращивали в физиологическом растворе, воде и стерильных фекалиях овец в термостате при температуре 27°С.

Яйца выделяли из фекалий овец, естественно зараженных и от самок эзофагостом, буностом и нематодир, выдержанных в течение 24-36 часов в физиологическом растворе при 30о С, выращивали личинок до инвазионной стадии и затем задавали их подопытным ягнятам. Для определения срока преимагинального развития и длительности выделения яиц эзофагостомами, буностомами и нематодирами с 10-го дня после заражения исследовали фекалии по стан­дартизированному методу Фюллеборна.

Все ягнята до заражения были подвергнуты копроскопическому исследованию на наличие яиц гельминтов. Содержали их в кошаре изоли­рованно от других овец, исключая спонтанное заражение.

Первый опыт провели в весенне-летний период на 12 ягнятах романов­ской породы в возрасте 30-45 дней (6 опытных и 6 контрольных), свободных от эзофагостом, буностом и нематодир.

В первом опыте трем ягнятам ввели через рот с водой по 300 инвазион-ных личинок B.trigonocephalum, N.oiratianus одновременно каждому. В тот же день во втором опыте трех ягнят заразили инвазионными личинка­ми буностом и нематодир путем аппликации личинок на кожу в области па­ха. Каждый из 6 ягнят получил по 300 инвазионных личинок.

Второй опыт провели в осенне-зимний период на 75 ягнятах даге­станской горной породы в возрасте 4-5 месяцев (65 опытных и 10 контроль­ных), свободных от эзофагостом, буностом и нематодир.

Всего провели пять серий опытов. В каждой серии по 10-15 голов яг­нят, всего 13 групп по 5 голов в каждой.

Ягнятам первой группы перорально с водой ввели по 2000 инвазион­ных личинок Oe.venulosum, B.trigonocephalum и N.spathiger одновременно ка­ждому ягненку, в тот же день вторую группу ягнят заразили инвазионными личинками эзофагостом, буностом и нематодир перкутанно в том же количе­стве.

Третью группу ягнят заразили инвазионными личинками эзофагостом  (Oе.venulosum), четвертую B.trigonocephalum и пятую N.spathiger. Каждая группа ягнят получала перорально по 3000 инвазионных личинок выше-перечисленных гельминтов.

Шестую, седьмую и восьмую группы ягнят (по пять голов в каждой) заразили инвазионными личинками буностом, эзофагостом и нематодир через кожу по 3000 инвазионных личинок эзофагостом, седьмую - буностом, восьмую - нематодир. Девятой группе ягнят вводили инвазионных личинок эзофагостом и буностом перорально и десятой группе перкутанно по 3000 личинок каждой. Одиннадцатой группе ягнят вводили по 1500 инвазионных личинок B.trigonocephalum и N.spathiger - перорально, двенадцатой группе перкутанно, по 3000 личинок каждой. Тринадцатой группе вводили по 1500 инвазионных личинок эзофагостом и нематодир перорально каждому животному. Четырнадцатая группа (10 голов) служила контролем, находящимся в тех же условиях содержания. Исследования этих животных до начала опытов показали, что они не были заражены эзофагостомами, буностомами и нематодирами.

Изучение сезонной и возрастной динамики зараженности эзофагостомами, буностомами и нематодирами овец. Опыты проводили путем ежемесячных гельминтоовоскопических и гельминтолярвоскопических исследований проб фека­лий, взятых от ягнят текущего года рождения и молодняка от года до двух лет по 100, 220 голов в каждой группе. Исследования проводили в хозяйствах с разной системой содержания овец в двух зонах. В равнинной зоне в хозяй­стве со стационарной системой содержания, в апреле 1991г. выделена одна постоянная группа ягнят (200 голов мартовского - апрельского окота в сов­хозе «Акнадинский» Кизилюртовского района) и их ежемесячно исследовали в течение 24 месяцев (с апреля 1991 г. по апрель 1993 г.). Кроме того, в опытном хозяйстве Прикас­пийского ЗНИВИ выделили одну постоянную группу ягнят из 66 голов но­ябрьского - декабрьского окота их исследовали в течение одного года.

В фермерских хозяйствах горной зоны,, где применяли стационарно-пастбищную систему содержания овец, в мае 1991 г. была сформирована по­стоянная группа из 150 ягнят апрельского - майского окота, которых иссле­довали ежемесячно до апреля 1993 г. В этой же зоне из хозяйств с отгонной системой содержания овец ежемесячно исследовали из одной и той же отары по 200 ягнят с мая 1991 г. по апрель 1992 г. Результаты исследования каждо­го ягненка из постоянных групп регистрировали ежемесячно. Дегельминти­зации овец в подопытных отарах против нематодироза не проводили. Кроме того, использовали данные по зараженности овец эзофагостомами, буностомами и нематодирами, полученными по результатам вскрытий.

Гельминтологическую оценку разных типов пастбищ в Прикаспийском регионе проводили на крупных пастбищных территориях: Тарумовского, Кизлярского, Бабаюртавского, Хасавюртовского районов Республики Дагестан, Прикаспийской низменности и предгорьях Казбековского района, где происходит перегон овец с зимних пастбищ на летние, и обратно.

В каждой зоне выбирали соседние пастбищные территории, различные по рельефу, плотности травостоя, количеству каменистых участков, мелких кустарников, заболоченных мест. Ежеквартально с определенных мест пастбищных участков брали пробы почвы и травы: на равнинных пастбищах – по диагонали через каждые 50-100 метров, в предгорной зоне через каждые 30-50 метров. Масса пробы травы составляла 10-15 г., почвы - 5-10 г. Траву исследовали методом Бермана-Орлова, почву последовательным промыванием с некоторыми модификациями. Родовую принадлежность инвазионных личинок определяли по А. П. Полякову (1953) и В. И. Трачу (1961). Всего за 1991-1995 гг. исследовано 1220 проб травы, 1140 – почвы.

Методика опытов по изучению развития яиц и личинок Oе. venulosum  в лабораторных условиях. Яйца для проведения опытов выделили от половозрелых самок эзофагостом, полученных при убое на мясокомбинатах и убойных пунктах животных. Живых самок эзофагостом выдерживали в физиологическом растворе в течение 24 часов. Кроме того яйца получали из фекалий от искусственно или естественно  зараженных эзофагостомами животных. Полученные яйца культивировали при 270С в термостате на физиологическом растворе или в фекалиях овец в чашках Петри. Яйца, полученные от самок и выделенные из фекалий искусственно или естественно зараженных животных, культивировали в отдельности. Опыты по культивированию яиц и личинок эзофагостом повторяли несколько раз. Каждый раз для культивирования брали не менее 1000 яиц и личинок эзофагостом. Опыты проводили при комнатной температуре 20-240С. Всего поставлено 16 опытов.

Контаминацию почвы пастбищ яйцами и личинками эзофагостом, буностом и нематодир изучали ежемесячно в течении 5 лет и обследовали осенние, зимние, весенние и летние пастбища, кутаны, кошары в равниной, предгорной и горной зон Дагестана. В равниной зоне исследовали стоячие водоемы, образующиеся на осенне-зимне-весенних пастбищах после дождей и таяния снега. Летние высокогорные пастбища исследовали на контаминацию яйцами и личинками эзофагостом, буностом и нематодир овец в Цумадинском районе на высоте 2000-3250 м над уровнем моря с июня по октябрь, отгонные пастбища от Хасавюрта до Цумада – с апреля по октябрь. Обследовали участки пустынные, травянистые и слабо покрытые растительностью.

На сезонных пастбищах исследованию подвергали траву, фекалии, верхний слой почвы (слежавшаяся трава) и частично почву глубиной 2-3 см. Пробы брали с площади 10х10 см. Для этого один раз в месяц с одного и того же участка сезонных пастбищ и кутана (равнинная зона зимних пастбищ) срезали зеленую или высохшую траву, отдельно собирали фекалии и верхний слой почвы.  Всего исследовано 3220 проб. В кошарах пробы брали с различных участков ежемесячно (пробы с поверхности почвы, фекалии, подстилки).

При исследовании учитывали обнаружение инвазионного материала (яиц и личинок) в процентах к числу обследованных проб. Жизнеспособность яиц определялась по развитию в них неинвазионных личинок первой стадии. Жизнеспособность инвазионных личинок определяли по их подвижности и морфологическим особенностям, наличию кишечных клеток, границ между ними, появлению вакуолей, и т. д.

Опыты по изучению развития личинок Oе. venulosum на осенне-зимне-весенних пастбищах, используемых под выпас с октября по май, производили ежемесячно в равнинной зоне (1991-1995), где сосредоточены основные массивы пастбищ. На летних пастбищах опыты проводили с июля по октябрь в субальпийском поясе и на альпийских лугах на высоте 2000, 2500, 2750 м над уровнем моря. Яйца эзофагостом получали от естественно зараженных овец или из гонад самок. Материал закладывали на изолированные участки (биоплощадки) на зимних пастбищах с ноября по апрель, на летних пастбищах – с июня по октябрь ежемесячно в количестве достаточном для ежемесячных исследований по развитию и выживаемости личинок. 

С целью определения выживаемости личинок эзофагостом, буностом и нематодир до инвазионной стадии исследование материала начиналось в теплый период через 4-5 дней, при низких температурах – через 8-10 дней после закладки фекалий на биоплощадках, а затем ежедневно.

Всего поставлено 106 опытов. Наличие яиц эзофагостом, буностом и нематодир подтверждалось контролем.

Метеорологические данные получали из ближайших метеостанций и постов.

Работу по испытанию различных доз  фенбендазола (панакур гранулята 22,2%), альбендазола (валбазена), оксфендазола (систамекса),  микрокапсулированного 15%-ого альбендазола плюс, кубена-3 и 6, полифена и полифенила провели на естественно инвазированных  эзофагостомами, нематодирами и др.желудочно-кишечными стронгилятами овцах и козах разного возраста в совхозх, колхозах и фермерских хозяйствах Производственные опыты провели  на летних высокогорных пастбищах Цумадинского и Чародинского районов. Все опыты проводили весной и осенью, когда наиболее интенсивно заражены овцы стронгилятами желудочно-кишечного тракта. По результатам  двукратных гельминтоовоскопических  исследований отбирали ягнят в возрасте до одного года и молодняк  от года до двух лет, зараженных эзофагостомами, нематодирами  и другими стронгилятами пищеварительного тракта.

Животных взвешивали, пронумеровывали и по принципу аналогов делили на группы (подопытные и контроль). Терапевтическую эффективность учитывали по результатам гельминтоовоскопических и гельминтолярвоскопических исследований проб  фекалий  через 10 и 15 дней после дачи антгельминтиков, а также путем гельминтологических  вскрытий  опытных и контрольных животных. Всего для опытов использовано более 30000 овец и коз.

Экономический ущерб при экспериментальном  эзофагостомозе, наматодирозе и буностомозе овец  изучали в двух сериях опытов. Первую серию опытов провели  18 сентября 1998 года на 40 ягнятах (по 10 голов в каждой) – три подопытные и одна контрольная группы. Трем опытным группам ягнят (по 10 голов в каждой) ввели перорально (через рот): первой группе (10 голов) по 3 000 инвазионных личинок эзофагостом, нематодир и буностом.

Второй группе (10 голов) по 3 000 инвазионных личинок эзофагостом и наматодир;

Третьей группе (10 голов) по 3 000 инвазионных личинок нематодир и буностом  одновременно каждому животному.

Четвертая группа (10 голов) ягнят  служила в качестве контроля: не были заражены инвазионными личинками выше перечисленных стронгилят.

Вторую серию опытов провели  на 45 ягнятах (по 15 голов в каждой группе) – две опытные и одна контрольная.

Первой группе ягнят, перорально с водой ввели через рот – по 2 000, второй - по 3 000 инвазионных личинок, 15 голов ягнят служили в качестве контроля, личинок эзофагостом не получали  и были свободны от всех  гельминтов.

Все подопытное и контрольное поголовье животных до опытов дегельминтизировали  дважды через день панакуром гранулятом 22,2%-ным в дозе 10 мг/кг. по ДВ. Опыты продолжались в течение  210-220 дней.

При этом ставилась задача - определить экономический ущерб, причиняемый при экспериментальном эзофагостомозе в отдельности, и изучить влияние смешанной инвазии: (эзофагостомоз+нематодироз-буностомоз); (эзофагостомоз+нематодироз); (нематодироз+буностомоз) на мясную и шерстную продуктивность овец.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

3.1. Эпизоотология эзофагостомоза, буностомоза и нематодироза овец в Прикаспийском регионе Российской Федерации.

3.1.1. Фауна, распространение  стронгилят овец и коз в различных экосистемах Прикаспийского региона РФ.

При полном гельминтологическом вскрытии тонкого и толстого отдела кишечника, павших, убитых и вынужденно прирезанных овец и коз обнаружили, что во всех обследованных районах Прикаспийского региона животные заражены эзофагостомоми, нематодирами и буностомами

Среднегодовая экстенсинвазированность (ЭИ) овец и коз в Прикаспийском регионе эзофагостомами, нематодирами и буностомами составляет соответственно 33,9, 56,7  и 55,9 экз. при интенсивности инвазии (ИИ) 85,7, 4570 и 187 экз. соответственно. Во всех природноклиматических зонах в Прикаспийском регионе не отмечено значительного заражения ягнят текущего года рождения эзофагостомами и буностомами. Первых половозрелых эзофагостом и буностом при вскрытии находили в конце июня в начале июля. ЭИ при эзофагостомозе составила 14%, а при буностомозе – 27%. В горной зоне эзофагостом и буностом находили впервые в середине августа у 3,9%, и у 13,7% ягнят соответственно.

К осени у ягнят экстенсивность и интенсивность инвазии эзофагостомами и буностомами постепенно нарастала. ЭИ эзофагостомами достигала 35-44%, а буностомами 30-71%. Зимой ЭИ эзофагостомами составляет 44,5%, буностомами 60,7%, весной 11,4% и 17,3% соответственно.

В равнинной зоне в Прикаспийском регионе в хозяйствах как с отгонным, так стационарным методом содержания овец, у ягнят весеннего окота (март – апрель) яйца нематодир впервые начинают обнаруживать в середине мая,  ЭИ - достигает 13-15%.

У ягнят раннего окота (ноябрь – декабрь) яйца нематодир начинают обнаруживать уже в марте (ЭИ до 27%), когда ягнята еще находятся на стойловом содержании.

Экстенсивность инвазии эзофагостомами молодняка в возрасте от года до 2-х летнего возраста весной составляет 21,2 - 41,4%, летом (июль – август) 24 – 30%, осенью – 44,2-54,3%. Взрослые овцы весной инвазированы эзофагостомами на 27%, осенью – 51,2%, зимой – 37,6- 45%.

Наиболее неблагополучными по эзофагостомозу оказались хозяйства в горной и предгорной зоне (Гумбетовский, Ахвахский, Касумкентский, Цунтинский, Тляротинский районы), где среднегодовая ЭИ достигает 30-45%, при ИИ от 6 до 174 эзофагостом на животное. 

3.2. Изучение путей проникновения  возбудителей эзофагостомоза, буностомоза и нематодироза в организм овец.

В период опыта за животными проводили общие клинические наблюдения. На 10-12 день после инвазирования у ягнят появился профузный понос и ухудшился аппетит – они вяло поедали корм. Через 4-5 дней понос у ягнят прекратился. Других клинических,  видимых отклонений  от норм  до конца опыта не наблюдали.

Таким образом,  в наших опытах пероральное заражение было единственным путем инвазирования эзофагостомами и нематодирами овец дагестанской горной породы.

Перкутанного заражения ягнят эзофагостомами и нематодирами не происходило  и при повторных опытах. Период преимагинального развития эзофагостом, нематодир и буностом в организме ягнят 4-5 месячного возраста при пероральном заражении составлял 24-28, 42-47 и 72-75 дней соответственно. Процент приживаемости личинок колебался при эзофагостомозе от 4,1 до 9,5 и при нематодирозе от 7,5 до14,6. Сроки преимагинального  развития и процент приживаемости личинок эзофагостом, буностом и нематодир  зависят от количества задаваемых инвазионных личинок и их видов. У животных, которых заразили чистой культурой инвазионных личинок, приживаемость была наибольшей, при эзофагостомозе до 9,5%, буностомозе – 17,6% и при нематодирозе – 15,9%,  тогда как у ягнят, зараженных тремя видами гельминтов одновременно, перорально эти показатели намного меньше и составляют: при эзофагостомозе – 4,1, буностомозе –5,8, нематодирозе –7,5%.

Выделение яиц самками эзофагостом и нематодир продолжалось более 212 дней (срок наблюдения), буностом до 150 дней.

На 163-й день после заражения яиц в матке буностом не обнаружено, тогда как у самок эзофагостом и нематодир яйца в матке найдены на 213-й день.

А. Изучение эпизоотологии эзофагостомоза у овец в Прикаспийском регионе.

3.3. Сезонная и возрастная динамика зараженности овец эзофагостомами  в различных зонах  Прикаспийского региона.

3.3.1. Изучение динамики зараженности овец разного возраста эзофагостомами (по данным вскрытий).

У ягнят текущего года рождения в мае эзофагостом не находили. Половозрелых эзофагостом обнаружили только в середине июня (ЭИ – 11,5%, средняя ИИ – 43±9,21 экз.).

В последующие месяцы экстенсивность и интенсивность инвазии увеличилась и в ноябре из 47 вскрытых ягнят 43,1% оказались зараженными со средней интенсивностью 167±19,02 экз. на голову. Максимальная интенсивность была до 227 эзофагостом на животное. В зимние месяцы экстенсивность и интенсивность держались на высоком уровне 40,5-34,4% и 178±20,17 – 93±14,13 эзофагостом на ягненка соответственно. (Таблица 1).

Таблица 1

Динамика зараженности овец разного возраста эзофагостомами в 1995-2000 годы (по данным вскрытий)

Месяцы

Кол-во вскрытых животных

ЭИ, %

ИИ + m

Ягнята до года

Май

26

0

0±0.0

Июнь

39

11,5

43±9,21

Июль

52

21,2

56±12,23

Август

40

28,0

47±6,06

Сентябрь

66

34,4

68±11,20

Октябрь

35

39,2

112±22,11

Ноябрь

47

43,1

167±19,02

Декабрь

56

40,5

178±20,17

Январь

28

38,0

159±32,16

Февраль

33

34,4

93±14,13

Март

54

27,0

64±11,06

Апрель

48

14,5

23±12,14

Молодняки от одного года до двух лет

Май

44

17,0

38±8,02

Июнь

38

24,3

46±6,41

Июль

67

20,2

32±12,07

Август

52

16,5

27±3,21

Сентябрь

48

26,4

56±18,63

Октябрь

60

38,0

113±16,04

Ноябрь

24

46,5

126±10,11

Декабрь

39

54,0

178±22,21

Январь

52

50,6

164±19,13

Февраль

29

40,5

111±22,01

Март

17

31,4

92±13,00

Апрель

32

16,0

67±9,42

Овцы старше двух лет

Май

16

24,5

69+-8,24

Июнь

10

32,2

87±6,16

Июль

26

26,4

62±9,71

Август

45

20,0

43±4,40

Сентябрь

30

35,2

74±12,31

Октябрь

62

40,5

103±10,22

Ноябрь

70

49,3

144±13,15

Декабрь

13

53,3

189±16,21

Январь

18

47,0

153±14,02

Февраль

26

38,5

109±10,66

Март

64

24,2

96±7,03

Апрель

41

19,3

38±9,07


К весне экстенсивность инвазии заметно снизилась и в апреле составила 14,5% при интенсивности 23±12,14 эзофагостом на одну голову. Максимальная интенсивность инвазии была до – 57 экз.

У молодняка от одного до двух лет наименьшая ЭИ- была весной (апрель-май) 16,0-17,0% при ИИ 67±9,42–38±8,02 экземпляров на одно животное. В летние месяцы ЭИ у молодняка овец держится на одинаковом уровне в пределах 24,3-16,5% при интенсивности инвазии 46±6,41–27±3,21 экземпляров в среднем на одну овцу. Наибольшее ЭИ и ИИ молодняка доходила в декабре-январе 54,0-50,6% и 178±22,21–164±19,13 экземпляров соответственно. Максимальная инвазия достигала 286±22,31 эзофагостом.

Овцы старше двух лет были заражены эзофагостомами в течение всего года, но больше осенью и зимой. Интенсивность инвазии у животных этого возраста была почти одинакова с молодняком до двухлетнего возраста.

Экстенсивность и интенсивность инвазии в летние месяцы (июль август) у молодняка до двух лет и взрослых овец незначительно снизилась и в среднем ЭИ составила 20-26% при ИИ 43±4,40–62±9,71 экз. на овцу. Максимума экстенсивность инвазии достигала в декабре 53,3% при интенсивности 179 эзофагостом на животное. Хотя в зимние месяцы экстенсивность инвазии на высоком уровне, но интенсивность инвазии постепенно к весне снижается и в марте составляет до 96 паразитов на одну овцу.

Начиная с января экстенсивность и интенсивность инвазии эзофагостомами у овец падает и в апреле составляет 19,3% и 38 паразитов на одно животное в среднем.

Данные копроскопических исследований и вскрытий показывают, что подъем зараженности эзофагостомами у всех взрослых животных почти одинаков.

Молодняк до 2х лет и взрослое поголовье овец более интенсивно заражены, чем ягнята до одного года.

3.3.2. Изучение динамики зараженности ягнят эзофагостомами при разных системах содержания (по данным гельминтоовоскопических исследований)

Как в равнинной, так и в горной зоне Дагестана имеются хозяйства с отгонной и стационарно-пастбищной  системами содержания овец. Основное поголовье животных перегоняют на летние (альпийские) пастбища и зимние (прикаспийские и притеречные) отгонные пастбища. Однако как в равнинной, так и в горной зонах имеются колхозы, совхозы и фермерские хозяйства, где применяют стационарно-пастбищный метод содержания. Отары овец здесь выпасают на непосредственно закрепленных за хозяйствами землях и не пользуются трассами перегона.

Более позднее заражение ягнят эзофагостомами при стационарном  содержании в горной зоне можно объяснить тем, что на пастбищах (как показали наши исследования) за зимний период личинки эзофагостом погибают, а развитие личинок до инвазионной стадии в весеннее – летний период в горах происходит медленнее, чем в равнинной зоне.

Резкий подъем эзофагостомозной инвазии в сентябре объясняется тем, что по прибытии овец на летние пастбища происходит массовое обсеменение пастбищ яйцами этого вида гельминта. Высокая температура и влажность в июне – августе способствует быстрому достижению личинками инвазионной стадии.

У ягнят, родившихся в марте-апреле, в равниной зоне яйца эзофагостом впервые зарегистрировали в начале июня у 6,2% животных.  В июле яйца  эзофагостом выделяли уже 14,7% исследованных ягнят, а в конце августа – 26,5%. Подъем зараженности продолжался и в осенние месяцы. Максимальная зараженность имела место в конце осени и первый зимний месяц до 42%.С февраля  экстенсивность инвазии стала заметно снижаться и к весне упала до 11,4%.

Следует подчеркнуть, что на летние и осенние пастбищные сезоны почти 50% ягнят из этой группы оказались зараженными эзофагостомами.

Ягнята раннего окота (ноябрьского декабрьского) с декабря по март находятся на стойловом содержании. С января по май яиц Oe.venulosum не находили. В середине июня также, как и у ягнят позднего окота (мартовского – апрельского), впервые обнаружили яйца Oe.venulosum.  Экстенсинвазированность составила 12,4%. При вскрытии ягнят - половозрелых эзофагостом впервые находили в июне со средней интенсивностью 26 паразитов, максимально 78 экз./голову. Эти данные свидетельствуют, что заражение ягнят эзофагостомами происходит на пастбище, а при стойловом содержании в зимний период ягнята не заражаются. Если учесть, что срок развития эзофагостом до полной зрелости составляет 42-47 дней, то заражение ягнят личинками этих гельминтов в равнинной зоне начинается в апреле. В летние месяцы зараженность ягнят раннего окота эзофагостомами постепенно нарастает и к ноябрю достигает максимума (ЭИ - 48,4%). К декабрю зараженность ягнят снижается до 42%. Таким образом, динамика зараженности у ягнят раннего окота эзофагостомами в условиях неотгонного овцеводства носит одновершинный характер с пиком в ноябре. Сравнивая динамику зараженности ягнят раннего и позднего окота, можно отметить очень много сходного, хотя зараженность животных мартовского – апрельского окота незначительна.

Иную картину  получили при изучении динамики зараженности у ягнят в горной зоне (с неотгонной системой содержания). Зараженность ягнят здесь отмечали позднее. В мае, июне и июле яиц эзофагостом  не находили. Лишь в августе у 9,3% ягнят были обнаружены яйца эзофагостом. В сентябре ЭИ резко возрастала и достигала максимума в ноябре (44,6%). С октября по февраль зараженность эзофагостомами держалась на уровне 44-34%. Резко выраженное снижение экстенсивности инвазии наступало в марте – апреле: до 5,2%, мае и июне от 9,5% до 18,5%. Такое резкое снижение зараженности у ягнят, по-видимому, происходит при «самоотхождении» эзофагостом из организма и при отсутствии повторного заражения овец.

Резкий подъем эзофагостомозной инвазии в сентябре объясняется тем, что по прибытии овец на летние пастбища происходит массовое обсеменение пастбищ яйцами этого вида гельминта. Высокая температура и влажность в июне–августе способствует быстрому достижению личинок инвазионной стадии.

Изучение динамики зараженности ягнят эзофагостомами при отгонной системе содержания

Яйца эзофагостом у ягнят впервые находили в июне у 9% обследованных животных. В летние месяцы на альпийских лугах экстенсивность инвазии нарастала и в августе составила 27,4%. Пик экстенсивности инвазии у ягнят с отгонной системой овцеводства отмечен в декабре (50,1%). В январе – феврале зараженность овец оставалась высокой 40-46% соответственно. В марте – апреле экстенсивность эзофагостомозной инвазии снизилась до 21 и 17% соответственно. Таким образом, динамика зараженности ягнят с отгонной и не отгонной системой содержания в равнинной зоне примерно одинакова, но она отличается от динамики зараженности ягнят при стационарной системе содержания в горной зоне.

Изучение динамики зараженности молодняка в возрасте от одного года до 2х лет в горной зоне Дагестана почти такая же, как и молодняка в равнинной зоне. В мае – июне эзофагостомы  обнаруживаются у 9,5% овец. В июле экстенсивность повышается до 24,4%, а на летних пастбищах – в августе- сентябре она составляет 36,2-44,2% соответственно. Осенью экстенсивность инвазии достигает максимума (в ноябре 54,3%), держится на высоком уровне зимой (50-35%). Выраженное снижение экстенсивности инвазии наступает в феврале. В апреле заражено небольшое количество животных (ЭИ до 19,3%).

Б. Изучение эпизоотологии буностомоза у овец в Прикаспийском регионе.

3.4. Сезонная и возрастная динамика зараженности овец буностомами в различных экологических условиях Прикаспийского района РФ

3.4.1. Изучение динамики зараженности овец разного возраста буностомами (по данным вскрытий) (табл. 2)

Изучение динамики зараженности ягнят до одного года буностомами (по данным вскрытий)

У ягнят в мае буностом не находили Половозрелых буностом обнаружили только в конце июня (ЭИ- 23,0%  при средней ИИ - 497,09 экз.)

Последующие месяцы экстенсивность  и интенсивность инвазии повышалась. В ноябре из 47 вскрытых ягнят 31 голова оказалась зараженной  (65,9%) со средней интенсивностью инвазии 342±17,06. Максимальная интенсивность инвазии была до 448±38,15 буностом/животное. В зимние месяцы экстенсивность и интенсивность инвазии держались на высоком уровне 62,3%–45,4% и 142±22,17–307±10,26 буностом на ягненка, соответственно. К весне экстенсивность инвазии заметно снизилась и в апреле составила 12,5% при интенсивности 40±13,04 буностом на одну голову. Максимальная ИИ была до 103±14,07 экз.

Таблица 2

Динамика зараженности овец разного возраста буностомами

в 1995-2000 годы  (по данным вскрытий)

Месяцы

Количество

вскрытых

животных

ЭИ, %

ИИ ± m

Ягнята до одного года

Май

26

0

0

Июнь

39

23,0

49±7,09

Июль

52

28,8

107±13,31

Август

40

37,5

146±20,12

Сентябрь

66

49,4

212±19,09

Октябрь

35

54,5

276±22,17

Ноябрь

47

65,9

342±17,06

Декабрь

56

62,3

307±10,26

Январь

28

53,5

264±14,41

Февраль

33

45,4

143±22,17

Март

54

27,4

102±7,14

Апрель

48

12,5

40±13,04

Молодняк от одного года до двух лет

Май

44

18,1

64±11,41

Июнь

38

28,5

76±21,17

Июль

67

24,3

91±15,32

Август

52

20,2

67±33,14

Сентябрь

48

39,4

131±17,18

Октябрь

60

48,5

262±44,05

Ноябрь

24

67,6

394±31,22

Декабрь

39

53,3

312±15,64

Январь

52

51,5

268±7,49

Февраль

29

43,3

193±12,11

Март

17

32,7

177±16,04

Апрель

32

25,0

121±8,26

Овцы старше двух лет

Май

6

25,0

47±11,42

Июнь

10

33,3

84±16,19

Июль

26

26,9

76±22,31

Август

45

31,1

98±28,04

Сентябрь

30

43,3

119±7,12

Октябрь

62

51,6

169±31,08

Ноябрь

70

57,1

181±17,22

Декабрь

13

61,5

163±33,16

Январь

18

44,4

124±18,32

Февраль

26

33,7

131±13,61

Март

64

26,5

112±17,11

Апрель

41

12,1

32±14,07

Изучение динамики зараженности молодняка от одного года до двух лет буностомами  (no данным вскрытий)

Зараженность молодняка бунастомами отмечена во все месяцы исследований: наименьшая ЭИ была весной (апрель–май). Экстенсивность инвазии в апреле составила 25,0%, в мае 18,1% при интенсивности инвазии в среднем 121±8,26 и 64±11,41 экз., на одно животное соответственно. В летние месяцы (июль-август) отмечается некоторое снижение экстенсивности инвазии до 24,3–20,2% при интенсивности в среднем 91±15,32–67±33,14 экземпляров  на голову.

Максимальная экстенсивность и интенсивность инвазии отмечена в ноябре–декабре – 67,6–53,3%  и  394±31,22–312±15,64  экз.  на животное  соответственно. В зимние месяцы экстенсивность и интенсивность инвазии и у молодняка до двух лет держалось на довольно  высоком уровне (43- 51% и в среднем 268±7,43–193±12,11 экз. на голову соответственно).

Максимально обнаруживали до 672 буностом.  Овцы старше двух лет были заражены в течение всего года, но больше всего осенью и зимой. Экстенсивность и интенсивность инвазии у животных этого возраста была намного ниже, чем у ягнят и молодняка до двух лет Экстенсивность и интенсивность инвазии в летние месяцы были почти на одинаковом уровне 26–33%, при  интенсивности инвазии 76±22,32–98±28,04 буностом на овцу. Максимума экстенсивность и интенсивность инвазии достигала в ноябре - декабре 57,1%–61,5% при интенсивности – 181±17,22–163±33,16 экз. на животное. С января экстенсивность и интенсивность инвазии постепенно снижается и в апреле достигает минимума -12,1% при интенсивности – 32±14,07 паразита на голову.

4.2. Динамика зараженности ягнят бунастомами до одного года при разных системах содержания (по данным гельминтокопроскопии)

У ягнят раннего и позднего окота в равнинной зоне при стационарно -пастбищном содержании и у ягнят при отгонной системе содержания динамика зараженности буностомами почти одинакова.

У ягнят, родившихся в марте—апреле в равнинной зоне, яйца буностом обнаруживали впервые в конце мая. В июне яйца буностом обнаруживали у  8,0% исследованных ягнят, а в конце августа у 37,5%. Подъем зараженности продолжался и в осенние месяцы. Максимальная зараженность имела место в конце осени и в первый зимний месяц (ноябрь–декабрь), где экстенсивность инвазии достигала 60–61%. С февраля экстенсивность инвазии стала  заметно снижаться и к весне упала до 24,5–21,5% .

Ягнята раннего окота (ноябрьского–декабрьского) с декабря по март находились на стойловом содержании. С января по май яиц В.trigonocephalum  не находили. В конце июня также, как у ягнят позднего окота (мартовского и апрельского), впервые обнаруживали яйца В.trigonocephalum. Экстенсивность инвазии составила 10,2%. При вскрытии животных яйца буностом впервые находили в июне, со средней интенсивностью инвазии 24 паразита, максимально до 168 буностом. Эти данные свидетельствуют, что заражение ягнят буностомами происходит на пастбище, а при стойловом содержании, в зимний период ягнята не заражаются. Если учесть, что сроки развития буностом до половой зрелости  у овец дагестанской горной породы составляют 65–75 дней, то заражение ягнят личинками этого гельминта в равнинной зоне начинается в апреле. В летние месяцы зараженность ягнят раннего окота буностомами постепенно нарастает и к ноябрю достигает максимума – 61,4%. Таким образом, динамика зараженности у ягнят раннего и позднего окота буностомами в условиях неотгонного овцеводства также носит одновершинный характер с пиком в ноябре–декабре. Сравнивая динамику зараженности ягнят раннего и позднего  окота можно отменить очень много сходного, хотя  зараженность животных ноябрьского–декабрьского окота заметно ниже.

Динамика зараженности ягнят до одного года при  стационарно - пастбищной системе содержания (горная зона)

Иную картину  наблюдали при изучении динамики зараженности у ягнят весеннего (апрель–май) окота в горной зоне с неотгонной системой содержания. Зараженность ягнят здесь регистрировали намного позже. В мае, июне, июле яиц буностом  не находили. Лишь в августе у 10,2% ягнят были обнаружены яйца буностом. В сентябре ЭИ резко возрастала и достигала  максимума в октябре (52,4%) С октября по январь зараженность буностомами держалось на высоком уровне от 52,4 до 35,9%. Резко выраженное снижение экстенсивности инвазии наступала в марте - апреле с 17до 10%.

Такое резкое снижение зараженности бунастомами у ягнят, по видимому, происходит при «самоотхождении» буностом из организма и отсутствии повторного заражения овец.

Более позднее заражение ягнят буностомами при стационарно–пастбищном содержании в горной зоне можно объяснить тем, что на пастбищах, как показали наши исследования, за зимний период личинки буностом погибают, а развитие личинок до инвазионной стадии в весене–летний период в горах идет медленнее, чем в равнинной зоне.

Резкий подъем буностомозной инвазии в сентябре объясняется тем, что по прибытии овец на летние пастбища происходит массовая контаминация пастбищ яйцами стронгилят, в том числе и яйцами буностом. Высокая температура и влажность в июне–августе способствует быстрому достижению инвазионной стадии личинками  стронгилят.

Динамика зараженности ягнят буностомами при  отгонной системе содержания.

Яйца буностом впервые находили в июне у 6,2% обследованных ягнят. В летние месяцы на альпийских лугах экстенсивность инвазии нарастала и в августе составила 37,5%. Пик экстенсивности инвазии у ягнят с отгонной системой овцеводства отмечен в ноябре – 59,4%. Декабре-январе зараженность овец оставалось высокой 56,9–52,4% соответственно. В марте-апреле экстенсивность буностомозиой инвазии снизилась и составила 25,6–19,1%.

Таким образом, динамика зараженности ягнят при отгонной и неотгонной пастбищной системе содержания в равнинной зоне примерно одинаковая. Она отличается от динамики зараженности ягнят бунастомами со стационарно–пастбищной системой содержания в горной зоне.

Динамика зараженности молодняка в возрасте от одного года до двух лет в горной зоне Прикаспийского региона почти такая же, как и молодняка равнинной зоны при  отгонной системе содержания овец. В мае-июне буностомы обнаруживаются у 15,5–23,0% овец. В июле августе ЭИ у молодняка остается почти на одинаковом уровне 22,3–24,4% соответственно. Осенью экстенсивность инвазии достигает максимума в октябре 48,7%.

В течение зимы ЭИ буностомами остается высокой (38,4–46,3%). Выраженное снижение экстенсивности инвазии наступает в феврале. В апреле заражено всего 9,2% животных.

В. Изучение эпизоотологии нематодироза овец в Прикаспийском регионе Российской Федерации.

3.5. Сезонная и возрастная динамика зараженности овец нематодирами в различных зонах  Прикаспийского региона.

3.5.1 Динамика заражённости овец разного возраста нематодирами в 1983-1986 и 1995-2000 гг. (по данным вскрытий).

У ягнят молодые формы нематодир мы впервые находили в начале мая. Экстенсивность и интенсивность инвазии в мае 1983–1985 годах составляла 29,7% и 757±182,3 нематодир, а в 1995–2000 гг. 12,2% и 446±121,3 нематодир/животное соответственно (таблица 3). Первый подъем заражённости у ягнят отмечается в обоих случаях в июне 66,6%–40,3%  при интенсивности 1925±241,7 и 1224±174,4 нематодир на животное.

В летние месяцы в равнинной зоне отмечали небольшой спад экстенсивности инвазии, хотя интенсивность инвазии нарастала и в августе и достигала в первом случае 2069±216,1, во втором 1 655±145,7 нематодир на голову в среднем. Второй подъем начался в сентябре, пик отмечали в октябре-декабре (ЭИ в первом случае составляла 100% при средней ИИ  4078±680,4–3500±652,2 паразитов  на ягнёнка и втором случае 73,3% – 3626±380,0–2781±181,6, соответственно). В зимние месяцы, хотя заражённость слегка снижается, но остаётся на довольно высоком уровне. В апреле  отмечается снижение экстенсивности инвазии до 53,5% в 1983–1986 гг. и до 31,4% в 1995–2000 гг. Необходимо отметить, что интенсивность инвазии нематодирами у ягнят в течение года колебалась в очень широких пределах: минимально от 10 и максимально до 12 618 нематодир на голову.

Таблица 3

Динамика заражённости овец разного возраста нематодирами в 1983-1986  и 19952000 гг. (по данным вскрытий).

Месяцы

Количество

вскрытых животных

ЭИ, %

ИИ±м

Количество

вскрытых животных

ЭИ, %

ИИ±м

1983–1986 гг.

1995–2000 гг.

Ягнята до одного года

Май

37

29,7

757±182,3

29

12,2

446±121,3

Июнь

66

66,6

1925±241,7

39

40,3

1224±174,4

Июль

37

67,5

3089±380,6

52

38,8

2323±215,1

Август

63

61,9

2069±216,1

40

42,5

1655±145,7

Сентябрь

74

74,3

1469±181,8

66

46,3

928±94,42

Октябрь

25

100

4078±680,4

35

68,7

3080±288,2

Ноябрь

20

100

3500±652,2

47

73,3

3626±380,0

Декабрь

23

95,6

3421±592,0

56

70,3

2781±181,6

Январь

55

85,4

2837±420,3

28

59,2

2127±224,1

Февраль

22

77,2

2255±453,8

33

47,1

1633±132,7

Март

30

73,3

1702±342,3

54

38,6

1006±97,21

Апрель

28

53,5

1398±308,1

48

31,4

722±64,62

  Молодняк от одного года до двух лет

Май

16

81,2

1776±516,1

44

49,2

1224±111,3

Июнь

49

51,0

1620±195,2

38

52,4

1309±138,2

Июль

39

51,2

1810±223,2

67

44,3

863±73,06

Август

31

64,5

1114±192,4

52

36,6

525±48,81

Сентябрь

22

45,4

1411±172,0

48

40,2

966±84,31

Октябрь

15

80,0

2406±940,2

60

61,5

1323±127,4

Ноябрь

11

100,0

2885±770,5

24

72,4

1867±139,2

Декабрь

12

91,6

1824±528,5

39

63,3

1413±148,4

Январь

22

54,5

2010±439,4

52

46,1

1672±153,8

Февраль

24

58,3

1751±424,4

29

40,3

1128±112,3

Март

19

53,8

987±113,9

17

33,3

613±58,17

Апрель

22

63,6

1371±245,1

32

45,0

728±64,09

Овцы старше двух лет

Май

10

40,0

371±88,12

16

33,4

213±22,41

Июнь

47

31,9

694±72,81

10

30,0

424±71,67

Июль

13

46,1

685±111,6

26

34,6

513±63,14

Август

16

37,5

1298±158,3

45

24,4

932±215,7

Сентябрь

33

30,3

365±40,1

30

26,6

1216±163,2

Октябрь

11

63,6

1778±545,8

62

40,3

1451±142,0

Ноябрь

45

62,2

1660±257,4

70

47,1

1515±166,3

Декабрь

25

64,0

1786±298,1

13

46,1

1522±147,0

Январь

32

43,7

1748±212,6

18

38,8

1307±128,9

Февраль

22

45,4

758±236,2

26

33,3

524±40,12

Март

23

34,7

472±71,41

64

31,2

316±34,34

Апрель

12

8,3

276±22,06

41

24,3

142±12,07

У молодняка от года до двух лет динамика зараженности нематодирами по интенсивности и экстенсивности несколько отличается от таковой у ягнят. Кривая зараженности характеризуется двумя подъемами экстенсивности и интенсивности инвазии: первый - весной (в мае), второй–осенью (в ноябре), где ЭИ достигает 52,4 и 72,4% при ИИ 1309±138,2–1867±139,2 экз. соответственно. В мае экстенсивность инвазии в 1983–1986 гг. 81,2% при интенсивности 1776±516,1, а в 1995–2000 гг. 49,2% и  1224±111,3 в среднем. В летние месяцы экстенсивность и интенсивность постепенно падает и в сентябре составляет 45,4% и 1411±172,0 паразитов на голову в среднем в первом случае и во втором 40,2% и 966±84,31. В октябре отмечен новый подъем заражённости с пиком в ноябре В зимний период экстенсивность и интенсивность в обоих случаях постепенно снижалась, и в марте составила 53,8% и 987+113,9 и 33,3%  и 613+58,17 паразитов на овцу соответственно. Интенсивность инвазии в течение года колебалась минимально от 22 и максимально до 11 835 нематодир на голову.

Овцы старше двух лет все сезоны года были заражены нематодирами, но экстенсивность и интенсивность инвазии была несколько ниже, чем у ягнят и молодняка. Характерных особенностей в динамике зараженности у овец мы не обнаружили. Однако следует подчеркнуть, что у овец старше двух лет нематодиры паразитируют со значительной интенсивностью инвазии (до 6 275 особей).

Нематодироз в форме клинически выраженной инвазии протекает чаще всего у козлят, ягнят и молодняка до двух лет в предгорных и горных районах республики. В хозяйствах с неотгонной системой содержания овец в равнинной зоне зараженность овец нематодирами меньше, чем в хозяйствах с отгонной системой.

Динамика зараженности овец нематодирами в Прикаспийском регионе имеет существенное отличие от других республик и областей. Ягнята ноябрьского - декабрьского окота заражаются в стойловый период зимой, в кошарах в 1983-1986, и в марте экстенсивность инвазии уже достигает 38,4%, а весенний подъем нематодирозной инвазии выше, чем осенний. Ягнята до года с отгонной и неотгонной системой содержания в равнинной зоне начинают заражаться с первых дней пастьбы, а яйца нематодир обнаруживают  уже с мая и в мае, июне отмечается первая волна заражения. В летние месяцы у ягнят и молодняка имеет место заметное снижение зараженности. Вторая волна зараженности отмечена с пиком в осенние месяцы (октябрь ноябрь). Осенний пик зараженности в условиях Дагестана как бы запаздывает по сравнению с нижним Поволжьем и Новосибирской областью.

3.5.2. Динамика нематодироза овец в равнинной зоне со стационарной-пастбищной  и отгонно - пастбищной системой содержания (по данным копроскопических исследований).

В апреле яиц нематодир у ягнят мы не находили. Но в мае в обеих группах в 1983-1984 гг. обнаруживали большое количество зараженных нематодирами животных (ЭИ была 39,4%  и 53,0%  соответственно).

Через 12-15 лет этот показатель зараженности у овец в мае составил 25,5 и 31,0%. В июле и августе на пастбищах равнинной зоны при обеих системах содержания наблюдали некоторое снижение инвазии у ягнят нематодирами в указанные годы, ЭИ составила 34,3%, 63,0% и 28,2%;  33,5% соответственно.

       В сентябре начинался новый подъем зараженности нематодирами, который продолжался до октября–декабря и достигал пика зимой. Пик инвазии в 1983-1984 годы отметили в декабре – январе (82-100%), в то время как в 1995-1996 годы ЭИ ягнят была ниже и составила 71,1-75,3%.

       В феврале и марте зараженность ягнят в обоих случаях снижалась, а в апреле и мае вновь слегка увеличивалась и составила 62,7 и 40-45% соответственно. В летние месяцы экстенсивность инвазии уже у молодняка в возрасте старше года снижалась также как у ягнят. В июле – августе было заражено в первом случае до 30% ягнят, а во втором 22-26% животных этого возраста. В осенние месяцы экстенсивность инвазии в обоих случаях вновь повысилась, достигнув максимума в конце осени, и оставалась высокой зимой (ЭИ в декабре – январе 70-74% и 45-50%) соответственно.

       Таким образом, в течение года у ягнят до года и у молодняка от года до 2х лет в равнинной зоне кривая динамики зараженности нематодирами характеризуется двумя подъемами: коротким в мае–июне и более продолжительным в осенние – зимние месяцы в обоих случаях.

       В июле и  августе, когда овцы находятся на высокогорных пастбищах, отмечается спад зараженности их нематодирами.

       У ягнят, родившихся в ноябре-декабре в равнинной зоне, яйца нематодир в пробах фекалий впервые находили в 1984–1986 годы в марте.

       Экстенсивность инвазии в 1984 году была 21,3%. В течение весны экстенсинвазированность резко нарастала, в начале лета составила 78% и 69%. В июле августе зараженность ягнят падает (ЭИ=35% и 26,6%). Осенью наблюдается некоторое повышение экстенсивности инвазии,  в ноябре она составила 63% и 56,3% соответственно. Зимой отмечается некоторое снижение зараженности. Интересно отметить, что у ягнят раннего окота динамика зараженности имеет отличия от таковой у ягнят позднего окота.

3.5.3. Динамика зараженности овец нематодирами в горной зоне при стационарнопастбищном содержании в19831986 и 19951997 гг. (по данным копроскопических исследований)

Нематодироз у ягнят до года и молодняка от года до двух лет с неотгонной системой содержания в горной зоне протекает несколько по иному, чем у ягнят в равниной зоне. В мае в пробах, взятых у ягнят, яиц нематодир не находили. Впервые яйца нематодир обнаруживали в пробах фекалий в конце июня, ЭИ в первом случае составила 13,6 % и во втором – 7,5%. Пик инвазии в 1983 году приходился на ноябрь месяц, ЭИ составляла 94,4%, а в 1996 году пик нематодирозной инвазии достигал в октябре и ЭИ составлял 64,6%. В зимний период заражённость ягнят постепенно снижается и в апреле у ягнят в возрасте одного года ЭИ составляла в первом случае 18,7%, а во втором – 10,0%. Дальнейшие исследования показали, что у молодняка до двух лет в июне месяце экстенсивность инвазии постепенно нарастала 36,8% и 30,8% соответственно. В горной зоне кривая заражённости у молодняка до одного года характеризуется одним подъемом с максимумом в декабре-ноябре-70,1% и 64,6% соответственно.

К весне инвазированность постепенно снижается и в апреле составляет – 18,6% и 12,0%.

Глава 4. Гельминтологическая оценка различных типов пастбищ по стронгилятозам овец

В пробах травы и почвы обнаружены инвазионные личинки нематодир, эзофагостом, буностом, гемонхов, хабертий, трихостронгил.

В данной работе мы ограничимся анализом контаминации пастбищ инвазионными личинками нематодир, эзофагостом и буностом. На пастбищах Тарумовского района установлено, что зараженность инвазионными личинками на разных по качеству участках различная.

На первом и втором участках, где проведено улучшение пастбищ (расчистка от кустарников, уничтожение сорных трав, выравнивание канав и ям) зараженность травы составляла: нематодирами – 3,6-4,1%; эзофагостомами – 1,1-1,4%; буностомами – 2,3-1,7%; почвы – 2,7-5,2%; 0,9-1,6%; 1,8-0,8%: соответственно.

На двух других неулучшенных пастбищных участках, соседствующих с орошаемыми землями и временами затапливаемых водой, загрязненность этими инвазионными личинками значительно выше: трава  - до 4,8-8,8%, почва – 1,7-8,6% (табл.4.).

Зараженность травы личинками рода нематодир, эзофагостом и буностом на предгорных пастбищах достигает 16-19,3%, что имеет определенное эпизоотологическое значение, так как эти пастбища находятся на пути перегона овец. Вполне возможно, что именно эти участки служат основными местами интенсивного заражения овец стронгилятами желудочно-кишечного тракта.

Относительно большая зараженность почвы и травы личинками стронгилят во втором (май июнь) и четвертом (октябрь-ноябрь) кварталах объясняется тем, что в эти месяцы создаются благоприятные условия для развития личинок стронгилят, кроме того перед перегоном на летние пастбища и после прибытия на зимние, эти пастбища сильно загрязняются инвазионным материалом от овец.

Таблица 4.

Зараженность пастбищ Республики Дагестан личинками стронгилят желудочно-кишечного тракта по кварталам года (% к пробам).

Характеристика  пастбищных участков

Улучшенный

Относительно улучшенный

Низкокачес- твенный

Запущенный

Материал для исследования

трава

почва

трава

почва

трава

почва

трава

почва

Количество проб

200

200

200

200

200

200

200

200

Зараженность (%)

нематодирами

1

0,4

0,2

1,1

1,5

2,6

1,2

0,2

1,3

2

2,3

1,8

3,4

2,2

3,9

2,4

4,8

5,6

3

0,1

0,5

0,1

0,8

0

0,6

0,2

1,2

4

2,7

3,3

3,1

4,0

4,1

4,6

5,6

6,1

эзофагостомами

1

0

0,4

0

0

0,4

0,7

0,2

0,8

2

1,6

0,7

0,9

1,3

3,3

1,8

6,4

3,3

3

0,3

0,3

0

0,4

0

1,1

0,2

0,6

4

2,1

1,4

3,7

2,3

5,2

4,0

8,1

4,2

буностомами

1

0

0

0

0

0

0

0

0,1

2

1,7

1,2

1,7

0,8

3,4

2,8

3,9

2,6

3

0,2

0,4

0

0,3

0

0,3

0

0,4

4

2,8

3,9

1,4

0,7

4,2

3,3

5,1

3,4

4.1.Оценка контаминации пастбищ яйцами и личинками  стронгилят  желудочно-кишечного тракта.

Проведенные наблюдения и опыты показали, что сохранение яиц и личинок  стронгилят желудочно-кишечного  тракта  овец на пастбищах зависит не только от общих климатических условий, но и от условий микроклимата- находились ли яйца и личинки  в фекалиях, почве или траве, в тени или на солнце. Имело также значение время попадания яиц во внешнюю среду. В связи с этим  мы проводили исследования зимних и летних пастбищ и трасс перегона овец на наличие яиц  и личинок стронгилят желудочно-кишечного  тракта в разные сезоны года. Изучение выживаемости яиц и личинок стронгилят  желудочно- кишечного тракта на сезонных пастбищах Дагестана проводили для того, чтобы определить, обезвреживаются ли сезонные пастбища в период отсутствия на них овец  и не могут ли они являться  источником нового заражения стронгилятами после очередного перегона животных. Помимо этого при организации пастбищной профилактики  необходимо знать, через какой промежуток времени возможен повторный выпас. Одновременно определяли жизнеспособность инвазионных личинок на пастбищах по месяцам.

4.1.1. Оценка контаминации зимних пастбищ яйцами и личинками стронгилят желудочно-кишечного тракта.

С третьей декады декабря по вторую декаду апреля  осенне-зимне-весенние пастбища свободны от инвазионных личинок основных стронгилят  желудочно-кишечного тракта, лишь только инвазионные личинки нематодир встречаются круглый год.

Во второй декаде апреля инвазионных личинок стронгилят в пробах, взятых на пастбищах (фекалии, трава, почва, вода), мы не находили , а яйца стронгилят находили в 11% проб, в основном пробах фекалий (34%). Инвазионные личинки нематодир находились  в 27% проб фекалий, в 16% проб травы и 36% проб почвы.

В мае  зараженность пастбищ личинками и яйцами стронгилят желудочно-кишечного тракта овец повысилась: личинок эзофагостом, буностом, хабертий и др. стронгилят находили в 43% проб, взятых на пастбищах, в 23%- у кошар и в 30%- на выгульном дворе кошары, а инвазионные личинки нематодир  в пробах, взятых на пастбище, находили в 24%, проб у кошар -в 21%  и на выгульном дворе кошары в 8% проб.

В июне на пастбищах  находили во многих пробах инвазионные личинки стронгилят  (40-60%). Яиц и неинвазионных  личинок  стронгилят желудочно-кишечного тракта  мы не обнаружили.

С июля по сентябрь обсеменение зимних пастбищ снизилось. Личинки стронгилят (эзофагостом, буностом, хабертий и др.) обнаруживали в 6% проб. Взятых с затемненных  участков пастбищ пробах личинки нематодир обнаруживали в 12% проб, по 3-11 личинок в каждой.

В октябре-ноябре с прибытием овец с летних пастбищ обсемененность осенне-зимне-весенних пастбищ сильно возросла.  Яйца стронгилят находили в 16-25% проб. Инвазионные личинки стронгилят обнаруживали в 13-35% проб.  Сильная обсемененность зимних пастбищ личинками стронгилят желудочно-кишечного тракта овец в весенний и осенний  периоды является одним из ведущих эпизоотологических  факторов, влияющих на динамику  инвазии.

4.1.2. Оценка контаминации летних пастбищ яйцами  и личинками стронгилят овец

С октября по май пастбища, расположенные на высоте 2000-3000м над уровнем моря, были свободны от инвазионных  личинок основных стронгилят  (эзофагостом, буностом, хабертий и др.) . В июне инвазионные личинки стронгилят  были обнаружены в 11-18% проб фекалий, на траве 8% и почве 5%. Овец пригоняли на эти пастбища в июне. В основном, яйца  и личинки стронгилят обнаруживали в 14% пробах травы, в 24% пробах фекалий. В пробах фекалий личинки иногда обнаруживали до 50-60 экз. Яйца и инвазионные личинки стронгилят  были обнаружены в 45-70% пробах. В августе отмечена наибольшая  зараженность: 40-75% проб  содержали  личинки стронгилят, в том числе они были найдены в 22 пробах травы и фекалий,  интенсивность инвазии от 3 до 15 экз., а в пробах фекалий более 60 экз.

В  осенние месяцы (сентябрь-октябрь) инвазионные личинки стронгилят на летних пастбищах также встречались, но в меньшем количестве 5-22%. Яйца и инвазионные личики нематодир находили на высоте даже 2750-3000м в течение года, но больше всего в июле-августе (20-29%).

Наши исследования показали, что на высоте 2750м и выше личинки стронгилят не развиваются и пастбища стерильны от  инвазионного начала  в течение года, только  инвазионные личинки нематодир находились круглый год даже на высоте 3000м , что подтвердилось  и при исследовании проб фекалий от Кавказских туров, взятых на высоте 3500м и выше. Яйца и личинки нематодир  находили в 18-21% пробах фекалий.

4.1.3 Оценка контаминации скотопрогонных трасс яйцами и личинками стронгилят овец

Перегон овец на летние высокогорные  пастбища происходит в основном  со второй декады мая и до конца июня (15-45 дней). За время перегона  скотопрогонные пастбища, небольшие по территории, интенсивно перегружены и  сильно загрязняются. Степень контаминации инвазионным началом трасс перегона определяли  до начала  перегона овец на летние пастбища  (в апреле-мае) и до возвращения овец с летних пастбищ (в сентябре). Кроме того, исследовали пробы с трасс в июле-августе. Для этой цели был взят участок прогонных пастбищ в предгорной части трассы и до высокогорья, через который проходит большое количество (более 300тыс.) овец  с зимних пастбищ на летние.

В пробах фекалий, травы, почвы и воды, взятых с участка в апреле-мае перед перегоном овец на летние пастбища, нами не обнаружены яйца и личинки стронгилят желудочно-кишечного тракта, кроме нематодир и хабертий. Яйца и личинки нематодир находили  в 25-30% проб фекалий, почвы в 3%, травы в 17% и воды в 7%, а хабертий в фекалиях 6-7%, почве-0,5%, траве-4%,воде-1%. При исследовании трасс перегона  в июне в 60-70% проб фекалий  обнаружено большое количество личинок стронгилят, из них инвазионными  личинками были обсеменены 25-35% проб. Инвазионные личинки основных стронгилят  также находили в пробах травы (24%), почвы (31%) и воды (13%).

Дальнейшие наши наблюдения за развитием и выживаемостью яиц и личинок стронгилят желудочно-кишечного тракта овец показали, что трассы перегона со времени возвращения овец с летних пастбищ (сентябрь-октябрь) под действием высоких летних температур почти обезвреживаются от инвазионных личинок, находили только единичные личинки в пробах фекалий, взятых с затемненных участков. Инвазионные личинки нематодир и хабертий довольно устойчивы к высоким температурам и трассы перегона  не обезвреживаются от них.

В сентябре  при исследовании проб фекалий и почвы инвазионных личинок  нематодир находили в 30% проб, траве-7% и воде -11%, хабертий  соответственно 14, 3 и 0,5% проб. Из этого видно, что загрязненность трасс перегона личинками нематодир и хабертий ко времени возвращения овец с летних пастбищ довольно высокая. Следует подчеркнуть, что, хотя перед перегоном овец, пастбища на трассах скотопрогона в основном освобождаются от инвазионных личинок основных стронгилят, через 10-15 суток после начала перегона вновь обсеменяются инвазионными личинками гельминтов.

Эти данные свидетельствуют о том, что трассы перегона при плохой организации мер профилактики против стронгилятозов перед перегоном овец на летние пастбища, могут стать источником  этих инвазий. Заражение на перегонных пастбищах особенно опасно для ягнят, т.к. они более восприимчивы, что сказывается  на их развитии  и нагуле. Помимо этого, овцы заносят на обезвреженные за зимний период летние пастбища  инвазионный материал и на них возможно повторное заражение. Все это сильно затрудняет борьбу со стронгилятозами желудочно-кишечного тракта овец  при отгонном методе содержания.

Скотопрогонные пастбища на контаминацию личинками стронгилят были обследованы также в октябре и ноябре в период возвращения  отар с летних на зимние пастибща

В эти месяцы отмечена несколько меньшая обсемененность трассы, чем в  мае-июне. Это связано с тем, что в осенний период развитие личинок до инвазионной стадии происходит в более длительные сроки (низкие  температуры), личинки дольше и в меньшем количестве  достигают инвазионной стадии. При этом необходимо учитывать и то, что более упитанными были овцы и интенсивность заражения их гельминтами была меньше. В октябре овцы на трассе перегона также могли заражаться стронгилятами желудочно-кишечного тракта, т.к.  инвазионные личинки основных стронгилят (эзофагостом, буностом, хабертий и др.)  встречались от 5 до 42% проб. Яйца и не инвазионные личинки этих стронгилят находили  в 75% исследованных проб.

4.2. Изучение выживаемости яиц и личинок эзофагостом, нематодир и буностом на сезонных пастбищах и трассах перегона овец

4.2.1.  Изучение выживаемости яиц и личинок эзофагостом, буностом и нематодир на зимних пастбищах. 

На осенне-зимне-весенних пастбищах с ноября до середины апреля яйца и личинки эзофагостом и буностом не развиваются и погибают независимо от характера участка и растительного покрова. Яйца нематодир сохраняют жизнеспособность и в апреле из яиц вылупляются  инвазионные личинки, что способствуют раннему инвазированию ягнят нематодирами. В течение лета при отсутствии овец зимние пастбища обеззараживаются от личинок эзофагостом и буностом. Лишь на участках, где не попадают солнечные лучи и густой травостой, остаются единичные инвазионные личинки эзофагостом и буностом. Личинки же нематодир, независимо от природно-климатических условий, в течение лета и зимы на зимних пастбищах не погибают и пастбища  обсеменены  ими в течение года.

Основной причиной гибели  личинок эзофагостом и буностом в летний период является низкая влажность почвы и сравнительно высокая температура воздуха, достигающая +36-400С. Существенную роль в гибели личинок эзофагостом и буностом в летний период, по-видимому, играет также пониженная влажность воздуха. В зимний период существенную роль в гибели личинок играет не только низкая температура воздуха, достигающая 15-200С, но и резкие колебания температуры, заморозки, оттепели и другие неблагоприятные условия среды.

4.2.2. Изучение выживаемости личинок эзофагостом, буностом и нематодир зимой на летних пастбищах.

Летние пастбища в горных и высокогорных районах Дагестана с октября по июнь следующего года свободны от овец. В связи с этим мы решили выяснить вопрос о сохранении яиц и личинок эзофагостом, буностом и нематодир зимой на летних пастбищах,  на различных высотах до времени прибытия овец и могут ли быть пастбища источником заражения овец после зимнего перерыва в их эксплуатации? Экспериментальное изучение этого вопроса провели на основных массивах летних пастбищ.

В течение осени, зимы и весны в районах горных пастбищ отмечаются резкие суточные колебания температуры воздуха, часто повторяющиеся заморозки, приводящие к образованию ледяной корки на поверхности почвы. По-видимому, такие условия являются  губительными для личинок  эзофагостом и буностом, а личинки нематодир переносят все эти температурные колебания.


4.2.3. Изучение выживаемости яиц и личинок  эзофагостом, буностом и  нематодир летом на горных и высокогорных пастбищах.

С целью выяснения выживаемости яиц и личинок эзофагостом и буностом летом на горных и высокогорных пастбищах провели первую серию опытов на тех же высотах,  что в предыдущих опытах  с яйцами буностом и нематодир (17 июня 1992г.). Условия на этих участках те же, что и в предыдущих опытах.

Анализ результатов проведенных опытов показывает, что летом на горных и высокогорных пастбищах инвазионные личинки эзофагостом и буностом развиваются только на высоте ниже, чем 2750 метров. Развитие яиц в основном происходит на субальпийских пастбищах, находящихся на высоте 2000-2500 метров.

Пастбища, находившиеся выше 2750 м, свободны от инвазионных личинок эзофагостом и буностом, овцы здесь могут не инвазироваться этими гельминтами. Личинки нематодир до инвазионной стадии развиваются  на субальпийских и альпийских пастбищах, находящихся на высоте 2000-3000м  в течение лета, сохраняются до следующего выпасного сезона и являются источником инвазии и могут заражать овец на следующий год.

5. Опыты по испытанию антгельминтиков при стронгилятозах овец.

5.1 Испытание панакура гранулята 22,2%.

Для испытания фенбендазола  было отобрано в совхозе им.Кирова Тарумовского района 75 ягнят, наиболее интенсивно зараженных стронгилятами пищеварительного тракта.

Фенбендазол задавали ягнятам перорально, однократно в виде водной суспензии в соотношении 1:10.

При обследовании ягнят, обработанных фенбендазолом, было отмечено, что если в день лечения в одной капле на предметном стекле обнаруживалось в среднем по 126 яиц, то на третьи сутки количество их снизилось до 2-4. На седьмые и десятые сутки яйца стронгилят не были обнаружены. Результаты показали, что ягнята, получавшие фенбендазол по 10 и 15 мг/кг, были полностью освобождены от гельминтов.

5.2. Производственные опыты по испытанию фенбендазола.

Производственный опыт по определению нематоцидной активности различных доз фенбендазола  (панакура гранулята 22,2%) провели на естественно инвазированных стронгилятами  и нематодирами ягнятах  в возрасте 5-6 месяцев в июне и ноябре 1995г.

При обследовании ягнят, обработанных фенбендазолом групповым методом, было отмечено, что в день лечения в одной капле, взятой металлической петлей с поверхности стаканчика  при исследовании проб по методу Фюллеборна, находили в среднем по 44 яйца, а на третьи сутки количество их снизилось до двух-четырех. У животных всех трех подопытных групп яиц буностом и трихостронгилов не находили во все периоды исследований.

Анализируя результаты, можно заключить, что фенбендазол в дозах  7 и 10мг/кг по ДВ, примененный однократно, групповым методом в смеси с концкормами, показал при буностомозе ЭЭ равную 100%, а при нематодирозе в дозах 5, 7 и 10мг/кг соответственно 70,0, 90,0 и 100%.

5.3. Производственные опыты по испытанию солевых  брикетов с антгельминтиками на высокогорных пастбищах

В районах с отгонно-пастбищным содержанием овец и коз поголовье в значительной степени пораженно стронгилятами пищеварительного тракта.

Наиболее приемлемой  формой скармливания антгельминтиков овцам, по нашему мнению, являются солевые брикеты. Располагая данными об эффективности ряда препаратов при желудочно-кишечных и легочных стронгилятозах и аноплоцефалятозах овец, в состав брикетов включили панакур гранулят  22,2%-ный и феналидон. В качестве наполнителя взяли  натрия хлорид по той причине, что почвы летних горных пастбищ бедны этим элементом.

После применения брикетов в опытной группе, где овцы получали в среднем по 0,6 г. панакура гранулята (первый вариант), экстенсэффективность при диктиокаулезе составила 65-81,3%, нематодирозе-81-90,4%, при других желудочно-кишечных стронгилятозах-75,6-90,7%. В первой группе, в которой на одно животное приходился 1,2г препарата (второй вариант), экстенсэффективность была соответственно 60,0-88,2%, 75,0-100,0%  и 63,0-95,6%.

В производственных условиях овцы в составе брикетов получили 1,2 г. панакура гранулята. В этом случае экстенсэффективность его при диктиокаулезе составила 75-89%, нематодирозе – 84-95%,  при других желудочно-кишечных стронгилятозах – 89-96%. У животных контрольных групп зараженность гельминтами увеличилась,  что было подтверждено при вскрытии погибших и вынужденно убитых овец в последующие дни, а также копрологическими исследованиями.

Из выше изложенного можно сказать, что брикеты, в состав которых входят панакур гранулят и феналидон, эффективны против легочных, желудочно-кишечных стронгилят, мониезий и тизаниезий овец и  позволяют в короткое время провести обработку большого количества животных на летних горных пастбищах при наименьших затратах труда и времени.

Овцы  хорошо поедают брикеты с антгельминтиками,  они не вызывают у них отклонений от физиологической нормы. Сочетание антгельминтиков с натрием хлоридом вполне приемлемо, так как наряду с лечением овец представляется возможность обеспечить их потребность в хлористом натрии.

5.4. Опыты по испытанию альбендазола (валбазена)

По результатам вскрытия животных первой группы, которые получали валбазен в дозе 2,5мг/кг, ЭЭ при стронгилятозах составила 60%, ИЭ - 94,07%, а при нематодирозе соответственно 73,3% и 93,3%. Во второй группе ЭЭ при стронгилятозе равнялась 93,3%, а ИЭ - 99,7%, при нематодирозе ЭЭ - 100% и ИЭ - 100%. У животных третьей и четвертой группы, получивших валбазен в дозе 7,5 и 10 мг/кг ЭЭ и ИЭ при стронгилятозе и нематодирозе составила 100%.

Средняя ИИ у контрольных баранчиков при вскрытии составила эзофагостомами  67 экз., а нематодирами 1678 экз.на голову.  При клиническом осмотре  опытных овец, получивших препарат, каких-либо отклонений  от физиологического состояния мы не отмечали.

Валбазен в дозе 7,5 и 10мг/кг по ДВ проявил 100%-ную эффективность при стронгилятозах пищеварительного тракта и нематодирозе овец. Препарат также эффективен в дозах 2,5 и 5мг/кг. При нематодирозе и при остальных стронгилятозах ЭЭ=60,0-93,3%; ИЭ=94,1-99,7%,  соответственно 73,3-100% и 93,3-100%.

5.5. Опыты по испытанию микрокапсулированного 15%-ого альбендазола плюс и базового препарата- 99%-ого альбендазола

Проведенные опыты показали, что микрокапсулированный 15%-ный альбендазол плюс в дозе 20мг/кг и базовый препарат 99%-ный альбендазол в дозе 3,5мг/кг являются высокоэффективными  антгельминтиками при желудочно-кишечных стронгилятозах овец и коз.

5.6.  Опыты по испытанию оксфендазола (систамекса) 

Результаты вскрытия, проведенного через 9 суток после обработки животных систамексом, показали, что препарат в дозе 4,6мг/кг (ДВ) эффективен на 75,5%, при нематодирозе и других стронгилятозах на 57,1%. Во второй группе овец зарегистрировали следующие показатели: эффективность против нематодироза повысилась до 85,7%, а при других стронгилятозах до 88,8%. Наилучшие результаты были получены в третьей группе. Здесь все животные были свободны от стронгилят желудочно-кишечного  тракта и нематодир и лишь у одной из 8 овец  было выявлено 3 экз.трихостронгилов.

Испытания показали, что при применении препарата в дозе от 69 до 552мг/кг, т.е. превышающей в 4-36 раз терапевтическую дозу, никаких отклонений от клинических норм у овец не отмечено.

5.7. Производственные опыты по испытанию полифенила

Производственные опыты по испытанию  влияния различных доз полифенила на его нематоцидную активность провели на естественно инвазированных эзофагостомами, нематодирами и другими стронгилятами пищеварительного тракта ягнятах 5-8-месячного возраста в июле-августе на летних высокогорных пастбищах.

При обследовании молодняка овец, обработанного полифенилом с концкормами групповым методом, было отмечено, что до обработки в одной капле, взятой металлической петлей с поверхности раствора стаканчика по методу Фюллеборна, находили в среднем 38 яиц стронгилят, а на седьмые сутки количество их снизилось – в первой группе до 3-5, а у молодняка второй группы, получившей полифенил в дозе 3,5-4,0г на одну голову, на седьмые и пятнадцатые сутки яйца нематодир и других стронгилят желудочно-кишечного тракта находили у единичных животных.

Испытание солевой смеси с полифенилом в дозе 3,5г на одну  голову летом на высокогорных пастбищах показало, что молодняк хорошо поедает солевую смесь в течение 20-25 минут. До начала опытов яйца нематодир находили у 43% ягнят, а яйца эзофагостом, буностом и других стронгилят желудочно-кишечного тракта-91%.

Анализируя результаты всех опытов по испытанию разных лекарственных форм и в различных дозах (фенбендазола, альбендазола, микрокапсулированного 15%-ого  альбендазола плюс, базового препарата 99%-ого альбендазола, кубена-3 и кубена-6, оксфендазола полифенила и полифена) при эзофагостомозе, нематодирозе и других желудочно-кишечных стронгилятозах овец и коз нами установлено, что из отечественных препаратов наиболее эффективными и с широким спектром действия антгельминтиками являются полифенил, кубен-3 и кубен-6, а из импортных – фенбендазол. Эти препараты можно задавать с концкормами, в гранулах, с солевой смесью и в солевых брикетах. Различными лекарственными формами вышеперечисленных антгельминтиков можно обработать за короткое время большое количество овец.

Поэтому мы, на основании результатов наших опытов, рекомендуем из отечественных препаратов полифенил, из зарубежных-фенбендазол (панакур гранулят-22,2%-ный). Эти препараты удобны для массового применения групповым методом и могут быть использованы для приготовления кормосмесей, лечебных гранул, солевой смеси и лечебных солевых брикетов.

Лечебно-солевые брикеты и солевые смеси с полифенилом, кубеном –3 и кубеном-6 и фенбендазолом овцы хорошо поедают, они не вызывают у них отклонений от физиологической нормы. Сочетание антгельминтиков с натрием хлоридом вполне приемлемо, так как наряду с лечением овец представляется  возможность обеспечить их потребность в хлористом натрии.

5.8.  Комплекс  оздоровительных мероприятий при стронгилятозах

овец и коз, экономическая эффективность его внедрения. 

Нами изучена сравнительная антгельминтная эффективность  (фенбендазола, альбендазола, микрокапсулированного 15%-ого альбендазола плюс, базового препарата 99%-ого альбендазола, кубена, оксфендазола, полифена, полифенила) при эзофагостомозе, нематодирозе и др. стронгилятозах желудочно-кишечного тракта овец и коз.

Работу по испытанию различных доз  фенбендазола (панакур гранулята 22,2%), альбендазола (валбазена), оксфендазола (систамекса),  микрокапсулированного 15%-ого альбендазола плюс, кубена-3 и кубена-6, полифена и полифенила провели на естественно инвазированных  эзофагостомами, нематодирами и др.желудочно-кишечными стронгилятами овцах и козах разного возраста. Все опыты проводили весной и осенью, когда наиболее интенсивно заражены овцы стронгилятами желудочно-кишечного тракта. По результатам  двукратных гельминтоовоскопических  исследований отобрали ягнят в возрасте до одного года и молодняк  от года до двух лет, зараженных эзофагостомами, нематодирами  и другими стронгилятами пищеварительного тракта.

Животных взвесили, пронумеровывали и по принципу аналогов распределили на группы (подопытные и контроль). Терапевтическую эффективность учитывали по результатам гельминтоовоскопических и гельминтолярвоскопических исследований проб  фекалий  через 10 и 15 дней после дачи антгельминтиков, а также путем гельминтологических  вскрытий  опытных и контрольных животных. Всего для опытов использовано более 30000 овец и коз.

5.9.  Опыт оздоровления хозяйств от нематодироза коз

Во многих фермерских хозяйствах и частном секторе Республики Дагестан ежегодно с апреля по июнь  и с сентября по ноябрь наблюдались массовые поносы у козлят 4-5 месячного возраста, кроме того отмечен массовый падеж коз в 1992-1995гг. в колхозе «Дружба» Цумадинского района. При  полных гельминтологических вскрытиях у козлят и взрослого поголовья обнаруживали большое количество- до 12 тыс нематодир в тонком отделе кишечника.

В отдельные годы количество погибших козлят к числу родившихся составляло 20-25%. Чаще всего нематодироз проявлялся в дождливые годы среди козлят декабрьско-январского окота.

Бактериологическими исследованиями и биологическими пробами на подопытных лабораторных животных возбудители микробных заболеваний не были выделены. Диагноз на нематодироз ставили по клиническим признакам болезни, патологоанатомическим изменениям, по результатам гельминтологических  исследований,  с учетом возраста животного  и времени заболевания.

Мы обследовали 566 козлят.  Причем у 7 провели  гематологические исследования, у 25-патологоанатомические, из них  у 2-х козлят проводили гистологические и у 6 – бактериологические. Методом полного гельминтологического вскрытия исследовано 25 голов. Было отмечено,  что клинически нематодироз проявляется с конца апреля  у козлят 4-5 месячного возраста.  Затем число заболевших животных увеличивается и достигает максимума в июне, в летний период (июль-август) количество клинически больных резко сокращается. С сентября число заболевших козлят начинает возрастать и достигает максимума в октябре-ноябре.

Больные козлята угнетены, ниже средней упитанности, нередко истощены. Видимые слизистые оболочки ротовой полости и конъюнктива  глаз анемичны. Пульс учащенный (110-130 ударов в минуту), плохого наполнения и напряжения. Тоны сердца ослаблены.  Количество дыхательных движений в минуту 25-35, дыхание поверхностное. Перистальтика кишечника усилена, понос часто профузный. Продолжительность болезни до 5-12 дней.

При вскрытии обнаружено: полости сердца расширены, на эпикарде точечные и пятнистые кровоизлияния, кровеносные сосуды кишечника переполнены, их слизистая оболочка воспалена и покрыта  точечными кровоизлияниями.

У некоторых козлят констатировали инвагинацию кишечника. Печень неравномерно окрашена, дряблой консистенции. При гельминтологическом вскрытии кишечника у каждого козленка обнаруживали от 1000 до 12000 нематодир.  Все найденные нематодиры относились к видам  N.helvtnianus, N.andreevi и  N.dagieli.

Больных коз и козлят помещали в лечебно-профилактический пункт (ЛПП) и давали им в день по 200г концентрированных кормов, траву свежую, слегка подсушенную и воду. Лечили животных в мае-июне и октябре-ноябре, когда инвазия нарастала.

Для лечения больных животных в равнинной зоне Дагестана использовали фенбендазол (панакура гранулят 22,2%-ный) в смеси с концентрированными кормами. В соотношении 1:100 в составе солевой смеси - в горной зоне, в соотношении 1:10, из расчета 10мг/кг массы тела по ДВ - скармливали их групповым методом (5-10) голов во время нахождения  в ЛПП,  двукратно, с интервалом 48 часов. Лечебно-кормовые и солевые смеси давали утром до  кормления животных. Лечили таким образом 344 головы коз и козлят, у которых начался понос и при гельминтологическом обследовании обнаруживали яйца нематодир. Антгельминтную эффективность  препарата учитывали по количеству выздоровевших козлят через 8-12 дней после лечения, результатам гельминтокопрологического  обследования животных  до и после дачи панакура гранулята 22,2%-ого, а также по результатам гельминтологических вскрытий кишечников коз и козлят через 8-12 дней после применения препарата. Побочных явлений после дачи панакура гранулята с концентрированными кормами и солевой смесью у животных не отмечали. Понос у них прекратился на восьмой-девятый дни, общее состояние заметно улучшилось и козлят перевели из лечебно-профилактического пункта в общую отару.

Таким образом,  фенбендазол (панакура гранулят 22,2%-ный) в смеси с концентрированными кормами и солевой смесью является высокоэффективным антгельминтиком при нематодирозе коз и ими можно оздоровить хозяйства от стронгилятозов овец.

6. Меры борьбы и профилактики при желудочно-кишечных стронгилятозах  овец и коз  в хозяйствах  республики Дагестан

Борьба с гельминтозами является общегосударственной задачей, которая должна реализовываться ветеринарной службой и органами здравоохранения, а также министерством  внутренних дел, главами администраций при постоянном внимании и поддержке правительства. Указанное продиктовано чрезвычайно широким распространением гельминтозов овец и коз в Прикаспийском регионе и ежедневным ущербом, наносимым ими экономике хозяйств разных форм собственности, который выражается в снижении привесов живой массы, настригов шерсти, племенных качеств животных, рождении слабого приплода, падеже поголовья и выбраковке на предприятиях по переработке ценнейшего сырья – печени, легких, сердца,  почек,  кишечника и мяса.

Из приведенных выше материалов следует, что повышение сохранности  молодняка овец и коз  во многом зависит от профилактики стронгилятозов. Выполнение данной работы оказывает прямое влияние  на рентабельность овцеводства.

Для профилактики и ликвидации стронгилятозов овец и коз в Прикаспийском регионе необходимо внедрить систему организационных , общих ветеринарно-зоотехнических и лечебно-профилактических мероприятий.

Организационные мероприятия: планирование дегельминтизации животных против стронгилятозов, учет и контроль выполнения плановых заданий, профилактическое карантинирование, содержание хозяйств на режиме закрытых предприятий, пропаганда гельминтологических знаний.

Общие мероприятия: соблюдение санитарных норм размещения животных, укрепление кормовой базы, рациональное кормление овец и коз во все периоды года, создание культурных пастбищ, своевременная очистка от навоза кошар, загонов, мест тырловок, оборудование гигиенических водоемов, осушение увлажненных и заболоченных пастбищ.

Лечебно-профилактические мероприятия: овец и козематок в апреле-мае, после окота, дегельминтизировать перед перегоном овец на летние высокогорные пастбища против строгилятозов  с кормовой смесью с полифенилом, фенбендазолом, кубеном и др. антгельминтиками.

Повторно – после прибытия овец на летние высокогорные пастбища в августе-сентябре и  перед перегоном их на зимние пастбища. Третью обработку всего поголовья овец необходимо проводить после перегона на зимние пастбища в ноябре-декабре.

Молодняк старших возрастов и валухов первый раз дегельминтизировать  в марте-апреле любыми антгельминтиками широкого спектра действия перед перегоном овец на летние пастбища. Вторую обработку овец проводить на летних пастбищах в конце августа и сентябре перед перегоном овец на зимние пастбища. Третью обработку  необходимо провести  как овцематок, так и козематок после прибытия их  на зимние пастбища в ноябре-декабре.

Ягнят и козлят текущего года рождения дегельминтизировать первый раз  в период отъема  от матерей в июле-августе с последующим обязательным  переводом их на участки,  благополучные в отношении личинок стронгилят,  где содержат их до перегона овец на зимние пастбища. Все обработки  на летних пастбищах необходимо проводить солевой смесью или лечебными  брикетами и лизунцами, содержащими панакур (фенбендазол), полифенил или другие антгельминтики широкого спектра действия, которые имеются в хозяйствах.

Вторая обработка ягнят и козлят  проводится совместно с взрослым поголовьем овец  после перегона в ноябре – декабре.

Овец всех возрастных групп, с неотгонной системой содержания, необходимо дегельминтизировать два раза в год.  Первый раз – весной март-апрель, второй – осенью октябрь-ноябрь.

Ягнят и козлят текущего года рождения дегельминтизировать первый раз  в период отъема от матерей в конце июня и июле,  с последующим переводом их на участки благополучные в отношении личинок стронгилят, где содержать до ноября-декабря. В течение пастбищного периода ягнят обеспечить фенотиазино-солевыми брикетами с микроэлементами.  Повторную дегельминтизацию ягнят текущего года рождения следует проводить через 15-20 дней после перевода их на стойловое содержание антгельминтиками широкого спектра действия с кормовой или солевой смесью.

7. Экономический ущерб, причиняемый овцеводству от стронгилятозов (эзофагостомоз, нематодироз и буностомоз).

Ежемесячными взвешиваниями экспериментально зараженных  и контрольных (неинвазированных)  ягнят установлено, что увеличение живой массы  тела животного  в каждой группе  было различным. Ягнята, зараженные инвазионными личинками трех видов стронгилят , больше отставали в живой массе  от контрольных, чем зараженные  одним или двумя видами гельминтов.

Экономический ущерб как при смешанной, так и при моноинвазии (эзофагостомоз, нематодироз и буностомоз) выражается  не только в снижении  продуктивности, но и гибели определенной части заболевших животных.

Кроме того, для инвазированных животных  корма расходуется в два раза больше, чем для здоровых.

Так, из 30 подопытных  ягнят, использованных нами для изучения экономического ущерба, в течение опыта (200-224 дня)  пало 6 голов, а в контрольной группе из 15 голов пало всего одно животное.

Полученные нами данные показывают, что эзофагостомоз, нематодироз и буностомоз  наносят  овцеводству  значительный ущерб, слагающийся из падежа заболевших животных, снижения мясной и шерстной продуктивности, выхода приплода и расхода кормов для восстановления больных животных.

Таким образом, результаты исследований свидетельствуют о том, что смешанная инвазия (эзофагостомоз, нематодироз, буностомоз) вызывает в организме овец, в частности, в тонком и толстом отделах  кишечника, значительные патологические изменения и часто приводит  к падежу животных.

Интенсивная смешанная инвазия  приводит к гибели  животных, средняя и слабая степень инвазии – к задержке роста, развития, снижению всех видов продуктивности.

У ягнят с клиническим проявлением смешанной инвазии снижается мясная продуктивность за период наблюдения по сравнению с контрольными в среднем на 5,9 кг, шерстная – на 0,439 кг, что в денежном выражении составляет более 540 рублей.


ВЫВОДЫ

1. Эзофагостомоз, буностомоз и нематодироз и другие виды стронгилят желудочно-кишечного тракта широко распространены в Прикаспийском регионе и встречаются повсеместно. В регионе зарегистрировано 7 видов нематодир – N. filicollis, N.oiratianus, N.spathiger, N. abnormalis, N. helvetianus, N. dogieli, N. andreevi.  2 вида эзофагостом - Oe.venulosum. Oe. columbianum. и 1 вид бумастом - B.trigonocephalum. Средняя ЭИ при эзофагостомозе в  Дагестане составила 33,9%, при бунастомозе – 55,9% и при нематодирозе – 56,7%, при интенсивности инвазии 85,7, 187 и 4570 экз. на одну голову соответственно.

2. Овцы буностомами заражаются независимо от породы и сезона года как перкутанно, так и перорально, а нематодирами и эзофагостомами весной и осенью только перорально овцы романовской и дагестанской горной породы.

2.1.В организме ягнят дагестанской горной породы половой зрелости  эзофагостомы  Oe.venulosum осенью достигают за 42-53 дня, N.spathiger  за 24-32, N.oiratianus за 20-23 дня и B.trigonocephalum за 72-80 дней. Самки эзофагостом и нематодир у ягнят, зараженных осенью, выделяли яйца в течение 212 дней, а буностом - до 150 дней.

2.2. У животных, зараженных отдельно чистой культурой инвазионных личинок каждого вида, приживаемость была больше и составила при эзофагостомозе 9,5%, буностомозе – 17,6% и нематодирозе – 15,9%, тогда как у ягнят, зараженных тремя видами (эзофагостом, буностом и нематодир) гельминтов одновременно, перорально, эти показатели меньше и составляют: при эзофагостомозе – 4,1, буностомозе – 5,8, нематодирозе- 7,5%.

3. Ягнята текущего года рождения заражаются эзофагостомами и буностомами после выгона на пастбище. Ягнята раннего окота (ноябрьского -декабрьского) и все другие возрастные группы овец с декабря по март при стойловом содержании не заражаются эзофагостомами и буностомами, тогда как ягнята раннего окота нематодирами заражаются  и при стойловом содержании.

3.1. Первые яйца эзофагостом и буностом  у ягнят начинают выделяться с фекалиями в середине июня (в равнинной зоне) и в августе в горной зоне. Динамика зараженности ягнят  эзофагостомами и буностомами  характеризуется  с началом подъема  инвазии в летние месяцы и с пиком в ноябре-декабре, где ЭИ достигает при эзофагостомозе 42-48% и при буностомозе 55-67%; у ягнят и молодняка зараженность нематодирами в обеих зонах характеризуется двумя подъемами:  коротким весенним (с пиком в июне) и более продолжительным осенне-зимним (с пиком в ноябре-декабре), ЭИ достигает 56-75%.

4. У молодняка от года до двух лет минимальная ЭИ (10-16%) эзофагостомами и буностомами имеет место весной (апрель-май), наибольшая (41-67%) в ноябре-декабре, но экстенсивность инвазии выше, чем у ягнят. Овцы  старше двух лет заражены в течение всего года с максимумом инвазии в осенне-зимний период.

5. Неполовозрелые формы эзофагостом и буностом обнаруживаются у овец всех возрастов с мая по январь месяц. При  отгонно-пастбищном и стационарно-пастбищном содержании овец у ягнят весеннего окота (март-апрель) яйца нематодир впервые обнаруживают в середине мая, у ягнят раннего окота (ноябрь-декабрь) - уже в марте (ЭИ в первом случае до 38% и во втором – 21,3%). В горной зоне у ягнят весеннего окота яйца нематодир обнаруживают  в конце июня с максимумом в декабре-январе с ЭИ 71,1-66,5% соответственно.

6. На зимних и летних пастбищах с ноября до середины апреля яйца и личинки эзофагостом и буностом погибают, а яйца и личинки нематодир сохраняют жизнеспособность. Зимние пастбища в течение лета обеззараживаются от личинок эзофагостом и буностом.

7. На летних высокогорных пастбищах на высоте более 2750 м над уровнем моря личинки эзофагостом  и буностом не развиваются,  тогда как личинки нематодир до инвазионной стадии развиваются и на высоте до 3000 м над уровнем моря. В летний период при отсутствии овец личинки основных стронгилят желудочно-кишечного тракта на осенне-весенне-зимних пастбищах погибают и в октябре с летних пастбищ овцы возвращаются в основном на обезвреженные (благополучные) зимние пастбища.

8. Летние пастбища и трассы перегона ко времени перегона овец с зимних выпасов свободны от личинок стронгилят. Только яйца и личинки нематодир на зимних, летних пастбищах и трассах перегона обнаруживается круглый год. Наибольшая контаминация яйцами и личинками стронгилят на зимних пастбищах отмечается весной и осенью; на трассах скотопрогона в июне и в октябре в конце перегона овец. На летних пастбищах инвазионные личинки всех видов стронгилят обнаруживаются с июля по сентябрь.

9.  Фенбендазол (панакур 22,2%) в дозе 10 мг/кг по ДВ при однократной индивидуальной даче, при скармливании в смеси с  комбикормами и солевой смесью групповым методом показал 100%-ную эффективность при нематодирозе и других желудочно-кишечных стронгилятозах овец и коз.

10. Лечебно-солевые брикеты, в состав которых входит панакур гранулят и феналидон, эффективны против желудочно-кишечных и легочных стронгилят и цестодозов овец и целесообразны для применения в горах.

11. Экстенсэффективность альбендазола (валбазен) 2,5%-ого в дозе 10 мг/кг, микрокапсулированного 15%-ого альбендазола плюс в дозе 20 мг/кг при нематодирозе составила 93,3%, а при эзофагостомозе и других стронгилятозах -  100%. ЭЭ базового препарата 99%-ого альбендазола при всех стронгилятозах составила 100%.

12. Установлена эффективность кормовой солевой смеси с полифинилом в дозе 4,0 г/голову на зимних и летних пастбищах для химиопрофилактики стронгилятозов желудочно-кишечного тракта. Солевая смесь хорошо поедается молодняком в течение 20-25 мин. и побочного действия не оказывает. 

13. Интенсивная смешанная инвазия эзофагостомами, буностомами и нематодирами приводит к гибели животных, средняя степень инвазии – к задержке роста, развития и снижению всех видов продуктивности, слабая не проявляется и протекает  бессимптомно. У ягнят с клиническим проявлением смешанной инвазии вышеуказанными видами стронгилят снижается мясная продуктивность за период наблюдения по сравнению с контрольными в среднем на 5,9кг, шерстная – на 0,439кг, что в денежном выражении составляет более 540 рублей.


ПРЕДЛОЖЕНИЯ ДЛЯ ПРАКТИКИ

На основании проведенных исследований разработаны:

  1. Рекомендации «Мероприятия по борьбе с основными гельминтозами сельхозживотных в Дагестанской АССР». Махачкала, утверждены НТС Госагропрома РД № 4 от 06. 04. 1981 г.
  2. Удостоверение на рационализаторское предложение «Средство для лечения гельминтозов животных». Утверждены Главным управлением ветеринарии МСХ СССР № 124-13/384-530 от 03.07.85 г.

3.         Методические рекомендации «Антгельминтные брикеты -  лизунцы против желудочно-кишечных, легочных нематодозов и цестодозов овец», утверждены НТС МСХ РД № 6 от 18. 06. 1988 г..

4.         Рационализаторское предложение «Антгельминтные брикеты - лизунцы против желудочно-кишечных, легочных нематодозов и цестодозов овец». № 2, 12.05. 1988, Госагропром Даг.АССР.

  1. «Способ лечения цестодозов собак» авторское свидетельство № 1557712 от 15.09.89.
  2. Рационализаторское предложение «Способ групповой дегельминтизации овец в условиях горных летних пастбищ». Утверждено ГУВСССР№439- 11/2577- (83 от 24. 04. 1989 г.).
  1. Рекомендации «Система мероприятий по профилактике и лечению эхинококкоза и ценуроза животных в условиях Дагестанской АССР» утверждены Научно техническим советом Комитета Правительства РД по ветеринарии № 6 от 15. 07. 1991 г.
  2. «Рекомендации по профилактике и лечению фасциолеза животных в условиях Дагестанской АССР», утверждены Научно техническим советом Комитета Правительства РД по ветеринарии № 11 от 16. 10. 1990 г.

9.         «Способ лечения фасциолеза овец» авторское свидетельство № 1561257 от 03.01.90 г.

10.  «Способ профилактики инфекционного некротического гепатита овец» авторское свидетельство № 1548893 от 0 8.11.89г.

11. Авторское свидетельство «Способ лечения и профилактики желудочно- кишечных, легочных стронгилятозов и цестодозов овец».(№ 220365 от 10.05.2003 г.).

12. Методические рекомендации «Фазинекс в лечебно-кормовых гранулах для групповой дегельминтизации животных» Махачкала, 1993. Одобрено

13. Рекомендации по биологии, профилактике и лечению желудочно-кишечных стронгилятозов (нематодироз, эзофагостомоз и др.) овец в условиях Прикаспийского региона. Махачкала, 2006, одобрены Ученым Советом ПЗНИВИ и утверждены НТС департамента по ветеринарии при МСХ РД, №1 от 01.11.2006 г.

14. Рекомендации по профилактике и лечению овец при стронгилятозах пищеварительного тракта в условиях Прикаспийского региона РФ. (Одобрен секцией «Инвазионные болезни животных», Отделение ветеринарной медецины Россельхозакадемии, №1 от 01.03.2007 г.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Магомедов О.А. Меры борьбы с основными гельминтозами в условиях отгонного овцеводства в Дагестане. / В.М. Шамхалов, Д.М Давудов, Ш.М. Магдиев.// Махачкала, 1980, -С.134-141.
  2. Магомедов О.А. Эффективные меры профилактики гемонхоза овец. Научно-практическая конференция молодых ученых Дагестана «Молодежь и общественный прогресс» / Ш.М.Магдиев. Махачкала, 1981, -С.58 .
  3. Магомедов О.А. Мероприятия по борьбе с основными гельминтозами сельхозживотных в Дгестанской АССР. Мет. Рекомендация, / Н.Х. Мамаев, В.М.Шамхалов, З.Р.Халидов, М.Х. Маккаев, Ш.Ш.Магдиев//Махачкала, 1981, 34с.
  4. Магомедов О.А. Основные гельминтозы овец и меры борьбы с ними в условиях отгонно-пастбищного содержания поголовья. «Овцеводство Дагестана», / В.М.Шамхалов, З.Р.Халидов, Ш.Ш. Магдиев // Махачкала, 1982, с. 322-327.
  5. Магомедов О.А. Фенбендазол и канбендазол при нематодирозе овец. Ветеринарно-профилактические мероприятия на животноводческих комплексах и фермах в Дагестане. Сб. научн. Трудов, ПЗНИВИ, Новочеркасск, 1983, Т. 15, с 73-75.
  6. Магомедов О.А. Эффективность фенбендазала при буностомозе и нематодирозе овец. Бюлл. Всес. института гельминтологии, 1984, вып. 38, с 31-33.
  7. Магомедов О.А. Эффективность албендазола при буностомозе и нематодирозе овец. / Р.М.Насухов//  Бюлл. Всес. института гельминтологии, 1984, вып. 39, с 31-33.
  8. Магомедов О.А. Сроки развития буностом до половой зрелости и продолжительность их жизни у овец романовской породы. / М.И Кузнецов//  Бюлл. Всес. института гельминтологии, 1985, вып. 42, с 48-51.
  9. Магомедов О.А. Пути инвазирования ягнят нематодирами в экспериментальных условиях. Бюлл. Всес. института гельминтологии, 1985, вып. 43, 77с.
  10. Магомедов О.А. Антгельминтная эффективность систомекса при буностомозе, нематодирозе и других стронгилятозах овец пищеварительного тракта. / В.М. Шамхалов, Р.М. Насухов.//  Бюлл. Всес. института гельминтологии, 1985, вып. 43, с. 40-42.
  11. Магомедов О.А. Динамика зараженности овец буностомами в Дагестанской АССР. Бюлл. Всес. института гельминтологии, 1985, вып. 44, с …
  12. Магомедов О.А. Средство для лечения гельминтозов животных. / Н.Х. Мамаев, В.М.Шамхалов, Р.М.Насухов // Удостоверение на рационализаторские предложения. №124 – 13/384 – 530 от 03.07.85г.
  13. Магомедов О.А. Испытания фенбендазола при стронгилятозах и цестодозах овец. В кн.: Профилактика и лечение болезней сельскохозяйственных животных и птиц в Дагестане / Р.М.Насухов, П.М. Кабахова //СКЗНИВИ, Новочеркасск, 1986, с. 76-81.
  14. Магомедов О.А. Сроки развития и выживаемость яиц и личинок буностом и нематодир на сезонных пастбищах и трассах перегона овец в Дагестанской АССР. Бюлл. Всес. института гельминтологии им. К.И. Скрябина, 1986, в.46. 82 с.
  15. Магомедов О.А. Контаминации пастбищ яйцами и личинками буностом и нематодир Дагестанской АССР.Бюлл. Всес. института гельминтологии, 1986, в. 46,с 80-81.
  16. Магомедов О.А. Распространение буностомоза и нематодироза овец в Юго – восточной зоне Северного Кавказа. // П.М.Кабахова.//  Сб. научн. тр. Прикасп. ЗНИВИ, 1987, с. 85 – 96.
  17. Магомедов О.А. Эффективность флюбендазола и клозантела при буностомозе и нематодирозе овец. / П.М.Кабахова.// Тез. Докл. Всес. научно-технической конференции «Совершенствование ветеринарного обслуживания в условиях интенсификации», Махачкала, 1987, с. 115-116.
  18. Магомедов О.А. Развитие яиц и личинок буностом  пригоноцефалум в лабораторных условиях. / П.М.Кабахова.// Тез. докл. XII республиканской научно – практической конференции молодых ученых и специалистов Дагестана «Молодежь и научно технический прогресс», 1988, с.191 -193.
  19. Магомедов О.А. Антгельминтная эффективность комбинированного препарата «Анатонил» при различных нематодозах овец. / Р.М. Ашурбеков//  Тез. докл. ХІІ республиканской научно-практической конференции молодых ученых и специалистов Дагестана «Молодежь и научно-технический прогресс», 1988, с. 185-186.
  20. Магомедов О.А.  Антгельминтные брикеты – лизунцы против желудочно-кишечных, легочных немотодозов и цестозодов овец. / Н.Х Мамаев, В.М.Шамхалов, П.И.Голин.// Методическая рекомендация, Махачкала, 1988, с. 6.
  21. Магомедов О.А. Антгельминтные брикеты – лизунцы против желудочно-кишечных, легочных немотодозов и цестозодов овец. / Н.Х. Мамев, В.М.Шамхалов, П.И.Голин// Удостоверение на рационализаторское предложение, №2, 12.05. 1988, Госагропромом Даг. АССР.
  22. Магомедов О.А. Способ лечения цестодозов собак  /В.М Шамхалов, Ю. Петров, Т.Н. Смирнова, П.М.Кабахова. Авторское свидетельство №1557712 от 15.08.1989.
  23. Магомедов О.А. Вопросы биологии возбудителей буностомоза и нематодироза овец в Дагестанской АССР. / Л.Н.Галченкова, П.М. Кабахова //Сб. научн. тр. Прикасп. ЗНИВИ, Новочеркасск, 1989, с 68-74.
  24. Магомедов О.А. Способ  групповой дегельминтизации овец в условиях горных летних пастбищ. / Н.Х.Мамев, В.М.Шамхалов, П.И.Голин// Удостоверение на рацпредложения, утверж. ГУВ СССР №439 – 11/2577 – 83 от 24.04.89г.
  25. Магомедов О.А. Брикеты при стронгилятозах и аноплоцефалятозах овец. / Н.Х. Мамаев, В.М.Шамхалов, П.И.Голин.// Журнал «Ветеренария» №7, 1990, с 44 – 45.
  26. Магомедов О.А. Система мероприятий по профилактике и лечению эхинококкоза и ценуроза животных в условиях Дагестанской ССР. / В.М. Шамхалов//  Рекомендация, Махачкала, 1991, с. 24.
  27. Магомедов О.А. Рекомендации по профилактике и лечению фосцыолеза животных в условиях Дагестанской ССР, / В.М.Шамхалов, А.М.Атаев,//  Махачкала, 1991, с. 20.
  28. Магомедов О.А. Эпизоотология эзофагостомоза овец в Дагестане. / В.М.Шамхалов //  Тез. докл. ВОГ, Москва, 1993, с. 98.
  29. Магомедов О.А.. Эпизоотология эзофагостомоза овец в хозяйствах Дагестана. / В.М.Шамхалов // Тез. докл. ВОГ, М, 1995.
  30. Магомедов О.М. Эффективность некоторых антгельминтинов при эзофагостомозе и других желудочно-кишечных стронгилятозах овец. / В.М.Шамхалов// Тез. докл. ВОГ, М, 1995, 106 с.
  31. Магомедов О.А. Некоторые данные по биологии возбудителей эзофагостомоза и хабертиоза овец в Дагестане. / В.М.Шамхалов// Материалы респ. научно-практической конференции. Махачкала, 1996, с. 106 – 108.
  32. Магомедов О.А. Эффективность некоторых антгельминтиков при эзофагостомозе и других  желудочно-кишечных стронгилятозах овец. Тез. докл. ВОГ., Москва, 1995, 134 с.
  33. Магомедов О.А. Некоторые данные по биологии нематодироза и дикилиокаугеза овец в равнинной зоне Дагестана. /В.М.Шамхалов // Мат. докл. Международной конференции, посвященной 30-летию Прикасп. ЗНИВИ, Махачкала, 1997, с. 153 – 155.
  34. Магомедов О.А. Особенности эпизоотологии и биологии хабертиоза и эзофагостомоза овец в разных условиях содержания поголовья. / В.М.Шамхалов, Н.Х.Гюльахмедова// Мат. докл. Международной конференции, посвященной 30-летию Прикасп. ЗНИВИ, 1997, с. 155 – 157.
  35. Магомедов О.А. Система  мероприятий по борьбе с основными желудочно-кишечными гельминтозами при различных технологиях овцеводства в Прикаспийском регионе. /В.М.Шамхалов //Состояние проблемы и перспективы развития ветеринарной науки в России, РАСХН, М., 1999, Т.2, с 32 – 36.
  36. Магомедов О.А. Биоэкология и эпизоотология стронгилятозов овец в Дагестане. // В.М.Шамхалов, Р.А.Юсупова.// Тез. докл. международной научной конференции посвященной 275-летию РАН и 50-летию ДНЦ РАН, 1999. 285 с.
  37. Магомедов О.А. Результаты исследований новых химиопрепаратов при желудочно-кишечных и легочных стронгилятозах и цестодозах овец./ В.М.Шамхалов, А.Х.Цолоев.// Тез. докл. респуб. научно-практической конференции, 2000, с. 35 – 37.
  38. Магомедов О.А. Способ профилактики инфекционного некротического гепатита овец. / К.Р.Ургуев, А.М. Атаев, А.М.Демидов, З.Н.Бутаев, Р.Ш.Ашурбеков.// Авторское свидетельство № 1548893 от 8. 11. 1989г.
  39. Магомедов О.А. Способ лечения и профилактики желудочно-кишечных, легочных стронгилятозов и цестодозов овец. / В.М.Шамхалов, А.Х. Цолоев, А.А. Рашидов, П.П. Диденко// Авторское свидетельство № 2203651 от 10. 05. 2003г.
  40. Магомедов О.А. Нематодироз коз. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» посвященных 125-летию со дня рождения К.И. Скрябина, Москва, 2003, с. 239 – 242.
  41. Магомедов О.А. Гельминтологическая оценка разных типов пастбищ Дагестана. Материал Международной конференции посвященной 35-летию Прикасп. ЗНИВИ, Махачкала, 2003, с. 110 – 112.
  42. Магомедов О.А. Развитие эзофагостом до половой зрелости и продолжительность их жизни в организме овец дагестанской тонкорунной породы. Материал Международной конференции посвященной 35-летию Прикасп. ЗНИВИ, Махачкала, 2003, с. 108 – 110.
  43. Магомедоа О.А. Пути инвазирования ягнят дагестанской тонкорунной породы нематодирами в экспериментальных условиях. Материал Международной конференции посвященной 35-летию Прикасп. ЗНИВИ, Махачкала, 2003, с. 96 – 97.
  44. Магомедов О.А. Обсеменность пастбищ и трассы перегона овец яйцами и личинками стронгилят в республике Дагестан. Материал Международной конференции посвященной 35-летию Прикасп. ЗНИВИ, Махачкала, 2003, с. 113 – 117.
  45. Магомедов О.А. Биология возбудителей эзофагостомоза и хабертиоза овец в Прикаспийском регионе. Материал Международной конференции посвященной 35-летию Прикасп. ЗНИВИ, Махачкала, 2003, с. 99 – 100.
  46. Магомедов О.А. Антгельминтная эффективность полифенила при цестодозах, желудочно-кишечных и легочных стронгилятозах овец и крупного рогатого скота. / Т.А.Мирзоев, В.М. Шамхалов, А.Х.Цолоев// Материал Международной конференции посвященной 35-летию Прикасп. ЗНИВИ, Махачкала, 2003, с. 112 – 113.
  47. Магомедов О.А. Сравнительная эффективность некоторых отечественных и зарубежных антгельминтиков при стронгилятозах и цестодозах овец./ Т.А.Мирзоев, В.М. Шамхалов, А.Х.Цолоев Б. Дзугиев//  Материал Международной конференции посвященной 35-летию Прикасп. ЗНИВИ, Махачкала, 2003, с. 103 – 106.
  48. Магомедов О.А. Гельминтологическая оценка разных типов пастбищ Дагестана. Мат. Международной научно-практической конференции. Актуальные проблемы инфекционной потологии и иммунологии животных. Москва, 2006, с. 269 - 272.
  49. Магомедов О.А. Сравнительная эффективность некоторых антгельминтиков при трематодозах, цестодозах и неоаскариозе крупного рогатого скота. / В.М.Шамхалов, С.Ш.Абдулмагомедов, С.Ш. Абдулкадиров, //  Тр. Всерос. ин-та гельмитологии им К.И.Скрябина. 2006, Т42, с.440 – 444.
  50. Магомедов О.А. Рекомендации по биологии, профилактике и лечению желудочно-кишечных стронгилятозов овец (нематодироз, эзофагостомоз, буностомоз и др.) в условиях прикаспийского региона, Махачкала, 2006, 23 с.
  51. Магомедов О.А.  Сроки развития буностом, эзофагостом и нематодир в организме ягнят. Тр. Всерос. ин-та гельмитологии им К.И.Скрябина, М., 2006, том 44, -С. 119-127.
  52. Магомедов О.А. Биология возбудителей эзофагостомоза и хабертиоза овец в Прикаспийском регионе. Тр. Всерос. ин-та гельмитологии им К.И.Скрябина, М., 2006, том 44, -С. 128-134.
  53. Магомедов О.А. Эффективность полифенила при эзофагостомозе, нематодирозе и других желудочно-кишечных стронгилятозах овец и коз /В.М.Шамхалов// Тр. Всерос. ин-та гельмитологии им К.И.Скрябина, М., 2006, том 44 ,-С. 134-139.
  54. Магомедов О.А. Экономический ущерб при экспериментальном  эзофагостомозе овец. / В.М.Шамхалов, Х.А.Ахмедрабаданов/ Тр. Всерос. ин-та гельмитологии им К.И.Скрябина, М., 2006, том 44 –С.139-143.
  55. Магомедов О.А. Сезонная и возрастная динамика нематодироза и других стронгилятозов овец в равнинной зоне Чеченской республики. /А.З. Джамалова, Х.Х. Гадаев, В.М.Шамхалов// Тр. Всерос. ин-та гельмитологии им К.И.Скрябина, М., 2006, том 44 –С. 76-80.
  56. Магомедов О.А. Рекомендации по профилактике и лечению овец при  основных нематодозах в условиях Прикаспийского региона РФ. / В.М.Шамхалов, М.А.Мусаев, А.З.Джамалова//Российский паразитологический журнал, М., 2007,  № 2.-С.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.