WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Пашкин

Александр Васильевич

ЭПИЗООТОЛОГИЧЕСКИЙ КОНТРОЛЬ СОСТАВЛЯЮЩАЯ

НАЦИОНАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ ХИМИЧЕСКОЙ

И БИОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РФ

16.00.03 – ветеринарная микробиология,

вирусология, эпизоотология, микология 

с микотоксикологией и иммунология;

03.00.19 – паразитология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора ветеринарных наук

Н. Новгород – 2009

Работа выполнялась на кафедре эпизоотологии и инфекционных болезней ФГОУ ВПО «Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия», в ГУ «Волгоградская областная ветеринарная лаборатория», хозяйствах и на станциях по борьбе с болезнями животных Волгоградской, Астраханской и отдельных районов Нижегородской областей.

Научный консультант:

член-корреспондент РАСХН,

заслуженный деятель науки РФ,

доктор ветеринарных  наук, профессор Сочнев Василий Васильевич

Официальные оппоненты: 

 

заслуженный деятель науки РФ,

доктор ветеринарных  наук, профессор  Шумилов Константин Васильевич 

 

доктор биологических  наук, профессор Григорьева Галина Ивановна

доктор ветеринарных  наук, профессор  Шустрова Маргарита Викторовна

 

 

Ведущая организация – ФГОУ ВПО «Саратовский государственный аграрный университет им. Н.И. Вавилова»

Защита состоится  «14» мая 2009 г. в 900 на заседании диссертационного совета Д 220.047.02 при ФГОУ ВПО «Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия» (603107, г. Н. Новгород, пр. Гагарина, д. 97).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО НГСХА (603107, Н. Новгород, пр. Гагарина, д. 97).

Автореферат опубликован на официальном сайте ВАК РФ «14» февраля  2009 г.

Автореферат разослан  «____» _____________ 2009  г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор биологических наук, профессор М.Л. Гусарова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы.  Концепция «Национальной системы химической и биологической безопасности РФ (2009 - 2013)», утвержденная в начале 2008 года является объективной необходимостью защитить население страны и среды его обитания от опасных биологических и химических факторов, риски которых не только сохраняются, но и значительно нарастают. Защищенность населения и окружающей природной среды в РФ до сих пор не доведены до уровней, при которых отсутствуют риски посягательства на жизнь и здоровье каждого человека. В концепции отражены озабоченность тем, что на фоне значительного ухудшения санитарно-эпидемиологической, ветеринарно-санитарной, фитосанитарной и экологической ситуации, упадка биотехнологической и химической промышленности появились новые и увеличились существующие биологические и химические угрозы для национальной безопасности страны.

       В связи с либерализацией наполнения продовольственного рынка России импортируемыми продуктами животного и растительного происхождения возможность трансграничных заносов на территорию России известных и ранее неизвестных патогенов стала не только вероятной, но и очевидной. Несанкционированное применение в аграрном комплексе различных средств защиты растений и животных, генно-модифицированных организмов усиливает и до того высокую биологическую и химическую опасность в стране.

Не исключается и угроза применения опасных веществ и возбудителей опасных болезней в террористических целях. Биологическая опасность в России обусловлена и неблагополучной эпидемической обстановкой в мире в целом.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) уведомляет страны мира о том, что только за два последних года зарегистрировано свыше 70 крупных непредвиденных (эмерджентных) вспышек заразных болезней, а ежегодно в мире - свыше 16 млн летальных исходов инфекционных болезней. Только в России ежегодно регистрируется около 40 млн инцидентов инфекционных болезней.  Сохраняется реальная угроза эпизоотического проявления ящура, бешенства, ньюкаслской болезни, гриппа птиц, классической и африканской чумы свиней.

       Инфекционные болезни животных создают предпосылки эпидемической их проекции, умножая биологическую опасность как в регионах, так и в России в целом (И.А. Бакулов, 1991; В.М. Авилов, 1992, 2007; В.П. Урбан, 1998; А.А. Алиев, 2005; В.В. Сочнев, 1980, 2001, 2007; В.В. Макаров, 1999, 2004 и др.).

Обитатели Мирового океана, животные и человек и их разнообразные паразиты через трофические пути объединены в экологические паразитарные системы, что при увеличивающихся техногенных нагрузках и экологических последствиях прямо или опосредованно через продукты питания негативно влияет на представителей биоценоза, в т.ч. и на человека.

Капитализация российского рынка продовольствия выдвинула на первостепенную роль вопросы экономического плана, несколько отодвинув моральную ответственность за качество и безопасность продуктов животного и растительного происхождения. В связи с этим необходимость экологического, эпизоотологического и эпидемиологического надзора в стране возросла многократно, и особенно в сфере производства, переработки, транспортировки, хранения и реализации этих продуктов.

Постоянная угроза биологической опасности, необходимость оптимизации эпизоотологического контроля наиболее опасных болезней животных, в т.ч. и зоонозов, и определили цель и направления наших исследований.

Цель работы:

– изучить динамику формирования биологической опасности наиболее распространенных инфекционных и инвазионных паразитарных систем под многофакторным природно-экологическим, технологическим и социально-экономическим воздействием в условиях конкретных субъектов европейской части РФ;

–  изучить характер эпизоотического проявления, роль и место в формировании биологической опасности отдельных трансграничных, трансмиссибельных, экзотичных и индигенных болезней животных, определить центры их формирования и векторы распространения, в т.ч. и терионозов, тенденции их пространственно-территориальной аппликации, временных и эколого-популяционных границ.

–  на основе полученных результатов исследований научно обосновать и усовершенствовать региональную систему эпизоотологического контроля этих болезней, снижения их участия в формировании биологической опасности Российской Федерации.

Задачи исследований:

1. Изучить природно-экологические, технологические и социально-экономические факторы и  условия формирования эпизоотологической составляющей биологической опасности в конкретных субъектах Федерации России.

2. Изучить особенности эпизоотического проявления пространственно - территориальной аппликации, временных и популяционных показателей терионозов (на примере классической чумы кабанов, рабической инфекции диких плотоядных), установить центры их эпизоотического проявления и участие в формировании биологической опасности в регионе.

3. Изучить особенности энзоотичных (природно-очаговых) индигенных инфекционных паразитарных систем на примере лептоспироза животных, ландшафтно-географическую аппликацию его природных очагов в конкретном субъекте Федерации, основные условия и векторы формирования антропургической аппликации этиологической структуры и относительного барьера гостальной специфичности, социальных последствий в условиях Волгоградской области и других субъектов Федерации.

4. Изучить предпосылки формирования биологической опасности  трансмиссибельных, трансграничных зоонозов на примере высокопатогенного гриппа птиц в южных регионах РФ, изучить экологическую основу его трансмиссии по путям миграции перелетных птиц. Установить роль гусеобразных птиц в формировании орнитологических особенностей Волгоградской области как ключевых орнитологических районов. На основе скрининговых исследований определить ретроспективные показатели гриппа у диких и домашних птиц, продолжительность искусственного иммунитета против гриппа птиц разных видов.

5. Изучить роль и место укоренившихся хронических инфекций (на примере бруцеллеза крупного рогатого скота) в формировании риска биологической опасности на стадии завершения оздоровления конкретного региона РФ. Изучить региональные особенности и характер эпизоотического процесса, манифестацию, ретроспективные показатели, имитацию и гетерогенную индукцию специфичных антител в отдаленные сроки после специфической иммунизации. Изучить миграцию Br. abortus в популяции недоминантных  хозяев как преодоление барьера его гостальной специфичности.

6.  Изучить особенности формирования индигенных болезней – как факторных болезней на примере эймериоза кур в хозяйствах с различной формой собственности, определить участие этих болезней в формировании суммарной биологической опасности в регионах.

7. Научно обосновать, усовершенствовать и определить основные направления региональной системы эпизоотологического контроля при индигенных и экзотических, трансграничных, трансмиссибельных болезнях, при терионозах как один из методических подходов снижения биологической опасности.

Научная новизна. Впервые в условиях Волгоградской области в динамике и сравнительном аспекте изучили эпизоотологическую составляющую биологической опасности, природно-экологическое, техногенное и социально-экономическое воздействие на формирование центров и векторов распространения терионозов, индигенных природно-очаговых и экзотических, трансмиссибельных и трансграничных болезней животных.

Изучены характер эпизоотического процесса, пространственно-территориальная аппликация, временные, межпопуляционные и популяционные границы терионозов (классической чумы кабанов, бешенства диких плотоядных), природно-очаговых (индигенных) (лептоспироза), трансмиссибельных (гриппа птиц), хронических (бруцеллез), факторных (индигенных) (эймериоза птиц) болезней животных, установлены центры их эпизоотического возбуждения, экологическая (трофическая) основа векторов их трансмиссии, в т.ч. и в популяции недоминантных хозяев.

Научно обоснованы и определены основные направления региональной системы эпизоотологического контроля индигенных, экзотических, трансграничных (трансмиссибельных) и терионозных болезней животных как одного из главных подходов обеспечения биологической безопасности в субъектах Федерации России.

Практическая ценность. Научно обоснованы, практически подтверждены основные направления и эффективность снижения биологической опасности и эпидемической проекции наиболее значительных болезней животных в регионе, а разработанные региональные схемы- модели эпизоотологического их контроля оказались востребованными и эффективными в агропромышленном комплексе  33 районов Волгоградской области.

Основные положения вошли в: методические рекомендации «Дифференциальная диагностика бруцеллеза и иерсиниоза и меры по их профилактике», рассмотренные, одобренные и рекомендованные к изданию департаментом кадровой политики и образования МСХ РФ (№ 27-6-31/1078 от 08.05.03); «Экологическая и противоэпизоотическая защита современного животноводства», рекомендованна к изданию учебно-методическим объединением вузов РФ  по образованию в области зоотехнии и ветеринарии (№ 06-92 от 25.01.07); «Совершенствование организации и экономики ветеринарного дела», рекомендованные к изданию учебно-методическим объединением вузов РФ  по образованию в области зоотехнии и ветеринарии (№ 06-91 от 25.01.07); «Методология научных исследований в эпизоотологии», «Эпизоотический надзор при бруцеллезе в условиях европейской части РФ» и «Словарь эпизоотологических терминов», рекомендованные к изданию в качестве учебно-методического пособия департаментом кадровой политики и образования МСХ РФ, пр. № 27-6-39/150 от 23.01.02.

Основные положения, выносимые на защиту:

1.  Формирование эпизоотологической составляющей биологической опасности в условиях Волгоградской области происходит под действием природно-экологических, техногенных и социально-экономических факторов и предпосылок.

2. Эпизоотическое проявление классической чумы кабанов и рабической инфекции плотоядных в условиях Волгоградской области имеет выраженную пространственную аппликацию, временную зависимость, центры эпизоотического возбуждения с выраженным вектором трансформации и интродукции в агропромышленный комплекс и на урбанизированные территории, создавая биологическую опасность организованному животноводству и людям.

3.  Лептоспироз животных в условиях Волгоградской области является индигенной природно-очаговой инфекцией с выраженной ландшафно-территориальной аппликацией, четко очерченной этиологической структурой и  относительностью барьера специфической гостальности, выраженным показателем эпизоотического и эпидемического проявления биологической опасности.

4.  Волгоградская область, как составная часть Нижнего Поволжья, является зоной повышенной биологической опасности трансграничных, экзотических болезней птиц (гриппа птиц), являясь пунктом концентрации и отдыха мигрирующих гусеобразных.

5.  Волгоградская область, как зона повышенной биологической опасности бруцеллеза крупного рогатого скота, вступила в завершающий этап оздоровления с проявлением пониженной реактивности к бруцеллам у молодых животных, гетерогенной индукции синтеза специфических антител у взрослых животных, выраженной миграцией возбудителя (Br. abortus) в популяции других видов животных, возможности использования эрадикации против вакцинации.

6.  Эпизоотическое проявление факторных (индигенных)  болезней (эймериоз птиц) формируются в основном на фоне техногенных факторов и занимают значительную долю в суммарной биологической опасности в регионе.

7.  Усовершенствованная региональная система эпизоотологического контроля инфекционных паразитарных систем является востребованной и эффективной.

Пути реализации.  Результаты исследований могут быть использованы при разработки  и аппликации систем обеспечения биологической безопасности в регионах РФ и составляют основу эпизоотологической части федеральной целевой программы «Национальная система химической и биологической безопасности РФ». Они могут использоваться при организации учебно-педагогического процесса при подготовке специалистов ветеринарной и медицинской профессии.

Апробация работы. Тема диссертации, методические подходы, направления и результаты исследований доложены и обсуждены на заседаниях совета ветеринарного факультета ФГОУ ВПО НГСХА (2002 - 2008), на научно-практических конференциях по актуальным вопросам ветеринарии: «Ветеринарная наука на рубеже веков» (Н. Новгород, 2000), «Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях» (Н. Новгород, 2004), на международном симпозиуме «Стратегия развития сельского и лесного хозяйства, сферы услуг в РФ и мире» (Н. Новгород, 2003), Международной научной конференции по итогам НИР в области ветеринарии и биологии (СПб., 2006), на заседаниях издательского совета журналов «Ветеринарная патология» (М. 2004 - 2006), «Ветеринарная практика» (СПб., 2006 - 2007), «Практик» (СПб., 2006 - 2007), на межкафедральных заседаниях профессорско - преподавательского состава ветеринарного факультета НГСХА (Н.Новгород, 2007-2009).

Материалы диссертации опубликованы в 51 научных статьях, в т.ч. 15 в центральных изданиях, рекомендованных ВАК РФ для опубликования материалов докторских диссертаций, вошли в 4 монографии, рекомендованные МСХ РФ в качестве учебно-методических пособий для вузов  при подготовке специалистов ветеринарной профессии.

Приоритетность результатов исследований подтверждена 5 патентами РФ на изобретения.

Внедрение.

Результаты исследований в 2003 - 2008 гг. под авторским надзором с положительным эффектом внедрены в госучреждениях 33 районов Волгоградской области, в районных станциях по борьбе с болезнями животных Нижегородской области, вошли в издания «Эпизоотологический надзор при бруцеллезе (функционирование паразитарной системы)» (Н.Новгород, 2003), «Дифференциальная диагностика бруцеллеза и иерсиниоза и меры по их профилактике» (Н. Новгород, 2004), «Методология научных исследований в эпизоотологии» (Н. Новгород, 2006), «Экологическая и противоэпизоотическая защита современного животноводства» (Н. Новгород, 2007), «Совершенствование организации и экономики ветеринарного дела» (Н. Новгород, 2007).

Структура и объем диссертации:  Диссертация изложена на страницах 549 компьютерного текста, иллюстрирована 73 таблицами и 103 рисунками.

Состоит из введения, обзора литературы, собственных исследований и их обсуждения, выводов и практических предложений. Список использованной литературы включает 800 наименований, в том числе  129 иностранных авторов.

СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Материалы, методы и объемы исследований

В соответствии с планом научно-исследовательской работы ФГОУ ВПО «Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия», утвержденным МСХ РФ и Россельхозакадемией, исследования выполнялись с 2002 по 2009 г. в академии, в ГУ «Волгоградская областная ветеринарная лаборатория», хозяйствах и на станциях по борьбе с болезнями животных Волгоградской, Астраханской и отдельных районов Нижегородской областей.

С целью изучения эпизоотической составляющей в формировании биологической опасности, закономерностей формирования и функционирования инфекционных и инвазионных паразитарных систем, совершенствования эпизоотологической диагностики и эпизоотологического контроля наиболее часто встречающихся индигенных, экзотических, трансмиссибильных, трансграничных инфекций и инвазий эпизоотологическому и статистическому анализу подвергнуты:

– результаты исследований автора, полученные при проведении эпизоотологических экспериментов и осуществлении эпизоотологической диагностики, мониторинговых и скрининговых анализов при функционировании инфекционных и инвазионных паразитарных систем в условиях Волгоградской, Астраханской и Нижегородской областей;

– ведомственные статистические обзоры и отчеты управлений  ветеринарии администраций Волгоградской и других областей РФ, Департамента ветеринарии МСХ РФ, районных станций по борьбе с болезнями животных, областной и районных ветлабораторий, территориального управления Россельхознадзора, областного Центра Госсанэпиднадзора (территориального управления федеральной службы Роспотребнадзора), областного управления охотничьего хозяйства, ЦСУ за период с 1960 по 2009 г.;

– данные экспертных оценок клинико-эпизоотологических обследований сочленов популяций сельскохозяйственных и диких животных, аутохтонных и антропургических эпизоотических очагов наиболее часто регистрируемых инфекционных и инвазионных нозоформ в конкретных условиях их территориально-пространственной и временной аппликации;

– экспертные заключения ветеринарных и санитарно-эпидемиологических лабораторий при исследовании специментов от сельскохозяйственных и диких животных различных видов, в т.ч. и птиц, а также от людей и объектов среды их обитания;

– результаты аналогичных исследований специментов от животных и людей, выполненных по нашей просьбе в специализированных лабораториях ВНИИЗЖ, ООИ Центров Госсанэпиднадзора Волгоградской и Астраханской областей РФ;

– протоколы и заключения Всероссийских и региональных экспертных комиссий по периодической оценке эпизоотической и эпидемической обстановки по наиболее значимым нозоформам в условиях агропромышленного комплекса и урбанизированных территорий;

– экспертные заключения и прогнозы региональных охотоведческих, орнитологических и природоохранных организаций по определению и регулированию численности диких животных, в т.ч. и птиц, – возможных резервуаров возбудителей индигенных и экзотических терионозов и зоонозов;

–  материалы международных, республиканских и региональных научно-практических конференций и семинаров по заразной патологии животных, в т.ч. по классической чуме свиней (КЧС), высокопатогенному гриппу птиц, бруцеллезу, лептоспирозу, рабической инфекции и эймериозной инвазии.

Изучена ветеринарная отчетность по заразной заболеваемости животных в животноводческих хозяйствах с различной формой собственности Волгоградской и Астраханской областей.

Проведен сравнительный ретроспективный эпизоотологический анализ и оценка показателей эпизоотического проявления экологических паразитарных систем КЧС, бруцеллеза, лептоспироза, бешенства, высокопатогенного гриппа и эймериозной инвазии птиц с позиции формирования биологической их опасности в условиях хозяйств и населенных пунктов области.

Изучены и ретроспективно оценены противоэпизоотическая и противоэпидемическая эффективность противоэпизоотических мероприятий по снижению биологической опасности наиболее значимых в регионе нозоформ в популяциях животных и сдерживанию их эпидемической проекции.

В основе эпизоотологических экспериментов использовали комплексный эпизоотологический подход В.П. Урбана, включающий методы эпизоотологической диагностики (описательно-исторический, эпизоотологическая статистика, эпизоотологическое обследование), бактериологические, иммунологические, вирусологические, патоморфологические, молекулярно-генетические, а также  экспериментальные исследования, методы современной прогностики (фактография, экс­пертные оценки, прямая, косвенная и инверсивная верификация) и статистические методы контроля качества по Хитоси Кумэ (1990) и Н.А. Плохинскому (1970).

Серологическую диагностику бруцеллеза проводили с использованием классических PA и РСК с единым бруцеллезным антигеном, R-бруцеллезным диагностикумом  в соответствии с методическими указаниями по лабораторной диагностике бруцеллеза, РБП с цветным антиге­ном, РИД с ОПС-антигеном по методике ИЭВС и ДВ (В.М. Чекишев), ИФА и молекулярно-генетические исследования (ПЦР). 

Бактериологические исследования специментов от животных проводили в соответствии с наставлением по диагностике бруцеллеза (2004 г.), биологическое моделирование бруцеллезной инфекции – на интактных морских свинках живой массой 350 - 400 г. Идентификацию изолятов бруцелл осуществляли на базе ГУ «Волгоградская областная ветеринарная лаборатория» и центральной ветлаборатории РФ по методике, одобренной ФАО/ВОЗ.

Для серологической иммунологической диагностики других нозоформ использовали РМА, РТГА, ИФА, РН, РИФ в соответствии с методическими указаниями по лабораторной диагностике лептоспироза, гриппа птиц, рабической инфекции, классической чумы свиней и ГОСТами  по их применению.

В работе использовали тест-системы:

– «Грипп» для выявления гриппа животных и птиц методом полимеразной цепной реакции, кат. № vet-31, серия №21.10.07, ФГУН «Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии»;

– систему для обнаружения вируса гриппа А подтипа Н5 методом ПЦР в реальном времени, серия №1, ЗАО «НПО НАРВАК» (г. Москва);

– набор для выявления антител к вирусу гриппа птиц (ВГП) иммуноферментным анализом (ИФА), серия №01, ООО «НПП АВИВАК» (г. Москва);

– набор антигенов и сывороток для диагностики гриппа птиц в реакции торможения гемагглютинации (РТГА), серия №7, ОАО «Покровский завод биопрепаратов»;

– глобулин флюоресцирующий для диагностики бешенства животных, серия №1, Всероссийский научно-исследовательский и технологический институт биологической промышленности (ВНИТИБП).

Определение патогенности возбудителей наиболее значимых нозоформ проводили путем биологического их моделирования на лабораторных животных (белые мыши-сосуны), в развивающихся 9-11 – дневных куриных эмбрионах в строгом соответствии с нормативными документами по их проведению.

Экспериментальные исследования по изучению биологической опасности инвазионной паразитарной системы – эймериоза птиц изучали на 7-15 – суточных цыплятах «Хайсекс белый» в количестве 24 голов  (по 12 голов в контрольной и подопытной группах)  с соблюдением принципа аналогов.

До начала опытов, а затем через  7, 14, 21, 35 и 60 дней после вероятного спонтанного заражения эймериями у цыплят подопытной группы проводили взятие крови и фецес для проведения гематологических, иммунологических и паразитологических исследований, в те же сроки исследовали и цыплят контрольной группы.

Всего было проведено 576 анализов крови на лизоцимную, бактерицидную, комплементарную и фагоцитарную активности крови, 576 анализов на содержание Т-Е-РОК-лимфоцитов‚ Т-хелперов‚ Т-супрессоров‚ В-ЕАС-лимфоцитов в крови и 432 анализа на гематологические исследования. Определение эозинофилов, гемоглобина проводили общепринятыми методами.

Активность комплемента в сыворотке крови кур устанавливали титрованием в гемолитической системе, в объеме 0,5 мл. Бактерицидную активность гранулоцитов крови птиц изучали по методике ВНИВИП (Р.Н. Коровин [282]), основанной на выявлении в гранулоцитах крови птиц количественного содержания лизосомально-катионных белков. Фагоцитарную активность – по поглотительной способности зернистых лейкоцитов крови дрожжевидного гриба Candida albicans.

Активность лизоцима в сыворотке крове птиц изучали фотоэлектрокалориметрическим методом (по А.Г. Дорофейчук) с изменением температурного режима (39°С вместо 37°С).

Лимфоциты из крови выделяли разделением в градиенте плотности фиколл-верографин (или урографин) (плотность 1,007 г/мл). Определение Т- и В-лимфоцитов проводилось в реакции розеткообразования. Субпопуляции Т-лимфоцитов определяли в реакции  розеткообразования с теофиллином.  Выделение В-лимфоцитов у кур проводили по методике, аналогично описанной при определении Т-лимфоцитов, только вместо эритроцитов барана использовали 0,5%-ную суспензию эритроцитов мыши, предварительно трижды отмытых фосфатно-солевым буфером. За В-лимфоциты кур принимали клетки, присоединившие 3 и более эритроцитов.

Противопаразитарную эффективность применяемых схем лечения больных птиц и профилактику паразитозов изучали по степени и темпу затухания инвазионного и эпизоотического процессов, по продолжительности терапевтического и реабилитационного периодов.

Мониторинговые исследования по оценке эффективности противобруцеллезных мероприятий, в т.ч. с применением противобруцеллезных вакцин,  проводили в хозяйствах с различной эпизоотической обстановкой по бруцеллезу. Вакцину БИВ (антиген БИВ для провокации латентных форм бруцеллезной инфекции) использовали в строгом соответствии с временным наставлением по ее применению.

Эпизоотологический контроль бруцеллеза животных осуществляли различными методами на основе специфической профилактики, серологических и бактериологических исследований на бруцеллез специментов от животных благополучных и оздоравливаемых от бруцеллеза стад, ферм, хозяйств и райо­нов. Одновременно проводили комплекс мероприятий по разрушению сформиро­вавшегося в условиях изучаемого региона механизма передачи возбудителя этой инфекции.

С целью определения биологической опасности паразитарных систем наиболее значимых нозоформ и их эпидемиологической диагностики проведены эпизоотологический анализ и оценка их показателей на экосистемном уровне путем оперативного и ретроспективного анализа, эпизоотологического мониторинга и точечного скрининга среди домашних и диких животных.

Для выявления причинно-следственных механизмов эпизоотического проявления паразитарных систем гриппа птиц, бруцеллеза, лептоспироза и бешенства провели многофакторный анализ.

Тенденцию социально-экономической значимости этих паразитарных систем изучали в различных природно-климатических и хозяйственно-технологических условиях их функционирования. Провели анализ эффективности противоэпизоотических мероприятий в природных (аутохтонных) и антропургических эпизоотических очагах лептоспироза, бешенства, КЧС.

Многолетнюю и годовую динамику пространственно-территориальной, временной, популяционной и межпопуляционной аппликации  гриппа птиц, КЧС, бруцеллеза, лептоспироза, бешенства и эймериоза изучали с использованием ретроспективного эпизоотологического анализа, фактографии, экспертных оценок, прямой, косвенной и инверсивной верификации. 

Биологическую опасность (эпидемическую проекцию) рабической, бруцеллезной, лептоспирозной инфекций и других нозоформ изучали совместно со специалистами территориальных управлений федеральной службы Роспотребнадзора в зонах (районах) с различной степенью их риска Волгоградской и Астраханской  областей.

В плане совершенствования системы эпизоотологического контроля за эпизоотическим проявлением паразитарных систем бруцеллезной, лептоспирозной и рабической инфекций, КЧС, гриппа птиц изучили формирование специфического механизма передачи их возбудителей в популяциях облигатных, факультативных и тупиковых хозяев, разрабатывали региональные научно обоснованные системы противоэпизоотических мероприятий по сдерживанию эпизоотического их проявления в аутохтонных и антропургических очагах.

Статистическую обработку результатов исследований проводили по Н.А. Плохинскому и Хитоси Кумэ с использованием электронно-вычислительной техники, а линейно - графическое, линейно-радианное моделирование и картографирование  границ  биологической опасности паразитарных систем наиболее значимых нозоформ – по общепринятым в биологии и ветеринарии методам.

Подробное изложение методик по определению биологической опасности при конкретных нозоформах приведено в соответствующих разделах диссертации.

       Основные разделы исследований выполнены самостоятельно, молекулярно-генетические исследования при диагностике гриппа птиц выполнены с Г.А. Аликовой, орнитологические исследования гусеобразных – с Э.Н. Шакеровой, исследования по диагностике бруцеллеза – с Н.В. Роньшиной, а лептоспироза – Т.Б. Мулиной, эймериоза птиц – Н.Е. Тубель. Их участие отражено в совместно опубликованных работах.

При планировании, методическом обосновании и реализации эпизоотологических экспериментов участвовали и оказывали методическую помощь по отдельным разделам диссертационной работы к. вет. н., зав. эпизоотическим отрядом В.С. Дубинин, начальник управления ветеринарии администрации Волгоградской области, д.вет.н.,  профессор  Н.В. Филиппов,  заслуженный деятель науки РФ, д.вет.н., профессор, член-корреспондент РАСХН В.В. Сочнев, которым автор выражает искреннюю признательность и благодарность за методическую помощь и научное сотрудничество.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Эпизоотологический надзор как метод определения эпизоотической составляющей в биологической опасности РФ

Состояние и тенденции развития животноводства в условиях Волгоградской области в свете Федеральной целевой программы «Национальная система химической и биологической безопасности РФ»

Провели ретроспективный эпизоотологический анализ социально-экономических показателей и хозяйственно-технологических условий и тенденций развития АПК Волгоградской области и подтвердили, что территория области в современных границах сформировалась 75 лет назад, занимая 112,9 тыс. км2, большая часть ее территории (81,9%)  пригодна для сельскохозяйственного производства.

На территории области проживает более 2,5 млн человек (2655,2 тыс.), большая часть из них в городах и населенных пунктах городского типа.  Процесс урбанизации в области носит необратимый нарастающий характер с темпом годового прироста городского населения 0,49%, в 2 раза превышающим темп прироста населения в области в целом.

Сельскохозяйственное производство, и в частности животноводство, в области за последние два десятилетия вступило в полосу депрессии и разрушения промышленных технологий. Из-за реструктуризации сельскохозяйственных предприятий в связи со сменой собственности, разукрупнения и банкротства промышленных комплексов, совхозов и колхозов, значительного оттока квалифицированных кадров животноводство превратилось в нерентабельную отрасль. Численность крупного рогатого скота к началу 2006 года во всех категориях хозяйств сократилась в сравнении с 1987 годом в 4,5 раза, в т.ч. коров в – 3 раза; свиней – в 3,45 и овец – в 4,69 раза, тенденция сокращения численности сельскохозяйственных животных не остановлена и в последующие годы. Более значительные показатели разрушения животноводства наблюдались в сельскохозяйственных предприятиях, в которых молочное скотоводство сократилось в 12,8 раза, свиноводство в – 8 раз, овцеводство – в 11,5 раза. Производство молока в области в 2007г. снизилось в сравнении с 1985 г. более чем вдвое, а в сельскохозяйственных предприятиях – в 9 раз, производство мяса соответственно на 41,6% и в 5 раз; шерсти соответственно в 7 и 11,3 раза. Агропромышленный комплекс области производит молока лишь 50,1% от внутренней областной потребности, мяса – соответственно 45,8%, яиц – 80,7%, что  побуждает наращивать импорт продуктов животного происхождения из других регионов РФ и из-за рубежа, что не только порождает продовольственную зависимость, но и повышает эпизоотический и эпидемический риск в регионе.

Все это подтверждает, что региональные программы обеспечения населения области высококачественными и безопасными в биологическом отношении продуктами животноводства собственного производства остались невыполненными.

Региональные особенности формирования нозологического профиля заразной патологии животных как составляющей биологической опасности в регионе

В сравнительном аспекте и в динамике провели анализ эпизоотического состояния животноводства в ряде субъектов Федерации, и сравнили с аналогичными общероссийскими показателями и установили, что нозологический профиль заразной патологии животных в конкретных субъектах Федерации значительно отличается от общероссийского своими региональными особенностями. Так, в Волгоградской области в популяции крупного рогатого скота он в основном сформирован – 12-ю, в популяции мелкого рогатого скота – 8-ю, а в популяции свиней 9-ю нозоединицами, а наиболее значимыми в популяции  крупного рогатого скота здесь оказались туберкулез, бруцеллез, бешенство, сальмонеллез, лептоспироз; в популяции овец и коз – анаэробная дизентерия, хламидиоз, эхинококкоз, ценуроз, псороптоз; в популяции свиней – сальмонеллез, пастереллез, отечная болезнь, эшерихиоз, рожа и чума. Разработали алгоритмы отдельных нозоформ в формировании нозологического профиля и сконструировали специальные схемы-модели нозологического профиля заразной патологии животных в регионе.

Унификация методических подходов при изучении характера эпизоотического процесса индигенных, трансмиссибельных, трансграничных инфекций в популяциях животных

Подтвердили, что биологическая опасность в регионах РФ во многом обусловлена непостоянством границ сырьевых зон при формировании продовольственных рынков, а углубление и расширение хозяйственных связей, а порой и интеграция территорий, формирующих границы  сырьевой  зоны, сопровождаются  дополнительным риском изменения эпизоотической и эпидемической ситуации, и при отсутствии надлежащего государственного ветеринарного и санитарного надзора это приводит к расширению границ эпизоотий, а также выносу возбудителей инфекций и инвазий за пределы функционирующих эпизоотических очагов.

В ходе эпизоотологического мониторинга в условиях Волгоградской области установили, что эпизоотическое состояние определенных территорий не может рассматриваться изолированно, так как оно всегда находится под воздействием эпизоотической ситуации, сложившейся в соседних районах, хозяйствах и даже субъектах Федерации.

Изучая нестабильность эпизоотической ситуации, и ее причины, провели оперативный и ретроспективный анализ показателей бактериологических и иммунологических скрининговых исследований специментов от животных и среды их обитания из различных районов области и установили, что здесь создались необходимые условия для функционирования более 60 экологических паразитарных систем, соактантами которых оказались  специфические возбудители (20 видов бактерий,  8 видов вирусов, 3 вида микроскопических грибов, 33 вида многоклеточных паразитов на разных стадиях своего биологического развития), а также сельскохозяйственные животные. Так, в качестве хозяев возбудителей паразитарных систем в 34,4% случаев оказались сочлены популяции крупного рогатого скота, в 26,6% овцы и козы, в 32,8% – свиньи, в 17,2% – лошади, в 21,9% – птицы и в 15,6% – популяции рыб. Более того, хозяевами возбудителей ряда паразитарных систем оказались животные нескольких видов, что дало основание рассматривать их как полигостальные индигенные инфекции и инвазии со специфическим механизмом передачи возбудителей не только среди сочленов одной популяции, но и на межпопуляционном уровне.

Все это подтверждает необходимость изучения эпизоотического проявления паразитарных систем на основе унифицированных методов – путем измерения и определения алгоритмов их пространственно-территориальных, временных, популяционных и межпопуляционных границ эпизоотической и эпидемической (биологической) опасности.

Главные составляющие нозологического профиля заразной патологии сельскохозяйственных и домашних животных, их роль и место в формировании биологической угрозы в конкретных регионах России

Эпизоотологический мониторинг за эпизоотическим проявлением классической чумы свиней в условиях изучаемого региона

Установили, что КЧС в регионе входит в число нозоформ, особо опасных для современного животноводства и дикой фауны.

Основываясь на ретроспективных материалах (до 2004 г.) по изучению эпизоотического проявления классической чумы свиней в регионе (А.М. Стариков), совместно с Г.А. Аликовой провели углубленный эпизоотологический его анализ на территории Волгоградской области и установили, что КЧС в основном является индигенной инфекцией в популяции диких и домашних свиней с периодическим нарастанием эпизоотийных явлений как в форме моногостальной инфекции, так и с вовлечением в эпизоотическое проявление разных видов всеядных, имеющих эволюционное родство (домашние свиньи и дикие кабаны).

Подтвердили, что эпизоотические очаги КЧС спонтанно возникали лишь на энзоотичных территориях, приуроченных к зоологическим заказникам и охотхозяйствам, а в последующем и в свинохозяйствах с различной формой собственности (свиноводческих комплексах, товарных и племенных свинофермах, фермерских и индивидуальных хозяйствах).

Установили, что эпизоотическое проявление КЧС, формы течения болезненного процесса, его интенсивность и экстенсивность, а также исходы болезни во многом зависят от уровня популяционной специфической защищенности поголовья, от соориентированности и подготовленности ветспециалистов к оценке риска возникновения КЧС в регионе, оперативному установлению и устранению источника возбудителя и проведению комплекса мер по эпизоотологическому контролю этой инфекции.

Это особенно важно в современных условиях, т.к. аутохтонные эпизоотические очаги КЧС до последнего времени считались случайностью, учету  и статистической обработке не подвергались. Установили, что в области из общего количества инцидентов КЧС 94,4% приходятся на индивидуальные хозяйства граждан; 5,0% – на свиноводческие хозяйства различной формы собственности.

В хозяйствах индивидуальных владельцев случаи (эпизоотические очаги), как правило возникали на неиммунных свиньях различных возрастов, а в свиноводческих хозяйствах – на иммунизированном против КЧС свинопоголовье с различным уровнем группового иммунитета.

Причинно-следственные связи формирования очагов КЧС как терионоза и векторы выноса возбудителя в антропургические условия

Многофакторным анализом ретроспективных показателей эпизоотического проявления КЧС установили существенные ее региональные особенности. Так, за последние 29 лет КЧС в области оказалась приуроченной к территориям лишь 18 районов из 39 муниципальных образований (46,15%) как на сельскохозяйственных, так и на урбанизированных территориях.

Показатель пространственно-территориальной аппликации эпизоотического проявления КЧС подтверждает, что в основном это территории правобережья реки Волги, Придонье, а также прилегающие к ним территории у реки Медунице и других рек области. Почти все районы в той или иной степени граничат между собой. Более того, на территории этих районов расположены 6 охотохозяйственных  заповедников (государственных зоологических заказников). Основной показатель территориальной аппликации энзоотического проявления КЧС в области стабильный, а поэтому показатель неблагополучия по этой инфекции составляет 0,4615 с незначительными отступлениями во временном измерении при его оценке на всю глубину ретроспекции.

Весьма важным и практически не до конца решенным вопросом в характеристике эпизоотического проявления КЧС в условиях Волгоградской области является нечеткое разграничение с практической точки зрения понятий «неблагополучный пункт» и эпизоотический очаг этой инфекции, зачастую из-за недостаточного учета эпизоотических очагов как таковых их просто объединяли в один неблагополучный пункт и считали эпизоотическим очагом.

При проведении более тщательного ретроспективного анализа доказали, что уровень эпизоотического появления КЧС в отдельные годы был значительно выше представляемого в отчетной документации.

Используя все направления эпизоотологической диагностики (семиотику, диагностическую технику и эпизоотологическое мышление), а также методы современной прогностики,  пришли к гипотетическому заключению о территориальной приуроченности эпизоотического проявления КЧС в Волгоградской области (ее энзоотичности), о выраженной направленности (векторе) территориально-пространственного и популяционного распространения и даже временной оптимизации эпизоотического начала КЧС (с началом снежного покрова на территориях охотзаказников и общения диких кабанов у мест их подкормки).

Наши данные подтверждаются развитием эпизоотического проявления в Камышинском охотхозе, Семеновском с-зе, в АПК «Жирновское» Жирновского р-на, ЗАО «Краснодонское» Иловлинского р-на (2001–2003 гг.) и наступлением в связи с более эффективной профилактикой этой инфекции в целом по области межэпизоотического периода КЧС в 2004–2006 гг.

В ходе исследований подтвердили, что «зарождается» эпизоотия КЧС как терионоз с возникновением аутохтонных эпизоотических ее очагов, и, как правило, в период выпадения снежного покрова в регионе усиливается контакт диких кабанов у мест их подкормки, а последующий вынос возбудителя в антропургические очаги осуществляется как через лицензионные, так и браконьерские отстрелы диких кабанов со всеми вытекающими из этого последствиями.

Интенсивные и экстенсивные показатели степени напряжения эпизоотийных процессов при КЧС в изучаемом регионе

  Экспертной оценкой результатов эпизоотологического расследования и эпизоотологической диагностики вспышечных эпизоотических явлений КЧС на энзоотичных территориях  установили, что на всю глубину ретроспекции в области имело место 36 вспышечных эпизоотий КЧС среди диких и домашних свиней с вариацией от 0 (1982–1983; 1986–1991; 1996–1997; 2004–2006 гг.) до 9 вспышек в год (М = 1,24 ± 0,06) с различными по времени межэпизоотическими периодами от года (2000 г.) до двух лет (1982–1983; 1996–1997 гг.), до трех (2004–2006 гг.) и максимум до 6 лет (1986–1991 гг.).

Установленный значительный прирост эпизоотических очагов КЧС среди свиней индивидуальных владельцев во время вспышки 1998–1999 гг., и в первую очередь в хозяйствах охотников, на наш взгляд, является следствием запоздалой диагностики данной инфекции в дикой природе и недостаточным уровнем ветеринарно-санитарных мероприятий на пути (векторе) распространения (проявления) эпизоотического процесса. Столь поучительный урок привлек внимание всей общественности региона к такому проявлению биологической опасности КЧС, совершенствование мер противодействия ее развитию позволило не только остановить, но и значительно изменить тенденцию функционирования паразитарной системы КЧС в дикой природе и в АПК области.

Биологическая опасность КЧС и меры ее предотвращения (снижения) в условиях Волгоградской области 

Изучая эпизоотическое проявление классической чумы свиней как биологическую опасность в регионе, провели экспертную оценку уровня заболеваемости и летальности свиней при этой инфекции. Заболеваемость свиней КЧС измеряли инцидентностью и превалентностью  в расчете на 10 тыс. поголовья, а летальность как исход заболевания в % к числу заболевших. Ежегодный анализ проводили в разрезе хозяйств с различными технологиями и формами собственности и установили, что за последние 29 лет в условиях Волгоградской области имели место шесть значительных эпизоотий КЧС вспышечного характера на энзоотичных территориях со значительной вариацией эпизоотических очагов в различных технологических и организационных категориях ведения свиноводства.

Дальнейшие исследования всех шести эпизоотий КЧС на  территории Волгоградской области подтвердили индигенность (стационарность) данной инфекции с выраженным вектором перемещения возбудителя из аутохтонных в антропургические очаги, с  сезонным зимне-весенним началом эпизоотических волн и с максимальным смещением эпизоотических очагов в индивидуальные хозяйства населения. При этом доказано, что главный и единственный вектор механизма передачи возбудителя формирует антропогенное вмешательство, а биологическая опасность КЧС в области через сдерживание развития свиноводства прямо и косвенно влияет на формирование и ограничение продовольственного обеспечения населения продуктами животноводства регионального производства.

Эпизоотологическим мониторингом, пунктирным и сплошным иммунологическим скринингом при трансграничных болезнях животных установили факторы, активизирующие пространственные и популяционные границы эпизоотического проявления высокопатогенного гриппа птиц в конкретном субъекте Федерации

В ходе этих исследований установлено, что на территории области сформировались наиболее важные для обитания орнитофауны пространственно-географические группы. Так,  к 2007 году на территории области выявлено и функционирует 37 ключевых орнитологических территорий (КОТР) и сформировано три вида местообитания диких птиц со специфическим распределением по ландшафтам представителей отдельных видов птиц различных родов. Наиболее мощные из них по площади – Дударевская  степь, Калачевская излучина Дона, Ахтубинское Поозерье, Манойненская степь, Авраамовская и Степновская системы лиманов, Дрофиный остров, Закотаровская, озеро Эльтон, Булухта, Чернополянская, Большой лиман, Нижнеерусланская, Салтовский лес, Цимлянские пески и остров Сарпинский.

Здесь постоянно поддерживают существование около 20 тыс. особей, 210 видов водных и околоводных птиц, более того, здесь встречаются более 80% от всех наземных позвоночных. В Ахтубинском Поозерье гнездится 150 видов птиц, это самый плотный участок гнездования птиц в России.

Подтвердили, что гусеобразные птицы по семейственному представительству здесь занимают 3–6-е место; по родовому – 4–6-е;  по видовому – 4-е место, что позволяет относить их к числу наиболее распространенных представителей оринитофауны. В целом по области  гусеобразные птицы представлены 28-ю (9,3%) видами, объединенными в три семейства: лебеди, гуси, утки, из них 53,6% являются гнездящимися на территории области, а 32,1% – пролетными. 

Установили, что за последние годы просматривается прогрессирующая тенденция изменения сроков миграции гусеобразных в пространственно-территориальных условиях Волгоградской области.

На основании результатов проведенных исследований и ретроспективного анализа исходного материала можно подтвердить, что на территории Волгоградской области созданы необходимые условия для жизнеобеспечения орнитофауны, в том числе и такой важной ее группы – отряда гусеобразных. Здесь созданы условия не только для их пролета, гнездования (размножения), но и для зимовки (отдельных видов). Полученные новые научные данные имеют не только теоретическое, но и выраженное практическое значение. На их основе можно составлять краткосрочные и долгосрочные прогнозы изменений орнитофауны в субъекте Федерации.

С целью определения объективных показателей вектора трансграничных болезней на примере гриппа птиц установили роль миграции гусеобразных птиц в формировании степени риска биологической опасности этой инфекции, подтвердив многоплановыми исследованиями, что при изменении эпизоотической ситуации по гриппу птиц на сопредельных территориях афро-азиатского континентов вероятным вектором заноса и распространения этой инфекции будут территории области, через которые пролегают пути миграции гусеобразных. Это 22 района Волгоградской области, в южной части прилегающие к Цимлянскому водохранилищу и Волго-Ахтубинской пойме, основное направление вектора – право- и левобережье Волги (Волгоградского водохранилища), а также от Цимлянского водохранилища по правобережью Дона вверх по прибрежью Медведицы и Иловля. Выявленные вероятные факторы биологической опасности высокопатогенного гриппа птиц совпадают с основными миграционными коридорами диких гусеобразных.

Полученные результаты  исследований имеют важное народнохозяйственное значение, на их основе откорректирована система эпизоотологического контроля гриппа птиц в области. 

Специфическая профилактика гриппа птиц в Волгоградской области и контроль за напряженностью группового иммунитета против гриппа птиц

На основании полученных результатов исследований разработали систему (схему) предупредительного и упредительного эпизоотологического надзора за возможным усилением эпизоотического напряжения и эффективностью региональных противоэпизоотических мероприятий при гриппе птиц.  Начиная с 2006 года она реализуется во всех районах области в форме специфической профилактики с использованием инактивированной вакцины ФЛУ ПРОТЕКТ Н5 – кур, уток, гусей, индеек во всех хозяйствах, кроме птицефабрик. Всего иммунизировано более 6 миллионов птиц.

Иммунологическим контролем установили, что у иммунизированных птиц через 45 дней групповой иммунитет составляет 100%, через 54 дня – у 87,8%, через 144–214 дней – у 41,2–50% птицепоголовья. У 28% вакцинированных гусей через 50 дней РТГА отрицательная, а у остальных птиц титр гемагглютининов установлен в разведении 1:2 и 1:4.

В производственном эксперименте у вакцинированных птиц через 35-123 дня напряженный групповой иммунитет установили у 82–100% кур и подтвердили, что специфическая профилактика гриппа птиц инактивированной вакциной ФЛУ ПРОТЕКТ Н5 создает групповой иммунитет продолжительностью до 5 месяцев. Изменение сроков вакцинации птиц позволило к сезону осеннего перелета птиц (4-й квартал 2007 г.) обеспечить групповую их защиту в 86% у кур, в 72% –  у уток, в 70% – у гусей и 90% – у индюков.

Подтвердили, что специфическая профилактика снижает, но не устраняет риск возникновения и эпизоотического проявления этой инфекции в регионе и что усовершенствованная система эпизоотологического мониторинга за эпизоотическим проявлением рабической инфекции и гриппа птиц является основным противоэпизоотическим мероприятием при зоонозах в регионе.

Биологическая угроза, обусловленная функционированием рабической инфекции в условиях Волгоградской области и смежных территорий

Установили, что рабической инфекции на протяжении многих лет принадлежит  важная роль в формировании биологической опасности в области. Для изучения закономерностей энзоотичности бешенства в регионе организовали и осуществили эпизоотологический мониторинг за развитием бешенства и установили, что в эпизоотическое проявление этой инфекции вовлечены дикие и домашние животные 8 видов.

Все инциденты бешенства среди диких животных представляли классический терионоз и всегда служили началом развития его эпизоотии среди домашних и промысловых животных в конкретных районах и примером передачи возбудителя из дикой природы животным других видов, подтверждая его полигостальность.

Дикие и домашние животные основные хозяева возбудителя бешенства в современных условиях

Установили особенности функционирования бешенства в области, подтвердив, что в 44,7% эпизоотических очагов бешенства в области только за последние 7 лет вовлекались сельскохозяйственные животные, в 32,9% – домашние плотоядные, а в 22,4% эпизоотические очаги начинались среди диких животных.

Установили, что бешенство сельскохозяйственных животных за последние годы имело место в 30 (91,4%) административных районах области, в т.ч. среди крупного рогатого скота  в 66,7% районов и в 3,1% населенных пунктов области, среди мелкого рогатого скота – в 3,0 и 0,13%, среди лошадей – в 3,0 и 0,07%, среди свиней – в 6,1 и 0,3% соответственно.

Бешенство среди домашних плотоядных имело место в 51,5% районов области (среди собак) и 39,4% – среди кошек. Высоким оказался и уровень населенных пунктов, где существует (существовала) биологическая опасность бешенства собак (1,73% всех населенных пунктов области) и кошек (1,0%). Дикие животные (промысловые, пушные, прочие) создают биологическую опасность рабической инфекции в каждом пятидесятом населенном пункте области.

Это один из самых высоких уровней биологической опасности рабической инфекции в условиях РФ.

Подтвердили, что биологическая опасность бешенства зарождалась как терионоз в дикой природе с вектором нарастания опасности его распространения на домашних плотоядных и сельскохозяйственных животных.

Дистанционные (многолетние и годовые) границы биологической опасности бешенства на территории конкретного субъекта РФ

Изучили многолетнюю динамику эпизоотического проявления бешенства за последние 17 лет и установили, что за это время в области зарегистрировано 1024 инцидента этой инфекции. При этом в 9 эпизоотических очагах (0,9%) были поражены лошади, в 412 эпизоотических очагов (40,2%) жертвой оказались сочлены популяции крупного рогатого скота; среди мелкого рогатого скота бешенство отмечалось в 35 эпизоотических очагах (3,4%), среди свиней – в 2 очагах (0,2%), среди пушных зверей – в 23 очагах (2,3%). Двести (19,5%) эпизоотических очагов возникли в дикой природе среди промысловых и диких животных. Собаки оказались пораженными бешенством в 215 эпизоотических очагах (21,0%), кошки – в 122 эпизоотических очагах (11,9%) и среди прочих животных – 6 очагов (0,6%).

Биологическая опасность бешенства в области за последние 17 лет проявлялась ежегодно с возникновением в среднем по 64 эпизоотических очага. Наивысшей напряженности эпизоотическое проявление бешенства достигло в 2007 году, когда был зарегистрирован 171 эпизоотический очаг, превысив в 2,7 раза среднегодовой уровень. Самый низкий уровень эпизоотической напряженности имел место в 2000 году, при этом количество эпизоотических очагов было в 5 раз меньше среднегодового показателя и в 13,2 раза меньше, чем в 2007 году.

В многолетней динамике биологической опасности бешенства среди диких животных прослеживается тенденция к ее нарастанию, в целом степень вовлечения этих видов за последние 10 лет возросла в 4 раза.

Новые научные данные получены и обработаны впервые и составляют  основу для корректировки системы антирабических мероприятий в области.

Географическая эпизоотология бешенства, факторы, формирующие его энзоотичность

При проведении картографирования (территориальной аппликации) очагов рабической инфекции уточнили территории с максимальной, повышенной, средней и минимальной степенью риска ее биологической опасности, составили специальную картограмму аппликации эпизоотических очагов бешенства в области и доказали различие в степени неблагополучия по биологической опасности бешенства среди животных отдельных административных районов Волгоградской области.

Установили, что зону максимального риска бешенства составляют 8 (24,2%), зону повышенного риска – 3 (9,1%), среднего и минимального риска – по 11 (33,3%) сельских районов  и населенных пунктов области.

Подтвердили, что вектор эпизоотического нарастания рабической инфекции в области имеет направленность в сторону «тупиковых» хозяев возбудителя, а вернее в сторону «жертв», т.е. к сельскохозяйственным животным. Темп прироста эпизоотической напряженности в антропургических очагах (тупикового характера) составляет 179,9%, при том, что «зарождение» эпизоотий рабической инфекции всегда  начинается в дикой природе.

При изучении годовой динамики функционирования бешенства выявили общую закономерность, связанную с биологическим циклом основных и факультативных его хозяев, подтвердив, что эпизоотическое проявление бешенства, в т.ч.  в дикой природе, отмечается круглогодично, но имеет выраженные сезонные эпизоотические надбавки. В аутохтонных очагах среди лисиц – в феврале – марте, мае, октябре – декабре ежегодно, в антропургических – с октября по январь в популяции кошек и с сентября по январь и в марте – в популяции собак. И только среди енотовидных собак не выявлено круглогодичной заболеваемости, что, по нашему мнению, обусловлено тем, что они в зимний период не ведут активной жизни, а залегают в спячку. Однако на март, сентябрь и октябрь приходится соответственно 16,7; 25,0; 33,3% от всех случаев бешенства в их популяции.

Полученные результаты исследований дают основание заключить, что динамика эпизоотийных явлений рабической инфекции находится под многофакторным воздействием экологических, трофических и эволюционно-биологических причин, а эпизоотийные явления, зарождаясь в дикой природе, перемещаются в агроценоз и на урбанизированные территории.

Индигенность бешенства животных в различных районах Волгоградской области

Анализируя районы повышенной (максимальной) биологической опасности рабической инфекции, аппликацию в них первичных (аутохтонных) эпизоотических очагов, установили не только их территориальную разобщенность, но и ландшафтно-территориальную приуроченность. Так, Еланский, Серафимовичский и Иловлинский районы, диаметрально разобщенные в Волгоградской области, но входящие в зону максимального риска рабической инфекции, не отличаются во времени ежегодным началом эпизоотийных проявлений этой инфекции. В то же время Даниловский, Фроловский, Клетский районы, являющиеся пограничными, разделяющими между собой территории максимальной биологической опасности рабической инфекции, за все время ретроспекции продолжают размещаться в зоне минимального риска бешенства. Все это подтверждает наличие энзоотичных в отношении рабической инфекции территорий и индигенное возникновение первичных очагов (аутохтонных) на территории зон максимального риска биологической опасности рабической инфекции  в условиях Волгоградской области.

Основным резервуаром (по результатам вирусологического скрининга) вируса бешенства  на территории Волгоградской области являются дикие плотоядные, и в первую очередь красные лисы. Экспертной оценкой источников возбудителя (по объективным показателям) они занимают 19,5% в общей массе инцидентов рабической болезни в Волгоградской области и 90,8% – в аутохтонных (первичных) эпизоотических очагах бешенства на территории области.

Установленные новые научные данные, подтвержденные результатами эпизоотологических экспериментов, дают основание предположить об индигенности бешенства животных в зонах его территориальной приуроченности (8 районах области) и об обязательности однонаправленной трансмиссии возбудителя в популяции  домашних плотоядных с укоренением интрадукции возбудителя в сочленах этой популяции и последующей передачей возбудителя прямо или опосредованно в популяции тупиковых хозяев-сельскохозяйственных животных.

Явление индигенности рабической инфекции в условиях Волгоградской области нами подтверждено впервые, факторы нарастания и спада эпизоотической напряженности этой инфекции обусловлены нарастанием или спадом плотности популяции красных лис в регионе, а также активизацией факторов передачи возбудителя бешенства как в их популяции, так и на межпопуляционной основе.

Комплексная эпизоотологическая диагностика бешенства и разрешающая способность конкретных методов диагностики этих болезней

Диагностику бешенства мы рассматриваем как противоэпизоотическое мероприятие, направленное на выявление источника его возбудителя, а эпизоотологическую его диагностику – как комплексное сочетание различных методов исследований с подтверждением окончательного диагноза результатами лабораторных исследований.

Подтвердили, что важное место в диагностике бешенства занимают клинико-эпизоотологические методы исследований; проведение иммунологического скрининга; установление структуры полученных изолятов возбудителя на основе световой микроскопии, реакции диффузной преципитации, метода флюоресцирующих антител или его варианта – твердофазного ИФА; обнаружение генома вируса, а также проведение биологического (экспериментального) моделирования рабической инфекции (на белых мышах).

Проводя экспертную оценку разрешающей способности этих методов, установили, что каждый из них имеет свои преимущества и недостатки. Так, МФА является быстрым и недорогим, но тре­бует наличия и обслуживания люминесцентного микроскопа и квалифициро­ванного персонала; выделение вируса на мышах являет­ся точным, но продолжительным и не­этичным методом; выделение вируса в культу­ре клеток является быстрым, но относительно дорогим и тре­бует технической экспертизы клеточных культур; использование моноклинальных антител позволяет проводить серотипизацию и субтипизацию изолятов вируса бешенства и изучать механизмы его  репродукции, но мало доступно практической ветеринарии; клинико-эпизоотологические исследования обладают недостаточной разрешающей способностью –от 51,7 в популяции крупного рогатого скота до 79,2% в популяциях диких и промысловых животных.

Подтвердили, что в практической ветеринарии наиболее приемлемыми методами диагностики бешенства остаются клинико-эпизоотологический, РИФ, биопроба.

Разработали схему-модель прижизненной и посмертной диагностики бешенства животных в регионе.

Управление эпизоотическим процессом бешенства животных и методы оценки его эффективности

Установили, что главными направлениями антирабических мероприятий являются снижение плотности популяции диких животных (лисиц), комплексная эпизоотологическая диагностика рабической инфекции в популяции животных и снижение активности ее аутохтонных  эпизоотических очагов путем вытеснения эпизоотических штаммов вируса бешенства вакцинными.

Подтвердили, что снижением плотности популяции диких плотоядных достигается ослабление напряженности эпизоотического процесса бешенства лишь только в сочетании с другими мероприятиями, направленными на все звенья эпизоотической цепи.

Своевременная оперативная комплексная диагностика позволила только в 2007 - 2008 гг. из 578 подозрений (клинико-эпизоотологических) бешенства животных в 270 (46,7%) подтвердить диагноз, в т.ч. методом МФА – 245 (42,4%) и биопробой – 25 (4,3%).

В ходе эпизоотологических экспериментов установили, что прекращение оральной иммунизации диких плотоядных вакциной «Синраб» или снижение ее  дозовой нагрузки на единицу обрабатываемой площади (в 2006 и частично в 2007 гг.) незамедлительно (в 2007 гг.) привело к активизации рабической инфекции в аутохтонных, а в последующем в антропургических очагах до самого максимального уровня за последние 29 лет и, наоборот, проведение мероприятий по вытеснению эпизоотических штаммов вируса бешенства из популяции диких плотоядных вакцинами (вакцина ВНИИЗЖ – «Синраб») осенью 2007  и зимой 2008 гг. позволило значительно (более чем в 2 раза) ослабить эпизоотическую напряженность и биологическую опасность рабической инфекции в регионе.

Одновременно подтвердили, что на фоне высокого уровня вовлеченности домашних плотоядных в эпизоотическое проявление бешенства необходимо значительно расширить их специфическую защиту.

Установили, что качество и эффективность антирабических мероприятий среди животных в регионе во многом зависят от оперативности, одномоментности, целесообразности и полноты их проведения. Превентивный эпизоотологический мониторинг, основанный на скрининговых исследованиях, является неотъемлемой частью целевой программы управления эпизоотическим процессом бешенства в области.

Энзоотичные заразные болезни животных на территории конкретных субъектов Федерации

Территориальная приуроченность заразных болезней, как правило, обусловлена ареалом природных хранителей их возбудителей или биологических их переносчиков.

На территории Волгоградской области классической энзоотичной (природно-очаговой) нозоформой является лептоспироз.

Осуществляя эпизоотологический мониторинг, установили, что на территории области сформировалась ландшафтная география паразитарной системы лептоспироза, а в ее эпизоотическое проявление вовлекаются все виды домашних животных и широкий круг свободно живущих млекопитающих.

Лептоспироз как территориальная приуроченная к ландшафтно - географическим  условиям инфекционная паразитарная система в конкретном субъекте РФ. Изучение границ его энзоотического проявления

Провели экспертную оценку природно-хозяйственного и ландшафтного районирования территории и установили, что территория области по своему экологическому потенциалу весьма не однозначна и здесь создались условия  для формирования природных (аутохтонных) очагов лептоспироза.

Видовой состав свободно живущих мелких млекопитающих – грызунов в ландшафтно-географических зонах различается, хотя, по данным ГУ ВНИПЧИ, многие из них оказались облигатными хозяевами лептоспир.

В области под активным преобразованием ландшафта происходит естественное перераспределение основных хранителей лептоспир в природе, а это, в свою очередь, дает объяснение существованию аутохтонных  и антропургических очагов лептоспироза  и спорадической  заболеваемости лептоспирозом  животных и населения.

На долю лептоспироза в области приходится 1,2% от всех эпизоотических очагов заразных болезней среди крупного рогатого скота, 1,5% - среди свиней, что значительно превышает общероссийские показатели этой инфекции.

Подтвердили существование потенциальной биологической опасности лептоспироза в эпизоотическом и эпидемическом измерениях.

Экспертная оценка эпизоотологической составляющей биологической опасности лептоспироза в условиях Волгоградской области

В ходе комплексного эпизоотологического мониторинга установили, что источниками лептоспирозной инфекции как терионоза являются мелкие, свободно живущие и синантропные млекопитающие, а в агроценозах – сельскохозяйственные и домашние животные. Человек является биологическим тупиком данной инфекции и практического  значения в ее распространении не имеет.

За последние 38 лет в области зарегистрирован 91 неблагополучный пункт по лептоспирозу сельскохозяйственных животных, в т.ч. с участием крупного рогатого скота – 55, свиней – 34, лошадей – 2. Максимальное количество  с нарастанием эпизоотических очагов лептоспироза среди сельскохозяйственных животных установлено в 1994 году и обусловлено высоким и продолжительным паводком на больших и малых реках области, когда  источником возбудителя оказались не только мышевидные грызуны, но и вода из открытых водоемов и на залив­ных лугах.

Установили, что реализация биологической опасности лептоспироза отличается выраженной сезонностью (вто­рой и третий кварталы ежегодно), это обусловлено выпасом животных в зонах природных очагов, а также осенней миграцией грызунов  на территории кормовых складов и в животноводческие помещения.

Показатель неблагополучия по лептоспирозу в начальном периоде ретроспекции составлял 0,314, однако  уже через ряд лет он возрос до 0,486.

Установили, что степень вовлеченности в эпизоотическое проявление лептоспирозной инфекции отдельных популяций животных весьма вариабельна. Так, вовлеченность крупного рогатого скота за весь период варьировала от 4,7 до 40,5% (М = 23,0 ± 1,15%), вовлеченность свиней – от 0,1  до 26,9% (М = 13,1 ± 0,6%), овец – от 0,0 до  6,4% (М = 1,5 ± 0,07%), лошадей – от 1,1 до  49,4% (М = 7,6 ± 0,3%), подтверждая, что эти виды животных являются факультативными хозяевами возбудителя этой инфекции.

Ретроспективным анализом установили неравномерную вовлеченность в эпизоотический процесс этой инфекции  свободно живущих мелких млекопитающих в различных биотопах области. Так, на юго-западную и центральную сухостепную зоны приходится по 27% от общего количества аутохтонных очагов лептоспироза, на северо-западную степную – 18%.

Инфицированные лептоспирами свободно живущие и синантропные мелкие млекопитающие выявлены в 22 районах области. Наибольшее количество иммунологических  находок лептоспир среди полевых, лесных и домовых мышей, желтогорлых  мышей и рыжих полевок установлено непосредственно в биотопах природных очагов лептоспироза, а уровень инфицированности варьировал от 3,4% среди обыкновенных полевок до 11,88% среди рыжих полевок. Самый высокий уровень  инфицированности лептоспирозами по  иммунологическим показателям установлен у сони  лесной (55,6%), но, учитывая малочисленность этого вида мелких млекопитающих (0,23%  от числа отловленных),  вряд ли можно их считать  основными хранителями  лептоспир в изучаемом регионе.

Из всех изолятов лептоспир, выделенных бактериологическим скринингом от свободно живущих мелких млекопитающих, 50% идентифицированы как  L. Grippotyphosa, 37,5% – как L. Pomona и 12,5% – как  L. Icterohaemorragiae.

Барьер гостальной специфичности при лептоспирозе в условиях Волгоградской области и его относительный характер

Изучили этиологическую структуру лептоспирозов у сельскохозяйственных, домашних и диких животных и установили, что в популяции крупного рогатого скота циркулируют лептоспиры следующих серогрупп: Sejero (М = 5,6 ± 0,2%); Hebdomadis  (М = 30,9 ± 1,5%); Grippotyphosa (М = 1,5 ± 0,07%);  Icterohaemorragiae  (М= 1,5 ± 0,006%); Tarassovi  (М = 25,6 ± 1,3%); Pomona (М =  5,03 ± 0,25%) и Canicola  (М = 0,1 ± 0,005%). В 29,8% лептоспироз в популяции крупного рогатого скота протекал  как политипическая инфекция, а в отдельные годы смешанные формы этой инфекции достигали уровня 34 (1993 г.), 57,6 (1994 г.) и 51,8% (2004 г.).

  В этиологической структуре лептоспирозов свиней в основном участвовали лептоспиры серогрупп Icterohaemorragiae  (М = 32,2 ± 1,6%), Pomona (М = 33,6 ± 1,7%) и Tarassovi  (М = 7,7 ± 0,3%), а на остальные серогруппы приходится не более 1,5%. Смешанные формы лептоспироза свиней достигают 25% от общего количества выявленных случаев.

Среди овец в области лептоспироз представлен в основном одной серогруппой – L. Icterohaemorragiae  (91,7 ± 4,5%).

Среди лошадей лептоспироз протекал в форме как политипической (17,2% случаев), так и моноинфекции с участием серогрупп Grippotyphosa  (11,6 ± 0,5%); Icterohaemorragiae  (29 ± 1,4%); Canicola (11,2 ± 0,5%); Pomona (23 ± 1,1%) и Tarassovi  (7,3 ± 0,3%). Среди собак – в форме моноинфекций, обусловленных L. Canicola (86,7%) и L. Grippotyphosa (6,7%).

       Разработали схемы-модели этиологической структуры лептоспирозов животных и подтвердили, что у различных серогрупп лептоспир существует выраженный тропизм к доминантному хозяину. Однако это явление носит относительный характер и вряд ли может считаться барьером специфической гостальности в полном его понимании.

Тенденции эпизоотического проявления лептоспироза и их объективная оценка в условиях Волгоградской области

подтвердили, что распределение эпизоотического проявления лептоспироза в пространственно-территориальном измерении является неравномерным (пунктирным) с выраженной приуроченностью  к определенным территориям и биотопам, а формирование антропургических эпизоотических очагов этой инфекции является результатом выноса возбудителя из постоянно  существующих  аутохтонных  очагов этой инфекции.

  Изучая тенденции развития лептоспирозной инфекции, провели сравнительную оценку временных границ его эпизоотического проявления, и в частности постоянности и периодичности проявления, тенденции многолетней и годовой динамики, и установили, что в многолетней динамике лептоспироза в популяции крупного рогатого скота прослеживается тенденция затухания эпизоотийных явлений, а за последние 18 лет тренд многолетней динамики представляет ниспадающую под углом в 12,3° линию. Затухание эпизоотийных явлений лептоспироза прослеживается и в популяции свиней, а тренд многолетней динамики этой инфекции представляет ниспадающую кривую с выраженным изгибом вниз и практически исчезающую в 2007 году. Многолетняя динамика лептоспироза лошадей отличается периодичностью, а ее тренд представляет волнообразную кривую. В многолетней динамике мелкого рогатого скота выявлена прерываемость, лишь в 4 из 18 анализируемых годов отмечались случаи лептоспирозов среди овец.

В годовой динамике лептоспироза животных установлены сезонные эпизоотические надбавки на завершающей стадии летне-пастбищного содержания.

Специфический механизм передачи возбудителя лептоспироза и вектор его направлений в аутохтонных и антропургических очагах

Подтвердили, что в 92,5% случаев возникновение антропургических очагов  лептоспироза в регионе обусловлено контактом сельскохозяйственных животных  с биотическим и абиотическим компонентами аутохтонных очагов лептоспироза. В 4,3% случаев новые  вспышки лептоспироза крупного рогатого скота в регионе  возникли при пастбищном контакте стад интактных  и зараженных животных, в 2,2% случаев – при завозе кормов, заготовленных на неблагополучной по лептоспирозу территориях,  и в 1,1% – с завозом на благополучные территории зараженных лептоспирами  животных.

          На основании полученных результатов исследований разработали схему-модель основных направлений вектора специфического механизма передачи возбудителя лептоспироза и подтвердили его многовекторность в регионе.

Установили, что центром заражения эпизоотийных явлений лептоспироза в основном являются его аутохтонные природные очаги.

Изучая активность природных очагов лептоспироза, установили, что обитающие на их территории свободно живущие мелкие млекопитающие являются природными хранителями лептоспир многих серогрупп. 11 видов этих животных оказались инфицированы лептоспирами серогрупп Grippotyphosa (13,38%), Pomona (38,3%) и Icterohaemorragiae (30,1%); и в меньших количествах случаев иммунологические находки были отнесены к L. Canicola (0,4%, L. Hebdomadis (4,8%) и L. Austrsalis (0,4%).

Подтвердили, что  наиболее активно и стабильно эпизоотические процессы лептоспироза начинаются и проходят в околоводных стациях, а основными же носителями (резервуарами) его возбудителя оказались полевые, лесные, домовые и желтогорлые мыши, рыжая, обыкновенная и водяная  полевки, а  также серая крыса. Подтвердили, что  численность свободноживущих мелких млекопитающих, зараженных лептоспирами, возрастает в осенний период, и особенно в околоводных,  лугопастбищных и  лесных стациях. Постоянное чередование различных угодий в долинах рек придает природным очагам  лептоспироза устойчивость, а эпизоотическим процессам, высокую стабильность. При этом установили выраженную прямую, коррелятивную связь между активацией эпизоотийных явлений в аутохтонных очагах лептоспироза с нарастанием экстенсивных показателей этой  инфекции среди сельскохозяйственных животных (r = + 0,69).

Биологическая опасность природно-очаговых инфекций на примере лептоспироза в эпидемическом измерении в условиях Волгоградской области

Эпизоотолого-эпидемиологическим районированием лептоспироза на территории области за последние 20 лет установили три эпидемиологические зоны: высокого и умеренного риска и относительной безопасности.

Установили, что  зону высоко риска объединяют восемь сельскохозяйственных районов (Урюпинский, Еланский, Руднянский, Котовский, Камышинский, Иловлинский, Среднеахтубинский и Ленинский) и территории трех городов (Волгограда, Волжского и Камышина), имеющих  одинаковую эпидопасность, но разную  интенсивность  проявления эпидемического процесса.  Здесь ежегодно  отмечается до 14 случаев спорадического лептоспироза с преобладанием в этиологической структуре L. Icterohaemorragiae, L. Grippotyphosa, L. Pomona. Иммунологические показатели лептоспироза  у людей  соответствуют этим же серогруппам. На эту зону приходится 60% всех заболевших лептоспирозом людей в области. Чаще подвергаются  риску городские жители, принимающие участие в дачных и огороднических работах, не  исключается вероятность  инфицирования населения от дикоживущих, синантропных  и сельскохозяйственных животных и домашних плотоядных. За  последние 10 лет каникулярный лептоспироз наблюдался у 1,5% заболевших лептоспирозом  людей. В этой зоне  функционируют природные очаги  лептоспироза пойменного, болото-степного, пойменно-лугового типов, выявленные в  Хоперско-Бузулукском, Волго-Медведицком, Задонском и Волго-Ахтубинском климатогеографических  ландшафтах.

Установили, что зона умеренного риска заражения лептоспирозом  мозаично расположена  во всех ландшафтных  регионах 16-ти административных районов области. В приозерных искусственно-болотных природных очагах  лептоспироза обитают преимущественно мышевидные и насекомоядные мелкие свободно живущие млекопитающие.

Среди крупного рогатого скота в этой зоне  циркулируют лептоспиры серогрупп Hebdomadis, Grippotyphosa, Tarassovi, среди свиней – Pomona, Icterohaemorragiae, Tarassovi. Каникулярный лептоспироз у людей  не нашел распространения среди  сельскохозяйственных животных. Относительно безопасная  зона (III степень опасности)  объединяет 9 административных районов области  частично в северо-западном, центрально-степном, центрально-сухостепном, юго-западном сухостепном и полностью  в заволжском степном агроклиматических районах.

  На основании проведенных  исследований подтвердили, что в условиях Волгоградской области  лептоспироз как  эпидемиологически, так и эпизоотологически представляет собой недостаточно контролируемое заболевание и в условиях социальных и хозяйственных реформ заслуживает особого  медико-ветеринарного внимания.

Основные направления совершенствования противолептоспирозных мероприятий в области и объективные показатели их эффективности

  В ходе эпизоотических экспериментов установили, что в Волгоградской области проведением  противоэпизоотических  мероприятий в эпизоотических очагах и угрожаемой зоне  удается  купировать и ликвидировать антропургические очаги лептоспироза.

Совместно  со  специалистами Управления ветеринарии, облветлаборатории  и ВНИПЧИ провели корректировку  системы противолептоспирозных мероприятий в области, обратив внимание на их комплексность и направленность на предупреждение эпизоотической и эпидемической проекции ИПС лептоспироза.

В комплексную систему отдельными блоками включены мероприятия по охране благополучных территорий, населенных пунктов, животноводческих хозяйств от заноса возбудителей лептоспирозной инфекции; по ликвидации антропургических очагов лептоспирозной  инфекции в животноводческих хозяйствах, а также меры по предупреждению заражения животных и людей лептоспирами в аутохтонных и антропургических очагах этой инфекции.

Комплексные мероприятия утверждены Управлением ветеринарии администрации области, рекомендованы к внедрению и реализуются на территории Волгоградской области, подтверждая их востребованность и эффективность.

Бруцеллез как постоянная составляющая нозологического профиля заразной патологии животных в Волгоградской области

Изучая бруцеллез как постоянную составляющую нозологического профиля заразной патологии животных в регионе и основываясь на ретроспективных  и оперативных данных, провели экспертную оценку эпизоотологических параметров популяций сельскохозяйственных животных в области, осуществили эпизоотологический мониторинг заразной патологии животных. Особое внимание уделили оценке эпизоотической и биологической опасности территорий размещения животных, животноводческих хозяйств, кормов, гигиенических условий проведения технологических приемов в животноводстве. В ходе эпизоотологических экспериментов главным критерием оценки эпизоотической ситуации считали экспертизы лабораторных исследований специментов от животных и из окружающей природной среды.

Факторы, способствующие усилению степени риска биологической опасности в регионе, в т.ч. и бруцеллеза животных

На примере одного из районов Волгоградской области провели ретроспективный анализ потенциальной биологической опасности за последние 70 лет и установили, что на данной микротерритории инфекционные паразитарные системы периодически функционируют с тридцатых, сороковых годов, а наибольшее эпизоотическое проявление за эти годы имело место среди зоонозов (сибирской язвы, бруцеллеза, туберкулеза, бешенства и др.), что, в свою очередь,  подтверждает наличие и сохранение потенциальной биологической опасности не только для популяции животных, но и населения.

Установили, что за анализируемый период на этой микротерритории возникло 912 эпизоотических очагов 35 нозоформ, из них на долю бруцеллеза приходится 15,7%.

Изучая причинно-следственные связи, обеспечивающие возникновение, развитие напряженности эпизоотического процесса бруцеллезной инфекции и формирование ее энзоотичности в регионе, провели углубленный эпизоотологический мониторинг и установили, что на территории области сформировались и действуют факторы, активизирующие и сдерживающие биологическую опасность бруцеллезной инфекции. Подтвердили, что в период специализации животноводства и концентрации поголовья крупного рогатого скота уровень  биологической опасности этой  инфекции многократно возрос. Проявление свежих эпизоотических очагов бруцеллеза возросло в 2 раза, а в 1976 году – в 5,7 раза превышало среднегодовой уровень этого показателя.

К 1989 году создались условия сокращения территориальных границ бруцеллезной инфекции в популяции крупного рогатого скота. Однако реструктуризация животноводческих хозяйств без соблюдения правил предупреждения биологической опасности этой инфекции привела к увеличению ее эпизоотических очагов, а темп их нарастания возрос более чем  в четыре раза. Установлен перенос биологической опасности бруцеллезной инфекции в фермерские хозяйства и подворья индивидуальных владельцев животных. К 1998 году область оказалась одной из самых неблагополучных по бруцеллезу в РФ.

Установили, что особенностью проявления биологической опасности бруцеллеза в этот период оказалась приуроченность эпизоотических очагов (68,9%) к территориям трех сельскохозяйственных районов (Даниловскому, Клетскому и Серафимовическому), в которых длительно функционировали пункты передержки животных, больных бруцеллезом. Главным и основным вектором реализации биологической опасности бруцеллеза оказался вынос его возбудителя за границы эпизоотических очагов.

Установили, что уровень популяционных границ эпизоотического проявления бруцеллеза находится в состояния коррелятивной зависимости от уровня групповой (популяционной) специфической защиты поголовья (коэффициент ранговой корреляции (r) = - 0,65).

Разработали схему-модель многофакторного воздействия на эпизоотическое проявление бруцеллеза в области и подтвердили, что выраженным фактором, активизирующим и стимулирующим напряженность биологической опасности этой инфекции в регионе, явились продолжительное функционирование «бруцеллезных изоляторов» – пунктов концентрации и передержки больного бруцеллезом скота, а также перемещение животных без учета эпизоотической ситуации по бруцеллезу в регионе. И наоборот, прекращение действия этих факторов сдерживало функционирование инфекционной паразитарной системы бруцеллеза.

Характер эпизоотического процесса бруцеллеза животных и динамичность его территориальных, временных и популяционных границ

Ретроспективным и оперативным анализом пространственно-территориальной аппликации эпизоотического проявления бруцеллезной инфекции, обусловленной Br. аbortus в области, установили, что к 1973 году регион оказался наиболее скомпрометированным в эпизоотическом плане по данной инфекции в России, здесь произошло укоренение инфекции в области с выраженной территориальной неравномерностью. Так, 9 районов области представляли зону максимального риска бруцеллезной инфекции с высоким уровнем показателя неблагополучия (М = 0,648 ± 0,019), по 8 районов оказались в зонах повышенного (М = 0,320 ± 0,013) и среднего (0,143 ± 0,04), а также минимального (0,049±0,001) риска этой инфекции (под антропогенным воздействием в последующие годы границы риска этой инфекции по состоянию на 1.01.2008г. сокращены до минимума).

Изучили временные границы эпизоотического проявления бруцеллезной инфекции в условиях Волгоградской области и установили, что область постоянно во второй половине прошлого столетия оставалась зоной высокого риска биологической опасности бруцеллезной инфекции. Временные ее границы оказались более устойчивыми. Так, в зоне максимального риска биологической опасности бруцеллеза индекс эпизоотичности составил 0,267 ± 0,019, в зоне повышенного риска – 0,247 ± 0,011, а в зоне среднего риска – индекс эпизоотичности оказался даже на 3,7% выше, чем в зоне повышенного риска. Разработали схему-модель  динамики территориальных и временных границ бруцеллезной инфекции в Волгоградской области на глубину ретроспекции в 22 года и установили, что индекс эпизоотичности здесь сократился всего лишь на 12,3% к исходному, в то время как территориальные границы риска бруцеллеза сокращались  значительно  быстрее (в 1,88 раза).

Установили, что в годовой динамике бруцеллеза в области имеют место круглогодичная заболеваемость и сезонные эпизоотические надбавки, обусловленные активизацией факторов передачи возбудителя.

Изучили динамику интенсивных показателей проявления биологической опасности бруцеллеза в популяции крупного рогатого скота и установили выраженные различия ее популяционных границ в конкретных районах области. Так, за последние 22 года среднегодовая инцидентность бруцеллеза крупного рогатого скота в 8 районах области превышала 100, в 11 районах была свыше 50, в 12 – от 25 до 50, а в 2-х – самая низкая  (от 2,6 до 13,1 заболевших в расчете на 10 тыс. поголовья). На трех процентах территории области инцидентность бруцеллеза в популяции крупного рогатого скота превышала 200 заболевших на 10 тыс. поголовья.

Изучили субпопуляционные границы эпизоотического проявления бруцеллеза крупного рогатого в условиях Волгоградской области и установили явные различия в реализации биологической опасности бруцеллезной (Br. abortus)  инфекции в субпопуляциях этого вида животных. Из общего количества заболевшего бруцеллезом крупного рогатого скота  85,8 ± 0,75% составляют коровы старших возрастов; 7,4 ± 0,3% – коровы по первому отелу; 6,0 ± 0,033% – телки случного возраста; 0,7 ± 0,008% – телки 4–6 – месячного возраста; 0,1% – быки разных возрастов. В отдельных районах границы эпизоотического проявления бруцеллеза значительно отличаются от общеобластных.

Ареактивность животных при бруцеллезе крупного рогатого скота как одна из причин его латентного проявления

В эпизоотологических экспериментах установили, что около 30% повторных вспышек бруцеллезной инфекции в области остаются не расшифрованными. Однако во всех таких случаях подтверждено пополнение стад  животных молодыми, полученными и выращенными в хозяйствах, оздоровленных или оздоравливаемых от бруцеллеза.

Установили, что около половины (48,8%) повторных вспышек бруцеллезной инфекции  в популяции крупного рогатого скота в области произошло через 2–3 года после оздоровления этих хозяйств от бруцеллеза. С целью установления причин такого явления провели производственный эксперимент. В подопытном и контрольном животноводческих хозяйствах из телочек 5 – 7 месячного возраста, отрицательно реагирующих в РА и РСК с единым бруцеллезным антигеном, сформировали группы и применили им в соответствии с действующим наставлением вакцину  из штамма Br. abortus-19. При последующих (через 15 дней) исследованиях все животные контрольной группы (благополучное хозяйство по бруцеллезу) реагировали в РА с единым бруцеллезным антигеном в титрах 1:100 и выше. В подопытных группах (в хозяйствах, скомпрометированных по бруцеллезу) у 5,2–7% животных установлена слабая реактивность, у 0,4–3,7% животных – полное отсутствие реактивности на введенную высокоагглютиногенную вакцину. В производственных условиях в двух районах области ареактивных к бруцеллам телок не выявлено, в 10 районах у телочек в 0,7–13,5% установлены отклонения в уровне реактивности на введение агглютиногенной вакцины из штамма Br. abortus-19. Подтвердили, что наличие ареактивных к бруцеллам животных в оздоравливаемых хозяйствах и территориях является сдерживающим фактором при реализации противобруцеллезных мероприятий,  направленных на источник возбудителя этой инфекции, и представляет биологическую (эпизоотологическую) опасность.

Изучили тенденции эпизоотического процесса, межпопуляционные границы бруцеллезной инфекции  (Br. abortus) и ее эпидемическую проекцию и установили выраженную доминанту вовлеченности в эпизоотический процесс популяции крупного (87,98%) и мелкого (11,35%) рогатого скота на фоне более низких показателей среди животных других видов (лошади, свиньи, собаки).

Собаки как соактанты паразитарной системы  бруцеллезной инфекции (Br. abortus) и их роль в поддержании биологической опасности этой инфекции в регионе

Более углубленно на территории области изучили участие собак в поддержании эпизоотичности инфекции Br. abortus и установили, что ретроспективные показатели бруцеллезной инфекции у них варьировала от 0,5 до 6,2% от числа исследованных (М = 3,8 ± 0,2%).

В 1994 году из абортированного плода стаффордширского терьера изолирована культура Br. canis. Однако при неоднократном исследовании крови от этой же собаки в РА и РСК с единым бруцеллезным антигеном иммунологических последствий бруцеллезной инфекции не выявлено. Это дало основание утверждать, что для определения степени распространения бруцеллезной инфекции Br. canis в популяции собак использовать единый бруцеллезный антиген нецелесообразно.

В производственном эпизоотологическом эксперименте в 11 районах области провели исследования крупного рогатого скота и собак в классических РА и РСК с единым бруцеллезным антигеном и установили, что в хозяйствах и населенных пунктах, неблагополучных по бруцеллезу крупного рогатого скота, в эпизоотический процесс бруцеллеза вовлекаются и домашние плотоядные (собаки). Иммунологические показатели бруцеллезной инфекции у них варьируют от 13,5 до 37,5% от числа исследованных (М = 26,5 ± 1,3%). Экспрессивность иммунологических показателей в РА варьировала в разведениях 1/25 (26,7%) до 1/200 (8,9%) и в РСК (23,7% от числа исследованных) в разведениях 1/5 и 1/10. В благополучных хозяйствах иммунологические показатели бруцеллеза у собак не установлены.

Разработали схему-модель участия собак в поддержании эпизоотического напряжения бруцеллезной инфекции (Br. Abortus), позволяющую устанавливать межпопуляционные границы ее эпизоотического проявления, а также экспрессивность развития инфекционного процесса у зараженных животных.

В повторных производственных экспериментах в 2006 и 2008 гг. получены аналогичные результаты.

С целью подтверждения видовой принадлежности выявленных противобруцеллезных антител у собак провели эксперимент по сравнительной оценке иммунологических показателей у собак с единым бруцеллезным антигеном и антигеном Br. canis в РА и РИД.

       В опыте задействовали 54 собаки, из них 47 – из благополучных районов и 7 из населенных пунктов, ранее скомпрометированных по бруцеллезу крупного рогатого скота.

При исследовании собак из благополучных по бруцеллезу территорий специфических антител ни к Br. abortus, ни к Br. canis не  выявлено, тогда как у 85,7% собак из неблагополучных по бруцеллезу хозяйств установлены ретроспективные показатели бруцеллезной инфекции в РА и РСК с единым бруцеллезным антигеном при отрицательных показателях  в РА и РИД с бруцеллезным антигеном Br. Canis.

Все это дает основание судить о том, что собаки в условиях опосредованного контакта с инфицированным Br. abortus крупным рогатым скотом вовлекаются в эпизоотический бруцеллезный процесс, а следовательно, могут быть опасными в эпизоотическом плане.

Вот почему при контроле эпизоотического благополучия хозяйств, оздоровленных от бруцеллеза крупного рогатого скота, необходимо как обязательное, дополнительное мероприятие проводить исследование на бруцеллез других видов, и в частности домашних плотоядных, с антигенами бруцелл различных видов.

Имитация спонтанного бруцеллеза у крупного рогатого скота в отдаленные сроки, вакцинированного против этой инфекции

В производственном эпизоотологическом эксперименте изучили влияние гетерогенных раздражителей на индукцию специфических противобруцеллезных антител у животных, ранее вакцинированных вакциной шт. 82 и утративших поствакцинальные иммунологические последствия, и подтвердили, что у части таких животных (7% от числа исследованных) под воздействием гетерогенных раздражителей (через 15–30 дней после введения противосибиреязвенной вакцины в соответствии с наставлением по ее применению) происходит возбуждение (индукция) иммуногенеза специфических противобруцеллезных антител, устанавливаемых в РА и РСК с единым бруцеллезным антигеном. Реакции визуализируются в течение 30–45 дней с последующим угасанием и полным исчезновением к 150-му дню.

На основании результатов исследований разработали схему-модель индукции специфического противобруцеллезного антителообразования у животных, в отдаленные сроки иммунизированных против бруцеллеза на фоне гетерогенного антигенного воздействия.

Феномен индукции противобруцеллезных антител под воздействием гетерогенных раздражителей иммунной системы подтвержден нами на большом фактическом материале и в других хозяйствах области.

 

Совершенствование системы противобруцеллезных мероприятий на завершающем этапе оздоровления региона от этой инфекции

В производственных эпизоотологических экспериментах подтвердили, что разработанные и применяемые методы иммунологической диагностики бруцеллезной инфекции среди сочленов популяции крупного рогатого скота имеют достаточно высокую разрешающую способность.

Однако в связи с тем, что в практической ветеринарии нередки случаи, когда у животных, ранее иммунизированных противобруцеллезными вакцинами и утративших иммунологические поствакцинальные последствия под воздействием гетерогенных раздражителей, возникает индукция специфического антителообразования, в эпизоотологической диагностике спонтанной бруцеллезной инфекции возникают существенные затруднения. Наиболее эффективным в этих случаях оказался  комплексный метод диагностики бруцеллеза, включающий клинико - эпизоотологические, иммунологические, бактериологические, молекулярно - генетические и биологические исследования.

В подтверждение этого провели анализ результатов эпизоотологического мониторинга по определению экологической ниши (ареала) возбудителей бруцеллезной инфекции в популяции крупного рогатого скота и установили, что высеваемость бруцелл из специментов от крупного рогатого скота (абортированные плоды, органы и ткани животных, убитых с диагностической целью) варьирует от 0,9 до 9,6%  от количества исследованных материалов. Подтвердили, что 47,7% полученных изолятов бруцелл оказались эпизоотическими и 52,6% - вакцинными. С 2006 года бактериологическими исследованиями специментов от животных изолятов бруцелл не было получено.

С целью совершенствования дифференциальной диагностики спонтанного бруцеллеза и иммунологических последствий у вакцинированных против бруцеллеза животных провели сравнительную оценку результатов исследований проб крови крупного рогатого скота в РА и РСК с единым бруцеллезным антигеном, а также в РСК с R-бруцеллезным антигеном (ВНИВИ, г. Казань) из 142 хозяйств области с различной эпизоотической обстановкой и установили, что изменения показателей РСК с различными бруцеллезными антигенами дают зримое различие проявления инфекционного процесса при спонтанном бруцеллезе от поствакцинального состояния у животных, вакцинированных вакциной из штамма Br. abortus-82.

На основании этих исследований животных, у которых титры в РСК с R-антигеном были выше, чем в РСК с единым бруцеллезным антигеном, иммунологические показатели расценивали как поствакцинальные последствия. Таких животных оставляли в стадах, которые регулярно исследовали на бруцеллез. Используя эту методику, в 50 хозяйствах переоценили эпизоотическую ситуацию и ужесточили мероприятия.

Установили, что при более четкой регламентации применения вакцины из штамма B. abortus-82  удается изменить тенденцию заболеваемости поголовья и, соответственно, развития паразитарной системы бруцеллезной инфекции. Мы считаем, что использование данной вакцины в общем комплексе противобруцеллезных мероприятий обеспечивает достаточный противоэпизоотический эффект при условии своевременного выявления и удаления из стад зараженных бруцеллезом животных.

Система противобруцеллезных мероприятий с применением антигена «БИВ» первоначально использовалась в нескольких хозяйствах, в позднее –  в 16 районах и на завершающем этапе оздоровления – на территории всей области.

Установлены высокая противоэпизоотическая эффективность мероприятий, значительное сокращение сроков оздоровления, провоцирующий эффект от применения вакцины на животных с латентными формами бруцеллезной инфекции.

Результаты наших исследований подтверждены заключениями комиссионных экспертных оценок эпизоотической ситуации по бруцеллезу в области. На основании полученных результатов исследований провели корректировку системы противобруцеллезных мероприятий конкретно для каждой зоны риска развития паразитарной системы бруцеллезной инфекции адекватно эпизоотической ситуации.

Откорректированная для каждой зоны риска система противобруцеллезных мероприятий в Волгоградской области подтверждает надежность этих мероприятий, востребованность  и эффективность.

Эймериоз птиц - классическая индигенная паразитарная система как составляющая биологической безопасности в условиях конкретного субъекта Федерации

       Установили, что в числе эпизоотологической составляющей, формирующей биологическую опасность России, наряду с экзотическими, трансграничными и трансмиссибельными инфекциями и инвазиями, важными компонентами остаются индигенные, трудно управляемые инфекции и инвазии сельскохозяйственных животных, и в частности птиц.

Учитывая, что продукты птицеводства в продовольственном обеспечении населения занимают немаловажное место, их качество и ветеринарно-санитарное благополучие представляют в свете реализации национальной концепции биологической безопасности весьма большое значение. В ходе многолетних эпизоотологических экспериментов по определению эпизоотологических параметров популяций различных видов сельскохозяйственных птиц установили, что в условиях РФ их здоровье зависит от многофакторных воздействий неконтагиозного и контагиозного (инфекционного и инвазионного) характера, а в нозологическом профиле суммарной патологии в популяции птиц особые место и роль занимают эшерихиозы и эймериозы.

Последние при несоблюдении по различным причинам технологической дисциплины выращивания и содержания птиц оказываются повсеместными и «всевсюдными».

Изучая роль и место отдельных нозоформ в формировании нозологического профиля заразной патологии птиц, провели экспертную оценку лабораторного анализа 13473 проб специментов от сельскохозяйственных птиц и среды их обитания и подтвердили присутствие в них в 10,6% случаев возбудителей одиннадцати нозоформ и что их роль в формировании биологической опасности в регионе достаточно велика. Около 40,0% (39,9%) всех паразитарных систем, функционирующих в регионе, могут оказать существенное влияние на состояние и уровень развития современного животноводства и, как следствие, на формирование продовольственного рынка и его биологическую безопасность.

Разработали схему-модель многофакторного воздействия на уровень здоровья популяции птиц и подтвердили, что на фоне постоянного прессинга у птиц развиваются отклонения в форме как неконтагиозной – болезни  органов пищева­рения (25% всей заболевшей птицы), гепатиты (10%), авитаминозы (10%), болезни органов дыхания (9%), так и заразной патологии птиц, где доминирующими этиологическими факторами оказались эшерихиоз (колиинфекция), болезнь Марека, ларинготрахеит, эймериоз.

Стационарность эймериоза в популяции птиц и факторы, ее формирующие

Установили, что эймериоз создает относительно высокий и постоянный риск популяционному здоровью птиц в регионе.

В условиях Волгоградской и Нижегородской областей на его долю приходится 11,4±0,6% эпизоотических очагов и 25,8±1,2% заболевших заразными болезнями птиц. Последний показатель в 8,6 раза превышает общероссийский, что позволяет говорить не только об интенсивном ведении птицеводства в этих регионах, но и о том, что в мелких, товарных птицехозяйствах возрождается напольное содержание (выращивание) птицы, что усугубляет популяционное здоровье при эймериозе.

Полученные научные данные подтверждают значимое место эймериоза как индигенной, стационарной инвазии в нозологическом профиле заразной патологии птиц. Они составляют базу для проведения корректировки ветеринарно-санитарного и технологического обеспечения птицеводства с целью предупреждения биологической опасности в регионе.

Манифестация эймериоза как показатель тяжести болезненного процесса в популяции птиц и биологической опасности в регионе

Установили, что на птицефабрике с промышленной технологией энзоотическое проявление эймериоза не зависит от сезона года, а в фермерских (крестьянских) хозяйствах  проявляется в основном в весенний  и осенний периоды.

Подтвердили, что при спонтанном эймериозе в организме цыплят возникают существенные изменения в различных системах и органах с выраженной клинической манифестацией болезненного процесса, а также изменениями гомеостаза в их организме.

У них развивается эозинофилия (с высоким (4,7±0,2%) темпом ежесуточного прироста уровня эозинофилов), эритропения (темп суточного снижения – 1,01±0,05 %), гемоглобинемия  (темп суточного снижения – 0,69±0,03%), угнетаются основные показатели естественной резистентности, и в частности лизоцимной (темп снижения 1,1%), бактерицидной (снижение в 3,6 раза), комплементарной активностей сыворотки крови и фагоцитарной активности лейкоцитов крови (в 3,8 и 3,3 раза соответственно). В сравнении с интактными у них к 60-му дню в 3 раза снизился уровень Т-лимфоцитов, в частности Т-хелперов – в 1,8 раза при одновременном увеличении в 1,72 раза Т-супрессоров.

На фоне этого у больных птиц развилось явление вторичного иммунодефицита.

Все это полностью доказывает влияние эймериозной инвазии на состояние естественной резистентности и гомеостаза организма сочленов популяции птиц и подтверждает актуальность противоэпизоотического обеспечения при инвазионных болезнях в популяции птиц в формировании и реализации национальной концепции биологической безопасности территориальных и национальных образований  и России в целом.

Экстенсивные и интенсивные  показатели эпизоотического проявления эймериоза птиц как индигенной, энзоотичной патологии, формирующей биологическую опасность в регионе

Установили, что с организацией фермерского и крестьянского птицехозяйства возродилась и технология напольного содержания птицепоголовья, что, в свою очередь, отразилось на усилении эпизоотической напряженности по кишечным паразитозам птиц. Возникла необходимость совершенствования противоэймериозных мероприятий с учетом адаптации к современным условиям.

Методом экспертных оценок установили, что спонтанная эймериозная инвазия наиболее часто и интенсивно проявляется среди цыплят до 30-60 – дневного возраста при напольном выращивании.

Среди взрослых птиц территориальные границы спонтанного эймериоза в 1,5 раза меньше, а уровень экстенсинвазии (ЭИ) в 1,57 раз ниже, чем среди птицемолодняка. Интенсивность  эймериозной инвазии  у них, как правило, бывает только в средней и слабой степени и протекает в форме двух – (18%) и трехчленной (82%) инвазии.

Впервые в регионе разработали схемы-модели эпизоотического проявления спонтанной  эймериозной  инвазии  среди  взрослой птицы и птицемолодняка и выразили их в установленных нами алгоритмах, имеющих прикладное значение не только для ветеринарных специалистов, но и для организаторов (хозяев) птицеводства в регионе.

Совершенствование противоэймериозных мероприятий в хозяйствах с различной технологией выращивание птиц как метод снижения биологической опасности

На основе результатов исследований подтвердили, что в современном птицеводстве биологическая опасность эймериоза формируется при несоблюдении технологических условий содержания птицы, порождая доступность птицы к объектам окружающей среды, контаминированным ооцистами эймерий, а поэтому традиционная (крестьянская) технология крупногруппового выращивания цыплят с напольным содержанием на глубокой подстилке является фактором повышенного эпизоотического риска и для современного птицеводства не только  неприемлема, но и биологически опасна.

Подтвердили, что выращивание птицемолодняка в таких условиях без применения препаратов, угнетающих развитие эймерий как в организме птиц, так и во внешней среде, практически невозможно.

Применительно к современным условиям усовершенствовали региональную систему противоэймериозных мероприятий, главным направлением которых является своевременное выявление носителей эймерий, их изоляцию и лечение с целью обеспечения их биологического (полного) выздоровления.

Апробация и внедрение этих мероприятий в условиях Волгоградской области подтвердили, что их эффективность находится в зависимости от четкости, своевременности и комплексности проведения в трех основных направлениях: на источник возбудителя (овоцистоскопический скрининг), на механизм передачи (обеззараживание окружающей природной среды) и на восприимчивых птиц (повышение факторов естественной резистентности и иммунокоррекция, проведение экстренной профилактики).

Выводы

1. В условиях Волгоградской области создались природно-климатические и социально-экологические условия и предпосылки формирования биологической опасности за счет функционирующих инфекционных и инвазионных паразитарных систем, соактантами которых являются бактерии, вирусы и многоклеточные паразиты и их хозяева – дикие и домашние животные, а также человек. Наиболее значимыми нозоформами в нозологическом профиле заразной патологии животных в регионе оказались бешенство, бруцеллез, лептоспироз, классическая чума свиней, эймериоз, сохраняется и потенциальный риск высокопатогенного гриппа птиц и др.

2. На территории области сформировались и функционируют аутохтонные и антропургические очаги классической чумы свиней с пространственно-территориальной  аппликацией эпизоотических штаммов возбудителя субтипов 1.1 и 2.3 в 19 районах в форме чередования 6 эпизоотических волн и периодов затишья, с центром зарождения эпизоотического процесса в аутохтонных очагах среди диких кабанов и вектором перемещения эпизоотийных явлений в антропургические очаги с широкой вариабельностью популяционных границ и манифестаций в зависимости от состояния группового специфического иммунитета в популяции свиней.

Внедрение региональной научно обоснованной системы противоэпизоотических мероприятий с применением иммунизации свиней и диких кабанов в сочетании с контролем напряженности группового иммунитета позволяет снижать риск возникновения и напряженность эпизоотического проявления классической чумы свиней в области.

3. Через территорию области пролегают афро-азиатский и восточно-европейский миграционные пути более 200 видов птиц, в т.ч. 28 видов гусеобразных, здесь сформировались 37 ключевых орнитологических территорий, в т.ч. международного значения, в которых концентрируются, отдыхают и гнездятся десятки миллионов птиц.

Иммунологическим и молекулярно-генетическим скринингом случаев носительства вируса гриппа птиц  и его иммунологических последствий среди перелетных птиц с 2004 по 2008 г. в области не выявлено. Однако среди домашних куриных в 2006 г. в х. Веселый (Котельниковского) и х. Колобродов (Фроловского районов) выявлен геном вируса гриппа птиц (H5N1). Методом Stamping out эпизоотический инцидент ликвидирован в первичных очагах.

Сочетание эпизоотологического мониторинга с специфической профилактикой гриппа птиц путем использования вакцины «ФЛУ ПРОТЕКТ» позволяет создать и поддерживать напряженный групповой иммунитет в стадах куриных в течении 4–5 месяцев и менее напряженный в стадах гусеобразных и сохранять эпизоотическое благополучие по гриппу птиц в зоне его повышенного риска.

4.  Существенное место в региональной биологической опасности занимает рабическая инфекция (8,4% от общего количества эпизоотических очагов и 10,3% заболевших заразными болезнями животных), полигостальное эпизоотическое проявление которой происходит на фоне расширения ареала и нарастания плотности популяции диких плотоядных (красных лисиц и корсаков) – природных хранителей и резервуаров ее возбудителя.

Центром зарождения эпизоотийных явлений бешенства в регионе всегда являются аутохтонные очаги (среди диких плотоядных) с постоянной или периодической векторной интродукцией возбудителя в смешенные  и антропургические очаги (другие виды диких и домашних плотоядных и сельскохозяйственные животные). Установлены 2 случая  заболевания людей с летальным исходом. Коэффициент векторной интродукции является в области величиной вариабельной и составляет 4,569 ± 0,228.

Эпизоотийные явления рабической инфекции в регионе недостаточно управляемые, однако проведение иммунизации диких плотоядных с применением достаточной разовой нагрузки вакцины «Синраб» значительно снижает количество аутохтонных очагов бешенства и эпизоотическую напряженность в агроценозе.

5.  На территории области сформировались и длительно функционируют 33 природных (аутохтонных) очага лептоспирозной инфекции, приуроченных к ареалам своих облигатных хозяев – свободно живущих и синантропных мелких млекопитающих (полевые, лесные и домовые мыши, обыкновенные, водные и рыжие полевки), в популяциях которых сосредоточены основные иммунологические находки лептоспир серогрупп Icterohaemorragiae (86,4%), Grippotyphosa (91,7%), Pomona (92,3%),  Hebdomadis (93,4%). Наиболее устойчивые эпизоотийные явления лептоспироза установлены на стыке околоводных, лесных и лугополевых стаций в зоне повышенного риска (8 сельскохозяйственных районов и три города).  Формирование антропургических очагов лептоспироза всегда (92,4% случаев) обусловлено выносом возбудителя из аутохтонных очагов. Среди сельскохозяйственных животных лептоспироз протекает круглогодично с выраженными сезонными эпизоотическими надбавками (в 3-м квартале ежегодно), а в многолетней динамике его эпизоотического проявления установлена тенденция затухания в форме ниспадающей прямой в популяции крупного рогатого скота и ниспадающей кривой в популяции свиней.

5.1.  В изучаемом регионе установлены гостальная специфичность лептоспир, относительная приуроченность (тропизм) лептоспир различных серогрупп к конкретным видам животных:  L. Hebdomadis, L. Sejroe, L. Tarassovi доминируют в популяции крупного рогатого скота  (30,9 ± 1,5; 5,6 ± 0,2; 25,6 ± 1,3% соответственно); L. Icterohaemorragiae, L. Pomona – в популяции свиней (32,2 ± 1,6; 33,6 ± 1,7%), L. Grippotyphosa – в популяции овец (91,7%) и лошадей (11,6%), L. Icterohaemorragiae (29,0%), L. Pomona (23,0%),  L. Canicola (11,2%) – в популяции лошадей и L. Canicola – в популяции собак (86,7%). В этиологической структуре лептоспироза среди людей и свободно живущих  млекопитающих выявлена выраженная серогрупповая общность, однако источниками лептоспир серогрупп  Sejroe и Canicola для людей являются домашние, в т.ч. и сельскохозяйственные животные. Лептоспироз среди людей в области отмечается спорадичностью с летне-осенними эпидемическими надбавками, с преимущественным поражением городского населения активного трудового возраста. На основании результатов исследований оптимизировали региональную научно-обоснованную систему противолептоспирозных мероприятий, направленных на все звенья эпизоотической и эпидемической цепи, в т.ч. и в аутохтонных (природных) очагах. Система оказалась востребованной и эффективной. Ежегодный темп снижения  эпизоотической и эпидемической (биологической) опасности  составляет 1,36 ± 0,06%.

6.  Мощным и постоянным фактором биологической опасности в Волгоградской области является бруцеллез, на долю которого за весь период ретроспекции приходится 30,7% эпизоотических очагов заразной патологии животных. Эпизоотическое проявление бруцеллеза здесь отличается высоким вовлечением в эпизоотический процесс крупного рогатого скота (87,98% от общего количества заболевших бруцеллезом животных всех видов), неравномерностью эпизоотического риска, вариабельностью показателя неблагополучия (от 0,045 до 0,727, М = 0,276 ± 0,02), популяционных границ (от 13,1 до 258 заболевших на 10 тыс. поголовья), невысоким уровнем манифестации  (от 2,7 до 13,3%), значительным уровнем инфицированности (от 4,2 до 83,4, М = 71,9 ± 3,4%),  иммунологической толерантности, неравномерностью  субпопуляционных и межпопуляционных границ, персистенцией эпизоотических (48,6%) и вакцинных (51,4%) штаммов Br. abortus. В эпизоотический процесс бруцеллеза крупного рогатого скота (Br. abortus) вовлекаются прифермерские и домашние собаки (от 3,6 до 11,4% от числа исследованных).

6.1. У части животных, утративших специфические поствакцинальные иммунологические показатели, применение гетерогенных раздражителей (вакцины против сибирской язвы) вызывает индукцию синтеза противобруцеллезных антител, выявлены в классических РА и РСК с единым бруцеллезным антигеном через 17–55 дней с последующим постепенным их угасанием в течении 150 дней.

6.2.  Использование методов выявления иммунологической толерантности, гетерогенной индукции синтеза специфических противобруцеллезных антител, а также дифференциации спонтанного бруцеллеза от поствакцинальных последствий и выявления межпопуляционных границ эпизоотического процесса бруцеллезной инфекции позволяет значительно повысить эффективность эпизоотологической диагностики бруцеллеза в популяции крупного рогатого скота на завершающем этапе оздоровления региона.

7. Биологическая опасность эймериозной инвазии в популяции птиц в Волгоградской области обусловлена пространственно-территориальной аппликацией (показатель неблагополучия 0,765 ± 0,038), территориальной приуроченностью к птицехозяйствам с напольным содержанием поголовья, стационарностью (индекс эпизоотичности  варьирует от 0,8 до 1,0), высокими уровнями популяционных границ (экстенсинвазия птиц при  эймериозе варьирует от 50% среди взрослых птиц до 78,3% среди птицемолодняка) и летальности (от 18 до 82%), выраженной клинической манифестацией (анемия, исхудание, кровавая диарея, глубокие изменения гомеостаза и показателей естественной резистентности), быстрым нарастанием эпизоотического проявления (темп суточного прироста ЭИ в первые 15 дней жизни цыплят составляет 3,4%, к 60 - дневному возрасту  сокращается до 0,33%).

8. Научно обоснованные региональные системы противоэпизоотических мероприятий по снижению уровня эпизоотического проявления инфекционных и инвазионных паразитарных систем являются важной составляющей системы их эпизоотологического контроля и снижения уровня биологической опасности в регионе. Апробация и внедрение системы эпизоотологического контроля при наиболее значимых инфекциях и инвазиях подтверждают их эффективность как важной составляющей Федеральной целевой программы «Национальная система химической и биологической безопасности РФ» (2008 г.) в современных условиях.

Рекомендации производству:

  1. «Эпизоотологический надзор при бруцеллезе (функционирование паразитарной системы)» (рассмотрена и рекомендована к изданию Департаментом кадровой политики и образования МСХ РФ пр. № 27 – 6 – 31/1078 от 08.05.03 в в качестве учебного пособия. - Н.Новгород, 2003 -  2,0 усл.печ.листов).
  2. Схема-модель эпизоотологического мониторинга рабической инфекции в условиях Волгоградской области (утв. начальником Управления ветеринарии Администрации Волгоградской области, 2004 г.).
  3. Научно обоснованная система антирабических мероприятий в условиях Волгоградской области (комплексный план мероприятий по профилактике бешенства домашних и диких животных) (утв. администрацией Волгоградской области, 2004 г.).
  4. Схема-модель оптимизации оральной вакцинации диких плотоядных антирабической вакциной «Синраб» - дополнение к наставлению по применению вакцины «Синраб» для оральной вакцинации диких животных (утверждено Департаментом ветеринарии МСХ РФ 26.01.04).
  5. «Дифференциальная диагностика бруцеллеза и иерсиниоза и меры по их профилактике» (рассмотрены и рекомендованы к изданию НТС МСХ РФ, 1991 (первое издание) и Департаментом кадровой политики и образования МСХ РФ пр. № 27 – 6 – 31/1078 от 08.05.03 (второе издание). – М.: Агропромиздат, 1991 – 1,68 усл.печ.листов, Н.Новгород, 2004 -  2,0 усл.печ.листов).
  6. Целевая программа противобруцеллезных мероприятий на завершающем этапе оздоровления Волгоградской области с учетом степени риска бруцеллезной инфекции (утв. администрацией Волгоградской области, 2004 г.).
  7. Комплексная целевая программа профилактики лептоспироза в условиях Нижнего и Среднего Поволжья (рекомендована МСХ РФ в качестве учебного пособия для вузов и факультетов по специальности ветеринария № 27-6-39/150 от 23.01.02).
  8. «Методология научных исследований в эпизоотологии» (рассмотрено и рекомендовано к изданию Департаментом кадровой политики и образования МСХ РФ пр. № 27 – 6 – 31/1078 от 08.05.03 в качестве учебного пособия. - Н.Новгород, 2006 -  9,5 усл.печ.листов).
  9. «Совершенствование организации и экономики ветеринарного дела» (рекомендовано МСХ РФ в качестве учебно-методического пособия для студентов ВУЗов по специальности 111201 «Ветеринария» и  утверждено УМО МСХ РФ  № 06-91 от 25.01.07г. – Н.Новгород, 2007. – 13,5 усл.печ.листов).
  10. «Экологическая и противоэпизоотическая защита современного животноводства» (рекомендовано МСХ РФ в качестве учебно-методического пособия для студентов ВУЗов по специальности 111201 «Ветеринария» и  утверждено УМО МСХ РФ  № 06-92 от 25.01.07г. . – Н Новгород, 2007 - 6,25 усл.печ.листов).
  11. Комплексный план противобруцеллезных мероприятий на завершающем этапе оздоровления Волгоградской области от бруцеллеза (утв. администрацией Волгоградской области, 2008 г.).

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

  1. Пашкин, А.В. Усовершенствованная  система  противоэпизоотических  мероприятий  при  бруцеллезе  крупного  рогатого  скота  в  условиях  дельты  реки  Волги (научно – обоснованная  система) /А.В. Пашкина,  В.В.Сочнев, В.П. Быков [и др.]  - Н.Новгород.  2001 –  42 с.
  2. Пашкин, А.В. Система  эпизоотологического  надзора, профилактических  и лечебно – реабилитационных  мероприятий  при  болезнях молодняка  в  раннем  постнатальном  периоде (научно – обоснованная  система) / А.В. Пашкин,  В.В.Сочнев, В.П. Быков [и др.]  - Н.Новгород, 2000. – 86 с.
  3. Пашкин, А.В. Географическая эпизоотология бруцеллеза крупного рогатого скота в условиях Астраханской области /А.В. Пашкин,  В.В.Сочнев, В.П. Быков  [и др.]// Проблема ветеринарии на рубеже веков: сб. статей НГСХА по мат. республиканской научно-практической конференции по актуальным проблемам ветеринарии.-  Н.Новгород, 2001. – С. 43 -50.
  4. Пашкин, А.В. Совершенствование системы антропогенного воздействия (противоэпизоотические мероприятия) на разных этапах функционирования паразитарной системы бруцеллеза/ А.В. Пашкин, Н.Г. Горчакова, А.В. Усенков [и др.]// в кн.: Эпизоотологический надзор при бруцеллезе в условиях Европейской части РФ. - Н.Новгород, 2003. – С.244 – 285.
  5. Сочнев, В.В. Иерсиниозы животных (диагностика, меры борьбы) (учебно-методическое  пособие) / В.В. Сочнев, А.В. Пашкин, Д.А. Мамлеева [и др.].  – Н.Новгород, 2004. – 78 с.
  6. Сочнев, В.В. Дифференциальная диагностика бруцеллеза и иерсиниоза и меры по их профилактике (рекомендации) / В.В. Сочнев, А.В. Пашкин, Д.А. Мамлеева [и др.]. – Н.Новгород, 2004. – 40 с.
  7. Пашкин, А.В. Эпидемическая проекция бруцеллеза в зоне его повышенного риска, как подтверждение функционирования его паразитарной системы / А.В. Пашкин, А.В. Усенков, В.П. Быков [и др.] //  Актуальные вопросы экологической безопасности сельского и лесного хозяйства: мат. междунар. симпозиума «Стратегия развития сельского и лесного хозяйства, сферы услуг в РФ и мире». – Н.Новгород 3 – 5 ноября 2003 г. – М.: ООО «Ветеринарный консультант», Н.Новгород: изд. Ю.А. Николаев, 2004. – С. 217 – 221.
  8. Пашкин, А.В. Совершенствование эпизоотологической диагностики бруцеллеза крупного рогатого скота в Астраханской и Волгоградской областях / А.В. Пашкин, Н.В. Филиппов, А.А. Алиев [и др.] //  Актуальные вопросы экологической безопасности сельского и лесного хозяйства: мат. междунар. симпозиума «Стратегия развития сельского и лесного хозяйства, сферы услуг в РФ и мире». – Н.Новгород 3 – 5 ноября 2003 г. – М.: ООО «Ветеринарный консультант», Н.Новгород: изд. Ю.А. Николаев, 2004. – С. 226 – 238.
  9. Пашкин, А.В. Паразитарная система бруцеллезной инфекции среди разных сочленов популяции крупного рогатого скота / А.В. Пашкин, А.В. Усенков, В.П. Быков [и др.] //  Актуальные вопросы экологической безопасности сельского и лесного хозяйства: мат. междунар. симпозиума «Стратегия развития сельского и лесного хозяйства, сферы услуг в РФ и мире». – Н.Новгород 3 – 5 ноября 2003 г. – М.: ООО «Ветеринарный консультант», Н.Новгород: изд. Ю.А. Николаев, 2004. – С. 238 – 240.
  10. Пашкин, А.В. Основные факторы, формирующие особенности механизма передачи возбудителя бруцеллезной инфекции / А.В. Пашкин, А.В. Усенков, В.П. Быков [и др.] //  Актуальные вопросы экологической безопасности сельского и лесного хозяйства: мат. междунар. симпозиума «Стратегия развития сельского и лесного хозяйства, сферы услуг в РФ и мире». – Н.Новгород 3 – 5 ноября 2003 г. – М.: ООО «Ветеринарный консультант», Н.Новгород: изд. Ю.А. Николаев, 2004. – С. 241 – 245.
  11. Пашкин, А.В. Роль и место бруцеллеза в общей инфекционной патологии крупного рогатого скота в условиях Нижнего Поволжья / А.В. Пашкин, А.В. Усенков, В.П. Быков  [и др.]  //  Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: мат. научно – практич.  конф. по итогам НИР НГСХА за 2001 – 2004 гг. 18 – 19 марта 2004 г. Нижний Новгород (сборник научных трудов НГСХА, вып. 6: «Ветеринария») – Н.Новгород, 2004. - С. 233 – 236.
  12. Пашкин, А.В. Временные границы эпизоотического процесса при бруцеллезе крупного рогатого скота в условиях Нижнего Поволжья / А.В. Пашкин, А.В. Усенков, В.П. Быков  [и др.]  //  Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: мат. научно – практич.  конф. по итогам НИР НГСХА за 2001 – 2004 гг. 18 – 19 марта 2004 г. Нижний Новгород (сборник научных трудов НГСХА, вып. 6: «Ветеринария») – Н.Новгород, 2004. - С. 236 – 245.
  13. Пашкин, А.В. Формирование нозологического профиля инфекционной патологии крупного рогатого скота в условиях Нижнего Поволжья / А.В. Пашкин, А.В. Усенков, В.П. Быков  [и др.]  //  Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: мат. научно – практич.  конф. по итогам НИР НГСХА за 2001 – 2004 гг. 18 – 19 марта 2004 г. Нижний Новгород (сборник научных трудов НГСХА, вып. 6: «Ветеринария») – Н.Новгород, 2004. - С. 245 – 250.
  14. Пашкин, А.В. Популяционные границы эпизоотического процесса бруцеллезной инфекции в регионах / А.В. Пашкин, В.П. Быков, Н.В. Филиппов [и др.]  //  Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: мат. научно – практич.  конф. по итогам НИР НГСХА за 2001 – 2004 гг. 18 – 19 марта 2004 г. Нижний Новгород (сборник научных трудов НГСХА, вып. 6: «Ветеринария») – Н.Новгород, 2004. - С. 250 – 256.
  15. Пашкин, А.В. Территориальные границы эпизоотического процесса бруцеллезной инфекции в популяции крупного рогатого скота в условиях Нижнего Поволжья / А.В. Пашкин, А.В. Усенков, В.П. Быков [и др.] //  Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: мат. научно – практич.  конф. по итогам НИР НГСХА за 2001 – 2004 гг. 18 – 19 марта 2004 г. Нижний Новгород (сборник научных трудов НГСХА, вып. 6: «Ветеринария») – Н.Новгород, 2004. - С. 261 – 266.
  16. Пашкин, А.В.  Роль и место госветнадзора в предупреждении эпидемической проекции зоонозов при формировании и наполнении продовольственного рынка на урбанизированных территориях/ А.В. Пашкин, А.А. Алиев, А.В. Усенков [и др.] // Ученые зап./ Казанской ГАВМ им Н.Э. Баумана.- 2005.- Том 181. С. 346 356.
  17. Пашкин, А.В.  Популяционные и территориальные границы эпизоотического процесса бруцеллезной инфекции в регионах Нижнего Поволжья / А.В. Пашкин, В.П. Быков, А.В. Усенков  [и др.] // Ветеринарная Патология, 2005 - № 4 (15) С.74 80.
  18. Пашкин, А.В. Словарь эпизоотологических терминов / А.В. Пашкин, А.А. Алиев, В.В. Сочнев [и др.]. – ISBN 5 – 93529 – 024 – 3, Н.Новгород, издатель Ю.А. Николаев, 2005. – 280 с.
  19. Пашкин, А.В. Управление здоровьем коров-матерей и новорожденных телят в условиях частного подсобного хозяйства / А.В. Пашкин, В.В. Сочнев, А.М. Безухов [и др.]. // «Проблемы современной ветеринарии»: мат. региональной научно – практич. конф. по итогам НИР НГСХА 21 декабря 2004 г., 8 февраля 2005 г. (сборник научных трудов НГСХА. Вып. 7 «Ветеринария») - Н.Новгород, 2005. - С. 52-59.
  20. Сочнев, В.В. Методология научных исследований в эпизоотологии (учебно – методическое пособие для практических занятий)/ В.В. Сочнев, А. В. Пашкин [и др.] - Н.Новгород, 2006. – 148 с.
  21. Пашкин, А. В.  Система управления здоровьем новорожденных телят/ А.В. Пашкин, В.П. Крылов, В.В. Сочнев// Ветеринарная Патология, 2006.   № 1(16). С.31-35.
  22. Пашкин, А. В.  Особенности формирования нозологического профиля инфекционной и инвазионной патологии птиц в различных природных зонах РФ/ А.В. Пашкин, А.М. Холодоенко,  Е.К. Колосков// Ветеринарная Патология, 2007.   № 1(20). С.85-88.
  23. Пашкин, А. В.  Основные принципы эпизоотологического надзора в птицеводстве / А.В. Пашкин, А.М. Холодоенко,  Е.К. Колосков// Ветеринарная Патология, 2007.   № 1(20). С. 130-136.
  24. Роль Br.abortus в заболеваемости людей бруцеллезом / А.В. Пашкин [и др.] // Ветеринарная Патология, 2007.   № 1(20). - С.139-141.
  25. Экологическая и противоэпизоотическая защита современного животноводства/ А.В. Пашкин  [и др.]. – Н.Новгород, 2007. – 100 с.
  26. Законодательство по вопросам ветеринарии в России /А.В. Пашкин [и др.] // Совершенствование организации и экономики ветеринарного дела. – Н.Новгород, 2007. – С.5-24.
  27. Совершенствование организационной структуры ветеринарии и руководство ветеринарным делом в РФ /А.В. Пашкин [и др.] // Совершенствование организации и экономики ветеринарного дела. – Н.Новгород, 2007. – С.25-37.
  28. Совершенствование организации ветеринарных мероприятий /А.В. Пашкин [и др.] // Совершенствование организации и экономики ветеринарного дела. – Н.Новгород, 2007. – С.121-137.
  29. Пашкин, А. В. Совершенствование прижизненной диагностики эпизоотического проявления инфекционных паразитарных систем в популяции домашних  плотоядных в условиях г. Санкт-Петербурга/ А.В. Пашкин, О.В. Козыренко, О.М. Параева// Стратегия развития национального проекта в АПК: мат. научно-практич. конф. преподавателей и студентов по итогам 2006-2007 гг.  – Н.Новгород, 2008. – С. 94-97.
  30. Эколого-эпизоотологический мониторинг при трансграничных инфекциях в условиях Нижнего Поволжья Российской федерации/ А.В. Пашкин [и др.] // Ветеринарная Практика. СПб., 2007. №3(38). С.11-13.
  31. Основные соактанты сформировавшихся паразитарных систем в Нижнем Поволжье/ А.В. Пашкин [и др.] // Ветеринарная Практика. СПб., 2007. №3(38). С.28-21.
  32. Хозяинный состав возбудителей иерсиниозной инфекции в условиях РФ/ А.В. Пашкин, Д.А. Мамлеева// Ветеринарная Практика. СПб., 2007. №3(38). С.22-24.
  33.   Домашние и дикие животные соактанты паразитарных систем в условиях Поволжского региона / А.В. Пашкин [и др.] // Ветеринарная Практика. СПб., 2007. №3(38). С.25 -27.
  34. Моно- и микстинвазии в плотоядных в условиях Северо-Западного и Приволжского федеральных округов/ А.В. Пашкин [и др.] // Ветеринарная медицина домашних животных: сб. статей. – В. 4. – Казань: Печатный двор, 2007. – С.129-132.
  35. Домашние животные и возбудители заразных болезней – соактанты инфекционных и инвазионных паразитарных систем / А.В. Пашкин [и др.] // Ветеринарная медицина домашних животных: сб. статей. – В. 4. – Казань: Печатный двор, 2007. – С.133-136.
  36. Сельскохозяйственные животные соактанты паразитарных систем в условиях отдельных регионов РФ / А.В. Пашкин [и др.]// Ветеринарная Практика. СПб., 2007. №4(39). С.13-15.
  37. Облигатные и промежуточные хозяева возбудителей паразитозов – соактанты паразитарных систем / А.В. Пашкин [и др.]// Практик. – СПб., 2007. – №6. – С.62-65
  38. Экологические паразитарные системы в условиях Нижнего Поволжья / А.В. Пашкин [и др.]// Практик. – СПб., 2007. – №6. – С.58-61.
  39. Особенности формирования нозологического профиля инфекционной и инвазионной патологии животных в сырьевой зоне продовольственного рынка/ А.В. Пашкин [и др.] // Практик. – СПб, 2007. - №6. – С.22-25.
  40. Синантропные животные – соактанты инфекционной паразитарной системы и основной резервуар иерсиний/ А.В. Пашкин [и др.]// Практик. – СПб., 2007. – №6. – С.21-23.
  41. Особенности эпизоотического проявления иерсиниозной инфекции в условиях Северо-Западного и Поволжского регионов/ А.В. Пашкин [и др.] // Практик. – СПб., 2007. – №6. – С.23-26.
  42. Результаты использования в практической ветеринарии молекулярно-биологических методов диагностики инфекционных болезней животных / А.В. Пашкин [и др.]//Молекулярная диагностика – 2007: мат. VI всеросс. научно-практич. конф. с международным участием, Москва 28-30 ноября 2007 г. – Москва, 2007. – Т. II. – С.116-118.
  43. Пашкин, А.В. Совершенствование противоинвазионных мероприятий, направленных на восприимчивых животных/ А.В.Пашкин, Л.В. Бардахчиева, С.В. Енгашев// Мат. Всеросс. Ветеринарного конгресса (XVI Московского Междунар. конресса по болезням мелких домашних животных) 26-28 апреля 2008 г. Москва. – М., 2008. – С.21-22.
  44. Пашкин, А.В. Совершенствование противоинвазионных мероприятий, направленных на разрушение сформировавшегося механизма передачи возбудителя в популяциях и на межпопуляционном уровне/ А.В.Пашкин, Л.В. Бардахчиева, С.В. Енгашев// Мат. Всеросс. Ветеринарного конгресса (XVI Московского Междунар. конресса по болезням мелких домашних животных) 26-28 апреля 2008 г. Москва. – М., 2008. – С.23-25.
  45. Пашкин, А.В. Экспертная оценка эпизоотического проявления рабической инфекции в зоне максимального его риска/ А.В. Пашкин, Е.В. Сергеева, А.В. Саввин// Ветеринарная Практика, 2008. - №3(42). С.34-37
  46. Пашкин, А.В. Особенности эпизоотического проявления бруцеллезной инфекции в условиях отдельных субъектов Федерации Поволжского региона / А.В. Пашкин // Ветеринарная Практика, 2008. - №3(42). С.46-51.
  47. Пашкин, А.В. Эпизоотические показатели бруцеллезной инфекции в действующих эпизоотических очагах/ А.В. Пашкин // Ветеринарная Практика, 2008. - №3(42). С.77-80.
  48. Пашкин, А.В. Пространственно-временные и популяционные границы эпизоотического проявления эймериоза птиц в условиях птицефабрик и фермерских хозяйств / А.В. Пашкин // Ветеринарная Практика, 2008. - №4(43) С.9-15.
  49. Пашкин, А.В. Этиологическая структура лептоспироза собак/ А.В. Пашкин, А.А. Алиев// Ветеринарная медицина домашних животных: сб. статей. – Вып. 5. – Казань: Печатный двор, 2008. – С.151-152.
  50. Пашкин, А.В. Анализ заболеваемости собак бруцеллезом в условиях Волгоградской области/ А.В. Пашкин, Н.В. Роньшина// Ветеринарная медицина домашних животных: сб. статей. – Вып. 5. – Казань: Печатный двор, 2008. – С.153-155.
  51. Пашкин, А.В. Облигатные и факультативные хозяева возбудителя рабической инфекции в условиях Нижегородской области/ А.В. Пашкин, Е.В. Сергеева, Ю.В. Пашкина// Ветеринарная медицина домашних животных: сб. статей. – Вып. 5. – Казань: Печатный двор, 2008. – С.160-162.
  52. Пат. 2315610 Российская Федерация, МПК4 А 61 К 36/00, 36/28, 36/484; А 61 Р 37/04. Лечебно-профилактическое средство для молодняка сельскохозяйственных животных и способ профилактики и лечения вирусных желудочно-кишечных болезней с его применением/ Пашкин А.В. и [и др.].; заявитель и патентообладатель ГНУ НИВИ НЗ РФ РАСХН. - № 2006109923 от 28.03.06, зарегистр. 27.01.08. – 7 с.
  53. Пат. 2311190 Российская Федерация, МПК4 А 61 К 36/28, 36/53, 36/484; А 61 Р 37/04. Лечебно-профилактическое средство для молодняка сельскохозяйственных животных и способ профилактики и лечения вирусных респираторных болезней с его применением/ Пашкин А.В. и [и др.].; заявитель и патентообладатель ГНУ НИВИ НЗ РФ РАСХН. - № 2006109922 от 28.03.06, зарегистр. 27.11.07. – 6 с.
  54. Пат. 2303992 Российская Федерация, МПК5 А 61 К 36/185, 36/28, 36/48, 39/42; А 61 Р 31/10. Лечебно-профилактическое средство для молодняка сельскохозяйственных животных и способ профилактики и лечения респираторных болезней с его применением/ Пашкин А.В. и [и др.].; заявитель и патентообладатель ГНУ НИВИ НЗ РФ РАСХН. - № 2006109915 от 28.03.06, зарегистр. 10.08.07. – 6 с.
  55. Пат. 2305551 Российская Федерация, МПК4 А 61 К 36/28, 36/53, 36/484; А 61 Р 37/00. Биологически активный стимулятор и способ общей неспецифической резистентности с его применением/ Пашкин А.В. и [и др.].; заявитель и патентообладатель ГНУ НИВИ НЗ РФ РАСХН. - № 2006109918 от 28.03.06, зарегистр. 10.09.07. – 5 с.
  56. Пат. 2303993 Российская Федерация, МПК5 А 61 К 36/28, 36/48, 36/53, 39/42; А 61 Р 31/0о. Лечебно-профилактическое средство для молодняка сельскохозяйственных животных и способ профилактики и лечения желудочно-кишечных болезней с его применением/ Пашкин А.В. и [и др.].; заявитель и патентообладатель ГНУ НИВИ НЗ РФ РАСХН. - № 2006109923 от 28.03.06, зарегистр. 27.08.07. – 6 с.

Пашкин

Александр Васильевич

ЭПИЗООТОЛОГИЧЕСКИЙ КОНТРОЛЬ – СОСТАВЛЯЮЩАЯ

НАЦИОНАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ ХИМИЧЕСКОЙ

И БИОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РФ

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени  доктора ветеринарных наук

Корректор Г.Н. Орехова

Компьютерный набор и верстка Э.Н. Шакерова

Подписано в печать 22.01.2009 г.

Формат 60/84 1/16. Печать трафаретная. Бумага офсетная.

Объем: печ. л. 2,0. Тираж 100 экз. Заказ 05/0807

Отпечатано издателем Ю.А. Николаевым

603073, Нижний Новгород, Таганская, 6-29

тел.: (8312) 250-47-17, e-mail: nyapub@sandy.ru




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.