WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

РАЗИКОВ ШОМАХМАД ШЕРОВИЧ

ЭПИЗООТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ И МЕРЫ БОРЬБЫ С ОСНОВНЫМИ

ГЕЛЬМИНТО-ЗООНОЗАМИ В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН

СПЕЦИАЛЬНОСТЬ: 03.02.11. - ПАРАЗИТОЛОГИЯ

АВТОРЕФЕРАТ

ДИССЕРТАЦИИ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ ДОКТОРА

ВЕТЕРИНАРНЫХ НАУК

ДУШАНБЕ 2010

Работа выполнена в государственном предприятии Таджикского аграрного университета имени Ш. Шотемура и ГНУ Всероссийском научно-исследовательском институте гельминтологии им К.И.Скрябина Россельхозакадемии

Научный консультант:  Член-корреспондент РАСХН, профессор,

  доктор ветеринарных наук

  Успенский Александр Витальевич

Официальные оппоненты: доктор ветеринарных наук, профессор

Никитин Василий Филиппович

доктор ветеринарных наук, профессор,

Кротенков Владимир Павлович

доктор ветеринарных наук, профессор,

Лазарев Григорий Максимович

Ведущая организация:  Московский государственный университет прикладной биотехнологии

Защита диссертации состоится «_16_»__февраля_ 2011 г. в 1100 часов на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д. 006.011.01 при ГНУ Всероссийском научно-исследовательском институте гельминтологии им К.И.Скрябина (ГНУ ВИГИС Россельхозакадемии).

Адрес: 117218, Москва, ул. Б.Черемушкинская, 28.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГНУ ВИГИС

Автореферат разослан «_______»______________2010.

Ученый секретарь совета,

по защите докторских  и кандидатских

диссертации, д.б.н., профессор В.К. Бережко

ВВЕДЕНИЕ



Актуальность проблемы. Цистный эхинококкоз (гидатидная болезнь, гидатидоз, однокамерный эхинококкоз, ларвальный эхинококкоз, гидатидозный эхинококкоз) – паразитарное заболевание человека и животных, вызываемое эхинококковыми пузырями – пузырчатой (личиночной) стадией ленточного червя Echinococcus  granulosus. Паразитирует у большого круга хозяев (более 60 видов) и у человека, нанося непоправимый вред здоровью людей причиняя большой экономический ущерб животноводству. Поэтому изучению круга хозяев возбудителя, определению основных источников заражения, распространению и механизму передачи посвящено большое количество работ отечественных и зарубежных авторов (Р.С.Щульц., В.И.Бондарева, 1956; П.П.Вибе, Г.И.Диков., 1964 1961, 1975; В.Ф.Никитин, 1968; В.М.Садыков, 1969; В.Т.Рамазанов, 1969, 1986;  В.М.Шамхалов, 1976, 1988; Ю.Г.Артеменко, 1986; А.С.Бессонов, 1977, 1998; В.Б.Ястреб, 1990; И.Н.Резяпкин, 2001; Ш.Ш.Разиков, 2003, 2004, 2005, 2006; А.К.Журавец, 2004; D.J.Morseth, 1966; J.Visnjakov, D.Dimitrov, 1969; L.Ali-Khak, 1974, 1978; H.Worbes, R.Thompson, 1989; T.Varma, 1990; S.Kamhavi, 1995 и другие).

Эхинококкоз – это биогельминтоз. В половозрелой стадии гельминт паразитирует в тонком отделе кишечника собак, волков, лисиц, шакалов и др. плотоядных животных, в личиночной (ларвоцисты) - в тканях сельскохозяйственных животных и человека. У человека паразиты локализуются в  различных органах и тканях, включая печень, легкие, головной мозг, сердце, позвоночник и др., вызывают тяжелые осложнения и могут быть причиной смерти. Эхинококкоз, помимо заболеваемости, смертности и страдания людей, ответственен за большие экономические потери в животноводстве, особенно в недополучении мяса, молока, шерсти, снижении плодовитости; большой ущерб выражается в выбраковке продуктов убоя (в основном печени и легких), пораженных эхинококками. Больные эхинококкозом животные плохо усваивают корма, чаще заболевают другими заразными и незаразными болезнями и погибают при ухудшении условий кормления и содержания.

Основным источником заражения промежуточного хозяина являются собаки, а дефинитивного (собак и других плотоядных) – органы и ткани животных, пораженные фертильными цистами Echinococcus  granulosus.

Патогенность  эхинококков на организм животных обусловлена следующими факторами: токсическим, антигенным, ферментативным и другим воздействием (В.Г. Эвранова, 1966; Р.С. Щульц с соавт., 1969; Е.С.Лейкина, 1971, 1979; Э.Х. Даугалиева, В.В. Филлипов, 1991; Э.Х.Даугалиева., К.Г.Курочкина, 1991; 1996; И.Н. Резяпкин, 2001 и др.).

Современная и достоверная диагностика является важным звеном в профилактике заболевания.

В последние десятилетия  апробированы и используются для выявления эхинококкоза и альвеококкоза серологические методы РНГА, ELISA, dot - ELISA и другие. При этом антигены приготавливают из различных компонентов эхинококков. В качестве иммунодиагностического теста для выявления животных зараженных E.granulosus В.Т.Рамазановым и Р.Г.Исмаиловой (1989) предложены аллергические реакции РЛА, РСК.; В.М.Шамхаловым (1990)-РНГА и реакция флюоресценции В.А.Зорихиной (1961, 1962) - РЛА, РНГА; ELISA; В.К.Бережко (1990, 1993, 1999) – ELISA; А.В.Успенским - РЛА (1990, 1993). Иммунодиагностика использовалась также и для выявления доклинического течения эхинококкоза. Наиболее широко применяли тесты РНГА, ИФА и РЛА как достаточно эффективные, чувствительность их колебалось от 90 до 95%, а специфичность - 95-99% (Е.С.Лейкина и др., 1987; Т.В. Старкова., В.Н. Колачев, 1990; В.И. Зорихина, Н.Е.Баллад, 1990; В.К. Бережко, 1990).

Несмотря на большую информацию, эхинококкоз остается огромной социальной проблемой, в части экономического ущерба животноводству и здоровью населения. Причиной тому особенно в последнее два  десятилетия, являются снижение научных исследований по данной проблеме, слабость эффективных мероприятий по борьбе с эхинококкозом, недостаточная изученность распространения, передачи инвазии, иммунитета у животных, диагностики и профилактики болезни. 

В настоящее время зоонозные гельминтозы представляют большую эпизоотологическую, эпидемиологическую проблему на территории республики Таджикистан среди диких и сельскохозяйственных животных.

Инвазия циркулирует в природном биоценозе с высокой экстенсивностью и интенсивностью, определяемых наличием всех звеньев эпизоотической цепи от дефинитивных до промежуточных хозяев с присутствием во внешней среде условий для сохранения  инвазионного начала. Заражение людей носит далеко не спорадический характер - в последние годы увеличилось количество больных эхинококкозом.

Сложившаяся крайне неблагополучная эколого-паразитологическая обстановка здесь связана с изменением социально-бытовых и производственных условий жизни населения республики, развитием частной собственности, освоением новых территорий природопользования, усилением контактов человека с природой, изменением условий обитания животных-хозяев и возбудителей паразитарных болезней. Все это определило постановку проблемы для исследований в области эпизоотологии и эпидемиологии, изучения экологических закономерностей циркуляции возбудителей в природных биоценозах и разработку комплексных ветеринарно-санитарных мероприятий, направленных на предотвращение распространения возбудителей и борьбу с гельминтозами. Возникла существенная необходимость корректировки, усовершенствования и  разработки новых подходов и мер  профилактики и борьбы с ними, что значительно снизит социально-экономический ущерб в республике.

Цель и задачи исследований

Изучить особенности распространения основных зоонозных гельминтозов и разработать комплекс ветеринарно-санитарных мероприятий для снижения риска заражения возбудителями  животных и человека с учетом природно-климатических условий и социально-экономических преобразований в Республике Таджикистан.

В рамках исследований по изучению особенностей распространения гельминтозоонозов и реализации предложений по профилактике и борьбе с ними были поставлены следующие задачи:

  • изучить особенности эпизоотического процесса при эхинококкозе сельскохозяйственных животных и собак в  регионах Республики Таджикистан;
  • изучить распространение эхинококкоза среди промежуточных и дефинитивных хозяев, сезонную и возрастную динамику заболевания;
  • установить особенности механизма передачи возбудителя в зависимости от сроков развития в организме животных;
  • выявить роль диких животных в эпизоотическом процессе при эхинококкозе;
  • определить диагностическую ценность эхиноаллергена при экспериментальном и спонтанном эхинококкозе;
  • определить эффективность современных антигельминтиков при эхинококкозе собак;
  • разработать комплексную программу борьбы с основными зоонозными гельминтозами с учетом природно-климатических условий региона и социально-экономических преобразований в республике, включающую ветеринарно-санитарные, лечебно-профилактические и оздоровительные мероприятия, позволяющие обеспечить охрану здоровья населения и животных.

Научная новизна. Изучены зональные особенности эпизоотического процесса при эхинококкозе животных в Республике Таджикистан и определена роль диких плотоядных в нем. Установлено, что наибольшее эпизоотическое значение в поддержании и распространении инвазии в естественных условиях имеют овцы в возрасте 3-5 лет, эхинококкоз среди которых составляет 95-98%; собаки 2-5 летнего возраста, зараженность которых E.granulosus в пределах от 33 до 100%. В поддержании эпизоотического процесса при эхинококкозе участвуют дикие плотоядные (волк, шакал, лисица), копытные (кабан, архар, бухарский олень). Представлен эпидемиологический анализ с изучением ситуации по заболеваемости населения особо опасными зоонозными гельминтозами. Разработана методика диагностики эхинококкоза животных с применением эхиноаллергена. Производственные испытание этого диагностикума в животноводческих хозяйствах республики показали его чувствительность 86,4 - 91%, специфичность - 86,4 - 93,1%. Изучена выживаемость яиц тениид в различных климатических условиях. Определен экономический ущерб в целом по республике от гельминтозоонозов животных. Материалы исследований вошли в комплексную программу борьбы с зоонозными гельминтозами с учетом природно-климатических условий и социально-экономических преобразований в разных регионах страны, включая проведение профилактических ветеринарно-санитарных и лечебных противогельминтозных мероприятий, позволяющих обеспечить надежную охрану здоровья населения и животных в Республике Таджикистан.

Практическая ценность работы

Данные, полученные при изучении эпизоотического процесса при эхинококкозе, послужили основой для разработки комплексной терапии при эхинококкозе животных.

Результаты проведенных исследований использованы при составлении следующих документов:

  • Методические рекомендации. Гельминтозоонозы (эхинококкоз, ценуроз, тенуикольный цистицеркоз) и меры их профилактики в овцеводстве. Утверждены службой государственного ветеринарного надзора МСХ и ОП Республики Таджикистан  13.07.2007 г., Душанбе - 22 с.
  • Инструкция о мероприятиях по борьбе с паразитарными зоонозами животных в Республике Таджикистан. Утверждены службой государственного ветеринарного надзора МСХ и ОП Республики Таджикистан  12.09.2008 г., Душанбе - 8 с.
  • Учебно-методическое пособие по инвазионным болезням животных. Утверждено УМС. Таджикский аграрный Университет, 2008 г. Душанбе - 40 с.
  • Противоэпизоотические мероприятия по профилактике основных гельминтозов жвачных животных в Республике Таджикистан на 2009-2012 гг. Утверждены службой государственного ветеринарного надзора МСХ и ОП Республики Таджикистан  18.03.2009 г., Душанбе - 12 с.
  • Методические рекомендации. Мероприятия против ларвальных цестодозов в овцеводческих хозяйствах Республики Таджикистан. Утверждены службой государственного ветеринарного надзора МСХ и ОП Республики Таджикистан  2.XI.2009 г., Душанбе - 10 с.

Материалы диссертационной работы используются в лекционных и практических программах по паразитологии в высших, среднеспециальных учебных заведениях республики, на курсах повышения квалификации для практикующих ветеринарных врачей, работников лабораторий. Данные по эпизоотологии и эпидемиологии зоонозных гельминтозов используются аналогичной службой административных органов в организации территориальных мер профилактики по системе обеспечения экологической безопасности населения.

АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ И ПУБЛИКАЦИИ

Материалы диссертации доложены:

  • На отчетах научно-исследовательского ветеринарного института (1989-1993)
  • Кафедральных отчетов ветеринарного факультета Таджикского аграрного Университета 1995-2007 гг.
  • Международной научно-практической конференции «Современное состояние и перспективы оздоровления хозяйств от эхинококкоза и цистицеркоза» (Москва, 1990).
    • Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы болезней животных в современных условиях», посвященной 60-летию Таджикского научно-исследовательского ветеринарного института (Душанбе, 2003).
  • Научной конференции, посвященной 60-летию зооинженерного факультета Таджикского аграрного университета (Душанбе, 2003).
  • Научной конференции студентов посвященной 80-летию города Душанбе (Душанбе, 2004).
  • Семинаре - совещании «Контроль возможной вспышки чумы МРС в Таджикистане». Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) и ГУВ МСХ РТ (Душанбе, 2005).
  • Третьей международной конференции, посвященной 15-летию независимости Республики Узбекистан и 80-летию со дня образования Уз. НИИ ветеринарии. Самарканд, 2006.
  • Семинаре - совещании по обучению паразитологов ветеринарных лабораторий республики «Современные методы лабораторной диагностики паразитарных болезней» (Душанбе, 2007).
  • Семинаре - совещании «Рекомендации по результатам миссии консультантов ВОЗ по оценке ситуации по паразитозоонозам в Республики Таджикистан (Душанбе, 2008).
  • Научно-практической конференции «Проблемы развитие животноводства в Таджикистане», посвященной 90-летию со дня рождения академика  Алиева Гуляма Алиевича. (Душанбе 2005).
  • Научной конференции преподавателей ТАУ, посвященной 1150-летию А.Рудаки и года родного (таджикского) языка (Душанбе, 2008).
  • Семинаре-совещании по разработке «Национальной программы по борьбе с гельминтозами в Республике Таджикистан» (Душанбе, 2008).
  • Научно-практической конференции ВОГ «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» (Москва 2008, 2009).
  • Международной научно-практической конференции на тему «Научно-практические аспекты эффективного использования пахотных земель в аграрном производстве» (Душанбе, 2009).
  • Международной научно-практической конференции «Ветеринарная медицина. Современные проблемы и перспективы развития», Саратов, март 2010.

Личный вклад Диссертационная работа является самостоятельным личным трудом автора, выполнялась более 20 лет – с 1989 года. Её материалы рецензировались и опубликовывались, прикладные результаты апробировались в производственных условиях.

Доля  соавторов опубликованных работ, участвующих в отдельных исследованиях, незначительна. Они не возражают в использовании результатов совместных исследований с диссертантом Ш.Ш. Разиковым. Справки от них представлены в совет по защите докторских и кандидатских диссертаций.

Основные положения, выносимые на защиту

  1. Особенности эпизоотического процесса при эхинококкозе овец и собак:
  • источник возбудителя и механизм передачи;
  • сохранение возбудителя во внешней среде;

  2.  Экономический ущерб при зоонозах.

  3.  Роль диких плотоядных в распространении заболевания.

4. Прижизненная диагностика эхинококкоза сельскохозяйственных животных.

5. Терапия и профилактика эхинококкоза.

6. Комплексная система профилактических ветеринарно-санитарных, лечебно-диагностических противогельминтозных мероприятий у домашних животных, позволяющих обеспечить охрану здоровья населения.

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 320 страницах компьютерного текста состоит из  двух частей. Первая включает введение, обзор литературы, результатов исследования, обсуждения, выводов и практических предложений, вторая часть 7 глав, включает собственные исследования, материалы и методы, результаты и их обсуждение, заключение, выводы, практические рекомендации, предложения, список литературы из 450 источников, в том числе  100 иностранных. Иллюстрирована 36 таблицами.

Материалы и методы

Работа выполнена на базе научно-исследовательского ветеринарного института Таджикской академии сельскохозяйственных наук (ТАСХН), государственного предприятия Таджикского аграрного университета имени Ш.Шотемура, в сельских хозяйствах, на областных мясокомбинатах и убойных пунктах Республики Таджикистан. Полученные материалы были представлены для экспертизы в ВИГИС, г. Москва.

Научно-исследовательские работы проводились в течение 1989 - 2008 гг.

При диагностике использованы гельминтоовоскопические методы исследований фекалий  и полное гельминтологическое вскрытие кишечника по К.И. Скрябину.

Распространение  и возрастную динамику эхинококкоза овец и крупного рогатого скота изучали в два этапа в течение 20 лет, с 1989 по 1993, и с 2003 по 2008 гг. по данным вскрытия павших и вынужденно убитых, а также осмотра органов и тканей животных на убойных пунктах и мясокомбинатах республики. Использовали также статистические данные службы ветеринарии Министерства сельского хозяйства страны за последние 20 лет. Всего исследовали 1 млн. овец и 3 тыс. голов крупного рогатого скота. При этом учитывали ЭИ и ИИ зараженности животных эхинококковыми пузырями в различных природно-экономических зонах с учетом возрастных групп :до 1 года, от 1 до 2 лет, от 2 до 4 лет и старше 4 лет.

В республике ягнят с трех - четырехнедельного возраста выгоняют на пастбище вместе с овцематками. В связи с этим вскрытие ягнят  проводили с июня, т.е. трехмесячного возраста в случае их падежа. Ежедекадно (по возможности) осматривали легкие и печень от вынужденно убитых и павших ягнят и взрослых овец, доставляемых из разных хозяйств и ферм.

  Установление фертильности, локализации и сроков развития ларвальных эхинококков у сельскохозяйственных животных проводили в течение 1989 - 1993, 2003-2009 гг. на экспериментально зараженных, а также животных убитых на мясокомбинатах. Локализацию и ИИ определяли путем подсчета эхинококковых пузырей в легких, печени, сердце и селезенке. По степени зараженности животных  распределили на 3 группы: слабую - 5, среднюю - от 6 до 10 и сильную свыше 10 эхинококковых  пузырей.

Исследовали органы путем осмотра, пальпации и разрезов. Ларвоцисты Echinococcus granulosus измеряли штангель-циркулем, подсчитывали их количество, определяли локализацию и физиологические состояние. Пузыри, внутри которых имелись протосколексы, относили к цефалоцистам или фертильным, без протосколексов - к ацефилоцистам. Пузыри с признаками некроза и обызвествления считали погибшими.

Сроки развития ларвальной стадии эхинококков устанавливали на экспериментально и спонтанно зараженных овцах.

Роль диких животных в распространении эхинококкоза, альвелкоккоза, ценуроза и тонкошейного цистицеркоза изучали в 1989-1993 в предгорно-горный, горной зонах  и 2003-2009 гг. Материалы в других природных зонах страны добывали в 1990 - 1993 гг. Головы, внутренние органы, включая и кишечник диких животных, доставляли охотники, егеря и инспектора, а также ветеринарные врачи из районов Балчуван, Вахдат, Рудаки, Шахринау, Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) и других районов. При необходимости внутренние органы фиксировали в 3%-ном растворе формалина. Исследовали 287 животных, в том числе 8 волков, 12 шакалов, 30 лисиц, 2 медведя, 28 диких кабанов, 30 барсуков, 30 серых крыс, 147 мышей.

Степень контаминации территории ферм и прилегающих участков пастбищ яйцами тениид устанавливали путем исследования проб почвы, травы и фекалии собак, взятых на расстояниях от 10 до 30 метров от изучаемых объектов, а также в радиусе до 100 метров вокруг кошар. Пробы почвы брали со слоя 2 см, а травы - с прикорневой части растений и на высоте 10 - 15 см от поверхности. Отбор проб, каждой весом 200-250 гр., производили из различных мест, тщательно перемешивали. Для исследования брали 3 навески по 10-15 граммов в каждой. Анализы проводили в разные сезоны года.  Овоскопию проводили методом флотации проб. Жизнеспособность яиц определяли по их окрашиванию метиленовым синим (метод А.Г. Камоловой, 1949).

Изучения сроков развития эхинококков в зависимости от возраста дефинитивного хозяина и сезонов года проводили в 2х опытах. 1) На 12 собаках в 1989 г., в летний период на территории ветстанции Дангара, Хатлонской области. В эксперименте использовали 12 собак в возрасте от 2-х месяцев до 6 лет. Предварительно их дважды обследовали на наличие гельминтов. Собакам индивидуально скармливали по 1000 протосколексов эхинококка. Второй опыт провели зимой там же на 6 собаках в возрасте от 2-х месяцев до 2,5 лет, каждой из которых скормили по 1000 протосколексов. Через 25 дней после заражения ежедневно в течение 2-х месяцев проводили исследование их фекалий на наличие члеников эхинококков и яиц по методике Калантарян (1938).

Опыты по выяснению особенностей локализации эхинококков в кишечнике в зависимости от возраста проводили на 9-ти экспериментально зараженных собаках от 5ти месячного до 6-летного возраста, которых исследовали в разные сроки, начиная с 15 до 56 дней после заражения.

С целью выяснения степени контаминации кошар и пастбищ яйцами цестод были исследованы пробы почвы в хозяйствах, взятые с разных точек кошар и прилегающих участков. Работу проводили в хозяйствах Дангаринского (12 кошар) и Вахшского районов (9 кошар), Хатлонской области. Пробу почв брали на глубине до 2-7 см, а траву с прикорневой части, обычно всю надземную часть, которую в дальнейшем измельчали. Пробы отбирали у мест стоянок собак (первая проба), непосредственно на территории кошары (вторая проба), в радиусе 100 метров от кошар (третья проба) и на пастбище (четвертая проба).

Сроки сохранения жизнеспособности яиц эхинококков изучали в разные сезоны года в высокогорной зоне. Для чего яйца и членики эхинококков получали от спонтанно зараженных собак, готовили взвесь яиц и наносили на фильтровальную бумагу по 1-ному мл культуры с содержанием в среднем по 2000 - 2020 яиц. На первом и втором участках закладывали по 10 проб (40000 яиц).

Для защиты материала от насекомых и других механических воздействий, пробы закладывали в капроновые мешочки, которые помещали на поверхности почвы. В каждом варианте опыта одновременно закладывали  2 мешочка. Закладку проб производили в первой и второй половине месяца. Показатели температуры и влажности воздуха и почвы получали из метеостанции поселка Мургаб.

Исследование яиц на жизнеспособность в пробах производили через каждые 20-30 дней.

Изучение сезонной и возрастной динамики зараженности собак эхинококками проводили поэтапно в 2003-2004 гг., и 2005 и 2007 гг. Работу выполняли в условиях предгорной и горной зонах Республики Таджикистан, областной ветлаборатории и её виварии. Исследовали пробы, доставленные из хозяйств равниной и горной зон республики, а также  непосредственно в хозяйствах, населенных пунктах и городах. Проводили диагностическую дегельминтизацию с применением раствора ареколина с последующей копроскопией.

Аллергическая диагностика. В качестве диагностикума использовали аллерген, изготовленной нами по разработанной методике Казахского научно-исследовательского института.

Аллерген контролировали на пирогенность (внутрикожное введение кроликам с последующей термометрией), бактериальную флору и неспецифические сенсибилизирующие свойства, препарат в дозе 0.2 мм вводили внутрикожно, в область средней трети шеи с помощью безигольного инъектора БИ - 7 и шприца с иглой для внутри кожной инъекции в дозе 0,5 мл. Место инъекции предварительно выстригали и дезинфицировали 700 спиртом.

Контролем служило внутрикожное введение этому животному с противоположной стороны шеи 0,2 мл стерильного физиологического раствора. Результаты внутрикожной аллергической пробы оценивали через 40-60 мин. после введения препарата, учитывали наличие отека, гиперемию и местное повышение температуры. Положительным результатом аллергической пробы на эхинококкоз считали утолщение кожной складки на 5 мм и более по сравнению с нормативными размерами.  Отрицательным  результатом считали отсутствие утолщения кожной складки и других вышеназванных изменений, свойственных для аллергии замедленного типа.

Посмертная диагностика. От овец и крупного рогатого скота. Осматривали и пальпировали печени, легкие, селезенки, устанавливали размеры эхинококковых пузырей.

Кишечник собак и других плотоядных разрезали по всей длине, осторожно очищали от содержимого, которое помещали в емкость а затем исследовали методом последовательных промываний. В емкость с разрезанным и освобожденным от внутреннего содержимого кишечника наливали физиологический раствор комнатной температуры и давали некоторое время отстояться. Гельминтов обнаруживали и выбирали, используя ручную лупу. Затем делали соскоб со слизистой кишечника, который также  методом последовательного промывания осадок исследовали под бинокулярной лупой.

Результаты исследований

Эпизоотический процесс при эхинококкозе сельскохозяйственных

животных и собак

Из многочисленной специальной литературы (в т.ч. эпизоотического словаря В.Д. Степашок, В.П. Луйвик, 1976) следует, что эпизоотологические особенности возбудителей болезней в Таджикистане заключаются во взаимодействии комплекса элементов эпизоотической цепи: источника возбудителя, механизма передачи, восприимчивого животного и условий среды, необходимых для взаимодействия этих элементов.

Элементы эпизоотической цепи в тесной взаимосвязи с условиями внешней среды составляют эпизоотический процесс и поддерживают его непрерывность  на протяжении определенного отрезка времени и на определенной территории.

Источником инвазии биогельминтов являются больные животные (дефинитивный и промежуточные хозяева). Механизм передачи при эхинококкозе двоякий: с одной стороны инвазия осуществляется от дефинитивного хозяина к промежуточному, когда инвазивной стадией являются яйца с заключенной в них онкосферой, а с другой - наоборот - от промежуточного к дефинитивному инвазивным началом являются ларвальные стадии паразита. В связи с этим восприимчивым животным может быт здоровый дефинитивный хозяин или же здоровый промежуточный хозяин. 

При биогельминтозах процесс развития возбудителя без промежуточного хозяина завершиться не может.

В промежуточных хозяевах возбудитель развивается, изменяется и только тогда становится инвазионным для восприимчивого животного.

Выделяя с фекалиями во внешнюю среду инвазионное начала (яйца гельминта), дефинитивный хозяин приводить в действия второе звено непрерывной цепи эпизоотического процесса - механизм передачи от больного дефинитивного хозяина восприимчивому животному.

Восприимчивое животное, заразившись, становится промежуточным хозяином, т.е. третьим звеном эпизоотической цепи. Новым источником инвазии промежуточный хозяин становится не сразу, а только по достижении возбудителем инвазионной стадии, т.е. организм промежуточного хозяина продолжает свое развития с превращением одной стадии в другую: яйца и личинку.

Источник возбудителя инвазии

Источником возбудителя инвазии являются больные животные как дефинитивные, так и промежуточные хозяева.

Эхинококкоз с высокой интенсивностью инвазии (ИИ) регистрируется во всех исследованных нами районах, долинной, предгорной и горной зон. Так, из исследованных 23364 органов от забитых овец, были поражены эхинококками 17850 голов, или 76,40%. В хозяйствах долинной зоны с отгонным овцеводством средняя ЭИ составляла 72,4%, в предгорной зоне с отгонным овцеводством - 90,4%, в горной 59,3%.

Убитый скот имеет высокую ЭИ  не только в разрезе зон и районов, но и в пределах хозяйств одного и того же района в зависимости от условий содержания овец и количества собак в отарах. Так, в хозяйствах с отгонным овцеводством долинной зоны одного и того же района инвазированность достигала 75,0%, тогда как в горных только 52,4%.

Экстенсивность инвазии у животных менялась не только в зависимости от системы содержания, но и от возраста в пределах одного и того же района. Из 555 овец разных возрастных групп, обследованных в Дангаринском районе, 275 было поражено эхинококками, что составляет 49,5% при ИИ 10.0 в среднем пузырей. У обследованных ягнят 5-6-месячного возраста цистный эхинококкоз не выявлен. У овец до 2-х лет в 14,5% случаев обнаруживали цисты, у 3-4 лет - 75%, старше 5-ти лет 94,4%, т.е. ЭИ с возрастом увеличивается.

Таблица 1

Возрастная динамика эхинококкоза овец

№№

Половозрастные группы

Исследовано

(голов)

Выявлено 

ЭИ, %

1

Овцы старше 5 лет

180

170

94,4

2

Овцы 3-4 лет

100

75

75,0

3

Овцы в возрасте до 2 лет

210

30

14,3

4

Ягнята 5-6 мес.

65

-

-

Всего

555

275

49,5

При исследовании крупного рогатого скота разных половозрастных групп на наличие гидатидоза было выявлено такая же закономерность, что у овец, т.е. ЭИ с возрастом увеличивалась: с 12,0% у животных до 2-х до 39,4% - у 3-4 леток и 41,6% - у животных старше 5 лет.

Распространение эхинококкоза среди собак при контрольной дегельминтизации и после их вскрытия

Собака является основным дефинитивным хозяином и источником распространения эхинококкоза среди домашних животных и людей.

Работу по изучению этого вопроса провели в 1989 - 1993 гг. в отдельных регионах республики.

Было проведено обследование 70 собак в хозяйствах в основном овцеводческого направления долинной и горной зон. Во всех регионах при одной или двух кошарах обследовали приотарных собак, путем дегельминтизации 1% раствором бромистоводородного ареколина в дозе 4-5 мг на кг веса. ЭИ у приотарных собак по республике составила 73,4% в равниной зоне и  80,6%  в предгорно-горной.

Таблица 2

Распространения эхинококкоза у приотарных собак

Зоны и районы

Исследовано

Заражено

ЭИ %

1

2

3

4

Равнинная

Шахринау

6

4

66,6

Рудакинский

9

7

77,7

Вахшский

16

12

75,0

Джоми

8

6

75,0

Всего:

39

29

73,4

Предгорная

Тавил-Даринская

16

12

80,0

Нурабадский

15

13

81,25

Всего:

31

25

80,6





               

Так из исследованных 114 собак, заражено эхинококкозом было 54%(45,3%). Из 39 прифермских – 12 (30,7%), из 18 сельских (бродячих) – 7(38,9%), из 50 городских – 8(16%).

       Инвазированность собак довольно высокая, в среднем ЭИ у приотарных собак по республике составляет 73,4 на равнинной, а в предгорной зоне 80,6%. Во всех хозяйствах содержание собак было вольным, лишь часть собак была на привязи. Кроме этого во всех хозяйствах не ведется работа по учету и регулированию численности, даже служебных собак, и трупы и отходы убитых животных оказываются им доступны, что в итоге приводит к их заражению.

       Свободное содержание приотарных собак приводит к их миграции в близлежащие животноводческие точки и хозяйства, к местам убоя и нахождению трупов, главным образом овец.

       

Особенности локализации, морфологическая характеристика и сроки развития ларвального эхинококка у различных видов животных

Для изучения экологии возбудителей и эпизоотологии эхинококкоза мы изучали локализацию, интенсивность инвазии, фертильность эхинококковых пузырей и сроки развития ларвальной стадии цестод у различных видов животных. Исследования показали, что наиболее высокая ЭИ у овец, ниже у крупного рогатого скота. Эхинококковые пузыри локализуются преимущественно в легких и печени домашних животных и редко в других органах: селезенке, почках, сердца, сальника. Приводим данные по этому вопросу в основном касательно данных у овец, как наиболее частом источнике заражения собак эхинококками.

Большинство литературных сообщений свидетельствуют о том, что у крупного рогатого скота число случаев поражения эхинококками легких (54 - 81%) превосходит поражения печени (27 - 44%); у овец поражения печени и легких менее выражены. Ниже, в таблице приводим наши результаты осмотра этих органов у убитых овец.

Таблица 3

Интенсивность инвазии и локализация эхинококковых пузырей в печени и легких овец по данным вскрытий в 1989 - 1992 гг.

Всего исследовано

В том числе

Интенсивность инвазии (ИИ)

Кол-во пораженных органов

%

Слабая до 5 пузырей

%

Средняя (от 6 до 10 пузырей)

%

Сильная свыше 10 пузырей

%

17850

Печень 11814

66,2

3289

27,8

4625

39,1

3900

33,1

Итого

Легкое 6936

33,8

2800

46,4

2190

36,3

1946

17,3

17850

6089

34,1

6815

38,2

4946

27,7

В таблице показано, что сильная степень поражения печени составила 33,1%, слабая – 27,8%, средняя – у 39,1% животных. Сильная степень поражения легких обнаружена у 17,3%. средняя – у 36,3%, слабая – у 46,4% животных. Интенсивность инвазии в среднем на животное составляла 10,0 пузырей.

       Для того чтобы в природе поддерживалась эпизоотическая цепь, необходимо чтобы фактор сохранения и передачи инвазии был биологически активным. Важным условием заражения дефинитивных хозяев являются эхинококковые пузыри с хорошо развитой герминативной оболочкой и протосколексами на ней и в содержимом. Поэтому при выявлении пораженных гидатидами органов, необходимо учитывать жизнеспособность протосколексов.

       Эхинококковые пузыри являются ведущим звеном в передаче от животных к окончательному хозяину – собаке. Как уже было ранее сказано, в пораженных органах животных, наряду с плодоносными (фертильными) пузырями, встречаются и стерильные – ацефалоцисты, которые не принимают участия в биологическим цикле E. granulosus из-за отсутствия в них жизнеспособных протосколексов. Поэтому соотношение плодоносных пузырей и ацефалоцист во многим определяет их эпизоотологическую значимость в процессе распространения эхинококкоза среди животных.

Как видно из таблицы №4 цефалоцист у ягнят до года не выявили, но заражение животных уже произошло, так как встречались недоразвитые пузыри в 8,7% и 19,4% случаев соответственно. Большее количество цефалоцист выявили у животных от 3 до 5 лет - от 28,8% до 42,8%. Затем шло постепенное снижение их числа и увеличение количества петрифицированных ацефалоцист. В связи с этим можно считать, что овцы в возрасте от 3 до 5 лет являются основным звеном в поддержании инвазии и сохранения вида паразита.

Таблица 4

Физиологическое состояние эхинококковых пузырей (цист) выявленных у овец

Возраст овец (год)

Обследовано цист (экз.)

Состояние цист

цефалоцисты

ацефалоцисты

петрифицированные

Кол-во

%

Кол-во

%

Кол-во

%

До 1 года

100

-

-

3

3,1

-

-

2 – х

217

4

1,85

-

-

-

-

3 – х

350

150

42,8

68

19,4

132

37,7

4 – х

680

280

41,8

140

20,6

260

38,2

5 – ти

430

124

28,8

86

20,0

220

51,1

Старше 5

600

78

13,0

52

8,7

470

78,3

В целом физиологическое состояние цист у овец: цефалоцисты составляли от 1.85% у двухлетних до 42.8% у трехлетних, ацефалоцисты от 3.1% до 20.6%.

Таким образом, можно считать, что физиологическое состояние и плодоносность эхинококковых цист зависит от возраста хозяина. Жизнеспособность протосколексов определяли при микрокопировании с подогревом.

При визуальном исследовании внутренних органов овец отмечено, что пузыри в пораженных органах разрастаются по-разному: при поражении печени чаще всего встречали в одиночных экземплярах, крупных с хорошим тургором, с оболочкой белого цвета.  Такие цисты имели название «жизнеспособная личинка» или «живая циста». У пузырей такого вида жидкость всегда была прозрачной, слегка опалесцирующей с множеством протосколексов. При откачивании шприцем из такого пузыря и исследовании протосколексов, они всегда были жизнеспособными. Следовало лишь немного подогреть и в небольшом количестве пузырной жидкости и рассмотреть под микроскопом, можно было наблюдать, как они выворачивали головку с хоботком с крючьями. Поэтому для экспериментального заражения обычно использовали жидкость и протосколексы таких цист.

В легких такие крупные пузыри встречались в единичных случаях. Чаще  в них наблюдали несколько отдельных пузырей диаметром от 1 до 6 см. Такое распределение эхинококков видимо связано с возможностью цисты разрастаться в брюшную полость, а в средостении в легких рост ограничен грудной клеткой с одной стороны и диафрагмой с другой,  связи с этим клиника и патогенез эхинококкоза легких более выражены. 

Из инвазированных эхинококками 210 голов крупного рогатого скота с фертильными эхинококками оказалось 140 (66,6%) в т.ч. из 3 лет до 5-ти с фертильными цистами оказались 70,7% , в возрасте 5- лет и старше37,5%.

Сроки развития ларвальной стадии эхинококка изучали на 8 экспериментально зараженных овцах. У 2-х вскрытых через 6 месяцев после заражения животных, в печени и легких животных было от 4 до 10 эхинококковых пузырей, но они были с несформировавшимися протосколексами.

Через 12 месяцев после заражения исследовали внутренние органы еще двух овец. В печени и легких обнаруживали от 5 до 10 пузырей в каждом со  сформировавшимися  протосколексами.

Для определения зрелости этих протосколексов двум щенятам в возрасте до 5 месяцев задавали по 1000 экземпляров каждому. Через 47 дней кишечник щенят исследовали на наличие эхинококков. Цестод не обнаружили.

У двух овец исследованных спустя 18 месяцев с момента заражения, были найдены эхинококковые пузыри. У овец в отдельных цистах нашли зрелые протосколексы, которых скормили  2м щенятам в возрасте около 5 месяцев по 1000 экз. каждому. Через 47 дней после заражения щенков копрологически обследовали после дегельминтизации 1% раствором бромистоводородного ареколина. У одного щенка выделилось 14 эхинококков (приживаемость протосколексов – 1,4%), у другого 24 эхинококка (приживаемость 24,8%). У отдельных  эхинококков в последнем членике находилось от 200 до 400 яиц, в среднем 350 яиц.

Сроки развития ларвального эхинококка у спонтанно инвазированных животных проверяли на мясокомбинатах. Установили, что у 12 овец в возрасте до 1,5 лет созревших пузырей не находили, в возрасте 2-лет из 18 овец у одной (5,5%) обнаружили вполне созревшие эхинококковые пузыри, в которых протосколексы оказались подвижными. Из исследованных 47 спонтанно инвазированных овец в возрасте до 3 лет у 8 (17%) регистрировали созревшие эхинококковые пузыри.

У 14 голов крупного рогатого скота в возрасте 2.5 лет зрелых цист эхинококков не находили; из 9 голов в возрасте 3, - 3,5 лет у 1 (11,1%) нашли вполне созревшие эхинококковые пузыри.

Наши исследования свидетельствуют, что у всех видов животных  интенсивность инвазии с возрастом животных увеличивается. Взрослое поголовье заражено эхинококками чаще и с более высокой ИИ, чем молодые (1-3 года). Фертильность цист эхинококков с возрастом у животных снижается. Высокий процент фертильных (плодоносных) цист наблюдается у овец, ниже у крупного рогатого скота. Следовательно, в естественных условиях наибольшее эпизоотическое значение имеют овцы и меньше крупный рогатый скот.

Сезонная и возрастная динамика зараженности приотарных, сельских и городских собак эхинококками

Результаты наших многолетних исследований показывают, что наибольший процент инвазированности эхинококками приотарных собак падает на зиму (80,6%), и весну (81,2%), сельских на весну (38,9%) и лето (33,3%), городских – осень (16,0%) и зиму (31,2%). Это объясняется тем, что зимой и весной значительно больше заболевает и погибает овец в общественном и индивидуальном секторе, вследствие чего количество павших и вынужденно убитых овец увеличивается, что повышает вероятность поедание внутренних органов этих животных. Кроме того, летом и осенью после нагула на зеленой траве животных забивают больше, чем в другие сезоны года, в связи с чем увеличивается вероятность поедания собаками внутренних органов овец, пораженных цистами эхинококка. 

Экстенсивность  и интенсивность зараженности находятся в уже определенной зависимости от хозяйственного назначения и содержания собак. Как установлено нами в Таджикистане бродячие (бездомные) собаки заражены на 100%, дворовые на 40%, пастушьи (чабанные) на 80%, прифермские (сторожевые) на 30%.

Из 721 исследованных собак 20%, содержатся на привязи постоянно, без привязи – 70%, временно спускаются с цепи – 10,0%. Распространению гельминтозов способствует нарушение владельцами правил их содержания, отсутствие в сельской местности учета, паспортизации, и плановых диагностических копрологических исследований и дегельминтизации.

Сроки развития эхинококка у собак в зависимости от возраста и сезонов года

В фекалиях щенков, зараженных в 2-5 месячном возрасте скармливанием по 1000 протосколексов членики и яйца эхинококков находили на 47 и 48 сутки, 6 месячном – на 50 – 51, в 7 – 12 месячном на 50 – 60, у собак 2,5 – 5 и 8 – летного возраста – на 58 – 63 сутки. При проведении диагностической дегельминтизации 1% раствором бромистоводородного ареколина у всех подопытных собак выделилось от 120 до 364 экз. половозрелых эхинококков.

Несколько иную картину наблюдали во второй серии опытов, проведенных зимой. Ежедневные исследования показали, что в фекалиях щенков 2-месячного возраста яйца эхинококков впервые были обнаружены на 48 сутки, у 4х месячных – на 50 сутки, у собак годовалого и пятилетнего возраста  соответственно на 58-63 сутки после заражения.

При гельминтологическом исследовании у всех подопытных собак в фекалиях, в которых были найдены яйца цестод, в кишечнике обнаружили от 500 до 820 половозрелых эхинококков. Этот материал был использован для изучения выживаемости яиц эхинококков во внешней среде.

На основании проведенных исследований можно заключить, что в организме собак 2-6 месячного возраста летом эхинококки достигают половой зрелости на 47-49 сутки, у 2,5 – 8 летнего возраста на 58-63 сутки после заражения. Следовательно, в организме щенков в летний период эхинококки созревают на 9 – 12 дней быстрее, чем у взрослых. В зимний период развитие цестод в организме собак значительно удлиняется. В частности, в кишечнике щенков одного и того же возраста они достигают половой зрелости на 12 дней позже, чем в летний период. Было предварительно замечено, что основная масса эхинококков находится в средней части тонкого кишечника. В связи с этим была поставлена задача по детализации места локализации эхинококков в кишечнике плотоядных.

Локализация эхинококков в кишечнике собак в зависимости от возраста собак и сроков  развития цестод

Проведенные исследования  выполнены нами при вскрытии вышеописанных 18 зараженных E.granulosus собаках. Убой и гельминтологическое вскрытие тонкого отдела кишечника собак проводили через 25-98 дня после заражения. Так как нет точной анатомической границы между двенадцатиперстной, тощей и подвздошной кишкой, то для более детального обследования весь тонкий отдел кишечника, начиная с желудка, разделили на отрезки длиной по 30 см, затем выбирали и подсчитывали эхинококков в каждом из них отдельно.

Проведенное изучение локализации эхинококков показало, что гельминты распределяются в кишечнике неравномерно. В первом отрезке, включающем двенадцатиперстную кишку, у большинства подопытных животных находили небольшое количество эхинококков (в среднем 6,7%), а у двух собак гельминтов совсем не обнаружили. В задних отделах тонкого отдела кишечника количество паразитов возрастало,  у одних собак резко (до 2-4-го отрезков), у других постепенно (до 6-го отрезка), где и достигало своей максимальной величины. После чего число эхинококков в отрезках постепенно снижалось, а у девяти собак в последних отрезках гельминтов не найдено. Эхинококки 33 – дневного возраста локализовались в тех же местах, что и паразиты 67 – и 87 дневного возраста. Количество эхинококков начинало возрастать в начале тонкого кишечника, максимум их достигал в среднем части, после чего их количество резко падало и в последних двух- трех отрезках кишечника сохранялось на очень низком уровне. Такая же закономерность прослеживается и у эхинококков других возрастов. Для выяснения распределения эхинококков в двенадцатиперстной кишке у одной собаки передний отрезок кишечника был разделен на три куска по 10 см.  в первом куске, прилегающем к пилорическому сфинктеру, было обнаружено 65, в среднем – 80 и в заднем – 230 эхинококков. Следовательно, по мере удаления от сфинктера численность эхинококков переднего отрезка постепенно возрастало, а в местах, прилегающих к сфинктеру, паразитов относительно мало. У одной собаки, тонкий отдел кишечника которой разделен на три равные части, максимальное число паразитов (66,4%) пришлось на среднюю часть, почти в два раза меньше гельминтов обнаружили в передней части (31,35%) и очень мало – в задней прилегающей к толстому кишечнику  (2,19%). У другой собаки тонкий кишечник был разделен на четыре отрезка, наибольшее количество эхинококков обнаружено во второй четверти (60,3%), значительно меньше в первой (19,5%), мало – в третьей (12,2%) а последняя четверть, включающая подвздошную кишку, была свободна от паразитов.

Таким образом, эхинококки распределяются по тонкому отделу кишечника собак неравномерно на всем его протяжении. В двенадцатиперстной кишке локализуется, как правило, относительно небольшое количество паразитов. Численность гельминтов по мере удаления от желудка увеличивается и достигает максимальной величины в средней части тонкого кишечника (тощей кишки), затем их количество постепенно снижается и очень мало – в подвздошной кишке. Места максимального скопления эхинококков в кишечнике собак могут сдвигаться по анатомическим отделам: у небольших собак – в переднюю часть тощей кишки и даже двенадцатиперстную (сдвиг вперед); у крупных животных с длинным кишечником возможен сдвиг в заднюю часть тощей кишки. Локализация эхинококков в кишечнике собак не зависит от возраста паразитов.

Выживаемость яиц эхинококка во внешней среде в различных природных

зонах с учетом сезонов года

       По мнению ряда ученых, одним из главных факторов в распространении эхинококкоза являются погодно-климатические условия, оказывающее непосредственное влияния на жизнеспособность яиц E. granulosus. Риск заражения промежуточных хозяев, в т.ч.  человека, находится в прямой зависимости от продолжительности жизнеспособности и инвазионности яиц возбудителей во внешней среде. Известно, что яйца в целом очень устойчивы к воздействию многих физических и химических факторов и долгое время могут сохраняться во внешней среде, их выживаемость зависит в основном от температуры и влажности.

       Природные условия и особенности ведения животноводства в разных областях и районах республики отличаются большим разнообразием, поэтому было бы очень трудно и едва ли целеобразно изучать экспериментальным путем сроки выживания онкосфер тениид в условиях, как равнинных участков, так и на высокогорье.

       Наблюдения проводили в течение 2003 – 2004 гг. в условиях Вахшской равнинной зоны, Тавилдаринской предгорной и Мургабского высокогорного районов Республики Таджикистан. (см. материалы и методы)

               Почву исследовали по методику (Н.А.Романенко., 1968). Пробы отбирали с поверхности участка. С этой целью выделяли площадки около 25 м2 в зоне, предполагаемой контаминации яйцами тениид. На данной площади по диагонали, через 1 метр брали 10 навесок почвы по 20 гр., каждую пробу тщательно перемешивали и помещали в полиэтиленовые пакеты. На этикетке указывали место взятия, дату отбора, место исследуемого участка - в тени или на солнце.

С целью выяснения степени загрязненности кошар и пастбищ яйцами цестод, были исследованы пробы почв в хозяйствах, взятых в разных точках кошар и прилегающих участков. Работу проводили в хозяйствах Дангаринского (12 кошар) и Вахшского районов (9 кошар) Хатлонской области. Пробы почв брали на глубину до 2 см, а травы прикорневую часть обычно всю надземную, которую в дальнейшем измельчали. Местами отбора были участки частого нахождения собак на территории кошары (2пробы), в радиусе 100 метров от кошар (3 пробы) на пастбище (4 пробы).

Выявлена обильная контаминация участков пребывания собак (82,1 – 100%), территорий кошар (50,0 – 86,1%) и прилегающих участков (17,8 – 29%). Это указывает на большой риск заражения при выращивании и употреблении в пищу культур человеком. Следует иметь ввиду, что при кошарах чабаны живут семьями, что повышает опасность заражения детей.

Изучение выживаемости яиц тениид во внешней среде в условиях высокогорья с развитым животноводством провели в  зоне Горно-Бадахшанской автономной области.

Район расположен на высоте 3500 м над уровнем моря и более (Восточный  Памир); территория представляет собой каменистые и песчаные осыпи.

Для климата Восточного Памира характерна резкая континентальность и сухость; зима здесь суровая и  малоснежная. Абсолютный минимум температуры воздуха достигает – 500С. нередко даже летом температура падает до 20С, среднегодовое количество осадков находится в приделах 7- 103 мм. в месяц.

Для определения сроков выживаемости яиц пробы помещали на поверхность почвы и на глубину до 3 см на двух  участках:

1. – участок с песчаной почвой на открытом месте;

2. – участок с песчаной почвой в  тени здания ветлаборатории

Для закладки использовали только свежевыделенные яйца из члеников эхинококков, мултицепсов. 

Предварительно микроскопированием подсчитывали численность яиц в одной капле взвеси, а затем умножали на число капель в 1 мл объема. Определяли жизнеспособность онкосфер в них  по методике А.Г.Камаловой (1949) и готовили их взвесь в воде, которую наносили на фильтровальную бумагу по 1 мл культуры с содержанием в среднем 2000-2200 яиц. На первом и втором участках закладывали по 10 проб яиц.

Для защиты от насекомых и механических воздействий, фильтры помещали в капроновые мешочки, которые клали на  почву. В каждом варианте опыта одновременно закладывали по 2 мешочка. Закладку проб производили в первой и второй половине месяца. Показатели температуры и влажности воздуха и почвы, получали из метеостанции поселка Мургаб.

Проверка онкосфер на жизнеспособность в пробах производилась через каждые 20-30 дней. При этом с фильтровальной бумаги яйца промывали раствором сернистого натрия в баночку с притёртой пробкой ёмкостью 25 мл., которую затем помещали в термостат при 37-38 градусов С на 10-20 минут или до 30 минут при комнатной температуре. Под действием сернистого натрия погибшие онкосферы увеличиваются, округляются и распадаются; живые яйца сохраняют свою форму, и в 30-40% наблюдается их шевеление.

Яйца, внесенные в почву в конце января 2004 года на глубину 3 см  в тени и на солнце.

Результаты опыта по сохранению жизнеспособности онкосфер в яйцах в процентах показаны в таблице. Условия на 2-ом и 1-ом участках были аналогичными.

Таблица 5

Выживаемость онкосфер на почве в высокогорье

Опытный участок

Число выживших онкосфер в % к числу обследованных по месяцам

январь

февраль

март

апрель

май

июнь

июль

август

сентябрь

На открытой

освещенной местности

96

81,4

79,8

67,7

63,8

52,1

34,6

29,1

23,1

На открытой местности в тени

92

84,6

82.1

79,2

76,4

48,6

46,0

37,1

28,5

На втором участке при закладке проб зимой онкосферы выжили в те же сроки, что и на первом. Но и в это же время процент выживаемости яиц несколько отличался между участками. Это особенно было выражено летом осенью на участке освещенным солнце.

Таким образом, на втором участке при закладке проб зимой онкосферы выживали в те же сроки, что и в опытах начатых летом. В то же время процент выживаемости яиц несколько отличался между участками. Это особенно было выражено летом и осенью на участке освещенном солнцем.

Результаты наших исследований по изучению выживаемости онкосфер тениид в высокогорных условиях внешней среды подтверждают данные других авторов о том, что они способны, длительно сохраняться при минусовых температурах.

Согласно нашим данным в этих условиях онкосферы могут в течение 7 месяцев (срок наблюдения) сохранять жизнеспособность. Эти результаты о выживаемости яиц тениид в высокогорном регионе согласуются с таковыми исследований. Л.А. Марькарянц(1967), получивший аналогичные результаты в Западном Памире на высоте до 3000 метров над уровнем моря.

Как следует из проведенных нами исследований, онкосферы способны длительно сохранять жизнеспособность в разных климатогеографических зонах.

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о том, что районы Восточного Памира являются также зоной имеющей условия для выживания онкосфер и соответственно заражению животных личиночной формой тениид.

Зараженность собак цестодами перед перегоном овец на летние горные пастбища

Исследовали путем гельминтологического вскрытия кишечника трупов приотарных и бродячих собак посещающих территорию кошар на зимних пастбищах. В их числе 8 бесхозных и 15 приотарных в возрасте от 3х месяцев до 10 лет в центральной усадьбе, откормочной площадки «Дангара», 6 бесхозных и 12 приотарных собак в участке «Сенокос» ОПХ «Машъал» Хатлонской области. Результаты представлены в таблице.

Таблица 6

Зараженность собак цестодами

Районы

Назначения собак

Кол-во голов

T.hydatigena

%

D.caninum

%

E.granulosus

%

M.mylticeps

%

Смешанные

Ин-вазия

%

ОПХ «Дангара»

Приотарные

15

4

26

2

13

8

53

5

33

Центральная усадба «Дангара»

Бродячие

8

2

29

3

37

5

62

2

29

ОПХ «Машъал» Вахшского района

Приотарные

12

4

33

1

8

6

50

9

16

Уч. «Сенокос» Вахшского района

Бродячие

6

1

16

2

33

4

66

2

33

Установили поголовную их заражённость цестодами (100%) - установили, что приотарные собаки на 100% заражены цестодами, зараженность эхинококками на 66% с  интенсивностью до 10 тыс. экз., мультицепсами на 33%, тениями гидатигенными на 33%. дипилидиями – 37%. Превалировали половозрелые формы цестод всех видов.

У 9 собак отмечали двойную инвазию в разных сочетаниях, но чаще встречались E.granulosus и T.hydatigena. у пяти отмечали тройную инвазию. У одной бесхозной собаки выделили целый клубок гельминтов из которых 140 цестод были M.mylticeps длиной до 70-75 см. Обращает внимание зараженность собак  D.caninum.

Исследование показало, что в период перегона овец с зимних пастбищ на летние высокогорные и обратно на равнинные пастбища по скотопрогонным трассам и нахождения их на сезонных пастбищах происходит интенсивная контаминация трасс яйцами возбудителей и заражение овец и других животных эхинококками и другими гельминтами. Следует  иметь ввиду, что эхинококки на летних пастбищах достигают половозрелой стадии в организме плотоядных на 45-58 сутки.

В целом эпизоотический процесс при эхинококкозе в условиях Таджикистана практически беспрерывен, т.е. инвазия поддерживается постоянно при основной роли овец, зараженность которых достигает, как установлено в среднем 76,4%, а также  приотарных, прифермских, сельских собак, зараженность которых 53-66% соответственно. Этому способствует отсутствие площадей для дегельминтизации и скотомогильников, устойчивость яиц цестод  к внешним факторам и др.

Природная и очаговая роль диких животных (плотоядных, парнокопытных, грызунов) в эпизоотологии эхинококкоза

       Анализ гельминтофауны сельскохозяйственных и диких животных показывает, что в настоящее время между ними может происходить взаимообмен определенными возбудителями гельминтозов. Этому могут способствовать разнообразные факторы, как биотического, так и абиотического характера.

       Только при наличии источника возбудителя среди диких животных, механизма передачи восприимчивым сельскохозяйственным домашним животным, можно говорить о природном очаге тех или иных возбудителей болезней, в т.ч. гельминтозов.

  В литературе имеется много сведений о роли природной очаговости в распространении гельминтозов сельскохозяйственных животных.

       Наличие сведений об очагах инвазии в природе и знание  путей циркуляции инвазионного начала между природными и  синантропными очагами, является в ряде случаев основой при разработке конкретных планов оздоровительных мероприятий.

       Таким образом, возможность взаимозаражения гельминтами между дикими и домашними животными определяется наличием зараженности диких и домашних животных. Обнаружение у диких жвачных животных возбудителей эхинококкозов в Таджикистане представлено в таблице.

        Таблица 7

Инвазированность 16 видов диких животных: грызунов, плотоядных и  парнокопытных эхинококками в Республике Таджикистан

Вид животных

Зона республики

Исследовано животных

Заражено (голов)

ИИ (экз)

Кол-во

%

1

2

3

4

5

6

7

Мыши (домовая)

Долинная, предгорная, горная заповедник

200

26

  13,0

1 - 3

A.multilocularis (larvae),

E. granulosus (larvae)

Зайцев песчаника 

Предгорно- горная  заповедник

23

2

8,7

2 - 3

E. granulosus (larvae)

Тушканчики

Предгорно- горная  заповедник

17

2

11,7

1 - 3

E. granulosus (larvae)

Суслики

Предгорно-, горная  заповедник

16

1

6,2

1

A. multilocularis larvae

1

2

3

4

5

6

Большая песчанка

Предгорно-, горный  заповедник

17

1

5,8

1

E. granulosus (larvae)

Крыса серая

Долинная, предгорная

30

5

16,6

1-3

E. granulosus (larvae), A.multilocularis (larvae)

Барсук

Предгорно-, горная 

23

3

13,0

1 - 3

A.multilocularis (larvae)

Ондатра

Долинная (заповедник тигровая балка)

6

1

16,6

1 - 2

A.multilocularis (larvae)

Волк

Предгорная

15

11

73,3

Более 1 тыс.

E. granulosus (imago)

Шакал

Предгорная

13

4

30,7

Более 1 тыс.

E.granulosus,A. multilocularis (imago)

Лисиц

Предгорная

18

7

38,8

Более 1 тыс.

E.granulosus,A. multilocularis( imago)

Бухарский олень

Предгорная

7

2

28,5

3 - 4

E. granulosus (larvae)

Архар

Горная

4

1

25,0

3 - 4

E. granulosus (larvae)

Кабан

Предгорная

13

10

76,7

5 - 7

E. granulosus (larvae)

Из 16 сусликов у одного обнаружили цисту альвеококка, из 6 вскрытых ондатр у одной, а у 23х барсуков было 3 цисты эхинококка. Из 13 вскрытых кабанов, у 10 обнаружили цисты эхинококков в печени и легких, а также эхинококки обнаружены у бухарских оленей из 7 вскрытых  у 2-х и горных баранов (архаров) из 4-х у 1-го.

Таким образом, нами найдены половозрелые и ларвальные эхинококки и альвеококки у следующих животных:

1. Echinococcus granulosus imago (Batsch, 1786, Rudolphi, 1801) у волка, шакала, лисицы.

Echinococcus granulosus (larvae) - дикого кабана, дикого барана, бухарского оленя.

2. Alveococcus multilocularis  К.И.Абуладзе(1959) у шакала, лисицы.

Alveococcus multilocularis (larvae) - серой крысы, суслика, ондатры, барсука. 

Анализируя полученные данные можно констатировать, что представители дикой фауны в Республике Таджикистан являются резервуарами и переносчиками эхинококкозной и альвеококкозной инвазии и, несомненно, играют не последнюю роль в эпизоотическом процессе при ларвальных тениидозах.

Цикл развития эхинококка может протекать по схеме «собака - домашние животные – собака»; «волк - кабан - волк».

Таким образом в республике имеются природные очаги эхинококкоза и альвеококкоза, что нужно учитывать при проведении мер борьбы с эхинококкозом домашних животных и человека.

Прижизненная диагностика эхинококкоза животных

При диагностике цистного эхинококкоза используют методы прямой и непрямой идентификации возбудителя.

  Иммунологическая диагностика - одно из основных направлений в области диагностики гельминтозов, в т.ч. эхинококкозов, в направлении которой  многие годы ведутся интенсивные исследования, как в нашей стране, так и за рубежом.

Большое количество их посвящено аллергической внутрикожной, подкожной реакции.

Большим признанием специалистов пользовалась внутрикожная аллергическая реакция (ВАР) или реакция Казони.

Для определения аллергической реакции при эхинококкозе человека и животных используются подкожное и внутрикожное введение антигена.

Механизм кожной чувствительности в ответ на введение антигенов (аллергенов) до конца не выяснен.

Сухой порошкообразный антиген из протосколексов E.granulosus, приготовленный по методике Казахского НИВИ, применяли при эхинококкозе в разведениях на физрастворе 1:1500 или 1:750, вводилось 0,2 мл антигена внутрикожно в подхвостовую складку овец. Результаты опытов показали - более четкие результаты были получены при введении антигена в разведении 1:750, поэтому  использование ВАР рекомендовано для массового применения.

(Kurashvili, 1988).

Нами было проведено обследование  внутрикожной аллергической реакцией с антигеном Казахского НИВИ 1011 овец разных возрастов, поступившие на убой в Душанбинском мясокомбинате из разных хозяйств Республики. (Табл. 8.)

Таблица 8

Результаты диагностического аллергического обследования овец разного

возраста на эхинококкоз

Возрастные группы

Количество обследованных

Результаты аллергической пробы

Обнаружены цисты эхинококков

абс

%

абс

%

Овцы 3-5 лет

920

854

92,8

790

92,5

Молодняк 18 - 20 мес.

80

58

72,5

36

62,0

Ягнята 5 - 6 мес.

11

-

-

-

-

Всего

1011

912

90,2

826

90,6

Выявили 912 положительных реакций, тогда как при вскрытии ларвоцисты эхинококка не обнаружены у 826 овец (90,2%). Специфичность реакции колебалась до 90,6%. Считаем, что ВАР можно применять для выявления цистного гидатидоза.

       Специфичность аллергена для диагностики эхинококкоза крупного рогатого скота изучали в хозяйстве «Гиссар» Гиссарского района на 12 предубойных животных в возрасте 3-7 лет  с последующей проверкой по результатам вскрытия.

       Аллерген вводили внутрикожно в область подхвостной складки  быкам, и средней трети шеи коровам в дозе 0,5 мл, шприцом с иглой для внутрикожного введения. За животными наблюдали в течение 18 часов.

       Учет реакций проводили через 3 часа после введения аллергена, измеряя кутиметром толщину кожной складки на месте инъекции. Результаты испытаний свидетельствуют о активности аллергена (таблица №9).

Таблица 9

Проявление реакций на введение аллергена для диагностики эхинококкоза крупного рогатого скота

№ животного

Место введения препарата

Увеличение кожной складки против нормы на месте инъекции

Реакция

9081

Подхвостовая складка (быки)

В 4 раза

+ +

9071

// - // - // - //

В 3 раза

+ +

9013

// - // - // - //

В норме

- -

9061

// - // - // - //

В 2 раза

+ +

9017

// - // - // - //

В 3 раза

+ +

9007

// - // - // - //

В норме

- -

9018

Средняя треть шеи (коровы)

4 мм

+ +

9040

// - // - // - //

5 мм

+ +

9033

// - // - // - //

7 мм

+ +

9070

// - // - // - //

6 мм

+ +

9063

// - // - // - //

2 мм

- -

9061

// - // - // - //

4 мм

+ +

       На месте введения препарата появлялась воспалительная припухлость в виде плотного отека с ярко выраженным контуром плотной консистенции.  Утолщение кожной складки при введении аллергена быкам в подхвостовую складку составило 2 - 4 раза, среднюю треть шеи коровам - 3 - 7 мм.

       Таким образом, эхиноаллерген является довольно специфичным и активным, который составляет от 66,6% до 83,3%.

Химиопрофилактика

Нас интересовала постимагинальная (Р.С.Шульц и С.Н.Боев,1948) профилактическая дегельминтизация собак, заключающаяся в том, что при даче животным антигельминтика малыми часто повторяемыми (в течение многих дней) дозами у гельминтов нарушается половая функция, прекращается образование и выделение яиц паразитов и рассеивание их во внешней среде, наступает гибель и удаление паразитов.

Пролонгированная химиопрофилактика Действие препаратов основано на постепенном диффундировании из места нахождения(до 4 мес. и более), таким образом защищая животных от возбудителей заболеваний. Так лекарственная форма из силиконового каучука с празиквантелом в соотношении 10:1 у подопытных животных не вызывала заражения через 18 дней после вшивания имплантата под кожу(М.Н.Белоусов, А.Е. Добротворский, 1984).

В другом опыте на базе Таджикский НИВИ в 1990 - 1991 гг. нами (Ш.Ш.Разиков., М.Н.Белоусов., В.Б.Ястреб) при экспериментальном эхинококкозе собак изучалось химиотерапевтическое действие 10% силиконовой суспензии, которую вводили подкожно в течение 4 месяцев. Собаки не выделяли яиц E.granulosus вследствие угнетения развития цепней, так как они не достигали  половозрелой стадии и погибали.  Подкожно введённая 10% силиконовая суспензия азинокса или суспензия с отвердителем (азинпрол) в дозах 25 и 50 мг/кг ДВ предотвращали заражения собак E.granulosus в течение 3-6 месяцев. Полевой опыт на 76 чабанских собаках показал, что четырехкратная обработка с  трехмесячным интервалом силиконовой суспензией в дозе 20 мг/кг ДВ было эффективной в профилактике эхинококкоза на 93,7 - 100%. Двукратная обработка с шестимесячным интервалом азинпролом в дозах 25 и 30 мг/кг на 88,6 и 100% соответственно.

В дальнейшем было установлено, что подкожная инъекция собакам 10% силиконовой суспензии празиквантела может обеспечивать надежный химиотерапевтический эффект в течение 4 месяцев (срок наблюдений) по защите пастбищ от контаминации яйцами эхинококков и других цестод (М.Н.Белоусов., А.К. Журавец, 1986; М.Н.Белоусов, 1987). Исследования показали, что метод подкожной имплантации собакам празиквантела в силиконовом каучуке с помощью инъекционной иглы превосходит по простоте и надежности метод вшивания имплантата, исключено выпадение имплантата.

Однако, тема подкожной имплантации антигельминтиков не вышла за пределы экспериментального изучения, но полученные результаты являются предпосылкой для дальнейшего совершенствования пролонгированной химиопрофилактики гельминтозов.

Основные источники и факторы, обусловливающие распространение бовисного цистицеркоза

В эпизоотологии цистицеркоза крупного рогатого скота в предгорных хозяйствах интенсивного типа все более важное значение приобретают сточные воды городов, арычные проточные воды, что связано с их широким использованием для орошения культурных пастбищ и посевов кормовых культур, а также отсутствием надежного обеззараживания сточных вод на современных очистных сооружениях (H.Prister et al., 1975; Г.Е.Мерзлая, 1978 и др.).

Бовисный цистицеркоз регистрируется чаще там, где нарушаются санитарные требования по уходу и содержанию животных. Это относится и к персоналу, который не пользуясь туалетами, рассеивают инвазионные начала по  территории ферм или внутри ферм. Возможно заражения телят и коров через руки ухаживающих лиц, загрязненные яйцами цестод, животные заражаются облизывая руки инвазионного человека. Установлен факт распространения финноза бригадами строителей ферм, пребывающих из разных республик и краев, организованный и неорганизованный выезд жителей городов в сельскую местность на сезонные работы и отдых.

Возможность заражения животных может быть обусловлена  условиями их содержания: в связи с тем, что индивидуальный скот находится в худших санитарных условиях (выпас по обочинам дорог, большой контакт с населением, использование под пастбища полей орошаемых арычными и сточными водами и т.д.), он видимо чаще подвергается заражению цистицеркозом.

В интенсивности бовисного цистицеркоза и его распространении большое значение имеют бытовые  навыки, характер питания населения. Существующий в ряде районов обычай готовить блюда из сырого и полусырого мяса (шашлык, манту) благоприятствует распространению инвазии.

Источником инвазирования животных во всех случаях является зараженный бычьим цепнем человек. Передача возбудителя  от человека животным может быть прямой, либо косвенной. Наиболее распространен косвенный путь передачи - через загрязненные корма, воду, почву, сточные воды, неблагоустроенные или содержащиеся в антисанитарном состоянии «отхожие места». На фермах люди и животные могут быть механическими разносчиками инвазии так же, какие дикие птицы и насекомые - копрофаги.

Собственное исследование и литературные данные показали, что основным источником орошения кормовых угодий пригородных хозяйств являются местные водные ресурсы, в которых большой удельный вес занимают сточные воды городов и арычные воды.

Анализ эпидемической ситуации по гельминтозам в городе Душанбе и районах республиканского подчинения указывает на то, что вследствие высокой пораженности населения гельминтозами, сточные воды также содержат значительное количество яиц гельминтов человека.

Таблица 10 

Зараженность населения гельминтами в городе Душанбе и районах республиканского подчинения по данным Республиканской СЭС

за 2000 - 2005 гг.

Наименование заболевания

Зараженность населения (на 100 тыс. человек)

г. Душанбе

П.г.т.Сомониён

г.Вахдат

П.г.т.Гиссар

г.Турсунзаде

Аскаридоз

0,15

0,06

1,53

0,25

0,09

Энтеробиоз

0,12

0,05

3,12

2,86

0,14

Тениаринхоз

0,02

0,03

0,02

0,38

0,22

Трихоцефалез

0,01

0,04

1,79

0,01

0,02

Тениидоз

0,01

0,01

0,03

0,01

0,01

Гиминолепидоз

0,56

0,36

1,52

1,60

1,08

Представленные данные свидетельствуют о достаточно высокой зараженности населения гельминтозами, в том числе и тениаринхозом, что соответственно обуславливает и высокое содержание яиц в сточных водах названных городов, имеющих тенденцию к росту объема как бытовых сточных вод, так и вод коммунально-бытовых предприятий. В условиях Таджикистана во многих поселках и п.г.т. практикуется сброс сточных вод в открытые водоемы. Загрязненная бытовыми стоками вода используется для полива культурных пастбищ.

Лабораторно-гельминтологический анализ проб сточной и арычной воды показал, что вместе с ними в открытые водоемы заносятся и яйца гельминтов, в том числе и тениид.

Таблица 11 

Загрязненность яйцами тениид сточных и арычных вод, используемых для полива культурных пастбищ

Исследуемый объект

Исследовано проб

Обнаружено яиц тениид

Всего

В пересчете на 1 м3

Сточные воды

210

10

23,80

Арычная вода

73

15

102,74

Примечание: объем 1 пробы сточных вод - 2,0 л,

объем 1 пробы почвы - 200,0 г.

Эпизоотологическими исследованиями установлено, что среди скота, сдаваемого на мясокомбинаты из пригородных откормочных хозяйств, ежегодно выявляются десятки животных инвазированных C.bovis.

В данных хозяйствах предусмотрено регулярное медицинское обследование обслуживающего персонала, дегельминтизация больных, наличие оборудованных туалетов в санпропускниках и кормоцехах, что исключает возможность инвазирования кормов и воды -  основных факторов передачи инвазии – яиц бычьего цепня животным.

Обследования эпидслужбой всех категорий работников животноводства указанных хозяйств, в той или иной мере участвующих в процессе производства говядины, методами овоскопии и опроса, не выявили больных тениаринхозом.

В то же время установлена значительная пораженность населения г.Душанбе и ряда районов республики тениаринхозом. Существующая система очистки сточных вод в ряде городов в основном механическая. Загрязненные инвазионным началом сточные воды бесконтрольно  сбрасываются в неочищенном виде в открытые водоемы, используемые для орошения сенокосных угодий.

В таких случаях молодняк пригородных откормочных предприятий имеет косвенный или прямой контакт с пастбищами, орошаемыми сточными водами и неудовлетворительным в санитарном отношении водопоем.

Необходимо отметить, что опасность заражения скота цистицеркозом через сточные воды сохраняется и после ее очистки, а также после значительного разбавления их водой из открытых водоемов, в которые сбрасываются сточные воды.

Нашими исследованиям установлено, что основным фактором, способствующим распространению цистицеркоза в пригородных предприятиях по доращиванию и откорму молодняка, в частности в хозяйствах г.Вахдат, являются городские сточные воды. Неблагополучие по цистицеркозу крупного рогатого скота комплекса по заключительному откорму также молодняка МХП «Ленинский» района Рудаки связано с завозом в него уже зараженных животных.

Сезонная и возрастная динамика инвазированности животных бовисными цистицерками

Изучение сезонной и возрастной динамики бовисного цистицеркоза имеет значение для выяснения сроков заражения животных, что соответственно дает возможность более рационально планировать и проводить противоцистицеркозные мероприятия.

Материалы и методы

Степень распространения цистицеркоза крупного рогатого скота в хозяйствах различного типа, содержания и разведения животных на территории большинства районов республики изучали в течение 1985 - 2005 гг. непосредственно путем послеубойного осмотра туш и органов животных на Душанбинском мясоконсервном комбинате и на районных бойнях. Распространение цистицеркоза в условиях высокогорья изучали в течение 2000 - 2005 гг. на Хорогском мясокомбинате и в Мургабской районной бойне. При исследовании туш на цистицеркоз использовали «Правила ветеринарного осмотра убойных животных и ветеринарно-санитарной экспертизы мяса и мясных продуктов» («Ветеринарное законодательство», 1979). Пол и возраст животных устанавливался по гуртовым ведомостям поставщиков скота.

Сезонную и возрастную инвазированность крупного рогатого скота цистицерками изучали по результатам ветеринарно-санитарной экспертизы животных трех возрастов - молодняка до 1 года, молодняка 1-2 лет и взрослых животных по сезонам года.

Результаты исследований

Для выяснения сезонной зараженности животных бовисными цистицерками проанализировали данные послеубойной экспертизы 31916 голов крупного рогатого скота, поступавшего на убой из хозяйств Курган-Тюбинской, Кулябской областей и районов республиканского подчинения на Душанбинский мясоконсервный комбинат; учитывали и результаты осмотра туш в некоторых районных бойнях. Нашими исследованиями установлено, что практически во всех областях республики крупный рогатый скот был поражен бовисным цистицерками.(см. табл.).

Таблица 12

Зараженность крупного рогатого скота бовисным цистицеркозом  по областям Республики Таджикистан в 2000-2005 гг

Административные субъекты

Количество исследованных животных (гол)

Экстенсинвазированность

В т.ч. зараженных (гол)

В процентах к общему количеству пораженных животных

Районы республиканского подчинения

25212

23

0,09

Курган-Тюбинская область

4152

1

0,02

Кулябская область

2545

9

0,35

Горно-Бадахшанская Автономная область

1007

12

1,19

По республике

31916

45

0,14

Цистицеркоз обнаруживали в указанный период практически во всех зонах республики, причем большее число пораженных животных отмечали в Горно-Бадахшанской автономной области (12(1.19%) из 1007 обследованных туш животных), и Кулябской области 90 (35%) из 2545, а также других областей и районов. В целом по республике пораженность скота бовисным цистицеркозом составила 0,14%, что указывает на слабый уровень организации ветеринарно-санитарных и медико-санитарных профилактических  мероприятий при этом заболевании.

Экстенсивность бовисного цистицеркоза в 2000 г.  по сезонам составила в среднем по республике 0,095%, а в отдельные кварталы колебалась от 0,1% во 2-ом до 0,5% в 3-ем. Наибольшее количество инвазированных животных выявляли во 2 и 3, наименьшее в 4 квартале.

Распространенность бовисного цистицеркоза среди крупного рогатого скота, поступающего из долинных и предгорно-горных зон республики на Душанбинский мясоконсервный комбинат с учетом возраста и пола животных показана в таблице 13.

Таблица 13

Распространение бовисного цистицеркоза крупного рогатого скота разного возраста, поступающего на убой из долинных и предгорно-горных зон республики на Душанбинский мясокомбинат в период с 2000 по 2005 гг.

Наименование районов и областей

Осмотрено туш от взрослых животных

Осмотрено туш от молодняка крупного рогатого скота

Кол-ва

бычков

Выявлено зараженных животных

Кол-ва

телок

Выявлено зараженных животных

Кол-во голов

Выявлено

Туш

%

Туш

%

Туш

%

Районы республиканского подчинения

7354

3

0,04

16816

20

0,12

42

-

-

Курган-Тюбинская область

1820

1

0,05

2294

-

-

42

-

-

Кулябская область

1562

6

0,39

932

3

0,33

56

-

-

По республике

10736

10

0,093

20042

23

0,11

140

-

-

Зараженность взрослых животных, в том числе коров, в районах республиканского подчинения составила 0,04%; в Кулябской области - 0,39%. Среди бычков, поступающих из хозяйств долинных и предгорно-горных зон в возрасте 1,5 - 4 лет, зараженность  составляла 0,11%, а у телок случаев цистицеркоза не установлено. Однако численность осмотренных туш от телок была мала, в 143 раза меньше чем бычков.

Для определения уровня распространения среди скота бовисного цистицеркоза в условиях высокогорья, Горно-Бадахшанской автономной области и Восточного и Западного Памира исследования провели с 1986 по 1987 гг. 1007 голов крупного рогатого скота и яков государственного и частного секторов.

Следует отметить, что как правило, скот на убой в этом регионе поступает в возрасте старше 3-х лет. По данным Хорогского мясокомбината среди взрослого крупного рогатого скота встречаемость бовисного цистицеркоза составила 0,22%, а у яков 2,6% от числа осмотренных туш. Выделялась пораженность цистицерками туш  частного скота, составляющая 11,3%. В то же время случаев цистицеркоза у яков в условиях Восточного Памира нами не установлено.(табл. 14)

Таблица 14

Распространенность бовисного цистицеркоза крупного рогатого скота в Горно-Бадахшанской автономной области.

Наименование пунктов убоя животных

Осмотрено туш от крупного рогатого скота

Осмотрено туш от яков

Кол-во

Выявлено

Кол-ва

телок

Выявлено зараженных животных

Туш

%

Туш

%

1

Хорогский мясокомбинат (Западный Памир)

452

1

0,22

78

2

2,6

2

Подворный убой

80

9

11,3

-

-

-

3

Мургабская бойня (Восточная бойня)

-

-

-

397

-

-

Итого

532

10

1,8

475

2

0,42

Исследование крупного рогатого скота на цистицеркоз в указанной зоне проводили практически во все сезоны года.

Таблица 15

Распространенность бовисного цистицеркоза среди крупного рогатого скота по сезонам года за период с 2000 по 2005 гг.

№№

Сезон года

Количество исследованных туш животных

Экстенсинвазированность

Количества пораженных животных, туш

В процентах к количеству исследованных

1

Зима

8398

8

0,095

2

Весна

10597

19

0,18

3

Лето

9218

17

0,18

4

Осень

3703

1

0,03

Итого

31916

45

0,14

Из представленных данных следует, что резко выраженных колебаний в сезонной динамике цистицеркоза не наблюдается, т.е. животные могут заражаться в любое время года. Однако инвазия, как правило, выше весной и летом, а это говорит о том, что заражение животных происходит чаще в пастбищный период.

Анализ литературных данных и наших собственных исследований относительно особенностей существующих в республике технологий ведения животноводства в соответствующих климатогеографических условиях позволяет заключить, что распространение цистицеркоза крупного рогатого скота и яков в первую очередь обусловливается слабым уровнем личной гигиены обслуживающего персонала, загрязненности сточных вод и пастбищ человеческими фекалиями. Известно, что яйца T.saginatus обладают большой устойчивостью к воздействию факторов внешней среды. Они хорошо переносят низкие температуры, а под снежным покровом могут перезимовать и лишь облучение прямыми солнечными лучами в некоторой степени способно оказать воздействие на их жизнеспособность.

Многие исследователи отмечают, что в основном заражение людей происходит в III и IV квартале, когда осуществляется массовый убой скота. Организация в этот период массовых гуляний, праздников и т.д.  способствует заражению тениаринхозом большого числа людей.

Мы отметили, что одним из факторов передачи инвазии в условиях Горно-Бадахшанской автономной области является широко распространенный национальный обычай коренных жителей употреблять в пищу недоваренное мясо, причем дети и женщины заражаются тениаринхозом при снятии пробы во время приготовления мясных блюд. Мы полагаем здесь распространение инвазии, так как санитарно-гигиенические показатели еще на недостаточном уровне. В свою очередь, тесный контакт животных с инвазионным началом на ограниченной территории  обуславливает  напряженную эпизоотическую ситуацию по этому гельминтозоонозу.

Таким образом, в этих условиях восприимчивыми к инвазии можно считать все возрастные группы крупного рогатого скота и яков. Их заражение может происходить практически во все сезоны года.

По нашему мнению, одной из причин высокой экстенсивности инвазии весной и летом является также то, что этот период характеризуется наиболее оптимальными для выживания яиц T.saginatus температурами окружающей среды. Животные, ослабленные после длительной зимовки и испытывающие белково-витаминно-минеральный дефицит, склонны облизывать во время пастьбы экскременты человека. В то же время у яков в связи с их круглогодичным содержанием под открытым небом предпосылки к заражению цистицеркозом значительно шире.

Причины и профилактика бовисного цистицеркоза в зонах развитого яководства

       Человек длительное время (иногда в течение ряда лет) болея тениаринхозом, может заразить большое количество скота. Эта опасность особенно возрастает в предгорно-горных зонах республики, где животные практически круглый год находятся на пастбище. В свою очередь, цистицеркоз животных являются единственным источником заражения человека тениаринхозом.

       В комплексе ветеринарных и медицинских мероприятий нами были изучены следующие вопросы: химиопрофилактика тениаринхоза среди персонала животноводческих хозяйств, как важный фактор предупреждения заражения крупного рогатого скота и яков цистицеркозом; изучение эпизоотической ситуации по цистицеркозу крупного рогатого скота и яков; роль санитарного состояния пастбищ в эпизоотологии цистицеркоза крупного рогатого скота и яков; роль подворного убоя скота в эпидемиологии тениаринхоза; санитарное состояние молочно-товарных ферм.

       По многочисленным проверкам, проведенным нами на рынках и бойнях в разных районах и мясокомбинате г.Хорог Горно-Бадахшанской автономной области, уровень ветсанэксперртизы не соответствует требованиям ветеринарного законодательства. Осмотр жевательных мышц и сердца на финноз осуществляется, как правило, некачественно. Кроме того, неукомплектованность штата ветспециалистов в период массового убоя скота также сказывается на эффективности ветсанэкспертизы. Так, на Хорогском мясокомбинате экспертизу на цистицеркоз осуществляет лишь один ветврач, и поэтому, при массовом убое скота возможен пропуск пораженных туш, при этом на второй точке экспертизы - ливерах происходит их обезличка, и в случае обнаружения финноза не всегда удается найти и изъять финнозную тушу. При слабой интенсивности инвазии, единичные финны часто локализуются в тех мышцах, которые не подлежат осмотру, например мышцы шеи. Этот факт мы отмечали при экспериментальном заражении яков. Жевательные мышцы были поражены в меньшей степени по сравнению с другими группами мышц, что обусловливает то, что в общественное питание может поступать финнозное мясо.

       Важным фактором распространения цистицеркоза в сельской местности следует считать подворный убой скота и реализацию мяса без ветеринарного осмотра. Выявленные туши не обеззараживаются замораживанием, проваркой и просолкой.

       Анализ сложившейся в республике системы противотениаринхозных мероприятий выявил ряд недостатков, которые затрудняют ликвидацию тениаринхоза в этом регионе, в частности в предгорной и горной зонах. В первую очередь из них следующие, которые подлежат устранению в первую очередь:

  • проведение опроса населения с целью выявления носителей бычьего цепня;
  • частичное исследование методом перианального соскоба лиц, обслуживающих животноводство;
  • низкий ветеринарно-санитарный уровень, особенно на фермах экстенсивного типа содержания животных, прифермских участков и пастбищ, что способствует в целом широкому рассеиванию инвазии в окружающей среде;
  • недостаточно организованная и часто лишь формально проводимая ветеринарно-санитарная экспертиза говяжьих туш и яков на финноз на районных бойнях и в частном секторе.

Чтобы предупредить заражение скота финнами, необходимо исключить контакт его с экскрементами человека. Это возможно лишь при наличии благоустроенных туалетов в каждом дворе населенного пункта и особенно на животноводческих фермах.

Одним из серьезных упущений, сказывающихся на успехе борьбы с тениаринхозом и финнозом в республике, является недостаточно тесное сотрудничество в этом направлении медицинских и ветеринарных органов. В зонах широкого распространения тениаринхоза и финноза  необходимо создание специальных комиссий из ветеринарных и медицинских специалистов и представителей исполнительных органов для руководства проведения оздоровительных мероприятий и санпросветработы.

Профилактика тениаринхоза в зонах развитого яководства

Тениаринхоз в Республике Таджикистан распространен неравномерно как среди городского и сельского, так среди населения горных и долинных зон. Заболевание носит очаговый характер, причем в сельской местности очагов, как правило, в десятки раз больше чем в городах и поселках городского типа. В горной и долинной зонах республики степень его распространения также различна.

Таким образом, в эпидемиологической цепи тениаринхоза в горных зонах республики участвуют: больной человек (окончательный хозяин), крупный рогатый скот и яки (промежуточные хозяева). Здоровый человек заражается тениаринхозом при употреблении в пищу не обезвреженного мяса скота и яков.

Наиболее неблагополучными районами по тениаринхозу в области являются Шугнанский, Рушанский и Ишкашимский, в которых пораженность населения находится в прямой зависимости от степени развития скотоводства. В Восточном Памире (Мургабский район) тениаринхоз не регистрируется, за исключением приезжих. Очаги тениаринхоза формируются как при наличии больных, так и при недостаточном объеме или низком качестве проводимых санитарно-профилактических мероприятий в районах развитого скотоводства, включая общественный и индивидуальный секторы.

Анализ эпидемиологической ситуации показал, что проводимые ежегодные мероприятия в зонах яководства по профилактике заболевания и лечению больных тениаринхозом - школьников, животноводов и других категорий обслуживающего персонала, не дают должного эффекта.

Анализируя отчетные данные областей СЭС и собственные исследования, можно заключить, что работа по борьбе с тениаринхозом в последние годы значительно активизировалась. Однако существует ряд причин, затрудняющих эффективную борьбу с тениаринхозом, которые необходимо устранить:

  • объем медицинского обследования работников животноводства не превышает 30%. Обследованию на тениаринхоз не всегда и не везде подвергаются даже доярки, скотники и приезжающие в СЭС для обследования на кишечную группу инфекций;
  • недостаточная эффективность лечения больных;
  • Слабая организация и недостаточное проведение санпросветработы по профилактике тениаринхоза. Об этом свидетельствует преимущественное заражение тениаринхозом домохозяек, а также детей и работников пищевых предприятий;
  • недостаточно организована своевременная информация хозяйств, неблагополучных по цистицеркозу, ветслужбой этих районов и работниками мясоперерабатывающей промышленности;
  • слабо организовано взаимодействие в плане борьбы с этим гельминтозоонозом работников ветеринарной службы и органов здравоохранения.

Причины и профилактика цистицеркоза яков и тениаринхоза в Республике Таджикистан

       Комплекс ветеринарно-санитарных мероприятий и медико-санитарных мероприятий, основан на знании биологии паразита, его жизненного цикла, особенностей распространения в том или ином регионе, и базируется как на ограждении заболевания человека тениаринхозом, так и на предупреждении инвазирования крупного рогатого скота и яков цистицеркозом.

Современные данные по эпизоотологии цистицеркоза позволяют добавить к ранее известному, что в условиях(наряду с традиционными) интенсивного скотоводства, возросла роль косвенных факторов перед инвазией, то есть  в системе профилактических мероприятий увеличивается перечень объектов, подлежащих санитарному контролю и это в первую очередь городские сточные воды. Важность этого фактора в эпизоотологии бовисного цистицеркоза объясняется тем, что при организации кормовой базы в пригородных скотоводческих хозяйствах все чаще используется лугопастбищный травостой с земледельческих полей орошения. В свою очередь, организация в республике крупных откормочных баз и животноводческих комплексов по производству говядины, акклиматизация яков в горных районах, а также наличие очагов инвазии создают предпосылки для распространения заболевания. В связи с этим, мероприятия по профилактике и борьбе с тениаринхозом, направленные на его полную ликвидацию, а также предупреждение финноза крупного рогатого скота и яков, должны проводить комплексно с учетом особенностей территориального распространения данной инвазии.

ВЫВОДЫ

  1. Эпизоотический процесс при эхинококкозе в Таджикистане поддерживается постоянно, т.к. фактор передачи возбудителя восприимчивому животному всегда имеется. Интенсивное проявление взаимодействия компонентов эпизоотического процесса при эхинококкозе овец в условиях Таджикистана происходит в конце мая - июне в период стрижки животных и при перегонах овец на зимние пастбища и обратно.
  2. В эпизоотологии и эпидемиологии эхинококкоза ведущую роль играют домашние животные. Зараженность овец составляет 76,4%, крупного рогатого скота 38,4%. С возрастом животных ЭИ возрастает до 90,4% у овец и до 48,3% у крупного рогатого скота.
  3. У овец в основном поражены печень - 51,0% и легкие - 39,9%. В 50% случаев встречается слабая ИИ (до 5 пузырей), в 36,6 случаев - средняя (до 10 пузырей) и в 13,6% - сильная. У крупного рогатого скота чаще поражены легкие - 56,2%, реже печень - 33,4% при средней ИИ - 9,1 цист. Наибольшее эпизоотическое значение имеют овцы. Наибольший процент цефалоцист выявлен у животных от 3 до 5 лет: 40 - 58% в долинной зоне республики и 48,2 - в предгорной. У крупного рогатого скота цефалоцисты встречались в 36,2 - 44,0% случаев.
  4. Зараженность собак цестодами достигает 100%, в т.ч.  эхинококками до 85%. Наибольшая экстенсинвазированность собак отмечена с декабря по март. При перегоне отар на летние пастбища и обратно происходит усиление перезаражения собак в результате вынужденного убоя животных в этот период, и неограниченного доступа собак к внутренним органам овец, пораженных ларвоцистами эхинококка. В течение эпизоотического процесса при эхинококкозе важную роль играют овцы 2-5 летнего возраста, зараженность которых варьирует от 25 до 100%.
  5. Половой зрелости эхинококки в организме собак 2-6 месячного возраста достигают через 55-58 суток, у 2,5 - 8 летнего - 58-65 суток. В летний период у щенков эхинококки на 10 - 12 дней быстрее достигают полового созревания, чем в зимний. Большая часть эхинококков паразитирует в средней трети тонкого кишечника.
  6. Во внешней среде яйца эхинококков способны выживать в течение 8 месяцев (срок наблюдений). Сильная контаминация почвы яйцами эхинококков наблюдается на прикошарной территории - от 47 до 100%, и скотопрогонных трассах - от15,8 до 30,0%.
  7. Дикие животные в Республике Таджикистан также играют роль в поддержании эпизоотического процесса при эхинококкозе, т.к., они являются также источником возбудителя инвазии - дефинитивными и промежуточными хозяевами. В условиях республики существует поддерживаемый природный очаг двух основных направлений трофической цепи: волк – кабан, шакал, лисица, барсук - шакал, лисица.
  8. Использование эхиноаллергена в качестве диагностикума является одним из путей своевременного выявления эхинококкозных животных и оздоровления хозяйств от этого гельминта.
  9. Антигельминтная эффективность дронцита и азинокса при тениидозах собак достигает 100%. Введение иммуномодулятора после дегельминтизации собак против эхинококка предохраняет их от заражения в течение 3-4 месяцев.
  10. Бовисный цистицеркоз в Таджикистане представляет важную социально-экономическую проблему, распространен  как в равнинной, так и высокогорной зонах.
  11. Основными факторами, обусловливающими распространение инвазий, являются: широкое использование для полива культурных кормовых угодий в пригородной зоне городских сточных и арычных вод, низкий санитарный уровень в зонах высокогорных автотрасс.
  12. Восприимчивы к бовисному цистицеркозу животные всех возрастных групп; заражение яков может осуществляться во все сезоны года, крупного рогатого скота преимущественно весной и летом.
  13. Заражение яков цистицеркозом возможно как через больных тениаринхозом чабанов и членов их семей, так и при пастьбе животных в зонах высокогорных автодорог, загрязненных фекалиями человека.
  14. При заражении яков яйцами T.saginatus, полученными от человека из равнинных очагов, цистицерки достигают инвазионной стадии и в условиях высокогорья.
  15. У яков наиболее интенсивно поражаются бовисными цистицерками мышцы языка и шеи. Основными факторами, обеспечивающими снижение распространения бовисного цистицеркоза, являются: организация закрытого типа содержания скота, сокращение сроков хозяйственного использования животных, высокий уровень контроля санитарного состояния пастбища и животноводческих ферм.

ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

На основе результатов многолетних научных исследований разработаны, апробированы и внедряются в практику нижеследующие предложения  по борьбе с наиболее распространенными гельминтозами в республике Таджикистан.

  1. Методические рекомендации. Гельминтозоонозы (эхинококкоз, ценуроз, тенуикольный цистицеркоз) и меры их профилактики в овцеводстве. Утверждены службой государственного ветеринарного надзора МСХ и ОП Республики Таджикистан 13.07.2007 г. Душанбе, - 22 с.
  2. Инструкция о мероприятиях по борьбе с паразитарными зоонозами животных в Республике Таджикистан. Утверждены службой государственного ветеринарного надзора МСХ и ОП Республики Таджикистан от 12.09.2008 г. Душанбе - 8 с.
  3. Учебно-методическое пособие по инвазионным болезням животных. Утверждено УМС Таджикского аграрного Университета, 2008 г., Душанбе - 40 с.
  4. Противоэпизоотические мероприятия по профилактике основных гельминтозов жвачных животных в Республике Таджикистан на 2009-2012 гг. Утверждены службой государственного ветеринарного надзора МСХ и ОП Республики Таджикистан 18.03.2009 г., Душанбе - 12 с.
  5. Методические рекомендации. «Мероприятия против ларвальных цестодозов в овцеводческих хозяйствах Республики Таджикистан.» Утверждены службой государственного ветеринарного надзора МСХ и ОП Республики Таджикистан от 2.XI..2009 г. Душанбе - 10 с.
  6. Определены основные пути и факторы распространения бовисного цистицеркоза у яков.
  7. Усовершенствованы правила ветеринарно-санитарной экспертизы туш яков.
  8. Разработаны рекомендации: «Меры борьбы и профилактики цистицеркоза крупного рогатого скота и яков в условиях Таджикистана».
  9. Результаты исследований по ветсанэкспертизе туш яков внедряются на Хорогском мясокомбинате, Мургабской бойне, лабораториях ветсанэкспертизы на рынках г.Хорога, при проведении профилактических мероприятий по борьбе с тениаринхозом и бовисным цистицеркозом в условиях высокогорья, зонах разведения яков.
  10. Результаты исследований по усовершенствованию ветсанэкспертизы туш яков на цистицеркоз и профилактике  бовисного цистицеркоза используются в учебном процессе по курсу «Ветеринарной паразитологии» и «Ветсанэкспертизы» в Таджикском аграрном Университете, лекционных и практических программах по паразитологии в высших, среднеспециальных учебных заведениях республики, на курсах повышения квалификации для практикующих ветеринарных врачей, работников лабораторий. Данные по эпизоотологии и эпидемиологии основных зоонозных гельминтозов используются, также, аналогичной службой административных органов в организации территориальных мер профилактики по системе обеспечения экологической безопасности населения.

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ

  1. Разиков Ш.Ш. Некоторые физиологические показатели при цистицеркозе//Тезисы докладов Республиканской научно – практической конференции  молодых ученных  и специалистов Таджикской ССР и Компартии Таджикистана. - Душанбе, 1984.- С.119-120.
  1. Разиков Ш.Ш.. К распространению цистицеркоза (финноза) крупного рогатого скота в животноводческих хозяйствах Гиссарской долины. Фармакодинамика и терапия незаразных и паразитарных заболеваний в животноводческих комплексах//Сборник научных трудов Тадж. НИВИ, - Душанбе, 1986. - С. 62-66.
  1. Разиков Ш.Ш.. Интенсивность поражения органов и мышечной ткани при экспериментальном заражении молодняка яков //Бюллетень Всесоюзного ордена Трудового красного знамени института гельминтологии имени К.И.Скрябина, вып. - 48,  Москва, 1987.- С. 64 – 67.
  1. Разиков Ш.Ш.. Выживаемость онкосфер бычьего цепня в условиях высокогорья//Материалы научно-производственной конференции посвященной 25-летию ветеринарного факультета. «Ирфон».- Душанбе, 1988. - С. 28.
  1. Разиков Ш.Ш. Особенности эпизоотологии финноза крупного рогатого скота и тениаринхоза в условиях Таджикистана. Совершенствование мер борьбы с болезнями с/х. животных в Таджикистане.// Разиков Ш.Ш., Курбанов Т., Леонова М.// Сборник научных трудов. Тадж. НИВИ. - Душанбе. 1988. - С. 40-45.
  1. Разиков Ш.Ш. Экспериментальное заражение молодняка яков яйцами Т.saqinatus. //Бюллетень Всесоюзного ордена Трудового красного знамени института гельминтологии имени К.И.Скрябина, вып. 51, Москва, 1989. - С.49 -52.
  1. Разиков Ш.Ш.. Профилактика бовисного цистицеркоза у яков Памира.//Рекомендации по профилактике бовисного цистицеркоза у яков Памира. - Душанбе, 1989.
  1. Разиков Ш.Ш. Изучение выживаемости яиц Т.saginatus  в зоне развитого  яководства. //Меры борьбы и профилактики с инфекционными и незаразными болезнями с/х. животных в Таджикистане.//Сборник научных трудов Тадж. НИВИ, - Душанбе, 1989. - С. 95 – 96.
  1. Разиков Ш.Ш. Способ диагностики цистицеркоза яков после убоя.// Разиков Ш.Ш., Ильясов И.Н. // Удостоверение на рационализаторское предложение. - Тадж. НИВИ. - Душанбе 1990.
  1. Разиков Ш.Ш. Аллергический метод диагностики эхинококкоза овец// Разиков Ш.Ш., Ритлингер М. // Тезисы докладов научно – практической конференции «Современное состояние и перспективы оздоровления хозяйств от эхинококкоза и цистицеркоза»,  Москва, 1990. -  С.  104 -106.
  1. Разиков Ш.Ш. Экспериментальное заражение собак различными штаммами эхинококков от с/х. животных Таджикистана.// Разиков Ш.Ш., Ритлингер М.// Тезисы докладов научно – практической конференции «Современное состояние и перспективы оздоровления хозяйств от эхинококкоза и цистицеркоза». -  Москва, 1990.- С. 108 – 111.
  1. Разиков Ш.Ш.. Эхинококкоз и ценуроз МРС в Таджикистане.//«Ветеринария» МСХ Таджикистана. - Душанбе, 2003 г. - С. 36 -37.
  1. Разиков Ш.Ш. Трематодозы овец в поливных зонах Таджикистана.//«Кишоварз» № 4, -Душанбе ТАУ, 2003. - С. 40 42.
  1. Разиков Ш.Ш.. Эхинококкоз овец.//«Кишоварз» № 4. - Душанбе ТАУ. 2003. - С. 42 - 43.
  1. Разиков Ш.Ш. Гельминтофауна собак Таджикистана.// Разиков Ш.Ш., Бабаева М.К. // «Актуальные проблемы болезней животных в современных условиях», материалы научно- практической конференции посвященной 60 –летию Тадж. НИВИ, 2003. - С. 13 – 14.
  1. Разиков Ш.Ш. К вопросу дифференциации неспецифических реакций на туберкулин с помощью симультанной аллергической проб // Разиков Ш.Ш., Хабибов А.Х., Сатторов И.Т. // «Актуальные проблемы болезней животных в современных условиях», материалы научно практической конференции, посвященной 60 –летию Тадж.НИВИ, 2003. - С. 17 – 18.
  1. Разиков Ш.Ш. О собаке.// Разиков Ш.Ш., Дильгерт Т.В., Зокирова С.З. // 60 –соли факултети зооинженери, мачмуъи корои илмии олимон. -  Душанбе 2003. - С. 86 - 88
  1. Разиков Ш.Ш. Эхинококкоз и ценуроз овец в Хатлонской области и организация оздоровительных мероприятий против этих заболеваний. // Разиков Ш.Ш., Шодмонов И.Ш., Зокирова С.З. // «Ветеринария» № 2, МСХ  Республика Таджикистан, 2004. - С. 34 - 36
  1. Разиков Ш.Ш. Роль собак в распространении социально опасных паразитарных зоонозов.// Разиков Ш.Ш., Зокирова С.З. // «Кишоварз» № 3. ТАУ, - Душанбе 2004. - С. 31-33.
  1. Разиков Ш.Ш. Дастури услуби оиди ташхиси бемории хоришаки айвонот.// Разиков Ш.Ш., Сахимов М.Р., Раимов Ф Ф.// Министерства сельского хозяйства Республики Таджикистан, Таджикский аграрный университет, - Душанбе 2005. -  С. 8.
  1. Разиков Ш.Ш. Случаи трихинеллеза в Республике.// Разиков Ш.Ш., Каримов С.С. «Ветеринария» № 1, - Душанбе,  2005. - С. 28-31.
  1. Разиков Ш.Ш. Новые сведения о распространении цистицеркоза (финноза) крупного рогатого скота. // Разиков Ш.Ш., Каримов С.С. // «Кишоварз» № 1. ДАТ, - Душанбе  2005. -  С. 42-43.
  1. Разиков Ш.Ш. Гельминты кишечника приотарных собак// Разиков Ш.Ш., Шодмонов И.Ш.// Проблемы развития животноводства в Таджикистане. Материалы научно-практической конференции, посвященной 90-летию со дня рождения академиика  Алиева Гуляма Алиевича. - Душанбе 2005. - С. 98 - 100.
  1. Разиков Ш.Ш., Шодмонов И., Нораев Р.Х. Паразитарные болезни лошадей в Республике// «Ветеринария» № 1 - Душанбе, 2005. - С. 29 – 31.
  1. Разиков Ш.Ш. Распространение, дифференциация и профилактика неспецифических реакций на туберкулин.// Разиков Ш.Ш., абибов А.Х., Шарипов А. // «Ветеринария» № 4, - Душанбе, 2005. - С. 22-24.
  1. Разиков Ш.Ш. Адъювант –вакцина эвак против инфекционного эпидидимита баранов. // Разиков Ш.Ш., Альбертиян М.П., Степнова  С.Н.// Журнал «Ветеринария» № 1 М.; 2005. -  С. 28-31.
  1. Разиков Ш.Ш. К распространенности фасциолеза крупного рогатого скота в Гиссарской долине.// Разиков Ш.Ш., Нораев Р. Ходжаев М.Дж.// Третья международная конференция посвященная 15 – летию независимости Республики Узбекистан и 80-летию со дня образования Уз. НИИ ветеринарии. -  Самарканд, 2006. - С. 35-37.
  1. Разиков Ш.Ш. Тавсияњо оиди пешгирии касалињои инвазионии њайвонот ва паррандањо.// Разиков Ш.Ш., Сахимов М. // Донишгоњи аграрии Тољикистон. Барномаи љонибдории инкишофи манотиќи кўњистон .(Проекти фонди Оѓохон). – Душанбе, 2006. – С. 32.
  1. Разиков Ш.Ш. Луати паразитологї. // Разиков Ш.Ш., Сахимов М.Р., Шодмонов И.Ш., Каримкулов А.А.// Донишгоњи аграрии Тољикистон. Барномаи љонибдории инкишофи манотиќи кўњистон. (Проекти фонди Оѓохон). Душанбе, 2006. -  С. 40.
  1. Разиков Ш.Ш. Гельминтологическая наука в Таджикистане и ее задачи на современном этапе.// Разиков Ш.Ш., Шодмонов И.Ш.//  Ветеринария, № 3, - Душанбе, 2006.- С.33-35
  1. Разиков Ш.Ш. цестодозы овец.// Разиков Ш.Ш., Шодмонов И.Ш., Кувватов М. // «Ветеринария», № 1, - 2007.- С. 29-32
  1. Разиков Ш.Ш. Гельминтозоонозы (эхинококкоз, ценуроз, тенуикольный цистицеркоз) и меры их профилактики в овцеводстве.// Разиков Ш.Ш., Шодмонов И.Ш.//  «Рассмотрено и одобрено» научно-техническим советом службы государственного ветеринарного надзора МСХ и ОП Республики Таджикистан от 13 июля 2007 г.
  1. Разиков Ш.Ш. Роль гельминтов в этиологии секундарных инфекций.// Разиков Ш.Ш., Имматшоев И.Х., Каримкулов А.А. // «Ветеринария», № 4, - Душанбе,  2007. - С. 35.
  1. Разиков Ш.Ш. Бемориои инвазионии айвонот.// Разиков Ш.Ш., Сахимов М.Р.  //Ташкилоти озуа ва кишоварзии Созмони Миллали Муттаид (ток СММ) бо Агентии Шветсия ва рушди байналмиллал (Sida), - Душанбе, 2008.
  1. Разиков Ш.Ш. Эпизоотологический мониторинг фасциолеза крупного рогатого скота в Гиссарской долине Республики Таджикистан.// Разиков Ш.Ш., Ходжаев М.Дж. // Российский паразитологический журнал, № 4, 2008. – С. 58-61.
  1. Разиков Ш.Ш. Дорушиносии тибби ветеринарї. // Разиков Ш.Ш., Сафаров Г.С., Хасанов Н.Р.// Донишгоњи аграрии Тољикистон, - Душанбе 2009.
  1. Разиков Ш.Ш. Выживаемость яиц тениид во внешней среде в различных природных зонах с учетом сезонов года.//Российский паразитологический журнал №2, - 2009. - С. 39-43. 
  1. Разиков Ш.Ш., Некоторые факторы, влияющие на распространение эхинококкоза животных в юго-западных районах Таджикистана.//Материалы доклада научной конференции «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями»  – 2009. – С. 310.
  1. Разиков Ш.Ш.. Эпизоотология и эпидемиология эхинококкоза в Таджикистане.// «Ветеринарная патология» №3 М.: 2009 - С. 80-82. 
  1. Разиков Ш.Ш.. Сезонная и возрастная динамика, зараженность приотарных, сельских и городских собак эхинококками в условиях Таджикистана.// «Российский паразитологический журнал» № 2 М., 2010. - С. 68-70.
  1. Разиков Ш.Ш.. Сроки развития Echinococcus granulosus у собак  разного возраста летом и зимой.// «Российский паразитологический журнал» № 1 М., 2010. - С. 48-50.
  1. Разиков Ш.Ш. Природная и очаговая роль диких животных (плотоядных, парнокопытных и грызунов) в эпизоотологии эхинококкоза. // Разиков Ш.Ш., Шодмонов И.Ш., Назарова О., Адылова М.Х.// Сб. научн. трудов. научно-производственное предприятие «Биологические предприятие» ТАСХН. – Душанбе, 2009.
  2. Разиков Ш.Ш. Основные источники и факторы обусловливающие распространение бовисного цистицеркоза в Республике Таджикистан//Доклады Таджикской Академии сельскохозяйственных наук №1 – Душанбе, 2010, – С. 57-60.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.