WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Кашина Галина Васильевна

эколого-Токсикологические  основы системы  защиты    медоносных  пчел  от  болезней  и  вредителей

  03.00.16 - экология

Автореферат

диссертации  на соискание ученой степени

доктора биологических  наук

Красноярск - 2009

Работа выполнена в отделе пчеловодства Всероссийского научно-исследовательского института ветеринарной энтомологии и арахнологии, лаборатории пчеловодства  Новосибирской зональной плодово-ягодной опытной станции им. И.В. Мичурина  СО РАСХН, на кафедре акушерства и зоогигиены Института прикладной биотехнологии и ветеринарной медицины  ФГОУ  ВПО  «Красноярский государственный аграрный  университет»

 

Официальные оппоненты:

доктор биологических наук, профессор  Машанов Александр Иннокентиевич

доктор биологических наук, профессор  Мотовилов Константин Яковлевич

доктор биологических наук, профессор  Бокова Татьяна Ивановна

   Ведущая организация  - ГНУ  Институт водных и экологических проблем Сибирского отделения РАН, г. Барнаул

 

Защита диссертации состоится  « 10 » декабря 2009 г., в_9_часов на

заседании диссертационного совета Д 220.037.01 при ФГОУ ВПО

«Красноярский  государственный аграрный университет» по адресу:  660049,

г. Красноярск, проспект Мира,90.

Тел/факс: 8(391) 227-87-52

  С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ  ВПО

«Красноярский  государственнный аграрный университет»

  Автореферат разослан  «___»  ______ 2009 г.

  Ученый секретарь диссертационного совета  Полонская Д.Е

       

Актуальность проблемы. Жизнеспособность и продуктивность медоносных пчел во многом определяется экологическим состоянием окружающей природной среды. Результаты  отечественных и зарубежных  исследований свидетельствуют, что ксенобиотики определяют разнообразные формы взаимодействия с организмом животных, в т.ч. и пчел: от возникновения различных заболеваний и неспецифических изменений реактивности до влияния на наследственные свойства генетического потенциала роста и развития, и репродуктивную систему (К. Рейли, 1985; М.Н. Аргунов, 1998;  A.M. Смирнов, М.А. Симецкий, Г.А. Таланов, 2001; Н.Н. Гугушвили, 2001; А.В. Караулов, 2001; И.В.  Жуков, 2002; А.С. Кашин, 2002; А.Г. Шахов, М.Н. Аргунов, B.C. Бузлама, 2003; A.M. Гертман, К.Х. Папуниди, 2004; А.И. Никитин, 2005;  Ю.А. Макаров с соавт., 2006).

На фоне хронического комбинированного антропрессинга экотоксикантов малой интенсивности у популяции медоносных пчел развиваются вторичные иммунодефициты ((Ю.Н.Федоров, О.А. Верховский с соавт., 2000; Ю.Н. Федоров, 2006), что создает благоприятные условия для развития неспецифических инфекционно-клинических заболеваний в различных сочетаниях и ассоциациях. В качестве этиологического фактора могут выступать представители условно патогенной микрофлоры, отдельные  вирусы являющиеся естественной микрофлорой организма насекомых (С.И. Джупина, 2001; В.П. Сергиев, 2006).

Вместе с тем, многофакторное загрязнение агробиоценоза экотоксикантами через трофические цепи сказывается негативно на качестве продуктов пчеловодства: меда, воска, пыльцы, перги, прополиса, пчелиного яда и маточного молочка. Удельный вес образцов импортируемого меда и продуктов пчеловодства, не отвечающих гигиеническим нормативам по санитарно-химическим показателям за 1995-2005 гг. составил 6,50 - 9,60% и отечественного, соответственно, 7,95 – 8,42% (В.М. Позняковский с соавт., 2007). 

Вышеизложенное явилось основанием для выполнения настоящих исследований в рамках задания программ (03.02.03.; 03.02.05) фундаментальных и приоритетных прикладных исследований по научному обеспечению развития АПК РФ  №; № гос. Регистрации 0182.8020555; 0182.502.0558, а также Республиканской комплексной программы «Охрана здоровья матери и ребенка в Алтайском крае» (решение Алтайского крайисполкома № 448 от 29.12.1989 г),  в которой автор была ответственным исполнителем.

Цель - разработать методические подходы экотоксикологического и  эпизоотологического мониторинга объектов пчеловодства и внедрение в пчеловодческую практику экологических препаратов комплексного действия по интегрированной защите медоносных пчел от болезней и вредителей.

Основные задачи:

- провести ретроспективный анализ популяции и видового разнообразия  пчел и медоносных ресурсов в природно-климатических условиях региона Юго-западной Сибири;

- осуществить токсико-экологический мониторинг объектов пчеловодства по схеме: "почва-вода-медоносное растение-пчела-расплод-пчелосырье" в районах обитания пчел и их кормовых участков с учетом распространения заболеваний и вредителей медоносных пчел;

- установить мониторинг по выявлению территориальных особенностей эпизоотического состояния пасек региона;

- реализовать комплексное картографическое ранжирование ветеринарно-экологического статуса территорий региона, на их  основе разработать комплексный ветеринарно-экологический атлас Алтайского края; 

- провести скрининг препаратов на основе синтетических феромонов, репеллентов растительного происхождения и природных полимеров с последующей экспериментально-клинической оценкой их фармако-токсикологических свойств и лечебно-профилактической эффективности в отношении  наиболее распространенных и особо опасных возбудителей болезней и вредителей пчел;  разработать нормативно-техническую документацию на их применение в пчеловодстве;

- дать обоснование интегрированной системы защиты пчел с различным уровнем антропогенных нагрузок экосистемы пчеловодческих хозяйств. Оценить экономическую эффективность системы защиты с учетом эколого-эпизоотических ситуаций и медоносных ресурсов региона.

Научная новизна. Впервые детализированы антропогенные факторы экологического риска и установлены уровни доминирующих экотоксикантов: токсикоэлементов (Pb, Cd,  Hg, Cr, Ni, Mn, Zn, As); радионуклидов (137Cs и 90Sr); устойчивых органических загрязнителей (пестицидов ГХЦГ, ДДТ и 2,4-Д); ПХБ и ПАУ [бенз(а)пирен]; диоксинов (ТХДД, ПХДФ); микотоксинов; нитритов и нитратов в объектах пчеловодства юго-западной Сибири. Предложены научно-обоснованные методологии эколого-токсикологической оценки и критерии эколого-гигиенической характеристики безопасности и безвредности экосистемы пасек и пчеловодческой продукции. Разработаны и предложены серии эколого-нозоветеринарных карт по актуальным и потенциальным экологическим ситуациям пасек медоносных пчел региона.

Выделен штамм, установлен его серотип энтопатогенных бактерий Bac. thuriengiensis, на его основе разработан бактериально-инсектицидный препарат «Биосейф». Впервые обнаружен и описан наездник Dibrachys cavus Walker (отр. Hymenoptera, сем. Pteromalidae), паразитирующий на вощиной моли. С помощью наездника D. cavus определена возможность снижения численности популяции вредителей вощины ниже порога вредоносности

Созданы и апробированы биологически активные препараты (Апистат и Милеконс) феромонного состава, обладающих многофункциональным действием: бактерицидным, акарицидным, фитоцидным и стимулирующим свойствами, снимающие агрессию пчел. Дана их токсико-фармакологическая оценка  для медоносных пчел.

Изучена биология феромонной связи восковой моли с медоносными пчелами, на этой основе разработана полимерно-аттрактантная композиция ПАК-100 для борьбы с восковой молью.

  Защищаемые  положения:

  1. Комплексная оценка экологических особенностей различных агроэкосистем Юго-Западной Сибири и фактического содержания основных экотоксикантов в объектах пчеловодства.
  2. Результаты мониторинга антропогенных факторов и их оценка в эколого-токсикологических предпосылках полиорганной патологии, болезней и вредителей медоносных пчел.
  3. Картографирование агроландшафтов пасечных хозяйств с учетом ветеринарно-экологической обстановки.
  4. Эффективность разработанных  средств и методов дезинтоксикационной профилактики и фармакокоррекции болезней и вредителей пчел.

5. Практические предложения по применению и внедрению комплексной  системы защиты и оздоровления пасек от болезней и вредителей медоносных пчел. 

Практическая значимость. Установленные видовой состав и биологические сведения  о феромонных взаимосвязях популяции медоносных пчел и вредных насекомых являются основой для борьбы  с восковыми молями в пчеловодстве.

Для практики пчеловодства из экологически неблагополучных регионов разработаны и предложены методы по диагностике заболеваний пчел, ветеринарно-санитарные мероприятия, интегрированная система ветеринарно-профилактических мероприятий против болезней  пчел и защиты  от их вредителей.

Практическая ценность экологических препаратов «Апистат», «Милеконс», «Биосейф» подтверждается положительными  результатами широких производственных испытаний и Методическими рекомендациями по их применению в пчеловодстве. Технические документации на них переданы в промышленное производство.

Результаты исследований диссертации включены в законодательные  программные и методические документы  – «Ветеринарно-экологический атлас Алтайского края» (2004); методические рекомендации «Методика расчета и оценки экономической эффективности систем профилактики и лечения болезней пчел с учетом  эколого-эпизоотических ситуаций и медоносных ресурсов  агробиоэкосистемы регионов Сибири», (2005); научно-техническая программа «Развитие пчеловодства и организация производства препаратов на основе биологически активных пчелопродуктов и растительного сырья для оздоровления населения на 1997-2000 гг.»; ТУ 9160-002-49620932-06 пищевая добавка «Полидиметилдиаммоний хлорид сахара 25% – раствор Милеконс», свидетельство РФ №291247 от 16.06.2003г; ТУ 9337-001-99 - препарат «Апистат» и проект «Временного наставления препарата Апистат при болезнях пчел (одобрены  Ветфармсоветом и Департаментом ветеринарии МСХиП РФ, протокол №3 от 18.06.1998 гг.).

       Научные положения и практические решения  диссертации нашли применение в составлении  программ развития пчеловодческой отрасли в регионах Сибири (Алтайский  край, Новосибирская область, Тюменская область).

       Апробация работы. Работ опубликованных в изданиях, рекомендованных ВАК РФ – 8, а также в 50 научных статьях, в том числе в монографии «Экология пчеловодства», научно-справочном пособии «Ветеринарно-экологический атлас Алтайского края», патент РФ. Основные положения и результаты диссертации доложены и обсуждены на ежегодных общеуниверситетских тематических научных конференциях АГАУ (Барнаул, 1989-2006);  Всесоюзной научно-практической конференции по проблемам интенсификации сельскохозяйственного производства в условиях радикальной экономической реформы (Украина, Сумы, СХИ, 1989), на Всесоюзной научной конференции по экологическим проблемам фармакологии и токсикологии (Казань, КГАВМ, 1990); на международной научно-практической конференции «Фармакологические и токсикологические аспекты применения лекарственных веществ в животноводстве» (Москва, МВА, 1992); на международном симпозиуме «Новые фармакологические средства для животноводства и ветеринарии» (Харьков, СХИ, 1994); на международной конференции «Актуальные проблемы ветеринарии» (Барнаул, АГАУ, 1995); на международной конференции «Экология и безопасность жизнедеятельности человека в условиях Сибири» (Барнаул, АГАУ, 1997); на  международной научно-практической конференции «Российско-Монгольская конференция по проблемам развития АПК Монголии» (Новосибирск, 1998); на научно-практической конференции «Наукоемкие и конкурентоспособные технологии продуктов питания со специальными свойствами» (Углич, ВНИИМС, 2003); совместном выездном заседании президиумов РАСХН и СО РАСХН (Омск, 2003); международной научно-практической конференции  «Сельскохозяйственная наука АПК Сибири, Монголии, Казахстана и Кыргызстана» (Улан-Батор, 2004); на научно-практической конференции «Пищевые технологии будущего. Гипотезы. Теория. Эксперимент» (Углич, ВНИИМС, 2004); на международной научно-практической конференции «Аграрная наука сельскохозяйственного производства Сибири, Монголии, Казахстана и Кыргызстана (Новосибирск, 2005); на международной научно-практической конференции  «Питьевая вода Сибири» (Барнаул, АГМИ, 2005); на международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы ветеринарной патологии и морфологии животных» (Воронеж, ГАУ, 2006); на научно-практической конференции «Актуальные проблемы зооветеринарной науки в современных условиях» (Красноярск, КрасГАУ, 2006); на международной научно-практической конференции  «Новые фармакологические средства в ветеринарии» (Санкт-Петербург,  2006); на заседаниях Ученого совета ГНУ АНИПТИЖ, АНИИСХ, СибНИИРС СО РАСХН (Барнаул, 2002-2009).

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 342 страницах компьютерного текста, иллюстрирована 79 таблицами, 45 рисунками и состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследований, собственных исследований, обсуждения результатов исследований, выводов, практических предложений, приложений, библиографического списка, включающего 391 источников, из них 325 отечественных и 66 зарубежных авторов.

Личный  вклад. Автор принимала непосредственное участие в постановке задач, в разработке методик, организации и проведении  экспериментальных и производственных исследований, выполнении эколого-токсикологических, химико-аналитических исследований; сборе первичных данных, обработке, систематизации, анализе и интерпретации полученных результатов; их практической реализации, опубликовании основных результатов исследований.

  Благодарности. Автор выражает глубокую признательность и благодарность доктору ветеринарных наук, профессору А.С. Кашину за выбор научного направления, научно-методические  консультации и полезные советы; начальнику управления ветеринарии администрации Алтайского  края доктору ветеринарных наук В.А. Апалькину, начальнику управления ветеринарии администрации Новосибирской области М.А. Амирокову и специалистам ветеринарных служб региона за помощь в сборе эпизоотологической информации.

Глава 1.  ЛИТЕРАТУРНЫЙ  ОБЗОР

На основе  ретроспективного анализа эколого-биологической и биолого-ресурсной характеристик, установлены приоритеты Сибирского региона в отношении природного потенциала  производства меда. 

Показано, что одной из особенностей, сдерживающей развитие современной пчеловодческой отрасли, является тенденция роста загрязнения агроэкосистемы Сибири  ксенобиотиками антропогенного происхождения.

В решении указанных проблем приоритетными, основополагающими являются разработки методических принципов  токсико-экологической оценки объектов пчеловодства, эколого-гигиенических критериев объективной характеристики безопасности и безвредности среды обитания  пчел и получения продукции пчеловодства,  создания ветеринарно-эколого-нозогеографических карт потенциальных и актуальных эколого-эпизоотических  ситуаций прогнозного назначения, определение степени риска возникновения,  распространения и оптимизации контроля эпизоотического процесса заразных болезней пчел,  установление  потерь селекционно-продуктивных качеств популяций медоносных пчел, обоснование стратегии профилактики и лечения на основе использования безпестицидных биологически активных веществ.

Глава 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Общая  схема исследований представлена  на рис.1.

Рис. 1 -  Общая  методология научного  поиска 

Объектами исследования являлись пробы энтомофильных растений, воды и пчеломатериала. Аналитические исследования проводились на основе системного подхода к проведению ветеринарно-экологического мониторинга (скрининга) основных экотоксикантов по единой схеме: «почва (вода) – медоносные растения – пчела – расплод – пчелосырье». Экологические исследования проводились на разных уровнях:  трансектном, пчеловодческих хозяйств (населенных пунктах) и районном. Методика экологических исследований базировалась на векторном способе отбора проб образцов исследования.

Экспериментальные и производственные испытания биологически активных веществ, применяемых для защиты медоносных пчел, проводили в пчелохозяйствах Алтайского края, республики Алтай и Новосибирской области.

При выполнении исследований приоритетных экотоксикантов и экологических детоксикационных препаратов использовались стандартные, общепринятые, современные методы, в том числе газовой и жидкостной  хроматографии, атомно-абсорбционной спектроскопии, полярографии, потенциометрии, биохимические, микробиологические  и токсикологические.

Серии вариантов ветеринарно-экологических карт и макета «Эколого-ветеринарного атласа Алтайского края» по ветеринарно-экологической ситуации составлены на базе ИВЭП СО РАН в традиционном и компьютерном вариантах. Комплексная ветеринарно-экологическая оценка и ранжирование по пятибалльной системе агроэкосистемы региона базировалась на использовании программных средств и  элементов ГИС-технологии, методов ветеринарной географии и картографии.

При изучении антропогенно-экологических предпосылок болезней пчел  и их вредителей был  учтен и использован опыт системных парадигмальных подходов пространственного анализа окружающей среды (Т. Кун, 1975; И.А. Хлебович, 2001).

       Расчет экономической эффективности проводили согласно «Методике расчета и оценки экономической эффективности систем профилактики и лечения болезней пчел с учетом эколого-эпизоотических ситуаций и медоносных ресурсов агробиоэкосистемы регионов Сибири» (2005).

Полученный цифровой материал приведен  в соответствие с «Международной системой физических величин» (ГОСТ 8471-81). Приборы и оборудование, применяемые в ходе проведения  аналитических исследований, проверены метрологическими службами.

Статистическую обработку материала  проводили общепринятыми методами (Н.А. Плохинский, 1980) и использовали  стандартные пакеты  программ Microsoft Excel Statistica 5.0.

Глава 3. РЕЗУЛЬТАТЫ  ИССЛЕДОВАНИЙ

3.1. Природно-климатические условия Западной Сибири их роль в развитии пчеловодства. Дана характеристика основной массы дикой медоносной растительности и приуроченного земледелия к пчеловодству. В регионе сосредоточено  четыре природно-климатические зоны: степная, лесостепная, предгорная, горно-таежная. Вегетационный период разнотравья  степной  зоны (число дней со средними суточными температурами больше +50С) продолжается 150 дней. Многолетние травы-медоносы зимой вымерзают. Природные условия сухой степи и сложившиеся экономические факторы специализируют отрасль пчеловодства на ранневесеннее развитие пчелиных семей – пакетного, маточного и кочевого.

Засушливая степь на южных черноземах расположена к востоку от сухой степи.  Климат здесь резко континентальный. Вегетационный период энтомофильных растений (число дней со средними суточными температурами выше 50С)  продолжается 150 дней. Снежный покров непостоянен. По широким плоским днищам балок и лощин расположены солончаковые разнотравно-злаковые луга, дающие небольшое количество нектароносов. 

Медоносная растительность степи сухой и засушливой представлена сочетанием небольшого количества диких растений березовых «колков» и огромного количества посевных сельскохозяйственных медоносных растений: гречихи, подсолнечника, эспарцета, донника, рапса, клевера, горчицы. Медосбор степной зоны дает на семью от  13 до 14 кг товарного меда.

Лесостепная природная зона характеризуются исключительным разнообразием природных условий. Медоносная растительность равнинных и горных районов лесостепной зоны значительно различается. В горных районах развивается множество диких таежно-лесных медоносных растений (желтая акация, жимолость, черная смородина, малина, кипрей, дягель, липа, русянка, соссюрея и другие) в сочетании с небольшим количеством  березовых «колков» и огромного количества посевных сельскохозяйственных медоносных растений: гречихи, подсолнечника, эспарцета,  донника. Высокая нектарность  сельскохозяйственных медоносных растений и широкая возможность проведения многократных кочевок пасек в условиях равнинной территории обеспечивают получение высоких медосборов и урожая опыляемых растений.

Предгорная и горно-таежная природные зоны охватывает значительную часть Алтайских гор: Салаирский кряж, Бийско-Чумышскую возвышенность, среднегорную часть Чарыша. Горно-таежная зона отличается темнохвойной и светлохвойной тайгой относительно разреженным древостоем сосново-пихтовых, еловых и лиственничных лесов.

Медоносная растительность, развивающаяся под покровом темнохвойных лесов, менее разнообразна по видовому составу. Здесь произрастают ива, смородина, акация желтая, жимолость сибирская, кипрей узколистый, малина, дягель и др.

В связи с большими различиями природно-климатических условий численность пчелиных семей по районам разных зон Алтайского края значительно варьирует. Наибольшее количество пасек сосредоточено в районах с богатой естественной медоносной базой в предгорной зоне, таежной и горно-таежной местности (табл.1).

       В  крае за последние пять лет средняя численность пчелиных семей (по данным Алтайского краевого комитета госстатистики) на 500 пасеках не превышала 32000.

Таблица 1 - Средняя численность пасек и пчелиных семей в крае 2000-2005гг.

Наименования

природно-гео-графических

зон

Годы

Ср.число

пасек

Ср.число

пчелиных

семей

2000

2001

2002

2003

2004

Лесостепная

1241,5

11500,6

11098,5

9715

734,9

172

1164,9

Предгорная

8430,3

9796.1

8957

8883,1

7534,1

146

9027

Таежная

1356,1

10576

10703,2

8326,2

7 679,6

158

10750.8

Степная

1064,1

986,3

951,3

832,7

673,4

14

956,8

Всего по краю

35470

32859

31710

27757

16622

490

31899,6

Видовые разнообразия популяций медоносных пчел, размещенных на территории Юго-Западной Сибири, представлены двумя характерными популяциями среднерусской породы: горно-таежной и лесостепной. Основой формирования популяций в Алтайском края послужили среднерусские лесные пчелы, завезенные во второй половине 18 столетия.

Экстерьерные признаки горно-таежных пчел достоверно отличаются от лесостепных:  по признакам длины хоботка, длины переднего крыла, общей длины 3 и 4 тергитов,  длины и ширины воскового зеркальца, ширины первого членика лапки.

Длина крыла у большинства пчел составляет 10,0-10,2 мм. Большая поверхность крыльев у горно-таежных пчел (на горных пасеках) связана  с особенностями условий их развития в сложившейся экосистеме.

Горно-таежные пчелы по размерам тела (3 и 4 тергитов, длина и ширина воскового зеркальца) заметно крупнее лесостепных. Однако по длине хоботка, ширине первого членика лапки, тарзальному индексу лесостепные пчелы превосходят горно-таежных.

Обе группы имеют высокий кубитальный индекс. У горно-таежных он составил  63,54 %; у лесостепных 60,03 %. По признакам кубитального и торзального индексов пчелы Алтайского края относятся к группе северных лесных. Коэффициент изменчивости экстерьерных признаков лесостепных пчел выше, чем у горно-таежных пчел. Это свидетельствует о том, что лесостепные пчелы в большей части – помесные. Высокая изменчивость экстерьерных признаков является их популяционной особенностью.

Результаты изменений экстерьерных признаков трутней и маток показывают, что по большинству признаков трутни и матки горно-таежных пчел отличаются от лесостепных.

Горно-таежные матки и трутни более короткохобые, имеют развитую поверхность крыльев, крупное широкое тело. Величина кубитального индекса у горно-таежных трутней составляет 81,2 %, маток 46,9 %; у лесостепных соответственно – 73,2 и 41,3 %.

При сравнительном изучении жилкования кубитальной ячейки переднего крыла пчелиных особей обнаружено наличие изменений, которые, являются характерными  признаками для алтайских пчел. У горно-таежных рабочих пчел изменения в жилковании кубитальной ячейки обнаружены в 16,7 %, маток 53,5 %, трутней 27,3 % случаев; у лесостепных пчел соответственно – 10,5 % – 12,3 % – 20,5 %.

Число аномалий у всех пчелиных особей увеличивается по мере продвижения  к степной горной части края. Изучение характера дискоидального смещения крыла показало, что для пчел Алтая характерно в основном отрицательное (82-90 %) и нейтральное (6-9 %) дискоидальное смещение крыла. На некоторых горно-таежных пасеках отрицательное дискоидальное смещение зарегистрировано в 100 % случаев. У популяций алтайских пчел, развивающихся в различных биоклиматических условиях, по-разному выражена корреляция экстерьерных признаков. В одних случаях преобладает корреляция отрицательная (лесостепные), в других случаях – положительная (горно-таежные). Обнаруженные корреляции  экстерьерных признаков можно считать генофондом ценнейшей среднерусской породы пчел.

Проведенными исследованиями установлено, что по средней живой массе горно-таежные рабочие пчелы  крупнее лесостепных на 6,5-7,2 мг. Наблюдается значительная разница в средней живой массе между горно-таежными и лесостепными матками. Горно-таежные плодные матки превосходят лесостепных на 6-17 мг. Некоторые имеют среднюю массу 280-290 мг.

Отдельные матки имеют среднюю массу 270-280 мг, что соответствует для показателей трутней. Горно-таежные трутни крупнее лесостепных в среднем на 9,3 мг.

Размеры ячеек тесно взаимосвязаны с величиной тела пчелиных особей. Средний размер ячеек горно-таежных рабочих пчел составляет 5,6, трутней 6,9 мм; объем маточников – 1,25 см3 лесостепных соответственно – 5,5; 6,7 и 1,3 см3.

  Плодовитость пчелиных маток и медопродуктивность местных пчел превышают  завезенные популяции маток пчел южных  пород. Ослабленные завезенные пчелы не обладают зимостойкостью и устойчивостью к болезням. Это привело к массовой метизации лесостепных пчел и большой их гибели, распространению массовых заболеваний и их вредителей, особенно при неблагоприятных условиях сурового климата (1997- 1998 гг.).

В результате проведенных исследований нами установлено, что в Алтайском крае отдельными островками на Салаирском кряже остался ценный и уникальный генофонд среднерусской породы пчел, который обеспечивает в 2-3 раза  больше меда, чем у местных популяций пчел.

3.2. Общая характеристика антропогенно-экологической ситуации региона Западной Сибири

Основные загрязняющие вещества атмосферного воздуха и сточных вод в регионе приведены на рис. 2.

 

Рис.2 - Основные загрязнители, выбрасываемые в атмосферный воздух

г.Барнаула

На основе анализа результатов инструментального контроля, материалов статотчетности по охране атмосферного воздуха (форма «2ТП-воздух», а также материалов Центра Госсанэпиднадзора Алтайского края, Алтайского центра гидрометеорологии и контроля окружающей среды за последние десять лет в среднем валовые выбросы вредных веществ в атмосферу от стационарных источников и автотранспорта составили 487,682 тыс. тонн в год, в том числе твердых веществ 108,557 тыс. тонн в год, диоксида серы 53,0 тыс. тонн в год, оксида углерода 234,3 тыс. тонн в год, окислов азота 49,0 тыс. тонн в год, углеводородов 36,9 тыс. тонн в год. Из них I  и II класса опасности составляли до 40%.

В крае 48 организованных выпусков сточных вод в водные объекты, из них с 41 выпуска стоки сбрасываются без очистки или недостаточно очищенными. Объем сточных вод, сбрасываемых в поверхностные водные объекты за последние 10 лет,  хотя и уменьшился почти в 1,9 раз, но остается достаточно ощутимым. Например, в 1990-2000 годы он составлял 238-267 млн.м3/год. Из них 14-18 % отнесены к категории загрязненных (без очистки или недостаточно очищенных).

Установлены данные по содержанию  тяжелых  (токсичных) металлов  (Hg, Cd, Pb, Cr, Ni, Mn, Fe, Cu, Zn)  в почвах, воде, энтомофильных растениях, в организме пчел, пчелосырье и ее продукции пчеловодческих хозяйств, расположенных в предгорных районах, Рубцовском, Змеиногорском, Локтевском, Третьяковском – в южной части края; Усть-Калманском, Смоленском, Солонешенском, Алтайском – на востоке и Заринском, Тальменском – на северо-востоке, а также в Шелаболихинском и Ребрихинском районах края.

В пчелохозяйствах из интенсивно загрязненных районов  выявлялась значительная кумуляция элементов в теле пчелы, превышающие ПДК: свинца  – в 2,5; кадмия – в 6; меди, цинка и железа – в 1,5-2 раза. На значительные природные фильтрационные способности рабочих пчел указывало накопление токсикоэлементов в производимом пчелами меде  на порядок ниже, чем в их теле. Так, в теле пчелы обнаружено (мг/кг): Pb – 2,96; Cd – 0,83; Cu – 3,6; Zn – 59,4 Fe – 198, тогда как в меде и воске их количество, соответственно, составило: Pb – 0,12…0,51; Cd – 0,12; Cu – 0,27…0,97; Zn – 3,12…3,29; Fe – 8,26…28,6  (табл. 2).

Таблица 2 - Содержание тяжелых металлов в системе: «почва – медоносы – пыльца - пчела – перга – воск - мед»

Элементы

Тяжелые металлы, мг/кг

Почва

Растения

пыльца

пчела

перга

воск

мед

Cr

65

5,3-11,3

н/о

6,48

н/о

н/о

1,1

Ni

3,5

4,6

2,9

4,26

6,03

0,9

2,1

Zn

12

5-26,6

32,8

59,4

32,1

8,2

2,3

Cu

2,8

0,5-10,1

7,13

3,6

6,77

0,9

<1,0

Co

1,25

0,3-1,67

0,02

0,97

0,15

0,33

2,1

Fe

800

65-124

78,9

198

82,9

12,5

2,1

Mg

211

34-50

93,5

81

61,9

п/о

6,2

Cd

0,4

-

0,22

0,83

0,17

0,12

<0,01

Pb

4,08

4,2-6,14

1,17

2,96

0,97

0,51

<0,05

Sr

30

3,6-20,3

0,53

1,04

0,38

п/о

-

Показано, что содержание тяжелых металлов в теле пчелы и пчелосырье различен, например, тяжелые металлы в пчелосырье, в зависимости от экологической нагрузки в хозяйствах, превышали ПДК: кадмия – от 0,05 до 3,5 мг/кг; свинца – от 0,2 до 2,8; цинка – от 0,6 до 25,5; железа – от 1,8 до 12,3 мг/кг.

Исследования воска из базовых районов края показали, что он не является активным биосубстратом, т.к. количественный показатель всех исследуемых токсикоэлементов был незначительным. Прополис в отличие от меда и воска не вырабатывается пчелами, а собирается в жаркие дни с объектов окружающей среды (с битума  асфальта, масляная краска), что и способствует значительному загрязнению тяжелыми металлами соты и рамки. Содержание их в образцах  прополиса значительно превосходило аналогичные показатели по меду и воску. Так, количество кадмия в исследованных образцах прополиса превышало ПДК в 5-8 раз, свинца – в 3-9, цинка – в 5-9, железа – в 7 раз. 

Кумулятивная способность токсикоэлементов в цветочной пыльце в 45 раз превышала эти показатели, чем в меде и воске. Таким образом, цветочная пыльца (обножка) выступает в роли индикатора загрязнения окружающей  среды.

Существенное значение в поступлении токсикоэлементов в пчелопродукцию  играют также источники воды (поверхностные водоемы и артезианские скважины на пасеках). Например, в образцах проб из р. Обь, используемой в хозяйствах районов Приобской зоны установлено превышение концентрации меди, марганца, хрома (1,8…2 ПДК), цинка (1,6…1,8 ПДК), никеля (0,8…1,2 ПДК). В водных пробах, отобранных из р. Чумыш (р.п. Кытманово, г.Заринск, р.п. Тальменка) концентрация марганца находилась в пределах 1,2…3 ПДК. На р. Клепечихе (р.ц. Шипуново), в воде которой содержание хрома превышало ПДК в 3 раза, меди – в 2, цинка – в 1,4, мышьяка – в 1,2, марганца – в 25,4 раза (или в 2,5 раза по гигиеническим нормам), были повышены также содержание никеля и бериллия, более в 1,5-2 раза.

Установлены результаты сравнительного анализа миграции 137Cs и 90Sr по звеньям трофической цепи медоносных пчел и выявлены факторы, способствующие  загрязнению радионуклидами пчелиного гнезда, пчелосырья, пчелопродукции и побочных продуктов пчеловодства (рис. 3,4) .

Рис. 3 - Удельная активность 137Cs в пробах меда, Бк/кг

 

Рис. 4 - Удельная активность 90Sr в пробах меда, Бк/кг

       Установлено, что коэффициенты перехода (КП) по биологическим и трофическим цепям радионуклидов (почва - медоносное растение -пчелопродукция) связаны с типом почв энтомофильных угодий, видами растительности, продуктивностью лугов, пашни, лесов, с условиями сбора нектара и пыльцы для пчел. Из 248 обследованных точек, в 50 % случаев весь запас радиоцезия был сосредоточен в верхних 5 см почвенного профиля; в 88 % точек запас радионуклида не выходило за пределы 20 см.

В пробах пчелосырья (меде, воске, прополисе, пыльце) и пчелопродукции из разных районов по экологической ситуации (условно удовлетворительная, напряженная и критическая)  за период наблюдения отмечали существенные различия между районами по величине удельной активности радионуклидов 90Sr  и 137Cs.  В районах с критической и напряженной обстановкой содержание радиоактивного цезия-137  составляло: в меде – 116,7  ± 10,6 Бк/кг, воске – 124,2 ± 8,3 Бк/кг, прополисе – 140,9 ± 12,4 Бк/кг, в пыльце –156,3 ± 11,8 Бк/кг при ПДК=100 Бк/кг; содержания стронция -90, соответственно – 62,3 ± 6,4 Бк/кг,  85,4 ± 9,3, 97,6 ± 8,2 и 103,9 ± 14,2 Бк/кг при ПДК=80 Бк/кг (рис. 3 и 4). 

Результаты исследований содержания устойчивых органических загрязнителей (пестициды, диоксины, ПАУ) показали, что несоблюдение правил применения препаратов и обработка медоносов во время цветения представляют существенную опасность для пчел и пчелопродукции. Характерным недостатком при установлении гибели пчел от воздействия пестицидов является их быстрое разложение в организме насекомых. По этой причине в пчелах при явном их отравлении не всегда  удается выявить остатки инсектицидов. При исследовании 60 образцов товарного меда, остатки метаболитов хлорорганических пестицидов (ГХЦГ, ДДД, ДДЕ) были обнаружены в 10 %, а фосфорорганических – в 6 из 70 проб (15 %).

В Яровой,  Алейской, Бийской и Рубцовской агломерациях отмечено большое разнообразие фуранов. Эти химические соединения менее токсичны, однако их суммарный диоксиновый эквивалент  довольно высок. К примеру, в образцах грунтов и растений промышленной зоны Рубцовска составил до 110 пикограммов на килограмм при ПДК 25. В Бийске, в районе олеумного завода, выявлено содержание октахлорбензофурана в количестве 900 пкг/кг.

В органах и тканях пчел, богатых липидами, (жировых тельцах), в воске, перге, прополисе, меде микропримеси диоксинов и бифенилов  длительно сохраняются в неизменном виде, что создает реальную угрозу загрязнения  апифитопродукции пчеловодства. Серьезную опасность представляет поступление диоксинов в расплод и организм молодых пчел с пыльцой и нектаром, что приводит к снижению жизнеспособности, отклонениям развития расплода и гибели молодых пчел. 

Индикаторное значение из всех ПАУ имеет бенз(а)пирен (БП). БП идентифицирован в дыме дымаря (20-40 мкг/м3), выхлопных газах бензиновых двигателей (50-81 мкг/л топлива), выхлопных газах двигателей (2-170 мкг/кг экстракта) пасечных автомобильных передвижных установок; загрязненных водоемах (0,2-13000 нг/л), пчелопродуктах (3,9-21,5 мкг/кг), в воздушном бассейне пасеки в районах  агломерации  городов края (0,05-74 нг/м3).

Установлено, что медоносные растения, произрастающие в непосредственной близости от оживленных автомагистралей, содержат повышенное количество БП. Таким образом, разработка мер по обеспечению защиты продуктивных медоносных пчел от диоксиноподобных веществ невозможна без их количественной  оценки, масштабов и степени з агрязнения территории регионов.  

Установлено, что энтомофильные растения и пчелосырье, контаминированные плесневыми грибами, представляют реальную опасность для здоровья медоносных пчел. Среди плесневых грибов, наиболее распространенных  в экосистеме пасек юго-западного региона Сибири, нами выделены и идентифицированы токсичные грибы рода Aspergillus (афлатоксины Bi,B2,Gi,G2), Fusarium (Т-2 токсин, зеараленон, вомитоксин), Penicillium (патулин, охратоксин). Мицелярные грибы Aspergillus представлены видом As. Flaus, а Fusarium – видом F. sporotrichinella.  Преобладание  данных видов обусловлено высоким антагонизмом ко всем присутствующим микроорганизмам. 

При проведении исследований в 2002-2008 гг. нами выявлено появление массовой гибели пчелиной молоди в местах расплода. Как правило, в момент закладки  маткой яиц последние заражались микроорганизмами сумчатого гриба Ascofera apis. Этот  гриб хорошо развивается на раздавленном теле личинки, без какой либо питательной среды. Распространение болезни взрослого расплода, сопровождающейся гибелью пчел, было обусловлено аспергиллезом,  вида  As. niger. Третьим видом аспергиллеза, который  вызывал заболевания молоди и взрослых пчел в регионе представлен As. fumigatus. В гнезде пчел грибы распространялись с пыльцой и кормом для пчел и через пчел кормилиц и чистильщиц.

  Присутствующие в меде мицелярные грибы аспергиллеза и фузарии погибали через 12 часов. Эти данные показывают, что меда Алтая обладают высокой  антимикотиковой  активностью.

Исследования концентрации  нитритов в воде поилках пчел пасек из районов с напряженной и критической  экологической  ситуацией показали в пределах 1,2-10 мг/л (ПДК~1 мг/л), в то время как концентрация нитратов достигала 50-100 мг/л (ПДК~45 мг/л в пересчете на нитрат-ион). Максимальные превышения ПДК (200 мг/кг) по нитратам сельхозэнтомофильных медоносов отмечено в экологически напряженных районах в 6-8 раз. Пыльцу и пергу можно считать свободными соединениями от этих соединений, даже если пчела собирает их с растений, культивированных на сильно удобренной азотными веществами почве. Свойство пыльцевой обножки обезвреживать нитраты и нитриты, обусловлено наличием витаминов, полиненасыщенных жирных кислот и биофлавоноидов.

Исследования показали, что содержание нитратов в меде из условно удовлетворительной экологической ситуаций агропроизводственных территорий  (Солтонского, Ельцовского и Залесовского районов) не превышало 10 мг/кг, а из  районов с напряженной ситуацией (Смоленский, Краснощековский, Шелаболихинский и др.) составляло  до 67  мг/кг. В светлом меде нитритов установлено меньше, чем в темных.

При исследовании содержания нитратов в меде из разных областей России установлено, что количество их варьирует в пределах 10-63 мг/кг.

Нами отмечено, что при хронических нитратных отравлениях пчел, в пчелопродукции наряду с нитратами и нитритами обнаруживается и N-нитрозодиме-тиламин (НДМА) в концентрациях 0,6-3,1 мкг/кг.

Изучены особенности биологии и экологии восковых огневок. С помощью ИК спектрометрии из экстракта  крыловых желез самцов восковой моли выделен компонент Н-ундеканаль и Н-нонаналь и минорные компоненты в соотношении 95:4:1, которые составляют основную часть половых феромонов. На Н-ольфактометре установлено отсутствие четко выраженной реакции анемотаксиса у восковых молей. Получен синтез мнокомпонентного феромона восковых молей и установлено наличие нескольких характерных «активных» зон полового сигнала.  Изучена реакция самки большой восковой моли на синтетический феромон, на их основе создана и апробирована препаративная форма ПАК-100 для регистрации порога массового лета и борьбы с восковой молью.

Исследования  личинок моли из гнезд пчел с признаками европейского гнильца при варроатозе показывали наличие в них разнообразных видов банальной микрофлоры и условно-патогенных микробов.

Поражение семей пчел большой восковой молью нами зарегистрировано в основном в степной зоне Алтайского края. Смешанная форма поражения гнезд пчелосемей выявлена в степной и предгорной зонах края. Появление и распространение смешанной формы (большой и малой) восковой моли на пасеках Алтайского края составляет в 37,5 % случаев, малой – 24,8 % и большой – в 37,7%. Восковая моль Galleria mellonella L. и Achroia grisella Fabr. существенно снижает потенциал продуктивности пчеловодства в регионе.

3.3. Природно-географические и экологические предпосылки в полиорганной  патологии и болезней  медоносных пчел . Установлено, что антропогенное воздействие активизирует циркуляцию возбудителей, распространение и ухудшение  динамики эпизоотической ситуации, ранее встречавшихся в единичных случаях. В Новосибирской области и Алтайском крае отмечены случаи эволюции в патологии пчел, проявляющиеся появлением и увеличением числа новых возбудителей, а уже имеющиеся часто сочетаются и способствуют развитию одновременно нескольких болезней в одном пчелином гнезде. Например, возбудитель аскосфероза пчёл сумчатый гриб Ascoshpaera apis по ущербу, наносимому пчелиным семьям, занимает ведущее место после варроатоза. Заболевание отмечали в весенне-летний период, иногда осенью. Среди возбудителей других инвазий наиболее часто регистрировали Nozema apis Z. (25,9 %), вирозы (13 %), химический токсикоз  (66,4 % ).  Наибольшее распространение в период 1990-2008 гг. на пасеках края имели варроатоз (48,3 %), европейский гнилец (39,7 %), нозематоз  (17,4 %) и аскосфероз (56,8 %).  Ведущими  смешанными инвазиями в регионе зарегистрированы варрооз и нозематоз, инвазиями-инфекциями – варроатоз и аскосфероз медоносных пчёл (до 30-40 % пчелосемей).

Как показали наблюдения, смешанная инвазия варроатоза и нозематоза приводит к  гибели 30-40 % семей пчел. При смешанных болезнях сила и продуктивность снижаются на 15 %, чем с поражением одного варроатоза. Количество спор ноземы у пораженных обоими возбудителями пчел сокращается из-за непродолжительности жизни хозяина. Из-за сокращения расплода и более быстрой гибели взрослых пчел семьи не развиваются и сравнительно быстро гибнут, что наносит пасекам значительный экономический ущерб и способствует снижению генетической резистентности медоносных пчел.

       Некоторые патогенные грибы для заражения и последующего развития в организме хозяина требуют присутствия дополнительного агента, ассоциации с другим возбудителем (ассоциативные болезни). Например, заражение пчел Y-вирусом или репликация вируса черных маточников происходило при наличии нозем. Нитевидный вирус (возбудитель филаментовироза), Y-вирус и вирус черных маточников установлены только у пчел, пораженных ноземой. Вирус мешотчатого расплода не проявляет такой зависимости. Нозематоз ускоряет заражение и гибель пчел при скармливаниии меда и перги,  обсемененные возбудителями бактериальной природы (H. alvei, Bac. alvei, Ps. apisepticum).  В последние годы отмечали смешанное течение нозематоза с европейским и американским гнильцами.

Поражение микроспоридией взрослых пчел снижал их устойчивость к некоторым грибам, например аспергиллам и способствовал совместному течению нозематоза и амебиаза.

Нами были зарегистрированы случаи смешанного течения нозематоза с критидиозом и грегаринозом, поражения пчел ноземой и клещом Acarapis woodi. Таким образом, нозема, благодаря выбрасываемой из спор полярной трубке, вероятно, может быть своеобразным инокулятором некоторых вирусов, бактерий и грибов в организм взрослых пчел.

Собирательная и опылительная деятельность пчел в зависимости от степени поражения может снижаться на 30-80 %. Ослабленные семьи подвергались нападению со стороны более сильных, погибали или слетали, бросая инвазированное гнездо. Сопротивление к воровству пораженных семей отсутствовало.

Выявлено, что интенсивность дыхания у больных пчел, пораженных клещами Варрроа,  в начале зимы оказалась  несколько выше, чем у незараженных особей (в конце зимовки она снижалась  на 26 %).  В результате этого у пораженных пчел ослаблялась способность к обогреву клуба.

  Каждая самка  клеща в период своей зимовки (150 дней) высасывает 5,5 мкл гемолимфы, а в организме зимующей пчелы ее объем равен 3-5 мкл (в среднем 4,3 мкл). Следовательно, каждая оставшаяся в зимовку самка клеща приводит к гибели 1- 2-х пчел в семье. В связи с гибелью пчел в период зимовки клещи переходят на оставшихся живых особей, и степень пораженности семей к весне может возрастать в 1,5-2 раза.

Достоверно установлено, что паразитирующие на пчелах клещи являются переносчиками вирусных инфекций, поэтому возникает необходимость сочетания противовирусной и акарицидной обработок, направленных на борьбу с варроатозом, акарапидозом, укрепление и стимуляцию развития пчелиных семей. Такая же задача возникает и при других заболеваниях пчел бактериальной этиологии.

Многократные обработки акарицидными препаратами не приводят к полному освобождению пчелиных семей от клеща варроа, а лишь снижают их численность. В активный период жизни пчелиных семей на пчелах паразитируют лишь третья или четвертая часть клещей, от общего количества их в семье, а остальные находятся в печатном расплоде и не подвергаются воздействию химических средств, что приводит к быстрому восстановлению числа паразитов. Увеличение числа лечебных обработок повышает себестоимость продукции пчеловодства, значительно снижают продолжительность жизни пчел, задерживает развитие пчелиных семей, вызывает гибель маток и загрязняет пчелопродукцию.

При проведении обследования пасек было выявлено, что в результате систематических противоварроатозных обработок в гнездах пчел складываются идеальные условия для развития грибов (высокая температура, влажность). Заболевания протекают остро и поражают значительную часть расплода. После внесения клещей микофагов и восстановления нормальной акарофауны гнезд количество погибшего расплода сокращается. Результаты наших исследований показали, что вспышка аскосфероза по времени совпадает с началом массового применения акарицидов; степень поражения пчел аскосферозом прямо зависит от противоварроатозной эффективности препарата и времени воздействия его на семью пчел – чем выше эффективность акарицида и чем дольше он находится в гнезде, тем сильнее пчелы поражены аскосферозом. Весенне-летние противоварроатозные обработки пчел провоцировали развитие аскосфероза и обостряли течение заболевания, а одновременное применение акарицидных препаратов и антимикотиков значительно снижали степень поражения пчелиных семей или препятствовали  возникновению аскосфероза.

Изучение биоматериала пчел в пчеловодческих хозяйствах с различными уровнями нагрузок позволило путем математического моделирования на ЭВМ рассчитывать и вывести коэффициенты (усл. ед.) содержания приоритетных экотоксикантов. В хозяйствах с напряженной экологической ситуацией их показатели оказались в 4,2-2,5 раз выше, чем соответствующие коэффициенты из хозяйств с относительно удовлетворительной ситуацией по экологии. Полученные сравнительные коэффициенты позволяют заключить, что медоносные пчелы в экологически благоприятных условиях более жизнеспособны, продуктивны и менее подвержены антропогенным воздействиям.

Напряженная экологическая ситуация отражалась на сохранности пчелосемей. В отдельных экологически  неблагополучных хозяйства гибель пчел достигала более 70 %. Резкое угнетение иммунного статуса (снижение фагоцитарной активности лейкоцитов, гамма-глобулинов гемолимфы медоносных пчел до 47-49 %) на фоне хронической антропопрессии в настоящее время способствовало распространению заболеваний, ранее встречающихся в единичных случаях. В частности, акарапидоз всегда протекала  на фоне варроатозной инвазии. В результате использования нового поколения противоварроатозных препаратов, применяющихся без возгонки и окуривания пчел, акарапидоз вновь получил широкое распространение.

Проведенные исследования  по оценке генотоксичности природных вод в зоне критической ситуации восточной части Кулундинской степи с использованием корневой системы энтомофильных растений в качестве биоиндикаторов и биотестеров по методике Г.И. Егоркина (1996), показали высокую генотоксичность образцов воды из лимана озера Кучукское, озера Кулундинское (в районе бывшего военного полигона) и воды Кулундинского канала; из озер районов Горняк, Б. Яровое, рек Золотухи и Тогул. В данной местности на пасеках отмечен высокий процент заболеваемости и гибели пчел (70-80 %). Наблюдали смешанное поражение пчелосемей варроатоза с аспергиллезом, нозематозом и аскосферозом. 

В районах с напряженной и критической антропогенной ситуацией,  детальное обследование тел уродливых насекомых показало, что у части их отмечены рудиментарные культеподобные крылья, которые часто скручены на один-два оборота. Иногда крыло нормально развито, но скручено на 3-4 оборота по длине оси. У некоторых особей задняя пара крыльев или одно из них недоразвито и представлено только корнем. У других заднее крыло более развито по сравнению с передним. Характер изменений летательного аппарата рабочих пчел и трутней аналогичен. Уродливые, неспособные к полету пчелы выбрасываются из улья здоровыми особями.  Уродливых куколок, удаленных из ячеек, можно найти на летке и летковой площадке перед ульем.

       Отмечено, что у пчел, находящихся в неблагополучной экологической зоне, существенно снижается плодовитость маток и их гибель. Оогонии (предшественники яйцеклеток) закладываются у медоносных пчел в эмбриогенезе, и матки рождаются уже с тем иным запасом. Поэтому, ионизирующие излучения (альфа, бета, гамма, рентгеновские и др.) в относительно низких дозах (74 -185 кБк/ м2 или 2,1-5 Ки/км2) не подавляют репродуктивную функцию зрелого организма, но заметно угнетают плодовитость потомков. Восстановить ее, переведя пчел в «чистую» зону, не удается, поскольку запас яйцеклеток у них уже сформировался. Уход из генофонда части генов, носители которых не родились в связи с изменением экологических условий или носители оказываются неприспособленными к этим условиям – становится проблемой вида медоносных пчел в целом.

На этапе  исследований природно-географических  и экологических предпосылок развития инфекционных и инвазионных болезней медоносных пчел  было установлено,  что экотоксиканты поступают в пчелиное гнездо в различных комбинациях с медосбором и цветочной обножкой, а также через источники водоиспользования. Подтверждается гипотеза об усилении хронического трансрасплодного повреждающего воздействия токсикоэлементов (Pb, Cd, Hg, Ni, Mn, Cr. As и др.) в сочетании с метаболитами и изомерами стойких, высокоперсистентных хлорорганических и карбоновых (ДДТ, ГХЦГ, 2,4 Д-ДМА) пестицидов, диоксинов (ПХДД,ТХДД), микотоксинов (Т-2,В-1), с радионуклидами 137Cs и 90Sr, нитратами и нитритами  на гнездо в концентрациях малой интенсивности. Однако синергидное и потенцированное их воздействие на медоносные пчелы в десятки раз превышает повреждающий эффект, который они могут причинять в отдельности.

Методов оценки такого взаимодействия экотоксикантов в ветеринарной практике просто не имеется. При этом традиционные компенсационные методы терапии и профилактики оказываются мало эффективными. Заболеваемость и гибель пчелосемей в отдельных экологически неблагополучных хозяйствах может достигать до 70 %. Засушливая весна и жаркое лето привели к тому, что средний уровень медопродуктивности пчелиных семей в этот период в 2-2,5 раза оказывался ниже средних многолетних данных.

Таблица 3 - Заболеваемость и гибель пчелиных семей от заразных болезней по краю

Заболевание

Годы

1981-1985

1986-1990

1991-1995

1996-2000

Заболело

Погибло

Заболело

Погибло

Заболело

Погибло

Заболело

Погибло

Европейский гнилец

2760

194

7267

1388

1806

152

63

0

Аскосфероз

0

0

1150

25

1500

90

770

0

Нозематоз

5633

334

5921

42

568

58

64

1

Варроатоз

45500

4933

22876

447

3864

116

421

10

Восковая моль

2775

2466

1143

223

1932

553

358

176

Подсиливание семей печатным расплодом, перевозка расплода на новые пасеки или обмен им между семьями разных пасек особенно опасны. При скрытой форме инвазии отмечали слабые проявления описанных признаков болезней у медоносных пчел. При смешанном течении с другими поражениями манифестны бывают характерные признаки последних антропогенно-экологически обусловленных болезней.

Становится очевидным необходимость нового подхода к ветеринарному обеспечению пчеловодства – оптимизация условий по максимальному снижению антропогенной нагрузки (прежде всего биотической природы) на организм пчел, управление стратегией предупредительных и оздоровительных (дезинтоксикационных) мероприятий в регионе, районе или отдельно взятой пасеки, неблагополучной по экологии. Для этого вначале необходимо установить ветеринарно-эколого-токсикологический статус хозяйства или района. Такой подход способствует установлению скрытых причинно-следственных связей между возникновением, развитием и распространением антропогенно-экологически обусловленных болезней пчел и условиями загрязняющегося комплекса агроэкосистемы и объектов пчеловодства.

3.4. Комплексное картографическое ранжирование территории агроландшафтов пасечных хозяйств (пасек) региона  с учетом ветеринарно-экологической  обстановки

       На основе банка данных и полученных материалов,  системного подхода с использованием методов ветеринарной географии, экологического картографирования и элементов ГИС-технологий разработаны серии ветринарно-эколого-нозологических компонентных (частных) и комплексных карт потенциальных и актуальных ветеринарно-экологических ситуаций прогнозного назначения и макет комплексного эколого-нозоветеринарного атласа Алтайского края. Нозологическое содержание карт следует рассматривать не просто как отражение статистических данных о заболеваемости и гибели пчел, а как подход к пространственному анализу и раскрытию причинно-следственных связей  между отдельными болезнями и вредителями пчел с природными и антропогенными факторами, что способствует более глубокому пониманию сущности этиопотогенеза возникновения и распространения инфекционных, инвазионных и антропогенно-экологически обусловленных болезней медоносных пчел.

Серии карт нозоветеринарного статуса края дают общее представление о распространении отдельных болезней медоносных пчел, где достоверно прослеживается пространственная взаимосвязь между уровнем органопатологии и гибелью пчел в той части агробиоценоза края, которая испытала на себе максимальные антропогенные нагрузки. 

На основе анализа результатов собственных ветеринарно-экологических исследований за период с 1980 по 2006 гг. и состояния агросистемы края, качества и обобщения данных информационного банка по заболеваемости медоносных пчел нами проведено ранжирование территории края по совокупности антропогенных нагрузок с выделением их доминантных факторов и уровней экологического риска заболеваемости пчел. Были разработаны варианты легенд с изложением принципов и методов пространственного анализа ветеринарно - экологической обстановки края. В схему такого ранжирования были включены разнообразные количественные показатели по группам приоритетных экотоксикантов. Среди них главенствующее значение отдано антропогенным радионуклидам, тяжелым металлам, метаболитам устойчивых органических загрязнителей, нитратам Ранжирование территории агроэкосистемы пасеки региона представлено в виде и нитритам, микотоксикантам.

Степень нагрузок доминантными экотоксикантами оценивалась с применением балльной системы. Максимальная нагрузка оценивалась в 5 баллов, минимальная – 1 балл экологической карты. Установлено, что максимальный уровень загрязненности экотоксикантами агробиогеоценоза характерен для центральной и юго-западной части Алтайского края (Тальменский, Шелаболихинский, Первомайский Смоленский, Локтевский, Рубцовский Змеиногорский, Быстро-Истокский районы). Уровень загрязненности центральной части края – оценивали максимально, что составило 5 баллов. Полученные данные ранжирования территории агроэкосистемы пасек края по совокупности антропогенных нагрузок проверена по дополнительным эмпирическим материалам и по лабораторно экотоксикологическим исследованиям. Всего на территории агроприродопользования пасек края выделено пять уровней антропогенных нагрузок. В хозяйствах Бурлинского, Волчихинского, Угловского, Егорьевского районов и Кулундинской степи, расположенных в границах борной биогеохимической провинции, где содержание в экологической пирамиде подвижного бора, свинца и молибдена достигает до 6 ПДК на фоне низкого уровня концентрации меди, кобальта и цинка (45-80 % ниже ПДК), является самостоятельным усугубляющим природно-антропогенным фактором массового поражения возбудителями инфекционных заболеваний (аскосфероза, нозематоза, гнильцовых болезней варроатоза), вирусных заболеваний пчел и их гибели до 40 %. Ранжирование  экологической ситуации административных районов Алтайского края позволили выделить условно три агротерритории: с условно удовлетворительной ситуацией, с напряженной ситуацией и с критической ситуацией.  Данная классификация способствовала установлению скрытых причинно-следственных связей между возникновениями развития и распространения антропогенно-экологически обусловленных болезней пчел и условиями загрязняющегося комплекса агроэкосистемы и объектов пчеловодства.

3.5. Комплексная система защиты и оздоровления пасек от болезней и вредителей медоносных пчел. При построении и осуществлении программы интегрированной защиты объектов пчеловодства особо важна информация о численности вредителей и наличие таких средств и методов их подавления, которые бы сохраняли и активировали деятельность медоносных пчел. Многолетние исследования подтвердили, что этим целям служат биологические активные вещества, к которым относятся синтетические половые феромоны, препараты, регулирующие рост и развитие насекомых, а также препараты растительного происхождения, так называемые ботанические безпестициды, и биопестициды, созданные на основе продуктов жизнедеятельности живых микроорганизмов.

В результате поисковых работ для внедрения был отобран новый препарат растительного происхождения – Апистат. Его создание связано с открытием биологической активности эфирного кориандрового масла. Апистат представляет собой концентрат эмульсии, плотность жидкости – около 852 г/см3. Хроматографические исследования показали, что Апистат представляет собой сложную смесь терпеновых углеводородов. Основным компонентами являются: линалоол, намного меньше примесь гераниола, камфара  и геранилацетата. Остальные углеводороды присутствуют в следовых количествах. Биологическая активность Апистата определяется совокупностью компонентов состава, наиболее активными из которых является d-линалоол (67 %), пинен (9 %), терпинеол (0,6 %) и др.

На основе изучения биологии феромонной связи восковой моли разработаны полимерно-аттрактантная композиция (ПАК-100) и биопестицидный препарат на основе продуктов жизнедеятельности энтопатогенных бактерий Bac.thuriengiensis – препаративный бактериально-инсектицидный препарат «Биосейф», обладающий уникальным механизмом действия и имеющий высокую эффективность при малых нормах действующего вещества. Кроме того,  «Биосейф» послужил для создания препарата нового поколения в борьбе с вредителем медоносных пчел восковой молью.

Впервые обнаружен наездник Dibrachys cavus Walker (отр. Hymenoptera, сем. Pteromalidae), паразитирующий на восковой моли. В условиях пасек теплиц Барнаульского, Бийского и Красногорского ТЭЦ, крупных вощиноперерабатывающих предприятий доказана возможность снижения численности популяции вредителей вощины восковой моли ниже порога вредоносности с помощью D сavus.

Разработанная комплексная схема истребительно-защитных мероприятий против восковой моли, исключает загрязнение окружающей среды, безвредна для пчел.

На основе изучения  фармако-токсикологических особенностей действия средств класса терпеноидов представлена сравнительная оценка потенциальных дезинтоксикантов  путем выявления  острого токсического действия вещества КФ,  линалилацетата, линалоола, -терпинеола  и вещества КС при внутрижелудочном и накожном путях введения лабораторным животным согласно методикам И.В. Марковой с соавт. (1998) и Б.А. Курляндского, В.А. Филова (2002).

       Результаты изучения острого токсического действия вещества КФ, линалилацетата, линалоола, -терпинеола и вещества КС свидетельствовали, что все 5 веществ проявили относительно умеренную токсичность как при однократном введении в желудок, так и при накожном нанесении.

Признаки интоксикации купировались без дезинтоксикационного вмешательства. Кожно-раздражающего действия у этих препаратов не выявлено.

В течении 1995 – 2008 годов в условиях 29 пасечных хозяйств различных экологических зон Алтайского края,  Новосибирской области и республики Алтай были изучены эффективность различных средств растительного и природного происхождения при лечении больных пчелиных семей с разными инфекционными болезнями. 

Препаративные формы готовили из стандартов испытуемых препаратов: Апистат, МилеконсТМ, Танис, Дилабик на культуре варроа; Аскосан, Унисан, Байдон, Фуразолидон – на микоспорах аскосфероза и аспергиллеза.

Постановку теста на чувствительность к испытуемым препаратам проводили с чистыми культурами возбудителей Varroa Jacobconi Oudemans, Ascosphera apis, Aspergillus Flavus Link, Aspergillus fumigatus Fres, Aspergillus niger Tieghem. Материалы для выделения возбудителей были взяты в пчелохозяйствах до начала проведения массовых обработок. Анализ и обобщение материалов производственных испытаний показал, что наиболее выраженными акрицидными и фунгицидными свойствами обладал препарат комплексного действия Апистат. Препарат оказывал губительное действие на клещей Varroa Jacobconi,  Acarapis woodi, микоспоры Ascosphera apis, Aspergillus niger, как на пчелах, так и в расплоде. Акарицидная  эффективность препарата составила против варроа – 99,6 % и аскосфероза – 99,8 %. Апистат способствовал снижению гибели пчелосемей при варроатозе, аскосферозе и аспергиллезе в весенний (до основного медосбора) и осенний (после откачки товарного меда) периоды путем скармливания с кормом или опрыскиванием пчел на соторамках, по сравнению с контрольными препаратами, в 8-10 раз.

В результате проведенных исследований было установлено, что Апистат в концентрации 0,1 % достоверно увеличивал продолжительность жизни опытных пчел (Р<0,01) по сравнению с контрольными, получавшими сахарный сироп и ВЭСП  (Р<0,001).

Анализ результатов второго опыта показал, что по продолжительности жизни пчелиные семьи опытных групп не отличались от контрольных. Пчелы, получавшие апистат, жили 36,52±1,82 дней, аскорбиновую кислоту – 26,17 ±1,85, чистый сахарный сироп –  27,15±1,79 дней. После весенней обработки медоносных пчел против варроатоза эффективность апистата составил на расплоде 97,8 %, на пчелах 99,5 %; соответственно против аскосфероза 99,8 %. В осенних обработках эффективность против варроа составила  99,6 %  и аскосфероза – 99,8 %.  Побочных явлений у препарата не обнаружено.

Апистат – феромонный препарат системного действия, не нарушал природные биологические коммуникации медоносных пчел, стимулировал их развитие, сохраняя экосистему пчелиного гнезда, способствовал повышению продуктивности медоносных пчел,  улучшению качества продукции пчеловодства.

  Параллельно проводили дезинфекцию освободившихся ульев, соторамок и пчелоинвентаря с использованием МилеконсТМ. Подмор и ульевой мусор собирали и сжигали.

Лабораторные исследования показали, что Аскоцин подавляет зону роста грибков аскосфероза (23,3±1,2 мм), Дикобин-А  подавляет зону роста аспергиллеза и аскосфероз на 60 %. Апистат замедляет и подавляет зону  роста грибков аскосфероза и аспергиллеза медоносных пчел, и полностью освобождает их от заболевания. Согласно комиссионных актам испытаний Апистата, на пасеках после 3 кратной обработки (методом орошения расплода) заклещеванность составляла – 0,1%, на пчелах, соответственно, – 0,5%. Анализы контрольных  пчелиных семей в аналогичных условиях показывали до 3%. В заключениях краевой ветеринарной лаборатории в образцах из опытной серии не обнаружены грибки аспергиллеза и аскосфероза  пчел. Отмечено  благоприятное  влияние препарата, отсутствие  реакции раздражения пчел при обработках.

Результаты испытаний подтвердили, что апистат обладает выраженным акарицидным  эффектом, протоцидными, фунгицидными действиями. Препарат позволяет снизить заболеваемость и гибель медоносных  пчел, а также повысить экономические и улучшить экологические показатели пчеловодства. При  сравнительном анализе полученных результатов можно сделать вывод, что апистат необходимо  применять  методом орошения  на расплоде, методом скармливания при отсутствии расплода пчел. Апистат отвечает экологическим требованиям пчелиных семей.  Препарат успешно прошел испытания на пасеках Алтайского края и Новосибирской области.

Важное преимущество Апистата от известных химических препаратов (бипин, фумисан, аписан, байварол, танис, дилабак) – его  абсолютная безвредность.

Впервые в пчеловодческой практике разработан и апробирован препарат МилеконсТМ (ТУ 9160-002-49620932-05 «Полидиметилдиаллиламмоний хлорид сахароза – 25% раствор») на основе природного полимерного консерванта. Препарат использовали в концентрации 0,1-3 % однократно для обработки поверхностей стенок ульев, положков, прилетных досок, суши, пчеловодческого инвентаря, помещений сотохранилищ. 

Исследования показали, что МилеконсТМ является антисептическим средством широкого спектра действия в отношении грамположительных и грамотрицательных бактерий, а также простейших, плесеней и микроскопических грибов различных видов. Оказывал губительное действие на возбудителей гнильцовых и микозных заболеваний медоносных пчел. Производственные испытания подтвердили, что МилеконсТМ обладает выраженными акарицидными, фунгицидными, протоцидными (в отношении N. apis) и иммуностимулирующими действиями. В 0,1 % концентрации препарат достоверно увеличивал продолжительность жизни пчел на 5-6 дней (P<0,001), по сравнению с контрольными группами.  МилеконсТМ высокоактивен против возбудителя Европейского гнильцового заболевания, состоящий из бацилла альвей (Bac. alvei) и стрептококка апис (Streptococcus apis) – 81,7%, возбудителя аскосфероза пчел – гриба A. apis. Зона задержки роста возбудителя Е. гнильца составила 36,3±1,7 мм, возбудителя аспергиллеза – гриба Aspergillus niger, соответственно, 38,3±1,2 мм.

Перед лечением  проводили плановые диагностические обследования, а осенью и весной –  противоклещевые обработки пчелосемей  (рис. 5).

Для обработок использовали препараты (в сравнительном аспекте) на основе  амитраза (бипин и бипин-Т), дилабик, Апистат, МилеконсТМ и фумисан. На пасеках  каждые 3-4 года меняли препараты одной химической группы на другую или применяли их комплексно. Привыкание к биопрепаратам и феромонам  не наблюдали. В летний период считаем целесообразным технологические методы  борьбы с варроатозом сочетать с использованием  фумисана (в течение 30 дней до главного взятка, а затем после откачки меда).

Эффективность внедрения комплексной дезинтоксикационной системы, включающей в себя  мероприятия по профилактике и лечению пчел от ассоциативных и смешанных болезней, использования средств специфической профилактики и фармокоррегирующих препаратов на фоне четкого соблюдения технологических приемов, разрыва эпизоотической цепи – позволяет снизить заболеваемость медоносных пчел в 9-10 раз и, соответственно, гибель пчелиных семей, по сравнению с пчелами из контрольных групп, с 30 % до 0,4-0,6 %. О повышении резистентности у опытных пчел свидетельствовало увеличения показателей фагоцитарной активности и гамма-глобулинов гемолимфы, по сравнению с контролем, на 13,5-47,3 %. Изучены также фунгицидные свойства Апистата в сравнении с ранее утвержденными  препаратами на основе пропиканазола – Аскоцином и на основе производных растительного происхождения нафтофенантридина и хелеритрина – Дикобином-А. На последующих этапах организованы  работы по оздоровлению пчелиных семей и пасек от эндогенных болезней, внедрены мероприятия по профилактике и лечению грибковых (аскосфероз, аспергиллез) и других болезней.

Экономическая оценка предлагаемой интегрированной системы экологизирован-ной защиты пчел от болезней показала ее определенные преимущества, в сравнении с интенсивной. Уровень затрат и себестоимость производства меда и пчелосырья в зависимости от конкретных хозяйственных условий снижаются практически в 2 раза, значительно возрастает прибыль (50 %) и уровень рентабельности (в среднем в 3 раза). Все это способствовало повышению медопродуктивности у опытных групп пчел на 30-45%. Внедрение экологизированной системы защиты пчеловодства служит значительным резервом снижения затрат в ресурсосберегающей технологии производства медопродукции.

Рис.5 - Принципиальная схема комплексной системы мероприятий

Широкое внедрение в практику интегрированной защиты пчел от болезней и их вредителей предусматривает всестороннюю оценку ее эффективности и безопасности. По экономическим и энергетическим критериям она высокоэффективна и низкозатратна. Внедрение этой системы в конечном итоге ведет к экономии ресурсов и оздоровлению окружающей среды.

ВЫВОДЫ

1.  Среднерусские пчелы Сибирских популяций (горно-таежной и лесостепной)  хорошо приспособлены к местным богатейшим медосборным условиям. Пчелы высокопродуктивные по меду и воску. Средняя медопродуктивность на одну пчелиную семью составляет 50,6- 53,5 кг валового меда (до 110 кг меда).  Пчелы зимостойкие, в период зимовки экономно расходуют кормовые запасы, жизнеустойчивые, устойчивы к болезням и их вредителям.

2.  В районах с напряженной экологической ситуацией  на фоне хронической антропопрессии малой интенсивности, бесконтрольного применения химиотерапевтических средств и отсутствия дифференцированной системы диагностико-лечебно-профилактических и санитарных мероприятий, ветеринарного контроля над завозимыми пчелосемьями с других регионов РФ и стран, выявлены тенденции усиления комплексного, комбинированного и сочетанного повреждающего воздействия антропогенных факторов на увеличение частот снижения у пчел естественной резистентности, способствующие развитию слабого расплода и ослаблению силы семей, активизации числа новых, высоковирулентных возбудителей, широкому распространению заболеваний, ранее встречавшихся в единичных случаях, проявлению тяжелых форм смешанных и ассоциативных  инфекционных и инвазионных заболеваний в одном пчелином гнезде, ухудшению нежелательной динамики эпизоотической ситуации в регионе.

3. Основными доминирующими загрязнителями пчелопродукции в экологически неблагополучных районах региона являются: токсикоэлементы (РЬ, Сd, Нg, Ni, Сг, Мn, и Аs), нитраты и нитриты, микотоксины (гр. В-1 и Т-2), радионуклиды (Сs-137, Sr-90), метаболиты и изомеры хлорорганических соединений (ДДТ, ГХЦГ), полициклические ароматические углеводороды [бенз(а)пирен], полихлорированные бифенилы (ПХБ) и фураны (ПХДФ) малой интенсивности (в субпороговых количествах) длительного действия. Установлены систематические поступления вышеуказанных загрязнителей малой интенсивности  в организм пчел и пчелосырье с энтомофильными растениями и водоисточники. Кроме того, в организм пчел и их гнездо экотоксиканты поступают с взятком нектара и пыльцы, при сборе смолистых веществ для образования прополиса.

4. Этиологическая структура заразных болезней пчел Алтайского края за последние 25 лет представлена: гнильцовыми  болезнями от 0,26 до 22,7%, аскосферозом – 20,4 - 46,8, аспергиллезом -2,4-2,8, нозематозом – 1,78 - 18,5, варроатозом – 1,41-142,2, акарапидозом - 1,3-7,4%, сальмонеллезом 4,5-8, восковой молью – 3,4-8,7% от количества обследованных пчелиных семей.

Эпизоотологическими обследованиями пасек установлен характер и степень поражения пчелиных семей смешанными болезнями в следующих сочетаниях: варроатоз совместно с нозематозом, варроатоз с аскосферозом – 32-40%; акарапидоз, варроатоз, аскосфероз с гнильцовыми болезнями соответственно – 28-31%. В этих пасечных хозяйствах зарегистрирована  гибель 30-40% пчелиных семей и снижение их продуктивности на 25-30%. 

Появление и распространение  смешанной формы (большой и малой) восковых молей на пасеках составляет в 37,5% случаев, малой 24,8% и большой восковой молью – 37,7%. В предгорной зоне отмечается поражение восковой молью в 2-2,5% раза ниже, чем в степной.

5. Региональные или локальные мониторинги пчелосырья и объектов пчеловодства необходимо проводить: базовые (фоновое состояние); периодические (1 раз в год и более) и оперативные (импактный мониторинг), фиксирующие загрязнение токсикоэлементами (Hg, Cd,  Pb, Cr, Ni, Mn, Fe, Cu, Zn, As), метаболитами и изомерами пестицидов, диоксинами, микотоксинами, нитратами и нитритами, радионуклидами (137Cs и 90Sr) для обеспечения санитарного  благополучия в регионах с напряженной экологической ситуацией.

Результаты мониторинга использовать:

  • для организации ранжирования агротерриториально-производственных систем пасечных хозяйств по совокупности антропогенных нагрузок, определения доминантных (приоритетных) экотоксикантов – факторы формирования актуальных и потенциальных ветеринарно-экологических проблем и ситуаций; выделить закономерности их возникновения и источники экологического риска;
  • для разработки и составления карт ветеринарно-экологических ситуаций с оценкой их прогнозирования и предпосылками формирования антропогенно-экологических патологий пчел; проведения экологической паспортизации и аттестации на экологическую безопасность всех сфер сельскохозяйственного и пчеловодческого назначения.

6. В хозяйствах, неблагополучных по ветеринарно-экологической обстановке целесообразно внедрение комплексной дезинтоксикационной системы, включающей использование в пчеловодстве новых высокоэффективных средств этиопатогенетической профилактики и фармакокорригирующих препаратов (Апистат, МилеконсТМ, Пчелка, Апилинол, ПАК-100, Биосейф), на фоне четкого соблюдения технологических приемов разрыва эпизоотической цепи.

Препарат ПАК-100 привлекает большее количество самок восковой моли в ловушки (более 80 % особей). Эффективность энтомоцидного препарата на основе Вас. thuringiensis – «Биосейф» в ульях составила 86,7 %, в сотохранилищах – 85,3 %.

Феромонный препарат «Апистат» проявляет высокую фунгистатическую  активность в отношении аскосфероза и аспергиллеза (99,8 %) и практически полностью освобождает пасеки от грибковых заболеваний. Препарат обладает мощным дезинтоксикационным эффектом. Его применение при варротозе, акарапидозе, аскосферозе, аспрегиллезе пчел на фоне хронической антропрессии средней интенсивности, позволяет снижать гибель пчелосемей в 7-10 раз.

МилеконсТМ (ТУ 9160-002-49620932-05) обладает высокоэффективным антисептическим действием широкого спектра действия в отношении грамположительных и грамотрицательных бактерий, простейших, плесеней и микроскопических грибов, Препарат в 0,1 % концентрации увеличивает продолжительность жизни пчел на 5-6 дней, количества печатного расплода в 3 раза. Обладает протоцидной активностью в отношении нозематоза, гнильцовых болезней, фунгицидным свойством против возбудителей аспергиллеза и аскосфероза медоносных пчел, что позволяет снижать смертность пчел в 8 - 10 раз.

7. Интеграционная система экологизированной защиты пчел от болезней позволяет снизить уровень затрат и себестоимость производства меда и пчелосырья в 2 раза, значительно возрастает прибыль (до 50 %) и уровень рентабельности (в среднем в 3 раза). Внедрение экологизированной системы защиты пчеловодства служит значительным резервом снижения затрат в ресурсосберегающей технологии производства медопродукции.

Внедрение комплекса дезинтоксикационных мероприятий в экологически неблагополучных хозяйствах способствует сокращению числа заболеваемости пчелиных семей до 80 %, улучшению санитарно-гигиенической и ветеринарной экологической обстановки территории, а также существенной экономии средств (67-96 руб. на 1 руб. затрат).


Практические рекомендации

В пчеловодческой практике рекомендуется комплексная система мер защиты при антропогенно-экологической полиорганной патологии пчел,  включающая организационно-хозяйственные, ветеринарно-санитарные и дезинтоксикационные меры защиты, основными из которых являются следующие:

- проведение специалистами зооветеринарной службы совместно с работниками отдела пчеловодства администрации регионов регионального или локального мониторинга пчелосырья и объектов пчеловодства;

- организация  ранжирования территориально-производственных систем агроприродопользования по совокупности антропогенных нагрузок. На основе полученных материалов разрабатываются и составляются карты ветеринарно-экологических ситуаций, которыми пользуются пчеловоды, руководители пчелохозяйств и специалисты Управления ветеринарии администрации региона;

- для повышения уровня санитарного состояния пчелоинвентаря и объектов пчеловодства следует использовать новые, высокоэффективные дезинфицирующие средства (АН – аммониевая соль гексилтиопропионовой кислоты, ФНЩ- фенолят натрия щелочной;  композиционной смеси на основе ОПА- водного раствора различных альдегидов).

- для  этиопатогенетической профилактики и фармакокорригирующих, акарицидных, фунгицидных, протоцидных обработок и имунностимуляции  использовать Апистат,  МилеконсТМ, Пчелка, Апилинол, ПАК-100, Биосейф.

«Апистат» используется для борьбы с варроатозом, аскосферозом и аспиргиллезом в весенний (до основного медосбора) и осенний (после откачки товарного меда) периоды путем скармливания с кормом или опрыскиванием пчел на соторамках в 0,1 %  концентрации.

«МилеконсТМ» применяется в 0,1-3 % концентрации однократно для обработки поверхностей стенок ульев, положков, прилетных досок, суши, пчеловодческого инвентаря, помещений сотохранилищ.

«Биосейф» используется в виде свежеприготовленной водной суспензии обычным опрыскиванием медо-перговых рамок суши из расчета 25-30 мл препарата на рамку. Предварительно содержимое флакона «Биосейф» растворяется в воде до однородной суспензии: если серия рассчитана на обработку 10 соторамок – 1 флакон с препаратом растворяется в 0,5 л воды, 50 – в 2,5 л, 80 – 4 и на 100 соторамок, соответственно, флакон растворяется в 5 л воды.

ПАК-100 применяется в роли приманки (диспенсора) совместно со специальными ловушками из ламинированной бумаги (размером 15·10 см), которая покрыта незасыхающим энтомологическим клеем. Приманки прикрепляют посередине ловушки, пропитанные синтетическим феромоном. Взрослые особи моли, прилетающие на запах феромона, удерживаются липкой ловчей поверхностью.

В каждый улей (при наличии 5-7 рамок) размещают по одной-две ловушки ПАК-100 между разделительной решеткой и боковой стенкой корпуса. При полном заполнении корпуса рамками ловушку с диспенсером размещают в ульях между положком и подушкой. Диспенсор сохраняет привлекающее действие 15 дней, поэтому через каждые две недели приманки меняют на новые.

Хальцидоидный наездник дибрахис (Dibrachys cavus W.) выпускается по 100-150 особей при интенсивности поражения 100 соторамок – 3-5 личинками моли, 250-300 – соответственно 10-15 коконами моли, 400-500 особей дибрахиса – 16-30 личинками восковой моли.

В комплексе мероприятий необходимо осуществлять систематический контроль экологической безопасности продукции пчеловодства на всех этапах ее производства, хранения, транспортировки и реализации с учетом существующих нормативных требований «Экология пчеловодства.Технология экологического производства пчелосырья и пчелопродукции».

Основные положения диссертации опубликованы в работах:

1. Кашина Г.В. АНВАГ и прополис – высокоэффективные антистрессовые препараты при автоперевозках телят /Г.В. Кашина, А.С. Кашин, В.И. Суржик // В кн.: Научно-техническому прогрессу – творческий поиск вузов: Тезисы докладов.- Барнаул, 1983. – С. 55.

2. Кашина Г.В.  Борьба с восковой огневкой на пасеках /Г.В. Кашина //  Интенсификация с.-х.-го производства в условиях радикальной эконом. реформы: Сборник материалов Всесоюзной научно-практической конференции. - г. Сумы, 1989 – С.214-216.

3. Кашина Г.В. Хальцид-полифаг восковой моли /Г.В. Кашина, Н.М. Столбов // Тез. докл. научно-практической конф. Алтайского СХИ. Барнаул, 1989.- С.17

4. Смирнов А.М. Методические указания по диагностике пораженного расплода пчел восковыми огневками /А.М.  Смирнов, Г.В. Кашина, Н.М. Столбов // Утв. ГУВ Госагро-пром СССР и Совмина по продовольствию и закупкам 18.IX.89.- №432-3.-4с.

5. Кашина Г.В. Актуальность браконида восковых огневок в пчеловодстве /Г.В. Кашина, Столбов Н.М.// Сб. научн. тр. Алтайского СХИ. – Барнаул,1990. – С.111-113.

6. Кашина Г.В. Феромоны – перспективные средства / Г.В. Кашина, А.Л. Зозуля //  В кн.: Экологические проблемы фармакологии и токсикологии: Тез. докл. Изд. Казанского ветинститута, Казань, 1990. – С. 43-44.

7. Столбов Н.М. Дибрахис против восковых огневок /Н.М. Столбов, Г.В. Кашина, М.Д. Зерова //  Пчеловодство.- 1990.- №12. -  С. 12-13.

8. Кашина Г.В. Ветеринарно-санитарные мероприятия по предупреждению и ликвидации восковой моли-вредителя медоносной пчелы в хозяйствах Алтайского края: Рекомендации / Г.В. Кашина // Утв. Ветоделом краевого Агропромсоюза 30.V.91 и директором ВНИИВЭА I.VI.91 г.- 7с.

9. Кашина Г.В. Временное наставление по применению «Биосейф» в комплексе «ПАК-100» (аттрактантной полимерной композицией) для истребления и защиты продуктов пчеловодства от вредителей медоносной пчелы восковых огневок в пчелиных семьях и сотохранилищах в порядке широкого производственного опыта в Алтайском крае 1992-1994 гг. / Г.В. Кашина // Утв. ГУВ МСХ РФ 29.V.1992. № 22-2/33.

10. Кашина Г.В.  Экологические аспекты методов борьбы с восковой молью в пчеловодстве/ Г.В. Кашина, А.Ю. Баранов, А.Л. Зозуля // Фармакологические и токсикологические аспекты применения лекарственных веществ в животноводст-ве. Сб. начн. тр. -  Москва, 1992 - С.147-148.

11. Кашина Г.В. Враг пчелы – восковая моль: Рекомендации / Ветеринарно-санитарные мероприятия по предупреждению распространению и уничтожению восковой моли/ Г.В. Кашина, Н.М. Столбов //  Барнаул, 1992. -  36с.

12. Кашина Г.В. Восковая моль – вредитель гнезд медоносных пчел и меры борьбы с ней: дис…канд. биол. наук: 03.00.19: защищена 16.04.93: утв.-1.10.93 / Кашина Галина Васильевна. - ВНИИВЭА,  Тюмень, 1993.- 197с.- Библиогр.: с.117 – 123.

13. Кашина Г.В. Эпизоотология американского, европейского гнильцов и парагнильца и их лечебно-профилактические мероприятия/ Г.В. Кашина, Е.И. Руденко // Тез. докл. международного симпозиума. ХСХИ. Харьков, 1994. - С.71-73.

14. Кашина Г.В.  Гнильцы и парагнилец: меры борьбы с ними / Г.В. Кашина, Е.И. Руденко //  Пчеловодство.- 1994.- №3. – С. 27.

15.  Кашина Г.В. Диагностика гнильцовых заболеваний : Рекомендации / Г.В. Кашина, Е.И. Руденко // Барнаул, 1995.- 37с.

16. Кашина Г.В. Конструирование и управление продуктивностью экосистемы пасечного хозяйства /Г.В. Кашина //  Актуальные проблемы ветеринарии. Материалы междуна-родной конференции 26-30 июня 1995. -  Барнаул – 1995. - С.156

17. Кашина Г.В. Здоровые пчелы – богатые пчеловоды /Г.В. Кашина: науч.- попул. газ. о пчеловодстве Сибири: прил. к журн. «Вестник Алтайской науки» / учредитель АПК Алтайского края. – 1995.- №1, июнь.- Барнаул,1995.

18. Кашина Г.В. Из роя – пасека /Г.В. Кашина : науч.- попул. газ. о пчеловодстве Сибири: прил. к журн. «Вестник Алтайской науки» /учредитель АПК Алтайского края – 1995. -  №1,июнь. – Барнаул,1995.

19. Кашина Г.В. Мед, он питает и лечит /Г.В. Кашина // Газета Алтайская правда. 1996.- №134, март. – Барнаул,1996.

20. Кашина Г.В.Комплексный подход к экологинизации пасечного хозяйства /Г.В. Кашина // Актуальные проблемы патологии животных и человека: материалы научно-практической конференции (Барнаул,14- 16 мая 1996,) /ФГОУ ВПО АГАУ, - Барнаул,1996. - С.103-104.

21. Кашина Г.В. Развитие пчеловодства и организация производства препаратов на основе биологически активных пчелопродуктов и растительного сырья для оздоровления населения на 1997-2000 годы /Г.В. Кашина //  Администрация Алтайского края. Постановление №316 от 13.06.97.

22. Кашина Г.В.Мониторинг токсичности продукции пчеловодства на Алтае /Г.В.Кашина, В.С.Мещеряков // Экология и безопасность жизнедеятельности человека в условиях Сибири: материалы международной конференции. МАНЭБ.- Барнаул, 1997.- С.81-83.

23. Кашина Г.В. Условия, способствующие возникновению и распространению микроспор в пчеловодстве /Г.В. Кашина, В.С. Мещеряков, А.М. Колодкин // Экология и безопасность жизнедеятельности человека в условиях Сибири: материалы международной конференции. МАНЭБ. - Барнаул. 1997.- С.83-86.

24. Развитие пчеловодства Алтайского края / Г.В. Кашина // Администрация Алтайского края. Научно-техническая программа. Постановления №316 от 13.06.97 г. Барнаул 1997.- 5с.

25. Кашина Г.В.  Поиск и искусство пчеловода /Г.В. Кашина, В.А. Мингалей, Л.С. Старцев  // Сб. статей. АНПА-пчеловодства. -  Барнаул,1998. -42с.

26. Кашина Г.В. Производство экологического сырья  для апифитоиндустрии /Г.В. Кашина // Материалы научно-практической Российско-Монгольской конференции по проблемам развития АПК Монголии.- Новосибирск, 1998 – С.70-71.

27. Кашина Г.В. Великий дар медоносных пчел /Г.В. Кашина // ж. Алтай: село и город.- Барнаул, 2001.- № 29, апрель.- С.16-17.

28. Кашина Г.В. Экологические аспекты воздействия на биологические  развития медоносных пчел  /Г.В. Кашина // Научное обеспечение АПК Сибири, Монголии, Казахстана, Беларуси и Башкортостана: Мат-лы  5-й Междунар. науч.-практ.конф. (Абакан, 10-12 июля, 2002 г.) РАСХН. Сиб. Отд-ние. – Новосибирск, 2002. С.416 – 418.

29. Кашина Г.В. Решение научных проблем в пчеловодстве /Г.В. Кашина // ж. Алтай: село и город. Барнаул №9 (78) май 2003. – С. 23-24.

30. Кашина Г.В. Экологические нутриенты пчелопродукции /Г.В. Кашина // Сибирский вестник с.-х. науки. – 2003. - №3(149).-С 51-54.

31. Кашина Г.В. Современные аспекты развития апифитоиндустрии /Г.В. Кашина, Шелепов В.Г., Н.Н. Малкова // Материалы научно-практической конференции: Наукоемкие и конкурентоспособные технологии продуктов питания со специальными свойствами. Труды РАСХН, сообщ.№1. - Отд. хранения и переработки с.-х. продукции. - Углич. -11-12, сент., 2003. – С.176-179.

32.  Кашин А.С. Ветеринарно-экологический атлас Алтайского края: Научно-справочное пособие /А.С. Кашин, А.С. Донченко, А.П. Гречкин, С.И. Снигерев, Г.В. Кашина, В.В. Разумовская. // СО РАСХН, ГНУ ВНИИПО, Управл. ветер. адм. Алт. края. – Барнаул, 2004. -60с.

33. Кашина Г.В.Теоретический подход к вопросу глубокой переработки продукции пчеловодства /Г.В. Кашина, В.Г. Шелепов, О.А. Карпов // Аграрная наука Сибири XXI века (к 175-летию Сибирской  аграрной науки). Материалы совмест. выезд. Заседания президиумов РАСХН и СО РАСХН (Омск, 24-26 июля 2003 г. РАСХН Сиб. отд-ние . Новосибирск.- 2004 г. С. 161-165.

34. Кашина Г.В. Фундаментальные проблемы пчеловодства в рамках экологии /Г.В. Кашина, В.Г. Шелепов // Сельскохозяйственная наука АПК Сибири, Монголии, Казахстана и Кыргызстана. Труды 7-й междунар. науч.- практ. конф.(Улан-Батор, 19-23 июля, 2004). РАСХН. Сиб. отд-ние. – Новосибирск 2004. С.205-209.

35. Кашина Г.В. Качественные показатели пчелопродукции, как индикатор  окружающей среды /Г.В. Кашина, В.Г. Шелепов //  Технологические аспекты комплексной переработки сельскохозяйственного  сырья при производстве экологически безопасных пищевых продуктов общего и специального назначения по направлению. «Пищевые технологии будущего, Гипотезы. Теория. Эксперимент.» / Тр. науч.-практ. конференции ВНИИМС, -Углич, 2004. -  С. 369-371.

36. Кашина Г.В. Методика расчета и оценки экономической эффективности систем профилактики и лечения болезней пчел с учетом эколого-эпизоотических ситуаций и медоносных ресурсов агробиоэкосистемы регионов Сибири: Рекомендации  /Г.В. Кашина, А.С. Кашин // Федеральное агентство по сельскому хозяйству,  КрасГАУ, АНИИСХ СО РАСХН. – Красноярск, 2005. – 62с.

37. Кашина Г.В. Природно-географические и антропогенно-экологические характеристики развития пчеловодства регионов Сибири /Г.В. Кашина // Аграрная наука сельскохозяйственного производства Сибири, Монголии, Казахстана и Кыргызстана. Труды – 8-й Межд. науч.- практ. конф. (Барнаул, 26-28 июля 2005 г.),  Новосибирск – 2005. т.2. – 115-118 с.

38. Кашин А.С. Особенности биохимических систем гидробионтов в условиях загрязнения водных экосистем токсичными металлами /Г.В. Кашина, А.С.Кашин //  Питьевая вода Сибири: сб. докл. межд. науч.-практ. конференции. (Барнаул, 2-3 июня 2005). Барнаул. 2005. – 81-83 с.

39. Кашин А.С. Гормоноподобные ксенобиотики – репродуктивные токсиканты /А.С. Кашин, Г.В. Кашина // Актуальные проблемы ветеринарной патологии и морфологии животных. Межд. Науч.-произв. конференции. (Воронеж, 22-23 июля 2006).  Воронеж. 2006. – С.699-704. 

40.  Кашина Г.В. Эколого-биологические методы борьбы с вредителями пчел /Г.В. Кашина //Материалы ХVIII Международной науч.-практ. конференции «Новые фармакологические средства в ветеринарии» (16-19 мая 2006).- Санкт-Петербург,  2006. – С.130-131.

41.  Кашина Г.В. Ксенобиотики – опасные гормоноподобные репродуктивные экотоксиканты /Г.В. Кашина, А.С. Кашин // Вестник КрасГАУ. – 2006. - №1. – С.199-203.

42. Кашина Г.В.  Исследования антропогенно-экологического воздействия на биологические аспекты развития медоносных пчел /Г.В. Кашина, А.С. Кашин // Вестник КрасГАУ.- 2007. –Вып. №2. – С.203-205.

43. Кашина Г.В. Аспекты санитарного качества биологически активных, экологических продуктов  пчеловодства / Г.В. Кашина, В.Г. Шелепов // Ветеринарная  практика. – (СПб, 16-19 март, 2007).- Санкт-Петербург, 2007. - №3. – С.148 – 151. 

44. Кашина Г.В. Столовые лечебно-профилактические воды на основе апифито-минеральных композиций /Г.В. Кашина // Материалы научно-практической конференции. Наукоемкие и конкурентоспособные технологии продуктов питания со специальными свойствами. Труды. РАСХН. Отд. Хранения и переработки с-х продукции. Углич.-11-12, март, 2007.

45. Кашина Г.В. Экология пчеловодства: Монография / Г.В. Кашина, А.С. Кашин, В.В. Калинихин, А.М. Белых. - Красноярск: Изд. КрасГАУ, 2008. – 231 с.

46. Кашина Г.В. Повышение эффективности пантового оленеводства Сибири / Г.В. Кашина, В.Г. Шелепов, Я.В. Шелепов, И.Н. Налькин, И.А. Фефелова //V1 Омские торгово-экономические чтения: мат-лы  Междунар.науч.-практ. конф. Повышение конкурентоспособности российской экономики в современных условиях: управленческие, финансовые, коммерческие аспекты. Ч.2. – 2008. – С. 132 – 139.

47. Кашина Г.В.  Пчелы – гарантия успеха в плодоводстве/ А.М. Белых, Г.В. Кашина  // Пчеловодство. – 2008.- №3.- С.28-29. 

48. Шелепов В.Г. Мед при производстве БАД, обогащенных экстрактами пантов/ В.Г.Шелепов, Г.В. Кашина, А.А. Кайзер // Пчеловодство. – 2008. - № 8. -  С.54-55. 

49. Кашина Г.В. Технологические приемы и оценка качества при производстве многофункциональной пищевой добавки / В.Г. Шелепов, Г.В. Кашина, И.Н. Налькин, И.А. Фефелова // Сибирский вестник с.-х. науки. – 2009. - № 2(149)- С.110-117.

50. Кашина Г.В. Пищевая добавка на основе продукции пантового оленеводства и меда // Г.В. Кашина, И.А. Фефелова, В.Г. Шелепов, А.В. Еремеев // Сибирский вестник с.-х. науки. -2009.- №2 (149).– С. 108 - 110.

51.  Кашина Г.В. Хроническая антропогенная токсикация пчел и продуктов пчеловодства./ Г.В. Кашина // Вестник КрасГАУ.- 2009. - № 4.- С. 144-148.

52. Кашина Г.В. Идентификация и экспертиза санитарного качества медопродукции на торговых рынках / Г.В. Кашина, А.С. Кашин // Вестник КрасГАУ. – 2009. - №4.- 2009. – С. 221-224.

53. Кашина Г.В. Эффективность и значение  пчелоопыления плодово-ягодных культур Западной Сибири // Г.В. Кашина // Вестник КрасГАУ.-№5.–2009. – С. 128 – 131.

54. Кашина Г.В. Агроэкосистема  племенного пчеловодства Сибири / Г.В. Кашина, В.Г. Шелепов, И.А. Фефелова // Аграрная наука с.-х. производства Сибири, Монголии, Казахстана и Кыргызстана. Труды  12-й Междунар.  науч.- практ. конф. Ч.2.(Чимкент, 16-17 апреля 2009). Алма-Ата, 2009. – С.132 – 139.

55. Кашина Г.В. Пчелоопыление смородины  Западной  Сибири / Г.В. Кашина, А.М. Белых // Достижения науки и техники АПК РФ. – 2009. - №6. – С.33 – 34.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.