WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

КОШЕВАРОВ

Николай Иванович

ЭКОЛОГО-ЭПИЗООТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ
ТРЕМАТОДОЗОВ ЖИВОТНЫХ В НЕЧЕРНОЗЕМЬЕ РФ
И ВЛИЯНИЕ АНТИГЕЛЬМИНТИКОВ
В СИСТЕМЕ «ПАРАЗИТХОЗЯИН»

Специальность 03.02.11 Паразитология

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

доктора ветеринарных наук

Москва 2011

Работа выполнена в лаборатории экспериментальной терапии ГНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт гельминтологии имени К.И. Скрябина» и в хозяйствах Нечерноземья РФ.

Научный консультант: доктор ветеринарных наук, профессор

  Архипов Иван Алексеевич

Официальные оппоненты:

доктор ветеринарных наук, профессор Никитин Василий Филиппович

доктор ветеринарных наук, профессор Гламаздин Игорь Геннадьевич

доктор ветеринарных наук, профессор Кротенков Владимир Павлович

Ведущая организация: ФГОУ ВПО «Ивановская государственная сельскохозяйственная академия имени Д.К. Беляева»

Защита диссертации состоится ".......".......................2012 г. в ........часов на заседании Совета  по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 006.011.01 при ГНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт гельминтологии им. К.И. Скрябина» (ВИГИС)

Адрес: 117218, Москва, Б. Черемушкинская ул., д. 28.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГНУ ВИГИС

Автореферат разослан «.....» ...........................2012 г.

Ученый секретарь Совета  по защите

докторских и кандидатских диссертаций,

доктор биологических наук, профессор  В.К. Бережко

Введение

Актуальность проблемы. Основную роль в повышении производства высококачественных продуктов питания принадлежит животноводству. Однако большой ущерб животноводству причиняют трематодозы, в том числе фасциолез, парамфистомидозы и дикроцелиоз.

Фасциолез жвачных животных широко распространен в разных природно-климатических зонах России и в других странах мира. О широком распространении фасциолеза животных сообщали А.М. Сазанов (1958), Н.В. Демидов (1963), И.А. Архипов (1976), В.В. Горохов (1986), А.М. Атаев (1990), В.В. Кузьмичев (1998), Е.Е. Коляда (2004), В.В. Лошкарева (2003) и др.

Дикроцелиоз крупного рогатого скота и овец также широко распространен в разных регионах России, включая Нечерноземную зону (И.К. Вершинин, 1958; Б.Г. Абалихин, 1996; Е.Е. Коляда, 2004), Башкортостан (Х.В. Аюпов, 1968), Европейскую часть России (П.Т. Твердохлебов, 1981), Северный Кавказ (М.Ш. Акбаев, 1968; М.М. Бочарова, 1996) и др.

В последние годы из-за отсутствия на отечественном рынке битионола и других эффективных препаратов широкое распространение в стране получили парамфистомидозы, о чем сообщали В.Ф. Никитин (1978), Р.Г. Фазлаев (1987, 1991), Н.И. Кошеваров (1997), В.В. Лошкарева (2004) и др.

Фасциолы, парамфистомиды и дикроцелии, паразитируя в организме крупного рогатого скота, приводят к тяжелым патологическим изменениям, часто необратимым, а в период острого течения болезни нередко вызывают гибель животных. По данным Р.Т. Сафиуллина (2002) при фасциолезе снижаются удои молока коров, в среднем, на 16,6 %, прирост массы тела молодняка на 14,3 %, а при дикроцелиозе ежегодно недополучают от одной коровы до 106 л молока и 17 кг мяса. Кроме того, при фасциолезе и дикроцелиозе при убое животных бракуется печень. При парамфистомозе удои молока снижаются, в среднем, на 13 %.

Н.П. Цветаева (1960) сообщала о том, что парамфистомы вызывают тяжелые катаральные и геморрагические воспаления рубца и кишечника, приводящие к снижению продуктивности. По данным В.Ф. Никитина (1978) парамфистомиды могут привести к недополучению 1,9 кг прироста массы тела одного животного в месяц и гибели до 50 % заболевших телят.

Несмотря на широкое распространение трематодозов крупного рогатого скота и овец и большой экономический ущерб, причиняемый ими, арсенал средств борьбы с этими болезнями и, особенно, с парамфистомозом и дикроцелиозом, крайне ограничен. Ощущается дефицит антигельминтиков против молодых трематод. Кроме того, для успешного и своевременного проведения мер борьбы с трематодозами необходимы конкретные данные по циркуляции фасциолезной, парамфистомозной и

дикроцелиозной инвазии в условиях Нечерноземной зоны России, в том числе сроках заражения животных, влияния сезона года, возраста животных на зараженность трематодами, биоэкологических особенностях трематод в организме дефинитивных и промежуточных хозяев, межвидовых отношениях трематод при смешанной инвазии, а также действия антигельминтиков на трематод разных видов и разного возраста в системе «паразит–хозяин».

Цель и задачи исследований. Цель наших исследований – изучить циркуляцию фасциолезной, парамфистомидозной и дикроцелиозной инвазии животных в условиях Нечерноземной зоны России с учетом эпизоотологии отдельных трематодозов, биоэкологических особенностей фасциол, парамфистом и дикроцелий в организме дефинитивных и промежуточных хозяев, межвидовых отношений трематод при смешанной инвазии и оптимизировать применение антигельминтиков в системе «паразит–хозяин» для повышения эффективности химиотерапии животных.

Для выполнения поставленной цели мы считали необходимым изучить:

- трематодофауну крупного рогатого скота в условиях Нечерноземной зоны России с учетом плотности популяций фасциол, парамфистом и дикроцелий;

- циркуляцию инвазии, вызванной F. hepatica, с учетом влияния сезона года, возраста животных, изменений в возрастном составе фасциол у животных в разное время года и сроков заражения телят и ягнят;

- циркуляцию инвазии, вызванной P. cervi, с учетом биоэкологических особенностей возбудителя в организме дефинитивного и промежуточного хозяев;

- циркуляцию инвазии, вызванной D. lanceatum, в условиях Нечерноземной зоны России;

- межвидовые отношения F. hepatica и P. cervi у крупного рогатого скота и F. hepatica и D. lanceatum у овец при моно- и смешанной инвазии с учетом количества и размеров трематод, показателей маритогонии и их яйцепродукции;

- спектр активности антигельминтиков против разных видов трематод с учетом их возраста для оптимизации применения в системе «паразит–хозяин».

Научная новизна. Получены новые данные по циркуляции инвазии, вызванной F. hepatica, P. cervi и D. lanceatum. В условиях Нечерноземной зоны России крупный рогатый скот инвазирован F. hepatica на 18,7 %, P. cervi на 32,5 % и D. lanceatum на 21,1 % при интенсивности инвазии, равной, в среднем, соответственно, 23,5±2,6 экз./гол., 374,6±21,3 и 576,3±20,4 экз./гол. Максимальная зараженность крупного рогатого скота трематодами отмечена в зимний период. Получена значительная разница в возрастном составе трематод и интенсивности инвазии в разное время года и, особенно, в соотношении молодых и имагинальных особей. Установлены сроки заражения телят фасциолами, парамфистомами и дикроцелиями и ягнят фасциолами и дикроцелиями. Изучены биоэкологические особенности трематод в организме промежуточных хозяев, межвидовые отношения фасциол и парамфистом у крупного рогатого скота и овец, а также яйцепродукция и маритогония трематод при моно- и смешанной инвазии. Не отмечено существенной разницы в развитии трематод и их яйцепродукции при моно- и смешанной инвазии. Впервые дана оценка действия антигельминтиков в системе «паразит–хозяин» с учетом их активности на трематод разного вида и возраста и влияния на организм животных.

Научная новизна исследований подтверждена 4 Патентами на изобретения.

Практическая значимость. Результаты изучения циркуляции инвазии крупного рогатого скота, вызванной F. hepatica, P. cervi и D. lanceatum, сроков заражения телят и ягнят трематодами могут быть успешно использованы при разработке и внедрении системы мер борьбы с трематодозами животных.

Оценка эффективности антигельминтиков в системе «паразит–хозяин» против трематод разного возраста и вида позволит более обоснованно подойти к выбору средства терапии и повысить эффективность дегельминтизации животных.

Полученные результаты исследований использованы при разработке «Временного наставления по применению тетраксихола при трематодозах животных» (1997), «Временного наставления по применению куприхола при трематодозах животных» (утвержд. Департаментом ветеринарии МСХиП РФ, № 13-42899, 1997 г.), Наставления по применению антитрема при трематодозах животных (утвержд. Департаментом ветеринарии МСХиП РФ, № 13-3-04/0112, 03.07.2001 г.).

Апробация работы. Материалы диссертационной работы доложены на следующих научно-практических конференциях:

1. Научная конференция Всероссийского общества гельминтологов РАН «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» (г. Москва, 2001–2010 гг.);

2. 12, 13 и 14-я Международная научно-практическая Межвузовская конференция «Новые фармакологические средства в ветеринарии» (г. Санкт-Петербург, 2000, 2001, 2002);

3. Научная конференция по ветеринарной паразитологии, посвященная 100-летию И.В. Орлова, Москва, 1999;

4. Научная конференция «Современные вопросы ветеринарной медицины и биологии» (г. Москва, 2000);

5. Межрегиональная научно-практическая конференция, посвященная памяти Ф.А. Волкова «Паразитология – приоритеты и перспективы развития» (г. Краснообск, 2002);

6. IX International Helminthological Symposium, 9–13 June 2003, High Tatras, Slovak Republik, 2003;

7. IX European Multicolloqium of Parasitology, Valencia. – Spain, 2004;

8. Международная научно-практическая конференция «Достижения и перспективы развития современной паразитологии» (г. Витебск, 2006).

Личный вклад соискателя. Представленная диссертационная работа является результатом 14-летних научных исследований автора. Исследования по трематодофауне животных в Нечерноземье, циркуляции трематодозной инвазии животных, межвидовым отношениям трематод у овец, маритогонии и яйцепродукции трематод в организме овец и действию антигельминтиков в системе «паразит–хозяин» выполнены соискателем лично. В опубликованных работах по отдельным вопросам эпизоотологии и терапии трематодозов крупного рогатого скота совместно с И.А. Архиповым, Д.Н. Шемяковым, В.В. Лошкаревой, Л.А. Лаптевой, Н.М. Меланичем, М.Б. Мусаевым, С.В. Русаковым, А.Б. Елеевым, Ф.С. Михайлицыным основная часть исследований выполнена соискателем и соавторы не возражают в использовании результатов исследований диссертантом Н.И. Кошеваровым (справки представлены в Совет по защите докторских и кандидатских диссертаций).

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Трематодофауна животных в условиях Нечерноземной зоны России с учетом плотности популяций фасциол, парамфистом и дикроцелий;

2. Циркуляция инвазии животных, вызванной F. hepatica, с учетом влияния сезона года, возраста животных, сроков заражения телят и ягнят;

3. Динамика возрастного состава фасциол, парамфистом и дикроцелий у крупного рогатого скота в течение года;

4. Биоэкологические особенности F. hepatica, P. cervi и D. lanceatum в организме промежуточных хозяев и во внешней среде;

5. Особенности циркуляции инвазии животных, вызванной D. lanceatum и P. cervi;

6. Межвидовые отношения F. hepatica и P. cervi у крупного рогатого скота, F. hepatica и D. lanceatum у овец с учетом маритогонии и яйцепродукции трематод при моно- и смешанной инвазии;

7. Влияние антигельминтиков в системе «паразит–хозяин» с учетом действия их на трематод разного вида и возраста.

Публикации. По материалам исследований опубликовано 46 работ, из них 19 в изданиях, рекомендованных ВАК РФ, в которых изложены основные положения и выводы по изучаемым вопросам. Получено 4 Патента на изобретения.

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 314 страницах компьютерного текста. Состоит из введения, обзора литературы по изучаемым вопросам и собственных исследований, состоящих из описания материалов и методов, а также результатов исследований (6 глав), обсуждения, выводов, практических предложений, списка литературы, содержащего 346 отечественных и 199 иностранных источников. Работа иллюстрирована 60 таблицами и 6 рисунками. Приложение на 28 страницах.

1. Обзор литературы

Представлен анализ отечественной и иностранной литературы по трематодофауне жвачных животных, эпизоотологии фасциолеза, парамфистомоза и дикроцелиоза и антигельминтикам, рекомендованным для терапии трематодозов животных.

2. Собственные исследования

2.1. Краткая характеристика природно-климатических условий

Нечерноземья РФ

Дано описание природно-климатических условий Нечерноземья РФ.

2.2. Материалы и методы

Трематодофауну животных в Нечерноземной зоне России, а также плотность популяции фасциол, дикроцелий и парамфистом у разных видов животных изучали на основании гельминтологических вскрытий печени и желчного пузыря (при фасциолезе и дикроцелиозе), рубца и тонкого отдела кишечника (при парамфистомозе) после убоя животных на мясокомбинатах или убойных площадках хозяйств Нечерноземной зоны РФ. Вскрытию подвергали печень, желчный пузырь, рубец и тонкий отдел кишечника 123 голов крупного рогатого скота, 11 кабанов, 112 овец, 87 коз, трупов 15 косуль, 13 благородных оленей, 12 зайцев. Собранных при вскрытии трематод отдельно от каждого животного подсчитывали и определяли среднюю интенсивность инвазии (ИИ, экз./гол.), а также рассчитывали экстенсивность инвазии (ЭИ, %) в разных зонах региона, в том числе в лесной, лесостепной и пойменной.

Полученные результаты обработали статистически с расчетом средних величин.

Распределение отдельных видов трематод при смешанной инвазии крупного рогатого скота изучали по результатам гельминтологических вскрытий печени, желчного пузыря и пищеварительного тракта 123 голов крупного рогатого скота. Обнаруженных при вскрытии животных трематод подсчитывали отдельно от каждого животного с учетом вида и количества трематод при моно- и смешанной инвазии.

Возрастную динамику зараженности крупного рогатого скота F. hepatica, D. lanceatum и P. cervi изучали в хозяйствах Республики Мордовия на основании исследований проб фекалий 178 голов крупного рогатого скота отдельно по группам из разных возрастных групп по 13–40 голов в каждой, а также на основании гельминтологических вскрытий печени и желчного пузыря при фасциолезе и дикроцелиозе и пищеварительного тракта при парамфистомозе 164 голов крупного рогатого скота разных возрастных групп по 15–37 голов в каждой.

Сезонную динамику зараженности крупного рогатого скота F. hepatica, D. lanceatum и P. cervi изучали в Ельниковском районе Республики Мордовия на основании ежемесячных копроовоскопических исследований 75 коров. Пробы фекалий коров исследовали методом флотации с использованием раствора сернокислого цинка и счетной камеры ВИГИС для учета количества яиц трематод в 1 г фекалий. Ежеквартально проводили гельминтологические вскрытия печени, желчного пузыря и пищеварительного тракта крупного рогатого скота (290 голов) для учета степени зараженности взрослого поголовья в разное время года.

Возрастную структуру фасциол, дикроцелий и парамфистом у овец в разные сезоны года изучали путем гельминтологического вскрытия печени, желчного пузыря и пищеварительного тракта 142 голов молодняка овец первого года выпаса при их ветеринарно-санитарной экспертизе на мясо-контрольных станциях разных рынков в разные месяцы года, а также на убойных площадках хозяйств Нечерноземной зоны России. При вскрытии печени и пищеварительного тракта животных учитывали возраст трематод (имагинальные или преимагинальные) путем обнаружения в матке и оотипе трематод зрелых яиц желтого цвета (фасциол), коричневого (дикроцелий) и серого цвета (парамфистомид). В период проведения исследований животных не дегельминтизировали.

Сроки заражения ягнят F. hepatica, D. lanceatum и P. cervi изучали в неблагополучных по этим гельминтозам хозяйствах в 2007–2008 гг. на 52 ягнятах при фасциолезе, 64 – при парамфистомозе и 65 ягнятах при дикроцелиозе. Молодняк первого года рождения выпасали в пастбищный период с 3 мая по 15 октября на участках пастбищ, где ранее выпасались взрослые животные, спонтанно инвазированные F. hepatica, D. lanceatum и P. cervi (что подтверждено при выборочном убое и гельминтологическом вскрытии). Ежемесячно у ягнят брали пробы фекалий и исследовали методом флотации с целью установления начала выделения яиц трематод с фекалиями.

Сроки развития и выживаемости яиц трематод во внешней среде определяли в естественных условиях Нижегородской области на специально отведенных и отгороженных опытных участках пастбищ, расположенных на территории хозяйств. Для закладки опытов использовали яйца F. hepatica и D. lanceatum, полученные из фекалий крупного рогатого скота, инвазированного этими видами трематод. Пробы яиц трематод в количестве от 3 до 5 тыс. экз. каждого вида помещали на опытный участок ежемесячно с апреля по октябрь. Для определения сроков развития в яйцах мирацидиев ежедневно, начиная с 8-го дня после закладки опытов, брали пробы воды с яйцами трематод и исследовали под микроскопом по 50–100 экз. яиц до момента установления вылупления созревших, подвижных мирацидиев.

Возможность перезимовывания яиц трематод изучали также на опытном участке, расположенном в Арзамасском районе. Яйца трематод каждого вида как в начальной стадии дробления, так и в стадии сформированного мирацидия, в смеси с фекалиями крупного рогатого скота ставили на поверхность почвы и на дно водоема (в стеклянные банки) с медленным течением. По истечении зимнего периода яйца трематод как из фекалий, так и со дна водоема собирали методом последовательного промывания (осаждения) и культивировали в лабораторных условиях при температуре 27–29 оС.

Сезонную динамику численности моллюсков Lymnea truncatula и планорбид на пастбище изучали путем сбора и учета численности моллюсков ежемесячно на площади 1 м2 пастбищ или водной поверхности. Определение моллюсков до вида осуществляли по определителям Е.И. Старобогатова и др. (2004) и Н.Д. Круглова (2005).

Сезонную динамику зараженности L. truncatula личинками F. hepatica и P. planorbis личинками P. cervi изучали в течение 2007–2008 гг. ежемесячно, начиная с середины апреля и по октябрь в биотопах моллюсков соответствующего вида на увлажненных болотистых участках пастбищ, в прибрежной зоне водоемов Ельниковского района Республики Мордовия. Зараженность моллюсков личинками трематод определяли по методу Г.А. Котельникова (1984) с использованием данных В.И. Здуна (1961).

Выживаемость адолескариев фасциол во внешней среде. Для изучения использовали адолескарии, полученные от искусственно зараженных моллюсков. Изучение воздействия прямых солнечных лучей на адолескариев F. hepatica проводили в летне-осенний период. Две группы адолескариев фасциол по 600 экз., собранные с листьев камыша, в течение 4 дней подвергали воздействию прямых солнечных лучей.

Адолескарии третьей и четвертой группы по 600 экз. параллельно с первой группой погружали в стоячий водоем (в чашках Петри) и выдерживали также в течение суток при температуре воды 20–23 оС.

Жизнеспособность адолескариев фасциол каждой группы изучали путем заражения ими свободных от фасциол ягнят.

Изучение сроков сохранения жизнеспособности адолескариев F. hepatica в сене проводили также в летне-осенний период. Для этого 900 экз. адолескариев F. hepatica поместили в нижнюю часть свежеприготовленного стога сена, где их выдерживали в течение 4 мес. Одновременно по 1800 экз. адолескариев F. hepatica в течение этого же времени погружали в стаканах в неглубокий водоем со стоячей водой. В период опыта 3 раза в день (утром, днем и вечером) определяли температуру воздуха и воды. По истечении 4 месяцев (120 суток) адолескарии F. hepatica скармливали 12 белым крысам в дозе по 20 экз. Начиная с 3-го месяца после заражения крыс подвергали убою.

Возможность перезимовывания адолескариев F. hepatica во внешней среде изучали в 2007–2008 гг. Адолескарий F. hepatica, собранных с листьев камыша, в количестве 1050 экз. поместили в фарфоровые чашки и в период с октября по февраль адолескарии находились на открытой площадке, где отсутствовал доступ животных. По истечении этого срока перезимовавших адолескариев фасциол задавали 12 белым крысам в дозе по 20 экз./гол. Три крысы служили контролем и заражению не подвергались. Через 3 месяца после скармливания крысам адолескариев их убили, а печень подвергли гельминтологическому вскрытию.

Сезонную динамику зараженности муравьев Formica formica личинками D. lanceatum изучали в течение 2008 г. ежемесячно, начиная с середины мая по сентябрь после сбора муравьев на пастбище, где ранее выпасались овцы и крупный рогатый скот, инвазированные D. lanceatum. Зараженность муравьев личинками D. lanceatum определяли по методу Г.А. Котельникова (1991).

Распространение смешанной инвазии, вызванной фасциолами и парамфистомами у крупного рогатого скота и фасциолами и дикроцелиями у овец, изучали по результатам копроовоскопических исследований 389 голов крупного рогатого скота и 272 овец в разных районах Нижегородской области и Республики Мордовия, а также на основании гельминтологических вскрытий печени и рубца животных. Обнаруженных при вскрытии животных трематод подсчитывали отдельно от каждого животного с учетом вида и количества трематод при моно- и смешанной инвазии.

Межвидовые отношения F. hepatica и D. lanceatum в организме овец изучали на базе убойных площадок хозяйств на основании вскрытий печени овец из различных хозяйств Нижегородской области. При изучении влияния дикроцелиозной инвазии на развитие F. hepatica печени животных распределяли на группы. В контрольную группу относили печень животных, пораженную только фасциолами (моноинвазия). В 1, 2 и 3-ю подопытные группы относили печень животных, одновременно пораженную фасциолами по 10–20 экз. и дикроцелиями соответственно по 1–100, 101–500 и 501–1000 экз. Затем измеряли длину, ширину имагинальных фасциол и взвешивали их. Всего из разных групп исследовали 1532 экз. фасциол. Аналогично изучали влияние фасциолезной инвазии на развитие D. lanceatum в печени овец.

Маритогонию F. hepatica и D. lanceatum в организме овец при моно- и смешанной инвазии изучали по результатам ежемесячных гельминтологических вскрытий печени убойных овец в разные сезоны года. При этом учитывали количество обнаруженных F. hepatica и D. lanceatum в печени и степень половозрелости. Всего нами исследовано 31 печень овец, инвазированных фасциолами, 23 печени, пораженных дикроцелиями и 34 печени, пораженные одновременно фасциолами и дикроцелиями.

Яйцепродукцию F. hepatica и D. lanceatum у овец при моно- и смешанной инвазии изучали в хозяйствах Ветлужского района Нижегородской области, неблагополучных по фасциолезу и дикроцелиозу. У 8 выбракованных овец, спонтанно инвазированных F. hepatica, 8 овец, зараженных D. lanceatum, и 8 овец, инвазированных одновременно фасциолами и дикроцелиями, брали пробы фекалий и исследовали их количественным методом копроовоскопии (метод флотации с использованием счетной камеры ВИГИС). Сначала определяли количество яиц трематод в 1 г фекалий, которое затем умножали на величину общей массы фекалий, испражненных одним животным в течение суток. При последующем убое животных учитывали количество фасциол и дикроцелий в печени. Яйцепродукцию трематод рассчитывали путем деления количества яиц трематод в фекалиях животного, собранных в течение суток, на количество обнаруженных при вскрытии трематод.

Действие новых антигельминтиков против фасциол разного возраста изучали в осенний период в хозяйствах Ветлужского района Нижегородской области, неблагополучных по фасциолезу, на 40 головах крупного рогатого скота разного возраста черно-пестрой породы, спонтанно инвазированных фасциолами по результатам предварительных копроовоскопических исследований. Животных разделили на 7 подопытных и одну контрольную группы по 5 голов в каждой. Предварительно животных нумеровали ушными бирками и взвешивали.

Крупному рогатому скоту первой подопытной группы задавали перорально однократно с 0,5–1,0 кг овсяной дерти антитрем в дозе 0,2 г/кг (совместно с Н.М. Меланичем). Препарат разработан ВИГИСом. В качестве поверхностно активного вещества антитрем содержит до 1,5 % полиглицеридов. Животным второй группы задавали перорально однократно болюсы фасковерма в дозе 5 мг/кг по ДВ («КРКА», Словения). Крупному рогатому скоту третьей группы назначали внутрь тегалид мелкодисперсный, представленный д-ром фарм. наук Ф.С. Михайлицыным (ИМПиТМ). Препарат применяли в дозе 30 мг/кг. Животные четвертой группы получали перорально суспензию оксиклозанида в дозе 15 мг/кг по ДВ. Триклабендазол, ресинтезированный Ф.С. Михайлицыным, задавали крупному рогатому скоту пятой группы в дозе 12,5 мг/кг однократно перорально (совместно с А.Б. Елеевым). Крупный рогатый скот 6 и 7-й подопытных групп получал соответственно вивалин и ронтанокс в дозе по 100 мг/кг. Оба препарата представляют собой производные салициланилидов и синтезированы Ф.С. Михайлицыным совместно с сотрудниками Санкт-Петербургской фармацевтической академии. Животные 8-й группы препарат не получали и служили контролем. Эффективность препаратов учитывали по результатам количественных копроовоскопических исследований животных всех групп флотационным методом до и через 20 суток после введения препаратов, а также на основании гельминтологических вскрытий печени животных по 3–4 гол. с группы. Для обнаружения неполовозрелых фасциол исследовали паренхиму печени, для чего ее разрезали слоями толщиной 1 см, разминали руками в воде, промывали несколько раз и осадок просматривали в чашках Петри на темном фоне. Имагинальных фасциол обнаруживали в желчных ходах и желчном пузыре. Для определения возраста фасциол учитывали их размеры, локализацию в печени, а также наличие яиц желтого цвета в матке трематоды. Эффективность препаратов учитывали отдельно против разных стадий фасциол по типу «контрольный тест».

Влияние антигельминтиков в системе «паразит–хозяин» против дикроцелиев разного возраста изучали в хозяйствах Ельниковского района Республики Мордовия на 30 головах крупного рогатого скота, спонтанно инвазированных D. lanceatum. Препараты назначали животным разных групп по 5 голов в каждой аналогично, как и при фасциолезе. Контролем служила группа животных, не получавшая препарат. Эффективность препаратов оценивали по результатам гельминтологических вскрытий печени аналогично, как и при фасциолезе. Возраст D. lanceatum (половозрелые или неполовозрелые) определяли по наличию или отсутствию яиц коричневого цвета в матке трематод.

Эффективность новых антигельминтиков против парамфистом разного возраста определяли в хозяйствах Ветлужского района Нижегородской области на 40 головах выбракованного крупного рогатого скота, спонтанно инвазированных парамфистомами. Препараты: болюсы фасковерма, антитрем, тегалид, суспензию оксиклозанида, назначали животным разных групп аналогично, как и при фасциолезе. Контролем служила группа животных, не получавшая препарат. Эффективность препаратов оценивали по результатам гельминтологических вскрытий рубца и тонкого отдела кишечника. Возраст парамфистом (половозрелые или неполовозрелые) определяли по наличию или отсутствию яиц серого цвета в матке парамфистом.

Влияние новых антигельминтиков на организм животных изучали в ЗАО «Горбатовское» Павловского района Нижегородской области на 20 выбракованных коровах черно-пестрой породы в возрасте 5–9 лет. Крупный рогатый скот разделили по принципу аналогов на 4 группы по 5 голов в каждой. Коровам 1, 2 и 3-й групп задавали микронизированный тегалид перорально, индивидуально, однократно в дозах 30, 90 и 150 мг/кг, т. е. в терапевтической, в 3 и 5 раз увеличенных дозах. Животные 4-й группы препарат не получали и служили контролем. Животных всех групп в течение опыта содержали в одинаковых условиях. Все исследования проводили за сутки до и через 1, 3 и 5 суток после введения препарата. По общепринятым методам проводили изучение общего клинического состояния животных, а именно определение температуры тела, количества сердечных толчков и частоты дыхательных движения в 1 минуту и количества сокращений рубца за 2 минуты. Кроме того, проводили гематологические и биохимические исследования и определение физико-химических свойств мочи. Гематологические исследования осуществляли на анализаторе «Гематоскрин» (Италия), биохимические показатели сыворотки крови – на анализаторе «Clima MC-15» (Испания). Пробы крови для исследований брали из яремной вены. Клинические исследования и взятие проб крови и мочи проводили в одно и то же время – в 6 ч утра, т. е. до кормления животных.

Во втором опыте изучали влияние нового препарата ронтанокса на организм крупного рогатого скота в дозе 100, 300 и 500 мг/кг на 20 головах аналогично, как и тегалида микронизированного.

Действие антитрема и тегалида на репродуктивную систему F. hepatica изучали совместно с канд. биол. наук С.В. Русаковым и д-ром вет. наук И.А. Архиповым. Для изучения действия антитрема и тегалида по отношению к F. hepatica использовали семенники живых и активных гельминтов, собранных непосредственно после убоя крупного рогатого скота как контрольной, так и опытных групп. В соответствии с методикой Л.Н. Романенко и др. (1991) живых фасциол промывали в физиологическом растворе, помещали в гипотонический раствор, после чего фиксировали в свежем растворе фиксатора (метиловый спирт и ледяная уксусная кислота в соотношении 3 : 1). Затем фиксатор сменили 70%-ным спиртом, после чего фасциол окрашивали ацеторсеином. После завершения окрашивания из тканей семенников F. hepatica готовили давленные препараты. Полученные микропрепараты изучали под микроскопом IENAMED-2. Микрофотографирование проводили на пленку Fujicolor-400 с помощью MФ-камерной фотонасадки.

Динамику выделения антитрема из организма животных изучали совместно с кандидатом ветеринарных наук Л.А. Лаптевой и доктором ветеринарных наук И.А. Архиповым. Опыт проводили в мае–июле 2000 г. в экспериментальном хозяйстве «Курилово» ВИГИС, а также в ООО «Обновление» Ельниковского района Республики Мордовия на крупном рогатом скоте и овцах, т. е. на тех видах животных, которым препарат рекомендуется. В опыт подобрали 18 голов молодняка крупного рогатого скота и 18 ягнят, из них по 15 голов были подопытными и по 3 головы контрольными. Подопытным животным вводили антитрем в терапевтической дозе 0,2 г/кг крупному рогатому скоту и 0,14 г/кг ягнятам индивидуально, перорально. Контрольные животные препарат не получали. Через 1, 5, 10, 15 и 20 суток убивали по 3 животных и брали для исследования кусочки сердца, легких, печени, селезенки, почек, мышечной и жировой ткани и пробы крови.

Выделение антитрема с молоком коров изучали на 5 головах, которым вводили препарат в дозе 0,2 г/кг. Пробы молока по 30–40 мл от каждой коровы брали через 2, 3, 4, 5, 6 и 7 суток после введения антитрема.

Определение остаточных количеств антитрема (парабистрихлорметилбензола) в органах и тканях животных изучали методом газожидкостной хроматографии, разработанной Н.Н. Савченко (1984).

2.3. Результаты исследований

2.3.1. Трематодофауна животных в Нечерноземье РФ

2.3.1.1. Зараженность животных разных видов

Fasciola hepatica L., 1758

Анализ полученных результатов гельминтологических вскрытий печени и желчного пузыря разных видов животных в Нечерноземье РФ показал, что на территории Нижегородской области и сопредельных областей и республик циркуляция фасциолезной инвазии, вызванной F. hepatica, осуществляется несколькими видами животных, преимущественно крупным рогатым скотом, овцами и козами. При характеристике плотности популяции F. hepatica у животных указывали ЭИ, а также минимальную, максимальную и среднюю ИИ. Зараженность крупного рогатого скота составила, в среднем, 18,7 % при средней ИИ, равной 23,5±2,6 экз./гол. Учитывая высокую зараженность, а также то, что крупный рогатый скот содержится в большом количестве в хозяйствах, а также в личном подворье, можно полагать, что он служит основным звеном в циркуляции фасциолезной инвазии.

Экстенсивность инвазии у овец оказалась наибольшей (25,4 %). Однако поголовье овец в последние десятилетия значительно снизилось и тем самым уменьшилась их роль в распространении фасциолезной инвазии. В настоящее время особенно популярно разведение коз и в связи с этим поголовье их повышается. Инвазированность коз F. hepatica составила 17,2 % при интенсивности инвазии 14,3±1,6 экз./гол.

Дикие животные – лось, олень благородный, косуля, кабан и заяц, зачастую используют те же пастбища, что и сельскохозяйственные животные и поэтому вполне допустимо, что между дикими и сельскохозяйственными животными в Нечерноземье РФ имеется возможность взаимообмена паразитами, в том числе фасциолами. В связи с этим дикие животные, особенно копытные, могут служить резервентами фасциолеза сельскохозяйственных животных и следовательно играть определенную роль в циркуляции и распространении фасциолеза. Благодаря миграции на большие расстояния, дикие животные рассеивают яйца фасциол и могут заносить их в районы, где фасциолез ранее отмечен не был.

Зараженность диких животных F. hepatica значительно уступала и составила у лося 11,4 % при ИИ 10,6±1,4 экз., косули 7,8 % при ИИ 5,3±0,7 экз., кабана 6,3 % при ИИ 3,6±0,5 экз. и зайца 5,6 % при ИИ 2,7±0,4 экз. Кроме того, в отдельных случаях фасциол обнаруживали в печени лошадей, свиней и гусей.

Таким образом, максимальная зараженность фасциолами в Нечерноземье РФ установлена у крупного рогатого скота (ЭИ 18,7 %, ИИ 23,5±2,6 экз.), овец (ЭИ 25,4 %, ИИ 17,8±2,0 экз.) и коз (ЭИ 17,2 %, ИИ 14,3±1,6 экз.). Дикие животные также участвуют в циркуляции фасциолезной инвазии.

2.3.1.2. Зараженность жвачных животных разных видов Parafasciolopsis fasciolaemorpha Ejsmont, 1932 

Парафасциолопсоз распространен как в лесной, так и в лесостепной зонах Нечерноземья РФ, где имеется большое количество рек, ручьев, стариц, заболоченных водоемов. В наибольшей степени поражены P. fasciolaemorpha лоси. Средняя экстенсивность инвазии у лосей составила 54,2 % при ИИ, в среднем, 176,7±15,2 экз./гол.

Косули инвазированы P. fasciolaemorpha на 12,3 %. В печени косуль находили от 2 до 14 экз. трематод. Отмечены единичные случаи обнаружения парафасциолопсисов у овец.

Наличие большого количества водоемов с богатой растительностью и в связи с этим благоприятные условия для развития промежуточного хозяина – роговой катушки в сочетании с высокой плотностью популяции лосей в условиях Нечерноземья РФ способствуют успешной циркуляции парафасциолопсозной инвазии.

2.3.1.3. Зараженность животных разных видов

Dicrocoelium lanceatum Stiles et Hassal, 1896

Результаты гельминтологических вскрытий печени и желчного пузыря животных разных видов показали широкий круг дефинитивных хозяев D. lanceatum. В максимальной степени оказались инвазированными сельскохозяйственные жвачные животные. Инвазированность крупного рогатого скота D. lanceatum составила, в среднем, 21,1 % при ИИ, равной 576,3±20,4 экз. Овцы оказались зараженными D. lanceatum на 27,7 % при ИИ 890,4±27,2 экз. Учитывая снижение поголовья овец в последние годы основную роль в циркуляции дикроцелиозной инвазии играет крупный рогатый скот. Инвазированность коз дикроцелиями остается также высокой, так как они нередко выпасаются на тех же пастбищах или совместно с овцами личного подворья. ИИ у коз составляет, в среднем, 245,1±13,5 экз./гол.

Меньшую роль в распространении дикроцелиозной инвазии играют дикие жвачные, а также кабаны и зайцы. Инвазированность дикроцелиями составила лосей 14,3 %, оленей благородных 7,7, косуль 7,1, кабанов 9,1 и зайцев 8,3 % при обнаружении в их печени соответственно 40, 23, 27, 33 и 42 экз. D. lanceatum.

Циркуляции дикроцелиозной инвазии в Нечерноземье РФ способствует высокая плотность популяции сухопутных моллюсков – промежуточных хозяев и муравьев – дополнительных хозяев D. lanceatum.

Следовательно, максимальная зараженность дикроцелиями установлена у овец и крупного рогатого скота, которые играют основную роль в циркуляции дикроцелиозной инвазии.

2.3.1.4. Зараженность жвачных животных разных видов Paramphistomum cervi Zeder, 1790 

При исследовании сельскохозяйственных и диких животных установлена различная степень их инвазированности P. cervi. Максимальная экстенсивность и интенсивность инвазии, вызванной  P. cervi, отмечена у крупного рогатого скота. ЭИ составила 32,5 % при ИИ от 23 до 2416 экз., в среднем, 374,6±21,3 экз./гол. Овцы и козы оказались инвазированными P. cervi в слабой степени. Только у 5 из 112 вскрытых овец в рубце обнаруживали единичные экземпляры парамфистом. ЭИ у овец составила, в среднем, 4,4 % при ИИ 15,3±2,2 экз. У 4 из 87 коз при вскрытии рубца находили от 3 до 52 экз. P. cervi, а в среднем, 16,4±2,1 экз.

Важную роль в циркуляции парамфистомозной инвазии играют дикие копытные. Зараженность лосей P. cervi составила 28,5 % при ИИ 48,0 экз./гол. Косули инвазированы P. cervi на 28,5 % при ИИ, в среднем, 18,4±3,3 экз./гол. Зараженность оленей благородных достигала 23,0 %, а ИИ 27,6±4,6 экз./гол.

Распространению парамфистомоза в Нечерноземье РФ способствуют различные факторы, в том числе высокая плотность популяции выпасаемого крупного рогатого скота – дефинитивного хозяина P. cervi, большая численность пресноводных моллюсков из семейства Planorbidae – промежуточных хозяев, а также отсутствие на ветеринарном рынке эффективного препарата против P. cervi.

Полученные результаты позволяют сделать вывод о том, что основную роль в циркуляции парамфистомозной инвазии играет крупный рогатый скот. Зараженность крупного рогатого скота P. cervi составила, в среднем, 32,5 % при ИИ 374,6±21,3 экз./гол.

2.3.1.5. Распределение и плотность популяции отдельных видов трематод при смешанной инвазии крупного рогатого скота

Полученные результаты свидетельствуют о широком распространении смешанной трематодозной инвазии у крупного рогатого скота. 26,0 % крупного рогатого скота поражено одновременно несколькими видами трематод. Наиболее часто отмечали у крупного рогатого скота инвазию, вызванную F. hepatica и P. cervi (10,5 %) и F. hepatica и D. lanceatum (9,7 %).

При гельминтологическом вскрытии печени и пищеварительного тракта у крупного рогатого скота установлено одновременное паразитирование F. hepatica и P. cervi в организме при их средней интенсивности соответственно, равной 19,6±2,5 и 313,2±17,4 экз./гол. При смешанной инвазии, вызванной фасциолами и дикроцелиями, интенсивность инвазии составила: фасциол 18,3±2,4 и дикроцелий 425,0±21,2 экз./гол. У 3,2 % поголовья крупного рогатого скота обнаруживали по три вида трематод в количестве: F. hepatica 16,7±2,8 экз./гол., D. lanceatum 268,2±17,4 и P. cervi 245,6±16,3 экз./гол. Редко у крупного рогатого скота находили одновременно D. lanceatum и P. cervi (2,4 %).

При анализе полученных результатов нами отмечена разница в плотности популяции отдельных видов трематод при моноинвазии и в случае проявления смешанного их паразитирования в организме крупного рогатого скота. При смешанной инвазии плотность популяции отдельных видов трематод значительно снижается по сравнению с интенсивностью при моноинвазии.

2.3.2. Циркуляция фасциолезной инвазии у жвачных животных

в Нечерноземье РФ

2.3.2.1. Распространение и циркуляция фасциолезной инвазии

животных в разных зонах Нечерноземья РФ

По результатам исследований проб фекалий животных разных видов фасциолез установлен нами во всех зонах региона, где проводились исследования. В циркуляции фасциолезной инвазии активную роль играют сельскохозяйственные животные: крупный рогатый скот, овцы, козы, а также дикие копытные: лоси, олени благородные, косули.

В лесной зоне Нечерноземья РФ инвазированность фасциолами составила крупного рогатого скота 17,8 %, овец 24,2, коз 16,3, лосей 12,5, оленей благородных 7,1, косуль 7,4, кабанов 7,1 и зайцев 8,3 %.

В максимальной степени фасциолез распространен в пойменной зоне, где зараженность оказалась равной крупного рогатого скота 22,2 %, овец 32,2, коз 21,0, лосей 14,3, оленей благородных 12,5 %. Высокая зараженность животных фасциолами в пойменной зоне обусловлена благоприятными условиями для развития моллюсков – малого прудовика, а также большой плотностью поголовья восприимчивых животных.

В лесостепной зоне региона инвазированность животных F. hepatica была значительно ниже, что обусловлено меньшим количеством биотопов моллюсков и худшими условиями для их развития из-за отсутствия или незначительного числа заболоченных участков пастбищ. Инвазированность фасциолами составила в этой зоне крупного рогатого скота 15,0 %, овец 19,5, коз 15,5, лосей 8,3 %.

Следовательно, фасциолез широко распространен в разных зонах Нечерноземья РФ. Зараженность фасциолами колеблется у крупного рогатого скота от 15,0 до 22,2 %, овец от 19,5 до 32,2 %, коз от 15,5 до 21,0 % и лосей от 8,3 до 14,3 %.

Большую роль в циркуляции фасциолезной инвазии играют крупный рогатый скот, овцы, козы и лоси, а также благоприятные условия для развития промежуточного хозяина.

При изучении динамики зараженности жвачных животных F. hepatica в условиях Нечерноземья РФ за последние годы установлено незначительное постепенное снижение инвазированности как крупного рогатого скота, так и овец и коз, что, по нашему мнению, обусловлено проведением дегельминтизаций животных с применением недостаточно эффективных препаратов. Зараженность крупного рогатого скота фасциолами, по нашим данным, снизилась с 24,3 до 17,2 %, овец с 33,4 до 25,4 % и коз с 22,0 до 16,7 %.

2.3.2.2. Возрастная динамика зараженности крупного рогатого скота и овец F. hepatica

Результаты предыдущих исследователей (И.А. Степанов, 1977; В.А. Ромашов, И.Д. Шелякин, 1995; Е.Е. Коляда, 2004 и др.) свидетельствуют о том, что с возрастом животных зараженность их фасциолами повышается. Нами изучено влияние возраста животных на зараженность F. hepatica и их циркуляцию в природе.

Результаты гельминтологических вскрытий печени и желчного пузыря 178 голов крупного рогатого скота и 157 овец разного возраста указывают на значительную разницу в зараженности животных разных возрастных групп F. hepatica.

Наибольшую роль в циркуляции фасциолезной инвазии играют овцы и крупный рогатый скот старше 5 лет, которые инвазированы в максимальной степени. Экстенсивность и интенсивность фасциолезной инвазии у крупного рогатого скота и овец повышалась с их возрастом. ЭИ фасциолами составила у крупного рогатого скота в возрасте до года 7,69 %, 1–3 лет 16,07, 4–5 лет 21,12, 6–8 лет 27,78 и старше 8 лет 30,0 % при ИИ соответственно 4,0; 13,5±2,6; 25,6±3,4; 37,2±4,5 и 43,4±5,6 экз./гол. Овцы в возрасте до года были инвазированы на 5,8 %, 1–2 лет на 18,92, 3–4 лет на 27,5 и старше 5 лет на 39,1 % при ИИ равной соответственно 3,5; 12,4±2,0; 24,7±3,6 и 32,6±4,4 экз./гол.

Таким образом, с возрастом животных инвазированность их повышается за счет накопления инвазии и повторного заражения в последующие годы. Максимальная зараженность крупного рогатого скота и овец отмечена в возрасте 5 лет и старше, и они играют основную роль в циркуляции фасциолезной инвазии.

2.3.2.3. Влияние сезона года на зараженность

крупного рогатого скота и овец F. hepatica

Результаты гельминтологических вскрытий печени животных показали, что фасциолез как у крупного рогатого скота, так и овец регистрируют в течение всего года. Экстенсивность инвазии у крупного рогатого скота колеблется от 20 % в летний период до 26,7 % в зимний период. У овец зараженность фасциолами колебалась от 25,4 % летом до 35,0 % в зимний сезон. Максимальную инвазированность как овец, так и крупного рогатого скота отмечали в зимний период, что на наш взгляд обусловлено достижением фасциолами новой генерации имагинальной стадии.

Количество яиц фасциол в 1 г фекалий крупного рогатого скота колебалось в течение года от 72,8±7,3 экз. в декабре до 85,3±7,0 экз. в апреле. Следует отметить незначительное повышение количества яиц фасциол в фекалиях крупного рогатого скота в весенне-летний период и снижение их числа в осенне-зимний период, что по нашему мнению обусловлено различной степенью яйцепродукции трематод. Аналогичные показатели нами отмечены и у овец, зараженных фасциолами.

При гельминтологическом вскрытии печени выбракованных овцематок фасциолы обнаружены во все сезоны года. Количество обнаруженных фасциол у овец в течение года существенно не отличалось (Р > 0,05) и составило, в среднем, летом 16,8±2,2 экз., октябре 18,4±2,4 экз., январе 22,1±2,6 экз. и апреле 21,8±2,5 экз. Максимальное количество F. hepatica обнаружили в печени в январе (22,1±2,6 экз.). Экстенсивность инвазии также не отличалась значительно у овец в разные сезоны года. Зимой и весной количество зараженных фасциолами овец и интенсивность инвазии повышались за счет развития фасциол новой генерации.

2.3.2.4. Возрастная структура фасциол у овец в разные сезоны года

Как показали результаты гельминтологических вскрытий печени взрослых овец возрастная структура популяции фасциол в разные сезоны года значительно отличается. В летний период в печени овец обнаруживали фасциол в имагинальной стадии. Неполовозрелых фасциол не находили. В октябре в печени овец были имагинальные и неполовозрелые фасциолы в количестве соответственно 14,2±0,6 и 4,2±0,6 экз. Зимой (январь) большая часть фасциол в печени были в имагинальной стадии и только 1,3±0,4 экз. были неполовозрелыми.

В апреле все обнаруженные в печени фасциолы оказались в имагинальной стадии; их количество составило 21,8±2,5 экз.

При гельминтологическом вскрытии печени молодняка овец первого года выпаса в июле фасциол не находили. В октябре в печени 3 из 37 овец обнаруживали как взрослых, так и неполовозрелых фасциол в количестве соответственно 6,3±1,7 и 12,7±2,6 экз. В январе инвазированность животных повысилась до 17 % и основная часть обнаруженных фасциол была в имагинальной стадии и только единичные (2,3±0,5) экземпляры оказались преимагинальными. Весной, т. е. в апреле все обнаруженные фасциолы были в имагинальной стадии и их количество составило 20,5±2,6 экз./гол.

Таким образом, возрастная структура фасциол в организме овец существенно отличается в разные сезоны года. Осенью и зимой в печени овец первого года выпаса обнаруживали фасциол в пре- и имагинальной стадии. Число взрослых фасциол в печени молодняка овец увеличивается постепенно с осени до весны следующего года.

2.3.2.5. Сроки заражения молодняка овец F. hepatica

Ежемесячные исследования проб фекалий молодняка овец с мая 2008 по апрель 2009 гг. показали, что впервые яйца фасциол начали обнаруживать в фекалиях у одного из 51 исследованных овец (молодняк первого года выпаса) в сентябре 2008 г. В последующие месяцы инвазированность молодняка овец постепенно повышалась и составила в октябре 6,0 %, ноябре 10 и декабре 18,4 %. В январе, феврале и марте экстенсивность инвазии составила соответственно 20,4; 20,8 и 20,8 %. Количество яиц фасциол в 1 г фекалий постепенно повышалось с 17,3 экз. в октябре до 41,8±5,2 экз. в апреле.

Нами установлено, что с повышением экстенсивности инвазии повышалось количество яиц в фекалиях инвазированных животных, что способствовало максимальной циркуляции фасциолезной инвазии. Наибольшую зараженность молодняка овец отмечали весной, что обусловлено тем, что все фасциолы в печени овец достигли имагинальной стадии и продуцировали яйца.

Полученные результаты позволяют полагать, что в условиях Нечерноземья РФ ягнята начинают заражаться фасциолами преимущественно в середине и во второй половине пастбищного сезона, т. е. в июне–августе, учитывая продолжительность препатентного периода развития фасциол, равную 2,5–3 месяцам (Н.В. Демидов, 1963).

Исследования, проведенные на овцах, показали, что ранне-весеннее заражение ягнят фасциолами в условиях Нечерноземья не происходит или происходит минимально, не оказывая существенного влияния на циркуляцию фасциолезной инвазии и эпизоотологию болезни, что на наш взгляд вызвано гибелью большинства адолескариев фасциол в зимний период. Наибольшая зараженность молодняка овец, а также крупного рогатого скота (И.А. Архипов, Е.Е. Коляда, Н.И. Кошеваров, 2002) фасциолами в условиях Нечерноземья РФ отмечена в зимне-весенний период, что указывает на их заражение преимущественно в середине и конце пастбищного сезона, т. е. июне–августе адолескариями фасциол, развившимися в текущем году.

2.3.2.6. Сроки развития и выживаемость яиц F. hepatica

во внешней среде

Как показали результаты опытов, сроки развития яиц фасциол зависят от температуры внешней среды. С повышением температуры процесс развития личинок в яйцах ускоряется. Так, в апреле при средней температуре 8,6 оС развитие яиц F. hepatica происходит в течение 30 суток. В мае при средней температуре воздуха 16,2 оС эмбриогония фасциол завершается за 17 суток. В июне вылупление из яиц фасциол первых мирацидиев наблюдали на 23-и сутки опыта.

Средняя температура воздуха составила в период наблюдений 16,3 оС. Наиболее благоприятным для эмбриогенеза яиц фасциол в условиях Нечерноземья РФ является лето. Так, в июне–августе яйца фасциол развиваются за 19–23 сут. Средняя температура воздуха в летние месяцы колебалась от 19,5 до 24,3 оС.

В осенние месяцы с понижением температуры несколько замедляется эмбриогенез фасциол. Так, в сентябре развитие яиц отмечали за 27 суток. Средняя температура воздуха в сентябре составила 15,3 оС. В октябре, хотя в яйцах фасциол и происходит некоторое развитие, но мирацидии обычно из них не вылупляются. Это связано с понижением температуры окружающей среды, которая в этот период составила, в среднем, 8,0 оС.

Изучение возможности перезимовывания яиц F. hepatica показало следующие результаты: яйца трематод, находящиеся с 20 октября по 1 апреля на поверхности почвы, оказались погибшими.

9,7–19,5 % яиц фасциол, находящихся в течение указанного срока на дне проточного водоема, сохраняли свою жизнеспособность.

Следует отметить, что яйца фасциол, находящиеся в начальной стадии дробления, оказались более устойчивыми к воздействию зимний условий, чем на стадии сформированного мирацидия. Из первой группы погибло 80,5 % яиц, из второй – 90,3 %.

Из этого следует, что в естественных условиях Нечерноземья РФ возможно перезимовывание незначительного числа яиц F. hepatica.

2.3.2.7. Сезонная динамика численности и зараженности моллюсков Lymnaea truncatula личинками F. hepatica

Известно, что промежуточным хозяином F. hepatica являются L. truncatula (Д.Ф. Синицын, 1915). Однако, не исключено участие других видов моллюсков (L. stagnalis, Galba palustris) в цикле развития F. hepatica (А.М. Сазанов, 1955, 1969, 1971).

Как показали наши исследования, моллюски в количественном отношении распределены в разных водоемах неодинаково. Это, по-видимому, связано с разными экологическими факторами, такими как температура и скорость течения воды, характер растительности и глубины водоема, рН воды, характер грунта и др.

По плотности заселенности моллюсками наиболее богатыми являются небольшие пойменные водоемы со слабым течением, старые запущенные мелиоративные канавы, небольшие озера, образованные за счет разлива рек, каналы. Такие водоемы, расположенные по поймам рек, чрезмерно заселены моллюсками разных видов, в том числе L. truncatula, плотность которых местами достигает 140 экз./м2.

Следует отметить, что личинками фасциол были инвазированы моллюски L. truncatula, обитаемые в стоячих водоемах и водоемах со слабым течением, заросших водной растительностью. Моллюски, исследованные из рек с быстрым течением, были свободными от инвазии.

Как видно из наших наблюдений, в условиях Нечерноземья РФ моллюски L. truncatula, участвующие в жизненном цикле фасциол, распространены в больших стоячих водоемах и в водоемах с медленным течением, занимающих огромные пространства как в пойменных, так и на присельских пастбищах.

Для изучения динамики зараженности моллюсков L. truncatula личинками фасциол в пойменной зоне подобрали биотоп – небольшой болотистый участок пастбища ООО «Обновление» Ельниковского района. Весной в биотопе содержалось воды значительно больше, чем летом и осенью. Максимальная глубина его достигала в средней части 20–45 см. На данном биотопе обитали преимущественно моллюски L. truncatula.

Исследования на зараженность L. truncatula личинками фасциол проводили в мае, июне, сентябре и октябре. Моллюски L. truncatula заражены личинками фасциол в меньшей степени весной (1,2 %). Инвазия нарастает летом и достигает максимума в осенние месяцы (6,0–7,3 %). В мае зараженные моллюски содержали редий и зрелых церкарий фасциол. Последние в момент исследования проявляли значительную активность, быстро теряли хвост, инцистировались в воде. В июне у моллюсков преобладали спороцисты и незрелые редии фасциол. В июле–сентябре они содержали в большинстве случаев редии и церкарии.

Установление незначительной зараженности L. truncatula редиями и церкариями фасциол весной (в мае) указывает на то, что они частично перезимовывают в теле промежуточного хозяина. Весенне-летнее заражение моллюсков личинками фасциол приводит к нарастанию их инвазированности в сентябре до 7,3 %.

Таким образом, максимальная плотность популяции моллюсков L. truncatula установлена в августе–сентябре. В это же время отмечена наибольшая зараженность малого прудовика личинками F. hepatica, что способствует массовой циркуляции фасциолезной инвазии во внешней среде.

2.3.2.8. Выживаемость адолескариев фасциол во внешней среде

Учитывая скудные данные о сроках выживаемости адолескариев фасциол в условиях Нечерноземья РФ и противоречивые сведения по этому вопросу в других регионах, нами изучено влияние на адолескариев фасциол прямых солнечных лучей и сроки сохранения их инвазионной способности в воде, сене в летне-осенний период и в условиях пастбищ в осенне-зимние месяцы. В опытах использовали свежевыделенные адолескарии, полученные от искусственно зараженных моллюсков.

Исследования показали, что в летне-осенний период под воздействием солнечных лучей в течение 4 суток происходит полная гибель адолескариев фасциол, так как ни одно животное ими не заразилось.

Адолескарии фасциол, выдержанные в воде, сохраняли инвазионную способность, так как ими заразились все крысы. Приживаемость F. hepatica составила 28,7 %.

Гельминтологические исследования печени крыс, зараженных адолескариями фасциол, выдержанными в сене, дали положительные результаты. Из 6 животных 2 крысы заразились F. hepatica. Адолескариями фасциол, выдержанными в течение указанного срока в воде, заразились все шесть крыс. Приживаемость F. hepatica составила 23,4 %.

Таким образом, нами установлено, что сено, заготовленное на неблагополучных по фасциолезу участках, в летне-осенний период представляет опасность заражения животных фасциолами, и как следствие может играть роль в циркуляции фасциолезной инвазии.

На основании полученных результатов можно сделать заключение, что развитие яиц F. hepatica в природных условиях Нечерноземья РФ происходит в период с мая до середины октября. Следовательно, промежуточные хозяева фасциол – пресноводные моллюски могут заражаться мирацидиями фасциол в этот период года.

Наиболее благоприятным для эмбриогенеза яиц фасциол является период с июня по август, когда развитие яиц завершается уже в течение самого короткого времени (19–23 сут.).

Яйца F. hepatica как в начальной стадии дробления, так и в стадии сформированного мирацидия, находящиеся в течение зимнего периода на открытых площадках, погибают. Яйца же фасциол, находящиеся в течение зимы в воде, сохраняют жизнеспособность до 19,5 %.

Промежуточные хозяева фасциол заражены личинками фасциол во все периоды своей активности, т. е. с мая по сентябрь. Ранней весной в теле промежуточного хозяина фасциол паразитируют преимущественно более зрелые стадии личинок паразита – редии и церкарии. Следовательно, личинки фасциол перезимовывают в теле промежуточного хозяина и с ранней весны служат источником заражения дефинитивных хозяев.

Численность моллюсков в водоемах нарастает летом и достигает максимума в осенние месяцы, т. е. самым опасным периодом для заражения животных фасциолами в указанной зоне является летне-осенний сезон.

В условиях Нечерноземья РФ незначительная часть адолескариев может перезимовывать в водной среде на пастбищах, однако они большого эпизоотологического значения не имеют по сравнению с личинками фасциол, перезимовавших в теле промежуточных хозяев.

2.3.3. Циркуляция дикроцелиозной инвазии животных

в Нечерноземье РФ

2.3.3.1. Распространение и циркуляция дикроцелиозной инвазии

животных в разных зонах Нечерноземья РФ

По данным копроовоскопических исследований животных разных видов дикроцелиоз установлен нами во всех зонах региона. Основную роль в циркуляции дикроцелиозной инвазии играют овцы, крупный рогатый скот и козы. Дикие животные при использовании пастбищных угодий, где выпасались сельскохозяйственные животные, также участвуют в циркуляции этой инвазии.

В лесной зоне Нечерноземья РФ зараженность дикроцелиями составила овец 25,3 %, коз 20,9, крупного рогатого скота 19,2, лосей 12,5 %. Инвазированность оленей, косуль, кабанов и зайцев была слабой и не превышала 7–8 %.

В лесостепной зоне имеются все условия для циркуляции дикроцелиозной инвазии. Этому способствуют высокая плотность популяции промежуточных хозяев: сухопутных моллюсков и муравьев и благоприятные условия для их развития. Инвазированность дикроцелиями в этой зоне составила овец 27,6 %, коз 22,2, крупного рогатого скота 20,7, лосей 13,9, оленей благородных 9,1, косуль 4,7, кабанов 5,3 и зайцев 7,7 %.

Не отмечено значительной разницы в инвазированности дикроцелиями животных в разных зонах региона. Так, в пойменной зоне зараженность животных оказалась выше на 2–3 % по сравнению с инвазированностью их в лесной зоне. ЭИ составила овец 27,8 %, коз 23,7, крупного рогатого скота 20,9, лосей 14,3, оленей благородных 8,3 %.

Следовательно, дикроцелиоз широко распространен в разных зонах Нечерноземья РФ. Зараженность дикроцелиями колеблется у овец от 25,3 до 27,8 %, коз от 20,9 до 23,7 и крупного рогатого скота от 19,2 до 20,9 %. Основную роль в циркуляции дикроцелиозной инвазии играют овцы, козы и крупный рогатый скот. Дикие животные также имеют значение в распространении этой инвазии в природе, являясь источником инвазии.

При изучении динамики зараженности жвачных животных D. lanceatum в условиях Нечерноземья РФ за последние годы установлено постепенное повышение инвазированности как крупного рогатого скота, так и овец и коз, что по-нашему мнению, обусловлено и недостаточной эффективностью применяемых против D. lanceatum антигельминтиков. Зараженность дикроцелиями крупного рогатого скота по нашим данным повысилась с 15,2 до 22,5 %, овец с 17,9 до 28,2 и коз с 16,0 до 24,0 %.

2.3.3.2. Возрастная динамика зараженности овец D. lanceatum

Результаты гельминтологических вскрытий печени и желчного пузыря 160 овец разного возраста указывают на значительную разницу в плотности популяции D. lanceatum у животных разных возрастных групп. Максимальная инвазированность дикроцелиями установлена у овец старше 5 лет. Экстенсивность дикроцелиозной инвазии составила у молодняка до года 8,8 %, животных в возрасте 12 лет 13,5, 3-4 лет 27,5, старше 5 лет 32,6 % при ИИ, равной соответственно 131,4±9,2 экз./гол.; 343,0±15,6; 738,2±47,4 и 1365,0±64,7 экз./гол.

Полученные нами результаты позволяют констатировать о повышении с возрастом животных экстенсивности инвазии с 8,8 до 32,6 % и интенсивности инвазии с 131,4 до 1365 экз./гол. Повышение инвазированности овец с возрастом, по-видимому, обусловлено отсутствием возрастного иммунитета у животных к заражению дикроцелиями. Аналогичная картина нами и другими исследователями отмечена при фасциолезе.

2.3.3.3. Сезонная динамика зараженности овец D. lanceatum

Результаты гельминтологических вскрытий печени и желчного пузыря 290 голов выпасавшегося поголовья овец показали, что дикроцелиоз встречается во все периоды года с колебаниями от 21,7 % летом до 30,5 % в январе следующего года. Экстенсивность инвазии составила, в среднем, 25,2 %. Повышение зараженности животных отмечали осенью, а зимой инвазированность достигала максимума (30,5 %). Осенне-зимнее повышение экстенсивности инвазии животных обусловлено достижением дикроцелиями новой генерации половой зрелости.

Наряду с экстенсивностью инвазии установлена значительная разница в разные сезоны года интенсивности инвазии, которая колебалась от 672,4±37,8 экз./гол. в июле до 983,6±66,2 экз./гол. в январе (Р < 0,05). Интенсивность инвазии дикроцелиями у овец составила, в среднем, летом 672,4±37,8 экз./гол., осенью (октябрь) 743,5±41,4, зимой (январь) 983,6±66,2 и весной (апрель) 956,0±57,3 экз./гол. Пик инвазии отмечали в конце осени–зимой.

Таким образом, выпасаемые животные в течение всего года инвазированы D. lanceatum. Максимальная экстенсивность и интенсивность инвазии отмечена в зимний период, что по-нашему мнению обусловлено достижением дикроцелиями новой генерации половой зрелости.

2.3.3.4. Возрастная структура дикроцелий в организме овец

в разные сезоны года

Как показали результаты ежеквартальных гельминтологических вскрытий печени возрастная структура дикроцелий в организме молодняка овец существенно отличается в разное время года. В летний период D. lanceatum в печени выпасавшегося молодняка овец не обнаруживали. Осенью (октябрь) обнаружили в печени 4 из 37 животных 71,8±9,4 экз. преимагинальных и 25,6±3,3 экз. имагинальных дикроцелий. В январе экстенсивность инвазии повысилась до 21,9 % при интенсивности инвазии, равной 105,6±8,8 экз., из которых 92,1±9,6 экз. были взрослыми и 13,5±2,1 экз. преимагинальными. Весной отмечали также высокую зараженность животных, в основном, только имагинальными дикроцелиями, количество которых значительно не изменялось до лета следующего года.

Из результатов следует, что возрастной состав дикроцелий в организме молодняка овец значительно отличается в разные сезоны года. Осенью и зимой в печени животных первого года выпаса обнаруживали дикроцелиев в пре- и имагинальной стадии. Число половозрелых дикроцелиев в печени повышалось постепенно с осени до весны следующего года.

2.3.3.5. Сроки заражения ягнят D. lanceatum

При ежемесячном исследовании проб фекалий ягнят с мая 2006 по апрель 2007 гг. нами отмечено, что впервые яйца дикроцелиев начали обнаруживать в фекалиях одного из 64 исследованных ягнят в сентябре 2006 г. В последующие месяцы экстенсивность инвазии, вызванной дикроцелиями, постепенно повышалась и составила в октябре 6,3 %, ноябре 11,1, декабре 17,4 %. В январе, феврале и марте экстенсивность инвазии была одинаковой и составила 19,3 %. Число яиц дикроцелий в 1 г фекалий постепенно повышалось с 20,3±3,6 экз. в октябре до 69,2±8,3 экз. в апреле. Повышение экстенсивности инвазии сопровождалось, как правило, увеличением числа яиц дикроцелиев в фекалиях инвазированных животных. Зимой отмечали максимальную зараженность молодняка овец, что, по-видимому, связано с достижением всеми дикроцелиями половой зрелости.

Следовательно, можно предположить, что в условиях Нечерноземья РФ ягнята начинают заражаться, преимущественно, во второй половине пастбищного сезона, т. е. в июле–августе, учитывая продолжительность препатентного периода дикроцелий, равную 47–78 сут.

2.3.3.6. Сезонная динамика зараженности муравьев Formica formica

личинками D. lanceatum

Как показали исследования, муравьи распределены в разных местностях неодинаково. Это зависит от различных экологических факторов. По плотности заселения муравьями наиболее богатыми являются лесная и лесостепная зоны.

Для изучения динамики зараженности муравьев личинками D. lanceatum подобрали биотоп F. formica на территории ООО «Обновление» Ельниковского района Республики Мордовия. Исследования на зараженность F. formica личинками дикроцелий проводили в мае-сентябре 2008 г. Из таблицы следует, что муравьи F. formica заражены личинками дикроцелиев в мае в наименьшей степени, т. е. на 1,0 %. В последующие месяцы инвазированность муравьев постепенно повышается и составляет в июне 3,75 %, июле 4,86, августе 5,67 %. Максимальная зараженность муравьев установлена в сентябре (6,4 %). Слабая зараженность муравьев личинками дикроцелиев в мае свидетельствует о том, что часть личинок зимой в теле муравьев погибает.

В результате весенне-летнего заражения муравьев личинками дикроцелиев инвазированность их в августе–сентябре повышается до 6,4 %. Максимальная зараженность муравьев F. formica личинками D. lanceatum установлена в августе–сентябре.

2.3.4. Циркуляция парамфистомозной инвазии животных

в Нечерноземье РФ

2.3.4.1. Новые данные о распространении парамфистомоза крупного

рогатого скота в разных зонах Нечерноземья РФ

По результатам исследований проб фекалий животных разных видов парамфистомоз установлен нами во всех зонах региона, где проводились исследования.

Основную роль в циркуляции парамфистомозной инвазии играет крупный рогатый скот, а также дикие жвачные: лоси, олени благородные и косули. В связи с этим основное внимание уделяли изучению распространения парамфистомоза крупного рогатого скота в разных зонах региона.

В лесной зоне Нечерноземья РФ инвазированность парамфистомами крупного рогатого скота оказалась равной 32,5 %, овец 4,4, коз 4,6, лосей 28,5, оленей благородных 23,0, косуль 28,5 %.

В лесостепной зоне региона зараженность животных P. cervi была на 2-3 % выше. Экстенсивность инвазии составила крупного рогатого скота 35,3 %, лосей 33,3, оленей 28,6, косуль 26,7, овец 6,4 и коз 7,7 %. Высокой оказалась зараженность животных в пойменной зоне, где ЭИ была равной крупного рогатого скота 35,4 %, овец 6,5, коз 7,5, лосей и оленей 28,5 и косуль 25,0 %.

Таким образом, парамфистомоз широко распространен в разных зонах Нечерноземья РФ. Зараженность парамфистомами колебалась у крупного рогатого скота от 32,5 до 35,4 %, овец от 4,4 до 6,5 %, коз от 4,6 до 7,5 %, лосей от 28,5 до 33,3 %, оленей от 23,0 до 28,6 % и косуль от 25,0 до 28,5 %.

При анализе динамики зараженности жвачных животных P. cervi в условиях Нечерноземья РФ за последние годы установлено постепенное повышение инвазированности животных. Зараженность крупного рогатого скота за период исследований повысилась с 28,4 до 41,3 %, овец с 4,0 до 8,4 % и коз с 4,2 до 8,7 %.

Широкому распространению парамфистомоза способствует наличие увлажненных пастбищ, выпас животных на заливных пойменных лугах, а также отсутствие эффективных антигельминтиков против парамфистом.

2.3.4.2. Возрастная динамика зараженности животных P. cervi

Предыдущие исследования проведены нами на крупном рогатом скоте (Н.И. Кошеваров, 1997). В связи с этим эту работу проводили на овцах по данным копроовоскопических исследований. Исследовали пробы фекалий 407 овец разных возрастных групп по 67–96 голов в каждой.

Экстенсивность парамфистомозной инвазии составила у молодняка до года 1,5 %, овец 1–2 лет 4,28 %. У животных в возрасте 2–3 лет, 3–4 и старше 5 лет ЭИ была равной соответственно 5,68; 6,97 и 6,33 % при обнаружении в 1 г фекалий 45,4±6,2 экз., 53,6±5,7 и 60,3±6,4 экз. яиц парамфистом. Установлено, что с возрастом овец инвазированность парамфистомами повышается и одновременно увеличивается количество яиц трематод в фекалиях.

По результатам гельминтологических вскрытий пищеварительного тракта 183 овец разных возрастных групп 13 голов были инвазированы P. cervi. Экстенсивность инвазии составила, в среднем, 7,1 %. Зараженность составила у овец в возрасте до года 3,7 %, 1–2 лет 5,0, 2–3 лет 7,89, 3–4 лет 8,33 и старше % лет 9,52 % при интенсивности инвазии, равной соответственно 23; 37,5; 78,3±9,3; 95,6±9,7 и 116,5±9,3 экз./гол.

Полученные результаты, проведенные на овцах, подтверждают наши предыдущие данные гельминтологических вскрытий крупного рогатого скота о повышении инвазированности с возрастом животных и то, что основную роль в циркуляции парамфистомозной инвазии играют взрослые животные.

2.3.4.3. Сезонная динамика зараженности животных P. cervi

Результаты копроовоскопических исследований показали, что взрослые овцы были в течение всего года инвазированы парамфистомами. Экстенсивность инвазии выпасаемых овец в течение года колебалась в пределах от 12,1 до 24,5 %. Средняя экстенсивность инвазии составила 9,18 %. Наибольшую зараженность овец парамфистомами отмечали в зимний период (12,5 %) при обнаружении в этот период 56,7–61,2 экз. яиц парамфистом в 1 г фекалий. Зимнее повышение экстенсивности инвазии, по-видимому, обусловлено достижением всеми парамфистомами половой зрелости. Летом экстенсивность инвазии была равной 5,97–6,06 % при обнаружении в 1 г фекалий 64,5–71,6 экз. яиц парамфистом.

Среднее количество яиц парамфистом в 1 г фекалий овец составило 64,9±6,2 экз. с незначительным снижением в осенне-зимний период до 56,7±6,0 экз. (в феврале) и постепенным повышением в весенне-летний сезон до 77,8±6,4 экз. (в мае), что, по-нашему мнению, обусловлено повышением яйцепродукции P. cervi в этот период года, необходимой для циркуляции этой инвазии.

Таким образом, выпасавшееся поголовье взрослых овец в течение всего года инвазировано парамфистомами с незначительным повышением экстенсинвазированности в зимний период из-за достижения трематодами новой генерации половой зрелости.

2.3.4.4. Возрастная структура P. cervi в организме животных

в разные сезоны года

Полученные результаты опыта, проведенного на молодняке крупного рогатого скота первого года выпаса, позволяют сделать вывод о том, что возрастной состав парамфистом у животных в разное время года значительно отличается.

При убое выпасаемых телят в июне парамфистом в организме не находили. В июле и августе у животных обнаружили в тонком кишечнике только неполовозрелых парамфистом. В сентябре у молодняка впервые обнаружили половозрелых парамфистом в количестве 18,2±3,6 экз./гол. В октябре зараженными парамфистомами были 5 голов крупного рогатого скота, у которых обнаружили 139,0±5,9 парамфистом, из которых 62,4 % были неполовозрелыми и 37,5 % – имагинальными. В ноябре инвазированность молодняка повысилась до 19,2 %, а интенсивность инвазии до 185,0±6,8 экз./гол. При этом 18,6 % парамфистом были неполовозрелыми, а 81,4 % оказались имагинальными особями. В декабре, а также в январе следующего года практически большая часть парамфистом были в имагинальной стадии, т. е. в рубце и только 4,6 и 1,4 % парамфистом соответственно в декабре и январе были неполовозрелыми. В феврале и далее весной все обнаруженные P. cervi были в имагинальной стадии.

Максимальная интенсивность инвазии оказалась в зимний период из-за того, что все парамфистомы достигли имагинальной стадии. Полученные результаты свидетельствуют о существенной разнице в возрастном составе парамфистом в организме крупного рогатого скота в разное время года.

В условиях Нечерноземья РФ процесс развития парамфистом происходит, в основном, в период с августа по октябрь, а в период с октября по январь в организме молодняка крупного рогатого скота паразитируют как имагинальные, так и неполовозрелые парамфистомы. И это необходимо учитывать при выборе эффективного антигельминтика.

2.3.4.5. Сроки заражения ягнят P. cervi в условиях Нечерноземья РФ

При ежемесячном исследовании проб фекалий ягнят с мая 2007 г. до мая 2008 г. нами установлено, что впервые яйца парамфистом обнаружены в сентябре у 2 из 62 ягнят (3,2%-ная ЭИ). В последующие месяцы экстенсивность инвазии, вызванной P. cervi, повышалась и составила в октябре 4,8 %, ноябре 6,4, декабре 8,2 %. В зимне-весенний период зараженность молодняка крупного рогатого скота была на одном уровне.

Число яиц парамфистом в 1 г фекалий также постепенно нарастало с 12,5 экз. в сентябре до 48,6±6,0 экз. в декабре. Как и при фасциолезе, нами отмечено, что с повышением экстенсивности инвазии увеличивалось число яиц парамфистом в фекалиях. По данным копроовоскопии наибольшая зараженность молодняка первого года выпаса установлена зимой, что, по-видимому, связано с достижением большинством парамфистом половой зрелости.

Таким образом, в условиях Нечерноземья РФ молодняк овец заражается парамфистомами в течение всего пастбищного периода, о чем свидетельствуют обнаруженные в кишечнике животных неполовозрелые парамфистомы в период с июля по январь. Однако, в большей степени молодняк заражается парамфистомами во 2-й половине пастбищного сезона. На это указывает наличие имагинальных трематод в рубце в октябре–ноябре (срок преимагинального развития парамфистом в организме животных по данным В.Ф. Никитина составляет 114–126 сут.).

Таким образом, развитие P. cervi в организме крупного рогатого скота происходило неравномерно в течение 7 месяцев, о чем свидетельствует обнаружение неполовозрелых P. cervi в кишечнике животных в период с июля по январь следующего года.

2.3.4.6. Сроки развития и выживаемость яиц P. cervi

во внешней среде

Результаты полевых опытов показали, что развитие яиц парамфистом зависит от температуры окружающей среды. Как и у яиц фасциол, с повышением температуры воздуха процесс развития личинок в яйцах P. cervi ускоряется. В апреле при средней температуре 8,6 оС развитие яиц P. cervi происходит медленно, т. е. в течение 30 суток. В мае при средней температуре воздуха 16,2 оС эмбриогония яиц парамфистом завершается за 18 суток. В июне вылупление первых мирацидиев из яиц парамфистом происходит в течение 24 сут.

Средняя температура воздуха составила в период наблюдений 16,3 оС. Наиболее благоприятным для эмбриогенеза яиц парамфистом в условиях Нечерноземья РФ является лето. Так, в июне, июле и августе яйца парамфистом развиваются за 19–24 сут. Средняя температура при этом колебалась от 19,5 до 24,3 оС.

С понижением температуры воздуха в осенние месяцы замедляется процесс эмбриогенеза парамфистом. Так, в сентябре развитие яиц отмечали за 28 сут. Средняя температура воздуха в сентябре составила 15,3 оС. В октябре в яйцах P. cervi происходит частичное развитие, но мирацидии не вылупляются из них, что обусловлено снижением температуры воздуха.

При изучении возможности перезимовывания яиц P. cervi установлено, что яйца парамфистом, находящиеся с конца октября до апреля на поверхности почвы, оказались погибшими.

Яйца парамфистом, находящиеся в этот период на дне проточного водоема, сохраняли жизнеспособность. Жизнеспособность после перезимовывания зависела от стадии развития яиц. Яйца парамфистом, в которых отсутствовала эмбриогония, были более устойчивыми к воздействию зимних условий, чем находящиеся на стадии сформированного мирацидия. 81,1 и 92,5 % яиц P. cervi, не находящиеся в стадии эмбриогонии, сохраняли жизнеспособность после зимы. Яйца P. cervi, в которых отмечали эмбриогонию, сохранили жизнеспособность только на 18,8 и 7,5 %.

Таким образом, в естественных условиях Нечерноземья РФ возможно перезимовывание яиц P. cervi.

2.3.4.7. Сезонная динамика зараженности планорбид

личинками P. cervi

На плотность популяции моллюсков P. planorbis оказывают влияние различные факторы: температура воздуха, влажность и экологические условия.

Как показали результаты наших исследований, наибольшая зараженность моллюсков P. planorbis личинками P. cervi отмечена в пойменной зоне, где в сентябре 5,3 % моллюсков оказались зараженными P. cervi. В лесной и лесостепной зонах зараженными были соответственно 4,2 и 4,8 % исследованных моллюсков.

Для изучения динамики плотности и зараженности моллюсков P. planorbis личинками парамфистом в пойменной зоне подобрали биотоп P. planorbis – небольшой участок пастбища с лужами, где обитали преимущественно моллюски P. planorbis.

Исследования по изучению плотности и зараженности P. planorbis личинками парамфистом проводили в период с мая по сентябрь. Результаты исследований свидетельствуют о том, что моллюски P. planorbis заражены личинками парамфистом в меньшей степени весной (0,8 %). Плотность популяции моллюсков также значительно отличалась в разные месяцы. Максимальная плотность моллюсков отмечена в сентябре и августе: соответственно 37,2±4,7 и 33,7±4,2 экз./м2. В мае, июне и июле на 1 м2 биотопа обнаружено соответственно 11,6±2,1; 20,4±2,4 и 27,5±3,0 экз. моллюсков P. planorbis.

Зараженность моллюсков личинками парамфистом также повышалась к осени и составила в июне 2,9 %, июле 3,6, августе 4,4 и сентябре 5,3 %.

Полученные результаты позволяют сделать заключение, что максимальная плотность популяции моллюсков P. planorbis установлена в августе–сентябре. В этот же период они были в наибольшей степени инвазированы личинками парамфистом, что способствует массовой циркуляции парамфистомозной инвазии во внешней среде.

2.3.5. Межвидовые отношения трематод у животных

2.3.5.1. Распространение смешанной инвазии, вызванной

фасциолами и парамфистомами, у крупного рогатого скота

По результатам гельминтологических вскрытий крупного рогатого скота смешанная инвазия, вызванная трематодами, установлена нами во всех исследуемых зонах Нечерноземья РФ.

Инвазированность крупного рогатого скота отдельно F. hepatica и P. cervi составила, в среднем, 18,2 и 34,4 % при средней интенсивности инвазии, равной соответственно F. hepatica 24,1±2,7 и 420,8±32,3 экз./гол. 10,5 % крупного рогатого скота поражено одновременно фасциолами и парамфистомами. У 9,7 % животных отмечали смешанную инвазию, вызванную F. hepatica и D. lanceatum. По три вида трематод (F. hepatica, P. cervi, D. lanceatum) находили у 3,2 % поголовья крупного рогатого скота. У 2,4 % животных паразитировали одновременно D. lanceatum и P. cervi.

При смешанной инвазии крупного рогатого скота, вызванной F. hepatica и P. cervi, интенсивность инвазии составила фасциолами 20,1±2,8 и парамфистомами 380,3±35,2 экз./гол.

Полученные результаты показали значительную разницу в плотности популяций отдельных видов трематод при моно- и смешанной инвазии в организме крупного рогатого скота. При совместном паразитировании плотность популяций отдельных видов трематод значительно снижается по сравнению с интенсивностью их при моноинвазии. В большей степени смешанная трематодозная инвазия установлена у крупного рогатого скота в хозяйствах пойменной зоны Нечерноземья РФ.

2.3.5.2. Распространение смешанной инвазии, вызванной фасциолами и дикроцелиями, у овец

По результатам гельминтологических вскрытий печени овец смешанная трематодозная инвазия установлена нами практически во всех исследуемых зонах Нечерноземья РФ.

Экстенсинвазированность овец отдельно фасциолами и дикроцелиями составила, в среднем, 25,4 и 26,8 % при средней интенсивности инвазии, равной F. hepatica 18,4±2,3 и D. lanceatum 814,7±29,7 экз./гол. 9,9 % овец поражено одновременно фасциолами и дикроцелиями. Реже у животных отмечали смешанную инвазию, вызванную фасциолами и парамфистомами. По три вида трематод (фасциолы + парамфистомы + дикроцелии) находили у 3,2 % поголовья овец. Реже у животных паразитировали одновременно дикроцелии и парамфистомы (1,4 %). При гельминтологическом вскрытии печени овец установили одновременное паразитирование фасциол и дикроцелий при их средней плотности, равной соответственно 14,8±1,9 и 628,5±31,4 экз./гол.

Анализ полученных нами результатов показал разницу в плотности популяций отдельных видов трематод при моноинвазии и в случае проявления смешанного их паразитирования в печени овец. При смешанной инвазии плотность популяций отдельных видов трематод значительно снижается по сравнению с интенсивностью их при моноинвазии. В большей степени смешанная трематодозная инвазия отмечена у овец в хозяйствах пойменной зоны.

2.3.5.3. Межвидовые отношения F. hepatica и D. lanceatum

в организме овец

Известно, что фасциолы и дикроцелии паразитируют в печени овец, крупного рогатого скота и других жвачных животных. Степень инвазированности животных отдельными видами трематод или при смешанной инвазии значительно отличается и зависит от различных факторов. Как правило, фасциолами заражаются животные, выпасающиеся на заболоченных пастбищах, а дикроцелиями – в степной и холмистой местности. Однако не исключается возможность влияния экологических факторов, а именно, межвидовых отношений в печени фасциол и дикроцелий. Учитывая скудность данных литературы по этому вопросу, нами проведен анализ плотности этих видов трематод в печени овец и влияние одного из них на численность и размеры особей другого вида.

Средняя длина и ширина F. hepatica, развившихся при отсутствии дикроцелий (моноинвазия) в печени контрольных животных, составила соответственно 24,2±0,30 и 9,7±0,15 мм. При слабой степени интенсивности дикроцелиозной инвазии (1–100 экз.) размеры фасциол практически не отличались по величине от фасциол контрольной группы. С повышением интенсивности дикроцелиозной инвазии до 500 экз./гол. длина фасциол снизилась на 8,7 % и составила 22,1±0,43 мм, а ширина уменьшилась до 8,6±0,20 мм. Существенно снизились размеры фасциол при одновременном паразитировали в печени 501–1000 экз. дикроцелий. Длина фасциол в этом случае уменьшилась с 24,2 до 19,5 мм по сравнению с контролем (моноинвазия), а ширина с 9,7 до 8,2 мм, т. е. на 9,5 и 15,5 % соответственно. Масса тела фасциол снизилась с 2,4 до 2,0 г, т. е. на 16,7 %.

Таким образом, у спонтанно инвазированных овец размеры фасциол зависят от интенсивности дикроцелиозной инвазии.

Результаты изучения влияния фасциолезной инвазии на развитие дикроцелий в печени овец свидетельствуют также о влиянии высокой степени фасциолезной инвазии на развитие дикроцелий. Средняя длина и ширина тела дикроцелий в печени  контрольных животных (моноинвазия) составила соответственно 7,2±0,11 и 1,7±0,04 мм, в то время как в печени животных, инвазированных одновременно  фасциолами  (ИИ 21–40 экз./гол.),  обнаруживали дикроцелий средней длиной 6,5±0,08 и шириной тела 1,5±0,04 мм, что на 9,8 и 11,8 % меньше. Разница в длине тела дикроцелий в печени животных этих групп была существенной (Р < 0,05). При слабой степени заражения животных фасциолами размеры тела дикроцелий в  печени овец существенно не отличались от контрольных. Следовательно, при смешанной инвазии овец размеры дикроцелий снижаются по мере повышения интенсивности фасциолезной инвазии, что также свидетельствует о проявлении частичного антагонизма между  фасциолами и дикроцелиями. Отсутствие полных антагонистических отношений между фасциолами и дикроцелиями в печени овец, а также благоприятные природно-климатические условия для развития промежуточных хозяев создают ситуацию для широкого распространения и циркуляции трематодозной инвазии жвачных животных в Нечерноземье РФ.

2.3.5.4. Маритогония F. hepatica и D. lanceatum в организме овец

при моно- и смешанной инвазии

При ежемесячном гельминтологическом вскрытии печени молодняка овец установлена значительная разница в количестве обнаруженных имагинальных и неполовозрелых фасциол и дикроцелий в разные месяцы года.

Маритогония F. hepatica в организме молодняка овец происходила в течение 5 месяцев, о чем свидетельствует обнаружение неполовозрелых фасциол в период с сентября по январь следующего года.

В сентябре в организме животных первого года выпаса паразитировали только единичные неполовозрелые F. hepatica. В октябре только 16,7 % фасциол достигли половой зрелости. В ноябре 34,9 и 65,1 % фасциол в печени составили соответственно имагинальные и неполовозрелые. В декабре, наоборот, большая часть фасциол (75,9 %) были половозрелыми. В январе при моноинвазии практически все фасциолы, за исключением единичных экземпляров, были имагинальными и в их матке находили большое количество яиц желтого цвета. В последующие месяцы в печени животных обнаруживали только половозрелых фасциол.

Таким образом, в условиях Нечерноземья РФ процесс маритогонии фасциол в организме овец протекает, в основном, в период с сентября по январь. В это время в печени овец паразитируют как половозрелые, так и неполовозрелые фасциолы. Этот факт необходимо учитывать при проведении дегельминтизации животных и выборе антигельминтика, эффективного в равной степени как против взрослых, так и молодых фасциол.

Анализируя полученные результаты, следует отметить, что при смешанной инвазии молодняка овец снижается плотность популяции отдельных видов трематод и увеличивается продолжительность процесса их маритогонии по сравнению с моноинвазией. Так, при моноинвазии, вызванной фасциолами, неполовозрелых особей обнаруживали в печени овец до февраля, а при смешанной инвазии их находили до марта следующего года. Аналогичная картина происходила и с развитием дикроцелий до имагинальной стадии. Если при моноинвазии, вызванной только дикроцелиями, маритогония проходила в период с августа по декабрь, то при смешанной фасциолезно-дикроцелиозной инвазии этот период продолжался до февраля следующего года.

2.3.5.5. Яйцепродукция F. hepatica и D. lanceatum в организме овец

при моно- и смешанной инвазии

При исследовании проб фекалий 5 овец в марте обнаружили, в среднем, по 50,0±6,5 экз. яиц фасциол в 1 г фекалий. Общее количество их в общей массе фекалий, испражненных в течение одних суток, составило 27465,8±83,5 экз. Количество половозрелых фасциол обыкновенных, обнаруженных в печени и желчном пузыре 5 убитых овец, колебалось от 13 до 20 экз. (в среднем, 17,0±2,1 экз./гол.). Следовательно, одной фасциолой выделено в течение суток, в среднем, по 1615,6±54,3 экз. яиц. Яйцепродукция фасциол в организме овец при моноинвазии колебалась от 1327,0 до 2040 экз. яиц в сутки.

Результаты изучения яйцепродукции D. lanceatum в организме овец при моноинвазии свидетельствуют о более низкой плодовитости дикроцелий по сравнению с фасциолами. Так, при исследовании проб фекалий 5 овец, предназначенных для убоя, в марте обнаружили, в среднем, по 37,6±3,9 экз. яиц дикроцелий в 1 г фекалий. Общее количество яиц в общей массе фекалий, испражненных в течение суток, составило 18422±80,4 экз. Среднее число половозрелых дикроцелий, обнаруженных в печени и желчном пузыре крупного рогатого скота, составило 482,2±51,5 экз. Следовательно, яйцепродукция D. lanceatum в организме овец при моноинвазии составила в марте, в среднем, по 39,4±4,1 экз. в сутки с колебаниями от 31,0 до 40,5 экз.

Незначительная плодовитость дикроцелий по сравнению с фасциолами компенсируется более высокой их плотностью популяции в организме животных.

Большой интерес представляли сведения, полученные нами при смешанной инвазии овец, вызванной F. hepatica и D. lanceatum. Количество яиц фасциол и дикроцелий в 1 г фекалий и интенсивность инвазии, вызванной ими в организме овец, при смешанной инвазии оказались ниже, чем при инвазии, вызванной отдельно F. hepatica и D. lanceatum. Так, среднее количество яиц фасциол и дикроцелий в 1 г фекалий при смешанной инвазии овец составило соответственно 50,4±6,3 и 33,8±4,0 экз. по сравнению с 55,3±6,4 и 37,6±3,9 экз. при инвазии, вызванной отдельно фасциолами и дикроцелиями. Плотность популяции фасциол и дикроцелий животных при смешанной инвазии также была более низкой, чем при отдельном заражении фасциолами и дикроцелиями. Яйцепродукция фасциол и дикроцелий в организме овец при смешанной инвазии составила, в среднем, соответственно 1472,3±27,4 и 35,6±4,7 экз. яиц в сутки, что на 8,9 и 9,7 % ниже, чем при инвазии, вызванной отдельно этими видами трематод. Разница в яйцепродукции F. hepatica и D. lanceatum в организме овец при моно- и смешанной инвазии была существенной (Р < 0,05). Высокая яйцепродукция F. hepatica и D. lanceatum как при моно-, так и смешанной инвазии также способствует широкому распространению и циркуляции трематодозной инвазии в естественных и агробиоценозах.

2.3.6. Влияние антигельминтиков в системе «паразитхозяин»

2.3.6.1. Действие новых антигельминтиков против фасциол

разного возраста

До сих пор одним из основных методов борьбы с фасциолезом животных является химиотерапия. В последние годы для дегельминтизации жвачных животных при фасциолезе применяют препараты на основе клозантела, альбендазола, рафоксанида, оксиклозанида, триклабендазола (И.А. Архипов, 2009). Указанные антигельминтики в разной степени эффективны против имагинальных фасциол (И.А. Архипов, 1999; И.А. Архипов, А.В. Сорокина, 2001). Однако эффективность их против преимагинальных фасциол остается недостаточно выясненной. Кроме того, из-за продолжительного применения одних и тех же препаратов создаются штаммы гельминтов, резистентные к их действию.

Весьма актуальным является поиск и испытание новых препаратов для борьбы с гельминтозами, в том числе трематодозами животных. Для этой цели проведена работа по изысканию новых антигельминтиков на базе кафедры фармацевтической химии Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии, Института медицинской паразитологии и тропической медицины им. Е.И. Марциновского ММА им. И.М. Сеченова и Всероссийского научно-исследовательского института гельминтологии им. К.И. Скрябина и были созданы новые соединения: ронтанокс – N-(3-хлор-4-метилфенил)-3,5-дибромсалициламид, вивалин – производное 3-5-дибромсалициловой кислоты, полученное в одну стадию взаимодействием n-толуидина с 3,5-дибромсалициловой кислотой в присутствии треххлористого фосфора. ИМПиТМ совместно с ВИГИСом проведена работа по синтезу новых антигельминтиков: отечественного триклабендазола и тегалида мелкодисперсного.

В связи с этим целью нашей работы была оценка эффективности применяемых в настоящее время некоторых антигельминтиков и новых препаратов против фасциол разного возраста для обоснования выбора и рациональных сроков применения их при фасциолезе, учитывая то, что в организме животных в течение большего периода года паразитируют как имагинальные, так и неполовозрелые фасциолы.

Результаты изучения эффективности антигельминтиков против фасциол разного возраста свидетельствуют о различной степени их активности против имагинальных и преимагинальных фасциол. Как правило, все препараты были активными против имагинальных и недостаточно эффективными против неполовозрелых фасциол. Исключение составил триклабендазол, который оказался эффективным против молодых и взрослых фасциол. Эффективность против взрослых и неполовозрелых фасциол составила соответственно антитрема 94,9 и 26,1 %, болюсов фасковерма 94,4 и 44,5, оксиклозанида 95,3 и 51,0, тегалида м/д 94,9 и 9,2, триклабендазола 98,2 и 97,4, вивалина 83,7 и 7,2 и ронтанокса 93,5 и 8,5 %.

Таким образом, ни один из испытанных антигельминтиков (кроме триклабендазола) не проявил высокого эффекта против неполовозрелых фасциол, что указывает на целесообразность применения их в период паразитирования в печени имагинальных фасциол, т. е. в зимне-весенний период. Осенью для лечения животных целесообразно применять триклабендазол, эффективный как против неполовозрелых, так и взрослых фасциол.

Недостаточная активность антитрема, фасковерма, оксиклозанида, тегалида, вивалина и ронтанокса против неполовозрелых фасциол, по-нашему мнению, обусловлена разным характером метаболизма, питания и их локализации.

2.3.6.2. Действие антигельминтиков против D. lanceatum

разного возраста

Данные литературы по эффективности антигельминтиков против дикроцелий разного возраста весьма противоречивы, а по отдельным препаратам их действие против молодых трематод не изучено. Кроме того, неизвестна была активность ронтанокса, тегалида, болюсов фасковерма и суспензии оксиклозанида против D. lanceatum. В связи с этим представлял интерес выяснение эффективности этих препаратов против дикроцелий разного возраста.

Полученные результаты испытания некоторых препаратов при дикроцелиозе крупного рогатого скота свидетельствуют о различной их эффективности против D. lanceatum разного возраста. При гельминтологическом вскрытии печени крупного рогатого скота контрольной группы обнаружили, в среднем, по 93,4±9,6 экз. неполовозрелых и 242,0±13,6 экз. взрослых особей. В печени крупного рогатого скота, леченного болюсами фасковерма, находили, в среднем, по 70,2±8,4 экз. неполовозрелых и 72,3±9,6 экз. взрослых дикроцелий. Эффективность фасковерма составила против взрослых дикроцелий 70,2 и молодых 24,9 %.

Недостаточной оказалась активность применения тегалида и ронтанокса. Интенсэффективность базового препарата – антитрема составила против взрослых дикроцелий 98,1 и против молодых трематод 35,1 %. Эффективность оксиклозанида против взрослых дикроцелий была равной 69,0, а против неполовозрелых дикроцелий 25,7 %. По-видимому, активность испытанных препаратов против дикроцелий могла быть выше при повышении дозы антигельминтиков.

Таким образом, ни один из испытанных препаратов не оказался эффективным против неполовозрелых дикроцелий. Антитрем, показавший лучший эффект, целесообразно использовать при дикроцелиозе, вызванном взрослыми дикроцелиями. Учитывая сроки маритогонии дикроцелий в организме животных, можно считать оптимальным сроком применения этих препаратов зимний период, т. е. при хроническом течении. Применение их в более ранние сроки необоснованно из-за наличия в печени неполовозрелых дикроцелий, против которых эти антигельминтики не эффективны.

2.3.6.3. Активность некоторых антигельминтиков против P. cervi

разного возраста

Учитывая достаточно скудные сведения относительно активности применяемых в ветеринарии антигельминтиков против неполовозрелых парамфистом, было интересным выяснить их эффективность против P. cervi разного возраста.

Результаты испытания некоторых антигельминтиков при парамфистомозе крупного рогатого скота указывают на различную степень их эффективности против P. cervi разного возраста.

При гельминтологическом вскрытии рубца и тонкого отдела кишечника крупного рогатого скота контрольной группы обнаружили, в среднем, по 62,4±8,7 экз. неполовозрелых и 186,0±21,4 экз. имагинальных парамфистом. В пищеварительном тракте крупного рогатого скота, леченного базовым препаратом – битионолом, взрослых и неполовозрелых парамфистом находили в количестве, в среднем, соответственно 1,4±0,3 и 1,6±0,5 экз./гол. После дачи болюсов фасковерма у животных обнаружили по 22,0±3,6 экз. молодых и 43,4±6,0 экз. взрослых парамфистом. Недостаточной была эффективность тегалида и ронтанокса в испытанных дозах. Антитрем показал 80,0%-ную активность против имагинальных и 21,5%-ную – против неполовозрелых парамфистом.

Таким образом, из испытанных препаратов лучший эффект как против молодых, так и взрослых парамфистом проявил базовый препарат – битионол в дозе 70 мг/кг. Этот препарат может быть использован в любое время года, в том числе при остром парамфистомозе, так как он почти в равной степени высокоэффективен против парамфистом всех возрастов. Эффективность фасковерма и оксиклозанида в испытанных дозах была недостаточной. Антитрем показал 80%-ный эффект против имагинальных P. cervi.

2.3.6.4. Влияние новых антигельминтиков на организм животных

Результаты изучения влияния ронтанокса на организм животных свидетельствуют о незначительных колебаниях показателей клинического состояния подопытных животных. Состояние крупного рогатого скота, получавшего препарат в дозах 100 и 300 мг/кг, было в пределах физиологической нормы и существенно не отличалось от состояния до дачи препарата, а также от животных контрольной группы.

Изменения в клиническом состоянии отмечали у крупного рогатого скота, получавшего препарат в 5 раз увеличенной дозе, т. е. 500 мг/кг. У отдельных животных отмечали диарею, повышение числа сокращений рубца. Следовательно, индекс безопасности ронтанокса не превышает 5.

Колебания в количестве эритроцитов и лейкоцитов в 1 мкл крови, содержании гемоглобина и в лейкограмме крови крупного рогатого скота, получавшего препарат в дозах 100, 300 и 500 мг/кг, в течение всего периода исследований были в пределах нормы и существенно не отличались от показателей животных контрольной группы.

Все исследуемые показатели общего состояния и крови у контрольных животных в течение опыта были в пределах физиологической нормы.

Препарат в терапевтической дозе 100 мг/кг не оказал существенного отрицательного влияния на биохимические показатели животных. Активность щелочной фосфатазы, амилазы и содержания билирубина, креатинина, триглицеридов, мочевины и мочевой кислоты находились в пределах физиологической нормы и не отличались от показателей животных контрольной группы.

Данные биохимических исследований крупного рогатого скота после введения ронтанокса в 5 раз увеличенной дозе указывают на отсутствие значительной разницы в показателях животных до и после введения препарата, а также в сравнении с показателями животных контрольной группы (Р > 0,05), за исключением существенного повышения активности щелочной фосфатазы на первые сутки после дачи ронтанокса.

2.3.6.5. Действие антитрема и тегалида

на репродуктивную систему F. hepatica

У фасциол, обнаруженных у коров через 24 ч после введения тегалида в дозе 20 мг/кг или антитрема в дозе 0,2 г/кг наблюдали сходную картину дегенерации семенников и яичников. В семенниках пристеночные сперматогонии не имели отчетливых очертаний. Другие клеточные стадии сперматогенеза были смешаны из-за распада клонов, что свидетельствует о необратимых процессах и торможении образования половых клеток.

Овогонии яичника располагаются в незначительном количестве вдоль внутренней стороны стенки. Их контуры сглажены, стадии митоза трудно определимы. Овоциты имели разрушенную цитоплазму с пикнотическими ядрами. Антитрем и тегалид вызывали в органах половой системы некротические явления, сопровождающиеся морфологическими изменениями, выраженными в разрушении стенок клеток и распаде клеточных элементов. В результате прекращалось формирование яиц из-за нарушения поступления яйцеклеток и сперматозоидов и изменения их свойств. Кроме того, антитрем угнетает углеводный обмен (уменьшая количество гликогена), снижает активность ацетилхолинэстеразы, щелочной фосфатазы и других ферментов фасциол (Г.К. Резник, 1966; М.В. Вертинская и др., 1988), влияет на нейромедиаторную систему F. hepatica (В.И. Ткач, 1968)  и обмен ненасыщенных жирных кислот (А.И. Кротов, 1973).

Следовательно, гибель фасциол происходит в результате комплексного действия препарата на основные функции организма паразита, включая нервную систему, углеводный и жировой обмены, ферментную систему и другие функции.

2.3.6.6. Динамика выделения антитрема из организма животных

Результаты, полученные в опыте по изучению фармакокинетики антитрема в организме животных, свидетельствуют о том, что при даче антитрема овцам распределение его в организме происходит неравномерно. Большое количество антигельминтика обнаруживается на первые сутки после введения в богатых липидами органах. «Депо» препарата образуется в жировой ткани (29,4±1,82 мг/кг – 1-е сутки), откуда он довольно медленно выводится. Так, на 5-е сутки его количество составляет 19,70±1,65 мг/кг, на 10-е – 1,23±0,25 и 15-е – 0,05 мг/кг, т. е. парабистрихлорметилбензол в жировой ткани удерживается вплоть до 15 суток.

В сердце на первые сутки содержится 1,97±0,34 мг/кг препарата, но количество его резко снижается до 0,29±0,06 мг/кг на 10-е сутки, а на 15-е сутки препарат не обнаруживали.

Содержание антитрема в селезенке было небольшим (0,67±0,20 мг/кг – 1-е сутки), изменялось незначительно (0,42±0,08 мг/кг – 5-е сутки, 0,1±0,03 мг/кг – 10-е сутки).

Уровень препарата в почках снижался постепенно с 1,52±0,27 мг/кг на 1-е сутки до 0,42±0,12 мг/кг на 10-е сутки.

В легких концентрация препарата сохранялась на низком уровне (0,89±0,12 мг/кг – 1-е сутки) и фактически в виде следов на 10-е сутки (0,18±0,06 мг/кг).

Интересно отметить, что антитрем в малом количестве находится в печени (1,64±0,28 мг/кг – 1-е сутки), а на 10-е сутки его количество составляет 0,28±0,08 мг/кг. В то же время, много препарата обнаружено в фекалиях (10,86±0,60 мг/кг – 1-е сутки). Высокое содержание препарата в фекалиях сохранялось до 10 суток (1,74 мг/кг – 10-е, 0,05 – 15-е сутки).

При введении животным антитрема парабистрихлорметилбензол находили в крови в количестве: 1,22±0,04 мг/кг – на 1-е сутки, 0,46±0,04 – 5-е сутки, 0,24±0,04 мг/кг – 10-е сутки.

В пробах от контрольных овец препарат обнаружен не был.

Следовательно, в организме овец антитрем распределяется неравномерно. Максимальное количество препарата обнаружено в жировой ткани, мышцах и фекалиях в первые 1–5 суток после лечения овец. На 10-е сутки антитрем в небольшом количестве находили во всех органах и тканях овец. Спустя 15 суток после лечения препарат практически не обнаруживали в организме овец за исключением следовых количеств его в почках и околопочечном жире и фекалиях (0,05 мг/кг). Сроком ожидания (убоя) овец после лечения антитремом следует считать 15 суток.

Результаты изучения остаточных количеств антитрема в органах и тканях крупного рогатого скота свидетельствуют о различной концентрации парабистрихлорметилбензола в органах и тканях. Максимальное количество препарата находили в жировой ткани (23,60±2,36 мг/кг на 1-е сутки, 15,31±1,73 мг/кг на 5-е сутки и 1,17±0,21 мг/кг спустя 10 суток). В большом количестве препарат обнаруживали также в мышечной ткани через одни сутки после введения – 8,74±1,34 мг/кг, через 5 суток – 1,35±0,22 мг/кг.

Антитрем обнаруживали методом ГЖХ во всех органах и тканях крупного рогатого скота в течение 10 суток после лечения. Через 15 суток препарат практически не регистрировали в органах и тканях крупного рогатого скота, за исключением следовых количеств (0,05 мг/кг) в почках и жировой ткани. Срок ожидания для возможного использования мяса и органов крупного рогатого скота в пищу человеку составляет 15 суток.

Результаты изучения динамики выделения антитрема с молоком коров свидетельствуют о значительном содержании препарата в молоке в первые 4 суток после дегельминтизации коров. На 5-е сутки после лечения коров антитрем обнаруживали в молоке в следовых количествах (0,05 мг/кг). На 6-е сутки следовые количества препарата регистрировали в молоке только одной из 5 коров.

Таким образом, препарат выделяется с молоком коров в течение 6 суток и этот срок можно рекомендовать как период ожидания для возможного использования молока в пищу человеку.

Более быстрое выделение антитрема из организма животных по сравнению с политремом и гексихолом обусловлено, по-видимому, лучшей биодоступностью препарата из-за содержания в нем полиглицеридов.

3. Обсуждение

Проведенные нами исследования касаются широко распространенных болезней жвачных животных, вызываемых фасциолами, парамфистомами и дикроцелиями. Имеющиеся данные литературы касались, в основном, изучения эпизоотологии и испытания препаратов. Практически не было сообщений об особенностях циркуляции трематодозной инвазии в Нечерноземье РФ с учетом роли животных разных видов, в том числе, диких. Ограничены сведения по влиянию новых антигельминтиков на паразита и хозяина. В связи с этим нами изучена трематодофауна животных в условиях Нечерноземья РФ с учетом плотности популяции F. hepatica, P. cervi, D. lanceatum, P. fasciolae-morpha в организме животных разных видов, циркуляция этой инвазии с учетом влияния сезона года, возраста животных, изменений возрастного состава трематод в разное время года и сроков заражения телят и ягнят, межвидовые отношения трематод, показатели маритогонии, яйцепродукции трематод при моно- и смешанной инвазии и влияние новых антигельминтиков в системе «паразит–хозяин».

Выводы

1. В условиях Нечерноземья РФ установлено широкое распространение и циркуляция фасциолезной инвазии. Активную роль в циркуляции играют крупный рогатый скот, овцы, козы и дикие животные, зараженность которых составила, в среднем, соответственно 18,7 %; 25,4; 17,2 и 5,6–11,4 % при плотности популяции Fasciola hepatica 23,5±2,6 экз./гол.; 17,8±2,0; 14,3±1,6 и 2,7±0,4–10,6±1,4 экз./гол. В максимальной степени фасциолез распространен в пойменной зоне.

2. Дикроцелиоз широко распространен в разных зонах Нечерноземья РФ. Зараженность дикроцелиями составила овец 27,7 %, коз 29,9, крупного рогатого скота 21,1, диких животных 8,3–14,3 % при интенсивности инвазии соответственно 890,4±27,2 экз./гол.; 245,1±13,5; 576,3±20,4 и 23,0–42,0 экз./гол. Основную роль в циркуляции дикроцелиозной инвазии играют овцы, крупный рогатый скот, козы и в меньшей степени дикие животные. В последние 10 лет установлено постепенное повышение инвазированности животных Dicrocoelium lanceatum с 15,2 до 22,5 % у крупного рогатого скота, с 17,9 до 28,2 % у овец.

Зараженность лосей Parafasciolopsis fasciolaemorpha составила 54,2 %, косуль 12,3 % при интенсивности инвазии соответственно 176,7±15,2 и 6,3±0,9 экз./гол. В максимальной степени парафасциолопсоз распространен в лесной и лесостепной зонах.

3. Парамфистомоз широко распространен в разных зонах Нечерноземья РФ. Зараженность Paramphistomum cervi составила крупного рогатого скота 32,5 %, овец 4,4, коз 4,6, лосей 28,5, оленей благородных 23,0 и косуль 28,5 % при плотности популяции соответственно 374,6±21,3 экз./гол.; 15,3±2,2; 16,4±2,1; 48,0±5,7; 27,6±4,6 и 18,4±3,3 экз./гол. Максимальная зараженность животных установлена в лесостепной зоне. Основную роль в циркуляции инвазии играют крупный рогатый скот, лоси, косули и олени благородные. Зараженность крупного рогатого скота за последние 10 лет повысилась с 28,4 до 41,3 %.

4. Зараженность животных трематодами повышается с возрастом. Экстенсивность инвазии выпасаемого молодняка и взрослого поголовья составила фасциолами 5,88 и 39,13 %, парамфистомами 1,5 и 8,33, дикроцелиями 8,8 и 32,6 % при интенсивности инвазии, равной соответственно F. hepatica 3,5 и 32,6±4,4 экз./гол., P. cervi 18,0 и 60,3±6,4 и D. lanceatum 131,4±9,2 и 1365,0±64,7 экз./гол. В циркуляции инвазии основную роль играют взрослые животные.

5. Выпасаемое поголовье взрослых овец инвазировано трематодами в течение всего года с колебаниями экстенсивности инвазии, вызванной фасциолами, от 25,4 до 35,6 %, дикроцелиями от 21,7 до 30,5, парамфистомами от 5,9 до 12,5 %. Максимальная инвазированность овец фасциолами установлена в январе–феврале, дикроцелиями и парамфистомами в зимний период, что обусловлено достижением в этот период трематодами новой генерации половой зрелости.

6. Установлена значительная разница в возрастном составе трематод в организме овец в разные сезоны года, что свидетельствует о неравномерности и продолжительности процесса заражения и развития фасциол, дикроцелий и парамфистомид. Осенью и зимой у овец первого года выпаса обнаруживали трематод в пре- и имагинальной стадии. Число половозрелых трематод повышалось постепенно с осени до весны следующего года.

Изучение сроков заражения молодняка овец трематодами в условиях Нечерноземья РФ показало, что впервые яйца фасциол, дикроцелий и парамфистом обнаруживаются в фекалиях животных в сентябре. Максимальная инвазированность животных отмечается зимой, а массовое заражение их происходит, в основном, во второй половине пастбищного сезона.

7. Циркуляции трематодозной инвазии животных в Нечерноземье РФ способствует быстрое развитие яиц трематод в летний период (19–24 сут.) и устойчивость яиц во внешней среде. В естественных условиях региона возможно перезимовывание незначительного числа яиц трематод (до 19,5 %) на дне проточного водоема. Большая плотность популяции промежуточных хозяев F. hepatica – моллюсков Lymnaeae truncatula, дополнительных хозяев D. lanceatum – муравьев Formica formica, промежуточных хозяев P. cervi – моллюсков Planorbis planorbis и их высокая зараженность личинками трематод способствуют массовой циркуляции инвазии. Максимальная плотность популяции промежуточных хозяев и их зараженность личинками трематод установлена в августе–сентябре и составляет L. truncatula 40,4±5,2 экз./м2, F. formica 36,3±4,1 и P. planorbis 37,2±4,7 экз./м2 соответственно при 7,3; 5,67 и 5,3%-ной зараженности личинками F. hepatica, D. lanceatum и P. cervi.

8. В условиях Нечерноземья РФ распространена смешанная инвазия у 10,5 % крупного рогатого скота, вызванная F. hepatica и P. cervi и у 9,9 % овец инвазия, вызванная F. hepatica и D. lanceatum. При совместном паразитировании плотность популяции отдельных видов трематод снижается на 9,7–16,6 % у крупного рогатого скота и на 19,6–22,9 % у овец. Длина, ширина и масса тела фасциол снижались при одновременном паразитировании в печени 500–1000 экз. D. lanceatum соответственно на 9,5; 15,5 и 26,7 %, что свидетельствует о проявлении частичного антагонизма между фасциолами и дикроцелиями.

9. При моноинвазии процесс маритогонии F. hepatica в организме овец протекает, в основном, в период с сентября по январь, а D. lanceatum – с августа по декабрь, а при совместном паразитировании процесс маритогонии фасциол завершается в феврале, а дикроцелий – в январе следующего года, т. е. замедляется на месяц.

10. Яйцепродукция F. hepatica и D. lanceatum в организме овец составила, в среднем, 1615,6±54,3  и 39,4±4,1 экз./сут. при моноинвазии и 1472,3±27,4 и 35,6±4,7 экз./сут. при смешанной инвазии. Высокая яйцепродукция трематод при моно- и смешанной инвазии способствует широкому распространению и циркуляции трематодозной инвазии в регионе.

11. При изучении влияния антигельминтиков в системе «паразит–хозяин» установлена различная степень их активности против пре- и имагинальных трематод. Эффективность против взрослых фасциол составила антитрема 94,9 %, болюсов фасковерма 94,4, тегалида мелкодисперсного 94,8, оксиклозанида 95,3, вивалина 83,7 и ронтанокса 93,5 %. Все препараты не активны против неполовозрелых фасциол, что указывает на целесообразность применения их в зимне-весенний период при хроническом фасциолезе. Триклабендазол эффективен против неполовозрелых и взрослых фасциол и его рекомендуется применять в любое время года.

12. Испытанные при парамфистомозе крупного рогатого скота болюсы фасковерма в дозе 5 мг/кг, антитрем в дозе 500 мг/кг показали соответственно 76,7 и 80,0%-ную эффективность против имагинальных P. cervi и недостаточную активность против молодых особей. Битионол в дозе 70 мг/кг эффективен против неполовозрелых и имагинальных парамфистом и может применяться в любое время года. Тегалид в дозе 30 мг/кг, оксиклозанид в дозе 15 мг/кг и ронтанокс в дозе 100 мг/кг оказали слабый эффект против P. cervi. Фенасал в дозе 100 мг/кг проявил активность только против молодых P. cervi.

13. Дикроцелии оказались более устойчивыми к действию антигельминтиков. Эффективность антитрема в дозе 300 мг/кг составила против взрослых D. lanceatum 98,1 %, фасковерма в дозе 5 мг/кг – 70,2, оксиклозанида в дозе 15 мг/кг – 69,0 %. Недостаточной была эффективность тегалида и ронтанокса. Все испытанные препараты были неэффективными против неполовозрелых D. lanceatum.

14. Испытанные при трематодозах антигельминтики не оказывали существенного влияния на организм хозяина. Ронтанокс в терапевтической и 3 и 5 раз увеличенной дозах не оказывал влияния на клинические, гематологические и биохимические показатели крупного рогатого скота, за исключением кратковременного проявления диареи, повышения сокращений рубца и активности щелочной фосфатазы на первые сутки после применения препарата. Антигельминтики могут влиять на репродуктивную систему паразита. Антитрем и тегалид вызвали дегенерацию семенников и яичников F. hepatica, некротические явления, разрушения стенок и распад клеточных элементов яичников фасциол.

15. При введении антитрема животным распределение его в организме происходит неравномерно. Препарат обнаруживается методом ГЖХ во всех органах и тканях животных в течение 10 суток после лечения. Через 15 суток препарат не регистрируется в организме животных, за исключением следовых количеств в почках и жировой ткани. С молоком антитрем выделяется в течение 6 суток. Срок ожидания для возможного использования молока и мяса крупного рогатого скота и овец составляет соответственно 6 и 15 суток. 

Практические предложения

Результаты изучения эколого-эпизоотологических особенностей циркуляции фасциолезной, дикроцелиозной и парамфистомозной инвазии животных, сроков заражения телят и ягнят трематодами с учетом местных природно-климатических условий являются основой для научно-обоснованного проведения системы мер борьбы с трематодозами животных.

Оценка действия антигельминтиков в системе «паразит–хозяин» выявила более безопасные для животных и эффективные препараты против трематод разного возраста и видов для обоснованного выбора средства рациональной терапии животных при трематодозах и повышения эффективности дегельминтизаций.

Полученные результаты использованы при разработке «Временного наставления по применению тетраксихола при трематодозах животных» (1997), «Временного наставления по применению куприхола при трематодозах животных», утвержденного Департаментом ветеринарии МСХиП РФ № 13-42899 (1997), Наставления по применению антитрема при трематодозах животных, утвержденного Департаментом ветеринарии МСХиП РФ № 13-3-04/0112 3 июля 2001 г.

Список работ,

опубликованных по теме диссертации

1. Кошеваров Н.И. Эффективность болюсов фасковерма при паразитарных болезнях овец и крупного рогатого скота / Н.И. Кошеваров, И.А. Архипов, Э.Х. Даугалиева, Д.Н. Шемяков // Ветеринария. 1998. № 8. С. 3338.

2. Кошеваров Н.И. Эффективность клозальбена на овцах и крупном рогатом скоте / И.А. Архипов, В.Е. Абрамов, Н.И. Кошеваров // Ветеринария. 1999. № 8. С. 3336.

3. Кошеваров Н.И. Новый отечественный эндэктоцид – сантел / И.А. Архипов, В.Е. Абрамов, Н.И. Кошеваров // Ветеринарная газета. – 1999. – № 20. – С. 5.

4. Кошеваров Н.И. Перспективы создания новых лекарственных форм антгельминтиков / И.А. Архипов, Н.И. Кошеваров // Сборник научных трудов по ветеринарной паразитологии, посвященных 100-летию И.В. Орлова. – 1999. – С. 17–18.

5. Кошеваров Н.И. Влияние массового применения антгельминтиков на окружающую среду / Н.И. Кошеваров, И.А. Архипов // Материалы 12-й научной конференции «Фармакологические средства в ветеринарии». – 2000. – С. 21–22.

6. Кошеваров Н.И. Эффективность нилцида при гельминтозах крупного рогатого скота / И.А Архипов, Н.И. Кошеваров, В.И. Кидяев // Сборник научных трудов «Современные вопросы ветеринарной медицины и биологии». – 2000. – С. 175–176.

7. Кошеваров Н.И. Влияние нилцида на некоторые показатели рубцового пищеварения крупного рогатого скота / Н.И. Кошеваров, И.А. Архипов // Материалы Всероссийского научного общества по патологической анатомии. – 2000. – С. 26.

8. Кошеваров Н.И. Антгельминтная эффективность антитрема при фасциолезе и парамфистомозе крупного рогатого скота / И.А. Архипов, Н.М. Меланич, Н.И. Кошеваров // Ветеринария. 2001. № 2. С. 2729.

9. Кошеваров Н.И. Остаточные количества антитрема в организме жвачных животных / И.А. Архипов, Л.А. Лаптева, Н.И. Кошеваров // Материалы научной конференции Всероссийского общества гельминтологов РАН «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». – 2001. – С. 139–140.

10. Кошеваров Н.И. Эффективность нилцида при нематодирозе и других гельминтозах овец / И.А. Архипов, Е.Б. Алексеев, С.Д. Дурдусов, Н.И. Кошеваров // Материалы 13-й Международной Межвузовской конференции. – Санкт-Петербург, 2001. – С. 14–15.

11. Кошеваров Н.И. Эффективность антитрема при дикроцелиозе овец и крупного рогатого скота / И.А. Архипов, Н.М. Меланич, Е.Е. Коляда, Н.И. Кошеваров, М.Б. Мусаев // Материалы 14-й Международной Межвузовской конференции «Новые фармакологические средства в ветеринарии». – Санкт-Петербург, 2002. – С. 32–33.

12. Кошеваров Н.И. Нематодоцидная активность нилцида в опытах «контрольный тест» // Н.И. Кошеваров, И.А. Архипов, Е.Н. Васильев // Материалы Межрегиональной научно-практической конференции, посвященной памяти Ф.А. Волкова «Паразитология – приоритеты и перспективы развития». – Краснообск, 2002. – С. 8–9.

13. Кошеваров Н.И. Производственные и комиссионные испытания антитрема при фасциолезе и парамфистомозе крупного рогатого скота / И.А. Архипов, Н.М. Меланич, Н.И. Кошеваров, Т.П. Веселова, М.Б. Мусаев // Материалы научной конференции Всероссийского общества гельминтологов РАН. – 2002. – Вып. 3. – С. 20–22.

14. Кошеваров Н.И. Плотность популяции отдельных видов трематод при моно- и смешанной инвазии крупного рогатого скота в Нижегородской области / И.А. Архипов, Е.Е. Коляда, Н.И. Кошеваров // Материалы научной конференции Всероссийского общества гельминтологов РАН. –  2002. – Вып. 3. – С. 167–169.

15. Кошеваров Н.И. Временное наставление по применению препарата антитрем при трематодозах животных / И.А. Архипов, Н.М. Меланич, Н.И. Кошеваров, Т.П. Веселова // Труды Всероссийского института гельминтологии им. К.И. Скрябина. 2002. Т. 38. С. 303307.

16. Кошеваров Н.И. Комплексный антгельминтный препарат «Нилриб» / И.А. Архипов, Э.Х. Даугалиева, Ю.А. Ханис, Н.И. Кошеваров // Патент № 219567. 2002. Бюл. № 36.

17. Кошеваров Н.И. Антгельминтное средство / Н.И. Кошеваров, И.А. Архипов, Т.П. Веселова, В.Р. Розенберг, Л.А. Лаптева, С.Д. Дурдусов // Патент № 2196572. 2003. Бюл. № 2.

18. Koshevarov N.I. Efficacy tegalid at fasciolosis of sheep and influence on reproductive system of Fasciola hepatica / I.A. Arkhipov, Rusakov S.V., Bessonov A.S., Koshevarov N.I. // Proceeding of IX International Helminthological Symposium 9–13 June 2003. High Tatras, Slovak Republic. – P. 65–66.

19. Кошеваров Н.И. Эффективность тегалида при фасциолезе и его влияние на фасциол и организм животных / И.А. Архипов, С.В. Русаков, М.Б. Мусаев, Н.И. Кошеваров, Д.Н. Шемяков, О.И. Бибик, Л.В. Начева // Сборник научных трудов Кемеровской медицинской академии «Медико-биологические проблемы». – Кемерово, 2003. – С. 32–33.

20. Кошеваров Н.И. Антгельминтный препарат для лечения животных и способ его получения антитрем / И.А. Архипов, Т.П. Веселова, Л.А. Лаптева, Н.И. Кошеваров, Н.М. Меланич // Патент № 2204999. 2003. Бюл. 15.

21. Кошеваров Н.И. Яйцепродукция фасциол и дикроцелий в организме крупного рогатого скота при моно- и смешанной инвазии // И.А. Архипов, В.В. Лошкарева, Е.Е. Коляда, Н.И. Кошеваров // Материалы научной конференции Всероссийского общества гельминтологов РАН. – 2004. – Вып. 5. – С. 226–228.

22. Koshevarov N.I. Anthelmintic efficacy and influence platenol on reproductive system of Paramphistomum cervi / I.A. Arkhipov, Rusakov S.V., Koshevarov N.I., Bessonov A.S., M.B. Musaev // Proceeding of IX European Multicolloqium of Parasitology, Valencia. – Spain, 2004. – P. 628.

23. Кошеваров Н.И. Маритогония Fasciola hepatica и Dicrocoelium lanceatum в организме крупного рогатого скота в Центральной зоне России / Н.И. Кошеваров, И.А. Архипов, Д.Н. Шемяков, Е.Е. Коляда, В.В. Лошкарева // Материалы научной конференции Всероссийского общества гельминтологов РАН. – 2004. – Вып. 5. – С. 429–431.

24. Кошеваров Н.И. Межвидовые отношения фасциол и дикроцелий в печени крупного рогатого скота при заражении в естественных условиях / И.А. Архипов, Д.Н. Шемяков, Н.И. Кошеваров, Е.Е. Коляда, В.В. Лошкарева // Труды Всероссийского института гельминтологии им. К.И. Скрябина. 2005. Т. 41. С. 5864.

25. Кошеваров Н.И. Действие антгельминтиков против фасциол разного возраста в опыте «контрольный тест» / И.А. Архипов, В.В. Лошкарева, Е.Е. Коляда, Н.И. Кошеваров, Д.Н. Шемяков // Материалы научной конференции Всероссийского общества гельминтологов РАН. – 2004. – Вып. 5. – С. 429–431.

26. Кошеваров Н.И. Эффективность отечественного триклабендазола при фасциолезе / Н.И. Кошеваров, И.А. Архипов, А.Б. Елеев, Ф.С. Михайлицын // Материалы научной конференции Всероссийского общества гельминтологов РАН. – 2005. – Вып. 6. – С. 119–121.

27. Кошеваров Н.И. Оценка широты противогельминтного действия препарата вивалина (ВИГ-08) / И.А. Архипов, Ф.С. Михайлицын, Н.И. Кошеваров, А.Б. Елеев, С.Н. Трусов, Д.П. Севбо // Медицинская паразитология и паразитарные болезни. 2006. № 1. С. 5759.

28. Кошеваров Н.И. Возрастной состав трематод в организме крупного рогатого скота в условиях Нечерноземной зоны России / Н.И. Кошеваров, И.А. Архипов, В.В. Лошкарева // Патология животных. 2006.  № 2. С. 2527.

29. Кошеваров Н.И. Оптимальные сроки применения препаратов при паразитарных заболеваниях крупного рогатого скота / И.А. Архипов, М.Б. Мусаев, Н.И. Кошеваров, Д.Н. Шемяков, В.И. Кидяев // Патология животных. 2006. № 1. С. 124126.

30. Кошеваров Н.И. Методические рекомендации по профилактике развития резистентности паразитов к химиотерапевтическим средствам / И.А. Архипов, Р.С. Кармалиев, Н.И. Кошеваров и др. // Труды Всероссийского института гельминтологии имени К.И. Скрябина. 2006. Т. 44. С. 257268.

31. Кошеваров Н.И. Лекарственные формы и способы применения противопаразитарных средств для животных / И.А. Архипов, Н.И. Кошеваров, Д.Н. Шемяков // Патология животных. 2006. № 1. С. 9394.

32. Кошеваров Н.И. Рациональное применение препаратов при паразитарных заболеваниях крупного рогатого скота / И.А. Архипов, М.Б. Мусаев, Н.И. Кошеваров, Д.Н. Шемяков, В.И. Кидяев // Ветеринарный консультант. – 2006. – № 10. – С. 10–11.

33. Кошеваров Н.И. Антигельминтная эффективность суспензии оксиклозанида при фасциолезе крупного рогатого скота / И.А. Архипов, А.В. Морозова, Н.И. Кошеваров // Труды Всероссийского института гельминтологии им. К.И. Скрябина. 2006. Т. 42. С. 202209.

34. Кошеваров Н.И. К эпизоотологии трематодозов крупного рогатого скота в условиях Нечерноземья России / Н.И. Кошеваров, И.А. Архипов, Д.Н. Шемяков // Материалы 5-й Международной научно-практической конференции «Достижения и перспективы развития современной паразитологии». – Витебск, 2006. – С. 411–413.

35. Кошеваров Н.И. Спектр антигельминтной активности ронтанокса / С.Н. Трусов, Ф.С. Михайлицын, Д.П. Севбо, И.А. Архипов, А.В. Радионов, Н.И. Кошеваров // Медицинская паразитология и паразитарные болезни. 2007. № 4. С. 5051.

36. Кошеваров Н.И. Влияние отечественного антигельминтика – триклабендазола на фасциол и организм животных / Н.И. Кошеваров, И.А. Архипов, А.Б. Елеев, Ф.С. Михайлицын // Материалы научной конференции Всероссийского общества гельминтологов РАН. – 2008. – Вып. 9. – С. 23–24.

37. Кошеваров Н.И. Эффективность ронтанокса при гельминтозах овец и крупного рогатого скота / И.А. Архипов, Н.И. Кошеваров, А.В. Радионов, Ю.Е. Григорьев, Ф.С. Михайлицын // Материалы научной конференции Всероссийского общества гельминтологов РАН. – 2008. – Вып. 9. – С. 21–23.

38. Кошеваров Н.И. Эффективность вигисола при гельминтозах / И.А. Архипов, А.И. Архипова, Н.И. Кошеваров // Российский паразитологический журнал. 2008. № 1. С. 8992.

39. Кошеваров Н.И. Антигельминтное средство на основе N-(3-хлор-4-метилфенил)-3,5-дибромсалициламида / Д.П. Севбо, Е.И. Саканян, С.Н. Трусов, Ф.С. Михайлицын, И.А. Архипов, А.В. Радионов, Н.И. Кошеваров // Патент № 2370484.  2009. Бюл. № 29.

40. Кошеваров Н.И. Распространение гельминтозов крупного рогатого скота в хозяйствах разного типа в Нечерноземной зоне России / А.В. Радионов, Ю.Е. Григорьев, Н.И. Кошеваров, И.А. Архипов // Материалы научной конференции Всероссийского общества гельминтологов РАН. – 2009. – Вып. 10. – С. 308–309.

41. Кошеваров Н.И. Действие триклабендазола в системе «паразит–хозяин» / Н.И. Кошеваров, И.А. Архипов, М.Б. Мусаев, О.И. Бибик, Ф.С. Михайлицын // Материалы научной конференции Всероссийского общества гельминтологов РАН. – 2009. – Вып. 10. – С. 26–28.

42. Кошеваров Н.И. Антигельминтик для лечения диких животных / И.А. Архипов, А.В. Успенский, Н.И. Кошеваров // Материалы научной конференции Всероссийского общества гельминтологов РАН. – 2010. – Вып. 11. – С. 22–24.

43. Кошеваров Н.И. Комплексный препарат празивер для терапии паразитозов крупного рогатого скота / И.А. Архипов, А.А. Смирнов, К.М. Садов, Е.Е. Белова, Н.И. Кошеваров // Российский паразитологический журнал. 2010. № 2. С. 9398.

44. Кошеваров Н.И. Влияние совместного паразитирования фасциол и дикроцелий в печени на их размеры и плотность популяции / Н.И. Кошеваров, И.А. Архипов // Материалы научной конференции Всероссийского общества гельминтологов РАН. – 2010. – Вып. 11. – С. 243–245.

45. Кошеваров Н.И. Циркуляция фасциолезной инвазии животных в Нечерноземье РФ / Н.И. Кошеваров // Российский паразитологический журнал. 2011. № 1. С. 6265.

46. Кошеваров Н.И. Распространение и циркуляция дикроцелиозной инвазии животных в разных зонах Нечерноземья РФ / Н.И. Кошеваров // Материалы научной конференции Всероссийского общества гельминтологов РАН. – 2011. – Вып. 12. – С. 251–253.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.