WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

КРЮЧКОВА

Елена Николаевна

ЭКОЛОГИЯ ГЕЛЬМИНТОВ У ДОМАШНИХ И ДИКИХ ПЛОТОЯДНЫХ ЖИВОТНЫХ В ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Специальности: 03.02.11 – паразитология

06.02.01 – диагностика болезней и терапия животных, патология, онкология и

морфология животных

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора ветеринарных наук

Иваново - 2012

Работа выполнена на кафедре паразитологии ФГБОУ ВПО «Ивановская государственная сельскохозяйственная академия имени академика Д.К. Беляева», в государственных, муниципальных и частных ветеринарных учреждениях, в охотхозяйствах Ивановской, Владимирской, Костромской, Ярославской, Московской, Тверской, Волгоградской областей и Чеченской Республики.

Научные консультанты:

- заслуженный деятель науки РФ, академик РАСХН, доктор ветеринарных наук, профессор ПЕТРОВ Юрий Филиппович

- доктор ветеринарных наук САДОВ Константин Михайлович

Официальные оппоненты:

доктор ветеринарных наук Косяев Николай Иванович

доктор ветеринарных наук, профессор Скира Василий Николаевич

доктор ветеринарных наук, профессор Щербаков Григорий Гаврилович

Ведущая организация: ГНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт гельминтологии имени К.И. Скрябина» Россельхозакадемии.

Защита диссертации состоится «___» апреля 2012 г. в 10 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 220.029.01 в ФГБОУ ВПО «Ивановская государственная сельскохозяйственная академия имени академика Д.К. Беляева». С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ивановской ГСХА (адрес: 153012, г. Иваново, ул. Советская, 45)

Автореферат разослан «__» марта 2012 г.

Ученый секретарь совета по защите

докторских и кандидатских диссертаций,

кандидат биологических наук, доцент С.В. Егоров

ВВЕДЕНИЕ



Актуальность темы. Несмотря на высокий уровень ветеринарной медицины, проблема паразитарных заболеваний вызывает интерес многих исследователей. Из года в год растет численность собак в крупных и малых городах, в сельской местности, что способствует интенсивному контакту их с человеком, повышая опасность заражения людей паразитами. При большой численности домашних плотоядных, многие из которых являются бродячими, безнадзорными, становится все более острой проблема загрязнения окружающей среды инвазионным материалом. В сельской местности наибольшее значение приобретают паразитозы, возбудители которых в цикле своего развития обитают в организме сельскохозяйственных животных. Кроме того, на территории европейской части Российской Федерации обитают дикие плотоядные животные, которые участвуют в образовании природных очагов гельминтозов, а также в эпидемическом и эпизоотическом процессах многих инвазионных болезней человека и сельскохозяйственных животных (Ф.Л. Радун, 1973; Л.Е. Верета, 1986; О.В. Бунеева, 1997).

Дикие плотоядные животные часто являются резерватами инвазии домашних животных, а заражение хищников паразитами в природных условиях осуществляется в районах выпасов сельскохозяйственных животных. Способность к суточной миграции диких животных на большие расстояния (до 50 км) создает условия для диффузно-мозаичной контаминации природных и аграрных пастбищных экосистем инвазионными элементами гельминтов. За счет расширения зоны антропогенного влияния дикие животные вынуждены обитать «рядом с человеком», а это в свою очередь может приводить к интенсивной циркуляции различных инвазий между дикой фауной, домашними, сельскохозяйственными животными и человеком, что создает угрозу их заноса в синантропные биоценозы (Р.Ш. Делянова, 1962; В.Ф. Юшков, 1998, И.Н. Дубина, 2001, 2003; Н.М. Понамарев и др., 2011). Поэтому изучение гельминтофауны домашних и диких плотоядных животных, путей циркуляции возбудителей гельминтозов, степени очаговости гельминтозов и роли диких и домашних плотоядных животных в этом процессе является актуальным.

Изучению гельминтофауны собак, кошек и других плотоядных животных, вопросов терапии и профилактики наиболее распространенных гельминтозов в отдельных регионах посвящены работы отечественных и зарубежных ученых (Т.Е. Бурделев, 1953; И.А. Садыхов, 1955; А.Н. Каденации, 1957; А.И. Колеватова, 1959; И.В. Романов, 1969; А.А. Дубницкий, 1970; А.А. Кудрявцев, 1971; Ф.Л. Радун, 1973; А.А. Гаврилов, 1976; В.А. Давидянц, 1984; Т.М. Burke, 1985; S. Lloyd, 1985; M.R. Panda, S.C. Misra, 1986; D. E. Jacobs, 1987; А.А. Вареничев, 1987; М.Н. Белоусов, 1988; С.М. Хавкин, 1988; S.H. Gillespie, 1988; N. B. Umeche, U.E.E. Hogan, 1989; Г.Ф. Каспранова, 1989, 1990; C.M. Nunes, I.L. Sinhorini, 1994; В.В. Шималов, В.Т. Шималов, 2001; Б.Г. Абалихин и др., 2002-2011; Е.Н. Крючкова и др., 2005-2012; А.Н. Шинкаренко, 2005; Х.Х. Шахбиев, 2010 и др.). Однако вопросы гельминтофауны, пути циркуляции возбудителей паразитозов в природе европейской части Российской Федерации, несмотря на сообщения отдельных авторов, не систематизированы.

Несмотря на достигнутые успехи в познании патогенеза гельминтозов, в литературе слабо освещены патогенез и клиника таких распространенных паразитозов, как аляриоз, кренозомоз, анкилостомоз, унцинариоз и ассоциативного заболевания плотоядных животных, вызванного одновременным паразитированием алярий, кренозом, анкилостом и унцинарий.

В природных условиях у собак часто регистрируется одновременное паразитирование трематод, цестод и нематод (микстинвазия), что требует изыскания антгельминтиков широкого спектра действия.

Цель и задачи исследований. Целью нашей работы являлось определение экологических факторов, способствующих циркуляции возбудителей гельминтозов плотоядных животных на территории европейской части РФ и разработать оптимальную систему борьбы с ассоциативными болезнями, вызываемыми одновременным паразитированием трематод, цестод и нематод. Для чего необходимо было решить следующие задачи:

- определить видовой состав гельминтов, паразитирующих в организме диких и домашних плотоядных животных на территории европейской части Российской Федерации в различных климатогеографических зонах на примере Центрального района Нечерноземной зоны, Нижнего Поволжья и Чеченской Республики;

- определить пути циркуляции моноксенных (нематод – Ancylostoma caninum, Uncinaria stenocephala) и гетероксенных (трематод – Alaria alata, нематод из рода Crenosoma Molin, 1861) гельминтов плотоядных животных на территории европейской части России;

- изучить патогенез и клинику аляриоза, кренозомоза, анкилостомоза и унцинариоза у собак;

- изучить патогенез и клинику ассоциативного заболевания собак, вызываемого одновременным паразитированием трематод Alaria alata, нематод из рода Crenosoma Molin, 1861 и нематод Ancylostoma caninum и Uncinaria stenocephala;

- изыскать высокоэффективные антгельминтики для дегельминтизации собак при микстинвазии трематодами, цестодами и нематодами.

Научная новизна. На территории европейской части Российской Федерации впервые проведен системный анализ распространения гельминтов у диких и домашних плотоядных животных. Выявлено, что у плотоядных животных паразитируют 35 видов гельминтов, в том числе 5 видов трематод, 10 видов цестод и 20 видов нематод. Гельминтофауна у плотоядных животных семейства Canidae (лисицы, волки, енотовидные собаки, шакалы, домашние собаки) представлена 29 видами (4 вида трематод, 10 цестод, 15 нематод); семейства Mustelidae (барсуки, норки, хори, куницы, выдры, ласки, горностаи) – 17 видами (3 вида трематод, 2 цестод, 12 нематод); семейства Felidae (рыси) – 3 видами гельминтов (2 вида цестод  и 1 нематод). Выявлено, что в организме лисиц паразитирует 23 вида гельминтов, бродячих собак городской популяции – 20, бесхозных собак сельской популяции – 18, прифермских собак – 17, енотовидных собак – 15, барсуков – 14, квартирных собак – 13, волков – 12, норок – 12, куниц – 12, шакалов – 10, хорей – 7, рысей – 3, выдр – 2, ласок – 1 и горностаев – 1.

Впервые выявлено, что на территории европейской части России трематоды Alaria alata циркулируют по схеме: плотоядные животные семейства Canidae (дефинитивные хозяева) пресноводные моллюски рода Planorbis (промежуточные хозяева) головастики и взрослые амфибии из отряда Anura (прудовая, озерная, травяная, остромордая лягушки и серая жаба); мышевидные грызуны (лесные полёвки, обыкновенные полёвки, лесные мыши); насекомоядные млекопитающие (кроты, ежи) – резервуарные хозяева дикие и домашние плотоядные животные семейства Canidae (дополнительные и дефинитивные хозяева). В природе одновременно существует три пути циркуляции. Первый путь: дефинитивные хозяева (дикие и домашние плотоядные животные) промежуточные хозяева (пресноводные моллюски рода Planorbis) резервуарные хозяева (головастики и взрослые амфибии из отряда Anura – прудовая, озерная, травяная, остромордая лягушки и серая жаба) дефинитивные хозяева (плотоядные животные). Второй путь: дефинитивные хозяева (дикие и домашние плотоядные животные) промежуточные хозяева (пресноводные моллюски рода Planorbis) резервуарные хозяева (головастики и взрослые амфибии из отряда Anura – прудовая, озерная, травяная, остромордая лягушки и серая жаба мышевидные грызуны – лесные полёвки, обыкновенные полёвки, лесные мыши) дефинитивные хозяева (плотоядные животные). Третий путь: дефинитивные хозяева (дикие и домашние плотоядные животные) промежуточные хозяева (пресноводные моллюски рода Planorbis) резервуарные хозяева (головастики и взрослые амфибии из отряда Anura – прудовая, озерная, травяная, остромордая лягушки и серая жаба насекомоядные млекопитающие – кроты, ежи) дефинитивные хозяева (плотоядные животные).

Впервые выявлено, что нематоды из рода Crenosoma Molin, 1861 в европейской части России циркулируют в природе по схеме: домашние и дикие плотоядные животные семейства Canidae (дефинитивные хозяева) наземные моллюски из родов Arion, Helix, Succinea, Eulota, Zonitoides, Agriolimax (промежуточные хозяева) амфибии из отряда Anura – серая жаба; мышевидные грызуны – лесные полёвки, обыкновенные полёвки, лесные мыши; насекомоядные млекопитающие – кроты, ежи (резервуарные хозяева) домашние и дикие плотоядные животные (дефинитивные хозяева). В природе одновременно существует два пути циркуляции. Первый путь: дефинитивные хозяева (дикие и домашние плотоядные животные) промежуточные хозяева (наземные моллюски из родов Arion, Helix, Succinea, Eulota, Zonitoides, Agriolimax) дефинитивные хозяева (плотоядные животные). Второй путь: дефинитивные хозяева (дикие и домашние плотоядные животные) промежуточные хозяева (наземные моллюски из родов Arion, Helix, Succinea, Eulota, Zonitoides, Agriolimax) резервуарные хозяева (амфибии из отряда Anura, мышевидные грызуны, насекомоядные млекопитающие) дефинитивные хозяева (плотоядные животные).

       Установлено, что на территории европейской части Российской Федерации нематоды Ancylostoma caninum и Uncinaria stenocephala циркулируют по схеме: домашние и дикие плотоядные животные (дефинитивные хозяева) объекты внешней среды (почва, растения), обсемененные яйцами и инвазионными личинками гельминтов мышевидные грызуны (резервуарные хозяева) домашние и дикие плотоядные животные. Циркуляция возбудителей анкилостомоза и унцинариоза в условиях города осуществляется в основном по прямому пути (дефинитивные хозяева объекты внешней среды, обсемененные яйцами и инвазионными личинками гельминтов дефинитивные хозяева). В дикой природе доминирующим является непрямой путь (дефинитивные хозяева объекты внешней среды, обсемененные яйцами и инвазионными личинками гельминтов резервуарные хозяева – мышевидные грызуны дефинитивные хозяева).

Установлено, что аляриоз у плотоядных животных протекает в острой и хронической формах. Острое течение совпадает во времени с миграцией мезоцеркариев из пищеварительного тракта в легкие, формированием здесь метацеркариев и сопровождается развитием метацеркариозной бронхопневмонии. Хроническая форма совпадает во времени с паразитированием половозрелых алярий в тонком отделе кишечника и сопровождается развитием хронического язвенного энтерита. У больных аляриозом собак в крови уменьшается концентрация гемоглобина, эритроцитов, общего белка, альбуминов, увеличиваются гамма-глобулиновые фракции белка, регистрируется лейкоцитоз, эозинофилия, лимфоцитоз.

Установлено, что кренозомоз у плотоядных животных протекает в острой и хронической формах. Острая форма кренозомоза совпадает во времени с миграцией личинок из желудка и кишечника в альвеолярную ткань легких и бронхи, формированием молодых нематод и развитием бронхопневмонии. Хроническая стадия во времени соответствует паразитированию половозрелых кренозом в бронхах и трахее и сопровождается развитием хронического бронхита и трахеита. При кренозомозе у больных собак в крови уменьшается концентрация гемоглобина, эритроцитов, общего белка, альбуминов, возрастает содержание гамма-глобулиновых фракций белка, лейкоцитов, эозинофилов, лимфоцитов, падает количество сегментоядерных нейтрофилов при увеличении палочкоядерных нейтрофилов.

Выявлено, что при алиментарном заражении собак анкилостомами, болезнь протекает в острой и хронической формах. Острое течение заболевания совпадает с периодом миграции личинок анкилостом в пищеварительном тракте, прикреплением их к слизистой оболочке кишечника и сопровождается развитием катарально-геморрагического энтерита. В дальнейшем заболевание переходит в хроническую стадию, связанную во времени с паразитированием половозрелых нематод в тонком отделе кишечника и сопровождается развитием хронического язвенного энтерита. Анкилостомозная инвазия у животных сопровождается анемией, эритропенией, лейкоцитозом, количественными изменениями в лейкоцитарном профиле, снижением в сыворотке крови общего белка, альбуминов, увеличением концентрации глобулиновых фракций белка, особенно гамма-глобулинов.

Установлено, что при алиментарном заражении унцинариями у плотоядных животных болезнь протекает в острой и хронической формах. Острое течение заболевания совпадает по времени с преимагинальным этапом развития унцинарий и развитием катарального и катарально-геморрагического энтерита. Хроническая стадия во времени совпадает с паразитированием взрослых унцинарий в тонком кишечнике и развитием хронического язвенного энтерита. В крови плотоядных животных уменьшается концентрация гемоглобина, эритроцитов, общего белка, альбуминов, возникает лейкоцитоз, эозинофилия, лимфоцитоз.

При микстинвазии аляриями, кренозомами, анкилостомами и унцинариями болезнь у плотоядных животных протекает в более тяжелой форме, чем при моноинвазии этими видами гельминтов. У больных микстинвазией животных развиваются мелкоочаговая, нередко диффузная бронхопневмония, язвенный гастрит и энтерит, возникают глубокие изменения морфологического и биохимического состава крови. После освобождения животных от гельминтов при микстинвазии восстановление функций органов и систем происходит значительно медленнее, чем у животных, переболевших моноинвазией.

Для дегельминтизации собак при микстинвазии трематодами, цестодами и нематодами предложены фенбендазол и азинокс плюс.

Практическая значимость. Предложены ветеринарной практике для дегельминтизации плотоядных животных при микстинвазии (трематоды+цестоды+нематоды) фенбендазол и азинокс плюс. Научные разработки автора вошли в следующие нормативные документы:

       1. «Основные направления профилактики паразитарных и ассоциативных болезней животных в хозяйствах Ивановской области» (Утверждены правительством Ивановской области, 12 марта 2001 года, г. Иваново).

2. «Методическое положение по профилактике кренозомоза плотоядных животных в Российской Федерации» (одобрено секцией «Инвазионные болезни животных» РАСХН 29 сентября 2005 года).

3. «Методическое положение по профилактике аляриоза плотоядных животных в Российской Федерации» (одобрено секцией «Инвазионные болезни животных» РАСХН 29 сентября 2005 года).

Апробация работы. Основные положения диссертации доложены и одобрены на: научных конференциях ФГОУ ВПО «Ивановская ГСХА имени академика Д.К. Беляева» (2002, 2004, 2005, 2007, 2009, 2010, 2011), ФГОУ ВПО «Костромская ГСХА» (2004, 2005, 2006, 2008), международной научно-практической конференции «Современные проблемы природопользования, охотоведения и звероводства» (Киров, 2002), международной научной конференции  «Теория и практика  борьбы  с  паразитарными  болезнями» (М., 2003 – 2012), международной  научно-практической  конференции «Актуальные проблемы инвазионной, инфекционной и незаразной патологии животных» (Ставрополь, 2003), международной конференции «Пищевые ресурсы дикой природы и экологическая безопасность населения» (Киров, 2004), научно-практической конференции «Природа и человек. Антропогенное воздействие на окружающую среду» (Иваново, 2005), международном симпозиуме «Научные основы обеспечения защиты животных от экотоксинов, радионуклеидов и возбудителей опасных инфекционных заболеваний» (Казань, 2005), Всероссийской научно-практической конференции «Состояние среды обитания и фауна охотничьих животных России» (М., 2011).

Основные положения, выносимые на защиту:

- гельминтофауна домашних и диких плотоядных животных на территории европейской части Российской Федерации;

- циркуляция возбудителей аляриоза, кренозомоза, анкилостомоза, унцинариоза плотоядных животных на территории европейской части России;

- патогенез и клиника аляриоза, кренозомоза, анкилостомоза и унцинариоза у собак;

- патогенез и клиника ассоциативного заболевания собак, вызываемого одновременным паразитированием алярий, кренозом, анкилостом и унцинарий;

- дозы и кратность применения антгельминтиков при микстинвазии собак трематодами, цестодами и нематодами.

Публикации. По материалам диссертации опубликованы 42 научные работы, в том числе 16 работ в изданиях, регламентированных ВАК РФ для докторских диссертаций (журналы: «Ветеринария» – 2, «Ветеринарный врач» – 1, «Ветеринария Кубани» – 2, «Российский паразитологический журнал» – 5, «Российский ветеринарный журнал (мелкие домашние и дикие животные)» – 2, «Вестник охотоведения» – 1, «Актуальные вопросы ветеринарной биологии» – 1, Труды Кубанского государственного аграрного университета – 2), в которых изложены основные положения диссертации. Остальные 26 работ опубликованы в материалах научных конференций региональных вузов и научно-исследовательских ветеринарных учреждений.

Личный вклад соискателя. Представленная диссертационная работа является результатом двенадцатилетних исследований автора, выполненных на кафедре паразитологии ФГБОУ ВПО «Ивановская государственная сельскохозяйственная академия имени академика Д.К. Беляева», в городах Иваново, Волгоград, Грозный, в сельских населенных пунктах, в государственных, муниципальных и частных ветеринарных учреждениях, в заказниках, охотхозяйствах Центрального района Нечерноземной зоны, Нижнего Поволжья и Северного Кавказа. В опубликованных в соавторстве работах материалы исследований соавторов Петрова Ю.Ф., Гудковой А.Ю., Абалихина Б.Г., Трусовой А.В., Коренсковой Е.В., Шахбиева Х.Х., Шинкаренко А.Н. и других в нашу диссертацию не вошли (в диссертационный совет представлены справки от соавторов об отсутствии с нашей стороны заимствования их данных в нашей диссертации).

Выражаем искреннюю благодарность ветеринарным специалистам государственных, муниципальных и частных ветеринарных учреждений, специалистам охотничьих хозяйств, заказников, охотникам-любителям Владимирской, Волгоградской, Ивановской, Костромской, Московской, Тверской, Ярославской областей и Чеченской Республики за оказанную большую помощь в сборе материала для исследований

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 311 страницах компьютерного текста, содержит 46 таблиц, 42 рисунка. Состоит из введения, обзора литературы, 4 глав собственных исследований, заключения, выводов и практических предложений. Список литературы включает 541 источник, в том числе 398 отечественных и 143 иностранных авторов.

2. СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Работу выполнили в 2000-2012 гг. в городах Иваново, Волгоград, Грозный, в сельских населенных пунктах, в государственных, муниципальных и частных ветеринарных учреждениях, в заказниках, охотхозяйствах Ивановской, Владимирской, Костромской, Ярославской, Московской, Тверской, Волгоградской областей и Чеченской Республики, на кафедре паразитологии ФГБОУ ВПО «Ивановская государственная сельскохозяйственная академия имени академика Д.К. Беляева».

Для изучения гельминтофауны плотоядных животных на территории европейской части Российской Федерации в 2000-2011 гг. полному гельминтологическому вскрытию по К.И. Скрябину (1933) подвергли 73 лисицы, 47 енотовидных собак, 36 волков, 9 шакалов, 51 хоря, 142 норки, 2 горностая, 6 ласок, 100 барсуков, 71 куницу, 7 выдр, 7 рысей;  в сельской местности – 68 прифермских и 97 бесхозных собак, в городах – 111 квартирных и 137 бродячих собак. Внутренние органы (желудочно-кишечный тракт, печень, селезенка, почки, сердце, легкие) диких плотоядных  животных для исследования нам предоставляли охотники из областных обществ охотников Ивановской, Владимирской, Костромской, Ярославской, Московской, Тверской, Волгоградской областей и Чеченской Республики. Определение гельминтов до вида проводили на кафедре паразитологии ФГБОУ ВПО «Ивановская государственная сельскохозяйственная академия имени академика Д.К. Беляева».

Для определения состава промежуточных хозяев Alaria alata на территории европейской части Российской Федерации нами подвергнуто исследованию 4758 экз. моллюсков рода Planorbis, в том числе Planorbis planorbis – 2882 экз., Planorbis vortex – 977 экз., Planorbis corneus – 356 экз., Planorbis philippianus – 249 экз. и Planorbis kubanicus – 294 экз., собранных на территории Центрального района Нечерноземной зоны, Нижнего Поволжья и Северного Кавказа.

Для определения состава промежуточных хозяев нематод из рода  Crenosoma Molin, 1861 в заказниках, в охотхозяйствах Ивановской, Владимирской, Костромской, Ярославской, Московской, Тверской, Волгоградской областей и Чеченской Республики исследовали наземных моллюсков: Arion intermedius – 600 экз., Eulota fruticum – 317 экз., Zonidoides nitidus – 585 экз., Z. excavatus – 284 экз., Agriolimax agrestis – 503 экз.,  Succinea putris – 548 экз., Helix sp. – 464 экз. Моллюсков собирали вручную и бентосным сачком в весенне-летний, летний и летне-осенний периоды года, в местах, где в зимний период были отстреляны инвазированные аляриями и кренозомами дикие плотоядные животные. Зараженность моллюсков изучали компрессорным методом.

Для определения состава резервуарных хозяев нематод из родов Crenosoma Molin, 1861, Ancylostoma Dubini, 1843, Uncinaria Froelich, 1789 и трематод Alaria alata на территории европейской части России подвергли исследованию 986 экз. взрослых амфибий из отряда Anura, в том числе прудовых лягушек – 238 экз., озерных – 203 экз., травяных – 226 экз., остромордых – 177 экз. и 142 экз. серых жаб., а также 6066 экз. головастиков, выловленных из водоёмов Центрального района Нечерноземной зоны, Нижнего Поволжья и Северного Кавказа.

Для определения роли насекомоядных млекопитающих в цикле развития трематод Alaria alata и нематод из родов Crenosoma Molin, 1861, Ancylostoma Dubini, 1843, Uncinaria Froelich, 1789 нами в период 2000-2011 гг. было подвергнуто исследованию 49 кротов и 51 ёж из различных регионов европейской части Российской Федерации.

Кроме того, для выяснения роли мышевидных грызунов в циркуляции трематод Alaria alata, нематод из родов Crenosoma Molin, 1861, Ancylostoma Dubini, 1843, Uncinaria Froelich, 1789 подвергли полному гельминтологическому вскрытию 394 особи, в том числе лесных полевок – 128 экз., обыкновенных полевок – 122 экз., лесных мышей – 144 экз., отловленных в различных регионах европейской части Российской Федерации.

Для изучения обсемененности территории населенных пунктов яйцами и личинками нематод Ancylostoma caninum и Uncinaria stenocephala в 2000-2011 гг. провели исследования проб почвы и травы, собранные в парках, скверах, около детских дошкольных учреждений и на придомовых территориях ЖЭК городов Иваново, Волгоград и Грозный. Отбор проб почвы и травы проводили в течение бесснежного периода (с апреля по октябрь) года.

Пробы почвы и травы брали с различных участков площадью 20 кв.см. Расстояния между местами взятия проб составили 10-20 м. Все пробы, взятые с одного участка на одной глубине, соединяли и перемешивали. Затем из каждой пробы брали по 50 г почвы и исследовали по методу Н.А. Романенко (1996) – для выделения яиц и по методу Бермана – для выделения личинок нематод (МУК 4.2.796-99 «Методы санитарно-паразитологических исследований»). Собранную траву и нижнюю часть растений измельчали ножницами и закладывали в аппарат Бермана, заливали теплой водой, оставляли на 2 часа. После чего верхний слой жидкости сливали, осадок исследовали под микроскопом.

Патогенез аляриоза, кренозомоза, анкилостомоза, унцинариоза и ассоциативного заболевания, вызванного одновременным паразитированием Alaria alata, нематод из рода Crenosoma Molin, 1861 и видов Ancylostoma caninum и Uncinaria stenocephala изучили в двух опытах на 35 щенках 1-6-месячного возраста.

В первом опыте сформировали 5 групп, по 5 животных в каждой (25 голов). Щенкам первой опытной группы однократно скормили по 90 экз. мезоцеркариев Alariа alata, второй – по 90 экз. инвазионных личинок нематод из рода Crenosoma Molin, 1861, третьей – по 500 инвазионных личинок Ancylostoma caninum, четвертой – по 500 инвазионных личинок Uncinaria stenocephala. Спустя 90 дней после инвазии собак дегельминтизировали фенбендазолом. Щенки пятой группы были контрольными, их не инвазировали и антгельминтик они не получали.

Во втором опыте было 10 животных, которых разделили на 2 группы (по 5 голов). Щенкам опытной группы однократно скормили по 45 экз. мезоцеркариев Alariа alata + по 45 экз. инвазионных личинок нематод из рода Crenosoma Molin, 1861 + по 200 инвазионных личинок Ancylostoma caninum + по 200 инвазионных личинок Uncinaria stenocephala. Через 90 дней собак подвергли дегельминтизации фенбендазолом. Животные второй группы были контрольными. В течение опытов животных содержали в условиях, исключающих спонтанное заражение гельминтами. Гематологические и биохимические исследования проводили за три дня до и на 15-30-45-60-90 сутки инвазии, а также на 30 и 60 сутки после дегельминтизации.

Гематологические исследования плотоядных проводили общепринятыми методами. Определение общего белка в сыворотке крови проводили рефрактометрическим методом, белковые фракции – экспрессметодом.

Опыты по изысканию высокоэффективных антгельминтиков при микстинвазии трематодами, цестодами и нематодами провели на 121 спонтанно инвазированных прифермских и бесхозных собаках сельской популяции. В начале каждого опыта с целью определения видового состава гельминтов и интенсивности инвазии у собак подвергали исследованию фекалии.

В первой серии опытов определяли эффективность фенбендазола. Собакам первой опытной группы (15 голов) препарат задавали  внутрь в дозе 30 мг/кг по ДВ однократно, второй (15 голов) – в той же дозе двукратно с интервалом 24 часа. Плотоядные третьей группы (3 головы) антгельминтик не получали, они служили инвазионным контролем.

Во второй серии опытов изучили эффективность альбена супер. Животные первой опытной группы (11 голов) препарат получали индивидуально, однократно по 10 мг/кг по ДВ, второй (11 голов) – двукратно с интервалом в 24 часа в той же дозе. Собак контрольной группы (3 головы) не дегельминтизировали.

В третьей серии опытов определяли эффективность азинокса плюс. Собакам первой опытной группы (10 голов) скормили препарат из расчета 1 таблетка на 10 кг массы тела однократно, второй (10 голов) – двукратно с интервалом в 24 часа в той же дозе. Плотоядным третьей, контрольной группы (3 головы) антгельминтик не задавали.

В четвертой серии опытов изучили эффективность ивомека плюс. В первой опытной группе (5 голов) животным препарат вводили подкожно однократно по 1 мл на 50 кг массы тела (по 0,2 мг/кг по ДВ), во второй (5 голов) – в той же дозе двукратно с интервалом в 15 дней. Третья группа (3 головы) была контрольной, в ней собак не лечили.

Эффективность препаратов определяли путем исследования фецес на 2-5-10-30 и 60 сутки дегельминтизации методами последовательных промываний, Фюллеборна, Щербовича, Бермана-Орлова. В отдельных случаях для определения паразитов до вида проводили культивирование личинок гельминтов в термостате.

В пятой серии опытов на 27 собаках определяли эффективность вышеперечисленных препаратов в указанных дозах и кратности применения по результатам гельминтологических вскрытий спустя 45 дней после дачи препаратов.

Весь полученный цифровой материал подвергнут математической обработке по Ойвину (1962).

2.2. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

2.2.1. ГЕЛЬМИНТОФАУНА ДОМАШНИХ И ДИКИХ ПЛОТОЯДНЫХ ЖИВОТНЫХ В ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

На территории европейской части Российской Федерации обитает много диких плотоядных животных, являющихся популярными объектами охоты: лисицы, енотовидные собаки, волки, хори, норки, барсуки, куницы, горностаи, ласки. В последние два десятилетия в населенных пунктах России наблюдается рост численности собак. Дикие и домашние плотоядные животные могут быть опасными источниками инвазий для человека, сельскохозяйственных и промысловых травоядных животных.

2.2.1.1. Гельминтофауна у лисиц

На территории европейской части Российской Федерации у лисиц нашли 23 вида гельминтов: 2 вида трематод – Alaria alata, Nanophyetus salmincola, 6 видов цестод – Dipylidium caninum, Mesocestoides lineatus, Taenia hydatigena, Taenia pisiformis, Hydatigera taeniaformis, Hymenolepis nana, 15 видов нематод – Toxocara canis, Toxocara mystax, Toxascaris leonina, Strongyloides vulpis, Uncinaria stenocephala, Ancylostoma caninum, Capillaria putorii, Capillaria plica, Crenosoma vulpis, Tominx aerophilus, Dioctophime renale, Dirofilaria repens, Dirofilaria immitis, Trichinella spiralis, Heligmosomum skrjabini. У лисиц в Центральном районе Нечерноземной зоны паразитирует 22 вида гельминтов, в Нижнем Поволжье – 15 видов, на Северном Кавказе – 17 видов. ЭИ лисиц составляет 100%, средняя ИИ=258,3 экз.

2.2.1.2. Гельминтофауна у волков

У волков паразитируют 12 видов гельминтов: 1 вид трематод – A. alata, 4 вида цестод – D. caninum, T. hydatigena, T. pisiformis, M. lineatus, 7 видов нематод – U. stenocephala, A. caninum, T. leonina, T. aerophilus, Cr. vulpis, C. putorii, T. spiralis. В Нижнем Поволжье у волков паразитирует 12 видов гельминтов, в Центральном районе Нечерноземной зоны – 9 видов, на Северном Кавказе – 8 видов. ЭИ волков составляет 100%, средняя ИИ=401,6 экз.

2.2.1.3. Гельминтофауна у енотовидных собак

В организме енотовидных собак паразитируют 15 видов гельминтов: 2 вида трематод – A. alata, Echinochasmus perfoliatus, 4 вида цестод – D. caninum, M. lineatus, T. hydatigena, T. pisiformis, 9 видов нематод – T. canis, T. leonina, S. vulpis, U. stenocephala, A. caninum, Cr. vulpis, C. putorii, T. aerophilus, T. spiralis. В Центральном районе Нечерноземной зоны у енотовидных собак паразитируют 13 видов гельминтов, в Нижнем Поволжье – 13 видов, на Северном Кавказе – 9 видов гельминтов. ЭИ енотовидных собак составляет 100%, средняя ИИ=144 экз.

2.2.1.4. Гельминтофауна у шакалов

На Северном Кавказе у шакалов обнаружили 10 видов гельминтов: 1 вид трематод – A. alata, 4 вида цестод – D. caninum, T. pisiformis, T. hydatigena, Echinococcus granulosus, 5 видов нематод – A. caninum, U. stenocephala, T. canis, T. leonina, Cr. vulpis. ЭИ шакалов составляет 100%, средняя ИИ=271,4 экз.

2.2.1.5. Гельминтофауна у барсуков

У барсуков паразитируют 14 видов гельминтов: 3 вида трематод – E. perfoliatus, Stichorchis subtriquetrus, N. salmincola, 1 вид цестод – D. сaninum, 10 видов нематод – U. stenocephala, A. caninum, Cr. vulpis, Cr. petrovi, T. aerofilus, C. putorii, Spirocerca lupi, S. vulpis, T. spiralis, Filaroides martis. В Центральном районе Нечерноземной зоны у барсуков паразитирует 13 видов, в Нижнем Поволжье – 5, на Северном Кавказе – 6 видов гельминтов. ЭИ=97,0%, средняя ИИ=141,2 экз.

2.2.1.6. Гельминтофауна у норок

У американской и европейской норок гельминтофауна представлена 12 видами, в том числе 2 видами трематод – E. perfoliatus, N. salmincola, 1 видом цестод – M. lineatus, 9 видами нематод – U. stenocephala, A. caninum, Cr. vulpis, Cr. petrovi, Cr. taiga, T. aerofilus, C. putorii, T. spiralis, F. martis. В Центральном районе Нечерноземной зоны у норок обнаружили 12 видов, в Нижнем Поволжье – 7, на Северном Кавказе – 5 видов гельминтов. ЭИ=76,8%, средняя ИИ=28,1 экз.

2.2.1.7. Гельминтофауна у хорей

У хорей нашли 7 видов гельминтов: 1 вид трематод – E. perfoliatus, 6 видов нематод – U. stenocephala, A. caninum Cr. petrovi, T. aerofilus, C. putorii, T. spiralis. В Центральном районе Нечерноземной зоны у хорей паразитирует 6 видов, в Нижнем Поволжье и на Северном Кавказе – 4 вида гельминтов. ЭИ=84,3%, средняя ИИ=43,4 экз.

2.2.1.8. Гельминтофауна у куниц

У куниц на территории европейской части России паразитируют 12 видов гельминтов: 1 вид трематод – E. perfoliatus, 1 вид цестод – M. lineatus, 10 видов нематод – U. stenocephala, A. caninum, Cr. vulpis, Cr. petrovi, Cr. taiga, T. aerofilus, Sp. lupi, C. putorii, Skrjabingylus nasicola, T. spiralis. В Центральном районе Нечерноземной зоны у куниц обнаружили 11 видов, в Нижнем Поволжье – 5 видов, на Северном Кавказе – 4 вида гельминтов. ЭИ=67,6%, средняя ИИ=12,4 экз.

2.2.1.9. Гельминтофауна у выдр

У выдр, отловленых в бассейнах рек и озер Центрального района Нечерноземной зоны, нашли 2 вида гельминтов: трематод E. perfoliatus и нематод U. stenocephala (57,1%, 62,3 экз.).

2.2.1.10. Гельминтофауна у ласки

У ласок, попавшихся в капканы в лесах Центрального района Нечерноземной зоны РФ, нашли 1 вид гельминтов, относящихся к классу трематод – E. perfoliatus (16,7%, 5 экз.).

2.2.1.11. Гельминтофауна у горностая

У горностаев, попавшихся в капканы в лесах Центрального района Нечерноземной зоны, нашли 1 вид гельминтов, относящихся к классу нематод – U. stenocephala (50,0%, 2 экз.).

2.2.1.12. Гельминтофауна у рысей

У рысей, отловленных в лесах Центрального района Нечерноземной зоны, нашли 3 вида гельминтов: 2 вида цестод – M. lineatus, H. nana, 1 вид нематод – Tr. spiralis. ЭИ=85,7%, средняя ИИ=11 экз.

2.2.1.13. Гельминтофауна у собак городской популяции

У собак, постоянно проживающих в городских квартирах, паразитируют: O. felineus, D. caninum, D. latum, T. canis, T. leonina, U. stenocephala, A. caninum. У квартирных собак, выезжающих с хозяевами в летний период на дачные участки, кроме перечисленных гельминтов нашли A. alata, Cr. vulpis., T. aerofilus D. repens, D. immitis, S. vulpis. Всего зарегистрировано 13 видов гельминтов (2 – трематод, 2 – цестод, 9 – нематод). В Центральном районе Нечерноземной зоны у квартирных собак паразитирует 11 видов гельминтов, в Нижнем Поволжье – 11 видов, на Северном Кавказе – 9 видов гельминтов. ЭИ=72,1%, средняя ИИ=26 экз.

Бродячие собаки городской популяции инвазированы 20 видами гельминтов: 2 видами трематод – A. alata, Opisthorchis felineus, 8 видами цестод – T. hydatigena, T. pisiformis, T.ovis, Multiceps multiceps, E. granulosus, D. caninum, M. lineatus, Diphyllobothrium latum, 10 видами нематод – T. canis, T. leonina, A. caninum, U. stenocephala, Cr. vulpis, T. aerofilus, D. repens, D. immitis, S. vulpis, T. spiralis. В Центральном районе Нечерноземной зоны у бродячих собак паразитирует 14 видов, в Нижнем Поволжье – 16, на Северном Кавказе – 15 видов гельминтов. ЭИ=100%, средняя ИИ=79,1 экз.

2.2.1.14. Гельминтофауна у собак сельской популяции

У прифермских собак паразитируют 17 видов гельминтов: 2 вида трематод – A. alata, O. felineus, 6 видов цестод – T. hydatigena, T. pisiformis, T.ovis, M. multiceps, E. granulosus, D. caninum, 9 видов нематод – T. canis, T. leonina, A. caninum, U. stenocephala, Cr. vulpis, T. aerofilus, D repens, D. immitis, S. vulpis. В Центральном районе Нечерноземной зоны у прифермских собак зарегистрировано 12 видов гельминтов, в Нижнем Поволжье – 14, на Северном Кавказе – 15 видов гельминтов. ЭИ=98,5%, средняя ИИ=77,1 экз.

Гельминтофауна бесхозных собак в сельской местности представлена 18 видами, в том числе 1 видом трематод – A. alata, 7 видами цестод – T. hydatigena, T. pisiformis, T.ovis, M. multiceps, E. granulosus, D. caninum, M. lineatus, 10 видами нематод – T. canis, T. leonina, A. caninum, U. stenocephala, Cr. vulpis, T. aerofilus, D. repens, D. immitis, S. vulpis, T. spiralis. В Центральном районе Нечерноземной зоны у бесхозных собак обнаружили 14 видов, в Нижнем Поволжье и на Северном Кавказе – 15 видов гельминтов. ЭИ=100%, средняя ИИ=140,8 экз.

Таким образом, на территории европейской части Российской Федерации у плотоядных животных паразитируют 35 видов гельминтов, из них 5 видов трематод (Alaria alata, Nanophyetus salmincola, Echinochasmus perfoliatus, Stichorchis subtriquetrus, Opisthorchis felineus), 10 видов цестод (Mesocestoides lineatus, Dipylidium caninum, Taenia hydatigena, Taenia pisiformis, Taenia ovis, Multiceps multiceps, Hydatigera taeniaformis, Hymenolepis nana, Echinococcus granulosus, Diphyllobothrium latum), 20 видов нематод (Toxocara canis, Toxocara mystax, Toxascaris leonina, Ancylostoma caninum, Uncinaria stenocephala, Capillaria putorii, Capillaria plica, Thominx aerophilus, Crenosoma vulpis, Crenosoma petrovi, Crenosoma taiga, Spirocerca lupi, Dioctophime renale, Dirofilaria repens, Dirofilaria immitis, Trichinella spiralis, Strongyloides vulpis, Heligmosomum skrjabini, Filaroides martis, Skrjabingylus nasicola).

В организме лисиц паразитирует 23 вида гельминтов, бродячих собак – 20, бесхозных собак – 18, прифермских собак – 17, енотовидных собак – 15,  барсуков – 14, квартирных собак – 13, волков, норок, куниц – 12, шакалов – 10, хорей – 7, рысей – 3, выдр – 2, ласок и горностаев – 1. 100%-ная зараженность гельминтами наблюдается у волков, енотовидных собак, лисиц, шакалов, бродячих и бесхозных собак. Высокая экстенсивность инвазии регистрируется у прифермских собак (98,5%), у барсуков (97,0%), у рысей (85,7%), у хорей (84,3%), у норок (76,8%), у квартирных собак (72,1%) и куниц (67,6%), умеренная – у выдр (57,1%), у горностая (5,0%), наименьшая – у ласки (16,7%). По интенсивности инвазии гельминтами на первом месте находятся волки (401,6 экз.), затем – шакалы (271,4 экз.), лисицы (258,3 экз.), енотовидные собаки (143,98 экз.), барсуки (141,2 экз.), бесхозные собаки (140,8 экз.), бродячие собаки (79,1 экз.), прифермские собаки (77,1 экз.), выдры (62,3 экз.), хори (43,4 экз.), норки (28,1 экз.), квартирные собаки (26,0 экз.), куницы (12,4 экз.), рыси (11,0 экз.), ласки (5,0 экз.) и горностаи (2,0 экз.).





      1. ЦИРКУЛЯЦИЯ ВОЗБУДИТЕЛЕЙ ГЕЛЬМИНТОЗОВ

У ПЛОТОЯДНЫХ ЖИВОТНЫХ В ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

       На территории европейской части Российской Федерации аляриоз, кренозомоз, анкилостомоз и унцинариоз являются наиболее распространенными гельминтозами среди диких и домашних плотоядных животных. Однако пути циркуляции возбудителей этих гельминтозов остаются слабо изученными.

2.2.2.1. ЦИРКУЛЯЦИЯ ТРЕМАТОДЫ ALARIA ALATA В ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

2.2.2.1.1. Состав дефинитивных хозяев Alaria alata

       Аляриоз мы регистрировали у диких и домашних плотоядных животных во всех обследованных субъектах Российской Федерации. В крупных городах (Москва, Владимир, Иваново, Тверь, Кострома, Волгоград, Грозный) ЭИ квартирных собак, которые с июня по август находились на дачных участках, колеблется в пределах 5,6-13,3% при ИИ – 1-16 экз. Квартирные собаки, которые постоянно обитают в городах, свободны от трематод. Бродячие собаки, имеющие возможность бесконтрольно посещать пригородные зоны, лесные массивы, заражены аляриозом в среднем на 37,96% (ЭИ=28,4-89,5%, ИИ=5-62 экз.). Зараженность прифермских собак A.alata составляет в среднем 50% (42,9-100%  и 2-254 экз.), бесхозных собак в сельской местности – 59,8% (56,0-100,0% и 9-632 экз.).

Дикие плотоядные животные семейства Canidae инвазированы трематодами повсеместно. Так, ЭИ волков и шакалов составляет 100% при ИИ=8-1056 и 29-468 экз. соответственно, лисиц и енотовидных собак в Нижнем Поволжье и на Северном Кавказе достигает 100% при ИИ 2-821 экз. и 7-412 экз. Барсуки, норки, хори, куницы, выдры, ласки, горностаи и рыси свободны от трематод A.alata.

Таким образом, на территории европейской части Российской Федерации трематодами A. alata интенсивно заражены бродячие, бесхозные собаки в городах и сельской местности, дикие животные из семейства Canidae. Квартирные собаки, которые постоянно содержатся в городских условиях, практически свободны от этих трематод. Однако квартирные собаки, находившиеся в летний период на дачных участках, умеренно заражены A.alata.

2.2.2.1.2. Состав промежуточных хозяев A.alata

На территории европейской части Российской Федерации в качестве промежуточного хозяина Alaria alata мы зарегистрировали 3 вида пресноводных моллюсков – Planorbis planorbis, Planorbis vortex и Planorbis corneus, что согласуется с данными Л.Ф. Потехиной (1950, 1952), А.Н. Шинкаренко (2005), Ю.Ф. Петрова и др. (2008, 2011), А.В. Трусовой (2009). Общая инвазированность планорбид личинками трематод составила 2,92%. Зараженность Planorbis planorbis личинками алярий  в среднем составила 4,44%, Planorbis vortex – 1,02%, Planorbis corneus – 0,28%. У обследованных пресноводных моллюсков Planorbis philippianus и Planorbis kubanicus, выловленных из постоянных мелких водоёмов Нижнего Поволжья и Северного Кавказа, личинок трематод Alaria alata не обнаружили.

Следовательно, на территории европейской части Российской Федерации основными промежуточными хозяевами для Alaria alata являются пресноводные моллюски Planorbis planorbis. Моллюски видов Planorbis vortex и Planorbis corneus играют определенную роль в циркуляции возбудителя в природе, но они не являются определяющими в развитии трематод, а моллюски  Planorbis philippianus и Planorbis kubanicus не принимают участия в цикле развития Alaria alata.

2.2.2.1.3. Состав резервуарных хозяев A.alata

       Для уточнения состава резервуарных хозяев трематод A. alata на территории европейской части Российской Федерации нами были проведены гельминтологические исследования головастиков, взрослых амфибий из отряда Anura, мышевидных грызунов и насекомоядных млекопитающих.

2.2.2.1.3.1. Зараженность амфибий из отряда Anura

мезоцеркариями A.alata

В мае-июне средняя ЭИ головастиков мезоцеркариями Alaria alata составляет 2,49%, взрослых амфибий из отряда Anura – 11,87% (травяной лягушки – 20,35%, прудовой и озерной лягушек – 10,08% и 10,34%, серой жабы и остромордой лягушки – 7,75% и 8,47%). Мезоцеркариев алярий обнаруживали в мышечной ткани языка, конечностей, туловища головастиков и взрослых амфибий. Личинки были окружены тонкой прозрачной капсулой, у них отсутствовали цисты, ушковидные придатки, орган Брандеса и половая система.

Следовательно, на территории европейской части Российской Федерации резервуарными хозяевами Alaria alata выступают амфибии из отряда Anura – головастики и половозрелые особи (прудовая, озерная, травяная, остромордая лягушки и серая жаба).

2.2.2.1.3.2. Зараженность мышевидных грызунов

мезоцеркариями A.alata

Экстенсивность инвазии мезоцеркариями Alaria alata мышевидных грызунов на территории европейской части России в среднем составляет 8,63% (обыкновенных полёвок – 10,66%, лесных полёвок – 9,38%, лесных мышей – 6,25%). Мезоцеркариев Alaria alata у мышевидных грызунов мы находили в подкожной клетчатке, мышцах конечностей, груди, шеи, туловища, языка. Личинки окружены тонкой, прозрачной капсулой, у них отсутствовали цисты, орган Брандеса, ушковидные придатки и половые органы.

       Следовательно, на территории европейской части Российской Федерации мышевидные грызуны – лесные полёвки, обыкновенные полёвки и лесные мыши играют существенную роль в сохранении инвазионного начала в природе и передаче их диким и домашним плотоядным животным.

2.2.2.1.3.3. Зараженность насекомоядных млекопитающих

(кротов и ежей) мезоцеркариями A.alata

       В наших исследованиях из 49 кротов 9 особей оказались инвазированными мезоцеркариями Alaria alata (18,37%). В большей степени были заражены кроты в Центральном районе Нечерноземной зоны (21,43%), умеренную зараженность регистрировали в Нижнем Поволжье (16,67%), наименьшую – на Северном Кавказе (11,11%). Экстенсивность инвазии ежей мезоцеркариями трематод была несколько выше. Мезоцеркарии алярий были найдены в организме 12 ежей из 51 обследованных (25,49%).

       Мезоцеркариев A.alata мы находили в мышечной ткани конечностей, туловища, груди, сердца, языка, в подкожной клетчатке кротов и ежей. Личинки были окружены тонкой, прозрачной капсулой, но у них отсутствовали цисты, орган Брандеса, ушковидные придатки и половые органы.

Следовательно, на территории европейской части России насекомоядные млекопитающие – кроты и ежи играют существенную роль в циркуляции A. alata.

       На основании проведенных исследований и анализа литературы (Л.Ф. Потехина, 1950, 1951; В.А. Савинов, 1952, 1953; К.И. Скрябин, 1971, А.Н. Шинкаренко, 2005; Ю.Ф. Петров и др., 2008, 20011; А.В. Трусова, 2009) можно заключить, что на территории европейской части Российской Федерации промежуточными хозяевами Alaria alata являются пресноводные моллюски Planorbis planorbis, очень редко - Planorbis vortex и спорадически – Planorbis corneus. Резервуарными хозяевами, в организме которых развиваются мезоцеркарии A.alata, являются головастики и взрослые амфибии из отряда Anura (прудовая, озерная, травяная, остромордая лягушки и серая жаба), мышевидные грызуны (лесные полевки, обыкновенные полевки, лесные мыши) и насекомоядные млекопитающие (кроты, ежи). Важное место в циркуляции алярий от первого промежуточного хозяина (моллюск) к основному хозяину (плотоядные) занимают головастики и взрослые амфибии из отряда Anura, которые обеспечивают выход церкарий из водоема, что в конечном итоге обеспечивает возможность попадания их в организм плотоядных.

Следовательно, на территории европейской части Российской Федерации трематоды Alaria alata циркулируют по схеме: плотоядные животные семейства Canidae (дефинитивные хозяева) пресноводные моллюски рода Planorbis (промежуточные хозяева) головастики и взрослые амфибии из отряда Anura, мышевидные грызуны, насекомоядные млекопитающие (резервуарные хозяева) дикие и домашние плотоядные животные (дефинитивные и дополнительные хозяева). В природе одновременно существуют три пути циркуляции. Первый путь, когда плотоядные животные заражаются при поедании головастиков и взрослых амфибий из отряда Anura. Второй путь, когда дефинитивные хозяева заражаются при употреблении в пищу мышевидных грызунов, питавшихся погибшими амфибиями из отряда Anura. Третий путь – при питании плотоядных животных насекомоядными млекопитающими, которые поедали погибших амфибий из отряда Anura.

2.2.2.2. ЦИРКУЛЯЦИЯ НЕМАТОД ИЗ РОДА

CRENOSOMA MOLIN, 1861 НА ТЕРРИТОРИИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

2.2.2.2.1. Состав дефинитивных хозяев нематод из рода

Crenosoma Molin, 1861

       На территории европейской части Российской Федерации у плотоядных животных паразитируют три вида нематод: Crenosoma vulpis (Rudolphi, 1819), Crenosoma petrowi (Morosov, 1939) и Crenosoma taiga (Skrjabin et Petrow, 1928). Нематод Crenosoma vulpis мы изолировали из трахеи и бронхов собак, лисиц, волков, енотовидных собак, шакалов, барсуков, норок и куниц, Crenosoma petrovi – барсуков, норок, хорей и куниц, Crenosoma taiga – норок и куниц. Кренозомоз мы регистрировали во всех обследованных субъектах Российской Федерации. Квартирные собаки, постоянно обитающие в городах, практически свободны от Crenosoma vulpis. ЭИ квартирных собак, выезжавших с хозяевами в летний период на дачные участки, в среднем составляет 9,01%. Бродячие собаки в городах заражены кренозомами в среднем на 41,6%. Инвазированность прифермских собак Crenosoma vulpis в среднем составляет 45,6%, бесхозных собак в сельской местности – 52,6%. Наибольшая зараженность кренозомами домашних плотоядных регистрируется на Северном Кавказе (20,0-100,0%), умеренная – в Нижнем Поволжье (5,6-100,0%), наименьшая – в Центральном районе Нечерноземной зоны (7,7-45,2%).

Дикие плотоядные животные семейства Canidae повсеместно инвазированы видом Crenosoma vulpis. В наибольшей степени заражены кренозомами шакалы, умеренно – лисицы, незначительно – енотовидные собаки и волки. Наибольшая ЭИ кренозомами диких плотоядных семейства псовых регистрируется на Северном Кавказе (100,0%), умеренная – в Нижнем Поволжье (87,5-91,7%), наименьшая – в Центральном районе Нечерноземной зоны (22,2-63,5%).

Барсуки на территории европейской части РФ заражены видами Crenosoma vulpis и Crenosoma petrowi в среднем на 44,0%, в Нижнем Поволжье и Северном Кавказе на 100% при ИИ=2-62 экз. В двух случаях у зверей регистрировали микстинвазию (Crenosoma vulpis+Crenosoma petrowi). У норок и куниц из трахеи и бронхов выделили нематод видов Crenosoma vulpis, Crenosoma petrowi и Crenosoma taiga. Инвазированность зверьков кренозомами в среднем на территории европейской части РФ составляет 31,7% и 36,6%, в Нижнем Поволжье и на Северном Кавказе – 100%. В трех случаях у норок и в двух случаях у куниц в южных регионах регистрировали микстинвазию (Crenosoma vulpis+Crenosoma petrowi). Crenosoma taiga была выделена из организма у 5 норок и одной куницы только на территории Центрального района Нечерноземной зоны. Хори заражены кренозомами в среднем на 19,6% (5,1-71,4% и 1-9 экз.), у них обнаружили только Crenosoma petrowi. Выдры, ласки, горностаи, рыси свободны от нематод рода Crenosoma Molin, 1861.

Таким образом, на территории европейской части Российской Федерации в легких, бронхах и трахее плотоядных паразитируют три вида нематод из рода  Crenosoma – Crenosoma vulpis, Crenosoma petrowi и Crenosoma taiga, однако преобладает вид C. vulpis. Доминирующими дефинитивными хозяевами кренозом среди домашних плотоядных являются бесхозные и бродячие собаки, среди диких животных – плотоядные семейства Canidae (шакалы, лисицы, енотовидные собаки и волки). Барсуки, куницы, норки, хори умеренно заражены кренозомами. Квартирные собаки в крупных городах (Москва, Владимир, Иваново, Тверь, Кострома, Волгоград, Грозный), постоянно проживающие в квартирных условиях, практически свободны от этих нематод. Однако у квартирных собак, периодически выезжавших с хозяевами в летний период на дачные участки, регистрируется умеренная зараженность нематодами Crenosoma vulpis.

2.2.2.2.2. Состав промежуточных хозяев нематод из рода

Crenosoma Molin, 1861

       На территории европейской части Российской Федерации личинок кренозом мы обнаружили в мышечной ткани сухопутных моллюсков – Arion intermedius, Eulota fruticum, Zonitoides nitidus, Z. excavatus, Agriolimax agrestis, Succinea putris, Helix sp., что согласуется с данными А.Н. Шинкаренко (2005), Ю.Ф. Петрова и др. (2007), Е.В. Коренсковой (2009). ЭИ наземных моллюсков личинками кренозом в среднем составила 1,15% (Arion intermedius – 0,83%, Eulota fruticum – 0,95%, Zonitoides nitidus – 1,03%, Zonitoides excavatus – 0,35%, Agriolimax agrestis – 1,19%, Succinea putris – 1,28%, Helix sp. – 2,16%).

       Следовательно, на территории европейской части Российской Федерации доминирующими промежуточными хозяевами для нематод рода Crenosoma являются сухопутные моллюски Helix sp, Succinea putris, Agriolimax agrestis, Zonitoides nitidus, которые играют определенную роль в циркуляции возбудителя в природе во всех климатических зонах, субдоминантными являются Eulota fruticum, Arion intermedius, Z. excavatus.

2.2.2.2.3. Состав резервуарных хозяев нематод из рода

Crenosoma Molin, 1861

       Прудовая, озерная, травяная и остромордая лягушки свободны от личинок кренозом. Однако у 7 экз. серой жабы в мышечной ткани нашли личинок кренозом (ЭИ=4,93%). Наибольшую зараженность серой жабы отмечали на Северном Кавказе (5,26%), наименьшую – в Нижнем Поволжье (4,88%) и в Центральном районе Нечерноземной зоны (4,76%).

ЭИ мышевидных грызунов личинками нематод из рода Crenosoma составляет в среднем 2,54% (лесные полевок – 2,34%, обыкновенных полевок – 2,46%, лесных мышей – 2,78%). Обнаруженные в организме мышевидных грызунов личинки кренозом располагались между мышечными волокнами и не были окружены капсулой.

       В наших исследованиях из 49 кротов 3 особи оказались инвазированными личинками нематод из рода Crenosoma (6,12%), при этом в Нижнем Поволжье кроты свободны от личинок кренозом, на Северном Кавказе личинок нематод обнаружили в мышечной ткани у одного крота (11,11%), в Центральном районе Нечерноземной зоны – у 2 особей (7,14%).

       Экстенсивность инвазии ежей личинками нематод из рода Crenosoma была несколько выше. Личинки кренозом были найдены в мышечной ткани у 6 ежей из 51 обследованных (11,76%). Наибольшую инвазированность наблюдали у ежей, отловленных в Нижнем Поволжье (14,29%), умеренную – в Центральном районе Нечерноземной зоны (11,54%), наименьшую – на Северном Кавказе (9,09%).

Личинок кренозом у насекомоядных млекопитающих мы находили в мышечной ткани конечностей, туловища, груди, языка, очень редко – в подкожной клетчатке. У личинок отсутствовала капсула.

На основании проведенных исследований можно заключить, что на территории европейской части Российской Федерации доминирующими промежуточными хозяевами нематод из рода Crenosoma являются сухопутные моллюски Helix sp, Succinea putris, Agriolimax agrestis, Zonitoides nitidus, субдоминантными – Eulota fruticum, Arion intermedius, Z. excavatus. Резервуарными хозяевами служат взрослые амфибии из отряда Anura (серая жаба), мышевидные грызуны (лесные полевки, обыкновенные полевки, лесные мыши) и насекомоядные млекопитающие (кроты, ежи). Следовательно, нематоды из рода Crenosoma циркулируют в природе по схеме: домашние и дикие плотоядные животные (дефинитивные хозяева) наземные моллюски из родов Arion, Helix, Succinea, Eulota, Zonitoides, Agriolimax (промежуточные хозяева) амфибии из отряда Anura, мышевидные грызуны, насекомоядные млекопитающие (резервуарные хозяева) домашние и дикие плотоядные животные (дефинитивные хозяева). При этом могут существовать два пути циркуляции. Прямой путь, когда дефинитивные хозяева заражаются при проглатывании промежуточных хозяев (инвазированных моллюсков), и непрямой путь, когда дефинитивные хозяева заражаются при поедании резервуарных хозяев (зараженных амфибий, мышевидных грызунов и насекомоядных млекопитающих). Обе схемы циркуляции возбудителя кренозомоза одновременно встречаются на территории европейской части Российской Федерации.

2.2.2.3. ЦИРКУЛЯЦИЯ НЕМАТОД

ANCYLOSTOMA CANINUM НА ТЕРРИТОРИИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

2.2.2.3.1. Состав дефинитивных хозяев Ancylostoma caninum

       Нематод A. caninum мы находили у диких и домашних плотоядных животных во всех обследованных субъектах Российской Федерации. ЭИ квартирных собак в крупных и средних городах в среднем составляет 18,9% при ИИ=2-26 экз. В большей степени здесь инвазированы бродячие собаки (18,9-100,0% и 1-58 экз.). Инвазированность прифермских собак сельской популяции составляет 16,7-100,0% и 1-46 экз., бесхозных – 20,2-100,0% и 2-32 экз.

       Дикие плотоядные животные инвазированы A. caninum повсеместно. Интенсивно заражены анкилостомами шакалы (в среднем 44,4% и 3-25 экз.), енотовидные собаки (42,6% и 1-53 экз.), волки (30,6% и 14-178 экз.), умеренно – барсуки (17,0% и 5-62 экз.), лисицы (13,7% и 2-23 экз.), хори (13,7% и 5-18 экз.), в меньшей степени – норки (9,9% и 2-31 экз.) и куницы (9,9% и 1-12 экз.). У выдр, ласок, горностаев и рысей анкилостом мы не находили.

2.2.2.3.2. Контаминация объектов внешней среды яйцами

и личинками Ancylostoma caninum

       На участках придомовых территорий ЖЭК городов, где выгуливают квартирных собак и часто встречаются бродячие домашние плотоядные, на площади 1 кв. м в г. Иванове в среднем содержится по 0,2±0,013 – 1,4±0,032 экз. яиц и по 0,6±0,032 – 2,0±0,046 экз. инвазионных личинок Ancylostoma caninum, в г. Волгограде – по 2,0±0,057 – 3,2±0,08 экз. яиц и 2,2±0,091 – 20,6±0,324 экз. инвазионных личинок, в г. Грозном – по 1,6±0,051 – 3,8±0,161 экз. яиц и 3,2±0,103 – 20,4±0,336 экз. инвазионных личинок.

       На территории городских парков и скверов, где ежедневно выгуливают квартирных собак и находят пристанища бездомные бродячие плотоядные животные, на площади 1 кв. м в г. Иванове содержится в среднем по 0,4±0,017 – 2,0±0,046 экз. яиц и 0,7±0,028 – 2,6±0,079 экз. инвазионных личинок анкилостом; в г. Волгограде – по 2,1±0,045 – 3,2±0,08 экз. яиц и 2,4±0,104 – 26,6±0,376 экз. инвазионных личинок; в г. Грозном – по 1,8±0,059 – 3,2±0,08 экз. яиц и 4,6±0,171 – 30,2±0,297 экз. инвазионных личинок.

       Часто хозяева квартирных собак в городах для выгула своих питомцев используют территории, прилегающие к детским дошкольным учреждениям. Наши исследования показали, что участки территорий детских учреждений  городов Иваново, Волгоград и Грозный контаминированы яйцами и личинками Ancylostoma caninum в меньшей степени, чем участки территорий ЖЭК, городских парков и скверов.

Таким образом, бессистемный выгул квартирных собак и неконтролируемые посещения бродячих животных придомовых территорий  ЖЭК, городских парков, скверов, детских учреждений способствуют загрязнению объектов внешней среды яйцами и личинками Ancylostoma caninum и создают оптимальные условия для интенсивного заражения плотоядных животных гельминтами и широкого распространения этих паразитов. Все эти факторы также резко повышают риск инвазирования детей A. caninum.

2.2.2.3.3. Зараженность мышевидных грызунов инвазионными личинками

Ancylostoma caninum

       При исследовании 394 мышевидных грызунов у 6 особей в мышечной ткани и во внутренних органах обнаружили личинок Ancylostoma caninum, ЭИ в среднем составляет 1,52% (лесных мышей – 2,08%, обыкновенных полёвок – 1,64%, лесных полёвок – 0,78%). Личинок у мышевидных грызунов находили в мышечной ткани, печени, сердце и легких.

       Следовательно, на территории европейской части Российской Федерации мышевидные грызуны (лесные полёвки, обыкновенные полёвки и лесные мыши) являются резервуарными хозяевами Ancylostoma caninum и играют определенную роль в сохранении инвазионного начала в природе.

       Таким образом, в европейской части Российской Федерации Ancylostoma caninum циркулирует по схеме: домашние и дикие плотоядные животные (дефинитивные хозяева) объекты внешней среды, обсемененные яйцами и инвазионными личинками гельминтов мышевидные грызуны (резервуарные хозяева) домашние и дикие плотоядные животные. При этом могут существовать два пути циркуляции. Прямой путь, когда заражение дефинитивных хозяев происходит в результате активного проникновения личинок через кожный покров или алиментарно. Непрямой путь, когда дефинитивные хозяева заражаются при поедании резервуарных хозяев (мышевидных грызунов). Второй путь циркуляции Ancylostoma caninum в условиях крупных городов не играет существенной роли, но в дикой природе он является доминирующим.

2.2.2.4. ЦИРКУЛЯЦИЯ НЕМАТОД

UNCINARIA STENOCEPHALA НА ТЕРРИТОРИИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

2.2.2.4.1. Состав дефинитивных хозяев Uncinaria stenocephala

       Унцинариоз мы регистрировали у диких и домашних плотоядных животных во всех обследованных субъектах Российской Федерации. Зараженность квартирных собак городской популяции Uncinaria stenocephala в среднем составляет 28,8%, бродячих собак в городах – 66,4%, в сельской местности прифермских собак – 55,9%, бесхозных собак – 57,7%

       Дикие плотоядные животные инвазированы Uncinaria stenocephala в европейской части России повсеместно. Наибольшая зараженность унцинариями наблюдается у барсуков (ЭИ=89,0%, ИИ=5-302 экз.), енотовидных собак (85,1% и 2-117 экз.), волков (77,8% и 6-325 экз.) и лисиц (71,2% и 1-114 экз.), средняя – у шакалов (55,6% и 2-34 экз.), горностаев (50,0% и 2 экз.), хорей (41,2% и 2-22 экз.) и норок (32,4% и 2-42 экз.), наименьшая – у куниц (19,7% и 2-17 экз.) и выдр (14,3% и 11 экз.). У ласок и рысей унцинарий мы не находили.

       На территории европейской части Российской Федерации доминирующими дефинитивными хозяевами Uncinaria stenocephala являются собаки сельской местности, а в городах – бродячие собаки. Квартирные собаки, которых выгуливают под присмотром хозяев, инвазированы этими нематодами умеренно. Среди диких плотоядных животных инвазия Uncinaria stenocephala чаще встречается у барсуков, енотовидных собак, волков и лисиц. Шакалы, горностаи хори и норки заражены унцинариями умеренно. У куниц и выдр эти нематоды регистрируются очень редко.

2.2.2.4.2. Контаминация объектов внешней среды яйцами

и личинками Uncinaria stenocephala

       В большей степени контаминированы участки территорий городских парков и скверов. Так, на площади 1 кв. м в г. Иванове содержится в среднем по 1,6±0,051 – 2,4±0,067 экз. яиц и 1,2±0,04 – 8,6±0,237 экз. инвазионных личинок унцинарий; в г. Волгограде – по 2,6±0,101 – 3,6±0,124 экз. яиц и 3,0±0,129 – 24,6±0,456 экз. инвазионных личинок; в г. Грозном – по 2,4±0,09 – 3,6±0,094 экз. яиц и 5,2±0,19 – 29,4±0,522 экз. инвазионных личинок.

       Умеренное количество яиц и инвазионных личинок обнаружили на участках придомовых территорий ЖЭК. На площади 1 кв. м в г. Иванове в среднем содержится по 0,8±0,033 – 3,2±0,106 экз. яиц и по 1,2±0,034 – 5,8±0,159 экз. инвазионных личинок Uncinaria stenocephala, в г. Волгограде – по 2,4±0,077 – 3,2±0,083 экз. яиц и 2,8±0,086 – 21,2±0,313 экз. инвазионных личинок, в г. Грозном – по 2,8±0,093 – 3,8±0,116 экз. яиц и 4,4±0,158 – 20,8±0,357 экз. инвазионных личинок.

       Территории детских дошкольных учреждений городов Иваново, Волгоград и Грозный контаминированы яйцами и личинками Uncinaria stenocephala в меньшей степени, чем территории ЖЭК, городских парков и скверов.

Таким образом, неограниченный выгул квартирных собак на участках придомовых территорий ЖЭК, городских парков, скверов и детских учреждений способствуют контаминации объектов внешней среды яйцами и личинками Uncinaria stenocephala и создает оптимальные условия для циркуляции этих гельминтов на территории европейской части Российской Федерации.

2.2.2.4.3. Зараженность мышевидных грызунов инвазионными личинками

Uncinaria stenocephala

       Из исследованных 394 экз. мышей у 8 особей в мышечной ткани и во внутренних органах обнаружили личинок Uncinaria stenocephala (ЭИ=2,03%). Зараженность лесных мышей на территории европейской части России в среднем составляет 3,47%, лесных полёвок – 1,56%, обыкновенных полёвок – 0,82%.

       Таким образом, на территории европейской части Российской Федерации мышевидные грызуны (лесные полёвки, обыкновенные полёвки и лесные мыши) являются резервуарными хозяевами для Uncinaria stenocephala и могут играть определенную роль в сохранении инвазионного начала в природе.

       Следовательно, на территории европейской части России Uncinaria stenocephala циркулирует по схеме: домашние и дикие плотоядные животные (дефинитивные хозяева) объекты внешней среды, обсемененные яйцами и инвазионными личинками гельминтов мышевидные грызуны (резервуарные хозяева) домашние и дикие плотоядные животные. При этом одновременно могут существовать два пути циркуляции. Прямой путь, когда заражение дефинитивных хозяев происходит в результате проглатывания инвазионных личинок вместе с кормом и водой. Непрямой путь, когда дефинитивные хозяева заражаются при поедании резервуарных хозяев (мышевидных грызунов). Первый путь доминирует в городах, второй путь – в дикой природе.

2.2.3. ПАТОГЕНЕЗ И КЛИНИКА ПРИ ГЕЛЬМИНТОЗАХ

У ПЛОТОЯДНЫХ ЖИВОТНЫХ

В наших опытах у контрольных, агельминтных собак 1-6-месячного возраста концентрация гемоглобина колебалась в пределах 149,2±3,66 – 156,2±2,98 г/л, эритроцитов – 6,44±0,33 – 7,08±0,28 1012/л, лейкоцитов – 8,18±0,102 – 9,84±0,49 109/л, базофилов – 0,6±0,137 – 1,4±0,137%, эозинофилов – 3,4±0,29 – 5,2±0,21%, палочкоядерных нейтрофилов – 2,8±0,33 – 4,4±0,29%, сегментоядерных нейтрофилов – 62,4±0,45 – 66,8±1,72%, лимфоцитов – 21,8±1,39 – 24,8±0,54%, моноцитов – 2,2±0,21 –4,0±0,31%, общего белка – 66,2±1,47 – 68,8±0,89 г/л, альбуминов – 52,4±1,07 – 54,6±1,26%, альфа-глобулинов – 16,4±0,38 – 17,6±0,14%, бета–глобулинов – 11,0±0,59 – 12,8±0,48%, гамма-глобулинов – 17,2±0,33 – 18,8±0,65%. Отмеченные показатели не выходят за пределы физиологической нормы для собак данных возрастных групп.

2.2.3.1. Патогенез и клиника при аляриозе у домашних собак

В нашем опыте у инвазированных аляриями собак первые клинические признаки появились на 4 сутки. У них регистрировали беспокойство, понижение аппетита, учащение пульса и дыхания, повышение температуры  тела (+39,9С). Во времени отмеченные клинические признаки совпадают с миграцией мезоцеркариев из желудка в легкие (А.В. Трусова, 2009). В дальнейшем (8-15 сутки) клинические признаки болезни нарастали: температура держалась на стабильно высоком уровне (+40,2…40,6С), пульс – 150-160 ударов, дыхание – до 29-36 раз в минуту, регистрировали кашель, хрипы, выделения серозного характера из ноздрей. Все эти признаки во времени совпадают с развитием личинок до стадии метацеркариев в альвеолярной ткани легких (А.В. Трусова, 2009) и развитием метацеркариозной бронхопневмонии у плотоядных животных. В крови больных плотоядных на 3,7% уменьшилась концентрация гемоглобина (Р<0,05), на 3,1% - эритроцитов, на 2,4% - общего белка, на 8,9% - альбуминов, но увеличилось количество лейкоцитов на 25,9%, эозинофилов – на 41,2%, лимфоцитов – на 43,1%, повысилось содержание глобулиновых фракций белка (Р<0,05): альфа-глобулинов (6,1%), бета-глобулинов (8,5%), гамма-глобулинов (15,6%), по сравнению с показателями контрольных, агельминтных щенков.

С 20 по 30 сутки метацеркарии алярий покидают легкие (А.В. Трусова, 2009) и молодые трематоды локализуются в тонком кишечнике плотоядных животных. В период паразитирования трематод в кишечнике мы регистрировали снижение гемоглобина (на 9,1%, Р<0,05), эритроцитов (5,8%), общего белка (3,02%), альбуминов (9,5%), увеличение концентрации глобулиновых фракций белка (гамма-глобулинов – на 23,3%), лейкоцитов (на 31,8%), эозинофилов (42,1%), лимфоцитов (59,6%). В лейкограмме отмечали сдвиг ядра влево за счет появления в крови юных нейтрофилов и увеличения палочкоядерных нейтрофилов (на 9,1%) при уменьшении сегментоядерных нейтрофилов (на 24,6%) по сравнению с контрольной группой.

На 45-60-90 сутки выраженных клинических признаков болезни у инвазированных собак мы не регистрировали, но в крови у них отмечали снижение гемоглобина (на 8,4-11,6%), эритроцитов (9,4-12,4%), общего белка (9,1-11,8%), альбуминов (12,7-17,2%), увеличение гамма-глобулиновой фракции белка (28,1-37,1%), лейкоцитов (23,7-36,0%), эозинофилию, лимфоцитоз, увеличение палочкоядерных нейтрофилов при уменьшении сегментоядерных нейтрофилов по сравнению с показателями контрольных интактных животных.

После дегельминтизации фенбендазолом гематологические и биохимические  показатели у плотоядных животных постепенно улучшались, и на 60 сутки лечения они в основном достигли уровня контрольных, интактных животных.

На основании полученных данных можно заключить, что аляриоз у плотоядных животных протекает в острой и хронической формах. Острое течение заболевания наблюдается в первые 5-20 дней инвазии, когда происходит миграция мезоцеркарий из пищеварительного тракта в легкие и формирование метацеркариев, что приводит к нарушению целостности кровеносных сосудов и альвеолярной ткани легких, в результате развивается метацеркариозная бронхопневмония. Спустя 20 дней все метацеркарии алярий покидают легкие (А.В. Трусова, 2009), и они паразитируют в тонком отделе кишечника, в результате здесь развивается хронический язвенный энтерит. У больных собак в этот период продолжают ухудшаться гематологические и биохимические показатели, хотя четко выраженных клинических признаков у инвазированных животных не регистрируется. После освобождения от трематод гематологические и биохимические показатели постепенно улучшаются, и на 60 сутки лечения они в основном достигают уровня интактных, контрольных животных.

2.2.3.2. Патогенез и клиника при кренозомозе у домашних собак

У собак, получивших однократно по 90 личинок  нематод из рода Crenosoma Molin, 1861, в первые 15 суток инвазии отмечали угнетение, ухудшение аппетита, некоторое повышение температуры тела (+40,1…40,4С), учащение пульса и дыхания. У больных регистрировали кашель, хрипы. Все эти изменения во времени совпадают с миграцией личинок кренозом из желудка и кишечника лимфогенным путем в альвеолярную ткань легких (Е.В. Коренскова, 2009). В этот период у больных собак концентрация гемоглобина уменьшилась на 2,8% (Р>0,05), эритроцитов – на 1,9% (Р>0,05), общего белка – на 9,1% (Р<0,05), альбуминов – на 6,3%, но повысилось число лейкоцитов на 20,0%, гамма-глобулинов – на 11,4%, эозинофилов – на 23,5%, лимфоцитов – на 39,0% по сравнению с показателями контрольных, агельминтных животных.

В дальнейшем (30-90 сутки инвазии) у собак регистрировали снижение аппетита, повышение температуры (до +39,8С), затрудненное дыхание, кашель, хрипы, истечения серозно-катарального характера из ноздрей. У них продолжали ухудшаться гематологические и биохимические показатели: концентрация гемоглобина была на 5,9 – 9,1%, число эритроцитов – на 3,3 – 6,6%, общего белка – на 5,1 – 9,97%, альбуминов – на 4,2 – 14,3% меньше, содержание гамма-глобулиновой фракции белка на 11,1 – 30,3%, лейкоцитов – на 46,9 – 52,2% больше показателей контрольных агельминтных собак. У больных плотоядных произошли существенные изменения в лейкограмме: увеличилось число эозинофилов (на 52,6 – 61,9%), лимфоцитов (67,9 – 68,4%), палочкоядерных нейтрофилов (18,2 – 93,0%), при значительном снижении количества сегментоядерных нейтрофилов (29,3 – 36,5%).

После освобождения от кренозом гематологические и биохимические показатели у переболевших животных постепенно улучшались, и на 30 сутки концентрация гемоглобина, эритроцитов достигли уровня контрольных животных. Однако у переболевших кренозомозом плотоядных число лейкоцитов было на 16,3%, эозинофилов – на 39,1%, палочкоядерных нейтрофилов – на 50,0%, лимфоцитов – на 22,2%, гамма-глобулинов – на 15,9% больше, концентрация общего белка была на 3,5% (Р<0,05), альбуминов – на 7,8%, сегментоядерных нейтрофилов – на 13,4% меньше показателей контрольных, агельминтных животных.

На 60 сутки лечения у подопытных животных концентрация гемоглобина, эритроцитов, лейкоцитов, лейкоцитарный профиль, общего белка, альбуминов, глобулиновых фракций белка в основном не отличались от показателей контрольных, интактных плотоядных.

Следовательно, при инвазии нематодами из рода Crenosoma Molin, 1861 заболевание у плотоядных протекает в острой и хронической формах. Острая форма кренозомоза развивается в первые 4 недели инвазии, когда личинки нематод лимфогенным путем мигрируют из желудка и кишечника в альвеолярную ткань легких и бронхи, где вызывают бронхопневмонию. Затем заболевание переходит в хроническую стадию, развивается трахеит, в крови уменьшается концентрация гемоглобина, эритроцитов, общего белка, альбуминов, возникает лейкоцитоз, эозинофилия, лимфоцитоз, падает количество сегментоядерных нейтрофилов при увеличении палочкоядерных нейтрофилов. После освобождения от нематод гематологические и биохимические показатели у переболевших животных постепенно улучшаются, и на 60 сутки они достигают уровня интактных животных.

2.2.3.3. Патогенез и клиника при анкилостомозе у домашних собак

У опытных животных, получивших однократно по 500 личинок анкилостом, в первые 8 дней инвазии наблюдали понижение аппетита, повышение температуры тела (+39,7…39,9С), понос, рвоту. В крови больных плотоядных уменьшилась концентрация гемоглобина на 5,4% (Р<0,05), эритроцитов – на 5,6%, общего белка – на 1,8%, альбуминов – на 4,4%, увеличилось количество лейкоцитов на 34,0%, эозинофилов – на 41,2%, лимфоцитов – на 17,9%, гамма-глобулинов – на 4,5% по сравнению с показателями контрольных, агельминтных щенков.

В дальнейшем (на 30-45-60-90 сутки инвазии) у больных собак отмечали угнетение, отставание в росте, повышение температуры тела (на 0,4-0,5С), болезненность брюшной стенки, диарею (в фекалиях были прожилки крови). Концентрация гемоглобина у больных собак снизилась на 8,9 – 11,8%, эритроцитов – на  10,0 – 15,2%, общего белка – на 2,1 – 8,2%, альбуминов – на 6,8 – 11,7%, повысились глобулиновые фракции белка (в основном за счет гамма-глобулинов на 14,4 – 27,0%), увеличилось содержание лейкоцитов на  36,1 – 57,5%, эозинофилов – на 54,2 – 79,9%, лимфоцитов на 30,3 – 46,5%. В лейкограмме отмечали сдвиг ядра влево за счет появления юных нейтрофилов и увеличения палочкоядерных нейтрофилов (на 18,2 – 71,4%) при уменьшении содержания сегментоядерных нейтрофилов (на 17,96 – 25,1%) по сравнению с контрольной группой (интактных) животных.

После дегельминтизации фенбендазолом гематологические и биохимические показатели у переболевших плотоядных животных постепенно улучшались, и на 60 сутки лечения они в основном достигли уровня контрольных, интактных животных.

Таким образом, при алиментарном заражении анкилостомами болезнь у плотоядных животных протекает в острой и хронической формах. Острое течение заболевания наблюдается в первые 30 дней инвазии, оно совпадает с периодом миграции личинок анкилостом в пищеварительном тракте, прикреплением их к слизистой оболочке кишечника, что сопровождается разрушением кровеносных сосудов и развитием катарально-геморрагического энтерита. В дальнейшем заболевание переходит в хроническую стадию (с 30-х суток и до освобождения от анкилостом), связанную во времени с паразитированием взрослых нематод в тонком отделе кишечника. В результате обширного повреждения участков слизистой оболочки кишечника развивается хронический язвенный энтерит. Динамика гематологических показателей свидетельствует, что анкилостомозная инвазия у животных сопровождается анемией, эритропенией, лейкоцитозом, количественными изменениями в лейкоцитарном профиле (эозинофилия, лимфоцитоз, нейтрофилия, сдвиг ядра влево). Регистрируется снижение в сыворотке крови общего белка, альбуминов, увеличение концентрации глобулиновых фракций белка, особенно гамма-глобулинов. После освобождения от нематод гематологические и биохимические показатели у переболевших собак постепенно улучшаются, и на 60 сутки лечения они достигают уровня интактных животных.

2.2.3.4. Патогенез и клиника при унцинариозе у домашних собак

В нашем опыте у собак, получивших однократно по 500 личинок унцинарий, на 15 сутки наблюдалось снижение аппетита, отставание в росте и развитии, повышение температуры тела (на 0,3…0,5С), рвота, диарея (жидкие фекалии содержали слизь и кровь). В крови больных плотоядных снизилась концентрация гемоглобина (на 1,8%) и эритроцитов (на 1,9%, Р>0,05), уменьшилось содержание общего белка на 2,7%, альбуминов – на 2,95%, увеличилось лейкоцитов на 40,9%, эозинофилов – на 35,3%, лимфоцитов – на 21,1%, гамма-глобулинов – на 3,4% по сравнению с показателями контрольных, агельминтных щенков.

На 30 сутки инвазии у щенков отмечали угнетение, повышение температуры тела (на 0,3-0,5С), диарея, в фекалиях много слизи с прожилками крови. Концентрация гемоглобина снизилась на 3,5% (Р<0,05), эритроцитов – на 4,6%, общего белка – на 2,4%, альбуминов – на 4,5%,  повысилась гамма-глобулинов на 11,1%, лейкоцитов – на 40,6%, эозинофилов – на 84,2%, лимфоцитов – на 39,4%, палочкоядерных нейтрофилов – на 13,6% при уменьшении сегментоядерных нейтрофилов на 20,4% по сравнению с контрольной группой.

На 45-60-90 сутки болезни общее состояние собак существенно не изменилось, симптоматика была выражена значительно слабее. В крови плотоядных отмечали снижение концентрации гемоглобина (на 4,0-4,8%), эритроцитов (на 6,0-7,1%), общего белка (на 6,8-8,8%), альбуминов (на 10,6-14,3%), увеличение гамма-глобулиновой фракции белка (на 22,5-31,5%), лейкоцитов (на 42,2-60,1%). У инвазированных собак отмечали эозинофилию (58,3-76,2%), лимфоцитоз (38,1-57,0%), нарастание палочкоядерных нейтрофилов (50,0-86,7%) при уменьшении сегментоядерных нейтрофилов (24,0-29,7%).

После проведенной дегельминтизации фенбендазолом морфологический и биохимический состав крови у переболевших унцинариозом плотоядных постепенно улучшался, и на 60 сутки лечения он в основном достиг уровня контрольных, интактных животных.

Следовательно, при алиментарном заражении унцинариями у плотоядных животных болезнь протекает в острой и хронической формах. Острое течение заболевания наблюдается в первые 30 дней инвазии и совпадает во времени с преимагинальным этапом развития унцинарий. В этот период развивается катаральный и катарально-геморрагический энтерит. В дальнейшем заболевание переходит в хроническую стадию (с 30-х суток и до освобождения организма от паразитов), во времени она совпадает с паразитированием взрослых унцинарий в тонком отделе кишечника. В результате очагового некроза слизистой оболочки кишечника на месте фиксации паразитов развивается хронический язвенный энтерит. В крови плотоядных животных уменьшается концентрация гемоглобина, эритроцитов, общего белка, альбуминов, возникает лейкоцитоз, эозинофилия, лимфоцитоз, падает количество сегментоядерных нейтрофилов при увеличении палочкоядерных нейтрофилов. После освобождения от нематод гематологические и биохимические показатели у переболевших собак постепенно улучшаются, и на 60 сутки лечения они достигают уровня интактных, контрольных животных.

2.2.3.5. Патогенез и клиника у домашних собак при микстинвазиях

В нашем опыте у собак, получивших однократно по 45 экз. мезоцеркариев A. alata, по 45 экз. инвазионных личинок нематод из рода Crenosoma Molin, 1861, по 200 экз. инвазионных личинок A. caninum и по 200 экз. инвазионных личинок U. stenocephala, первые клинические признаки появились на 4 сутки инвазии. У животных наблюдали угнетение, снижение аппетита, учащение пульса и дыхания, повышение температуры тела (до +40,1…40,3С). В дальнейшем клинические признаки болезни продолжали нарастать: у них ухудшился аппетит, температура тела повысилась до +40,2…+40,6С, пульс участился до 150-160 ударов, дыхание – до 28-37 раз в минуту, появились ярко выраженные признаки поражения органов дыхания (кашель, хрипы, выделения серозного характера из ноздрей), пищеварительной системы (рвота, диарея, в фекалиях слизь с прожилками крови). В крови больных плотоядных уменьшилась концентрация гемоглобина на 2,9% (Р<0,05), эритроцитов – на 3,7%, общего белка – на 5,8%, альбуминов – на 8,4%, увеличилась лейкоцитов на 37,9%, эозинофилов – на 19,2%, лимфоцитов – на 26,6%, гамма-глобулинов – на 16,5% по сравнению с показателями контрольных, агельминтных щенков. Все эти изменения во времени совпадают с преимагинальным этапом развития паразитов и их миграцией лимфогенным и гематогенным путем.

На 30 сутки инвазии у щенков отмечали угнетение, отставание в росте, повышение температуры тела на 0,6-0,8С, болезненность брюшной стенки, диарея, в фекалиях обнаруживались слизь, прожилки крови; кашель, хрипы, истечения серозно-катарального характера из ноздрей. Продолжали ухудшаться гематологические и биохимические показатели: концентрация гемоглобина снизилась на 6,8% (Р<0,05), эритроцитов – на 9,7%, общего белка – на 4,2%, альбуминов – на 9,2%, повысилось содержание гамма-глобулинов – на 17,0%, лейкоцитов – на 47%, эозинофилов – на 33,3%, лимфоцитов на 39,5%; в лейкограмме отмечали сдвиг ядра влево за счет появления в крови юных нейтрофилов и увеличения палочкоядерных нейтрофилов (на 21,1%) при уменьшении сегментоядерных нейтрофилов (на 19,6%) по сравнению с контрольной группой. Перечисленные признаки свидетельствуют о развитии катарально-геморрагического и язвенного энтерита, бронхопневмонии и трахеита у подопытных животных, переходе болезни в хроническую стадию, связанную во времени с нахождением взрослых гельминтов в местах их постоянного паразитирования.

На 45-60-90 сутки инвазии общее состояние больных собак  существенно не изменилось, однако упитанность животных снизилась, шерстный покров стал тусклым и ломким, температура тела находилась в пределах нормы или незначительно повышалась. Клиника хронического течения болезни осталась прежней. В крови инвазированных плотоядных отмечали дальнейшее снижение концентрации гемоглобина (на 13,2-19,3%), эритроцитов (на 11,5 - 15,2%), общего белка (на 7,3 - 8,2%), альбуминов (на 8,8 - 16,3%), повышение гамма-глобулиновой фракции белка (на 23,9-38,9%), лейкоцитов (на 39,1-65,6%), эозинофилию (44,0-58,3%), лимфоцитоз (69,9-80,3%), нарастание палочкоядерных нейтрофилов (47,6-78,9%) при уменьшении сегментоядерных нейтрофилов (34,4-42,7%).

После освобождения от гельминтов гематологические и биохимические показатели у переболевших животных постепенно улучшались. Тем не менее на 30 сутки лечения у собак концентрация гемоглобина была на 7,9%, эритроцитов – на 5,8% (Р<0,05), общего белка – на 6,7% (Р<0,05), альбуминов – на 11,7%, сегментоядерных нейтрофилов – на 14,2% ниже, содержание лейкоцитов было на 36,2%, эозинофилов – на 34,8%, палочкоядерных нейтрофилов – на 18,1%, лимфоцитов – на 26,9%, гамма-глобулинов – на 26,1% больше по сравнению с контрольными собаками. На 60 сутки дегельминтизации фенбендазолом гематологические и биохимические показатели у переболевших собак существенно улучшились, но они еще не достигли уровня контрольных, интактных животных.

Следовательно, при микстинвазии аляриями, кренозомами, анкилостомами и унцинариями заболевание у плотоядных животных протекает в более тяжелой форме, чем при моноинвазии этими видами гельминтов. У больных животных при микстинвазии развиваются мелкоочаговая, нередко диффузная бронхопневмония, язвенный гастрит и энтерит, которые сопровождаются глубокими изменениями морфологического и биохимического состава крови у плотоядных. После освобождения животных от гельминтов при микстинвазии восстановление функций органов и систем происходит значительно медленнее, чем у животных, переболевших моноинвазией.

2.2.4. ИЗЫСКАНИЕ СРЕДСТВ И МЕТОДОВ ДЕГЕЛЬМИНТИЗАЦИИ ПЛОТОЯДНЫХ ЖИВОТНЫХ ПРИ МИКСТИНВАЗИЯХ

При отдельных гельминтозах для дегельминтизации плотоядных животных отечественными и зарубежными учеными предложено много высокоэффективных препаратов (R.B. Burrows, 1958; P. Senevirantа, 1960; S.G. Wettimuny, 1960; А.С. Реджепов, Д.Ф. Степанов, 1971; В.П. Новиков, Т.Н. Таривердян, 1971; D.A. Rаwes, 1973; В.М. Шамхалов, А.И. Аббасов, 1982; М. Аминжанов, 1982; З.Д. Джумаев и др. 1984; T.M. Burke, E.L. Robertson, 1985; Л.Е. Верета, 1986, 1989; G.R. Lancas, L.R. Gordon, 1989; Л.Е. Верета, А.К. Журавец, 1990; М.Н. Белоусов и др., 1991; А.В. Будовской, В.Б. Ястреб, 1999; А.Н. Шинкаренко, 1999, И.А. Архипов, М.Б. Мусаев 2005; И.А. Архипов, 2009; Е.В. Коренскова, 2009; А.В. Трусова, 2009; Х.Х. Шахбиев, 2010 и др.). Однако наши исследования и литературные данные (В.П. Ульянов, Д.С. Гринберг, 1956; Н.Т. Кадыров, 1959; Р.Ш. Делянова, 1962; Д.П. Козлов, Ж.П. Радкевич, 1969; В.В. Мартынов, Н.С. Черыкаева, 1972; А.С. Давыдов и др., 1977; Л.Е. Верета, 1986а; В.Е. Филиппов, 1988; С.Д. Клочков, 1995; А.Н. Воличев, 1999; Н.С. Беспалова, 1999, 2003; П.В. Захаров, 2000; А.Н. Шинкаренко, 2005; Х.Х. Шахбиев, 2010 и др.) свидетельствуют, что у плотоядных животных часто регистрируется микстинвазия трематодами, цестодами и нематодами, что требует изыскания антгельминтиков широкого спектра действия.

2.2.4.1. Эффективность фенбендазола при микстинвазии

(по результатам копрологических иcследований)

В опытах по определению эффективности фенбендазола при микстинвазии в 1 г фекалий спонтанно инвазированных животных контрольной и опытных групп до дегельминтизации содержалось в среднем по 4,8-6,8 экз. яиц алярий, по 4,7-9,4 экз. яиц тениид, по 6,4-9,6 экз. яиц унцинарий и анкилостом, по 10,3-12,6 экз. яиц токсокар и токсаскар, по 4,4-6,8 экз. личинок кренозом.

В первые двое суток после однократной дачи фенбендазола в фекалиях собак число яиц алярий увеличилось в 1,7 раза, тениид – в 3,7 раза, анкилостом и унцинарий – в 2,9  раза, токсокар и токсаскар – в 1,7 раза, личинок кренозом – в 1,7 раза по сравнению с показателями до дегельминтизации. Однако на 5 сутки после дегельминтизации число яиц  гельминтов в фекалиях резко снизилось, а количество личинок кренозом продолжало возрастать. На 10-30 сутки лечения в фекалиях собак яйца гельминтов отсутствовали, но обнаруживались единичные экземпляры личинок кренозом. На 60 сутки в фекалиях этих животных появились единичные яйца токсокар и токсаскар, унцинарий и анкилостом. Следовательно, по результатам исследования фекалий на 10-30 сутки лечения ИЭ фенбендазола при однократном применении против трематод, цестод и нематод, паразитирующих в желудочно-кишечном тракте собак, составляет 100%, против кренозом – 97,4%.

Во второй опытной группе (фенбендазол по 30 мг/кг по ДВ двукратно) после дегельминтизации в фекалиях собак увеличилось число яиц алярий в 2,7 раза, тениид – в 5,3 раза, унцинарий и анкилостом – в 3,4 раза, токсокар и токсаскар – 3,0 раза, личинок кренозом – в 1,3 раза по сравнению с показателями до дегельминтизации. На 5 сутки лечения содержание яиц гельминтов в фекалиях резко снизилось, а количество личинок кренозом было еще в 3,2 раза выше по сравнению с контрольными животными. На 10 сутки в фекалиях 2 собак обнаруживались только личинки кренозом, а на 30 сутки все животные оказались свободны от гельминтов. Следовательно, по результатам копрологических исследований на 30 сутки лечения ЭЭ и ИЭ фенбендазола при двукратном применении в указанной дозе против трематод, цестод и нематод составляет 100%. На 60 сутки после дачи препарата у собак в фекалиях появились единичные экземпляры токсокар и токсаскар, унцинарий и анкилостом, что мы объясняем повторным заражением животных данными гельминтами.

Таким образом, при однократном индивидуальном применении в дозе 30 мг/кг по ДВ фенбендазол показал ИЭ против алярий, тениид, унцинарий, анкилостом, токсокар и токсаскар 100%, против кренозом – 97,4%. При двукратном применении препарата ИЭ против алярий, тениид и нематод, паразитирующих в дыхательной и пищеварительной системах составила 100%.

2.4.2. Эффективность альбена супер при микстинвазии

(по результатам копрологических исследований)

Во второй серии опытов (25 собак) в 1 г фекалий спонтанно инвазированных собак до дегельминтизации содержалось в среднем по 4,2-6,4 экз. яиц алярий, по 5,3-12,4 экз. яиц тениид, по 6,7-12,6 экз. яиц унцинарий и анкилостом, по 9,3-14,2 экз. яиц токсокар и токсаскар, по 4,3-5,2 экз. личинок кренозом.

После однократной дачи альбена супер (1 опытная группа) на вторые сутки резко возросло содержание яиц и личинок гельминтов. Так, число яиц алярий увеличилось в 2,2 раза, тениид – в 1,3 раза, анкилостом и унцинарий – в 3,4 раза, токсокар и токсаскар – в 2,1 раза, личинок кренозом – в 1,7 раза. На 5 сутки лечения количество яиц гельминтов в фекалиях значительно снизилось, а число личинок кренозом достигло максимального уровня. На 10-30 сутки лечения в фекалиях животных обнаруживались только личинки кренозом. На 60 сутки в фекалиях собак появились единичные экземпляры яиц алярий, унцинарий и анкилостом, токсокар и токсаскар. Следовательно, по результатам исследования фекалий на 30 сутки лечения ИЭ альбена супер при однократном применении против трематод, цестод и нематод, паразитирующих в пищеварительном тракте собак, составляет 100%, против кренозом – 89,04%.

Во второй опытной группе (альбен супер по 10 мг/кг двукратно) в фекалиях собак после дегельминтизации число яиц алярий увеличилось в 4,4 раза, тениид – в 2,05 раза, анкилостом и унцинарий – 3,05 раза, токсокар и токсаскар – в 3,02 раза, личинок кренозом – в 2,04 раза. На 5 сутки лечения содержание яиц гельминтов в фекалиях значительно снизилось, а количество личинок кренозом было максимальным. На 10-30 сутки после дегельминтизации в фекалиях собак находили только личинок кренозом. На 60 сутки стали обнаруживаться единичные экземпляры яиц алярий, унцинарий и анкилостом, токсокар и токсаскар. Следовательно, по результатам копрологических исследований на 30 сутки лечения интенсэффективность альбена супер при двукратном применении против алярий, тениид и нематод пищеварительной системы составляет 100%, против кренозом – 97,2%.

Таким образом, альбен супер при индивидуальной однократной даче показал ИЭ при аляриозе, тениидозах, унцинариозе и анкилостомозе, токсокарозе и токсаскариозе 100%, при кренозомозе – 89,04%. При двукратном применении препарата ИЭ против алярий, тениид и нематод пищеварительной системы составила 100%, против кренозом – 97,2%.

2.2.4.3. Эффективность азинокса плюс при микстинвазии

(по результатам копрологических исследований)

В опытах по определению эффективности азинокса плюс при микстинвазии в 1 г фекалий спонтанно инвазированных животных контрольной и опытных групп до дегельминтизации содержалось в среднем по 4,3-6,4 экз. яиц алярий, по 7,2-10,3 экз. яиц тениид, по 8,3-10,6 экз. яиц унцинарий и анкилостом, по 8,8-11,8 экз. яиц токсокар и токсаскар, по 2,7-4,8 экз. личинок кренозом.

В фекалиях животных, получавших азинокс плюс однократно, через 48 часов после дегельминтизации количество яиц алярий увеличилось в 4,2 раза, тениид – в 4,9 раза, унцинарий и анкилостом – в 2,4 раза, токсокар и токсаскар – в 3,3 раза, личинок кренозом – в 2 раза. На 5 сутки лечения содержание яиц гельминтов в фекалиях значительно снизилось, а количество личинок кренозом было еще в 7,6 раза выше по сравнению с контрольными животными. На 10-30 сутки в фекалиях животных находили только личинок кренозом. На 60 сутки в фекалиях животных снова появились яйца и личинки нематод. Следовательно, по результатам исследования фецес на 10-30 сутки лечения ИЭ азинокса плюс при однократном применении против трематод, цестод и нематод, паразитирующих в пищеварительном тракте собак, составляет 100%, против кренозом – 94,6%.

Во второй опытной группе (азинокс плюс 1 таблетка на 10 кг массы тела двукратно) в фекалиях животных после дегельминтизации количество яиц алярий увеличилось в 3,8 раза, тениид – в 5,9 раза, унцинарий и анкилостом – в 4,0 раза, токсокар и токсаскар – в 3,4 раза, личинок кренозом – в 2,5 раза. На 5 сутки лечения наблюдали значительное снижение количества яиц гельминтов в фекалиях, однако количество личинок кренозом оставалось на высоком уровне по сравнению с контрольными животными. На 10 сутки в фекалиях у одной собаки обнаружили только личинок кренозом. На 30 сутки яиц и личинок гельминтов в фекалиях животных не находили. Следовательно, по результатам копрологических исследований эффективность азинокса плюс при двукратном применении в указанной дозе против трематод, цестод и нематод составляет 100%. На 60 сутки в фекалиях некоторых животных снова появились единичные экземпляры яиц нематод, что объясняется повторным заражением животных данными гельминтами.

Таким образом, при однократном применении в дозе 1 таблетка на 10 кг массы тела азинокс плюс показал против алярий, тениид, унцинарий, анкилостом, токсокар и токсаскар ИЭ=100%, против кренозом – 94,6%. При двукратном применении препарата ИЭ при аляриозе, тениидозах и нематодозах составила 100%.

2.2.4.4. Эффективность ивомека плюс при микстинвазии

(по результатам копрологических исследований)

В опытах по определению эффективности ивомека плюс при микстинвазии в 1 г фекалий спонтанно инвазированных животных контрольной и опытных групп до дегельминтизации содержалось в среднем по 3,7-4,6 экз. яиц алярий, по 7,3-10,8 экз. яиц тениид, по 8,4-10,8 экз. яиц унцинарий и анкилостом, по 8,0-10,2 экз. яиц токсокар и токсаскар, по 3,3-6,4 экз. личинок кренозом.

В 1 г фекалий животных, которым вводили подкожно однократно ивомек плюс на вторые сутки лечения количество яиц алярий было больше в 3,3 раза, тениид – в 3,8 раза, унцинарий и анкилостом – в 2,3 раза, токсокар и токсаскар – в 1,9 раза, личинок кренозом – в 1,7 раза по сравнению с показателями до дегельминтизации. На 5 сутки количество яиц гельминтов в фекалиях резко снизилось, а число личинок кренозом было выше в 6,9 раза по сравнению с контрольными животными. На 10-30 сутки дегельминтизации в фекалиях обнаруживались только яйца алярий и личинки кренозом. Следовательно, интенсэффективность ивомека плюс при однократном введении при тениидозах и нематодозах пищеварительной системы составила 100%, при аляриозе – 95,3%, при кренозомозе – 86,05%. На 60 сутки в фекалиях собак появились яйца унцинарий, анкилостом, токсокар и токсаскар.

В фекалиях животных второй опытной группы (ивомек 1 мл на 50 кг массы тела, подкожно, двукратно) на 2-5 сутки дегельминтизации обнаруживались только яйца алярий и личинки кренозом. На 10-30 сутки в фекалиях собак яиц и личинок гельминтов не обнаруживали. Эффективность препарата в указанной дозе и кратности применения по результатам копрологических исследований составила 100% при всех гельминтозах.

Таким образом, после однократного подкожного введения ивомека плюс из расчета 1 мл на 50 кг массы тела ИЭ при аляриозе составила 95,3%, при кренозомозе – 86,05%, при тениидозах и нематодозах пищеварительной системы – 100%. При двукратной инъекции препарата ИЭ против трематод, цестод и нематод составила 100%.

2.2.4.5. Эффективность антгельминтиков при микстинвазии

(по результатам гельминтологических вскрытий)

       У спонтанно инвазированных животных контрольной и опытных групп в 1 г фекалий содержалось в среднем по 9,3-15,3 экз. яиц алярий, по 6,7-12,7 экз. яиц тениид, по 6,3-14,3 экз. яиц унцинарий и анкилостом, по 8,3-14,7 экз. яиц токсокар и токсаскар, по 4,7-8,3 экз. личинок кренозом.

Результаты гельминтологических вскрытий показали, что в контрольной группе все 3 животных инвазированы трематодами, цестодами и нематодами, у них нашли 81 экз. алярий, 18 экз. цестод, 52 экз. унцинарий и анкилостом, 63 экз. токсокар и токсаскар, 59 экз. кренозом.

В первой опытной группе (фенбендазол по 30 мг/кг по ДВ однократно) все собаки были свободны от тениид, унцинарий, анкилостом, токсокар и токсаскар, но у них в тонком кишечнике нашли 11 экз. алярий; у одного животного в легких обнаружили 5 экз. кренозом.

Во второй опытной группе (фенбендазол по 30 мг/кг по ДВ двукратно) все животные освободились от цестод и нематод, у одной собаки в кишечнике нашли 1 трематоду.

Следовательно, по результатам гельминтологических вскрытий на 45 сутки лечения ЭЭ и ИЭ фенбендазола при однократном применении составляет 100% при тениидозах и нематодозах пищеварительного тракта. При аляриозе ЭЭ не выражена, ИЭ=86,42%, при кренозомозе ЭЭ=66,67%, ИЭ=91,53%. При двукратной даче препарата ЭЭ и ИЭ при тениидозах и нематодозах составляет 100%, при аляриозе ЭЭ=66,67%, ИЭ=98,77%.

В третьей опытной группе (альбен супер по 10 мг/кг по ДВ однократно) при гельминтологическом вскрытии все собаки оказались свободны от тениид, унцинарий, анкилостом, токсокар и токсаскар, но они были инвазированы аляриями, у них в кишечнике обнаружили 14 экз. трематод; у двух животных в трахее и бронхах нашли 10 экз. кренозом.

В четвертой опытной группе (альбен супер по 10 мг/кг по ДВ двукратно) у одной собаки в кишечнике нашли 4 экз. алярий, в легких другой собаки были обнаружены 3 экз. кренозом. Все животные оказались свободны от цестод и нематод, паразитирующих в пищеварительной системе.

Следовательно, по результатам гельминтологических вскрытий ЭЭ и ИЭ альбена супер при однократном применении в указанной дозе при цестодозах и нематодозах пищеварительной системы составила 100%, при аляриозе ЭЭ не выражена, ИЭ составила 82,72%, при кренозомозе ЭЭ=33,3%, ИЭ=83,05%. При двукратном применении ЭЭ и ИЭ препарата при тениидозах и кишечных нематодозах составила 100%, при аляриозе и кренозомозе ЭЭ=66,67%, ИЭ=95,06 и 94,9%.

Гельминтологические вскрытия животных 5 опытной группы (азинокс плюс по 1 таблетке на 10 кг массы тела однократно) показали, что все они свободны от цестод и кишечных нкематод; две собаки инвазированы аляриями, у них в тонком кишечнике нашли 12 экз. трематод; у одной собаки в трахее и бронхах обнаружили 9 экз. кренозом.

В 6 опытной группе (азинокс плюс по 1 таблетке на 10 кг массы тела однократно) все собаки освободились от цестод и нематод, в тонком кишечнике одного животного обнаружили 3 экз. алярий.

Следовательно, по результатам гельминтологических вскрытий эффективность азинокса плюс при однократном применении в данной дозе при цестодозах и нематодозах пищеварительной системы составила 100%, при аляриозе ЭЭ=33,3%, ИЭ=85,19%, при кренозомозе ЭЭ=66,67%, ИЭ=84,75%. При двукратном применении препарат показал 100% эффективность при цестодозах и нематодозах. ЭЭ при аляриозе составила 66,67%, ИЭ=96,3%.

Гельминтологические вскрытия показали, что в 7 опытной группе (ивомек плюс по 1 мл на 50 кг массы тела однократно) зараженным осталось одно животное, в кишечнике которого нашли 13 экз. алярий, а в легких, трахее и бронхах обнаружили 9 экз. кренозом.

В восьмой опытной группе (ивомек плюс по 1 мл на 50 кг массы тела однократно) осталась инвазированной одна собака, у нее в кишечнике нашли 5 экз. алярий.

Следовательно, по результатам гельминтологических вскрытий эффективность ивомека плюс при однократном применении в данной дозе при цестодозах и нематодозах пищеварительной системы составила 100%, при аляриозе  и кренозомозе ЭЭ=66,67%, ИЭ=83,95% и 84,75% соответственно. При двукратном применении ивомек плюс показал при цестодозах и нематодозах плотоядных животных 100% эффективность, при аляриозе ЭЭ=66,67%, ИЭ= 93,88%.

На основании полученных данных при ассоциативном заболевании собак, вызванном одновременным паразитированием алярий, кренозом, токсокар, токсаскар, унцинарий, анкилостом и тениид, для дегельминтизации мы рекомендуем использовать фенбендазол (по 30 мг/кг по ДВ внутрь, двукратно с интервалом в 24 часа) и азинокс плюс (1 таблетка на 10 кг массы тела двукратно с интервалом в 24 часа). Альбен супер при микстинвазии плотоядных дает удовлетворительный результат, но при этом часть паразитов остается живыми, у них временно прекращается репродуктивная функция (в матке трематод отсутствуют яйца), которая к 60 суткам лечения постепенно восстанавливается. Ввиду токсичности ивомек плюс мы не рекомендуем использовать при гельминтозах собак.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ распространения гельминтов у диких и домашних плотоядных животных в европейской части Российской Федерации показывает, что у хищников паразитируют 35 видов гельминтов, в том числе 5 видов трематод (Alaria alata, Nanophyetus salmincola, Echinochasmus perfoliatus, Stichorchis subtriquetrus, Opisthorchis felineus), 10 видов цестод (Mesocestoides lineatus, Dipylidium caninum, Taenia hydatigena, Taenia pisiformis, Taenia ovis, Multiceps multiceps, Hydatigera taeniaformis, Hymenolepis nana, Echinococcus granulosus, Diphyllobothrium latum), 20 видов нематод (Toxocara canis, Toxocara mystax, Toxascaris leonina, Ancylostoma caninum, Uncinaria stenocephala, Capillaria putorii, Capillaria plica, Thominx aerophilus, Crenosoma vulpis, Crenosoma petrovi, Crenosoma taiga, Spirocerca lupi, Dioctophime renale, Dirofilaria repens, Dirofilaria immitis, Trichinella spiralis, Strongyloides vulpis, Heligmosomum skrjabini, Filaroides martis, Skrjabingylus nasicola).

Анализ литературы и наши исследования показывают, что в разных частях ареала любого плотоядного животного гельминтофауна, экстенсивность и интенсивность инвазии его гельминтами неодинаковы, что объясняется различными климатическими условиями, состоянием кормовой базы, плотностью населения дефинитивных хозяев, составом и плотностью популяций промежуточных и резервуарных хозяев (Л.А. Барбаш, В.В. Шибанов, 1980; П.Л. Бородин, 1985; В.Е. Сидорович, 1990, 1991; Н.С. Беспалова, 2000 и др.).

Гельминтофауна у плотоядных животных семейства Canidae (лисицы, волки, енотовидные собаки, шакалы, домашние собаки) в европейской части Российской Федерации представлена 29 видами, в том числе 4 видами трематод (Alaria alata, Nanophyetus salmincola, Echinochasmus perfoliatus, Opisthorchis felineus), 10 видами цестод (Mesocestoides lineatus, Dipylidium caninum, Taenia hydatigena, Taenia pisiformis, Taenia ovis, Multiceps multiceps, Hydatigera taeniaformis, Hymenolepis nana, Echinococcus granulosus, Diphyllobothrium latum), 15 видами нематод (Toxocara canis, Toxocara mystax, Toxascaris leonina, Ancylostoma caninum, Uncinaria stenocephala, Capillaria putorii, Capillaria plica, Thominx aerophilus, Crenosoma vulpis, Dioctophime renale, Dirofilaria repens, Dirofilaria immitis, Trichinella spiralis, Strongyloides vulpis, Heligmosomum skrjabini). Гельминтофауна собачьих в основном состоит из широко распространенных видов, которые в своем большинстве свойственны разным представителям этого семейства (Л.М. Шиляева, 1968, 1970; В.Д. Савельев, 1984, 1985; П.К. Горшков, 1980; В.Ф. Юшков, 1989, 1995; В.В. Шималов, В.Т. Шималов, 1999а, 1999б; И.Л. Туманов, 2003 и др.), о чем свидетельствуют и результаты наших исследований. Фауна паразитических червей животных семейства Canidae в европейской части России отражает особенности трофических и топических связей хищников. Основные виды гельминтов проникают в организм этих плотоядных преимущественно через промежуточных или резервуарных хозяев – мышевидных грызунов, насекомоядных млекопитающих, рыб, моллюсков, амфибий, являющихся объектами питания плотоядных и повсеместно обитающих на территории европейской части Российской Федерации. Из представителей дикой фауны семейства Canidae наибольшее число видов гельминтов обнаружено в организме лисиц (23 вида, в том числе 2 – трематод, 6 – цестод и 15 – нематод) при 100%-ной общей зараженности животных и средней интенсивности инвазии 258,3 экз. Фауна гельминтов лисицы представлена в основном широко распространенными видами,  заражение которыми происходит при поедании мелких грызунов, амфибий, моллюсков. У лисиц доминируют Alaria alata, Mesocestoides lineatus, Taenia hydatigena, Dipylidium caninum, Uncinaria stenocephala, Crenosoma vulpis, Toxocara canis, Thominx aerophilus.

У енотовидной собаки в европейской части России обнаружено меньшее количество видов паразитических червей, чем у лисицы. При 100%-ной общей зараженности и средней интенсивности инвазии 144 экз. у енотовидной собаки найдено 15 видов гельминтов (2 вида трематод, 4 – цестод и 9 – нематод), которые представлены теми же видами, что и у других норников, обитающих в данном регионе. Чаще енотовидные собаки заражены аляриями, тениидами, анкилостомами, унцинариями, кренозомами и токсокарами.

У волка паразитируют 12 видов (1 вид трематод, 4 – цестод, 7 – нематод), большинство из которых хищник приобретает вместе с добытой пищей (Alaria alata, Mesocestoides lineatus, Taenia hydatigena, Taenia pisiformis, Crenosoma vulpis, Trichinella spiralis). Также у хищника часто встречаются цестоды Dipylidium caninum, нематоды Toxascaris leonina, Uncinaria stenocephala и Ancylostoma caninum. Средняя интенсивность инвазии волка паразитами составляет 401,6 экз. при 100%-ной зараженности. Высокая инвазированность этого зверя гельминтами обусловлена в основном его трофическими связями.

Основной фон гельминтофауны шакалов в природных экосистемах Северного Кавказа представлен 10 широко распространенными видами (1 вид трематод, 4 – цестод, 5 – нематод) при высокой средней интенсивности инвазии (271,4 экз.) и 100%-ной зараженности животных. Преобладают Alaria alata, Dipylidium caninum, Taenia pisiformis, Crenosoma vulpis, Toxascaris leonina, Toxocara canis и Uncinaria stenocephala. Многие виды гельминтов проникают в организм шакала путем потребления им разных пищевых объектов (грызунов, птиц, пресмыкающихся), являющихся промежуточными или резервуарными хозяевами паразитов.

Среди домашних плотоядных животных семейства Canidae в европейской части России наиболее богата гельминтофауна у бродячих собак городской популяции (20 видов, в том числе 2 вида трематод, 8 – цестод и 10 - нематод) и бесхозных собак сельской популяции (18 видов, в том числе 1 – трематод, 7 – цестод и 10 - нематод). У них встречаются как моноксенные, так и гетероксенные гельминты. Часто у этих животных регистрируется микстинвазия трематодами, цестодами и нематодами. У них преобладают трематоды Alaria alata, цестоды Dipylidium caninum, цестоды из подотряда Taeniata, нематоды Crenosoma vulpis, Uncinaria stenocephala, Ancylostoma caninum, Toxocara canis, Toxascaris leonina, часто встречаются Strongyloides vulpis  и Dirofilaria repens.  Высокая общая зараженность (100%) и интенсивность инвазии гельминтами (79,1-140,8 экз.) у бродячих и бесхозных собак по сравнению с другими группами домашних плотоядных объясняется тем, что при отыскании добычи они охватывают значительные территории, где имеют возможность употреблять в пищу мелких беспозвоночных (наземных и пресноводных моллюсков), амфибий, членистоногих, рыб, птиц, мышевидных грызунов, многие из которых являются промежуточными, дополнительными и резервуарными хозяевами паразитов у собак.

У прифермских собак сельской популяции гельминтофауна представлена 17 видами (2 – трематод, 6 – цестод, 9 – нематод) при общей зараженности 98,5% и средней интенсивности инвазии 77,1 экз. Из обнаруженных гельминтов чаще встречаются нематоды Toxocara canis, Toxascaris leonina, Ancylostoma caninum, Uncinaria stenocephala, заражение которыми происходит преимущественно с субстрата. Тем не менее, довольно часто у животных паразитируют трематоды Alaria alata, цестоды Dipylidium caninum, тени, нематоды Crenosoma vulpis и Dirophilaria repens. Такая зараженность прифермских собак объясняется тем, что эти плотоядные, пребывая на территории животноводческих ферм и пастбищ, имеют возможность поедать большое количество мелких млекопитающих (грызунов), амфибий, пресноводных и наземных моллюсков, членистоногих, нередко рыб, а иногда трупы животных и продукты их убоя.

Фауна гельминтов квартирных собак городской популяции относительно бедна, она представлена 13 видами (2 – трематод, 2 – цестод, 9 - нематод) при общей зараженности 72,1% и средней интенсивности инвазии 26,0 экз. В основном у них паразитируют нематоды Toxocara canis, Toxascaris leonina, Ancylostoma caninum, Uncinaria stenocephala и цестоды Dipylidium caninum. У квартирных собак, которые в летний период пребывают со своими хозяевами на дачных участках, часто обнаруживаются Alaria alata, Crenosoma vulpis и Dirophilaria repens. Некоторые хозяева используют в корм животным сырую речную рыбу, поэтому у их питомцев встречаются трематоды Opisthorchis felineus и цестоды Diphyllobothrium latum. Высокая зараженность моноксенными гельминтами объясняется большой численностью домашних плотоядных животных в городах, бесконтрольным использованием для их выгула определенных территорий, куда имеют доступ бродячие животные, что приводит к загрязнению объектов внешней среды фекалиями и способствует их обсемененности инвазионным началом.

Гельминтофауна у плотоядных животных семейства Mustelidae (барсуки, норки, хори, куницы, выдры, ласки, горностаи) в европейской части России менее разнообразна по сравнению с псовыми и представлена 17 видами, в том числе 3 видами трематод (Nanophyetus salmincola, Echinochasmus perfoliatus, Stichorchis subtriquetrus), 2 видами цестод (Mesocestoides lineatus, Dipylidium caninum), 12 видами нематод (Ancylostoma caninum, Uncinaria stenocephala, Capillaria putorii, Thominx aerophilus, Crenosoma vulpis, Crenosoma petrovi, Crenosoma taiga, Spirocerca lupi, Trichinella spiralis, Strongyloides vulpis, Filaroides martis, Skrjabingylus nasicola). Для паразитофауны куньих характерно преобладание нематод. Цестоды и трематоды встречаются сравнительно редко, что согласуется с исследованиями других авторов (Ф.Н. Морозов, 1939; В.Л. Контримавичус, 1966; А.А. Троицкая, 1960, 1967; Н.Ф. Карасев, 1972; А.В. Стерлягов, 1991; Б.Г. Абалихин и др., 2003, 2004; О.В. Масленникова, 2005, 2010; Ю.И. Власенко, 2007б; Н.В. Есаулова и др., 2009 и др.).

С представителями семейства куньих паразитирующие черви в основном связаны по линии трофических цепей. К ним относится около 82% видов гельминтов (А.М. Петров, 1941; В.Л. Контримавичус, 1963, 1966, 1969). Большинство видов плотоядных животных рассматриваемого семейства сравнительно редко поедают моллюсков, рачков-циклопов и других беспозвоночных, которые служат промежуточными хозяевами паразитов. В организм хищников они обычно попадают при потреблении традиционных кормов – мелких позвоночных животных (мышевидных грызунов, земноводных, рыб), являющихся резервуарными и дополнительными хозяевами гельминтов (С.Я. Любашенко, А.М. Петров, 1962; V.E. Sidorovich, E.I. Anisimova, 1997; Р.Т. Сафиуллин, М.А. Мусатов, 2009).

Из семейства куньих наибольшее число видов гельминтов паразитирует у барсука (14 видов, в том числе 3 – трематод, 1 – цестод, 10 – нематод) при общей зараженности 97,0% и средней интенсивности инвазии 141,2 экз. На участках, где барсуки могут добывать рыбу, звери в большей степени заражены трематодами Echinochasmus perfoliatus, а при питании грызунами – нематодами Crenosoma vulpis, Crenosoma petrovi, а также Ancylostoma caninum и Uncinaria stenocephala. Потребление падали способствует большей инвазированности животных Trichinella spiralis (О.Н. Третьякова, 1956; А.П. Мачинский, В.Н. Семов, 1971).

У европейской и американской норок, обитающих на территории европейской части России, паразитирует 12 видов гельминтов (2 – трематод, 1 – цестод, 9 – нематод). Общая зараженность их достигает 76,8% при средней интенсивности инвазии 28,1 экз. Преобладают трематоды Echinochasmus perfoliatus и нематоды Ancylostoma caninum, Uncinaria stenocephala, Crenosoma vulpis, Crenosoma petrovi, нередко встречаются нематоды  Thominx aerophilus, Crenosoma taiga, Capillaria putorii, Trichinella spiralis, Filaroides martis, очень редко у них паразитируют Nanophyetus salmincola и Mesocestoides lineatus.

Гельминтофауна у лесной куницы в европейской части России включает 12 видов, из них 1 – трематод, 1 – цестод, 10 – нематод. Общая инвазированность ими хищника составляла 67,6% при средней интенсивности инвазии 12,4 экз. Видовой состав гельминтов у них в основном представлен нематодами Uncinaria stenocephala, Ancylostoma caninum, Crenosoma vulpis, Crenosoma petrovi, Thominx aerophilus, нередко встречаются Echinochasmus perfoliatus, Mesocestoides lineatus, Capillaria putorii, Crenosoma taiga, Trichinella spiralis, а виды Spirocerca lupi и Skrjabingylus nasicola представлены единичными экземплярами.

Лесной хорь заражен 7 видами гельминтов, из них 1 – трематод и 6 – нематод. Общая зараженность зверьков составляет 84,3% при средней интенсивности инвазии 43,4 экз. Широко распространенными видами являются нематоды Uncinaria stenocephala, Ancylostoma caninum, Crenosoma petrovi; южные популяции хорей заражены интенсивнее, чем северные. У некоторых особей встречаются Capillaria putorii, Thominx aerophilus, Trichinella spiralis, Echinochasmus perfoliatus.

Добыча выдр, ласок и горностаев была произведена только на территории Центрального района Нечерноземной зоны РФ. Гельминтофауна выдр представлена 2 видами Echinochasmus perfoliatus и Uncinaria stenocephala. Однако общая инвазированность их составила 57,1% при средней ИИ – 62,3 экз. У ласок и горностаев обнаружили по одному виду: Echinochasmus perfoliatus (16,7%, 5,0 экз.) и Uncinaria stenocephala (50,0%, 2,0 экз.) соответственно.

Анализируя видовой состав гельминтов плотоядных семейства Mustelidae, можно отметить, что у большинства представителей этого семейства  (барсуки, норки, хори, куницы) гельминтофауна богаче в популяциях этих зверей Центрального района Нечерноземной зоны РФ. Это объясняется тем, что мелкие хищники заселяют здесь более разнообразные биотопы (околоводные, лесные, болотные экосистемы, постройки человека и агроценозы), где могут иметь больший контакт с разнообразными промежуточными хозяевами паразитов.

У диких плотоядных животных семейства Felidae (рыси) паразитирует 3 вида гельминтов, в том числе 2 вида цестод (Mesocestoides lineatus, Hymenolepis nana) и 1 вид нематод (Trichinella spiralis), свойственные и другим хищным млекопитающим.

Наши исследования показали, что циркуляция широко распространенных в европейской части России гельминтов (трематод Alaria alata, нематод из рода Crenosoma Molin, 1861, Uncinaria stenocephala и Ancylostoma caninum) в природе происходит по следующим схемам.

       Работами Л.Ф. Потехиной, 1950, 1951; В.А. Савинова, 1952, 1953; Б.Г. Абалихина и др., 2002, 2004; В.Б. Ястреба, 2003; А.Н. Шинкаренко, 2005; Ю.Ф. Петрова и др., 2008, 20011; О.Н. Андреянова и др., 2009; Е.Н. Крючковой, Б.Г. Абалихина, 2009; А.В. Трусовой, 2009 и нашими исследованиями установлено, что половозрелые трематоды Alaria alata (Schrank, 1788; Krause, 1914) паразитируют в кишечнике у диких и домашних плотоядных животных семейства Canidae на территории европейской части России повсеместно. Промежуточными хозяевами Alaria alata являются пресноводные моллюски Planorbis planorbis, очень редко - Planorbis vortex и спорадически – Planorbis corneus. Резервуарными хозяевами, в организме которых развиваются мезоцеркарии A.alata, являются головастики и взрослые амфибии из отряда Anura (прудовая, озерная, травяная, остромордая лягушки и серая жаба), мышевидные грызуны (лесные полевки, обыкновенные полевки, лесные мыши) и насекомоядные млекопитающие (кроты, ежи). Важное место в циркуляции алярий от первого промежуточного хозяина (моллюск) к основному хозяину (плотоядные) занимают головастики и взрослые амфибии из отряда Anura, которые обеспечивают выход церкарий из водоема, что в конечном итоге обеспечивает возможность попадания их в организм плотоядных.

Таким образом, на территории европейской части России трематоды Alaria alata циркулируют по схеме: плотоядные животные семейства Canidae (дефинитивные хозяева) пресноводные моллюски рода Planorbis (промежуточные хозяева) головастики и взрослые амфибии из отряда Anura – прудовая, озерная, травяная, остромордая лягушки и серая жаба; мышевидные грызуны – лесные полёвки, обыкновенные полёвки, лесные мыши; насекомоядные млекопитающие – кроты, ежи (резервуарные хозяева) дикие и домашние плотоядные животные семейства Canidae (дополнительные и дефинитивные хозяева). В природе одновременно существует три пути циркуляции. Первый путь: дефинитивные хозяева (дикие и домашние плотоядные животные) промежуточные хозяева (пресноводные моллюски рода Planorbis) резервуарные хозяева (головастики и взрослые амфибии из отряда Anura – прудовая, озерная, травяная, остромордая лягушки и серая жаба) дефинитивные хозяева (плотоядные животные). Второй путь: дефинитивные хозяева (дикие и домашние плотоядные животные) промежуточные хозяева (пресноводные моллюски рода Planorbis) резервуарные хозяева (головастики и взрослые амфибии из отряда Anura – прудовая, озерная, травяная, остромордая лягушки и серая жаба мышевидные грызуны – лесные полёвки, обыкновенные полёвки, лесные мыши) дефинитивные хозяева (плотоядные животные). Третий путь: дефинитивные хозяева (дикие и домашние плотоядные животные) промежуточные хозяева (пресноводные моллюски рода Planorbis) резервуарные хозяева (головастики и взрослые амфибии из отряда Anura – прудовая, озерная, травяная, остромордая лягушки и серая жаба насекомоядные млекопитающие – кроты, ежи) дефинитивные хозяева (плотоядные животные).

Работами ряда авторов (R. Wetzel, F.R. Muller, 1935; Ф.Н. Морозов 1939; А.М. Петров, 1940; R. Wetzel, 1940; M. Hobmaier, 1941, 1941a, 1941б; Y.Svato, 1963; Б.Г. Абалихин и др., 2003, 2004. 2004а; Е.Н. Крючкова и др., 2005, 2006, 2007, 2008; А.Н. Шинкаренко, 2005; Ю.Ф. Петров и др., 2007; Е.В. Коренскова, 2009) установлено, что дефинитивными хозяевами нематод из рода Crenosoma Molin, 1861 являются дикие и домашние плотоядные животные, а промежуточными – различные виды наземных моллюсков из родов Limax, Agriolimax, Helix, Arion, Cepae, Arrianta, Eulota, Succinea, Zonidoides, Cnemoralis, Epiphragmophora. Наши исследования показали, что на территории европейской части Российской Федерации у плотоядных животных паразитируют три вида нематод из рода Crenosoma Molin, 1861: Crenosoma vulpis (Rudolphi, 1819), Crenosoma petrowi (Morosov, 1939) и Crenosoma taiga (Skrjabin et Petrow, 1928). Нематод Crenosoma vulpis изолировали из трахеи и бронхов собак, лисиц, волков, енотовидных собак, шакалов, барсуков, норок и куниц. Crenosoma petrovi нашли в органах дыхательной системы барсуков, норок, хорей и куниц, Crenosoma taiga – у норок и куниц. Доминирующими промежуточными хозяевами нематод из рода Crenosoma Molin, 1861 являются сухопутные моллюски Helix sp, Succinea putris, Agriolimax agrestis, Zonitoides nitidus, субдоминантными – Eulota fruticum, Arion intermedius, Z. excavatus. Резервуарными хозяевами служат взрослые амфибии из отряда Anura (серая жаба), мышевидные грызуны (лесные полевки, обыкновенные полевки, лесные мыши) и насекомоядные млекопитающие (кроты, ежи).

Следовательно, нематоды из рода Crenosoma Molin, 1861 в европейской части России циркулируют в природе по схеме: домашние и дикие плотоядные животные семейства Canidae (дефинитивные хозяева) наземные моллюски из родов Arion, Helix, Succinea, Eulota, Zonitoides, Agriolimax (промежуточные хозяева) амфибии из отряда Anura – серая жаба; мышевидные грызуны – лесные полёвки, обыкновенные полёвки, лесные мыши; насекомоядные млекопитающие – кроты, ежи (резервуарные хозяева) домашние и дикие плотоядные животные (дефинитивные хозяева). В природе одновременно существует два пути циркуляции. Первый путь: дефинитивные хозяева (дикие и домашние плотоядные животные) промежуточные хозяева (наземные моллюски из родов Arion, Helix, Succinea, Eulota, Zonitoides, Agriolimax) дефинитивные хозяева (плотоядные животные). Второй путь: дефинитивные хозяева (дикие и домашние плотоядные животные) промежуточные хозяева (наземные моллюски из родов Arion, Helix, Succinea, Eulota, Zonitoides, Agriolimax) резервуарные хозяева (амфибии из отряда Anura, мышевидные грызуны, насекомоядные млекопитающие) дефинитивные хозяева (плотоядные животные).

       Многими исследователями установлено, что дикие и домашние плотоядные животные в Российской Федерации интенсивно заражены кишечными нематодами Ancylostoma caninum и Uncinaria stenocephala, которые развивается по прямому пути (Н.П. Попова, 1929; Ю.В. Лабутин, К.Н. Федоров, 1964; Х.В. Аюпов, 1966; Н.Н. Семенов, 1975; Д.Я. Гайсанов, 1985; В.И. Аникин, 1985; М.Г. Абдуллаев, 1987; И.С. Мусабаев, 1988; В.В. Филлипов, 1988; Н.А. Бакаев, 1990; С.К. Корнеев, 1998; С.Е. Баев, 1998; А.М. Мустафин, 1998; А.В. Демиденко, 1999; В.И. Кошелев, 1999; А.Н. Шинкаренко, 1999, 2005; С.М. Полякова, 2000; Б.Г. Абалихин и др., 2002, 2003, 2004, 2004а; Е.Н. Крючкова и др., 2005, 2006а, 2008, 2008а, 2009; Х.Х. Шахбиев, 2008, 2010; О.Н. Андреянов, 2009 и др.). Некоторые авторы утверждают, что грызуны и птицы могут принимать участие в распространении нематоды A. caninum, выполняя роль резервуарных хозяев (R.K. Agarwal, G.N. Johri, 1980; S. Mittra, N.K. Sasmal, 1985; B.O. Fagbemi, O. Fagbemi, O.O. Dipeolu, 1986), а в жизненном цикле Uncinaria stenocephala они играют только роль механических переносчиков.

       Наши исследования свидетельствуют, что в европейской части России дикие и домашние плотоядные животные инвазированы A. caninum (Ercolani, 1859) Linstow, 1889 и Uncinaria stenocephala (Railliet, 1854) Railliet, 1885 повсеместно. Установлена высокая загрязненность яйцами и инвазионными личинками этих гельминтов территорий ЖЭК, парков и скверов, площадок детских дошкольных учреждений крупных городов (Иваново, Волгоград и Грозный), что создаёт оптимальные условия для интенсивного заражения плотоядных животных гельминтами и широкого распространения этих паразитов в городских условиях.

       Нами на территории европейской части РФ у мышевидных грызунов (лесные полёвки, обыкновенные полёвки и лесные мыши) в мышечной ткани, печени, сердце и легких обнаружены инвазионные личинки анкилостом и унцинарий, что подтверждает их участие в жизненном цикле этих гельминтов. Следовательно, мышевидные грызуны являются резервуарными хозяевами Ancylostoma caninum и Uncinaria stenocephala и выполняют роль в сохранении инвазионного начала в природе.

       Таким образом, на территории европейской части Российской Федерации нематоды Ancylostoma caninum и Uncinaria stenocephala циркулируют по схеме: домашние и дикие плотоядные животные (дефинитивные хозяева) объекты внешней среды (почва, растения), обсемененные яйцами и инвазионными личинками гельминтов мышевидные грызуны (резервуарные хозяева) домашние и дикие плотоядные животные. Циркуляция возбудителей анкилостомоза и унцинариоза в условиях города осуществляется в основном по прямому пути (дефинитивные хозяева объекты внешней среды, обсемененные яйцами и инвазионными личинками гельминтов дефинитивные хозяева). В дикой природе доминирующим является непрямой путь (дефинитивные хозяева объекты внешней среды, обсемененные яйцами и инвазионными личинками гельминтов резервуарные хозяева – мышевидные грызуны (дефинитивные хозяева).

Установлено, что аляриоз, кренозомоз, анкилостомоз и унцинариоз протекают в острой и хронической формах, в результате чего в организме собак возникают характерные изменения функций органов и систем.

Острое течение аляриоза наблюдается в первые 5-20 дней инвазии, когда происходит миграция мезоцеркарий из пищеварительного тракта в легкие и формирование метацеркариев, что приводит к нарушению целостности кровеносных сосудов и альвеолярной ткани легких, в результате развивается метацеркариозная бронхопневмония. Спустя 20 дней все метацеркарии алярий покидают легкие, и они паразитируют в тонком отделе кишечника, в результате здесь развивается хронический язвенный энтерит. У больных собак в этот период продолжают ухудшаться гематологические и биохимические показатели, хотя четко выраженных клинических признаков у инвазированных животных не регистрируются. После освобождения от трематод гематологические и биохимические показатели постепенно улучшаются и на 60 сутки лечения они в основном достигают показателей интактных, контрольных животных.

Острая форма кренозомоза развивается в первые 4 недели инвазии, когда личинки нематод лимфогенным путем мигрируют из желудка и кишечника в альвеолярную ткань легких и бронхи, где вызывают бронхопневмонию. Затем заболевание переходит в хроническую стадию, развивается трахеит, в крови уменьшается концентрация гемоглобина, эритроцитов, общего белка, альбуминов, возникает лейкоцитоз, эозинофилия, лимфоцитоз, падает количество сегментоядерных нейтрофилов при увеличении палочкоядерных нейтрофилов. После освобождения от нематод гематологические и биохимические показатели у переболевших животных постепенно улучшаются и на 60 сутки они достигают показателей интактных животных.

Острое течение анкилостомоза наблюдается в первые 30 дней инвазии, оно совпадает с периодом миграции личинок анкилостом в пищеварительном тракте, прикреплением их к слизистой оболочке кишечника, что сопровождается разрушением кровеносных сосудов и развитием катарально-геморрагического энтерита. В дальнейшем заболевание переходит в хроническую стадию (с 30-х суток и до освобождения от анкилостом), связанную во времени с паразитированием взрослых нематод в тонком отделе кишечника. В результате обширного повреждения участков слизистой оболочки кишечника развивается хронический язвенный энтерит. Динамика гематологических показателей свидетельствует, что анкилостомозная инвазия у животных сопровождается анемией, эритропенией, лейкоцитозом, количественными изменениями в лейкоцитарном профиле (эозинофилия, лимфоцитоз, нейтрофилия, сдвиг ядра влево). Регистрируется снижение в сыворотке крови общего белка, альбуминов, увеличение концентрации глобулиновых фракций белка, особенно гамма-глобулинов. После освобождения от нематод гематологические и биохимические показатели у переболевших собак постепенно улучшаются и на 60 сутки лечения они достигают уровня интактных животных.

Острое течение унцинариоза наблюдается в первые 30 дней инвазии и совпадает во времени с преимагинальным этапом развития унцинарий. В этот период развивается катаральный и катарально-геморрагический энтерит. В дальнейшем заболевание переходит в хроническую стадию (с 30-х суток и до освобождения организма от паразитов), во времени она совпадает с паразитированием взрослых унцинарий в тонком отделе кишечника. В результате очагового некроза слизистой оболочки кишечника на месте фиксации паразитов развивается хронический язвенный энтерит. В крови плотоядных животных уменьшается концентрация гемоглобина, эритроцитов, общего белка, альбуминов, возникает лейкоцитоз, эозинофилия, лимфоцитоз, падает количество сегментоядерных нейтрофилов при увеличении палочкоядерных нейтрофилов. После освобождения от нематод гематологические и биохимические показатели у переболевших собак постепенно улучшаются, и на 60 сутки лечения они достигают уровня интактных, контрольных животных.

При микстинвазии аляриями, кренозомами, анкилостомами и унцинариями заболевание у плотоядных животных протекает в более тяжелой форме, чем при моноинвазии этими видами гельминтов. Острая форма заболевания длится первые 2-3 недели. У собак развивается острая катаральная бронхопневмония и катарально-геморрагический гастроэнтерит.  В дальнейшем заболевание принимает хроническое течение, у больных животных развиваются мелкоочаговая, нередко диффузная бронхопневмония, язвенный гастрит и энтерит, которые сопровождаются глубокими изменениями морфологического и биохимического состава крови. После освобождения собак от гельминтов при микстинвазии восстановление функций органов и систем происходит значительно медленнее, чем у животных, переболевших моноинвазией.

Наши исследования и литературные данные (В.П. Ульянов, Д.С. Гринберг, 1956; Р.Ш. Делянова, 1962; Д.П. Козлов, Ж.П. Радкевич, 1969; В.В. Мартынов, Н.С. Черыкаева, 1972; А.С. Давыдов и др., 1977; Л.Е. Верета, 1986а; В.Е. Филиппов, 1988; С.Д. Клочков, 1995; А.Н. Воличев, 1999; Н.С. Беспалова, 1999, 2003; П.В. Захаров, 2000; А.Н. Шинкаренко, 2005; Х.Х. Шахбиев, 2010 и др.) свидетельствуют, что у плотоядных животных часто регистрируется микстинвазия трематодами, цестодами и нематодами, что требует изыскания антгельминтиков широкого спектра действия.

На основании полученных данных при ассоциативном заболевании собак, вызванном одновременным паразитированием алярий, кренозом, токсокар, токсаскар, унцинарий, анкилостом и цестод, для дегельминтизации мы рекомендуем использовать фенбендазол (по 30 мг/кг по ДВ внутрь, двукратно с интервалом в 24 часа) и азинокс плюс (1 таблетка на 10 кг массы тела двукратно с интервалом в 24 часа). Альбен супер при микстинвазии плотоядных дает удовлетворительный результат, но при этом часть паразитов остается живыми, у них временно прекращается репродуктивная функция (в матке трематод отсутствуют яйца), которая к 60 суткам лечения постепенно восстанавливается. Ввиду токсичности ивомек плюс мы не рекомендуем использовать при гельминтозах собак.

Результаты наших исследований вошли в следующие нормативные документы: «Основные направления профилактики паразитарных и ассоциативных болезней животных в хозяйствах Ивановской области» (Утверждены правительством Ивановской области, 12 марта 2001 года, г. Иваново), «Методическое положение по профилактике кренозомоза плотоядных животных в Российской Федерации» (одобрено секцией «Инвазионные болезни животных» РАСХН 29 сентября 2005 года), «Методическое положение по профилактике аляриоза плотоядных животных в Российской Федерации» (одобрено секцией «Инвазионные болезни животных» РАСХН 29 сентября 2005 года).

ВЫВОДЫ:

  1. На территории европейской части Российской Федерации у диких и домашних плотоядных животных паразитируют 35 видов гельминтов, в том числе 5 видов трематод (Alaria alata, Nanophyetus salmincola, Echinochasmus perfoliatus, Stichorchis subtriquetrus, Opisthorchis felineus), 10 видов цестод (Mesocestoides lineatus, Dipylidium caninum, Taenia hydatigena, Taenia pisiformis, Taenia ovis, Multiceps multiceps, Hydatigera taeniaformis, Hymenolepis nana, Echinococcus granulosus, Diphyllobothrium latum), 20 видов нематод (Toxocara canis, Toxocara mystax, Toxascaris leonina, Ancylostoma caninum, Uncinaria stenocephala, Capillaria putorii, Capillaria plica, Thominx aerophilus, Crenosoma vulpis, Crenosoma petrovi, Crenosoma taiga, Spirocerca lupi, Dioctophime renale, Dirofilaria repens, Dirofilaria immitis, Trichinella spiralis, Strongyloides vulpis, Heligmosomum skrjabini, Filaroides martis, Skrjabingylus nasicola).
  2. Гельминтофауна у плотоядных животных семейства Canidae (лисицы, волки, енотовидные собаки, шакалы, домашние собаки) в европейской части Российской Федерации представлена 29 видами, в том числе 4 видами трематод (Alaria alata, Nanophyetus salmincola, Echinochasmus perfoliatus, Opisthorchis felineus), 10 видами цестод (Mesocestoides lineatus, Dipylidium caninum, Taenia hydatigena, Taenia pisiformis, Taenia ovis, Multiceps multiceps, Hydatigera taeniaformis, Hymenolepis nana, Echinococcus granulosus, Diphyllobothrium latum), 15 видами нематод (Toxocara canis, Toxocara mystax, Toxascaris leonina, Ancylostoma caninum, Uncinaria stenocephala, Capillaria putorii, Capillaria plica, Thominx aerophilus, Crenosoma vulpis, Dioctophime renale, Dirofilaria repens, Dirofilaria immitis, Trichinella spiralis, Strongyloides vulpis, Heligmosomum skrjabini).
  3. Гельминтофауна у плотоядных животных семейства Mustelidae (барсуки, норки, хори, куницы, выдры, ласки, горностаи) на территории европейской части Российской Федерации представлена 17 видами, в том числе 3 видами трематод (Nanophyetus salmincola, Echinochasmus perfoliatus, Stichorchis subtriquetrus), 2 видами цестод (Mesocestoides lineatus, Dipylidium caninum), 12 видами нематод (Ancylostoma caninum, Uncinaria stenocephala, Capillaria putorii, Thominx aerophilus, Crenosoma vulpis, Crenosoma petrovi, Crenosoma taiga, Spirocerca lupi, Trichinella spiralis, Strongyloides vulpis, Filaroides martis, Skrjabingylus nasicola).
  4. У плотоядных животных семейства Felidae (рыси) в европейской части Российской Федерации паразитирует 3 вида гельминтов, в том числе 2 вида цестод (Mesocestoides lineatus, Hymenolepis nana) и 1 вид нематод (Trichinella spiralis).
  5. На территории европейской части Российской Федерации наибольшее число видов гельминтов паразитирует в организме лисиц (23), бродячих собак городской популяции (20), бесхозных собак сельской популяции (18), прифермских собак (17), умеренное число – у енотовидной собаки (15), у барсука (14), у квартирных собак городской популяции (13), у волка (12), у норки (12), у куницы (12) и шакала (10). Наименьшее число видов гельминтов паразитирует в организме хорей (7), рысей (3), выдр (2), ласок (1) и горностаев (1).
  6. Наивысшая интенсивность инвазии гельминтами наблюдается у волков, шакалов, лисиц, енотовидных собак, барсуков и бесхозных собак сельской популяции, умеренная – у бродячих и прифермских собак, выдр и хорей, наименьшая ИИ – у норок, квартирных собак, куниц, рысей, ласок и горностаев.
  7. На территории европейской части России трематоды Alaria alata циркулируют по схеме: плотоядные животные семейства Canidae (дефинитивные хозяева) пресноводные моллюски рода Planorbis (промежуточные хозяева) головастики и взрослые амфибии из отряда Anura – прудовая, озерная, травяная, остромордая лягушки и серая жаба; мышевидные грызуны – лесные полёвки, обыкновенные полёвки, лесные мыши; насекомоядные млекопитающие – кроты, ежи (резервуарные хозяева) дикие и домашние плотоядные животные семейства Canidae (дополнительные и дефинитивные хозяева). В природе одновременно существует три пути циркуляции. Первый путь: дефинитивные хозяева (дикие и домашние плотоядные животные) промежуточные хозяева (пресноводные моллюски рода Planorbis) резервуарные хозяева (головастики и взрослые амфибии из отряда Anura – прудовая, озерная, травяная, остромордая лягушки и серая жаба) дефинитивные хозяева (плотоядные животные). Второй путь: дефинитивные хозяева (дикие и домашние плотоядные животные) промежуточные хозяева (пресноводные моллюски рода Planorbis) резервуарные хозяева (головастики и взрослые амфибии из отряда Anura – прудовая, озерная, травяная, остромордая лягушки и серая жаба мышевидные грызуны – лесные полёвки, обыкновенные полёвки, лесные мыши) дефинитивные хозяева (плотоядные животные). Третий путь: дефинитивные хозяева (дикие и домашние плотоядные животные) промежуточные хозяева (пресноводные моллюски рода Planorbis) резервуарные хозяева (головастики и взрослые амфибии из отряда Anura – прудовая, озерная, травяная, остромордая лягушки и серая жаба насекомоядные млекопитающие – кроты, ежи) дефинитивные хозяева (плотоядные животные).
  8. В европейской части Российской Федерации нематоды из рода Crenosoma Molin, 1861 циркулируют в природе по схеме: домашние и дикие плотоядные животные семейства Canidae (дефинитивные хозяева) наземные моллюски из родов Arion, Helix, Succinea, Eulota, Zonitoides, Agriolimax (промежуточные хозяева) амфибии из отряда Anura – серая жаба; мышевидные грызуны – лесные полёвки, обыкновенные полёвки, лесные мыши; насекомоядные млекопитающие – кроты, ежи (резервуарные хозяева) домашние и дикие плотоядные животные (дефинитивные хозяева). В природе одновременно существует два пути циркуляции. Первый путь: дефинитивные хозяева (дикие и домашние плотоядные животные) промежуточные хозяева (наземные моллюски из родов Arion, Helix, Succinea, Eulota, Zonitoides, Agriolimax) дефинитивные хозяева (плотоядные животные). Второй путь: дефинитивные хозяева (дикие и домашние плотоядные животные) промежуточные хозяева (наземные моллюски из родов Arion, Helix, Succinea, Eulota, Zonitoides, Agriolimax) резервуарные хозяева (амфибии из отряда Anura, мышевидные грызуны, насекомоядные млекопитающие) дефинитивные хозяева (плотоядные животные).
  9. В европейской части России Ancylostoma caninum циркулирует по схеме: домашние и дикие плотоядные животные (дефинитивные хозяева) объекты внешней среды, обсемененные яйцами и инвазионными личинками гельминтов мышевидные грызуны (резервуарные хозяева) домашние и дикие плотоядные животные. Циркуляция возбудителя анкилостомоза в условиях города осуществляется в основном по прямому пути (дефинитивные хозяева объекты внешней среды, обсемененные яйцами и инвазионными личинками гельминтов дефинитивные хозяева). В дикой природе доминирующим является непрямой путь (дефинитивные хозяева объекты внешней среды, обсемененные яйцами и инвазионными личинками гельминтов резервуарные хозяева – мышевидные грызуны (дефинитивные хозяева).
  10. На территории европейской части России Uncinaria stenocephala циркулирует по схеме: домашние и дикие плотоядные животные (дефинитивные хозяева) объекты внешней среды, обсемененные яйцами и инвазионными личинками гельминтов мышевидные грызуны (резервуарные хозяева) домашние и дикие плотоядные животные. Циркуляция возбудителя унцинариоза по прямому пути (дефинитивные хозяева объекты внешней среды, обсемененные яйцами и инвазионными личинками гельминтов дефинитивные хозяева) доминирует в городах, по непрямому пути (дефинитивные хозяева объекты внешней среды, обсемененные яйцами и инвазионными личинками гельминтов резервуарные хозяева – мышевидные грызуны (дефинитивные хозяева) – в дикой природе.
  11. Аляриоз у плотоядных животных протекает в острой и хронической формах. Острое течение заболевания совпадает во времени с миграцией мезоцеркариев из пищеварительного тракта в легкие,  формированием в них метацеркариев и сопровождается развитием метацеркариозной бронхопневмонии. Хроническая форма аляриоза совпадает во времени с паразитированием половозрелых алярий в тонком отделе кишечника и сопровождается развитием хронического язвенного энтерита. У больных аляриозом собак в крови уменьшается концентрация гемоглобина, эритроцитов, общего белка, альбуминов, увеличивается содержание гамма-глобулиновых фракций белка, регистрируется лейкоцитоз, эозинофилия, лимфоцитоз.
  12. Кренозомоз у плотоядных животных протекает в острой и хронической формах. Острая форма кренозомоза совпадает во времени с миграцией личинок из желудка и кишечника в альвеолярную ткань легких и бронхи, формированием молодых нематод и развитием бронхопневмонии. Хроническая стадия болезни во времени соответствует паразитированию половозрелых кренозом в бронхах и трахее и сопровождается развитием хронического бронхита и трахеита. При кренозомозе у больных собак регистрируются определенные клинические признаки: учащение пульса и дыхания, повышение температуры, кашель, хрипы, выделения серозного характера из ноздрей. В крови уменьшается концентрация гемоглобина, эритроцитов, общего белка, альбуминов, возрастает содержание гамма-глобулиновых фракций белка, лейкоцитов, эозинофилов, лимфоцитов, падает количество сегментоядерных нейтрофилов при увеличении палочкоядерных нейтрофилов.
  13. При алиментарном заражении собак анкилостомами, болезнь протекает в острой и хронической формах. Острое течение заболевания совпадает с периодом миграции личинок анкилостом в пищеварительном тракте, прикреплением их к слизистой оболочке кишечника, что сопровождается развитием катарально-геморрагического энтерита. В дальнейшем заболевание переходит в хроническую стадию, связанную во времени с паразитированием взрослых нематод в тонком отделе кишечника. В результате обширного повреждения участков слизистой оболочки кишечника развивается хронический язвенный энтерит. Анкилостомозная инвазия у животных сопровождается анемией, эритропенией, лейкоцитозом, количественными изменениями в лейкоцитарном профиле (эозинофилия, лимфоцитоз, нейтрофилия, сдвиг ядра влево), снижением в сыворотке крови общего белка, альбуминов, увеличением концентрации глобулиновых фракций белка, особенно гамма-глобулинов.
  14. При алиментарном заражении унцинариями у плотоядных животных болезнь протекает в острой и хронической формах. Острое течение заболевания совпадает по времени с преимагинальным этапом развития унцинарий и развитием катарального и катарально-геморрагического энтерита. Хроническая стадия, во времени совпадает с паразитированием взрослых унцинарий в тонком отделе кишечника и развитием хронического язвенного энтерита. В крови плотоядных животных уменьшается концентрация гемоглобина, эритроцитов, общего белка, альбуминов, возникает лейкоцитоз, эозинофилия, лимфоцитоз, падает количество сегментоядерных нейтрофилов при увеличении палочкоядерных нейтрофилов.
  15. При микстинвазии аляриями, кренозомами, анкилостомами и унцинариями болезнь у плотоядных животных протекает в более тяжелой форме, чем при моноинвазии этими видами гельминтов. У больных микстинвазией животных развиваются мелкоочаговая, нередко диффузная бронхопневмония, язвенный гастрит и энтерит, возникают глубокие изменения морфологического и биохимического состава крови. После освобождения животных от гельминтов при микстинвазии восстановление функций органов и систем происходит значительно медленнее, чем у животных, переболевших моноинвазией.
  16. При микстинвазии (аляриоз, кренозомоз, токсокароз, токсоскароз, унцинариоз, анкилостомоз, тениидозы) собак высокоэффективными антгельминтиком является фенбендазол (по 30 мг/кг по ДВ внутрь, двукратно с интервалом в 24 часа). ИЭ препарата против тениид и нематод составила 100%, против алярий – 98,77-100%.
  17. Азинокс плюс (1 таблетка на 10 кг массы тела двукратно с интервалом в 24 часа) показал 100% ИЭ против тениид и нематод, против алярий ИЭ составила 96,3-100%.
  18. Альбен супер (по 10 мг/кг двукратно с интервалом в 24 часа) при микстинвазии плотоядных животных дает удовлетворительный результат. ИЭ против тениид и нематод пищеварительной системы составила 100%, против кренозом – 94,9-97,2%, против алярий – 95,06-100%.
  19. Ивомек плюс при двукратной инъекции собакам при микстинвазии в дозе 1 мл на 50 кг массы тела показал 100% ИЭ против тениид и нематод, паразитирующих в дыхательной и пищеварительной системах и 93,88-100% ИЭ против алярий. Ввиду токсичности ивомек плюс нельзя рекомендовать для дегельминтизации плотоядных животных.

ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

На основании исследований, проведенных автором, для дегельминтизации домашних собак при микстинвазии трематодами, цестодами и нематодами предложены фенбендазол (по 30 мг/кг по ДВ, индивидуально, двукратно с интервалом в 24 часа) и азинокс плюс (индивидуально, внутрь, двукратно по одной таблетке на 10 кг массы тела).

Научные разработки автора вошли в следующие нормативные документы:

       1. «Основные направления профилактики паразитарных и ассоциативных болезней животных в хозяйствах Ивановской области» (Утверждены правительством Ивановской области, 12 марта 2001 года, г. Иваново).

2. «Методическое положение по профилактике кренозомоза плотоядных животных в Российской Федерации» (одобрено секцией «Инвазионные болезни животных» РАСХН 29 сентября 2005 года).

3. «Методическое положение по профилактике аляриоза плотоядных животных в Российской Федерации» (одобрено секцией «Инвазионные болезни животных» РАСХН 29 сентября 2005 года).

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

  1. Абалихин Б.Г., Крючкова Е.Н., Егоров С.В., Буслаев С.В. Наблюдения по гельминтофауне барсуков, лисиц, енотовидных собак, волков в Ивановской области//Тезисы научн.-практич. конф «Сельскохозяйственная наука и развитие агропромышленного комплекса». – Иваново, 2002. – С.79.
  2. Буслаев С.В., Антонов М.К., Абалихин Б.Г., Крючкова Е.Н., Егоров С.В. Гельминтофауна некоторых куньих и собачьих в Ивановской области//Матер. междун. научн.-практич. конф. «Современные проблемы природопользования, охотоведения и звероводства». – Киров, 2002. – С.546-547.
  3. Ястреб В.Б., Абалихин Б.Г., Крючкова Е.Н. Гельминтофауна хищников дикой природы Центрального региона России// Матер. докл. научн. конф. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». – М.: РАСХН, ВИГИС, 2003. –Вып. 4. – С.512-514.
  4. Абалихин Б.Г., Крючкова Е.Н., Егоров С.В., Антонов М.К., Ястреб В.Б. Паразитофауна некоторых куньих в Ивановской области//Матер. междун. научн.-практич. конф. «Актуальные проблемы инвазионной, инфекционной и незаразной патологии животных». – Ставрополь, 2003. – С. 123.
  5. Абалихин Б.Г., Крючкова Е.Н., Егоров С.В., Сорокина О.Ю., Ястреб В.Б. Трихинеллез диких животных в Ивановской области//Матер. междун. конф. «Пищевые ресурсы дикой природы и экологическая безопасность населения». Киров, 2004. – С.186.
  6. Абалихин Б.Г., Крючкова Е.Н., Сорокина О.Ю. О паразитофауне барсука, куницы и норки в Ивановской области//Матер. 55-й междун. научн.-практич.конф. «Актуальные проблемы науки в агропромышленном комплексе». – Кострома, 2004. – Т.2. – С. 57.
  7. Абалихин Б.Г., Крючкова Е.Н., Сорокина О.Ю. Паразитофауна лисиц, енотовидных собак и волков в Ивановской области//Матер. науч.-практич.конф. «Проблемы и перспективы развития с.х. науки и АПК в современных условиях», Иваново, 2004. – Т. 2. – С.19-20.
  8. Буслаев С.В., Лазарева О.Г., Крючкова Е.Н., Абалихин Б.Г. Экологические особенности и паразитофауна барсука в условиях Ивановской области//Журнал «Вестник охотоведения». М., 2005. Т.2 - №3 С.246-250.
  9. Буслаев С.В., Лазарева О.Г., Крючкова Е.Н., Абалихин Б.Г. Экология и паразитофауна барсука в Ивановской области//Матер. 4-й научн.-практич.конф. «Природа и человек. Антропогенное воздействие на окружающую среду». – Иваново, 2005. - С.83-84.
  10. Абалихин Б.Г., Крючкова Е.Н., Егоров С.В., Сорокина О.Ю., Буслаев С.В. Промысловые животные – резервуар трихинеллеза в Ивановской области//Матер. 56-й междун. науч. - практич. конф. «Актуальные проблемы науки в агропромышленном комплексе». – Кострома, 2005. – С.73-74.
  11. Крючкова Е.Н., Абалихин Б.Г., Буслаев С.В. Современная ситуация по трихинеллезу в Центральном районе Нечерноземной зоны Российской Федерации//Матер. 4-й научн.-практич.конф. «Природа и человек. Антропогенное воздействие на окружающую среду». – Иваново, 2005. – С.95-96.
  12. Крючкова Е.Н., Сорокина О.Ю., Абалихин Б.Г., Буслаев С.В., Ястреб В.Б. Трихинеллез диких животных в Центральном районе Нечерноземной зоны Российской Федерации//Матер. междун. симпоз. «Научные основы обеспечения защиты животных от экотоксинов, радионуклеидов и возбудителей опасных инфекционных заболеваний». – Казань, 2005. – Ч. 2. – С. 134.
  13. Крючкова Е.Н., Сорокина О.Ю., Абалихин Б.Г., Буслаев С.В. Паразитоценозы у некоторых хищников в центральном Нечерноземье Российской Федерации//Матер. междун. конф. «Актуальные проблемы и перспективы развития агропромышленного комплекса». Иваново, 2005. – Т.2. –  С.35-36.
  14. Крючкова Е.Н., Сорокина О.Ю., Антонов М.К., Абалихин Б.Г., Буслаев С.В. Кренозоматозы и томинксоз хищников в Ивановской области//Матер. 57-й междун. научн.- практич. конф. «Актуальные проблемы науки в агропромышленном комплексе». – Кострома, 2006. – Т.3. – С.60-61.
  15. Крючкова Е.Н., Абалихин Б.Г., Егоров С.В., Буслаев С.В. Паразитофауна куньих на территории Ивановской области//Сб. научн. работ «Современный мир, природа и человек». – Томск, 2006. – Т.3. –  С.52.
  16. Крючкова Е.Н., Абалихин Б.Г., Буслаев С.В. Легочные гельминтозы диких животных//Матер. междун. конф. «Проблемы агротехнологии, ветеринарной медицины и биотехнологии в животноводстве. Актуальные проблемы и перспективы агропромышленного комплекса». – Иваново, 2007. – Т.2. – С.165-166.
  17. Сафиуллин Р.Т., Андреянов А.Н., Крючкова Е.Н., Абалихин Б.Г. Нематодозы диких животных в центральном регионе России//Матер. докл. научн. конф. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». -ВИГИС. – М., 2007. – Вып. 8. - С.313-315.
  18. Крючкова Е.Н., Абалихин Б.Г., Егоров С.В., Сафиуллин Р.Т. Паразитофауна семейства куньих в Центральном Нечерноземье России//Журнал «Ветеринария». М., 2008. № 9. С.34-36.
  19. Крючкова Е.Н., Абалихин Б.Г. Микстинвазия нематодами куньих и собачьих в природе//Актуальные проблемы науки в агропромышленном комплексе//Матер. 59-й междун. научн.- практич. конф. – Кострома, 2008. – Т.3, С.91-92.
  20. Пронин В.В., Крючкова Е.Н., Абалихин Б.Г. Трихинеллез диких животных в Центральном Нечерноземье РФ//Труды Кубанского ГАУ. Серия: ветеринарные науки. Краснодар, 2009. №1 (ч. 1) С.176-178.
  21. Андреянов О.Н., Сафиуллин Р.Т., Горохов В.В., Абалихин Б.Г., Крючкова Е.Н., Буслаев С.В. Зараженность хищников семейства псовых в различных эколого-географических зонах Центрального Нечерноземья России//Матер. докл. научн. конф. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями (посв. 80-летию со дня рождения А.С. Бессонова)». - М., 2009. – Вып. 10. –  С.17-20.
  22. Андреянов О.Н., Сафиуллин Р.Т., Горохов В.В., Крючкова Е.Н., Абалихин Б.Г., Буслаев С.В. Паразитофауна хищников семейства псовых в Центральном Нечерноземье России//Журнал «Ветеринария». М., 2009. - №6. - С.37-40.
  23. Крючкова Е.Н., Абалихин Б.Г. Паразитофауна желудочно-кишечного тракта хищников семейства Canidae (Gray, 1821) в природе//Матер. междун. научн.-практич. конф. «Актуальные проблемы и перспективы развития агропромышленного комплекса». – Иваново, 2009. – Т.2. –  С. 174-175.
  24. Абалихин Б.Г., Крючкова Е.Н., Буслаев С.В. Экология и паразитофауна барсука (Meles meles) в Ивановской области//Матер. междун. научн.-метод. конф. «Актуальные проблемы и перспективы развития агропромышленного комплекса». – Иваново, 2010. – Т. 2. – С.12-13.
  25. Петров Ю.Ф., Крючкова Е.Н., Трусова А.В. Методическое положение по профилактике аляриоза плотоядных животных в Российской Федерации// «Российский паразитологический журнал». М., 2011. № 2.   С. 118-119.
  26. Петров Ю.Ф., Крючкова Е.Н., Коренскова Е..В. Методическое положение по профилактике кренозомоза плотоядных животных в Российской Федерации// «Российский паразитологический журнал». М., 2011. № 2.   С. 120-121.
  27. Петров Ю.Ф., Крючкова Е.Н., Коренскова Е.В., Гудкова А.Ю. Биология развития нематод рода Crenosoma и эпизоотология кренозомоза в европейской части Российской Федерации//«Российский ветеринарный журнал (мелкие домашние и дикие животные)». М., 2011. № 2. - С. 21-23.
  28. Абалихин Б.Г., Крючкова Е.Н., Буслаев С.В. Гельминтофауна околоводных хищников семейства куньих на территории Центрального Нечерноземья РФ//Матер. междун. научн. - метод. конф. «Актуальные проблемы и перспективы развития агропромышленного комплекса». – Иваново, 2011. – Т. 1. – С.52.
  29. Крючкова Е.Н., Буслаев С.В., Абалихин Б.Г. Паразитофауна хищников семейства собачьих на территории Центрального Нечерноземья РФ//Матер. междун. научн. - метод. конф. «Актуальные проблемы и перспективы развития агропромышленного комплекса». – Иваново, 2011. – Т. 1. – С.99-100.
  30. Петров Ю.Ф., Крючкова Е.Н., Трусова А.В., Гудкова А.Ю. Биология Alaria alata и эпизоотология аляриоза плотоядных животных в европейской части Российской Федерации// Журнал «Ветеринария Кубани» - Краснодар, 2011. - № 3. - С.4-5.
  31. Гудкова А.Ю., Петров Ю.Ф., Крючкова Е.Н., Трусова А.В. Патогенез и клиника аляриоза у плотоядных животных//Журнал «Ветеринарный врач» - Казань, 2011. - № 3. -  С.50-52.
  32. Крючкова Е.Н., Петров Ю.Ф., Шахбиев Х.Х. Гельминтофауна у домашних и диких плотоядных животных в европейской части Российской Федерации//Журнал «Ветеринария Кубани». Краснодар, 2011. - №5. С. 7-8.
  33. Крючкова Е.Н., Петров Ю.Ф., Шахбиев Х.Х., Лысенко А.А. Анкилостомоз у плотоядных животных в европейской части Российской Федерации//Труды Кубанского ГАУ. Краснодар, 2011. Вып. 31. С. 189-191.
  34. Петров Ю.Ф., Крючкова Е.Н., Трусова А.В., Коренскова Е.В., Шинкаренко А.Н. Циркуляция гетероксенных гельминтов у плотоядных животных в европейской части Российской Федерации// «Российский паразитологический журнал». М., 2011. - №3. - С. 59-61.
  35. Петров Ю.Ф., Крючкова Е.Н., Шахбиев Х.Х. Унцинариоз у плотоядных животных в европейской части Российской Федерации// Журнал «Актуальные вопросы ветеринарной биологии». СПб, 2011. №4 (12). - С.18-21.
  36. Петров Ю.Ф., Крючкова Е.Н. Эффективность антгельминтиков при микстинвазиях плотоядных животных//«Российский ветеринарный журнал (мелкие домашние и дикие животные)». М., 2011. - №3. С. 12-13.
  37. Буслаев С.В., Абалихин Б.Г., Крючкова Е.Н., Егоров С.В., Лобов В.Н. Лесной хорь (Mustela putorius L.,1758) в условиях Ивановской области//Матер. V Всеросс. научн.-практич. конф. «Состояние среды обитания и фауна охотничьих животных России». – М., 2011. – С. 56-61.
  38. Крючкова Е.Н., Петров Ю.Ф., Гудкова А.Ю., Коренскова Е.В. Патогенез и клиника при кренозомозе у плотоядных животных//«Российский паразитологический журнал». М., 2011. № 4. С. 86-90 .
  39. Петров Ю.Ф., Крючкова Е.Н., Шахбиев Х.Х., Шинкаренко А.А. Контаминация объектов внешней среды яйцами и личинками Ancylostoma caninum и Uncinaria stenocephala в европейской части России //«Российский паразитологический журнал». М., 2012. № 1.   С. _.
  40. Крючкова Е.Н. Циркуляция возбудителей аляриоза и кренозомоза у плотоядных животных в европейской части России//Матер. междун.научн.конф. ВОГ РАН. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» – М., 2012. – Вып.13.– С. _.
  41. Крючкова Е.Н. Эффективность антгельминтиков при микстинвазии у собак//Матер. междун.научн.конф. ВОГ РАН. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» – М., 2012. – Вып. 13. – С. _.
  42. Крючкова Е.Н. Фауна гельминтов плотоядных животных в европейской части России//Матер. междун.научн.конф. ВОГ РАН. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» – М., 2012. – Вып. 13 – С. _.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.