WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ГЕТМАНЕЦ Ирина Анатольевна

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ И БИОМОРФОЛОГИЯ РОДА SALIX L. ЮЖНОГО УРАЛА

03.02.08 – экология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук

Омск – 2011

Работа выполнена на кафедре ботаники ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет»

Официальные оппоненты: Заслуженный деятель науки РФ, доктор биологических наук, профессор Жукова Людмила Алексеевна доктор биологических наук, профессор Викторов Владимир Павлович доктор биологических наук, профессор Григорьев Аркадий Иванович

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Орловский государственный университет»

Защита состоится «__» _________ 2011 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.177.05 при ГОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет» по адресу: 644099, г. Омск, наб. Тухачевского, 14.

Телефон/факс: (3812) 23-12-20, e-mail: kolpakova@ompgu.ru

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омского государственного педагогического университета по адресу: г. Омск, наб. Тухачевского, 14.

Автореферат разослан «__» _______ 2011 г.

и размещен на сайте ВАК РФ www.vak.ed.gov.ru

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат биологических наук, доцент Колпакова Т.Ю.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Многообразие и неповторимость форм живой материи, как одно из ее фундаментальных свойств, обеспечивает разнообразие и устойчивость экосистем разного уровня. Габитус – интегральная характеристика всей совокупности внутренних свойств, внешнее выражение жизненных процессов. У растительного организма взаимосвязь со средой осуществляется через всю поверхность тела, соотношение объема и поверхности, положение органов по отношению к источникам вещества и энергии скоррелированно с формой роста (Л.М. Шафранова, 2009). Именно поэтому биоморфа имеет особое значение для растений и представляет собой морфоадаптивный и экологический феномен.

Выявление закономерностей формообразования и преобразования жизненных форм на фоне изменения среды, а также сопоставление онтоморфогенезов видов в разной эколого-фитоценотической обстановке дает понимание интегрированной реакции растений на комплекс факторов, воздействие которых трудно оценить из-за отсутствия теоретического обоснования синергизма. Поэтому все большее значение приобретают методы фитоиндикации, где в качестве фитометров выступают растительные сообщества, ценопопуляции и эколого-ценотические группы (Л.А. Жукова, 2007).

Экологические шкалы (Л.Г. Раменский, 1956; H. Ellenberg, 1974; E. Landolt, 1977;

Д.Н. Цыганов, 1983) и серия региональных шкал (И.А. Цаценкин, 1970; В.П. Селедец, 1976, 2000; Т.А. Комарова, 2001, 2003) успешно использованы для анализа экологического разнообразия видов разных биоморф, произрастающих в природных экосистемах республик Марий-Эл, Татарстана, Чувашии и ряда областей: Архангельской, Московской, Иркутской и др. (М.В. Бекмансуров, 2004; Т.А. Полянская 2006; Л.А. Жукова, 2007;

М.Н. Гаврилова, 2009; Ю.А. Дорогова, 2009). В этом направлении ценопопуляции видов рода Salix L., самого многочисленного в дендрофлоре Урала – не изучены, хотя ивы играют важную роль в растительном покрове, особенно в экстремальных условиях, близких к пределу существования растительной жизни, а также в урбанизированных экосистемах.

Систематика и филогения рода разработаны А.К. Скворцовым (1968, 1999). Изучены ивы северо-востока России, включая их жизненные формы и возможные пути трансформации (Т.Г. Дервиз-Соколова, 1982; Т.Г. Полозова, 1990; М.Т. Мазуренко, 1986, 2007);

описана ботанико-лесоводческая характеристика и хозяйственное значение ив средней полосы Европейской части России (Е.Т. Валягина-Малютина, 2004). Для ив Урала приведены карты распространения, диагностические описания, систематика, номенклатура, сведения о хромосомных числах (И.В. Беляева и др., 2006), но комплексного экологического и биоморфологического исследования рода Salix к настоящему времени не проведено, несмотря на их высокую средообразующую функцию, что особенно интересно в рамках единого территориального выдела, с характерной широтной зональностью и высотной поясностью, включающей элементы горных тундр.

Одна из значимых идей биоморфологии последних десятилетий – осознание растения как модульного организма (И.Г. Серебряков, 1962; M.F. Prevost, 1967; М.Т. Мазуренко, А.П. Хохряков, 1977; Л.М. Шафранова, 1980, 1981; М. Бигон, 1989; Н.П. Савиных, 2000).

Структурно-биологический анализ позволяет понять специфику взаимодействия организма и среды, механизмы и направления морфоадаптивных преобразований, что способствует решению общебиологических проблем. Эти вопросы применительно к роду Salix не разработаны.

Кроме того, ивы принадлежат к числу древесных растений, имеющих важное биологическое и хозяйственное значение. Ивовые заросли выполняют руслозащитную и берегоукрепительную функцию, велик их вклад в лесообразовательный процесс и лесовосстановление нарушенных земель (Т.И. Карелин, 1950; А.Ю. Кулагин, 1981). Из них получают высококачественные танины и салицин (А.И. Сидоров, 1978; И.Ф. Мазан, 1983; П.Д. Соколов, 1985). Как древесная форма, обладающая быстрым ростом, ива представляет интерес для интродукции и селекционных исследований (И.В. Беляева, 1996; А.А. Афонин, 2006).

Все это и определяет необходимость и своевременность представленного исследования, суть которого заключается в синтезе классических и оригинальных методов и понятий экологии и биоморфологии.

Цель и задачи работы: выявление закономерностей структурного разнообразия биоморф видов рода Salix L., общих механизмов их формообразования в экологической и морфоадаптивной обусловленности.

В связи с этим были поставлены следующие задачи:

1. Классифицировать и унифицировать структурно-биологические и функциональные единицы, использовать их как инструмент анализа побеговых систем ив и показать определяющую роль в поливариантности развития, приводящей к разнообразию биоморф рода Salix.

2. Проанализировать структурно-динамические признаки биоморф и экобиоморф ив с целью выявления соответствия комплексу условий местообитаний и определить направление и модусы адаптивной радиации биоморф.

3. На основе положения видов по шкалам Д.Н. Цыганова и количественных методов определения потенциальной экологической валентности оценить экологическую толерантность видов различных биоморф ив по отношению к отдельным факторам среды и их комплексам.

4. Проанализировать зональное распространение и биотопическое распределение видов рода Salix на территории Южного Урала. Описать фрагменты их экологических ареалов.

5. Проанализировать реальные экологические позиции ценопопуляций ив Южного Урала и представить их экологическое пространство в графических моделях, отражающих соотношение фрагментов фундаментальной и реализованной экологических ниш.

Научная новизна.

Работа является всесторонним исследованием экологического разнообразия и биоморфологии рода Salix Южного Урала. В ней впервые:

– на большом фактическом материале для 23 видов ив получена обобщенная объективная экологическая характеристика сообществ методом фитоиндикации;

– уточнены экологические позиции видов ив по 9 факторам шкал Д.Н. Цыганова, что позволило расширить диапазоны некоторых из них по термоклиматической шкале, а также шкалам солевого и кислотного режима, богатства почв азотом и увлажнения;

– выявлено, что высокая толерантность ив к факторам среды, определяемая доминированием мезобионтных и эврибионтных, небольшим процентом или отсутствием стенобионтных видов, является косвенным доказательством широких адаптационных возможностей к вариациям климатопа и эдафотопа;

– разработана классификация структурно-биологических единиц, основанная на их генезисе, взаиморасположении, биологической, ритмологической, структурной и функциональной значимости и используемая как инструмент анализа биоморф;

– установлено, что при выявленном разнообразии жизненных форм существует жесткая, генетически детерминированная «архитектурная модель», определяемая ограниченным набором структурно-биологических единиц;

– показано, что механизмом устойчивости ценопопуляций в экстремальных условиях является морфологическая поливариантность онтоморфогенеза;

– обосновано выделение эколого-ценотических групп, статистически различающихся отношением к климатическим и эдафотопическим факторам, а также отличающихся адаптивными структурными особенностями биоморф модельных видов.

Теоретическая и практическая значимость.

Проведенные исследования дополняют представления об экологическом и биоморфологическом разнообразии видов древесных растений, углубляют понимание структурной организации биоморф. Выявленные механизмы устойчивости ценопопуляций в экстремальных условиях представляют интерес с точки зрения общебиологических вопросов, касающихся микроэволюции и адаптации природных популяций видов и урбанизированных экосистем.

Полученные данные могут быть использованы в ряде фундаментальных и прикладных исследований, что способствует определению направления будущих работ в области фитоиндикации, так как сравнение обработок геоботанических описаний с интервалом от нескольких лет до десятилетий позволит проследить динамику климатических и почвенных факторов, антропогенных трансформаций растительности, а также разработать рекомендации по рациональному использованию растительных ресурсов.

Полученные материалы об экологическом разнообразии рода Salix используются в курсе лекций «Экологическая морфология растений», «Экология растений», в спецкурсах «Фитоиндикация прямодействующих экологических режимов», «Экобиоморфология растений», при проведении учебно-полевых практик по курсам «Ботаника с основами фитоценологии» и «Общая экология».

Декларация личного участия автора.

Диссертация содержит фактический материал, полученный лично автором в течение 1989-2009 гг. Самостоятельно выбрано направление исследования, разработаны основные подходы и методики к решению поставленных задач. Выполнены работы по сбору полевого материала, его камеральной и статистической обработке, обобщению и интерпретации данных. Доля участия автора в подготовке публикаций составила 100%.

Положения, выносимые на защиту.

1. При выявленном разнообразии биоморф существует уникальная для рода Salix генетически детерминированная «архитектурная модель», определяемая ограниченным набором конструкционных единиц и способов их комплектации.

2. Морфологическая поливариантность развития видов рода Salix, ведущая к разнообразию биоморф и формированию экобиоморф, есть результат адаптаций, затрагивающих вегетативную сферу, и является механизмом устойчивости ценопопуляций в экстремальных условиях среды.

3. Экологическая толерантность, характерная для ив с обширными ареалами, захватывающими все природные зоны Южного Урала, является косвенным доказательством широких адаптационных возможностей рода к вариациям климатопа и эдафотопа.

4. Объединения видов с одинаковыми диапазонами экологических режимов местообитаний представляют эколого-ценотические группы, индикатором которых служат адаптивные структурные особенности биоморф, а их сходные требования, предъявляемые к комплексу абиотических факторов, позволяют получить достоверную информацию о специфике местообитаний и фрагментах реализованных экологических ниш.

Апробация результатов. Материалы работы были представлены на VI, VII, VIII Международных конференциях по морфологии растений, посвященных памяти И.Г. и Т.И. Серебряковых (Москва, 1999, 2004, 2009); Международной конференции по фитоценологии и систематике высших растений посвященной, 100-летию со дня рождения А.А. Уранова (Москва, 2001); III Международной научно-практической конференции «Проблемы ботаники Южной Сибири и Монголии» (Барнаул, 2004); Международной научно-практической конференции «Экология фундаментальная и прикладная: проблемы урбанизации» (Екатеринбург, 2005); I Международной научно-практической конференции «Адаптация биологических систем к естественным и экстремальным факторам среды» (Челябинск, 2006); Международной конференции посвященной, 100-летию со дня рождения В.В. Письяуковой (Санкт-Петербург, 2006); Международной конференции «Биоморфологические исследования в современной ботанике» (Владивосток, 2007); X и XI Всесоюзных школах по теоретической морфологии растений (Киров, 2004; Тверь, 2008); Всероссийской научно-практической конференции «Современные аспекты экологии и экологического образования» (Казань, 2005); II Российской конференции «Флора и растительность Сибири и Дальнего Востока» (Красноярск, 1996); II и IV Всероссийские конференции с международным участием «Принципы и способы сохранения биоразнообразия» (ЙошкарОла, 2006, 2010); Всероссийской школе-конференции «Экосистемы малых рек: биоразнообразие, экология, охрана» (Борок, 2008); Всероссийской конференции «Биоморфологические чтения к 150-летию со дня рождения Х. Раункиера» (Киров, 2010); семинаре по теоретической морфологии (Киров, 2008); Региональной научно-практической конференции «Проблемы экологии и экологического образования Уральского федерального округа» (Челябинск, 2008).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 36 работ, из них в изданиях, рекомендованных ВАК РФ, 8 статей, 27 – в материалах конференций разного уровня и научных изданиях, а также в 1 коллективной монографии. Общий объем публикаций – 15,9 п.л.

Структура и объем диссертации. Текст диссертации составляет 330 страниц и включает введение, 6 глав, заключение, выводы и приложения, содержит 14 таблиц и рисунков. Список литературы представлен 340 источниками, в том числе 60 – на иностранных языках.

Благодарности. Автор выражает глубокую признательность к.б.н., н.с. Ю.А. Дороговой (Марийский государственный университет) за консультации по экологической составляющей исследования, д.б.н., профессору М.Т. Мазуренко (Ботанический сад ДВО РАН), д.б.н., профессору Н.П. Савиных (Вятский государственный гуманитарный университет), к.б.н., доценту Л.Н. Дорохиной (Московский педагогический государственный университет) за обсуждение вопросов биоморфологии, Dr. I.V. Beljaeva (Royal Botanic Gardens, Kew) за помощь в проверке правильности определения видовых таксонов рода Salix. Очень ценными оказались пожелания и замечания в процессе подготовки работы, высказанные д.б.н., профессором Б.В. Красуцким (Южно-Уральский государственный университет), д.б.н., профессором С.Ф. Лихачевым (Челябинский государственный университет), д.б.н., профессором Е.А. Пряхиным (ФГУН УНЦП РМ). Автор благодарит к.г.н., доцента В.В. Дерягина (Челябинский государственный педагогический университет) за совместное проведение комплексных экспедиций. Отдельная благодарность преподавателям кафедры ботаники Челябинского государственного педагогического университета, особенно аспиранту Б.А. Артеменко за помощь и совместное участие в экспедиционных исследованиях. Особую благодарность выражаю своей семье, без поддержки которой невозможно было бы завершение работы.

ГЛАВА I. РОД SALIX L.: ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ, ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ И СИСТЕМАТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА 1.1. Морфологическое изучение рода Salix L.

Приведен обзор работ (C. Linnaeus, 1742, 1753; C.L. Willdenow, 1806; W. Koch, 1828;

E.R. Trautvetter, 1877, 1879; Э.Л. Вольф, 1908; М.И. Назаров, 1936; А.К. Скворцов, 1968;

А.А. Петрук, 2008 и др.) в большей степени систематического содержания, начиная с К. Линнея и до настоящего времени, способствовавших накоплению биоморфологических сведений. Среди них особенно выделяются те, в которых, рассмотрены категории жизненных форм ив с учетом географической и экологической приуроченности (F. Wimmer, 1866;

A. Tepffer, 1925; И.Р. Морозов, 1950; Е.Т. Валягина-Малютина, 1975; Т.Г. ДервизСоколова, 1982), а также исследования, посвященные преобразованиям анатомической структуры, сопровождающим эволюцию жизненных форм ив от деревьев к кустарничкам (Е.В. Малыченко, 1986; О.Ю. Сизоненко, 2002).

1.2. Экологические предпочтения ив и их экологические свойства На основе анализа литературы (И.Р. Морозов, 1950; В.Н. Сукачев, 1953; А.К. Скворцов, 1968; А.Ю. Кулагин, 1981) составлена экологическая характеристика рода, свидетельствующая о его неоднородности. Главные отличительные особенности: светолюбие, требования к повышенной влажности воздуха и почвы, чувствительность к кислотности почв, к степени аэрированности и минерализованности субстрата, его механическому составу и проточности. Кроме того, авторы приходят к выводу, что экологические и фитоценотические оптимумы у ив в естественных местообитаниях не совпадают и главным условием произрастания представителей этого рода является отсутствие конкурентов.

1.3. Salix-флора Южного Урала и ее систематическая характеристика Рассмотрена краткая история систематического изучения (C. Linnaeus, 1753; P.S. Pallas, 1788; C.L. Willdenow, 1806; C.F. Ledebour, 1833; F. Wimmer, 1849; C.S. Sargent, 1895;

А.К. Скворцов, 1966; И.В. Беляева, 2002) и типификация таксонов (И.В. Беляева, 2001;

R.K. Brummitt, 2009) Salix-флоры, которая представляет выборку видов одного топографического контура (А.И. Толмачев, 1977; А.И. Кузьмичев, 2004). Охарактеризованы морфологические особенности рода Salix и его система, включающая три подрода и 26 секций, а также филогенетические связи с акцентом на секции, виды которых приурочены к территории Южного Урала.

ГЛАВА II. ГЕОГРАФИЯ, МАТЕРИАЛ И ПРОГРАММА ИССЛЕДОВАНИЯ 2.1. Характеристика физико-географических условий района исследования Работа является итогом 20-летних исследований, проведенных на территории двух физико-географических стран: Уральской горной и Западно-сибирской низменной – в трех широтных географических зонах: лесной, лесостепной и степной – в самых различных ландшафтах от темнохвойных и смешанных лесов до ковыльных степей на равнинной, предгорной и горной территориях.

Компоненты, определяющие основные особенности природных комплексов, включающих ценопопуляции ив – климат, рельеф и горные породы. Ведущая роль принадлежит климатическим показателям – соотношению тепла и влаги, распределение которых по территории определяется рельефом.

2.2. Методы исследования Автором применялись как классические стандартные подходы, используемые во флористике (маршрутные исследования, метод повторных сборов, гербаризация) и геоботанике (геоботанические описания), так и современные методы биоморфологии (тектологический и архитектонический анализ биоморф) и экологии растений (метод фитоиндикации экотопов).

Биоморфы ив описаны с использованием традиционных методик (И.Г. Серебряков, 1962; М.Т. Мазуренко, А.П. Хохряков, 1977).

Анализ экологических свойств видов проведен по экологическим шкалам Д.Н. Цыганова, а ценотические свойства оценены по их встречаемости и обилию, зарегистрированных в геоботанических описаниях сообществ различных типов. Размеры площадок определены площадью фитогенного поля (Изучение…, 1986). Для деревьев и кустарников они составили 100 м2, а для кустарничков 1-4 м2. Регистрация списков ценопопуляций растений осуществлена с указанием обилия по Друде-Уранову.

Материал исследования преобразован в специальный формат для дальнейшей обработки с использованием компьютерной программы «EcoScaleWin» (Т.И. Грохлина, Л.Г. Ханина, 2006). В работе применены методы расчета экологической валентности, индексов толерантности, коэффициентов экологической эффективности, предложенные Л.А. Жуковой (2004, 2005). При сопоставлении балловых оценок местообитаний экологоценотических групп по климатопическим и эдафотопическим факторам и фактору освещенности/затенения использован дисперсионный анализ Краскела-Уоллиса и медианный тест (О.Ю. Реброва, 2002).

Обработка данных проводилась при помощи программ пакета Microsoft Office 20(Microsoft Word, Microsoft Excel).

2.3. Объекты исследования (таксономия, ареалогическая группа, экоморфы и биоморфы) Salix-флора Южного Урала представлена 23 видами. Название видов приводится в соответствии с принципом приоритета МКБН; латинские названия сверены с данными международного сайта International Plant Names Index; сокращения авторских имен стандартизированы по R.K. Brummitt & C.E. Powell (1992); названия секций приведены в соответствии с A.K. Skvortsov (1999). Отнесение видов по ареалогическим группам, с учетом трех составляющих: долготной, высотной и широтной – дано по A.K. Skvortsov (1999), H. Musel et al (1965). Экоморфы приведены по Д.Н. Цыганову (1974); биоморфы – по Х. Раункиеру (1934) и И.Г. Серебрякову (1962).

ГЛАВА III. ЖИЗНЕННЫЕ ФОРМЫ ИВ 3.1. Обзор биоморфологических понятий, принятых в работе Представлен обзор понятий «жизненная форма», «биоморфа», «экобиоморфа», «онтобиоморфа», «фенобиоморфа», «экоморфа», «архитектурная модель», «модель побегообразования» в связи с неоднозначностью их трактовки (E. Warming, 1908; K. Raunkier, 1934;

В.М. Козо-Полянский, 1945; А.Л. Тахтаджян, 1954, 1964; Г.М. Зозулин, 1961, 1968, 1976;

Б.А. Быков, 1962, 1967; И.Г. Серебряков, 1962; Б.А. Тихомиров, 1963; Д.А. Криволуцкий, 1967; Е.М. Лавренко, В.М. Свешникова, 1968; Ф.Н. Правдин, 1968, 1986; F. Halle, 1970;

Т.И. Серебрякова, 1971, 1972, 1977, 1980; В.Н. Голубев, 1972; Д.Н. Цыганов, 1974; О.В.

Смирнова, 1976; А.П. Хохряков, 1978, 2008; Ю.Г. Алеев, 1980, 1986; М.Т. Мазуренко, 1986; И.В. Борисова, 1991; С.Н. Кирпотин, 1999; Н.И. Шорина, 2000; И.В. Волков, 2003).

В настоящем исследовании биоморфа и жизненная форма понимаются как синонимы и применены для взрослых особей в рамках эколого-морфологической концепции Е. Варминга и И.Г. Серебрякова. Под экобиоморфами, следуя подходам Б.А. Быкова, рассматриваем экологические формы в пределах вида, отличающиеся крупными габитуальными признаками. Под экоморфой понимаем тип отношения растений к определенным экологическим режимам внешних факторов (Д.Н. Цыганов, 1974).

3.2. Биоморфы ив и их экотопическая приуроченность На основе анализа литературы (О.Н. Минеева, 1980; Т.Г. Дервиз-Соколова, 1982;

М.Т. Мазуренко, 1986, 2007; Т.Г. Полозова, 1990) рассмотрены биоморфы ив в условиях тундровых и лесотундровых сообществ Крайнего Севера и Полярного Урала и возможные пути их трансформации. Авторами показано, что жизненные формы ив на северном пределе их распространения находятся в соответствии с ботанико-географическими условиями, а формообразующую роль играют факторы среды, приводящие к синхронному отмиранию побегов, образованию утолщенных ксилоризомов, формированию шпалерных форм роста и к миниатюризации.

3.3. Ландшафтные группы и жизненные формы ив Южного Урала Анализ приуроченности видов ив к природным зонам показал, что в широтном направлении видовой состав в целом и массовых видов в частности уменьшается. Это объясняется происхождением и распространением рода (И.Д. Богдановская-Гиенэф, 1946;

А.К. Скворцов, 1968), экологическими и морфоадаптивными направлениями освоения биотопов и не согласуется с правилом А. Уоллеса (1859).

Автором описано десять жизненных форм ив (табл. 1), относящихся к трем типам Отдела Древесные растения. Наиболее распространенной является биоморфа «кустарник», характерная как для крупнорослых, так и низкорослых ив, что может быть объяснено, с одной стороны, ее универсальностью для всех природных зон (Т.И. Серебрякова, 1972), а с другой – тем, что она представляет исходный тип жизненной формы для ив – высокий кустарник с ортотропными побегами (А.К. Скворцов, 1962; Т.Г. Дервиз-Соколова, 1971).

Таблица Жизненные формы ив Южного Урала № Жизненная форма Виды п/п 1. Одноствольное дерево S. acutifolia, S. x fragilis, S. alba, S. caprea, S. pentandra 2. Мало-многоствольное дерево S. alba, S. caprea, S. pentandra (геоксильное) 3. Стланиковое дерево S. viminalis, S. x fragilis 4. Дерево-«куст» (аэроксильное) S. x fragilis, S. alba, S. caprea, S. pentandra, S. triandra, S. viminalis 5. Деревце S. rosmarinifolia, S. phylicifolia, S. starkeana, S.

bebbiana, S. pyrolifolia 6. Аэроксильный кустарник S. aurita, S. starkeana, S. bebbiana 7. Геоксильный эпигеогенноксило- S. myrsinifolia, S. cinerea, S. myrtilloides, S. glauризомный кустарник ca, S. myrsinifolia, S. phylicifolia, S. rosmarinifolia, S. lapponum, S. triandra 8. Геоксильный гипогеогенно- S. myrsinifolia, S. cinerea, S. myrtilloides, S. myrsiксилоризомный кустарник nifolia, S. phylicifolia, S. rosmarinifolia, S. lapponum, S. triandra 9. Эпигеогенно-ксилоризомный S. glauca, S. rosmarinifolia, S. uralicola, S. viminaфакультативный полустланик lis 10. Стланиковый стержнекорневой S. arctica, S. lanata, S. glauca эпигеогенноксилоризомный кустарничек В этом разделе рассматривается вопрос формообразующей роли превентивных почек, которая велика для ив высокогорий и сфагновых болот, а также в условиях природного и антропогенного стресса для переходных форм дерево-«куст».

ГЛАВА IV. БИОМОРФОЛОГИЯ ИВ ЮЖНОГО УРАЛА 4.1. Методические подходы к изучению древесных биоморф Биоморфа – структурно-динамическое явление с хронологической метамерностью элементов. Главный принцип анализа биоморф – выделение повторяющихся структурнобиологических единиц, выявление их взаимосвязи и размещение по шкале биологического времени.

4.1.1. Годичный побег как объект и инструмент морфологического анализа Обсуждаются различные подходы к выделению и классификации побегов древесных растений. Приведен краткий обзор и анализ классификации побегов по работам Н.П. Нечаевой и др. (1973), Л.Е. Гатцук (1974), М.Т. Мазуренко и А.П. Хохрякова (1975, 1977).

Обобщение данных по изучению побегов и побеговых систем показало, что у древесных растений сезонного климата структурной единицей побегового тела являются годичный и элементарный побеги. Часто авторы используют оба термина по отношению к одной и той же конструктивной единице, что связано со спецификой объектов исследования.

Поэтому возникает необходимость обсудить структурно-биологические и функциональные единицы побеговых систем жизненных форм ив.

4.1.2. Структурно-биологические и функциональные единицы побегового тела ив По материалам А.К. Скворцова (1968) составлены схемы типов годичных побегов ив.

Кроме того, приведен обзор морфологических особенностей однолетних побегов ив Северо-Востока России (Т.Г. Дервиз-Соколова, 1982). Выявлена индивидуальность годичных побегов некоторых видов рода Salix Полярного Урала и острова Врангеля (О.Н. Минеева, 1980; Т.Г. Полозова, 1990). С учетом биологических принципов, определяющих генезис побегов, динамику их развития и функциональную значимость, выделено 6 типов структурно-биологических и функциональных единиц – годичных побегов: главный побег (ГП), побег формирования (ПФ), побег нарастания (ПН), побег ветвления (ПВ), регенеративный побег (РП), побег генеративный (ПГ). Данная классификация использована для описания и анализа биоморф ив Южного Урала (рис. 1).

VIII VII VI IV СПН (ОМ) III ПН (УМн) II ПВ (УМв) I ПГ (УМэ) ПФ РП «Архитектурная модель» СПФ – 1 – 2 – 3 – 4 – 5 – Рис. 1. Структурно-биологические единицы побегового тела ив.

1 – ассимилирующий лист; 2 – опадающий лист; 3 – почка регулярного возобновления; 4 – генеративная почка; 5 – спящая почка; 6 – соцветие.

УМв – универсальный модуль ветвления; УМн – универсальный модуль нарастания; УМэ – универсальный эфемерный модуль; ОМ – основной модуль;

СПФ – система побега формирования; СПН – система побега нарастания.

4.2. Влияние экологических факторов на онтоморфогенез и морфоструктуру растений модельных видов рода Salix Выявленное разнообразие биоморф – результат влияния экологических факторов.

Одним из ведущих факторов, особенно для бореальных видов, является почва, поэтому выделяют почвенно-экологические группы (Т.К. Горышина, 1979). В некоторых случаях специфика субстрата настолько велика, что позволяет говорить о субстратноэкологических группах. Безусловно, субстрат, в комплексе с остальными факторами, определяет особенности биоморф.

С учетом специфики субстрата, нами выделены три субстратно-экологические группы: флювиафиты, петрофиты и сфагнофилы. Структурные особенности биоморф этих групп являются индикаторами местообитаний, что согласуется с правилом В. Тишлера (1955).

4.2.1. Формирование биоморф ив в условиях болотных комплексов Описана морфоструктура ив, связанных своими местообитаниями с заболоченным глинистым или торфянистым субстратом. Объекты дифференцированы по типу болот и специфике субстрата. В оптимальных условиях на низинных эвтрофных вейниковоосоковых лесных болотах у S. cinerea, S. myrsinifolia, S. rosmarinifolia формируется биоморфа: высокий (до 2-2,5 м), многоосный (12-15 скелетных осей), геоксильный, ксилоризомный придаточнокорневой кустарник. Модельный онтоморфогенез (ОМГ) рассмотрен на примере S. cinerea, он включает три этапа, каждый из которых отличается биометрическими показателями и продолжительностью жизни онтобиоморф, а переход от предыдущего к последующему характеризуется образованием качественно новых структурнобиологических и функциональных единиц.

I этап – система главного побега (СГП) – низкоствольное деревце с продолжительностью жизни 5-7 лет. В течение этого времени формируется многолетний симподиальный стволик высотой до 80-85 см, составленный годичными приростами ГП и ПН. Небольшая «вильчатая» крона образована системой побега нарастания (СПН) III-IV порядков.

Корневая система представлена главным корнем.

II этап – система побега формирования I порядка (СПФ I) – компактный геоксильный кустарник с продолжительностью жизни 8-10 лет. Морфологический анализ показал, что онтобиоморфа этого этапа – компактный куст, высотой до 1,5 м, с двумя стволиками (СПФ I) толщиной до 1,5-2 см, шаровидная крона представлена СПН VII-VIII порядков.

Характерна смешанная корневая система, в которой придаточные корни возникают на коротких подземных ксилоризомах.

III этап – рыхлый геоксильный кустарник (СПФ II и N порядков). Отличительной особенностью данной онтобиоморфы является развитие двух новых категорий годичных побегов ПВ и РП. Их возникновение связано с ослаблением роста годичных побегов нарастания и приводит к омоложению кроны, являясь признаком старения куста в целом. На заключительном этапе онтобиоморфа соответствует биоморфе взрослой особи и представляет собой шаровидную куртину, включающую СПФ I, СПФ II и СПФ N порядков. Продолжительность жизни СПФ II 10-12 лет, подземная часть представлена системой взаимосвязанных длинных и коротких ксилоризомов, несущих придаточные корни. Продолжительность жизни кустарника 29-35 лет.

Кроме того, в пределах болотных комплексов отмечены сфагнофилы (S. lapponum, S. myrtilloides), приуроченные к обитанию в моховых сообществах. В условиях мезотрофных осоково-сфагновых болот (озерная полоса восточных предгорий Урала – 280-350 м н.у.м.) с залеганием воды ниже уровня моховой дернины на 3-7 см, со степенью увлажнения мочажин 90-92% формируются невысокие (до 1 м), малоосные (2-3 СПФ), с рыхлой кроной кустарники этажированного строения. Они тяготеют к периферии болота и образуют кустарниковый ярус с небольшой долей участия. Данная биоморфа образуется в условиях ежегодного нарастания толщи сфагнового субстрата, что приводит к погребению базальных участков ГП и стимулирует на 2-3 год формирование удлиненных столоновидных с чешуевидными листьям ПФ I порядка, расположенных в толще моховой подушки.

На II этапе, длящемся всего 5-6 лет, формируется «верхний этаж» кустарника, образованный ортотропной частью ПФ I и СПН V-VI порядков. В условиях постоянного насыщения водой происходит некротическая партикуляция ксилоризомов с последующим погружением зоны возобновления кустарника в субстрат. Самоподдержание образующихся партикул обеспечивается активным придаточным корнеобразованием. На их стеблях развиваются тонкостенные клетки пробки, в перидерме формируются заметно возвышающиеся над ее поверхностью чечевички.

Миниатюризация, усиление вегетативной подвижности, интенсификация смен побеговых систем, этажированное строение являются индикаторами условий обитания и представляют адаптивные особенности биоморф данной субстратно-экологической группы.

4.2.2. Флювиафиты рода Salix и их биоморфологические особенности Главными экологическим факторами в развитии растений пойм считаются свет, тепло, вода и субстрат (Б.П. Колесников, 1937; А.П. Нечаев, 1956, 1967; Т.Г. ДервизСоколова, 1967; М.Т. Мазуренко, 2001). Решающим, на наш взгляд, является субстрат, который из года в год, на протяжении и параллельно жизни одного поколения древесных растений, изменяется и определяет адаптивные особенности биоморф. В свою очередь, они, находясь под влиянием этого фактора, не только приспособились, но и стали участвовать в его формировании. Таким образом, можно говорить о сопряженной, равной по темпам развития адаптивной эволюции древесных растений пойм и субстрата.

Иллюстрацией специфики субстрата является выделение двух экологических групп:

аллювиефилов и илофилов, позже объединенных под общим названием флювиафиты (М.Т. Мазуренко, 1999).

Флювиафиты (S. alba, S. triandra, S. viminalis) представлены во всех природных зонах Южного Урала в поймах малых и средних рек (Миасс, Урал, Юрюзань, Ай и др.). Они образуют густые кустарниковые заросли вдоль кромки воды; габитуально однотипны. Это высокие кустарники до 7-8 м с большим количеством СПФ (до 30-35) разных порядков, с плагиотропными ксилоризомами, толщиной до 6-8 см, толстыми опорными придаточными корнями, направленными в противоположные стороны и прочно удерживающими растения в субстрате. Отличительной особенностью формирования кустарниковых ив является быстрый рост ПФ и его анизотропность. Саблевидно изогнутая надземная часть становится основой кроны, представленной СПН VI-VII порядков. ОМГ характеризуется интенсификацией развития побеговых систем и, как следствие, ранним образованием кустовидной формы роста.

Особый интерес представляют начальные этапы ОМГ. Образование семян и диссеминация происходят в начале июня и совпадают со временем схода бурных паводковых потоков. В это же время наблюдается и массовое развитие проростков, специфической особенностью которых является наличие гипокотильных волосков, закрепляющих их на легком подвижном субстрате в естественных гидропонных условиях. Особи стремительно развиваются на протяжении оставшейся части первого года вегетации (2 месяца), обнаруживая быстрый прирост побега и корня (табл. 2).

Таблица Сравнительная характеристика проростков ив в пойме реки Урал Название Количество Длина Длина главного Количество вида особей побега (см) корня (см) метамеров S. viminalis 48 11±0,7 18±0,6 8±0,S. triandra 52 9±0,6 21±0,7 7±0,S. alba 35 14±0,8 32±0,9 12±0,Из таблицы видно, что проростки S. alba отличаются по всем показателям от кустарниковых форм особенно быстрым темпом формирования системы главного корня, позволяющей достигать уровня грунтовых вод и осваивать надпойменные террасы.

4.2.3. Петрофиты рода Salix и их биоморфологические особенности На Южном Урале горно-тундровый пояс выражен фрагментарно и венчает наиболее высокие хребты гор Иремель, Зигальга и Нургуш. Основу растительного покрова горных плато слагают различные типы тундровых сообществ с господством моховолишайникового компонента и стелющихся ив S. arctica, S. glauca, S. lanata. Они приурочены к субстрату, представленному скоплением мелкозема, задерживающегося между камнями, вследствие чего мы их относим субстратно-экологической группе – петрофиты.

В условиях высокогорий начало ОМГ характеризуется интенсивным развитием главного корня, который обгоняет в росте главный побег. СГП формируется акросимподиально, отличается ничтожно малыми годичными приростами и незначительной продолжительностью жизни (3-4 года). Прекращение ее нарастания не влечет за собой отмирания, так как базальная часть становится носителем спящих почек. I этап ОМГ завершается формированием стержнекорневого кустарничка. На 4-5 год жизни особи образуются ПФ I порядка, отличающиеся анизотропностью. Плагиотропные части побегов располагаются в моховом субстрате, что дает основание считать их эпигеогенными в своем происхождении.

Ортотропная часть невелика и несет почки будущих ПН, представляющих впоследствии скелетную и ассимилирующую части кроны кустарничка. Корневая система смешанная, с мощными придаточными корнями.

ОМГ завершается III этапом – образованием эпигеогенноксилоризомного кустарничка высотой до 25 см, диаметром стволиков до 0,5 см, с кроной, образованной СПН III-V порядков. Специфическая особенность ПФ связана с размещением его резервной зоны с большим запасом спящих почек в моховом покрове, что обеспечивает регулярное возобновление побеговых систем.

Адаптивные черты петрофитов: нанизм, миниатюризация, олигомеризация, бриофилизация. При общей направленности приспособительной стратегии в сторону уменьшения своих потребностей особи ив компенсируют это образованием недолговечных регенеративных побегов и побегов ветвления, увеличивающих ассимилирующую поверхность куста.

4.3. Поливариантность онтоморфогенеза и экобиоморфы ив Описана мультивариантность развития ив, приводящая к образованию различных экобиоморф и представляющая адаптационный механизм устойчивости ценопопуляций в изменяющихся условиях среды.

4.3.1. Трансформация биоморф Salix glauca по высотному профилю S. glauca обычна для высокогорий, обитает по высотному профилю от 750-800 до 1400 м н.у.м. и образует следующие экобиоморфы: эпигеогенноксилоризомный факультативный полустланик (рис. 2А); геоксильный эпигеогенноксилоризомный кустарник (рис.

2B); эпигеогенноксилоризомный кустарничек (рис. 2С). В поясе темнохвойных лесов (750800 м н.у.м.) на сухих каменистых склонах с разреженным древесным ярусом отмечены единичные особи (экобиоморфа «А»), биоморфологическими особенностями которых являются длинные подземные ксилоризомы, малолетние СПФ с ослабленным ветвлением, недолговечные регенеративные побеги.

Экобиоморфа «В» отмечена в поясе подгольцовых темнохвойных лесов, комплексирующих с влажными субальпийским лугами на обнаженных склонах – еланях, на высоте 1000 м н.у.м. В этих условиях ива сизая образует монодоминантные заросли, самоподдержание которых идет за счет вегетативного возобновления, и представлена кустарником до 1 м высотой с 10-12 СПФ, толщина которых 2-3 см. Продолжительность жизни СПФ 10-лет, кронообразующая часть представлена СПН VII-IX порядков. Данная экобиоморфа отмечена в пределах всех исследуемых хребтов: Зигальга, Нургуш, Иремель.

Экобиоморфа «С» описана на высотных пределах от 1100 до 1400 м н.у.м. и представлена кустарничком со шпалерным ростом. Многолетние СПФ расположены в толще мохового покрова, а надземная часть не превышает 10-15 см.

СПН С 1100-1400 м СПФ н.у.м.

СПН до 1000 м н.у.м.

В СПФ КС СПН А 750-800 м н.у.м.

СПФ РП КС Рис. 2. Трансформация биоморф S. glauca по высотному профилю А – эпигеогенноксилоризомный факультативный полустланик; В – геоксильный эпигеогенноксилоризомный кустарник; С – эпигеогенноксилоризомный кустарничек. СПФ – система побега формирования; СПН – система побега нарастания; РП – регенеративный побег; КС – ксилоризом.

Описанные экобиоморфы по высотному профилю иллюстрируют поливариантность онтоморфогенеза S. glauca. Экобиоморфа «В» – результат нормального хода в оптимальных условиях, экобиоморфы «А» и «С» – результат адаптаций к усилению экстремальности условий.

4.3.2. Варианты онтоморфогенеза и экобиоморфы Salix rosmarinifolia Полевые исследования выявили широкое распространение ивы розмаринолистной в лесостепной и степной зонах и разнообразие экологических условий обитания. В местах массового произрастания (западинные осиново-березовые колки, старицы, заливные луга) жизненная форма стабильна и представлена совокупностью разновозрастных равноценных СПФ, образующих рыхлый геоксильный придаточнокорневой кустарник. В оптимальных условиях ОМГ полночленный и аналогичен ранее описанному для S. cinerea.

В ходе исследования выявлена его структурная поливариантность, приводящая к становлению экобиоморф: деревце (рис. 3А); компактный малоосный аэроксильный кустарник (рис. 3В); длинноксилоризомный факультативный полустланик (рис. 3С).

В условиях болотного режима увлажнения происходит затопление многолетней базальной части СГП и развивается только одна скелетная ось, что приводит к формированию деревцевидной формы роста (рис. 3А). На сухих, бедных в минеральном отношении субстратах образование малоосного аэроксильного кустарника является результатом развития ПФ только одного порядка из-за отсутствия резерва спящих почек в надземной части. Глубокое затенение, соответствующее режиму тенистых лесов, вызывает изменение направления роста ПФ, удлинение его плагиотропной части и формирование полустланика (рис. 3С).

Выявленные экобиоморфы, с одной стороны, можно считать онтогенетическими, так как в них отражены отдельные этапы ОМГ, определенный ход которого характеризует условия жизни вида в сообществе. С другой стороны, они представляют модификации основной жизненной формы и отражают экологические и биоморфологические адаптации.

Кроме структурной поливариантности развития S. rosmarinifolia, отмечена и временная, выраженная в продолжительности этапов ОМГ. В пессимальных условиях происходит сокращение его длительности как за счет ускоренного развития этапов, так и их выпадения или пропуска.

4.3.3. Экобиоморфы Salix alba в разных эколого-фитоценотических условиях Разнообразие жизненных форм ив повышает возможность выживания в неблагоприятных условиях и обеспечивает непрерывный поток поколений в сообществе, особенно это касается урбанизированных экосистем. В связи с этим большой интерес представляет изучение устойчивых к антропогенному воздействию видов растений, к которым и относится S. alba. Данный вид, находясь в естественных условиях, приурочен к песчаным и песчаноилистым берегам рек и обитает в условиях проточного увлажнения, где образует рощи в сочетании с тополями. В этих условиях формируется биоморфа – «одноствольное дерево», имеющая ряд особенностей: акротонность ветвления, наличие лидерного интенсивно растущего и принимающего ортотропное положение побега формирования и побегов нарастания, формирующих крону.

Указанные признаки, согласно представлениям И.Г. Серебрякова (1962), являются типичными для Секции деревья лесного типа.

Изучение данного вида в пределах урбанизированных экосистем выявило три экобиоморфы: аэроксильное дерево-«куст»; малоствольное геоксильное дерево; многоствольное геоксильное дерево.

Формирование первой экобиоморфы связано с ранним пробуждением спящих почек верхней части основания короткого ствола на 15-17 году жизни особи. Толчком служит задержка развития главной оси, что свойственно многим видам деревьев, находящихся в подобных условиях (А.А. Чистякова, 1988).

Вторая и третья экобиоморфы образуются в результате развертывания спящих почек в базальной части ствола, погруженного в субстрат, на 8-10 году жизни.

Исходной конструкцией для всех описанных экобиоморф является одноствольное дерево семенного происхождения. Последующие поколения парциальных образований возникают из превентивных почек, что приводит к морфологической поливариантности ивы белой, обеспечивающей существование данного вида на пределе своей толерантности.

4.3.4. Модульная организация и архитектоника ив Показано, что при разнообразии биоморф существует генетически детерминированная «архитектурная модель», не зависящая от видовой принадлежности и экологической приуроченности. Она определяется ограниченным набором модулей и способов их комплектации. Рассматривая модуль как категорию структурных элементов (Савиных, 2000), мы выделили у ив элементарный, универсальный и основной модули как конструкционную единицу, с учетом вариабельности – 10 модулей. Метамерность годичного побега ив всегда гетерономна по длине междоузлий, строению пазушных элементов, типу листьев, что позволило различать несколько элементарных модулей. Их совокупность образует универсальный модуль (одноосный побег) – единицу морфогенеза, хронологические рамки которой определяются периодом интенсивной работы апикальной меристемы. Универсальных модулей у ив несколько: универсальный модуль нарастания (УМн), универсальный модуль ветвления (УМв), универсальный эфемерный модуль (УМэ) (рис. 1).

затопление А В минерального субстрата бедность С затенение Рис. 3. Схема вариантов онтоморфогенеза Salix rosmarinifolia L.

А – ОМГ деревцевидной формы; В – ОМГ аэроксильного куста; С – ОМГ длинноксилоризомного факультативного полукустарника;

1 – СГП; 2 – ПФ II-го порядка; 3 – СПН В результате мультипликации УМн формируется трехосная система, соответствующая элементарной побеговой системе (ЭПС), предложенной И.А. Антоновой (2008) для широколиственных деревьев. У крупнорослых ив, кроме упомянутой системы, отмечена и другая, с преобладанием только одного УМн (рис. 1).

Описанные системы обязательны в составе основного модуля ив как результат дифференциации побегового тела на вегетативные (конструктивные и ростовые ассимилирующие), а также карпические однолетние зоны.

Малолетняя разветвленная система, повторяясь ограниченное число раз, образует крону ив и представляет «архитектурную модель» – «двулетний трехосный побеговый комплекс». Она внешне близка с «Leeuwenberg’s model», описанной для целого ряда тропических деревьев (F. Halle, 1970), с тем лишь отличием, что акросимподиальность у ив связана с ежегодным отмиранием верхушки побега, а не с терминальным расположением соцветия.

ГЛАВА V. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИВ ЮЖНОГО УРАЛА 5.1. Подходы и методы к оценке экологических характеристик видов растений Для оценки факторов среды многими исследователями используются экоморфы, показывающие отношение растений как к прямодействующим, так и к косвенными экологическим факторам (Л.Г. Раменский, 1956; А.П. Шенников, 1964; П.С. Погребняк, 1968;

Д.Н. Цыганов, 1974, H. Ellenberg, 1974). Одним из путей развития этого направления является использование экологических шкал видов для оценки величины и динамики экологических факторов. Шкалы разработаны более чем для 4000 растений. Суть их заключается в сопоставлении балловых оценок градиента среды с оценками экологических позиций видов. Наиболее полно разработаны отечественные амплитудные шкалы Л.Г. Раменского (1956), Д.Н. Цыганова (1983), а также точечные Г. Элленберга (1974) и Э. Ландольта (1977). Доказана равноценность экологических шкал, базирующаяся как на диапазонах фактов, так и на экологических оптимумах (Я.П. Дидух, П.Г. Плюта, 1993, 1994; П.С. Широких, 2008). Показано, что с помощью шкал возможно оценивание режимов экологических факторов, содержащих как количественные, так и качественные показатели. Рассматривается необходимость применения новых количественных методов определения экологической валентности, толерантности при использовании амплитудных шкал (Л.А. Жукова, 2004; Т.А. Полянская, 2006; Ю.А. Дорогова, 2009; Экологические…, 2010).

5.2. Характеристика экологического пространства видов рода Salix по шкалам Д.Н. Цыганова Для оценки экологического пространства видов рода Salix Южного Урала обоснован выбор шкал Д.Н. Цыганова (1983). На основе данных о позициях 18 видов по 9 факторам шкал приведены потенциальная экологическая валентность (PEV), индексы толерантности (It). Для остальных 5 видов: S. arctica, S. bebbiana, S. pyrolifolia, S. uralicola, S. vinogradovii – экологические характеристики не рассчитаны из-за отсутствия диапазонных оценок в шкалах Д.Н. Цыганова. Анализ экологического разнообразия показал, что по факторам континентальности (Kn) и освещенности-затенения (Lc) большинство ив эвривалентны (рис. 4). Значительный вклад по приведенным шкалам и криоклиматической шкале (Cr) вносит мезовалентная фракция. Вклад стеновалентной фракции велик по омброклиматической (Om), термоклиматической (Tm) шкалам и шкале Cr. Установлены стеновалентные виды (S. aurita, S. starkeana, S. phylicifolia) по климатическим факторам, которые являются лимитирующими. Это и определяет ограниченное распространение данных видов на Южном Урале, а также приуроченность к лесной зоне.

Из числа эдафотопических факторов, ограничивающих распространение ив, следует назвать факторы увлажнения (Hd) и солевой режим (Tr). По ним более половины изученных видов обнаруживают стеновалентные позиции с диапазоном PEV от 0,22 до 0,32, причем для S. glauca, S. x fragilis, S. lanata оба фактора лимитирующие. Что касается шкалы Lc, то среди изученных представителей рода Salix преобладают эвривалентные и мезовалентные фракции. Это объясняется способностью ив занимать различные микросайты в сообществах, как на открытых местах, так и под пологом деревьев.

70% 60% 60% 50% 50% 40% СВ СВ 40% ГСВ ГСВ 30% 30% МВ МВ 20% ГЭВ ГЭВ 20% ЭВ ЭВ 10% 10% 0% 0% Tm Kn Om Cr Lc Hd Tr Nt Rc А В Рис. 4 Доля участия различных фракций экологической валентности 18 изученных видов ив по отношению к климатическим факторам и фактору освещенности-затенения (А) и почвенным факторам (В).

А – климатические факторы: Tm – термоклиматический; Kn – континентальности климата; Om – омброклиматический аридности-гумидости климата; Cr - криоклиматический; Lc – фактор освещенности-затенения; В – почвенные факторы: Hd - увлажнение почв; Tr – солевого режима; Nt – богатство почв азотом; Rc – кислотности почв.

СВ – стеновалентная фракция; ГСВ – гемистеновалентная фракция; МВ – мезовалентная фракция;

ГЭВ – гемиэвривалентная фракция; ЭВ – эвривалентная фракция.

.

А В Рис. 5. Распределение ив Южного Урала по группам толерантности А – по отношению к климатическим факторам, В – к почвенным факторам.

Диаграмма распределения видов ив по группам толерантности (рис. 5А) демонстрирует доминирование мезобионтных (МБ), меньшее участие гемиэврибионтных (ГЭБ), гемистенобионтных (ГСБ) и эврибионтных (ЭБ) групп. Отсутствие стенобионтных (СБ) групп видов является косвенным доказательством широких адаптационных возможностей ив к вариациям климатопа. Что касается почвенных факторов (рис. 5В), то доминирование МБ и ГСБ подтверждает высокую толерантность ив и к вариациям эдафотопа.

5.3. Экологические позиции ив и экологические ареалы ценопопуляций ив Рассчитана совокупная оценка местообитаний, реализованная экологическая валентность (REV) и коэффициенты экологической эффективности (K.ec.eff). Используя значение PEV и REV, мы отобразили экологическое пространство изученных ценопопуляций ив в виде полиграмм как результат совместного действия экологических факторов (Оценка…, 2000). Для 18 видов они приведены в работе. В качестве примера представляем полиграмму S. cinerea (рис. 6). На основании показателей PEV можно заключить, что по большинству климатических и эдафических факторов она характеризуется широкими диапазонами, и только фактор Tr является лимитирующим (PEV 0,37 – ГСВ). Экологические условия изученных местообитаний ценопопуляций S. cinerea разнообразны и отличаются различной амплитудой абиотических факторов (1,40-5,25) и, соответственно, K.ec.eff колеблется от до 65%. Меньше всего реализуется потенций по шкале Tm (17%), больше по шкале Tr (65%). На основании полученных данных можно расширить границы диапазона этого фактора в сторону увеличения Tr на 2 ступени (от 7,00 до 8,99) по сравнению со шкалой Д.Н. Цыганова (1983).

Анализ полиграмм показал, что у S. alba, S. caprea, S. x fragilis, S. gmelinii, S. pentandra, S. phylicifolia, S. starkeana, S. triandra фрагмент реализованной экологической ниши не выходит за рамки фрагмента фундаментальной. Для остальных видов границы диапазонов ряда исследованных факторов могут быть расширены вправо (Tm – S. glauca, S. lanata, S. lapponum; Tr – S. acutifolia, S. cinerea, S. lapponum, S. rosmarinifolia;

Rc – S. aurita, S. myrtilloides); влево (Rc, Hd – S. myrsinifolia).

Рис. 6. Соотношение фрагментов фундаментальной и реализованной экологических ниш изученных ценопопуляций Salix cinerea L.

ГЛАВА VI. ЭКОТОПИЧЕСКАЯ ПРИУРОЧЕННОСТЬ ЭКОЛОГО-ЦЕНОТИЧЕСКИХ ГРУПП ИВ 6.1. Эколого-ценотические группы ив Согласно Г. Элленбергу (1991), экологическая группа объединяет виды, предъявляющие сходные требования к комплексным градиентам, и совпадает с представлением общих экоморф. Для обозначения единиц эколого-ценотической классификации используют термин «эколого-ценотические группы», под которым понимают группы видов растений, сходных отношением к совокупности экологических факторов, присущих биотопам и характеризующихся высокой степенью взаимной сопряженности и приуроченных к местообитаниям определенного типа (Оценка…, 2000; Сохранение…, 2002). Придерживаясь классификации эколого-ценотических групп сосудистых растений Европейской части России (О.В. Смирнова, 2004), учитывая индексы толерантности по климатическим и эдафическим факторам, а также экспертные данные о приуроченности видов к отдельным типам микроместообитаний, мы относим ивовые сообщества к следующим экологоценотическим группам (ЭЦГ): аркто-монтанная, пойменная, болотная и лесная. Анализ экологических свойств видов оценен по фитоиндикационным шкалам, а ценотические свойства по – встречаемости и обилию, зарегистрированных в геоботанических описаниях.

Сравнение оценок местообитаний ЭЦГ по 9 экологическим факторам с помощью дисперсионного анализа Краскела-Уоллиса и медианного теста показали, что они различаются по 8 экологическим шкалам (р<0,001), исключая Lc, где р>0,100, так как все ивы гелиофиты.

Графическим представлением статистической обработки являются диаграммы размаха, соответствующие балловому диапазону экологических режимов с квартильным размахом 2575% и медианой. В качестве иллюстрации приводим диаграммы, отражающие различия по прямодействующим факторам: Hd и Tr (рис. 7, 8).

Рис. 7. Распределение ЭЦГ по фактору увлажнения почв (Hd) По оси абсцисс: 1 – аркто-монтанная; 2- болотная; 3 – пойменная; 4 - лесная.

По оси ординат диапазон балловых оценок по шкале Hd Д.Н. Цыганова (1983) Анализ распределения ЭЦГ по фактору Hd (рис. 7) показал, что в большей степени отличается группа 2, балловые оценки которой соответствуют болотно-лесолуговому типу режима с характерными формами депрессий рельефа. Незначительные диапазон и квартильный размах свидетельствуют о том, что максимальное количество выборок располагается в этом типе режима. Не менее отличима группа 3, обладающая большим диапазоном размаха в режимах от сыро-лесолугового до мокро-лесолугового, соответствующих как режиму пойм, так и низких берегов. Это объясняется тем, что в выборку попали ивняки разной экотопической приуроченности, отличающиеся режимом увлажнения: ивняки первичного аллювия, береговые ивняки и те же сообщества I надпойменной террасы. Две оставшиеся группы (1 и 4) практически не различаются по медиане, но размах диапазона фактора у группы 4 велик, поскольку в выборку объединены ценопопуляции лесных ив с разными режимами увлажнения. Незначительный размах в 1 группе очевиден, потому что все выборки описаны с горных плато с влажно-лесолуговым режимом увлажнения.

Что касается фактора трофности почв (рис. 8), то целесообразно их сравнивать попарно, поскольку на графике четко прослеживается совпадение групп 1 и 2, и 3 и 4 по медиане и квартильному размаху, более того, группы 3 и 4 практически совпадают и по размаху диапазона фактора. Такая тенденция легко объясняется следующим: для групп 1 и прослеживается сходство бедности субстрата в минеральном отношении (первые произрастают на щебнистых оподзоленных субстратах, а вторые на глинистых торфяных). Эдафотопы группы 3 и 4 характеризуются режимом трофности от небогатых до довольно богатых почв.

Рис. 8 распределение ЭЦГ по фактору трофности почв (Tr) По оси абсцисс: 1 – аркто-монтанная; 2- болотная; 3 – пойменная; 4 - лесная.

По оси ординат диапазон балловых оценок по шкале Tr Д.Н. Цыганова (1983) Из вышесказанного можно заключить, что ивы достаточно толерантны к фактору трофности.

Относительно остальных факторов плодородия почв можно отметить следующее: содержание азота в почве коррелирует с содержанием гумуса, и анализ распределения ЭЦГ по фактору богатства почв азотом подтвердил эту тенденцию.

Анализ эдафотопических факторов следует дополнить фактором Rc, детерминируемым предыдущими. Его диапазон для ив колеблется от сильнокислых/слабокислых (группа 1 и 2) до нейтральных (группы 3 и 4) почв.

Что касается климатопических факторов, то меньше всего различий по фактору Kn (р<0,010). Распределение диаграмм размаха по зональному режиму тепла (Tm) четко отражает повышение значения совокупного радиационного баланса от аркто-монтанных к пойменным и лесным.

Аналогичное распределение выявлено и по Cr, находящемуся в прямой зависимости от годового радиационного баланса.

6.2. Аркто-монтанные ивы и их экологическое пространство Выделяя эту группу ив, мы придерживаемся точки зрения Ю.И. Чернова (2002), И.В. Беляевой и Л.А. Семкиной (2003), отражающую особенности местообитаний (арктические тундры и различные пояса гор). Результаты наших исследований показали, что местообитания аркто-монтанных ив характеризуются следующими экологическим режимами: Tm – 4,98-7,04 соответствует совокупному радиационному балансу бореальных и суббореальных режимов, минимальному – для травяно-кустарничковых сообществ, максимальному – для гипоарктических редколесий, что согласуется с меньшим альбедо леса;

фактор Om – 7-93-9,17 – субаридно/субгумидный – гумидный, с разницей выпадения осадков – испарения 400 мм/год. Это типично для высоких и протяженных горных хребтов, получающих большое количество осадков (до 700 мм/год). Фактор почвенного богатства (Tr) определяет почвы как бедные и небогатые, что характерно для щебенчатых оподзоленных с минимальным содержание гумуса; азотный режим почв (Nt) – 3,56-5,56 характеризует их как очень бедные. По фактору Rc показатели (4,00-6,36) укладываются в диапазон pH 4,5-6,5. Световой режим Lc характеризуется диапазоном значений от 2,70-2,80 (в кустарничковых сообществах) до 3,50-3,60 (гипоарктические редколесья).

6.3. Пойменные ивняки, их экотопическая приуроченность и экологические характеристики Описаны ивняковые сообщества на широтном протяженном отрезке (70 км) хорошо разработанной поймы реки Урал и ее притоков, относящиеся к двум ассоциациям: Salicetum triandra-viminalis Lohm, 1952 и Phalaroido-Salicetum albae Denisova ex Taran, 1999. Они объединяют ивняки разного генезиса. Анализ экотопической приуроченности показал, что ивняки первичного аллювия тяготеют к побочням и затонным понижениям. Их экологические характеристики: Hd (13,74) соответствует переходному режиму от влажнолесолугового до сыро-лесолугового; гликосемиэвтрофный тип солевого режима – Tr (7,36), с накоплением аллювия; геминитрофильный тип – Nt (5,78); слабокислая реакция среды Rc (7,35), что соответствует pH 5,5-6,0.

Что касается ивняков I надпойменной террасы, а также береговых, приуроченных к косам, осередкам и побочням, то их экологические режимы характеризуются сходными параметрами: Hd (12,81-14,77) – режим увлажнения от свеже-лесолугового до сыролесолугового; с обеспеченностью азотом Nt (5,72-6,24) – геминитрофильный тип; с высокими показателями трофности Tr (6,87-7,55) – гликосемиэвтрофный тип режима, с кислотностью Rc (7,35-8,19), соответствующей pH 6,0-6,5.

6.4. Экологическое разнообразие ив в болотных комплексах Исследованы ценопопуляции ив мезотрофных, олиготрофных кустарничковоосоково-сфагновых и эвтрофных березово-вейниковых ассоциаций в пределах болотного массива «Клюквенное» на территории Ильменского государственного заповедника УрО РАН.

Определена экотопическая приуроченность ивовых группировок в пределах болотного комплекса. Выявлено уменьшение показателей Tr эдафотопов от 8,99 до 3,00, что свидетельствует о разных этапах болотообразовательного процесса. Максимальный балл соответствует гликоэвтрофному типу солевого режима, с исходно богатым гумусо-торфяным горизонтом и обеспеченностью солями, что характерно для березово-вейниковых ассоциаций, в состав которых входят ивовые группировки. Показатель Tr 4,60 характеризует солевой режим эдафотопов вейниково-осоково-сфагновой ассоциации с небольшим участием S. lapponum и S. myrtilloides как гликомезотрофный с преобладанием выноса геохимически подвижных соединений, но временной гидрогенной аккумуляцией минералов, Fe, Mn, что свидетельствует о начальных этапах болотообразовательного процесса (Цыганов, 1983).

При появлении сплошного сфагнового покрова с S. lapponum и S. myrtilloides (sol.) наблюдается дальнейшее снижение Tr до 3,00, свидетельствующее об усугублении болотообразовательного процесса. Показатели обеспеченности почв азотом в пределах рассматриваемых сообществ обнаруживают аналогичную тенденцию. Режим Rc соответствует мезоацидофильному, с pH 4,5-5,5.

Выявленная смена растительных сообществ представляет экологический ряд по факторам Tr и Nt, что подтверждают совокупные оценки местообитаний.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Согласно палеоботаническим данным, время формирования рода Salix приходится на плиоцен в составе умеренно теплолюбивых флор аллювиально-пойменных условий нижне- и среднегорных поясов Средней и Восточной Азии с исходной жизненной формой – высокий кустарник с ортотропными побегами (А.Н. Криштофович, 1941; И.Р. Морозов, 1950;

А.Г. Скворцов, 1962; Т.Г. Дервиз-Соколова, 1971). Дальнейшее его распространение шло в сторону холодного климата с выработкой приспособлений к пониженному содержанию кислорода в почве (И.Д. Богдановская-Гиенэф, 1946; А.К. Скворцов, 1968). Можно предположить, что соматическая радиация биоморф ив протекала в трех адаптивных зонах:

поймах рек, переувлажненных внепойменных местообитаниях умеренных широт, а также в арктических тундрах и высокогорьях. Завоевание последних сопровождалось трансформацией кустарниковой формы в кустарничковую (S. glauca). В процессе диверсификации и транслокации экологических ниш некоторые виды ив сохранились на олиготрофных болотах и приобрели черты редуцированных древесных жизненных форм (S. lapponum, S. myrtilloides). Вдоль берегов рек и на надпойменных террасах сформировалась биоморфа, низкокронное одноствольное дерево (S. acutifolia, S. alba), которая в условиях природного и антропогенного стресса встречается крайне редко. Терминальные пролонгации или надставки ОМГ привели к формированию переходной формы роста – дерево-«куст» (S. alba, S. pentandra). Этот же морфологический модус (А.П. Хохряков, 1975), вероятно, лежал в основе трансформации последней в геоксильный кустарник – жизненную форму, наиболее распространенную в роде. Кустарниковые ивы, вышедшие за пределы речных долин, стали компонентами болотных комплексов и сообществ сосново-березовых лесов. Как в условиях длительного затопления, так и сухости почв терминальные аббревиации ОМГ приводят к тому, что он завершается образованием онтобиоморф. Проявлением базальных аббревиаций следует считать формирование удлиненных плагиотропных побегов и становление длинноксилоризомных форм роста.

Выявленные модусы адаптивной морфологической эволюции (терминальные пролонгации и терминальные и базальные аббревиации) в течение плиоцена и плейстоцена привели к разнообразию биоморф рода Salix.

ВЫВОДЫ 1. Согласно эколого-морфологической концепции, принятой в работе, выявленное разнообразие биоморф (одноствольное, многоствольное (геоксильное), стланиковое дерево и аэроксильное дерево-«куст», деревце, аэроксильный, геоксильный эпигеогенноксилоризомный кустарник, эпигеогенноксилоризомный факультативный полустланик, стланиковый стержнекорневой эпигеогенноксилоризомный кустарничек) есть результат формообразования в различной экологической среде с использованием видоспецифичных морфобиологических адаптаций.

2. При выявленном разнообразии жизненных форм существует уникальная для рода Salix жесткая генетически детерминированная «архитектурная модель». Это трехосный двулетний побеговый комплекс, образованный ограниченным набором конструктивных единиц – элементарным, универсальным и основным модулями и разными способами их комплектации.

3. Предложена унифицированная классификация типов годичных побегов ив, используемая как инструмент при анализе биоморф и основанная на их генезисе, структурнобиологических особенностях, взаиморасположении, биологической, ритмологической, структурной и функциональной поливариантности.

4. Морфологическая поливариантность видов рода Salix основана на адаптивных перестройках побегов формирования и нарастания и их систем, затрагивает у ив только вегетативную сферу и является механизмом устойчивости ценопопуляций в экстремальных условиях, близких к пределу существования растительной жизни.

5. Выделенные субстратно-экологические группы ив характеризуются специфическими наборами биоморфологических адаптаций. Для сфагнофилов типичны: этажированность систем побегов формирования, некротическая партикуляция, вегетативная подвижность, погребение в моховой субстрат. Для петрофитов характерны: миниатюризация, нанизм, полимеризация, олигомеризация побеговых систем, преобладание подземных частей над надземными. К адаптациям флювиафитов относятся: ранее формирование кустовидной формы роста, большое число прочных систем побегов формирования и полегание их базальных частей по направлению течения реки.

6. На основании совпадения фрагментов реализованных экологических ниш у ив Южного Урала выделены эколого-ценотические группы: аркто-монтанная, пойменная, болотная, лесная – статистически различающиеся отношением к климатическим и эдафотопическим факторам среды и отличающиеся адаптивными особенностями биоморф.

7. Расчет совокупных оценок местообитаний ценопопуляций ив Южного Урала выявил недостаточную изученность их потенциальных экологических параметров, что позволило расширить позиции 9 из них по температурной шкале, а также по факторам плодородия почв (кислотность и солевой режим).

8. Экологическая толерантность ив по климатическим факторам, определяемая доминированием мезобионтных и эврибионтных групп видов, небольшим процентом или отсутствием стенобионтных групп, является косвенным доказательством широких адаптационных возможностей представителей рода Salix к вариациям климатопа и эдафотопа.

9. Выявлены эврибионтные виды (S. cinerea, S. triandra, S. viminalis), встречающиеся в интрозональных типах растительности всех природных зон Южного Урала. Отмечены узкозональные виды (S. arctica, S. glauca, S. lanata, S. uralicola), приуроченные к растительным сообществам высокогорий. В широтном направлении видовой состав рода на Южном Урале сокращается, что объясняется направлением распространения рода в сторону холодного и умеренного климата.

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

Монографии 1. Гетманец, И.А. Подходы к анализу биоморф видов рода Salix (на примере ив Южного Урала // Коллективная монография «Современные подходы к описанию структуры растений» [Текст] / под ред. Н.П. Савиных, Ю.А. Боброва. – Киров: ООО «Лобань», 2008. – 355 с.

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ 2. Гетманец, И.А. Архитектоника и биоморфология древесных и кустарниковых ив [Текст] / И.А. Гетманец // Вестн. ЧГПУ: Сер.4. Естественные науки. – 2003. – № 5. – С. 8993.

3. Гетманец, И.А. Биоморфологические адаптации (Salix L.) к экстремальным условиям на примере Южного Урала и сопредельных территорий [Текст] / И.А. Гетманец // Вестн. ЧГПУ: Сер.4. Естественные науки. – 2005. – № 6. – С. 111-117.

4. Гетманец, И.А. Трансформация биоморф Salix glauca L. в высокогорьях Южного Урала [Текст] / И.А. Гетманец // Вестн. ЧГПУ: Сер.4. Естественные науки. – 2005. – № 7. – С. 75-83.

5. Гетманец, И.А. Биоморфологические адаптации ивы (Salix) к экстремальным условиям Южного Урала и Западной Сибири [Текст] / И.А. Гетманец // Бюлл. ГБС РАН. – 2006. – Вып.191. – С. 149-156.

6. Гетманец, И.А. Модульная организация побегового тела ив [Текст] / И.А. Гетманец // Вестн. ТвГУ: Сер. Биология и экология. – 2008. – №25 (85). – С. 47-50.

7. Гетманец, И.А. Ивы Южного Урала: биоморфы, экоморфы, ландшафтные группы [Текст] / И.А. Гетманец // Вестн. ТюмГУ. – 2010. – № 3. – С. 39-45.

8. Гетманец, И.А. Фитоиндикация экологических режимов местообитаний сфагнофилов рода Salix L. на Южном Урале и адаптивные черты их биоморф [Текст] / И.А. Гетманец // Вестн. ЧГПУ. – 2010. – № 10. – С. 318-324.

9. Гетманец, И.А. Экотопическая характеристика пойменных ивняков реки Урал в пределах степного юга Челябинской области [Текст] / И.А. Гетманец // Вестн. ТвГУ:

Сер. Биология и экология. – 2010. – Вып.18 (18). – С. 85-96.

Прочие публикации 10. Гурова (Гетманец) И.А. Внутрипопуляционная изменчивость Salix rosmarinifolia L. в пределах степного юга Челябинской области. [Текст] / И.А. Гурова (Гетманец) // Изучение, охрана и рациональное использование природных ресурсов. – Уфа, 1989. – С. 67-68.

11. Гетманец, И.А. Некоторые особенности структуры побеговой сферы Salix rosmarinifolia L. [Текст] / И.А. Гетманец // Актуальные проблемы экологии: экологические системы в естественных и антропогенных условиях среды. – Свердловск, 1989. – С. 23-24.

12. Гетманец, И.А. Жизненные формы ив секции Incubaceae Kerner рода Salix L.

(Sаlicaceae). [Текст] / И.А. Гетманец // Жизненные формы: онтогенез и структура. – М. :

Прометей, 1993. – С. 30-33.

13. Гетманец, И.А. Морфологические особенности побегов и жизненные формы Salix rosmarinifolia L., Salix repens L. [Текст] / И.А. Гетманец // Успехи экологической морфологии растений и ее влияние на смежные науки. – М. : Прометей, 1994. – С. 20-22.

14. Гетманец, И.А. Использование нодальной анатомии при разграничении близких, географически замещающихся видов ив. [Текст] / И.А. Гетманец // Флора и растительность Сибири и Дальнего Востока: тез. док. II Рос. конф. – Красноярск, 1996. – С. 165-166.

15. Гетманец, И.А. Биоморфа и структурные особенности побеговых систем Salix repens в связи с наземно-ползучим образом жизни. [Текст] / И.А. Гетманец // Мат. конф. по итогам науч.-исслед. работ проф., препод. и науч. сотруд. и аспирант. ун-та за 1997 г. – Челябинск : ЧГПУ, 1998. – С. 117-121.

16. Гетманец, И.А. Метамерная организация побегового тела растений на примере ив секции Incubaceae Kerner. [Текст] / И.А. Гетманец // Тр. VI междунар. конф. по морфологии растений посв. памяти И.Г. и Т.И. Серебряковых – М. : МПГУ, 1999. – С. 64-65.

17. Гетманец, И.А. Система метамерных модульных морфогенетических единиц побегового тела ив на примере секции Incubaceae Kerner. [Текст] / Мат. конф. по итогам науч.-исслед. работ проф., препод. и науч. сотруд. и аспирант. ун-та за 1999 г. – Челябинск :

ЧГПУ, 2000. – С. 76-78.

18. Гетманец, И.А. Особенности краевых популяций Salix rosmarinifolia. [Текст] / И.А. Гетманец // Тр. междунар. конф. по фитоценологии и систематике высших растений посв. 100-летию со дня рождения А.А. Уранова. – М. : МПГУ, 2001. – С. 46-47.

19. Гетманец, И.А. Экобиоморфы Salix rosmarinifolia в переделах степного юга Челябинской области. [Текст] / И.А. Гетманец // Проблемы экологии и экологического образования Челябинской области. – Челябинск : ЧГПУ, 2001. – С. 33-37.

20. Гетманец, И.А. Поливариантность онтоморфогенеза – адаптационный механизм устойчивости популяций в изменяющихся условиях среды на примере древесных биоморф ив. [Текст] / И.А. Гетманец // Адаптация биологических систем к естественным и экстремальным факторам среды: мат. I Регион. конф. – Челябинск : ЧГПУ, 2001. – С. 131-133.

21. Гетманец, И.А. Годичные побеги и их системы в роде Salix L. [Текст] / И.А. Гетманец // Ученые записки ест.-тех. ф-та ЧГПУ: сб. науч. работ. – Челябинск : ЧГПУ, 2001. – С. 209-219.

22. Гетманец, И.А. Методические аспекты исследования систем побегов у древесных растений. [Текст] / Мат. конф. по итогам науч.-исслед. работ препод. и науч. сотруд. ЧГПУ за 2002 г. – Челябинск : ЧГПУ, 2003. – С. 124-127.

23. Гетманец, И.А. Экобиоморфы и архитектоника кустарниковых ив. [Текст] / И.А. Гетманец // Конструкционные единицы в морфологии растений: мат. Х шк. по теоретической морфологии растений. – Киров : изд-во ВятГГУ, 2004. – С. 158-160.

24. Гетманец, И.А. Адаптивные черты древесных биоморф некоторых сфагнофилов рода Salix L. на Южном Урале. [Текст] / И.А. Гетманец // Проблемы ботаники Южной Сибири и Монголии: мат. III междунар. науч.-практ. конф. – Барнаул : изд-во «Аз Бука» Алт.

гос. ун-та, 2004. – С. 28-31.

25. Гетманец, И.А. Ивы Южного Урала: биоморфы и экология. [Текст] / И.А. Гетманец // Тр. VII междунар. конф. по морфологии растений, посв. памяти И.Г. и Т.И. Серебряковых. М. : МПГУ, 2004. – С. 62-64.

26. Гетманец, И.А. Биоморфология Salix alba L. в условиях города. [Текст] / И.А. Гетманец // Экология фундаментальная и прикладная. Проблемы урбанизации: мат.

междунар. науч.-практ. конф. – Екатеринбург : изд-во Урал. гос. ун-та, 2005. – С. 90-92.

27. Гетманец, И.А. Флювиафиты рода Salix L и их адаптивные черты. [Текст] / И.А. Гетманец // Современные аспекты экологии и экологического образования: мат.

Всерос. науч.-практ. конф. – Казань : изд-во Казан. гос. ун-та, 2005. – С. 100-102.

28. Гетманец, И.А. Пути структурной адаптации ив тундровых сообществ Южного Урала. [Текст] / И.А. Гетманец // Адаптация биологических систем к естественным и экстримальным факторам среды: мат. I Междунар. науч.-практ. конф. Челябинск : изд-во ЧГПУ, 2006. – С. 116-118.

29. Гетманец, И.А. Экобиоморфы Salix glauca предгорий и горных хребтов Южного Урала. [Текст] / И.А. Гетманец // Принципы и способы сохранения биоразнообразия: мат.

II Всерос. науч.-практ. конф. – Йошкар-Ола : изд-во Марийского гос. ун-та, 2006. – С. 2931.

30. Гетманец, И.А. Конструкционные единицы биоморф некоторых видов рода Salix L. [Текст] / И.А. Гетманец // Проблемы биологии растений: мат. межд. конф., посв.

100-летию со дня рождения В.В. Письяуковой. – СПб. : «ТЕССА», 2006. – С. 37-41.

31. Гетманец, И.А. Биоморфы ив (Salix L.) как индикаторы некоторых субстратноэкологических групп. [Текст] / И.А. Гетманец // Биоморфологические исследования в современной ботанике: мат. междунар. конф. – Владивосток : БСИ ДВО РАН, 2007. – С. 132135.

32. Гетманец, И.А. Субстратно-экологические группы ив Южного Урала. [Текст] / И.А. Гетманец // Проблемы экологии и экологического образования Уральского федерального округа: мат. регион. науч.-практ. конф. – Челябинск : ЧГПУ, 2008. – С. 230-233.

33. Гетманец, И.А. Ивовые пойменных сообществ и их регенерационная способность.

[Текст] / И.А. Гетманец // Экосистемы малых рек: биоразнообразие, экология, охрана: лекции и мат. док. Всеросс. шк.-конф. – Ин-т биологии внутренних вод им. И.Д. Папанина :

изд-во ООО «Принтхаус», 2008. – С. 95-97.

34. Гетманец, И.А. Морфологическая поливариантность биоморф ив и ее эволюционное значение. [Текст] / И.А. Гетманец // Тр. VIII междунар. конф. по морфологии растений посв. памяти И.Г. и Т.И. Серебряковых – М. : МПГУ, 2009. – Т. 1. – С. 123-126.

35. Гетманец, И.А. Превентивные почки и их формообразующая роль. [Текст] / И.А. Гетманец // Биоморфологические чтения к 150-летию со дня рождения Х. Раункиера:

мат. Всерос. конф. – Киров : ВятГГУ, 2010. – С. 226-232.

36. Гетманец, И.А. Оценка Экологического пространства сообществ ив горных тундр и гипоарктических редколесий Южного Урала. [Текст] / И.А. Гетманец // Принципы и способы сохранения биоразнообразия: мат. IV Всерос. науч. конф. с междунар. участием. – Йошкар-Ола : изд-во Марийского гос. ун-та, 2010. – С. 106-107.

Подписано в печать 26.02.2011 г.

Формат 60 х90/16. Объем 2,0 уч.-изд.л.

Тираж 100 экз. Заказ № _____ Бумага офсетная.

Отпечатано на ризографе В типографии ГОУ ВПО «ЧГПУ» 454080, г. Челябинск, пр. Ленина,







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.