WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи







Сухенко Людмила Тимофеевна







ДИКОРАСТУЩИЕ РАСТЕНИЯ ФЛОРЫ ЮГА РОССИИ
КАК ИСТОЧНИК ЦЕННЫХ ФИТОКОМПОНЕНТОВ
С ПРОТИВОМИКРОБНЫМИ И БИОРЕГУЛЯТОРНЫМИ
СВОЙСТВАМИ

Специальности: 03.02.01 – ботаника

03.01.06 – биотехнология

(в том числе бионанотехнологии)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Астрахань – 2012

Работа выполнена на кафедре биотехнологии и биоэкологии Федерального
государственного бюджетного образовательного учреждения высшего
профессионального образования «Астраханский государственный университет»

Официальные оппоненты:

доктор биологических наук, профессор Шахмедова Галина Сафяровна

доктор биологических наук, профессор Дзержинская Ирина Станиславовна

доктор биологических наук, доцент

Фельдман Бронислав Владимирович

Ведущая организация:

Учреждение Российской академии наук Институт физиологически
активных веществ РАН

Защита диссертации состоится «27» апреля 2012 г. в 10.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.009.10 при Астраханском государственном университете по адресу: 414000, Астрахань, пл. Шаумяна, 1, Естественный институт АГУ.

Тел./факс: (8512)51-82-64

E-mail: sovetei@rambler.ru

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Астраханский государственный университет»

Автореферат разослан « »  2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор биологических наук, профессор                         Федотова А.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Одним их важнейших направлений современной биологической науки является использование биообъектов или их молекул в промышленном производстве полезных для человека и животных веществ, а так же в производстве лечебно-профилактических и диагностических препаратов из природных натуральных, в том числе растительных компонентов (Тихонов, 2008).

В последние десятилетия заметно возрос интерес к проблеме поддержания и восстановления микроэкологического статуса человека. Для этих целей все шире используют натуральные безопасные растительные фитопрепараты. Повышенное внимание к фитопрепаратам вызвано ростом контингента лиц, страдающих от применения химических антибиотиков и требующих коррекции состояния организма с помощью фитопрепаратов (Никитина, 2009; Виссарионов, 2008). Актуальность использования лекарственных растений неизмеримо возросла в последние десятилетия, что обусловлено множеством терапевтических неудач при использовании химических антибиотиков и терапевтических препаратов, по данным ВОЗ 2,5-5% госпитализированных составляют больные с лекарственными осложнениями (Нестерова, 2008; Виноградова, 1999).

Астраханская область обладает уникальным природно-ландшафтным положением и климатическими особенностями, определяющими особое экологическое состояние окружающей среды. Экологические особенности региона связаны с повышенным уровнем инсоляции, крайне низкой влажностью воздуха, засушливыми глинисто-песчанными почвенными ландшафтами Приволжских песков среди многочисленной сети рукавов, протоков, ильменей Волго-Ахтубинской поймы и дельты Волги в целом (Щучкина, 1996; Пилипенко, 1996, 2003; Бармин, 2001; Чуйков, 2000).

В силу сложившихся природно-экологических условий здесь успешно уживаются как пустынно-песчанные, так и тропические представители флоры. Таким образом, на территории Астраханской области создана уникальная природно-ландшафтная обстановка с неоценимым разнообразием видов и представителей флористического состава. Все эти природно-экологические особенности региона могут создавать условия для формирования у дикорастущей флоры повышенных концентраций биологически активных веществ, обладающих и противомикробной активностью (Муравьева, 2002; Пилипенко, 1996). Поэтому, актуальным является изучение биологического разнообразия растительности, особенно лекарственных видов и других, уникальных по свойствам и биологическим характеристикам дикорастущих растених Приволжского и Прикаспийского региона и биотехнология их использования для пищевой, косметической, фармацевтической промышленности (Абрамова, 1988; Бабоша, 2008; Казаринова, 2000; Корсун, 1998; Коштоян, 1981; Демченко, 2006; Вичканова, 1983, 2000; Виссарионов, 2008; Будаева, 2005; Баронец, 2001; Ягодка, 1991; Чиков, 1977; Муравье, 1976; Лахтин, 1988).

Эффективность растительных препаратов определяется совокупностью и биологической активностью многих лекарственных растений и свойств химических веществ, входящих в их состав (Бондаренко, 2003; Шендеров, 2005; Феклисова, 2007). Специалисты в области фитотерапии пытаются повысить биологическую активность растительных терапевтических средств за счет разработки комплексных препаратов на основе специально подобранных растительных композиций. Успешно применяются сочетания компонентов противомикробного или иного действия для комплексной химиотерапии, а также при добавлении фитокомпонентов в продукты лечебной косметологии, в качестве физиологически активных пищевых добавок и препаратов (Вичканова, 2007; Таха и др., 2009; Шакирова, 2007). Группа специалистов в области разработки противомикробных растительных препаратов считают, что актуальность создания оригинальных антимикробных средств нехимической «иной» природы с новыми растительными свойствами природных компонентов и другим механизмом действия не вызывают сомнений (Van Damme, 1988; Pan, 2002; Вичканова, 2009). В связи с этим в последние годы осуществляется новый виток приобщения косметологии, медицины и фармакологии к средствам растительного происхождения.

Цель работы. Обоснование ботанической и биотехнологической роли дикорастущих растений флоры Юга России как источника ценных фитокомпонентов с противомикробными, иммунопротективными, дерматопротективными и другими биорегуляторными свойствами.

Основные задачи работы.

  1. Обосновать концепцию сравнительного анализа высокой противомикробной активности веществ растений природного комплекса Юга России, в том числе Северного Прикаспия и юго-востока Восточно-Европейской равнины, Прикаспийской низменности (Астраханской области).
  2. Охарактеризовать особенности распространения и запасов некоторых отобранных наиболее перспективных дикорастущих лекарственных растений на территории Астраханской области.
  3. Провести скрининг противомикробной активности дикорастущих растений Астраханского региона с целью отбора наиболее перспективных для биотехнологии получения из них фитопрепаратов.
  4. Оценить особенности отбора и сохранения растительного лекарственного сырья, экстрагирования наиболее активных противомикробных биологически активных веществ, исследования химического состава и свойств фитокомпонентов отобранных растений. Разработать требования к сырью (включая вопросы его предварительной обработки).
  5. Отработать оригинальные методики экстрагирования противомикробных компонентов растений. Обосновать теоретические и прикладные вопросы использования дикорастущих лекарственных растений региона в перспективных практических направлениях современной биотехнологии.
  6. Осуществить комплексные исследования биотехнологии извлечения ценных фитокомпонентов и противомикробной активности растительного сырья с целью создания препаратов для профилактики некоторых инфекционных процессов.
  7. Определить влияние растительных биокомпонентов на формирование и функционирование ряда микробных сообществ: сапрофитных, некоторых патогенных, условно-патогенных микроорганизмов в окружающей среде и в экспериментальных условиях (регулирование микробиоценоза кишечника, регулирование водной микрофлоры).
  8. Обосновать биотехнологию выделения лектиновых белков из растений и осуществить исследование лектинсодержащих компонентов в растительных экстрактах с использованием синтетических лектинсвязывающих углеводных бактериальных гаптенов как одного из механизмов растительной защиты от патогенов.
  9. Разработать из экспериментально выделенных фитокомпонентов, содержащих растительные (фитолектиновые) фракции, фитопрепараты для профилактики инфекционных процессов с противотуберкулезной, противолепрозной, противостафилококковой и другой степенью активности.
  10. Обосновать биотехнологию получения ценных фитокомпонентов для получения натуральной биотехнологической продукции в качестве пищевых добавок, фитосредств для профилактики и комплексной фитотерапии, косметических лечебных фитопрепаратов, фитонаборов для очистки воды.
  11. Провести испытание фитопрепаратов и фитонаборов с целью подтверждения их биоактивных свойств: антимикобактериальных, иммунопротективных, адгезивных, дерматопротективных, пребиотических и других свойств.

Основные положения, выносимые на защиту

  1. Природно-экологические особенности региона способствуют формированию противомикробных компонентов в дикорастущих растениях. Обоснованы распространение и запасы некоторых лекарственных и дикорастущих растений с выраженными противомикробными и биорегуляторными свойствами в Астраханской области, входящей в природный комплекс Северного Прикаспия и Юга России (Юго-Востока европейской равнины в пределах Прикаспийской низменности).
  2. Особенности локального распространения многих дикорастущих растений региона, высокие уровни ценных биологически активных веществ и результаты скрининга противомикробных свойств позволили провести обоснование отбора наиболее значимых растений региона для биотехнологии получения ценной фитопродукции.
  3. Обнаруженные в растениях региона природные растительные белковые компоненты (фитолектины) обладают иммунобиологическими свойствами, неоценимыми в получении фитокомпонентов для иммунопрофилактики и противоинфекционной терапии.
  4. По механизмам действия противотуберкулезной, противолепрозной и другой противомикробной активности in vitro и in vivo экстрагируемые компоненты Glycyrrhiza glabra (L.), Achillea micrantha M.B., Helichrisum arenarium (L.) Moench) являются наиболее ценными из изученных дикорастущих растений региона.
  5. Раскрыты механизмы противомикробной самозащиты дикорастущих растений с участием лектинсодержащих комплексов в условиях природной среды, что может явиться одним из факторов иммунитета растений.
  6. Разработана технология получения и предложены способы использования ценных фитокомпонентов для дальнейших научно-теоретических исследований и применения их в биотехнологии создания противомикробных фитопрепаратов с биорегуляторными свойствами.

Научная новизна. Проведена оценка запасов ценного растительного сырья и распространения перспективных для биотехнологии дикорастущих растений региона с противомикробными и биорегуляторными свойствами.

Впервые разработана концепция сравнительного анализа антимикробной активности дикорастущих растений Юго-Востока европейской части России с целью создания технологии получения ценных фитопрепаратов с антибактериальной и иммунопротективной направленностью.

Предложены пути выделения ценных природных растительных белковых компонентов (лектинов) растений, показаны иммунобиологические свойства данных фитолектинов и возможности их использования в иммунопрофилактике и противоинфекционной терапии.

Впервые разработана оригинальная технология выделения и создан препарат из корня солодки голой с противотуберкулезной (патент № 2362577 от 18.05.2007, № госрегистрации 30.АЦ.02.009.У.000001.06.10 от 30.06.2010 г) и противолепрозной (патент № 241111 от 29.07.2009) активностью.

На базе уникального биотехнологического процесса разработана рецептура и технология получения новых поликомпонентных субстанций для лечебной косметики и получена серия фитобальзамов для регенерации кожи (патент №2369377 от 29.07.2008, ТУ 9197-006-38989935-08).

Совместно с НИИ по изучению лепры (Астрахань) разработаны рецептуры и методы клинического применения фитопрепаратов на основе корня солодки голой, соцветий тысячелистника мелкоцветкового и цмина песчаного для комплексного лечения лепры, ее профилактики и снижения риска заболевания лепрой (патент №241111 от 29.07.2009).

Получены результаты по усилению иммунопротективной активности перитонеальных макрофагов (их миелопероксидазной активности) при лечении микобактериозов (туберкулеза и лепры) фитопрепаратами.

Изучены и предложены новые варианты выделения растительных лектинов и их активность в отношении некоторых условно-патогенных и патогенных бактерий.

Представлены возможные пути применения растительных поликомпонентов и монофитопрепаратов для применения в практике восстановления кишечных микробиоценозов (фитобиотики) и лектинов для выведения углеводсодержащих токсинов и наркотических веществ и их метаболитов из организма больных.

Выделены биоактивные растительные субстанции из корня солодки голой для апробации и первичных испытаний в клиническом практике поликомпонентных фитопрепаратов при ряде вирусных инфекций и туберкулеза.

Разработаны оригинальные рецептуры новых, натуральных фитопрепаратов для разработки лечебной косметики, создания пищевых добавок, фитобиотиков, консервантов и регуляторов вкуса, фарм-фито-препаратов, для дополнительной фитотерапии при некоторых инфекционных процессах, препаратов для микробиологической очистки воды.

Теоретическая значимость работы. Обобщены теоретические направления изучения аспектов формирования биологически активных веществ противомикробного действия у растений в природе и агрокомплексах.

Проведен скрининговый анализ противомикробной активности ряда ценных растений изучаемого региона.

Разработаны научные основы применения стандартных фитокомпонентов для изучения механизмов их антибиотической и иммуннорегуляторной активности на молекулярном, клеточном и организменном уровне.

Изложены аспекты влияния биотических факторов на формирование сообществ патогенных, условно-патогенных микроорганизмов в окружающей среде.

Изложены теоретические проблемы изучения аспектов формирования биологически активных веществ с противомикробным действием у растений Юго-Восточного региона европейской части России. Изучены природно-экологические особенности формирования противомикробных компонентов в растениях и запасы в природном комплексе региона. Исследованы и предложены биотехнологические особенности выделения и извлечения из растений противомикробных компонентов различного состава. Представлены результаты исследования in vitro и in vivo противотуберкулезной, противолепрозной и другой противомикробной активности экстрагируемых компонентов некоторых растений.

В работе раскрываются научные основы применения стандартных фитокомпонентов для дальнейшего использования противомикробных фитопрепаратов в производстве пищевых, медицинских, ветеринарных и парфюмерно-косметических биопрепаратов. Охарактеризованы основные противомикробные, антимикобактериальные, иммунопротективные, гиппо- и антиаллергенные компоненты растений Астраханской области. Оценены запасы лекарственного сырья в Астраханском регионе, доступные и оригинальные способы экстрагирования. Определены ареалы распространения и места возможных сборов растений с ценными свойствами, что делает Астраханскую область вполне достойным регионом с лекарственным растительным потенциалом.

Практическая значимость работы. Изучены и представлены запасы растительного сырья некоторых лекарственных растений Астраханской области.

Определены наиболее значимые растения региона для биотехнологии создания оригинальных фитопрепаратов.

Исследованы и предложены биотехнологические особенности схем выделения и извлечения из растений противомикробных компонентов различного состава.

Исследованы и разработаны требования к сушке, сохранению и извлечению биологически активных компонентов с противомикробными, иммунопротективными, адаптогенными свойствами.

Представлены основные пути использования растений и их противомикробных веществ в биотехнологии создания физиологически активных компонентов для профилактики инфекционных процессов, в качестве консервирующих добавок к пище, добавок в косметической продукции, препаратов для санитарно-экологической очистки воды.

Выявлены механизмы накопления растениями высоких концентраций биологически активных веществ, в том числе антимикробных. Определены методы извлечения этих веществ оригинальными несложными способами, что позволило получить образцы фитопрепаратов с высоким антимикобактериальным, противостафилококковым и иммунопротективным эффектом.

Разработана научно обоснованная стратегия использования дикорастущих растений региона, выделения и изучения ценных растительных компонентов и разработки новых технологий получения оригинальных фитопрепаратов для оздоровления окружающей среды и организма человека.

Отработаны оригинальные методики экстрагирования противомикробных фракций, созданы новые формы фитопрепаратов и фитобальзамов на основе компонентов противомикробных веществ, выделяемых их лекарственных растений Астраханского региона.

Подготовлены для выпуска коммерческие формы фитопрепаратов с антибактериальной активностью: фитокапли «ГЛИЦИРФИТ» и фитобальзамы для регенерации кожи «ИНСОФИТ».

Внедрение результатов работы в практику. Доказана эффективность разработанных фитокомпозиций путем проведенных клинических испытаний противотуберкулезной и противолепрозной активности препарата « Экстракт солодки «ГЛИЦИРФИТ" в НИИ по изучению лепры г. Астрахань и на кафедре туберкулеза Астраханской Государственной медицинской академии (АГМА) г. Астрахань.

Проведены испытания и получены отзывы косметического фитопрепарата «фитобальзам для регенерации кожи «ИНСОФИТ».

Предложен методический подход для создания фитокомпозиций в практике косметологии, фитотерапии и фитопрофилактики и пищевых добавок.

Данные результаты позволяют обосновать перспективность создания на основе дикорастущих растений с лекарственными свойствами новых лекарственных форм с антимикобактериальной и иммунопротективной активностью для больных лепрой и туберкулезом.

Созданы композиции фитолектиновых фракций экстрактов растений для применения в качестве фитобиотиков и адсорбентов углеводсодержащих наркотических метаболитов и токсинов.

По результатам комплексных опытно-промышленных исследований разработана и утверждена нормативная документация для организации производства препарата «Экстракт солодки «ГЛИЦИРФИТ» и серии фитобальзамов «ИНСОФИТ».

Разработаны и утверждены технологические условия (ТУ) и технический регламент на ряд биопрепаратов из растений с антимикробными свойствами, осуществлены госрегистрации, санитарные разрешения для производства.

Создано предприятие по научно-практическому изучению и применению растительных противомикробных компонентов и предприятие по сбору и созданию активных фармацевтических субстанций из корня солодки и других перспективных растений Астраханской области.

Апробация работы. Основные результаты диссертации доложены и обсуждены на российских и международных конференциях, симпозиумах, съездах и конгрессах: ежегодных научных всероссийских и международных конференциях Астраханского государственного университета (АГУ) (Астрахань, 1991-1999 2000-2010 гг.), ежегодных международных конференциях «Эколого-биологические проблемы Волжского региона и Северного Прикаспия» (Астрахань 2000-2010 гг); Всесоюзная конференция «Астраханский край: История и современность» (Астрахань, 1997); Всесоюзная научная конференция «Азотосодержащие гетероциклы, синтез, свойства, применения» (Астрахань, 2000); Международная научная конференция «Биотехнология на рубеже двух тысячелетий» (Саранск, 2001); Всесоюзная конференция «Проблемы строительства, инженерного обеспечения и экологии городов» (Пенза, 2001); VII международная конференция «Математика. Компьютер. Образование» 31 января- 5 февраля (Пущино, 2001); Международная конференция «Фитопатогенные бактерии, фитонцидология. Аллелопатия» (Киев, 2005); Международная конференция «Аллелопатия. Фитонцидология» (Киев, 2006); Международная конференция «Биоресурсы биотехнологии, экологического безопасного развития регионов Юга России» (Сочи, 2007); 1-й международной конференции по изменениям среды Каспийского региона 24-25 августа (Балбосар, Иран, 2008); 15-м Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство». (Москва, 2008); Международной научно-практической конференции, посвященной 60-летию института по изучению лепры и 85-летию противолепрозной службы России (Астрахань, 2008); Международном конгрессе по биотехнологии (Москва, 2008); Международной научно-практической конференции «Биотехнология. Вода и пищевые продукты 11-13 марта (Москва, 2008); Международной конференции с элементами научной школы для молодежи «Экокультура и фитобиотехнологии улучшения качества жизни на Каспии» 7-10 декабря (Астрахань, 2010); выставке Каспийского инновационного форума 8-9 февраля (Астрахань, АГУ, 2009); Каспийском инновационном форуме «Инновации для бизнеса» 22-23 апреля (Астрахань, АГТУ, 2010); на 5 съезде биотехнологов России им. Ю.А. Овчинникова 14-16 октября (Москва, 2008), в научно-практическом семинаре с международным участием «Настоящее и будущее биотехнологии в решении проблем экологии, медицины, сельского, лесного хозяйства и промышленности» 18-20 мая (Ульяновск, 2011) в Российско-японском центре (Москва, 2011), 4-м международном конгрессе европейских микробиологов в Женеве «4th Congressof European Microbiologists» (Швейцария) 26 – 30 июня (2011), VII международной научной практической конференции «Новината за напреднали наука – 2011» 04-06 сентября (София, 2011); VII научной конференции «Efektivni nastroje modernich Ved – 2011» 27апреля-05 мая (Прага, 2011).

Публикации. Опубликовано 140 печатных работ, в том числе по теме диссертации 90, из них 19 статей в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК РФ для опубликования результатов диссертационных работ, 6 в зарубежной печати, 4 патента, монография в соавторстве.

Объем и структура диссертации. Работа состоит из введения, материалов и методик, 13 глав собственных исследований, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы из 572 наименований, в том числе: 329 отечественных работ и 243 зарубежных. Диссертация изложена на 362 страницах основного текста, содержит 162 рисунка и 86 таблиц.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Объектами исследований являлись растения, обладающие по информационным данным противовоспалительными, восстанавливающими, противомикробными свойствами. Известно, что многие лекарственные растения содержат химические вещества, обладающие противомикробной активностью (флавоноиды, терпеноиды, эфирные масла, спирты, смолы, дубильные вещества, фенольные соединения, фитонциды, аллицин, рафанин, хамазулен и многие другие), многие из которых проявляют избирательную противомикробную индивидуальную активность, но и в комплексе формируют бактерицидное действие (Вичканова, 2001). В связи с этим в последнее время актуальным оказалось исследование лекарственных свойств многих растений дикорастущей флоры с противомикробными, иммуномодулирующими и иммуногенными свойствами, имеющих в составе не только известные науке активные вещества с антибактериальным действием, но и некоторые белковые соединения (лектины), которые являются аналогами антител животных и человека.

Материалы, методы и объем проведенных исследований

Среди конспекта флоры дельты Волги многие авторы перечисляют некоторые виды изучаемых родов растений с известными из литературы противовоспалительными и антибактериальными свойствами (Пилипенко, 2003). Для отработки скрининга и других исследований использовались сборы растений sem. Asraceae Dumort, Por. Asterales: Тысячелистник тонколистный (Achillea leptophylla Bieb.), тысячелистник мелкоцветковый (Achillea micrantha Willd.), тысячелистник обыкновенный (Achillea millefolium L.), цикорий обыкновенный (Cichorium intybus L.), цмин песчаный (Helichrysum arenarium (L.)Moench), Ромашка аптечная (Matricaria сhamomilla L), Календула лекарственная (Calendula officinalis L.); семейства бобовых (Fabaceae): Софора японская (Sophorae japonicae) (соцветия и плоды), Робиния псевдоакация (Robinia pseudoacacia L.) (соцветия и плоды), Солодка голая (Glycyrrhiza glabra) (плоды и листья), Солодка ежовая (Glycyrrhiza echinata L.) (плоды, соцветия и листья), Донник лекарственный (Melilotus officinalis (L.)Pall.) (соцветия, листья), Клевер луговой (Trifolium pretense L.) (соцветия), Гледичия обыкновенная (Gleditsia triacanthos) (плоды); семейства липовых (Tiliaceae): Липа мелколистная (Tiliacordata Mill) (соцветия и плоды);семейства ивовых (Salicaceae Mirb.): тополь черный (Populus nigra. L.) (почки, кора). Использовали штаммы тест-культур из коллекции клинических штаммов условно-патогенных микроорганизмов: Pseudomonas aeruginosa PMFK –B 30, Bacillus subtilis (IPH), Staphylococcus aureus PMFK- B 30, Escherichia coli MG 1655, предоставленных московским научно-практическим центром борьбы с туберкулезом департамента здравоохранения г. Москвы. Штаммы тест-культур из коллекции музейных культур Роспотребнадзора АО РФ: Pseudomonas aeruginosa 1315, Escherichia coli1314 Staphylococcus aureus 27, Staphylococcus epidermidis 537. Штаммы из Всероссийской Коллекции Промышленных микроорганизмов ФГУП ГосНИИГенетика, Москва: Escherichia coli CK ВКПМ В-191, Staphylococcus aureus subsp. aureus 3A ВКПМ В-1899, Bacillus subtilis ВКПМ В-1919, (модифицированный). Штаммы культур микобактерий Mycobacterium lufu-культивируемого штамма, Mycobacterium leprae, выделенных от больного лепрой лепроматозного типа и пассированных трехкратно на экспериментальных животных, музейный штамм Mycobacterium tuberculosis Н37Rv из музея НИИ по изучению лепры. Для изучения кишечного микробиоценоза использовали: пребиотик «Лактусан», пробиотик «Колибактерин», приобретенные в аптечной сети, фитопрепарат – «экстракт солодки «ГЛИЦИРФИТ». Микроорганизмы коллекции бактерий Областной бактериологической лаборатории (Астрахань): штамм Esherichia coli M-17, штамм бифидобактерии Bifidobacterium bifidum ps., дрожжеподобные грибы рода Candida albicans 885/653, патогенный гемолитический стафилококк Staphylococcus haemolyticus 8. В эксперименте использовали 520 мышей линии СВА сопоставимых по массе и условиям содержания, 150 крыс линии ВИСТАР. Животных содержали в соответствии с правилами Европейской конвенции (Страсбург 1986). Испытания препаратов проводили согласно руководству ВОЗ (Geneva 1987). Использованы синтетические лектинузнающие углеводные гаптены Lec-ПAA, Gal-ПAA, Bdi-ПAA, Btri- ПAA, предоставленные ИБХ им М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова.

Используемые методы: Ботанические: Учет запасов сырья проводился методом закладки пробных площадей (Крылова, Шретер, 1971; Миркин, 1974). Запас рассчитывали по величине нижнего предела урожайности (Методика определения урожайности, 1986, Крогулевич, 2000). Проводили морфометрические исследования экземпляров растений (Абрамова, 2001). Были выбраны следующие методы сушки для изучения оптимальной сушки каждого вида растительного сырья (Бузук, 1991). Этапы жизненного цикла и возрастного состояния, характеристика роста надземной части растения, морфология корневой системы определялись по методикам Корчагина (1960), Шалыт (1960), Красильникова (1960), Левина (1966), Серебрякова (1952, 1964), Левиной (1960, 1981, 1987). Микробиологические: Противомикробные исследования проведены известными доступными методами: метод дисков или прямой диффузии в агаровую среду – метод ДЗЗР, метод подавления роста колоний на питательной среде живых колониеобразующих микробных клеток (метод КОЕ), бактерицидную активность эфирных масел определяли методом серийных разведений в 0,5 мл питательного бульона, (Струкова 2003). Животных заражали интраплантарно согласно модели лепры Шепарда (Shepard, 1960). Метод выращивания микобактерий на жидкой питательной среде Школьниковой. Метод определения микрофлоры воздуха свободным оседанием-метод Р. Коха (Методики клин. лаб. иссл., 2009).Окрашивали микобактерии по методу Циля-Нильсена. Количество М. leprae в лапках мышей подсчитывали методом Shepard и McRae (1968). Биотехнологические: методы извлечения активных компонентов и химических веществ растений (Пономарев, 1976), методы выделения лектиновых компонентов растений (Тихомирова, 2003), методы исследования лектиновых соединений с использованием синтезированных углеводных лектинузнающих гаптенов (Карпунина, 1999), технологии производства фитопрепаратов из растений, изучение пребиотических свойств фитопрепаратов. Биохимические, фармацевтические: Способом мацерации проводились экстрагирования биологически активных компонентов, содержащихся в различных группах растений. Сравнение экстрактов растений с химическими соединениями противомикробной направленности из ряда оксидиазолов и карбаматов (Сухенко, 2003). Контролем был раствор этилового спирта 40% и некоторые традиционные антибиотики. Исследование адсорбционной и адгезивной способности приготовленных буферных экстрактов проводили методом анализа токсинов в тонкослойной хроматографии (Еремин и др., 1993). Иммунологические: Определение лектинов в экстрактах проводили в агаровом геле по методу Оухтерлоне, метод определения активности перитонеальных макрофагов (Методические рекомендации, 1975) и фагоцитов (Маслов, 1998), метод определения миелопероксидазной активности макрофагов и уровня активности миелопероксидазы (Шатров и др., 1985). Персистенцию в цитоплазме микобактерий лепры и туберкулеза (Маслов 1998). Статистическую обработку результатов всех исследований проводили с использованием компьютерных программ Excel 2000 (Microsoft Inc., 1999), Statistica for Windows, v. 5.0 (Stat Soft Inc., 1995), рассчитывая среднюю арифметическую, доверительные интервалы, стандартное отклонение. Достоверность различий между средними величинами оценивали с использованием t-критерия Стьюдента (Р<0,05).

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Представлены сравнительные результаты противомикробного действия ряда растений, взятых на территории Астраханской области (АО), Волго-Ахтубинской поймы и других регионов Юга России в отношении некоторых условно-патогенных тест-микроорганизмов, выбраны наиболее предпочтительные растения по выразительной избирательной противомикробной активности и локальной распространенности для биотехнологии и создания препаратов с целью оздоровления окружающей среды и организма человека и животных.

Изучение противомикробной активности растений АО. Сравнительные бактерицидные характеристики растений АО и их скрининг.

Результаты скрининга противомикробной активности растительных экстрактивных компонентов в отношении тест-микроорганизмов были проведены в многочисленных исследованиях на культурах музейных штаммов Staphylococcus aureus, Staphylococcus еpidermidis, Pseudomonas aeruginosa, Escherihia coli, представлены в диаграммах. (рисунки 1, 2, 3, 4).

Рис. 1. Активность ряда растений против Staphylococcus aureus


Обнаруженные достоверные мониторинговые показатели ингибиции возможно выявили приоритеты противостафилококковой активности после антибиотика гентамицина растений Achillеa micranta, Helichrysum arenarium, Artemisia lerсhiana, Calendula officinalis, Achillea millefolium, Glycyrrhiza glabra (рис. 1).

Активность против Pseudomonas aeruginosa (рис. 2).


Рис. 2. Активность ряда растений против Pseudomonas aeruginosa

Как видно, чувствительность Pseudomonas aeruginosa носит выраженный скрининговый характер в отношении ряда растений как дикорастущих Achillеa micranta, Helichrysum arenarium, Artemisia lerсhiana, так и отчасти известных лекарственных культивируемых аптечных форм, таких как Calendula officinalis, Achillеa millefolium (рис. 2).

Активность растений против Escherihia coli помещены на рис. 3.


Рис. 3. Активность ряда растений против Escherihia coli

При изучении влияния на рост штаммов кишечной палочки (рис. 3) были обнаружены результаты ингибиции бактерий в виде диаметров задержки роста культуры экстрактами растений не менеее, чем действие антибиотика, среди противомикробных свойств группы изучаемых растений наиболее выделялись тысячелистник обыкновенный Achillеa millefolium, солодка ежовая, тысячелистник мелкоцветковый Achillеa micranta, и бессмертник песчаный Helichrysum arenarium.

Рис. 4. Активность ряда растений против Staphylococcus epidermidis

На диаграмме показана динамика скрининговых результатов высоко эффективного антибиотика левомицетина и растений Achillеa micranta, Helichrysum arenarium, не уступающих синтетическим антибиотическим веществам (рис. 4).

Некоторые приоритетные растения подвергнуты сравнительным дополнительным противомикробным исследованиям, которые подтвердили избирательность противомикробного действия.

Рис. 5. Сравнительная противомикробная активность ряда растений против Staphylococcus aureus и Escherihia coli

Как видно (рис. 5), более выражена активность всех растений против стафилококка, особенно тысячелистника мелкоцветкового Achillеa micranta и артемизии Artemisia lerсhiana, не уступая антибиотику гентамицину, хотя против кишечной палочки так же активны тысячелистник, артемизия и антибиотик.

Многочисленные противомикробные исследования позволили провести скрининг воздействия некоторых экстрактивных веществ растений в сравнении с антибиотиками и синтезированными в АГУ химическими карбаматами и оксидиазолами, обладающими широким спектром противомикробной активности, представленные на рисунке 6.

Рис. 6. Сравнительная противомикробная активность ряда растений,
оксидиазолов и карбаматов против Staphylococcus aureus.

На данной диаграмме (рис. 6) показана довольно положительная активность против Staphylococcus aureus оксидиазола -20а, карбамата-1, Artemisia lerchiana, однако наиболее высокая активность наблюдается у экстракта Achillеa micranta, затем антибиотика гентамицина, при этом титрование активных веществ экстрактов не всегда снижают эту активность (МЕ/мг).

Были отработаны дозы активности экстрактов растений рода Achillеa, а так же нескольких других представителей сем. Asteraceae –родов Helichrysum, Artemisia, а так же Glyсyrrhiza glabra. Эти растения для сравнения активности с противомикробными синтетическими соединениями структуры 1, 2, 4 – оксидиазолов и некоторых карбаматов с отработанными предварительно активными дозами. Отобранные растения исследовали в методе КОЕ в отношении Staphylococcus aureus (рис. 7).


Рис. 7. Сравнительные минимальные активные концентрации (МИК) отобранных
растений, в отношении Staphylococcus aureus
(минимальные ингибирующие концентрации-МИК)

В данных исследованиях (рис. 7) показаны сравнительные результаты минимальных активных концентраций растительных экстрактов, способных подавлять микробные клетки в суспензиях стафилококка в сравнении с развитием Staphylococcus aureus без воздействия. Как видно, наибольшее влияние оказывают растительные экстракты в концентрации 1:1 с суспензией, а присутствие экстрактов растений в питательной среде полностью подавляют этот штамм S. аureus.

В исследованиях стабильности действия активных компонентов экстрактов на микроорганизмы было обнаружено пролонгированное ингибирующее влияние (рис. 8, 9).

       

Примечание: ряд1 – Achillea micranta, ряд 2 – Helichrysum arenarium, ряд 3 – Matricariа сhamomilla., ряд 4 – Calendula officinalis, ряд 5 – гентамицин.

Рис. 8. Активность против S. Aureus Рис. 9. Активность против E. coli

Как видно на диаграммах (рис.8, рис.9), ингибирующая активность некоторых растений не уступает активности традиционного антибиотика, причем активность Achillea micranta, Helichrysum arenarium не падает в течение времени наблюдения, что может быть одним из факторов отсутствия у микроорганизмов лекарственной устойчивости к растительным противомикробным соединениям.

Эфирные масла растений являются сложными смесями различных органических соединений, среди которых основную группу составляют вещества с изопреновой структурой. Присутствуют монотерпены, сесквитерпены, реже – ароматические и алифатические соединения, иногда терпены и их производные. Изучены минимальные ингибирующие концентрации эфирных масел изучаемых растений в отношении тест-микроорганизмов (таблица 1).

Таблица 1. Показатели МИК минимальных ингибирующих концентраций
эфирных масел против тест-микроорганизмов В. subtilis, E. coli, S. aureus.

Эфирные масла

Влияние эфирных масел растений в разных дозах мкл/мл
на рост и дыхание культуры бактерий

В. subtilis

E. coli

S. aureus

10

5

2,5

1,25

0,63

0,31

10,0

5,0

2,5

1,25

0,63

0,31

10,0

5,0

2,5

1,25

0,63

0,31

Robinia pseudoacacia

+

+

+

±

±

±

+

+

-

-

-

-

+

-

-

-

±

-

Sophora japonica

+

±

±

±

±

±

+

-

-

-

-

-

±

-

-

-

-

-

Lophantus anisatus

+

+

+

-

-

-

+

-

-

-

-

-

+

+

+

+

+

-

Artemisia lerchiana

+

+

+

+

-

-

+

-

-

-

-

-

+

+

+

+

-

-

Artemisia austriaca

+

+

-

-

-

-

+

-

-

-

-

-

+

±

-

-

+

-

Helichrysum renarium

+

-

-

-

-

-

+

+

-

-

-

-

+

±

-

-

-

-

Achillеa micranta

+

-

-

-

-

-

+

+

+

-

-

-

+

+

+

+

-

-

Примечание:«+» - рост и признаки дыхания культуры отсутствуют, «±» - очень слабый рост и дыхаие, «-» - активный рост и дыхание культуры (обесцвечивание метиленовой сини и потребление глюкозы)

В результате изучения противомикробных свойств и определения активной антибактериальной дозы (МИК) исследуемых экстрактов и эфирных масел (таблица 1) обнаружены очень разнообразные ингибирующие свойства и минимальные ингибирующие концентрации. Однако, в целом, можно констатировать более выраженное действие всех эфирных масел в отношении исследуемых штаммов Staphylococcus aureus, чем Escherichia coli и Вacillus subtilis.

В связи с проведением скрининговых испытаний ингибирующей активности экстрактов и химических компонентов ряда растений дикорастущей флоры региона в сравнении с культивируемыми растениями, химическими противомикробными веществами и антибиотиками возникла необходимость выделить приоритеты растений для изучения распространения и запасов дикорастущих растений с уникальными свойствами данного региона. Среди предпочтительных по противомикробным свойствам и распространению среди изучаемых видов оказались:, Цмин песчаный (Helichrysum arenarium (L.) Moench), Тысячелистник мелкоцветковый (Achillea micrantha M.B.) сем. Asteraceae, а так же Солодка голая (Glycyrrhiza glabra) сем. Fabaceae. Кроме того, в некоторых случаях предпочтительными растениями оказывались Robinia pseudoacacia, Sophora japonica сем. Fabaceae, Populus nigra сем. Salicaceae Mirb. В результате многочисленных исследований было обнаружено, что среди многих растений Астраханского региона Юга России наиболее характерными противомикробными свойствами обладают некоторые растения естественных фитоценозов, довольно широко распространенных в экологически благополучных районах Астраханской области. К числу значимых, как отмечалось выше, в результате скрининга противомикробных свойств целого ряда изучаемых растений Астраханской области и Волго-Ахтубинской поймы в целом для биотехнологии получения фитопрепаратов были отнесены Солодка голая (Glycyrrhiza glabra), частично Солодка ежовая (Glycyrrhiza echinata) сем. Fabaceae, Цмин песчаный (Helichrysum arenarium (L.) Moench), Тысячелистник мелкоцветковый (Achillea micrantha M.B.) сем. Asteraceae.

Изучение распространения и запасов некоторых лекарственных растений с противомикробными свойствами в Астраханской области и Юга России.

Учитывая вышеизложенное, т.е. оценку особенностей и характеристику накопления противомикробных лекарственных веществ растениями дикорастущей флоры Астраханской области и выбора наиболее приоритетных растений, возникла необходимость изучения распространения и запасов дикорастущих растений с уникальными свойствами данного региона. Среди изучаемых видов: Солодка голая (Glycyrrhiza glabra) сем. Fabaceae, Цмин песчаный (Helichrysum arenarium (L.)Moench), Тысячелистник мелкоцветковый (Achillea micrantha M.B.) сем. Asteraceae.

По данным Пилипенко В. Н. с соавторами растительность Бэровских бугров и лугов представлена классом Glycyrrhizetea glabrae c ассоц., а так же классом Аrtemisietea lerchianae (Пилипенко, 2003). Класс Glycyrrhizetea glabrae объединяет растительные сообщества, представленные по склонам, грифам и шлейфам Бэровских бугров с аллювиальными наносами. Они могут затапливаться раз в 10 лет на срок не более месяца в мае-июне. Авторы считают, что диагностическим ядром класса является группа ксерофитных, по большей части многолетних видов, из которых наиболее характерным является фреатофит Glycyrrhisa glabra L. (Пилипенко, 2003). В фитоценозах лугов высокого уровня доминируют семейства Fabaceae, Poaceae, а в сообществе достаточно полно представлены виды сем. Asteraceae. По данным Пилипенко, прирост надземной массы лугов высокого уровня происходит за счет Glycyrrhisa glabra L. и Glycyrrhisa echinata L., которые являются макробиотиками. А видовое разнообразие и выживаемость сложноцветных обусловлено продуцированием огромного количества мелких семян, способных прорастать при минимальной влажности и заделке в почву. Тысячелистник мелкоцветковый относится к роду Achillea семейства Астровые (Сложноцветные) – Asteraceae Dumort. По данным Лактионова А.П. встречается несколько видов рода Achillea семейства Астровые (Сложноцветные) – Asteraceae Dumort. (Compositea Giseke). Achillea micranta Willd.- тысячелистник мелкоцветковый (Лактионов, 2009). Achillea micranta – это многолетнее травянистое растение, с шерстистым опушением, с дважды перисто-рассеченными листьями, с цветками в корзинках серо- или золотисто-желтыми щитковидными соцветиями, густо расположенными, мелкими корзинками (2-4 мм) (Пилипенко, автореф. докт. диссерт., 2003). В тех же источниках на территории Прикаспийских (Астраханских песков) и других территориях описан Цмин песчаный (Helichrysum arenarium (L.) Moench) семейства Астровые (Сложноцветные), Asteraceae Dumort. (Compositea Giseke) и другие виды Helichrysum. Поиски мест произрастания тысячелистника мелкоцветкового и цмина песчаного проводились в недрах крупного массива бугристо-грядовых песков, расположенного в юго-западной части Астраханской области, которые западным своим крылом вклиниваются на территорию Калмыкии – Приволжские (Астраханские) пески, площадь которых около 600 кв. км., что составляет седьмую часть территории Астраханской области. Рекогносцировочное обследование показало места произрастания тысячелистника мелкоцветкового и цмина песчаного на территории Приволжских песков, простирающихся в Приволжском и Наримановском районах (рис. 10).

Рис. 10. Запасы и распространение Helichrysum arenarium и Achillea micranta

Как видно из диаграммы (рис. 10) более продуктивным по запасам исследуемого лекарственного сырья (соцветий) является Achillea micrantha – тысячелистник мелкоцветковый (5,73±0,4г/м), превышающий запасы Helichrysum arenarium – цмин песчаный почти в два раза (1,8 раза) - 3,11±0,06 г/м. Учитывая обширную площадь массива песков 600 тыс. га можно с уверенностью сказать, что с сырьем выше указанных растений проблем не предвидится.

Экспедиционные поиски мест произрастания солодки голой проводились в пойменных участках рек Ахтуба, Бахтемир, Прямая Болда и Кривая Болда и далее в пойменных лугах реки Болда и ерика Сенной и многих других местах и отражены на рисунке 11.

А                                                        Б

Рис. 11. Места исследования запасов и распространения солодки голой Володарском (А)
и Приволжском (Б) районах, – участки произрастания солодки голой, изображенные
розовыми полосками с указанием места обследования – , (масштаб: 5мм-1000м),
– населенный пункт на карте (рис. 11).

Установление мест обитания солодки голой в Приволжском, Икрянинском и Володарском районах показало, что она произрастает зарослями в виде лент, куртин различной формы в пойме рек и береговой части водоемов.

Запас сырья солодки голой (Glycyrrhiza glabra) определялся на пробных площадках (1кв. м) и отображен на рисунке 12.

Рис. 12. Запасы подземного и надземного сырья

Как видно на диаграмме (рис. 12) запасы сырья подземных частей солодки голой превышают в Володарском районе, затем Приволжский район, наименьшие запасы наблюдались в Икрянинском районе исследования. В пойменной части Астраханской области солодка имеет такое распространение, что практически сырьевые запасы ее являются неограниченными.

Изучение морфометрических характеристик различных надземных и подземных органов солодки голой также дали обнадеживающие результаты (рис. 13).

Рис. 13. Морфометрические характеристики солодки голой.

В диаграмме (рис. 13) видно, что наибольшая средняя высота растений на участках имела параметры от 139 ± 5,2см в Приволжском районе, хотя отдельные имели высоту до 200 см. Средняя высота растений солодки голой Икрянинского района несколько уступала (102 ± 9,02см), что связано с засолениями участков почвы и наступлением галофитных растений. Диаметр корня и корневища отражают показатели запасов сырья. Среднее число побегов на кв. м. характеризует обилие данных растений на обширных площадях произрастания всей Волго-Ахтубинской поймы и поймы других многочисленных рукавов протоков. Морфометрические показатели подземной фитомассы солодки голой превышали в Володарском районе в 2-3 раза показатели Приволжского и Икрянинского районов, а запасы ее оказались не ограниченными (Ноздрачев, Сухенко, 2009). Сырье, подготовленное для хранения должно пройти предварительный контроль в соответствие с ГФ и ГОСТом, в связи с этим проведены исследования методов сушки, сохранности и экстрагирования сырья из надземных и подземных частей растений, отобранных в результате скрининга и исследования запасов для биотехнологии фитопрепаратов.

Подбор методов сушки, измельчения и сохранения ценного растительного лекарственного сырья.

Существуют принятые в стране единые ГОСТы для лекарственного растительного сырья в общем и специальные для индивидуальных случаев. Исходя из морфолого-анатомического строения сырья, его химического состава, степени стабильности действующих веществ, избирается тот или иной метод сушки.

Были выбраны следующие методы сушки для изучения оптимальной сушки каждого вида растительного сырья: воздушно-солнечная сушка, воздушно-теневая сушка, тепловая сушка в сушильном шкафу, влажная сушка. В работе были использованы методы измельчения растительного сырья: дробление, измельчение, растирание и другие. Результаты сравнительного исследования сушки побегов и стеблей показали, что наиболее оптимальной для них является воздушно-теневая сушка сырья для надземных органов исследуемых растений.

В результате следующих исследований были получены сравнительные показатели способов сушки подземного сырья солодки голой в исследуемых районах (Сухенко и др., 2009). Оказалось, что тепловая сушка в специальных сушильных камерах за определенный период времени удаляет меньше влаги, чем воздушно-солнечная, что подтверждает мнение многих авторов (Обухов, 1963; Муравьева, 1991) о возможности высушивания корней и корневищ солодки голой воздушно-солнечным методом на открытых площадках. Таким образом, наилучшими методами сушки в наших исследованиях оказались воздушно-солнечная и воздушно-теневая сушки (рис.14).

Рис. 14. Подбор методов сушки отобранного растительного сырья.

В результате (рис. 14) наилучшим способом сушки надземных органов оказалась воздушно-теневая, а измельченных подземных частей воздушно-солнечная сушка, так как была обнаружено оптимальная потеря клеточной влаги (14–17 %). Таким образом, технология воздушно-солнечной сушки и вентиляционного хранения корней и корневищ оказались наиболее приемлемыми для сохранности подземного сырья солодки голой.

Подбор технологий экстрагирования различных сочетаний растительных веществ с противомикробными и дерматопротективными свойствами. (Технологии экстрагирования и получения фитокомпонентов).

Перспективным направлением в технологии получения фитопрепаратов как в России, так и за рубежом, является разработка стандартизованных, производство которых может быть организовано в промышленных масштабах. При изготовлении водных извлечений и получения экстрактов-концентратов экстрагируемых из растений веществ можно пользоваться концентрированными растворами экстрагентов (Муравьева, 1999). Существующие классические техники, используемые для выделения нутрицевтиков из растений, в которые включают экстракцию Соксклета, гидроксилирование и мацерацию с водноспиртовой смесью или горячим жиром. Другой метод экстракции заключается в обработке ультразвуком в ультразвуковых ваннах, волны которого позволяют экстрагенту диффундировать через клеточные стенки в связи с воздействием УЗ, в результате чего клетка разрывается в течение более короткого периода (Chemat, 2004; Ли и др., 2004; Vinatoru, Paniwnyk, & Mason 2001;Vinatoru 1999). Существуют известные коэффициенты водопоглощения лекарственного растительного сырья, которые для корней солодки соответствует -1,7; листьев шалфея-3,3; травы полыни-2,1; цветков ромашки-3,4. Воспользовавшись рекомендациями Пономарева В.Д. о том, что время заполнения капилляров и клеток жидкостью увеличивается т.к. заполнению мешает воздух в капиллярах и клетках растительной ткани. Для вытеснения воздуха и улучшения процесса заполнения капилляров повышали давление жидкости за счет перемешивания и дополнительное разрушение клеточных стенок в поле СВЧ для перераспределения извлекаемых растительных веществ в суховоздушном растительном материале, согласно рекомендациям (Пономарев, 1976; Хравченко и др., 1976). Скорость проникновения экстрагента в сырье резко возрастало. Прежде чем изучать качество экстрагирования проводили оценку качества сырья. Для процесса экстрагирования из указанных выше свойств имеют значение содержание экстрактивных веществ, влажность и размер частиц, учитывали эти исходные данные при расчете процесса экстрагирования. В работе была использована методика равновесного распределения экстрактивных веществ в сырье. Время наступления равновесия определяли экспериментально, отфильтровывали часть вытяжки из фильтрата, отбирали 25 мл вытяжки, помещали в бюкс, выпаривали и затем высушивали при температуре 100 С, затем охлаждали в эксикаторе и взвешивали. Проводили расчет определения сухого остатка. Исследуемыми жидкостями для экстракции сохранения БАВ растений были выбраны вещества маслянистой, спиртовой и буферной консистенции. Такими жидкостями были выбраны масла с различной вязкостью (вазелиновое масло, оливковое масло); глицерин (10%) – органический трехатомный спирт (компонент основных мембранных липидов); этиловый спирт (96% и 40%) – основной растворитель и фиксатор; диметилсульфоксид (10% ДМСО) – органический растворитель; 0,01М Na+, Mg2+, Са2+ фосфатный буфер – наиболее физиологичный минеральный компонент клеточного сока с pH-6,8; а так же применялось экстрагирование дистиллированной водой при комнатной температуре или кипячении и при помощи водяного пара (Хазза и др. 2003). Исследуемым экстрактантом заливали приготовленное и высушенное растительной сырье в соотношение 1:5 в темные склянки, смесь постоянно перемешивали при температуре 200С в течение 10 дней для экстракции биологически активных веществ. Целью этой экстракции было выделение белков, способных образовывать комплексы с солями кальция и магния (предположительно белков-лектинов). На рисунке 15 показаны наиболее предпочтительные методы и компоненты экстракции.

А

Б

Рис. 15 А, Б. Выбор методов экстрагирования и экстрактанта
по впитывающей способности сырья

Оказалось, что наибольшей впитывающей способностью (рис. 15 А, Б) обладают 96% спирт (96%, 40%), а также 0,01М Na+, Mg2+, Са2+ фосфатный буфер, а наименьшей впитывающей способностью обладает вазелиновое масло и глицерин. Наименьшей гигроскопичностью из маслянистых веществ (растворителей) обладает ДМСО. В данных исследованиях было обнаружено, что непрерывное перемешивание и обработка ультразвуком повышает возможности извлечения флавоноидных и терпеноидных композиций из растительного сырья. Многоразовый отжим сырья и повторное экстрагирование в разных экстрагентах, его кратковременная экспозиция в СВЧ-поле обеспечивает перераспределение извлекаемых веществ в объеме частиц растительного материала и увеличивает выход при последующем экстрагировании на 10-14%. Гидродинамический режим при экстрагировании растительного сырья влияет на величину выхода БАВ и скорость процесса только на начальной стадии, после которой гидродинамика среды не оказывает заметного влияния на процесс. Можно предположить, что интенсивность воздействия на обрабатываемую систему сырье – экстрагент, определяет толщину прорабатываемого слоя частиц сырья, т.е. толщину слоя, в котором молекулярная диффузия заменяется конвективным массопереносом вещества при движении экстрагента по капиллярам, так как величина кажущегося равновесия определяла эффективность способа экстрагирования (Муравьев и др., 1974; Пономарев, 1976; Абиев 2000). Далее были изучены химический состав и влияние на микрофлору окружающей среды некоторые экстракты отобранных приоритетных растений.

Изучение химического состава и противомикробной активности растительных соединений и их компонентов в отношении микроорганизмов окружающей среды и человека.

Для изучения противомикробной активности компонентов растительносытья лекарственных растений были проведены исследование химического состава некоторых экстрагируемых компонентов, корней и корневищ Glycyrrhiza glabra L., соцветий Achillea micrantha W., соцветий Helichrysum arenarium L. В результате проведения исследований химических веществ и их компонентов, содержащихся в экстрактах из растений Астраханского региона были обнаружены ранее описанные и оригинальные композиции химических веществ. Исследовали водноспиртовые экстракты из корней и корневищ Glycyrrhiza glabra L., буферные экстракты из корней и корневищ Glycyrrhiza glabra L., водноспиртовые экстракты из соцветий Achillea micrantha W., водноспиртовые экстракты из соцветий Helichrysum arenarium L. Результаты тонкослойно-хроматографического анализа (ТСХА) жидких экстрактов G. glabra, A. micrantha, H. arenarium.

Хроматомасс-спектрометрический анализ экстракта из корней и корневищ Glycyrrhiza glabra выявил наличие следующих соединений: пик 1,2,3 соответствовал N,N’-дибензоилоксигептадиамиду С21Н22N2O6);

пик 4 соответствовал атмосферному азоту - NO2, пик 5 соответствал этил--D-Глюкопиранозиду (С8Н16О6);

4',7-диоксифлавонон, сесквитерпен

пик 6 соответствал кофеину (C8H10N4O2).

Кроме того, в экстракте из соцветий Achillea micrantha обнаружен паренгенин, из корня Glycyrrhiza glabra идентифицирован нарингенин, а в экстракте из соцветий Helichrysum arenarium L. и корня Glycyrrhiza glabra - 4',7-диоксифлавонон. Экстракты 1 и 2 были выделены из корня солодки голой при различных методах экстрагирования.

На основании хроматомассспектрометрического анализа в экстракте Glycyrrhiza glabra выявлены N,N’-дибензоилоксигептадиамид и этил--D-Глюкопиранозид, образце 2 буферных экстрактов из солодки голой Glycyrrhiza glabra выявлены этил--D-Глюкопиранозид, дополнительно кофеин. Во всех водноспиртовых извлечениях (экстрактах) солодки голой обнаружены флавоноиды (4',7-диоксифлавонон и другие), гликозиды и даже кофеин в буферном экстракте корня солодки голой. В экстрактах корня солодки и тысячелистника мелкоцветкового, кроме известных в литературе химических компонентов, обнаружены вещества, относящиеся к классу нарингенин (буферный экстракт корня солодки) и паренгенин (экстракт тысячелистника мелкоцветкового). Кроме того, в экстрактах корня солодки обнаружены N,N’-дибензоилоксигептадиамид, этил--D-глюкопиранозид, а так же кофеин (в известной литературе до сих пор не описан). В том числе спектрохроматическими методами исследован химический состав эфирных масел и наиболее активных растений. Так в результате исследования составе эфирных масел растений были обнаружены: Амилвинилкарбинол, -мирцен, Лимонен, Линалол, 1-октенилацетат, Ховякол, Кариофиллен, Гермакрены и другие соединения.

В результате повторного тонкого масспектрохроматографического анализа (исследования проведены в С-ПГУ) экстрактов в тысячелистнике мелкоцветковом Achillea micrantha были обнаружены: Hexanone; Benzene; Ethyl – Benzene; 1,2-dimethyl- (o-Xylene); 2,2,3,3-Tetramthyl-1-d1-Azirdine; 1,3-Dioxolan-4-one; 2-(1,1-dimetylethyl)-5-methylene-(s)-decane; 2,3,4-Trimethyl-Naphthalene; Decahydro-1,5-Dimethyl; Manool; Hexanedioic acid; bis(2-ethylhexyl) ester; Squalene; Di-(2-ethylhexyl) phthalate и многие другие соединения. Многие соединения напоминают разновидность флавоноидов, когда при замещении в хромоне атома водорода в -положении на фенильную группу образуется 2-фенил-()-бензо-y-пирон или флавон, который состоит из 2 ароматических остатков А и В и трехуглеродного звена (пропановый скелет).

В результате масспектрохроматографирования (исследования проведены в С-ПГУ) экстрактов цмина песчаного Helichrysum arenarium были обнаружены: Bеnzene; Ethyl–benzene;, 1,3,5-trimethyl; 4-Cyclohexadiene; 1-Methyl-4-(1-methylethyl)-1,7,7-trimethylbicyclo[2.2.1]heptane-2,5-dione; Manool; Squalene и многие другие соединения. В результате изучения химического состава экстрактов цмина песчаного, основное количество химических низкомолекулярных веществ имеет бензольное кольцо или фенольные соединения флавоновых групп с гидроксильными группами в разных положениях.

Состав некоторых соединений экстрактов тополя черного Populus nigrа, обнаруженных хроматографическим анализом (исследования проведены в
С-ПГУ) были следующими: Benzene; 1,4-Dimethyl-Benzene; 1,2,3-Trimethyl-Benzofuran; 2,3-dihydro; Phenylethyl Alcohol; 2-Propen-1-one; 1-(2,6-dihydroxy-4-methoxyphenyl)-3-phenyl-(E)-(CAS) - соединения флавоноидного строения; 4H-1-Benzopyran-4-one; 2,3-dihydro-5,7-dihydroxy-2-phenyl-(S)-наригенин, а так же множество соединений флаваноидного и терпеноидного строения. Многие выделенные соединения соответствуют по своим характеристикам, расположению фенольных колец и расположению гидроксильных и кетонных групп соединениям класса флавонов, флавонолов и их изомеров, катехинов. Соединения, относящиеся к флавоноидам, проявляют P-витаминную активность, и обладают рядом полезных свойств, стимулируют активность ферментов, содействуют выведению из организма потенциально токсических или канцерогенных веществ, тормозят пролиферацию раковых клеток и запускают апоптоз. Предохраняют от нарушений регулирования нормального клеточного цикла (Зефиров, 2007; Бачурин, 2008).

Результаты влияния обнаруженных бактерицидных веществ экстрактов изучаемых лекарственных растений на микрофлору окружающей среды представлены в таблице 2.

Таблица 2. Влияние бактерицидных веществ некоторых растений на микрофлору воздуха и воды.

объекты

влияние экстрактов на микрофлору (Х±m)

воздуха

воды

Контроль МПА (колоний м/о на поверхности среды)

26,4±0,9

25,6±0,5

МПА с экстрактом A. micrantha

11,4±0,3

19,6±0,3

МПА с экстрактом G. glabra

5,1±0,09

2,6±0,3

МПА с экстрактом H. arenarium

9,4±0,15

19,0±0,8

МПАс экстрактом P. nigrа

0,9±0,1

0,3±0,01

Результаты влияния бактерицидных веществ экстрактов лекарственных растений на микрофлору окружающей среды показали подавление развития микрофлоры воздуха в присутствии экстрактов соцветий тысячелистника мелкоцветкового в 5 раз, соцветий цмина песчаного в 3 раза, тополя черного в 20 раз до полного отсутствия колоний на среде (бактерицидное влияние). Подавление микрофлоры воды в присутствии экстрактов растений выражено еще в более активной форме экстрактом солодки и тополя.

Биотехнология выделения лектинсодержащих компонентов исследуемых растений и изучение их антибактериальной и иммунологической активности.

Выделение и определение лектиновых белков.

По мнению некоторых авторов, лектины (от лат. legere – собирать) – это белки и гликопротеины, обладающие способностью высокоспецифично связывать остатки углеводов на поверхности клеток, обладающие свойством специфично и обратимо связывать углеводы или их остатки в биополимерах (в гликопротеинах), широко распространены в живой природе (Шакирова и др. 2007). По биологическому происхождению растительные лектины могут классифицироваться: АРА - лектин из семени арбуза; CJA – лектин из кроталярии; LCA – лектин из чечевицы; LTA – лектин из лотоса; PHA – лектин из фасоли; NA – лектин из зеленого ореха; PSA – лектин из семени гороха; RCA – лектин из клещевины; SBA – лектин из бобов солодки; STA – лектин из клубней картофеля; WGA – лектин из зародыша пшеницы; UEA – лектин из семян улекса.

В данной работе для выделения и исследований лектинов были использованы растительные экстракты растений: Солодка ежовая (плоды); Солодка голая (плоды); Робиния псевдоокация (соцветия); Донник лекарственный (соцветия); Робиния псевдоокация (плоды); Солодка голая (корень); Солодка ежовая (корень); Софора японская (соцветия). Для проведения качественной реакции преципитации в геле и обнаружения лектиноподобных белков в экстрактах растений семейства Бобовых применяли синтезированные лектинсвязывающие углеводы, для «узнавания» лектинов в экстрактах. Лектинсвязывающие углеводы были синтезированы и любезно предоставлены лабораторией углеводов Института биоорганической химии им. академиков М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова (ИБХ РАН). Исследования проводили в 3% агаре по схеме. Оценку качественной реакции преципитации в агаровом геле между лектинсвязывающими углеводами и белками лектинами экстрактов растений проводили визуальным способом. Реакцию проводили по схеме: в центр лунки углеводные гаптены: А) Lec- PAA; Б) Gal-PAA; В) Btri- PAA; Г) Bdi-PAA, а по кругу экстракты плодов растений семейства Бобовых: 1- Робиния псевдоакация (буферный экстракт); 2) Софора японская (буферный экстракт); 3) Солодка голая (буферный экстракт); 4) Солодка голая (водноспиртовый экстракт); 5) Солодка ежовая (водноспиртовый экстракт); 6) Робиния псевдоакация (водноспиртовый экстракт). Наблюдения за образованием преципитатов в виде «линии» или «облака» проводили через 24 – 48 – 72 часа, в течение 13 суток. Результаты представлены в рисунках 16 А, Б, В.

А

Б

В

Рис. 16. А, Б, В. Результаты реакций иммунодиффузии с углеводными гаптенами

Рис. 16 А. Реакция иммунодиффузии между лектинузнающими углеводами LесПАА и Gal-ПАА и водноспиртовыми экстрактами растений (в верхней части) и буферными экстрактами (в нижней части) растений: 1) Helichrysum arenarium (соцветия), 2) Achillea micrantha (соцветия), 3) Glycyrrhiza glabra (корень), 4) Glycyrrhiza glabra (листья), 5) Glycyrrhiza glabra (плоды), 6) Glycyrrhiza glabra (соцветия). Как видно, и водноспиртовые экстракты образуют связывание с гаптенами, а особенно выраженные преципитационные комплексы между буферными экстрактами солодки голой и гаптенами Lес-ПАА и Gal-ПАА.

Рис. 16 Б. Результаты обнаружения лектинов в экстрактах растений методом лектин-углеводного взаимодействия в агаре с лектинсвязывающими углеводами: А) Lеc-ПАА, Б) Gal-ПАА, В) Btri-PAA, Г) Bdi-PAA и экстрактами растений, содержащих лектиновые белки: 1) ромашка аптечная (буферный), 2) календула лекарственная (буферный), 3) тысячелистник мелкоцветковый (буферный), 4) бессмертник песчаный (буферный), 5) ромашка аптечная (водноспиртовый), 6) календула лекарственная (водноспиртовый). В результатах, представленных на рис. 16 Б. видны линии взаимодействия Lеc-ПАА с буферными экстрактами ромашки, календулы, тысячелистника, бессмертника; взаимодействия Gal-ПАА с буферными экстрактами бессмертника, ромашки, календулы, водноспиртовые экстракты не образовывали четких линий взаимодействия. Этот факт можно объяснить накоплением в соцветиях данных растений незначительного количества лектиноподобных белков, которые экстрагируются буферным экстрагентом и для которых лектинсвязывающие гаптены Lес-ПАА, Gal-ПАА, Btri-PAA и Bdi-PAA являются антигенами.

Рис. 16 В. Результаты обнаружения лектинов в экстрактах растений методом лектин-углеводного взаимодействия лектинсвязывающими углеводами: А) Lеc-ПАА, Б) Gal-ПАА, В) Btri-PAA, Г) Bdi-PAA и буферными экстрактами плодов растений семейства Fabaceae: 1) Робиния псевдоакация (буферный), 2) Софора японская (буферный), 3) Солодка голая (буферный), 4) Солодка ежовая (буферный), 5) Солодка ежовая (водноспиртовый), 6) Робиния псевдоакация (водноспиртовый). В результате было обнаружено, что между буферными экстрактами софоры японской, солодки голой и углеводами Leс – ПАА, Gal-ПАА и Bdi – PAA образовались четкие линии преципитации и сохранялись до последнего дня наблюдений. Эти преципитаты применили для выделения лектиновых комплексов в дальнейших исследованиях.

Таким образом, эти данные подтверждают обоснование возможности экстрагирования лектинсодержащих компонентов растений (особенно семейства Бобовых) специальными буферными растворами с содержанием солей магния и кальция, которые по литературным данным и нашим исследованиям входят в состав комплексных лектиновых образований. Были проведены экстрагирования лектин-углеводных комплексов в преципитатах, а затем их фракционирование лектинсвязывающими углеводными гаптенами, специфичными к данным растительным лектинам. Таким образом, были выделены чистые лектиновые фракции из преципитатов для дальнейших исследований их активности.

Далее целесообразным оказалось изучение иммунобиологических свойств этих экстрагируемых лектиновых фракций растений в биологических и химических комплементарных взаимодействий с лектинсвязывающими синтетическими гаптенами Lеc-ПАА, Gal-ПАА, Btri-PAA и Bdi-PAA, имитирующими бактериальные антигены.

Возможно, как считают Лахтин (1987, 1989) и Бовин (2008), растительные лектины являются сложными белками, вернее металлосодержащими гликопротеидами, обладающими противомикробной, противовирусной и иммуностимулирующей активностью. В основе биологической активности лектинов лежит феномен обратимого взаимодействия их с углеводами, которые определяют процесс узнавания макромолекул и клеток, а так же влияют на транспортную функцию мембран клетки. По мнению Корсун, лектины, способные узнавать и избирательно связывать разнообразные углеводы, помогают растениям бороться с патогенными бактериями, грибами и вирусами. Кроме того, они регулируют взаимоотношения с симбиотическими бактериями (Корсун и др.,1998, 2000, 2004).

Результаты исследования иммунобиологических свойств растительных экстрактов и лектинсвязывающих углеводов.

Результаты обнаружения лектинов в экстрактах растений в реакции преципитации в агаре с участием лектинсвязывающих углеводов: А) Lеc-ПАА, Б) Gal-ПАА, В) Btri – PAA, Г) Bdi-PAA; экстракты растений: 1) тысячелистник мелкоцветковый, 2) бессмертник песчаный, 3) солодка голая,
4) робиния псевдоакация; I) сыворотка 0(1); II) сыворотка А (2) в рисунке 17.

Рис. 17. Результаты подтверждения лектинового связывания с синтетическими детерминантами бактерий

Известно, что синтезированные лектинсвязывающие углеводы Lеc-ПАА, Gal-ПАА, Btri-PAA и Bdi-PAA являются имитацией эпитопов липополисахаридных антигенов следующих бактерий: Staphylococcus aureus, Proteus vulgaris, Escherihia coli (О 11), Escherihia coli (0 8), Pseudomonas aeruginosa, Shigella sonnei, Salmonella serogroup A (Sug: 3,6 -dideoxy - D- ribo - hexosi - paratose), В (Sug: 3,6 - dideoxy - D - xylo - hexose -abegiiose), D (Sug; 3,6 - dideoxy - D - arabino - hexose - tyvelose). Эти антигены обладают свойствами связывать лектины бактериальные, лектины животных, а также растительные лектины в реакциях преципитации (Галанина и др. 1992) и участвуют в твёрдофазном иммуноферментном анализе с лектинсвязывающими конъюгатами. Поскольку в кровяном русле здоровых людей могут циркулировать антитела, несущие химическую «память» о встрече с антигенами этих бактерий, наряду с предполагаемыми белками лектинами в экстрактах, специфичными к этим же бактериальным детерминантам, были внесены сыворотки здоровых людей (рис. 17).

Как видно (рис.17), обнаружено тройное кольцо преципитата между сывороткой II и углеводами Gal-ПАА, что объясняется наличием антител в сыворотке против этих детерминант микробных антигенов. Одна линия наблюдалась между экстрактом тысячелистника мелкоцветкового, бессмертника песчаного, экстрактом солодки голой, робинии псевдоакации и углеводными гаптенами. Этот факт можно объяснить наличием в экстрактах данных растений лектиноподобных белков (фитолектинов), для которых синтетические лектинсвязывающие гаптены являются антигенами.

Таким образом, результаты иммунобиологических исследований констатируют обнаружение лектинов в растительных экстрактах, реагирующих с лектинузнающими гаптенами Lеc-ПАА, Gal-ПАА, Btri-PAA и Btri–PAA (антигенные детерминанты некоторых условно-патогенных бактерий). Эти экстракты обладают довольно активной способностью против штаммов S. aureus и меньшей активностью против E. coli. В данных реакциях (in vitro) лектины растений выполняют роль рецепторов, реагирующих на специфические углеводы клеточных оболочек условно-патогенных микроорганизмов, как считает Бабоша, что некоторые растительные лектины, присутствующие в клетках в небольших количествах, выполняют функции рецепторов. Таким образом, лектин может быть рецептором, в этом случае лигандом - распознаваемым веществом, является углевод (Бабоша, 2008). Обнаружены также антигенные свойства некоторых экстрактов в отношении сывороточных антител, что позволяет предположить взаимодействие лектиновых комплексов с иммуноглобулинами. Как уже отмечалось, лектины растений могут выполнять функции «иммунологического» характера, то есть служат для защиты от разнообразных патогенов, в том числе бактерий и грибов. Некоторые лектины сами по себе проявляют фунгицидную и инсектицидную активность, другие для этого кооперируются с ферментами (например, хитиназами) (Лахтин 1985, 1986, 1989).

Усиление активности лектиновых компонентов растений с участием лектинсвязывающих углеводных гаптенов.

В дальнейших исследованиях предполагалось, что, если лектины растений свяжутся с комплементарными лектинсвязывающими углеводами, их бактерицидная активность уменьшится. Однако, как оказалось, результаты констатировали некоторое увеличение диаметров зон задержки роста исследуемых микроорганизмов вокруг лунок со смесью экстрактов с углеводными гаптенами, имитирующими детерминанты антигенов этих микроорганизмов. Это позволяет предполагать, что в данных экстрактах содержатся лектиноподобные вещества, специфичные к данным углеводам, а углеводы - Gal-ПAA и Lеc-ПАА связываются с белками экстрактов, образуя комплексы и усиливают протеиновое действие экстрактов, конкурируя с антигенами исследуемых штаммов микроорганизмов (рис. 18).

Рис. 18. Изменение противомикробной активности комплексов экстрактов
растений с углеводными гаптенами

Известно так же, что к лектинам относятся белки неиммуноглобулиновой природы, способные к специфическому узнаванию и «обратимому» связыванию с углеводами гликоконьюгатов и полисахаридами многих бактериальных и клеточных рецепторов без нарушения ковалентной структуры связываемых углеводов. Возможно, это объясняет наибольшее повышение противомикробной активности в отношении комплекса лектинов солодки голой с углеводом Lеc-ПАА и углеводом Gal-ПАА Staphylococcus aureus (рис. 18), а так же повышение противостафилококковой активности робинии псевдоакация и тысячелистника мелкоцветкового, увеличение активности в отношении Pseudomonas аeruginosa солодки голой и робинии псевдоакация, а в отношении Escherichia сoli солодки голой, тысячелистника мелкоцветкового и бессмертника песчаного (рис. 18). Противомикробная активность уменьшилась только у комплекса экстракта бессмертника песчаного с углеводом Lеc-ПАА против Staphylococcus aureus, у смеси экстракта робинии псевдоакации с Lеc-ПАА против Pseudomonas аeruginosa и у смеси робинии псевдоакации с Gal-ПАА против Pseudomonas аeruginosa. Это объясняет мнение некоторых авторов, что лектиновые белки многофункциональные молекулы. В частности, они безошибочно «узнают» азотфиксирующие бактерий и активно участвуют в формировании и регуляции симбиотических взаимоотношений с ними. Семенов считает, что многие белки содержат не один, а несколько функциональных «доменов» или активных центров (Семенов, 2004).

Объемная химическая структура одного из лектинов (рис. 19), где видно, что углеводные молекулы располагаются в центре гетеромера, а белки связаны с этими углеводными молекулами в ядре комплексного соединения, а другой конец белков имеет свободные концы, способные к связыванию посторонних углеводов.

Рис. 19. Схема взаимодействия лектина с молекулой углевода (по Шакировой, 2007). На одном конце белковой молекулы (рис. 19) как видно, может находиться «лектиновый» домен, служащий для узнавания и связывания определенного углевода, а на другом – какой-нибудь иной домен, выполняющий другую функцию, поэтому лектины могут не просто прикрепляться к бактерии, но и определенным образом воздействовать на нее (Шакирова и др., 2007).

Наши исследования подтверждают не только содержание лектиновых белков в изученных экстрактах, но и способность их формировать комплексы со специфическими углеводами, где углевод содержится в центре лектинового комплекса, а свободные аминокислоты показывают способность к химическому связыванию углеводных гаптенов соответствующих бактерий. Более того, лектины некоторых растений показали способность формировать комплексы с углеводами синтетических гаптенов и при этом усиливать противомикробное действие в отношении исследуемых бактерий, что проявляется увеличением диаметров зон задержки роста микроорганизмов на питательной среде. Этот феномен объясняет возможность формирования в природе гибридных лектинов и возможность комплексного связывания лектинами разных групп углеводсодержащих антигенов бактерий и рецепторов других клеток (Шакирова, Безрукова, 2007). Лектины, по мнению Бабоша, выполняют у растений ту же функцию, что и иммуноглобулиновые белки у животных, однако иммуноглобулины распознают чужеродные вещества или бактерий чаще по их белкам, а лектины – по углеводам (Бабоша, 2008). Поэтому, «иммунологические» функции лектинов заключаются в том, что лектины растений подавляют рост паразитических грибов, распознавая молекулы хитина и других углеводов в стенках грибных клеток (Peumans, Stinissen and Garlier, 1983). Лектины можно использовать для экспериментального изучения разнообразных углеводов и их комплексов с другими молекулами (гликопротеидов) и сопоставлять с другим большим классом «распознающих» белков - иммуноглобулинов, распространенных в организме животных и человека (Шакирова, Безрукова, 2007). Проведенные исследования позволили применить некоторые лектинсодержащие экстракты растений для дальнейших исследований и разработки биотехнологии применения некоторых экстрактов и их компонентов из растений Юга Европейской части России (Прикаспийского региона) для создания продукции пищевого, лечебного и косметического назначения и препаратов для микробиологической очистки питьевой воды.

Изучение сорбционных и адгезивных свойств лектинсодержащих экстрактов некоторых растений и возможности применения их в клинической практике.

Многие вещества растений кроме пользы для организма человека могут приносить вред здоровью, даже являться токсинами. Широко известны наркотические растительные вещества, которые имеют не только широкое лекарственное значение (в качестве обезболивания и др.), но и применяются наркоманами для вызывания эйфории, расслабления и наркотического опьянения. К ним относится целый ряд веществ наркотического ряда, которые при передозировке вызывают токсическое отравление (Еремин и др., 1993).

В данной работе сначала было проведено исследование обнаружения лектиноподобных белков в изучаемых растениях. В процессе проведения предварительных исследований было обнаружено, что между углеводами и буферными экстрактами плодов Софоры японской и корня Солодки голой образовались линии преципитации. Исследование адсорбционной и адгезивной способности приготовленных буферных экстрактов проводили методом анализа токсинов в тонкослойной хроматографии. Для этого были вырезаны преципитаты, очищены и экстрагированы лектиновые белки с помощью колоночной хроматографии. Материалом для исследования адгезии нативных организменных углеводов служили образцы мочи пациентов отделения острых отравлений с отравлениями различными лекарственными препаратами: 1) димедролом (А); 2) кодеином (Б); 3) морфином и метаболитами опия (В).

1  2 3  4  5  6  7

1 2  3 4  5 6  7 8 

1  2  3 4  5  6  7  8

               А  Б В

Рис. 20 А, Б, В. 1) биопроба мочи пациента с отравлением или передозировкой; 2) биопроба + экстракт соцветий робинии псевдоакации (лектины); 3) биопроба + экстракт плодов солодки (лектины); 4) биопроба + экстракт соцветий тысячелистника мелкоцветного (лектины); 5) биопроба + экстракт соцветий софоры японской (лектины); 6) биопроба + экстракт плодов софоры японской (лектины); 7) метчик (стандарт).

Рис. 20 А – биопроба мочи пациента с отравлением димедролом.

Как видно на рисунке 20А хроматографических отпечатков (пятен) наличия димедрола в пробах мочи 2, 3, 5, 6 больного А не обнаружено. Однако, в пробе мочи номер 4 обнаружено слабое пятно остатков димедрола. Это является показателем того, что остатки димедрола в этой пробе мочи присутствуют в связи со слабыми адгезивными свойствами соцветий тысячелистника мелкоцветного. Экстракты плодов солодки голой, соцветий и плодов софоры японской, робинии псевдоакации полностью связывают димедрол в моче. Это подтверждает наличие адгезивных свойств и возможность лектинов этих экстрактов связывать и осаждать димедрол, что может произойти и в организме больного при отравлении димедролом. Следующий опыт проводили с образцами мочи пациентов с передозировкой наркотиков, алкалоидами опия, кодеином.

Рис. 20 Б. – биопроба мочи пациента с передозировкой кодеина.

Под номером 1 (рис. 20 Б) пятно метчика стандартного раствора кодеина, под номером 8 пятно с содержанием кодеина в пробе мочи больного. Как видно на рисунке хроматографических пятен под номерами 2, 3, 4, 5, 6 на наличие кодеина почти не обнаружено, однако отсутствуют все пятна на уровне плодов солодки голой. Это значит, что экстракт плодов солодки голой осаждает кодеин в полной степени.

Рис. 20 В. – биопроба мочи пациента с морфином и метаболитами.

Под номером 1 (рис. 20 В) пятна метчика - (сверху вниз): стандартный раствор морфина и метаболитов опия, под номером 8 пятна с содержанием алкалоидов опия и углеводов морфина, обнаруженных в пробе мочи больного Д. Под номерами 2, 3, 4, 5, 6 расположены пробы смесей пробы мочи больного Д с экстрактами. Как видно на рисунке 21 В хроматографических пятен на наличие морфина и метаболитов не обнаружено. Это свидетельствует об осаждении морфина и углеводных метаболитов лектинами солодки голой, софоры японской и робинии псевдоакации. Отсутствие пятен свидетельствует об отсутствии метаболитов опия, который связался с экстрактом солодки. Это значит, что экстракты могут осаждать морфин и метаболиты опия. По нашему мнению, лектины бобовых – солодки, софоры, псевдоакации могут связываться с токсическими веществами и наркотиками, содержащими углеводы, образовывать комплексы с этими токсинами и выводить их из организма человека. Поэтому в дальнейших исследованиях может подтвердиться терапевтический эффект экстрактов этих растений. Таким образом, буферные растительные экстракты солодки голой, софоры японской, содержащие лектиновые белки (фитолектины) и способные в иммунологических реакциях in vitro связываться с углеводными коньюгатами, проявляют так же и адгезивные свойства. Впервые обнаружено свойство растительных фитолектинов известных лекарственных растений участвовать в иммунологических и токсикологических реакциях, что можно использовать в качестве дополнительного лечения тяжелых случаев отравления токсическими гликокомпонентными наркотическими веществами (Еремин и др., 1993; Сухенко, 2008).

Изучение и разработка технологии улучшения санитарно-экологического состояния воды в связи с противомикробной активностью растений

Астраханский регион характеризуется обилием водоемов и расположением населенных пунктов в супераквальном ланшафте. Город Астрахань рассечен сложной гидрографической сетью, которая включает в себя систему водотоков с естественным зарегулированным стоком. Среди них особое место отводится р. Кутум, Каналу им. 1 Мая (Сухенко и др., 2001). По мнению многих исследователей (Ничога, 1982; Тылес 1982), одной из задач эпидемиолого-экологического анализа является установление роли водного фактора в распространении кишечных инфекций на конкретной территории, анализ мест обитания, анализ сезонной динамики микрофлоры водоемов и разработка новых способов устранения эпидемических ситуаций (Покровский, 1982). Исследования применения растительных компонентов и экстрактов для санитарно-экологической очистки водоемов дали оптимистические результаты.

Как видно (рис. 21 А, Б, В), по мере увеличения концентрации фитокомпонентов экстрактивных веществ растений в речной воде подавляется микрофлора в десятки и сотни раз, что свидетельствует о достоверном и показательном влиянии химических компонентов растений на микробиоценозы водных биосистем, наиболее активным в данных исследованиях оказался экстракт солодки голой, цмина песчаного и затем тысячелистника мелкоцветкового.

  А         Б                                В

Примечание: разведения вода/экстракт 1-100/1, 2- 50/1, 3 – 10/1, 4 – 5/1.

Рис. 21 А, Б, В. Результаты подавления микрофлоры воды р. Кутум по мере увеличения

концентрации экстагируемых химических компонентов растений в речной воде.

рис. 21 А -Glycyrrhiza glabra (корня); рис. 21 Б –Achillea micrantha (соцветий);
рис. 21 В – Helichrysum arenarium (соцветий).

Для сравнения представлены данные влияния на микрофлору воды других растений (рис. 22).

А

Б

В

Г

Рис. 22 А, Б, В, Г. Степень подавления микрофлоры воды экстрактивными компонентами сравнительных растительных веществ древесных растений прибрежных посадок

Как видно (рис. 22 А, Б, В, Г) наибольшим подавляющим эффектом обладают экстракты соцветий (сережки) ивы белой и соцветий робинии псевдоакации, почти 40% подавляющего эффекта в отношении микрофлоры воды. На основе ингибирующего эффекта растительных экстрактов, у которых доказан механизм подавления как патогенной, так и сапрофитирующей микрофлоры воды была разработана биотехнология доочистки водопроводной, технической воды и сточных вод от микрофлоры, которая сохраняется после механической очистки. Были созданы мини-наборы для ступенчатой очистки вод, например для очистки от стафилококков и кишечной микрофлоры экстрактами тысячелистника и бессмертника, от микобактериальных загрязнений экстрактами солодки голой, для подавления обшего микробного числа (ОМЧ) экстрактами софоры японской, робинии псевдоакации или айланта высочайшего. Известно также, что многие компоненты лекарственных растений и растений пищевого назначения обладают не только активностью против условно – патогенных микробов, в том числе питьевой воды, но и способны улучшать ее качество. Получены обнадеживающие результаты улучшения качества и санитарного состояния питьевой воды в районах Астраханской области с водоподачей без очистных сооружений, а также доочистки водопроводной воды в городских водопроводах для предотвращения распространения возбудителей желудочно-кишечных инфекций, передающихся водным путем.

Исследования влияния экстрактов различных растений и растительных препаратов на микобактерии штамма Mycobacterium tuberculosis H37Rv.

Данные исследования проведены с целью сравнения влияния некоторых экстрактивных компонентов на один из патогенных возбудителей хронических инфекций – возбудителя туберкулеза на музейном штамме Mycobacterium tuberculosis H37Rv. Это вызвано тем, что в настоящее время фтизиатрия испытывает трудности, связанные с особенностями современного туберкулеза, резким повышением распространенности инфекции, высоким удельным весом деструктивных процессов с массивным бактериовыделением, недостатком специфической химиотерапии, нарастанием резистентности возбудителя к традиционным противотуберкулезным препаратам (Васильев, Гришко, 1996).

Рис. 23. Противотуберкулезная активность экстрактов растений
в отношении штамма Mycobacterium tuberculosis H37Rv.

Как видно (рис. 23) подавление штамма Mycobacterium tuberculosis H37Rv экстрактами и препаратами из них было очень разнообразным. Так, минимальная ингибирующая концентрация (МИК) подавления развития колоний туберкулезной палочки цмином песчаным 0,33 мкг/мл, далее колонии активно развиваются, лишайник пармелия подавляет развитие колоний только в концентрации 3,0 мкг/мл, а тысячелистник мелкоцветковый очень слабо подавляет развитие колоний туберкулезной палочки. Экстрактивные вещества солодки голой, ее соцветий, листьев, стебля и корня подавляли развитие колоний штамма Mycobacterium tuberculosis (H37Rv) в минимальных дозах 0,078 мкг/мл, рост культуры был подавлен полностью.

А

Б

В

Рис. 24 А, Б, В. Развитие колоний штамма Mycobacterium tuberculosis H37Rv под влиянием экстрактов растений (рис. 29 А и 29 Б) и в контроле (29 В).

На рисунках 29 А и 29 Б показано отсутствие колоний микобактерий туберкулеза во всех 6 пробирках под влиянием экстрактов корня и плодов солодки голой, а в 3последующих контрольных пробирках видны бежевые колонии на бледно-зеленой среде Левенштейна-Йенсона. На рисунке 29 В, начиная со второй пробирки, виден бежевый налет микобактерий на зеленой среде, то есть действие экстракта пармелии блуждающей обнаруживается только в дозе 3,0 мкг/мл.

Таким образом, исследования минимальных ингибирующих концентраций показали, что наиболее высокий ингибирующий эффект зарегистрирован у экстрактов всех частей солодки, особенно из корня солодки по сравнению с экстрактами растений, взятых для сравнения. Результаты научных проработок показали полное или почти полное подавление метаболизма микобактерий штамма Mycobacterium tuberculosis H37Rv под воздействием некоторых растительных препаратов, содержащих активные противомикробные вещества. Получен патент, позволяющий утверждать терапевтическую противотуберкулезную активность препаратов солодки голой (патент № 2362577 «Экстракт солодки голой, обладающий противотуберкулезной активностью»).

Создание и отработка технологии фитокомпонентов и фитопрепарата «экстракт солодки «ГЛИЦИРФИТ» и фиткомпозиции препарата «фитокапли «ГЛИЦИРФИТ».

Солодка упоминается еще в рецептах восточной медицины чаще, чем какое-либо другое растение, даже женьшень. Технология разработки фитопродукции на основе корня солодки голой Glycirrhyza glabra –пищевой добавки «экстракт солодки «ГЛИЦИРФИТ» состояла в следующем. Способ получения экстракта солодки голой осуществляли методом водноспиртовой экстракции подземных (корня и корневищ) или наземных (соцветий) частей солодки голой Glycyrrhiza glabra. Сначала измельченное растительное сырье, соответствующее ГОСТу помещали в экстрактор, предварительно обработав ультразвуком в ультразвуковом дезинтеграторе или СВЧ камере. Экстрагирование проводили различныли экстрагентами (сначала 40% раствором этилового спирта, затем 0,01М Na+, Mg2+, Ca2+–буфером, затем эту же порцию растительного сырья заливали дистиллированной водой) в темном месте при постоянном перемешивании в течение 7 дней при комнатной температуре (20-220С). Затем использованное сырье отжимали, а жидкий экстракт разливали в темные флаконы. Флаконы в открытом виде помещали в стерилизатор для испарения экстрагентов и концентрации экстракта в течение 15 минут 3-х кратным нагреванием до 850С, чем достигалось концентрирование антибактериальных (противотуберкулезных), иммунопротективных, адаптогенных веществ в экстракте и удаление остатков экстрагента. Технология создания препарата из фитокомпозиции «фитокапли «ГЛИЦИРФИТ» состояла в получении препарата на основе экстрагирования из отобранных растений Астраханского региона Glycirrhyza glabra (корня, плодов, соцветий) Achillea micranta (соцветий и травы), Helichrysum arenarium (соцветий и травы). Препараты готовили простой ступенчатой экстракцией. Препарат «экстракт солодки «ГЛИЦИРФИТ» состоит из жидкого густого экстракта Glycyrrhiza, представляет собой темно-коричневую жидкость с характерным запахом и сладким вкусом, имеет иммунопротективые, противомикробные, противоаллергенные свойства, а «фитокапли «ГЛИЦИРФИТ» состоит из жидких экстрактов растений Glycyrrhiza, Helichrysum, Achillea с характерным запахом и вкусом.

Рис. 25. Технология получения пищевой добавки «экстракт солодки «ГЛИЦИРФИТ» на основе корня Glycirrhyza glabra и препарата фитокапли «ГЛИЦИРФИТ» из растительной смеси. Применение экстракта солодки голой возможно так же в качестве средства обладающего выраженным противотуберкулезным действием (патент № 2362577, 2009).

Изучение влияния растительных антибактериальных препаратов на функциональную активность перитонеальных макрофагов мышей на экспериментальных животных (in vivo), зараженных Mycobacterium leprae и Mycobacterium tuberculosis.

Воздействие препаратов «ГЛИЦИРФИТ» из корня солодки, соцветий тысячелистника и бессмертника на M. tuberculosis.

Изучены изменения морфологических признаков клеток микобактерий M.tuberculosis под влиянием компонентов водноспиртовых и буферных экстрактов из соцветий Helichrysum arenarium L., Achillea micrantha W., и корня Glycyrrhiza glabra. Контролем служили клетки микобактерий без воздействия (контроль) (Рис. 26) и под воздействием экстрактов (рис. 27, 28).

А

Б

Рис. 26 А. - М.tuberculosis H37Rv без воздействия. Окраска по Цилю-Нильсену (увел.1600).

Рис. 26 Б. - М. tuberculosis H37Rv без воздействия (увел. 70000).

А

Б

Рис. 27 А. M.tuberculosis H37Rv под воздействием соцветий Achillea micrantha (увел.1600).

Рис. 27 Б. M.tuberculosis H37Rv под воздействием соцветий Helichrysum arenarium (увел. 1600).

А

Б

Рис. 28 А. M.tuberculosis H37Rv под воздействием корня Glycyrrhiza glabra (увел.1600).

Рис. 28 Б. M.tuberculosis H37Rv под воздействием корня Glycyrrhiza glabra (увел. 70000).

На рисунках 28 А и Б видны конструктивные изменения морфологии и структуры клеток микобактерий под влиянием экстракта из солодки голой по сравнению с контролем (рис. 26 А, Б) и с действием тысячелистника мелкоцветкового (рис. 27 А) и цмина песчаного (рис. 27 Б). После воздействия на клетки М. tuberculosis H37Rv компонентов экстракта корня Glycyrrhiza glabra обнаружено большое количество клеток со значительными изменениями структуры, отсутствия или истончения микрокапсулы до полного разрушения М. tuberculosis.

Таким образом, исследования показали, что наиболее высокий ингибирующий эффект зарегистрирован у экстракта из корня солодки Glycyrrhiza glabra по сравнению с экстрактами растений, взятых для сравнения (Achillea micrantha, Helichrysum arenarium).

Применение препаратов «ГЛИЦИРФИТ» в качестве иммунопротективных средств и для комплексной противотуберкулезной фитотерапии (in vivo в эксперименте).

Оценка функционального состояния фагоцитов мышей, зараженных внутрибрюшинно Mycobacterium tuberculosis Н37RV под действием биологически активных веществ растений, проводилась в специализированных клиниках и научно-исследовательских учреждениях. Животных заражали внутривенно суспензией культуры микобактерий туберкулеза (МБТ) Mycobacterium tuberculosis Н37RV. Лечение животных препаратами «ГЛИЦИРФИТ» начинали через 10 дней после заражения. Для определения поглотительной способности перитонеальных макрофагов (ПМ) учитывали фагоцитарный показатель (ФП- % фагоцитирующих перитонеальных макрофагов к общему числу клеток), фагоцитарное число (ФЧ – среднее количество микобактерий, поглощенных одной фагоцитной клеткой).

Рис. 29. Показатель уровня миелопероксидазной активности перитонеальных
макрофагов мышей, зараженных микобактериями туберкулеза Н37RV (МТБ)
и леченых препаратом «экстракт солодки «ГЛИЦИРФИТ».

На рисунке 29 видно, что уровень основного макрофагального фермента – миелопероксидазы превышен у мышей, зараженных микобактериями туберкулеза и получающих препарат корня солодки (МТБ+ экстракт) по сравнению с незараженными мышами (контрольными) и мышами, зараженными туберкулезом. Таким образом, биологически активные растительные вещества препарата «экстракт солодки «ГЛИЦИРФИТ» достоверно повышают в динамике функциональную активность перитонеальных макрофагов (по показателям поглотительной способности и повышению активности фермента миелопероксидазы, входящей в состав одной из основных бактерицидных систем фагоцитов - миелопероксидазной системы). Эти данные подтверждают противотуберкулезный эффект препаратов корня солодки не только в культуре, но и на иммунологическом уровне стимулируя звено клеточного иммунитета у экспериментально зараженных животных. У больных туберкулезом легких отмечается дефект функциональной активности моноцитов периферической крови, выраженный снижением их поглотительной способности (Шатров и др., 1985). В результате улучшения деятельности фагоцитов у экспериментальных животных под влиянием растительных компонентов препарата «экстракт солодки «ГЛИЦИРФИТ» обнаружено повышение функциональной активности перитонеальных макрофагов (фагоцитарных клеток) за счет выраженной ферментативной миелопероксидазной активности под влиянием компонентов фитопрепарата «экстракта корня солодки «ГЛИЦИРФИТ» и других химических компонентов Glycyrrhiza glabra.

Применение препаратов «ГЛИЦИРФИТ» для комплексной противолепрозной фитотерапии.

В дальнейшем были проведены исследования противомикобактериальной активности экстрагируемых растительных компонентов Glycyrrhiza glabra, Helichrysum arenarium и Achillea micrantha в препарате «фитокапли «ГЛИЦИРФИТ» для лечения экспериментальной лепры, вызванной Мycobacterium leprae, в комплекспе с основными противолепрозными средствами.Экспериментальными исследованиями ранее было показано, что клетки Mycobacterium tuberculosis и Мycobacterium leprae под воздействием биологически активных веществ растений подвергаются изменениям, фрагментации, разрушению капсулы и структурным изменениям и разрушению внутриклеточных структур (Назарова, Сухенко, Маслов, 2008). В данных исследованиях оказалось, что вещества экстрактов могут влиять на инфекционный процесс так же через фагоцитарную активность иммуннокомпетентных клеток, стимулируя клеточный иммунитет. В результате изучения влияния биологически активных веществ растений на процесс размножения клеток M. leprae в месте инокуляции (таблица 3) оказалось, что после 3-х месяцев лечения экспериментальных животных фитосбором обнаружено значительное подавление роста M. leprae в подушечках лап мышей по отношению к контролю (в 15 раз). Комбинированная терапия фитосбором «фитокапли «ГЛИЦИРФИТ» + рифампицин (РФП) приводила к еще более значительному подавлению роста M. leprae в подушечках лап мышей по сравнению с контрольными животными (в 17,8 раз), и с животными, принимающими РФП (в 2,2 раза).


Таблица 3. Динамика размножения М. leprae при различных сроках лечения растительным сбором и РФП (Х±m).

Показатель

Период
наблюдения (мес)

Лечение
фитосбором

Лечение
фитосбором+ РФП

Лечение РФП

Контроль без
лечения

Число
M. leprae

3

16,7106±9,8*

8,5106±6, *

9,4106±4,4*

1,1109±1,1

6

1,1106±3,9*

0,3106±17,9*

0,6106±33,1*

1,2109±2,7

9

1,1104±31,2*

0,3104±38,9*

0,5104±15,6*

15,1109±5,3

Примечание: *- р<0,05; ** - р<0,01 по сравнению с контролем

Динамика размножения М. leprae в подушечках лапок мышей отражает резкое достоверное снижение микобактерий под воздействием фитокапель «ГЛИЦИРФИТ», состоящих из фитосбора и к еще большему эффекту после комплексного применения фитосбора с рифампицином РФП, что говорит в пользу комплексной фито-химио-терапии при тяжелых хронических инфекциях.


Таблица 4. Уровень активности миелопероксидазы (МП) при различных сроках лечения растительными препаратами и РФП (Х±m) мышей, зараженных М. leprae

Показатель

Период наблюдения (мес.)

Лечение

препаратом ГЛИЦИРФИТ

Лечение

фитосбором +РФП

Лечение РФП

Контроль

без лечения

Уровень МП (у.ед.)

3

2,46±0,01*

2,35±0,04*

2,26±0,02*

2,07±0,05

6

2,49±0,02*

2,48±0,06*

2,23±0,03*

1,83±0,02

9

2,50±0,01*

2,49±0,01**

2,12±0,02*

1,58±0,08

Примечание: *- р<0,05; ** - р<0,01 по сравнению с контролем

Как видно, повышение уровня миелопероксидазы достоверно больше не только при комплексной терапии, но и при лечении животных только препаратом ГЛИЦИРФИТ (рис. 30).

Рис. 30. Уровень миелопероксидазы у животных, зараженых М.leprae при различных сроках лечения растительным сбором и рифампицином.

Как видно, и здесь уровень миелопероксидазы (МП) повышается при комплексном лечении в сравнении с контрольными животными и леченными только рифампицином РФП. Эти исследования еще раз показали, что на всех этапах лечения препаратом «экстракт солодки «ГЛИЦИРФИТ», фитосбором «фитокапли «ГЛИЦИРФИТ» и в комплексе их с рифампицином (РФП) выявлено статистически достоверное повышение активности внутриклеточной миелопероксидазы по сравнению с контролем и монотерапией рифампицином РФП и показано достаточное положительное влияние на уровень нейтрофильных гранулоцитов крови мышей.

Применение биотехнологического фитопрепарата «экстракт солодки «ГЛИЦИРФИТ» в качестве фитобиотика.

Микробиоценоз кишечника является чрезвычайно чуткой, лабильной и динамичной системой, который характеризует состояние организма. Проведено исследование применения созданного фитопрепарата на основе экстрактов корня солодки голой в качестве пребиотического действия на группе белых крыс линии ВИСТАР. Изучено влияние на экологическое равновесие биотопа кишечника крыс фитопрепарата «экстракт солодки «ГЛИЦИРФИТ» из Glycirrhyza glabra, пробиотика «Колибактерин» и пребиотика «Лактусан». Изучено влияние этих препаратов на развитие кишечной микрофлоры в эксперименте, сделан сравнительный анализ состояния микрофлоры кишечника крыс под влиянием фитопрепарата «ГЛИЦИРФИТ», пробиотика «Колибактерин» и пребиотика «Лактусан».


Таблица 5. Сравнительные результаты микробиологического анализа кишечника крыс до и после введения пробиотика «Колибактерин», пребиотика «Лактусан», фитопрепарата «ГЛИЦИРФИТ».

Микроорга низмы

Группа животных, получающих препараты (число колоний в КОЕ/г)

Контроль

Колибактерин

Лактусан

ГЛИЦИРФИТ

Esherichia coli

10,8104±0,48

10,0108±0,05

10,8107±0,01

10,8108±0,05

Bifidobacterium bifidum

10,7101±0,2

10,8102±0,01

10,1104±0,5

10,9104±0,7

Staphylococcus

10,7102±0,15

10,6103±0,1

10,6105±0,01

0

Staphylococcus haemolyticus

10,6108±0,10

10,5105±0,15

10,5104±0,01

0

Candida

10,6102±0,08

10,5102±0,01

10,4103±0,07

10,4103±0,02

Оказалось, что у крыс контрольной группы (таблица 5) видовой состав микрофлоры был представлен традиционно кишечной палочкой, бифидобактериями, дрожжеподобными грибами рода Candida, стафилококками, а особенно Staphylococcus haemolyticus – патогенным гемолитическим стафилококком. В терапевтической практике наличие гемолитического стафилококка, большого количества грибов рода Candida и сравнительно небольшого количества представителей нормальной микрофлоры (кишечной палочки и бифидобактерий) свидетельствовали о подавлении сапрофитных эндогенных анаэробных бактерий, развитии нетипичной патогенной микрофлоры, которая отрицательно воздействует на микробиоценоз кишечника. У группы экспериментальных крыс, которым вводили пробиотик «Колибактерин», характерно значительное превышение содержания кишечной палочки, которая обладает антагонистической активностью в отношении патогенных и условно-патогенных микроорганизмов, некоторое увеличение представителей бифидобактерий. У группы крыс, которым вводили пребиотик «Лактусан» характерно значительное увеличение содержания бифидобактерий Bifidobacterium bifidum, некоторое увеличение содержания кишечной палочки, угнетение стафилококка (в том числе гемолитического), грибов рода Candida, что обусловлено воздействием на микробиоценоз кишечника лактулозы. В группе животных, которым вводили фитопрепарат «экстракт солодки «ГЛИЦИРФИТ» видовой состав микрофлоры был представлен высоким содержанием кишечной палочки, бифидобактерий, некоторым подавлением роста дрожжеподобных грибов рода Candida. Характерно, что стафилококков (в том числе гемолитических) не обнаружено вообще. Обнаружено отсутствие представителей условно-патогенной и патогенной микрофлоры - стафилококков, в том числе Staphylococcus haemolyticus, уменьшение количества грибов рода Candida – представителей условнопатогенной микрофлоры, увеличение количества представителей нормальной микрофлоры - бифидобактерий и кишечной палочки. Этим показано свойство избирательного воздействия препаратов солодки на условно-патогенную и патогенную микрофлору организма, при этом обладая высокими адаптационными и иммунокоррелирующими свойствами, тотальное противостафилококковое действие фитопрепарата «ГЛИЦИРФИТ», особенно по отношению к стафилококку гемолитическому.  На основании проведенных исследований и испытания фитопрепарата оказалось, что для восполнения кишечного микробиоценоза и борьбы со стафилококковой кишечной инфекцией (поддержанием оптимального состояния микробиоценоза кишечника) наилучшим образом подходит фитобиотик – препарат «экстракт солодки «ГЛИЦИРФИТ», сертифицированный как добавка к пище (Свидетельство Госрегистрации № 30.АЦ.02.009.У.000001.06.10 от 30.06.2010г.).

Применение экстрактов растений и их фитокомпонентов в создании и отработке технологии фитобальзама для регенерации кожи «ИНСОФИТ».

В создании и исследовании косметического фитобальзама использованы экстракты растений и фитокомпоненты, полученные оригинальными способами из некоторых лекарственных растений Прикаспийского региона юго-востока Европейской части России (Астраханской области) Glycirrhyza glabra (корня, плодов, соцветий) Achillea micranta (соцветий и травы), Helichrysum arenarium (соцветий и травы, Populus nigra, Ailanthus altissima, Robinia pseudacacia, Sophora japonica и других растений с высоким содержанием биологически активных компонентов с противомикробными, антиоксидантными, дерматопротективными свойствами. Эти и другие компоненты применялись в процессе разработки и изготовления лечебных фитокомпозиций, фитокапель, фитобальзамов и добавок для косметических средств (мыла, косметических моющих средств, скрабов, тоников, кремов, лечебных гелей и мазей, косметических лечебных бальзамов). Созданы косметические лечебные фитобальзамы для регенерации кожи, характеризующиеся не только оригинальным натуральным составом, но и высоким дерматопротекторным и защитным действием для любой кожи: «Фитобальзамы для регенерации кожи «ИНСОФИТ»: фитобальзам «ИНСОФИТ» для ног; фитобальзам «ИНСОФИТ» для рук; фитобальзам «ИНСОФИТ» универсальный; фитобальзам «ИНСОФИТ» профессиональный. Для создания фитобальзама для регенерации кожи использовали экстрагируемые вещества изучаемых растений (солодки голой - корни, соцветия, листья, плоды; соцветий цмина песчаного; соцветий и листьев тысячелистника мелкоцветкового), экстракты лепестков роз, соцветий робинии псевдоакации, ромашки лекарственной. На эти фитобальзамы оформлены ТУ, получен патент № 2369377, 2008 «Фитобальзам для регенерации кожи «ИНСОФИТ».

Биотехнология создания мининаборов для поэтапной очистки питьевой и природной воды.

Известно из литературных источников и получило подтверждение в данной работе, что многие компоненты лекарственных растений и растений пищевого назначения обладают не только активностью против условно – патогенных микробов, в том числе растворимых в питьевой воде, но и способны улучшать качество питьевой воды. Была разработана технология поэтапной очистки питьевой воды сначала растворами аналита и каталита, полученными на изготовленной установке ЭХА – ВИР (электрохимическая активация водных растворов) (Сухенко, 2008), затем добавлением микродоз экстрагируемых компонентов лекарственных растений (почки тополя, соцветия белой акации, соцветия цикория, тысячелистника, бессмертника, солодки голой, соплодия шелковицы и других растений), выделяемых оригинальным способом. Нами получены обнадеживающие результаты улучшения качества и санитарного состояния питьевой воды в районах Астраханской области с водоподачей без очистных сооружений, а также доочистки водопроводной воды в городских водопроводах для предотвращения распространения возбудителей желудочно-кишечных инфекций, передающихся водным путем и удаления хлорсодержащих соединений.


Выводы

  1. В результате многолетних исследований и скрининга противомикробной активности дикорастущих растений региона Астраханской области в сравнении с некоторыми аптечными формами растительного лекарственного сырья были обнаружены феномены избирательности антибактериальных свойств растительных компонентов в отношении условно-патогенных микроорганизмов, сапрофитных форм микроорганизмов окружающей среды и возбудителей некоторых хронических микобактериозов. Обнаружена высокая противомикробная активность растений флоры дельтовой части Волги и Волго-Ахтубинской поймы Астраханской области. Повышение активности дикорастущих растений природного комплекса Юга России (Астраханской области) заключается в накоплении повышенных концентраций противомикробных веществ и их комплексов в ответ на распространение микроорганизмов патогенной и условно-патогенной микрофлоры.
  2. Главным фактором накопления БАВ, в том числе веществ различного состава с противомикробными и биорегуляторными свойствами, является высокий уровень инсоляции, среднегодовых температур (особенно во время вегетации большинства изучаемых растений), почвенные особенности региона. Основой для формирования противомикробного барьера является эндемичность региона по таким заболеваниям, как туберкулез, лепра, клещевые риккетсиозы и вирусные этиологии. Определены особенности проявления механизмов растительной иммунной защиты от основных видов эндемичных микобактериозов.
  3. Охарактеризованы запасы и распространение некоторых наиболее перспективных для биотехнологии дикорастущих лекарственных растений региона, обладающих наиболее характерными особенностями природно-климатического комплекса территории Юга России. Отработаны требования к сбору, сохранению и контролю ценного растительного лекарственного сырья. Определены запасы растительного сырья некоторых дикорастущих лекарственных растений Астраханского и прилегающего регионов, которые достаточно распространенны в массивах Приволжских (Астраханских) песках: Цмин песчаный (Helichrysum arenarium (L.) Moench), Тысячелистник мелкоцветковый (Achillea micrantha M.B.) сем. Asteraceae, а распространение Солодки голой Glycyrrhiza glabra L. сем. Fabaceae является доминантным в некоторых изучаемых участках, что согласуется с мнением других авторов, запасы которой в некоторых районах дельты Волги и региона в целом неограниченны.
  4. Отработаны оригинальные методики экстрагирования противомикробных фракций, перспективные методы обработки и сохранения растительного сырья, изучен химический состав экстрагированных веществ, активность против микрофлоры окружающей среды основных химических компонентов отобранных растений. Созданы новые формы фитопрепаратов на основе компонентов противомикробных веществ, выделяемых из лекарственных растений Астраханского региона. Обоснованы вопросы использования фитокомпонентов лекарственных растений региона для разработки активных препаратов в комплексной терапии и перспективных направлениях современной биотехнологии.
  5. Раскрыты механизмы противомикробного действия растительных веществ, извлекаемых из растений различными разработанными методами выделения, таких как флавоноиды, терпеноиды, сесквитерпеноиды и др., некоторые гликозиды и их соединения, эфирные масла, фитонциды, лектиновые компоненты - фитолектины (в комплексе с гликопептидами). Обнаружены и обоснованы механизмы воздействия растительных лектинов на бактериальную клетку, разрушение и лизис надклеточных компонентов, а также инактивация фитолектинами бактерий путем связывания с антигенными детерминантами бактериальных клеток in vitro в культуре клеток бактерий и in vivo на экпериментальных животных.
  6. На основе предложенной технологии экстрагирования получены высокоактивные лектиновые фитокомпоненты, которые были использованы в изучении антибактериальных фитопрепаратов растений с противомикробным и иммунопротективным действием. Определено влияние растительных биокомпонентов на формирование и функционирование ряда микробных сообществ, сапрофитных, патогенных, условно - патогенных микроорганизмов в окружающей среде и в экспериментальных условиях.
  7. Проведены испытания фитопрепаратов из солодки (Glycyrrhiza glabra) и других изучаемых растений (Achillea micrantha, Helichrysum arenarium). В результате заражения М. leprae и M. tuberculosis H37Rv, стимулированных фитопрепаратами животных, отмечено достоверное повышение по сравнению с контролем функциональной активности перитонеальных макрофагов – миелопероксидазной системы (основной механизм иммунной защиты). Ряд положительных свойств, которыми обладают фитопрепараты, в том числе экстракт солодки «ГЛИЦИРФИТ», позволяют рекомендовать использование данного фитопрепарата в комплексной терапии туберкулеза и лепры, а полученные данные свидетельствуют о перспективности применения экстракта из корня солодки голой в комплексном лечении лепры с учетом дозы и длительности назначения препарата.
  8. Препарат солодки «ГЛИЦИРФИТ» показал положительные результаты при апробации его в качестве фитобиотика, способность наряду с пробиотиками к регулированию микробиоценоза кишечника, а в исследованиях влияния фитокомпонентов на сапрофитную и условно-патогенную микрофлору воды все экстракты растений способны к эколого-гигиеническому регулированию водной микрофлоры и улучшению качества питьевой воды.
  9. Лектины и лектиноподобные белковые комплексы некоторых растений семейства Fabaceae оказались способными к связыванию (адгезии) некоторых углеводсодержащих препаратов и наркотических метаболитов в эксперименте (в моче больных с передозировкой). Представлены и обоснованы механизмы противомикробной, адгезивной, иммуногенной, адаптивной способности созданных растительных препаратов.
  10. Разработаны фитокомпоненты для производства продуктов пищевого назначения (экстракт солодки «ГЛИЦИРФИТ» как консервирующая добавка к пище), для комплексной терапии некоторых микобактериозов в практике создания фармакологических форм противотуберкулезных, противолепрозных, противовирусных препаратов (фитокапли «ГЛИЦИРФИТ»), фитонаборов для микробной очистки воды, лечебно-косметических фитобальзамов оригинального состава и других косметических средств.
  11. Обоснованы повышенные уровни антимикробных веществ дикорастущих растений флоры Юга России и региона в связи с природными эколого-климатическими особенностями и использование биологически активных компонентов некоторых дикорастущих растений в биотехнологии создания противомикробных фитокомпонентов с биорегуляторными свойствами для производства перспективной фитопродукции и дальнейших научно-теоретических исследований в этой области.
  12. Коммерческие формы фитопрепаратов с антибактериальной активностью внедрены в практику некоторых специализированных лечебных учреждений и косметологических клиник. Проведено обоснование ботанической и биотехнологической роли дикорастущих растений флоры Юга России как источника ценных фитокомпонентов с противомикробными, иммунопротективными, дерматопротективными и другими биорегуляторными свойствами.

Список основных работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Сухенко Л.Т. Диагностические тест-системы на основе иммуноферментного метода при лепре. /Сухенко Л.Т., Дячина М.Н., Ющенко А.А., Ермолин Г.А. //ЖМЭИ, Москва, 1985, №1. - С. 64-68.
  2. Сухенко Л.Т. Синтез и противомикробная активность некоторых акрил-N-(нитрофенил) карбаматов /А.В. Великородов, Л.Т. Сухенко //Хим. фармацевтич. Журнал. 2001. N 4. -С.24-25.
  3. SukhenkoL.T. Synthesis and antimicobacterial activity of -substituted 3-aryl-5-nitromethyl-1,2,4-oxadiazoles /A.G. Tyrkov, L.T. Sukhenko //Pharm. Chem. J. 2002. Vol. 36. № 1. -P. 14-15.
  4. Сухенко Л.Т. Синтез и изучение антимикробной активности -замещенных
    З-арил-5-нитрометил-1,2,4-оксадиазолов /А. Г. Тырков, Л. Т. Сухенко //Хим. фармацевтич. журнал. 2002. - Т. 36, вып. 1. - С. 14-15.
  5. Сухенко Л.Т. Современное состояние акваресурсов Астраханской области и Северного Каспия /Л.Т. Сухенко, М.В. Лозовская, В.Г. Головин //Видовое разнообразие и динамика развития природных и производственных комплексов Нижней Волги (монография). В 2-х томах. Т. 1 Водная мелиорация, акваресурсы, экология, экономика и социальные отношения  //Сост. и ред.: А.А. Жилкин, В.П. Зволинский, Н.А. Черных. М.: Изд-во «Современные тетради», 2003.-С. 176-212.
  6. Сухенко Л.Т. Синтез и антимикробные свойства 3,5-дизамещенных изоксазолинов и изоксазолов, содержащих карбаматные группы /Великородов А.В., Сухенко Л.Т. //Химико-фармацевтический журнал, 2003. N 1.-С.24-26
  7. Сухенко Л.Т. Синтез и антимикробная активность замещенных гидразонов нитро 1,2,4-оксадиазол-5-карбальдегида /Тырков А.Г., Сухенко Л.Т. //Хим. фарм. журнал. 2004. Т.38. вып.7. -С.30-32.
  8. Sukhenko L.T. Synthesis and antimicrobacterial activity of substituted nitro-1,2,4-oxadiazole-5-carbaldehyde hydrazones /A.G. Tyrkov, L.T. Sukhenko //Pharm. Chem. J. 2004. Vol. 38. № 7. -P. 376-378.
  9. Сухенко Л. Т. Некоторые вопросы экологии внутренних водоемов г. Астрахани
    /Л. Т. Сухенко //Экологические системы и приборы: Москва 2005 N 9.-С.22-23
  10. Сухенко Л.Т. Изучение биологически активных веществ некоторых растений в условиях Астраханского региона /Л. Т. Сухенко //Вестник Московского Государственного Областного Университета, Серия «Естественные науки», №2, 2006. -С. 69-71.
  11. Сухенко Л.Т. Влияние экстрактов некоторых растений Астраханской области на клетки микобактерий туберкулеза /Г.Н. Назарова, Л.Т. Сухенко, А.К. Маслов //Вестник новых медицинских технологий. 2007. Т. XIV, №.4. С. 4445.
  12. Сухенко Л.Т. Предпосылки использования экстракта из корня солодки голой (GLYCYRRHIZA GLABRA) в терапии лепры /Г. Н. Назарова, Л.Т. Сухенко, А.К. Маслов, С.А. Лужнова //Вестник новых медицинских технологий : 2008. Т. XV, N 2. - С. 218-219.
  13. Сухенко Л.Т. Влияние экстракта из корня солодки на функциональную активность перитонеальных макрофагов мышей, зараженных внутрибрюшинно микобактериями туберкулеза /А.К. Маслов, Г.Н. Назарова, Л.Т. Сухенко //Вестник новых медицинских технологий: 2008. Том 15, N 4. -С. 212-213.
  14. Изучение микробиологической активности экстракта из Сальвинии плавающей /Абд-Эльнаби Али-Эльдин Мохамед, Йосеф Абдул - Хафез Иссам, Л.Т. Сухенко,
    М.А. Егоров //Естественные науки. №1 (30), 2010. С. 34-37.
  15. Сухенко Л.Т. Разработка фитопреператов «ГЛИЦИРФИТ» с противомикробной активностью на основе растений астраханского региона /Л.Т. Сухенко //Естественные науки. №3 (32). 2010. -С. 145-149.
  16. Сухенко Л.Т. Биологически активные вещества некоторых растений и механизмы их противомикробной активности /Л.Т Сухенко //Ж. Естественные науки. №3 (32). 2010. -С. 166-175.
  17. Сухенко Л.Т. Антибактериальная активность эфирного масла и спиртовых экстрактов аира болотного (Acorus calamus) и верблюжьей колючки (Alhagi pseudalhagi) собранных в Астраханской области /И.Й. Абдул-Хафез, М.А. Егоров и Л.Т. Сухенко //Вестник Алтайского государственного аграрного университета № 3 (77), 2011. -С. 50-54.
  18. Сухенко Л.Т. Перспективы выделения противомикробных биологически активных веществ из некоторых дикорастущих растений астраханской области /Л.Т.Сухенко //Вестник оренбургского государственного университета, № 4, 2011. -С.56-62.
  19. Сухенко Л.Т. Усиление активности перитонеальных макрофагов мышей, зараженных Mycobacterium tuberculosis H37Rv, леченных препаратом «ГЛИЦИРФИТ» из Glycyrrhiza glabra / Л.Т. Сухенко //Естественные науки. № 2 (35) 2011. -С. 172-174.
  20. L.T. Sykhenko. Use of artificial antigens wits M. Leprae - PG L-1 propertiess for the studies in leprosy /L.T. Sykhenko //International J. Leprosy, 1998, V. 57, N1.-Р. 23-26.
  21. СухенкоЛ.Т. 3-Арил-5-нитрометил-1,2,4-оксадиазолы – новые эффективные агенты против стафилококков /Тырков А.Г., Сухенко Л.Т., Пащенко К.П. //Эколого-биологические проблемы Волжского региона и Северного Прикаспия. Материалы II Всероссийской научной конф. Астрахань. 1999. -С. 15-16.
  22. Сухенко Л.Т. Сравнительная бактерицидная активность некоторых растений дикорастущей флоры Астраханской области /Сухенко Л.Т., Иванова Н.А., Великородов А.В., Ноздрачев В.Я., Пилипенко В.Н. //Эколого-биологические проблемы Волжского региона и Северного Прикаспия. Материалы III Всерос. научн. конф. АГПУ. Астрахань. 2000. -С. 207-208.
  23. Сухенко Л.Т., Изучение антимикробных свойств некоторых растений Астраханской флоры //Ж. Естественные науки. 2001 №3.-.С.83-86.
  24. Сухенко Л.Т. Некоторые вопросы экологии внутренних водоемов г. Астрахани
    / Сухенко Л.Т., Пучков М.Ю. //Сб. Проблемы строительства, инженерного обеспечения и экологии городов. Ч.1, Пенза, 2001.-С. 41-43.
  25. Velicorodov A.V., Tyrkov A.G., Suhenko L.T. Studing of antimicrobic activity of Some azoles. //Ж. Естественные науки. 2002. №5. - С.99-101.
  26. Сухенко Л.Т. Сравнение бактерицидных свойств некоторых растений Астраханского региона/Л.Т. Сухенко //Сб. статей Фитопатогенные бактерии. Фитонцидология. Аллелопатия, Киев, 2005, С. 88-89.
  27. Сухенко Л.Т. Изучение механизмов противомикробной активности растений Астраханской флоры /Л.Т. Сухенко, Г.Н. Назарова, Н.В. Бовин //Ж. Естественные науки.– № 4(13). 2005. – С. 13-24.
  28. Сухенко Л.Т. Аллелопатические признаки лектиноподобных белков растений Астраханского региона /Л.Т.Сухенко, Г.Н.Назарова, А.В.Ковалева //Алелопатiя та счасна бiологiя: Материалы. междунар. науч. конф. Киев. 2006. – С. 131-138.
  29. Сухенко Л.Т. Разработка фитопрепаратов «ГЛИЦИРФИТ» с противотуберкулезной активностью /Л.Т. Сухенко, М.А. Егоров, В.Я. Ноздрачев, Г.Н. Назарова, А.В. Ковалева //Биоресурсы, биотехнологии, экологическое развитие регионов юга России: Материалы докл. Междунар. конф. Сочи. 2007. – С. 71-75.
  30. Сухенко Л.Т. Сырьевые запасы некоторых лекарственных растений Прикаспийского региона Астраханской области /В.Я. Ноздрачев, Л.Т. Сухенко //Мат. 1й межд. конф. по изменениям среды Каспийского региона, Балбосар, Иран, 24-25 августа 2008.- С. 21-25.
  31. Сухенко Л.Т. Распространение и запасы сырья некоторых лекарственных растений Астраханского региона /Сухенко Л.Т., Ноздрачев В.Я., Блинников В.В., Морикова З.В., Астафьева О.В. //Мат. межд. конф. «Биоресурсы биотехнологии, экологического безопасного развития регионов Юга России». Сочи. 2000.- С. 71-75.
  32. Сухенко Л.Т. Возможности применения препаратов из растений в комплексном лечении лепры /Г.Н.Назарова, А.К.Маслов, С.А.Лужнова, Л.Т.Сухенко //Материалы Междунар. науч.–практ. конф., посвященной 60-летию института и 85-летию противолепрозной службы России. Астрахань, 2008. – С. 136-140.
  33. Сухенко Л.Т. Антимикробная активность замещенных 5-динитрометил-3-фенил (метил)-1,2,4-оксадиазолов/Тырков А.Г., Сухенко Л.Т., Шевцова И.А //Материалы Всероссийской научной конференции «Фундаментальные и прикладные проблемы современной химии и материаловедения». Махачкала. 2008. -С. 40-42.
  34. Сухенко Л.Т. Биотехнология поэтапной очистки питьевой воды в условиях Астраханской области /Сухенко Л.Т., Егоров М.А., Морикова З.В., Блинников В.В., Астафьева О.В. //Биотехнология. Вода и пищевые продукты, 2008, Москва. -С.290-291.
  35. Сухенко Л. Т. Биотехнология очистки питьевой воды в условиях Астраханской области /Сухенко Л.Т. Материалы 10 Международной науч. конф. посвящ. 450-летию Астрахани. Эколого-биологические проблемы Бассейна Каспийского моря и водоемов внутреннего стока Евразии, Астрахань 25-30 апреля 2008. - С.382-384.
  36. Сухенко Л.Т. Развитие морфологических характеристик и химического состава растений в экологических условиях Астраханской области /Л.Т. Сухенко, Э.Г. Даулова. //Мат. научной конференции «Биотехнологические процессы в народном хозяйстве». Астрахань,15-16 апреля 2008. – С. 88-90
  37. Сухенко Л.Т. Перспективы микробиологической очистки питьевой воды в условиях Астраханской области /Сухенко Л.Т. //ВОДА. Химия и экология. 2008. №2.-С. 44-46
  38. L.T. Sukhenko. The Biotechnology of Phased Drinking Water Purification in the Conditions of Astrakhan Region /L.T. Sukhenko //In: Biotechnology, Biodegradation, Water and Foodstuffs. 2009.-Р.143-145.
  39. Сухенко Л.Т. Биологически активные вещества некоторых растений и механизмы противомикробной активности /Сухенко Л.Т. //Ж. Биологические исследования. Астрахань, 2009, №1 (1). - С. 13-17.
  40. Сухенко Л.Т., Егоров М.А., Ноздрачев В.Я., Блинников В.В., Назарова Г.Н., Сухенко О.В. Изучение противомикробных свойств растений Астраханской области и создание компонентов препаратов на их основе. Заключительный научн.-техн. отчет по НИОКР, рег.№0120, 0710615, ИК №0220.0 900055, код ВНТИЦ 194000 047 0309, 15.01.2009. 84 с. (депонир.).
  41. Сухенко Л.Т. Антибактериальные свойства эфирных масел и экстрактов некоторых растений Астраханской области /И.Й. Абдул-Хафиз, М.А. Егоров и Л.Т. Сухенко //Экокультура и фитобиотехнологии улучшения качества жизни на Каспии. Мат. межд. конф. с элементами научной школы для молодежи, Астрахань, издательский дом «Астраханский университет», 7 – 10 декабря 2010. – С. 316-318.
  42. Сухенко Л.Т. Фитотехнология применения растительных экстрактов для санитарно-экологической очистки воды /О.В. Астрафьева, Л.Т. Сухенко. //Экокультура и фитобиотехнологии улучшения качества жизни на Каспии. Мат. межд. конф. с элементами научной школы для молодежи, Астрахань, издательский дом «Астраханский университет, 7-10 декабря 2010.- С. 321-323.
  43. Sukhenko L.T. 4th Congress of European Microbiologists « Activity increase of peritoneal macrophages in mice infected with M.tuberculosis H37Rv, treated with preparation from Glycyrrhiza glabra root» /Sukhenko L.T., Egorov M.A. //Geneva, Switzerland, June 26-30, 2011, 251р.
  44. Sukhenko Lyudmila. The Aktivity Increase of the Peritoneal Macrophages of the Mise, infected with M. tuberculosis H37Rv, treated with the preparation “GLYCYRFIT” from Glycyrrhiza glabra /Sukhenko Lyudmila. //Efektivni nastroje modernich Ved -2011, Praha, Publishing House “Education and Science” s.r.o, 2011.- Р. 53-56.
  45. Sukhenko L. The Aktivity Increase of the Peritoneal Macrophages of the Mise, infected with M. tuberculosis H37Rv, treated with the preparation “GLYCYRFIT” from Glycyrrhiza glabra /Sukhenko L. //Материал VII Международной научно-практической конференции «Новината занапреднали наука – 2011» 17-25 май, 2011, том 20, София «БялГРАД-БГ» ООД 2011.-С.14-17.
  46. Сухенко Л.Т. Биотехнология создания новых противомикробных фитопрепаратов для пищевых, косметических и экологических целей /Сухенко Л.Т. //Настоящее и будущее биотехнологии в решении проблем экологии, медицины, сельского, лесного хозяйства и промышленности. Сб. науч. трудов науч.-практич. семинара, УГУ, Ульяновск, 2011. –С.162-166.
  47. Сухенко Л.Т. Фитобальзам «ИНСОФИТ» для регенерации кожи. /Сухенко Л.Т. (RU), Касаткина Н.В. (RU), Егоров М.А. (RU), Сухенко О.В. (RU) //Патент на изобретение № 2369377 от 29.07.2008. Российская Федерация. Заявка №2008130975 от 29.07.2008, опубликовано 2009. Зарегистрировано в Государственном реестре изобретений Российской Федерации 10.10.2009. Заявитель и патентообладатель: Сухенко Людмила Тимофеевна (RU).
  48. Сухенко Л.Т. Экстракт солодки голой, обладающий противотуберкулезной активностью. /Сухенко Л.Т. (RU), Назарова Г.Н. (RU), Урляпова Н.Г. (RU) //Пат. № 2362577 от 18.05.2007, Российская Федерация МПК А61К36/00. Заявка №2007118573 от 18.05.2007. Бюлл. Открытия. Изобретения, 2009. Зарегистрировано в Государственном реестре изобретений Российской Федерации 27.07.2009. Заявители и правообладатели: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Астраханский государственный университет» (АГУ) (RU), Общество с ограниченной ответственностью Научно-производственное предприятие «ГЛИЦИР-ФИТ» (ООО НПП «ГЛИЦИР-ФИТ») (RU).
  49. Сухенко Л.Т. Способ получения экстракта, обладающего противолепрозной активностью /Сухенко Л.Т. (RU), Назарова Г.Н. (RU), Маслов А.К. (RU) //Пат №241111 от 29.07.2009. Заявка № 2009128324 от 21.07.2009. Зарегистрировано в Государственном реестре изобретений РФ 27.01.2011. Патентообладатель: Федеральное государственное учреждение «Научно-исследовательский институт по изучению лепры» Федерального агенства по здравоохранению и соцразвитию (RU).
  50. Сухенко Л.Т. Способ получения искусственных антигенов /Бовин Н.В., Байрамова Н.Э., Сухенко Л.Т., Ющенко А.А. //Пат. №16142202 (СССР). Опубликовано в ж. Открытия, изобретения. 1990, №46, с. 256. Патентообладатель Институт биоорганической химии РАН (ИБХ РАН) (RU).

Заказ № 2528. Тираж 100 экз.

Уч.-изд.-л. 3,1. Усл.-печ. л. 2,9.

Издательский дом «Астраханский университет»

414056, г. Астрахань, ул. Татищева, 20

Тел. (8512) 48-53-47 (отдел маркетинга), 48-53-45 (магазин),

48-53-44, факс: (8512) 48-53-46.

E-mail: asupress@yandex.ru




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.