WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Якутин Михаил Владимирович 

БИОМАССА МИКРООРГАНИЗМОВ на ранних стадиях

суббореального и бореального почвообразования

Специальность 03.02.13 – почвоведение

Автореферат

диссертация на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Новосибирск – 2011

Работа выполнена в лаборатории биогеоценологии Института почвоведения и агрохимии СО РАН

Официальные оппоненты:

доктор биологических наук, профессор

Наплекова Надежда Николаевна;

доктор сельскохозяйственных наук, профессор

Чимитдоржиева Галина Доржиевна

доктор биологических наук, профессор

Кулижский Сергей Павлинович

Ведущая организация: Сибирский научно-исследовательский институт

  земледелия и химизации сельского хозяйства РАСХН

Защита состоится 17 февраля 2011 года в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 003.013.01 при Институте почвоведения и агрохимии СО РАН по адресу 630099, г. Новосибирск, ул. Советская, д. 18, ИПА СО РАН.  Тел./факс 8(383)222-76-52.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института почвоведения и агрохимии СО РАН.

Автореферат разослан «__»  _________ 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор биологических наук  Якименко В.Н.

Актуальность исследования. Актуальность исследования ранних стадий почвообразования и процессов, происходящих на этих стадиях, бесспорна из-за усиливающегося техногенного пресса, в результате чего в ряде случаев происходит полное уничтожение экосистем и почв, на месте которых начинаются процессы развития молодых почв и формирования молодых экосистем на разнообразных почвообразующих субстратах. Помимо антропогенно перемещенных пород, которые становятся почвообразующими субстратами, образование молодых почв может происходить в процессе самозарастания подвижных песков, формирования почв в поймах рек и обсыхающих озер, формирования горных почв на территориях, освободившихся после отступления ледников.

Масса почвенных микроорганизмов составляет незначительную часть и от массы растительного опада, поступающего на разложение, и от общей массы почвенного органического вещества (0,27–4,8% общего углерода почвы [Anderson, Domsch, 1980]), Но через почвенную микробобиомассу проходит основная часть разлагающегося растительного и животного опада. Таким образом, почвенные микроорганизмы – это главный агент деструкции органического вещества и формирования гумуса.

Изучению почвенной микробной биомассы посвящено значительное количество исследований в России и за рубежом. Однако до настоящего времени основные особенности процесса формирования биомассы микроорганизмов на ранних стадиях суббореального и бореального почвообразования, изменение доли микробобиомассы в Сорг и характеристики метаболической активности почвенной микробной биомассы в этих условиях изучены лишь фрагментарно.

Цель исследования: Установить закономерности формирования и функционирования биомассы почвенных микроорганизмов на ранних стадиях суббореального и бореального почвообразования.

В задачи исследования входило:

1. Исследовать особенности процесса формирования запасов почвенной микробной биомассы и закономерности изменения ее метаболической активности в процессе разложения корневого материала травянистой растительности на ранних стадиях почвообразования.

2. Определить характер динамики почвенной микробобиомассы и особенности ее функционирования при моделировании различных режимов биологического круговорота.

3. Исследовать процесс гумусонакопления на первых этапах
почвообразования в связи с процессом формирования запаса почвенной микробной биомассы.

4. Выявить особенности функционирования почвенной микробной биомассы в процессе развития молодых почв по зональному типу.

5. Изучить динамику микробной биомассы и ее метаболической активности в процессе развития и эволюции интразональных почв, формирующихся на засоленных почвообразующих субстратах в пойме обсыхающего соленого озера, в поймах рек, на моренах отступающих ледников.

Научная новизна. В многолетних опытах получены количественные оценки процесса формирования запасов почвенной микробной биомассы и Сорг при разложении корневого материала травянистой растительнос­ти на ранних стадиях почвообразования. Установлено, что поступление в молодую почву больших масс корневого материала приводит к ускорению роста запасов микробоби­омассы и показателей ее метаболической активности, при этом рост показателей метаболической активности опережает рост самой микробобиомассы. Показано, что скорость гумусонакопления находится в прямой зависимости от массы корнево­го материала, поступающего на разложение.

Оценены количественные характеристики процесса формирования запасов С- и N-микробной биомассы на ранних стадиях почвообразования. Установлено, что скорость накопления запасов микробобиомас­сы в молодых почвах значительно выше скорости накопления запасов почвенного органического вещества.

При моделировании различных режимов биологического круговорота впервые в условиях многолетнего лабораторного опыта показано, что определяющим фактором накопления и снижения запасов микробобио­массы и показателей ее метаболической активности, является поступление в субстрат корневого материала на разложение.

Выявлено, что стадии эволюции комплекса микроорганизмов в молодых зональных и интразональных почвах связаны со стадиями развития фитоценозов и с конкретными условиями почвообразования. Впервые показано, что наибольшее влияние этих условий проявляется на первых этапах развития почв.

Установлено, что концентрация солей в профиле молодой почвы и этап рассоления этого профиля определяют характер растительности, скорость накопления запасов Сорг, содержание микробобиомассы и уровень ее метаболической активности.

При изучении процесса эволюции пойменных почв впервые показано, что функциональные перестройки комплекса почвенных микроорганизмов в процессе почвообразования являются ответом на изменение гидротермического режима, окислительно-восстановительных условий и качественного состава органического вещества, поступающего в почву на разложение.

Научная и практическая значимость. Проведенные исследования вносят существенный вклад в теорию почвообразования, позволяют оценить долю активной части почвенного органического вещества, представленной биомассой почвенных микроорганизмов, в общем запасе Cорг на ранних стадиях суббореального и бореального почвообразования. Данные, полученные в процессе выполнения работы, являются научной основой для осуществления комплексного экологического мониторинга молодых почв и позволяют оценить стадии формирования основного компонента деструкционного звена биологического круговорота в процессе развития молодых зональных и интразональных почв. Результаты исследований могут использоваться в процессе обучения студентов по специальности почвоведение.

Защищаемые положения.

  1. В процессе формирования молодых почв при увеличении запасов микробной биомассы доля углерода микробобиомассы в общем фонде Сорг снижается.
  2. Рост биомассы микроорганизмов в процессе развития молодых почв сопровождается увеличением ее общей метаболической активности при снижении уровня удельной метаболической активности.
  3. Особенности формирования запасов биомассы микроорганизмов и ее метаболическая активность на ранних стадиях развития почв определяются конкретными эдафическими условиями.

Апробация работы. Материалы диссертации докладывались и обсуждались на Международных и Всероссийских конференциях: «Эколого-экономические основы безопасной жизнедеятельности» (Новосибирск, 1993), «Современные проблемы геодезии и оптики» (Новосибирск, 1998, 2003, 2005), «Biodiversity and dynamics of ecosystems in North Eurasia» (Новосибирск, 2000), «Эмиссия и сток парниковых газов на территории Северной Евразии» (Пущино, 2000), «Природные условия, история и культура Западной Монголии и сопредельных регионов» (Монголия, Ховд, 2001, 2003; Кызыл, 2005; Монголия, Ховд, 2009), «The continental carbon cycle» (Португалия, Лиссабон, 2003), «Биоресурсы и природопользование в Ханты-Мансийском автономном округе: проблемы и решения» (Сургут, 2006); Убсунурских Международных симпозиумах (Кызыл, 1997, 2000), III и IV съездах Докучаевского общества почвоведов (Суздаль, 2000; Новосибирск, 2004), Международных научных конгрессах «ГЕО-Сибирь» (Новосибирск, 2005–2009), Экологическом семинаре «Социально-экономические и технические проблемы экологии Сибирского региона» (Новосибирск, 2002).

Отдельные разделы работы были поддержаны грантами РФФИ: 93-04-20171, 96-07-89486, 97-04-49337, 99-04-49983, 00-04-49487, 03-04-49674; и Швейцарского национального научного фонда (SNSF): PI0I2-106827.

Публикации. По материалам диссертационной работы опубликована 91 научная работа, в том числе 10 статей в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК РФ.

Личный вклад автора. Автором осуществлялась постановка проблемы и методическая разработка путей ее решения, планирование и проведение полевых исследований, обработка, систематизация и интерпретация полученных данных, апробация и публикация результатов. Все полевые и лабораторные опыты проводились самим автором или при его непосредственном участии. Фактический материал собран автором за 20 лет проведения стационарных опытов и экспедиционных обследований разновозрастных почв в суббореальном и бореальном поясах Евразии.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, 7 глав, заключения, выводов и списка литературы. Общий объем составляет 356 страниц машинописного текста, включая 22 таблицы и 76 рисунков. Список литературы содержит 407 работ, в том числе 138 на иностранных языках.

Глава 1. Почвообразование и биомасса микроорганизмов

Обзор литературных материалов свидетельствует, что среди факторов почвообразования именно биоту многие исследователи считают важнейшим. Без воздействия организмов на верхние горизонты земной коры не может существовать почвообразовательный процесс и формироваться почвенное плодородие [Ковда, 1973]. Формирование почв всегда происходит при взаимодействии двух групп факторов зональных (биоклиматических) и азональных (геолого-геоморфологических) [Розов, Строганова, 1979; Ливеровский, 1987].

Биологический круговорот веществ является важнейшим компонентом любого почвообразовательного процесса [Герасимов, 1976]. Поступающая в почву огромная масса органического вещества растительного и животного происхождения трансформируется в детритном блоке. Основная масса опада минерализуется. Некоторая его часть в ряде экосистем подвергается консервации, а в среднем около 6% – гумификации [Кобак, 1988]. Основная роль в разложении органического вещества в почве принадлежит почвенным микроорганизмам. Ими трансформируется не менее 85% всего органического вещества, поступающего в почву [Тейт, 1991; Демкина и др., 1992], причем от 0,1 до 7,2% углерода растительных остатков включается в микробную биомассу [Kassim et al., 1982]. В биомассе микроорганизмов содержится в среднем около 2,5% (от 0,27 до 4,8%) общего углерода почвы [Anderson, Domsch, 1980].

Развитие почвы – это процесс ее формирования из материнской породы [Захаров, 1927]. Известно, что почвообразующий субстрат, вышедший на дневную поверхность, уже заселен микроорганизмами, и формирование деструкционного звена биологического круговорота происходит на инициальной стадии почвообразования быстрыми темпами. В процессе развития молодых почв одновременно с формированием продукционного и деструкционного звеньев биологического круговорота происходит ускоренное накопление запасов почвенного органического вещества [Гумусообразование в техногенных экосистемах…, 1986; Экология и рекультивация..., 1992; Сукцессии и биологический круговорот, 1993].

В целом, анализ литературных данных показал, что процесс разложения органического вещества, накопление запасов биомассы почвенных микроорганизмов и изменение характеристик ее метаболической активности на ранних стадиях почвообразования изучен довольно слабо, что обусловливает необходимость проведения исследований в этом направлении.

Глава 2. Принципы, объекты и методы исследования

Принципиальным в данном исследовании было положение о том, что биомасса почвенных микроорганизмов – это основа деструкционного звена биологического круговорота, тесно связанная с продукционным звеном биологического круговорота [Тейт, 1991]. Поэтому там, где это было возможно, функционирование почвенной микробной биомассы изучалось в связи с продукционными процессами в молодых экосистемах.

При выборе объектов исследования важным было положение о том, что развитие почв происходит по зональному или интразональному типу, и сформировавшиеся зрелые почвы являются терминальной стадией развития молодых почв [Гумусообразование в техногенных экосистемах…, 1986; Экология и рекультивация..., 1992]. При классификации молодых почв мы придерживались принципов, разработанных в ИПА СО РАН [Курачев, Андроханов, 2002]. Почва на инициальной стадии развития (I стадия) определялась как эмбриозем инициальный. В процессе последующего развития молодые почвы проходят стадию простых растительных группировок (II стадия) и стадию сложных растительных группировок (III стадия). Все почвообразующие субстраты были нетоксичны.

Выбор объектов исследования был определен задачами исследования: 1) Формирование запасов почвенной микробной биомассы в связи с процессом гумусонакопления в процессе разложения корневого материала травянистой растительности изучалось в многолетних модельных опытах.

2) Динамика почвенной микробобиомассы и особенности ее функционирования при моделировании различных режимов биологического круговорота изучалась в контролируемых условиях многолетнего лабораторного опыта.

3) В качестве объекта для изучения процесса почвообразования в подзоне северной тайги был выбран ряд самозарастающих разновозрастных песчаных карьеров в окрестностях города Ноябрьска Тюменской области.

4) В качестве объекта для изучения процесса почвообразования в подзоне сухих степей был выбран ряд молодых почв на самозарастающей песчаной гряде Цугер-Элисс в Убсунурской котловине (Республика Тыва).

5) Для изучения процессов почвообразования на засоленных почвообразующих субстратах были выбраны две серии объектов: 1) Сформировавшиеся почвы солонцово-солончакового комплекса изучались в Восточной Барабе (в Чулымском районе Новосибирской области); 2) Молодые по возрасту почвы (с возрастом 0-80 лет) изучались на территории обсыхающего Юдинского плеса озера Чаны.

6) Объектами для исследования процессов почвообразования в поймах рек стал ряд разновозрастных аллювиальных почв в пойме Средней Оби в Кожевниковском районе Томской области.

7) Молодые почвы, формирующиеся на моренах отступающих ледников, изучались в Центральных Альпах в поясе горных подзолистых почв.

Отбор образцов почвы и почвообразующего субстрата для анализа проводился общепринятым методом [Методы почвенной микробиологии и биохимии, 1991]. В образцах почв определялось содержание Сорг мокрым сжиганием по Тюрину, Nобщ методом Кьельдаля и полевая влажность. В засоленных почвах проводился анализ водной вытяжки: определение рН водной вытяжки проводилось с помощью рН-метра, определение хлорид-ионов проводилось аргентометрическим методом по Мору, содержание сульфат-ионов – весовым методом, определение натрия, калия, кальция и магния – пламеннофотометрическим методом [Аринушкина, 1970]. В исследованиях, выполнявшихся в Швейцарских Альпах, Сорг определяли с использованием многофазного определителя углерода (Модель RC-412, LECO, St. Joseph, MI, USA).

Анализ запасов растительного вещества проводился по стандартной методике [Методы изучения биологического круговорота…, 1978].

Углерод биомассы почвенных микроорганизмов (С-биомассы) определялся методом фумигации-инкубации [Jenkinson, Powlson, 1976] в молодых почвах с низкими значениями С-биомассы в модификации [Schnurer, Clarholm, Rosswall, 1985; Voroney, Paul, 1984], в зрелых почвах – в модификации [Schinner et. al., 1996], в почвах, характеризующихся низкими значениями рН (подзолистые почвы в северной тайге) – в модификации [Ross, Tate, 1993]. В исследованиях, проведенных в Швейцарских Альпах, С-биомассы определялся по методу СИД (субстрат индуцированное дыхание) [Anderson, Domsch, 1978] в модификации Ананьевой Н.Д. [2003]. Содержание азота в микробной биомассе (N-биомассы) определяли методом фумигации-экстракции [Jenkinson, Powlson, 1976] в модификации [Jackson et. al., 1988].

Оценка особенностей функционирования почвенной микробобиомассы возможна только при определении величин, характеризующих ее метаболическую активность. На настоящий момент не существует универсального показателя метаболической активности [Звягинцев, 1978]. Поэтому в данном исследовании определялось сразу несколько показателей, прямо или косвенно характеризующих метаболическую активность микробобиомассы. Изученные показатели условно можно разделить на 2 группы: показатели уровня общей метаболической активности комплекса микроорганизмов почвы (дыхательная активность, потенциальная нитрогеназная активность и величина активной биомассы) и показатели удельной метаболической активности (метаболический коэффициент, удельная потенциальная нитрогеназная активность на единицу С-биомассы и доля активной биомассы в общей биомассе).

Величина активной биомассы определялась по методу [Van de Werf,  Verstraete, 1987]. Дыхательная активность определялась в инкубационном эксперименте в модификации [Клевенская и др., 1985а], базальное дыхание – в модификации [Schinner et. al., 1996; Ананьева, 2003]. Потенциальная нитрогеназная активность определялась ацетиленовым методом [Умаров,  1976].

Вычислялись также показатели удельной активности микробобиомассы: доля активной биомассы в ее общем запасе (%) [Van de Werf, Verstraete, 1987] и метаболический коэффициент qCO2, как отношение величины С-СО2, выделившегося из почвы за 1 час к величине С-биомассы микроорганизмов (мкг С-СО2/г С биомассы в час) [Anderson, Domsch, 1985]. Доля углерода микробной биомассы (С-биомассы) в общем содержании органического углерода рассматривается как индикатор доступности субстрата для почвенных микроорганизмов [Anderson, Domsch, 1989].

Статистическая обработка результатов проводилась методами вариационного, дисперсионного и корреляционного анализов [Плохинский, 1970; Сорокин, 2004].

Глава 3. Почвообразование в опытных условиях и функционирование биомассы микроорганизмов

3.1. Формирование биомассы почвенных микроорганизмов в условиях полевого модельного опыта

Проведенные нами исследования показали, что процесс формирования запасов почвенной микробной биомассы на первых этапах почвообразования тесно связан с процессами разложения растительного вещества и формирования запасов гумуса молодых почв. Для изучения этих процессов были заложены многолетние модельные опыты: полевой и лабораторный.

В 1 варианте полевого опыта в низкоуглеродный суглинок высевался костер безостый (Bromus inermis Leyss.); 2 вариант – опытный субстрат перед закладкой перемешивался с корнями луговой растительности; 3 вариант – то же, что и 2 вариант, но в площадки высевался костер безостый; контролем служил низкоуглеродный суглинок без всяких добавок. Схема полевого опыта приведена в таблице 1. Костер безостый высевался в площадки 1 и 3 вариантов ежегодно весной, а осенью надземная фитомасса костра срезалась, высушивалась и взвешивалась, дернина разрывалась и опытный субстрат во всех площадках перемешивался.

Таблица 1. Схема многолетнего полевого опыта.

Годы опыта

Ежегодное внесение корней (г на площадку)

1 вариант

2 вариант

3 вариант

Контроль

1990–1991

0

90

90

0

1992–2002

0

100

100

0

2003

0

50

50

0

Прирост корней костра за сезон оценивался в первый год опыта методом отмывки на ситах всей массы опытного субстрата из 5 площадок 1 варианта опыта и составил 23 г сухого вещества на 1 площадку (207 г/м2). В последующие годы прирост корней костра в 1 и 3 вариантах опыта рассчитывался пропорционально приросту надземной фитомассы. Скорость разложения оценивалась по потере веса корневого материала ежегодно весной методом отмывки на ситах опытного субстрата из 5 произвольно выбранных площадок каждого варианта. В 1 и 3 вариантах опыта кроме корневого материала растений разложению подвергались корневые экссудаты и ризодепозиты костра безостого. Считалось, что их масса составляет 30% от сухой массы живых корней [Martin, 1977; Лэдд, Мартин, 1989; Johansson, 1992 и др.].

Образцы опытного субстрата отбирались каждый год весной и осенью в пятикратной повторности одновременно с образцами зональной серой лесной почвы под разнотравно-злаковым лугом [Якутин, Дубинин, 2005]. Эта почва рассматривалась в качестве терминальной стадии развития молодых почв в полевом опыте. Опыт продолжался 14 лет.

Было установлено, что существует прямая зависимость между поступлением корневого материала в молодую почву и его разложением. Причем на этот процесс не оказывают заметного влияния вид разлагающегося корневого материала и присутствие живых растений костра. В модельных условиях опыта скорость накопления запасов Сорг определяется исключительно количеством корневого материала, поступающего на разложение в опытный субстрат. Количество закрепившегося Сорг при разложении растительных остатков от поступившего с растительными остатками углерода, выраженное в процентах (коэффициент гумификации) составило в разных вариантах опыта 59-84% в год, что в 2-3 раза выше, чем в исследованиях, проведенных ранее в молодых почвах самозарастающих разновозрастных отвалов КАТЭКа [Афанасьев, 1993]. Таким образом, в модельных условиях полевого опыта поддержание оптимального для разложения растительного вещества режима влажности и внесение большой массы корней приводит к резкому увеличению скорости накопления запасов Сорг.

К концу 2003 года (через 14 лет после начала опыта) содержание С-биомассы по сравнению с уровнем исходного субстрата в молодой почве 1 варианта увеличилось в 9 раз, в молодой почве 2 варианта – в 22 раза, а в молодой почве 3 варианта – в 30 раз (Рис. 1). Следовательно, при разложении корневого материала в молодых почвах наблюдается рост концентрации микробобиомассы. Скорость увеличения запасов С-биомассы микроорганизмов определяется в первую очередь количеством поступающего на разложение органического вещества.

НСР(5%)=2,5

Рис. 1. Динамика С-биомассы (мг С/100 г почвы) в различных вариантах полевого опыта и аппроксимирующие кривые зависимостей С-биомассы от времени ((у(к), х- - контроль; у(1), - - -  - 1 вариант; у(2), - -   - 2 вариант; у(3), - 3 вариант; y(ЗП), —— - зональная почва))

Скорость, с которой запас почвенной микробобиомассы в молодых почвах из 2 и 3 вариантов опыта приближается к уровню зональной почвы – терминальной стадии своего развития – оказалась примерно в 3 раза выше, чем скорость, с которой величина запаса Сорг в этих почвах приближается к уровню зональной почвы. Из этого можно сделать вывод, что накопление запасов почвенной микробобиомассы (активной части почвенного органического вещества) на начальной стадии развития молодых почв идет значительно быстрее, чем накопление общих запасов Сорг.

С увеличением возраста молодых почв в различных вариантах опыта пнаблюдается рост показателей общей метаболической активности микробобиомассы (дыхательная активность, потенциальная нитрогеназная активность  и величина активной биомассы) и уменьшение ее удельной метаболической активности (метаболический коэффициент, удельная потенциальная нитрогеназная активность на единицу С-биомассы и доля активной биомассы). В условиях поступления в молодые почвы 2 и 3 вариантов опыта на разложение больших масс корневого материала происходит значительное ускорение роста показателей общей метаболической активности микробобиомассы. При увеличении общей микробобиомассы в процессе развития молодой почвы доля активной биомассы в ее общей массе и удельная метаболическая активность этой биомассы снижаются.

При построении баланса органического углерода для различных вариантов опыта учитывались начальные и конечные запасы Сорг в опытном субстрате (в том числе С-биомассы микроорганизмов), конечные запасы растительного вещества, приходные и расходные статьи (Табл. 2).

Таблица 2. Гумификация,  иммобилизация и минерализация поступающего органического углерода в различных вариантах полевого опыта к июню 1991 г. и к маю 1994 г. (% от массы потерь углерода из растительного вещества)

Поступление углерода из корней

Вариант 1

Вариант 2

Вариант 3

Июнь 1991

Май 1994

Июнь 1991

Май 1994

Июнь 1991

Май 1994

В Сорг

В С-биомассы микроорганизмов

Минерализация до СО2

> 100

38

5

57

34

5

61

80

3

17

52

5

43

65

3

32

Всего:

100

100

100

100

100

При разложении растительного органического вещества часть углерода минерализуется до СО2, а часть закрепляется в микробной биомассе и в гумусе. Доля углерода растительного вещества, переходящая в С-микробобиомассы составляет от 3 до 5% для различных вариантов к концу 1 и концу 4 года опыта.

Таким образом, на ранних стадиях почвообразования происходит ускоренное формирование запасов почвенного органического вещества в первую очередь за счет снижения интенсивности процесса минерализации разлагающегося растительного органического вещества и увеличения темпов процесса гумификации (закрепления Сорг).

3.2. Функционирование биомассы почвенных микроорганизмов

в условиях моделирования различных режимов биологического

круговорота

Использование в модельном лабораторном опыте в условиях комнатной температуры и постоянной влажности двух субстратов  (черноземно-луговая почва и покровный низкоуглеродный суглинок) и внесение или невнесение корней как единственного источника органического вещества, позволили смоделировать три режима биологического круговорота (Табл. 3). В качественном отношении корневой материал в лабораторном опыте был такой же, как и в полевом опыте, и схема лабораторного была подобна схеме полевого опыта [Якутин, 1997].

Таблица 3. Схема многолетнего лабораторного опыта.

Вариант

Моделируемый  режим  биологического круговорота

Субстрат

Масса корней (г / сосуд)

При закладке опыта 

Ежегодное внесение

1

Периодический

почва

12

10

2

Переходный с потерями

почва

7,5

0

3

Переходный с накоплением

суглинок

5

10

4

Переходный с потерями

суглинок

0

0

Через 4,5 года с момента закладки опыта уровень микробобиомассы составлял в молодой почве 3 варианта 37,5% от уровня С-биомассы в почве 1 варианта (терминальной стадии развития этой молодой почвы), а уровень С- биомассы в эмбриоземе инициальном 4 варианта (терминальной стадии развития почвы 2 варианта) составлял 16,3% от уровня данного показателя в почве 2 варианта (Рис. 2). Следовательно, скорость увеличения содержания микробобиомассы в почве при переходном режиме биологического круговорота с накоплением оказалась примерно в 2 раза выше скорости снижения запасов микробобиомассы при переходном режиме с потерями. При этом в условиях снижения содержания С-биомассы при моделировании переходного режима с потерями доля С-биомассы в общем запасе Cорг остается неизменной. В условиях моделирования переходного режима с накоплением происходит увеличение запасов С-биомассы и снижение ее доли в общем запасе Cорг. Скорость роста запасов Cорг в этом случае в условиях опыта оказывается выше скорости роста запасов С-биомассы.

НСР(5%)=4,7

Рис. 2. Динамика С-биомассы (мг С/100 г почвы) в различных вариантах лабораторного опыта и аппроксимирующие кривые зависимостей С-биомассы от времени (у(1), – 1 вариант, у(2), - - -  – 2 вариант, у(3), - - – 3 вариант, у(4), х— – 4 вариант, – время внесения корней)

Истощение запасов разлагающегося корневого материала в почве 2 варианта приводит уже через 2 года после начала опыта к постепенному снижению всех показателей метаболической активности по сравнению с почвой 1 варианта. Показатели метаболической активности снижаются здесь быстрее, чем запасы микробобиомассы. В инициальном эмбриоземе (4 вариант опыта) значения показателей метаболической активности после первоначального роста остаются в дальнейшем на относительно постоянном уровне. Вносимые в молодую почву 3 варианта большие массы корневого материала обеспечивают рост всех показателей метаболической активности таким образом, что через 4,5 года их значения составляют 50–93% от уровня почвы 1 варианта и 136–380% от уровня инициального эмбриозема 4 варианта. Показатели метаболической активности микроорганизмов в молодой почве увеличиваются быстрее, чем их общая биомасса.

Таким образом, основное влияние на показатели метаболической активности микроорганизмов в молодой почве оказывает поступление корневого материала на разложение. Влияние разлагающегося корневого материала на показатели метаболической активности микроорганизмов в зрелой почве, в целом, оказывается гораздо ниже, что свидетельствует о более высокой устойчивости активной части микробобиомассы в сформировавшихся почвах к поступлению или непоступлению новых порций растительного вещества на разложение.

3.3. Биомасса микроорганизмов в молодых почвах, формирующихся в естественных условиях и в условиях опытов

Использование в полевом и в лабораторном опытах почвообразующих субстратов, характеризующихся близкими начальными значениями запасов Сорг, С- и N-биомассы микроорганизмов и внесение на разложение в эти субстраты одинакового по характеру и массе корневого материала позволяет сравнить особенности изменения микробобиомассы и характеристик ее метаболической активности в условиях полевого и лабораторного опытов.

Для сравнительного анализа были выбраны микробиологические показатели молодых почв, развивающихся 4,5 года в условиях полевого и лабораторного опытов. При этом принималось, что контроль в полевом опыте (Кполе) аналогичен 4 варианту лабораторного опыта (4лаб), а 2 вариант полевого опыта (2поле) аналогичен 3 варианту лабораторного опыта (3лаб) (Таблица 4). Молодая почва 1 варианта полевого опыта (1поле) развивается, как считается, в условиях, близких к естественным [Якутин, 1997].

Таблица 4. Биомасса и метаболической активность микроорганизмов в

молодых почвах различных вариантов полевого и лабораторного опытов

и в разновозрастных отвалах (слой 0–10 см)*

Вариант опыта;

возраст отвала

С-био-массы (мг

/ 100 г)

N-био-массы (мг

/ 100 г)

Выделе-ние СО2 (мкг С-СО2 / г сут)

Активная биомасса (мг / 100 г)

Актив-ная биомасса (%)

q(CO2) (мкг С-СО2 / мг С-биом. в час)

Отв-1

Кполе

4лаб

11

13

15

не опр.

2

3

0,7

3,6

5,0

не опр.

1

3

не опр.

11

22

0,3

1,4

1,4

2поле

3лаб

36

42

6

7

10,2

13,3

3

13

8

30

1,2

1,3

Отв-8

1поле

22

29

не опр.

5

2,5

7,4

не опр.

2

не опр.

7

0,5

1,1

* – отвалы характеризуются среднесезонными значениями (Сукцессии и биологический круговорот, 1993)

Аналогами молодых почв, развивающихся в условиях опытов, являются молодые почвы, формирующиеся в естественных условиях на самозарастающих отвалах пустой породы (суглинки) в районах с интенсивной горнодобычей. Для сравнения были выбраны 1-летний (Отв-1) и 8-летний (Отв-8) самозарастающие отвалы.

Сравнительный анализ показал, что содержание микробобиомассы в молодых почвах различных вариантов полевого и лабораторного опытов оказалось, в общем, равным таковому в их природных аналогах. Но уровень общей и удельной метаболической активности в условиях опытов оказался значительно выше. Это хорошо объясняется значительным увеличением темпов трансформации растительного опада в условиях лабораторных и полевых опытов.

Следовательно, благоприятное для протекания микробиологических процессов сочетание температуры и влажности в условиях опытов оказывает значительное влияние на показатели метаболической активности микробоценоза, способствуя увеличению и общей, и удельной его активности.

Глава 4. Биомасса почвенных микроорганизмов в молодых почвах,

развивающихся по зональному типу

4.1. Развитие почв в подзоне северной тайги и функционирование

биомассы микроорганизмов

В качестве терминальной стадии развития всех исследованных молодых экосистем, формирующихся на месте самозарастающих песчаных карьеров, была выбрана зональная экосистема: сосновый лес с примесью кедра и осины на подзоле иллювиально-железисто-гумусовом. В данном разделе исследования проводится анализ средних (за три года) значений изученных показателей для каждой молодой почвы и для зональной почвы (горизонты А1 и Bh).

Проведенные нами исследования продемонстрировали, что в процессе развития молодых почв в подзоне северной тайги происходит постепенное накопление запасов почвенного органического вещества и вместе с ним постепенное увеличение содержания С-биомассы (Рис. 3).

За первые 20 лет формирования почвы содержание Cорг увеличивается  в 6 раз, С-биомассы – в 12 раз. При этом достоверного изменения доли С-биомассы в Cорг не происходит. Основные показатели метаболической активности почвенной микробной биомассы (дыхательная активность и величина активной биомассы) также как и С-биомассы значительно увеличиваются за 20-ти летний период развития молодой почвы (в 9-10 раз). Достоверного изменения за этот период удельной активности (метаболический коэффициент и доля активной биомассы) не произошло. Удельная активность микробобиомассы молодых почв находилась, в общем, на уровне зональной почвы [Якутин, 2008].

В целом, процесс формирования микробной биомассы в молодых почвах в подзоне северной тайги является длительным. Если процесс становления деструкционного звена биологического круговорота в молодых почвах будет проходить такими же темпами, как в первые 20 лет, то содержание С-биомассы по нашим оценкам достигнет зонального уровня через 175 лет, а дыхательная активность – через 500 лет. Притом, что концентрация Сорг в верхнем горизонте молодых почв достигнет уровня зональной почвы через 1600 лет.

  НСР (5%) = 1,9

Рис. 3. Величина С-биомассы микроорганизмов (мг С / 100 г почвы) в молодых почвах в подзоне Северной тайги ( в слое 0–5 см; - - -  в слое 5–10 см) и аппроксимирующие кривые зависимости Сорг от возраста молодой почвы  (у(0–5) – для слоя 0–5 см; у(5–10) – для слоя 5–10 см).

4.2. Почвообразование в подзоне сухих степей и функционирование

биомассы почвенных микроорганизмов

При проведении исследований в Южной Тыве оказалось возможным проследить изменения биомассы и метаболической активности микроорганизмов в процессе развития степной криоаридной почвы от инициального эмбриозема под разреженным злаковым сообществом (элювиальная позиция на песчаной гряде Цугер-Элисс) через маломощные светло-каштановые почвы под разнотравно-злаковыми разреженными сухими степями (транзитная и аккумулятивная позиции Цугер-Элисс) к сформировавшейся каштановой почве под разнотравно-полынно-злаковой сухой степью с примесью караганы (останец Онджалан). Исследование было проведено в 1998-2002 гг. В данной части исследования проводится анализ среднемноголетних значений изученных показателей.

Результаты проведенного исследования убедительно показали, что в процессе развития инициального эмбриозема уже на стадии перехода к светло-каштановой почве происходит значительный рост содержания Сорг, С-биомассы (Рис. 4) и доли С-биомассы в содержания Сорг, дыхательной активности и величины активной биомассы [Якутин, Романова, 1995]. Одновременно происходит резкое снижение уровня удельной активности микробобиомассы. В процессе дальнейшего развития светло-каштановой почвы в ней существенно увеличиваются только показатели метаболической активности микробобиомассы, а содержание С-биомассы и Сорг достоверно не увеличивается.

а б 

   

  в  г

  НСР(5%)=5,6

Рис. 4 (в, г). Профильное распределение С-биомассы (мг С/ 100 г почвы) в разновозрастных почвах в подзоне сухих степей: эмбриоземе инициальном (а), светло-каштановой маломощной песчаной (б), светло-каштановой маломощной супесчаной (в), каштановой маломощной супесчаной (г).

В целом можно сказать, что микробиологический блок деструкционного звена биологического круговорота в молодых почвах, находящихся на различных позициях катены Цугер-Элисс, резко отличается по степени своего развития. Значительный дефицит влаги сильно замедляет скорость развития молодых почв в подзоне сухих степей [Conen, Yakutin, Sambuu, 2003]. Также резко замедляется формирование в этих молодых почвах микробиологического компонента. Особенно сложным может оказаться прохождение самой первой стадии развития молодой почвы – стадии перехода от инициального эмбриозема к светло-каштановой почве.

4.3. Биомасса почвенных микроорганизмов в широтном ряду

развивающихся почв

Для анализа закономерностей функционирования биомассы микроорганизмов на ранних стадиях развития почв на нетоксичных и незасоленных рыхлых осадочных породах в автоморфных позициях рельефа были привлечены собственные и литературные данные [Сукцессии и биологический круговорот, 1993]. Анализ данных показал, что уже на инициальной стадии почвообразования проявляются различия в зональном ряду молодых почв по содержанию микробной биомассы и характеристикам ее метаболической активности (Табл 5).

В подзонах северной тайги и сухих степей уровень С-биомассы на инициальной (I) составляет 1–5% от величины С-биомассы в зональных почвах [Якутин, 2008]. В лесостепной зоне уже на инициальной стадии развития величина С-биомассы может достигать 10% от уровня зональной почвы [Сукцессии…, 1993].

На II стадии – стадии простых растительных группировок – величина С-биомассы в молодых почвах в подзоне северной тайги и в лесостепной зоне увеличиваются почти в 2 раза от уровня I стадии, что составляет только 2% от уровня зональной почвы в таежной зоне, но уже 19% – в лесостепной.

На III стадии – стадии сложных растительных группировок – С-биомассы продолжает увеличиваться в молодых почвах всех природных зон, но с разными скоростями. В таежной зоне после 20 лет развития достигается уровень 7% от зонального, в лесостепной зоне – 63% в слое 0–10 см и 27% в слое 10–20 см. А в подзоне сухих степей С-биомассы в молодой почве на III стадии развития достигает величины в 83% от зонального уровня.

Таким образом, стадии трансформации комплекса микроорганизмов в молодых почвах связаны со стадиями развития фитоценозов. Процесс формирования микробобиомассы в молодых почвах зонального ряда имеет общие черты: постепенное увеличение С-биомассы и дыхательной активности и снижение удельной активности микробобиомассы и доли ее углерода в общем запасе Сорг.

В экстремальных условиях северной тайги и криоаридной степи климатические условия накладывают свой существенный отпечаток на процессы становления фитоценозов и микробоценозов. Наибольшее влияние этих условий проявляется на первых этапах развития почв.

Таблица 5. Изменение характеристик состояния и функционирования

микробобиомассы в зональном ряду развивающихся почв на инициальной стадии (I), на стадии простых растительных группировок (II), на стадии сложных растительных группировок (III). В скобках (%) от величины

данного показателя в зональной почве.

Подзона, стадия развития и слой почвы

С-биомассы (мг/100 г)

Доля С-биомассы в Сорг (%)

Дыхательная активность (мкг С-СО2/г час)

qCO2 (мкг С-СО2/мг С-биом. час)

Северотаежная

I 0-10 см

II  0-10 см

III 0-10 см

  2 (1)

  3 (2)

13 (7)

5,0  (65)

3,9  (51)

3,8  (49)

0,07  (0,3)

0,1  (1)

0,17  (2)

3,7 (82)

3,2 (71)

1,3 (29)

Лесостепная

I 0-10 см

II  0-10 см

10-20 см

III 0-10 см

10-20 см

10  (10)*

19  (19)*

  9  (11)*

64  (63)*

22  (27)*

6,6 (550)*

4,2 (350)*,**

1,9(158)*,**

Сухостепная

II  0-10 см

10-20 см

III 0-10 см

10-20 см

1 (5)

0,5  (1)

17  (83)

16  (85)

0,4  (12)

0,1  (3)

1,9  (58)

2,7  (85)

0,1  (24)

0,1  (50)

0,4  (73)

0,2  (100)

10 (727)

20 (2222)

2,3  (105)

1,1  (122)

* – (Сукцессии и биологический круговорот, 1993); ** – для слоя 0–20 см;

– – Нет данных

Глава 5. Биомасса микроорганизмов в засоленных почвах

Изучение биомассы почвенных микроорганизмов и особенностей ее функционирования в разновозрастных засоленных почвах проводилось на территории Барабинской равнины в Новосибирской области. Процессы соленакоплени в регионе проходили в течение исторического времени и вследствие слабой дренированности и бессточности территории соли практически не выносились за пределы Барабы, поэтому процессы почвообразования протекали и протекают здесь в условиях обогащенности пород легкорастворимыми солями с высокой ролью соды [Базилевич, 1953].

5.1 Биомасса микроорганизмов в сформировавшихся засоленных почвах Восточно-Барабинской равнины

В качестве объектов исследования были выбраны почвы, наиболее характерные для Барабинской равнины: солончак луговой, солонец корковый, почва луговая солонцеватая, солонец глубокий и почва лугово-болотная солончаковатая. Все почвы расположены на двух пересекающихся естественных катенах. В данной части исследования проводится анализ средних значений изученных параметров (7 сроков наблюдения в течение 3 лет (1997-1999 гг.)). Сроки отбора образцов выбирались таким образом, чтобы охватить различные сезонные периоды и, таким образом, полученные среднемноголетние оценки изученных показателей являются репрезентативными.

В ходе проведения исследования было установлено, что засоление является мощным фактором, влияющим на распределение С-биомассы микроорганизмов по профилям засоленных почв (Рис. 5) и на метаболическую активность этой биомассы [Якутин, 2001; Якутин и др., 2001]. Наряду с фактором засоления, большое влияние на все изученные микробиологические показатели оказывает  влагообеспеченность почв. При высокой степени влагообеспеченности и средней степени засолении (лугово-болотная солончаковая почва) уровень микробобиомассы и ее метаболической активности относительно высок.

При переходе от гидроморфных к полугидроморфным почвам и частичного рассоления почвенных профилей в процессе обсыхания территории наблюдается некоторое снижение содержания С-биомассы и доли С-биомассы в Сорг, но увеличивается содержание N-биомассы и дыхательная активность.

При увеличении степени засоления гидроморфных почв до очень высокой (луговой солончак) происходит резкое падение концентрации микробобиомассы и уровня ее метаболической активности, но увеличивается удельная активность относительно небольшой микробобиомассы.

а  б  

НСР(5%)=16,1

Рис. 5 (а, б). Профильное распределение С-биомассы (мг С/ 100 г почвы) в исследованных засоленных почвах Восточной Барабы: солончаке луговом (а), солонце корковом (б).

в  г

 

д

НСР(5%)=16,1

Рис. 5 (в-д). Профильное распределение С-биомассы (мг С/ 100 г почвы) в исследованных засоленных почвах Восточной Барабы: почве луговой солонцеватой (в), солонце глубоком (г), почве лугово-болотной солончаковой (д).

Следовательно, под воздействием высоких концентраций солей в почвенном профиле происходит значительная перестройка почвенного микробоценоза. Сформировавшееся в луговом солончаке сообщество галофильных микроорганизмов характеризуется значительно более высокой метаболической активностью, чем микробоценоз в других засоленных почвах.

5.2. Биомасса микроорганизмов в молодых почвах, формирующихся в поймах обсыхающих соленых озер

Для изучения молодых почв на обсохшей территории Юдинского плеса (озеро Чаны) в 2001–2003 годах были выбраны 18 разновозрастных почв. Оценка примерного возраста исследованных почв выполнена на основании картографических материалов, опубликованных в 1991–2001 гг. с состоянием местности на 1976–2001 гг., с помощью составленной картосхемы темпов обсыхания Юдинского плеса [Анопченко, Якутин, 2005] (Рис. 6).  В процессе анализа полученных результатов исследованные почвы были разбиты на пять групп [Казанцев, Магаева, Устинов, Якутин, 2005]. Основные обобщенные характеристики почв пяти исследованных групп приведены в таблице 6.

Рис. 6. Динамика обсыхания Юдинского плеса и схема расположения объектов исследования

Эволюция молодых почв, развивающихся на месте обсохшего дна соленого озера, связана с уровнем залегания засоленных грунтовых вод [Пульсирующее озеро Чаны, 1982]. Концентрация солей в профиле молодой почвы и этап рассоления этого профиля определяют характер растительности, скорость накопления запасов Сорг, содержание микробобиомассы и уровень ее метаболической активности [Якутин, Анопченко, 2006; 2007].

Таблица 6. Основные характеристики исследованных групп почв и

экосистем в районе обсыхающего Юдинского плеса (озеро Чаны)

группы

№№

точек

Почвы

(Возраст почв (гг.))

Экосистемы

Сельхоз

использо-вание

1

10, 13,

14

Озерные

отложения (< 10)

Растительность

отсутствует

2

4, 5, 15,

16, 18, 19

Солончаки,

солонцы  (10-30)

Солеросово-полыные ассоциации

3

2, 3, 8,

17

Луговые почвы  (30-40)

Разнотравно-злаковые луга

Пастбище

4

11

Солонец средний

(40-80)

Бескильницево-полынный луг

Пастбище

5

1, 21

Лугово-черно-земные (> 80)

Разнотравно-злаковые

остепненные луга

Пастбище

Озерные отложения характеризуются относительно высоким содержанием Сорг благодаря остаткам озерного ила в этих почвах. Уровень микробобиомассы (Рис. 7) и ее метаболической активности на этой стадии развития почв минимальны, но уровень удельной активности – максимальный среди всех изученных почв.

На второй стадии развития молодых почв концентрация Сорг снижается, а уровень С-биомассы и ее метаболической активности изменяется незначительно, но происходит резкое увеличение доли С-биомассы в Сорг и снижение уровня удельной активности микробобиомассы.

На третьей стадии развития почв отмечается рост запасов Сорг, содержания биомассы микроорганизмов и ее метаболической активности  в основном в верхнем (0–10 см) слое. Уровень удельной активности микробобиомассы по сравнению со второй стадией практически не изменяется.

На четвертой и пятой стадиях развития продолжается резкое увеличение запасов Сорг, С-биомассы и уровня ее метаболической активности. Удельная активность микробобиомассы на этих стадиях развития по сравнению с луговыми почвами резко снижается.

Таким образом, молодые солончаки, формирующиеся в пойме обсыхающего соленого озера, по основным микробиологическим характеристикам оказались близки луговым солончакам, изученным в Восточной Барабе. Но при этом доля С-биомассы в Сорг в молодых солончаках оказалась почти в 3 раза выше, чем в луговых солончаках Восточной Барабы.

Рис. 7. Динамика накопления С-биомассы (мг С / 100 г) в молодых почвах в пойме обсыхающего соленого озера ( – в слое 0–10 см, --- – в слое 10–20 см) и аппроксимирующие кривые зависимости Сорг от возраста молодой почвы (у(0-10) – для слоя 0–10 см; у(10-20) – для слоя 10–20 см).

Зрелые луговые почвы, изученные в Восточной Барабе, значительно превосходили молодые луговые почвы по основным микробиологическим характеристикам, но уровень удельной активности микробобиомассы молодых луговых почв был выше, чем таковой в зрелых луговых почвах.

Молодые глубокие солонцы достигают уровня зрелых глубоких солонцов, изученных в Восточной Барабе, практически по всем микробиологическим характеристикам в слое 0–10 см, но содержание С-биомассы и уровень ее метаболической активности в слое 10–20 см в молодом глубоком солонце оказывается достоверно ниже, чем в аналогичной зрелой почве.

Глава 6. Биомасса микроорганизмов в формирующихся пойменных

почвах

В качестве объектов исследования были выбраны аллювиальная «примитивная» песчаная слоистая почва и три сформировавшиеся пойменные почвы, типичные для района Средней Оби и представляющие основные типы пойменных почв [Шепелев, Шепелева, 1995]. Исследование было проведено в 1991-1992 гг. В данной части исследования проводится анализ среднесезонных значений изученных показателей.

Исследованные почвы можно представить в виде двух генетических рядов: от «примитивной» пойменной почвы через дерновые слоистые к дерново-луговым, и от лугово-болотных к луговым. В ряду почв: дерновыелуговыеболотные усиливается влияние поемности и уменьшается глубина залегания грунтовых вод, а «примитивная» пойменная почва находится в зоне постоянного затопления-обсыхания при изменении уровня воды в реке [Якутин, 1994].

В результате развития «примитивной» пойменной почвы по пути превращения в дерновую слоистую в этой «примитивной» почве происходит накопление запасов Сорг, растет величина N-биомассы, активной биомассы и доли активной биомассы в ее общем запасе. Содержание С-биомассы (Рис. 8), дыхательная активность и величина метаболического коэффициента практически не изменяются, но происходит резкое снижение доли С-биомассы в Сорг и доли N в микробобиомассе, а также резко снижается потенциальная нитрогеназная активность.

а  б    

в  г

 

  НСР(5%)=10,5

Рис. 8. Профильное распределение С-биомассы (мг С/ 100 г почвы) в пойменных почвах: «примитивной» (а), дерновой слоистой (б), дерново-луговой (в), лугово-болотной (г).

Все это свидетельствует о функциональной перестройке комплекса почвенных микроорганизмов в ответ на значительное изменение гидротермических условий и переход на использование в качестве основного источника вещества и энергии не органического вещества наилков, а растительного опада [Якутин, Шепелев, 2008].

По мере превращения прирусловой области поймы в центральную и развития дерновых почв прирусловья в дерново-луговые, а затем в луговые почвы происходит резкое увеличение запасов Сорг, С- и N-биомассы микроорганизмов при неизменном соотношении С/N в микробобиомассе; увеличения доли С-биомассы в Сорг и дыхательной активности. Вместе с тем происходит резкое снижение потенциальной нитрогеназной активности и ряда показателей удельной активности.

В процессе образования луговых почв путем эволюции болотных почв пойменных депрессий при уменьшении поемности в зоне депрессий центральной поймы в этих почвах снижаются запасы Сорг, С- и N-биомассы при неизменном С/N отношении в биомассе,  доли С-биомассы в Сорг, и показателей метаболической и удельной активности.

Таким образом, все функциональные перестройки в микробном комплексе в процессе развития и эволюции пойменных почв являются ответом на изменение гидротермического режима, окислительно-восстановительных условий и качественного состава органического вещества, поступающего в почву на разложение.

Глава 7. Биомасса микроорганизмов в почвах, формирующихся в поясе горных подзолистых почв после отступления ледников

Две серии разновозрастных молодых почв, расположенные на моренах ледников и выбранные в качестве объектов исследования, расположены на северном склоне Центральных Альп, на одинаковой высоте над уровнем моря, в высотном поясе горных подзолистых почв (haplik podzols) под хвойными лесами на практически одинаковых почвообразующих породах, но в различных климатических условиях: средняя температура с апреля по октябрь в районе ледника Рийдглетчер +6,4oC в районе ледника Мортерач +4,8oC; сумма осадков за этот же период в районе ледника Рийдглетчер 322 мм, в районе ледника Мортерач 694 мм.

Почвы, изученные на каждой морене, находятся на разном удалении от кромки тающего ледника и имеют, соответственно, разный возраст: более молодые почвы расположены ближе к кромке ледника, более старые почвы – дальше от кромки. Расстояние между крайними точками отбора составило 585 м на морене ледника Рийдглетчер и 900 м на морене ледника Мортерач (Рис. 9) [Conen, Yakutin, Zumbrunn, Leifeld, 2007].

Рис. 9. Схема расположения участков отбора почвенных образцов. (Точки – участки отбора проб. Стрелка – направление «движения» тающего ледника. Темная область – кромка ледника)

При переходе от I инициальной стадии ко II на моренах обоих ледников С-биомассы увеличивался в 3 раза, а при переходе от II стадии к III – в 2,7 раза на морене ледника Мортерач и в 6 раз на морене ледника Рейдглетчер (Рис. 10). В общем, за все время развития молодых почв С-биомасса увеличилась примерно 14 раз.

  НСР (5%) = 9,0

Рис. 10. Накопление С-биомассы микроорганизмов (мг С / 100 г почвы) в верхнем (0–10 см) слое молодых почв, формирующихся на моренах после отступления ледников ( на морене ледника Мортерач; - - - на морене ледника Рейдглетчер) и аппроксимирующие кривые зависимости Сорг от возраста молодой почвы (у(1) – на морене ледника Мортерач; у(2) – на морене ледника Рейдглечер)

Увеличение С-биомассы тесно связано с увеличением Сорг, и после 50 лет сукцессии содержание Сорг и С-биомассы оказывается выше на морене ледника Рейдглечер, климатические условия которого характеризуются более высокими температурами и значительно меньшим количеством осадков.

В процессе формирования молодых почв на моренах отступающих ледников происходит постепенное увеличение дыхательной активности. Общая метаболическая активность, оцениваемая по величине базального дыхания, с увеличением возраста почв росла гораздо более быстрыми темпами, чем С-биомассы.

Молодые почвы на изученных моренах ледников в возрасте 50 лет приближаются по содержанию Сорг и С-микробобиомассы к зрелым почвам, характерным для данного высотного пояса [Tscherko et al., 2003].

Таким образом, в серии молодых почв, формирующихся в  подзоне северной тайги процессы накопления запасов Сорг и микробной биомассы оказываются на том же уровне, что и в поясе горных подзолистых почв в Альпах. Но уровень метаболической активности в процессе развития молодых почв в поясе горных подзолистых почв растет более высокими темпами, чем в северной тайге, и метаболический коэффициент с увеличением возраста молодых почв имеет тенденцию к увеличению, а не к снижению, как в подзоне северной тайги. Но в целом, различия между молодыми почвами в зоне подзолистых почв северной тайги и в поясе горных подзолистых почв в Центральных Альпах в течение первых 20 лет их развития оказываются небольшими.

Основные ВЫВОДЫ

1. Деструкционный блок на ранней стадии почвообразования способен перерабатывать такие же большие массы растительного вещества, как и в зрелых почвах. В условиях поступления в молодые почвы на разложение больших масс корневого опада происходит значительное ускорение роста запасов микробобиомассы и показателей ее общей метаболической активности, причем показатели метаболической активности увеличиваются быстрее, чем запас микробобиомассы. С увеличением возраста молодых почв удельная метаболическая активность снижается. Доля углерода растительного вещества, переходящая в С-микробобиомассы, в условиях опытов составляет от 3 до 5%.

2. При моделирования периодического режима биологического круговорота вносимое количество корневого материала в лугово-черноземную почве обеспечивает относительно постоянный уровень микробобиомассы, ее общей и удельной метаболической активности; в инициальном эмбриоземе значения этих показателей остаются относительно стабильными на протяжении опыта. Истощение запасов разлагающегося корневого материала при моделировании переходного режима биологического круговорота с потерями приводит к постепенному снижению микробобиомассы и показателей ее метаболической активности. При этом показатели метаболической активности снижаются быстрее, чем запас микробобиомассы. При моделировании переходного режима биологического круговорота с накоплением происходит рост микробобиомассы и показателей ее метаболической активности. В этом случае показатели метаболической активности микроорганизмов в молодой почве увеличиваются быстрее, чем запас микробобиомассы.

3. Скорость накопления запасов почвенного органического вещества на ранних стадиях почвообразования определяется количеством корневого опада, поступающего в молодую почву. Накопление запасов почвенной микробобиомассы (активной части почвенного органического вещества) на ранней стадии развития молодых почв происходит значительно быстрее, чем накопление общих запасов Сорг. Ускоренное формирование запасов почвенного органического вещества на инициальной стадии почвообразования происходит в первую очередь за счет снижения интенсивности процесса минерализации разлагающегося растительного опада и увеличения темпов процесса гумификации (закрепления Сорг).

4. Содержание микробной биомассы и уровень ее метаболической активности в молодых почвах, формирующихся в подзоне северной тайги, характеризуются крайне низкими значениями по сравнению с аналогичными показателями в зональной подзолистой почве. Процесс формирования микробной биомассы в процессе развития этих молодых почв является длительным. В процессе развития молодых почв в подзоне северной тайги происходит постепенное накопление запасов почвенного органического вещества, увеличение содержания С-биомассы и ее метаболической активности, удельная активность микробобиомассы молодых почв незначительно отличается от уровня зональной почвы.

5. Экстремальные климатические условия в подзоне сухих степей накладывают существенный отпечаток на процесс становления фитоценоза и микробоценоза. Наиболее сильным влияние этих условий оказывается на первых этапах почвообразования и определяет низкую скорость формирования микробиологического компонента в молодых почвах. В процессе развития молодых почв в подзоне сухой степи в них увеличивается содержание Сорг, С-биомассы и уровень метаболической активности. Удельная активность микробной биомассы в молодых почвах, формирующихся в подзоне сухих степей, оказывается значительно выше удельной активности микробобиомассы в зональных каштановых почвах.

6. Запасы С-биомассы и общего органического вещества в молодых почвах, формирующихся в поймах обсыхающих соленых озер, постепенно увеличиваются и за 80 лет в условиях лесостепной зоны достигают значений зональных черноземных почв. Запасы биомассы микроорганизмов и ее метаболическая активность тесно связаны с уровнем засоления почв, и снижаются при увеличении степени засоленности, как в молодых, так и в зрелых почвах.

7. В результате развития «примитивных» пойменных почв по пути превращения их в дерновые слоистые и далее в процессе эволюции дерновых почв прирусловья в дерново-луговые, а затем в луговые почвы происходит рост запасов органического вещества, микробобиомассы и показателей ее метаболической активности, но снижаются показатели удельной активности. В процессе эволюции луговых пойменных почв в болотные происходит снижение запасов органического вещества, микробобиомассы и показателей ее метаболической и удельной активности. Все эти функциональные перестройки являются ответом на изменение гидротермического режима, окислительно-восстановительных условий и качественного состава органического вещества, поступающего в почву на разложение.

8. В процессе формирования молодых почв на моренах отступающих ледников в поясе альфегумусовых подзолистых почв в Центральных Альпах происходит постепенное увеличение общих запасов органического вещества, микробной биомассы и уровня ее метаболической активности, и уже в возрасте 50 лет молодые почвы приближаются по данным показателям к зрелым почвам, характерным для данного высотного пояса. Доля углерода микробной биомассы в общем запасе органического углерода этих молодых почв практически не зависит от возраста молодой почвы и от климатических условий.

Список основных работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Якутин М.В., Стебаева С.К., Половинко Г.П. Влияние некоторых  факторов на разложение корней и динамику их деструкторов. // Сукцессии и биологический круговорот / Отв. Ред. В.М. Курачев. – Новосибирск: ВО «Наука». Сиб. изд. фирма, 1993. – С. 112-124.
  2. Якутин М.В. Биомасса и активность микроорганизмов пойменных почв Средней Оби // Почвоведение. – 1994. – № 12. – С. 70-76.
  3. Якутин М.В., Романова И.П. Запасы углерода в подземной фитомассе,  микробобиомассе и гумусе сухих степей Убсу-Нурской котловины // Глобальный мониторинг и Усунурская котловина. Труды IV Международного симпозиума, (Улаангом, Монголия). – М.: Интеллект, 1995. – С. 30-33.
  4. Якутин М.В. Биомасса почвенных микроорганизмов в условиях моделирования различных режимов биологического круговорота // Сибирский экол. журн. – 1997. – № 4. – С. 435-442.
  5. Титлянова А.А., Кудряшова С.Я., Якутин М.В., Булавко Г.И., Миронычева-Токарева Н.П. Запасы лабильного углерода в экосистемах Западной Сибири // Почвоведение. – 1999. – № 3. – С. 332-341.
  6. Якутин М.В. Биомасса микроорганизмов в засоленных почвах Восточной Барабы // Сибирский экол. журн. – 2001. – № 3. – С. 299-304.
  7. Якутин М.В., Казанцев В.А., Елизарова Т.Н., Магаева Л.А. Сезонная динамика почвенной микробобиомассы в солонцово-солончаковых комплексах Восточной Барабы // Сибирский экол. журн. – 2001. – № 3. – С. 305-314.
  8. Титлянова А.А., Кудряшова С.Я., Якутин М.В., Булавко Г.И., Миронычева-Токарева Н.П. Запасы углерода в растительном веществе и микробной биомассе в экосистемах Сибири // Почвоведение. – 2001. – № 8. – С. 942-954.
  9. Conen F., Yakutin M.V., Sambuu A.D. Potential for detecting changes in soil organic carbon concentrations resulting from climate change // Global Change Biology. – 2003. – V. 9. – P. 1515-1520.
  10. Якутин М.В., Магаева Л.А. Биомасса микроорганизмов в почвах островных степей Юго-Восточного Алтая // Вестник Томского гос. ун-та. – 2003. – № 3. Приложение. – С. 322-324.
  11. Елизарова Т.Н., Сысо А.И., Якутин М.В., Ермолов Ю.В., Конарбаева Г.А., Добрынина О.Ю. Особенности галогенеза и почвенно-геохимическое районирование юга Западной Сибири // Вестник Томского гос. ун-та. – 2003. – № 7. Приложение. – С. 87-96.
  12. Казанцев В.А., Магаева Л.А., Устинов М.Т., Якутин М.В., Формирование и эволюция почв обсыхающих территорий соленых озер (на примере озера Чаны) // Сибирский экол. журн. – 2005. – № 2. – С. 321-339.
  13. Якутин М.В., Анопченко Л.Ю. Биомасса и активность микроорганизмов в почвах обсыхающих пойм соленых озер Барабинской равнины / Вестник Томского гос. ун-та. – 2005. – № 15. Приложение. – С. 98-100.
  14. Анопченко Л.Ю., Якутин М.В. Геоэкологические методы в мониторинге пойм обсыхающих соленых озер Барабы / Современные проблемы геодезии и оптики: Сб. науч. статей по материалам LIV науч.-технической конф. – Новосибирск: СГГА, 2005. – С. 70-74.
  15. Якутин М.В., Дубинин С.Н. Геоэкологический и микробиологический мониторинг серых лесных почв Новосибирской области / Вестник Сиб. гос. геодезической акад. Вып.10. – Новосибирск, СГГА, 2005. – С. 50-54.
  16. Якутин М.В., Анопченко Л.Ю. Структура запаса растительного вещества в мониторинге экосистем, формирующихся в обсыхающих поймах соленых озер Барабы // Вестник Сиб. гос. геодезической акад., Вып.11. –  Новосибирск: СГГА, 2006. – С. 172-177.
  17. Conen F., Yakutin M.V., Zumbrunn T., Leifeld J. Organic carbon and microbial biomass in two soil development cronosequences following glacial retreat // European Journal of Soil Sciences. – 2007. – V. 58. – P. 758-762.
  18. Якутин М.В., Анопченко Л.Ю. Биомасса микроорганизмов в почвах, формирующихся в обсыхающих поймах соленых озер Барабы // Сибирский экол. журн. – 2007. – № 5. – 2007.
  19. Якутин М.В. Развитие почв в подзоне северной тайги и функционирование биомассы почвенных микроорганизмов // Северный регион: наука, образование, культура. – 2008. – № 2. – C. 57-70.
  20. Якутин М.В., Шепелев А.И. Биомасса микроорганизмов в пойменных почвах южно-таежной подзоны Западной Сибири // Сб. науч. тр. биол. фак. Вып. 5. – Сургут: ИЦ СурГУ. – 2008. – С. 173-188.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.