WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

  На правах рукописи

Багнетова Елена Александровна

БИОИНФОРМАЦИОННЫЙ АНАЛИЗ ФАКТОРОВ РИСКА, ВЛИЯЮЩИХ НА ЗДОРОВЬЕ УЧАСТНИКОВ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА В УСЛОВИЯХ  ХМАО-ЮГРЫ

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Специальность 03.01.09 – математическая биология,

биоинформатика (биологические науки)

СУРГУТ – 2012

Работа выполнена в ГОУ ВПО ХМАО-Югры «Ханты-Мансийская государственная медицинская академия»

Научные консультанты:  Корчин Владимир Иванович

доктор медицинских наук, профессор

Филатова Ольга Евгеньевна

доктор биологических наук, профессор

Официальные оппоненты:  Логинов Сергей Иванович

доктор биологических наук, профессор

Жеребцова Валентина Александровна

доктор биологических наук, профессор

Меркулова Нина Николаевна

доктор биологических наук

Ведущая организация:        Российский университет дружбы народов

Защита состоится «28» апреля  2012 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 800.005.05 при Сургутском государственном университете по адресу: г. Сургут, пр-т Ленина, 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Сургутский государственный университет ХМАО-Югры», а с авторефератом: на сайте Вуза – www.surgu.ru и на сайте Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки Российской Федерации www.vak.ed.gov.ru.

Автореферат разослан «  »  2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат биологических наук

С.Н. Русак



Актуальность проблемы.        В последние годы проблема сохранения здоровья участников образовательного процесса не теряет своей актуальности и занимает значительное место в ряду медико-биологических и психолого-педагогических исследований (Кучма В.Р., 1995-2009; Баранов А.А., 1998-2009; Агаджанян Н.А., 2004-2010; Еськов В.М., Филатова О.Е., 2000-2011 и др.). Снижение основных показателей здоровья детей и подростков по-прежнему имеет стойкие негативные тенденции, что определяет серьезные медико-социальные последствия для общества, выражающиеся в снижении интеллектуального, трудового, репродуктивного и экономического потенциала (Соловьева Н.И. 2005; Панкова Н.Б., 2009). На здоровье учащихся школы и вуза оказывает влияние не только процесс образования, но и биологические и средовые факторы, зачастую  являющиеся неблагоприятными (Безруких М.М. и др., 2006; Сухарев А.Г., 2006; Поборский А.Н., 2008). Оценка профессиональных рисков педагогической среды не менее актуальна, так как педагоги школ и вузов составляют одну из  неблагополучных групп населения РФ по состоянию здоровья, что самым непосредственным образом влияет на учащихся (Вишневский В.А., 2002-2011; Бардахчьян А.В., 2007). Профессия ставит педагога в сложные условия, образуемые комплексом социальных и профессиональных факторов, подвергает воздействию повышенных психических нагрузок, что неизбежно изменяет параметры функциональных систем организма (ФСО).

Объективная оценка факторов риска, влияющих на здоровье невозможна без исследования индивидуальных особенностей образа жизни участников образовательного процесса (Казин Э.М., 2006; Логинов С.И., 2009; Койносов А.П., 2009). В этой связи представляется актуальным изучение функциональных систем организма и психологического состояния учащихся, отличающихся поведенческими привычками. Результаты подобных исследований позволяют учебным учреждениям при разработке здоровьесохраняющих мероприятий обосновывать значение здорового образа жизни (ЗОЖ), как основополагающего фактора укрепления здоровья.

Адаптация учащихся к требованиям современного учебного процесса, а педагогов – к условиям профессиональной среды зависит от состояния функциональных систем организма, на которые влияют многие особенности образа жизни, в том числе, благоприятные или неблагоприятные факторы окружающей среды. В этой связи, проблема сохранения здоровья участников образовательного процесса в северных районах страны, неравноценных по комфортности жизни с другими регионами, приобретает особую значимость. Своеобразие климатических условий Севера в сочетании со сложнейшими антропогенными факторами предъявляет повышенные требования к деятельности всех функциональных систем организма (Агаджанян Н.А., 2004; Хаснуллин В.И., 2008; Корчина Т.Я., Корчин В.И., 2009; Еськов В.М., 2010). Многочисленные исследования показывают, что проживание человека в гипокомфортных условиях, приводит к более интенсивному использованию и истощению адаптационных резервов организма человека (Карпин В.А., 2002; Литовченко О.Г., 2009). Существующие многочисленные поведенческие, учебные и профессиональные риски, усиленные негативными климатоэкологическими особенностями проживания должны быть тщательно изучены, что позволит научно обосновать наиболее актуальные направления профилактической деятельности учебных учреждений. Однако комплексный подход к исследованию факторов риска, влияющих на здоровье участников образовательного процесса, разработан недостаточно, что особенно актуально для урбанизированных северных территорий РФ, в частности Ханты-Мансийского автономного округа – Югры (ХМАО-Югры).

Здоровье человека формируется в неразрывном единстве биологических, психологических, социальных и экологических факторов, что должно находить отражение в методологических подходах к его изучению. В условиях воздействия широкого спектра факторов риска, именно комплексный подход позволяет рассмотреть все особенности образа жизни участников образовательного процесса: поведенческие, семейные, учебные, профессиональные и региональные. Для реализации подобного подхода использование методов традиционной статистики с позиций детерминизма оказывается недостаточным, так как возникает необходимость описания хаотических процессов биологических динамических систем (БДС). Разработанный в НИИ биофизики и нейрокибернетики Сургутского государственного университета компартментно-кластерный подход (Еськов В. М., 2000-2009) дает возможность описывать поведение БДС в m – мерном фазовом пространстве состояний с позиции теории хаоса и синергетики (ТХС). Компартментно-кластерная теория  биологических динамических систем позволяет идентифицировать параметры квазиаттракторов поведения БДС в фазовом пространстве состояний. Новый подход обеспечивает идентификацию наиболее значимых факторов риска, оказывающих влияние на здоровье участников образовательного процесса в условиях ХМАО-Югры. С позиции теории хаоса и синергетики поведенческие, учебные, профессиональные и региональные составляющие образа жизни учащихся и педагогов, представляют собой сложную биосоциальную систему с хаотической динамикой поведения. Определение параметров порядка и минимальной размерности фазового пространства состояний при описании функциональных систем организма лиц, отличающихся особенностями образа жизни, является актуальной проблемой биомедицинской кибернетики. 

Цель диссертационной работы: с использованием новых биоинформационных методов исследования и комплексного подхода выявить факторы риска, влияющие на здоровье участников образовательного процесса в условиях ХМАО-Югры, и на их основе разработать систему профилактических мероприятий.

Исходя из поставленной цели, были определены и реализованы следующие задачи:

  1. Исследовать влияние социально-экономического статуса и образа жизни семьи на здоровье и поведенческие привычки учащихся.
  2. На основе анализа параметров квазиаттракторов показателей функционального и психологического состояния учащихся и их корреляционной взаимосвязи выявить факторы риска учебной среды. 
  3. С помощью традиционного и компартментно-кластерного подходов исследовать влияние особенностей образа жизни на показатели функционального состояния организма и психологического статуса школьников и студентов.
  4. Выполнить корреляционный и биоинформационный анализ показателей функционального состояния организма и психологического статуса педагогов в аспекте оценки факторов риска профессиональной среды и качества жизни.
  5. Осуществить сравнительный анализ показателей кардиореспираторной и вегетативной нервной системы учащихся и педагогов в  зависимости от продолжительности проживания в условиях ХМАО-Югры на основе идентификации параметров вектора состояния организма человека в фазовом пространстве состояний.
  6. На основе биоинформационного анализа разработать алгоритм комплексной оценки факторов риска, влияющих на здоровье участников образовательного процесса в условиях ХМАО-Югры, позволяющий выявлять наиболее эффективные направления профилактической деятельности.

Научная новизна работы:

1. Впервые на основе новых методов биоинформационного анализа разработан комплексный подход к выявлению и анализу факторов риска, влияющих на здоровье участников образовательного процесса в условиях ХМАО-Югры.

2. Разработаны и апробированы алгоритмы идентификации параметров квазиаттракторов вектора функционального состояния организма и психологического статуса учащихся, составляющих кластеры, отличающиеся поведенческими привычками и условиями образовательной среды.

3. Впервые на основе применения методов идентификации  параметров вектора состояния организма человека (ВСОЧ) в фазовом пространстве состояний выявлено влияние факторов риска профессиональной среды на показатели функционального состояния организма и психологического статуса педагогов.

4. Установлено, что динамика движения параметров ФСО в фазовом пространстве состояний в условиях ХМАО-Югры характеризуется увеличением размеров квазиаттрактора движения ВСОЧ и общего показателя асимметрии по мере увеличения продолжительности проживания в северном регионе.

Теоретическая и практическая значимость работы

Изучение факторов риска, свойственных  образовательной среде, образу жизни, региональным особенностям проживания дает возможность с новых теоретических и методологических позиций разработать программы сохранения здоровья учащихся и педагогов; позволяет определить систему мероприятий, направленных на повышение потенциала здоровья и качества жизни участников образовательного процесса в условиях ХМАО-Югры.

Комплексный подход к оценке поведенческих, учебных, профессиональных и региональных факторов риска, влияющих на здоровье учащихся и педагогов, позволяет определять эффективные направления профилактической деятельности учебных заведений северного региона, способствующие формированию здоровых поведенческих привычек учащихся; дает возможность корректно оценивать здоровьесберегающую деятельность образовательных учреждений, что будет способствовать повышению эффективности учебного процесса.

Результаты исследования были внедрены в учебный процесс на кафедре гигиены с основами экологии ГОУ ВПО Тюменской государственной медицинской академии; на кафедре гигиены и медицинской экологии ГОУ ВПО «Северный государственный медицинский университет» (г. Архангельск); на кафедре физического воспитания, врачебного контроля и лечебной физической культуры ГОУ ВПО ХМАО-Югры «Ханты-Мансийская государственная медицинская академия»; на кафедре медико-биологических дисциплин и безопасности жизнедеятельности ГОУ ВПО ХМАО-Югры «Сургутский государственный педагогический университет», в учебно-воспитательный процесс МБОУ СОШ №1 г. Сургута, МБОУ СОШ №5 г. Нефтеюганска.

Работа была выполнена в рамках:

- грантов Губернатора ХМАО-Югры на создание, развитие и укрепление научно-педагогических школ «Современные подходы в формировании и оценке здорового образа жизни учащихся северного региона» (приказы Департамента образования и науки ХМАО-Югры от 12.09.2006 г. №1064 и от 03.07.2007 г. №1088);

- плана научных исследований лаборатории функциональных систем организма при научно-исследовательском институте биофизики и медицинской кибернетики и темой НИОКР «Исследование поведения функциональных систем организма человека на Севере РФ методами многомерных фазовых пространств состояний» (№ 01200965147)

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Влияние факторов риска образа жизни, учебной и профессиональной среды на здоровье участников образовательного процесса наиболее полно и достоверно можно оценить при комплексном подходе к исследованию данной проблемы и использовании современных методов анализа данных в многомерных фазовых пространствах состояний.
  2. Новые методы биоинформационного анализа, идентификации параметров квазиаттракторов вектора состояния организма человека в m – мерном фазовом пространстве состояний обеспечивают надежную количественную дифференцировку показателей функционального состояния организма и психологического статуса учащихся и педагогов, отличающихся особенностями образа жизни.
  3. Разработанные алгоритмы идентификации параметров квазиаттракторов движения ВСОЧ в фазовом пространстве показателей функционального и психологического состояния участников образовательного процесса позволяют вести научно обоснованный мониторинг факторов риска образа жизни учащихся и педагогов, в том числе учебных, профессиональных и региональных.

Декларация личного участия автора. Автором лично проведены серии исследований на протяжении более 6 лет в 5 школах Югры, в Сургутском государственном педагогическом университете (СурГПУ) и получены объективные данные о функциональном состоянии организма и психологическом статусе участников образовательного процесса, отличающихся по особенностям образа жизни, учебной и профессиональной среды, продолжительности проживания в условиях северного региона. Автором самостоятельно осуществлена статистическая обработка данных, расчет параметров квазиаттракторов ВСО участников образовательного процесса, их интерпретация с позиций теории хаоса и синергетики и написание текста диссертации. Доля личного участия автора в совместных публикациях составляет 85-90 %.

Апробация работы. Материалы диссертации доложены на: научной конференции с международным участием «Климат и окружающая среда» (Амстердам, 2006); III-VI-й Международной  научно-практической конференции «Оздоровление средствами образования и экологии» (Челябинск, 2006-2009); VI-й Российской научно-практической конференции «Вопросы профилактической медицины в регионах Крайнего Севера» (Надым, 2006); IV, V-м съездах физиологов Казахстана с международным участием (Караганда, 2007-2008); Всероссийской научно-практической конференции «Роль социальных, медико-биологических и гигиенических факторов в формировании здоровья населения» (Пенза, 2007-2008); Юбилейном XX съезде физиологического общества им. И.П. Павлова (Москва, 2007); Всероссийской научно-практической конференции «Проблема сохранения здоровья в Сибири и в условиях Крайнего Севера» (Омск, 2007); V-й Всероссийской научно-практической  конференции «Актуальные проблемы физической культуры и здорового образа жизни» (Сургут, 2008); Международной научно-практической конференции «Образование и здоровье. Экономические, медицинские и социальные проблемы» (Пенза, 2008); XIV-й Международном симпозиуме «Эколого-физиологические проблемы адаптации» (Москва, 2008); Международной конференции «Физиология развития человека» (Москва, 2009); III-й Международной научно-практической  конференции «Здоровьесберегающие технологии в образовательном процессе: проблемы и перспективы» (Пенза, 2009); на конференции союза педиатров России «Актуальные проблемы педиатрии» (Ханты-Мансийск, 2010).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 86 работ, в том числе: 3 монографии (в соавторстве), 2 учебно-методических пособия, 16 статей в изданиях, рекомендованных ВАК МОиН РФ и 65 статей в различных научных журналах и материалах отечественных и международных конференций. Перечень основных публикаций приведен в конце автореферата. 

Объем и структура диссертации

Диссертационная работа содержит 312 страниц машинописного текста. Она выполнена в традиционном стиле и состоит из введения, главы по анализу современного состояния проблемы, главы описания объектов и методов исследования, трех оригинальных глав, содержащих результаты собственных наблюдений, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы, приложения. Работа содержит 25 рисунков и 36 таблиц. Список используемой литературы включает в себя 352 источника, в том числе 71 на иностранном языке.

ОБЪЕКТЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В аспекте разработки комплексного подхода к исследованию факторов риска, влияющих на здоровье участников образовательного процесса Ханты-Мансийского автономного округа-Югры, было обследовано всего 1082 человека: 302 старшеклассника г. Сургута, г. Нефтеюганска, г. Лянтора; 122 родителя учащихся; 330 студентов Сургутского государственного педагогического университета; 328 педагогов школ и преподавателей СурГПУ. Все участники по данным ежегодных медицинских осмотров относились к 1 и 2 группам здоровья, не имели жалоб на самочувствие на момент исследования и дали информированное согласие на участие в нем. Обследование проводилось неинвазивными методами, после одобрения этического комитета Ханты-Мансийской государственной медицинской академии в соответствии с этическими принципами, изложенными в Хельсинской декларации.

Исследование проходило в несколько этапов. В изучении семейных особенностей, влияющих на образ жизни и здоровье учащихся, принимали участие 244 человека: 122 родителя старшеклассников и 122 подростка 15-17 лет из данных семей.

В оценке поведенческих факторов риска, функционального состояния организма, психологического статуса учащихся, отличающихся особенностями образа жизни и учебной среды, участвовали 180 старшеклассников в возрасте 15-17 лет (МБОУ СОШ №1, №28, №29 г. Сургута, МБОУ СОШ №5 г. Нефтеюганска, МБОУ СОШ №6 г. Лянтора) и 182 студента СурГПУ в возрасте 18-20 лет.

Изучение профессиональных факторов риска, показателей качества жизни, функционального состояния организма и психологического статуса педагогов проводилось с участием 75 учителей школ и 75 преподавателей СурГПУ.

В исследовании показателей состояния кардиореспираторной и вегетативной нервной системы в зависимости от стажа проживания на территории ХМАО-Югры участвовали 148 студентов 18-23 лет и 178 педагогов 26-50 лет. Студенты были разделены на пять групп, отличающихся по продолжительности проживания в северном регионе (до 5 лет, до 10 лет, до 15 лет, до 20 лет, до 25 лет). Средний возраст студентов 1-й группы составил 19,43 ± 0,24 года, 2-й группы – 18,63 ± 0,36, 3-й группы – 18,58 ± 0,32, 4-й группы – 18,51 ± 0,23, 5-й группы – 21,68 ± 0,24. У педагогов первые пять групп аналогичны выделенным у студентов, а шестую составили лица, прожившие в ХМАО-Югре более 25 лет. Средний возраст педагогов 1-й группы составил 31,48 ± 1,63 года, 2-й группы – 34,48 ± 1,74, 3-й группы – 40,17 ± 1,82, 4-й группы – 39,65 ± 1,59, 5-й группы – 45,14 ± 1,61, 6-й группы – 44,62 ± 1,94.

Для исследования влияния социально-экономического статуса и образа жизни семьи на здоровье и поведенческие привычки учащихся использовались методы социологического опроса: анкета «Изучение медико-социальных причин формирования отклонений в здоровье и заболеваний у детей»; опросник «СИНДИ» для выявления поведенческих привычек учащихся (обе методики адаптированы к условиям РФ кафедрой гигиены детей и подростков Московской медицинской академии имени И.М. Сеченова).

Изучение особенностей образа жизни учащихся осуществлялось с помощью опросника «Образ жизни школьников»  Галицкого А.С. и Березняка Е.Ю. (2005), предназначенного для старших школьников и студентов. Опросник состоит из 57 вопросов и позволяет проанализировать такие компоненты образа жизни (ОЖ) как режим сна – бодрствования, режим труда – отдыха, особенности питания, физическую активность, закаливание, привычки, самооценку здоровья, прогноз в отношении дальнейшего ОЖ. Опросник позволяет выделить 3 группы учащихся: группу здорового образа жизни (ЗОЖ), промежуточную и группу риска. Также использовалась модифицированная «Анкета для выявления факторов риска у подростка» (Баранов А.А., 2008), выбор факторов и характеристик в которой основан на данных ряда исследований, проведенных в различных регионах России и доказывающих определяющее влияние именно этих факторов на формирование самосохранительного поведения подростков и молодежи.

Оценка функционального состояния сердечно-сосудистой системы участников образовательного процесса проводилась путем вычисления  индекса функциональных изменений (ИФИ), который как комплексный и интегральный показатель, обеспечивает системный подход к оценке функционального состояния системы кровообращения как индикатора адаптационных возможностей всего организма (Антропова М.В., 2000; Баевский Р.М., 2000). ИФИ (баллы) = 0,011(ЧСС) + 0,014(САД) + 0,008(ДАД) + 0,014(В) + 0,009(МТ) – 0,009(Р) – 0,27, где ЧСС – частота сердечных сокращений в покое (уд/мин), САД и ДАД – величины систолического и диастолического артериального давления в покое (мм рт. ст.), В – возраст (лет), МТ – масса тела (кг), Р – длина тела (см). Измерение артериального давления проводилось в покое, в положении сидя с помощью автоматического тонометра «Omron» (Япония) по методу Н.С. Короткова. Измерение роста осуществляли в положении стоя на стандартном ростомере с точностью до 0,5 см. Массу тела измеряли на медицинских  электронных весах с точностью до 50 г. Для отнесения обследованных к различным классам функциональных состояний использована следующая шкала: удовлетворительная адаптация сердечно-сосудистой системы не превышала 2,10 балла, напряжение механизмов адаптации – 2,11 - 3,20 балла, неудовлетворительная адаптация – 3,21 - 4,30 балла, срыв адаптации – не менее 4,31 балла.

Показатели кардиореспираторной (КРС) и вегетативной нервной системы (ВНС) изучались с помощью метода вариационной пульсометрии с выполнением анализа вариабельности сердечного ритма во временном и амплитудно-частотном аспекте, что позволило характеризовать особенности функционирования КРС и ВНС школьников, студентов и педагогов с учетом условий учебной и региональной среды. Выбор данного метода связан с тем, что ритм сердечных сокращений является наиболее доступным для регистрации физиологическим параметром, отражающим процессы вегетативной регуляции в сердечно-сосудистой системе и организме в целом. Динамические характеристики ритма сердечных сокращений позволили оценить выраженность сдвигов симпатической и парасимпатической активности ВНС в группах испытуемых, отличающихся по особенностям образа жизни и продолжительности проживания в северном регионе. Оценка вариабельности сердечного ритма (ВСР) проводилась с помощью пульсоксиметра «ЭЛОКС-01С2», разработанного и изготовленного ЗАО ИМЦ «Новые Приборы», г. Самара (Калакутский Л.И., Еськов В.М., 2002-2010). У испытуемых в положении сидя фотооптическим датчиком в течение 5 минут регистрировались мгновенные значения ЧСС, величина насыщения гемоглобина крови кислородом (SPO2). С помощью программного продукта «Elograph» отображались исследуемые показатели в режиме реального времени с одновременным построением гистограммы распределения длительности кардиоинтервалов. Для анализа вариабельности сердечного ритма в автоматическом режиме регистрировались показатели активности симпатического (СИМ) и парасимпатического (PAR) отделов ВНС, индекса напряжения Баевского (ИНБ), стандартного отклонения полного массива кардиоинтервалов (SDNN); компоненты спектральной мощности ВСР в высокочастотном (HF, 0,15 – 0,4 Гц), низкочастотном (LF, 0,04 – 0,15 Гц) и сверхнизкочастотном (VLF, 0,04 Гц) диапазонах; величина вагосимпатического баланса (LF/HF). Запись исследуемых показателей осуществлялась в стабильный период учебного года (февраль, март) с 9 до 12 часов дня в рабочие дни недели в состоянии покоя.

Выявление симптомов вегетативных изменений проводилось по методике Вейна А.М., которая позволяет оценить степень выраженности  вегетативных дисфункций с помощью бальной оценки выявленных признаков. У здоровых лиц сумма баллов не должна превышать 15.

Показатели психологического статуса учащихся и педагогов изучались с помощью комплекта психодиагностических тестов. Для выявления уровня тревожности использовался опросник Тейлора Д. Для оценки распространенности и форм проявления эмоциональной напряженности, возникающей от чрезмерной учебной нагрузки, несоблюдения физиолого-гигиенических принципов организации обучения, низкой двигательной активности, недостаточной организованности использована методика Габреевой Г. Исследование социальной адаптированности у школьников старших классов и студентов проводилось по методике Гавлиновой М., позволяющей выявить учащихся с неблагоприятно протекающей адаптацией. Для измерения стрессовых состояний по соматическим, поведенческим и эмоциональным признакам у старшеклассников и студентов была использована «Шкала психологического стресса PSM-25» (шкала Лемура-Тесье-Филлиона, перевод и адаптация Водопьяновой Н.). Для полноты оценки факторов риска, влияющих на психическое состояние школьников, диагностики депрессивных состояний и состояний, близких к депрессии применялась методика дифференциальной диагностики депрессивных состояний Зунге В. (в адаптации Балашовой Т.).

Для изучения качества жизни и профессиональных факторов риска педагогической среды использовался ряд психодиагностических методик. Оценка эмоционального выгорания по тесту Маслач К. и Джексон С. позволила выделить у педагогов три уровня его развития: низкий, средний и высокий. Ведущие симптомы «выгорания» отражены в трех субшкалах: деперсонализация, редукция личных достижений, эмоциональное истощение. Шкала организационного стресса Маклина – измеряет толерантность к организационному стрессу (ОС). Чем выше суммарный показатель ОС, тем больше предрасположен­ность к переживанию дистресса и различным стресс-синдромам. Шкала оценки качества жизни (КЖ) в модификации Водопьяновой Н. (методика разработана в Институте медицины стресса США, Eliot), позволяет определить у респондентов уровень удовлетворенности КЖ: очень низкий (депрессивный), низкий, средний, высокий. Также использовался опросник «Оценка удовлетворенности работой» Розановой В.

Статистическая обработка данных осуществлялись при помощи пакета компьютерных программ «Statistica 6.0» и «Биостатистика 4.03». Выборки данных проверялись на нормальность распределения. При анализе таблиц сопряженности использовался критерий 2. Сравнение 2-х независимых выборок осуществлялось с помощью непараметрического критерия Манна-Уитни (T). При необходимости множественного сравнения применялся критерий Н – Крускала-Уоллиса. Для попарного сравнения нескольких групп, в случае равных объемов выборок, использовался непараметрический вариант критерия Ньюмена-Кейлса (q), при различных объемах выборок – критерий Данна (Q). Анализ взаимосвязей переменных осуществлялся методом ранговой корреляции Спирмена (rs) и линейного корреляционного анализа Пирсона (r).

Обработку данных в рамках теории хаоса и синергетики (ТХС) осуществляли с помощью авторской программы «Идентификация параметров квазиаттракторов поведения вектора состояния биосистем в m-мерном фазовом пространстве состояний» (Еськов В.М., Хадарцев А.А., 2006), которая позволила осуществить анализ динамики поведения вектора состояния организма человека для показателей функционального, и психологического состояния участников образовательного процесса в m – мерном пространстве состояний. Каждое такое состояние характеризуется вектором: X=(х1, х2,…хm)T. Исследование поведения ВСОЧ в m-мерном фазовом пространстве позволило изучить динамику его движения в выбранных фазовых пространствах.

Вначале в  программу поочередно вводили исходные компоненты ВСОЧ в виде матриц А биосистемы по каждому из k кластеров (всего таких матриц P), с целью  получения матрицы состояний для всех кластеров в – мерном фазовом пространстве (- бегущий индекс компонента вектора (), a - номер испытуемого (). Бегущий индекс кластера k определяет число массивов (групп испытуемых) данных (), т.е.  элемент такой (А) матрицы представляет-й кластер биосистем, -й компонент ВСОЧ для -го испытуемого.

Далее программа «Identity» рассчитывала координаты граней параллелепипеда объемом Vg, внутри которого находится квазиаттрактор движения ВСОЧ для всех j-х исследуемых j (i=1, 2,…n) из k-го кластера (k=1, 2,…р):

где Vgk – объем k-го параллелепипеда;

хi(max), хi(min) – координаты крайних точек, совпадающих с нижней и верхней границей области фазового пространства, внутри которого движется ВСОЧ по координате xi;

dik= хi(max) - хi(min) – длина граней параллелепипеда (Interval).

В итоге, программа рассчитывает весь объем квазиаттракторов (General Value) V=(V0, V1…Vp)T, ограничивающих все р квазиаттракторов. Также рассчитывались показатели асимметрии (Asymmetry) стохастического и хаотического центров X1х=(х11х, х12х…х1mх)… Xрх=(хр1х, хр2х…хрmх) квазиаттракторов для каждого k-го массива данных .

Далее исследовали степень изменения объема квазиаттракторов для -го кластера данных до и после уменьшения размерности фазового пространства, для чего вводился параметр R (в исходном приближении вычислялся ).

После исключения поочередно каждой из координат вектора вычислялись вторые приближения параметров и получали вектор значений , т.е., по которому можно определить уменьшилась или увеличилась относительная величина квазиаттракторов V при изменении размерности фазового пространства.





При помощи разработанных программных методов определяли параметр Zi – расстояние между центрами двух квазиаттракторов движения ВСОЧ для k-го кластера до и после уменьшения размерности фазового пространства. При сильном изменении Zi делалось заключение о существенной (если параметры меняются существенно) или несущественной (параметры почти неизменны) значимости конкретного, каждого xi компонента ВСОЧ для всего вектора. Чем больше расстояние между хаотическим и стохастическим центрами в m- мерном фазовом пространстве, тем сильнее выражена мера хаотичности в динамике поведения вектора состояния организма человека. 

Заканчивали программу исследований формированием и анализом таблиц с результатами идентификации параметров квазиаттракторов поведения ВСОЧ испытуемых. В таблицах представлены данные размеров xі, показателя асимметрии Rx для каждой координаты хі и объемы параллелепипедов Vx .

Результаты исследований и их обсуждение

Наряду с высокими учебными и профессиональными нагрузками существенное влияние на здоровье учащихся и педагогов, проживающих на территории ХМАО-Югры, оказывает хаотическая динамика климатоэкологических факторов окружающей среды. В условиях воздействия широкого спектра факторов риска необходим комплексный подход к исследованию данной проблемы, включающий рассмотрение всех особенностей образа жизни участников образовательного процесса: поведенческих, семейных, учебных, профессиональных и региональных. Применение новых биоинформационных методов обработки информации позволяет выявить наиболее значимые факторы риска и обосновать целесообразность проведения определенных профилактических мероприятий.

Влияние социально-экономического статуса и образа жизни семьи на здоровье учащихся. Анализ факторов риска, характеризующих условия жизни учащихся старших классов, показал, что из 122 участвующих в исследовании семей, высшее образование имеют всего лишь 15,57 ± 3,28 % отцов и 28,68 ± 4,09 % матерей. Доход ниже прожиточного минимума выявлен только в группе семей, где матери имеют среднее образование, а отцы среднее и неполное среднее. В семьях, где матери имеют высшее образование, в 1,83 раза чаще доход выше прожиточного минимума, чем в семьях матерей со средним образованием:  2 = 4,936, d.f. 1, р = 0,026.

Общее число детей на 122 семьи – 236 человек. Больше всего детей в семьях с доходом выше прожиточного минимума (46,19 % от общего количества), затем идут семьи с доходом равным прожиточному (38,14 %) и ниже прожиточного (15,67 %): 2 = 70,202, d.f. 4, р < 0,001. Процентный вклад в общее количество детей в группе семей, имеющих 1 ребенка в 2,49 раз больше у матерей с высшим образованием, в группе семей с двумя детьми – в 1,21 раз больше у матерей с высшим образованием, и в группе многодетных семей – в 6,08 раз больше у матерей со средним образованием: 2 = 19,663, d.f. 2, р < 0,001. Из общего числа семей, отличающихся по уровню доходов и образованию матерей максимальный вклад по количеству детей вносят те семьи, у которых доход выше прожиточного минимума, а матери имеют высшее образование: 2 = 28,102, d.f. 2, р <  0,001 (рис. 1).

 

Рис. 1. Количество детей в семьях, отличающихся по уровню доходов и образованию матерей, %

Примечание. Семьи: Х1 – с доходом выше прожиточного минимума, Х2 – с доходом, равным прожиточному минимуму, Х3 – с доходом ниже прожиточного минимума.

Семьи, где мать имеет высшее образование в 1,92 раза чаще имеют жилую площадь на одного человека свыше 12 м2, чем семьи матерей со средним образованием (2 = 11,17, d.f. 2, р = 0,004). 

Изучение особенностей образа жизни детей в семьях показало, что только 27,05 ± 4,02 % родителей регулярно закаливали своих детей на первом году жизни, 43,44 ± 4,48 % – не регулярно и 29,51 ± 4,12 % – не применяли закаливающих процедур. В тоже время, среди детей, которые систематично закаливались в 1,72 раза больше ни разу не болевших на первом году жизни, по сравнению с теми, которых не закаливали: 2 = 6,732, d.f. 2, р = 0,035.

Исследование структуры питания учащихся выявило, что у многих старшеклассников наблюдается  недостаточное употребление основных продуктов. Организация питания в семьях далека от идеальной: наблюдается повышенное употребление простых углеводов, при недостатке в рационе блюд из круп, молочных продуктов, фруктов, овощей и рыбы.

Статистически значимые связи выявились при сравнении уровня дохода семьи и особенностей питания учащихся. Так, из числа детей ежедневно употребляющих фрукты в 1,37 раза больше из семей с доходом выше прожиточного минимума, чем с равным ему и в 11 раз больше, чем с ниже прожиточным: 2 = 11,750, d.f. 4, р = 0,019.

Из числа детей, ежедневно употребляющих молоко и молочные продукты, в 2,25 раза больше из семей с доходом выше прожиточного минимума, чем с равным ему и в 6,75 раза больше, чем с ниже прожиточным: 2 = 11,106, d.f. 4, р = 0,025.

Из числа детей, ежедневно употребляющих мясо, в 1,07 раз больше из семей с доходом выше прожиточного минимума, чем с равным ему и в 28,98 раз, чем с ниже прожиточным: 2 = 22,786, d.f. 4, р < 0,001. Количество старшеклассников, практически ежедневно употребляющих рыбу всего лишь 4,91 ± 1,95 %, что очевидно связано с культурой питания в семьях (рис. 2).

 

Рис. 2. Количество детей, ежедневно употребляющих основные продукты питания в семьях,  отличающихся по уровню доходов, %

 

Анализ поведенческих факторов риска показал, что курящих отцов среди имеющих высшее образование в 1,51 раза меньше, чем со средним: 2 = 4,926, d.f. 1, р = 0,026.  В семьях, где родители курят, у детей эта вредная привычка встречается в 3,14 раз чаще, по сравнению с семьями не курящих родителей: 2 = 10,167, d.f. 2, р = 0,006. В семьях, где мать имеет высшее образование курящих старшеклассников в 2,14 раза меньше, чем в семьях матерей со средним образованием: 2 = 8,056, d.f. 2, р = 0,018.

Систематично занимаются физической культурой и спортом только 15,57 ± 3,28 % родителей. Распространенность среди родителей регулярных занятий различными видами физической культуры в 2,12 раз выше в семьях с доходом выше прожиточного минимума в сравнении с равным прожиточному и в 2,73 раз выше, чем с ниже прожиточным: 2 = 7,111, d.f. 2, р = 0,029. 

Всего лишь 8,19 ± 2,48 %  родителей находят время для физических упражнений и спортивных игр со своими детьми. Статистически значимые отличия обнаружились при сравнении количества детей, занимающихся спортом в семьях спортивных и неспортивных родителей: дети физически активных родителей в 1,99 раз чаще занимаются физкультурой и спортом, чем в семьях не вовлеченных в спортивное времяпрепровождение (2 = 7,747, d.f. 1, р = 0,005).

Считают себя грамотными в вопросах психологии – 42,62 ± 4,47 % родителей, при этом, ни разу обращались за консультацией к психологу – 80,32 ± 3,59 %. Не соблюдают режим дня – 59,02 ± 4,45 % родителей и 54,92 ± 4,50 % детей; не применяют регулярно закаливающих процедур – 89,34 ± 2,79 % и 84,42 ± 3,28 % соответственно. В семьях, где родители сами соблюдают режим дня и дети в 4,65 раз чаще его соблюдают (2 = 49,201, d.f. 1, р < 0,001). Дети в тех семьях, где родители одновременно не соблюдают режим дня и не занимаются физкультурой в 66,03 ± 4,28 % случаев ведут себя также, то есть имеют эти же два фактора риска в образе жизни: 2 = 15,291, d.f. 1, р < 0,001. 

Данные, полученные по анализу особенностей образа жизни школьников в семье, подтверждают наличие множества факторов риска, влияющих на здоровье детей, которые зависят как от самих родителей, так и от уровня развития общества в целом. Обращает на себя внимание влияние уровня образования матерей на многие составляющие образа жизни детей в семьях. Учитывая, что фундаментальные основы здоровья и поведенческих привычек детей закладываются в семье, в учебных учреждениях необходимо реализовывать такие направления работы с родителями как просвещение по вопросам основных гигиенических требований к образу жизни ребенка, значимости режимных моментов и психологии формирования у детей потребности в здоровом образе жизни.

При оценке адаптированности к условиям учебной среды исследовались показатели психологического состояния учащихся, определялся адаптационный потенциал системы кровообращения путем расчета индекса функциональных изменений.

Психоэмоциональное состояние школьников и студентов является важнейшим показателем благополучности учебной среды. Результаты обработки психодиагностических тестов представлены в таблице 1.

Таблица 1.

Показатели уровня тревожности, напряженности, стресса и

социальной адаптированности учащихся школы и вуза, %

Группы

Уровень сформированности шкал

высокий

средний

низкий

Тревожность

Школьники

14,17 ± 3,09

77,16 ± 3,72

8,66 ± 2,49

Студенты

20,47 ± 3,58

29,92 ± 4,06

49,60 ± 4,43

Эмоциональная напряженность

Школьники

19,68 ± 3,52

28,35 ± 3,99

51,96 ± 4,43

Студенты

21,25 ± 3,62

28,34 ± 3,99

50,39 ± 4,42

Стресс

Школьники

-

20,47 ± 3,58

79,52 ± 3,58

Студенты

4,72 ± 1,88

15,74 ± 3,23

79,53 ± 3,58

Социальная адаптированность

Школьники

19,68 ± 3,52

59,05 ± 4,36

21,25 ± 3,62

Студенты

30,70 ± 4,09

51,18 ± 4,43

18,11 ± 3,41

Примечание: группы школьников и студентов по 127 человек в каждой.

Диагностика депрессивных состояний выявила наличие легкой депрессии ситуативного или невротического генеза у 6,29 ± 2,15 % школьников. Субдепрессивного состояния или маскированной депрессии у старшеклассников не обнаружено. У 1,57 ± 1,10 % студентов выявлена маскированная депрессия, у 13,38 ± 3,02 % – легкая депрессия ситуативного характера и у 85,05 ± 3,16 % – отсутствие депрессивных проявлений.

Несмотря на то, что высокий уровень тревожности, эмоциональной напряженности, стресса обнаружен у незначительного количества школьников и студентов, следует учитывать, что и средний уровень сформированности данных шкал не является показателем комфортного психологического состояния  учащихся. Выявленный у некоторых школьников и студентов низкий уровень социальной адаптированности, также свидетельствует о неблагоприятной адаптации к условиям обучения. Факторами риска развития негативных  психологических состояний в учебной среде могут быть: несоблюдение физиолого-гигиенических принципов организации обучения, низкая двигательная активность, дефицит времени и высокие учебные требования, не всегда соответствующие  возможностям индивидуума, неправильные формы общения педагога с учениками и непосредственные неудачи в учебе.

Уровень функционирования системы кровообращения отражает степень адаптации к условиям окружающей среды, в том числе учебной (Баевский Р.М., 2002). Исследование показало, что среднее значение показателя индекса функциональных изменений у школьников и студентов находится в диапазоне физиологических величин (табл. 2).

Таблица 2

Показатели функционального и психологического состояния школьников и студентов (М ± m)

Группы

Показатели

Х1

Х2

Х3

Х4

Х5

Х6

Х7

Школьники, n = 127

1,99±0,02

15,45±0,69

12,62±0,38

11,03±0,20

16,03±0,62

67,42±1,90

36,57±0,63

Студенты, n = 127

2,09±0,02

17,93±0,72

13,19±0,37

12,38±0,29

17,67±0,59

77,87±1,79

37,53±0,58

Р

0,000

0,050

0,029

0,001

0,745

0,013

0,840

Примечание: уровень значимости межгрупповых различий по критерию Манна-Уитни (р).

Здесь и в таблице 3: Х1 – ИФИ, Х2 – выраженность вегетативных  изменений, Х3 – эмоциональная напряженность, Х4 – социальная адаптированность, Х5 – степень тревожности, Х6 – уровень стресса, Х7 – уровень депрессии.

У 66,93 ± 3,52 % школьников выявлена удовлетворительная адаптация сердечно-сосудистой системы, у 33,07 ± 3,51 % – напряженная (у студентов 62,21 ± 4,30 и 37,79 ± 4,29 % соответственно). Неудовлетворительной адаптации и срыва механизмов адаптации не обнаружено.

Степень выраженности признаков вегетативных изменений в целом по группе школьников незначительно превысила границы нормы (15,45 ± 3,21), в то время как у студентов средний балл составил 17,93 ± 3,40. Наиболее часто учащиеся школы и вуза указывали на проявление таких симптомов, как быстрая утомляемость, трудности с засыпанием, чувство недосыпания и усталости при пробуждении утром.

Средние значения показателей функционального и психологического состояния студентов педагогического вуза также как и у школьников соответствуют норме, за исключением признаков вегетативных изменений. Несмотря на то, что ИФИ у студентов находится в диапазоне физиологических величин, он статистически значимо выше, чем у школьников. Также достоверно возрастает уровень стресса (р = 0,013), признаки вегетативных дисфункций (р = 0,05) и степень напряженности (р = 0,029). Повышение данных показателей, очевидно, связано с более высокими психоэмоциональными и умственными нагрузками студентов и повышенной интенсивностью жизни в целом. Социальная адаптированность студентов статистически значимо выше в сравнении со школьниками (табл. 2).

Корреляционный анализ выявил связи средней силы между ИФИ у старшеклассников и уровнем стресса (rs = 0,43, р < 0,001), тревожности (rs = 0,42, р < 0,001), эмоциональной напряженности (rs = 0,32, р < 0,001); между выраженностью симптомов вегетативных изменений и уровнем стресса (rs = 0,35, р < 0,001), эмоциональной напряженности (rs = 0,36, р < 0,001).

У студентов выявлена  связь средней силы между ИФИ и уровнем эмоциональной напряженности (rs = 0,42,  р < 0,001), стресса (rs = 0,34,  р = 0,001), депрессии (rs = 0,36,  р < 0,001); между выраженностью симптомов вегетативных изменений и уровнем стресса (rs = 0,51, р < 0,001), эмоциональной напряженности (rs = 0,44, р < 0,001), тревожности (rs = 0,39, р < 0,001).

Анализ динамики поведения вектора функционального и психологического состояния учащихся школы и вуза в 7-ми мерном фазовом пространстве состояний, выявил увеличение размеров квазиаттракторов от группы школьников к группе студентов (рис. 3). Общий объем параллелепипеда, ограничивающего квазиаттрактор ВСО  студентов (2,59*109) на порядок превышает таковой у школьников (5,88*108), при увеличении коэффициента асимметрии (rХ) с 4,18 до 18,76 (табл. 3). 

Таблица 3

Результаты идентификации параметров квазиаттракторов ВСО школьников и студентов 

в 7-ми мерном фазовом пространстве состояний

Интер-

валы

Группы

Асим-

метрия

Группы

1

2

1

2

Х1

1,1

0,02

rХ1

1,36

0,13

Х2

32

0,06

rХ2

46

0,19

Х3

18,5

0,01

rХ3

19,5

0,02

Х4

11

0,05

rХ4

11

0,05

Х5

29

0,11

rХ5

37

0,14

Х6

84

0,02

rХ6

119

0,12

Х7

32

0,02

rХ7

44

0,13

VG

5,88*108

2,59*109

4,18

18,76

Примечание:  VG – общий объем параллелепипеда, rХ – показатель асимметрии.

Группы: 1 – школьники (n=127), 2 – студенты (n=127).

  1  2

Рис. 3. Результаты идентификации параметров квазиаттракторов ВСО школьников (1) и студентов (2) в 3-х мерном фазовом подпространстве (координаты вектора: ИФИ (IFI), уровень стресса (Stress), выраженность вегетативных изменений (Vein).

Расстояние между центрами квазиаттракторов Z0 = 9,06. Процедура поэтапного исключения из расчета отдельных компонент вектора состояния исследуемых показателей с одновременным сравнением существенных и несущественных изменений позволила выявить, что наиболее значимое влияние на расчетные параметры квазиаттракторов оказывают такие признаки как эмоциональная напряженность (Z3 = 8,76) и уровень стресса (Z6 = 2,53).

Выявленное увеличение размеров квазиаттракторов от группы школьников к группе студентов и наличие прямых корреляционных связей средней силы между уровнем стресса, напряженности, тревожности, депрессии и индексом функциональных изменений, позволяет аргументировать необходимость психопрофилактических мероприятий и мониторинга психоэмоционального фона учебной среды. Прежде всего, необходимо контролировать такие факторы риска, как повышение уровня стресса и эмоциональной напряженности учащихся, так как анализ параметров порядка выявил их существенную значимость.

Следующий этап исследования был посвящен изучению поведенческих факторов риска, функционального и психологического  состояния учащихся школы и вуза, отличающихся по характеристикам образа жизни.

Школьники, у которых в образе жизни было выявлено преобладание здоровых привычек наряду с отсутствием разрушительных для здоровья форм поведения, вошли в группу ЗОЖ (n = 42; 23,33 %). Группу «риска» составили школьники не только с ярко выраженными вредными привычками, но и те, у которых обнаружены постоянные нарушения режима дня, недостаточный отдых, низкая физическая активность, продолжительность сна менее 6-7 часов, нерациональность и  нерегулярность питания, злоупотребление компьютерными играми, длительный просмотр телевизора (n = 60; 33,33 %). Анализ образа жизни остальных старшеклассников (n = 78; 43,33 %) выявил несоответствие ряда поведенческих привычек понятию «здоровых», но не на столько, чтобы отнести данных учеников к группе риска. Эти школьники были выделены  в промежуточную группу.

Исследование особенностей образа жизни студентов педагогического вуза (n = 182), также как и у школьников позволило выделить 3 группы: ЗОЖ (n = 40; 21,98 %), промежуточную (n = 62; 34,07 %)  и группу риска (n = 80; 43,96 %).        

Сравнение средних значений показателей функционального и психологического состояния учащихся школы и вуза, отличающихся по особенностям образа жизни, выявило между группой ЗОЖ и риска статистически значимые отличия по всем рассматриваемым параметрам (табл. 4,5). 

Таблица 4

Показатели функционального и психологического состояния

школьников, отличающихся по образу жизни (М ± m)

Параметр

Группы

РК-О

1

(n=42)

2

(n=78)

3

(n=60)

Р1-2

Р1-3

Р2-3

Х1

1,86 ± 0,02

1,99 ± 0,03

2,16 ± 0,02

< 0,001

+

+

-

Х2

12,02 ± 1,02

14,88 ± 0,91

21,43 ± 0,81

< 0,001

-

+

+

Х3

10,75 ± 0,51

12,23 ± 0,52

15,34 ± 0,61

< 0,001

-

+

+

Х4

12,38 ± 0,29

10,55 ± 0,24

10,78 ± 0,34

< 0,001

+

+

-

Х5

13,12 ± 0,89

16,50 ± 1,01

18,31 ± 1,16

0,005

-

+

-

Х6

55,52 ± 2,84

70,24 ± 2,83

75,43 ± 3,68

< 0,001

+

+

-

Х7

33,24 ± 1,20

36,67 ± 0,92

39,76 ± 1,03

< 0,001

-

+

-

       

Примечание. Здесь и в таблице 5, группы учащихся, отличающиеся по образу жизни: 1 – здоровый образ жизни, 2 – промежуточный, 3 – группа риска. Х1 – ИФИ, Х2 – выраженность вегетативных  изменений,  Х3 – эмоциональная напряженность, Х4 – социальная адаптированность, Х5 – степень тревожности, Х6 – уровень стресса, Х7 – уровень депрессии. Межгрупповые различия: РК-О – по критерию Крускала-Уоллиса; по критерию Данна: Р1-2 – между группами 1 и 2, Р1-3 – между группами 1 и 3, Р2-3 – между группами 2 и 3 (р < 0,05).

Таблица 5

Показатели функционального и психологического состояния

студентов, отличающихся по образу жизни (М±m)

Параметр

Группы

РК-О

1

(n=40)

2

(n=62)

3

(n=80)

Р1-2

Р1-3

Р2-3

Х1

1,88 ± 0,03

2,09 ± 0,03

2,19 ± 0,03

< 0,001

+

+

-

Х2

14,55 ± 0,76

18,32 ± 1,06

23,89 ± 1,23

< 0,001

-

+

+

Х3

9,79 ± 0,66

11,74 ± 0,57

14,98 ± 0,58

< 0,001

-

+

+

Х4

12,33 ± 0,36

12,18 ± 0,25

10,73 ± 0,31

< 0,001

-

+

+

Х5

15,30 ± 1,22

16,18 ± 0,95

20,03 ± 0,91

< 0,001

-

+

+

Х6

62,53 ± 2,60

77,51 ± 3,02

85,68 ± 2,71

< 0,001

+

+

-

Х7

31,63 ± 1,06

38,39 ± 0,86

39,83 ± 0,88

< 0,001

+

+

-

Выявлены обратные корреляционные связи средней силы между  степенью соответствия образа жизни школьников понятию «здоровый» и: ИФИ (rs = - 0,52, р < 0,001), признаками вегетативных изменений (rs = -0,48, р < 0,001), уровнем напряженности (rs = - 0,31, р < 0,001), стресса (rs = - 0,44, р < 0,001) и депрессии (rs = - 0,35, р < 0,001). У студентов коэффициенты корреляции между ОЖ и исследуемыми показателями составили: с ИФИ (rs = - 0,46, р < 0,001); с признаками вегетативных изменений: rs = -0,39, р < 0,001; с уровнем напряженности (rs = - 0,42, р < 0,001) и стресса (rs = - 0,36, р < 0,001).

При сравнении параметров квазиаттракторов функционального и психологического состояния старшеклассников, отличающихся по образу жизни, установлены существенные отличия (табл. 6). Так, общий объем параллелепипеда, ограничивающего квазиаттрактор ВСО старшеклассников 2-й (2,69*108) и 3-й группы (2,54*108) на порядок превышает таковой у школьников группы ЗОЖ (4,67*107). Одновременно наблюдается повышение общего коэффициента асимметрии (rX) от первой (rХ = 4,75) к третьей группе (rХ = 9,23).

Таблица 6

Результаты идентификации параметров квазиаттракторов вектора функционального и психологического состояния учащихся в 7-ми мерном фазовом пространстве

Показатели

Группы школьников

Группы студентов

1

n=42

2

n=42

3

n=42

1

n=40

2

n=40

3

n=40

General V value, vX

4,67*107

2,69*108

2,54*108

12,28*107

46,89*107

1,69*109

General asymmetry value, rX

4,75

4,82

9,23

9,70

9,29

12,26

Примечание.  Группы учащихся, отличающихся по образу жизни: 1 – здоровый образ жизни, 2 – промежуточный, 3 – группа риска.

У студентов от первой к третьей группе также наблюдается увеличение общего объема параллелепипеда, причем во 2-й группе по сравнению с 1-й он больше, чем в 3 раза (12,28*107 и 46,89*107), а в 3-й по сравнению с двумя первыми – на 2 порядка (1,69*109). Общий коэффициент асимметрии в 3-й группе (rX  = 12,26) выше, чем в 2-х других.

Таблица 7

Результаты идентификации расстояний (Zi) между центрами квазиаттракторов вектора состояния организма учащихся, отличающихся по образу жизни

Группы школьников

Группы студентов

1 и 2

1 и 3

2 и 3

1 и 2

1 и 3

2 и 3

Z0 = 13,43

Z1 = 13,43

Z2 = 12,83

Z3 = 13,06

Z4 = 13,31

Z5 = 13,31

Z6 = 6,31

Z7 = 13,12

Z0 = 23,99

Z1 = 23,98

Z2 = 22,09

Z3 = 23,51

Z4 = 23,92

Z5 = 23,42

Z6 = 13,39

Z7 = 23,17

Z0 = 10,93

Z1 = 10,93

Z2 = 9,52

Z3 = 10,81

Z4 = 10,93

Z5 = 10,37

Z6 = 7,40

Z7 = 10,40

Z0 = 18,75

Z1 = 18,75

Z2 = 18,31

Z3 = 18,59

Z4 = 18,75

Z5 = 18,68

Z6 =9,62

Z7 = 16,85

Z0 = 24,08

Z1 = 24,07

Z2 = 22,84

Z3 = 23,83

Z4 = 24,05

Z5 = 23,79

Z6 =11,68

Z7 = 22,97

Z0 = 6,73

Z1 = 6,73

Z2 = 5,70

Z3 = 6,65

Z4 = 6,62

Z5 = 6,39

Z6 =4,56

Z7 = 6,65

Определение расстояния между центрами квазиаттракторов (Zi) вектора состояния организма старшеклассников и студентов, отличающихся по образу жизни, выявило максимальную разницу между показателями группы ЗОЖ и риска (у школьников Z0 = 23,99, у студентов Z0 = 24,08). Анализ параметров порядка выявил существенную значимость шестого признака – уровня стресса (Z6), для всех групп учащихся (табл. 7).

Таким образом, установлено, что параметры квазиаттракторов ВСОЧ для сравниваемых групп старшеклассников и студентов отличаются как по объемам, так и по координатам их центров (стохастического и геометрического) и наибольшая разница выявляется при сравнении показателей группы ЗОЖ и риска. Использование программы «Identity» позволило обнаружить увеличение размеров квазиаттракторов от 1-й к 3-й группе и выявить наиболее значимое влияние такого признака, как уровень стресса.

Известно, что адаптация учащихся к учебному процессу и условиям жизни в целом определяется группами внешних и внутренних факторов. К внешним факторам можно отнести информационную насыщенность рабочего учебного плана, структуру учебного процесса, особенности образа жизни и поведенческих привычек и т.п. К значимым внутренним факторам, относится состояние функциональных систем организма, в частности сердечно-сосудистой (ССС). Наиболее общей реакцией на стрессовое воздействие со стороны сердечно-сосудистой системы является изменение структуры вариабельности сердечного ритма, увеличение частоты сердечных сокращений и связанных с ЧСС показателей гемодинамики (Киселев А.Р., 2005; Димитриев Д.А., 2008). Оценка состояния кардиореспираторной и вегетативной нервной системы методом вариационной пульсометрии с выполнением анализа вариабельности сердечного ритма (ВСР) во временном и амплитудно-частотном аспектах, позволяет выявить последствия психологического стресса и оценить соотношение симпатических и парасимпатических влияний на организм, в том числе при различных учебных нагрузках и поведенческих привычках. В данном фрагменте исследования мы сравнивали показатели, характеризующие состояние КРС и ВНС в выделенных группах учащихся, отличающихся особенностями образа жизни.

Было выявлено, что у школьников и студентов от группы ЗОЖ к группе риска статистически значимо увеличиваются показатели активности симпатического отдела ВНС, ЧСС, индекса напряжения и уменьшаются показатели активности парасимпатического отдела ВНС, SDNN и некоторых спектральных компонентов (у школьников – LF, HF; у студентов VLF, HF) (табл. 8,9).

Таблица 8

Показатели кардиореспираторной и вегетативной нервной системы школьников,

отличающихся по образу жизни (М ± m)

Параметр

Группы

Межгрупповые различия,

p < 0,05

1

(n=31)

2

(n=31)

3

(n=31)

Р1-2

Р1-3

Р2-3

Х1

1,81±0,22

2,09±0,27

3,29±0,35

-

+

+

Х2

17,16±0,65

16,54±0,79

13,58±0,93

-

+

+

Х3

74,96±1,41

79,77±1,37

84,19±2,06

+

+

+

Х4

66,16±2,49

61,23±2,86

57,38±4,03

-

+

-

Х5

38,61±5,43

40,23±6,83

65,83±8,02

-

+

+

Х6

96,97±0,17

97,58±0,13

97,42±0,15

-

-

-

Х7

4475,19±499,85

3698,96±577,31

3318,29±508,52

-

-

-

Х8

5063,90±382,85

4580,29±499,54

3522,16±515,82

-

+

+

Х9

3639,81±479,02

2639,64±268,98

2237,35±484,36

-

+

+

Х10

1,90±0,20

2,03±0,21

2,35±0,26

-

-

-

Примечание. Здесь и в таблице 8, группы учащихся, отличающихся по образу жизни: 1 – здоровый образ жизни, 2 – промежуточный, 3 – группа риска. Межгрупповые различия по критерию Ньюмена-Кейлса: Р1-2 – между группами 1 и 2, Р1-3 – между группами 1 и 3, Р2-3 – между группами 2 и 3.

Х1 – SIM, активность симпатического отдела ВНС (усл.ед.), Х2 – PAR, активность парасимпатического отдела ВНС (усл.ед.), Х3 – ЧСС, частота сердечных сокращений (уд/мин), Х4 – SDNN, стандартное отклонение полного массива кардиоинтервалов (мс), Х5 – IBN, индекс напряженности регуляторных систем (усл. ед.), Х6 – SPO2, уровень насыщения гемоглобина крови кислородом, Х7 – VLF, спектральная мощность очень низкочастотной компоненты (мс2), Х8 – LF, мощность низкочастотной компоненты (мс2), Х9 – HF, мощность высокочастотной компоненты (мс2), Х10 – LF/HF, отношение низкочастотной составляющей спектра к высокочастотной (усл. ед.).

Таблица 9

Показатели кардиореспираторной и вегетативной нервной системы студентов,

отличающихся по образу жизни (М ± m)

Параметр

Группы

Межгрупповые различия,

р < 0,05

1

(n=40)

2

(n=40)

3

(n=40)

Р1-2

Р1-3

Р2-3

Х1

2,03±0,23

2,43±0,31

3,95±0,48

-

+

+

Х2

16,3±0,56

14,95±0,68

12,33±0,98

-

+

+

Х3

69,68±1,29

76,45±1,61

85,38±1,99

+

+

+

Х4

71,20±3,40

60,53±2,59

51,50±3,67

+

+

+

Х5

35,73±5,07

67,13±5,51

70,10±8,43

+

+

-

Х6

97,18±0,23

97,23±0,23

97,35±0,15

-

-

-

Х7

4117,15±357,67

3533,25±457,60

2232,48±287,32

+

+

+

Х8

4803,60±501,18

3625,48±424,86

3406,38±348,53

-

-

-

Х9

2804,15±287,65

2737,33±310,03

2191,93±535,55

-

+

+

Х10

1,99±0,23

2,08±0,26

2,64±0,28

-

-

-

Достоверно более низкие значения ЧСС в группе ЗОЖ по сравнению с двумя другими обусловлены более эффективной работой ССС и экономизацией регуляторных систем организма, что в свою очередь, определено влиянием комплекса здоровых поведенческих привычек в данной группе, в частности более высоким уровнем физической активности. Высокие значения SDNN в группах ЗОЖ отражают хорошее функциональное состояние сердечнососудистой системы. Учащиеся 3-й группы из-за присутствия в образе жизни многих факторов риска  (низкого уровня физической активности, существенных нарушений режима дня, вредных привычек и др.) испытывают напряжение регуляторных систем организма.

Результаты обработки данных квазиаттракторов параметров ВСОЧ в 10-ти мерном пространстве признаков, изучаемых в 3-х выделенных группах школьников и студентов, представлены в таблице 10.

       Таблица 10

Результаты идентификации параметров квазиаттракторов вектора состояния кардиореспираторной и вегетативной нервной системы школьников и студентов в 10-ти мерном фазовом пространстве

Показатели

Группы школьников

Группы студентов

1

n=31

2

n=31

3

n=31

1

n=40

2

n=40

3

n=40

General V value, vX

2,40*1020

3,67*1020

9,18*1021

1,58*1021

3,02*1021

1,13*1022

General asymmetry value, rX

2989,67

5445,59

7495,47

2930,53

4367,07

7997,07

Примечание. Здесь и в последующих таблицах, группы учащихся, отличающихся по образу жизни: 1 – здоровый образ жизни, 2 – промежуточный, 3 – группа риска.

У школьников и студентов, относящихся к группе риска, по сравнению с двумя другими, на порядок увеличивается общий объем фазового пространства и также возрастает коэффициент асимметрии (у школьников: VG = 9,18*1021 и rХ = 7495,47; у студентов: VG = 1,13*1022, rХ = 7997,07). Из полученных данных следует, что варьирование параметров ВСО учащихся группы ЗОЖ происходит в меньшем пространстве, чем в группе риска.

Анализ расстояния Zi между центрами квазиаттракторов временных (Z0 = 30,30) и частотных (Z0 = 2 383,75) характеристик вариабельности сердечного ритма обследуемых школьников обнаружил максимальные отличия между группой ЗОЖ и риска (табл. 11).

Таблица 11

Результаты идентификации расстояний (Zi) между центрами квазиаттракторов вектора состояния ССС школьников, отличающихся по образу жизни

Временные характеристики вариабельности сердечного ритма

Частотные характеристики

вариабельности сердечного ритма

Группы сравнения

Группы сравнения

1 и 2

1 и 3

2 и 3

1 и 2

1 и 3

2 и 3

Z0 = 7.11

Z1 = 7.10

Z2 = 7.08

Z3 = 5.24

Z4 = 5.12

Z5 = 6.92

Z0 = 30.30

Z1 = 30.26

Z2 = 30.09

Z3 = 28.86

Z4 = 29.01

Z5 = 13.31

Z0 = 26.46

Z1 = 26.44

Z2 = 26.30

Z3 = 26.09

Z4 = 26.18

Z5 = 6.67

Z0 = 1355.26

Z7 = 1110.95

Z8 = 1266.04

Z9 = 914.55

Z10 = 1355.26

Z0 = 2383.75

Z7 = 2084.18

Z8 = 1818.05

Z9 = 1927.54

Z10 = 2383.75

Z0 = 1194.32

Z7 = 1132.02

Z8 = 553.85

Z9 = 1124.52

Z10 = 1194.31

Поэтапное исключение признаков выявило, что наиболее значимыми и создающими максимальную разницу между центрами квазиаттракторов 1 и 2 группы старшеклассников, были ЧСС (Z3), SDNN (Z4), HF (Z9); между 1 и 3 группы – ЧСС (Z3), SDNN (Z4), IBN (Z5), LF (Z8); между 2 и 3 группы школьников – IBN (Z5), LF (Z8).

Таблица 12

Результаты идентификации расстояний (Zi) между центрами квазиаттракторов вектора состояния ССС студентов, отличающихся по образу жизни

Временные характеристики вариабельности сердечного ритма

Частотные характеристики

вариабельности сердечного ритма

Группы сравнения

Группы сравнения

1 и 2

1 и 3

2 и 3

1 и 2

1 и 3

2 и 3

Z0 = 33.87

Z1 = 33.87

Z2 = 33.85

Z3 = 33.19

Z4 = 32.15

Z5 = 12.72

Z0 = 42.84

Z1 = 42.80

Z2 = 42.66

Z3 = 39.86

Z4 = 38.05

Z5 = 25.57

Z0 = 13.38

Z1 = 13.29

Z2 = 13.13

Z3 = 9.97

Z4 = 9.88

Z5 = 13.05

Z0 = 1316.58

Z7 = 1180.02

Z8 = 587.71

Z9 = 1314.88

Z10 = 1316.58

Z0 = 2424.67

Z7 = 1525.46

Z8 = 1981.62

Z9 = 2346.11

Z10 = 2424.67

Z0 = 1427.40

Z7 = 587.76

Z8 = 1410.48

Z9 = 1319.09

Z10 = 1427.40

При анализе расстояния Zi между центрами хаотических квазиаттракторов временных (Z0 = 42,84) и частотных (Z0 = 2 424,67) характеристик сердечного ритма в исследуемых группах студентов наибольший параметр выявился при сравнении группы ЗОЖ и риска (табл. 12). Наиболее значимыми и создающими максимальную разницу между центрами квазиаттракторов 1 и 2 группы студентов были IBN (Z5), LF (Z8); 1 и 3 группы –  ЧСС (Z3), SDNN (Z4), IBN (Z5), VLF (Z7); 2 и 3 группы – ЧСС (Z3), SDNN (Z4), VLF (Z7).

Анализ особенностей образа жизни учащихся свидетельствует о том, что только у каждого четвертого-пятого старшеклассника и студента ОЖ можно классифицировать, как здоровый, в то время как остальным необходима коррекция поведенческих привычек. Между группами учащихся, отличающихся по особенностям образа жизни, выявлены статистически значимые отличия в показателях психологического, функционального состояния и вегетативного статуса. Параметры квазиаттракторов ВСО студентов и школьников с различным образом жизни отличаются как по объемам, так и по координатам их центров с максимальной разницей между группами ЗОЖ и риска. Показатели асимметрии и общего объема квазиаттрактора ВСО учащихся возрастают от группы ЗОЖ к группе риска, более значительные разбросы параметров в которой, свидетельствуют о значительном увеличении меры хаотичности состояния ФСО.

Следующий этап исследования был посвящен изучению качества жизни и профессиональных факторов риска педагогов. В современных условиях образовательной среды деятельность учителей школ и преподавателей вузов насыщена множеством стрессогенных факторов. Последствия происходящей интенсификации образования сказываются не только на учащихся, но и на педагогах. Самым существенным из характерных факторов риска, негативно влияющих на состояние здоровья педагогов, является постоянное присутствие значительной эмоциональной нагрузки, являющейся одной из причин развития профессионального выгорания (ПВ). Оценка ПВ по тесту Маслач К. и Джексон С. позволила выявить симптомы «выгорания» отраженные в трех субшкалах: эмоциональное истощение, деперсонализация, редукция личных достижений. Эмоциональное истощение проявляется в ощущениях эмоционального перенапряжения и в чувстве опустошенности, исчерпанности собственных ресурсов. Деперсонализация представляет собой тенденцию развивать негативное, бездушное отношение к подопечным. Редукция личных достижений проявляется в недовольстве собой и результатами своей деятельности.

У педагогов школы показатель симптома «эмоционального истощения» соответствует среднему уровню его развития (21,96 ± 0,88 балла), а у преподавателей вуза – практически высокому (24,29 ± 1,01 балла). Такие же данные получены по субшкале «Деперсонализация»: у педагогов школы соответствие среднему уровню ее формирования (9,43±0,46 баллов), в вузе – высокому (10,49±0,55 баллов). Показатели «редукции личных достижений» между группами статистически значимо отличаются: Т = 1,984, р = 0,047. У учителей наблюдается более высокое формирование этой субшкалы (что, очевидно, связано с различной самооценкой социального статуса педагогов школы и вуза), она практически соответствует среднему уровню его развития (30,91±0,62 балла), тогда как у преподавателей – низкому (29,14±0,70 балла).

По мнению ряда исследователей (Мескон М., Альберт М., Хедоури Ф., 2009) серьезными стрессовыми воздействиями являются организационные проблемы и изменения. Происходящие в течение многих лет преобразования образовательной среды имеют непосредственное отношение к развитию организационного стресса. Степень сформированности организационного стресса (ОС) у педагогов школы и вуза соответствует высокому уровню развития. Его показатели (55,21±1,05 и 55,76±0,97 баллов, соответственно) говорят о низкой толерантности, предрасположенности к переживанию дистресса и различным стресс-синдромам (что подтверждается полученными данными по уровню развития профессионального выгорания).

Исследование корреляции между уровнем организационного стресса и параметрами ПВ выявило прямые связи средней силы ОС с интегральным показателем профессионального выгорания (учителя школы r = 0,65, преподаватели вуза r = 0,63) и его отдельными субшкалами (эмоциональным истощением: r = 0,57 и r = 0,69; деперсонализацией: r = 0,43 и r = 0,62, соответственно), что совпадает с данными ряда исследований (Водопьянова Н.Е., 2008; Grunfeld E., Whelan T., Zitzelsberger L., 2000).

Исследование показателей качества жизни педагогов было обусловлено необходимостью сопоставления объективно существующих факторов риска профессиональной среды с личностным, субъективным восприятием различных сторон своей жизни, включая работу. Оценка степени удовлетворенности качеством жизни у учителей (25,56±0,45 баллов) и преподавателей (26,04±0,57 баллов) соответствует среднему уровню без статистически значимых отличий между ними.

В результате корреляционного анализа параметров качества жизни и симптомов выгорания в группе учителей школы было обнаружено следующее: 1) формирование симптома эмоционального истощения отрицательно связано с итоговым показателем качества жизни (ИПКЖ) и такими его составляющими как удовлетворенность работой, личными достижениями, здоровьем, общением, поддержкой; 2) чем выше уровень деперсонализации, тем ниже ИПКЖ и меньше удовлетворенность работой и общением; 3) чем выше степень выгорания по интегральному показателю, тем меньше удовлетворенность работой, личными достижениями, здоровьем, общением, наличием поддержки и ниже ИПКЖ (табл. 13).

Таблица 13

Коэффициенты корреляции между показателями качества жизни и профессионального выгорания педагогов

Показатели

Учителя школ, n = 75

Преподаватели вуза, n = 75

1

2

3

ИППВ

1

2

3

ИППВ

Работа (карьера)

-0,54

-0,43

0,24

-0,48

-0,41

-0,21

-0,10

-0,48

Личные достижения и устремления

-0,35

-0,29

0,09

-0,36

-0,46

-0,33

0,16

-0,41

Здоровье

-0,45

-0,14

0,10

-0,35

-0,42

-0,24

0,10

-0,39

Общение с друзьями (близкими)

-0,39

-0,34

0,24

-0,31

-0,27

-0,2

-0,05

-0,32

Поддержка

-0,37

-0,15

-0,01

-0,33

-0,43

-0,34

0,05

-0,45

Оптимистичность

-0,28

-0,08

0,01

-0,24

-0,21

-0,04

-0,09

-0,21

Отсутствие напряженности

-0,25

-0,05

0,08

-0,16

-0,42

-0,25

-0,01

-0,45

Самоконтроль

-0,17

-0,27

0,14

-0,19

-0,39

-0,26

0,14

-0,35

Отсутствие сильных негативных эмоций

-0,18

-0,22

0,06

-0,19

-0,45

-0,27

0,19

-0,39

ИПКЖ

-0,49

-0,34

0,18

-0,48

-0,51

-0,32

0,06

-0,51

Примечание: ИПКЖ – итоговый показатель качества жизни. Субшкалы профессионального выгорания: 1 – эмоциональное истощение, 2 – деперсонализация, 3 – редукция личных достижений. ИППВ – интегральный показатель профессионального выгорания.

Корреляционный анализ исследуемых показателей в группе преподавателей вуза выявил следующее: 1) между развитием симптома эмоционального истощения и всеми показателями качества жизни, кроме удовлетворенности общением и оптимистичностью обнаружена отрицательная связь средней силы; 2) формированию симптома деперсонализации способствует неудовлетворенность личными достижениями и поддержкой; 3) чем выше степень выгорания по интегральному показателю у педагогов вуза, тем меньше удовлетворенность всеми показателями качества жизни.

  Анализируя полученные данные можно заключить, что развитие эмоционального выгорания зависит как от показателей качества жизни педагогов, так и от уровня организационного стресса профессиональной среды, но между ПС и ОС наблюдаются более сильные корреляционные связи.

Сравнение средних значений всех исследуемых показателей представлено в таблице 14. Статистически значимая разница выявлена при сравнении среднего возраста педагогов, стажа работы в системе образования и степени удовлетворенности особенностями трудовой деятельности. Средний балл выраженности признаков вегетативных дисфункций в обеих группах значительно выходит за пределы нормы. Степень удовлетворенности работой у педагогов школы и вуза соответствует среднему уровню.

Таблица 14

Сравнительная характеристика возраста, профессионального стажа, функционального и психологического состояния педагогов (M ± m)

Группы

Показатели

Х1

Х2

Х3

Х4

Х5

Х6

Х7

Х8

Учителя школ, n=75

42,19±1,19

18,33±1,17

24,95±1,32

2,52±0,05

39,29±1,29

25,56±0,45

62,05±1,02

55,21±1,05

Преподаватели вуза, n=75

35,55±1,10

11,53±1,04

28,19±1,58

2,54±0,04

35,15±1,26

26,04±0,57

64,31±1,33

55,76±0,97

Р

0,000

0,000

0,121

0,795

0,025

0,434

0,256

0,832

Примечание: Х1 – средний возраст, Х2 – стаж работы в системе образования, Х3 – признаки вегетативных изменений, Х4 – ИФИ, Х5 – степень удовлетворенности работой, Х6 – показатель качества жизни, Х7 – уровень профессионального выгорания, Х8 – уровень организационного стресса. Уровень значимости межгрупповых различий по критерию Манна-Уитни (р).

Обращает на себя внимание значение индекса функциональных изменений в сравниваемых группах. Стрессовые воздействия профессиональной педагогической среды неизбежно отражаются на функциональном  состоянии организма педагогов, прежде всего, сердечно-сосудистой системе. Средний балл по ИФИ у педагогов школы и вуза выходит за пределы, соответствующие удовлетворительной адаптации сердечно-сосудистой системы и свидетельствует о напряжении механизмов адаптации (табл. 14). Коэффициент корреляции между ИФИ и интегральным показателем профессионального выгорания составил: у учителей r = 0,34, у преподавателей вуза r = 0,47; между ИФИ и уровнем организационного стресса r = 0,22 и r = 0,43 (соответственно).

Дальнейший анализ данных с использованием программы  «Identity» позволил высчитать Vg и rX, из которых видно, что динамика движения вектора интегративных показателей у педагогов вуза имеет немного более выраженный колебательный характер (Vg = 3,18*1011, rX = 10,44), чем в группе учителей (Vg = 2,51*1011, rX = 9,28). Определение расстояния между центрами квазиаттракторов исследуемых групп (Z0 = 11,12) и поэтапное исключение признаков выявило, что наиболее значимыми и создающими разницу между центрами квазиаттракторов 1 и 2 группы были такие показатели, как возраст (Z1 = 8,92), стаж работы в образовании (Z2 = 8,79), степень удовлетворенности работой (Z5 = 10,32).

Использование метода вариационной пульсометрии позволило осуществить анализ вариабельности сердечного ритма педагогов во временном и амплитудно-частотном аспектах. При анализе представленных в таблице 15 данных обращает на себя внимание достоверное увеличение параметров ЧСС, IB и LF/HF в группе преподавателей по сравнению с группой учителей. Несмотря на то, что показатели активности симпатической нервной системы в двух группах практически одинаковые, мы можем говорить о более высоком тонусе симпатического отдела ВНС у педагогов вуза. Очевидно, имеет место присутствие значительного стресс-фактора, индуцирующего заметные изменения вегетативного баланса с увеличением симпатического компонента. Это подтверждает и показатель вагосимпатического баланса (LF/HF), составляющий в группе преподавателей вуза 4,66 ± 0,42 усл/ед, а в группе учителей 3,2 ± 0,24 усл/ед. Выявленную тенденцию подтверждает и сравнение показателя индекса напряжения: в  группе преподавателей он значительно выше, чем у учителей (134,01 ± 10,25 и 79,46 ± 6,27 соответственно).

Таблица 15

Показатели кардиореспираторной и вегетативной нервной системы педагогов школы и вуза (М±m)

Параметр

Группы

P

Учителя школ,

n = 100

Преподаватели вуза,

n = 100

Х1

6,91±0,52

6,83±0,51

0,911

Х2

9,09±0,51

9,06±0,52

0,850

Х3

76,06±0,95

80,74±0,95

<0,001

Х4

38,98±2,02

38,58±1,77

0,999

Х5

79,46±6,27

134,01±10,25

<0,001

Х6

96,16±0,91

96,79±0,12

0,776

Х7

2470,08±310,5

2524,32±322,81

0,190

Х8

2307,11±547,32

2182,56±201,58

0,333

Х9

1617,22±698,16

984,29±202,28

0,633

Х10

3,2±0,24

4,66±0,42

0,010

Примечание: уровень значимости межгрупповых различий по критерию Манна-Уитни.

Результаты обработки данных квазиаттрактора параметров ВСО педагогов в 10-ти мерном пространстве признаков показали, что общий объем параллелепипеда, ограничивающий квазиаттрактор в группе учителей, составил 1,23*1023, что на порядок меньше данного показателя в группе педагогов вуза (3,07*1024). Коэффициент асимметрии во второй группе также больше (rX = 12871,19), чем в первой (rX = 9784,11).  Выявленные различия свидетельствуют о более нестабильном функционировании вегетативной нервной системы во второй группе испытуемых.

Определение расстояния между центрами хаотических квазиаттракторов временных (Z0 = 4,69) и частотных (Z0 = 340,68) характеристик вариабельности сердечного ритма  и поэтапное исключение признаков выявило, что наиболее значимыми и создающими разницу в исследуемых показателях были IBN (Z5 = 4,69), VLF (Z7 = 274,16) и LF (Z8 = 202,27).

В ходе проведенных исследований установлена более высокая нестабильность в работе ФСО педагогов вуза по сравнению с учителями школ. Участвующие в исследовании преподаватели вуза несколько лет находятся в условиях активных инновационных преобразований. За последние годы достигнуты значительные результаты по внедрению новых технологий обучения в систему работы высшего учебного заведения. Но успешно реализуемый эксперимент по преобразованию учебного процесса требует освоения преподавателями множества новых видов деятельности, что, по мнению ряда авторов (К.Л. Купер, Ф.Д. Дэйв, М.П. ОДрайсколл, 2007; Бабанов С.А., 2009), может являться одной из основных причин психического напряжения, пока новые формы работы не станут привычными. В гипокомфортных условиях ХМАО-Югры, в ситуации многолетнего внедрения педагогических инноваций, такой режим труда неизбежно предъявляет дополнительные нагрузки к функциональным системам организма работающих педагогов. Полученные нами результаты позволяют обратить внимание учебных учреждений на необходимость конкретных профилактических мероприятий, направленных, в частности, на уменьшение воздействия организационного стресса.

       Следующим этапом исследования явилось изучение влияния продолжительности проживания в условиях ХМАО-Югры на показатели состояния кардиореспираторной и вегетативной нервной системы участников образовательного процесса. Участвующие в данном фрагменте исследования 148 студентов были разделены на пять групп в зависимости от продолжительности проживания в ХМАО-Югре (до 5 лет, до 10 лет, до 15 лет, до 20 лет, до 25 лет). Максимальные значения показателей активности симпатической  нервной системы (SIM), были обнаружены у 5-й группы обследуемых (студенты – уроженцы города Сургута, стаж проживания в ХМАО-Югре больше 20 лет) и составили 3,56 ± 0,42 усл. ед. Этот показатель достоверно отличается от параметров SIM, регистрируемых у студентов всех остальных групп (р < 0,05). Минимальные значения SIM наблюдаются в 1 группе (студенты, прожившие на Севере  до 5 лет) и соответствуют 1,91 ± 0,20 усл. ед. (рис. 4).

Рис. 4,5. Показатели кардиореспираторной и вегетативной нервной системы студентов в зависимости от периода проживания на Севере

Максимальные значения показателя активности парасимпатической нервной системы (PAR) отмечены у студентов 1 группы (16,83 ± 0,83 усл. ед.), они статистически значимо отличаются от показателей PAR, регистрируемых в других группах (р < 0,05). В 5-й группе выявлены минимальные показатели PAR (12,83 ± 0,87 усл. ед.).

От первой к пятой группе достоверно увеличивается показатель индекса напряжения (от 49,46 ± 5,58  до 93,43 ± 12,66 усл. ед.), отражающий уровень адаптации организма к условиям окружающей среды. ЧСС возрастает от 1-й к 5-й группе без статистически значимых отличий. Достоверные отличия в уменьшении параметров SDNN отмечаются только между 1-й и 5-й группами (рис. 5). Показатели частотного спектра (VLF,  LF, HF) с увеличением длительности проживания на Севере достоверно снижаются, что свидетельствует о возрастании симпатических влияний на сердечную деятельность. Показатель SPO2 колеблется от 97,37 ± 0,20 до 97,87 ± 0,18 %, что значительно превышает показатели у лиц, проживающих в средней полосе России (В.М. Еськов, О.Е. Филатова, В.А. Карпин, 2004). В результате подобных сдвигов у жителей Севера сокращаются резервы вентиляции легких, а компенсаторные возможности системы дыхания уменьшаются.

Результаты обработки данных квазиаттракторов параметров ВСО студентов в 10-ти мерном пространстве признаков показали, что максимальные значения объема параллелепипеда обнаруживаются у студентов 3 группы (10-15 лет проживания на Севере), в которой VG = 1,44*1022, что на два порядка превышает данный показатель у студентов 1 группы (VG = 4,25*1020), в которой наблюдались минимальные значения (табл. 16). Наиболее высокие значения показателя асимметрии (rX) были выявлены в пятой группе (7304,11 усл. ед.), а минимальные – во второй rX = 2237,82. Идентификация параметров квазиаттракторов показателей КРС и ВНС студентов в зависимости от продолжительности проживания на Севере свидетельствует о возрастании хаотических процессов от первой к третьей группе обследуемых, с существенным уменьшением объема параллелепипеда в 4-й группе и последующим ростом в пятой.

Таблица 16

Результаты идентификации параметров квазиаттракторов показателей кардиореспираторной и вегетативной нервной системы студентов в 10-ти мерном фазовом пространстве, в зависимости от продолжительности проживания на Севере

Показатели

Группы

1

n=28

2

n=30

3

n=30

4

n=30

5

n=30

General V value, vX

4,25*1020

1,25*1021

1,44*1022

9,49*1020

3,53*1021

General asymmetry value, rX

4513,14

2237,82

4543,94

3406,10

7304,11

Примечание: группы студентов в зависимости от продолжительности проживания на Севере: 1 – до 5 лет, 2 – до 10 лет, 3 – до 15 лет, 4 – до 20 лет, 5 – до 25 лет. 

Далее с использованием метода вариационной пульсометрии были исследованы показатели кардиореспираторной и вегетативной нервной системы педагогов в зависимости от продолжительности проживания на Севере. Первые пять групп педагогов аналогичны таковым у студентов, в шестую вошли лица, прожившие в северном регионе более 25 лет. 

Согласно полученным данным, с увеличением срока проживания на Севере у педагогов статистически значимо возрастают показатели активности симпатической нервной (SIM), индекса Баевского, ЧСС и соответственно достоверно уменьшаются от первой группы к шестой параметры активности парасимпатической нервной системы (PAR), SDNN, спектральные характеристики сердечного ритма (VLF, LF, HF). Показатель SPO2 колеблется от 96,83±0,23 до 97,43±4,15 %, что свидетельствует о напряжении компенсаторных возможностей организма. 

 

Рис. 6,7. Показатели кардиореспираторной и вегетативной нервной системы педагогов в зависимости от периода проживания на Севере

Наименьшие показатели объема (Vg) и коэффициента асимметрии (rX) наблюдались у первой группы (Vg = 3,84*1020 и  rX = 2162,66), наибольшие – у шестой группы  педагогов (Vg = 6,64*1022 и rX = 9630,35). Результаты  индентификации параметров квазиаттракторов движения ВСО педагогов подверждают, что с увеличением срока проживания на Севере функциональные системы организма работают более рассогласовано и хаотично, что в итоге приводит к различного рода дизадаптивным  и патологическим процессам.

Таблица 17

Идентификация параметров квазиаттракторов показателей кардиореспираторной и вегетативной нервной системы педагогов в 10-ти мерном фазовом пространстве, в зависимости от продолжительности проживания на Севере

Показатели

Группы

1

n=29

2

n=29

3

n=30

4

n=30

5

n=30

6

n=30

General V value, vX

3,84*1020

7,28*1020

5,54*1021

4,99*1020

1,18*1021

6,64*1022

General asymmetry value, rX

2162,66

2301,86

5237,73

3136,98

2532,84

9630,35

Примечание. Группы педагогов в зависимости от продолжительности проживания на Севере: 1 – до 5 лет, 2 – до 10 лет, 3 – до 15 лет, 4 – до 20 лет, 5 – до 25 лет, 6 – свыше 25 лет.

Таким образом, у студентов и педагогов, с увеличением продолжительности проживания на территории ХМАО-Югры наблюдается возрастание активности симпатико-адреналовой системы, уменьшение вариабельности сердечного ритма, что говорит о наличие хронического стресса, связанного с проживанием в условиях Севера. Выявленное увеличение размеров квазиаттракторов КРС и ВНС можно объяснить длительным воздействием неблагоприятных факторов естественно-природного и антропогенного характера, наличием так называемого «северного стресса», связанного с проживанием в гипокомфортных климатоэкологических условиях.

Разработанный на основе комплексного биоинформационного подхода алгоритм выявления и анализа влияния факторов риска на показатели функционального и психологического состояния участников образовательного процесса позволяет определить наиболее необходимые направления профилактической деятельности в учебных учреждениях.

ВЫВОДЫ

1. Анализ социально-экономического статуса и образа жизни семьи позволил выявить влияние на здоровье учащихся таких факторов как уровень образования и  доходов родителей, а на  поведенческие привычки детей – собственного образа жизни родителей. Семейные факторы риска необходимо учитывать в планах здоровьесберегающей  работы учебных учреждений, предусматривая такие направления деятельности, как повышение уровня образованности родителей по основным гигиеническим вопросам и психологии формирования у детей потребности в здоровом образе жизни.

2. Анализ параметров квазиаттракторов поведения вектора состояния организма (ВСО) учащихся выявил существенное увеличение размеров в группе студентов (VG = 2,59*109, rХ = 18,76), по сравнению со школьниками (VG = 5,88*108, rХ = 4,18), свидетельствующее о нарастании негативных тенденций в показателях функционального и психологического состояния учащихся. Анализ параметров порядка обнаружил существенную значимость таких факторов риска учебной среды, как повышение уровня стресса и эмоциональной напряженности учащихся. Выявленная корреляционная связь средней силы между повышением уровня эмоциональной напряженности, стресса, тревожности, депрессии школьников и студентов и увеличением индекса функциональных изменений подтверждает необходимость профилактических мероприятий, уменьшающих действие психоэмоциональных факторов риска учебной среды.

3. С помощью метода многомерного фазового пространства выявлена взаимосвязь особенностей образа жизни школьников и студентов с показателями функционального состояния организма и психологического статуса, причем наибольшая разница в параметрах квазиаттракторов ВСОЧ как по объемам, так и по координатам их центров обнаружилась между группами ЗОЖ и риска. Объем параллелепипеда, внутри которого находится квазиаттрактор движения ВСО школьников группы риска на порядок выше (VG = 2,54*108), чем в группе ЗОЖ (VG = 4,67*107); у студентов – на два порядка (1,69*109 и 12,28*107, соответственно). Параметры квазиаттракторов кардиореспираторной (КРС) и вегетативной нервной системы (ВНС) у школьников группы риска (VG = 9,18*1021) значительно выше, чем в группе ЗОЖ (VG = 2,40*1020); также как и у студентов (1,13*1022 и 1,58*1021, соответственно). Отличия в параметрах квазиаттракторов ВСО учащихся позволяют подтвердить значение здоровых поведенческих привычек и определить зону личной ответственности учащихся за свое здоровье.

4. У педагогов корреляционный анализ выявил связи средней силы интегральных показателей профессионального выгорания (ИППВ) с итоговыми показателями качества жизни (у учителей школы r = -0,48, у преподавателей вуза r = -0,51) и более сильные связи ИППВ с уровнем организационного стресса педагогической среды (у учителей школы r = 0,65, у преподавателей вуза r = 0,63). Индекс функциональных изменений у педагогов школы и вуза свидетельствует о напряжении механизмов адаптации сердечно-сосудистой системы, его повышение связано с ростом ИППВ (у учителей r = 0,34, у преподавателей r = 0,47) и уровня организационного стресса (у учителей r = 0,22, у преподавателей r = 0,43). Анализ межаттракторных расстояний выявил в качестве наиболее значимых: стаж работы в образовании, возраст, степень удовлетворенности работой. Идентификация параметров квазиаттракторов КРС и ВНС педагогов показала, что у преподавателей вуза объем квазиаттрактора на порядок выше (Vg = 3,07*1024), чем у учителей школы (Vg = 1,23*1023), что свидетельствует о более нестабильном функционировании вегетативной нервной системы в группе педагогов вуза. В каждом педагогическом коллективе выявилось преобладающее влияние конкретных факторов риска, что определяет наиболее необходимые направления профилактической деятельности.

5. Сравнение параметров квазиаттракторов КРС и ВНС участников образовательного процесса позволило установить возрастание общего объема параллелепипеда и коэффициента асимметрии по мере увеличения продолжительности проживания в северном регионе. У студентов Vg возрос с 4,25*1020 до 3,53*1021, у педагогов с 3,84*1020  до 6,64*1022; коэффициент асимметрии у студентов возрастает с 4513,14 до 7304,11, у педагогов с 2162,66 до 9630,35. Выявленное увеличение размеров квазиаттракторов ВСОЧ свидетельствует о повышении напряженности функционирования КРС и ВНС организма и позволяет обосновать необходимость оздоровительных мероприятий в периоды, предшествующие возрастанию хаотических процессов.

6.  На основе биоинформационного анализа разработан алгоритм комплексной оценки факторов риска, влияющих на здоровье участников образовательного процесса в условиях ХМАО-Югры, позволяющий проводить научно обоснованный мониторинг образа жизни учащихся и педагогов и определять наиболее эффективные профилактические мероприятия, уменьшающие негативное влияние поведенческих, учебных и профессионально-педагогических факторов риска.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Разработанный на основе биоинформационного анализа алгоритм комплексной оценки факторов риска целесообразно применять в практике работы учебных учреждений для выявления негативных воздействий учебной и профессиональной среды. Конкретизация факторов риска повысит эффективность профилактических мероприятий и качество жизни участников образовательного процесса.

Использованный в диссертационном исследовании подход к оценке влияния особенностей образа жизни семьи на здоровье и поведенческие привычки учащихся позволяет определить зону личной ответственности родителей за здоровье детей; дает возможность учебным учреждениям, опираясь на выявленные факторы риска, мотивировать родителей к повышению уровня образованности по вопросам сохранения здоровья детей и посещению целевых лекториев (разъясняющих основные гигиенические требования к ЗОЖ, значимости режимных моментов и психологии формирования у детей потребности в здоровом образе жизни).

Предложенные в настоящем исследовании методы изучения влияния особенностей образа жизни на показатели функционального и психологического состояния  учащихся позволяют на основе полученных данных убедительно разъяснять школьникам и студентам преимущества здорового образа жизни, что, несомненно, будет способствовать повышению мотивации к ЗОЖ.

Разработанные подходы к исследованию и оценке профессиональных факторов риска позволяют выявлять характерные для каждого конкретного учебного учреждения стресс факторы педагогической среды и определять наиболее необходимые направления деятельности по охране здоровья педагогов.

Мероприятия по профилактике факторов риска должны быть комплексными и включать в себя оптимизацию учебной нагрузки с целью приведения ее в соответствие с функциональными возможностями организма учащихся, гармонизацию психоэмоциональной атмосферы образовательной среды, внедрение мероприятий по охране здоровья педагогов и утверждение приоритета здорового образа жизни в учебных учреждениях.

Список основных работ, опубликованных по теме диссертации

Монографии и учебные пособия

  1. Багнетова Е.А. Системный анализ параметров квазиаттракторов вектора состояния нутриентной составляющей организма студентов северного вуза / И.В. Сорокун, Е.А. Багнетова, Е.А. Шапошникова, Т.Я. Корчина // Информационные системы и технологии: монография. – Красноярск: Научно-инновационный центр, 2011. – Гл. VIII. – С. 137-149.
  2. Багнетова Е.А. Образ жизни и показатели психофункционального состояния учащихся старших классов / А.Д. Ахметова, Е.А. Багнетова, С.Н. Бережко и др. Под общей редакцией О.И. Кирикова // Научные исследования: информация, анализ, прогноз: монография. Книга 35. – Воронеж: ВГПУ, 2011. – Гл. III. – С. 37-51.
  3. Багнетова Е.А. Влияние социально-экономического статуса и образа жизни семьи на здоровье учащихся / А.Ю. Арутюнян, Е.А. Багнетова, Н.А. Балашова и др. Под общей редакцией О.И. Кирикова // Педагогика: семья, школа, общество. Книга 25. – Воронеж: ВГПУ, 2011. – Гл. IX. – С. 131-154.
  4. Багнетова Е.А. Профессионально-педагогическая культура здоровья студентов северного педвуза. Учебно-методическое пособие. – Сургут: Дефис, 2004. – 40 с.
  5. Багнетова Е.А. Гигиена физического воспитания и спорта. – Ростов н/Д: Феникс (гриф УМО), 2009. – 251 с.

Публикации в научных изданиях, рекомендованных ВАК МОиН РФ:

  1. Багнетова Е.А. К вопросу о формировании культуры здоровья будущего учителя / Е.А. Багнетова // Вестник Южно-Уральского гос. университета. Серия «Образование, здравоохранение, физическая культура». – 2005. – Выпуск 5, том 2. – №4 (44). – С. 269-270.
  2. Багнетова Е.А. Региональные аспекты культуры здоровья молодежи Среднего Приобья / В.И. Корчин, Е.А. Багнетова // Экология человека. – 2007. – №4. – С. 60-64.
  3. Багнетова Е.А. Использование метода системного анализа в оценке адаптивных возможностей вегетативной нервной системы организма учащихся северного региона / В.В. Козлова, О.Л. Нифонтова, О.Е. Филатова, А.П. Шокарев // Вестник новых медицинских технологий. – 2009.  – Т. XVI. – №1. – С. 142-144.
  4. Багнетова Е.А. Метод анализа аттракторов движения вектора состояния ВНС учащихся северного региона Российской Федерации / О.Л. Нифонтова, Е.А. Багнетова, А.А. Глущук, А.С. Ануфриев // Информатика и системы управления. – 2009. – №4 (22). – С.106-107.
  5. Багнетова Е.А. Оценка особенностей образа жизни и факторов риска для здоровья старшеклассников г. Сургута / Е.А. Багнетова, И.А. Кавеева // Экология человека. – Архангельск: СГМУ. – 2010. – №7. – С. 32-36.
  6. Багнетова Е.А. Культура здоровья населения в условиях Среднего Приобья / Е.А. Багнетова, В.И. Корчин // Экология человека. – Архангельск: СГМУ. – 2010. – №7. – С. 54-60.
  7. Багнетова Е.А. Образ жизни родителей и поведенческие привычки старшеклассников / Е.А. Багнетова // Фундаментальные исследования. – М.: РАЕ. – 2011. – №2. – С. 31-36.
  8. Багнетова Е.А. Социологические аспекты семейных факторов, влияющих на здоровье и образ жизни старшеклассников / Е.А. Багнетова // Вестник Южно-уральского университета. Серия «Образование, здравоохранение, физическая культура». – 2011. – №20 [237]. Выпуск 27. – С. 8-11.
  9. Багнетова Е.А. Профессиональная значимость культуры здоровья и образа жизни учителя / Е.А. Багнетова, И.В. Сорокун, О.Л. Нифонтова // Открытое образование. – №2 (85). Ч. 2. – 2011. – С. 308-312.
  10. Багнетова Е.А. Влияние семьи на формирование здорового образа жизни старшеклассников г. Сургута / Е.А. Багнетова // Экология человека. – Архангельск: СГМУ. – 2011. – №4. – С. 56-60.
  11. Багнетова Е.А. Особенности образа жизни студентов северного региона / Е.А. Багнетова // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «Экология и безопасность жизнедеятельности». – 2011. – №1. – С. 100-106.
  12. Багнетова Е.А. Особенности образа жизни и отношения к здоровью подростков ХМАО-Югры / Е.А. Багнетова, В.И. Корчин, И.А. Кавеева // Фундаментальные исследования. – М.: Академия естествознания. – 2011. – №8 (ч. 3). – С. 500-503.
  13. Багнетова Е.А. Оценка образа жизни и психофункционального состояния старшеклассников северного региона / Е.А. Багнетова // Вестник Южно-уральского университета Серия «Образование, здравоохранение, физическая культура». – 2011. – №26. – Выпуск 28 [243].  – С. 32-35.
  14. Багнетова Е.А. Поведенческие факторы риска в образе жизни старшеклассников / Е.А. Багнетова // Естественные и технические науки. – М.: Спутник. – 2011. – №3 (53). – С. 230-231.
  15. Багнетова Е.А. Психофункциональные показатели и образ жизни учащихся старших классов г. Сургута / Е.А. Багнетова, В.И. Корчин, И.В. Сорокун И.А. Кавеева // Естественные и технические науки (математическая биология, биоинформатика). – М.: Спутник. – 2011. – №8 (53). – С. 147-148.
  16. Багнетова Е.А. Школьная среда и факторы риска, влияющие на здоровье учащихся / Е.А. Багнетова, В.И. Корчин, И.В. Сорокун // Фундаментальные исследования. – М.: РАЕ. – 2011. – № 10. – Ч. 2. – С. 261-264. 

Статьи в других научных журналах и сборниках

  1. Багнетова Е.А. Культура здоровья студентов педагогического вуза как необходимое условие будущей профессиональной деятельности / Е.А. Багнетова // Успехи современного естествознания. – М.: Академия естествознания. –  2004. – №4. – С. 175-176.
  2. Багнетова Е.А. Здоровый образ жизни старшеклассников / Е.А. Багнетова // Современные проблемы науки и образования. – М.: Академия естествознания. – 2006. – № 1. – С. 32-33.
  3. Багнетова Е.А. Культура здоровья человека на севере / Е.А. Багнетова // Успехи современного естествознания. – М.: Академия естествознания. – 2006. – №4. – С. 25-26.
  4. Багнетова Е.А. Исследование образа жизни учащихся северного региона / Е.А. Багнетова // Сборник материалов 4-й Российской научно-практической конференции «Вопросы профилактической медицины в регионах Крайнего Севера». – Надым, 2006. – С. 11-12. 
  5. Багнетова Е.А. Школьная среда и здоровье учащихся / Е.А. Багнетова // Сборник материалов III Международной научно-практической конференции «Проблемы демографии, медицины и здоровья населения России: история и современность». – Пенза, 2006. – С. 49-52.
  6. Багнетова Е.А. Влияние эколого-климатических факторов на состояние здоровья жителей Среднего Приобья / Е.А. Багнетова, В.И. Корчин // Материалы IV съезда физиологов Казахстана с международным участием. – Караганда: КГМА, 2007. – С. 143-144.
  7. Багнетова Е.А. Проблема сохранения здоровья участников образовательного процесса / Е.А. Багнетова // Сборник статей IV Международной научно-практической конференции «Оздоровление средствами образования и экологии». – Челябинск, 2007. – С. 30-36.
  8. Багнетова Е.А. К вопросу о сохранении психического здоровья учителя / Е.А. Багнетова // Сборник статей IV Международной научно-практической конференции «Оздоровление средствами образования и экологии». – Челябинск, 2007. – С. 25-30.
  9. Багнетова Е.А. Проблема эмоционального выгорания учителя в условиях профессиональной среды / Е.А. Багнетова // Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции «Проблема сохранения здоровья в Сибири и в условиях Крайнего Севера». – Омск: СибГУФК, 2007. – С. 223-228.
  10. Багнетова Е.А. Проблема сохранения здоровья молодежи в условиях Севера / Е.А. Багнетова // Сборник материалов  Международной научно-практической конференции «Современные проблемы экологической физиологии». – Алматы: ИФЧЖ, 2008. – С. 28.
  11. Багнетова Е.А. Профилактика профессиональных заболеваний учителя / Е.А. Багнетова // Сборник статей  Международной научно-практической конференции «Медицинские и социальные аспекты образования». – Пенза, 2008. – С. 14-16.
  12. Багнетова Е.А. Здоровье школьников в условиях современной образовательной среды / Е.А. Багнетова, О.Л. Нифонтова, И.А. Кавеева // Материалы XIV-го Международного симпозиума «Эколого-физиологические проблемы адаптации». – Москва, РУДН, 2009. – С. 71-73.
  13. Багнетова Е.А. Проблема формирования здорового образа жизни студентов и школьников / Е.А. Багнетова, В.И. Корчин, О.Л. Нифонтова, И.В. Сорокун // Материалы XIV-го Международного симпозиума «Эколого-физиологические проблемы адаптации». – М.: РУДН, 2009. – С. 69-71.
  14. Багнетова Е.А. Эхокардиографические показатели детей школьного возраста, проживающих в сельской местности Среднего Приобья / О.Л. Нифонтова, Ю.Г. Бурыкин, Е.А. Багнетова, В.И. Корчин // Материалы XIV-го Международного симпозиума «Эколого-физиологические проблемы адаптации». – Москва, РУДН. 2008. – С. 315-317.
  15. Багнетова Е.А. Актуальные направления сохранения здоровья учащихся / Е.А. Багнетова, О.Л. Нифонтова, И.В. Сорокун // Сборник статей  VI Международной научно-практической конференции «Оздоровление средствами образования и экологии». – Челябинск, 2009. – С. 24-26.
  16. Багнетова Е.А. Системный анализ параметров аттракторов вектора антиоксидантного состояния организма юношей и девушек, проживающих в Югре / И.В. Сорокун, Ю.Г. Бурыкин, Е.А. Багнетова // Экологический вестник Югории. Периодический научно-методический и образовательный журнал. – 2009. – Т. VI. – №2. – С. 35-41.
  17. Багнетова Е.А. Особенности показателей векторкардиографии у школьников северного региона / Е.А. Багнетова, Ю.Г. Бурыкин,  О.Л. Нифонтова, О.Е. Филатова // Материалы международной конференции «Физиология развития человека». – М.: Институт возрастной физиологии, 2009. – С. 11-13.
  18. Багнетова Е.А. Исследование образа жизни детей в семье / Е.А. Багнетова, Корчина Н.Е. // Сборник статей  VI Международной научно-практической конференции «Новые медицинские технологии в охране здоровья здоровых, в диагностике, лечении и реабилитации больных». – Пенза, 2008. – С. 11-13.
  19. Багнетова Е.А. Оценка качества жизни студентов педагогического вуза / Е.А. Багнетова, В.И. Корчин, О.Л. Нифонтова, А.В. Бурковская //  Научный вестник Ханты-Мансийского государственного медицинского института. – Ханты-Мансийск, 2009. – С. 19-22.
  20. Багнетова Е.А. Показатели сердечно-сосудистой системы детей школьного возраста Тюменского Севера / О.Л. Нифонтова, Е.А. Багнетова // Научный журнал «Вестник СурГПУ». – Сургут: РИО СурГПУ, 2009. – №1. – С. 26-31.
  21. Багнетова Е.А. Системный анализ и синтез параметров квазиаттракторов поведения вектора  состояния сердечно-сосудистой системы детского населения Югры / Е.А. Багнетова, О.В. Климов, О.Л. Нифонтова, О.Е. Филатова, Е.А. Шапошникова // Приложение к журналу «Открытое образование» Материалы XXXVI международной конференции IT+SЕ′09. – Ялта-Гурзуф, 2009. – С. 286-287.
  22. Багнетова Е.А. Особенности питания старшеклассников / Е.А. Багнетова // Материалы конференции союза педиатров России. – Ханты-Мансийск, ХМГМА, 2010. – С. 7.
  23. Багнетова Е.А. Региональные аспекты культуры здоровья и образа жизни учащихся / Е.А. Багнетова // Приложение к журналу «Открытое образование». Материалы XXXVII международной конференции «Информационные технологии в науке, образовании, телекоммуникации и бизнесе» IT+SЕ′10. – Ялта-Гурзуф, 2010. – С. 253-255.
  24. Багнетова Е.А. Оценка культуры здоровья и факторов риска в образе жизни студентов / Е.А. Багнетова // Приложение к журналу «Открытое образование». Материалы XXXVII международной конференции «Информационные технологии в науке, образовании, телекоммуникации и бизнесе» IT+SЕ′10. – Ялта-Гурзуф, 2010. – С. 255-257.

Список сокращений

БДС – биологическая динамическая система

ВНС – вегетативная нервная система

ВСОЧ – вектор состояния организма человека

ВСО – вектор состояния организма

ВСР – вариабельность сердечного ритма

ВОЗ – всемирная организация здравоохранения

ДСП – детерминистско-стохастический подход

ЗОЖ – здоровый образ жизни

ИПКЖ – итоговый показатель качества жизни

ИППВ – интегральный показатель профессионального выгорания

ИФИ – индекс функциональных изменений

КЖ – качество жизни

ККП – компартментно-кластерный подход

КРС – кардиореспираторная система

ОЖ – образ жизни

ОС – организационный стресс

ПВ – профессиональное  выгорание

ПП – параметры порядка

РФ – Российская Федерация

ССС – сердечно-сосудистая система

ТХС – теория хаоса и синергетики

ХМАО-Югра – Ханты-Мансийский автономный округ-Югра

ФСО – функциональные системы организма

ФПС – фазовое пространство состояний

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.