WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Крукиер Ирина Ивановна

Биохимические механизмы клеточной регуляции в плаценте и околоплодной среде при физиологической и осложненной беременности

03.00.04 – биохимия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Ростов-на-Дону

2008

Работа выполнена в Федеральном государственном учреждении

«Ростовский научно-исследовательский институт акушерства и педиатрии

Федерального агентства по здравоохранению высокотехнологичной медицинской помощи»

Научный консультант:

доктор биологических наук, профессор

Погорелова Татьяна Николаевна

Официальные оппоненты:

доктор биологических наук, профессор

Конторщикова Клавдия Николаевна

доктор биологических наук, профессор

Микашинович Зоя Ивановна 

доктор медицинских наук, профессор

Серебренникова Клара Георгиевна

Ведущая организация:  ГОУ ВПО «Российский  государственный медицинский университет» Росздрава.

Защита диссертации состоится «____»_____________ 2009 года в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.166.15 по биологическим наукам в Нижегородском государственном университете им. Н.И. Лобачевского (603950, г. Нижний Новгород, пр. Гагарина, 23)

       С  диссертацией можно ознакомиться в Фундаментальной библиотеке Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского (603950, г. Нижний Новгород, пр. Гагарина, 23, корп. 1)

Автореферат разослан «_____»______________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор биологических наук                                        А.С. Корягин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Плацента, являющаяся взаимосвязывающим звеном между организмами матери и плода представляет собой одну из наиболее сложных тканей высших млекопитающих и человека. Этот - самый молодой  в эволюционном ряду - орган отличается  от других, прежде всего тем, что за небольшой период времени претерпевает быстрое развитие, достигает полной зрелости и частично «стареет». Такой темп развития, растущие потребности плода предъявляют особые требования к метаболическим процессам, лежащим в основе функциональной деятельности плаценты: они должны обладать  высокой пластичностью, а регулирующие их механизмы располагать все  возрастающими возможностями  дифференциального контроля. Недостаточность плаценты, нередко приводящая к прерыванию беременности и сопровождающаяся хронической гипоксией  и/или гипотрофией плода, является одной из основных причин перинатальной заболеваемости и смертности. Частота этой патологии при привычном невынашивании колеблется от 50 до 77%, при гестозах она составляет 30-35%, при экстрагенитальной патологии  24-45% (Г.М. Савельева и соавт., 1991; В.Е. Радзинский, И.М. Ордиянц, 1999; Cтрижаков А.Н.,  2003).

         Известно, что плацентарная недостаточность, представляющая собой срыв адаптационно-гомеостатических реакций органа, его неспособность поддерживать адекватный обмен между организмами матери и плода, характеризуется различными нарушениями в метаболизме плаценты и механизмах регуляции последнего (Т.Н. Погорелова и соавт., 1997; В.Е. Радзинский, П.Я. Смалько, 2001). 

       Однако, несмотря на увеличивающееся в последнее  десятилетие количество работ, посвященных различным проблемам плацентологии, многие вопросы биохимических и особенно молекулярных механизмов, лежащих в основе  становления функций плаценты в течение физиологической беременности, а также формирования плацентарной недостаточности еще весьма далеки от разрешения.        В многокомпонентной системе метаболического обеспечения клеточной регуляции важная роль принадлежит ростовым факторам, обладающим ауто-, пара-, интра-  и  эндокринными эффектами. С развитием учения о факторах роста возрос интерес к роли этих клеточных регуляторов в период гестации, их участию в процессах эмбриогенеза, плацентации (Г.Е. Чернуха, и соавт., 1996; R.H. Li et al., 1997; D. Y. Hill et al., 1998). Появились данные о динамике факторов роста в крови женщин при различных осложнениях беременности (P. Evans et al., 1997; P. K. Lala, 1998; А.В. Орлов и соавт., 2003).  В то же время сведения о продукции различных факторов роста в тканях плаценты немногочисленны и противоречивы (F. Luall et.al., 1997; M. Faxen et al., 1998), поэтому выяснение аутокринных механизмов регулирующего  действия факторов роста в цито- и синцитиотрофобласте требует дальнейших исследований.

       Участие факторов  роста в стимулировании процессов ангиогенеза может определять их роль в развитии сосудистой системы плаценты и формировании маточно- и фетоплацентарного кровотоков.  Для оптимального обеспечения  последних необходим также определенный баланс между компонентами, регулирующими тонус сосудов. Неадекватная продукция вазоконстрикторов и вазодилятаторов (эндотелинов, тромбоксанов, простациклинов и др.) плацентой может привести к нарушению фетоплацентарной гемодинамики, сопровождающемуся развитием внутриутробной гипоксии плода. Среди  вазоактивных веществ особое  место занимает оксид азота (NO), обладающий выраженными вазодилататорными свойствами. Определенное значение для  метаболических последствий  изменения генерации NO имеет  его свободнорадикальная природа.  Снижение антиоксидантных реакций и усиление свободнорадикальных процессов в плаценте при осложненной беременности подтверждено в исследованиях липидного компонента мембран ворсинчатого хориона (И.И. Крукиер, 1992).  Однако, не менее важным субстратом  воздействия кислородных  радикалов являются  белковые молекулы, окислительное повреждение  которых приводит  к их фрагментации, агрегации, подверженности протеолизу. Оценка  окислительной деструкции белков при осложненной беременности позволяет выявить повреждение ряда пусковых механизмов в общей цепи реакций клеточной регуляции плацентарного  метаболизма.

К числу биологически активных полипептидов,  продуцируемых плацентой и осуществляющих эндогенную регуляцию многих межклеточных процессов, относятся различные представители класса цитокинов, в частности интерлейкины. Изменение уровня интерлейкинов во время гестации является важным звеном адаптационной реакции организма матери, направленной на вынашивание генетически чужеродного плода. Дисбаланс интерлейкинового профиля наряду с прямым воздействием  на материнско-плодовые  взаимоотношения и течение беременности, может оказывать и опосредованное влияние на биологические эффекты других клеточных компонентов, в частности путем экспрессии индуцибельной NO-синтазы, ряда ферментов синтеза простагландинов, активации свободнорадикальных реакций  (В.А. Барабой 1991; T. Bai et.al., 1993).

Модификация всех этих процессов, очевидно, может инициировать развитие дисфункции плаценты. Поэтому их изучение будет способствовать выяснению молекулярных основ становления основных функций плаценты в процессе ее физиологического развития и формирования плацентарной недостаточности при осложненной гестации, что, в свою очередь, позволит разработать научно обоснованные подходы ее профилактики и терапии. Дальнейшего развития требуют также  вопросы  параплацентарного обмена, вносящего  определенный вклад в метаболические взаимосвязи между организмами матери и плода.

Цель исследования состояла в  выявлении особенностей становления процессов клеточной регуляции метаболизма  плаценты в разные периоды физиологической и осложненной беременности и уточнении биохимических механизмов формирования плацентарной недостаточности.

Для достижения цели  были поставлены следующие задачи исследования:

  1. Изучить в сравнительном аспекте динамику уровней: факторов роста, их рецепторов и интерлейкинов в плаценте в разные сроки физиологической и осложненной беременности.
  2. Оценить в том же плане продукцию  вазоактивных соединений: эндотелина-1, оксида азота, простациклина и тромбоксана В2  в плаценте в разные сроки физиологической и осложненной беременности.
  3. Изучить в разные сроки физиологической и осложненной беременности динамику активности радикалообразующих ферментов – NO-синтазы, НАДН2-синтазы и ксантиноксидазы в плаценте.
  4. Определить механизмы и степень окислительной модификации и посттрансляционного фосфорилирования белков различных субклеточных фракций плаценты в разные сроки физиологической и осложненной беременности.
  5. Проанализировать динамику содержания факторов роста, вазоактивных компонентов и интерлейкинов в околоплодных водах, пуповине, плодных оболочках при физиологической и осложненной беременности для уточнения  роли  параплацентарного обмена между организмами матери и плода.
  6. Исследовать характер влияния уровня цитокинов плодных оболочек на механизмы регуляции родовой деятельности.
  7. Выработать объективные  критерии для экспертной оценки метаболической полноценности плаценты и прогнозирования состояния здоровья новорожденных при различных клинических вариантах течения беременности.

Научная новизна

  Впервые, на базе  репрезентативного  комплекса лабораторных исследований, проведенных в аспекте  сравнительного изучения динамики факторов роста, вазоактивных соединений и интерлейкинов, участвующих в регуляции  клеточных процессов в плаценте, в разные сроки физиологической и осложненной гестации, установлены принципиально новые закономерности в системообразующих особенностях становления биохимических механизмов клеточной регуляции обеспечения адекватных условий формирования фетоплацентарной системы в нормально и патологически развивающейся плаценте. При этом также впервые выявлены специфические изменения  продукции  факторов роста, вазоактивных соединений и интерлейкинов, характерные для плаценты в условиях формирования различных клинических вариантов осложнений беременности, и общие закономерности, свойственные развитию любого ее осложнения. Научно обоснована принципиально новая позиция о том, что плацентарная недостаточность, лежащая  в основе многих осложнений  беременности, развивается на фоне усиления прооксидантных процессов, а также наличия впервые обнаруженной модификации нуклеотидзависимого фосфорилирования и карбонилирования белков плаценты при ее функциональной недостаточности. Установлены ранее неизвестные различия  степени и направленности изменений активности цАМФ- и цГМФ-зависимых протеинкиназ, коррелирующие с характером субклеточной локализации плацентарных белков-субстратов. Впервые выявлены и проанализированы в сравнительном аспекте особенности изменений содержания в околоплодных водах, пуповине и плодных оболочках факторов роста, интерлейкинов и вазоактивных соединений эндотелина-1 и  оксида азота в зависимости от характера течения беременности и ее исхода. Объективно доказано активное участие элементов околоплодной среды в обеспечении дополнительного параплацентарного обмена между организмами матери и плода. Установлено, что продукция цитокинов плодными оболочками модулируется интенсивностью синтеза в них оксида азота и вносит существенный вклад в регуляцию процессов родовозбуждения. Научно обоснованы способы прогнозирования нарушения гестации: плацентарной недостаточности (патент N 2238567, 2004), гестоза и степени его тяжести (патенты N 2249212, 2004; N 2309412, 2006), выбора тактики родоразрешения (патент N 2193198,2000), синдрома задержки развития плода (патент N 2246733,2005), неразвивающейся беременности (патент N 2313793, 2006), энцефалопатии новорожденного (патент N 2254573, 2004).

Основные положения, выносимые на защиту

  • В процессе физиологического развития плаценты происходят значительные изменения продукции биохимических компонентов внутри- и межклеточной регуляции: факторов роста и интерлейкинов, а также вазоактивных соединений, участвующих в становлении маточного и фетоплацентарного кровотока. Степень метаболических изменений, направленных на создание оптимальных условий для развития плаценты и плода,  различна в разные периоды гестации.
  • Осложненная беременность развивается на фоне дисбаланса в хорионе и плаценте важнейших клеточных регуляторов – факторов роста и интерлейкинов, а также сдвига в соотношении вазодилататоров и вазоконстрикторов, нарушающих процессы метаболического обеспечения плацентации, ангиогенеза и дальнейшего развития плаценты. Наиболее выраженные биохимические изменения в плаценте имеют место в первой половине беременности.
  • Активация прооксидантных процессов, окислительная деструкция белков и модификация их посттрансляционного фосфорилирования усиливает метаболические нарушения в плаценте при осложненной гестации.
  • Высокий уровень факторов роста и других цитокинов в плодных оболочках и пуповине свидетельствует об участии этих тканей  в процессах метаболических взаимодействий в фетоплацентарном комплексе. Плодные оболочки являются важным источником цитокинов для околоплодных вод, а их содержание в этой биологической жидкости служит объективным критерием прогноза развития родовой деятельности и оценки состояния новорожденного. Продукция эндотелина и оксида азота в пуповине - дополнительный механизм паракринного воздействия на фетоплацентарное кровообращение.

Теоретическое и практическое значение работы

Проведенные исследования углубляют наши представления о становлении метаболических функций плаценты в процессе ее нормального развития и о молекулярно-биохимических механизмах формирования плацентарной недостаточности - одного из наиболее распространенных осложнений гестации. Установлены определенные закономерности, лежащие в основе повреждения процессов внутри-  и межклеточной регуляции в плаценте и как следствие формирования основных видов акушерской патологии. Полученные в работе данные обосновывают научные предпосылки для  коррекции метаболических дефектов в фетоплацентарном комплексе, особенно в те периоды гестации, в которые установлены наиболее значительные биохимические нарушения в плаценте. Корреляционные связи между содержанием отдельных  факторов роста в плаценте и сыворотке крови, установленные при различных осложнениях беременности, позволили научно обосновать и разработать принципиально новые способы прогнозирования нарушений гестации.

По результатам исследования  внедрены информативные критерии для оценки функциональной полноценности плаценты (по уровню трансформирующего и эпидермального фактора роста в сыворотке крови, патент N 2238576, 2004), прогнозирования состояние новорожденного (по величине активности НАДФН-оксидазы в плаценте, патент N 2254573, 2005) и выбора тактики родоразрешения (по уровню метаболитов оксида азота в околоплодных водах (патент 2193198, 2002).

Разработанные  способы прогнозирования и диагностики акушерской патологии внедрены в работу отделения патологии беременных и родильного отделения  ФГУ «Ростовский НИИ акушерства и педиатрии Росздрава», ГУЗ «Областная больница N2», МЛПУЗ «Городская больница  N20, МЛПУЗ «Родильный  дом N5» г. Ростова-на-Дону, МУЗ « ЦГБ г. Батайска».

Материалы диссертации используются  в лекциях на семинарах по повышению квалификации врачей Учебного центра РНИИАП.

Апробация работы.  Основные положения работы доложены и обсуждены  на  следующих научных форумах: 

  • Втором съезде Биохимического Общества Росс. академии наук (Москва. Пущино), 1997.
  • II съезде РАСПМ «Перинатальная неврология» (Москва), 1997.
  • II съезде акушеров-гинекологов Сев. Кавказа. (г.Ростов-на-Дону), 1998.
  • Национальной научно-практической конференции с международным участием «Свободные радикалы, антиоксиданты, (г.Смоленск), 2001, 2003, 2005.
  • Российском Форуме «Мать и дитя» (г.Москва), 2002, 2003, 2004, 2005, 2006, (г. Казань), 2007.
  • IV съезде Российской ассоциации специалистов перинатальной медицины (г.Москва), 2002. 
  • Международной конференции «Биоантиоксидант» (г. Москва), 2002, 2004, 2006.
  • Всероссийской конференции «Гипоксия. Механизмы, адаптация, коррекция. (г. Москва), 2002, 2004, 2006. 
  • Пленуме Российской ассоциации акушеров-гинекологов, проблемной комиссии РАМН МЗ  РФ «Перинатальная диагностика и беременность высокого риска», (г. Ростов н/Д),  2003.
  • VI Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 300-летию С.Петербурга и 205-летию Военно-медицинской академии «Актуальные вопросы клиники, диагностики и лечения. (г. Санкт-Петербург), 2003.
  • International  ecologic forum «Environment and human  health», (St. Petersburg), 2003.
  • Междисциплинарной III Конференции (г.Петрозаводск), 2004.
  • Международном симпозиуме «Молекулярные механизмы регуляции функции клетки» (г.Тюмень), 2005.
  • VIII World Congress International Society for adaptive medicine, (г.Москва), 2006.
  • Международном симпозиуме «Активные формы кислорода, азота и хлора в регуляции клеточных функций в норме и при патологии» (г.Гродно, Беларусь), 2006.
  • Всероссийском конгрессе эндокринологов. «Высокие медицинские технологии в эндокринологии», (г. Москва), 2006.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 65 научных работ, в том числе 20 статей в изданиях, рекомендованных Перечнем ВАК РФ,  получено 5 патентов. Личный вклад автора в публикациях составляет 73%.

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 274 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследования, результатов исследования и их обсуждения, заключения, выводов и списка литературы, включающего 153 отечественных и 271 иностранных источников. Работа иллюстрирована 48 таблицами и 46 рисунками.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

МАТЕРИАЛЫ  И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Исследования проведены на базе клинических и научных подразделений Ростовского НИИ акушерства и педиатрии. В проспективное исследование были включены 353 беременных в возрасте 20-32 лет, давших информированное согласие на расширенный алгоритм обследования.

  Контрольную группу составили 125 здоровых женщин с неосложненной беременностью, у 83  из  них она закончилась  своевременными родами (39-40 нед.), у 30 была прервана в период с 6 до 12 недель в результате искусственного аборта по желанию женщины и у 12 пациенток - в более поздние сроки (19-20 недель) по показаниям не связанным с осложнением беременности (социальные показания,  травматические повреждения). Основные группы составили 228 женщин с осложненной беременностью.  У 62 из этого числа пациенток беременность была доношена, но протекала  на фоне плацентарной недостаточности.  28 женщин  с плацентарной недостаточностью (ПН) беременность  недоносили и она закончилась преждевременными родами в 36-37 недель.  У 76 пациенток беременность самопроизвольно прервалась в 6-10  и 19-20 недель.

Диагноз ПН был поставлен на основании комплексного динамического обследования.  Критериями при постановке диагноза ПН  служили: выявление  анамнестических факторов риска, снижение фето- и маточно-плацентарного кровотока при допплерометрии, обнаружение признаков гипоксии внутриутробного плода при проведении кардиотокографии; отставание роста плода по данным ультразвуковой биометрии; снижение в крови активности специфического плацентарного изофермента  глутаматдегидрогеназы. У 30 беременных был диагностирован  синдром задержки внутриутробного роста плода (СЗРП), обусловленный, прежде всего, плацентарной недостаточностью. Еще одну группу составили 32 пациентки, беременность которых осложнилась гестозом легкой и средней степени тяжести. Диагноз гестоза верифицирован по данным клинического и лабораторного обследования. При проведении функциональных исследований использованы ультразвуковой аппарат Toshiba SSA-340A с цветным допплеровским картированием (Япония), фетальный кардиомонитор с компьютерной обработкой  Oxford Sonicaid Team Duo (США), анализатор  Humalyzer 2000 human (Германия).

Материалом исследования служили гомогенаты и экстракты хорионов (на ранних сроках развития органа)  и плаценты пациенток указанных выше групп. В ряде исследований в 36-40 недель использованы также экстракты плодных оболочек, пуповины и околоплодные воды. В качестве контроля использованы хорионы и плаценты соматически здоровых женщин в разные сроки неосложненной беременности.

       В гомогенатах хориона и плаценты,  взятых при соблюдении холодового режима определяли уровень факторов роста с помощью иммуноферментного анализа. Для фактора роста плаценты (ФРП), эпидермального фактора роста (ЭФР), сосудисто-эндотелиального фактора роста (СЭФР), фактора роста фибробластов (ФРФ), фактора некроза опухоли-α (ФНО-α)  использовали  иммуноферментные наборы (Cytimmune systems, USA). Исследования проводили в соответствии с протоколом фирмы – разработчика. Аналитическая чувствительность методов - 10,5 пг/мл, 8,3 пг/мл, 18,6 пг/мл, 0,48 пг/мл и 8,8 пг/мл соответственно.  Содержание  инсулиноподобного фактора роста (ИПФР-1), трансформирующего фактора роста α и β (ТФР-α и ТФР-β)  определяли иммуноферментными наборами «R&D systems» (USA). Чувствительность методов – 10,1 пг/мл  и 4,8 пг/мл соответственно.  Определение  растворимых рецепторов СЭФР и ЭФР (СЭФР-R1, ЭФР-R)  в тканях также проводили иммуноферментным  методом с помощью  наборов фирмы  «Bender MedSystems»  (Austria). Чувствительность методов составила  2,72 пг/мл  и 1,4 пг/мл соответственно.

Измерение уровня эндотелина (ЭТ-1), тромбоксана В2 (ТхВ2) и простациклина (ПГI2)  осуществляли тест-наборами «R&D systems» (USA) для иммуноферментного анализа. Аналитическая чувствительность методов - 0,3 пг/мл и 0,9 пг/мл соответственно.

Содержание интерлейкинов: ИЛ-1β, ИЛ-6, ИЛ-12 и ИЛ-10 определяли, используя тест-системы фирмы «Cytimmune» (USA). Чувствительность методов  9,2 пг/мл, 8,4 пг/мл, 5,6 пг/мл. Все анализы проведены на многофункциональном счетчике для иммуноферментных  исследований с программным обеспечением Victor (Finnland).

  Эндогенный уровень оксида азота в форме нитрит-аниона (NO2-) после энзиматического восстановления нитратов в нитриты определяли с помощью  классической реакции Грисса  и обозначали  как NOх. Активность NO-синтазы (КФ 1.14.13.39) измеряли по увеличению продукции NO из l-аргинина в присутствии НАДФН. Количественную оценку образованного NO  проводили с помощью ЭПР-спектроскопии мононитрозильных комплексов с двухвалентным железом и диэтилдитиокарбоматом (ДЭТК),  обладающих характерными парамагнитными свойствами (А.И. Цапин и соавт., 1994).

Окислительную деструкцию белков оценивали по реакции взаимодействия окисленных аминокислотных  остатков белков (карбонильных производных) с 2,4-динитрофенилгидразином с образованием 2,4-динитрофенил-гидразонов, которые регистрировали спектрофотометрически  (Е.Е. Дубинина и соавт., 1995). Оптическую плотность образованых динитрофенилгидразонов регистрировали при длине волны 363 нм. Интенсивность окислительной деструкции белков рассчитывали по уровню карбонильных производных, используя коэффициент молярной экстинции, равный 22•103 • М-1см-1.

Об активности циклонуклеотид-зависимых протеинкиназ судили по включению радиоактивного фосфора в экзогенный и эндогенные белки из [γ -32  Р]  АТФ. В качестве эндогенных белков-субстратов использовали белки субклеточных фракций плаценты. Стандартным методом дифференциального центрифугирования в градиенте сахарозы выделяли ядра, митохондрии и цитоплазму (супернатант после центрифугирования при 105000g). Из ядерной фракции после изоосмотического лизиса и соответствующей экстракции и выделяли негистоновые белки хроматина (P. Platz et.al., 1983), которые служили эндогенными  субстратами плацентарных протеинкиназ. Кроме того, в качестве  последних использовали суммарные белки цитоплазмы и митохондрий. Экзогенным белковым субстратом являлся протамин («Sigma», USA). Источником фермента были  10%  экстракты  плаценты. По окончании реакции с использованием инкубационной среды,содержащей фосфатный буфер, хлористый магний, дитиотрентол, 32Р-АТФ, цАМФ(или цГМФ), пробы пропускали через соответствующие фильтры «Synpor», промывали стоп-раствором, высушивали и считали в сцинтилляционном счетчике.

Активность НАДФН-оксидазы (КФ 1.11.1.2) определяли по восстановлению 2,6-дихлорфенилиндофенола (ДХФДФ) в присутствии НАДФН при 600 нм. Коэффициент молярной экстинции для НАДФН  - 6,22 х 106 см х М-1 и для 2,6-ДХФДФ -  21 х 106 см х М-1. Об активности ксантиноксидазы (КФ 1.2.3.2) судили по  усилению степени  окисления  ксантина в ультрафиолетовой области при 293 нм, используя коэффициент молярной экстинции 9,6 см2  х М-1 . Активность ферментов выражали в нм/мин/мг  белка. Содержание белка определяли по методу Лоури (O.N.Lowry et.al, 1951).

Активность фосфолипазы А2 (КФ 3.1.1.4) определяли методом Левиса (G.P. Lewis et.al., 1979), используя в качестве субстрата фосфатидилхолин (Sigma, USA). Активность фермента выражали в мкмолях свободных жирных кислот (СЖК) на 1 мг белка за 1 час. Количество  СЖК оценивали по  Кушмановой и Ивченко (1983).

Определение арахидоновой кислоты проводили  с помощью газожидкостной хроматографии на хроматографах «Цвет-4» , «Цвет-5» , «Хром-3» и «Хром-4» с плазменно-ионизационным детектором. Газ-носитель  - водород, разделение проводили при температуре испарителя и детектора – 275оС и давления газа-носителя – 0,3-0,6 атм. В качестве регистрирующего прибора использовали электронный автоматический потенциометр ЭПП- 0,9 МЗ. 

Статистическая обработка данных.

       Cтатистическую обработку данных осуществляли с помощью лицензионного пакета программ  Statistica (версия 5.1. фирмы  StatSoft. Inc,) и  Excel -2002.  Для оценки статистической значимости различий между сравниваемыми группами  использовали критерий Стьюдента (t-критерий) и непараметрический критерий Манна-Уитни (U- критерий). Однородность диcсперcий оценивали с использованием  теста Фишера. Достоверными считались различия при р < 0,05. Контроль статистической значимости полученных результатов осуществлялся комплексом современных статистических методов, включая методы рандомизированного тестирования. Корреляционный анализ выполнен методом Спирмена c расчетом коэффициента ранговой корреляции (r).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Факторы роста плаценты в разные сроки физиологической и осложненной беременности

Результаты наших исследований показали, что в  течение физиологической беременности (таблица 1)  динамика уровня различных факторов роста в плаценте  имеет определенные особенности. Так, содержание ФРП – главного маркера процессов плацентации и ТФР-β - важного регулятора клеточной пролиферации  и дифференцировки достигает максимальных значений  к 20 неделям гестации. Концентрация ФРП  к этому периоду  развития плаценты в 2, 7 , а ТФР-β -  в 4,2 раза  превышает соответствующие показатели в 6-10 недель. Далее  в течение гестации  содержание указанных факторов роста в «зрелой» плаценте (39-40 нед.)  уменьшается,  оставаясь однако  выше аналогичных величин в раннем хорионе (6-10 недель).  Что касается СЭФР,  являющегося  мощным  индуктором ангиогенеза, то  отмечалось прогрессивное увеличение  его  концентрации на протяжении всей беременности. К концу гестации уровень СЭФР был в 2,3 раза выше, чем в  начальные сроки.  Менее выраженная динамика  наблюдалась  для  другой группы факторов роста, а именно, ФРФ, ИПФР,  ТФР-α и ЭФР.

Таблица 1

Содержание факторов роста (нг/г ткани) в плаценте женщин в разные сроки физиологической беременности (М±m)

Показатели

Сроки беременности (в нед.)

6-10 недель

19-20 недель

39-40 недель

ФРП

0,14±0,006

0,38±0,04*

0,27±0,008/**

N набл.

30

12

58

ТФР-β

0,21±0,02

0,90±0,18*

0,58±0,05/**

N набл.

22

12

55

СЭФР

0,76±0,05

1,46±0,40*

1,77±0,09/**

N набл.

28

11

79

ИПФР

0,88±0,12

1,19±0,21

1,38±0,10/**

N набл.

28

12

73

ТФР-α

0,77±0,04

0,62±0,10

1,09±0,07/**

N набл.

19

11

72

ЭФР

0,32±0,03

0,36±0,02

0,42±0,02/**

N набл.

25

12

80

оФРФ

2,17±0,21

2,48±0,40

4,09±0,54/**

N набл.

17

11

75

достоверность отличий между  показателями: * - в 6-10  и  19-20 нед., ** - в  19-20  и 39-40 нед.,   - в 6-10  и  39-40 нед. (здесь и в других табл. жирным шрифтом выделены достоверные  отличия (p<0,05)).

Содержание этих факторов роста было достаточно высоким  в 39-40 недель беременности и превышало исходные величины (6-10 нед.) на 88%, 56%, 42% и 35%  соответственно. 

Выявленная динамика  продукции ростовых факторов развивающейся плаценты, образующих сложную систему регуляторов клеточного роста и дифференцировки,  позволяет заключить,  что этот орган обеспечивает достаточно высокий уровень  изученных компонентов на  протяжении всей беременности. Максимальный темп увеличения содержания  ФРП и ТФР-β  приходится на второй триместр, а наибольшая интенсивность накопления  СЭФР, ЭФР, ИПФР, ФРФ и ТФР-α имела место к концу беременности. Это согласуется с данными литературы,  указывающими на участие широкого спектра ростовых факторов в  репродуктивных процессах на протяжении всей беременности (K.Kawagoe et.al., 1990; T. Regnault et.al.2003).

Различные степень и в ряде случаев направленность изменений  плацентарной продукции факторов роста, сопряженные с их основными эффекторными воздействиями при физиологической гестации объясняются  необходимостью внутри- и межклеточного контроля процессов метаболического обеспечения меняющихся функций развивающейся плаценты в соответствии с возрастающими потребностями плода. Если рассматривать действие факторов роста на молекулярном уровне, то прежде всего, это индукция биосинтеза ДНК, которой  предшествует экспрессия целого ряда генов. Причем реализация указанных эффектов, как известно, обеспечивается не самим фактором роста, а опосредуется его рецептором.

Как показали наши исследования, наряду  с изменением содержания факторов роста в процессе физиологической беременности изменяется и плацентарная продукция их рецепторов.  Содержание  рецепторов ЭФР (R-ЭФР) повышается в плаценте к концу гестации в 3 раза, для СЭФР-R1 увеличение менее выражено и составляет 42%.

Выявленная динамика продукции факторов роста  и их рецепторов в течение физиологического развития плаценты, очевидно, направлена прежде всего на оптимальную регуляцию ангио- и васкулогенеза, формирование и развитие фетоплацентарного кровообращения, от которых во многом зависит трофическое и кислородное снабжение плода.

Формирование плаценты в условиях осложненной беременности  сопровождается значительными сдвигами  в уровне факторов роста (рис. 1). Содержание  ФРП, ИПФР, ЭФР и ТФР-α уменьшалось в раннем хорионе (6-10 нед.) как при плацентарной недостаточности, так и у женщин с гестозом. Значительные изменения происходили и в  содержании других факторов роста, в частности –  ТФР-β и СЭФР. Концентрация  указанных биологически активных полипептидов  была напротив резко повышена в хорионе женщин с самопроизвольно прервавшейся беременностью: в  6 и 2,7 раза - при ПН,  и  в  4,6  и  2,6 раза  -  при гестозе  относительно этих  показателей  при физиологической беременности.

Рис. 1. Изменение содержания факторов роста ( в % к контролю) в хорионе женщин (6-10 недель) при осложненной беременности.

В связи с таким значительным изменением уровня ТФР-β при осложненной гестации, следует подчеркнуть, что наряду с участием этого фактора роста в регуляции, имплантации и дифференцировки цитотрофобласта, одним из его метаболических эффектов, влияющих на процессы гемодинамики, является изменение обмена  l-аргинина в результате модификации активности NO-синтазы и аргиназы  (J.D.Shearer, et.al., 1997). Влияние  ТФР-β на активность NO-синтазы приводит к нарушению генерации NO, а активация им аргиназы сопровождается модификацией продукции пролина – важного компонента сосудистой стенки.

Анализируя собственные данные и накопленные сведения о процессах плацентации с начальных этапов гестации, можно полагать, что такое раннее прерывание беременности может быть связано с реологическими нарушениями, недостаточностью инвазии цитотрофобласта в спиральные артерии плацентарного ложа, вследствие чего развивается внутриутробная гипоксия, стимулирующая, как известно, продукцию СЭФР и его рецепторов ( F.Lyall, et. al., 1997). Последнее, по-видимому,  и является одной из причин установленного нами повышения уровня плацентарного СЭФР при самоабортах. Содержание таких важных индикаторов роста и развития плода, каковыми являются ИПФР и  оФРФ,  было, напротив, снижено при обоих осложнениях беременности.  Поскольку  ФРП, ЭФР , ФРФ и ИПФР оказывают прямое влияние на пролиферативную активность трофобласта, кроме того первым трем факторам роста  принадлежит одна из основных  ролей  в становлении плацентарно-эмбрионального кровообращения, уменьшение  уровня указанных  ростовых факторов может способствовать  нарушению процессов плацентации (включая изменение пролиферации, миграции, инвазии трофобласта). Последнее, по-видимому, и приводит в данном случае к прерыванию беременности.

Полученные данные свидетельствуют о том, что основы будущей патологии закладываются уже в ранние сроки беременности,  что подтвердилось  исследованиями, проведенными в сыворотке крови женщин указанных выше  групп. По данным А.В. Орлова (2003, 2006)  и результатам собственных исследований (И.И. Крукиер и соавт., 2005), изменение содержания большинства факторов роста в крови пациенток с различными осложнениями беременности наблюдается уже в первом ее  триместре. Причем направленность изменений в сыворотке крови и плаценте для ряда факторов роста имеет одинаковый характер: повышение уровня СЭФР при ПН и гестозе, ТФР – при ПН, снижение уровня ФРП и ИПФР при обеих патологих и снижение содержания ФРФ при ПН, что, очевидно, свидетельствует об общности механизмов повреждения на системном и локальном уровнях. Одинаковый характер изменения содержания СЭФР и ТФР в раннем хорионе и сыворотке крови при плацентарной недостаточности и прямая корреляционная связь между этими показателями (r=0,69 и 0,73 соответственно) позволили нам совместно с клиницистами разработать «Способ прогнозирования фетоплацентарной недостаточности» (Патент на изобретение N 2238567, 2004) по соотношению концентраций этих факторов роста,  определяемых в сыворотке крови с 5-6 недель беременности.

Аналогичная по направленности, но в некоторых случаях более выраженная динамика наблюдалась и в группах женщин с беременностью, самопроизвольно прервавшейся в 19-20 недель. Такое существенное нарушение баланса (сохраняющееся и в середине гестации) факторов роста, регулирующих молекулярно-биохимические механизмы развития плаценты и в целом функционирование фетоплацентарного комплекса несомненно влияет на течение беременности и вносит определенный вклад в развитие процессов, приводящих к ее прерыванию  уже в 1 или во II  триместрах.

В обследованных группах женщин, доносивших беременность (с ФПН, гестозом и СЗРП), динамика уровня ростовых факторов выглядела следующим образом (рис.2). Содержание ФРП и СЭФР  в плаценте, полученной после родов в срок, снижено при всех перечисленных осложнениях в среднем на 40-48%%. При осложнившейся, но доношенной беременности, существенно был снижен и уровень ИПФР. В группах пациенток с ФПН это снижение составило 61%, с  СЗРП – 51%  и с гестозом – 38%. 

Рис. 2 Изменение содержания факторов роста ( в % к контролю) в плаценте женщин (39-40 недель) при осложненной беременности.

Аналогичная направленность изменений установлена также для плацентарной продукции ЭФР и ФРФ. Уровень таких ростовых факторов, как ТФР-β  и ТФР-α, напротив, значительно возрастал  в 39-40-недельной плаценте женщин, беременность которых развивалась на фоне различных осложнений. По результатам изучения  факторов роста в плаценте,  сопоставления их с аналогичными данными в сыворотке крови этих беременных и  состоянием новорожденных  был разработан  «Способ прогнозирования  задержки внутриутробного развития плода» (Патент N 2246733, 2005), в основу  которого легло определение коэффициента отношения между содержанием ИПФР и СЭФР.

Одним из основных активаторов ангиогенеза в органах репродуктивной системы является СЭФР, который  наряду с индукцией ангиогенеза повышает и сосудистую проницаемость ( Т. Mayhew  et al., 2003),  являясь  таким образом, фактором роста эндотелия сосудов, а также фактором проницаемости сосудов. Поскольку усиление продукции СЭФР (в раннем хорионе ) и при прерывании беременности в 19-20 недель), стимулируется гипоксией (и, по-видимому, гипоксемией в результате снижения уровня О2 в межворсинчатом пространстве), можно полагать, что именно последняя является одной из причин установленной нами динамики содержания СЭФР.

Очевидно, такое повышение  уровня СЭФР, учитывая его аутокринное воздействие  на сосуды плаценты, изменяет плацентарную гемодинамику и является одной из причин прерывания беременности в указанные сроки. Только к концу осложненной беременности содержание СЭФР снижено относительно нормальных показателей, причем у женщин с гестозом уровень  этого фактора  роста ниже, чем при ПН на 40%. Данная направленность изменений, по-видимому, имеет компенсаторный характер и способствует улучшению фето-плацентарного кровотока, что позволяет создать условия для донашивания беременности, протекающей с угрозой прерывания. 

Наряду с изменением содержания факторов роста в плаценте при осложненном течении гестации имеет место и нарушение экспрессии их рецепторов.

При беременности, прервавшейся в 6-10 недель (ПН и гестоз), количество растворимых форм ЭФР-R и СЭФР-R1 в хорионе ниже, чем в аналогичные сроки физиологической  гестации. Среди причин нарушения продукции ЭФР- R  и СЭФР- R1  при беременности, осложненной плацентарной недостаточностью, можно отметить модификацию гормонального (эстроген-гестагенного) фона при данной патологии, под контролем которого находится индукция как рецепторов, так  и самих факторов роста (A. Ahmed et.al., 2000). Уменьшение содержания ЭФР-R , наблюдающее и в более поздние сроки,  очевидно, усугубляет отрицательные последствия  сниженной продукции ЭФР на процессы пролиферации, ангио- и васкулогенеза в плаценте, способствующие развитию и прогрессированию ее функциональной недостаточности. Что касается рецептора СЭФР, то при преждевременных родах в 36-37 недель беременности на фоне  плацентарной недостаточности его уровень в плаценте был повышен, в отличие от показателей при прерывании беременности в 6-10 недель. Повышение уровня СЭФР-R1  в плаценте пациенток  с ПН, с одной стороны, можно рассматривать как компенсаторную  реакцию, позволившую отсрочить прерывание беременности. С другой стороны -  увеличение индукции его растворимой изоформы способно ингибировать связывание основного трансмембранного  рецептора.

Сопоставление количественных изменений СЭФР-R1 и ЭФР-R позволяет отметить, что наиболее значительные отклонения от физиологических величин в плаценте наблюдаются при прерывании гестации в ранние сроки. Этот период отличается  незрелостью плацентарных структур и  еще несформированными механизмами обеспечения компенсаторных реакций. Кроме того, именно на ранних стадиях беременности, согласно современным представлениям, имеет место сниженное кровоснабжение  маточно-плацентарного ложа и низкий уровень кислорода  в  околоплодной среде (F. Lyall et.al., 2001).

Сравнение  характера изменений в содержании ростовых факторов  и отдельных их рецепторов  в хорионе и плаценте женщин с осложненной беременностью, позволяют  сделать вывод, что выявленные нарушения, свидетельствующие о формировании плацентарной недостаточности, раннего и позднего гестоза, имеют место уже на начальных этапах развития органа, но в значительной степени они сохраняются и к середине второго триместра.

Прогрессирование беременности невозможно без четкого функционирования сложной сосудистой системы, которая обеспечивает адекватный обмен веществ между организмами матери и плода. Изменение баланса эндогенных регуляторов ангиогенеза и соединений, влияющих на тонус сосудов  плаценты, очевидно, вносит существенный вклад в нарушение кровотока между матерью и плодом. 

Вазоактивные соединения плаценты в разные сроки физиологической и осложненной беременности

При физиологической беременности содержание  важнейших вазоконстрикторов – эндотелина-1 (таблица 2) в зрелой плаценте (39-40 нед.) выше в  3 раза, чем в начальные сроки беременности (6-10 нед.).

Таблица 2

Содержание эндотелина и тромбоксана (нг/г ткани) в плаценте женщин в разные сроки  физиологической беременности (М±m)

Показатели

Сроки беременности (в нед.)

6-10

19-20

39-40

Эндотелин

1,33±0,10

1,35±0,006

4,02±0,22

N набл.

22

12

68

Тромбоксан

1,81±0,21

2,08±0,02

3,21±0,05

N набл

20

12

40

- достоверность отличий между  показателями в 6-10  и  39-40 нед.

       Данные о динамике продукции эндотелина в плацентарной ткани при нормальной гестации имеют большое значение для понимания механизмов биохимического обеспечения формирования эндотелия сосудистого русла плаценты в процессе ее развития. В настоящее время не вызывает сомнений, что эндотелий  это не простой физический барьер, отделяющий кровоток от структур сосуда. Он непрерывно вырабатывает большое количество  биологически активных веществ, среди которых эндотелин-1 наряду с NO занимает ведущее место. Помимо мощного вазоактивного эффекта, эндотелин вызывает широкий спектр пролиферативных ответов в клеточных структурах. Кроме того, регуляторные функции эндотелина  распространяются также на такой процесс как апоптоз, который ингибируется данным пептидом  (T.R. Wu Wong et.al., 1997). Поддержание баланса между апоптотическими и пролиферативными процессами чрезвычайно важно при формировании гемохориального типа плаценты, к которому принадлежит плацента человека. Обнаруженное снижение апоптоза в плаценте к концу физиологической беременности  (О.В. Борисенко, 2003), в определенной степени может объясняться значительным повышением содержания эндотелина.

Содержание ещё одного  вазоконстриктора - тромбоксана В в нормально развивающейся плаценте подобно эндотелину во втором триместре беременности не отличается от его содержания в первом и лишь в третьем триместре возрастает в 1,8 раза. Хотя тромбоксан  в плацентарной ткани представлен в среднем в таком же количестве, как эндотелин, но его вазоконстрикторный эффект, очевидно, подобно действию в сосудах других тканей, значительно ниже (Р.Н.Степанова, 2001). Метаболические эффекты тромбоксана в плаценте менее изучены, однако исходя из  его ауто- и паракринных  регуляторных воздействий (S. Moncada, 1983), можно полагать, что повышение  уровня этого эйкозаноида в конце физиологической гестации, сопряженное с изменением содержания цАМФ и внутриклеточного  Са2+, направлено на увеличение тонуса сосудов и усиление агрегации тромбоцитов, процессов необходимых к моменту родов.

При осложненной беременности  в хорионе, полученном после её самопроизвольного  прерывания (6-10 недель),  уровень  эндотелина превышал физиологический показатель на 92%  в группе с верифицированной ПН и в 2,5 раза – в группе с  ранним  гестозом (рис. 3).  Содержание тромбоксана в этом сроке осложненной беременности (гестоз и ПН) было повышено менее выражено на 20-25%.

Значительное повышение содержания  эндотелина (в 3,3 раза) наблюдалось в плаценте женщин с ПН в 19-20 недель прервавшейся беременности . При  гестозе  концентрация эндотелина в указанные сроки, как и в раннем хорионе, также  была  в 2,2 раза выше  нормальных  показателей. Что касается тромбоксана, то его плацентарная концентрация  в эти сроки гестации  была увеличена на 63% в группе женщин с ПН, и имела лишь тенденцию к повышению у женщин с гестозом. В  плацентах женщин, взятых после преждевременных родов (36-37 недель), содержание эндотелина и тромбоксана было повышено на  77%  и 34%, соответственно  по сравнению с данными при доношенной беременности. Повышение уровня указанных вазоконстрикторов, одновременно с увеличением продукции СЭФР у этих пациенток,  по-видимому, вызывает спазм сосудов  в плаценте и пуповине, а следовательно снижение транспорта кислорода и питательных веществ, поступающих к плоду, что также  способствует досрочному прерыванию беременности.

У женщин с ПН, гестозом и СЗРП,  доносивших беременность,  продукция эндотелина и тромбоксана в плаценте, напротив была снижена (рис.3) по сравнению с нормой. Выявленная динамика, очевидно, имеет компенсаторный характер и приводит к улучшению фето-плацентарного кровотока в результате уменьшения констрикторной составляющей в нарушенном балансе вазотоников. Этот сдвиг, по-видимому, позволяет создать условия для донашивания беременности, которая протекала с угрозой прерывания.

В процессах, связанных с нарушением  плацентарной гемодинамики и плодно-материнского кровообращения наряду с вазоконстрикторами  важную роль играют и вазодилятаторы. Среди последних особое место принадлежит NO,  обладающему выраженными сосудорасширяющими свойствами. Роль оксида азота  в поддержании сосудистого гомеостаза не ограничивается  дилатацией локального участка, а оказывает также антипролиферативное  влияние на гладкомышечные клетки сосудистой стенки,  блокируя агрегацию тромбоцитов, экспрессию молекул адгезии, продукцию эндотелина  (О.А.  Гомазков  , 1999; Ф.Т. Агеев  и соав., 2006).

Рис.3.  Изменение уровня  эндотелина и тромбоксана (в % к контролю) в  плаценте женщин (39-40 нед.)  с осложненной беременностью.

По мере развития физиологической гестации (таблица 3) продукция NO,  как и активность NO-синтазы, существенно возрастала  во втором триместре по сравнению с  аналогичными величинами  первого триместра (в 1,7 и 1,6 раза, соответственно). Именно в этот период плацента формируется как орган, достигающий  своей функциональной зрелости, а в организме плода происходят существенные преобразования процессов биохимической и морфологической дифференцировки, требующие формирования адекватного плацентарно-плодового кровотока.

Таблица 3

Содержание простациклина (нг/г), NOx (нмоль/г) и активности  NO-синтазы (нмоль/г)  в плаценте женщин в разные сроки  физиологической беременности (М±m)

Показатели

Сроки беременности (в нед.)

6-10

19-20

39-40

NOx

7,65±0,43

12,6±0,12*

11,8±0,10

N набл.

30

12

79

NO-синтаза

3,77±0,22

6,18±1,28*

9,70±0,73

N набл.

30

19

72

Простациклин

3,45±0,22

4,14±0,05*

3,07±0,09**

N набл.

25

12

54

достоверность отличий между  показателями: * - в 6-10  и  19-20 нед., ** - в  19-20  и 39-40 нед.,   - в 6-10  и  39-40 нед.

Следствием повышения генерации NO в плаценте в процессе её нормального развития является не только снижение тонуса сосудов в фетоплацентарной системе, но и адекватное изменение различных метаболических процессов, поскольку физиологически активная молекула NO, имеющая свободнорадикальную природу, обладает чрезвычайно широкисм спектром действия. Свободно проникая через клеточные мембраны, NO  служит как переносчиком межклеточного сигнала, так и внутриклеточным мессенджером (Х.М. Марков,1996; Е.Б. Манухина и соавт., 2000). Для плаценты, не обладающей иннервационным аппаратом, именно гуморальные медиаторы являются главными механизмами, регулирующими её внутриклеточные процессы.

В процессе формирования плаценты к 19-20 неделям гестации увеличивается также уровень ещё одного вазодилататора – простациклина (PGI2), хотя степень увеличения менее выражена и  составляет 20% относительно соответствующей величины в первом триместре.

Усиление продукции  NO и PGI2 в плаценте, очевидно, способствует улучшению гемодинамических параметров и обеспечению возрастающей трофики плода. В более поздние сроки  содержание  NOх стабилизируется и практически  не изменяется  до момента родов, в то время как  активность NO-синтазы  остается повышенной и к концу беременности.

Возможно, что такие отличия между динамикой NOх и активностью NO-синтазы связаны с модификацией активности нитритредуктазы и более интенсивным вовлечением этого фермента в замыкание цикла NO (В.П. Реутов, 2002) в исследуемых условиях.  Кроме того, различия в степени накопления NOх и  повышения активности NO-синтазы, могут быть обусловлены тем фактом, что часть избытка NO способна связываться в комплексы, которые образуют в клетках физиологически активные депо оксида азота в форме S-нитрозотиолов и  динитрозольных  комплексов железа (А.Ф.Ванин, 1998; Е.Б.Манухина  и соавт., 2002; 2004).

       Содержание PGI2 в доношенной  плаценте при физиологической беременности снижается относительно аналогичной величины в предыдущий период гестации. Очевидно, перед родами он берет на себя основную роль в уменьшении вклада вазодилататоров в соотношение вазоактивных веществ с противоположным  воздействием на тонус сосудов.

В  плаценте, развивающейся в условиях ее  функциональной недостаточности, продукция NO отличается от физиологических величин на протяжении всего процесса гестации.

Так, уже в хорионе (6-10 нед.), полученном у женщин при самоабортах на фоне верифицированной плацентарной недостаточности и с ранним гестозом, содержание NOх  уменьшено в 3 и 2,5 раза соответственно, а активность NO-синтазы  в  обеих группах - на 54%  по сравнению с таковыми при нормальной  беременности. Аналогичная динамика характерна для содержания  простациклина, которое уменьшалось в группах женщин как с ПН, так  и с гестозом. Подобная направленность изменений  в плаценте обнаружена и при прерывании осложненной беременности в 19-20 недель, однако их степень менее выражена.  При недонашивании беременности в третьем триместре (36-37 нед.) также наблюдалось уменьшение содержания NOх  и активности NO-синтазы (рис.4). Выявленная динамика показателей NOх свидетельствует о несомненном вкладе снижения вазодилятаторов в нарушение плацентарной гемодинамики, приводящее в конечном итоге к невынашиванию беременности. Причем наиболее значимое  уменьшение метаболитов NO приводит к прерыванию гестации на ранних сроках.

Рис. 4.  Изменение уровня вазодилататоров (в % к контролю)  в плаценте женщин с осложненной беременностью (36-37 нед. и 39-40 нед.)

       В случае донашивания осложненной беременности содержание PGI2,  и NOх  в плаценте женщин с плацентарной недостаточностью и при СЗРП, было  повышено по сравнению с физиологическими величинами. Очевидно, такое изменение генерации оксида азота носит компенсаторный характер и способствует, как указывалось выше, поддержанию плодово-плацентарной гемодинамики за счет уменьшения спазма сосудов и усиления кровотока в условиях внутриутробной гипоксии, имеющей место у данных женщин. В отличие от вышеуказанных состояний, при беременности, доношенной на фоне гестоза,  уровень  NOх и активность NO-синтазы, напротив, были снижены относительно показателей при физиологической беременности. Однако менее выраженная степень снижения продукции оксида азота и повышенное содержание PGI2 в 39-40-недельной плаценте при гестозе по сравнению с таковой в 36-37 недель беременности, очевидно, позволяют в определенной мере поддерживать тонус сосудов в фетоплацентарной системе, необходимый для вынашивания беременности. 

Особую информативность для суждения о состоянии баланса вазотоников в плаценте дают коэффициенты соотношения NOх/эндотелин. В процессе развития нормальной  гестации в первой ее половине этот коэффициент возрастает в 1,6 раза, снижаясь в последующем к родам более чем в 3 раза. Такая динамика при физиологической беременности, по-видимому, определяется необходимостью усиления сосудосуживающей составляющей в спектре вазотоников в период родов. При беременности, прервавшейся на фоне  плацентарной недостаточности и гестоза коэффициент NOх/эндотелин в первом и втором триместрах  в несколько раз ниже, чем в аналогичные сроки при физиологической беременности. В случае донашивания осложненной беременности этот показатель в различной степени (в зависимости от вида акушерской патологии) увеличивался. Что касается коэффициента простациклин/тромбоксан, то его динамика при патологической гестации имеет ту же направленность, однако менее выражена. Последнее, по-видимому, связано с ведущей ролью NO и эндотелина в регуляции маточно- и фетоплацентарного кровотоков по сравнению с другими вазоактивными соединениями. 

Полученные данные свидетельствуют о том, что осложненная беременность развивается на фоне нарушенной плацентарной продукции вазоактивных веществ, регулирующих гемодинамические показатели фетоплацентарного кровотока. Следствием этих нарушений может явиться усиление внутриутробной гипоксии, приводящей к различным пренатальным повреждениям плода и последующим  отклонением в развитии новорожденного.

Активность прооксидантных процессов и структурные изменения белков в плаценте в разные сроки физиологической и осложненной беременности

Морфо-функциональные и биохимические изменения в плаценте, приводящие к нарушению маточно- и фетоплацентарной гемодинамики, во многом могут быть связаны с гиперпродукцией  активных форм кислорода в плаценте и развитием «окислительного стресса», что создает условия для повреждения эндотелия сосудов и хориальной ткани в целом.

Свободнорадикальные повреждения в организме матери и плода являются одним из основных механизмов  в общей цепи нарушений, формирующихся в гипоксических условиях. Многочисленные данные свидетельствуют о том, что во всех реакциях с участием  молекулярного кислорода наблюдается образование  элементоорганических форм неполного окисления кислорода. К числу ферментов, приводящих к таким последствиям, относится НАДФН-оксидаза  (КФ 1.11.1.2), которая наряду с регуляцией соотношения НАДФ/ НАДФН приводит к образованию супероксидного аниона O2  и ксантиноксидаза (КФ 1.2.3.2)  - фермент, приводящий к образованию супероксиданиона и перекиси водорода.

Определение активности НАДФН-оксидазы и ксантиноксидазы в плаценте позволило установить что, плацентарная недостаточность и ранний гестоз развивались на фоне увеличенной активности этих ферментов. Причем повышенной активность НАДФН-оксидазы и ксантиноксидазы оставалась и при донашивании патологической беременности, хотя  и в меньшей степени чем  во втором триместре. Несмотря на то, что выявленные нарушения, приводящие к накоплению активных форм кислорода неспецифические и включаются, как правило, в патогенез осложнения беременности вторично, тем не менее они могут играть важную роль в его прогнозе  и  исходе, а также влиять на развитие внутриутробного плода. Последнее подтверждается рождением детей с  церебральными повреждениями при высоких уровнях плацентарной НАДФН-оксидазы. Нами выявлена прямая  зависимость между тяжестью постгипоксической  ишемической  энцефалопатии новорожденных и степенью повышения активности фермента в плаценте. Эти данные легли в основу созданного нами изобретения «Способ прогнозирования энцефалопатии новорожденного» (Патент N 2254573, 2005). 

Важным субстратом свободнорадикальной модификации в условиях  повышенного накопления активных форм кислорода  являются белки, окисленные формы которых рассматриваются как один из ранних маркеров окислительного поражения клеток.  В то же время вопросы деструкции  белков плаценты (в отличие от проблемы свободнорадикального окисления липидов) остаются во многом не изученными. Нами было проведено изучение спонтанного и металл-катализируемого окисления белков. Результаты исследований, представленные  в таблице 4, свидетельствуют о том, что окисление белков плаценты, оцененное по уровню карбонильных производных, как и активность прооксидантных ферментов, возрастает по мере пролонгирования гестации. При плацентарной недостаточности и гестозе имеет место усиление окислительной деструкции белков, наблюдающееся  уже в 1 триместре беременности и в разной степени сохраняющаюся во втором триместре.

Таблица 4

Спонтанное  и металл-катализируемое окисление белков (мкмоль/г ) в плаценте женщин в разные сроки  физиологической беременности (М±m)

Показатели

Сроки беременности (в нед.)

6-10

19-20

39-40

Спонтанное окисление белков

2,59±0,23

3,16±0,30*

3,49±0,16

N набл.

15

10

20

Металл-катализируемое окисление белков

4,82±0,33

6,61±0,41*

7,45±0,30

N набл.

12

10

18

достоверность отличий между  показателями: * - в 6-10  и  19-20 нед.,   - в 6-10  и  39-40 нед.

В плаценте, полученной после срочных родах (39-40 недель), которыми  закончилась осложненная беременность, независимо от вида акушерской патологии, окислительная деструкция белков остается повышенной, хотя  степень повышения менее выражена, чем в ранние сроки гестации. Причем выраженность деструктивных процессов усиливается пропорционально активности прооксидантных ферментов в плаценте, что подтверждает роль свободнорадикальных  реакций в посттрансляционной модификации белков плаценты при осложненной беременности.

Проведенный корреляционный анализ выявил прямую связь  между степенью окислительной деструкции белков плаценты и сыворотки крови при гестозе (r=0,78). Это расширило информационную ценность данного биохимического маркера и позволило  использовать изучение окислительной деструкции сывороточных белков в первые недели беременности для прогнозирования гестоза даже  в  тех случаях, когда клинические его проявления развивались позднее. Полученные данные легли в основу созданного нами совместно с клиницистами изобретения «Способ прогнозирования гестоза» (Патент N 2249212, 2005).

К числу важных механизмов, приводящих к структурным изменениям белков, относится также их посттрансляционное фосфорилирование и дефосфорилирование. Осуществляющие эти процессы протеинкиназы (ПК) весьма разнообразны по своей  субстратной специфичности и ассортименту их рецепторов. Субстратами протеинкиназ, активируемых циклическими нуклеотидами, могут являться белки хроматина, рецепторы гормонов, ферменты различных субклеточных фракций, мембранные белки и др., что определяет широкий спектр клеточных функций, регулируемых путем переноса фосфатного остатка  молекулы макроэрга на определенные аминокислотные  остатки в молекуле белка (Перцева М.Н., 1989).

       Полученные нами  результаты свидетельствуют о том, что интенсивность фосфорилирования белков отличается в различных субклеточных фракциях плаценты и зависит от циклического нуклеотида, регулирующего протеинкиназную активность. При физиологической беременности характерен более высокий уровень цАМФ-ПК, чем цГМФ-ПК по отношению к белкам-субстратам ядерной и митохондриальной фракций плаценты. цГМФ-зависимое фосфорилирование белков, напротив, наиболее интенсивно происходит в цитоплазме. При беременности, осложненной ПН, но закончившейся родами в срок (39-40 нед.), наблюдается изменение степени фосфорилирования как эндогенных белков плаценты, так и экзогенного белка. Активность цАМФ-зависимой протеинкиназы в различной степени уменьшается по отношению ко всем изученным субстратам.  Фосфорилирование белков, катализируемое цГМФ-зависимой протеинкиназой плаценты у этих женщин также снижено в ядерной  фракции и цитоплазме, но повышено  при использовании в качестве субстрата белков митохондрий.        У женщин,  беременность которых закончилась преждевременными родами (36-37 нед.), нарушение процессов фосфорилирования плацентарных белков носит еще более выраженный характер, хотя направленность изменений в основном аналогична таковой  при донашивании осложненной беременности, за  исключением уменьшения активности цГМФ-зависимого фосфорилирования белков митохондрий. При любом исходе осложненной беременности имеет место снижение фосфорилирования экзогенного белка-протамина.

Анализ представленных результатов исследований свидетельствует о том, что активность протеинкиназ  плаценты при физиологической беременности достаточно высока, причем для большинства  эндогенных  и экзогенных белков наиболее высокие величины обнаружены при цАМФ-зависимом  фосфорилировании. Развитие плацентарной недостаточности сопровождается посттрансляционной модификацией различных групп белков  плаценты. Весьма серьезные метаболические и функциональные последствия может иметь снижение фосфорилирования  ядерных белков, поскольку негистоновые белки хроматина являются специфическими регуляторами биологической активности  ДНК (репликации и транскрипции) и следовательно пролиферативных процессов, высокая активность которых характерна для плацентарной ткани.

Интерлейкины  и фактор некроза опухоли в плаценте в разные сроки физиологической и осложненной беременности

Особого внимания  заслуживают количественные изменения в спектре такого важного класса цитокинов, как интерлейкины в связи с иммуномодулирующими функциями  и,  значительной ролью в процессах метаболического  обеспечения межклеточных взаимодействий.

Ряд эффектов интерлейкинов сопряжен с индукцией (или ингибированием в зависимости от типа цитокина) генерации оксида азота и эндотелина. Так, ИЛ-1β  обладает стимулирующим эффектом на активность NO-синтазы , а ИЛ-10 , напротив,  ингибирует её  (F. Q. Cunha., et.al., 1992). 

Через регуляцию синтеза  ИЛ-1β и ИЛ-6 опосредуется антипролиферативное действие NO, усиливается экспрессия эндотелина и его рецепторов (S.Sladek , et.al., 1997; H. Singh et.al., 2001). Наряду с влиянием на активность NO-синтазы, ИЛ-1β и провоспалительный цитокин – ФНО-α усиливают и активность аргиназы, влияя  тем самым на обе основные ферментные системы метаболизма  аргинина (О.Н. Бондаренко и соавт., 2004; Шестопалов А.В. и соавт., 2004). Приведенные метаболические «мишени»  воздействия интерлейкинов свидетельствуют об их возможном опосредованном влиянии на функции эндотелия сосудов путем модификации продукции основных его компонентов. Исходя из вышеизложенного, очевидно , что поддержание определенного баланса цитокинов на каждом этапе развития плаценты является одним из  условий метаболической и функциональной полноценности плаценты, а также формирования толерантности к «чужеродному» плоду.

       Полученные результаты, представленные в таблице 5,  свидетельствуют о том, что в процессе физиологической гестации  наиболее высокий уровень изученных нами цитокинов наблюдался в 19-20 недель беременности.

Таблица 5

Содержание цитокинов (нг/г ткани) в плаценте женщин в разные сроки неосложненной беременности (М±m)

Показатели

Сроки беременности (в нед.)

6-10 недель

19-20 недель

39-40 недель

ФНО-α.

9,68±0,80

21,8±1,64*

12,0±0,59/**

N набл.

23

12

52

ИЛ-1β

92,3±4,62

109,4±10,09

88,3±3,7

N набл.

29

12

63

ИЛ-6

12,7±1,5

19,9±2,17*

13,9±0,89

N набл.

29

12

64

ИЛ-12

247,8±18,9

335,8±25,3*

289,3±13,8

N набл.

25

12

61

ИЛ-10

20,05±2,3

44,7±5,2*

39,3±3,58

N набл.

29

12

63

  достоверность отличий между  показателями: * - в 6-10  и  19-20 нед., ** - в  19-20  и 39-40 нед.,   - в 6-10  и  39-40 нед.

Продукция цитокинов в хорионе женщин с осложненной беременностью имела свои особенности. При самопроизвольно прервавшейся беременности в первом и втором триместрах, а также при преждевременных родах в 36-37 недель уровень провоспалительных интерлейкинов  (ИЛ-1β, ИЛ-6, ИЛ-12) и ФНО-α в плаценте в различной степени был повышен на фоне сниженной продукции противовоспалительного ИЛ-10. Наиболее выраженное увеличение имело место для классического провоспалительного цитокина ИЛ-6 : его уровень превышал физиологические величины в 1,5-4 раза в зависимости от вида акушерской патологии и срока прерывания гестации. В первом триместре значительное  увеличение имело место и для ФНО-α. Негативное влияние ФНО-α на процессы плацентации, кроме провоспалительных эффектов, обусловлено, очевидно, и его вазоконстрикторным действием на сосуды плацентарной сети, приводящим к снижению в ней кровотока (C. Holcberg et.al., 2001). Характер изменений при доношенной, но осложненной беременности практически не отличался от динамики цитокиновой продукции  в ранее описанных группах. Однако по степени этих изменений обнаруживалось перераспределение «очередности»  отдельных цитокинов (рис. 5). Среди интерлейкинов максимальное снижение  наблюдалось для ИЛ-12.

Рис. 5. Изменение содержания цитокинов  (в % к контролю) в плаценте женщин  при осложненной беременности (39-40 недель).

Для  выявления возможных взаимосвязей в продукции различных цитокинов нами был проведен корреляционный анализ между  изученными показателями. При осложненной беременности установлена обратная связь между уровнем  ИЛ-10 и ФНОα (r= -0,72-078) и прямая между содержанием ИЛ-1β, ИЛ-6 и ФНОα (r=0,81-0,85).  Изменение содержания  цитокинов в разные сроки физиологической гестации, может играть важную роль в становлении плаценты как полноценного органа.  В то время, как нарушение их нормальной продукции (с учетом основных метаболических и функциональных эффектов) способствует повреждению пролиферации трофобласта, клеточной дифференцировки, а также усилению апоптоза и развитию эндотелиальной дисфункции плаценты.

Сопоставление изученных плацентарных компонентов с состоянием новорожденных, позволило установить зависимость между интенсивностью цитокиновой продукции и  формированием синдрома задержки развития  внутриутробного плода. Среди  родившихся детей у женщин с СЗРП гипотрофия  имела место в 18% именно тех случаев, при которых наблюдались максимальные изменения цитокинов (особенно ФНО-α и ИЛ-12). Приведенные данные  свидетельствуют о важности сохранения баланса в цитокиновой сети плаценты для нормального развития фетоплацентарной системы.

Показатели клеточной регуляции  в околоплодной среде и  элементах плодного яйца, участвующих в параплацентарном обмене между организмами матери и плода

       Для более полного представления  о взаимосвязи организмов матери и плода, помимо изучения плаценты – центрального звена этой биологической системы, необходимо оценить роль других элементов плодного яйца, участвующих в параплацентарном обмене (т.е. минуя плаценту). В этом процессе задействованы плодные оболочки и околоплодные воды. Кроме того, более или менее самостоятельным элементом системы мать-плацента-плод является пуповина, поскольку  наряду со своей основной ролью проводника крови от  плаценты к плоду и обратно она обладает и другими, весьма важными функциями (А.П. Милованов., 1999).

Проведенные нами исследования свидетельствуют об активной продукции факторов роста плодными оболочками, причем в наибольшем количестве в них представлен СЭФР, уровень которого при физиологической беременности превышает концентрации других факторов роста в 2 –3 раза. При беременности, осложненной плацентарной недостаточностью и закончившейся родами в срок, содержание СЭФР и ТФР-β в плодных оболочках повышено, а ЭФР и  ИПФР снижено по сравнению с аналогичными физиологическими величинами (рис. 6).

При преждевременных родах  степень нарушения баланса факторов роста в плодных оболочках  еще более выражена, причем в отличие от отрицательной динамики при доношенной беременности, содержание  ЭФР в случае ее невынашивания повышено. Максимальное увеличение имеет место для СЭФР. Очевидно, как и в плаценте, это связано с развитием внутриутробной гипоксии, являющейся индуктором экспрессии данного фактора роста. Различная степень модификации продукции факторов роста и даже противоположная  ее направленность при доношенной и недоношенной беременности, по-видимому, вносит несомненный  вклад в характер регуляторных процессов и компенсаторных механизмов, определяющих исход гестации.  Полученные данные позволяют говорить о том, что являясь важной «дискретной системой для транспорта» (Радзинский В.Е., Милованов А.П., 2004), плодные оболочки могут выполнять и биохимические функции в материнско-плодовых взаимоотношениях. Выявленная нами продукция факторов роста,  имеющиеся в литературе сведения о синтезе белков, аминокислот (Погорелова Т.Н., 1984), простагландинов (Cheung P., et.al., 1990, Challis J., Gibb W., 1996),  интерлейкинов (Ohno Y. еt.al., 1994) и других  биоактивных веществ в плодных  оболочках свидетельствуют  об их регуляторных возможностях  в координации процессов параплацентарного обмена между матерью и плодом.  Динамика факторов роста в околоплодных водах при осложненной беременности (рис. 7) аналогична таковой в плодных оболочках, что позволяет рассматривать последние в качестве важного источника этих биоактивных пептидов.

Результаты исследования содержания фaкторов роста в пуповине свидетельствуют о том, что их продукция  в ней при физиологической беременности достоверно ниже, чем в плаценте, особенно это выражено для ИПФР и СЭФР.

Однако даже выявленный уровень  факторов роста  в пуповине, очевидно, позволяет говорить об их возможном паракринном воздействии на фетоплацентарные взаимосвязи.

Рис. 6. Изменение содержания факторов роста ( в % от контроля) в плодных оболочках женщин  при плацентарной недостаточности (преждевременных родах и  родах в срок).

Рис. 7. Изменение содержания факторов роста ( в % к контроля) в околоплодных водах женщин при плацентарной недостаточности (преждевременных родах и  родах в срок).

При преждевременных родах содержание трех изученных нами  ангиогенных факторов роста – ТФР, ЭФР и СЭФР – увеличено в пуповине на 40-60%. Уровень ИПФР  обнаруживает противоположную направленность  -  снижается на 67%. В пуповине женщин с ПН, доносивших беременность, содержание ЭФР и СЭФР, напротив, ниже, чем при физиологической беременности, в то же время уровень ТФР- остается повышенным, хотя и в меньшей степени, чем при невынашивании беременности (на 26%).

Содержание ИПФР в пуповине, как и в других гестационных тканях, снижено независимо от исхода осложненной беременности. Аналогичная динамика факторов роста у этой группы женщин имеет место и в плаценте, что, очевидно, связано с одинаковыми механизмами нарушения их продукции в разных элементах последа.

Уровень  вазоактивных соединений в пуповине при осложненной беременности значительно отличается от соответствующих величин при нормальной гестации. При преждевременных родах содержание эндотелина в пуповине повышено, а содержание NОx  и активности NO-синтазы снижено относительно таковых в контрольной группе женщин.  В случае донашивания беременности динамика вазотоников имеет противоположный характер: концентрация NОx  повышается (на фоне увеличения активности NO –синтазы), а эндотелина уменьшается. Изменение содержания  NO  и эндотелина в пуповине, аналогично по направленности таковому  в плаценте, что подтверждает  общность механизмов повреждения тонуса сосудов в этих тканях. Достаточно высокий уровень эндотелина и NОх  в пуповине свидетельствует о собственной продукции их сосудами пуповины и возможном участии в регуляции  фетоплацентарного кровообращения. Установленные повышение уровня эндотелина и снижение NOx при преждевременных родах способствуют спазму сосудов  пуповины и снижению транспорта кислорода и питательных веществ к плоду.

В плодных оболочках содержание изученных вазоактивных соединений, особенно эндотелина, значительно ниже, чем в пуповине (рис.8).

Продукция эндотелина в плодных оболочках, очевидно, возможна только в их децидуальной части, в которой обнаруживаются капилляры-синусоиды и венулы, являющиеся самыми дистальными отделами кровеносной системы матки. Содержание эндотелина в плодных оболочках женщин с плацентарной недостаточностью при преждевременных родах увеличено, а при родах в срок снижено по сравнению с уровнем этого вазоконстриктора при неосложненной беременности.

В противоположность динамике эндотелина, количество NОx в плодных оболочках при гестации, прервавшейся досрочно, ниже, чем при доношенной беременности. Характер сдвига в балансе вазоактивных веществ в этих тканях находит свое отражение в динамике коэффициента NОx/эндотелин, который в первом случае снижен на 42%, а во втором – повышен на 68%.

Рис. 8. Изменение содержания эндотелина, NOx и активности NO-синтазы ( в % от контроля) в  плодных оболочках женщин при плацентарной недостаточности (преждевременных родах и  родах в срок)

       Динамика вазоактивных компонентов в околоплодных водах при плацентарной недостаточности  (рис. 9) аналогична таковой в ранее описанных элементах плодного яйца.

Рис. 9. Изменение содержания эндотелина, NOx и активности NO-синтазы ( в % от контроля) в околоплодных водах женщин при плацентарной недостаточности (преждевременных родах и  родах в срок)

Повышение  продукции NОx и  коэффициента NОx/эндотелин  при донашивании осложненной беременности в пуповине, плодных оболочках , околоплодных водах и тем более в плаценте, очевидно, носит компенсаторный характер и способствует улучшению гемодинамических показателей в условиях внутриутробной гипоксии, имеющей место при плацентарной недостаточности.

В числе многих биоактивных молекул, обнаруженных в околоплодных водах в последние годы, важное значение имеют интерлейкины. Содержание их в околоплодной среде отражает состояние интерлейкинового баланса в гестационных тканях, а также в органах и тканях эмбриона и плода, поэтому определение этих цитокинов  имеет высокую информативную ценность для суждения о течении беременности и внутриутробном развитии плода. 

       Наиболее высокий уровень при физиологической беременности обнаружен для ИЛ-12 (235,4 пг/мл ±25,6), затем в убывающем порядке следуют концентрации ИЛ-6 (187,2 пг/мл ±19,3), ИЛ-10 (52,6 пг/мл ±6,1) и  ИЛ-1(10,3 пг/мл ±1,4). Такая «последовательность»  отличается от плаценты, в которой содержание ИЛ-1 , напротив,  превышает содержание ИЛ-6 в 6 раз, что, также  подтверждает роль плодовых источников в формировании состава околоплодных вод. 

Рис. 10. Изменение содержания интерлейкинов ( в % от контроля) в околоплодных водах женщин при плацентарной недостаточности (преждевременных родах и  родах в срок)

        При осложненной доношенной беременности наибольшая степень увеличения в этой биологической среде имеет место для ИЛ-6, уровень которого в околоплодных водах  выше такового при физиологической гестации более чем в 2 раза (рис. 10). При недонашивании беременности содержание ИЛ-6 в околоплодных водах повышено более чем в 3 раза.  Уровень еще одного  провоспалительного цитокина – ИЛ-12 при плацентарной недостаточности также превышает этот показатель при нормальной гестации, соответственно в 1,5 раза (роды в срок) и в 1,8 раза (преждевременные роды). Что касается противовоспалительного ИЛ-10, то его содержание в околоплодных водах при осложненной беременности снижено по сравнению с контрольной величиной. Уменьшение продукции этого цитокина, нашедшее отражение в сниженной экспрессии его в амниотическую жидкость, очевидно, угнетает протекторное действие, направленное на сохранение плода. Имеются указания, что ИЛ-10  способствует генерации регуляторных Т-клеток с супрессорной активностью (Тh-2 клеток), которые определяют состояние иммунологической толерантности плода, а их снижение приводит к срыву последней и прерыванию беременности (Goldenberg R., et.al., 2001).

       В плодных оболочках женщин с физиологической беременностью, подобно околоплодным водам , в наибольшем количестве представлены ИЛ-12 и ИЛ-6, в наименьшем  ИЛ-1   Такое распределение содержания интерлейкинов, по-видимому, можно объяснить тем фактом, что ИЛ -1 продуцируется, по данным Fortunato S. еt al. (1996), только амнионом, а ИЛ-6 и амнионом и гладким хорионом (основными тканями плодных оболочек). У женщин с плацентарной недостаточностью  изменение баланса интерлейкинов в плодных оболочках было аналогично их динамике в околоплодных водах:  уровень ИЛ-10 снижался, а ИЛ-6, ИЛ-1, ИЛ-12 повышался в различной степени в зависимости от донашивания беременности или прерывания её до срока. Между содержанием интерлейкинов в плодных оболочках и амниотической жидкости выявлена прямая зависимость.

Рис. 11. Изменение содержания интерлейкинов ( в % от контроля) в плодных оболочках женщин при плацентарной недостаточности (преждевременных родах и  родах в срок)

Это ещё раз подтверждает, что плодные оболочки можно рассматривать как источник  цитокинов околоплодных вод, а интерлейкиновый баланс (или дисбаланс) последних отражает состояние амниона и гладкого хориона.

Приведенные данные позволяют заключить, что продукция интерлейкинов в плодных оболочках изменяется при беременности, осложненной плацентарной недостаточностью , особенно при ее преждевременном прерывании. В связи с этим представляет особый интерес изучение механизмов участия этих цитокинов в развязывании родовой деятельности.

       Известно, что ряд интерлейкинов, в частности ИЛ-6, ИЛ-12 и ИЛ-1 , повышают продукцию простагландинов в плодных оболочках (М. Sun,  et.al., 1993; Varner M., 2004). В то же время роль простагландинов, активно синтезируемых плодными оболочками, в инициации родовой деятельности, в настоящее время не вызывает сомнения (Е.Т. Михайленко, М.Я. Чернега, 1988).

  Для более глубокого понимания механизмов регуляторного действия интерлейкинов на процессы, участвующие в продукции простагландинов в плодных оболочках , нами были изучены взаимосвязи между  содержанием ИЛ-1 , ИЛ-6, арахидоновой кислоты и активностью фосфолипазы А2  при спонтанных родах, а также при слабости родовых сил. В последнем случае указанные биохимические параметры были исследованы в плодных оболочках женщин, родоразрешенных в экстренном порядке путем кесарева сечения (в 39-40 недель).

       Полученные  при выполнении данной серии исследований результаты свидетельствуют о значительном снижении  содержания интерлейкинов плодных оболочек при отсутствии  родовой деятельности. Аналогичная направленность изменений установлена для арахидоновой кислоты и активности фосфолипазы А2 , что, очевидно, является важной причиной уменьшения продукции простагландинов в этих условиях. Сопоставление активности фосфолипазы А2 и содержания арахидоновой кислоты с уровнем интерлейкинов выявило прямую корреляционную связь между ними  (r=0,74 -  0,78). Поскольку арахидоновая кислота – исходный  субстрат в синтезе эйкозаноидов, можно полагать, что подобные связи имеют место также между уровнем ИЛ-1 и ИЛ-6 и продукцией простагландинов.

       Для дальнейшего уточнения представлений об участии плодных оболочек в механизмах развития родовой деятельности необходимо, на наш взгляд, исследовать процессы влияющие на продукцию самих интерлейкинов. Учитывая полученные нами результаты об относительно  высоком содержании метаболитов NO в плодных оболочках, а также многочисленные эффекты этой молекулы на биохимические  и физиологические процессы в клетках, мы изучили интенсивность продукции NO плодными оболочками при слабости родовых сил и сопоставили ее с уровнем интерлейкинов.        Как показали эти исследования, генерация оксида азота плодными оболочками у женщин со слабостью родовой деятельности была увеличена. Так, активность NO-синтазы и количество метаболитов оксида азота в плодных оболочках этих беременных выше, чем  при спонтанной родовой деятельности соответственно на 54% и 63%,. Коэффициенты корреляции между уровнем ИЛ-1β, ИЛ-6 и NOх составили –0,81 и –0,85 соответственно. Выявленная закономерность позволяет высказать предположение о возможности участия NO плодных оболочек в регуляции уровня компонентов цитокиновой системы.

  С целью проверки этого положения нами проведены исследования in vitro на экстрактах  плодных оболочек с введением Nω-нитро-l-аргинина (L-NNA), являющегося классическим ингибитором NO- cинтазы и нитропруссида натрия – донора NO. При добавлении к экстрактам плодных оболочек женщин  со спонтанными родами L-NNA  одновременно со значительным снижением продукции NO отмечалось увеличение уровня ИЛ-1β и ИЛ-6 на 71-73%. Повышение количества  NOх после добавления его донора сопровождалось соответственным снижением генерации обоих интерлейкинов более чем в 2 раза.  Аналогичные направленность и степень изменений обнаружены и в группе женщин со слабостью родовых сил, что свидетельствует об общности  биохимических взаимосвязей,  независимо от базисного фона метаболитов. Эти данные подтверждают роль оксида азота в качестве, по крайней мере, одной из сигнальных молекул, ответственных за регуляцию выработки интерлейкинов и опосредованно влияющих на продукцию простагландинов. В то же время не исключено и прямое влияние оксида азота на активность ферментов, участвующих в синтезе простагландинов. В нашей работе мы не имели возможности изучить активность циклооксигеназы, с геминовой группой которой может связываться оксид азота, лимитируя тем самым ее действие. Однако установленный нами факт снижения активности фосфолипазы А2 и уровня арахидоновой кислоты в плодных оболочках при слабости родовых сил на фоне повышения содержания NOх может свидетельствовать об ингибировании последним синтеза простагландинов.

         В связи с  вышеизложенным можно полагать, что плодные оболочки (очевидно, вместе с околоплодными водами) именно тот «инструмент» , с помощью которого плод осуществляет паракринную поддержку  пролонгирования беременности (сдерживая продукцию простагландинов) и прекращает эту поддержку перед инициацией родов.

       Резюмируя данные, приведенные в этом разделе работы, можно заключить, что плодные оболочки относятся к числу гестационных тканей с достаточно активными метаболическими процессами, что позволяет им наряду с транспортными функциями  выполнять  и  другие не менее важные регуляторные функции в биологической системе мать-плацента-плод,  направленные на создание условий для развития плода и благополучного «перехода» его после исчерпания безопасных условий внутриутробного существования  к внеутробной жизни. Изменение состава плодных оболочек и околоплодных вод в процессе физиологической и осложненной гестации, являясь отражением биохимичоской ситуации в системе мать-плацента- плод, в свою очередь влияет на развитие плода, определяя характер параплацентарного обмена.

       Представленные итоги исследований свидетельствуют о том, что развитие осложненной беременности происходит на фоне повреждения метаболических  процессов, участвующих в механизмах клеточной регуляции в плаценте. Модификация плацентарной продукции различных  биоактивных компонентов может иметь либо неспецифической характер и наблюдаться  при любых отклонениях в процессе гестации,  либо  служить специфическим механизмом для формирования конкретного осложнения. Степень нарушения метаболических процессов в плаценте  является важным показателем перинатального риска.

ВЫВОДЫ

1. В процессе физиологического развития плаценты имеет место неоднородная  по направленности и степени выраженности динамика продукции факторов роста. Для  ИПФР, ЭФР и СЭФР характерно  постепенное увеличение их содержания по мере развития плаценты.  Содержание ФРП и ТФР-β достигает максимальных значений в середине гестации к 19-20 неделям, а ТФР-α и оФРФ, напротив, снижается к этому сроку, в последующем увеличиваясь до величин, превышающих исходные показатели ( в 6-10 недель). Характерной чертой спектра факторов роста в плаценте на всех этапах ее развития является высокий уровень ИПФР, оФРФ, СЭФР, обладающих выраженной митогенной, пролиферативной и ангиогенной активностью.

2. Динамика вазоактивных веществ в плаценте в течение нормальной гестации  характеризуется увеличением содержания вазоконстрикторов (эндотелина-1 и тромбоксана В2) в последнем её триместре и повышением уровня вазодилататоров (оксида азота и простациклина)  в середине беременности с последующей тенденцией к снижению. Соотношение вазодилататоров и вазоконстрикторов в плаценте в конце беременности снижается в несколько раз,  обеспечивая усиление сосудосуживающих  эффектов перед родами.

3. Развитие плаценты при неосложненной беременности сопровождается повышением продукции интерлейкинов и ФНО-α, достигающим наибольших значений к 19-20 неделям; в последующем степень продукции этих цитокинов снижается, однако в большинстве случаев остается выше начальных величин (в 6-10 недель). Формирование плацентарной недостаточности сопровождается усилением продукции провоспалительных цитокинов (ФНО-α, ИЛ-1β, ИЛ-6, ИЛ-12) и снижением противовоспалительного ИЛ-10.

4.Осложненное течение беременности  формируется на фоне изменения содержания факторов роста в плаценте, наблюдающегося уже в 1 триместре и сохраняющегося в последующие сроки гестации. Уровень ФРП, ИПФР, ЭФР снижен, а ТФР-β - повышен в хорионе и плаценте при всех изученных вариантах развития беременности на всем ее протяжении, что свидетельствует о неспецифическом характере этих изменений. Для СЭФР характерны разнонаправленные изменения при разной патологии : снижение содержания при СЗРП и повышение – при гестозе. Направленность динамики СЭФР, оФРФ и ТФР-α, а также  рецепторов факторов роста при плацентарной недостаточности зависит от срока гестации.

5.При осложненной беременности, прервавшейся в разные сроки, имеет место сдвиг баланса вазоактивных  компонентов плаценты, заключающийся в снижении содержания  простациклина и оксида азота (на фоне уменьшения активности NO-синтазы), а также повышении содержания эндотелина-1 и тромбоксана В2. В случае донашивания беременности (при всех видах её осложнений) имеет место обратная ситуация: увеличение уровня вазодилататоров, снижение вазоконстрикторов и как следствие повышение их соотношения, способствующее улучшению фетоплацентарного кровотока.

6. Изменения метаболизма плаценты при  осложненной гестации на фоне внутриутробной гипоксии возрастают в результате усиления  прооксидантных процессов. Активность НАДФН-оксидазы и ксантиноксидазы  при плацентарной недостаточности  была повышена как в раннем хорионе, так и в «зрелой» плаценте. Наиболее выраженное увеличение активности радикалообразующих  ферментов происходит в первой половине гестации. Установлена прямая взаимосвязь между активностью ферментов, участвующих в генерации активных форм кислорода и окислительной деструкцией белков плаценты.

7. При плацентарной недостаточности изменяется интенсивность фосфорилирования белков различных субклеточных фракций плаценты. Активность цАМФ-зависимой протеинкиназы снижена  в различной степени по отношению ко всем изученным эндогенным белкам –субстратам  плаценты и экзогенному белку. Наиболее значительное уменьшение активности этого фермента в случае донашивания осложненной беременности обнаружено для белков митохондрий, затем в убывающем порядке следуют негистоновые белки хроматина и белки цитоплазмы. Фосфорилирование белков, катализируемое цГМФ-зависимой протеинкиназой плаценты, при функциональной недостаточности органа также снижено в ядерной фракции и цитоплазме, но повышено при использовании в качестве субстрата белков митохондрий. При недонашивании беременности имеет место более выраженное уменьшение фосфорилирования плацентарных белков всех исследованных субклеточных фракций.

8.Нарушение физиологического баланса факторов роста при плацентарной недостаточности, имеет место не только в плаценте, но и в околоплодной среде. При осложненной беременности, закончившейся родами в срок, в амниотической жидкости и плодных оболочках уровень ЭФР и ИПФР снижен, а СЭФР и ТФР-β повышен по сравнению с нормальными показателями. При преждевременных родах степень изменения содержания факторов роста в этих  биологических объектах более выражена. В пуповине дисбаланс в содержании факторов роста сходен с нарушениями в плаценте и отличается от такового в околоплодной среде снижением уровня СЭФР.

9. Динамика вазоактивных соединений в околоплодных водах и элементах плодного яйца при преждевременных родах (на фоне плацентарной недостаточности) отличается сдвигом соотношения вазоконстрикторов и вазодилататоров в сторону снижения содержания последних. При родах в срок дисбаланс вазотоников менее выражен. Аналогичные изменения вазоактивных веществ  в плаценте и пуповине при осложненной беременности свидетельствуют об общности механизмов повреждения тонуса сосудов в этих тканях.

10.В плодных оболочках при плацентарной недостаточности повышена продукция провоспалительных интерлейкинов (ИЛ-1β, ИЛ-6, ИЛ-12) и снижена продукция противовоспалительного – ИЛ-10. Между уровнем цитокинов в амниотической жидкости и оболочках плода обнаружена прямая корреляционная связь, позволяющая рассматривать последние как важный источник цитокинов околоплодных вод. Интерлейкины плодных оболочек влияют на процессы синтеза простагландинов, изменяя уровень арахидоновой кислоты и активность фосфолипазы А2, и тем самым регулируют развитие родовой деятельности. При слабости родовых сил на фоне значительного снижения в плодных оболочках  содержания ИЛ-1β и ИЛ-6 имеет место уменьшение уровня арахидоновой кислоты и активности фосфолипазы А2. Продукция интерлейкинов в плодных оболочках в свою очередь регулируется генерацией оксида азота.

11. Содержание факторов роста и вазоактивных компонентов в плаценте, околоплодных водах и сыворотке  крови отражает метаболическую полноценность плаценты и может быть использовано для прогнозирования состояния новорожденного.

список ОСНОВНЫХ работ, опубликованных
по теме диссертации

Список статей, опубликованных в изданиях, рекомендованных ВАК РФ

  1. Погорелова Т.Н. Особенности внутриклеточной регуляции метаболизма плаценты при плацентарной недостаточности /Погорелова Т.Н., Друккер Н.А.,Крукиер И.И., Длужевская Т.С // Вестник Российской ассоциации акушеров- гинекологов.-1998.- N 3.- С. 18-21 (45% участия, 0,25 п.л.)
  2. Крукиер И.И. Дисбаланс системы: простациклины, эндотелины, тромбоксаны в плаценте при осложненной беременности / Крукиер И.И., Орлов А.В., Погорелова Т.Н., Друккер Н.А. // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Естественные науки. – 2003.- № 1. –С. 66-71(75% участия, 0,25 п.л.)
  3. Орлов А.В. Клинико-диагностическое значение факторов роста, интерлейкинов и вазоактивных компонентов в оценке характера осложнений беременности в 1 триместре /Орлов А.В., Орлов В.И., Сагамонова К.Ю., Друккер Н.А., Крукиер И.И., Погорелова Т.Н. // Российский Вестник  акушеров-гинекологов.- 2003.- №2. - С.4-6 (45% участия, 0,20 п.л.)
  4. Крукиер И.И. Факторы роста в развивающейся плаценте Факторы роста в развивающейся плаценте /Крукиер И.И.// Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Естественные науки. – 2003.- № 4. –С. 57-60 (100% участия, 0,25 п.л.)
  5. Крукиер И.И., Влияние генерации оксида азота на продукцию интерлейкинов  и процессы синтеза простагландинов в плодных  оболочках при спонтанной  родовой деятельности и слабости родовых сил /Крукиер И.И., Погорелова Т.Н., Орлов А.В.// Биомедицинская химия. -  2004. -Т. 50, вып.3. – С.304-308 (50% участия, 0,3 п.л.)
  6. Крукиер И.И. Продукция интерлейкинов в гестационных тканях и ее влияние на процессы синтеза простагландинов при срочных и преждевременных родах /Крукиер И.И., Орлов А.В.// Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Естественные науки.-  2004. - № 2.  – С.67-69 (90% участия, 0,20 п.л.)
  7. Крукиер И.И. Продукция NO и окислительная деструкция белков в плаценте при физиологической беременности и плацентарной недостаточности // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины . -2003. -N 10.- C. 418-420 (100% участия, 0,20 п.л.)
  8. Крукиер И.И. Процессы радикалообразования в плаценте при плацентарной недостаточности // Российский Вестник  акушеров-гинекологов.- 2004.- №4. - С.6-8(100% участия, 0,20 п.л.)
  9. Крукиер И.И. Динамика цитокинов в разные сроки развития плаценты при физиологической и осложненной беременности // Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии.- 2005.- N1.- С. 18-21 (100% участия, 0,25 п.л.)
  10. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н.  Протеинкиназные системы плаценты при физиологической и осложненной беременности //Акушерство и гинекология.- 2005.- N1.- С. 6-9 (50% участия, 0,25 п.л.)
  11. Орлов А.В., Друккер Н.А., Крукиер И.И. Роль факторов роста в патогенезе неразвивающейся беременности //Российский Вестник акушеров-гинекологов.-  2005.-№ 3. -С. 7-9 (55% участия, 0,20 п.л.)
  12. Крукиер И.И., Орлов А.В., Каушанская Л.В., Погорелова Т.Н., Маркарьян И.В.. Ангиогенные факторы роста в околоплодных водах и сыворотке крови женщин при осложненной беременности // Известия  высших учебных заведений. Северо- Кавказский регион. Естественные науки. Спец. выпуск.-  2005. – С. 14-16 (80% участия, 0,20 п.л.)
  13. Крукиер И.И.  Влияние плацентарной недостаточности на спектр фосфолипидов и уровень окисленных липопротеинов синцитиотрофобласта // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Естественные науки.- «Актуальные проблемы акушерства и педиатрии» (Спецвыпуск).- 2005.- С. 30-31 (100% участия, 0,12 п.л.)
  14. Погорелова Т.Н., Крукиер И.И., Друккер Н.А. Процессы внутри- и межклеточной регуляции в плаценте при физиологической и осложненной беременности // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Естественные науки.- «Актуальные проблемы акушерства и педиатрии».(Спецвыпуск).- 2005.- С.  57-60 (35% участия, 0,25 п.л.)
  15. Крукиер И.И. Плацентарная продукция факторов роста и ее значение в прогнозировании церебральных повреждений новорожденных //Клиническая  лабораторная диагностика.- 2006. -N1.- C. 19-20, 36 (100% участия, 0,2 п.л.)
  16. Крукиер И.И., Авруцкая В.В., Погорелова Т.Н., Друккер Н.А.Динамика продукции оксида азота в плаценте и пуповине  при беременности высокого риска // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Естественные науки. – 2006.- № 1. –С. 66-71 (75% участия, 0,40 п.л.)
  17. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н. Продукция сосудисто-эндотелиального фактора роста и эндотелина в плаценте и пуповине при нормальной и осложненной беременности // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины .- 2006. -N 2.- C. 177-179 (55% участия, 0,2 п.л.)
  18. Авруцкая В.В., Орлов В.И., Пономарева А.Ю., Крукиер И.И., Вишина А.В. Изменения  в эндотелиальной системе сосудов беременных при гестозе  //Российский Вестник акуш.- гинек. 2007.- N1.- С.4-6 (30% участия, 0,20 п.л.)
  19. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н., Орлов В.И.  Продукция и рецепция факторов роста в плаценте при физиологической беременности и осложненной гестозом // Биомедицинская химия. 2007, Том 53. вып.1 N 3 .С. 8-11 (50% участия, 0,25 п.л.)
  20. Крукиер И.И. Рецепторы СЭФР и ЭФР в плаценте, плодных оболочках и пуповине при физиологической и осложненной гестации. // Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии. 2007.- N1.- С. 18-21 (100% участия, 0,25 п.л.)

Монографии

  1. Погорелова Т.Н., Орлов В.И., Друккер Н.А., Крукиер И.И Молекулярные аспекты плацентарной недостаточности. Изд-во РГУ, 1997. -176 с.(45% участия, 11п.л.)
  2. Орлов В.И., Погорелова Т.Н., Длужевская Т.С., Мелконова К.Ю., Крукиер И.И. Околоплодные воды. Химический состав и биологические функции. Изд-во МП «Книга», 1998.  -216 с.(45% участия, 13,5 п.л.)

Патенты на изобретения

  1. Орлов А.В., Орлов В.И., Крукиер И.И, Сагамонова К.Ю., Погорелова Т.Н., Друккер Н.А.. Способ выбора тактики родоразрешения // Патент  № 2193198 от 20 ноября 2002. (35% участия, 0,20 п.л.) (65% участия)
  2. Орлов А.В., Крукиер И.И., Погорелова Т.Н., Авруцкая В.В., Донченко Л.А.. Способ прогнозирования фето-плацентарной недостаточности // Патент  на изобретение № 2238567 от  20 октября 2004г. (70% участия)
  3. Орлов А.В., Крукиер И.И., Друккер Н.А., Погорелова Т.Н.,.Авруцкая В.В. Способ прогнозирования гестоза // Патент на изобретение № 2249212 от 27 марта 2005г. (70% участия)
  4. Орлов А.В., Крукиер И.И., Друккер Н.А., Маркарьян И.В., Мелконов Э.Ю. Способ прогнозирования задержки развития внутриутробного плода // Патент  № 2246733 от 20 февраля 2005г. (75% участия)
  5. Крукиер И.И. Способ прогнозирования энцефалопатии новорожденного // Патент N 2254573 от  2005г. (100% участия)
  6. Авруцкая В.В., Крукиер И.И., Погорелова Т.Н., Друккер Н.А. Способ оценки степени тяжести гестоза (приоритетная справка 2006.101754, 2006)
  7. Авруцкая В.В., Крукиер И.И., Погорелова Т.Н., Друккер Н.А., Ермолова Н.Н., Пономарева А.Ю. Способ прогнозирования неразвивающейся беременности  (приоритетная справка  N 2006. 117893 от 26.05.2006)

Список статей, опубликованных в других журналах,
а также сборниках трудов конференций, симпозиумов и конгрессов

  1. Погорелова Т.Н.,  Друккер Н.А., Крукиер И.И, Длужевская Т.С. Особенности внутриклеточн ой  регуляции метаболизма плаценты в условиях гипоксии //Второй съезд Биохимического Общества Росс. академии наук Москва. Пущино.- 1997 ч. 1.- С. 224-225 (55% участия, 0,13 п.л.)
  2. Погорелова Т.Н.,  Друккер Н.А., Крукиер И.И, Орлов В.И.Плацентарные маркеры перинатального повреждения мозга плода //Мат. II съезда РАСПМ «Перинатальная неврология» Москва. -1997.- С
  3. Погорелова Т.Н.,  Друккер Н.А., Крукиер И.И, Орлов В.И. Механизмы клеточной регуляции плаценты и плодных оболочек при плацентарной недостаточности  //Сб. научных трудов II съезда акушеров-гинекологов Сев. Кавказа. 1998. С. 19-20 (65% участия, 0,13 п.л.)
  4. Pogorelova T.N, Drukker N.A.,Krukier I.I., Orlov V.I. Physical and chemical modification of placental  plasmatic membranes under hypoxia // J. Hypoxia medical, 1998. N 2. V.6., P.56 (50% участия, 0,07 п.л.)
  5. Погорелова Т.Н.,  Друккер Н.А., Крукиер И.И, Длужевская Т.С.Влияние плацентарной недостаточности на показатели свободнорадикального окисления в плаценте и плодных оболочках // Цитология. 1999. N 9, Т. 41. С. 789 (75% участия, 0,07 п.л.)
  6. Gashenko O.V., Drukker N.A.,Krukier I.I. The role of free radical-processes in deve opment of fetus encefalopathy in high risk pregnant women //J. Advances in Gerontology. 2001 V. 6. P. 50 (67% участия, 0,07 п.л.)
  7. Погорелова Т.Н.,  Крукиер И.И , Друккер Н.А. Активность ферментов радикалообразования околоплодных вод в диагностике гипоксии плода //Национальная научно-практическая конференция с международным участием «Свободные радикалы, антиоксиданты, Смоленск. 2001. С.252 (67% участия, 0,07 п.л.)
  8. Погорелова Т.Н., Друккер Н.А.,  Крукиер И.И. Орлов А.В., Трофименко И.И.. Прогностическое значение оксида азота околоплодных вод в выборе тактики родоразрешения //Актуальные вопросы акушерства и гинекологии: сб. научн. материалов. -  2001-2002 Т.1, № 1. – С.73 (35% участия, 0,07 п.л.)
  9. Орлов А.В., Орлов В.И., Погорелова Т.Н., Крукиер И.И.,.Друккер Н.А, Сагамонова К.Ю., Некрасова М.Г.  Диагностическое значение оксида азота околоплодных вод в выборе тактики родоразрешения // Охрана здоровья матери и ребенка:материалы 4 –го Российского научного форума 21-24.05. 2002. –Москва.-С.454-455. (30% участия, 0,13 п.л.)
  10. Орлов В.И., Крукиер И.И., Погорелова Т.Н., Друккер Н.А., Орлов А.В., Сагамонова К.Ю., Шугалей В.С., Ермоленко Е.Н., Пефтиева Н.В. Динамика вазоактивных соединений в плаценте при гипоксии //Материалы III Всероссийской конференции «Гипоксия. Механизмы, адаптация, коррекция», 7-9 октября 2002.-Москва. -С.68. (65% участия, 0,07 п.л.)
  11. Орлов В.И., Погорелова Т.Н., Орлов А.В.,  Друккер Н.А., Крукиер И.И., Сагамонова К.Ю.. Нарушение генерации оксида азота в плаценте – фактор перинатального риска для плода и новорожденного // Регионализация и совершенствование перинатальной помощи: материалы  VI съезда Российской ассоциации специалистов перинатальной медицины.-21-25 октября 2002.-Москва.– С.98-100. (45% участия, 0,20 п.л.)
  12. Погорелова Т.Н., Друккер Н.А.,  Крукиер И.И., Сагамонова К.Ю., Шугалей В.С. Влияние  Матерны на активность нитрооксидсинтазы при фетоплацентарной недостаточности // Cб. Трудов  VI Международной конференции «Биоантиоксидант». Москва. 2002. С. 464-465. (65% участия, 0,13 п.л.)
  13. Крукиер И.И. Активность свободнорадикальных процессов в плодных оболочках при плацентарной недостаточности.// Матер. Пленумов Российской ассоц. акуш.-гинекол., проблемн. комиссии РАМН МЗ  РФ. Перинат. диагн. и берем. высокого риска. Ростов н/Д, 2003., С.67-68(100% участия, 0,13 п.л.)
  14. Крукиер И.И., Орлов А.В., Друккер Н.А., Погорелова Т.Н., Сагамонова К.Ю., Значение сывороточных факторов роста в прогнозе формирования плацентарной недостаточности // Актуальные вопросы клиники, диагностики и лечения: всеросс. научно-практ. конф. С.-Петербург, 2003. –С. 223-224. (85% участия, 0,13 п.л.)
  15. Крукиер И.И., Орлов А.В., Ермолова Н.В.. Продукция вазоактивных компо-нентов в плаценте при ее функциональной  недостаточности // Пренат. диагн. и берем. высокого риска: матер. пленумов Российской ассоц. акуш.-гинекол., проблемн. комис. РАМН МЗ РФ.- Ростов н/Д, 2003. - С.74-76. (85% участия, 0,20 п.л.)
  16. Орлов А.В., Погорелова Т.Н., Крукиер И.И., Друккер Н.А.. Содержание факторов роста и вазоактивных соединений в сыворотке крови женщин в 1 триместре беременности // Пренат. диагн. и берем. высокого риска: матер. пленумов Российской  ассоц. акуш.-гинекол., проблемн. комис.РАМН МЗ РФ.-Ростов н/Д, 2003.- С. 302-305. (65% участия, 0,25 п.л.)
  17. Погорелова Т.Н., Крукиер И.И., Орлов А.В. Сагамонова К.Ю., Друккер Н.А., Шугалей В.С.. The role nitric oxide in the regulation cytokine production  in the placenta and fetal membranes // Свободные радикалы, антиоксиданты и болезнь человека: национальная научно-практическая конференция с международным  участием Smolensk, 2003. -С. 40. (65% участия, 0,07 п.л.)
  18. Krukier I.I., Pogorelova T.N.,Orlov A.V., Drukker N.A, Sagamonova K.U., Melkonov E.U., Markarijan I.A. Prognostic value of the growth factors determination in the syndrome of the fetal development delay // Environmint and human health.-St. Peterburg, 2003.- Р. 421-422. (85% участия, 0,13 п.л.)
  19. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н., Орлов В.И., Друккер Н.А., Состояние простагландинсинтезирующей системы и продукция интерлейкинов в плодных оболочках при преждевременных родах // Пренат. диагн. и берем. высокого риска: матер. пленумов Российской  ассоц. акуш.-гинекол., проблемн. комис.РАМН МЗ РФ.-Ростов н/Д, 2003.- С. 61-65 (85% участия, 0,3 п.л.)
  20. Pogorelova T.N, Drukker N.A.,Krukier I.I., Orlov A.V. The role nitric oxide in the regulation cytokine production in the placenta and festal membranes // Национальная научно-практическая конференция с международным  участием ««Reactive  oxygen and nitrogen  species, antioxidants and human health» Smolensk, 2003, Р.138 (55% участия, 0,07 п.л.)
  21. Крукиер И.И., Орлов В.И., Погорелова Т.Н.,  Орлов А.В., Шугалей В.С., Друккер Н.А., Сагамонова К.Ю. Цикл оксида азота у женщин с осложненной беременностью после гипербаротерапии //5 Всеармейская конференция «Баротерапия больных, раненых и пораженных» Санкт-Петербург, 2003 г
  22. Krukier I.I. Condition of oxidative stress in placenta during the pregnancy complicated with the placental insufficiency // Национальная научно-практическая конференция с международным  участием ««Reactive  oxygen and nitrogen  species, antioxidants and human health» Smolensk, 2003, Р. 138-139(100% участия, 0,13 п.л.)
  23. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н., Друккер Н.А Протеолитическая и окислительная деструкция полипептидов плаценты при беременности, осложненной гестозом // Материалы VI Российского форума «Мать и дитя». Москва.- 2004. - С. 162-163. (85% участия, 0,13 п.л.)
  24. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н. Маркеры повреждения эндотелия при беременности, осложненной угрозой прерывания //Междисциплинарная III Конференция г.Петрозаводск, 2004.
  25. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н., Друккер Фосфорилирование белков плаценты при физиологической и осложненной беременности //Международный симпозиум «Молекулярные механизмы регуляции функции клетки» Тюмень, 2005г.- С.32-33 (85% участия, 0,13 п.л.)
  26. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н. Роль процессов деструкции белков плаценты и околоплодных вод в патогенезе невынашивания беременности // V съезд «Росс. ассоц. Специал. Перинат. Медицины»  V съезд «Росс. ассоц. Специал. Перинат. Медицины» Москва. 2005г. С (
  27. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н. Влияние плацентарной недостаточности на процессы фосфорилирования белков сублекточных фракций синцитиотрофобласта // Материалы VI Российского форума «Мать и дитя». Москва. 2005. - С. 162-163. (90% участия, 0,13 п.л.)
  28. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н. Система L-аргинин-нитрооксидсинтаза-оксид азота в плаценте при синдроме  задержки внутриутробного плода// Национальная научно-практическая конференция с международным  участием ««Reactive  oxygen and nitrogen  species, antioxidants and human health» Smolensk, 2005,
  29. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н.Содержание оксида азота и эндотелина в пуповине и плодных оболочках при преждевременных родах // Успехи современного естествознания,  2005, N 10,  C. 164 (90% участия, 0,07 п.л.)
  30. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н , Друккер Н.А. Влияние гипоксии на локальную и системную продукцию ангиогенных факторов роста при беременности // Мат.IV Российской конференции (с международным участием) «Гипоксия. Механизмы, адаптация, коррекция. М., 2005  (
  31. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н , Друккер Н.А. Прооксидантные  процессы в плаценте при невынашивании беременности // Научно-практ. Мат. Съезда акушеров-гинекологов ЮФО «Современные проблемы диагностики и лечения нарушений репродуктивного здоровья женщин»  2006.- С.26-28 (85% участия, 0,20 п.л.)
  32. Pogorelova T.N, Krukier I.I., Drukker N.A. Placental receptors of the growth factors in the conditions of intrauterine hypoxia // VIII World Congress International Society for adaptive medicine 2006.- P. 51 (65% участия, 0,07 п.л.)
  33. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н , Друккер Н.А. Активность НАДФН-оксидазы плаценты в прогнозировании развития энцефалопатии у новорожденных // Научно-практический журнал Союза педиатров России 2006 .- Т. 5.- N1.- С.295-296 (85% участия, 0,13 п.л.)
  34. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н., Друккер Н.А. Cвободнорадикальное  окисление белков и  липопротеинов в плаценте при осложненной  беременности //Международный симпозиум «Активные формы кислорода, азота и хлора в регуляции клеточных функций в норме и при патологии»  Гродно, Беларусь,С. 169-171 (85% участия, 0,20 п.л.)
  35. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н Влияние антиоксидантных препаратов на активность НАДФН-оксидазы и ксантиноксидазы при осложненной беременности // VII Международная конференция «Биоантиоксидант»  Москва. С. 223-224 (90% участия, 0,13 п.л.)
  36. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н Процессы цАМФ-зависимого фосфорилирования  ядерных белков плаценты при эндокринной недостаточности яичников и фетоплацентарного комплекса // V Всероссийский конгресс эндокринологов. Высокие медицинские технологии в эндокринологии. Москва С. 595 (90% участия, 0,07 п.л.)

66. Крукиер И.И., Погорелова Т.Н., Авруцкая В.В. Процессы рецепции  ангиогенных факторов роста в плаценте, плодных оболочках и сыворотке крови при осложненной беременности //Материалы I Регионального форума «Мать и дитя». Казань. 2007. - С. 80-81. (75% участия, 0,13 п.л.)

Список сокращений

NO

Оксид азота

HIF-1

Фактор, индуцированный гипоксией - 1

IGF

Инсулиноподобный фактор роста

IGFBP

Белок, связывающий инсулиноподобный фактор роста

NOS

NO – синтаза

TNF-α

Фактор некроза опухоли

КO

Ксантин-оксидаза

ИПФР

Инсулиноподобный фактор роста

оФРФ

Основной фактор роста фибробластов

ПГF2

Простагландин F2

СЗРП

Синдром задержки роста плода

СМА

Среднемозговая артерия

ТАТ

Тромбин-антитромбиновый комплекс

ТМ

Тромбомодулин

ТФР

Трансформирующий фактор роста

ФНО

Фактор некроза опухоли

ФПН

Фетоплацентарная недостаточность

ФРП

Фактор роста плаценты

ФРФ

Фактор роста фибробластов

ФСМПП

Функциональная система «мать-плацента-плод»

ЦПО

Церебро-плацентарное отношение

ЭТ-1

Эндотелин-1

ЭФР

Эпидермальный фактор роста

КСК

Кривые скоростей кровотока

СЭФР

Сосудисто-эндотелиальный фактор роста




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.