WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

БОЧКОВ Андрей Владимирович АКАРИФОРМНЫЕ КЛЕЩИ, ПОСТОЯННО ПАРАЗИТИРУЮЩИЕ НА МЛЕКОПИТАЮЩИХ:

ФИЛОГЕНИЯ, СИСТЕМАТИКА И ПАРАЗИТО-ХОЗЯИННЫЕ СВЯЗИ 03.02.11 – паразитология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук

Санкт-Петербург – 2011

Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Зоологический институт РАН Научный консультант доктор биологических наук Миронов Сергей Валентинович

Официальные оппоненты:

доктор биологических наук, профессор Атаев Геннадий Леонидович доктор биологических наук, профессор Белозеров Валентин Николаевич доктор биологических наук Кривохатский Виктор Анатольевич Ведущая организация Зоологический музей Московского государственного университета

Защита состоится 14 февраля 2012 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 002.223.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Зоологическом институте РАН по адресу: 199034, СанктПетербург, Университетская наб., 1.

Факс: (812) 328-29-41; e-mail: brach@zin.ru

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Зоологического института РАН

Автореферат разослан « » 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор биологических наук Овчинникова О. Г.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Акариформные клещи (Acari: Acariformes), постоянно паразитирующие на млекопитающих, составляют огромную группу, необычайно разнообразную как таксономически, так и экологически. Большинство этих клещей сконцентрировано в парвотряде Eleutherengona (Prostigmata) – более 740 видов, 77 родов семейств, и в парвотряде Psoroptidia (Astigmata) – более 1150 видов, 168 родов 12 семейств (Bochkov, 2009, 2010). Помимо того, постоянные паразиты млекопитающих имеются в семействах: Ereynetidae (парвотряд Eupodina), Histiostomatidae и Rosensteiniidae (парвотряд Acaridia) (OConnor, 2009; Миронов, Бочков, 2009).

Паразитические акариформные клещи приспособились к различным местообитаниям на теле млекопитающих. Клещи одних семейств населяют поверхность кожи, другие – волосяные фолликулы и кожные железы, или живут непосредственно в толще кожи.

Представители ряда семейств адаптировались к обитанию на волосах. Наконец, клещи нескольких семейств населяют респираторную систему хозяев.

Акариформные клещи, постоянно связанные с млекопитающими, имеют большое значение для собственно акарологических исследований, проливающих свет на филогению и эволюцию всего отряда Acariformes. Благодаря своей многочисленности эти клещи являются одним из основных компонентов паразитоценозов и удобными объектами для общепаразитологических и эволюционных исследований, касающихся происхождения и эволюции паразитизма и экоморфологических адаптаций к паразитическому образу жизни.

Данные клещи – высокоспецифичные паразиты и во многих случаях их эволюция протекает параллельно эволюции хозяев (Fain, 1994), поэтому изучение их паразито-хозяинных связей дает независимые аргументы для реконструкции филогении и формировании современных ареалов хозяев (Kim, 1985).

Некоторые акариформные клещи являются паразитами человека и домашних животных и имеют важное медико-ветеринарное значение. Среди них прежде всего необходимо отметить железниц или угриц рода Demodex (Demodicidae), которые при определенных условиях вызывают кожно-воспалительные заболевания – демодекозы.

Широко распространены дерматиты собак, кошек и кроликов, вызываемые клещами рода Cheyletiella (Cheyletidae). Среди возбудителей чесотки особенно широко известен зудень Sarcoptes scabiei (Sarcoptidae), вызывающий чесотку человека (саркоптоз). Ряд паразитов сельскохозяйственных животных относится к семейству Psoroptidae. Экономические потери от чесотки, вызываемой псороптидами, могут быть весьма существенными (Kirkwood, 1985;

Mullen, OConnor, 2002; Балашов, 2009).

Обзор паразито-хозяинных связей акариформных клещей млекопитающих содержится в нескольких сводках (Kethley, 1982; OConnor, 1982, 2009; Балашов, 1982, 2009; Fain, Hyland, 1985; Nutting, 1985; Fain, 1994). Однако эти работы либо сильно устарели в настоящее время, либо, подобно недавно опубликованной монографии Балашова (2009), были посвящены общему анализу отношений между паразитическими членистоногими и наземными позвоночными. К сожалению, отсутствие специальных работ по внешней морфологии, позволяющих провести гомологизацию всех внешних структур исследуемых клещей и реконструировать их филогению, а также отсутствие филогенетических гипотез для большинства семейств серьезно осложняли анализ паразито-хозяинных связей.

Цель и задачи исследования. Цель, преследуемая данной работой, заключается в создании обобщающей сводки по системе и филогении акариформных клещей – постоянных паразитов млекопитающих, и в анализе коэволюционных отношений между этими клещами и их хозяевами.

Для выполнения поставленной цели было необходимо решить следующие задачи:

1. Ревизия видового и родового разнообразия данных клещей, составление диагнозов семейств и определительных ключей ко всем семействам и родам.

2. Проведение морфологического анализа акариформных клещей для гомологизации их структур и выявления признаков, пригодных для филогенетического анализа на уровне семейств и подсемейств. Изучение морфологических адаптаций этих клещей к различным местообитаниям на теле хозяев.

3. Реконструкция филогенетических связей клещей исследуемых семейств и выяснение их положения в системе Acariformes.

4. Анализ распределения акариформных клещей на хозяевах-млекопитающих.

5. Реконструкция путей возникновения и последующей эволюции паразитизма среди Prostigmata и Astigmata на млекопитающих.

Следует подчеркнуть, что представители семейств Ereynetidae, Histiosotmatidae и Rosensteiniidae в данной работе практически не затрагиваются. Это связано с тем, что подавляющее большинство видов семейств Histiostomatidae и Rosensteiniidae являются свободноживущими, а паразиты млекопитающих представлены отдельными видами (OConnor, 2009). Что касается третьего семейства Ereynetidae, то большинство его паразитических представителей связаны с птицами, реже с амфибиями и моллюсками, в то время как с млекопитающих известно всего 27 видов (Krantz, Walter, 2009).

Основные положения, выносимые на защиту. 1. Надсемейство Cheyletoidea в традиционном понимании (Kethley, 1973, 1982, Kethley in Norton, 1993; Krantz, 1970, 1978), включающее всех постоянных паразитов млекопитающих парвотряда Eleutherengona, является полифилетическим.

2. Парвотряд Psoroptidia является монофилетической группой, включающей в себя основные филогенетические ветви, – низшие посроптидии, представленные надсемейством Pterolichoidea (паразиты птиц), и высшие псороптидии, включающие 3 надсемейства – Analgoidea (паразиты птиц), Psoroptoidea (паразиты птиц и млекопитающих) и Sarcoptoidea (паразиты млекопитающих). Надсемейство Sarcoptoidea в традиционном понимании (OConnor, 1982, 2009) является полифилетическим.

3. Постоянный паразитизм на млекопитающих многократно возникал в пределах парвотрядов Eleutherengona и Psoroptidia. Во всех случаях предками этих паразитических групп, по-видимому, были обитатели гнезд позвоночных.

4. Акариформные клещи, являющиеся постоянными паразитами млекопитающих, выработали 6 основных морфоэкологических типов: накожный, волосяной, кожероющий, внутрикожный, респираторный и тканевой. Исходным морфоэкотипом является накожный, на основе которого независимо сформировались остальные морфоэкотипы.

5. Среди акариформных клещей млекопитающих преобладают моноксенные паразиты (более 70% видов). Простигматы являются статистически достоверно более высокоспецифичными паразитами, чем астигматы. Ведущие факторы, влияющие на степень специфичности акариформных клещей – доместикация хозяев, тип питания и паразитизма.

Простигматы являются статистически достоверно более высокоспецифичными паразитами, чем астигматы.

Научная новизна. В процессе таксономической работы по теме диссертации установлены 2 новых семейства, 2 новых подсемейства, 5 новых родов, описаны 136 новых видов. Предложены оригинальные кладистически обоснованные реконструкции филогении парвотрядов Eleutherengona и Psoroptidia, а также надсемейства Cheyletoidea. Доказана полифилия надсемейств Cheyletoidea, Sarcoptoidea и семейств Myocoptidae и Psoroptidae.

Впервые составлены ключи для определения родов и список всех видов акариформных клещей, постоянно связанных с млекопитающими, и их хозяев. Проведен анализ паразитохозяинных связей млекопитающих с акариформными клещами, являющимися их постоянными паразитами, в результате чего для большинства семейств предложены гипотетические схемы эволюции акариформных клещей на млекопитающих. Выделены морфоэкологические типы акариформных клещей, приспособившихся к обитанию в различных микробиотопах на теле хозяина. Статистическими методами продемонстрирована высокая специфичность данных клещей к хозяевам и выявлены основные определяющие ее факторы. Предложено новое понятие – «филогенетическая сингоспитальность». Основные результаты опубликованы в журналах, рекомендованных ВАК РФ.

Теоретическая и практическая значимость. Данная работа вносит существенный вклад в разработку филогении и систематики одной из крупнейших групп паразитических членистоногих – акариформных клещей, являющихся постоянными паразитами млекопитающих. Установлены основные направления эволюции этих клещей и закономерности их адаптациогенеза. Анализ сопряженной эволюции акариформных клещей с млекопитающими показал, что, несмотря на многочисленные переходы и другие нарушения кофилогенетического процесса, коспециация является основным путем эволюции акариформных клещей на данных хозяевах. Материалы работы могут быть использованы в учебных курсах по паразитологии и зоологии в высших учебных заведениях.

Таксономический раздел данной работы представляет собой законченный определитель на уровне родов по мировой фауне акариформных клещей – постоянных паразитов млекопитающих.

Апробация работы и публикации. Основные материалы диссертации были доложены на ежегодных чтениях памяти академика Е.Н. Павловского (март 2007 и 2011), на IV съезде Паразитологического общества при РАН (20–24 октября 2008, Санкт-Петербург, Россия), на XII Международном акарологическом конгрессе (22–26 августа 2006, Амстердам, Нидерланды), на 52 Съезде Американского энтомологического общества (14–17 ноября 2004, Солт-Лейк-Сити, Юта, США), на V конференции PEET (Partnerships for Enhancing Expertise in Taxonomy) (20–23 сентября 2004, Урбана, США), а также на отчетных сессиях Зоологического института РАН (апрель 2007, 2008 и 2010).

По теме диссертации опубликованы 4 монографии и 77 статей, из них 46 – в журналах, рекомендованных ВАК РФ.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из двух томов. Первый том, представляющий основной текст, включает введение, главу, посвященную материалам и методам, три главы с обсуждением оригинальных результатов и выводы, а также иллюстраций, 35 таблиц и список литературы, содержащий 622 названия, из них – 75 на русском языке (общий объем первого тома 440 страниц, основного текста– 291 страница).

Второй том, является приложением (351 страница, включая 45 рисунков и 11 таблиц), содержит описание морфологии клещей всех анализируемых семейств (приложение А);

обсуждение их филогении и системы (приложение Б); анализ признаков и список видов, задействованных в кладистическом анализе (приложение В); диагнозы семейств и ключи для определения их родов (приложение Г), а также список всех видов клещей и их хозяев (приложение Д).

Благодарности. Я выражаю глубокую признательность своим старшим коллегам, способствовавшим появлению данной работы: С.В. Миронову (ЗИН РАН), Александру Фэну (A. Fain, Institute royal des Sciences naturelles de Belgique, Bruxelles, Belgium), Барри ОКоннору (B.M. OConnor, Zoological Museum of the University of Michigan, Ann Arbor, USA) и Е.В.

Дубининой (ЗИН РАН). Я также благодарен сотрудникам ЗИН РАН и других учреждений, помогавшими советами или передавшим материалы для изучения: А.В. Абрамову, Н.И.

Абрамсон, А.О. Аверьянову, Ф.Н. Голенищеву, И.Г. Данилову, М.В. Зайцеву, П.Б. Климову, Ф.В. Константинову, А.И. Корзееву, С.В. Крускопу, В.С. Лебедеву, С.Н. Рыбину, А.Ю. Рыссу, Е.Ф. Сосниной, А.А. Стекольникову, П.П. Стрелкову, Н.А. Филипповой, П.А. Чирову, И.В.

Шамшеву, А.Б. Шатрову, Н. Andre, J. Dabert, F. Dusbabek, H. Klompen, H. Proctor, M. Skoracki, G. Wauthy. Я благодарю заведующего Лабораторией паразитологии ЗИН РАН С.Г. Медведева и чл.-корр. РАН Ю.С. Балашова за возможность проведения данного исследования, а также всех сотрудников лаборатории за поддержку в процессе работы. В заключение хочу поблагодарить свою жену В.А. Осипову, которая всегда помогала и поддерживала меня.

Диссертация подготовлена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (гранты №№ 08-04-90412-Укр_а, 08-04-00754_а, 10-04-00160_а).

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава 1. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ Общие сведения о материалах. Основным источником материала для данного исследования послужили коллекции акариформных клещей – постоянных паразитов млекопитающих – Зоологического института РАН, Санкт-Петербург; Королевского института естественных наук Бельгии, Брюссель, Бельгия; Королевского музея Центральной Африки (MRAC), Тервюрен, Бельгия; Зоологического музея Мичиганского университета, Анн Арбор, США. Часть материалов была собрана в териологических коллекциях ЗИН РАН, Зоологического музея МГУ, MRAC, Американского музея естественной истории (Нью-Йорк, США), Музея естественной истории Филда (Чикаго, США), Национального музея естественной истории (Вашингтон, США).

Таблица 1. Число видов и родов акариформных клещей – постоянных паразитов млекопитающих Клещи семейств Ereynetidae, Histiostomatidae и Rosensteiniidae не рассматриваются;

/ – число известных/исследованных таксонов; курсивом выделены семейства, представленные паразитами как сумчатых, так и плацентарных млекопитающих; жирным выделены паразиты только плацентарных; * – единичные виды семейства перешли на сумчатых; ** – единичные виды семейства перешли на плацентарных Семейство Виды Роды Местообитание Распространение Cheyletidae Кожа (включая ушные Всесветное 31/31 12/(паразиты раковины) млекопитающих) Demodicidae Кожные железы Всесветное 107/19 7/Psorergatidae Поверхностные слои Всесветное 74/22 3/кожи Myobiidae Кожа Всесветное 526/410 54/Epimyodicidae Подкожная Европа, Северная Америка 4/4 1/соединительная ткань Psoroptidae Кожа (включая ушные Всесветное 50/47 29/раковины) Paracoroptinae Кожа Африка 6/6 2/incertae sedis Listropsoralgidae** Кожа Австралия, Южная Америка 7/7 3/Lobalgidae Шерсть (вогнутая Южная Америка 9/9 2/поверхность игловидных волос) Sarcoptidae Поверхностные слои Всесветное 117/20 15/кожи Rhyncoptidae Волосяные Евразия, Африка, Северная и 12/9 5/фолликулы Южная Америка Chirorhynchobiidae Кожа Южная Америка 3/3 1/Atopomelidae Шерсть Азия, Африка, включая 422/382 46/Мадагаскар, Австралия, Южная Америка (1 вид в Европе, 1 вид в Северной Америке и космополитический вид) Chirodiscidae Шерсть Всесветное 229/60 27/Myocoptidae* Кожа Всесветное (не 61/51 5/зарегистрированы на Мадагаскаре) Dromiciocoptidae Кожа Южная Америка 3/3 1/Listrophoridae** Шерсть Евразия, Африка, Северная и 176/87 20/Южная Америка Gastronyssidae Носовые полости, Всесветное 43/42 9/глазные орбиты, желудок Pneumocoptidae Легкие Европа, Северная Америка 4/3 1/Lemurnyssidae Носовые полости Африка, Южная Америка 4/4 1/Всего 20/1890/1219 244/2 Кроме этого, использованы полевые сборы автора (1990–2007) из Псковской и Новгородской областей, Северо-Западного Кавказа, Саян, Камчатки, Казахстана, Узбекистана и Киргизии;

ценным источником материала являлись сборы с заспиртованных экземпляров хозяев, добытых А.В. Абрамовым в странах Юго-Восточной Азии.

Всего изучено около 15000 постоянных препаратов, из них автором смонтировано более 5000 препаратов. Изучены представители 1219 видов 205 родов акариформных клещей, являющих постоянными паразитами млекопитающих, что составляет 64% видов и 84% родов мировой фауны (ТАБЛ. 1). При этом исследована большая часть имеющихся типовых материалов.

Методы сбора и обработки материалов. Осмотрено более 5000 экз. 400 видов хозяев. Хозяев обычно добывали с помощью ловушек Геро или маленьких капканов.

Определение хозяев проводили в основном специалисты-териологи.

Постоянные препараты изготавливали по стандартной методике для мелких акариформных клещей в жидкости Фора-Берлезе (Krantz, Walter, 2009). Изучение внешней морфологии клещей проводили с помощью светового микроскопа Leica, оснащенного фазовым контрастом и контрастом Номарского (differential interference contrast), цифровой камерой для фотографирования объектов, соединенной с компьютером и рисовальным аппаратом (camera lucida), и с помощью сканирующего электронного микроскопа «Hitachi S-570».

Методы реконструкции филогении. Реконструкции филогенетических связей реконструировали кладистическим методом. Использованы два альтернативных подхода – максимальная парсимония (МП) и Байесов анализ (БА).

При выборе таксонов для кладистического анализа использовали конкретные виды, а не надвидовые таксоны. Отобранные для анализа виды демонстрируют практически все многообразие внешних морфологических признаков, которые являются потенциально важными для реконструкции филогении на уровне семейств или подсемейств парвотрядов Eleutherengona и Psoroptidia.

В кладистический анализ включены только качественные (дискретные признаки), такие как наличие/отсутствие структуры или варианты ее строения. Признаки, имеющие множественные состояния, интерпретировали как неордированные (неупорядоченные) и не раскладывали на бинарные составляющие. Априорно все признаки имели равный вес.

Подготовку и редактирование матриц выполняли в программе NEXUS Data Editor 0.5.0 (Page, 2001).

При МП анализе реконструкцию филогенетических отношений проводили в программе PAUP 4.0b.10 для IBM (Swofford, 2001). В случае сравнительно небольшого числа таксонов (менее 30) применяли точный метод поиска кратчайших древ (branch-and-bound поисковая стратегия). При значительном числе таксонов использовали эвристический поиск (Heuristic) со следующими опциями: случайный порядок добавления таксонов в анализе (addition sequence = random), активированный алгоритм деления-соединения ветвей древа, основанный на обмене (tree bisection-reconnection as branch-swapping algorithm), активированная опция «множества сохраняемых древ» (‘MulTrees’ option in effect). Опция пошагового добавления таксонов (stepwise addition option) использована с 1000 случайных повторов, чтобы минимизировать вероятность получения древ субоптимальной длины (local optima). Результаты, полученные с помощью PAUP, путем эвристического поиска проверяли с помощью программы NONA, внедренной в оболочку WINCLADA (Nixon, 1999). При этом проводили три независимых анализа методом прыжков по островам (island hopper или ratcheted analysis) с 100 000 повторов каждый, остальные опции приняты по умолчанию.

Поддержку ветвей оценивали с помощью индексов Бремера (Bremer indices), рассчитанных в программе TreeRot (Sorenson, 1999). Полученный индекс согласованности (без учета филогенетически не информативных признаков, т.е. аутапоморфий) сравнивали с критическим значением, рассчитанным по формуле Классена с соавторами (Klassen et al., 1991) – CI случайное=2.9370 x n-0.9339, где n - число таксонов, задействованных в анализе. Для редактирования древ использовали программы TreeView 1.5.2 (Page, 1998) и WINCLADA. В ряде случаев, из-за сильного влияния гомоплазий, применяли апостериорное последовательное взвешивание признаков (successive weighting) (Farris, 1969). Пошаговое взвешивание проводили на основании пересчитанного индекса согласованности признаков (RC) до тех пор, пока длина полученного древа не стабилизировалась.

При проведении БА использовали стандартную дискретную (морфологическую) модель, внедренную в программу MrBayes version 3.1 (Ronquist, Huelsenbeck 2003; Ronquist et al., 2005). Проведены два независимых одновременных анализа с четырьмя цепочками каждый (одна «горячая» и три «холодных») с 15 миллионами генераций и отбором образцов через каждые 100 генераций. Процедуру считали законченной, когда стандартное отклонение от значения точки схождения результатов этих независимых анализов (standard deviation of split frequencies) падало ниже 0.01. Для оценки числа древ, не включаемых в консенсус (burnin value), использовали программу Tracer version 1.5 (Rambaut, Drummond, 2009). Описанную процедуру повторяли дважды, чтобы убедиться, что полученные данные являются сходными, и оптимальная топология древа, таким образом, достигнута.

Методы сравнения филогенетических систем. При изложении эволюционного сценария для того или иного таксона клещей использовали метод сравнения филогений в форме наложения одной филогенетической схемы на другую, как это делалось ранее для разных групп паразитов и хозяев (Stone, Hawksworth, 1986).

Статистическая обработка данных по паразито-хозяинным связям.

Специфичность к хозяевам, и факторы ее определяющие, оценивали с помощью мультиноминальной логистической регрессии, входящей в пакет статистических программ Rv. 2.11.1 (R_Development_Core_Team, 2005). Логистическая регрессия широко применяется в экологических исследованиях, когда данные не подчиняются нормальному распределению, или размеры анализируемых групп слабо сопоставимы друг с другом (Hair et al., 1998).

Мультиноминальная логистическая модель в данном исследовании включает одну зависимую переменную – СПЕЦИФИЧНОСТЬ (с четырьмя классами – специфичность к отряду (1), семейству (2), роду (3) и виду (4) хозяев), и три независимых переменных: способность тканей хозяина к иммунному ответу при питании ими паразита (ИМУННЫЙ_ОТВЕТ:

есть/нет), тип паразитизма (ПАРАЗИТИЗМ: экто- и эндопаразитизм) и доместикация хозяина (ДОМЕСТИКАЦИЯ: есть/нет). Специфичность паразитов на уровне отряда (класс 1) использовалась как референтная группа по отношению к трем остальным классам.

Пригодность модели оценивали с помощью критерия отношения правдоподобия и критерия информации Акаике. Важность каждой независимой переменной оценивали по критерию Вальда (Wald statistics): чем выше полученная абсолютная величина, тем она более значима.

Были также вычислены связанные p-значения. Чтобы выявить статистически достоверные отличия между простигматическими и астигматическими клещами по степени специфичности к хозяевам, применен точный тест Фишера (Fisher's exact test).

Глава 2. ВНЕШНЕЕ СТРОЕНИЕ АКАРИФОРМНЫХ КЛЕЩЕЙ, ПОСТОЯННО ПАРАЗИТИРУЮЩИХ НА МЛЕКОПИТАЮЩИХ 2. 1. Общие данные о внешнем строении акариформных клещей Приведен обзор внешней морфологии акариформных клещей. Описано исходное строение этих клещей, их тагмозиз, хетотаксия, строение неполовозрелых стадий развития.

Обсуждаются сегментный состав идиосомы и ряд внешних структур этих клещей, имеющихся у наиболее архаичных форм, но изменившихся или исчезнувших у паразитов.

2. 2. Внешнее строение клещей парвотряда Eleutherengona Хетотаксия гнатосомы элеутеренгон принята по Гранжану (Grandjean, 1946, 1947).

Хетотаксия идиосомы дана по Гранжану (Grandjean, 1939, 1944) в варианте, адаптированном для Prostigmata Китли (Kethley, 1990). Хетотаксия ног этих клещей принята по Этио (Atyeo, 1963) с некоторыми изменениями и дополнениями.

2. 3. Внешнее строение клещей надсемейства Sarcoptoidea (sensu OConnor, 2009) Хетотаксия пальп Sarcoptoidea дана по Нортону (Norton, 1998), а хетотаксия идиосомы – по Гриффитсу с соавторами (Griffits et al., 1990). Как и в подавляющем большинстве подобных исследований, номенклатура щетинок ног саркоптоидей дана по Гранжану (Grandjean, 1939).

Глава 3. СИСТЕМА И ФИЛОГЕНИЯ АКАРИФОРМНЫХ КЛЕЩЕЙ, ПОСТОЯННО ПАРАЗИТИРУЮЩИХ НА МЛЕКОПИТАЮЩИХ 3. 1. Обзор системы и филогении акариформных клещей Обобщены накопившиеся за последние 30 лет представления о макрофилогениии Acariformes, что позволило предложить оригинальную провизорную систему этих клещей (Миронов, Бочков, 2009). Акариформные клещи рассматриваются в ранге отряда Acariformes.

Рассмотрены аргументы, свидетельствующие о монофилии большинства групп высокого ранга (выше надсемейства) этого отряда, подразделяемого на 2 подотряда – Trombidiformes и Sarcoptiformes. Подотряд Trombidiformes, в свою очередь, разделен на 2 инфраотряда – Sphaerolichida и Prostigmata, последний инфраотряд включает 3 парвотряда: Eupodina (Anystina–Eleutherengona). Подотряд Sarcoptiformes включает 6 инфраотрядов – Alycida, Nematalycida, Terpanacarida, Alicorhagiida и Oribatida (с 5 парвотрядами), Astigmata с парвотрядами – Acaridia, Psoroptidia и парвотряд Schizoglyphidia с единственным семейством Schizoglyphidae. Подавляющее большинство акариформных клещей, постоянно связанных с млекопитающими, принадлежит парвотрядам Eleutherengona и Psoroptidia.

3. 2. Система и филогения Eleutherengona 3. 2. 1. История классификации клещей парвотряда Eleutherengona В пределах парвотряда Eleutherengona все постоянные паразиты млекопитающих были ранее сгруппированы в надсемействе Cheyletoidea (Krantz, 1978). Анцестральным семейством Cheyletoidea считались Cheyletidae, а наиболее близкородственными ему семействами – Syringophilidae и Harpirhynchidae. Семейства Cloacaridae, Ophioptidae, Demodicidae и Psorergatidae сближали на основании различных редукций щетинок идиосомы и ног, произошедших вследствие паразитического образа жизни. Семейство Myobiidae занимало обособленное положение среди хейлетоидей в связи с наличием у его представителей модифицированных ног I (Kethley, 1970; Kranz, 1978; Giesen, 1990; Fain, 1994).

3. 2. 2. Положение семейства Myobiidae в системе Eleutherengona Поскольку цель данного анализа – определить положение семейства Myobiidae среди Eleutherengona, в нашу задачу не входила детальная реконструкция филогении этого парвортряда. В связи с этим использован ограниченный набор семейств, являющихся наиболее архаичными среди различных эволюционных направлений элеутеренгон.

Задействованные в анализе виды отобраны на основании концепции Китли (Kethley in Norton, 1993) и филогенетического анализа надсемейства Cheyletoidea (Бочков, 2002). Всего в анализе задействованы 16 видов и 162 признака (Bochkov et al., 2008).

При невзвешенном МП анализе получены три наиболее парсимониальных древа (длина 430, CI 0.5, RI 0.6), их консенсус изображен на РИС. 1. Во всех древах миобииды расположены вне кластера Raphignathoidea–Cheyletoidea (высшие Raphignathae).

Последовательное взвешивание привело к единственному древу с топологией, идентичной одному из невзвешенных древ.

В соответствии с полученными результатами Myobiidae представляет собой отдельную ветвь «низших» Raphignathae. Такая позиция миобиид предполагает надсемейственный статус этой группы. Кластер, представляющий Raphignathae, включает надсемейства Myobioidea, Tetranychoidea, Pterygosomatoidea, Raphignathoidea и Cheyletoidea и имеет среднюю поддержку (BS 4). Наиболее весомыми синапоморфиями этого кластера являются отсутствие сеюгальной борозды (признак 29), слитые наружно анальное и генитальное отверстия самца (41), наличие копулятивного органа у самцов – эдеагуса (42) и отсутствие продорсальных трихоботрий (47).

Рисунок 1. Кладограмма Eleutherengona (максимальная парсимония) - строгий консенсус.

Черные круги – уникальные синапоморфии, белые – не уникальные синапоморфии; цифры над кругами – номера признаков, цифры под кругами – состояния признаков. Крупные цифры – индексы Бремера.

Полученные результаты выявили в составе Raphignathae 3 рано ответвившихся группы:

Myobioidea, Pterygosomatoidea и Tetranychoidea (низшие Raphignathae), а также линию Raphignathoidea–Cheyletoidea (высшие Raphignathae).

Древо, полученное в результате БA, имеет сходную топологию с консенсусным древом МП анализа. В сравнении с MП древо БA отличается отсутствием одного принципиального узла, объединяющего семейства Raphignathoidea и Cheyletoidea.

Можно заключить, что семейство Myobiidae представляет собой довольно рано дивергировавшую ветвь монофилетической группы Raphignathae. Это заключение базируется в основном на хетотаксии ног и наличии трех нимф в жизненном цикле. Виды этого семейства выработали некоторые гнатосомальные структуры конвергентно с Cheyletoidea, включая стилетовидные подвижные пальцы хелицер и стилофор, слитый с субкапитулюмом.

Myobiidae также демонстрируют много аутапоморфий, которые возникли вследствие их глубокой специализации к паразитическому образу жизни: модифицированные ноги I, слитые бедра и колена всех ног, редуцированные пальпы и гнатосома, а также сильно модифицированные хелицеры и отсутствие пальп у неполовозрелых стадий.

3. 2. 3. Положение семейства Epimyodicidae в системе Eleutherengona Клещи семейства Epimyodicidae близки клещам семейства Cloacaridae – эндопаразитам черепах и птиц (Fain et al., 1982). Ранее эти семейства ошибочно включали в надсемейство Cheyletoidea (Krantz, Walter, 2009). Основной синапоморфией хейлетоидей являются слитые хелицеры, в то время как у представителей рассматриваемых семейств хелицеры свободные.

Такое строение хелицер клещей данных семейств позволило выделить их в отдельное надсемейство Cloacaroidea (Bochkov, OConnor, 2008). Строение Cloacaroidea сильно модифицировано вследствие их эндопаразитического образа жизни. Они потеряли большинство внешних морфологических структур, имеющихся у других Prostigmata. По этой причине реконструкция их филогенетических связей методами кладистического анализа, базирующегося на признаках внешней морфологии, не представляется перспективной.

Включение клоакароидей в анализ филогении элеутеренгон привело бы к появлению множества спорных и заведомо ложных синапоморфий с остальными паразитическими клещами этого парвотряда, обладающими регрессивной морфологией.

В соответствии с результатами анализа внешней морфологии Cloacaridae и Epimyodicidae этих клещей объединяют 7 синапоморфий (Bochkov, OConnor, 2008). 1.

Гнатосома смещена на вентральную сторону идиосомы. У большинство хейлетоидей гнатосома расположена терминально. 2. Хелицеры сильно редуцированы и лишены пальцев и щетинок. У всех элеутеренгон подвижный палец хелицер хорошо развит и обычно стилетовидный. Хелицеры лишены щетинок у всех Raphignathae. 3. Щетинки субкапитиулюма отсутствуют. У большинства элеутеренгон субкоксальные щетинки elcp гнатосомы и субкапитулярные щетинки n имеются, за исключением некоторых Heterostigmata (Lindquist, 1986). 4. Коксы полностью слиты с идиосомой. У всех элеутеренгон, включая миобиид, коксальные поля различимы. 5. Коксальные аподемы длиннее ширины тела. У всех элеутеренгон коксальные аподемы значительно короче ширины тела. 6. У взрослых клещей коксальные аподемы I слиты в стернум. У большинства хейлетоидов коксальные аподемы не слиты. Среди элеутеренгон коксальные аподемы сильно редуцированы у некоторых Heterostigmata (Lindquist, 1986) и Myobiidae. 7. Генитальное и анальное отверстие самок наружно полностью слиты. У самок большинства элетеренгон эти отверстия не слиты, хотя и близко расположены. У большинства Raphignathoidea и Pterygosomatidae эти отверстия прикрыты парой общих складок. Только у Demodicidae, Psorergatidae и наиболее продвинутых Heterostigmata, которые филогенетически удалены от клоакарид и эпимиодицид, анальное и генитальное отверстия самок слиты. У представителей последней группы это отверстие служит лишь для осеменения; яйцевыводное отверстие этих клешей отдельное и расположено непосредственно позади ног IV (Lindquist, 1986).

Установить филогенетические связи надсемейства Cloacaroidea с другими представителями парвотряда в настоящее время не представляется возможным.

3. 2. 4. Филогения надсемейства Cheyletoidea Среди 5 семейств хейлетоидей Demodicidae и Psorergatidae имеют наиболее однообразное внешнее строение, что не дает никаких оснований предполагать их полифилитическоге происхождение (Nutting, 1985; Giessen, 1990). Семейство Harpirhynchidae разделяется на 3 подсемейства – Harpirhynchinae, Harpypalpinae и Ophioptinae. Монофилия этого семейства и входящих в него подсемейств показана Бочковым с соавторами (Bochkov et al., 1999), тем не менее, все эти подсемейства включены в анализ, чтобы еще раз протестировать монофилию харпиринхид. Клещи семейства Syringophilidae морфологически однообразны (Bochkov et al., 2004), но обоснованно подразделены на 2 естественные группы в статусе подсемейств – Syringophilinae и Picobiinae (Johnston, Kethley, 1973; Fain et al., 2000).

Поскольку монофилия сирингофилид никогда не была формально протестирована, оба подсемейства были включены в анализ. Монофилия семейства Cheyletidae, объединяющего триб, была продемонстрирована Бочковым и Фэном (Bochkov, Fain, 2001). По этой причине только 2 трибы были включены в анализ – наиболее специализированных хищных клещей трибы Cheyletini и высокоспециализированных эктопаразитов трибы Cheyletiellini. Включение же представителей остальных 11 триб не изменило бы паттерна отношений между семействами хейлетоидных клещей, поскольку отличия между трибами хейлетид в основном касаются признаков, имеющих филогенетическое значение только в пределах семейства Cheyletidae (Bochkov, Fain, 2001). Всего задействованы 11 видов и 126 признаков (Bochkov, 2008).

В результате МП анализа получено единственное древо (длина 196, CI 0.7, RI 0.8) (РИС.

2А). Взвешивания дало древо с идентичной топологией (длина 114.43, CI 0.9, RI 0.9).

Взаимное изменение положения внешних групп (Raphignathidae и Stigmaeidae) привело к аналогичному результату.

Монофилия Cheyletoidea (BS 8) надежно поддержана 5 однозначными синапоморфиями (одинаковыми под ACCTRAN и DELTRAN трансформациями): стилофор слит с субкапитулюмом (признак 1); отсутствие эупатидиев ba, bp, lp и va лапок пальп (25);

отсутствие щетинок plI (75), соленидиев I (87) и купул ia (53). Оставшиеся синапоморфии хейлетоидов не столь весомы и имеют исключения среди клещей изученных семейств.

На кладограмме надсемейства четко прослеживаются две филогенетические линии (РИС. 2А). Линия I (BS 1) включает семейства Cheyletidae и Syringophilidae и поддержана пятью уникальными синапоморфиями: перитремы расположены на ростральной части стилофора (6), четко сегментированы (7), арковидной или M-образной формы (8); вершина гипостома слита со стилофором (17); имеются гипостомальные губы (18). Относительно низкая BS поддержка этой линии может быть объяснена большим числом гомоплазий (отсутствие щетинок), которые параллельно возникли у клещей семейства Syringophilidae и представителей филогенетической линии II. У Syringophilidae многие щетинки утеряны вследствие их паразитического образа жизни в очинах перьев.

Линия II (BS 15) представлена 3 семействами Harpirhynchidae (Psorergatidae– Demodicidae). Она поддержана 18 синапоморфиями: наличие сильно склеротизованного окологлоточного кольца (9); отсутствие субкапитулярных щетинок ao1 и ao2 (11 и 12);

смещение голени-лапки пальп на вентральную сторону вертлуга-бедра-колена (24);

отсутствие эупатидиев на лапке пальп (28); отсутствие гистеронотального щита (38);

полностью слитые генитальное и анальное отверстия самок (39); отсутствие агенитальных щетинок у половозрелых клещей (48 и 49); отсутствие щетинок ног ft, vsI, соленидиев I, I, коксальных щетинок 1b (реверсирует у Ophioptinae), 3b и 4c (реверсирует у Harpypalpinae) (60, 62, 86, 97, 110, 114, 117). Высокое значение BS этой линии может быть объяснено исчезновением многих щетинок тела и ног.

Древо, полученное в результате БА, имеет топологию, сходную с консенсусным древом МП анализа (РИС. 2Б). В сравнении с МП древо БА отличается отсутствием двух принципиальных узлов – монофилия семейств Harpirhynchidae и Cheyletidae не поддержана.

3. 3. Система и филогения парвотряда Psoroptidia 3. 3. 1. История систематики клещей парвотряда Psoroptidia Согласно представлениям ОКоннора (OConnor, 1982, 1984, 2009) семейства Psoroptidia, связанные с млекопитающими, формируют надсемейство Sarcoptoidea. Недавний филогенетический анализ псороптидий, базирующийся на данных по трем ядерным генам (Klimov, OConnor, 2008a), подтвердил монофилию этого парвотряда и обеих основных его ветвей – высших (Analgoidea–Sarcoptoidea) и низших псороптидий (Pterolichoidea), однако филогенетические связи семейств в пределах высших псороптидий подверглись серьезному пересмотру. Так, надсемейство Sarcoptoidea в традиционном представлении следует считать полифилетическим. Два его семейства (Psoroptidae и Lobalgidae) филогенетически связаны с Pyroglyphidae и некоторыми семействами перьевых клещей – Epidermoptidae, Psoroptoididae и Turbinoptidae (комплекс “Epidermoptid–Psoroptid”), в то время как остальные саркоптоидеи сгруппированы с перьевыми клещами семейства Analgidae (комплекс “Sarcoptid–Analgid”).

Клещи остальных анальгоидных семейств представлены ветвями, которые рано дивергировали от общего ствола псороптидий.

Рисунок 2. Кладограмма Cheyletoidea. А – кратчайшее древо; Б – Байесов анализ. Черные круги – уникальные синапоморфии, белые – не уникальные синапоморфии; цифры над кругами – номера признаков, цифры под кругами – состояния признаков. Жирные цифры (Рис. 2А)– индексы Бремера, крупные цифры (Рис. 2Б) – posterior probabilities.

3. 3. 2. Филогения Sarcoptoidea В анализ включены представители подавляющего большинства саркоптоидных семейств и подсемейств с двумя исключениями. Многие внешние признаки клещей семейства Chirorhynchobiidae (1 род, 3 вида) сильно редуцированы или утрачены, поэтому включение его представителей могло привести к появлению множества потенциально ложных гомологий с другими клещами, обладающими «редукционной» морфологией. Также не включенный в анализ Chirodiscus amplexans (единственный представитель подсемейства Chirodiscinae), был недоступен для изучения и поэтому также не включен в анализ. Чтобы протестировать монофилию Sarcoptoidea, среди Psoroptidia выбраны 22 внешние группы, представленные паразитами птиц (данные С.В. Миронова). Всего задействованы 54 вида и 124 признака (Bochkov, Mironov, 2011).

В невзвешенном МП анализе получены 378 кратчайших древ (длина 403, CI 0.35, RI 0.67). Три независимых анализа, проведенные с помощью программы NONA, выявили кратчайших древа той же топологии и с теми же индексами, что и древа, полученные с помощью PAUP. Строгий консенсус этих древ приведен на РИС. 3. Ниже обсуждаются наиболее важные однозначные синапоморфии. В анализируемой матрице 43 признака (34%) представлены наличием/отсутствием различных щетинок. У акариформных клещей реверсии таких признаковых состояний относительно редки (Grandjean, 1957; Andr, 1988; Andr, Fain, 2000; Mironov et al., 2005). По этой причине в обсуждение включены также результаты DELTRAN (медленной трансформации), дающей предпочтение параллелизмам, а не реверсиям.

В строгом консенсусном древе (РИС. 3) узлы, объединяющие всех Psoroptidia и высших Psoroptidia (Analgoidea-Sarcoptoidea), имеют высокую поддержку (BS 17 и 5 соответственно).

В тоже время монофилия надсемейства Pterolichoidea (низшие псороптидии) поддержана весьма слабо (BS 1) и основана на единственной однозначной синапоморфии – сильно утолщенные основания кондилофоров (признак 60) и 2 синапоморфиях под DELTRAN – крупный амбулакральный диск с дистальными зубчиками (56.2) и центральный склерит амбулакрального диска, значительно расширенный в передней части (64.2). Среди однозначных синапоморфий Psoroptidia уникальными синапоморфиями являются: наличие чехла хелицер и вентрального выроста подвижного пальца хелицер (1 и 2 – реверсируют у некоторых саркоптоидов), исчерченная кутикула идиосомы (10), внешняя прогенитальная складка, полностью слитая с идиосомой (27), и внутренняя прогенитальная складка, частично слитая с идиосомой (28). Еще три однозначных синапоморфии Psoroptidia – наличие опистосомальных лопастей самцов (22), слабо развитая медиальная складка яйцекладущего отверстия (29) и щетинки se, расположенные близко к основаниям щетинок se (33), – подверглись реверсии у представителей различных семейств саркоптоидей.

Четыре важных однозначных синапоморфии характеризуют узел, объединяющий высших Psoroptidia: щетинки самцов g расположены позади генитального аппарата (48 – мозаично встречается у непсороптидных Astigmata), наличие держателя кондилофор (63 – эта структура утеряна у некоторых эндопаразитических псороптидий) и отсутствие щетинок p и q на всех ногах (87 и 88 – данное состояние признака изредка встречается у непсороптидных Astigmata). Кроме того, у большинства высших Psoroptidia щетинки ve и sIV (32 и 104) отсутствуют, и их наличие у клещей некоторых семейств Psoroptidia трактуется анализом как реверсия. Отсутствие щетинок ad3 у самок (47) является синапоморфией высших Psoroptidia под DELTRAN. Эти щетинки могут, однако, отсутствовать у самок некоторых семейств Pterolichoidea.

Анализ, проведенный для высших Psoroptidia, подтвердил монофилию большей части семейств саркоптоидов, но не позволил выявить филогенетические связи между большинством из них. Семейства Rhyncoptidae и Sarcoptidae являются сестринскими, как это показано Кломпеном (Klompen, 1993) (BS 4). Узел, объединяющий эти семейства, поддержан несколькими однозначными синапоморфиями: отсутствующий или незаметный супракоксальный склерит (11), отсутствие гистеронотального щита и эпигиния у самок (16 – реверсия и 20.2), расщепленные щетинки c2 (35), отсутствие амбулакр ног III и IV у самок (53), сильно вытянутые стебли амбулакр ног I и II у самцов (58) и отсутствие соленидия III (122). Эта ветвь также характеризуется шиповидными щетинками baI и II под DELTRAN (92).

Подсемейство Listropsoralginae (Psoroptidae) является сестринским таксоном к ветви Sarcoptidae–Rhyncoptidae (BS 1), а подсемейство Myocoptinae – сестринским ветви Listropsoralginae (Sarcoptidae–Rhyncoptidae) (BS 1). Листропсоральгины, сохранившие много архаичных черт, сильно отличаются по своей морфологии от остальных Psoroptidae: их щетинки h1 не утрачены, дорсоапикальный вырост на лапках передних ног отсутствует, и центральный склерит амбулакрального диска слабо модифицирован (Bochkov, Wauthy, 2009).

Клещей этого подсемейства объединяют с Rhyncoptidae–Sarcoptidae следующие синапоморфии: отсутствие щетинок eIV у самцов, а также фамулюса и щетинок laI и II у обоих полов (86, 96, 106 и 107). Myocoptinae, Sarcoptidae, Rhyncoptidae и Listropsoralginae объединены одной уникальной однозначной синапоморфией – отсутствием амбулакр на ногах III у самцов (51), а также двумя не уникальными синапоморфиями – отсутствием щетинки sIII (103 – реверсирует у Sarcoptidae) и соленидия 2I (119 – DELTRAN). Другой группой, объединяющей несколько саркоптоидных семейств, является слабо поддержанная клада Dromiciocoptinae ((Otocoptoidinae-Dermationidae) (Atopomelidae (Chirodiscidae (Gastronyssidae (Pneumocoptidae-Lemurnyssidae))))) (BS 1). Эта клада маркирована следующими синапоморфиями: отсутствие щетинок vi и c1 (31 и 34), палочковидные или волосовидные щетинки dIV и eIV самцов (95 и 109) и отсутствие соленидия 2I (119, DELTRAN).

Монофилия клады, объединяющей эндопаразитических клещей семейств Gastronyssidae, Pneumocoptidae и Lemurnyssidae (BS 11), базируется на следующих наиболее значимых синапоморфиях: отсутствие чехла хелицер и вентрального апофиза хелицер, аданальных присосок самцов, генитальных папилл, щетинок setae d1, d2, e1, e2, эмподия и других амбулакральных склеритов и щетинок sRIII (1, 2 и 24 – реверсии, 11, 25.2, 37, 39, 40, 62, 115, 122), наличие когтевидных щетинок sI и II (102) и яйцеживорождение (124). Большинство этих черт, однако, является редукциями, которые могли конвергентно возникнуть как адаптации к эндопаразитизму.

Рисунок 3. Кладограмма Psoroptidia (максимальная парсимония), строгий консенсус не взвешенных древ. Черные кружки – уникальные синапоморфии, белые круги (квадраты) – не уникальные синапоморфии. Квадраты – синапоморфии под DELTRAN трансформацией.

Цифры над кругами (квадратами) – номера признаков, цифры под кругами (квадратами) – состояния признаков. Крупные цифры – индексы Бремера.

Консенсусное древо, полученное в результате БА, имеет сходную топологию с таковым МП анализа (РИС. 4). В сравнении с МП древо БA отличается наличием нескольких дополнительных узлов в кластере высших Psoroptidia. Некоторые из этих узлов имеют очень низкую поддержку (posterior probabilities менее 70%), и поэтому не должны приниматься во внимание. Наиболее значимые отличия БA древа от МП заключаются в следующем:

“типичные” семейства перьевых клещей представлены несколькими рано дивергировавшими линиями в кластере высших Psoroptidia; не выявлено сестринских отношений между Myocoptinae и кладой Listropsoralginae (Sarcoptidae–Rhyncoptidae); семейства Atopomelidae, Chirodiscidae и эндопаразитические саркоптоиды, населяющие респираторный тракт, не объединены в общую кладу; низшие Psoroptidia не представляют собой монофилетическую группу.

Хотя полученный индекс согласованности на первоначальном этапе МП анализа значительно превышал критический, вклад гомоплазий являлся весьма существенным (HI 0.65), что привело к значительным противоречиям между признаками и слабо разрешенному консенсусному древу. Псороптидии, принадлежащие к различным филогенетическим ветвям, подвергались похожим селективным воздействиям при освоении ими сходных местообитаний на теле хозяев и, имея общий «генетический багаж», часто приобретали сходные морфологические адаптации (Klimov, OConnor, 2008). Данная ситуация усложняется тем, что наиболее общая эволюционная тенденция этих высокоспециализированных паразитов заключается в редукции или полной утрате многих внешних структур (Fain, 1994).

Независимое исчезновение таких структур очень трудно распознать, и в результате устанавливается множество ложных гомологий, которые оказывают сильное воздействие на паттерн получаемых древ.

По этой причине по отношению к полученным данным применена процедура последовательного взвешивания признаков, в результате чего получено единственное кратчайшее древо (длина древа 106.29179, CI 0.64, RI 0.83) (РИС. 5). В этом древе высшие Psoroptidia представлены двумя основными кластерами. Кластер I поддержан двумя однозначными синапоморфиями – отсутствием щетинок h1 (41) и увеличенные ноги III самцов (68). Вдобавок он поддержан еще одной синапоморфией под DELTRAN – центральный склерит амбулакрального диска с редуцированной вершинной частью (64). Этот кластер подразделяется, в свою очередь, на два подкластера, представленных соответственно «типичными» перьевыми клещами (Analgoidea) и клещами “Epidermoptid–Psoroptid” комплекса в понимании Климова и ОКоннора (Klimov, OConnor, 2008). Монофилия Analgoidea поддержана единственным, но весомым признаком – вздутые стебли амбулакр (57). Перьевые клещи, за исключением рано ответвившихся Dermationidae–Otocoptoidinae, представленных в анализе обитателями кожи птиц, объединяются на основании одной синапоморфии – зигзаговидных кондилофоров (61). “Epidermoptid–Psoroptid” комплекс поддержан одной синапоморфией – заднее медиальное положение щетинок ps2 на опистосомальных лопастях самцов (44). Наиболее рано дивергировавшая клада этого комплекса – Psoroptoidinae (Turbinoptidae–Paracoroptinae) – поддержана прямым (проведенным без взвешивания признаков) анализом. Остальные члены этого комплекса диагностируются наличием дорсоапикального выроста на лапках передних ног (65). Узел, объединяющий Pandalurinae (Pyroglyphidae–Lobalgidae), основан на единственной реверсии (64), возможно, являющейся ложной синапоморфией, в то время как монофилия всех оставшихся ветвей не вызывает больших сомнений. Семейство Lobalgidae (полифилитическое в БА и невзвешенном МП анализе) на полученном древе является монофилетическим.

Монофилия этого семейства поддержана тремя весомыми синапоморфиями: наличие опистосомальных лопастей у самок (признак имеется у некоторых перьевых клещей), щетинки si явно впереди уровня оснований щетинок se (33.1), и дорсоапикальный вырост лапок передних ног сильно редуцирован (66.1). Узел (Paralgopsinae–Ptyssalgidae) (Epidermoptidae–Psoroptidae) поддержан единственной синапоморфией – дорсоапикальный вырост передних ног в форме загнутого крюка (67.1). В проведенном анализе сестринские отношения между Epidermoptidae и Psoroptidae основываются на одной однозначной синапоморфии – отсутствие соленидия III (122 – имеется у многих Psoroptidia), и одной синапоморфиии под DELTRAN – отсутствие щетинок c1 (33 – подвержен множественным реверсиям в этой кладе и имеется у многих Psoroptidia). Морфологическая близость этих клещей может отражать не их прямые филогенетические отношения, а сходство в образе жизни на поверхности кожи хозяев. Семейство Psoroptidae, за исключением подсемейств Listropsoralginae и Paracoroptinae, является монофилетическим. Его монофилия слабо поддерживается одной однозначной синапоморфией – отсутствие соленидия 2I (119 – имеется у многих других Psoroptidia); еще одна синапоморфия поддерживает монофилию псороптид под DELTRAN – сильно редуцированные ноги IV самцов (69 – имеется у многих Psoroptidia). Таким образом, монофилия Psoroptidae вызывает сомнения даже после исключения из этого семейства клещей подсемейств Listropsoralginae и Paracoroptinae и нуждается в дальнейшем обосновании.

Кластер II включает клещей надсемейства Sarcoptoidea и слабо поддержан такой ненадежной синапоморфией, как отсутствие соленидия 2I (119). В таксономическом аспекте клещи этого кластера могут быть четко диагностированы целым комплексом симплезиоморфий: наличие щетинок h1, отсутствие дорсоапикального выроста на лапках I и II (исключая некоторых Rhyncoptidae–Sarcoptidae), анцестральная форма центрального амбулакрального склерита и др. В тоже время апоморфии, появившиеся в отдельных ветвях саркоптоидов этого кластера, не характеризуют всех его членов и отражают разнообразные морфологические адаптации к различным местообитаниям на теле хозяина – кожа, шерсть, волосяные фолликулы, эпидермальные слои и полости тела.

В данном кластере имеются две основных клады, в целом сходные по структуре с таковыми предыдущего МП анализа: Myocoptidae (Listropsoralginae (Sarcoptidae– Rhyncoptidae)) и Dromiciocoptinae ((Listrophoridae–Atopomelidae) (Chirodiscidae (Gastronyssidae (Pneumocoptidae–Lemurnyssidae)))). Первая клада поддержана двумя однозначными синапоморфиями – отсутствие амбулакр ног III у самцов и щетинок sIII (54 и 103 – оба реверсируют у Sarcoptidae). Вторая клада базируется на четырех синапоморфиях:

отсутствие щетинок vi и c1 (31 – реверсирует у Listrophoridae и 34 – оба признака имеются у многих Psoroptidia), волосовидные щетинки dIV и eIV самцов (96 и 100 – имеются у некоторых саркоптоидов).

Рисунок 4. Кладограмма Psoroptidia (Байесов анализ). Цифры – вероятностные поддержки (posterior probabilities).

Рисунок 5. Кладограмма Psoroptidia, кратчайшее взвешенное древо. Черные круги – уникальные синапоморфии, белые круги (квадраты) – не уникальные синапоморфии.

Квадраты – синапоморфии под DELTRAN трансформацией. Цифры над кругами (квадратами) – номера признаков, цифры под кругами (квадратами) – состояния признаков; * - подсемейства, которым придан статус семейств. На схеме также указаны морфоэкотипы для астигмат, паразитирующих на представителях надсемейства Sarcoptoidea.

Семейство Gastronyssidae является монофилетическим и объединяется на основании нескольких однозначных синапоморфий: наличие вентральных лопастей заднего края субкапитулюма (5), отсутствие гистеронотального щита самцов (15 – реверсия) и наличие гребней и лопастей вертлугов III и IV (81). Две синапоморфии этого семейства под DELTRAN также должны быть упомянуты: отсутствие гистеронотального щита самок (16 – реверсия) и наличие щетинок sIV у многих представителей семейства (104 – реверсия, имеется у Lemurnyssidae). Возможно, что у предков этого семейства щетинка sIV, отсутствующая у остальных высших Psoroptidia, исключая Lemurnyssidae, возникла вновь, и позднее у многих клещей подсемейства Gastronyssinae она опять утеряна в процессе прогрессировавшего укорочения лапок, наблюдающегося во многих филогенетических ветвях данного подсемейства (Bochkov et al., 2008).

Полученная схема отношений среди высших Psoroptidia имеет следующее принципиальное отличие от результатов молекулярного анализа (Klimov, OConnor, 2008). В «морфологическом» древе анальгоидные клещи, обитающие на оперении, представлены одной кладой. На молекулярном древе многие семейства клещей, связанные с птицами, расположены в основании “Epidermoptid–Psoroptid” и “Sarcoptid–Analgid” комплексов.

Молекулярное древо может быть схематично описано следующим образом: часть анальгоидных клещей оперения ((часть анальгоидных клещей оперения–Sarcoptoidea) (“Epidermoptid–Psoroptid” комплекс))). Некоторые различия между морфологическим и молекулярным анализами в паттернах внутри Sarcoptoidea и комплекса “Epidermoptid– Psoroptid“ легко объяснимы недостатками как морфологического анализа, который подвержен сильному влиянию параллелизмов, так и молекулярного анализа, включавшего слишком мало представителей клещей, связанных с млекопитающими, и много «типичных» перьевых клещей.

Семейство Chirorhynchobiidae не было включено в анализ, и строить гипотезы о филогенетических связях его представителей можно только a posteriori. По хетому ног клещи этого семейства, возможно, близки к Sarcoptidae–Rhyncoptidae (Bochkov et al., 2008).

На основании результатов настоящего исследования и молекулярного анализа, предпринятого Климовым и ОКоннором (Klimov, OConnor, 2008), нами предложены следующие изменения в системе Psoroptidia. Надсемейство Sarcoptoidea в новом понимании включает семейства Sarcoptidae, Rhyncoptidae, Chirorhynchobiidae, Listropsoralgidae (в статусе семейства), Myocoptidae, Dromiciocoptidae (в статусе семейства), Listrophoridae, Atopomelidae, Chirodiscidae, Gastronyssidae, Lemurnyssidae и Pneumocoptidae. Надсемейство Psoroptoidea восстанавлено (= “Epidermoptid-Psoroptid” комплекс) и включает 3 семейства, ранее относимые ОКоннором (OConnor, 2009) к надсемейству Sarcoptoidea: Psoroptidae, Lobalgidae и Paracoroptinae insertae sedis. Семь семейств, чьи представители связаны с птицами, принадлежавшие ранее к Analgoidea (OConnor, 2009), также включены в это надсемейство:

Epidermoptidae (исключая Otocoptoidinae), Psoroptoididae, Pyroglyphidae, Paralgopsidae (в статусе семейства), Ptyssalgidae, Turbinoptidae и Cytoditidae. Подсемейство Otocoptoidinae включено в Dermationidae.

Глава 4. ПАРАЗИТО-ХОЗЯИННЫЕ ОТНОШЕНИЯ АКАРИФОРМНЫХ КЛЕЩЕЙ С МЛЕКОПИТАЮЩИМИ 4. 1. Обсуждение паразитологических терминов и понятий, использованных в данной работе В данном разделе обсуждаются паразитологические термины и понятия, использованные в диссертации.

4. 2. Морфоэкотипы акариформных клещей, связанных с млекопитающими На основании комплекса признаков (строение гнатосомы, форма и степень склеротизации идиосомы, степень развития хетома, строение ног и особенности жизненного цикла) все паразитические акариформные клещи, постоянно связанные с млекопитающими, отнесены к 6 основным морфоэкотипам: накожный (Cheyletidae, Myobiidae, Psoroptidae, Lobalgidae, Myocoptidae, Listropsoralgidae, Dromiciocoptidae и Chirorhynchobiidae), кожероющий (Sarcoptidae и Rhyncoptidae), волосяной (Atopomelidae, Chirodiscidae и Listrophoridae), респираторный (Ereynetidae, Gastronyssidae, Lemurnyssidae и Pneumocoptidae), внутрикожный (Demodicidae и Psorergatidae) и тканевой (Epimyodicidae) (Бочков, 2007).

Накожные клещи сохраняют облик, наиболее близкий к таковому свободноживущих представителей отряда, поэтому они относятся к «базовой» группировке, из которой легко вывести все оставшиеся морфоэкотипы паразитических клещей. Клещи этого морфоэкотипа приспособились к обитанию в новых микростациях, отличных от кожной поверхности – желобах игловидных волос южноамериканских грызунов (Echimytricalginae), слуховых проходах млекопитающих (некоторые Psoroptidae и Histiostomatidae). Наконец, клещи семейства Chirorhynchobiidae демонстрируют вариант приспособления к наиболее «экстремальным» условиям, проводя всю жизнь (или большую ее часть), прикрепившись к краю крыловой перепонки летучих мышей.

Клещи, обитающие в респираторный системе, вероятно, перешли от накожного паразитизма к обитанию в полостях тела хозяев. Их идиосома умеренно уплощена и сохранила пропорции, близкие к таковым свободноживущих форм. У наиболее архаичных гастрониссид ноги с пропорционально развитыми члениками несут щетинки sIV (или их альвеолы), которые отсутствуют у всех остальных Sarcoptoidea. Клещи семейства Ereynetidae перешли к паразитизму в дыхательных путях млекопитающих, вероятно, минуя этап накожного паразитизма, будучи полученными от птиц, земноводных или беспозвоночных.

От клещей накожного морфоэкотипа возникли и так называемые волосяные клещи.

Данный морфоэкотип подразделяется на 2 подтипа: клещи с уплощенной в дорсовентральном направлении идиосомой (подтип I) и клещи с субцилиндрической идиосомой (подтип II).

Интересно, что в каждом из семейств волосяных клещей имеются представители обоих подтипов. Все волосяные клещи подтипа I представлены довольно архаичными формами и принадлежат к предположительно наиболее рано ответвившимся филогенетическим линиям в своих семействах. Среди листрофорид это подсемейство Aplodontochirinae (Bochkov, OConnor, 2005), среди Chirodiscidae – подсемейства Chirodiscinae, Schizocoptinae и Lemuroeciinae (Fain, 1971). Семейство Atopomelidae включает много представителей первого подтипа, хотя имеется ряд специализированных родов, чьи виды относятся к подтипу II.

Среди волосяных клещей представители подтипа I являются с морфологической точки зрения промежуточным звеном между клещами-накожниками, обладающими уплощенной идиосомой, и глубоко специализированными волосяными клещами с субцилиндрическим телом (Бочков, 2007; OConnor, 2009).

Другая часть накожных астигмат перешла к рытью ходов в коже хозяина, что привело к возникновению кожероющих клещей семейств Sarcoptidae и Rhyncoptidae. Эти клещи не утратили, подобно Demodicidae или тканевым паразитам, связей с поверхностью кожи.

Внутрикожные паразиты семейств Demodicidae и Psorergatidae произошли либо непосредственно от накожных клещей, либо миновали стадию кожероющих паразитов.

Путь возникновения тканевого паразитизма Epimyodicidae остается неясным, поскольку эти клещи могли произойти от полостных, кожероющих или даже непосредственно от накожных паразитов.

Обобщая все сказанное выше, можно сформулировать следующую гипотезу освоения паразитическими акариформными клещами тела млекопитающего: накожный тип паразитизма являлся исходным для данных клещей; от накожных паразитов независимо произошел переход к паразитизму на волосах, в респираторной системе (кроме Ereynetidae) и в коже непосредственно от накожного образа жизни или через кожероющий этап.

Распределение морфоэкотипов на филогенетическом древе надсемейства Sarcoptoidea, которое представлено клещами 4 из 6 выделенных морфоэкотипов, наиболее наглядно демонстрирует выдвинутую нами гипотезу (РИС. 5). В основе каждого эволюционного направления находятся семейства, представленные клещами накожного морфоэкотипа.

Клещи 3 остальных морфоэкотипов, по-видимому, независимо перешли с кожи к обитанию на волосах, в коже или респираторной системе хозяев. Хотя волосяные клещи и сгруппированы в одном кластере, каждое их семейство включает «переходные» формы между накожными и специализированными волосяными клещами (клещи подтипа II с субцилиндрической идиосомой), представленные более архаичным подтипом I с идиосомой, уплощенной дорсовентрально (Бочков, 2007; OConnor, 2009). Этот факт свидетельствует в пользу независимого заселения волос хозяев в каждом из 3 данных семейств (Atopomelidae, Chirodiscidae и Listrophoridae). Таким образом, сестринские отношения между волосяными клещами семейства Chirodiscidae и клещами респираторного морфоэкотипа (Gastronyssidae, Pneumocoptidae, Lemurnyssidae) не противоречат выдвинутой гипотезе, поскольку их общий предок явно обитал на коже хозяев.

Проводя сравнения между простигматами и астигматами, важно выяснить, почему некоторые микростации на теле хозяина остались не освоенными клещами того или иного подотряда. Мы полагаем, что тип питания (соответственно строение ротового аппарата) приобретает здесь ключевое значение. Паразитические простигматы произошли от хищников и питаются содержимым живых клеток, поэтому они принадлежат к морфоэкотипам, обеспечивающим им непосредственный контакт с живыми тканями хозяина. Эти клещи являются накожными эктопаразитами или эндопаразитами. Большинство же накожных клещей-астигмат питаются производными эпителия, являясь по существу комменсалами, а не истинными паразитами. Такой характер питания позволил этим клещам заселить шерстный покров хозяина, где они поедают волосяную смазку. Чесоточные клещи перешли к питанию зернистыми клетками эпителия, а большинство астигмат, живущих в респираторных путях, питаются слизью, вырабатываемой клетками эпителия, выстилающего эти пути.

Эволюционно-морфологические тенденции, наблюдаемые у акариформных клещей, постоянно паразитирующих на млекопитающих, являются, по-видимому, общими для всех паразитических организмов. Клещи, ведущие эктопаразитический образ жизни, выработали ряд сложных прикрепительных структур и в целом отличаются «богатством» внешних морфологических признаков. Внешние структуры эндопаразитических клещей, напротив, подвергаются значительной редукции. Так, полостные паразиты еще обладают довольно богатым набором элементов внешних морфологических структур, которые сильно редуцируются или полностью утрачиваются у внутрикожных клещей. Эта редукционная тенденция достигает своего апогея у тканевых паразитов, которые отличаются крайней скудостью набора внешних структур.

4. 3. Сопряженная эволюция акариформных клещей и млекопитающих 4. 3. 1. Эволюция млекопитающих и их связи с паразитическими акарифомными клещами В данном разделе обсуждаются современные представления о филогении млекопитающих и проведен анализ распределения семейств акариформных клещей по отрядам хозяев. Три основных ветви рецентных млекопитающих представлены однопроходными (отряд Monotremata), сумчатыми (когорта Marsupialia инфракласса Metatheria) и плацентарными (инфракласс Eutheria) (Wilson, Reeder, 2005). Большинство современных исследователей рассматривает сумчатых и плацентарных как сестринские группы – териевые млекопитающие (Theria); в то время как положение однопроходных остается более дискуссионным (Керролл, 1993; Kielan-Jaworowska et al., 2004; Аверьянов, Лопатин, 2011). В данной работе филогения сумчатых принято по Эшеру с соавторами (Asher et al., 2004), филогения плацентарных – по Эшеру и Хельгену (Asher, Helgen, 2010).

К настоящему времени на монотрематах не зарегистрировано акариформных клещей, являющихся их постоянными паразитами.

Фауна акариформных клещей, постоянно паразитирующих на сумчатых, достаточно разнообразна и включает представителей 12 семейств. Клещи семейства Dromiciocoptidae связаны исключительно с сумчатыми. Большинство представителей семейства Listropsoralgidae – паразиты сумчатых и только вторично перешли на грызунов (Bochkov, Wauthy, 2009). Наиболее архаичные представители семейств, широко распространенных на териевых млекопитающих (Atopomelidae, Chirodiscidae, Ereynetidae, Myobiidae, Rhyncoptidae и Sarcoptidae), также связаны с этими хозяевами.

На плацентарных представлены все семейства акариформных клещей, являющихся постоянными паразитами млекопитающих, за исключением семейства Dromiciocoptidae.

Акариформные клещи пока не зарегистрированы на шерстокрылах, а также представителях отрядов китообразных и сиреновых, которые полностью (китообразные) или почти полностью (сирены) лишены шерсти и ведут водный образ жизни. Не найдены они и на панголинах, большая часть тела которых покрыта чешуями и лишена волосяного покрова. Возможное отсутствие акариформных клещей на трубкозубе Orycteropus ater, единственном современном представителе отряда Tubulidentata, может быть вызвано как их вымиранием в связи со слабым развитием волосяного покрова этого хозяина, так и изначальным отсутствием этих паразитов на непосредственных предках трубкозубов. Клещи большинства семейств не ограничены связями с хозяевами какого-либо одного отряда плацентарных, однако клещи семейства Chirorhynchobiidae и отдельные виды семейства Rosensteiniidae связаны только с рукокрылыми (последнее семейство представлено в основном свободноживущими клещами).

Исключительно с приматами связаны клещи семейства Lemurnyssidae, клещи семейства Pneumocoptidae зарегистрированы только у грызунов.

Имеющиеся данные указывают на то, что переход к паразитизму акариформных клещей многих семейств произошел еще на общих предков сумчатых и плацентарных млекопитающих. Предположения о возможных отношениях этих клещей с предками млекопитающих носят исключительно умозрительный характер и являются трудно доказуемыми в отсутствие палеонтологических данных. Наиболее вероятным представляется переход акариформных клещей к паразитизму на непосредственных предках млекопитающих – цинодонтах. Эти животные, по-видимому, имели развитый волосяной покров и были теплокровными (Kielan-Jaworowska et al., 2004). У мезозойских цинодонтов, живших 250 млн лет назад, были обнаружены настоящие ходы и норы (Damiani et al., 2003). Норы теплокровных позвоночных являются местом обитания многих групп насекомых и клещей, поскольку обладают более влажным микроклиматом и меньшими перепадами температур, чем окружающая среда, а также имеют повышенную концентрацию органики – растительную подстилку и продукты жизнедеятельности хозяина. Микроклимат нор сходен с таковым в полостях почвы и тем самым облегчает переход различных почвенных членистоногих к нидиколии. В свою очередь продолжительные контакты с хозяином норы способствуют возникновению временных, а затем и постоянных симбиотических отношений (Беклемишев, 1970; Балашов, 2009).

4. 3. 2. Паразито-хозяинные связи клещей парвотряда Eleutherengona Как следует из предложенной выше гипотезы филогенетических отношений Eleutherengona, паразитизм в этом парвотряде возникал многократно в разных филогенетических ветвях (Бочков, 2008, 2009; Bochkov, 2009).

Надсемейство Myobioidea. Это надсемейство с единственным семейством включает более 500 видов и подвидов, принадлежащих к 53 родам. Миобииды являются перманентными моно- или олигоксенными эктопаразитами, связанными с мелкими сумчатыми и плацентарными млекопитающими 11 отрядов. Прямые родственные связи миобиид не ясны. Согласно системе, предложенной Бочковым (1997; Bochkov, 2009), семейство миобиид подразделяется на 5 подсемейств, 3 из которых (Archemyobiinae, Australomyobiinae и Xenomyobiinae) связаны с сумчатыми, а остальные 2 (Myobiinae и Protomyobiinae) – с плацентарными млекопитающими (РИС. 6). Единственный представитель подсемейства Xenomyobiinae (Xenomyobia hirsuta), описан с перуанского сумчатого Lestoros inca (Pauctituberculata: Caenolestidae) (Fain, Lukoschus, 1976). Эти клещи обладают наиболее архаичными признаками среди миобиид. Их передние ноги лишены органов прикрепления у взрослых клещей, а дорсальная сторона идиосомы несет остатки гистеронотального щита. Клещи подсемейства Archemyobiinae связаны с сумчатыми отрядов Didelphomorphia, Paucituberculata и Microbiotheria, населяющими Новый Свет. У этих клещей колена передних ног самок несут парный вентральный зажим.

У самцов данный зажим сходен с таковым самок либо, как у всех остальных миобий, представлен непарным дорсальным выростом-зажимом (Fain, Lukoschus, 1981). Клещи подсемейства Australomyobiinae связаны с сумчатыми отрядов Dasyuromorphia и Diprodontia. Виды миобиид всех 3 подсемейств строго приурочены к определенным родам или видам сумчатых. К сожалению, сумчатые (особенно южно-американские) представлены в современной фауне лишь «осколками» былого разнообразия, поэтому сведения о паразитирующих на них миобиидах весьма фрагментарны. Остальные 2 подсемейства связаны с плацентарными млекопитающими, принадлежащими ко всем 3 основным кладам (Atlantogenata, Euarchontoglires и Laurasiatheria).

Подсемейство Protomyobiinae включает в себя 3 трибы. У наиболее морфологически продвинутых представителей подсемейства голень и лапка передних ног слиты. Клещи трибы Protomyobiini, в свою очередь, разделяются на 3 подтрибы. Клещи подтрибы Afromyobiina паразитируют на тенрековых. Клещи подтрибы Amorphacarina широко представлены на современных сорикоморфах, отсутствуя только на представителях семейства Solenodontidae.

Недавно они были зарегистрированы в Юго-Восточной Азии на гимнурах рода Hylomys (Erinaceomorpha) и отнесены к новому роду Hylomysobia с 2 видами (Bochkov, OConnor, 2006).

Морфологически эти клещи близки к миобиидам с Soricidae. Учитывая, что миобииды отсутствуют на других представителях отряда ежей, включая остальных Galericinae, можно предположить, что они перешли на гимнур с каких-то сорикоморф. Миобииды подтрибы Protomyobiina связаны исключительно с землеройками семейства Soricidae. Триба Elephantulobiini представлена всего 3 видами, паразитирующими на африканских слоновьих прыгунчиках (Macroscelidea). Многие морфологические признаки этих клещей указывают на их родство с представителями подтрибы Afromyobiina, что хорошо согласуется с данными по хозяевам, поскольку Macroscelidea близки не к грызунам, как считалось ранее (Кэрролл, 1993), а к афротериям (Murphy et al., 2001). Клещи трибы Acanthophthtiriini широко распространены на рукокрылых обоих подотрядов (Megachiroptera и Microchiroptera) и встречаются на представителях 15 из 18 семейств, принимаемых в современной системе рукокрылых (Jones et al., 2002). К настоящему времени миобииды неизвестны только с представителей малочисленных семейств Craseonycteridae, Megadermatidae и Noctilionidae.

Последнее подсемейство (Myobiinae) представлено 9 родами, представители которых связаны с грызунами. Трибы и подсемейства миобиид распространены довольно мозаично и связаны с неблизкородственными отрядами млекопитающих (РИС. 6). Как правило, Myobiidae паразитируют на хозяевах относительно небольшого размера. Их нет на представителях близкородственного грызунам отряда зайцеобразных, животных в среднем более крупных, чем Rodentia.

Рисунок 6. Кофилогения Myobiidae и млекопитающих. Филогения сумчатых по: Asher et al.

(2004), филогения плацентарных по: Asher, Helgen (2010).

Среди хозяев, относимых ранее к полифилетическому отряду Insectivora, они зарегистрированы только на наиболее миниатюрных зверьках из отряда Soricomorpha, мелких тенрековых и гимнурах. По-видимому, размеры хозяина определяют какие-то жизненно важные для миобиид факторы, налагая ограничения на их распространение.

Надсемейство Cloacaroidea. Семейства и подсемейства клоакароидей связаны с такими филогенетически удаленными ветвями позвоночных, как черепахи (Cloacarinae), птицы (Pneumophaginae) и млекопитающие (Epimyodicidae). Возможны две альтернативные гипотезы возникновения паразитических связей клещей этого надсемейства. В соответствии с первой гипотезой сестринские отношения между Cloacaridae и Epimyodicidae являются следствием паразитизма их общего предка на архаичных амниотах до их дивергенции на синапсид (предки млекопитающих) и диапсид (предки черепах и птиц). В этом случае более архаичные по сравнению с клоакаридами черты Epimyodicidae объяснимы более ранней дивергенцией их хозяев синапсид от общего с другими амниотами эволюционного ствола.

Альтернативная гипотеза – переход клоакарид с черепах на древних синапсид, хищников или падальщиков.

Надсемейство Cheyletoidea. Среди клещей этого надсемейства только семейство Cheyletidae включает как свободноживущих хищников, так и постоянных паразитов, в то время как остальные семейства представлены исключительно постоянными паразитами млекопитающих и птиц. Согласно недавно предложенной гипотезе филогении данного надсемейства (Bochkov, 2008), хейлетоидеи распадаются на две монофилетические линии:

Cheyletidae–Syringophilidae (I) и Harpirhynchidae (Demodicidae–Psorergatidae) (II) (РИС. 7).

Линия I. Семейство Cheyletidae. Данное семейство представлено как хищниками, так и постоянными эктопаразитами наземных позвоночных, млекопитающих и птиц. В настоящее время оно насчитывает более 380 видов 74 родов и является наиболее многочисленным в пределах надсемейства Cheyletoidea (Волгин, 1969; Summers, Price, 1970; Бочков, 2004, 2009).

Недавно предложенная филогенетическая система хейлетид включает в себя 13 триб (Bochkov, Fain, 2001). Большинство триб паразитических хейлетид не являются близкородственными, и, следовательно, паразитизм независимо возникал в разных ветвях семейства (Бочков, 2004). Из примерно 380 видов хейлетид, описанных ныне, более 290 видов 56 родов (78%) являются хищниками, и 85 видов 18 родов (22%) – эктопаразитами птиц и млекопитающих. Вероятно, хищные предки хейлетид обитали в почвенной подстилке, из которой в дальнейшем шло их расселение, породившее специализированные фауны хейлетид растений, гнезд позвоночных животных, а затем – уже и паразитов самих позвоночных (Волгин, 1969). Переход хейлетид от гнездового хищничества к паразитизму, вероятно, определил круг их хозяев. Паразиты млекопитающих среди хейлетид – весьма разнообразная и сборная в таксономическом отношении группа, представленная 4 трибами. Специализация хейлетид млекопитающих, по-видимому, развивалась в трех основных направлениях. Триба Chelonotini (4 рода) включает 3 вида, связанных преимущественно с ориентальными белками (Sciuridae).

Рисунок 7. Становление паразитизма клещей надсемейства Cheyletoidea. Черные клады представлены паразитами, серые – нидиколами.

Данные клещи населяют в основном ушные раковины своих хозяев. Клещи трибы Niheliini (11 видов 4 родов) характеризуются хорошо развитыми зажимами и выростами пальп, с помощью которых они закрепляются в шерсти своих хозяев, и представляют второе направление паразитизма хейлетид млекопитающих. Они связаны с мелкими древолазающими хозяевами: виды рода Sciurocheyla с беличьими, Criokeron с тупайями и Galagocheles с галагами. С этих хозяев предки рода Nihelia, вероятно, и перешли на мангустов (Hesperidae), которые время от времени охотятся на древолазающих животных (Hinton, Dunn, 1967; Taylor, Meester, 1993). Таким образом, являясь видоспецифичными, нихелиины не демонстрируют филогенетического параллелизма со своими хозяевами на надродовом уровне, поскольку связаны, скорее, с хозяевами определенной экологической группы – древолазами (Bochkov et al., 2006). Паразиты кожных покровов представляют собой третье направление эволюции хейлетид млекопитающих и принадлежат к 2 филогенетически дистантным трибам. Виды трибы Cheyletiellini (2 рода) связаны с зайцеобразными (Lagomorpha). Триба Teinocheylini включает только 1 род Teinocheylus (2 вида). Клещи данной трибы являются, по-видимому, наиболее специализированными среди паразитов млекопитающих. Их хозяева – африканские грызуны семейства Ctenodactylidae, представители, вероятно, старейшей группы среди гистрикогнатных грызунов (Hartenberge, 1985). Тело этих клещей сильно вытянуто, щетинки тела приобрели ланцетовидную форму, сходную с таковой у весьма специализированных эктопаразитов семейства Myobiidae. Когти последней пары ног исчезли. Стадия личинки протекает в яйце, из которого выходит протонимфа.

Следует рассмотреть возможные причины крайне мозаичного распространения этих хейлетид по таксонам млекопитающих. Хейлетиды, также как и Myobiidae, связаны с относительно мелкими млекопитающими: среди приматов они паразитируют на галагах, а среди хищных – на мелких мангустах. Миобииды, без сомнения, являются более древними и глубоко специализированными паразитами, чем хейлетиды. Их строение претерпело большие изменения вследствие паразитического образа жизни (Fain, 1994). Единственным отрядом, на представителях которого совместно обитают клещи этих 2 семейств, являются грызуны, однако и в этом случае они, как правило, паразитируют на хозяевах, относящихся к разным таксонам. Cheyletidae связаны с грызунами свободного от миобиид семейства беличьих.

Хейлетиды достоверно не зарегистрированы на наиболее богатом видами среди грызунов инфраотряде Myomorpha, на котором широко распространены Myobiidae. Известен только один случай совместного обитания клещей обоих семейств на хозяевах, относящихся к одному таксону ниже ранга отряда – Ctenodactylus gundii (Ctenodactylidae). Питание лимфой, меж- и внутриклеточным содержимым живых клеток эпителия (Акимов, Горголь, 1990) и образ жизни хейлетид млекопитающих близок к таковому Myobiidae, поэтому мозаичное распространение Cheyletidae по таксонам млекопитающих может быть частично объяснено конкурентными отношениями между ними и миобиидами. Будучи, без сомнения, более молодыми паразитами, чем миобииды, хейлетиды смогли распространиться в большинстве случаев только на тех группах этих хозяев, которые по каким-либо причинам свободны от миобиид. Другая причина мозаичного распространения данных клещей заключается в их многократном переходе к паразитизму на разных группах млекопитающих. Обитание в гнездах потенциальных хозяев и высокая экологическая пластичность хейлетид сделали такой переход сравнительно легким, поэтому паразитизм независимо и в разное время возник в нескольких линиях этих клещей (Bochkov, Fain, 2001; Бочков, 2004).

Линия II. Хейлетоидные клещи, принадлежащие к филогенетической линии II, представлены двумя ветвями (РИС. 7). Первая ветвь состоит из клещей семейства Harpirhynchidae, которые являются эндо- и эктопаразитами птиц и, вторично, змей (Bochkov et al., 1999). Вторая ветвь включает в себя 2 семейства внутрикожных паразитов млекопитающих – Demodicidae и Psorergatidae. Исходя из полученной филогенетической гипотезы и широкого распространения этих клещей по таксонам птиц и млекопитающих, выдвинуто предположение о том, что предок этой филогенетической линии мог паразитировать еще на общем предке птиц и млекопитающих (Бочков, 2002). Косвенным аргументом глубокой древности связей хейлетоидов и позвоночных служит находка яиц клещей на перьях из нижнего мела в северо-восточной Бразилии (Martill, Davis, 1998). Авторы находки считают, что эти яйца отложены перьевыми клещами (Astigmata). Однако округлая форма яиц свидетельствует, скорее, об их сходстве с таковыми хейлетоидей, а не с вытянутыми яйцами перьевых клещей. Проктор (Proctor, 2003) высказала предположение, что данное перо упало в воду, и эти яйца принадлежат рачкам Ostracoda.

Альтернативная гипотеза возникновения паразитизма на млекопитающих у хейлетоидей линии II – заражение харпиринхоподобными клещами териевых млекопитающих до их разделения на сумчатых и плацентарных, при поедании ими птиц или даже использовании их гнезд. Хотя птицы возникли позднее млекопитающих, переход клещей с птиц на млекопитающих, а не наоборот представляется более вероятным, поскольку именно птицы сохранили наиболее архаичных паразитов – Harpypalpinae.

Клещи семейства Psorergatidae (около 70 видов 3 родов) – весьма специфичные моно- или олигоксенные внутрикожные паразиты, зарегистрированные на плацентарных млекопитающих 25 семейств 9 отрядов. Все они приурочены к одному или нескольким видам хозяев в пределах одного рода. Отсутствие псорергатид на сумчатых объясняется относительно слабой изученностью паразитофауны последних, и мы полагаем, что формирование этого семейства происходило еще на общих предках сумчатых и плацентарных млекопитающих.

Клещи семейства Demodicidae (более 100 видов 7 родов) являются морфологически более специализированными, чем Psorergatidae. В особенности это касается их неполовозрелых стадий, идиосома которых зачастую несет пару мощных латеральных выростов. Эти паразиты населяют в основном волосяные фолликулы и кожные железы, но встречаются и в верхних слоях эпидермиса (Nutting, 1985; Bukva, 1991). Известны также случаи их обнаружения в передней части эпителия кишечного тракта и клиторальных железах домовой мыши (Bukva, 1991). В настоящее время демодициды зарегистрированы на сумчатых и плацентарных млекопитающих 32 семейств 15 отрядов и известны на представителях большинства основных клад этих хозяев. Широкое распространение демодицид по различным таксонам хозяев и их строгая специфичность позволяют заключить, что формирование семейства, а, возможно, и обособление некоторых родов (Demodex, Stomatodex) происходило еще на общих предках сумчатых и плацентарных млекопитающих.

4. 3. 3. Паразито-хозяинные связи клещей парвотряда Psoroptidia Представленная ниже гипотеза возникновения и эволюции паразитизма псороптидий на позвоночных основывается на данных кладистического анализа (РИС. 8) (Бочков, 2011).

Первые псороптидии, вероятно, были нидиколами нор теплокровных позвоночных, причем, судя по молекулярным данным, эта группа возникла не позднее верхней юры (Dabert et al., 2010). Монофилитическое происхождение Psoroptidia, однако, не означает, что паразитизм единожды возник в этом парвотряде, как полагают некоторые исследователи (Klimov, OConnor, 2008; Dabert et al., 2010), хотя эта гипотеза и является формально наиболее экономной и поэтому выглядит, на первый взгляд, весьма привлекательной. Согласно данной гипотезе, переход псороптидий от нидиколии к паразитизму и возврат от постоянного паразитизма к нидиколии являются равновероятными так же, как появление и реверсия определенного состояния простого признака в кладограмме (например, исчезновение/появление щетинки). Авторы гипотезы забывают, однако, что возникновение паразитизма – сложнейший длительный процесс, который не может рассматриваться с позиций «вульгарной» парсимонии, будучи «уравненным в правах» с относительно простыми признаками, возможно, контролируемыми одним геном. В данном случае необходимость априорного взвешивания и придания возникновению перманентного паразитизма максимального веса является вполне очевидной и базируется на всей совокупности наших эмпирических знаний о возникновении и эволюции паразитизма членистоногих на позвоночных. Обратный процесс хотя и возможен принципиально, но маловероятен, поэтому здесь выдвигается альтернативная гипотеза эволюции паразитизма у псороптидий, базирующаяся на анализе паразито-хозяинных связей этих клещей (Bochkov, Mironov, 2011).

Согласно гипотезе, разработанной совместно с С.В. Мироновым, перманентный паразитизм псороптидий на позвоночных возникал многократно в различных стволах этих клещей, ведших нидикольный образ жизни. Известно значительное число примеров многократного перехода к паразитизму в пределах различных группировок астигматических клещей:

например, клещи родов Loxanoetus и Otanoetus (Histiostomatidae), живущие в ушах слонов и африканских парнокопытных, или виды некоторых родов Rosensteiniidae, связанные с летучими мышами (OConnor, 2009). Всего среди парвотряда Acaridia OКоннор (OConnor, 1994) предполагает 10 независимых переходов к паразитизму на беспозвоночных и 11 – на позвоночных, поэтому постоянный паразитизм в такой огромной группе, как Psoroptidia, мог возникать также несколько раз.

В соответствии с предложенной гипотезой первый успешный переход к паразитизму осуществлен предками низших псороптидий на птиц (РИС. 8). Высшие псороптидии успешно распространились на более широком круге хозяев (как птиц, так и млекопитающих).

У клещей кластера I (Analgoidea-Psoroptoidea) паттерн паразито-хозяинных отношений наиболее сложен. Перьевые клещи надсемейства широко распространены на птицах отрядов, принадлежащим как к Palaeognathae, так и Neognathae (Gaud, Atyeo, 1996; Proctor, 2003). Предки надсемейства Psoroptoidea произошли в гнездах птиц так же, как и анальгоиды, но, вероятно, много позднее, поскольку хозяева этих клещей принадлежат к продвинутой когорте Neognathae. В пределах надсемейства представители большинства групп паразитируют на птицах и только 3 – на млекопитающих. Клещи подсемейства Paracoroptinae (6 видов, 2 рода), филогенетические связи которого не ясны, паразитируют на африканских приматах семейств Cercopithecidae и Hominidae (Fain, 1963). Вероятно, предок этих клещей перешел с птиц на сухоносых африканских обезьян, и их дальнейшая эволюция протекала на приматах данной группы. Среди клещей семейства Psoroptidae (около 50 видов, 29 родов, подсемейств) представители подсемейств Cebalginae, Makialginae и Nasalialginae связаны с приматами, Marsupialginae – с сумчатыми Didelphidae, а большинство Psoralginae – с древолазающими представителями отряда Pilosa. Представители подсемейства Psoroptinae распространены на представителях разных отрядов млекопитающих довольно мозаично.

Базируясь на близких филогенетических связях этих клещей с представителями семейства Epidermoptidae, можно предположить, что предок этого семейства, скорее всего, перешел на млекопитающих (приматов) с птиц.

Клещи семейства Lobalgidae (8 видов, 2 рода, 2 подсемейства) также перешли к паразитизму на плацентарных млекопитающих с птиц. Подсемейство Lobalginae представлено единственным видом Lobalges trouessarti, который паразитирует на ленивцах семейств Bradypodidae и Megalonychidae. Подсемейство Echimytricalginae включает 7 видов рода Echimytricalges. Все они паразитируют на грызунах семейства Echimyidae, часть из которых ведет древолазающий образ жизни. У Echimyidae многие волосы модифицированы в игловидные желобообразные структуры. Клещи подсемейства Echimytricalginae приспособились к жизни в желобах этих.

Высшие псороптидии кластера II (надсемейство Sarcoptoidea) связаны исключительно с млекопитающими (РИС. 8). Они широко распространены на териевых млекопитающих и первично или вторично отсутствуют на Monotremata. Принимая во внимание тот факт, что сумчатые и плацентарные имеют собственную богатую фауну саркоптоидов, можно предположить, что переход к паразитизму предков этого надсемейства произошел еще в гнездах териевых млекопитающих до их дивергенции на Eutheria и Metatheria (Кэрролл, 1993;

Ji et al., 2002; Luo et al., 2003). Кластер саркоптоидов состоит из двух основных клад. Первая клада включает Sarcoptidae–Rhyncoptidae (оба семейства – паразиты териевых млекопитающих), Myocoptidae (паразиты грызунов) и Listropsoralgidae (в основном паразиты сумчатых). Семейство Chirorhynchobiidae, вероятно, принадлежит той же кладе (Bochkov et al., 2008). Эти клещи прикрепляются с помощью гипертрофированной гнатосомы к краю крыловой мембраны рукокрылых. Наиболее рано дивергировавшая ветвь второй клады саркоптоидов представлена клещами семейства Dromiciocoptidae, являющимися паразитами южно-американских сумчатых. Остальные семейства этой клады включают либо волосяных клещей семейств Atopomelidae и Chirodiscidae (паразиты териевых млекопитающих) и Listrophoridae (паразиты плацентарных), либо клещей, обитающих в респираторных проходах хозяев – Gastronyssidae (паразиты грызунов и рукокрылых), Lemurnyssidae (паразиты приматов) и Pneumocoptidae (паразиты грызунов).

История паразитических отношений разных семейств Psoroptidia с Mammalia включает в себя как параллельную эволюцию с различными группами териевых млекопитающих, так и множество вторичных переходов с хозяев одних отрядов на других, сопровождавшихся длительной сопряженной эволюцией на новых хозяевах. Распространение семейств этих клещей определяется сложнейшим комплексом факторов, таких как филогенетические и экологические связи их хозяев, изменения в образе жизни или преобразования морфологии хозяев, а также факторами окружающей среды – температурой, влажностью и т.д.

Практически не исследованными остаются случаи возможного конкурентного вытеснения клещами одних семейств представителей других семейств, принадлежащих к одному морфоэкотипу. Так, архаичные семейства волосяных клещей Atopomelidae и Chirodiscidae почти не встречаются на хозяевах одной группы, тогда как клещи более продвинутого семейства Listrophoridae делят с Atopomelidae хозяев ряда групп, зачастую даже встречаясь на одной особи хозяина.

Рисунок 8. Становление паразитизма у клещей парвотряда Psoroptidia. Черные клады представлены паразитами, серые – нидиколами.

4. 3. 4. Особенности постоянного паразитизма акариформных клещей на млекопитающих Факторы, определяющие специфичность к хозяину акариформных клещей - постоянных паразитов млекопитающих. Обобщенные данные по распределению клещей всех анализируемых семейств по соответствующим классам (уровням) специфичности приведены в ТАБЛ. 2. При использовании логистической мультиноминальной регрессии критерий отношения правдоподобия показал, что конечная полученная модель достоверно статистически отлична от модели без зависимых переменных (p< 2.22e-16). Таким образом, все независимые переменные, использованные в анализе для вероятностной оценки специфичности к хозяину, являются прогностическими. Низкий критерий Акаики (2861.7) для конечной модели, по сравнению с моделью без зависимых переменных (3025.5), также подтверждает высокую прогностическую ценность первой модели. Стандартные ошибки оценочных коэффициентов значительно ниже 2.0, что означает отсутствие сколько-нибудь существенной мультиколлинеарности между выбранными независимыми переменными. Все классы прогностических переменных статистически значимы почти во всех категориях зависимых переменных. Для всех не референтных классов переменной СПЕЦИФИЧНОСТЬ (приуроченности к семейству, роду и виду хозяев [классы 2–4]) степень специфичности к хозяевам понижается: 1) при питании на хозяине, не вызывающем иммунного ответа, 2) у эктопаразитов (по отношению к эндопаразитам) и 3) при паразитизме на одомашненных хозяевах (по отношению к паразитированию на диких хозяевах). Абсолютные значения статистики Вальда выявили классы переменных, которые более значимы для предсказания специфичности к хозяевам. Суммы абсолютных значений для независимых переменных по уровню влияния на специфичность клеща к хозяину могут быть ранжированы по уровню значимости (от высокой до низкой): одомашненные животные (ДОМЕСТИКАЦИЯ.да), иммунный ответ при питании (ИМУННЫЙ_ОТВЕТ.да) и тип паразитизма (ПАРАЗИТИЗМ.эндо). Другими словами, проведенный анализ продемонстрировал, что среди акариформных клещей млекопитающих максимальная вероятность выработки моноксенности (моногостальности - в гельминтологии) имеется у паразитов диких (не одомашненных!) животных, питающихся тканями хозяина, способными к иммунному ответу и являющихся эндопаразитами.

Точный тест Фишера показал статистически достоверные различия в степени специфичности между простигматическими и астигматическими клещами (p < 2.2e-16), что подтверждено и результатами мультиноминальной логистической регрессии. По сравнению с астигматами для простигматических клещей более вероятна приуроченность к одному хозяину; они с большей степенью вероятности являются приуроченными к хозяевам одного рода, чем одного семейства или отряда. Отдельные семейства акариформных клещей были ранжированы по специфичности к хозяевам, исходя из усредненных вероятностей четырех групп зависимой переменной (РИС. 9). Данное ранжирование выявило те же тенденции, что и тест Фишера.

Подводя итог, можно заключить, что доместикация хозяина является ведущим фактором, понижающим специфичность клещей к хозяевам, что, в первую очередь, наблюдается у Astigmata и делает клещей этой группы в целом более подверженными переходам на других хозяев по сравнению с простигматами (РИС. 9). Тип питания является следующим основным фактором, влияющим на выработку у клещей специфичности к хозяевам. Эта переменная жестко скореллирована с формой хелицер. Клещи, питающиеся живыми тканями хозяина, которые способны к непосредственному иммунному ответу, обладают колющими хелицерами. Такие клещи с большей степенью вероятности являются моноксенными. Все паразитические Prostigmata произошли от хищных форм и обладают колющими хелицерами (Kethley, 1982). Такой тип строения хелицер и, соответственно, питание живыми тканями хозяина привели к выработке более высокой степени специфичности этих клещей, связанных с млекопитающими, по сравнению с большинством астигмат. Астигматы произошли от сапрофагов и в подавляющем большинстве обладают клешневидными грызущими хелицерами, которые пригодны для поедания мертвых тканей хозяина (OConnor, 2009). Тип паразитизма – третий основной фактор, влияющий на степень специфичности к хозяевам. Так, эндопаразиты оказались в целом менее подвержены переходам на других хозяев, чем эктопаразиты в обеих группах – Prostigmata и Asrtigmata.

Феномен сингоспитальности. Прямым следствием высокой специфичности акариформных клещей к хозяевам, является феномен сингоспитальности. Под термином «synhospitality» понимается одновременное присутствие двух и более близкородственных видов паразитов на одном виде или особи хозяина (Eichler, 1969). Наиболее частыми причинами сингоспитальности являются, по всей видимости, переход близкородственных видов паразитов с других, как правило, филогенетически близких видов хозяев или наличие разных, хотя и близкородственных, видов паразитов на хозяевах, принадлежащих к географически изолированным популяциям. Значительно реже встречаются случаи сингоспитальности, демонстрирующие совместное обитание на хозяине нескольких видов постоянных паразитов, образующих надвидовой комплекс, возникший в пределах данного вида хозяина. Для этого явления предложен специальный термин – «филогенетическая сингоспитальность» (Бочков, Миронов, 2008). Предпосылка филогенетической сингоспитальности заключается в том, что вопреки классическому правилу Фаренгольца, согласно которому темпы эволюции паразитов отстают от таковых у хозяев (Fahrenholz, 1913) у многих паразитических организмов видообразование протекает быстрее эволюции самих хозяев в связи с более быстрой сменой генераций паразита.

Для анализа причин возникновения феномена филогенетической сингоспитальности изучены все немногие яркие случаи филогенетической сингоспитальности у акариформных клещей, постоянных эктопаразитов позвоночных, в которых надвидовой комплекс паразитов включает 4 и более вида (примеры с паразитами птиц были предоставлены С.В. Мироновым).

Все они укладываются в ограниченное число эволюционных сценариев. Действительно яркие примеры филогенетической сингоспитальности касаются исключительно астигматических клещей, населяющих шерсть или оперение. У всех простигмат и астигмат, населяющих другие микробиотопы, таких примеров множественного видообразования не наблюдается.

Хотя точные причины отсутствия множественного видообразования у этих клещей неизвестны, но они, вероятно, кроются как в их экологии, так и в более высокой скорости видообразования, наблюдаемой у некоторых паразитических псороптидий, связанных с волосяным покровом. Основными условиями возникновения феномена филогенетической сингоспитальности могут выступать два независимых фактора или их комбинация: 1) сложный дизъюнктивный ареал хозяина, приводящий к аллопатическому видообразованию у паразитирующих на нем клещей; 2) глубокая специализация клещей к обитанию на локальных участках тела хозяина, ведущая к симпатрическому (синксеническому) видообразованию. Такие микроареалы на теле хозяина, будучи, как правило, одного типа, например, волосяной покров или бородки пера, тем не менее должны существенно разниться между собой по строению.

Преобладание того или иного фактора, приводящего к филогенетической сингоспитальности, зависит от комплекса биологических особенностей группы как рассматриваемых клещей, так и их хозяев. По всей видимости, у клещей с менее специализированными органами прикрепления, например, атопомелид, превалирует аллопатрическое видообразование. Тогда как у клещей с более специализированными органами прикрепления, например, листрофорид или хиродисцид, видообразование может идти обоими путями. У клещей, связанных с птицами, по-видимому, возможность симпатрического видообразования серьезно облегчается крайней разнородностью в строении перьевого покрова их хозяев. Для млекопитающих столь резкие различия в структуре шерстного покрова в основном не характерны. Наиболее структура шерсти различается у хозяев, ведущих особый, например, полуводный, образ жизни. Поэтому большинство предполагаемых случаев симпатрического видообразования в исследуемой группе встречается у клещей грызунов, связанных с водой.

Таблица 2. Обобщенные данные по распределению клещей анализируемых семейств по уровню специфичности к хозяевам Данные, касающиеся заведомо сомнительных хозяев, не учитывались Семейства Число видов Приуроченность к хозяевам Виды хозяев клещей клещей (классы 1-4) всего включено отряд семейство род вид всего включено Cheyletidae 31 26 0 2 4 20 46 Psorergatidae 74 74 0 6 10 58 107 1Demodicidae 107 107 0 2 2 103 114 1Myobiidae 526 522 1 23 83 415 767 7Ereynetidae 27 26 1 10 1 14 60 Epimyodicidae 4 4 0 0 0 4 4 Sarcoptidae 117 117 7 37 17 56 317 3Atopomelidae 422 421 13 57 49 302 648 6Chirodiscidae 229 229 10 18 30 171 382 3Listrophoridae 181 179 8 22 16 133 316 3Myocoptidae 61 61 1 6 7 47 98 Gastronyssidae 43 43 0 13 7 23 82 Psoroptidae 50 50 8 5 6 31 88 Rhyncoptidae 12 12 0 1 1 10 14 Chirorhynchobiidae 3 3 0 0 0 3 3 Lemurnyssidae 4 4 0 0 0 4 4 Pneumocoptidae 4 4 0 1 0 3 5 Listropsoralgidae 7 7 0 1 1 5 9 Dromiciocoptidae 3 3 0 0 0 3 3 Paracoroptinae 6 5 0 0 1 4 7 Lobalgidae 9 9 1 2 2 4 19 Prostigmata 769 759 2 43 100 614 1098 10Astigmata 1151 1147 48 163 137 799 1995 19Всего 1920 1906 50 206 237 1413 3093 30 Рисунок 9. Результаты логистического мультиноминального регрессионного анализа.

Усредненные вероятности четырех классов зависимой переменной специфичности видов акариформных клещей млекопитающих к хозяевам: (1) отряду, (2) семейству, (3) роду и (4) виду. Данные ранжированы по последней категории (4) отдельно для Prostigmata и Astigmata.

ВЫВОДЫ 1. Методами кладистического анализа установлена полифилия надсемейств Cheyletoidea (Prostigmata)и Sarcoptoidea (Astigmata). Среди клещей, ранее относившихся к Cheyletoidea, семейство Myobiidae (эктопаразиты млекопитающих) выделено в отдельное надсемейство Myobioidea подсекции Raphignathina, а cемейства Epimyodicidae (эндопаразиты млекопитающих) и Cloacaridae (эндопаразиты черепах) выделены в надсемейство Cloacaroidea, филогенетические связи которого в пределах Eleutherengona остаются неясными.

Семейства Lobalgidae и Psoroptidae выведены из состава Sarcoptoidea и помещены в надсемейство Psoroptoidea вместе с рядом семейств, представленных паразитами птиц.

2. Показано, что адаптация акариформных клещей к паразитизму на млекопитающих привела к появлению у них шести основных морфоэкологических типов: накожный, кожероющий, волосяной, респираторный, внутрикожный и тканевой. Клещи каждого морфоэкотипа строго приурочены к определенному типу местообитаний на теле хозяина.

Накожный морфоэкотип является исходным, и от него произошли клещи большинства остальных морфоэкотипов.

3. Установлено, что наиболее архаичные представители большинства семейств акариформных клещей, распространенных на териевых млекопитающих (Theria), связаны с сумчатыми (Marsupialia). На плацентарных (Eutheria) представлены все паразитические семейства акариформных клещей, связанные с млекопитающими, за исключением Dromiciocoptidae. На однопроходных (Monotremata) эти клещи отсутствуют изначально либо вторично утрачены.

4. Показано, что паразитизм акариформных клещей на млекопитающих возникал независимо и неоднократно в пределах парвотрядов Eleutherengona и Psoroptidia: а) в парвотряде Eleutherengona постоянный паразитизм на млекопитающих возникал независимо в трех филогенетически далеких надсемействах: Myobioidea, Cloacaroidea и Cheyletoidea; б) предки надсемейства Sarcoptoidea перешли к паразитизму на териевых млекопитающих из их гнезд, тогда как предки семейств Psoroptidae и Lobalgidae, а также подсемейства Paracoroptinae (Psoroptoidea) независимо друг от друга перешли с птиц на млекопитающих.

5. Показано, что моноксенные (моногостальные – в гельминтологии) виды преобладают в подавляющем большинстве семейств акариформных клещей, постоянно связанных с млекопитающими (более 70% видов этих клещей являются моноксеннными). При этом простигматы в среднем являются статистически достоверно более специфичными паразитами, чем астигматы.

6. Установлена ведущая роль факторов, влияющих на специфичность видов акариформных клещей к хозяевам-млекопитающим: доместикация хозяина резко уменьшает специфичность, тогда как питание тканями хозяина, способными к иммунному ответу, и эндопаразитический образ жизни, наоборот, повышают ее.

7. Обосновано введение нового термина – филогенетическая сингоспитальность – для случаев совместного обитания на одном виде хозяина нескольких видов постоянных паразитов, образующих монофилетическую группу, возникшую в пределах данного вида хозяина. Выявлены два основных фактора, которые независимо или в комбинации приводят к возникновению этого феномена: 1) дизъюнктивный ареал хозяина, приводящий к аллопатическому видообразованию у паразитирующих на нем клещей; 2) глубокая специализация клещей к обитанию на локальных участках тела хозяина, ведущая к симпатрическому (синксеническому) видообразованию.

8. Таксономическая ревизия позволила выявить 1897 видов 244 родов 20 семейств акариформных клещей, постоянно связанных с млекопитающими, исключая немногочисленных представителей семейств Histiostomatidae и Rosensteiniidae. Из них исследованы 1204 вида 205 родов (64% видов мировой фауны). При этом 136 видов и пять родов описаны как новые для науки. Составлены таксономические диагнозы всех семейств и ключи для определения всех входящих в них родов. Приведен список всех видов клещей и их хозяев (более 3400 записей).

РАБОТЫ, ОПУБЛИКОВАННЫЕ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ Монографии 1. Bochkov A.V. 2009. A review of mites of the parvorder Eleutherengona (Acariformes:

Prostigmata) – permanent parasites of mammals. Acarina (Supplement), KMK Scientific Press, Moscow.

149 pp.

2. Bochkov A.V. 2011. Mites of the subgenus Microtimyobia (Acariformes: Myobiidae: Radfordia) and their host–parasite relationships with cricetid rodents (Cricetidae). Zootaxa (Suppl.), Magnolia Press, Auckland, 86 pp.

3. Bochkov A.V., OConnor B.M. 2006. Fur-mites of the family Atopomelidae (Acari: Astigmata) of the Philippines: systematics, phylogeny, and host-parasite relationships. Miscellaneous Publications.

Museum of Zoology, University of Michigan. N. 196, 62 pp.

4. Bochkov A.V., Zabludovskaya S.A., OConnor B.M. 2008. Phylogeny and systematics of the endoparasitic astigmatid mites (Acari: Sarcoptiformes) of mammals: families Gastronyssidae, Lemurnyssidae, and Pneumocoptidae. Zootaxa (Suppl.), Magnolia Press, Auckland, 152 pp.

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК 5. Бочков А.В. 1994а. Данные по клещам рода Protomyobia (Acariformes: Myobiidae) России и сопредельных стран. Паразитология, 28: 137–146.

6. Бочков А.В. 1994б. Клещи подрода Graphiurobia рода Radfordia (Myobiidae) фауны России и сопредельных стран. Паразитология, 28: 421–428.

7. Бочков А.В. 1995. Клещи подрода Microtimyobia (Acariformes, Myobiidae, Radfordia) фауны России и сопредельных стран. Паразитология, 29: 480–492.

8. Бочков А.В. 1997а. Новая классификация клещей сем. Myobiidae (Acari, Acariformes).

Энтомологическое обозрение, 76: 938–951.

9. Бочков А.В. 1997б. Два новых подрода миобиидных клещей рода Radfordia Ewing (Acariformes, Myobiidae). Энтомологическое обозрение, 76: 684–704.

10. Бочков А.В. 1997в. Клещи миобии (Acariformes: Myobiidae) паразиты мышиных сем.

Muridae (Rodentia) фауны России и сопредельных стран. Паразитология, 31: 201–209.

11. Бочков А.В. 1997г. Описание самки клеща Radfordia (Austromyobia) aegyptica (Acariformes:

Myobiidae). Паразитология, 31: 458–461.

12. Бочков А.В. 1999а. Новый вид миобиидного клеща Radfordia cricetuliphilus sp.n. (Acari:

Myobiidae) с барабинского хомячка Cricetulus barabensis (Rodentia: Cricetidae) из Бурятии.

Паразитология, 33: 358–363.

13. Бочков А.В. 1999б. Система и паразито–хозяинные отношения клещей подсемейства Myobiinae (Acariformes: Myobiidae). Энтомологическое обозрение, 78: 764–776.

14. Бочков А.В. 2001. Параллельная эволюция клещей семейства Myobiidae (Acari:

Prostigmata) и тушканчикообразных (Rodentia: Dipodidae). Паразитология, 35: 9–18.

15. Бочков А.В. 2002. Классификация и филогения клещей надсемейства Cheyletoidea (Acari:

Prostigmata). Энтомологическое обозрение, 81: 488–513.

16. Бочков А.В. 2004. Клещи семейства Cheyletidae (Acari: Prostigmata): филогения, распространение, эволюция и анализ паразито–хозяинных связей. Паразитология, 38: 122–138.

17. Бочков А.В. 2007. Морфологические адаптации акариформных клещей (Acari: Acariformes) к постоянному паразитизму на млекопитающих. Паразитология, 41: 428–458.

18. Бочков A.В. 2008. Происхождение и эволюция паразитизма клещей инфраотряда Eleutherengona (Acari: Prostigmata). Сообщение I. Низшие Raphignathae. Паразитология, 42: 337– 359.

19. Бочков А.В. 2009. Происхождение и эволюция паразитизма клещей инфраотряда Eleutherengona (Acari: Prostigmata). Сообщение II. Надсемейство Cheyletoidea. Паразитология, 43:

97–117.

20. Бочков А.В. 2011. Эволюция паразитизма клещей группы Psoroptidia (Acari: Astigmata), связанных с млекопитающими. Паразитология, 45: 257–272.

21. Бочков А.В., Миронов С.В. 1998. Систематика клещей подрода Microtimyobia (Acariformes:

Myobiidae: Radfordia) и их распространение на полевках (Rodentia: Cricetidae: Arvicolinae).

Паразитология, 32: 300–316.

22. Бочков А.В., Миронов С.В. 2008. Феномен «филогенетической сингоспитальности» у акариформных клещей (Acari: Acariformes) – перманентных паразитов позвоночных.

Паразитология, 42: 81–100.

23. Бочков А.В., Рыбин С.Н. 1992. Новый вид Ewingana teniotis (Acariformes: Myobiidae) с широкоухого складчатогуба из Киргизии. Паразитология, 26: 333–338.

24. Бочков А.В., Фэн А. 2003. Новый вид клеща Radfordia sigmomys sp. n. (Acari: Myobiidae), паразитирующего на Sigmodon alstoni (Rodentia: Sigmodontidae) из Центральной Америки.

Паразитология, 37: 107–112.

25. Дубинина Е.В., Бочков А.В., Бобровская В.И. 1993. Заметки по систематике клещей рода Schizocarpus (Acariformes: Chirodiscidae). Паразитология, 27: 450–453.

26. Миронов С.В., Бочков А.В. 2009. Современные представления о макрофилогении акариформных клещей (Chelicerata, Acariformes). Зоологический журнал, 88: 922–937.

27. Bochkov A.V. 2008. New observations on phylogeny of cheyletoid mites (Acari: Prostigmata:

Cheyletoidea). Proceeding of the Zoological Institute RAS, 312: 54–73.

28. Bochkov A.V., Abramov A., Durden L., Apanaskevich D., Stekolnikov A., Stanyukovich M., Gnophanxay S., Tikhonov A. 2011. Arthropod symbiotes of Laonastes aenigmamus (Rodentia:

Diatomyidae). Journal of Parasitology, 97: 352–353.

29. Bochkov A.V., Abramov A.V., Hugot G.-P. 2011. Five new species of fur mites (Acariformes:

Sarcoptoidea) from small mammals in Laos. Zootaxa, 2980: 1–22.

30. Bochkov A.V., Arbobi M., Malikov V. 2000. Notes on mites of the family Myobiidae (Acari:

Prostigmata) parasitising rodents (Mammalia: Rodentia) in Iran. Folia Parasitologica, 47: 73–77.

31. Bochkov A.V., Fain A. 2003. Revision of the subgenus Marquesania (Acari, Atopomelidae).

Invertebrate Systematics, 17: 575–604.

32. Bochkov A.V., Klimov P.B., Wauthy G. 2011. Phylogeny and coevolutionary associations of makialgine mites (Acari, Psoroptidae, Makialginae) provide insight into evolutionary history of their hosts, strepsirrhine primates. The Journal of Linnean Zoology, 162: 1–14.

33. Bochkov A.V., Klompen H., OConnor B.M. 2008. A review of the external morphology of the family Chirorhynchobiidae (Acari: Sarcoptoidea) with description of a new species. Journal of Medical Entomology, 45: 193–202.

34. Bochkov A.V., Labrzycka A.A. 2003. Revision of the European species of the genus Myobia Van Heyden, 1826 (Acari: Myobiidae). Acta Parasitologica, 48: 24–40.

35. Bochkov A.V., Malikov V., Arbobi M. 1999. Trichoecius calomysci sp. n. (Acari: Myocoptidae), a new mite species from Iran. Folia Parasitologica, 46: 316–318.

36. Bochkov A.V., Mironov S.V. 2011. Phylogeny and systematics of mammal-associated psoroptidian mites (Acariformes: Astigmata: Psoroptidia) derived from external morphology. Invertebrate Systematics. 25: 22–59.

37. Bochkov A.V., Mironov S.V., OConnor B.M. 2006. Revision of the genus Galagocheles Fain (Acari: Cheyletidae) parasites of galagos (Primates: Galagonidae). Systematic Parasitology, 63: 181–200.

38. Bochkov A.V., OConnor B.M. 2004. Systematics of the genus Sciurocheyla (Acari: Cheyletidae), parasites of tropical squirrels (Rodentia: Sciuridae). Journal of Medical Entomology, 41: 308–320.

39. Bochkov A.V., OConnor B.M. 2005a. Phylogeny and host associations of the fur–mite subgenus Listrophoroides Hirst (Acari: Atopomelidae), with an intrigue example of synhospitality on rats of the genus Maxomys. Invertebrate Systematics, 19: 437–498.

40. Bochkov A.V., OConnor B.M. 2005b. The life–cycle of Hemigalichus chrotogale sp. nov. (Acari:

Listrophoridae), with comparative observations on listrophorid morphology. Journal of Natural History, 39:

3811–3832.

41. Bochkov A.V., OConnor B.M. 2006. Hylomyobia (Acari: Myobiidae), a new genus of mites parasitic on gymnures of the genus Hylomys (Eulipotyphla: Erinaceidae). Folia Parasitologica, 53: 302– 310.

42. Bochkov A.V., OConnor B.M. 2008. The external morphology of the mite subfamily Dromicioptinae (Acari: Myocoptidae), evidences for and against the myocoptid monophyly. Annals of the Entomological Society of America, 101: 289–296.

43. Bochkov A.V., OConnor B.M. 2009. A new mite genus Caenolestomyobia gen. nov.

(Acariformes: Myobiidae) from marsupials of the genus Caenolestes (Pauctituberculata: Caenolestidae).

Proceedings of the Zoological Institute RAS, 313: 140–151.

44. Bochkov A.V., OConnor B.M. 2010. External morphology and systematics of the family Lobalgidae (Acari: Astigmata) with resolution of the question of family monophyly. Insect Systematics & Evolution, 41: 187–229.

45. Bochkov A.V., OConnor B.M., Wauthy G. 2008. Phylogenetic position of the family Myobiidae within the Prostigmata (Acari: Acariformes). Zoologischer Anzeiger, 247: 15–45.

46. Bochkov A.V., Wauthy G. 2009. A review of the genus Listropsoralges (Acari, Psoroptidae) with the descriptions of two new species. Acta Parasitologica, 54: 269–275.

47. Fain A., Bochkov A.V. 2001. A new species of the genus Epimyodex Fain and Orts, 1969 (Acari:

Cloacaridae: Epimyodicinae) parasitizing Sorex trowbridgii (Soricidae) from the U.S.A. International Journal of Acarology, 27: 221–223.

48. Fain A., Bochkov A.V. 2002a. A new species fur mite Lynxacarus visoni sp. n. (Acari, Listrophoridae) from Mustela vison (Carnivora, Mustelidae) in North America. Acta Parasitologica, 47: 47– 50.

49. Fain A., Bochkov A.V. 2002b. A new species of the genus Eudusbabekia Jameson, 1971 (Acari :

Myobiidae) parasitizing Rhinophylla pumilio (Chiroptera: Phyllostomatidae) from Ecuador. Systemematic Parasitology, 52: 167–169.

50. Fain A., Bochkov A.V. 2004. A new species of the genus Myocoptes Claparede, 1896 (Acari:

Myocoptidae) parasitizing Pitymys pinetorum (Rodentia: Cricetidae) from the USA. International Journal of Acarology, 30: 37–39.

Статьи в других рецензируемых научных журналах 51. Бочков А.В., Дубинина Е.В., Чиров П.А. 1990. Первая находка клещей подрода Austromyobia (Acariformes, Myobiidae) в фауне СССР. Известия AН Киргизской ССР (химико– технологичекие науки), 1: 55–66.

52. Дубинина Е.В., Бочков А.В. 1989. Новые данные об эктопаразитах большеухой пищухи в Киргизии. Энтомологические исследования в Киргизии, 20: 107–116.

53. Чиров П.А., Бочков А.В., Рыбин С.Н. 1997. Клещи семейства Myobiidae из Кыргызстана.

Энтомологические исследования в Киргизии, 21: 42–50.

54. Bochkov A.V. 1996a. Mites of the family Myobiidae (Acariformes: Prostigmata) parasitizing on bats (Mammalia: Chiroptera) of the fauna of former USSR. Acarina, 4: 3–26.

55. Bochkov A.V. 1996b. Hesperomyobia (Acari: Myobiidae: Radfordia), a new subgenus of myobiid mites from rodents of the family Hesperomyidae (Rodentia). Acarina, 4: 39–42.

56. Bochkov A.V. 1997. Mites of the family Myobiidae (Acariformes: Prostigmata) parasitizing on Lipotyphla (Mammalia: Insectivora) of the fauna of former USSR. Acarina, 5: 45–62.

57. Bochkov A.V. 2004. A new record of Teinocheylus gundii Fain et al., 1982 (Acari: Cheyletidae) from a ctenodactylid rodent (Rodentia: Ctenodactylidae). Zoosystematica Rossica, 13: 4.

58. Bochkov A.V. 2009. Mites of the family Myobiidae (Acari: Prostigmata) parasitizing rodents of the former USSR. Acarina, 17: 109–169.

59. Bochkov A.V. 2010. A review of mammal associated Psoroptidia (Acariformes: Astigmata).

Acarina, 18: 99–260.

60. Bochkov A.V., Dubinina H.V. 2011. Mites of the genus Schizocarpus (Acariformes:

Chirodiscidae) parasitizing the Eurasian beaver Castor fiber (Rodentia: Castoridae) in the Voronezh National Reserve. Acarina, 19: 53–66.

61. Bochkov A.V., Fain A. 1997. On a systematics of mites of the subgenus Radfordia s.str. (Acari:

Myobiidae: Radfordia). Acarina, 5: 19–28.

62. Bochkov A.V., Fain A. 2001. Phylogeny and system of the Cheyletidae (Acari: Prostigmata) with special reference to their host-parasite associations. Bulletin de l’Institut royal des Sciences naturelles de Belgique, 71: 5–36.

63. Bochkov A.V., Fain, A. 2003. New observations of mites of the family Myobiidae Megnin, 17(Acari: Prostigmata) with special reference to their host-parasite relationships. Bulletin de l’Institut royal des Sciences naturelles de Belgique, 73: 5–50.

64. Bochkov A.V., Klimov A.B., OConnor B.M. 2005. Fur–mites of the genus Atopomelus Trouessart, 1918 (Acari: Atopomelidae): life-cycle, phylogeny, and host-parasite associations. Acarologia, 45: 207– 241.

65. Bochkov A.V., Malikov V.G. 1996. Eucheyletiella faini sp.n. (Acari: Cheyletidae), a new species of parasitic mites from Ochotona rufescens (Gray) (Lagomorpha: Ochotonidae). Acarina, 4: 43–48.

66. Bochkov A.V., Mironov S.V. 1999. A systematic review of the parasitic mite genus Eucheyletia Volgin, 1969 (Prostigmata: Cheyletidae). Mitteilungen aus dem Hamburgischen zoologischen Museum und Institut, 96: 141–155.

67. Bochkov A.V., Mironov S.V. 2001. New records of fur–mites of the subgenus Listrophoroides s.str. (Acari: Atopomelidae) from rats of Vietnam. Mitteilungen aus dem Hamburgischen zoologischen Museum und Institut, 13: 279–285.

68. Bochkov A.V., OConnor B.M. 2005. Observations on the listrophorid (Acari: Listrophoridae) fauna of Pakistan. Acarina, 13: 165–171.

69. Bochkov A.V., OConnor B.M. 2006a. Revision of the fur–mite family Listrophoridae (Acari:

Astigmata) associated with Philippine mammals. Bulletin de Institut royal des Sciences Naturelles de Belgique. Entomologie, 76: 5–24.

70. Bochkov A.V., OConnor B.M. 2006b. Revision of the genus Gaudalges (Acari: Psoroptidae), parasites of Malagasy lemurs. Acarina, 14: 3–20.

71. Bochkov A.V., OConnor B.M., Gorog A. 2004. New species and records of fur mites (Acari:

Astigmata: Atopomelidae) from Southeast Asian rodents (Rodentia: Muridae). Acarina, 12: 67–86.

72. Bochkov A.V., OConnor B.M., Wauthy G. 2010. A review of the mite subfamily Makialginae (Acari: Psoroptidae) – permanent parasites of strepsirrhine primates. Tijdschrift voor Entomologie, 153:

217–237.

73. Dubinina H.V., Bochkov A.V. 1996. Pleistocene mites (Acariformes) from the narrow-skulled vole Microtus gregalis egorovi Feigin (Rodentia: Arvicolinae). Acarina, 4: 35–38.

74. Dubinina H.V., Bochkov A.V., Javrujan J.G. 1995. Mites of the family Myobiidae (Acariformes) – ectoparasites of bats of Armenia. Acarina, 3: 99–104.

75. Fain A., Bochkov A.V. 2002а. On some little known and a new species of Myobiidae (Acari) associated with rodents. Bulletin de la Societe royale Belge d’Entomologie, 138: 95–105.

76. Fain A., Bochkov A.V. 2002b. On some new or little known species of parasitic Cheyletidae (Acari : Prostigmata). Acarologia, 17: 145–160.

77. Fain A., Bochkov A.V. 2003a. A review of the genus Asiochirus Fain, 1970 (Acari Listrophoridae).

Bulletin de la Societe royale Belge d’Entomologie, 139: 227–232.

78. Fain A., Bochkov A.V. 2003b. New notes on the family Atopomelidae (Acari: Listrophoroidea) Muse royal de l'Afrique Centrale (Zoology), 291: 1–32.

79. Fain A., Bochkov A.V. 2004. Listrophoroides (Afrolistrophoroides) prionomys n. sp. (Acari, Atopomelidae) parasitic on Prionomys batesi (Rodentia, Dendromurinae) from Republique Centrafricaine.

Journal of Afrotropical Zoology, 1: 5–8.

80. Whitaker J.O.Jr., Ruckdeschel C., Bochkov A.V. 2009. Species of the genus Schizocarpus Trouessart, 1896 (Acari: Chirodiscidae) from Florida and Georgia beavers. Florida Scientist, Biological Sciences, 72: 18–21.

Научно-популярные статьи 81. Бочков А.В., Медведев С.Г. 2011. Все оказалось не так страшно. Природа, 8: 75–80.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.